Жарнова Ирина: другие произведения.

Зазноба язычника.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  
  
  -Не бойся, - улыбнулся он.
  -Я уже, пожалуй, ничего не боюсь, - подумала Даша, смотря на окруживших их парней и девушек, нагота которых была прикрыта лишь гирляндами цветов. - Интересно только, как я выгляжу в этих фиговых листочках?
  -Ну же, смелее! - крикнули из толпы.
  Он взял ее за руку и потянул к огромному костру, пылающему посереди окутанной ночной мглой лесной поляны. Остановить этот сумасшедший бег было уже невозможно.
  -Нет!!! - закричала Даша, пролетая сквозь обжигающее пламя.
  В глазах потемнело, и череда предшествующих событий поплыла вязким сном.
  ********** ******************* *******************
  -Иди ко мне! - он силой увлек ее на балкон и прижал к себе. - Оказаться на сорок седьмом этаже отеля-небоскреба и не полюбоваться видом ночного города...
  Острый страх смешался с диким желанием и ...
  -Уперла! Даша! - пронзительный Анин вопль вырвал ее из грез. - Бандитка!
   - Что? - очнулась девушка.
  -Что, что - мечтать надо больше! - не унималась подруга. - Очки твои солнцезащитные где? Нет, на носу их уже нету. Ты вон туда посмотри!"
  Угнездившись на верхушке сухого дерева, мартышка с довольным видом изучала трофей: понюхала, поковыряла стекла, напялила на нос - велики: вот досада! Попробовала на зубок и разочарованно плюнула:
  -Гадость!
   - Слышь, потрошительница! Отдай! Цып, цып, цып... - Даша протянула сквозь прутья клетки горсть арахиса.
  Зажав игрушку в лапке, та молнией метнулась вниз и, заграбастав лакомство, вернулась на исходные позиции.
   - Эй, каналья, на витамин! - как из под земли выросший рослый молодой мужчина, добродушно улыбаясь в усы, показал ей банан. Радостно заверещав, мартышка спрыгнула вниз и протянула сквозь прутья обе лапки.
  Ловко отобрав зажатые в одной из них очки, незнакомец взамен вручил ей фрукт.
  - Держите, - протянул он их Даше. - И впредь, стоя у клетки с этими бестиями, не зевайте: - они у всех тырят.
  - Спасибо! - Даша водрузила очки на прежнее место. - Обидно было бы, едва приехав, их лишиться.
  - Так вы только осматриваетесь? - почему-то обрадовался незнакомец. - Тогда, могу предложить себя в качестве гида: проведу вас по всей обширной территории отеля и покажу, где здесь что. Кстати, меня Антоном зовут.
  - Можно не сейчас? - запротестовала Анюта. - Жарко и купаться хочется.
   - Не сейчас, так - не сейчас, - согласился тот. - Вот эта дорожка - прямиком на пляж.
  ************* **************** **************
  Лежащий внизу ночной город казался чем-то фантастическим: ползущие светлячки- машины, открытые ресторанчики на крышах соседних отелей и танцующие в них блошки-люди. Только шум был реальный - привычный шум перенаселенного мегаполиса.
  От гремучего коктейля страха и эйфории закружилась голова. А, может, от его поцелуев?
  Жаркая истома разлилась по всему телу...
  - Дашуль, ты так обуглишься: вон уж дым валит, - рассудительная Аня передвинула свой шезлонг в тень пальм. - Ползи сюда.
  Даша, открыв глаза, приподнялась с лежака. Тропическое солнышко из ласкового утреннего душки превратилось в свирепого полуденного монстра. Все живое норовило укрыться в тени. Лишь отдельные авитаминозные туристы стойко жарились под лучами коварного светила.
   - Я лучше купнусь, - Даша с разбега бросилась в море.
  Легкая прохлада окончательно вернула ее к действительности:
  - Дался мне этот небоскреб! Конечно, мы с Анюткой классно пожили в нем, когда останавливались на пару дней посмотреть столицу. Но, чтоб после этого бредятина всякая в голову лезла! Все, завязываю!
  Проходивший мимо верблюд, затормозив, уставился на купальщицу..
  - Плиз, - улыбающийся паренек - погонщик указал на седло между горбами.
  - Боюсь! - засмеялась Даша, но из воды вышла.
  - Нот - "боюсь" - смешивая английский с русским зауговаривал тот.
  Верблюд между тем ткнулся мордой ей в плечо и пощекотал губами, как бы говоря:
  - Чего дрейфить-то: я - хороший.
  И Даша решилась: села на спину покорно опустившемуся на колени кораблю пустыни и...
  Как ее бросало, когда он вставал, Даша не забудет никогда. Но это были еще цветочки. Пройдя несколько метров, верблюд, видимо насмотревшись на купающихся, вдруг улегся в кромку прибоя вместе с наездницей. От страха и боли в придавленной верблюжьим боком ноге, Даша запищала так, что вероломное животное не на шутку испугалось. Прекратив принимать морские ванны, верблюд резво вскочил на ноги и удрал. . Погонщик, виновато улыбнувшись, рванул следом - отлавливать строптивца.
  Сильные руки подняли Дашу из волн морских и поставили на горячий песок.
  - Жива? - давешний знакомец внимательно осмотрел пострадавшей ногу. - Ну-ка, подвигай!
  - Ну, не можешь ты без приключений! - держась за сердце, запыхавшаяся Анюта взяла подругу под руку. - Хорошо, хоть недалеко отгарцевала! Идем.
  - И на меня обопрись, - подставил Антон ей руку. - Голова не кружится?
  - Кружится, - ответил он сам себе, когда Даша сделала несколько нетвердых шагов и, как былинку поднял ее на руки. - Куда нести?
  ************** *********** **********
  Сидя на лежаке в тени пальм, Даша не могла оправиться от смущения. Во-первых, оказалась посмешищем всего пляжа. Во-вторых, мысль о том, что ее, отнюдь не бестелесную, донес сюда этот качок, приводила девушку в смятение.
  Если вы не хотите похудеть, значит, либо вы - не женщина, либо - никогда не взвешивались. Даша хотела. Потому что стеснялась своих лишних килограммов. Их было целых два, и приносили они ей нешуточные огорчения. Эх, знать бы заранее, что ее будут носить на руках!
  Вообщем, настроение было скверное.
  - А недалеко отсюда есть лагуна, - Антон, присоседившись к подругам, вовсю старался расшевелить сникшую Дашу. - Скажи, Дим, виды там - супер Хоть на открытки снимай.
  Друг его, только что появившийся на пляже, согласно кивнул. Среднего роста, сероглазый, русый и крепкий, был он молчалив и слегка застенчив.
  - Никакой, - охарактеризовала про себя Даша. - Вот Антон - яркий. И не только потому, что голубоглазый красавец-шатен. Держится по другому - как киногерой: самоуверенный, улыбчивый. Да и за словом в карман не полезет.
  - Рыбы там всякой - видимо-невидимо, - продолжал между тем Антон. - А что, девчонки - пойдем вечером на рыбалку? Удочки у нас есть.
  Даша рыбок всегда жалела и мужскую забаву эту не одобряла, но обидеть человека, дважды пришедшего ей на помощь в трудную минуту, не могла.
  - Пойдем! - согласно кивнула она, поймав одобрительный взгляд подруги. - Вы будете рыбачить, мы - фотографировать
  ************* ************* ****************
  Солнце на горизонте медленно погружалось в море: видно, намаявшись за день, тоже решило искупаться. Чтобы угодить утомленному светилу, море мощным отливом оттянуло к месту его заката все воды свои, обнажив прибрежные песчаные отмели - пусть проветрятся. Мелкие крабики, как балеринки на цыпочках, носились по ним с немыслимой скоростью, а отдельные непутевые отдыхающие, вроде Даши, носились за ними, силясь догнать. Куда там!
  - Ну и где твоя лагуна? - запыхавшаяся Даша уже понемногу начала уставать.
  - Недалече, - заверил Антон. - Километров десять еще пройти - и мы у цели
  - С-с-сколько-о-о??? - остановилась она.
  - Спокойно! Не надо так бледнеть. Для обмороков у нас будет более подходящее время и место, - улыбнулся Антон. - Пошутил я. Обогнем тот мыс - и пришли.
  ********** ******************* ******************
  Вид действительно был потрясающий!
  - Дамы! Когда надоест всхлипывать от восторга и фоткаться, присоединяйтесь к нам, - Антон закинул удочку. - Да не забирайтесь далеко: темнеет здесь быстро.
  Фотографировать Даша обожала, особенно - пейзажи. Пропустив мимо ушей предостережение приятеля, забыв обо всем на свете, она предалась любимому занятию.
  - Дашуль, тебе не кажется, что мы слишком далеко ушли? - Аня беспокойно оглядывалась по сторонам. - Кругом одни скалы. Что по ним лазить-то? Давай вернемся. Ребята, наверное, беспокоятся.
  - Да нужны мы им! У них - клев, - беспечно отмахнулась Даша. - А тут такие мистические снимки могут получиться! Смотри: белая луна над пальмой, растущей на одинокой скале. Это же шедевр!
  - Ты куда? Не лезь на скалы, я тебя умоляю! Ну, хоть не спеши так! - Аня не успевала за своей неуемной товаркой.
  -Анютик, тут...Аня-я-я-а-а-а!!!
  -Дашуль, что случилось? Где ты? Отзовись! Я - к тебе!
  *********** ************** **************
  - Ты что-нибудь понимаешь? - сидя на траве, Даша потирала ушибленный локоть. - Мне кажется, что провалились мы в какую-то дыру. Где море и пальмы? И откуда взялись березки?
  - И скалы где, и фотоаппараты? - продолжила Аня. - Такое впечатление, что мы вновь на родной сторонушке. Может это - массовый глюк? Тюкнулись темечком об камни и....
  - Даже если и глюк, что в нем сидеть-то? Руки-ноги целы, идти можем - ну и пошли, - встала Даша. - Куда-нибудь, да притопаем.
  - Пошли, - вздохнула верная подруга.
  ************ **************** *************
  - Если мы и на родной сторонушке, то уж явно не в Подмосковье - там таких дремучих лесов нет, - совсем пала духом Аня. - Уж часа три плутаем. Стемнеет скоро. Что тогда делать будем?
  - На дерево залезем. Выберем, какое поразлапистей, - подняла голову Даша. - Ой, смотри, фенечка какая на дереве висит!
  - Сама ты - фенечка, - осмотрев находку, Аня вернула ее подруге. - Это - старинный девичий головной убор. .Ленточку такую при язычестве носили и венцом или увяслом называли. Видишь - парчовая она и золотом расшита. Значит, принадлежала богатой и знатной девушке.
  - Ладно гнать-то, - отмахнулась Даша. - Хочешь, что б я поверила, что ленточка эта на еловой ветке полторы тысячи лет провисела, как новенькая? Небось, хиппи тут какие-нибудь тусовались и фитюльку эту посеяли. Но, все равно, клеевая штучка. Дай-ка я ее примерю.
  И повязала украшение на лоб:
  - Ну, как? Идет мне? Жаль, зеркала нет.
  - Знаешь, - Аня задумчиво рассматривала подругу. - Странно.
  - Что - странно?
  - Идет-то - идет. Только одного не пойму: вроде бы ты это, а вроде бы - и не ты. Тоесть ты конечно, но какая-то другая, - сбивчиво ответила Аня - Вообщем, не могу объяснить ,что произошло, но ты в ней явно изменилась
  - В какую сторону? Что-то ты темнишь, подруга! Не идет она мне? Так и скажи. Знаешь, ну ее в болото! - Даша попыталась развязать тесемки. - Не получается - помоги.
  - Слушай, как тебя угораздило такой морской узел затянуть? - выбилась из сил Аня. - Может, попробуешь снять не развязывая?
  Даша попробовала:
  - Ой, больно! Она как -будто приросла. Во всяком случае, ощущение такое, что снять ее можно только с головой.
  - Она тебе сильно мешает? - после новых тщетных попыток помочь подруге отступила Аня.
  - Вообще-то не мешает, - пожала плечами та.
  - Ну и не трогай, - посоветовала Аня. - Во первых, эта повязка очень эффектно смотриться на твоих темных волнистых волосах. А, во-вторых, думаю, что рано или поздно, она сама спадет.
  - Ладно, что делать, - смирилась девушка. - Осталось только вместо шортиков и маячки рубаху языческую напялить - и на съемки исторического фильма.
  - Ты как в воду глядишь! - ахнула Аня, указав рукой на трех всадников, выехавших из чащи. - А вот и массовка.
  Один из незнакомцев, судя по богатой одежде и манере держаться - предводитель, увидев девушек, спешился и, подойдя к Даше, поклонился в пояс:
  - О, Рогднеда! Батюшка от горя извелся весь с тех пор, как пропала ты. То-то возрадуется он!
  Сняв с себя плащ, он накинул его на обалдевшую девушку:
  - На вот - наготу прикрой
  Затем, посадив Дашу в седло, и севши сзади нее, бросил через плечо товарищам:
  - Подружку заберите.
  ************ ************** ***********
  - Ты что-нибудь понимаешь? - спросила обряженная в княжеские одежды Даша, когда наконец они остались одни в горнице. - Если это - съемки фильма, то где режиссер и камеры? Скорее похоже, что мы в какой-то замшелый виток времени попали.
  - Похоже, - согласилась Аня. - Если не ошибаюсь, папанька твой новоявленный, князь Рогволд, взаправду с ума сходил от радости, что ты "нашлась". Вовсе он даже не бутафорский - правил такой Полоцком где-то в X веке.
  - А что он все толковал про свадьбу? За какого такого Ярополка я сговорена? - забеспокоилась Даша. - Я ведь думала, что это все понарошку. Да и вообще, зря, наверное, мы молчали, как рыбы. Надо было расспросить его с пристрастием, что к чему.
   - Ну, с Ярополком - более или менее ясно - княжил такой на Руси, - заверила Аня..
  - А он как вообще-то, ничего? Симпатичный? И как человек? - заинтересовалась Даша.
  - Вот поженитесь - узнаешь, - заверила подруга. - А сейчас меня больше интересует, собираются ли они нас кормить? Ага, смотри - несут что-то. Похоже - кашу с ягодами. Пахнет вкусно. Лопаем и баиньки.
  ************** ********************** ***********
  Тучная луна, нависшая над землей, озаряла серебристым светом древнее капище. Черепа животных, нанизанные на торчащие из земли копья, обрамляли полукругом деревянного, в человеческий рост, босоногого идола. На красивом лице его застыла загадочная улыбка. На голове красовался венок из живых цветов, а в прижатых к груди руках трепетали от легкого ветерка колосья ржи.
  Лохматый ушастый рыжий кот вышел навстречу Даше из-за спины его, держа в зубах стебелек стрелолиста. Положив травинку к ногам девушки, он сладко потянулся:
  - Пришла. Это хорошо. Ярило любит жертвы. Особенно - от красивых девушек. Ну, что стоишь? Бери стрелолист и приступай.
  - Вообще-то мне такой сон снится впервые, - растерялась Даша, но травинку подняла. - Кто такой Ярило и кто такой ты? Почему ты говорящий и к чему мне приступать?
   - Эх, до чего же дремучий народ пошел! - вздохнул кот. - Дух я. Знаешь, кто такие духи?
  Даша кивнула.
  - И то хорошо, - смягчился рыжий. - Звать меня Люб. А Ярило - мой патрон. Он вообще всей любовью заведует, а я - только по брачно-постельной части. Ты ж о любви мечтаешь? Не отпирайся - о ней все мечтают. А пожертвовать ради нее чем-нибудь готова?
  Даша призадумалась.
  - Ну, смотря ради какой любви.
  - Правильный подход, - одобрил ушастый. - Бывает такая любовь, за которую я сам гроша ломаного не дам.
  - Я, честно говоря, пока не встретила человека, ради которого была бы готова на жертвы, - призналась Даша.
  - А хочешь встретить?
  - Хочу. Только такого, который бы ради меня был готов на все.
  - Вот он - человеческий эгоизм во всем его великолепии! - закатил глаза усатый. - Самый распространенный вид так называемой "любви". А выражается он в простенькой формуле: плевать на твои проблемы, главное - меня люби. Это, радость моя, фальшивка. Иногда, правда, очень добротно сфабрикованная. Но, увы, недолговечная - фундамент хлипковат.
  - Не надо мне фальшивки! - загорячилась девушка. - Хочу настоящую! Как ее распознать?
  Но тут Люб вдруг ощетинился и, выгнув спину, смачно плюнул. Как из-под земли выросший черный котяра, положив к Дашиным ногам ветку белены, принесенную в зубах, задушевно промурлыкал:
  - Не слушай, куколка, философа этого драного. Возьми вот веточку и запомни: если тебе не импонирует амплуа вечной страдалицы, люби лишь себя и позволяй другим себя любить, но ни в коем случае сама не влюбляйся.
  - Ты кто: тоже дух? - Даша подняла стебелек белены, соединив его со стрелолистом.
  - Естественно. Я - великий и могучий Нелюб. Слушайся только меня.
  - Выкинь белену! - взвыл рыжий. - Немедленно!
  Тут Нелюб, злобно мявкнув, бросился на Люба и...
  Рыже-черный клубок, шипя и плюясь, покатился по траве, оставляя на пути своем клочья шерсти.
  ************ *************** ***********
  - Приснится же такое!
  Даша открыла глаза. Солнышко уже вовсю хозяйничало в горнице, подбираясь к постели подруг. Впрочем, Ани в ней уже не было. Она сидела у окна, подперев щечку рукой и крепко задумавшись.
  - Привет! - потянулась Даша. - Во сколько же ты встала, птичка ранняя?
  - Не знаю - с часами тут напряженка, - Аня была как-то чересчур серьезна.
  - Что это ты букой смотришь? Случилось чего? - забеспокоилась Даша.
  - С нами - нет. Пока - нет. Но, если не смоемся отсюда - случиться, - Аня явно нервничала. - Пока ты тут дрыхла, как сурок, я с ранья на кухню наведалась. Якобы за чайком. Ну и поболтала со служанкой одной. Вернее, болтала она, а я - внимательно слушала. Так вот, подруженька дорогая, какая каша заваривается. У Рогнеды, то есть теперь - у тебя, был жених - князь Ярополк.
  - Почему был? Он что, негодяй, меня бросил? - возмутилась та.
  - Не перебивай. У Ярополка того - некий сводный братец - князь Владимир, не больно-то благородных кровей. Папенька их общий - князь Святослав, Владимира этого от ключницы прижил, но сыном своим признал и отписал ему на княжение Новгород. Так вот, как умер Святослав, сыновья его власть не поделили и между собой перецапались. . А сегодня с утра весть пришла, что убил Владимир жениха твоего и, якобы, шлет к тебе сватов.
  - Мамочка родная! - всплеснула руками Даша. - Как же быть? А что об этом Владимире говорят?
  - Жизнелюб, говорят. Жен уже поменял штук несколько, плюс действующий гарем из восьмисот наложниц, - мрачно сообщила Аня.
  - Ты шутишь?! - содрогнулась Даша.
  - Если бы! Мы с тобой, дорогая, у язычников. У них это - дело житейское.
  - Но я же могу ему отказать. Скажу, что не хочу, что не люб он мне! - всхлипнула незадачливая невеста.
  - Ты знаешь, как действует "не хочу" на мужчин-зевоевателей? Как красная тряпка на быка, - вздохнула Аня. - Бежать отсюда надо, пока он город не осадил.
  - Ну, так бежим!
  - Легко сказать! Папанька твой охраны наставил - у всех дверей, под всеми окнами - муха не пролетит. Боится, что опять пропадешь ты, или, чего доброго, похитит тебя женишок новоиспеченный - сокрушенно покачала головой Аня.
  - Что ж делать-то? - в отчаянии заломила руки Даша.
  - Мозгами шевелить! - отрезала подруга.
  ********** **************** **************
  Тут дверь отворилась, и в горницу вошел сам Рогволд. Длинные черные с проседью волосы его - "соль с перцем", сливаясь с бородой, обрамляли волевое властное лицо. В карих глазах застыла печаль. Подойдя к Даше, он поцеловал ее в лоб.
  - Дитя мое! Убивец жениха твоего Ярополка - князь Владимир, сватов прислал. Что ответишь ему? Решай. Я тебя не неволю.
  - Не гоже мне, тятенька, за сына ключницы идти! - выпалила вдруг Даша.
  - Согласен. Быть по сему! - кивнул Рогволд и тяжелой поступью удалился.
  - Ну вот - всего и делов! - повеселела невеста. - "Плюнула на плешь ему и послала к лешему". Частушку такую помнишь?
  - Вот осадит Владимир город - будет тебе частушка! - фыркнула Аня. - Плохо ты эту породу знаешь!
  - А батюшка его отметелит! Вон у него войско какое - смотри! - Даша показала в окно на площадь перед княжескими хоромами, где строились лучники. - С такими орлами - разделает под орех!
  - Ну, кто кого разделает - нам не ведомо, - резонно заметила Аня. - Я бы предпочла исчезнуть отсюда, пока не поздно. Если не возражаешь, у меня есть план.
  - Не возражаю - выкладывай!
  ************ ************ ****************
  Горячий, влажный пар, медленно оседая, окутывал тело и погружал в истому. Аромат мяты, смешанный с запахом свежих березовых листьев, пропитывал кожу, дурманя и пробирая до самого нутра. Блаженствуя на верхнем полоке, Даша довольно мурлыкала под нежными поглаживаниями березового веника. Да, Аня умела парить!
  - Кайф! Анютик, ты просто волшебница! - Даша совсем разомлела. - Сейчас отдохну и тоже тебя попарю.
  Взмокшая подруга села рядом:
  - Хватит пока, а то ночью спать не будешь. Вылезай, давай.
  Даша послушно встала и, выйдя из парной, нырнула в стоящий в предбаннике огромный чан с ледяной водой:
   - Ой! Ой! Ой!
  - Что за вопеж? - вышедшая Аня плюхнулась за подругой. - Ух, класс!
  Пулей выскочившая из купели Даша уселась на лавку и разлила чай.
  - Травяной. Вкусно. Интересно только, почему они обычный не пьют?
  - Поставок нет, - Аня с наслаждением отхлебнула глоток. - Не знали в древние времена на Руси чайного листа. Травяной пили. Это мы сейчас только при болезнях о травах вспоминаем, да и то - не всегда. Лучше таблетку какую глотнем - ее заваривать не надо. А, может, стоит иногда повозиться - заварить. Глядишь - здоровее будем.
  - Ладно. Париться, конечно - дело богоугодное. Но, надеюсь, ты не забыла, что мы собрались удрать, - напомнила Даша. - Только как? У двери - почетный караул, под окошком - секьюрити маячит.
  - Знала бы, как - меня б здесь уже не было, - вздохнула подруга. - Я, честно говоря, на черный ход надеялась. По всем банным законам таковой должен быть. Но что-то я его тут не наблюдаю.
  - Если он и есть, то, наверняка, охраняется, - предположила Даша.
  - Погоди! Подпол! - осенило Аню. - Ты понимаешь, как тут устроен слив грязной воды? Простенько и без извратов.. Видишь, доски пола неплотно пригнаны? Это специально - чтобы вода использованная вниз стекала. Там, под баней - яма. Она, по идее, должна быть неглубокой - чтобы вода не скапливалась и не застаивалась. А из нее за городские стены должна тянуться неглубокая канавка.
  - Ты предлагаешь нам, чистеньким, вымытеньким и распаренным устроить заплыв по древней канализации? - уточнила Даша. - Экстравагантно и, главное - свежо!
  - Не царское это дело? Ну, тогда готовься пополнить своей княжеской персоной Владимиров курятник, - съязвила Аня.
  - Шиш! - взвилась Даша.
  - Здесь я, цыпочка моя сладенькая! - услышали подружки скрипучий голосок.
  ************ ************** ******************
  Из-за печки высунулась маленькая, с кулачок, головенка с длинным вертлявым носом и красными масляными глазками. Затем показался и сам ее обладатель: небольшого росточка худенький, лысый, босой мужиченка, одетый лишь в длинную до щиколоток рубаху, подпоясанную льняным шнурком. Плотоядно оглядев онемевших подруг, он расплылся в улыбке, обнажив почерневшие остатки зубов.
  - Ай, лепы, молодушки! Ай, лакомы! Приголубьте Шиша, - добра молодца. Все для вас сделаю!
  - Еще один добрый молодец выискался, - завернулась в полотенце Даша под нескромным взглядом носатенького. - Мало нам князя Владимира!
  - Да уж, - последовала ее примеру подруга. - Вот тебе и охраняемый объект!
  - Ну, зачем? - расстроился Шиш. - Такие были голенькие! Я ж еще не налюбовался!
  - Тоже мне - эстет, - фыркнула Аня. - Ты, вообще, кто таков и как сюда попал?
  - Поиграешь со мной - скажу, - красноглазый явно кокетничал.
  -Тебе лет-то сколько? Вроде, не малец, чтоб играться, - сварливо осадила его Анюта.
  - В каждом возрасте свои игры. - не обиделся Шиш. - И - в каждом месте. В бане игры очень даже завлекательные. А со мной, духом банным - и подавно.
  - Ладно, поиграемся, - согласилась вдруг Даша. - Только, чур, сначала - в нашу игру.
  - Идет, - обрадовался нечистик и приблизился к девушкам почти вплотную. - С чего начнем?
  - Начнем с того, что ты угадаешь, как отсюда улизнуть, чтоб охрана не заметила.
  - Чего проще-то? - попытался приобнять ее проказник. - Порезвимся, пока печь не остынет, да потом в трубу и вылетим - как все приличные существа.
  - Так это ж ждать сколько! - высвободилась Даша. - А вот прямо сейчас слабо? Ну, например, через подпол?
  - Это - наврядли, - снова протянул он к девушке свои сухонькие ручонки.
  - Тогда - вали отсюда! - притворно обиделась она. - Какой ты дух, если ничего не можешь?
  - Отчего - не могу? Очень даже могу! - горячо заверил остроносик. - Только не выбраться через подпол. Ямка там - в ладонь глубиной, а канавка из нее - и того мельче. Разве что в крыс вас обратить.
  - Не надо! - запротестовала Аня. - Другие предложения будут?
  - Проситесь завтра на ночь глядя попариться. Заартачится Рогволд - дескать, не ходят в баню ночью. А вы стойте на своем - мол, кошмары замучили, очиститься хотим. Зальем огонь в печи, да в трубу вылетим. Ночи сейчас безлунные, темные - никто не заметит, - заговорщически приобнял он подруг.
  - Ах ты, кобель блудливый! Изменщик голозадый! - из раздвинувшихся половиц вылезла маленькая горбатенькая брюхатая сущность с растрепанными патлами и со скалкой в сучковатых лапках. - Убью!
  - Погоди, Шишимора, не дерись! - залебезил тот. - Верный я и образцовый муж. Ой, да не бейся же, больно!
  И сладкая парочка с визгом и воплями скрылась за печкой.
  - Теперь понятно, почему через подпол нельзя, - задумчиво резюмировала Даша.
  *********** *********** ***************
  - Знаешь, кто на карауле у дверей наших покоев стоит? - как ураган ворвалась Аня в горницу.
  - Не знаю, и знать не хочу, - тоскливо посмотрела на нее Даша. - Достал меня этот санаторий строгого режима! Уже неделю торчим тут, как две козы в стойле. Тебя, правда, хоть не пасут. А я скоро на горшок под конвоем ходить буду. Тошнехонько!
  - Хватит ныть! Выслушай сначала. Охранник, о котором я тебе толкую, очень похож на одного человека. Помнишь Антона и Диму? Ну, с которыми мы на рыбалку в лагуну пошли? Так вот, лучник, что у двери стоит - вылитый Дмитрий. И посмотрел на меня как-то очень странно, - глаза Ани блестели.
  - Да ладно! Мало ли на земле двойников. Тем более - в разных веках, - попыталась успокоить подругу Даша. - Ты с ним говорила?
  - Нет, конечно. Он в паре с каким-то свирепым бородачом караул несет. Но посмотрел он на меня многозначительно, - волновалась Аня.
  - Так! Пошли-ка в сад. Прогуляемся, заодно и поглядим - завелась Даша.
  Княжеский сад, окруженный высоким забором и тщательно охраняемый снаружи, но внутри безлюдный, был отдушиной для уставших от бдительного присмотра подруг. Там, под сенью старых яблонь, они чувствовали себя гораздо уютнее, чем в пышных хоромах.
  Выходя из покоев, Даша взглянула на несших вахту молодцов. Один из них действительно имел поразительное сходство с Димой - разве что одет был по-здешнему. Встретившись с ним взглядом, Даша вздрогнула: - не может быть!
  Выйдя в сад, она прислонилась спиной к дереву и долго молчала.
  - Ну что? - не выдержала Аня.
  - Мне кажется - это он, - нерешительно произнесла Даша. - Взгляд у него такой - особенный. Будто сказать чего хочет. Как бы поговорить с ним?
  - Напарника его бородатого услать бы куда, - задумалась Аня. - Или... Ну-ка, подожди здесь.
  И, поднявшись на крыльцо, скрылась во дворце.
  ********* ************** ************
  Через несколько минут в дверях показался тот самый лучник и направился прямиком к Даше.
  - Что прикажешь, Рогнеда? - поклонился он, не сводя с нее глаз.
  Даша смутилась:
  - Как тебя звать?
  - Дмитрий.
  - Дим, ты? - решилась она.
  - Даша, ты? - вместо ответа спросил он..
  - Я, конечно! Как ты сюда попал? - обрадовалась Даша.
  - Мы с Тошей вас до рассвета прождали, а потом искать пошли. В одной из расщелин ваши фотоаппараты валялись. Я туда полез и... - провалился куда-то. Очухался в лесу. Тут меня Рогволдовы воины и подобрали - за своего приняли.
  - А Антон? - голос Даши задрожал.
  - Не знаю, - пожал плечами Дмитрий. - Он на скале остался, когда я в расщелину полез.
  - Слушай, Дим, ты в курсе всей этой эпопеи со сватовством ко мне князя Владимира?
  - Он уж у стен Полоцка, - кивнул тот.
  - Как? - похолодела Даша - Когда успел?
  - Сегодня утром подошел. С войском.
  - Дима, что же делать? И раньше-то сбежать не удавалось - охрана кругом. А теперь - тем более, - схватилась за голову Даша.
  - Караульный, живо назад! - выскочила на крыльцо Аня. - Скорее! Воевода с обходом идет!
  - Что-нибудь придумаем, - обнадежил Дмитрий и, чуть помедлив, бросился в терем.
  ********* **************** ***************
  - Значит, нас уже трое, - резюмировала Аня, выслушав сбивчивый рассказ подруги. - И пылкий влюбленный под стенами города Положеньице!
  - Может, к Шишу пойти? Он, хоть и бабник, но, похоже, не врал, обещая помочь, - нерешительно предложила Даша.
  - А Дима? Ты его здесь оставишь? Или париться с собой возьмешь? Я, конечно, не против и его попарить, только как ты папеньке Рогволду это объяснишь?- невесело усмехнулась Аня. - Опять же, Шишимора обрадуется. И самое главное. Ну, допустим, сбежим мы. А дальше что? Куда подадимся? Тут, благодаря твоему сходству с Рогнедой, мы - в шоколаде. Обуты, одеты, накормлены. Слуги пылинки сдувают. А ведь времена-то лихие. Страшно подумать, в какой переплет мы можем попасть, выбравшись отсюда.
  - Ты хочешь сказать, что надо благодарить судьбу и не рыпаться? - побледнела Даша.
  - Я хочу сказать, что бежать нам надо не из владений твоего батюшки, а из этого века вообще. Раз мы попали сюда, значит - можем попасть и обратно. Надо только найти того, кто поможет нам в этом.
  - Правильная мысль. Жаль, что раньше тебе в голову не пришла - столько времени потеряно! Знаешь, нам бы ведунью какую найти, - загорелась Даша. - Кто, если не она нам в этом деле поможет?
   - Наведаюсь-ка я на кухню - с челядью поболтаю, - решила Аня. - А ты пока здесь погуляй.
  ************ *************** *******************
  - Почему нас страшат перемены? Лучше опостылевшее, но привычное существование, чем авантюрные эксперименты со своей судьбой? Лучше депрессия от скуки, чем стресс от новизны? - размышляла Даша, бродя по саду. - Надо решаться. Если Анютка ничего не вызнает, вечером идем к Шишу.
  -Ой! - вздрогнула она: черный лохматый котяра с разодраным ухом потерся об ее ноги.
  - Привет! - промурлыкал он. - Узнаешь?
  Даша растерялась:
  - Нелюб, ты?
  - Помнишь. Это хорошо, - удовлетворенно констатировал тот. - Погорячилась ты слегка, отказав Владимиру.
  - Это еще почему? - удивилась девушка.
  - Перспективный жених, и, вообще, мужчина - хоть куда. Богат, напорист, хитер. Помяни мое слово - подомнет он под себя все соседние княжества, - почесал кот за ухом. - От такой партии отбрыкиваться недальновидно. Да еще и обижать честолюбивого человека упреками в низком происхождении. Одумайся, повинись и покорись. Потом мне спасибо скажешь.
  - Ты чего, Нелюб, мышей объелся? Не знаешь, разве, что я у него - отнюдь не первая и далеко не последняя. Или про гарем с восьмьюстами наложницами тебе неведомо? - возмутилась Даша.
   - А что - наложницы? Рабыни - они и есть рабыни. Надо прощать мужу маленькие слабости. Рано или поздно - перебесится. Что тебе до них? Будешь умницей - так крепко под каблучок его загонишь, что следующих жен не будет. Все от тебя зависит, от женской твоей мудрости и хватки.
  - Возможно, ты и прав, - согласилась Даша. - Но не хочу я без любви замуж выходить.
  - Ох уж это мне Евино племя - любовь им подавай! - сев на задние лапки всплеснул передними кот. - Забивают себе головки всякой чепухой! Что такое любовь? Ты можешь объяснить?
  Даша задумалась:
  - Трудно сказать.
  - Так вот, объясняю, - стал расхаживать туда-сюда хвостатый - У каждого человека - свои странности. У кого-то - невинные, у кого-то - далеко не безобидные. Но есть одна странность, которой подвержены все половозрелые и не очень человеческие особи. Называется она красивым словом "любовь". Что-то вроде психоза, классически обостряющегося весной и постепенно сходящего на нет к осенне-зимнему периоду. А, поскольку, замешана она на половых гормонах, теоретически, влюбиться можно в кого угодно. Все зависит от конкретной ситуации. Проще говоря, знаешь пословицу: "Стерпится - слюбится"? Очень мудрое наблюдение!
  - Ты хочешь сказать, что, пожив с Владимиром, я его полюблю? - оторопела Даша.
  - Непременно! - заверил кот. - И все недостатки и прегрешения ему простишь.
  - Постой, а почему же тогда люди разводятся?
  - Как раз потому, что женятся по любви - огорошил ее Нелюб. - Той самой, весеннее-недозрелой и посему - скоропортящейся.. Поразмысли над этим, голуба.
  ******** ***************** ************
  Даша! - подруга теребила ее за плечо.. - О чем ты так задумалась? У меня важные новости!
  - А? Да? А где Нелюб? - опомнилась она.
  - Кто? - Аня встревожено оглянулась. - Нет тут никого. Слушай, что я узнала! Живет в лесу колдунья Доброгнева. К людям относится по всякому - расположение ее заслужить надо. Зато, если угодишь ей - любую просьбу исполнит. К ней и отправимся.
  - Здорово! - обрадовалась Даша. - А как ее в лесу найти?
  - Где она живет - никому не ведомо Но не было еще случая, чтоб не находил ее тот, кто в ней нуждался, - ответила Аня. - Думаю, мы не станем исключением. Весь вопрос теперь, как выбраться отсюда, да еще втроем.
  Тут тишину нарушили крики и лязг металла, а затем - грохот пушек.
  - Что это? - побледнела Даша.
  - Владимир штурм начал, - схватилась за сердце Аня. - Смотри, Рогволд к нам идет.
  Князь, одетый в боевые доспехи и сопровождаемый двумя лучниками, подойдя, обнял Дашу:
  - Рогнеда, дитя мое! Тяжелый бой предстоит - силен и грозен враг, и числом нас превосходит. Ежели случится со мной что - знаешь, где потайной ход из крепости, что в лес ведет. Беги к дяде в Муром - он защитит. Вытри слезы: оба брата твоих спешат на выручку из вотчин своих. Глядишь - сдюжим ворога. Ну, прощай!
  И поцеловав ее в лоб, удалился, гремя оружием.
  - Что я наделала! - всхлипнула Даша - Надо остановить эту бойню! Любой ценой! Пусть даже моим замужеством! Бежим за Рогволдом - остановим его! Я скажу, что согласна идти за Владимира!
  - Плохо ты в людях разбираешься1 Не пойдет Рогволд на попятную. Это для него - дело чести, - возразила Аня и приникла к щели в заборе.- Вон уж проскакал он впереди войска за ворота. Пошли на крепостную стену. Сейчас всем не до нас - никто не остановит. Будем действовать по ситуации.
  ********* **************** *************
  Для того, чтобы попасть на крепостные стены, надо было выйти на площадь через красное крыльцо княжеского терема, у дверей которого стоял Дмитрий:
  - Я к вам приставлен - охранять.
  - Пошли на стену - скомандовала Аня.
  - Не вздумайте! - преградил дорогу он. - Там от стрел черно: убьют в момент. - Не пущу!
  - Дим, мы осторожно! - взмолилась Даша.
  - Не пущу! - Дмитрий был непреклонен. - Будете рыпаться - свяжу обоих.
  - Он прав, - вздохнула Аня. - Нечего нам там делать. Изменить уже ничего нельзя. Лучше подумай, о каком таком потайном ходе Рогволд толковал?
  - Понятия не имею, - пожала плечами Даша.
  - Надо его найти. Этим-то мы сейчас и займемся, - решила Аня.
  ********* *************** *************
  - Что-то я краем уха слыхал про ход этот, когда Рогволд со старшим сыном секретную беседу вел, - наморщил лоб Дмитрий.- Я тогда в карауле один у дверей его покоев стоял. Если не ошибаюсь, речь шла о погребке, в котром хмельные меда хранятся.
  - А где он расположен? - оживилась Аня. - Я так понимаю - в районе кухни? Во всяком случае, медовуху из какого-то закутка тамошнего притаскивали. Ну-ка , пошли!
  Кухня была пуста: вся челядь помогала воинам на крепостных стенах.
  - Вот эта дверь - Аня подергала за кольцо, служащее ручкой. - Закрыто.
  - Ну-ка, - взяв у печки кочергу, Дмитрий попытался поддеть массивную дверь. - Никак. Топор бы!
  - Надо ключницу сыскать, - вслух подумала Даша.
   Тут в кухню вошла дочь поварихи - девочка-подросток, помогавшая, обычно матери на кухне и прислуживавшая подругам за столом.
  - Ну что, Марфуша, как там дела? - ласково спросила Даша.
  - Плохо, госпожа! - размазывая слезы по щекам ответила та. - Обоих братьев твоих уж нет в живых, да и половины войска - тоже. А батюшка ранен, но сражается.
  - Боже! - ноги у Даши подкосились, и она опустилась на лавку.
  - Рогнеда, худо тебе? - забеспокоилась девочка. - Погодь, я меда принесу. Попьешь - полегчает.
  Порывшись за печкой, она извлекла оттуда ключ и открыла им дверь в погреб. Взяв факел, Марфа стала спускаться вниз по выщербленным ступеням. Друзья последовали за ней.
  Девочка удивленно оглянулась.
  - Хочу сама выбрать, - улыбнулась ей Даша, и девочка стала спускаться дальше.
  Сладкий запах меда до краев наполнил заставленный огромными деревянными бочками небольшой подвальчик.
  Закрепив на стене факел, Марфа нацедила в ковш пенистого напитка и протянула Даше:
  - Попробуй, госпожа.
  - Отнеси мне в горницу, а заодно и приберись там, - приказала Даша.
  Девочка поклонилась и вышла.
  - Нет тут никакой другой двери, - тщательно обследовав помещение, приуныла Аня. -Что-то ты, Дим, недопонял.
  Но тот начал простукивать каждую бочку, тщательно прислушиваясь. Одна из них отозвалась глухим звуком. Дмитрий попробовал сдвинуть ее с места - та стояла намертво.
  - Странно: пустая, а не сковырнешь, - удивился он и дернул за кольцо на крышке. - Открылась! Ну-ка, дайте факел! Ба, да там, кажется, люк. Посветите - я слазаю.
  Подтянувшись на руках, он запрыгнул в бочку:
  - Да, девчонки, здесь люк. Внутрь открывается. Узкий, собака, и ступени такие, что ноги переломаешь. Ну-ка, зажгите от факела свечку, что на соседней бочке стоит, да дайте сюда. Так... Похоже, это то, что мы искали. Обождите здесь минут пять - я спущусь - разведаю
  ******** ************* ******************
  - Сколько времени прошло? - беспокоилась Даша. - Уж никак не меньше получаса, а Дима не возвращается. Может, случилось что?
  - Давай так: подождем еще чуть-чуть и, если не вернется, полезем следом, - предложила Аня и вдруг насторожилась, - Слышишь? Лязг металла и голоса. Давай-ка закроем бочку на всякий случай, и отойдем в сторонку.
  Водрузив крышку на место, подруги подошли к лестнице и...застыли на месте. Вниз спускались несколько незнакомых запыленных воинов, впереди которых, кланяясь их предводителю, лебезил Рогволдов стольник:
  - Я же говорил, княже - здесь она. Схорониться решила.
  - Ну, здравствуй, невестушка! - победно улыбнулся тот Даше.
  ************** ************* **********
  - Вот теперь мы действительно в стойле, - Аня мрачно посмотрела на запертую дверь горницы. - Даже простится с телом Рогволда и его сыновей не можем.
  - Да уж, - вздохнула Даша. - Я ведь братьев своих так ни разу в глаза и не видела. А к Рогволду привязалась, как будто и вправду он мне отцом был. Тяжко. И Дима пропал. Хорошо хоть стольник этот гнусный про тайный ход ничего не знал.
  - А какой нам теперь прок от хода этого? Мы даже из горницы выйти не можем: заперты и под охраной. Да и то, что Дима не вернулся - не к добру. Что-то видно с ним там приключилось, - ответила Аня.
  Тут раздался лязг отпираемых засовов, и в горницу вошел Владимир.
  - Выйди! - бросил он Ане и та, ободряюще взглянув на подругу, удалилась.
  Он долго молчал, пристально разглядывая Дашу. Красивое классическое лицо его, обрамленное темно-русыми кудрями, застыло в зловещей улыбке.
  - Да, хороша, - наконец вымолвил он. - Даже очень. Краше, чем на портрете, что мне показывали.
  Подойдя, он взял ее за плечи и привлек к себе:
  - А не воспользоваться ли мне правом победителя, не осложняя себе жизнь женитьбой?
  - Да уж лучше быть опозоренной, чем женой морального урода! - в сердцах выпалила Даша.
  Князь застыл, явно озадаченный подобной реакцией. Воспользовавшись его замешательством, Даша высвободилась и забилась в угол.
  Постояв в раздумье, он произнес:
  - Нет уж - будешь женой!
  И, развернувшись, вышел, хлопнув дверью.
  *********** ************ ***************
  - Молодец! - одобрила вернувшаяся Аня, выслушав подругу. - Ну все, успокойся, хватит реветь! Знаешь что? Я придумала, как быть.
  Тут снова лязгнул замок, и в дверях показалась Марфуша с подносом в руках:
  - Откушайте!
  - Тебя оставили прислуживать?! - обрадовалась Даша.
  - Да, госпожа, - ответила та. - А как отобедаешь, придут купцы с нарядами заморскими. Князь Владимир велел тебе свадебный наряд выбрать.
  - Передай князю, что хочет невеста перед венцом в баньке попариться, - заявила Аня. - Желательно - вечером, чтоб потом спалось получше.
  - Хорошо, - поклонилась девочка и вышла.
  ******** ************* **************
  Растопленная докрасна печь пылала жаром.
  - Слушай, я больше не могу, - простонала Даша. - Паримся уже третий час - нам скоро плохо станет. Шиша нет. Печь - не то что вылететь в трубу, притронуться страшно. Такая остывать не меньше суток будет. Пустая это затея - отсюда выбраться.
  Аня, опустившись на колени, постучала по полу:
  - Шишимора! А, Шишимора! Ты дома?
  - Ну? - раздалось из подпола.
  - Помоги нам, будь человеком! - взмолилась Аня.
  Половицы раздвинулись, и маленькая брюхатая сущность вылезла в щель и уставилась на подруг:
  - Опять вы?
  - Нам убежать надо, Шишимора, миленькая! Если не ты - пропадем! - жалобно загундосила Аня. - Как баба - бабам, помоги!
  - Вот морока на мою голову, - проворчала та, раздвигая пошире половицы. - Голяком подрапаете?
  - Ой, нет - мы мигом! - ответила Аня, натягивая рубаху. - Давай, Дашуль, скорее одевайся! Готова?
  - Ну, попробуй пролезть, - проскрипела сущность, уступая Ане дорогу. - Посмотри там, сможешь ли из-под бани вылезти.
  Та протиснулась сквозь половицы и скрылась из виду:
  - Сейчас, Дашуль, разведаю.
  - Ой! - вздрогнула вдруг Шишимора и, захлопнув половицы, исчезла.
  Дверь предбанника распахнулась: на пороге стоял Владимир.
  - Что это ты, невестушка, на коленях стоишь? - как былинку поднял он Дашу и поставил на ноги. - Не угорела ли, так долго в бане сидючи? Я уж беспокоиться стал. Какая же ты сладкая должно быть сейчас - разомлевшая да распаренная.
  И прижав ее к себе, стал ласкать.
  - Негоже в нечистом месте любиться, - попыталась вырваться Даша.
  - Ну что ж ты такая разборчивая, - еще больше распалился он. - Очень даже подходящее место.
  Но тут раздался страшный вой, задвигались лавки, опрокинулась бадья, окатив Владимира и Дашу ледяной водой.
  - Да, права ты, - в момент отрезвел князь, отпустив свою жертву. - Нечисть лучше не гневить.
  - Эй, охрана! - кликнул он. - Проводите княгиню в ее покои.
  ***** ***************** ********************
  - Как там Аня? Удалось ли ей выбраться? Слава богу, Владимир даже не поинтересовался, куда она пропала, - размышляла Даша, ходя взад вперед по горнице. - И Дима где? Теперь мы все - порознь. Скверно.
  Солнышко встало из-за леса. Даша прежде всегда любовалась рассветом из окна своей горницы, расположенной на втором этаже княжеского терема. Но сегодня она была не рада приходу нового дня - дня ее свадьбы. Вздрагивая от каждого звука, она ждала.
  Лязгнул засов, и на порог с поклоном вошли несколько девушек-служанок. Затянув грустную песню, они расплели собранные по тамошнему обычаю в косу Дашины волосы. Одна из служанок, взяв в руки стрелу от лука, разделила распущенные кудри невесты на пряди и заплела в две косы, украсив лентами. Затем пришла очередь свадебного наряда и украшений.
  Даше казалось, что она участвует в каком-то диковинном спектакле. Вот ее, наряженную, выводят на крыльцо и сажают в коляску, запряженную тройкой белых лошадей. Владимир, богато одетый, на вороном коне, в сопровождении пышной свиты, скачет впереди кавалькады. Даша, в окружении служанок, едет следом.
  - Что это? Куда меня привезли? Да это же языческое капище! То самое, что снилось мне однажды. Тот же босоногий идол с венком живых цветов на голове и колосьями ржи в руках. Как же его звать? Ах, да - Ярило. Бог любви, - вспомнила Даша, - языческий.
   И вдруг осознала:
  - Я же выхожу замуж за язычника. И ритуалы тут все - языческие!
  Между тем подошедший к коляске князь подал ей руку:
  - Идем.
  Подведя ее к пылающему посреди капища ритуальному костру, он произнес:
   - Пусть отныне огонь любви горит в наших сердцах.
  И, держа ее за руку, трижды обвел вокруг костра. Затем, надев Даше на палец обручальное кольцо, вложил ей в руку второе - свое и властно приказал:
  - Теперь, ты - мне.
  Девушка не шелохнулась. Тогда он сам продел безымянный палец в свое обручальное кольцо, что держала она в руке..
  - Да скрепит ваш союз вода из жертвенного родника! - сказала одна из девушек и плеснула на них из украшенного цветами ковша.
  Затем, взяв из рук служанок белое прозрачное покрывало, князь накинул его на волосы Даше и, подведя ее к идолу, пал на колени, заставив девушку последовать его примеру.
  - О, Ярило! Вечной любовью и страстью одари наш брак!
  Затем поднялся и помог встать Даше:
  - Отныне ты - жена моя.
  *********** ************** ****************
  Столы ломились от яств. Пьяные гости уже не слушали песни гусляров, а пели сами - те, кто еще не свалился под стол. Владимир, лишь слегка захмелевший, встал из-за стола и взял Дашу за руку:
  - Пора.
  Гусляры затянули какую-то песню, сулящую супругам кучу детей, а те, кто еще держался на ногах. встали и, кланяясь и перебивая друг друга, желали молодым горячей ночи. Даша почувствовала, как кровь бросилась к лицу. Нетвердой походкой шла она за Владимиром к внутренним княжеским покоям, провожаемая сальными улыбочками разгоряченных вином гостей. Но вот дверь за ними затворилась и, в полной тишине миновав анфиладу комнат, они вошли в спальню. Освещенная факелом, она была устлана медвежьими шкурами, а в стену у изголовья широкого ложа воткнуты стрелы.
   Владимир крепко обнял Дашу одной рукой. Второй нетерпеливо сорвал с ее плеч платье.
  - Господи, неужели этот кошмарный сон не прервется! - думала она, чувствуя, как трясетт его от страсти.
  И вдруг князь, тихо охнув, рухнул на пол. На его месте перед остолбеневшей Дашей стоял Дмитрий с деревянной дубинкой в руке. Глаза его горели безумным блеском:
  - Бежим!
  Выйдя из ступора, Даша прошептала:
  - Куда?
  - В погреб, в лаз. Там сейчас открыто. Упились все. Даст бог - прорвемся. Да оденься ты наконец! - психанул он, натягивая на полуголую Дашу платье. - И голову платком прикрой, особенно лицо - так, чтоб только нос торчал.
  Тут Владимир, лежащий на полу, застонал и пошевелился.
  - Скорее! Очухается! - Дмитрий взял подругу за руку и потащил в дальний конец спальни. В углу оказалась маленькая потайная дверь. Пройдя по узкому темному коридору, они спустились по черной лестнице вниз на кухню. Там, суетясь, бегали с едой-посудой служанки. Схватив бадейку с солеными огурцами, стоящую у входа, Дмитрий водрузил ее на плечо, шепнув Даше:
  - Держись за нее, будто помогаешь.
  Продефилировав таким манером через кухню, они нырнули в погребок и, оставив бадью у входа, бегом спустились к заветной бочке. Подхватив Дашу, Дмитрий посадил ее вовнутрь и скомандовал:
  - Спускайся осторожно!
  И, едва подруга скрылась в темноте люка, прыгнул за ней, прикрыв крышкой отверстие над головой.
  ********************* ************** **********
  - Мы идем уже целую вечность, - нарушила молчание Даша. - Куда ведет этот ход? Скоро он кончится?
  - В лес ведет и кончится не скоро. Потерпи, - Дмитрий, шедший впереди, был едва различим в кромешной мгле. - Останавливаться на отдых не будем: князь про ход прознать может и погоню послать.
  - А почему ты тогда пропал?
  - Решил разведать, куда подземелье ведет, да заплутал. Тут ведь боковых ходов полно. Их в темноте не видно, но если идти, держась руками за стены - почувствуешь. Все они, кроме основного - тупиковые. Я, пока здесь проблуждал, лабиринт этот изучил, как свои пять пальцев. Чуть с голоду не откинулся. Зато теперь с закрытыми глазами из него выберусь.
  - А зачем эти тупиковые ответвления? - удивилась Даша.
  - Наверное , чтобы от преследователей прятаться, - предположил Дмитрий.
  - А как же ты существовал все это время?
  - Как крот. Вернулся в погреб - вас уже не было. Зато валялся ключ от этого погребка - видать в суматохе забыли. Так что, наведываться ночью на кухню поесть проблемы не составило. А днем новости слушал, за дверью прячась. Сама знаешь: где еще, как не на кухне новости обсуждают.
  - А Аня?
  - Что, Аня? - не понял Дмитрий.
  - Аня с тобой?
  - Откуда ей со мной быть? А что с ней?
  И Даша рассказала другу про побег из бани.
  - Это хорошо, - сказал Дмитрий. - Представляешь, что бы с ней сейчас было, останься она во дворце? Сначала придумаем, куда тебя спрятать, затем пойду Аню искать.
  - Рогволд что-то говорил про моего дядю в Муроме, - вспомнила Даша. - Велел к нему под защиту бежать, если что.
  - Ладно, разберемся, - буркнул Дмитрий, - Пошевеливайся!
  **************** ************** *********
  - Все - не могу больше, - ноги у Даши подкосились и она, сев на землю, прислонилась спиной к холодной влажной стене.
  - Спеклась? - наклонился над ней Дмитрий. - Ладно, привал.
  Сев рядом, он долго молчал.
  - Дим, а мы не заблудились? - спросила она тихо.
  - Не должны, - с запинкой ответил он. - Не забоишься тут одна посидеть чуток? Я вперед пройду - посмотрю. Сдается мне, что выход уже близко.
  - Нет, не оставляй меня! - взмолилась Даша и попробовала встать. - Я с тобой!
  - Ну, пойдем - обхватил он ее за талию. - Положи мне руку на плечо. Так. Идти можешь? Смотри - впереди, похоже, просвет.
  - Слышишь? - вздрогнула Даша. - Голоса. Сзади.
  - Погоня! - прошептал Дмитрий и увлек подругу в один из боковых коридоров.
  Прижавшись к стене, они старались не дышать. Раздался лязг оружия, и в свете факелов промелькнули несколько фигур.
  - Дойдем до конца подземелья - оставлю вас сторожить у выхода, - раздался хриплый бас. - Сам вернусь за подкреплением и прочешу вест этот дьяволов лабиринт. Если они здесь - никуда не денутся, голубчики!
  Даша схватилась за сердце. Через некоторое время послышались шаги возвращающихся преследователей.
  - Ничего - выбраться отсюда им не удастся: трое охранников на выходе встретят, - раздался тот же бас.
  - За подкреплением пошел, - прошептал Дмитрий, когда шаги стихли. - Скоро прочесывать начнут. Скверно.
  - Знаешь, Дим - обреченно сказала Даша. - Выйду-ка я к ним - пусть назад везут. А ты схоронись, и как свалят они - беги. Я совру, что ушел ты до их прихода или... Ну, вообщем, придумаю что-нибудь правдоподобное.
  - Дура! Идиотка! - схватил он ее за плечи. - Не отдам я тебя князю! Не отдам! Поняла?!
  - Так ведь убьет он тебя! - всхлипнула Даша.
  - Пусть убьет! Все лучше, чем представлять себе, как он с тобой тешится!
  Пораженная Даша долго молчала.
  - Пошли, - вывел ее из задумчивости Дмитрий. - Попробуем прорваться.
  *********** *************** ****************
  - Вот он - долгожданный выход, - подумала Даша, тихо подойдя вслед за другом к приоткрытой двери. Снаружи пробивался свет и доносился запах костра. Даша припала к щелочке.
  Вечерело. Двое воинов, сняв оружие, сидели у огня, а третий в стороне рубил дрова.
  - Страшен Владимир в гневе, - говорил один из сидящих. - Велел озорника того, что жинку его похитил, беспременно живьем словить. Хочет предать его смерти лютой - чтоб другим не повадно было.
  - На кол посадит, аль с живого кожу сдерет? - поинтересовался второй.
  - Скорее - на кол, - предположил первый. - А потом и кожу сдерет.
  Даша похолодела.
  - Эй, забирайте дрова, бездельники! - крикнул им третий.
  - Голос знакомый, - мелькнуло у Даши в голове. - Где-то я его уже слышала.
   Те двое встали и направились к товарищу, продолжавшему махать топором.
  - Беги в лес! - скомандовал Дмитрий. - Я прикрою.
  Даша осторожно толкнула дверь. Ржавые петли пронзительно скрипнули.
  Охранники, побросав дрова, кинулись к оставленному у костра оружию. Отстранив Дашу, Дмитрий одним прыжком опередив их, схватил в каждую руку по мечу и крикнул:
  - Даша, беги!
  Третий воин с топором наотмашь ринулся на помощь товарищам.
  - Антон?!! - вскрикнула Даша, разглядев в вечернем полумраке его лицо.
  Тот изумленно остановился.
  - Даша?! - обрадовался он, увидев вышедшую из подземелья девушку. - Ты?!
  Тоша, ты?! - опустил мечи Дмитрий.
  Но тут один из воинов, схватив с земли палицу, размахнулся и...
  - Не надо! - заломил ему руку Антон. - Друган это мой.
  ************* *************** ***********
  - Как же ты исхитрился патрону моему брачную ночь испоганить, Черномор фигов? - улыбнулся Антон, вытирая пот со лба, когда двое его соратников по оружию были усажены спина к спине и связаны.
  - И ты тоже хороша - свистушка легкомысленная, - с напускной суровостью переключился он на Дашу. - Замуж, значит, выскочила, а от выполнения супружеских обязанностей отлыниваешь. Нехорошо это. Обиделся Владимир - рвет и мечет. Чуть не поубивал там всех. А она , коварная, упорхнула и улыбается!
  - Тош, кончай балагурить - уходить надо, - прервал его Дмитрий.
  - Да, - спохватился тот. - Воевода за подмогой убег: вот-вот вернется. Рванули отседа!
  - А с этими орлами что делать? Заложат ведь, - кивнул Дмитрий на связанных.
  - Да поотрубаем им башки - и дело с концом! - взялся за меч Антон.
  - Не надо! - взмолилась Даша. - Они же безоружные.
  - Думаешь, они бы тебя с Диманом пожалели? - насупился Антон.
  - Не надо, пожалуйста! Пошли! - потянула его за рукав девушка.
  - Ладно, пусть живут, - согласился Антон. - Идите вон по той тропинке, я вас догоню. Отлить мне, пардон, надо.
  Взявшись за руки, Дмитрий с Дашей углубились в лес. Через несколько минут их догнал Антон. Одежда и меч его были забрызганы кровью.
  - Ну, чего ты так смотришь? - бросил он Даше. - Пока вас догонял - волка встретил. Перспектива угодить ему на ужин мне не улыбалась. Понятно? Тогда - пошли.
  *********** ****************** *****************
  - Как же ты во вражеский стан затесался? - поддел друга Дмитрий, когда они, отмахав солидное расстояние, забрались на вековой дуб и расположились на широких ветвях его на ночлег..
  - Да как, как! Сверзся я следом за тобой тогда в бодягу эту языческую, будь она неладна. Очухался в деревеньке некой под плетнем. А там как раз Владимировы рекрутеры хозяйничали: парней на войну забривали. Ну и меня загребли за компанию. Я, видишь ли, под их, сказал бы какой, призыв подходил. Служил, между прочим, исправно. За удаль и отвагу самим Владимиром отмечен был и княжеским наградным мечом пожалован. Мне уж, можно сказать, генеральские погоны светили, если бы не ты - охламон. Вся карьера теперь псу под хвост. Спасай тут вас! - улыбнулся Антон.
  - Ребята, мы ж так и не решили, куда идти, - вмешалась Даша. - Может, к дяде моему в Муром?
  - Ага! Там тебя как раз один из Владимировых прихвостней с войском и поджидает! - усмехнулся Антон. - Иль, думаешь, не догадался муженек твой, к кому ты за защитой побежишь?
  - Тогда - к колдунье. Аня слыхала, что она где-то в лесу живет
  - К какой еще колдунье? Дашуль, ты же современная девушка, а в такую чепуху веришь! Наслушалась мистических бредней всяких! - в сердцах отмахнулся Антон.
  - Но ведь то, что мы в эту эпоху попали - тоже мистика, - не сдавалась Даша. - Есть много таких вещей, о которых мы не знаем просто потому, что информация о них содержится в строжайшей тайне и передается лишь избранным. Грань мистики с реальностью так размыта!
  - Возможно, малыш. Но руководствоваться принципом: "пойду туда - не знаю куда, искать то - не знаю что", извини за резкость - глупо. - возразил Антон.
  - Хорошо, Тош, твои предложения7 - сдалась она.
  Антон задумался.
  - А вдруг, Даша права? - вмешался Дмитрий - Как, говоришь, ее зовут? Доброгнева? Слыхал и я про такую - в народе о ней молва идет. Вдруг она и Анютку сыскать поможет?
  - Вот спелись-то! - притворно возмутился Антон. - Ну что с вами поделаешь - к колдунье, так - к колдунье. Завтра же отправимся на поиски этой Доброгневы. А пока - всем спать!
  *********** ********** *************
  - Мать честная - река! - воскликнул Антон, когда к концу следующего дня измученные многочасовыми скитаниями, друзья вышли на живописный берег. - Здорово! Во-первых - напьемся. Во-вторых - искупаемся, чтоб усталость снять. В-третьих, надо бы помозговать, как рыбы-раков наловить. Жрать хочется - вас бы съел!
  - А вон, смотрите, что это там - вдали? - счастливо улыбнулась еле держащаяся на ногах Даша. - Кажется - мельница.
  - Молодец, приметливая ты наша! - похвалил Антон. - Конкретная мельница. Туда и направимся на ночлег проситься. Глядишь, может заодно и накормят.
  Но Даша села на землю, не в силах пошевелиться.
  - Подъем! - скомандовал Антон. - Еще немного, еще чуть-чуть!
  - Погоди, Тош! Видишь - выбилась она из сил, - вступился Дмитрий. - Передохнем малек - и двинем.
  - Экие вы, однако, нежные! - не унимался тот. - Будем потом в темноте плутать, или, как прошлой ночью, на дереве куковать. Нечего раскисать. Последний рывок - и мы у цели!
  - Я, правда, не могу идти, - прикусила губку Даша. - Дай хоть полчасика посидеть.
  - Знаешь, Тош. Пусть она отдыхает, а я пока схожу, разведаю, что за мельница такая и каковы хозяева. Сам знаешь, о мельницах в старину недобрая слава ходила: считалось, что место это - нехорошее. Я, конечно, не суеверен, но осторожность никогда не повредит. Тем более, что и на князевых молодчиков там запросто нарваться можно. Вообщем, ждите меня тут - я мигом обернусь.
  Не успела Даша возразить, как он решительно двинулся к темнеющей вдали башне.
  - Будь осторожен, пожалуйста! - крикнула она ему вслед.
  ******* ********** ****************
  Ночные сумерки окутали берег, поглотив поднимавшийся над рекой туман.
  - Может, случилось что? - тревожилась Даша. - Столько времени прошло, а его все нет
  - Идти далеко, - неуверенно ответил Антон. - Должен вот-вот вернуться. Давай, пока суть, да дело, костерок организуем. Огниво есть, дровишки - не проблема. А то ведь совсем стемнеет скоро
  Взяв предусмотрительно прихваченный топор, Антон принялся рубить растущую рядом рябину.
  - Может, хворостом обойдемся? Жалко деревце, - подняла Даша с земли несколько сухих палочек.
  - Да ладно! Их тут - как грязи, - отмахнулся он, продолжая орудовать топором.
  Вдруг раздался свист . Уронив собранные веточки, девушка оглянулась: со всех сторон их обступали грязные бородатые люди с мечами в руках. Лица их были оскалены в свирепой улыбке.
  - Глянь, девка-то - из знатных, - прошамкал один из них. - А парень - служивый. Полюбовники, небось.
  Тут вперед выступил коренастый хромой бородач со шрамом через все лицо и, подойдя к Даше, сально усмехнулся:
  - Где один полюбовник - там и двое. Приголубь, красавица, удалого атамана, - схватил он ее за руку.
  - Эй, мужик, полегче! - рванулся вперед Антон, но тут же был схвачен двумя разбойниками.
  - А ты полюбуешься, как мы миловаться будем1 - захохотал хромой. - А потом товарищи мои с ней потешатся.
  - А потом тебя Владимир-князь на кол посадит! - с отчаяния выпалила Даша.
  - Это почему еще? - озадачился атаман
  - Иль жену его не признал? - вмешался Антон, пытаясь вырваться из тисков повисших на нем оборванцев..
  - Слышь, Фрол, а ведь и вправду - Рогнеда это, - дернул хромого за рукав один из дружков его. - Она и есть - чтоб я сдох!
  Тот , отпустив Дашину руку долго стоял молча.
  - А раз Рогнеда, значит, князь нам за нее выкуп отвалит, - решил он. - А за полюбовничка ее - и подавно. Ведомо мне, что очень жаждет князь с ним счеты свести.
  - Ну-ка, братец, - подозвал он одного из шайки. - Скачи к Владимиру с радостной весточкой. Скажи, пусть готовит за жинку свою...
  И зашептал ему что-то на ухо.
  Затем, вскочив на подведенного к нему жеребца, посадил Дашу впереди себя и скомандовал:
  - Дружка ее - на седло. По коням!
  ************ ************* *************
  Логово лесных разбойников оказалось совсем не таким, как представляла себе Даша из сказок и кино. Две землянки, каждая со своим входом, но сообщающиеся подземным коридором, были довольно просторные, чистые и теплые. В одной из них, служащей, видимо, кухней, столовой и женской половиной одновременно, хозяйничала горбатая старуха.
  - Опять девку приволок! - проворчала она, увидев Дашу. - Не надоело тебе, ироду, их поганить? Женился бы, что ли!
  - Неможно мне, Федора. Сегодня я жив, а завтра - висельник. Вот, ежели когда-нибудь остепенюсь - женюсь беспременно, - миролюбиво прогундосил хромой. - На такой, как эта. Ты, Федора, глаз с нее не спускай. Не для потехи ее привез - тут дело посурьезнее. Князь нам за нее кучу золота отвалит. Рогнеда это.
  - И еще потом догонит и добавит! - съязвила старуха. - Ладно, отдыхай ужо. Покараулю твою птичку. Да и покормить ее надобно: глянь, какая бледная, да усталая!
  - На вот, ешь! - поставила она перед девушкой похлебку, когда атаман ушел. - А потом спать ложись. Не свезло тебе, молодка. Ой, как не свезло!
  **************** ************* ***********
  Не успев донести голову до подушки, усталая Даша провалилась в сон, и привиделось ей странное.
  Прекрасные девушки с сияющими лицами и распущенными зелеными волосами до пят водили хоровод на освещенной солнцем лесной опушке. Вдруг показалась еще одна. Была она грустна и заплакана.
  - Что случилось? - обступили ее товарки.
  - Беда, сестрицы-древесницы: срубил меня лиходей. Гибну я. Покарайте его за кончину мою безвременную! - простонала та и растаяла.
  - Да, рябинушка, да подруженька - отомстим твоему погубителю! - раздался хор голосов, и Даша проснулась
  - Что за дерево срубил Антон на костер? - попыталась вспомнить она. - Рябину! Живую, не засохшую! Ой, плохо!
  В землянке было темно и тихо. Только старуха, кряхтя, ворочалась у печки.
  - Что ж я сплю-то? - спохватилась девушка. - Князь вот-вот нагрянет!
  Быстро встав с постели, она сделала два шага и...
  - Куды?! - проскрипела горбунья.
  - Отпусти меня, бабушка! - взмолилась Даша. - Не хочу я к князю возвращаться!
  - Эх, молодость! - вздохнула та. - Чай, другого любишь?
  Даша промолчала.
  - Жаль вас - девок глупых. Попадаете к мужикам в полон, как птахи в сети. Да, что говорить, сама такой была, - села на лежанке старая. - Но отпустить тебя не могу: предаст меня Фрол смерти лютой. Да и куды тебе бежать-то? Владимир под землей сыщет. Повинись лучше, приласкай его - авось простит.
  - Я, бабушка, Доброгневу сыщу. Попрошу ее вернуть меня на мою сторонушку. Далече это отсюда. Там Владимир не сыщет.
  Доброгневу? Смелая ты! - удивилась Федора. - Расположение ее заслужить ой как непросто! Это тебе, голуба, надо в Купальскую ночь приходить - прямиком на Гнилое болото.
  - А скоро ли ночь та?
  - Аккурат через две недели, - ответила старуха. - В Иванову ночь угодить ей проще - наверняка поможет. А сейчас - я бы не советовала.
  - Бабулечка, но ведь князь меня в город увезет и, если не убьет, то уж охрану наверняка приставит. Не попасть мне потом на болото то. Отпусти меня, сделай милость! - взмолилась Даша.
  - Одна пойдешь? - помедлив, спросила та.
  - Нет, конечно! Друга моего тоже отпусти!
  - Ишь, хитрая! И тебя отпусти, и мил-дружка твоего! Да и как я его с мужской половины выведу? А вдруг там не спиться кому?
  Даша разрыдалась.
  - Ну, будет убиваться-то! - подойдя, погладила ее по голове горбунья. - Я - что? Мне уж жизнь опостылела. Себе хуже делаешь. Сиди тут тихо и жди. Попробую.
  И скрылась за дверью коридора, ведущего в соседнюю землянку.
  Через несколько минут, показавшихся Даше вечностью, Федора вернулась. За ней в темноте маячила чья-то фигура.
  - Антон! - перехватило у Даши дыхание.
  Сделав знак молчать, бабка вывела их из избы и подвела к привязанным под навесом лошадям.
  - Вот этот конь добрый - его и берите. Да не прям отсель скачите, чтоб стуком копыт шума не наделать - прошамкала она.
  - Спасибо, Федора! - обняла ее на прощание Даша. - Как нам отблагодарить тебя?
  - Будете у Доброгневы - попросите, чтоб простила меня, - помедлив, ответила та. - Она знает, за что.
  - Обязательно попросим, - пообещал Антон, усадив Дашу в седло и взяв лошадь под уздцы. - Сначала отойдем тихонько подальше, чтоб разбойников ненароком не разбудить, а потом - поскачем.
  Правильно, - одобрила горбунья. - Прощайте!
  И, повернувшись, заковыляла к землянке.
  ************* ************** *************
  Антон, ведя коня на поводу, двинулся в лес. Сумрак ночи уступал понемногу место утреннему туману.
  Вдруг прямо перед ними на тропинке как из-под земли выросли всадники.
  - Вот они, голубчики! Сбежать пытаются! - раздался голос разбойничьего гонца.
  Антон, мгновенно оценив ситуацию, попытался вскочить в седло за Дашей. Но тут стоящая рядом береза при полном безветрии вдруг резко качнулась, хлестнув коня по морде. Испуганное животное, заржав, отпрянуло, свалив Антона с ног, а затем, рванув с места, понесло.
  Даша, крепко обхватив коня за шею, закрыла от страха глаза. Ветви деревьев хлестали по лицу ее и рвали волосы, сердце бешено стучало. Обезумевшее от страха животное несло ее навстречу смерти.
  Сколько длился этот кошмар? Даша чувствовала, как силы оставляют ее. Взмыленный конь тоже, похоже, начал уставать. Вдруг кто-то обхватил ее стан, вырвал из седла и посадил рядом с собой. Даша открыла глаза. По простиравшемуся до горизонта полю несся одинокий конь, а сама она сидела на другом - тоже взмыленном, но сейчас - спокойно стоящим. Сидящий за Дашиной спиной, крепко прижимал девушку к себе. Она повернула голову к спасителю...
  - Здравствуй, девочка моя! - усмехнулся Владимир.
  *********** *********** *************
  По дороге к логову разбойников он не сказал больше не слова. Даша тоже молчала, предчувствуя беду.
  У землянок, окруженные воинами, стояли толпой разбойники - те немногие, кто остался в живых. Всюду валялись окровавленные тела, многие из пленных были ранены. Среди последних Даша увидела истекающего кровью Антона.
  - Что с ними делать, княже? - вышел вперед один из воинов.
  Владимир внимательно оглядел каждого:
  - Это - все?
  - Все, княже.
  - Отрубить головы и выставить на городскую площадь!
  Даша подумала, что ослышалась, но тут князевы ратники бросили атамана на колени.
  - Нет! - заполошно закричала она, увидев, как покатилась по земле окровавленная его голова.
  Но воины уже набросились на Антона...
  Мрак застлал ей глаза, и сознание покинуло ее.
  ************ ********** ***********
  Сначала темнота сменялась, как в калейдоскопе, туманными пейзажами: лес, речка, поле. Потом из мрака вынырнули на мгновение княжеские покои, и вновь воцарилась мгла.
  Кошмарное огненное чудище, беззвучно хохоча, обнимало ее. Даше было жарко и не хватало воздуха:
  - Пить!
  - Э, да у нее, похоже, горячка. Лекаря!
  ********* ************* ***********
  - Кажись, выжила. Глянь - в себя приходит, - услышала Даша, и сквозь застилавшую пелену глаза увидела чей-то силуэт - Пойду, князю доложу: то-то обрадуется! А ты пока при ней посиди.
  Что со мной было? Где я? - она попыталась поднять голову, но вновь бессильно откинулась на подушку.
  - Лежи, госпожа, лежи! Нельзя тебе - слаба больно, - услышала Даша знакомый голос.
  - Марфуша? - одними губами спросила Даша.
  - Я, госпожа. На вот, отварчику попей. Раз выжила, значит - на поправку пойдешь. Это уж непременно! А то князь извелся весь около тебя - болезной сидючи.
  Тут хлопнула дверь, и послышались знакомые шаги. Сев на край постели, Владимир взял ее за руку:
  - Не горишь? Наконец-то! Теперь все будет хорошо, душа моя!
  ****************** *********** ************
  - Неужели Нелюб был прав, и я, действительно, привязалась к Владимиру? - размышляла Даша, сидя в постели и прислушиваясь к шагам за дверью. - Каждый день жду его прихода. Мне хорошо, когда он сидит рядом и смотрит на меня. Да как смотрит! Удивительно сочетаются в нем сила и необузданность с умом и умением, когда надо, держать себя в руках. Дьявольская смесь! Неужели я и вправду близка к тому, чтобы влюбиться?
  - Доброе утро! - вошел князь. - О, да ты сегодня прекрасно выглядишь! Веселая, румяная и глаза блестят. Надо сказать служанкам, чтоб выводили тебя в сад гулять. Ходить можешь?
  - Наверное, - улыбнулась она в ответ и встала на пол. Голова закружилась, ноги подкосились и...
  - Да, рановато тебе вставать, - подхватив падающую Дашу, князь вновь уложил ее в постель и вдруг, навалившись, стал покрывать жаркими поцелуями ее лицо и плечи. - А ведь думал я, что овдовею, не изведав молодой жены.
  Тут за дверью раздались шум и крики.
  - Где князь? Беда! Измена!
  Грязно выругавшись, Владимир встал:
  - Кто там? Пустить его!
  Ввалившийся в спальню запыленный окровавленный воин, пал перед ним на колени:
  - Беда, княже! Радимичи с вятичами, сговорившись, взбунтовалися - отделяться хотят! Всех твоих сборщиков дани поубивали - я один чудом спасся. Войско собирают - на тебя идти!
  - Воеводу ко мне! - крикнул князь слугам и, забыв про молодую жену, быстро вышел вон.
  *************** ***************** *************
  - Вот так! - обиделась Даша. - Война, значит, важней? Ну и не надо! Странный народ, эти мужчины: ради дела готовы пожертвовать любовью. Ну и проваливай, дорогой, мечом махать! А я пока упорхну!
  - Госпожа, не изволишь ли откушать? - робко спросила неслышно вошедшая Марфуша.
  - Изволю, - заявила она. - Еще как изволю! Я сейчас, пожалуй, быка съем!
  - Побегу, скажу, чтоб изжарили, - навострилась девочка.
  - Эй, погоди - не надо быка. Кашу тащи с медом и ягодами.
  Встав с постели (откуда только силы взялись?!) Даша подошла к распахнутому окну. На площади перед хоромами строились ратники. На холме, что возвышался за крепостной стеной, блестел на солнце огромный истукан, стоящий в окружении других идолов - поменьше.
  - Это еще что? - удивилась Даша. - Прежде не было.
  - Ой, Рогнеда, ты уже ходишь! - обрадовалась вернувшаяся с завтраком служанка. - А это - Перун и все остальные боги. Князь недавно велел святилище воздвигнуть - в честь побед своих над ворогами. И жертвы человеческие принес. Как совсем поправишься, ежели пожелаешь, сходим - им поклонимся.
  - Обязательно, - согласилась Даша, садясь за стол. - А не знаешь ли, пойдет Владимир войной на этих, как их там?
  - Радимичей да вятичей? - подсказала Марфа. - А как же? Беспременно пойдет. Слыхала я, что нынче вечером выступают.
  ************* ********** ***********
  День клонился к закату, когда Владимир зашел проститься. Глаза его хищно блестели:
  - Ненадолго расстаемся. Усмирю бунтовщиков - сразу ворочусь. Попытаешься сбежать - убью.
  И вышел
  Из открытого окна донесся лязг металла и цокот копыт - войско двинулось в поход.
  *********** **************** **************
  Утро выдалось пасмурным. Серые тучи заволокли небо, предвещая дождь. На душе у Даши было гнусно.
  - Где сейчас Аня, Дима, Антон? Что с ними? - мрачные мысли лезли в голову. Надо развеяться. Хоть, вон, истукана нового посмотреть. Все лучше, чем сиднем сидеть.
  - Пошли на холм, - сказала она Марфуше.
  - Да, госпожа. Сейчас, только охрану кликну, - поклонилась та.
  - Зачем нам охрана? Обойдемся без нее, - возразила Даша.
  - Без охраны никак нельзя, госпожа. Князь приказал, чтоб сопровождала тебя всюду.
  - Ладно, - вздохнула она, - зови охрану и пошли.
  Миновав площадь перед дворцом, они шли сквозь торговые ряды. В утренние часы было тут людно: купцы наперебой расхваливали свой товар, зазывая покупателей. Где-то отчаянно торговались, где-то - ударяли по рукам.
  - Доброго здоровья, княгиня! - с поклоном преградила Даше путь какая-то молодка.
  - Аня! - ахнула она. - Откуда ты?!
  Но тут же, спохватившись, поправилась:
  - Вернулась, подружка дорогая? Родню проведала? Я уж заскучала без тебя. Будешь сопровождать меня. Во дворце потолкуем.
  И, заговорщически подмигнув товарке, сделала ей знак следовать за собой.
  ********** ************** **************
  Торговые ряды закончились, и, выйдя за крепостные стены, они начали подниматься на невысокий холм. Истукан Перуна - грозного бога грома, молнии и земного огня, покровителя княжьего и дружинного, величественно возвышался над окружавшими его идолами. Стан его был из дерева, голова - из серебра, волосы, борода и усы - из золота, а ноги - из железа. В руке он держал золотую, украшенную рубинами молнию. Перед идолом пылал священный огонь, вокруг которого, на воткнутых в землю копьях болтались отрубленные человеческие головы.
  - Смотри! - вскрикнула Аня, показав на одну из них.
  - Антон! - побелевшими губами беззвучно прошептала Даша.
  ************* ************** *************
  Она не помнила, как возвращалась назад. Долго сидела в оцепенении, пока в горницу не вошла Марфуша:
  - Что на ужин изволишь откушать, госпожа?
  - Ничего, - ответила за подругу сидящая рядом Аня.
  - Может, лекаря позвать? - встревожилась служанка.
  - Не надо. Оставь нас, Марфуша. - выдавила Даша.
  Та, тревожно взглянув на нее, вышла.
  За окном бушевала гроза: Перун неистовствовал, сталкивая лбами черные тучи.
  Это - из-за меня, прошептала Даша. - Выходит, я убила его.
  - Расскажи, - попросила Аня, и Даша поведала ей все, что случилось с тех пор, как они расстались.
  - А ты куда пропала? - спросила она подругу, окончив рассказ.
  - Да никуда. Как нагрянул тогда князь в баню, я в подполье у Шишиморы отсиделась, а потом - в бега пустилась. Не возвращаться же под арест? Надеялась, что придумаю, как тебя вызволить. А пока суть да дело, к купчихе одной нанялась. Не пропадать же с голоду? Так мало того, что муженек ее - кобель, проходу мне не давал, так еще и ты пропала! Хотела уж в лес податься - Доброгневу сама сыскать, да слух прошел, что привез тебя муженек назад - в горячке лежишь. Куда я пойду после этого? Вот и ждала удобного случая, чтоб к тебе пробиться.
  - Слушай, Ань, а когда ночь на Ивана Купало?
  - Дня через три, если не ошибаюсь. А что?
  - Времени в обрез, - удрученно сказала Даша. - И не сбежишь. Ход подземный, слышала я, под усиленной охраной. Да и с баней не вытанцовывается. Антон убит, Дима пропал...
  - Не ной! - одернула подругу Аня. - Давай спать. Утром лучше думается .
  *********** ************* ****************
  Куда она опять усвистела? - настроение у Даши было то еще.
  - А, проснулась? С добрым утром! - появилась в дверях Аня.
  - Сомневаюсь, что оно доброе. Иль придумала ты чего?
  - Придумала! - глаза у Ани блестели. - Слушай, что я узнала. Начну с неприятного. Князь на время своего отсутствия поручил надзор за тобой какому-то новому придворному выскочке, что из бывших предателей. Уж кого он там предал - не знаю, да это и не суть важно. Наместник этот хитер - в тени держится.. но заправляет всем исправно. Тебя вчера, когда на новое капище ходила, сколько охранников сопровождало?
  - Двое.
  - Как бы не так! А шестеро - не хочешь? Те четверо, которых не заметила - под простой люд косили. Так что охраняют тебя капитально.
  - Спасибо - обрадовала!
  - На здоровье! Так, с неприятностями разобрались. Приступим к приятностям и перспективам, - Аня возбужденно ходила по горнице.
  - А они есть? - с сомнением спросила Даша.
  - Нет такого положения, из которого нельзя было бы выкрутиться. Слушай, - понизила голос подруга. - Сегодня идем в торговые ряды к купцу, у которого я служила. Якобы прибарахлиться. Есть у него в лавке комнатушка примерочная с запасным выходом на задний двор. Соображаешь? Шпики князевы у главного входа поджидать будут, а я тебя - через черный выпущу. Сама же в примерочной останусь, разговоры разговаривать - чтоб думали, что мы там вдвоем. А через какое-то время тоже удеру.
  - Нет, так не пойдет - не оставлю я тебя одну. Вдруг догадаются охранники, что сбежала я, и схватят тебя?
  - А как догадаются? Подсматривать будут, как ты переодеваешься? Да за это им голов не сносить! Не беспокойся: бог не выдаст - свинья не съест. Если же вдруг что случится, доберешься сама до Доброгневы, и помощь для всех нас вымолишь. Иного выхода нет.
  Даша задумалась.
  - Боюсь я Анют, тебя оставлять. Может, одновременно сбежим?
  - Вот тогда - точняк заметят, поймают и благоверному твоему по акту сдачи-приемки передадут. Да не волнуйся - я все продумала. Собирайся на шоппинг.
  ************** ************* *****************
  Дело шло к полудню, когда подруги вошли в лавку купца. Тот, завидев Аню, сально улыбнулся:
  - Явилась? Где ты шлялась все это время?
  - Княгиня желает товар посмотреть - отрезала Аня, пропуская подругу вперед.
  - Рогнеда! - всплеснул руками тот. - Сейчас, сейчас, княгинюшка, принесут наряды самые наилучшие!
  Слуги, забегав, приволокли гору платьев и платков.
  - Померить надобно, - надменно сказала Даша.
  - Конечно, госпожа, пожалуй вот в ту комнатку. Теснехонька она - уж не обессудь. Зато, зеркало заморское во всю стену. Сейчас наряды все сюда снесут.
  Закрыв за собой дверь, Даша огляделась.
  - Ну и где твой черный ход? - шепотом спросила она подругу.
  Вслух же добавила так, чтоб было слышно снаружи:
  - Начнем, пожалуй, с красного платья.
  - И вот это примерь, - громко сказала Аня. - А потом - то.
  - Ну-ка, помоги - прошептала она, уцепившись за раму вставленного в стену зеркала и потянув на себя. - Вот он.
  Зеркало, оказавшееся на самом деле дверью, поддалось, и Дашиному взору предстал темный склад, заваленный какими-то мешками.
  - Нет, это не к лицу тебе, - громко сказала Аня. - Может, этот сарафан подойдет?
  - Беги через склад,- продолжала она шепотом. - Видишь просвет? Это - дверь на внутренний дворик. Как выйдешь из нее, беги по направлению дерева с обугленной верхушкой. Оно аккурат у второго выхода из крепости стоит. Ворота там почти не охраняются, потому как там, за стеной - погост. Крестов не увидишь - курганы одни. Место пустынное. Там и жди. Коль до вечера не появлюсь, отправляйся сама к колдунье. - Ну, давай же, не стой! Удачи!
  И она, вытолкав Дашу в темноту, громко воскликнула:
  - Ну, это уже лучше - берем. Теперь вот еще примерь.
  ************ *************** *****************
  Спотыкаясь о мешки, Даша пробежала сквозь склад и, приоткрыв дверь, выглянула на улицу. Дворик был почти пуст. Только древний старик, опираясь на посох, медленно ковылял к колодцу, да двое мужичков, горячо споря о чем-то, теребили друг друга, схватив за грудки.
  Выскочив из сарая, Даша рванула мимо них в направлении опаленной молнией сосны, маячившей вдали.
  - Не спеши, княгинюшка! - вмиг перестав мутузиться, молодцы схватили Дашу под руки. И вдруг один из них, ойкнув, упал, как подкошенный. Второй обернулся - и тоже, получив тяжелым посохом по темечку, свалился рядом с товарищем.
  - Скорее! - с удивительной для его лет прытью старичок, взяв Дашу за руку, пустился бежать.
  - Мне - к горелой сосне, - стараясь не отставать, выдохнула она.
  - Хорошо, что сейчас день, - думала беглянка. - Мужики, кроме тех шпионов - на войне, бабы - в поле. Все как вымерло.
  Ну вот, и сосна, а рядом - ворота из крепости, около которых дремлет разомлевший от жары часовой.
  Взяв Дашу под руку, старик чинно прошел с ней мимо спящего.
  - Покойничков навестить идете, отец? - спросил тот, лениво приоткрыв глаза.
  - Да, сынок.
  - Доброго пути, - вновь смежил он веки.
  Миновав несколько невысоких курганов, они молча подошли к лесу.
  - Теперь куда? - обернувшись, дед сдернул бороду и седой парик.
  - Дима! - всплеснула руками Даша.
  ************* ************* ***********
  - Пришел я на мельницу, а там - лишь старик-мельник, да внук его - Ваня. Славный такой мальчуган лет десяти-двенадцати - начал Дмитрий, выслушав Дашин рассказ. - Только-только от них разбойники свалили. Те, что потом на вас напали. Как я с ними разминулся?
  Сам не пойму. Видать, бог миловал. Дедка они сильно покалечили, озлобившись , что взять с него нечего. Хорошо хоть мальца пощадили - не тронули. Ну, как я мог человека в таком состоянии бросить? Пока шину ему на сломанную руку наложил, пока рану рваную на плече, как мог, залатал - вообщем, замешкался. Пацаненок тот потом меня провожать увязался. Сирота он - родители, да братья-сестры от тифа полегли. Пришли мы с ним на ту поляну - а вас нет. Тут Ваня и смекнул, что к чему, и повел меня прямиком в разбойничье логово. Он - дитенок пронырливый - все тут знает. Да только поздно пришли мы: как раз когда князь тебя, бесчувственную увозил.
  - Ты видел, как погиб Антон? - спросила Даша.
  - Погиб? - удивился Дмитрий. - С чего ты взяла?
  - На моих глазах ратники волокли его на казнь. И голова отрубленная, на капище - его. Не могли же мы с Аней обознаться?
  - Странно, - удивился Дмитрий. - Я думал...
  И он замолчал, погрузившись в свои мысли.
  Так просидели они у леса до вечера. Аня не появилась.
  - Плохо дело, - встал Дмитрий с поваленного дерева, - Похоже, не придет она. Рассиживаться дольше нельзя - схватят. Значит так. Идем на мельницу. Ванюшка дорогу на Гнилое болото знает и нам покажет. Во всяком случае - обещал. Если колдунью сыщем, она, глядишь, поможет и Анютку спасти. Если же не найдем ее - на мельнице останешься, а я в город вернусь. Вставай Даша - уходим.
  ********* ****************** ***********************
  - Ой, Дмитрий! - радостно закричал Ваня, увидав на пороге еле держащихся на ногах путников. - Сюда, сюда садись. И ты, девка, тоже. Бледнющие-то, страсть! Нате-ка хлебушка да ягодок..
  - Спасибо, Ванек. Да не хлопочи ты так! А деда где? Сев рядом с Дашей на лавку, Дмитрий прислонился к стене и закрыл глаза. - Как он?
  - В сарай вышел - курям пшена задать. На ногах уж - тебе спасибо! А что за шум на дворе?
  Тут дверь распахнулась, и на пороге появился рослый княжеский воин:
  - Прилетели, голубки!
  - Антон?! - вскрикнула Даша, взглянув на вошедшего. - Ты...Ты же обезглавлен?!
  - С какой стати? - изумился тот. - Типун тебе на язык! Моя голова при мне и неплохо варит. А вот тебе, Диман, со своей, к сожалению, придется распрощаться. По дружбе могу обеспечить тебе легкую смерть. Все лучше, чем корчиться на дыбе на глазах у кайфующей от зрелища черни.
  - Что ты такое говоришь, Тоша? Ты не болен? - побледнела Даша.
  - Он здоров, как бык, - заверил Дмитрий. - Просто служба у князя пришлась ему по вкусу. Помнишь, я удивился, узнав, что ему отрубили голову? Видел я, как валялся он у князя в ногах, вымаливая помилование тогда - в разбойничьем логове. А еще видел, как порешил он собственноручно остальных пленных. Даже бабку-горбунью не пощадил!
  - Было дело, - неохотно согласился Антон. - А что ж мне, подыхать во цвете лет прикажешь? Да еще из-за чего - из-за бабского ломания! Нет уж, уволь!
  - Так ты и есть тот самый новый Владимиров наместник, что приставлен меня пасти? - догадалась Даша.
  - Да, и, как видишь, отлично справляюсь со своими обязанностями! Оправдываю высокое доверие. Я, между прочим, так сразу и подумал, что на мельницу ты подашься. Взял двоих орлов - и в засаду. Смотрю: батюшки-светы - идет! Да не одна, а с Дон-Кихотом своим! Давай подруга, выходи на крыльцо. Там мои парни дожидаются. А мы с Диманом кой о чем потолкуем.
  -Не убивай его! - взмолилась Даша. - Меня увози, а его не трогай! Он же друг твой!
  - Был друг, да весь вышел, - обнажил меч Антон. - И в память о былой дружбе спасу я его от пыток лютых. Выйди сама - по хорошему, пока молодцов не кликнул!
  - Иди, Даша, - спокойно сказал Дмитрий.
  Но тут вошел старый мельник, неся в руках ковш с ароматным напитком.
  - О, какие гости у нас1 Не хочешь ли медовухи отведать, могучий воин? Лесной мед - самый, что ни на есть, полезный, и силу мужскую утраивает.
  - А не врешь, борода? - усмехнулся Антон. - Я же тогда княгиню в целости не довезу! Ну, давай свое пойло. Только сперва сам отхлебни.
  Старик отпил из ковша и подал его Антону. Тот начал жадно лакать и вдруг, захрипев, упал на пол и забился в конвульсиях. Через несколько минут все было кончено.
  - И те двое у порога мертвы, - спокойно сказал старик.
  - Дедуль, ты же тоже пил! - всхлипнул мальчик.
  - Я, Ваня, перед тем противоядие принял, - ответил тот и повернулся к Дмитрию. - Помоги, сынок, схоронить покойничков.
  ************* *************** ***********************
  - Расскажи мне про ночь Купальскую, - попросила Даша Ваню, когда мельник с Дмитрием, погрузив тела убитых на подводу, уехали.
  Мальчуган, обиженный тем, что мужчины не взяли его с собой, сидел насупившись.
  - Ты чего, девка, Купало не знаешь? - недовольно пробурчал он. - Это же - бог лета, цветов и полевых плодов. На голове у него венок из купальниц, а в руках - цветы и плоды полевые. В начале жатвы, то есть накануне ночи Ивановой, приносят люди жертвы Пшеницу, мед, ягоды, цветы - все несут в святилище его, прося хорошего урожая. Девки с парнями, цветочными гирляндами разукрасившись, костры жгут, через огонь прыгают и любятся. Что улыбишься? Аль не знаешь, что Купальская ночь - любодейная?
  - Не знала, правда! - ответила Даша.
  - Ну, так знай, - Ваня, уже забывший обиду, с важным видом продолжал. - А в честь Купалы еще с горки зажженные тележные колеса скатывают - чтоб солнышко светило ярко, да грело жарко. Девки в эту ночь гадают: пускают по реке венки с зажженными лучинками. Та, у кого венок сразу потонет замуж в этом году не выйдет. А молодка, у которой венок дальше всех проплывет, может к свадьбе готовиться - будет она вскорости всех счастливее. А ежели у какой из гадающих лучинка долго-долго горит, то и жизнь у нее будет длиннющая.
  Видя, как внимательно слушает его Даша, польщенный рассказчик продолжал:
  - А еще в Иванову ночь ведьмы силищу обретают дьявольскую. Крадут они лошадей у беспечных хозяев и скачут на них на Лысую гору на шабаш.
  - А как же Доброгнева? Она ведь тоже туда подастся? А старуха-горбунья говорила, что на Гнилом болоте искать ее надобно. Кстати, бабулька эта почему-то просила, чтоб простила ее колдунья
  .- Известное дело - почему, - с важным видом ответил Ваня. - Ведь Доброгнева - дочь ее. Говорят, была бабка Федора в молодости писаной красавицей. Однажды в лесу согрешила она с лешим, да и родила от него дочь - Доброгневу. Не может простить та матери, что ведьмой родилась. Одна половина ее натуры добрая - человеческая, другая - злая до лютости.
  - Так ведь не у нее одной, - философски заметила Даша. - У многих женщин так, особенно к старости.
  - Не знаю, как там у многих, а она от раздвоения такого шибко мучается : то зло творит, то - раскаивается и людям помогает. Зная эту тайну, можно к человечьей ее половине воззвать в случае чего, - наставительно продолжал пацаненок. - А насчет Гнилого болота горбунья права была. Там Доброгневу, хочешь- не хочешь, искать или ждать придется - у ее логова. На Лысую гору никак нельзя - сожрут А еще...
  - Погоди! - вдруг прислушался он и, схватив Дашу за руку, потащил за печку. Подтолкнув ее к лестнице на открытый чердак, выпалил:
  - Дуй, скорее! Лесенку наверх втащи. Так! Теперь люк захлопни!
  И, выбежав из-за печи, как ни в чем не бывало уселся на лавку.
  Едва Даша успела прикрыть за собой чердак, и прильнуть к щелочке, дверь распахнулась. На пороге стоял взбешенный Владимир. Молча осмотрев комнату, он процедил:
   - Ну, щенок, где они?
  - А? - лицо Вани вдруг приняло идиотское выражение. - А?
  - Молодка со спутником где? - схватил его за плечи князь.
  - Мою лодку отняли! - заревел малец. - На чем таперича рыбалить буду?!
  - Куда поплыли? Поймаем беглецов - вернем тебе лодку.
  - А не врешь? - размазывая слезы по щекам, усомнился пацан.
  - Слово князя!
  - А-а-а! Так не догонишь же их! У-у-у! Течение быстрое, да еще гребут! - с новой силой возопил Ваня.
  - Ты и ты - останетесь здесь на всякий случай. Остальные - за мной! - услышала Даша голос вышедшего во двор князя.
  ************* ************* *********
  - Дяденьки, а дяденьки, дайте меч-то подержать, - канючил Ваня у играющих в кости охранников. - Я только во дворе куст порубаю.
  - Ишь, цацку нашел! - отмахнулся один из - Щас вот портки тебе сыму, да выпорю!. Тоже мне, рубака!
  - Дяденька, я тебе за то медовухи дедушкиной принесу, - не унимался малец. - Ой, хороша, да хмельна! Деда ее никому не дает - сам пользует. Уж до ста лет дожил, а все по девкам бегает. Потому, что медовуху эту, на особых травах настоянную, потребляет.
  - Да ну?! - заинтересовался ратник. - Врешь небось, шельмец! Ну-ка, принеси!
  Ваня исчез за дверью и вскоре вернулся с ковшом медовухи.
  - Пахнет знатно! - одобрил тот. - Да только кто тебя, чертяку, знает, что ты там приволок. Ну-ка сам хлебни!
  - Не надо! - хотелось крикнуть Даше, но Ваня уже поднес ковш к губам.
  - Хватит, а то все высосешь, - отнял один из стражников ковш и, напившись, подал товарищу:
  - Хороша!
  Тот с наслаждением прикончил остатки:
  - Еще есть?
  Больше не понадобилось: через несколько мгновений, слезшая с чердака Даша .рыдала над бездыханным Ваней, лежащим рядом с телами княжеских ратников.
  *********** ******************** ***********
  - Ступайте отсель, не мешкая, - с трудом выдавил мельник, сдерживая слезы. - Вот-вот князь воротиться.
  - Как нам искупить свою вину перед тобой, отец? - голос Дмитрия дрожал.
  - О чем ты говоришь? Нет здесь вины вашей. Видно, так угодно богам, - положил ему руку на плечо старик. - В лесу держите путь на север. Гнилое болото в самой чаще прячется. Прощайте.
  - А как же тела? - запинаясь, спросил Дмитрий. - Схоронить бы надо.
  - Я сам. Уходите.
  Перейдя поле, они остановились у леса.
  - Смотри! - обернувшись, застыл Дмитрий.
  На берегу полыхала погребальным костром старая мельница.
  ************* ************** ************
  Дородная купчиха - луна неспешно вышла на прогулку по темнеющему небу. Ночной лес приветствовал ее уханьем филина и зудением вечно голодной комариной братии. Освещая себе дорогу лучиной, Даша и Дмитрий шли наугад, держа путь на север.
  Где-то вдали надрывались лягушки, подобострастно поздравляя Водяного с именинами.
  - Устала? - встревожился Дмитрий, когда Даша в третий раз споткнувшись, чуть не запахала носом землю. - Давай отдохнем хоть полчасика Садись на пенек, а я хвороста для костра наберу.
  - Тревожно как-то. Вдруг князь нас сыщет. Может, дальше пойдем?
  - Ну, что ты? Как он нас темной ночью в чащобе сыщет? Расслабься, - улыбнулся Дмитрий, раздувая огонь. - Вот и отлично - загорелся наконец. Передохнем и пойдем.
  - Слушай, Дим, - заворожено глядя на пламя, спросила Даша. - Я вот понять не могу, как так может быть: Антон вроде друг тебе -и предал, а едва знакомый ребенок, жизнью пожертвовав, спас?
  - Значит, такой друг, - сев рядом с девушкой, Дмитрий поворошил пылающие ветки. - Критические ситуации всегда служили индикаторами людей. Антон был слишком избалован судьбой, чтобы уметь с честью терять. Впрочем, я знал его весьма поверхностно.
  - А зачем тогда отдыхать с ним поехал?
  - Ты думаешь, на курортах только отдыхают? - усмехнулся он.
  - Значит, вы там по делам были?
  - Ладно, бог с ними, с делами, - взял ее Дмитрий за руку. - Ты лучше скажи: у тебя кто-нибудь есть?
  От этого прикосновения Дашу бросило в жар.
  - Ну..., - замялась она, не зная, что ответить.
  - Ну? - повторил он.
  - Если ты имеешь в виду, люблю ли я кого-нибудь... - вспыхнула она.
  - Да, я именно это имею в виду.
  - Нет!
  Наступило долгое молчание. Лишь костер весело потрескивал, рассыпаясь в темноте яркими искорками.
  - Это хорошо, - тихо сказал Дмитрий.
  ******************* ****************** *************
  - Странно, я ведь почти не знаю Диму, - размышляла Даша, глядя на огонь, - а чувствую себя с ним очень спокойно и уютно. Он - надежный и заботливый. А это, наверное, самое главное.
  Вдруг раздался треск веток и из темноты выступил голый до пояса бородатый мужик с горящими глазами и лопатой в руке.
  - Ой! - схватилась за сердце Даша.
  - Костер, - разочарованно буркнул тот. - Такой маленький. Я уж решил - Жар-цвет.
  И потопал прочь.
  - Погоди! - окликнул его Дмитрий. - Ты Жар-цвет ищешь?
  - Угу, - вернулся бородатый. - А ты знаешь, где он зацвесть должен?
  - Зачем он тебе? - поитересовался Дмитрий.
  - Будто не понимаешь?! - изумился тот. - Слышь, вдвоем-то сподручней клад искать. Отправляй, давай, девку свою до дому - потом полюбитесь. Как Жар-цвет сыщем, да клад из-под корней его добудем, баб у тебя будет - мульон. Сами на шею гроздьями навесятся.
  - А где Гнилое болото, знаешь?
  Кладоискатель вытаращил глаза:
  - Ты че, паря? Зачем тебе туды? Гиблое это место. Не знаю где - и знать не хочу. Вон, недалече, девки с парнями гуляют, Купалу чествуют. У них спроси.
  - А что они в чаще-то гуляют? - удивилась Даша.
  - В какой чаще? Это разве чаща? Вон - деревенька в версте. А чаща - там, - показал он в противоположном направлении.
  - Значит, сбились мы с пути, - вздохнула Даша.
  - Ну что паря, идем? - спросил бородач.
  - Извини, друг, не до кладов мне сейчас.
  - Это ты зря. Ну, прощевай, - и искатель сокровищ скрылся в ночи.
  - Пойдем к молодежи. Может, дорогу покажут, - поднялся Дмитрий.
  ************** ***************** ****************
  Вот уж послышалось пение и смех, замаячил меж деревьев большой костер.
  - С праздником! - вышла навстречу путникам девушка с распущенными волосами. Одежду ей заменяли гирлянды цветов. Обняв Дмитрия за талию, она проворковала::
   - Пойдем, красавчик, чевствовать Купало.
  - А я? - про себя возмутилась Даша, чувствуя, как закрадывается в душу ревность. - С какой стати ему с тобой идти? Он - мой!
  И, взяв Дмитрия за руку, встала перед соперницей.
  - Обязательно почествуем, - улыбнулся он. - Но сперва нам на Гнилое болото наведаться надо. Не знаешь ли дорогу туда?
  - Коль хоровод со мной поводишь - покажу. - не отставала та.
  - Есть у него, с кем хороводиться, аль не видишь?! - не выдержала Даша.
  - А крепка ли любовь ваша? - засмеялась разлучница. - Ну-ка, огнем проверим!
  Тут обступившие их парни и девушки, одетые лишь в гирлянды из цветов, со смехом загалдели:
   - Через костер прыгайте, взявшись за руки. Коль не разомкнете рук - крепка любовь ваша. А ежели разомкнете - с нами полюбитесь.
  - Современных бы свингеров сюда, - усмехнулся Дмитрий, но молодежь уже разводила их в разные стороны.
  Даша опомниться не успела, как оказалась в костюме Евы. Увидев так же живописно увитого гирляндами друга, она прыснула:
  - Хороши мы с тобой!
  - А что, мне не идет? - огорчился он.
  - Очень идет! - заверила Даша.
  - Ну же, беритесь за руки и прыгайте! - скомандовала разлучница.
  - Не бойся, - улыбнулся Дмитрий, взяв ее за руку.
  - Я уже, пожалуй, ничего не боюсь, - ответила Даша.
  ****************** ************** ******************
  - Закрой глаза! - услышала она его крик, отрываясь от земли в прыжке. - И не дыши!
  - Нет!!! - пламя обожгло ее тело, и сознание, спасаясь, унеслось в прошлое.
  ************* ************* ****************
  - Даша! Даша, очнись! - открыв глаза, она увидела, что сидит на земле спиной к дереву, а рядом на коленях - Дмитрий.
  - Жива? Полет завешен. Давай, прочухивайся, - подбодрил он.
  - Вы не разомкнули рук, - сказала одна из девушек, возвращая им одежду. - Значит, Купало благословил ваш союз. Ступайте с миром.
  Одетых и накормленных, их вывели на тропинку.
  - По ней идите не сворачивая, сказал один из провожавших парней. - Счастливого пути!
  - Спасибо - пожал ему руку Дмитрий.
  **************** ************ ***************
  Яркая луна, казалось, наполнила весь лес своим серебристым светом.
  - То темень была и вдруг - на тебе: белая ночь! - удивилась Даша. - Может, рассвет скоро?
  - Наврядли, - усомнился Дмитрий. - По моему, ночь только набирает силу.
  - Странные обычаи у этих язычников - задумчиво сказала она. - Но - жизнелюбивые.
  - Да, вообщем-то, естественные обычаи. Язычники отождествляли себя с природой и жили по ее законам Какой ритуал в честь бога плодородия может быть уместней того, участниками которого мы едва не стали?
  - Выходит, современная свобода нравов - не новость?
  - Хорошо забытое старое, - усмехнулся Дмитрий. - Но тогда это имело под собой религиозную основу.
  - Подожди! - прислушался он вдруг. - Опять ляги разоряются. Смотри, осинник начался и топь. Похоже, пришли.
  ************* ********* ************
  - Осторожно, - держа Дашу за руку, Дмитрий перепрыгивал с кочки на кочку.
  - Слушай, давай ее покличем, - осенило Дашу. - Может, придет? Что ж по трясине зря плутать?
  - Доброгнева! Доброгнева, где ты? - сложив рупором руки, что есть мочи прокричал он и прислушался. - Доброгнева!
   Спустя полчаса охрипший Дмитрий, теряя голос, прошептал:
  - Может, опять не туда вышли?
  Но тут раздалось хлюпанье трясины, и из осинника выехала на черном козле простоволосая, худая женщина в холщовой рубахе, подпоясанной змеиной шкурой.
  - Зачем звали? - темные глаза ее сверкнули недобрым блеском. - Я на шабаш собралась, а вы тут голосите.
  - Доброгнева, смилуйся, помоги! - взмолилась Даша. - Мы сюда из другого времени попали, князь...
  - Знаю, - перебила та. - назад вам надобно. Непросто это. Есть лазейка одна в ваш век. Помните тот лабиринт, что из винного погребка идет? В одном из боковых ответвлений его лазейка эта.
  - Так их же там не меньше сотни! Как нужное найти? - спросил Дмитрий.
  - То-то и оно, что непросто. Впрочем, если раздобудете сегодняшней ночью Жар-цвет, да мне принесете - может быть и сумею вам помочь.
  - Так ты же на шабаш уезжаешь, - забеспокоилась девушка.
  - Ничего, ежели покличете, как сейчас - услышу и вернусь, - пообещала ведьма. - Да времени даром не теряйте - коротка ночь Купальская.
  - А Анютку вызволить поможешь? - спросила Даша.
  - Там видно будет.
  - Спасибо, Доброгнева, - поклонилась ей Даша. - Да, еще: горбунья Федора покойная просила, чтоб простила ты ее.
  Слезы навернулись на глаза колдуньи.
  - Давно уж простила, - всхлипнула она и, хлестнув козла еловой веткой, ускакала прочь.
  *************** **************** ************
  - Ты что-нибудь знаешь про этот Жар-цвет? - спросила Даша.
  - Бабушка мне когда-то рассказывала, что распускается этот цветок папоротника золотым или кровавым пламенем только раз в году в Иванову ночь. А под корнем его клад прячется. Завладеть тем цветком непросто. Нечистики сами ждут - не дождутся, когда он появится, чтоб сорвать и к себе утащить. Большую силу и власть Жар-цвет дает. А красуется он всего несколько мгновений - именно в это время надо успеть сорвать его. Вот, собственно, и все, что мне известно.
  Даша задумалась:
  - А где ж его искать-то? Помнишь мужика полуголого с лопатой? Он ведь тоже лес прочесывает.
  - Да таких сейчас знаешь сколько?! - улыбнулся Дмитрий. - Что поделаешь - здоровая конкуренция. Попробуем найти.
  ************* ************* ***********
  Долго плутали они по лесу и вдруг...
  - Смотри, что это? Если светлячок, то почему такой крупный? - Даша указала на мерцающий впереди огонек.
  - Пошли, посмотрим, - устремился к нему Дмитрий. - Да это, похоже то, что мы ищем - Жар-цвета бутон! Ну-ка, подождем.
  Достав нож, он очертил им на земле вокруг себя, Даши и цветка круг.
  - Смотри - на глазах увеличивается! - Даша удивленно разглядывала бутон.
  Тут за спиной их раздался треск сучьев и заунывный вой.
  - Не оглядывайся! Ни в коем случае - не оглядывайся! - взял ее Дмитрий за руку. - И не бойся - мы в безопасности.
  Чем крупнее становился бутон, тем громче и жутче выли сзади.
  - Не оглядывайся! - как заведенный твердил Дмитрий.
  Зловещий хохот и лязг зубов в ночной тиши заставляли воображение рисовать все мыслимые и немыслимые ужасы.
  - Еще немного - и я сойду с ума, - подумала Даша. - Кто там, за спиной? Надо посмотреть.
  - Не оглядывайся! - как будто почувствовав ее настроение, Дмитрий положил ей руку на плечо. - Не бойся! Ты - в безопасности.
  Тут бутон вдруг резко взорвался, ослепив их ярким светом. Даша зажмурилась. Когда она открыла глаза, вокруг царил полумрак. На протянутой к ней ладони Дмитрия лежал небольшой поникший цветочек с золотыми лепестками.
  - Это он и есть? - прошептала Даша.
  - Да, - ответил Дмитрий. - Но оглядываться все равно нельзя.
  Тут сзади раздалось злобное сопение: кто-то, смрадно дыша им в спины, скрежетал зубами.
  - Не оглядывайся! Не бойся! - вновь повторил Дмитрий. - Смотри вперед, и - рванули отсюда.
  Они выскочили из магического круга и, не оборачиваясь, пустились бегом через лес.
  ************** **************** ****************
  - Кажется, отстала нечисть, - с трудом выговорила Даша. когда они, наконец, остановились. - Слышишь? Петухи кричат. Видать, деревня где-то близко.
  - Видать, рассвет близко, - в тон ей ответил друг. - А вот и вторые закукарекалии? Ну, наконец-то! А теперь - третьи. Ура! Все - чертовщина нам уже не страшна. Ай, да мы! Привал!
  ********* ************* *************
  Сидя у кромки леса, они наблюдали за тем, как вышедшие на рассвете на луг бабы расстилали на траве скатерти, а затем отжимали их в кувшины.
  - Что это они делают? - заинтересовалась Даша.
  - "Росу черпают" - ответил Дмитрий, сидя рядом с ней на поваленном дереве.
  - Это зачем?
  - Так ведь роса сегодня - особенная. Умываются Купальской росой, чтобы красу и молодость сохранить, да от болезней избавиться.
  - Я тоже хочу, - вскочила девушка, и, сорвав мокрую от росы траву, протерла ей лицо. - Ну как, лепа ли я?
  - Лепа, - подтвердил подошедший Дмитрий, и вдруг нежно обнял ее. - Еще как лепа!
  *********** ************ ************
  От поцелуя закружилась голова и забилось сильнее сердце. Казалось, весь мир преобразился: позолотили небо первые лучи солнца, защебетали на все лады птицы. И вдруг Даше померещилась черная кошачья морда с зло прищуренными желтыми глазами. Вздрогнув, она отстранилась от Дмитрия и потрясла головой, стараясь отогнать видение.
  - Смотри! - воскликнула она, взглянув вдаль.
  Там, на горизонте скакали по полю какие-то всадники.
  - Пойдем-ка в лес, на всякий случай, - потянул ее с опушки Дмитрий. - Да побыстрей!
  - Пойдем, - согласилась она. - К Доброгневе.
  ************ ************* **************
  Надо бы хоть чуть-чуть поспать - тебя уже шатает от усталости. - тревожно посмотрел на нее Дмитрий.. - Знаешь, отмахали мы уже прилично - чаща кругом. Здесь нас никому не сыскать. Давай-ка, приляг - поспи, а я покараулю.
  Сняв с себя рубашку, он расстелил на земле.
  - Так ведь день сейчас. Да и время терять жалко, - попыталась возразить Даша.
  - Ложись, ложись - не велика потеря. Я тебя через часок-другой разбужу.
  Едва опустившись на землю, она заснула, как убитая.
  *********** ************** ***************
  Рыжий пушистый котяра смотрел на нее зелеными своими глазищами и, казалось, улыбался.
  - Привет!
  - Привет, Люб! Что-то тебя долго не было? - почему-то обрадовалась ему Даша.
  .- Ты просто - не слишком внимательна, что, вообщем-то характерно для многих людей. Они видят то, что выставляют напоказ и не замечают сокровенного.
  - Что ты хочешь сказать?
  - А то, что вы - люди часто принимаете за чистую монету кричащую о себе фальсификацию любви и не замечаете любовь истинную. Громче всего вопят обычно о том, чего на самом деле нет. А настоящее, глубокое чувство напоказ не выставляют, предпочитая держать в тайне.
  - Это ты о Диме? - догадалась Даша.
  - Ну, наконец-то! - фыркнул кот. - Как можно быть такой слепой!
  - Откуда же мне было знать, что он любит меня? Да и любит ли? - пожала плечами Даша. - Он всегда так немногословен и сдержан в эмоциях.
  - Боже! Ну дочего ж вы, девки, падки до словоблудства всякого и показушных страстей! Хлебом не корми - дай краснобая послушать! А потом: ах, негодяй - изменщик, обманул, бросил меня - доверчивую! Приглядываться надо к поклонникам своим и думать! Думать, а не замки воздушные городить! Если человек не орет о своей любви на всех углах, значит - не любит? Так вы, дуры, рассуждаете?
  - Да как же догадаться-то, что любит? - обиделась Даша. - Чем чехвостить зря, научил бы.
  - В глаза ухажерам своим почаще смотреть - глаза не соврут. А ушки, наоборот, затыкать понадежнее.
  - Пра-а-а-вильно: прямо сейчас и за-а-а-ткни! - выгнул спину дугой невесть откуда взявшийся черный косматый желтоглазый котище.
  Ой, сейчас опять подерутся! - с ужасом подумала Даша и...проснулась
  ********* ***************** *********************
  - Выспалась? На - малинки поешь, - улыбающийся Дмитрий протянул ей пригоршню ягод.
  - Ой, как вкусно! Где ты их взял?
  - Да вон - поодаль малинник. Конца и края ему нет. Хочешь, иди еще полакомись. Только далеко не забирайся - заблудишься.
  - Ага. А ты спал ? Нет? Ни капельки? Ну, так теперь ты поспи, а я в малиннике попасусь.
  - Только не увлекайся - далеко не отходи, - засыпая, наказал Дмитрий.
  - Не волнуйся - я тут, рядышком буду.
  *********** ************* ********
  - Ой, какие ягоды красивые! Ой, а те - еще лучше! - шаг за шагом, Даша углублялась в заросли. - Не заблудиться бы! Да нет, не заблужусь. Еще чуть-чуть пройду - вон до той россыпи - и назад.
   Тут в кустах послышалось сопение, и меж листвы показалась лохматая бурая спина.
  - Медведь! - ахнула Даша.
  Косолапый, видимо почуяв человека, высунул морду из кустов и недовольно заворчав, двинулся к девушке.
  Сорвавшись с места, Даша бросилась бежать. Острые шипы жалили ее, царапая в кровь кожу. Сзади слышался треск ломаемых веток.
  Наконец малинник остался позади, уступив место ельнику. Не помня себя от страха, она продиралась сквозь подлесок, выискивая на бегу лазейки меж деревьями. Впереди показался просвет.
  Выбившаяся из сил, она с криком упала ничком на землю. Сзади послышалось рычание хозяина леса. Подошедший медведь обнюхал жертву, и вдруг, страшно заревев, двинулся мимо Даши вперед. Подняв с земли голову, она увидела, как тот встал на задние лапы и...через мгновение с диким воем упал, забившись в предсмертных судорогах. От страха она вновь уткнулась носом в землю.
  Чьи-то сильные руки подняли Дашу и поставили на ноги.
  .- Моему долготерпению памятник воздвигнуть надо, - обжег ее взглядом Владимир. - Следовало бы скормить тебя косолапому, да уж больно мне его шкура приглянулась - спальню нашу украсить. Ты, кстати, не забыла еще, как она выглядит?
  ************* ************** *******************
  - Все - не могу больше! Устала я от этой игры в кошки - мышки, - думала Даша, трясясь в седле перед крепко прижимающим ее к себе князем. - Бегай - не бегай - финиш ясен. Какая, в конце - концов разница, в каком веке прожить свою единственную жизнь? Главное - как прожить. Вот и буду жить в свое удовольствие. Разведу муженька на... А на что его можно развести? Тачек крутых нет, курортов, салонов красоты и бутиков - тоже. А цацек всяких у меня и так полно. И что мне тут прикажете делать? Наследников ему рожать, да ждать, пока он из очередного похода вернется? Тоска!
  - Что ж ты все помалкиваешь? - губы Владимира почти касались ее уха. - Аль о мил - дружке своем кручинишься? Сыщут его мои люди беспременно. Лес прочесать - дело нехитрое. Так, что еще полюбуешься, как он на дыбе корчиться будет.
  Даша почувствовала, что задыхается. Сделав над собой усилие, она прошептала побледневшими губами:
  - Так ведь нет его в живых - медведь задрал.
  ******************** ********* **********
  - Где я? Ах, да - в своих покоях во дворце, - Даша с трудом вспомнила, как нынче ночью едва живая от усталости, была привезена князем в крепость и передана в руки услужливых служанок.
  - Сколько же я проспала? - сладко потянулась она. - Во всяком случае - отдохнула на славу.
  Тут послышались шаги и шум отворяемой двери. Даша, на всякий случай, вновь закрыла глаза и засопела.
  - Я и раньше подозревал, что ты - притворщица, - сорвав одеяло, обнял ее князь. - Но водить меня за нос до бесконечности - это уж слишком!
  **************** **************** **********
  - Я сегодня встану когда-нибудь? - приподнялась на локте Даша. - Как он красив!
  Владимир безмятежно улыбался во сне.
  - Зачем было бегать от него? И чем этот век хуже нашего? Минуточку, а как же наложницы? Да, фигня все это! Что-то ни одной из них я до сих пор не видела. Сплетни досужие. Все мужики про себя такое распускают, чтобы круче казаться. Впрочем, надо проверить, и , если хоть одна есть - глаза ей выцарапать.
  - А Аня и Дима? Что с ними будет? Надо помочь им вернуться в свое время, - Даша села, спустив ноги с постели.
  - Куда? - положил ей руку на плечо Владимир.
  - И кто же из нас больший притворщик? - возмутилась Даша. - Пусти, противный!
  - Тут ты не попала, - засмеялся князь, привлекая ее к себе. - За тобой еще о-го-го какой супружеский должок!
  - А где Аня? - ответив на его поцелуй, спросила она.
  - В темнице - где ж ей быть?
  - Ты ее отпустишь, ладно?
  - С чего бы это? Пусть скажет спасибо, что воинам на потеху не отдал. Это я только тебе, лебедь моя, все прощаю. Да и то, до поры - до времени.
  Потрясенная Даша молча отстранилась.
  - Ну, хватит дуться, - обнял ее князь. - Будешь себя хорошо вести - помилую твою девку.
  *********** **************** ***************
  Аня появилась через пять дней, изможденная и осунувшаяся. Даша, обняв подругу, усадила рядом с собой, и они долго молчали.
  - Расскажи - тебе легче станет, - поглядела ей в глаза Даша.
  - Нет, - отрезала Аня. - Ты рассказывай.
  И Даша поведала ей все, что случилось с тех пор, как они расстались.
  - Значит, реальный шанс выбраться отсюда все-таки есть, - заключила Аня. - Если, конечно, твой муженек не выполнил свою угрозу прочесать лес и отловить Диму. Случись это, ты бы знала, верно?
  - Конечно!
  - Дмитрий - человек умный. Наверняка, не найдя тебя, он подался с цветком к Доброгневе. Так?
  - Допустим.
  - А затем, вернулся бы за тобой. Так?
  - За нами, - поправила Даша.
  - Значит, он должен сейчас быть где-нибудь в городе. Там и надо искать встречи с ним. Мне покидать дворец строжайше запрещено. А тебе князь разрешил выходить?
  - Не знаю, - пожала плечами Даша. - Я, честно говоря. и не пыталась.
  - Резонно. Надо обождать, пока все уляжется.
  - Слушай, Анют, ты так осунулась1 Давай я кликну Марфушу - пусть поесть принесет.
  - Ну уж на кухню-то мне ходить не возбраняется, - немного оживившись, возразила та. - Сама наведаюсь. Надо быть в курсе того, что здесь твориться. Жди.
  *************** *********** ***************
  - Кто такие камско - волжские булгары, знаешь? - спросила Аня, когда они, поевшие и успокоившиеся, сидели у окошка в своем высоком тереме и наблюдали за построением воинов на дворцовой площади..
  - Нет. А где ты о них вычитала?
  - Нигде. На кухне услышала. Болтают, что, якобы муженек твой войной на них собирается
  - Да ты что?! Враки! Он бы меня предупредил.
  - Возможно, - пожала плечами Аня. - А про греческую царевну Анну, сестру императоров Василия и Константина, что-нибудь знаешь?
  - Какая еще царевна? - насторожилась Даша.
  - Откуда мне знать?
  - Не темни, подруга! Выкладывай! Что говорят?
  - Да, собственно, ничего особенного. Расслабься.
  - Ань, я ведь тебя знаю, как облупленную. Ты зря спрашивать не станешь. Давай, раскалывайся! - потребовала Даша.
  - Вот пристала -то! Мало ли что служанки болтают! Им бы только языками почесать. Если ко всем сплетням прислушиваться - с ума сойдешь.
  - Ничего - не сойду. Выкладывай!
  - Ну, хорошо! Охота тебе слушать- слушай. Шепчутся, что подумывает Владимир царевну эту в жены взять, - выдохнула Аня.
  - Как? - остолбенела Даша. - А я - кто?
  - Жена, - заверила подруга. - Законная. Жена язычника.
  - Та-а-а-к! - уперла руки в боки Даша.
  - Только, умоляю тебя - без семейных скандалов и боевых поз! - взяла ее за руки Аня. - Женщина ты или зачем? Будь хитрее и гибче.
  - Буду! Непременно буду! - пообещала Даша., крепко задумавшись.
  ******* *********** **************
  - Придется мне ненадолго покинуть тебя, душа моя, - поцеловал ее Владимир. - В поход выступаю нынче - на булгар.
  Даша, выдавив слезу, печально вздохнула:
  - Как же я без тебя, сокол мой?
  - Не скучай, - довольно улыбнулся он. - Ворочусь скоро. С подарками.
  И, встав с постели, вышел вон.
  - Знаем мы твои подарки! - прошипела она в ответ. - И самого одорим - мало не покажется!
  ******************** ************ *************
  - Ну, как ты? Слезами обливаешься? - Аня сидела в своей комнатенке, расположенной рядом с Дашиными покоями и расчесывала волосы.
  - Обрыдалась вся, - заверила Даша. - Перебирайся опять ко мне, пока он свалил. Покумекаем, как сбежать. Иль ты решила здесь навеки поселиться?
  - Это ты, по-моему, решила. Куда тебе рыпаться? Живешь в шоколаде: князем обласкана,. золотом осыпана. Че те неймется?
  - Ань, ты в своем уме? Я что, по доброй воле так живу? Ты же сама учила гибкой и хитрой быть! А теперь попрекаешь?
  - Так ты не передумала отсюда ноги делать?
  - Да нет, конечно! На фига мне этот маньяк со своим гаремом?
  - Это меняет дело, - оживилась Аня. - А то я уж подумала...
  - Лучше подумала бы, как нам Диму сыскать!
  - Легко сказать! В город идти надо.
  **************** ****************** ***************
  - Ступай, отец, отседа! - услышала Даша и выглянула из окна.
  Перед красным крыльцом стоял, опираясь на посох, человек в длинном, до пят рубище. Лицо его было скрыто капюшоном.
  Сердце Даши сжалось.
  - Кто он? Что хочет? - высунувшись, крикнула она стражникам.
  - Старик, княгиня. - ответил один из них. - Говорит, что знакомец твой.
  - Так пустить немедленно! - приказала Даша.
  *************** ************** ***********
  - Дима! - бешено билось сердечко. - Дима! Неужели, он?! Вот уж шаги слышны. Сейчас войдет...
  Дверь отворилась, и появившийся на пороге человек, поклонившись, откинул капюшон.
  - Мельник! - Даша чуть не разрыдалась.
  - Доброго здоровья, Рогнеда!
  - Как его звать? - взяв себя в руки, попыталась она вспомнить. - Кажется, Гурий.
  - Здравствуй, Гурий! Рада видеть тебя. Какими судьбами?
  - Есть у меня до тебя, княгинюшка, поручение. Вот - велено передать, - протянул он тот самый Жар-цвет, что сорвали они с Дмитрием в Купальскую ночь. Только - совсем засохший.
  - Это Дмитрий отдал его тебе? Где он? Что с ним? - вскочила Даша.
   - У племянницы моей - у Доброгневы он. От ран выздоравливает. Заговорила она цветок этот, и велела тебе сказать, чтоб шла ты в подземный ход, что от винного погребка идет и искала там нужный тебе боковой коридор. В том тупике, в котором оживет Жар-цвет, и находится лазейка в твой век.
  - А Дмитрий? Ему же со мной надо.
  - Дмитрий у Доброгневы останется, - ответил старик.
  - Это еще почему?
  - Потому что она его, истекающего кровью, от смерти неминучей спасла.
  - Погода, Гурий, ты толком расскажи, по порядку, - со слезами на глазах попросила Даша.
  - Как обнаружил Дмитрий, проснувшись, что пропала ты - искать подался. Да на двоих князевых ратников, из тех, что лес прочесывали, нарвался. Положил обоих, но и самому досталось: израненный и истекающий кровью, дотащился он до Гнилого болота и стал кликать Доброгневу. Услыхала она и пришла. А он уж на ногах не стоял: лежал на земле и стонал в предсмертном бреду. Сжалилась она, заговорила ему раны, да к себе в избушку увезла. Выходила - на поправку уж пошел. Да только прикипела племянница к другу твоему, пока его пестовала - не хочет от себя отпускать. Заехал я навестить ее, а она, вот, просила тебя повидать и передать Жар-цвет заговоренный. И еще просила сказать, чтоб возвращалась ты отсель без него.
  - А Дмитрий? Что он сам говорил? Он что, хочет с Доброгневой остаться? - Даше не хватало воздуха. - А обо мне он забыл? Не верю! Племянница твоя - далеко не первой молодости. Она ж ему в матери годиться!
  - Ты же знаешь - колдунья она. И всякими приворотными штучками владеет. Да и что тут удивляться? Бывает, что и красавица, и умница девка, а перейдет ей дорогу баба немолодая, да некрасивая вовсе. Кто вас, женщин, разберет, чем вы иногда так к себе присушить умеете?
  - Он что, любит ее? - глотая слезы, спросила Даша.
  - Я его об этом не спрашивал. Он все молчком сидел, да книгу колдовскую читал. Доброгнева за него все сказала.
  - Так ведь наверняка опоила она его чем! - воскликнула Даша. - Не мог он меня взять, да и разлюбить!
  - Прости, Рогнеда, но я меж вами - не судья. Что просили - выполнил. Прощай.
  - Погоди, Гурий! Не уходи! Помоги мне до Дмитрия добраться! - взмолилась Даша. - Я тебя отблагодарю. Денег дам - сколько пожелаешь. Нельзя ему у племянницы твоей оставаться - не может быть человек насильно счастлив!
  - Но ведь ты же счастлива с князем?
  - Нет! Может быть я не сразу это поняла, но, рано или поздно - это осознаешь! Не всегда можно верить пословицам, особенно таким, как: "стерпится - слюбится".
  - Ладно, - вздохнул мельник. - к Доброгневе-то тебя проводить - дело нехитрое. А дальше уж сами разбирайтесь. Мне меж вами встревать - не резон. Подвода моя порожняя на заднем дворе стоит. Садись - да поехали.
  - Легко сказать - садись! Если бы все было так просто! - заломила руки Даша. - Мне ж тайком отсюда выбраться надо.
  - Ну, это - решаемо, - вышла из соседней комнатушки, служащей гардеробной, Аня.
  - Анюточка, ты здесь? Как хорошо! Я-то думала, не вернулась ты еще от кухонных кумушек своих,- обрадовалась Даша. - Ты все слышала?
  - Да, все. И вот какое у меня предложение. У тебя тут, в гардеробной шкаф один забит кучей какого-то допотопного ветхого шмотья. Вели служанкам выгрести эти Авгиевы конюшни и побросать их содержимое на Гуриеву подводу. Мы, между делом, постараемся незаметно под тряпье это спрятаться, а мельник затем нас вывезет. Ну, как?
  - Гениально! - одобрила Даша. - А если у ворот стража его шмонать начнет?
  - Марфуша! - закричала Аня.
  - Чего изволите? - появилась та в дверях.
  - Сейчас старик подводу свою подгонит к черному крыльцу. Бери себе в помощь одну из служанок: погрузите в его телегу всю старую одежду вон из того шкафа. Затем лично проводишь подводу до выхода из крепости - что б никто не смел его останавливать. Хочет Рогнеда бедняков из прикрепостных деревень облагодетельствовать. Зови товарку, и, как подгонит старик подводу - приступайте.
  - Слушаюсь! - поклонилась Марфуша.
  ********* *************** *************
  Задний двор в этот полуденный час был пуст. Стоящая у крыльца подвода пестрела разноцветным тряпьем.
  - Ну, пожалуй, по последней охапке - и хватит, - сказала Даша служанкам, подмигнув Ане.
  Как только те скрылись во дворце, Гурий приподнял ворох:
  - Прыгайте!
  И, едва полруги нырнули в телегу, завалил их одеждой.
  - Вот сюда кладите, - услышали они его голос и почувствовали, как гора тряпок потяжелела.
  - Ну и будет, а то лошадка не сдюжит. Прощайте, молодушки.
  Телега, заскрипев, тронулась с места.
  - Княгиня велела проводить тебя до ворот, дедушка, - услышали они голос Марфы.
  ********* ******************** ***************
  Эй, отец, куда столько добра везешь? Это ж целую деревню одеть можно! Стой! - приказал мужской голос.
  - Для деревенской голи и везет, - вступилась Марфуша. - Княгиня бедноту одаривает. Не велено задерживать.
  - Не велено - так не велено. Проезжай, старина.
  - Но, залетная! - хлестнул лошадку мельник, и телега, скрипя, затряслась по колдобинам.
  ****************** ****************** **************
  - Ну, красавицы, вылезайте. Теперь можно - далеко отъехали.
  Разбросав тряпье, они выбрались на свет божий. Жарко припекало солнышко. Колыхались от легкого ветерка пшеничные поля, лежащие вдоль дороги.
  Даша первым делом нащупала висящий на шее маленький мешочек из прозрачного шелка, в котором лежал заветный Жар-цвет.
  - Вон уж лес впереди, - обернулся мельник. - До Гнилого болота тропинка ведет. А Доброгневину избу сыщите, идя по кочкам, на которых самые маленькие осинки растут. Племянница нынче ночью наверняка на шабаш улетит. Вот и попытайтесь за это время у дружка своего выяснить, хочет ли он с вами возвращаться. А только потом с Доброгневой бодайтесь. Я же с вами к ней не пойду - не резон мне с племянницей ссориться из-за ваших бабских дел. Сами разберетесь.
  - Разберемся, - заверила Аня, слезая с телеги, остановившейся у леса. - Куда идти?
  ************************** **************** ***************
  - Вот и болото, - устало сказала Даша. - Темнеет скоро.
  - Отдохнем - спешить нам некуда, - Аня села на поваленное дерево. - Вон, видишь - ряд кочек с маленькими осинками. По ним и попрыгаем.
  - Слушай, Ань, а вдруг она его так приворожила, что разворожить уже невозможно?
  - Ну, конечно! Захочешь - разворожишь. Если он тебя действительно любит - вернется.
   А не захочет возвращаться - так и жалеть не о чем. Значит - не было у него никакой любви - блажь одна.
  - Но он казался таким искренним! - с жаром возразила Даша.
  - А, думаешь, в собственную блажь люди не верят? Еще как верят, и совершенно искренне полагают, что любят Только жизнь потом все расставляет на свои места. И - разлука. И - время: оно либо лечит, либо - нет. Если не лечит - это и есть настоящая любовь.
  Наступило молчание. Только лягушки робко пробовали голоса перед ночным концертом.
  - Пора, - встала Аня. - Стемнеет скоро.
  *********** ************** **********
  - И сколько нам еще по кочкам сигать? - остановилась Аня отдышаться. - Похоже - недолго. Вон, что-то светится. Уж не окошко ли в избе? Точно! Ура!
  Поднявшись на полуразвалившееся крыльцо, они робко постучали. Ответа не последовало. Толкнув дверь, подруги зашли в избу. Пахнуло травами, сушащамися у потолка и по стенам. Склонившись за столом над книгой, сидел при свече Дмитрий. Был он бледен и худ, под глазами темнели круги.
  - Дима, здравствуй! - подошла к нему Даша.
  Он поднял глаза и, взглянув на девушку, вновь уткнулся в исписанные причудливыми буквами страницы.
  - Дима, ты не узнаешь меня?
  - Зачем пришла? - вновь оторвался он от книги.
  - Не зачем, а за кем, - встряла Аня. - За тобой и пришла. Фигли ты тут рассиживаешься? Домой пора.
  - Здесь мой дом. А ее дом - у князя. Уходите!
  - Ну, ничего себе! Мы к нему, как козы, по трясине скакали, а он - "уходите"! - возмутилась Аня. - Ты чего, в чернокнижники решил заделаться? Тебе лет-то сколько?
  Чего блажишь? Представь себе: всю жизнь прожить на болоте с жабами. Б-р-р-р! Даша, вон, извелась вся, по тебе тоскуючи.
  - И от тоски по мне с князем миловалась? - тихо спросил Дмитрий. - Видел я все - Доброгнева в зеркало показывала. Ступайте, откуда пришли.
  - Ты предпочел бы, чтоб ее на дыбе вздернули?- уперла руки в боки Аня.
  - Нет! - резко встал он.
  Тут Даша, обвив руками шею Дмитрия, молча потерлась носом о его щеку. Он долго стоял неподвижно, и вдруг нежно обнял ее в ответ.
  - Так-то лучше, - проворчала Аня. - Ну, еще и целоваться затеяли! Эй! Это - потом. Пошли отсюда!
  ************* ******************* *******************
  Ночь близилась к завершению, когда они, оставив позади Гнилое болото, вышли на знакомую тропинку.
  - Передохнем чуток? - села под березку Аня и тут же вскочила вновь: прямо на друзей неслась из болота на черном козле ведьма. Волосы ее развевались по ветру, глаза горели.
  - Явилась! - прогремела она, остановившись перед ними и испепеляя Дашу взглядом. - Где ты была, когда он кровью истекал? И когда в бреду горел?
  Даша закусила губку. Слезы текли по ее щекам.
  - Слабый да болезный, он тебе не нужен был! - продолжала бушевать колдунья. - А как князь на сторону посматривать стал, ты о нем вспомнила?
  Даша, не в силах больше сдерживаться, разрыдалась.
  - Подожди, Доброгнева! Зачем ты так? - выступил вперед Дмитрий. - Я - твой должник навеки и готов сделать все, что прикажешь, но Дашу обижать не дам. Всякие обстоятельства в жизни бывают - надо уметь прощать.
  - Надо уметь прощать, - задумчиво повторила та и тяжело вздохнула. - А вот я - не умела. Мать моя, Федора, так и умерла, не дождавшись прощения моего. Но я же душой - наполовину человек. Надо уметь прощать. Что ж - ступайте с миром. Прощайте!
  И, стегнув козла, она исчезла так же внезапно, как и появилась.
  **************** **************** **************
  Долго шли они молча, погруженные, каждый, в свои мысли.
  - Смотрите, похоже, та самая опушка, на которую подземный лабиринт выходит, - остановился Дмитрий. - Только двери что-то не видно. Той, что в кустах скрыта была. Теперь тут только холмик, травой поросший. Неужели, я ошибся?
  - Ну-ка, где ты говоришь, она была? - Аня, подобрав палку, стала ковырять в указанном месте землю.
  Дмитрий последовал ее примеру. Через час они стояли у расчищенной заколоченной двери. Достав из ножен единственное свое оружие - большой нож, Дмитрий принялся с его помощью отдирать прибитые крест - накрест доски.
  - Ну, вот и все, - стерев пот со лба, улыбнулся он. - Дверь в светлое будущее открыта. Прошу!
  ************ **************** ********
  Продвигались медленно, освещая путь лучиной и обходя, один за одним, все боковые лабиринты. Жар-цвет, лежащий в прозрачном мешочке, что висел у Даши на шее, не подавал признаков жизни.
  - Может, Доброгнева в отместку лишила его силы? - спросила Аня, показав на сухоцвет. - Мы уж с полсотни ответвлений прочесали - все без толку.
  - Врядли, - возразил Дмитрий. - Человеческая часть души в ней слишком сильная - не опуститься колдунья до таких пакостей.
  - Ты даже на представляешь себе, на что способна отвергнутая женщина, - заявила Аня. - Стойте! Слышите? Голоса!
  Сзади, действительно, раздались крики:
   - Здесь нет, княже. Ничего - не могли они далеко уйти.
  - Да, если и ушли - не беда. От того выхода, что из погребка дворцового ведет, воевода мне навстречу движется. Никуда не денутся, - прозвучал голос Владимира.
  - Откуда он узнал? - оторопела Даша. - О том, что мы здесь сейчас известно было только Доброгневе.
  - Вот тебе и человеческая часть души! - скривилась Аня. - Поднажмем, ребята!
  *************** ****************** ******************
  Бегом обследуя коридор за коридором, они пытались оторваться от преследователей. но свет факелов и голоса неумолимо приближались.
  - Вон они!
  - Втолкнув подруг в один из боковых тупиков, Дмитрий, заслонив их собой вынул нож и приготовился к обороне.
  - Вот они, голубчики! - ввалились следом три ратника.
  - Живьем! - послышался приказ вошедшего с ними князя. В свете факелов лицо его, перекошенное от злобы, было ужасно.
  Бросившийся на Дмитрия воин, сраженный кинжалом, упал, увлекая его за собой. Навалившиеся сзади ратники, заломив Дмитрию руки, подняли его с земли и поставили перед князем.
  - Так вот ты каков? - криво усмехнулся Владимир. - Как же ты так баб к себе присушиваешь? Вот и колдунья, чтоб назад тебя заполучить, на все готова была. Даже укрытие ваше выдала. Обещал я ей тебя отдать, да передумал. Ведьмам на костре место. Знатный был костер! А как визжала она, поджариваясь! Так и ты скоро визжать будешь, когда кожу с живого сдирать начнут.
  - А ты полюбуешься, - подошел он к Даше, и отшвырнул в сторону стоящую рядом Аню. - Знаю, что не были вы близки - ведьма проболталась Но, все равно, накажу.
  - А сейчас, чтобы искупить вину свою, покажи-ка, как ты меня любишь - привлек ее к себе князь.
  - Нет! - вырвалась Даша и, тут же, получив звонкую оплеуху, отлетела в дальний угол и осела на пол.
  Зарычав, Дмитрий нечеловеческим усилием скинул с себя ратников и ринулся на князя. Тот мощным ударом отправил соперника в тот же угол, где приходила в себя Даша.
  Вдруг забытая всеми Аня подлетела к стоящему спиной Владимиру и, замахнувшись, воткнула ему что-то в правое плечо.
  - Ах ты...!!! - взвыл он и, схватив ее за волосы, швырнул к товарищам.
  - Связать тех двоих и - в темницу, - приказал князь появившемуся подкреплению.
  И тут вдруг Жар-цвет у Даши на груди взорвался ярким светом, и, ослепшая от этой вспышки, она провалилась во тьму.
  *************** **************** ***********
  Сознание возвращалось постепенно. А вместе с ним - и воспоминание о том, что произошло. С опаской открыв глаза, Даша ахнула: она сидела на полу того самого номера в отеле - небоскребе. Рядом у стеночки приходили в себя Аня с Димой.
  - Чем это ты его? - спросила Даша подругу.
  - Кого? А, Владимира? Да - пилкой маникюрной, - уже встала на ноги деловая Аня.
  - Вернулись все-таки. Это хорошо. Только, что мы здесь делать-то будем без вещей, денег и документов? - огляделась она и юркнула в прихожую. - Ура! Наши чемоданы! А этот - не наш. Дим, твой что ли?
  - Мой, - опознал он, подойдя к Ане.
  - Вау! - захлопала в ладоши та. - Здорово! Только очень есть хочется. Так, давайте-ка снимем с себя весь этот раритет и оденемся, как нормальные люди. Кстати, Дашь, где твой венец?
  - Что?
  - Ну, фенечка та, что на голове твоей была, как приросшая?
  - А что, нету? - расстроилась она, подойдя к зеркалу. - Потерялась. Жаль. Я к ней привыкла. И Жар-цвет пропал. Я к нему тоже привыкла.
  - Как привыкла, так и отвыкнешь, - направилась Аня к двери. - Вы тут переодевайтесь, а я в ресторан носик суну. Разведаю, что там сегодня на ужин и почем.
  Не успела Даша возразить, как подруга исчезла из номера..
  - На каком мы этаже? - подойдя к стеклянной двери балкона, Дмитрий попытался открыть ее.
  - Видишь, надпись по-английски, категорически запрещающая выходить на балкон, - попыталась остановить его Даша.
   Но тот, уже справившись с замком, отодвинул стеклянную дверь и шагнул вперед.
  - Иди сюда!
  - Нет. Ты спрашивал, на каком мы этаже? На сорок седьмом. А ресторан - вообще на восьмидесятом.
  - Иди ко мне! - он силой увлек ее на балкон и прижал к себе. - Смотри как классно!
  - Целуетесь? - вернул их с небес на землю Анин голос. - Есть пошли. Я уже столик заказала.
  ************** ************** *************
   Только наевшись досыта, Даша начала осматриваться. Внизу горел сотнями окон и витрин ночной мегаполис. Смотреть на него сквозь прозрачные стеклянные стены ресторана было интересно и жутко одновременно. Даша отвела взгляд: вокруг за столиками ели, болтали, смеялись.
  Подошедший официант принес бутылку шампанского.
  - Французское?!- удивилась Аня. - Но мы не заказывали!
  - Это - презент, - улыбнулся официант Даше. - Вам. От того столика.
  Посмотрев в указанном направлении, Даша увидела кутящую в противоположном конце зала, шикарно одетую компанию, во главе которой сидел, пристально глядя на нее...
  - Ой! - прошептала она. - Князь!!!
   * * *
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"