Жалцанова Баярма Владимировна: другие произведения.

Я уеду в Тибет

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  
   Я УЕДУ В ТИБЕТ
  
   Действующие лица:
  1.Мэд - за 30 лет
  2.Оюун- подросток
  3. Соседка, Галина Жамьяновна - пенсионерка
  4. Подруга, Нелли - без возраста
  5. Тумэн, 1-й полицейский
  6. 2-й полицейский
  7. Подъездный, Николай
  8. Видения (мама, эмчи, медведь, старуха)
  9. Соцзащита
  10. Врач скорой
  Огромные старые ворота заброшенного храма.
  Слышится какая-то молитва.
  Мэд с трудом открывает огромную скрипучую дверь.
  Перед печью на низкой табуретке спиной к двери сидит старая женщина.
  Она подбрасывает что-то в огонь, затем поворачивается к Мэд:
  "Боишься? Ну что же, бойся-бойся..."
  
  1 картина
  
  Звонок телефона резко будит спящую женщину. Включается режим автоответчика "оставьте свое сообщение после звукового сигнала...":
  Мужской голос: "Избегаешь? Ты права, так больше не может продолжаться. Позвони, Мэд."
  МЭД. Это сон, всего лишь сон. Бойся-бойся... чего? Странное лицо... я ее где-то видела...
  Снова телефон.
  Женский голос: Мэд! Целый день тебе звоню! Подними трубку, слышишь?
  Алё, я тут рядом! Скоро буду, ты поняла?"
  МЭД. Она точно мертвого поднимет.
  (Включает телевизор, идет в ванную комнату).
  Телевизор: "На протяжении многих веков Тибет остается загадочной и тайной страной, сохранившей древнюю мудрость, давно утраченную в других местах. Что можно постигнуть, познакомившись с этой землей? Есть два основных пути, ведущих в настоящее время в Тибет: через материковую часть Китая и через Непал. Дорога из Непала в Тибет, постепенно набирая высоту, проходит через зеленые долины и ущелья, рядом с крутыми обрывами, стремительными горными реками и водопадами..."
  Мэд подходит к зеркалу. Берет ножницы, собрав волосы в хвост, безжалостно состригает и выбрасывает в мусорное ведро. Собирает какие-то теплые вещи, что-то ищет.
  Звонок в дверь. Затем стук. Мэд наконец открывает дверь. Входит разгоряченная Нелли.
  НЕЛЛИ. Ты обалдела?! Не берешь трубку, что случилось? У тебя есть что-нибудь перекусить? (Проходит на кухню). Я ж на диете, со вчерашнего дня, прикинь! Кстати, я тут в одну группу вступила. (Жует.) Ну, сначала я почитала посты, комменты, короче, супер! Завтра начинают и мне нужно сегодня внести взнос! Понимаешь, Мэд, я не могу упустить этот шанс. Мне срочно нужно похудеть! А я тебе через недельку скину, ага?
  (Входит в комнату). Ты куда -то собираешься?
  МЭД. Видишь ли, появилась такая возможность...я уезжаю. (выключает телевизор)
  НЕЛЛИ. В смысле? Какая возможность?
   МЭД. Я уезжаю в Тибет.
  НЕЛЛИ. Куда?!.. Ты шутишь?
  МЭД. Через три дня.
  НЕЛЛИ. Ты точно обалдела! А как же я...? Почему Тибет?
  (Мэд вытаскивает большой рюкзак) Һэ, я бы еще поняла, если в Америку! Сама не прочь свалить из этой дыры. На худой конец, хотя бы в Корею. А? (Мэд молча складывает вещи.)
  Мэд, я что-то пропустила? Это что, новое увлечение? А я-то думаю, куда ты прячешься в последнее время? Ну, давай, колись уже, кто он? (ходит за Мэд по пятам) А что? Давно пора! (оглядывает всю квартиру) Ой, подруга, чего -то темнишь? Тибет, Тибет... Туризм, паломничество? А работа? Все же завязано на тебе! Ты подумала, что скажут спонсоры? (Мэд нервно закрывает шкаф) Может кто-то тебя завербовал? Точно! Сектанты! Ты же даже в дацан не ходишь!
  МЭД. Все, хватит! (зажимает голову руками) Я думала... думаю, я все время думаю... у меня скоро башка взорвется!
  Пауза.
  НЕЛЛИ. Мэд... что случилось? Он тебя опять взбесил? Ну пожалуйста, не молчи. Ну ты же его знаешь... И потом, сама говорила, что наконец стала свободной. Ой...(останавливается) ты что, подстриглась? (хохочет) Прикинь, мой тоже сказал, что ему нравятся подтянутые, ухоженные женщины. Понимаешь? Чтобы только позлить меня!
  МЭД. Наконец... Да, наконец я свободна. Сколько говоришь?
  НЕЛЛИ. Что? А, это? Да, тыщ 30...
  МЭД. (Достает деньги) Можешь не отдавать. (Подталкивает к выходу.)
  НЕЛЛИ. Ну спасибо, конечно... я всегда знала, что ты эгоистка... но не до такой же степени.
  МЭД. Все! У меня мало времени, потом позвоню. Нет, лучше напишу.
  НЕЛЛИ. Надеюсь, ты одумаешься!
  Мэд закрывает дверь. Открывает ноутбук.
  МЭД. Та-ак, как готовятся к смерти королевы? Боже...
  Так-с, как кошки готовятся к смерти? Прекрасно...
  Как собаки ...ага, вот.
  Как и зачем готовиться к смерти.
  Читает.
  "Наш первый вдох говорит о том, что мы родились. Последний вдох говорит о смерти. Мы знаем, что умрем. Это единственный предсказуемый факт, однако наш удивительный разум превращает это знание в хорошо охраняемую тайну. Столкнувшись со своей смертью, мы должны принять потерю смысла жизни и признать, что наш уход станет огромной потерей для тех, кто нас любит. Но смерть не всегда бывает печальной. Когда человек принимает ее и перестает бороться за жизнь, он может умереть благородно, мирно и безболезненно в окружении любимых людей. Оказавшись на подобном пути, человек больше не стремится к успеху или одобрению, поэтому может быть самим собой. В то же время этот путь не единственный и подходит не всем. Некоторые люди должны продолжать бороться и могут относиться к смерти как к войне. Солдаты не прекращают сражаться до того, как погибнут. Благородство и спокойствие не для всех."
  
  2 картина.
  Звонок в дверь. Еще раз настойчивее.
  МЭД. (открывая дверь). Ты можешь оставить меня в покое!..
  За дверью прячется испуганный, взъерошенный подросток.
  МАЛЬЧИК. Тетенька! Помогите пожалуйста! (шепчет, глотая слезы) За мной гонятся полицейские! Они меня хотят забрать в детдом, а я не хочу! Я хочу домой... к маме!
  МЭД. Подожди, я ничего не понимаю... как забрать? Откуда ты?
  МАЛЬЧИК. Пожалуйста, тетенька, милая, спрячьте меня! Они уже на первом этаже! Я их боюсь! Не выдавайте меня!
  На первом этаже слышны мужские голоса, шаги.
   Мэд впускает его и прячет в гардеробной.
  Включает музыку.
  Звонок. В дверях двое унылых полицейских и подъездный.
  1-ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Добрый вечер! Вы случайно не видели тут мальчика в подъезде. Лет 13-14. Бомжует.
  МЭД. Нет. А что он сделал?
  ПОДЪЕЗДНЫЙ. Пока ничего, но скорее всего наркоман. Кто больше будет ночевать в подъездах? Повадился сюда, который раз утром спугиваю.
  Мэд смотрит на свои часы.
  2-ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Ну, значит ничего подозрительного не замечали?
  МЭД. Ничего.
  1-ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Ладно. А кто в соседних квартирах живет, знаете?
  ПОДЪЕЗДНЫЙ. Я знаю, я все знаю! Вот тут напротив бабулька одинокая, но она еле ходит. Кстати, давно не выходила. А тут вообще странная квартира. Хозяин сам не живет после развода. Толи сдает, толи продает.
  2-ПОЛИЦЕЙСКИЙ. А вы гражданин, прежде чем делать ложный вызов, в следующий раз, сами поймайте и держите до нашего приезда.
  ПОДЪЕЗДНЫЙ. Как же ложный то? Я же своими глазами видел, как он вбежал в наш подъезд. Прячется где-то! А может через крышу ушел?
  2-ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Как ниндзя что ли? (веселится)
  1-ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Ладно, завязывай. Ну а вы, граждане, будьте более бдительны. Дети не должны шляться по подъездам, согласны?
  ПОДЪЕЗДНЫЙ. Конечно! Будем еще более бдительнее!
  Мэд закрывает дверь. Мальчик выходит из укрытия.
  Прислушивается, пока не хлопнула входная дверь.
  МЭД. (выключает музыку) Ну что, рассказывай. Только не врать.
  МАЛЬЧИК. Спасибо большое...я пойду, вдруг они снова вернутся, да и ваш стукач не даст уже ночевать.
  МЭД. Хорошо. Хочешь чаю?
  МАЛЬЧИК. Если можно...
  Она идет в кухню. Возвращается. В это время мальчик что -то забирает со стола и хочет уйти.
  МЭД. Это кольцо моей мамы.
  МАЛЬЧИК. Теперь точно сдадите?
  МЭД. А у меня есть выбор?
  Мальчик бросается к выходу. Мэд включает телевизор.
  "Тибетцы видят, что любой человек может умереть в любое время и в любом месте. Наше представление о прочности жизненной ситуации, о надежности реального мира пяти чувств и их объектов - это глубокое заблуждение. Ничто из того, что мы считаем существующим, действующим, чувствующим или имеющимся, не обладает никакой сущностью, субстанцией, стабильностью или надежностью. Все, с чем мы имеем дело внутри или вне себя, чем мы заняты с утра до вечера, в перспективе ничего не значит для нас"
  Мальчик возвращается.
  МАЛЬЧИК. Вот. (Кладет кольцо на стол) Фальшивка.
  МЭД. Оно бесценное.
  Пауза.
  МАЛЬЧИК. И чё, совсем не жалко?
  МЭД. Жалко...очень. Но мне все равно. Я уезжаю... в Тибет.
  МАЛЬЧИК. Мм, понятно... а что такое Тибет?
  МЭД. Тибет - это такая снежная страна, в которой можно найти счастье и свободу.
  МАЛЬЧИК. Мм... я тоже хочу в такой Тибет.
  Мэд показывает на бутерброды.
  МЭД. Ешь.
  Мальчик жадно ест.
  Телевизор: "Если мы умираем, то все, что мы удерживали, исчезает, что помнилось - забывается, что было нашим - теряется, растворяется в полной бесчувственности, поскольку оно относилось к нашему уму или телу. Удивительно, но как только мы привыкаем к тому, что смерть подстерегает нас на каждом шагу, мы чувствуем большое облегчение. Мы понимаем, что действительно свободны всегда и во всех ситуациях, осознаем, что любое принуждение основано лишь на иллюзии длительности, устойчивой субстанции, связующей сущности. Мы полностью погружаемся в океан свободы"
  Мальчик спит. Мэд начинает его укладывать и...
  МЭД. Это не мальчик...
  
  3 картина
  
  МАЛЬЧИК. Что...что вы делаете? (спросонья) Зачем? Что вам надо? (отталкивает Мэд)
  МЭД. Мне надо говорить правду. Как тебя зовут? Кто твои родители? Где твой дом?
  МАЛЬЧИК. Меня зовут Оюун. Моя бабушка... она умерла и меня отдали в детдом. Потом забрали в семью. Но там было плохо и я сбежала. Потом опять поймали...а я опять сбежала! Лучше на улице, чем там! Мальчикам лучше...Никому не надо верить! Только притворяются добрыми, но я же вижу - все лгут!
  МЭД. Я тоже притворяюсь?
  ОЮУН. Откуда я знаю, что у вас на уме! Всем что-то надо, никто просто так не любит!
  Убегает, хлопнув дверью. Мэд вздрагивает. Острая боль пронизывает все ее тело. Внезапно чувствует чей-то взгляд.
  Видение.
  МАМА. Что ты наделала...
  МЭД. Мама?! Я же не сплю...
  МАМА. Я думала, больше никогда тебя не увижу.
  МЭД. Я думала, никогда тебя не увижу...
  МАМА. Ты понимаешь, что из-за этого ты можешь остаться совсем одна?
   МЭД. У меня не было выбора...я тебе говорила. Еще немного и стало бы совсем поздно.
  МАМА. Боже мой... доченька, ты не представляешь какое это счастье видеть, как смеется твой малыш...
  МЭД. Счастье - это когда ребенка любят! А что я ему могла дать? Одна...
  МАМА. Ну почему одна, а я? Я так ждала твоего рождения, представляла, как мы с тобой все вместе делаем. Топим печку, стряпаем оладушки...и смеемся. Я слышала твой голос, я уже знала, какой у тебя будет голос...я благодарила бога, что ты у меня есть. (Плачет.)
  МЭД. Почему ты раньше мне это не говорила?.. Я часто слышала, как ты плачешь ночью. Я видела, как других забирали из садика их папы. Они сажали своих детей на плечи и шли вместе, как одно целое. Я завидовала им, понимаешь? Я представляла, что мой папа выше всех. Что однажды он придет и мы будем идти вместе долго-долго. И все будут смотреть на нас снизу вверх. Но ты ...ты всегда работала допоздна. Потом мы брели по темным улицам домой. Долго-долго... Потом топили печку, молча пили чай и ложились спать. Ненавижу спать...
  МАМА. Прости меня, доченька... я никудышная мать...
  МЭД. Я не хотела, чтобы мой ребенок страдал также как я! Чтобы мой ребенок... господи, что я говорю? Его же нет...нет и никогда не будет!
  МАМА. (кричит) Доченька, зачем ты это сделала? Не уходи, вернись!
  Мама начинает метаться.
  МЭД. Мама! Мама, я же здесь! (видение исчезает)
  Огромный маятник, как нож разрезает пространство надвое.
  
  4 картина.
  Утро. Звук разрезаемого металла.
  Мэд поднимается. Выходит в коридор. Двое рабочих из ЖЭУ и подъездный взламывают дверь напротив.
  МЭД. Что вы делаете?
  ПОДЪЕЗДНЫЙ. Здрасьте! Ваша соседка задолжала ТГК за 3 месяца. На звонки не реагирует, дверь не открывает. Ну вот они и не церемонятся. Вжик! - и делов то. Ну а я думаю, может она уже того... мало ли, все - таки возраст. (рабочие открывают дверь) А, ну вот и заходим! А что я говорил? Здрасьте, Галина Жамьяновна! Что же вы слегли -то? Совсем плохо?
  МЭД. Я вызываю скорую! Выйдите все!
  ПОДЪЕЗДНЫЙ. А чего это вы здесь раскомандовались? Люди же свою работу выполняют.
  МЭД. Так, сколько она должна? Покажите квитанцию, я оплачу.
  (Бежит в свою квартиру.)
  Алё! Скорая? Срочно приезжайте, пожалуйста! Здесь пожилой женщине очень, очень плохо. Галина Жамьяновна! Ее зовут Галина Жамьяновна! Я? Я соседка напротив! Тут вскрывали ее квартиру, а она там лежит, вероятно, давно. Жива конечно! Только быстрее! Улица Солнечная, дом 45, квартира...19, пятый этаж!
  Через некоторое время. Мэд поит чаем старушку.
  ГАЛИНА ЖАМЬЯНОВНА. Я вам очень благодарна. Понимаете, у меня же есть деньги, только на банковском счете. А тут мне стало плохо и нет сил даже до телефона... Вот как бывает...
  МЭД. Не волнуйтесь, все хорошо. Главное успели. После укола нужно поспать. Я буду здесь, рядом. (рассматривает фотографию на стене)
  ГАЛИНА ЖАМЬЯНОВНА. Это мой сын. Он за границей живет, в Америке. Двое детей, жена американка. Все у них хорошо. Звонит...присылает деньги на карту. Я ему говорю не надо, а он все шлет и шлет.
  МЭД. Надо ему сообщить. Он должен срочно прилететь! Дайте его номер, пожалуйста.
  ГАЛИНА ЖАМЬЯНОВНА. Не надо... не надо тревожить. Мне уже лучше, я отлежусь и встану. Зачем ему прилетать? Это была его мечта. У него там работа, совершенно нет времени.
  МЭД. Это неправильно. Если он узнает, в каком вы состоянии, он прилетит обязательно.
  ГАЛИНА ЖАМЬЯНОВНА. Да-да, я позвоню сама...потом.
  МЭД. А это кто? (Показывает на старый фотопортрет)
  ГАЛИНА ЖАМЬЯНОВНА. А это мой отец. Это единственное фото... чудом сохранилось. Тогда же соскабливали, забеливали лица, понимаете, тело есть, а лица нет... Чтобы стереть даже память, а память... все возвращает и возвращает туда, в то время, когда я была еще девчонкой (горько смеется). Что поделаешь с этой головой... я забываю, какой сегодня день, а прошлое помню в мельчайших подробностях.
  МЭД. Что это за изображение?
  ГАЛИНА ЖАМЬЯНОВНА. А-а, это божество такое. Ямантака называется. Мой отец - эмчи, лекарь. Служил в Тамчинском дацане. Они забрали его ночью. Перерыли весь дом, что -то искали. Мама была на дежурстве. Папа сказал, чтобы я не плакала и закрыла за ним дверь. Но один из мужчин прикрикнул, чтобы мы заткнулись. Они ушли, а я долго не решалась подойти к двери... мне казалось, что если я ее закрою, то папа не вернется никогда... Я проснулась от странного звука. Мама сидела на полу, раскачивалась из стороны в сторону...и выла. Утром мама побежала в контору. Она думала, что ошиблись, что объяснит им, но ее тоже арестовали. И я осталась совсем одна. Скиталась по родственникам. Некоторые прогоняли со двора, боялись... Но я не держу на них зла. Я выжила, потому что очень хотела учиться. И потом в школе подкармливали! Слава богу, нашлись добрые люди. С каким удовольствием я бежала в школу!
  Женщина продолжает рассказывать, а в это время...
  
  Видение.
  Возле кровати, где лежит Галина Жамьяновна, Мэд видит молодого человека со старой фотографии. Видения становятся ярче реальности. Некоторое время Мэд и мужчина наблюдают друг за другом.
  МЭД. Я вас вижу...Она умирает?
  ЭМЧИ. Мы все умираем. Постоянно. Но не так, как ты думаешь. Смерти нет и рождения нет. Это как переход из одного тела в другое. А я вот, не могу уйти до сих пор... еще раз оставить ее одну. В том, что так все произошло, есть и моя вина. Все взаимосвязанно. Мы все очень связаны. Ничего не происходит просто так. Даже листочек с дерева падает по своей причине. Так говорил мой Учитель. Я молился, чтобы в самый тяжелый момент рядом с моей дочерью оказался добрый человек. И я тебе благодарен...
  МЭД. Нет... вы ошибаетесь! Я совсем не добрый ...Я вообще не верю во все это! И потом, я не могу... я уезжаю! В Тибет!
  ЭМЧИ. Зачем? (Смеется) Если хочешь спастись - то живи. Если пришло время умирать - какая разница, где это произойдет. Но ты не бойся, ничего не бойся.
  Пауза.
  МЭД. А как же ваши внуки, правнуки?
  ЭМЧИ. Это не так просто... нужно, чтобы причина встретилась с условиями... впрочем всему свое время.
  МЭД. Мне сложно понять... но почему я вас вижу?
  Эмчи читает мантру ОМ ХРИТИ ВИТИТА НАНА ХУМ ПЕ.
  Молитва начинает крутиться в голове Мэд беспрерывно.
  ГАЛИНА ЖАМЬЯНОВНА. (неожиданно громко) Они не вернутся...
  Видение исчезает.
  МЭД. Кто?
  ГАЛИНА ЖАМЬЯНОВНА. Мой сын, мои внуки.
  В открытую дверь заходит Оюун.
  ОЮУН. А чего это у вас двери настежь?
  
  5 картина
  
  Мэд у себя в квартире торопливо складывает вещи.
  Незаметно входит Оюун.
  ОЮУН. Сбегаете?
  МЭД. (резко) Кажется, это твоя манера сбегать. А стучаться умеешь?
  ОЮУН. Дверь открыта была так-то...
  МЭД. Ну вот и закрой эту чертову дверь!
  Мэд хватается за голову и стонет.
  ОЮУН. Вам больно. Я знаю как люди болеют. Надо вызвать хорошего врача.
  МЭД. Никого вызывать не надо. Это пройдет. (берет Оюун за руки)
  Послушай, я прошу тебя остаться жить здесь, у меня. Пока...пока надо присмотреть за Галиной Жамьяновной, меня просил ее... ну короче, нельзя ее оставлять в таком состоянии. Мне пора уезжать. Ты уже большая девочка, разберешься, что делать, какие лекарства. Я тебе оставлю свою карту. Вот пароль.
  Пишет в блокноте, вырывает листок и протягивает Оюун.
  ОЮУН. Это мой день рождения...
  МЭД. Супер! Да что же это такое?! Так, ладно. Если спросят кто ты, скажешь... племянница. Приехала погостить из... из Иркутска.
  ОЮУН. Но так не бывает...
  МЭД. Что?
  ОЮУН. Все! Все, что здесь происходит. Типа, игра, что ли? Я не знаю, кто вы и вы меня не знаете. А потом вы, бац и впихиваете свои правила, будто я обязана их выполнять! А если я заберу все деньги, одежду и исчезну? Что с меня возьмете, а?
  МЭД. Ничего. (Обе молчат). Знаешь, мне и самой кажется, что все это не реально. Будто я спала долго-долго, видела сон и вдруг проснулась. И теперь не могу понять, где нахожусь. Как будто жизнь в жизни. Вообщем, навалила на тебя свой груз. Нашла на кого...
  ОЮУН. А как вас зовут?
  МЭД. Мэд... Мэдэгма. Мамину маму звали Мэдэгма. Но я ее никогда не видела.
  ОЮУН. А мою бабушку звали Дари, Дарижап Сурэновна. Я ее теэве называла. Мэд, вы верите в перерождения?
  МЭД. Ну чтобы так по-настоящему... не знаю. Надо сначала понять.
  ОЮУН. А я верю. Вот вы знаете почему божество, которое висит у вашей соседки синего цвета?
  МЭД. Почему?
  ОЮУН. От гнева. Но на самом деле внутри он добрый, просто вид такой принимает, чтобы отпугивать злых духов. Так моя бабушка говорила... Она совсем ослепла в последнее время и поэтому больше лежала. У нее постоянно мерзли ноги. В тот вечер я очень плохо делала массаж, ноги были как каменные. Я хотела быстрее убежать, наши дрались с другой улицей. Без меня они совсем проигрывали. Вдруг теэве тихо засмеялась и говорит: "Доченька, хватит, не надо... они уже не согреются, видимо. Послушай меня внимательно и запомни мою просьбу. Когда я уйду с Хозяином Смерти, тело мое останется. Но ты не бойся, возьми ручку и нарисуй на руке, на видном месте большую родинку". Про Хозяина Смерти она часто рассказывала, поэтому я не испугалась, а только спросила: "Зачем?" Она сказала, что это поможет ей не заблудиться и вернуться ко мне сыном или дочкой. Она это так сказала, что мне стало смешно и мы вместе посмеялись. Потом я сказала "хорошо" и убежала без задних мыслей. В тот вечер теэве умерла. Когда я вернулась, возле дома стояли машины, а во дворе курили какие-то незнакомые мужики. В доме очень ярко горел весь свет, после темноты я плохо видела, кто там находился. Я прошла за перегородку, к бабушке. Ее там не было... постель была собрана. Дядя, кажется, дальний родственник, сказал, что теэви ушла к предкам. Я начала кричать, чтобы мне дали ручку, что мне надо увидеть свою бабушку! Мне надо нарисовать на ее руке родинку! Но...меня начали успокаивать, потом ругать, что так нельзя вести себя. Я помню, мне дали выпить какое-то лекарство, а дальше не помню. Потом больница, детдом и все...
  МЭД. А где твои родители, мама?
  ОЮУН. Не знаю, бродят где-нибудь. Теэве плакала, что они заблудились.
  Я думаю, она ослепла от горя, от бесконечного ожидания...
  Я бы спустилась в ад, если бы знала как, чтобы драться с этим Хозяином Смерти, лишь бы вернуть свою теэве...
  МЭД. Мне нужно принять душ.
  
  6 картина
  Видение.
  
  МЭД. Откуда этот свет? Это снег? Похоже на Тибет... Какое огромное пространство. Но это не пустота. Кто - то смотрит на меня...все вокруг живое. Неужели это так происходит? Если эта боль заполнит все мое тело, все существо, смогу ли я выдержать? Не знаю... Все умирают. А эта девчонка готова биться насмерть, лишь бы вернуть свою бабушку. Потому что верит? Ну и где этот Хозяин Смерти? Кто-нибудь может мне ответить, эй! (кричит) Что за грохот? Камнепад? Так бывает в горах. Что это? Откуда здесь медведь? Гималайский... мы в школе проходили. Почему так все реально? Я его вижу, а он меня?
  Медведь, рыча, приближается.
  Наверное, ты голоден. И если ты Хозяин Смерти, то бежать мне уже некуда...там пропасть. Для тебя мое тело - это мясо и кости. А для меня - это вся моя жизнь. Кому нужна теперь моя жизнь? Прыгнуть и разбиться или быть съеденной? Ну хорошо, ешь! Может это мое главное доброе дело... (зажмуривает глаза)
  Раздается выстрел.
  МЭД. Какого черта?!
  Медведь падает на Мэд.
  МЭД. А-а! Зачем? Я не хочу так! Пусть ест, пусть живет! Ну вставай, пожалуйста... не умирай! Вы - убийцы! Слышите! Выходите сюда! Если у вас есть ружье, значит вы можете убивать все живое? Трусы! Сволочи! Покажитесь на глаза! Что он вам сделал? Он просто хочет есть! Пусть! И это не ваше дело, кому кого съедать! Ну вставай же, ты меня задавишь... Никого не надо убивать! Я не хочу, чтобы умирали все...никто...люди, медведи, соседи, мама!
  Квартира Мэд. Оюун и 1 полицейский переносят Мэд на диван.
  ОЮУН. Она бредит... кажется, температура.
  ТУМЭН. Надо что-то делать. Вызвать скорую, наконец.
  МЭД. (открывает глаза) Не вздумайте...что это было?
  ОЮУН. Мне показалось, что вы умираете. А он спас.
  ТУМЭН. Это вы спасали кого-то.
  МЭД. Оюун, сходи, пожалуйста, в аптеку и купи обезболивающий... рецепт в сумке. Подожди, одень мой плащ... так лучше.
  Оюун выходит.
  ТУМЭН. Вам лучше?
  МЭД. Относительно.
  ТУМЭН. Догадались зачем я пришел?
  МЭД. А где ваш напарник?
  ТУМЭН. Он сегодня свободен.
  МЭД. Вы тоже свободны, я вас не вызывала. И да, спасибо, конечно, что...
  ТУМЭН. Что не показал истинное "ментовское" лицо?
  МЭД. Ну, надеюсь, это не в нашем квесте.
  ТУМЭН. Я знаю о вас немного больше, чем вы думаете.
  МЭД. Что вы могли понять из моего бреда?
  ТУМЭН. Я участковый в вашем квартале.
  МЭД. И что же вы "пробили"? Или как там у вас, "нарыли" на меня?
  ТУМЭН. Отчего такое неприятие к стражам порядка?
  МЭД. Вы носите оружие.
  ТУМЭН. Вот как? Значит не приемлите насилие. Понятно. А как вы относитесь к помощи, защите, состраданию?
  МЭД. Это что, уже допрос? В устах представителя карательной системы звучит довольно цинично.
  ТУМЭН. Карательной? Это уже перебор (смеется) система у нас правоохранительная. Я пошел в полицию, потому что всегда хотел совершить героический поступок. В детстве cпасал муравьев от потопа. Котов, собак - всех тащил домой.
  МЭД. И что, вместо романтики одна бытовуха?
  ТУМЭН. У вас серьезный диагноз.
  МЭД. Не надо меня жалеть. Я вам не бездомная кошка.
  ТУМЭН. Вы, скорее, ежик. В тумане.
  Пауза.
  МЭД. Итак, что мы натворили?
  ТУМЭН. Пока ничего. Но девочку надо вернуть в приемник-распределитель.
  МЭД. Она снова сбежит. Вам известно, что нормальным детям там плохо?
  ТУМЭН. Более чем. Всем детям там плохо. Сам оттуда.
  МЭД. Ну...тогда у меня нет слов.
  ТУМЭН. А какой здесь выход? Так все-таки, есть надежда, что ребенок будет более - менее защищен. И если попадутся хорошие люди, так вообще найдет семью. А улица чему учит? Еще немного и ей понравится так бродяжничать. А там недалеко и подцепить всякую дрянь. На них ведь тоже идет охота, сами знаете. Заманивают, вербуют. ОПГ, АУЕ, черт бы их всех побрал.
  МЭД. Она больше сюда не придет.
  
  7 картина.
  Входит Оюун.
  ОЮУН. Я пришла.
  МЭД. Почему ты мокрая?
  ОЮУН. Дождь. Там идет дождь.
  МЭД. Класс! Первый весенний дождь. Надо открыть окно.
  Тумэн открывает окно. Оюун дает Мэд лекарство.
  МЭД. (Оюун) Переоденься. Возьми в шкафу что нравится.
  (Оюун проходит в другую комнату) Я вижу вы хороший... участковый. Ответственный. Дайте нам немного времени.
  ТУМЭН. Для чего?
  МЭД. Чтобы причина встретилась с подходящими условиями. Так говорит один хороший... лекарь.
  ТУМЭН. Я думаю, нужно самому тоже что-то делать, то есть создавать эти самые условия. Вот если в ногу попала заноза, что нужно делать? Нужно быстрее выдернуть ее, а не ждать, когда она загниет или сама выпадет, логично? Так что, одними молитвами здесь не обойдешься.
  МЭД. Вы скорее философ, чем полицейский. Может не ту дорогу выбрали?
  ТУМЭН. А у меня не было выбора. Мой отец милиционер... был. (пауза) А знаете, я понял, что испытания - это своего рода проверка. Одним как наказание, другим как спасение. Я вот не ценил то, что имел... свою семью. Бунтовал, сопротивлялся отцу. Он был строгий со мной, даже слишком. Говорил, что мир стал жесток, что нужно всегда быть готовым дать отпор. А я был больше похож на маму... (пауза)
  Странно, мне хочется с вами говорить обо всем. Даже о том, о чем всегда молчал.
  МЭД. Это просто дождь...и скоро он закончится. Расскажите, что произошло?
  ТУМЭН. Отец сам открыл дверь. Среди них был его земляк. Они расправились с ним как шакалы, впятером. 23 ножевых ранения. Мама успела меня спрятать, они поверили ей, что я в лагере. А я спал, ничего не успел понять. Мама резко разбудила, втолкнула меня в шкаф. Сказала, чтоб молчал, несмотря ни на что и закрыла на ключ. Я слышал какой-то шум, мужские голоса. Затем кто-то вбегает в мою комнату, мама тихо говорит на бурятском. Потом ее вскрик, убегающие шаги и тишина... Я оцепенел. Я все понял. (Мэд прижимается к плечу Тумэна ) Нашли меня не сразу. Потому, что я молчал. Молчал и на похоронах. В гробу отец лежал в своей парадной синей форме. Лицо его было очень строгое, я бы даже сказал, гневное. А мама улыбалась... даже там. Я думаю, она радовалась, что я остался жив. (пауза) Тебе холодно?
  МЭД. Этот мир полон потерь... Зачем столько боли?
  ТУМЭН. Ну вот и дождь закончился (обнимает Мэд)
  МЭД. Как тебя зовут?
  ТУМЭН. Тумэн.
  МЭД. Значит два мэна. За себя и за отца?..
  Входит Нелли.
  НЕЛЛИ. Мэд, ты такая бледная. Почему двери не закрываешь? Это кто?
  МЭД. Это наш участковый.
  НЕЛЛИ. А что наш участковый здесь потерял?
  ОЮУН. Они потеряли меня.
  НЕЛЛИ. Замечательно. А это кто?
  ОЮУН. А это племянница из Иркутска.
  НЕЛЛИ. Мэд, что за хрень?
  МЭД. Я тебе не рассказывала... это Оюун, племянница. Она будет жить здесь, пока...
  Нелли затаскивает Мэд в кухню.
  НЕЛЛИ. Пока тебе не надоест выкручиваться? Да я все знаю, Мэд! Тебе самой нужна помощь, а ты тут развела благотворительность. Надо срочно ложиться больницу, все очень серьезно! Собирайся, я вызываю скорую.
  (громко) И никаких племянниц у тебя нет в помине!
  МЭД. А ты была там? Ты видела их? Они все как облетевшие одуванчики...в глазах одна боль и безнадежность. Это невыносимо... Я не поеду туда, это бессмысленная трата времени.
  НЕЛЛИ. Но мы же все будем рядом! Сейчас главное не опоздать, найти подходящую клинику и хирурга! Я обзвоню всех знакомых, подниму на ноги весь город! Да если надо, весь мир! Просто дай возможность тебе помочь!
  МЭД. Ты хочешь, чтобы все узнали и от всей души начали меня оплакивать? А при встрече прятать глаза от жалости? Нет, не надо мне так помогать! Никаких больниц! Никаких марафонов! Лучше умереть в Тибете, чем так!
  НЕЛЛИ. Ну почему именно в Тибете? Никогда не могла понять, что в твоей голове.
  МЭД. В моей голове...ничего хорошего! Я сама должна с этим справится.
  НЕЛЛИ. Ты неисправима! Мэд, хватит изображать героиню! Я говорила с твоей мамой, когда она была жива. Она подумала, что я это ты! Совсем потеряла рассудок... она тебя простила и до конца ждала тебя!
  Мэд теряет сознание.
  
  8 картина.
  Видение.
  В темноте сидит старуха и поет:
  СТАРУХА. - Перелети океан, перелети. Не надо ждать лодку!
   - Но у меня нет крыльев...
   - Оставь родину, оставь. Найди пещеру!
   - Но я забуду имена родных, любимых...
  Кашляя, сплевывает в платок.
  СТАРУХА. Что за стук? Кто здесь? Что здесь ищете, а?
  МЭД. Здесь раньше жила одна женщина...
  СТАРУХА. Ходите все туда-сюда, туда-сюда. Чего ищете? Хлопаете дверями, один сквозняк со всех сторон, бестолочи! Чего стучите?
  МЭД. Хотите принесу дрова, растоплю печь?
  СТАРУХА. Топчете все, только грязь заносите!
  МЭД. Хотите, я помою полы.
  СТАРУХА. Что надо? Говорите громче! И прекратите стучать!
  МЭД. (тихо) Я ... я все сделаю, все вычищу!
  СТАРУХА. Никуда не поеду, ни в какой дом престарелых! Мне ничего и никого не надо! Идите прочь, своей дорогой! Вы думаете, если ослепла, значит ничего не вижу? Вижу! Мне и видеть-то ничего не надо! Что там у вас изменилось? Ничего! Вы имеете глаза, но ослепли от равнодушия! Руки -ноги есть, голова, но все что ни делаете - пусто! Кукиш с маслом! Только бродите в темноте...Чего молчите? (прислушивается) А-а! Это сердце стучит от страха! (смеется) А я думаю, что за стук? Значит, живо еще сердечко -то, а я думала все... (оглядывается) Эй, есть кто? Вот так всегда... Приходят одинокие и уходят молча...
  МЭД. Мама, ты слышишь? Я думала, смогу...все смогу...но не успела. А теперь поздно и ничего не вернуть! Я виновата...во всем. О, боже...что делать? Вы, божества, вы слышите меня? Я же чувствую, вы тут рядом...
  СТАРУХА. Кто ты, девонька? Испугалась? Зажги-ка на алтаре зула, потухла без присмотра. Совсем без глаз худо...
  Мэд зажигает зула и повсюду начинают зажигаться другие зула - светильники.
  СТАРУХА. Я ведь тоже когда-то была молодой, своенравной. Все было... и страсти и потери. И любовь...А теперь пугаю всех одним своим видом (хрипло смеется) Я уже и не помню, была ли у меня семья, дети? Ей-хада, когда собираешься в путь, зачем оглядываться назад? А сегодня вот проснулась - жива и рада! Так, отчего не петь песни!
  СТАРУХА. Лети легко, лети. Пой песню!
  МЭД. Но у меня нет голоса...
  СТАРУХА. Не теряй время, будь бесстрашным. Зажги огонь!
  МЭД. И ночь пройдет быстрее...
  Мэд видит в отражениях света лица всех, кого видела наяву и в видениях.
  МЭД. Если бы я могла собрать всю боль всех страдающих в своем сердце...
  ЭМЧИ. Сохрани это чувство. И ты найдешь свой Тибет как исцеление. Ом мани падмэ хум...
  
  Квартира Мэд. Мэд открывает глаза.
  НЕЛЛИ. Ну вот, что я вам говорила? Где эта чертова скорая?
  (обращается к полицейскому)
  Кстати, это же вы звонили мне? Искали эту девчонку. Ту...мэн, как по батюшке?
  ТУМЭН. Не важно, просто Тумэн.
  НЕЛЛИ. Может вы ее убедите?
  Мэд приподнимается.
  МЭД. Я поеду туда, куда решила. Рано или поздно. Оюун останется жить здесь, если захочет.
  НЕЛЛИ. Вот ты всегда всех бросаешь! И сейчас хочешь убежать в какие-то горы! На остальных наплевать! Хотя кто остальные? Кто кроме меня может вынести твое упрямство? Впустить домой бомжей и думать, что это сверхблаго? А мы, видимо, должны преклоняться и возносить до небес! Меня бесит эта показушная добродетель! (плачет) Мэд...помнишь, как мы с тобой выкарабкивались? Как голодали? Помнишь, как поели без денег в кафэшке и сбежали?
  МЭД. Да, Нелли, все помню. Твое ромашковое платье...Выходное, одно на двоих. Я тебе очень благодарна, Нелли...
  9 картина.
  
  ПОДЪЕЗДНЫЙ. Ну вот и здравствуйте все! Прошу, пане, проходите.
  В открытую дверь входят полицейский и две породистые инспекторшы из соцзащиты.
  Это вот, хозяйка квартиры. А вот и... беглянка! Все, что требовалось доказать, так-скать.
  ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Здорово, Тумэн! (шепчет) А я тебе звоню-звоню. Ну что, давай по-быстрому раскидаем, а то мне позарез домой надо. Теща привалила.
  СОЦЗАЩИТА. Ну что, Самбуева, пошли. Только давай без твоих выкрутасов. Набегалась, хватит уже.
  НЕЛЛИ. Да-да, действительно, хватит. Вовремя! Не знаю, как вас и благодарить. Вот так бы все исполняли свои обязанности, где б мы были уже!
  ПОДЪЕЗДНЫЙ. Да ладно, чего уж там. Я ж, как бы все чин-чинарем. Раз сказал - будем бдить, значить - до победного!
  ГАЛИНА ЖАМЬЯНОВНА. Ах, Коля, Коля! (входит соседка, обращается к подъездному) Что ж ты так шумишь, варнак. Здравствуйте! Я же помню твою маму, Николаша. И тебя школьником.
  ПОДЪЕЗДНЫЙ. Тетя Галя, ну, а я что? Я за закон, чтоб всем что положено, то и...
  ГАЛИНА ЖАМЬЯНОВНА. (обращается к соцзащите) А вы знаете, она на вас чем-то похожа, его мама. Добрейшей души женщина. Как ее звали то...
  СОЦЗАЩИТА. Так, товарищи, забирайте ребенка. Машина ждет. Рабочий день заканчивается.
  Полицейский и женщина хватают с двух сторон упирающуюся Оюун.
  МЭД. Отпустите ее! Пожалуйста! Я хочу забрать, то есть... удочерить! Я подготовлю все документы! Мы сами придем к вам!
  НЕЛЛИ. Ты в своем уме? Что ты делаешь? А как же скорая?
  МЭД. Замолчи, Нелли! Отменяй вызов! Отпустите ее, я прошу вас! Я все быстро сделаю!
  СОЦЗАЩИТА. Ага, три раза! Бежим и падаем. Быстро только кошки родятся. Поражаюсь таким эмоциональным тетенькам! Захотели - приютили, расхотели - обратно сдали, как ненужную игрушку. Не надо обнадеживать, дамочка! Никому такие не нужны, кроме государства! Тем более, с таким набором проблем.
  В этот момент Оюун начинает падать навзничь и хохотать как сумасшедшая.
  СОЦЗАЩИТА. Вот видите, у них у всех нарушена психика! Еще спасибо скажете, что забираем.
  МЭД. Отпустите ее, гады! Вы делаете ей больно!
  ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Да куда ты прешь, дамочка!
  Полицейский грубо отталкивает Мэд. Она падает. Тумэн коротким ударом сбивает с ног напарника.
  ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Ах ты, падла! Ты мне за это ответишь!
  ТУМЭН. Согласен. Только не здесь. (расстегивает кобуру).
  Пауза.
  ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Ты че творишь...че творишь, а?
  СОЦЗАЩИТА. Боже, какие страсти! И это наша доблестная полиция?
  ТУМЭН. А теперь, давайте выветривайтесь отсюда! Все! Подобру-поздорову.
  ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Перегрелся, супермен хренов?
  ПОДЪЕЗДНЫЙ. Пригрелся он, знамо дело.
  ГАЛИНА ЖАМЬЯНОВНА. Иди уже, Коля, без тебя разберутся. Да и вы тоже шагайте, молодые люди! Видите, все может не так уж плохо закончится.
  ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Разберемся. Было бы у меня время, я б тебе начистил, кобуру твою. А пока, живи.
  Уходят.
  НЕЛЛИ. По всей видимости, поездка отменяется?
  МЭД. Да, Нелли, ты же видишь.
  НЕЛЛИ. Да, я вижу. Защитнички... Ну что ж, я желаю тебе... счастья, Мэд.
  МЭД. Береги себя, Нелли.
  Нелли уходит.
  ОЮУН. (Тумэну) Я поняла почему у полицейских синяя форма.
  ТУМЭН. Не понял...
  Мэд и Оюун переглянулись.
  ОЮУН. Научите меня так защищаться?
  МЭД. Это был запрещенный прием. Теперь ему самому нужна защита, причем адвокатская.
  ТУМЭН. Ну, что же. Будем держать оборону вместе.
  ГАЛИНА ЖАМЬЯНОВНА. Будем! Жизнь - это самое совершенное лекарство от смерти! Не помню кто сказал...А вот насчет адвоката, я вспомнила одного старого знакомого...
  Входит замотанная скорая.
  ВРАЧ. Здравствуйте! У вас тут все открыто. (ставит свой тяжелый саквояж) Еле добрались, столько вызовов. Ну, кто тут у нас больной?
  Пауза.
  ОЮУН. (Мэд) Вы поедете в Тибет?
  Пауза.
  ТУМЭН. Это в Китай что ли?
  ОЮУН. Не, это такая снежная страна, в которой можно найти счастье и свободу.
  Мэд обнимает Оюун.
  ТУМЭН. Я тоже хочу в такой Тибет...
  Все смотрят на Тумэна.
  ВРАЧ. Эй, люди! Кто с нами то едет?
  МЭД. Я.
  ВСЕ. Мы!
  
  Финал.
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"