Жаворонкин Дмитрий Анатольевич: другие произведения.

Заметки на полях. Глава 6

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Глава 6. 20 сентября
  
  Серый камень, едва скрытый столь же невыразительными гобеленами, высокий потолок, простые дубовые полы, две скамьи вдоль стен, четыре стула и стол, проще некуда. Казалось бы обстановка достойная беднейшего района или картины Густаво Маноле, но как ни странно, таков был кабинет магистра ордена Солнца Лубье дэ Крево, располагавшийся в замке Монтегри.
  Орден Солнца, в народе именуемый серыми плащами, являл собой довольно влиятельную организацию. Её боялись даже герцоги и маршалы армии. Подчинялся магистрат Ордена лишь королю. Но тот редко вмешивался в его дела. О дэ Крево ходили весьма красноречивые слухи. Например, что он являлся внебрачным сыном предыдущего короля. Или что в подвалах замка Монтегри находили жуткую смерть все неугодные королю люди и нелюди. Лубье не спешил развеивать ни один из подобных слухов. Его устраивала противоречивая и устрашающая слава. Помогало в работе. Особенно, учитывая тот факт, что часть из слухов являло собой правду. Род дэ Крево был едва ли не древнее королевского.
  Сейчас же еще вполне молодой магистр ордена Солнца думал совсем о другом. Что-то странное творилось. Даже не столице. В стране. Час назад замок Монтегри покинул Лускье дэ Мон. Протокол его допроса лежал сейчас перед Лубье на столе. Поверхностно ознакомиться с ним магистр успел.
  В комнате бесшумно вошел Вослас Перши, личный помощник магистра. Длинные бесцветные волосы патлами свисали до лопаток, такие же неживые глаза бесстрастно взирали на начальника. Лубье не снизошел до вопроса, а лишь посмотрел на того.
  - К вам моссиры из департамента полиции, - доложил Вослас.
  - Зови, - кивнул дэ Крево, этому визиту он был не удивлен.
  В комнату быстро прошли двое. Одного Лубье знал. Инспектор Леклер. Несчастный полицейский, на которого взвалили расследование дела маньяка. Второго же видел первый раз. Хотя узнал сразу. Слишком был наслышан о плотном человеке небольшого роста, пугавшего преступников не хуже серых плащей.
  - Прошу вас, моссиры, - вежливым жестом указал Лубье на стулья.
  Бруно Хорн скептически осмотрел предложенный предмет мебели, брезгливо поморщился, но присел. Леклер же бывал тут пару раз и уже знал о вкусах магистра.
  - Не буду задавать глупых вопросов, - сразу взял быка за рога Лубье. - Зачем вы ко мне явились понятно и распоследнему куренку в Бриоли. И готов выслушать ваши вопросы, и даже ответить... на некоторые.
  Хорн молча откинулся на спинку стула, от чего тот жалобно заскрипел. Леклер не смело посмотрел на сыщика и понял, что тот будет в основном слушать, во всяком случае, пока что.
  - Ну... - неуверенно начал инспектор. - В общем...
  - Давайте так, - перебил его дэ Крево. - Отступления мне не нужны. Я в курсе, что уважаемый моссир Хорн был привлечен вашим департаментом к расследованию дела Тихушника. Так же я в курсе того, что Парламент выдал вам, Леклер, круглый вензель, и что наш Орден не слишком вам посодействовал, когда вы обратились за помощи. Потому давайте перейдем сразу к вопросам и ответам.
  Инспектор взглянул в глаза, отливающие сталью, и кивнул.
  - У моссира Хорна, после ознакомления с фактами дела, возникла гипотеза, - Леклер задумчиво почесал подбородок. - Согласно которой, Тихушник не может быть убийцей-одиночкой.
  - Хм... уже интересно, - дэ Крево опер локти о стол, а кисти сложил вместе, подставив импровизированный замок под подбородок.
  - Видите ли... - Леклер подался вперед.
  - Работа полиции вызывает много нареканий, и не зря, - перебил его Хорн. - Если бы меня сразу подключили к этому делу, преступник уже был бы пойман. А так, столько улик было потеряно.
  Лубье вопросительно посмотрел на инспектора, но тот лишь опустил голову, признавая право критики за сыщиком.
  - Можно поконкретнее, - потребовал дэ Крево. - Что вам удалось нарыть такого, что пропустила полиция?
  - Вам уже доложили о том, что сегодня, точнее вчера ночью была найдена еще одна жертва? - спросил Хорн, задумчиво изучая каменное лицо магистра.
  - Безусловно, - лениво усмехнулся Лубье.
  - Мне удалось-таки прибыть на место преступления до того, как эксперты департаменты перерыли это место, - улыбнулся Бруно, в ответе дэ Крево он нисколько не сомневался.
  - И? - левая бровь Лубье вопросительно изогнулась.
  - Вам же доставлялись полные отчеты о жертвах? - вопросом ответил на вопрос Бруно. - Уверен, что да. Меня вот сильно удивило, что в этих протоколах совершенно отсутствует описание расположения тела жертвы. И тем паче мое удивление возросло, когда я попал на место преступления.
  Дэ Крево бросил на инспектора тяжелый взгляд, от чего тот еще сильнее съёжился, словно это была его вина, а не группы экспертов.
  - Тело лежало на боку, руки, причем обе, вытянуты прямо вперед, ноги согнуты в коленях, голова запрокинута назад. Лицо смотрело прямо на восток, - меж тем продолжал Бруно. - На руках нет ни ссадин, ни грязи, что говорит о том, что жертва не сопротивлялась. Более того, кроме вырезанных внутренностей, что произошло уже после смерти, на теле нет никаких повреждений.
  - И всё это говорит о... - задумчиво протянул Лубье.
  - Это ритуал, - подытожил Хорн. - И ни что иное. Уверен, что остальные жертвы были уложены, никак иначе, в таком же положении.
  Магистр посмотрел на Леклера и тот молча кивнул.
  - Итак, у нас сумасшедший маг объявился, - крякнул Лубье. - Только этого не хватает государству накануне войны.
  - О нет, - поспешил втиснуть дальше свои домыслы сыщик. - Отнюдь не сумасшедший. Еще раз повторюсь, он не одиночка.
  - Есть какие-то доказательства этому?
  - Косвенные, но достаточные, - кивнул Бруно.
  - Например?
  - Там же на месте преступление в десяти шагах от жертвы на мостовой я обнаружил пепел от сигареты. Некие алхимические смеси позволяют достаточно точно определить время, прошедшее с остывания огня. Так вот, проведя исследования, мне удалось установить, что некто находился рядом в момент убийства.
  - Свидетель?
  - Весьма хладнокровный в этом случае. Он находился на этом месте более пятнадцати минут, - отмахнулся сыщик.
  - Может, это сам убийца? Ведь нельзя с уверенностью сказать, что он не мог завершить свои дела и постоять в сторонке, раскуривая сигарету?
  - Я тоже сначала об этом подумал, - кивнул Бруно. - Но на мостовой присутствует весьма четкий отпечаток ботинка, а возле жертвы обнаружены следы сапог. Более того, рядом с отпечатком ботинка найдены глубокие царапины в камне, словно когтями прошлись.
  - Хм... - лицо магистра выражало бешеную работу мыслей. - Оборотник?
  - Именно, - чуть ли не воскликнул Бруно. - Что возвращает нас к прошлой жертве и инциденту, случившемуся параллельно убийству.
  - Вы о нападении на некоего Лускье дэ Мона?
  - Вы очень проницательный человек, моссир дэ Крево.
  - Работа обязывает, - пробурчал магистр. - Так что с этим рассадником проблем?
  - Как вы его назвали? - удивились Бруно.
  - Рассадник проблем, - кисло усмехнулся Лубье. - Три дня по его милости мы получаем неприятности. Сначала это нападение. Вроде случайное. Потому уже явное. Причем мага. А этой ночью якобы попытка грабежа его дома.
  - Вот как? - Бруно переглянулся с инспектором, но тот лишь развел руками.
  - Департамент полиции сразу передал дело нам, - заметил это Лубье. - Так что не утруждайтесь вменять Леклеру еще огрехи.
  - А что значит "якобы попытка грабежа"?
  - То и значит, - дэ Крево не заметил или сделал вид, что не заметил, что уже ему приходиться отвечать на вопросы. - На его дом было совершено нападение. Некие личности очень старались произвести впечатление, что они воры. При том, были вооружены как холодным оружием, так и огнестрельным. Пятерых удалось задержать с различными травмами, остальных, а это около десятка, убили этот самый Лускье и его охранник. Прыткие ребята, что сказать. Вот и думайте. Пятнадцать головорезов с оружием - не слишком ли это для кражи?
  - Согласен, - сухо кивнул Бруно и задумчиво взял себя рукой за подбородок. - Это только подтверждает мою гипотезу.
  - Вот как? И чем же?
  - Как чем? Именно своим фактом, - возмутился Бруно. - В прошлое убийство на этого человека якобы случайно натыкается оборотник. Возле следующей жертвы снова оборотник. И на Лускье снова нападение оборотника. Далее от него просто пытаются избавиться любыми средствами. Эти события связаны вместе. Их объединяет некто.
  - Хм... Этакий злодей? - с сомнением протянул дэ Крево. - Может, одним преступлением пытаются прикрыть другое?
  - Не думаю. Скорее мы имеем именно параллельно идущие цепочки событий, в истоке которых лежит нечто единое, - подытожил свои мысли. - И здесь мы можем уцепиться за моссира дэ Мона и раскрутить оба дела разом.
  - А если вы ошибаетесь?
  - Керр Бруно Хорн еще ни разу не ошибся в своей карьере, - надменно выдал сыщик.
  - Весомый аргумент, - скептически проворчал Лубье. - Хотя что-то есть в ваших доводах. Непонятная активность, направленная против дэ Мона, не спроста. Для отвлекающего маневра, слишком там всё затянулось.
  - У вас есть сведения о... сообществах? Тайных?
  - Тайных? Если они тайные, какие о них могут быть сведения? - усмехнулся магистр.
  Бруно понял, что тут информацией с ним не поделятся.
  - Ну что ж, думаю, совместными усилиями мы должны распутать это дело, - сказал он.
  Дэ Крево на это лишь загадочно усмехнулся.
  
  Лускье пил кофе, задумчиво поглядывая по двух шпиков в штатском, которых ему выделили в Монтегри. Просторная свободная веранда кафе "Счастливая Ева" нравилась дэ Мону. Он довольно часто посещал сие заведение. Кофе и круассаны тут умели готовить, как нигде больше.
  Ночью ему почти не удалось поспать. Почти сразу пришлось ехать в замок ордена Солнца. Давать показания. Почти два часа двое весьма не похожих друг на друга дознавателя мучили Лускье вопросами. Словно надеялись поймать на лжи. На какое-то время у дэ Мона сложилось впечатление, что это его в чем-то подозревают.
  Рано утром Мати накормила его и отправила на второй этаж, который не так сильно пострадал в результате ночного налета. Лускье дал себе слово разузнать у Ограна, что за ловушки он наделал под окнами, и вообще, откуда у него подобные умения, и отправился спать.
  Проснулся он после обеда с головной болью и общим состоянии апатичной усталости. Бокал вина и ванная немного взбодрили. Мати пыхтела на кухне. Охранник орк куда-то запропастился. Но Лускье уже и позабыл порасспросить его. Зато он вспомнил о записке Луидора. Опасность действительно грозила дэ Мону. В этом он окончательно убедился вчера. Но кто сказал, что эта опасность не грозила самому Луидору? И что может знать и главное откуда его друг? Это как-то связанно с подпольными мятежниками? Возможно. Но причем тут он, Лускье?
  "Счастливая Ева" была выбрана не только за кофе и круассаны, место, где расслабиться дэ Мон мог найти и поближе к дому, но в это кафе очень любил захаживать Луидор. И Лускье немного надеялся, что друг заглянет сюда, или хотя бы узнать у персонала, не видел ли его кто. Мати, конечно, была против новой прогулки хозяина, но Лускье сумел ее убедить, указав на торчавших у дома "серых плащей". Их он обнаружил практически сразу, как только выглянул в окно. Кто это такие, почему-то не вызывало сомнений. Шпики ордена Солнца совсем не таились.
  В кафе было не многолюдно. Время обеда уже прошло, до ужина еще было довольно далеко. Несколько посетителей в основном представители зажиточного класса в одиночку потягивали кофе, как и сам Лускье. Лишь у самого входа пристроилась парочка молодых студентов разного пола. Вихрастый парень с ошалевшими глазами явно хотел произвести впечатление на застенчивую девушку. Еще одним аляпестым пятном были шпики, хвостом увязавшиеся за Лускье.
  Они делали вид, что их очень интересуют последние вести с финансовых бирж Керрании, изучая "Дас Гелд", газету узконаправленного характера. Лускье было все равно. Хотят - пусть следуют за ним, сколько влезет. Пока они не мешали. Бояться, как ни странно дэ Мон уже перестал. Надоело. Наверное, сказалось то, что сумел практически без последствий пережить три нападения. Да и убийство человека наложило свой отпечаток.
  Кофе постепенно уменьшался в кружке. Дэ Мон вздохнул. Надеяться дождаться Луидора конечно можно. Но насколько это возможно? Лускье задумался. Раз друг был настолько встревожен, то вряд ли он заявиться в такое место, что на виду. А "Счастливая Ева" была на виду. Поговаривали, что даже король останавливался здесь пару раз.
  Лускье расплатился за кофе и покинул кафе. Сидеть там дальше было бессмысленно. Но Луидора надо найти. Чем быстрее, тем лучше. Хозяин "Счастливый Евы" за лишний серебряк сказал, что не видел Луидора уже несколько дней. Лускье сухо кивнул и поспешил на улицу. Шпики повторили его маневр. Один тут же прилепился следом, второй отправился расплатиться.
  
  - И как там? В... Монтегри? - неопределенно махнул Торсон, сигарета дымилась у него во рту.
  - А? А... - Бруно оторвался от справочника по геральдическим гербам трехсотлетней давности. - Да ничего особенного. Замок как замок.
  - Да? - разочарованно протянул Торсон. - А как же распятые на каждом углу или хотя бы просто повешенные во дворе?
  - Да нет там ничего такого, - отмахнулся Хорн. - Друг мой, неужели вы верите во все эти бредни? Черт побери, это всего лишь уловки. Для пущего страха.
  - Ну... - пожал неопределенно плечами Мальколь. - Если столько слухов, что-то должно оказаться правдой. Не просто так же орден Солнца побаиваются даже ректора академий магии.
  - Тут вы правы, - кивнул сыщик и закрыл справочник. - Слухи всегда должны вертеться вокруг истины. Чтобы лучше прикрыть ее.
  - О чем вы?
  - Да...
  Дверь с грохотом распахнулась, не дав Бруно договорить. Наверное, именно так должны выглядеть легендарные фурии. Длинные светлые волосы развеваются волной, глаза горят, грозя уничтожить все живое, прекрасные губы искривлены в гневном крике, кулачки воздеты над головой. Именно это являла собой сейчас маам Лилинда.
  - Вы... Вы... - она задыхалась от возмущения. - Вы...
  - Мы, - покорно согласился Бруно, и Лилинда в ярости выскочила из комнаты, захлопнув за собой дверь.
  - Что на этот раз? - буднично поинтересовался Торсон.
  - А я знаю? - задумчиво пожал плечами Бруно. - Но видимо это точно мы. Друг мой, выгляните в окно, может, ответ находится там.
  Торсон, не переставая дымить сигаретой, за что маам Лилинда ругалась не меньше, подошел к окну. Указательным и средним пальцами он отодвинул в сторону сиреневую занавеску и выглянул на улицу.
  - Забавно, - протянул он через некоторое время, не отрываясь от окна. - Вы были правы, уважаемый Бруно. Ответ именно там. И именно мы, да.
  Озадаченный подобной фразой Хорн даже самолично решил проверить, что там случилось. Оказалось, что около входа в дом пристроились три мамругу. Один со слегка посеребренным мехом приставал к прохожим, пытаясь что-то навязать им. Второй подпрыгивал на месте, а третий с мрачным видом разглядывал входную дверь.
  Хорн задумчиво почесал кончик носа и вздохнул:
  - И что тут такого? Отчего впадать в панику? Ума не приложу.
  
  Солнце устало катилось к закату. Небо на востоке куталось в тучи, а на севере всё было затянуто в черные клубы дыма, изрыгаемые мануфактурами. По улице прокатилась паровая повозка гномов, громыхая на ухабах. Следом процокали две коляски.
  Лускье забрался уже довольно далеко от дома. Он успел посетить уже пару магазинов и тройку питейных заведений, где любил бывать Луидор, но везде его ждала неудача. Оставалось одно - отправляться в место, указанное в послании друга. Где сейчас обитал друг, дэ Мон просто не знал. Луидор довольно часто менял съемные квартиры.
  "Бонифаций" располагался неподалеку от границ Дыры и был закусочной средней руки, где больше пили, чем ели. Шанс встретить порядочного человека был невелик, но все же был. В основном же здесь встречались ради заключения сомнительных сделок торговцы и приказчики с яркими представителями воровского района. Сам Лускье бывал там лишь пару раз. Всегда вместе с Луидором.
  Огран поход в подобное заведение вряд ли одобрил, особенно на ночь глядя. Про Мати и вовсе не стоило говорить. Служанка просто взывала бы в голос, умоляя хозяина одуматься.
  Лускье обернулся. Шпики как приклеенные следовали за ним. Сейчас они со скучающим видом рассматривали объявления на витрине тумбы, сиротливо ютившейся возле замызганной остановки транспортной линии гномов. Дэ Мон поправил норовивший вылезти на грудь револьвер в кобуре, запахнул сюртук и решительно зашагал к "Бонифацию".
  Внутри было довольно мрачно. Ни о каких газовых фонарях здесь даже не мечтали. Под самым потолком висела старая люстра на пятьдесят свечей. Конечно же, чадящие огарки были не в каждой нише. На стойке по углам были укреплены два факела. Отчего лицо скучающего хозяина "Бонифация" казалось маской закоренелого убийцы. Посетителей было не особенно много. Основной наплыв клиентов наблюдался после полуночи. Сейчас же здесь прибывали лишь, кто действительно хотел перекусить не дорого, да обменяться сплетнями и слухами.
  Хозяин "Бонифация" являл собой образ типичного корсара, побывавшего в куче передряг и бравшего не единожды на абордаж королевские фрегаты и бригантины. Черная повязка на левом глазу, трубка в желтых от табака зубах, старый выцветший морской китель и красная косынка на лысине. Правый глаз, скрываясь в клубах дыма, зорко наблюдал за залом.
  Лускье направился к нему. Оставаться надолго здесь, не входило в его планы. Получить информацию и удалиться, как можно быстрее. Лучший вариант. Хозяин "Бонифация", не скрывая интереса, наблюдал за приближающимся аристократом, коему в его заведении явно было не место.
  - Чем могу быть полезен... моссир? - заговорил первым корсар-хозяин.
  - Полезен? Ах, ну да, - замешкался Лускье. - Налейте мне что-нибудь поприличнее. Что у вас есть из вина? Желательно с юга.
  - Камприотское сойдет? - усмехнулся пират, не выпуская мундштук трубки изо рта.
  - Если только не прошлогоднее, - согласился дэ Мон.
  - Что вы моссир, у нас всё свежее, - улыбка хозяина стала еще шире.
  Он обернулся и кивнул кому-то в глубине задней комнаты, прячущейся за небольшой ширмой, в данной момент наполовину открытой. Через полминуты перед Лускье появился довольно чистый стакан, наполовину наполненный янтарной жидкостью. Дэ Мон неторопливо отхлебнул и оказался удивленный волне сносным вкусом вина.
  - Хозяин!!!! Еще эля!!! - донеслось откуда-то из глубины зала.
  Пират непринужденно отследил единственным глазом столик, с которого прозвучал заказ, и отправил туда упитанную краснолицую деваху в серой блузе и красной короткой до колена юбке.
  - Может, моссир, желает что-нибудь откушать? - капитан "Бонифация" видимо забавляла ситуация.
  Лускье не мог знать наверняка, узнал ли его хозяин закусочной или просто того потешало то, что в его дыре объявился столько "высокий" гость. Судя по состоянию стен, немытым столам и непритязательности обслуги самым элитным гостем тут мог считаться купец средней руки. А на Лускье один сюртук стоил дороже всей этой забегаловки. Золотое кольцо на мизинце правой руки не отличалось толщиной и не было украшено драгоценными камнями, но отличалось тонкостью и элегантностью рисунка. Этих моментов хозяину-корсару вполне хватило бы определить нового посетителя, как выходца из аристократии.
  - Думаю, с меня хватит и вина, - отказался Лускье.
  - Ваше право, - пожал плечами хозяин, делая вид, что потерял интерес к беседе.
  - Но... - дэ Мон выудил из кармана пару серебряных монет и выложил их перед собой на стойку. - Но кое-чем вы можете мне помочь.
  - Я весь во внимании, - корсар склонился вперед и быстрым движением сгреб монеты.
  - Я ищу своего друга. Он часто бывает у вас... - начал Лускье.
  - Хозяин!!! Ну что за дела? Я жрать хочу, когда уже принесут мой заказ? - мощный бас прервал тихую речь дэ Мона.
  Одноглазый вздохнул и выглянул за спину Лускье:
  - Норди, ты чего орешь? Не видишь, я занят с клиентом. Как только будут готовы твои куриные ножки, Луиза сразу же их принес. Или ты готов жрать сырое мясо?
  - Нет, подожду, - вздохнули с покорностью за столиком.
  Лускье успел обернуться и отметить, что это был крепкий парень с рубленым лицом, одетый как обычный работяга, коим он, скорее всего и являлся.
  - Так о чем мы с вами говорили? - хозяин-корсар почувствовал наживу и не собирался упустить добычу.
  - Мой друг. Чуть выше меня, светлые волосы, обычно одет в шерстяной свитер или сиреневую рубашку, брюки серые и такая же шляпа с широкими полями. Он назначил мне встречу здесь. Ммм... но на вчерашний день. Сегодня он был? - Лускье поставил локти на стол, положил подборок на полочку из сплетенных пальцев и внимательно заглянул в единственный глаз хитрого владельца "Бонифация".
  - Хм... - кашлянул одноглазый. - Был такой... вчера. Да помню.
  - А сегодня?
  Хозяин "Бонифация" принял самый задумчивый вид, на который был способен. Лускье вздохнул, бросил короткий взгляд по сторонам и быстро выложил перед собой еще серебряную монету.
  - Ах, сегодня... - одноглазый моментально смел деньги. - Был он и сегодня.
  - И? - протянул натужно Лускье.
  Колоритный корсар снова заскучал. Дэ Мон выругался сквозь зубы и раздраженно кинул на стойку золотой кругляш. Глаза владельца "Бонифация" алчно вспыхнули. Золото быстро перекочевало ему в карман.
  - Был он недавно, посидел немного. Ушел с полчаса назад.
  - Ясно, - расстроился Лускье.
  - И да, следом ушли двое, - одноглазый сделал знак подвинуться поближе и сам склонился к самой столешнице. - Твой друг в большой опасности. Те двое, что вышли за ним в след, известные охотники за головами.
  Лускье коротко поблагодарил, хотя итак заплатил за информацию сверхмеры, и заторопился к выходу. Но одноглазый неожиданно схватил его за рукав.
  - Я бы тебе настоятельно не советовал искать твоего друга, - прошептал он дэ Мону в самое ухо. - Лучше тебе поскорее выбираться из нашего района. В моем заведении тебя никто не тронет, но как только ты переступишь порог, охотников до золота найдется много.
  - Благодарю за совет, - отстранился Лускье. - Но вынужден им не воспользоваться. Если вы хотели мне помочь, то лучше бы сказали, не говорил ли мой друг, куда он направляется?
  Одноглазый облизал губы, кинул быстрый взгляд за спину дэ Мона в зал и внезапно, пожав плечами, успокоился:
  - Твое право. На набережную собирался он, в кирпичный парк.
  Лускье сухо кивнул и пошел на выход, только сейчас отметив, что шпики серых плащей не пошли за ним в закусочную. По пути он заметил, что некоторые из посетителей "Бонифация" провожают его особыми взглядами. В самых дверях он столкнулся с входящим мужчиной, закутанным в плащ хорошего покроя.
  Тот коротко выругался, Лускье сухо извинился и посторонился, давая проход. В подобном месте не стоило бахвалиться своей высокородной кровью, иначе имелись шансы ею подпортить или даже вовсе растерять. Мужчина посмотрел на дэ Мона и замер. Лускье, не понимая причину заминки, вгляделся тому в лицо.
  - Ману? - неуверенно протянул он.
  - Моссир... - начал было закутанный в плащ, но быстро оборвал себя и, схватив дэ Мона за руку, потащил на улицу.
  Столица погружалась в сумерки. Легкая синеватая дымка запружала улицы. Газовые фонари еще не горели, но света хватало, чтобы достаточно хорошо видеть вокруг. Лускье с Ману отошли на десяток метров от закусочной. То что это был именно Ману, сотоварищ Луидора по политическим взглядам, дэ Мон уже нисколько не сомневался.
  - Что случилось? - спросил Лускье, как только они остановились.
  - Тс-с-ссс... - зашипел Ману, торопливо оглядываясь.
  Лускье невольно последовал его примеру и заметил одного из шпиков у дальней стены "Бонифация". Тот продолжал заниматься тем же делом, которым и был увлечен, когда Лускье входил в закусочную, а именно, разглядывал объявления на тумбе возле остановки паровой повозки гномов. Куда делся второй соглядатай было непонятно. Ману тоже заметил шпика. И хотя он, конечно же, не знал кто это, довольно долго сверлил того перепуганным взглядом.
  - Так что случилось? - повторил вопрос Лускье.
  Ману дернулся, взгляд его пошел гулять по сторонам, но спустя несколько мгновений сфокусировался на дэ Моне.
  - Где Луидор? - Лускье хотелось уже схватить за грудки Ману и хорошенько его тряхнуть.
  - Не знаю, - пролепетал тот. - Я... я сам его ищу. Он...
  В переулке зашелестел ветер, гоняя какой-то мусор, и Ману настороженно замолчал. Парень перепуган до смерти, осознал Лускье. Страх струился из него чуть ли не рекой. Но что, что могло так напугать пусть еще молодого, но уже мужчину, привыкшего крутиться в весьма нереспектабельных кругах?
  - Соберись! - неожиданно жестко даже для самого себя прошипел Лускье. - Где ты видел Луидора последний раз? Говори быстро.
  - У нас на квартире, на Грегоруа, - прошептал Ману. - Где-то с полтора час назад.
  - Дальше, - подстегивал Лускье, чувствуя, что собеседник готов снова впасть в апатичный страх.
  - Дальше? А да... - залепетал Ману. - Он сказал, что пойдет туда, куда ходил вчера и будет ждать вас. Мне он велел сидеть на месте. А... а вы его не встретили?
  - Нет, - отрезал Лускье. - Он ушел за полчаса до моего прихода.
  - Что же делать? - застонал Ману. - Он... его...
  - Где здесь кирпичный сад? - оборвал его Лускье.
  - Там, - Ману пальцем указал на запад. - У реки.
  - Пошли быстро, - теперь уже Лускье потащил Ману за руку. - Луидор отправился туда.
  - Да?
  - Быстро говорю, - Лускье кинул взгляд назад, шпиков нигде не было видно, зато из дверей "Бонифация" вышли трое весьма сомнительного вида.
  Ману, нервно дергаясь, засеменил по тротуару. Припозднившиеся прохожие с подозрением косились на парочку, с серьезным видом спешащую куда-то, и торопились по своим делам. По улице проползла повозка гномов, обдав всё вокруг облаком пара. Лускье воспользовался моментом и оглянулся. Трое из закусочной упорно следовали за ними. Только их не хватало.
  Лускье проверил револьвер в кобуре и поправил кинжал в ножнах на поясе. Он склонялся к мысли, что скоро они ему понадобятся. Ману по прежнему топал чуть впереди, полы его плаща развевались и хлопали, словно паруса. Возле фонарного столба он остановился и задумчиво осмотрелся. Затем уверено перешел улицу и свернул налево в проулок.
  - Так мы срежем немного, - кинул он Лускье, голос Ману уже не дрожал, похоже было, что он успокаивался. - Уже недалеко. Там будет такой пьедестал пустой, за ним поворот и лестница вниз.
  Лускье слушал его отстраненно. Он сосредоточился на том, что его ждало впереди. Луидор? Убийцы? Ничего? Кто знает? Неизвестность напрягает больше всего. Хуже всего, что в этом районе Лускье бывал крайне редко и не знал тут ничего. Пресловутый пустой пьедестал вынырнул из вязкой полутьмы.
  - А! Я же говорил, - торжествующе воскликнул Ману, словно кто-то оспаривал его слова.
  Пьедестал торчал убогим обрубком, словно сломанный зуб. Статью или памятник видимо не успели еще установить. Хорошая каменная лестница действительно имелась. Едва Лускье и Ману ступили на нее, как вдали раздался какой-то хлопок. Эхо метнулось от стен домой и донесло до них этот странный звук.
  - Что это? - замер Ману.
  Лускье не успел ответить. Ветер донес еще три таких же хлопка и всё стихло. Дэ Мон растерянно обернулся. Сзади никого. Впереди снова задрожавший Ману. Лускье решительно вытащил револьвер.
  - Это... это... - залепетал Ману.
  - Выстрелы, - сурово отрезал Лускье. - И сдается мне кирпичный сад находиться именно в той стороне.
  Ману кивнул и неожиданно с места рванул по ступенькам вниз. Темнота уже сгустилась настолько, что редкие газовые фонари начинали разгораться. Лускье бросился за Ману следом.
  - Стой, дурак! - крикнул дэ Мон.
  Ману затормозил в самом низу лестницы и обернулся. Лицо его раскраснелось, пряди темных волос выбились из-под капюшона, глаза смотрели обижено и зло.
  - Он там! Он там умирает, - бросил Ману. - Надо помочь.
  - Подожди меня, - выдохнул Лускье и заторопился вниз.
  Ступени приглашающе ложились под его ногами, каблуки дробно стучали по тесаному камню.
  - Если мы полезем туда, вот так как ты, помощь будет нужна и нам, - прошептал Лускье, когда спустился. - Стрелявшие не могли уйти далеко, и даже могут ждать нас, а ты летишь как обезумевший.
  - Может, не в него стреляли? - спросил подавленный Ману. - Может, его там уже нет?
  - Может, - буркнул Лускье, уверенный в обратном. - Вперед давай, но осторожно. Старайся поменьше шуметь. В этом чертовом парке фонарей почти нет.
  Они заспешили по тропинке, что начиналась у лестницы и вилась между аккуратных зарослей кустарника. Вдоль имелись редкие фонари, едва разгонявшие тьму. Через сотню метров начали попадаться скамейки и совсем одинокие беседки. Местность здесь шла всё вниз. Тянуло прохладой от близкой реки.
  Впереди замелькали яркие огни, и невольные товарищи замедлили шаг. Лускье схватил Ману за рукав и оттянул себе за спину.
  - Ты здесь бывал раньше? - прошептал дэ Мон.
  - Да, - просипел в ответ Ману. - Там впереди что-то вроде площади. Иногда там дают представления циркачи и балаганщики. Потому там фонарей много.
  - Лучше обойти это место, - задумчиво протянул Лускье. - Ты не знаешь точно, где тут любил уединяться Луидор? И какого его вообще потянуло в этот парк?
  - Луидор говорил, что вид реки его успокаивает, особенно тут. Виден мост Монроля и всё такое, - пояснил Ману.
  - Мост севернее, значит, нам надо пройти дальше и спуститься немного к реке, - заключил Лускье.
  Они свернули налево, на тропинку, уводящую в сторону от центра парка. Лускье только сейчас отметил, что все бортики дорожек и одиночных клумб были обложены дешевым кирпичом на глиняной основе. Теперь становилось ясно странное название парка. В отблесках фонарей кирпич казался залитым кровью.
  Небольшой мосток был перекинут через журчащий ручей, стремящийся слиться с полноводной Расеной. Далее дорожка начала забирать на север. Лускье уже взмок, Ману был не в лучшем состоянии. Хоть они и проявляли осторожность, но спешили, невольно срываясь на легкий бег. Револьвер в руке уже настолько отяжелел, что Лускье подумывал сунуть его обратно в кобуру.
  - Моссир, вон там, смотрите, - Ману указал рукой на беседку возле одинокого тополя, торчавшего в метрах двадцати впереди.
  Там пологий склон резко уходил вниз и, судя по глухому гулу, плавно перетекал в набережную. Оттуда как раз уже можно было видеть и реку, и мост Монроля. А в самой беседке кто-то был. Одинокая фигура сидела спиной и не шевелилась. Лускье не выдержал. Забыв о том, что совсем недавно говорил Ману об осторожности, он бросился вперед, не разбирая дороги.
  Ближайший фонарь был довольно далеко и беседку освещали лишь первые вечерние звезды. Но Лускье нисколько не сомневался, что там его друг. Вот только...
  Первое что бросилось в глаза какая-то надломленность в позе фигуры, а второе... Лускье замедлил шаг. Беседка имела ажурные столбы, поддерживающие конусную крышу, и никаких стен. Двери так же не было, просто проем. Пол, сделанный из оструганных досок, был выкрашен в зеленый цвет. По всему ярусу шла узкая скамейка. Лускье отметил всё это мельком. Куда больше его внимание привлекла кровь, что рваными пятнами заляпала пол и скамейку.
  Глаза Луидора были приоткрыты, но уже ничего не видели. Лицо застыло в маске отчаяния. Сиренный свитер пропитался кровью и потерял цвет. Руки бессильно висели вдоль тела. Он... Он был мертв.
  Лускье хотелось закричать от боли и бессильной злости. Раньше он и подумать не мог, что Луидор так ему дорог. Ему казалось, что друг, пораженный революционными идеями довольно далек от него. А оказалось...
  - Дурак! - заорал на мертвеца Лускье.
  Он не знал, что еще можно сказать. А точнее не мог ничего сказать. Всё скомкалось в душе, горло душили слезы. Он опустился на колени рядом с другом. Хотелось обнять его. И может, Лускье решился бы на это, но в это время дал о себе знать Ману.
  Отчаянный крик вернул дэ Мона в реальность. Ману орал что-то несуразное. Лускье хотел было одернуть его, но только сейчас увидел, что тот не один. Три фигуры, те, что вышли из "Бонифация" вслед за ним теперь окружали Ману, недвусмысленно помахивая ножами.
  Лускье накрыла жгучая волна злости. Луидор погиб, а эти... эти... Револьвер сам прыгнул ему в руку. Лускье поднялся на ноги и, широко шагая, вышел из беседки. Рука с револьвером поднялась на уровень груди. Его заметили. Двое двинулись ему навстречу, игнорируя оружие. Толи по глупости, толи просто не заметили. Света все-таки было мало. Ни секунды не раздумывая, Лускье спустил курок. Грохнул выстрел. Одного из нападавших развернуло на месте и швырнуло на землю, второй остановился. Снова выстрел. Промах. Третий. Истошно завопил Ману.
  Лускье продолжал давить на спусковой крючок, уже потеряв четкую картину. Когда револьвер издал сухой щелчок, дэ Мон ощутил болезненный удар по руке. Пальцы невольно разжались, оружие полетело на землю, а Лускье, охнув, схватился левой рукой за ушибленное запястье правой. Сознание перестало глушить реальность.
  - Эй! Эй! - кто-то тормошил Лускье за плечо.
  Он обернулся и встретился взглядом с одним из шпиков замка Монтегри. Лускье ошалело тряхнул головой, в ушах звенело после грохота выстрелов, и осмотрелся. Двое из трех завсегдатая "Бонифация" мешками лежали на земле. Последний валялся рядом со скулящим Ману, но вроде был жив. Во всяком случае, правая рука его судорожно скребла осенний дерн. Ману же держался за бок, кривясь от боли. Из-под пальцев капала кровь. Видимо, его успели полоснуть ножом. Второй шпик стоял возле беседки с телом Луидора.
  Едва взглянув на мертвого друга, Лускье обессилено опустился на колени. Злость ушла, уступив место пустоте. Первый шпик, который видимо и выбил из его рук оружие, обеспокоено заглянул в лицо дэ Мону и что-то спросил. Лускье его не слышал.
  
  В камине жадно трещал огонь. Он весело плясал на поленьях, выбрасывая короткие алые хвосты. Лубье дэ Крево магистр ордена Солнца сидел в широком кресле с высокой спинкой, задумчиво уставившись в хаотичный танец пламени.
  Глубокой ночью его довольно часто можно было найти именно тут на первом этаже в северном крыле замка. Комната среднего размера со своим камином, неизменными гобеленами на стенах, урецким ковром на полу и единственным креслом. Дэ Крево называл ее место отрешения. Тут ему никто не мешал, а вид пляшущего огня помогал сосредоточиться на главном. У дверей никогда не было охраны, но все итак знали, что без надобности сюда лучше не заходить. Но...
  - Покорнейше прошу простить меня за вторжение, моссир, - дверь мягко распахнулась, впуская внутрь молодого еще ди Миля, курировавшего отдел связи ордена.
  Лубье скривился недовольный, но все же кивнул, понимая, что просто так лейтенант не пришел бы.
  - Благодарю за понимание, - склонился ди Миль. - Поступил срочный отчет от Жерво.
  - Это насчет дэ Мона? - уточнил Лубье.
  - Именно.
  - Ну что опять натворил этот... мешок несчастий? - погрустнел дэ Крево.
  - Не он. На этот раз не он. Наши агенты вели его весь день. Под вечер объект отправился на север, в небезызвестный "Бонифаций".
  - У него там была встреча? - удивился дэ Крево.
  - Как выяснилось впоследствии, нет. Он должен был встретиться со своим другом накануне, но не смог. По словам самого дэ Мона, он получил от друга записку с предостережением и назначением встречи. В записке говорилось о смертельной опасности, что грозит объекту и самому другу. Дэ Мон, как настоящий дворянин, беспокоился о своем друге и решил все-таки встретиться с ним.
  - Так его нашли или нет?
  - Да, моссир. Неподалеку, в парке рядом с мостом Монроля. За несколько минут до того, как дэ Мон обнаружил друга, неизвестные расстреляли его.
  - Что наши агенты?
  - Они прочесывали местность, когда раздались выстрелы. Один отправился вслед за объектом, второй попытался обнаружить стрелявших. Неудачно. Слишком далеко было. Наши специалисты уже проверили место убийства. Никакой магии. Обычное оружие. Старые барабанные фитильные револьверы, еще первого выпуска. Стреляли в упор, на теле пороховые ожоги.
  - Ну, это могло подождать и до утра, - обронил Лубье.
  - Возможно, - уклончиво согласился бы. - Если бы не одно "но". Личность убитого друга дэ Мона.
  - Вот как? - дэ Крево любил поддерживать разговор. Это помогало собеседнику правильно сформулировать информацию, что полагалось преподнести магистру.
  - Луидор Шантриньяк.
  - Интересно, - протянул дэ Крево. - Весьма интересно. Значит о дин из основателей "Детей свободы" был другом нашего дэ Мона?
  - Совершенно верно, моссир, - подтвердил ди Миль. - И сегодня его убили.
  - Что-нибудь еще? Есть хоть какие-то позитивные новости?
  - Удалось задержать сотоварища Шантриньяка Ману Нагри. Сейчас его везут к нам. Лускье дэ Мон так же направлен в Монтегри для дачи показаний. Он там еще троих застрелил.
  - Кого троих? - не понял магистр. - Кто там еще был?
  - Какое-то ворье, решили пограбить. Ну и нарвались.
  - Ладно, с этим разберемся позже, - махнул рукой дэ Крево. - Если у вас всё, можете быть свободны. И конечно, протоколы допросов обоих потом сразу мне на стол.
  Лейтенант поклонился и вышел. Лубье, задумчиво поглаживая гладкий подбородок, вернулся к созерцанию огня. Но надолго в покое его не оставили. На этот раз дверь с треском ударилась о стену, и в комнату ворвался все тот же ди Миля. Магистр с показным удивлением уставился на него.
  - Моссир, важные новости, - лейтенант тяжело дышал, словно бежал через весь замок, хотя, скорее всего так и было.
  Лубье молча смотрел на него. От чего-то ему казалось, что вести действительно важные и совсем дурные.
  - На крон-принца Жирара было совершено нападение!
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"