Жаворонкин Дмитрий Анатольевич: другие произведения.

Заметки на полях. Глава 8

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Глава 8. 22 сентября
  
  Бруно неторопливо жевал яичницу, одновременно изучая свои заметки в блокноте. Маам Лилинда сегодня была необычно спокойна и упредительна. Это радовало, но и меж тем как-то беспокоило. Что-то не то. Уж не собиралась ли молодая хозяйка сего замечательного дома все-таки выдворить керра Хорна под каким-либо благоприятным предлогом? Всё могло быть.
  Хорн отправил в рот очередной кусок бекона. Тщательно прожевал, запил молоком. Торсона еще не было. И как начинал вспоминать Бруно, скорее всего и не будет. Студиоз собирался отправиться на какой-то праздник у своих друзей по университету. Это даже хорошо. Никто не будет мешать.
  Итак...
  Вчерашний день начался с того, что Торсон разбил любимую чайную чашку Бруно. Отчего получил очередную отповедь от маам Лилинды, так как всё произошло в ее присутствии. Сам же Бруно был невозмутим, зная, что студиоз способен вернуть чашке первоначальный вид. Впрочем, познаний самого Бруно в алхимии хватало, чтобы сделать то же самое. Но отказаться от ставшей уже привычной бури эмоций маам Лилинды было выше сил.
  Торсон сослался на важную встречу и откланялся, пообещав быть ближе к вечернему кофе. Бруно ничего не имел против. Ему предстояла работа с материалами из полиции.
  Единственное в чем был пока что уверен Бруно, что убийца по прозванию Тихушник стремился сотворить некий ритуал. А значит, надо проштудировать всю подноготную литературу по ритуальной магии. Проконсультироваться у специалистов в том же департаменте полиции, у парочки знакомых магов-экспертов. Ведь что есть ритуал? Магическое действо, состоящее из заклинения, неких предметов, расставленных в определенном порядке и последовательности, возможно жертвах, умерщвленных в определенном порядке и способом, и так далее. То есть ритуал требует дотошности и четкого выполнения плана. Или же... или же некто пытается всё обставить всё так, словно это было бы похоже на ритуал. Но это сразу же совсем отметает гипотезу о том, что это маньяк, ибо эти убийцы являются людьми неуравновешенными и не любящими скрывать свою работу за подобными ширмами.
  Бруно не стал сбрасывать со счетов последнее, но был практически уверен, что был прав с ритуалом. Маскировать убийства смысла не имело еще и по той простой причине, что полиция даже не увидели очевидного. И если выяснить, что это за ритуал, можно уже думать о том, кто может его проводить и зачем.
  Далее. Бруно задумался. Следует посетить департамент полиции, чтобы узнать о тех, кто напал на дом Лускье. Или... В департамент дело не поступило, орден его забрал себе. Значит, следует снова посетить Монтегри. Но вопрос, поделятся ли с ним информацией. Судя по тому впечатлению, что оставил после разговора магистр Лубье дэ Крево, серые плащи вообще не любили чем-либо делиться.
  И было еще одно. Визит мамругу вчера. Большинство людей считали маленький народец ни к чему негодным, кроме как таскать их почту. Считали, что мамругу не имеют разума, и не сильно отличаются от животных. Пару лет назад в Парламент даже был подан законопроект, низводящий этот народ до статуса домашнего скота. Но он благополучно был отклонен в первом же чтении.
  А вот сам Бруно в своей бурной юности сумел сдружиться с одним из великих вождей свободных мамругу, обитавших на северном побережье Арики. Оказалось рыжий народец весьма развит, общителен в своей среде и даже обладали зачатками своеобразной магии. Полгода, проведенные среди свободных мамругу, помогли Хорну легко установить контакт с их собратьями в Паисе и заручиться их помощь в своих делах. Сам Бруно в свою очередь, чем мог, помогал жизни маленького народа.
  Вот и вчера Снодо, мамругу с серебристым мехом, считавшийся у своего народа чем-то вроде альбиноса, доставил сведения о том, что кто-то видел, как на Лускье дэ Мона напал хажелама. Оставалось только найти этого кого-то. Конечно же, имелось в виду кто-то из народа мамругу. Но все равно это было хоть что-то. Снодо пообещал, что как только будут получены сведения, лучшие следопыты постараются отыскать этого человека или не человека.
  Бруно сделал нужные пометки в блокноте. Больше дома пока делать было нечего. Хорн подхватил со стола книгу Ростислава Ецкила "Разновидности магии". Накинул на плечи теплый пиджак и вышел из квартиры. В коридоре он столкнулся с маам Лилиндой. Вежливо улыбнулся ей, за что был награжден очередным гневным взглядом. Маам Лилинда в простом синем платье и странном древнем, другого эпитета и не подобрать, чепце подгоняла слуг.
  - Любезная маам, - обратился к ней Хорн. - Меня не будет до обеда. Не могли бы прислать кого-нибудь для уборки?
  Хозяйка съемных квартир с подозрением посмотрела на сыщика. Уж не издевается ли он?
  - Только большая просьба, не надо ничего трогать на столе и в спальне тоже, - уточнил Бруно и, не дожидаясь ответа, поспешил к лестнице.
  Он был уверен, что маам Лилинда сопроводила его раскрытым от изумления ртом. На улице накрапывал дождь. Бруно приподнял воротник пиджака и махнул рукой, подзывая извозчика с коляской.
  До Монтегри путь был неблизкий и Бруно сумел немного изучить трактат Ецкила. Не сказать, что он почерпнул что-то новое и нужное, но, несомненно, время потратил не зря. Замок мокрый от дождя, казался еще мрачнее. Серый камень так и шептал, здесь твоя смерть. Хорн поежился, расплатился с извозчиком и, сунув книгу за пазуху, поспешил к стальной решетке ворот.
  Дежуривший в караулке наряд во главе с бравым сержантом с пышными усами встретил сыщика не слишком радушно. Еще бы. Ради него пришлось покинуть уютное помещение и тащиться на улицу под дождь.
  - Чем могу быть полезен? - спросил сержант и, подумав, добавил: - Моссир.
  - Хотел бы посетить ваш... отдел расследования, или как там он у вас называться, - по лицу пышноусого Бруно видел, что произвел впечатление умалишенного. - Мое имя Бруно Хорн. Я веду расследования для департамента полиции.
  - А-а-а, - протянул сержант. - Привлеченный специалист. Моссир, обождите здесь, можете посидеть в караулке. Сейчас я выясню.
  Бруно принял приглашение. Мокнуть под нудным дождем совсем не хотелось. В караулке оказалось очень даже уютно. Стол у окна, четыре крепких добротных стула, небольшой дешевый диван, шкаф с оружием и портрет Его Величества на стене.
  Двое молодых парня в новенькой армейской форме с нашивками рядовых недоверчиво косились на сыщика, словно он собирался лишить дневного пайка.
  Бруно не успел даже почувствовать тепло, как сержант уже вернулся.
  - Моссир, вас ожидают, следуйте за мной, - козырнул он неожиданно.
  Бруно поправил воротник, который так и норовил придушить владельца, и вышел в дождь. Сержант бодро шагал впереди. Его широкая спина намокла. Форма мало помогала. До замка было не далеко. Сержант сопроводил Хорна до крыльца, начинавшегося широкой лестницей, снова козырнул и заспешил в свою караулку.
  Хорн поднялся наверх, толкнул дубовую дверь с металлическими пластинами по контуру и нос к носу столкнулся с инспектором Леклером.
  - Моссир? - коротко кивнул Бруно.
  - Керр Хорн, - ответил тем же Леклер. - Я вас тут поджидаю.
  - Вот как? Полиция знала о моем приходе? - на губах легкая усмешка, призванная скрыть замешательство.
  - Ну что вы, - отмахнулся инспектор. - Мы не следим за всеми и каждым. Просто я был здесь, когда сержант доложил моссиру дэ Ханье о вашем визите. Ну, я и вызвался вас встретить.
  Бруно вежливой улыбкой показал, что тронут заботой.
  - Я пытался вызнать что-нибудь насчет тех налетчиков, что напали на моссира дэ Мона, - продолжал меж тем Леклер. - Но ничего интересного мне не сообщили. Лишь, что все они не местные и наняли их через третьи лица.
  - Понятно. Хотя думаю, это было весьма логично предположить, - заметил Хорн, расстегивая верхнюю пуговицу на пиджаке.
  В широком холле, где он оказался, на стенах горели газовые фонари, и было довольно тепло.
  - Полагаю, мне поговорить с ними не дадут, - довольно кисло заметил Бруно.
  Леклер лишь пожал плечами. Бруно огляделся по сторонам. В прошлый раз его провели через боковую дверь. И Хорн успел лишь рассмотреть длинные ряды закрытых дверей на первом этаже. Ничего необычного в замке Монтегри не было. Серый камень стен, кое-где мозаика под потолком, крепкий достчатый пол, прикрытый довольно потертыми половиками, коврами это трудно было назвать.
  - Но попробовать стоит, - улыбнулся Бруно, который не привык отступать.
  - Думаете? - поднял брови инспектор. - Ваше право.
  - Проводите меня? Я, знаете ли, плохо ориентируюсь здесь, - попросил Хорн.
  - Несомненно, - согласился Леклер, который и в прошлый раз выступал в роли проводника.
  Инспектор сделал приглашающий жест, словно рачительный хозяин, и, не спеша, зашагал в левый коридор, тоннелем уходящий вдаль. Бруно последом за ним. На всем протяжении на стенах висели газовые фонари, призванные бороться с темнотой. Узкие окошки не пропускали достаточно света. Бруно мысленно прикинул примерную стоимость освещения только первого этажа замка и понял, что орден на деньги особо не скупиться.
  - Обычно орден не держит задержанных и проходящих по их делам в замке, - заговорил инспектор. - Но этих ребят не успели еще отправить в колючий лагерь. Скорее всего, продержат до вечера. Дознаватели ордена еще рассчитывают вытащить из них какие-то сведения.
  Бруно машинально кивал в такт его словам. О "колючем лагере" он слышал. И то, что он слышал, заставляло почувствовать некое сочувствие неудавшимся убийцам.
  - И еще, - меж тем продолжал Леклер. - Ночью случилось что-то еще с моссиром дэ Моном.
  - Что? - даже споткнулся на ходе Хорн.
  - Не знаю, что именно, - сморщился с досадой Леклер. - Мне ничего не говорят. Этот "круглый вензель" оказался на деле пустой бумажкой.
  Мозг Бруно лихорадочно работал. Надо будет, во что бы то разузнать, что же произошло. Нападения на дэ Мона происходят гораздо чаще, чем ритуальные убийства Тихушника. Ни о чем толком додуматься Бруно не успел. Они с инспектором пришли на место.
  Коридор вывел их в очередной широкий зал с высоким потолком, гобеленами на стенах и на этот раз массивными канделябрами в углах. Здесь камень был даже не серым, а иссиня-черным. Из зала имелось три выхода-входа. Через один Бруно с Леклером попали сюда. Второй вел направо. Последним был расположен прямо и как ни странно был перегорожен приличной дверью и надежной охраной в лице двух дюжих молодчиков с ничего не выражающими физиономиями.
  Леклер указал на дверь и многозначительно посмотрел на потолок. Бруно нахмурился. По всему выходило, инспектор далее идти не особо жаждал.
  Хорн решительно зашагал к цели. Он собирался с ходу просочиться меж охранников, но те дружно сомкнули строй, полностью скрыв за собой вожделенную дверь.
  - Тебе чего? - довольно грубо спросил тот, что слева. Лицо его было плоским, глаза посажены близко к кривому носу, на нижней губе белел шрам.
  - Алатайского вина, - Бруно возмущенно выгнул левую бровь дугой.
  - Чего? - опешили оба охранника.
  - И чечевицы по-королевски, - подумав, добавил Хорн. - И желательно на фаянсовой тарелке.
  - Чудной, - буркнул левый.
  - Вали отсюда, - предложил правый. - Дегустатор.
  Бруно позабавило знание столь сложных слов этими простыми ребятами. Но играть с ними было довольно опасно, потому он махнул жавшемуся Леклеру.
  - Уважаемые моссиры, вы очевидно должны знать инспектора Леклера, облеченного властью "круглого вензеля", позволяющего ему указать на любого и на месте признать виновным в преступлении, - Хорн ударил в самое больное охранников - в способность быстро соображать. - Так вот, этот моссир... сопровождает меня, дабы я мог надлежащим образом произвести дознание неких неугодных стране личностей. Вы имеете что-то против государства?
  Две физиономии вытянулись в страшных муках. Охранники думали.
  - Вы имеете что-то против Парламента и... короля? - весомо добавил Хорн.
  Это добило незадачливых простаков.
  - Не ну, как мы может быть против короля? - глубокомысленно спросил правый.
  - Никак, - подтвердил левый. - А вы, уважаемый, в следующий раз не морочьте людям головы своими шутками. Сказали бы сразу, мол, на допрос я, по велению ордена. И всего делов. А то...
  Бруно опустил голову, чтобы охранники не видели его улыбку. Леклер и вовсе стоял сзади, хлопая глазами. Он был уверен, что их сейчас очень твердо попросят очистить помещение. А тут...
  Левый охранник вежливо открыл дверь и даже махнул рукой, приглашая войти. Сыщик не заставил себя долго ждать. Леклер проскользнул за ним следом. И только сейчас Бруно подумал о том, что инспектор уже должен был посещать эту комнату и значит видеть этих молодцов.
  - Хм... уважаемый инспектор, - задумчиво протянул Хорн, оказавшись в узком тамбуре, разделявшим зал и саму комнату допроса. - Когда вы были здесь в первый раз, раз ни эти охранники дежурили у двери?
  - Другие, да и признаться не здесь это было, - смутился Леклер. - Специально для меня допрашиваемых конвоировали в другую комнату.
  - Хмм... с чего бы, - задумчиво протянул Бруно, ни к кому не обращаясь.
  Он толкнул вторую дверь, ведущую в недра допросной комнаты. И тут же нашел ответ на свой вопрос. Сыщик даже сразу отказался от идеи разговаривать с задержанными. Комната оказалась пыточной камерой. И над потрепанными еще в ночной схватке налетчиками уже кто-то усердно поработал. Даже захоти Бруно с ними поговорить, вряд ли они смогли бы что-то внятное ответить.
  Леклеру хватило просто выглянуть из-за плеча сыщика. Инспектор присвистнул, тихо выругался и заторопился на выход. Бруно вздохнул и признал это решение верным.
  Охранники с удивлением встретили их появление.
  - А вы скорые, - выдал левый и добавил многозначительно: - Не то, что предыдущие.
  - Агась, те долго расспросы вели, - подтвердил правый. - Непонятливые небось, а может и просто спрашивать не умели.
  Бруно вспомнил открывшуюся ему картину и подумал, что спрашивать те, кто был до них, умели. А точнее ответы получать были мастаки.
  - Нам лишь уточнить надо было, - бросил он охранникам.
  Те лишь кивнули в ответ весьма дружно. Простой ответ их вполне удовлетворил. Возможно, они даже не нуждались в нем.
  Бруно аккуратно потянул инспектора за рукав, показывая, что делать здесь им больше нечего, а дальнейшей простой приведет к ненужному интересу охранников, которым явно было скучно.
  Возвращаться тем же путем было еще рано, потому Хорн, не раздумывая, зашагал в другой коридор.
  - Куда мы? - догнал его Леклер.
  - Туда, - махнул вперед рукой Бруно, словно это всё объясняло. - Нам нужно узнать, что там произошло сегодня ночью с моссиром дэ Моном, да и протоколы допросы ночных налетчиков поискать следует.
  - И как вы это собираетесь сделать? - изумился инспектор.
  - Вы знаете, где здесь секретариат? - спросил сыщик.
  - Да, на втором этаже.
  - Отлично. Туда нам и нужно.
  Коридор вывел их в новый зал, в котором толпилась небольшая группка людей в серых плащах, окаймленных зеленой ниткой. Они что-то обсуждали, не обращая никакого внимания на то, что происходит вокруг. Лишь двое бросили короткие взгляды на сыщика и инспектора и вернулись к беседе.
  Именно за этой группой начиналась лестница, ведущая на второй этаж. Бруно напустил вид, что имеет полное право находиться здесь, и прошел мимо. Леклер судорожно коротко кивнул в знак приветствия и, не дожидаясь ответной реакции, поспешил за сыщиком. На втором пролете Хорн пропустил инспектора вперед. Того хотя бы знали в замке, да и сам Леклер немного разбирался в планировке Монтегри.
  На втором этаже их уже встретил наряд охраны в лице двух весьма крупных экземпляров человеческой расы. Леклер остановился, а Бруно попытался сразу проскочить между ними. Не тут-то было. Короткий разговор привел лишь к тому, что Лекрелу пришлось показать своё удостоверение и присовокупить "круглый вензель". Сомнительно, что кто-то из охранников, выглядевших более смышлеными своих собратьев с первого этажа, знали о том, как выглядит карт-бланш, но печать произвела на них впечатление.
  - Куда дальше? - осведомился Хорн.
   Леклер подбородком указал налево. Там виднелась дверь с какой-то табличкой. Секретариат оказался именно за ней.
  - Слушаю вас, моссиры, - встретил их спокойным голосом высоким мужчина средних лет в клетчатом жакете, сиреневой рубашке с кружевными рукавами и свободных брюках.
  Его образ так не вязался со всем, что сыщик видел в замке, что Бруно даже потерял дар речи на короткое время.
  Леклер открыл было рот, но мужчина его опередил:
  - Так, давайте, сначала выяснив, кто вы. Итак?
  - Центральный департамент полиции, инспектор Жан Леклер, - автоматически представился Леклер.
  - А вы? - холодный цепкий взгляд уткнулся в лицо Бруно.
  - Керр Бруно Хорн, сыщик с патентом Цюрского университета уголовного дела и юридического права, барон фон Хорнстойский, - не стал скрывать сыщик.
  Леклер покосился на Хорна, о том, что тот аристократ, никто никогда не слышал. А сыщик не любил распространяться о том, каким именно образом получил титул.
  - И что...
  - Вежливые люди имеют такт представляться и самим, - перебил его Бруно, показывая тем самым, что взять его в оборот будет не просто, если и возможно вообще.
  - Я... - начал было секретарь, но наткнулся на невозмутимый взгляд Хорна и осекся. - Мое имя Гион Брели. И теперь, когда все друг другу представились, как вежливые люди, хотелось бы узнать цель вашего визита.
  Инспектор как всегда замялся. Хорн сделал себе заметку, спросить потом, как так вышло, что ему поручили довольно громкое дело Тихушника. Не тянул Леклер на того, кто мог бы раскрутить это дело даже без ограничения временных рамок.
  - Инспектор, как представитель департамента полиции, ведет расследование. Должен заметить очень важное. Настолько важное, что Парламент решил вручить ему "круглый вензель", - взял в свои руки разговор Бруно. - Вы должны понимать, при занимаемой вами должности, что такое "круглый вензель". И что значит...
  - Да конечно я понимаю, - сухо прервал его секретарь. - Так какова цель вашего визита?
  - Расследование инспектора затрагивает некоего моссира дэ Мона. Графа, насколько мне известно, с глубокой родословной, и естественно, что всё, что с ним связано, попадет в ваш орден, - Бруно решил, что лучше говорить много и вычурно. - Инспектору стало известно, что сегодня ночью имели место события тесно связанные с моссиром дэ Моном. И детали происшествия весьма бы пригодились в деле расследования.
  Гион слушал это невозмутимо, словно официант, принимающий заказ у клиента.
  - Вам ясна цель нашего визита? - подытожил Хорн.
  - Вполне, - сухо кивнул секретарь, - и вынужден сообщить вам, что ничем помочь не могу.
  - Вот как? - Бруно сцепил руки на объемном животе, прикрытом пиджаком. - И что же мешает вам помочь следствию?
  - Отсутствие каких либо сведений, кои могут быть вам полезны, - подумав, ответил Гион.
  - Вы хотите сказать, что Орден не ведет никаких записей о заведении дел или поступлении... хм... свидетелей? - наиграно изумился Хорн.
  Он уже понял, что бюрократия здесь цветет в полный рост. И будь ты хоть крон-принц, найдутся достойные препоны для затяжки или вовсе в отказе удовлетворения прошения или приказа.
  - Ведение дел ордена вас не касается, - отрезал секретарь. - Данные, что вы хотите получить являются собственностью Ордена.
  - И вы, конечно, являетесь распорядителем собственности Ордена? - тут же поддел его Хорн.
  - Нет... - замялся Гион.
  - Тогда зачем вы говорите нам о том, что эти сведения нам не доступны? - Хорн продолжил наступление. - Вам были даны четкие указания о том, что таким-то о том-то знать не положено?
  - Но... - попытался отбиться секретарь.
  - Вы уверены, что у вашего начальства не лежит бумага, заверенная королевской печатью, о том, что все, кто препятствует данному расследования, являются государственными преступниками? - напирал Бруно, чувствуя, что собеседник поддается. - Так зачем вы пытаетесь нам помешать, не будучи уверены ни в чем?
  По лицу инспектора было видно, что толком он ничего не понял. Секретарь же побледнел и присел в кресло за свой рабочий стол, заваленный кучей бумаг.
  - Но... - Бруно многозначительно поднял указательный палец правой руки вверх. - Все еще можно разъяснить. В конце концов, если мы с уважаемым инспектором действительно не достойны быть ознакомлены с фактами нас интересующими, то наши попытки пресекут те, кто должен. Вы же можете просто указать нам того, кто имеет власть рассудить, в праве ли мы получить информацию или нет.
  По лицу Гиона было видно, что он так и не понял до конца, что же хочет от него сыщик. Бруно столь умело намешал в своем монологе слов, что смысл вроде и был, но расплывался. Леклер счел за лучшее просто молчать, изображая предельное внимание.
  - Вы можете подсказать нам, кто ведет дело моссира дэ Мона, - с нажимом сказал Бруно. - И направить нас к нему. Ведь это никоим образом не затронет собственность Ордена?
  - Да-да, конечно... - пробубнил секретарь и начал рыться на столе в бумажках.
  Бруно отвернулся к Леклеру, показывая всем своим видом, что не хочет мешать человеку в важном деле. Гион перерыл бумаги на столе, начал выдвигать ящики. И в самом нижнем видимо нашел то, что искал, потому что радостно воскликнул:
  - Ага! - и торжественно шлёпнул поверх рабочего хлама увесистую папку.
  Хорн сделал вид, что его мало интересует сей том бюрократической машины.
  - Так, - протянул секретарь, перелистывая бумагу. - Протокол, протокол. Хм... Вот здесь. Дело передавалось два раза разным следователям. Сейчас его ведет... - Гион провел пальцем по листу. - Прим-комиссар Жан-Луи дэ Клемон.
  - И где нам его найти? - Бруно был сама вежливость.
  Получив четкие указания, где искать моссира дэ Клемона, сыщик и инспектор покинули кабинет так не пришедшего в себя секретаря.
  - Как вы это сделали? - восторженно спросил Леклер, когда они оставили за спиной пост охраны.
  Инспектор был похож на студиоза первого курса кафедры алхимии, впервые попавшего на практические занятия.
  - Что именно? - спросил Бруно, одергивая пиджак.
  - Заставили этого беднягу Гиона выдать нам сведения, - прояснил свой вопрос инспектор, сияя как медный грош. - Я, как ни старался, получал лишь пространственные заявления о том, что мое прошение будет рассмотрено.
  - Именно, - торжествующе поднял палец Бруно. - Именно. Вы просили. Хотя в праве были требовать. Раз вы не требовали, вам и отказали. А с этим Гионом всё очень просто. Я несколько насмотрелся на подобных ему людей. Секретари, это из личного опыта, видите ли, считают себя людьми, обремененными властью. Ведь им решать, допустить тебя выше или нет. Это наделяет их излишней... напыщенностью, наверное, так. Так вот. Они видят за собой только власть. Но не понимают, что власть - это всегда ответственность. И стоит подобному человеку непрозрачно намекнуть, что его действия всегда имеют последствия, как он уже не знает, что делать с этой мнимой властью. И сейчас, я уверен, этот Гион искренне рад, что есть прим-комиссар, который с нами, несомненно, разберется.
  Леклер потрясенно молчал, вышагивая рядом с Бруно. Длинный коридор, коими замок был изобильно испещрен, уперся в винтовую лестницу, спиралью поднимавшуюся снизу вверх.
  - Моссир Леклер, давайте на чистоту, - Хорн решил продолжить разговор. - Ваше звание инспектор. Не главный инспектор, не прим-инспектор, и даже не дуз-инспектор. Так каким образом столь громкое дело попало к вам? А точнее, почему у вас его не забрали, когда оно столь широко раздулось?
  - Керр Хорн, вы не поверите, но я и сам ни раз задавал себе этот вопрос, - признался инспектор.
  Бруно лишь многозначительно посмотрел на собеседника, мол, намекая, продолжайте.
  - Ну, после первого убийства меня вызвал лятет департамента и сказал, что это мой шанс выбиться в люди. Намекнул, что он давно присматривается к моей работе, и считает, что я достоин большего, - Леклер сам смутился от собственных слов. - Признаться, я был сильно удивлен. Но и... в общем, мне, как любому человеку, захотелось поверить, что это так и есть. Сейчас мне кажется, я с самого начала не был готов к этому делу.
  - Хм... значит, сам лятет? - переспросил Бруно.
  - Да, это самое удивительное. Обычно мне дело поручает непосредственный начальник, прим-инспектор Шорен. И столь щепетильное расследование никогда до меня не дошло бы, - Леклер покачал головой. - Я в силу своих возможностей пытался что-то делать, но уже к третьей жертве понял, что не справлюсь. Попросил Шорена передать это дело кому-нибудь еще, но он мне отказал. Когда я попытался выяснить причины, получил короткий ответ - приказ лятета.
  - Весьма занимательно, - протянул Бруно, неспешно поднимаясь по ступенькам вверх.
  - Что? - не расслышал инспектор.
  - Да странно всё это, - пояснил Хорн. - Не похоже на работу даже столь непрофессионального заведения, как департамент полиции.
  Леклер промолчал. Оправдывать свое руководство не хотелось, хотя бы, потому что в чем-то сыщик был прав.
  За этим небольшим разговором, принесшим больше вопросов, чем ответов, они добрались до кабинета прим-комиссара дэ Клемона.
  Леклер робко постучал в дверь, а Хорн, не дожидаясь ответа, толкнул ее.
  В кабинете было... тускло. Внутреннее убранство помещения оказалось мало отличимым от других комнат в замке. Лишь посеребренный знак с распростершим крылья орлом на двери привносил какое-то разнообразие. Насколько мог понять Бруно, это был герб рода Клемонов. Обычная рабочая комната. Пара шкафов у стены, у другой скамья, стилизованная резьбой с неким подобием обивки, служащей скорее для украшения, нежели для удобства, широкий стол, практически пустой и пара стульев рядом. Сам хозяин кабинета восседал в кресле за этим самым столом и сейчас лениво изучал тусклым взглядом вошедших. Бруно, в который раз поздравил себя с тем, что в свое время не поддался уговорам и не пошел на подобную должность у себя на родине.
   Молчание несколько затянулось. Сыщик и прим-комиссар пристально сверлили друг друга взглядами, инспектор не знал с чего начать.
  - Моссиры, чем могу быть полезен? - сдался первым дэ Клемон, выдав дежурную фразу, говорящую о том, что звание прим-комиссара получено им не так давно, чтобы забыть, как работать с просителями.
  Бруно решил, что здесь так просто, как с секретарем не получится. Потому перешел сразу в атаку. Еще по пути он реквизировал у инспектора "круглый вензель" и теперь быстро шагнул через комнату и резко хлопнул на стол гербовую бумагу.
  Дэ Клемон, помедлив, взял ее в руки и внимательно изучил.
  - Что ж, интересно, - выдал он свой вердикт, ничуть не изменившись в лице. - Но это не ответ на мой вопрос.
  Леклер снова принялся с равнодушие рассматривать кабинет, словно говоря, я тут за компанию. Хорн целиком взял дело в свои руки. За пять минут он изложил о том, что он хочет от прим-комиссара, указал на то, почему дэ Клемон должен ему оказать помощь, и чем именно всё это обернется. Как ни странно, Жан-Луи не стал возражать, чем несказанно удивил сыщика. Инспектор же был уверен, что Хорн снова каким-то образом просчитал оппонента и сказал именно те слова, которые магическим образом подействовали на прим-комиссара.
  Дэ Клемон оказался очень понятливым человеком, готовым к сотрудничеству. Он не стал придумывать какие-то причины, по которым имел бы право отказать подателю "круглого вензеля". Напор Хорна показал, что даже при желании это будет сделать, но видимо прим-комиссар был вовсе не против поделиться информацией.
  Он поведал инспектору, вновь проявившему какой-то интерес, и сыщику о том, что случилось ночью. Рассказал, что друг Луидора Шантриньяк Ману Нагри был задержан и препровожден в замок Монтегри, где он и находится сейчас. Допрос? Да. Допрос уже проводили. Но тут дэ Клемон немного потерял сговорчивость, и некоторое время Бруно потребовалось, что наставить его на путь истинный. После чего прим-комиссар обещал предоставить копию допроса, но обязательно под расписку инспектору Леклеру. Сыщик согласился на такие условия.
  - Вы случайно не маг? - спросил Леклер, когда они с Хорном покинули кабинет прим-комиссара.
  - И даже неслучайно, - невозмутимо ответил сыщик. - Я же вам объяснял, уважаемый инспектор, надо было не просить, а требовать. Когда человек просит - он дает понять, что можно и отказать. А вот когда требует, тем более с таким документом, как у вас, тут уж хоть как не хочется, а придется выполнить.
  Леклер лишь потрясено молчал. Копию допроса они получили, дело было сделано, и ничто больше не держало их в Монтегри.
  - Вы не против, если я ознакомлюсь? - Бруно кивком головы указал на бумаги, добытые в замке Ордена.
  - Нет, конечно, - замотал головой инспектор. - Знакомьтесь, тем более там ничего, что прямо относится к моему делу.
  На том они и распрощались.
  Бруно решил ознакомиться с записями дознавателей, не возвращаясь домой. Небольшое уютное кафе нашлось неподалеку. Хорн заказал кофе и пару булочек, чем вызвал презрительный взгляд худосочного официанта. Разложив бумаги на столе, сыщик принялся изучать добычу.
  Во-первых, отчет об осмотре места преступления. Во-вторых протокол допроса Ману Нагри. В-третьих, отчет об обыске в квартире, что снимали задержанный и погибший.
  Бруно просмотрел отчет с места преступления. Ничего интересного. Либо орден работал не лучше полиции, либо действительно ничего не было. Но по описанию Хорн пришел к выводу, что погибший Луидор своих убийц знал. И даже возможно ждал именно их в парке. И ничего не подозревал? Вряд ли. По словам дэ Клемона этот субъект состоял в какой-то революционной банде. Хорн пролистал протокол допроса Ману. Ага, "Дети свободы". Весьма известная организация. Не слишком агрессивная, но все же парочку громких акций они провели.
  Итак, этот самый Луидор Шантриньяк, один из идейных основателей довольно внушительной антиправительственной группировки, какое-то покровительство они имели в Парламенте, идет в парк неподалеку от съемной квартиры, где его благополучно и застрелили. Лускье дэ Мон. Он что там забыл. Так...
  Бруно оставил отчет, ибо почерпнуть из него что-то нужное пока не представлялось возможным, и взялся за допрос. Попивая кофе, он внимательно пробежался по первым страницам.
  Ману Нагри. Родился пятнадцатого ноября 1786 года в городе Ублонь. Родители были...
  В Паисе довольно быстро прижился в революционной среде, попав под влияние Луидора Шантриньяка. В "Детях свободы" состоит уже семь лет. Знает почти всех участников. Да, готов сотрудничать с орденом, но преступной деятельности "Дети свободы" не вели...
   Его друг и наставник в последнее время вел себя странно. Много нервничал, переживал, на все расспросы либо отмалчивался, либо ссылался на то, что не может посвятить никого в дела, не касающиеся организации. Что это за дела, Ману не знает. С кем не знает. Луидор часто отсутствовал по вечерам, видимо пропадая именно по этим самым делам. Пять дней назад он и вовсе как с цепи сорвался. Начал готовится к бегству. От кого и куда - не говорил. Сказал лишь, что надо повидаться сначала со старым другом. Ману не мог знать, что речь идет о друге детства Лускье дэ Моне. Да, Ману знает его. Видел несколько раз, когда они встречались с наставником где-нибудь в кафе...
  В ночь преступление, точнее еще вечером, Луидор ушел, сказав, чтобы Ману ждал его на квартире. Обещал вернуться самое большее через час. И тогда они покинут столицу.
   Бруно отложил бумаги в сторону, укусил булочку, запил кофе и снова вернулся к допросу.
  Ману высидел оговоренный час. Луидор не вернулся. Прошло еще минут пятнадцать. Ману испугался, что наставник просто бросил его. Слишком близко с кем-то еще из движения он не общался, и перспектива одиночества ему сильно претила. Ману решил поискать друга. Едва он выскочил на улицу, как наткнулся на странную сцену. Несколько подозрительных личностей расспрашивали консьержку о том, как им найти Луидора Шантриньяка. Ману вышел через боковую дверь, потому ни консьержка, ни эти личности его не заметили. Он припустил чуть ли не бегом в любимый Луидором бар, где и нашел неожиданно Лускье дэ Мона. Вместе они...
  Остаток допроса Бруно дочитал, задумчиво жуя булку.
  Итак, что же получается. Лускье искал своего друга. Не просто так он сорвался с места, не смотря на такое количество покушений. Значит, он что-то узнал. Узнал, скорее всего, все от того же Луидора. И последний назначил встречу. На которую дэ Мон отчего-то опоздал. А за самим Луидором уже пришли. Это не может быть просто совпадением. Гипотезы... Луидор работал на кого-то, а потом решил бросить и бежать, но для чего-то ему понадобился Лускье. Значит, это связано именно с ним. Самым разумным было бы предположить, что это те же самые люди, что стоят за покушением на дэ Мона. Луидор не смог предать друга? Выходит так. Но всё это лишь догадки.
  Бруно допил кофе, заказал еще чашечку и решил, что надо побывать в комнате Ману и Луидора. Мало ли что пропустила служба ордена. Надежды на это было мало, но все же какая-то ниточка. Да и соседи могли что-то знать. А с людьми в форме или теми, кто ее не носил, но мало отличался от первых, жители окраин Дыры не любили беседовать.
  Уходя, Хорн оставил щедрые чаевые, от чего официант оттаял и пожелал счастливого дня.
  Добраться до указанного в протоколе допроса адреса оказалось просто, хотя и заняло довольно продолжительное время. В дороге Бруно успел еще раз просмотреть бумаги и убедился, что вряд ли что-то новое сможет извлечь из их содержимого.
  Коляска катила не спеша. Возница правил умело и ловко. В окно Хорн увидел мелькнувшую вывеску "У Бонифация". Значит недалеко. Бруно расплатился и пошел дальше пешком, благоразумно решив, что подкатить в коляске к самому дому будет верхом глупости.
  Несколько праздных зевак покосились на редкую в этих кварталах коляску и подозрительно разглядывали сыщика. Тот не предал этому значения, попросту игнорирую их. Либо просто бездельники, либо наводчики. Даже если второе, до сумерек вряд ли кто-то попытается напасть на человека прямо на улице. С такими мыслями Бруно бодро зашагал по улице, тем более сыщик был далеко не так безобиден, как выглядел со стороны.
  Дома вокруг были в основном старой постройки. Многие обветшали и нуждались в ремонте. Но владельцы не слишком торопились навести лоск на свое имущество. Людей по пути попадалось мало и все преимущественно сомнительного вида. Многие оглядывались вслед круглой фигуре Бруно. Несколько мальчишек в оборванных одеждах некоторое время преследовали сыщика, но, не удостоившись даже внимания, отстали.
  Дом, в котором проживал один из столпов "Детей свободы" ничем не выделялся из безликой массы ему подобных сооружений. Серый камень, узкие окна, стены, увитые диким плющом. Возле входа толпились какие-то люди. Двое были одеты еще более-менее пристойно, остальные выглядели откровенным жульем.
  Бруно в задумчивости сбавил шаг. Идти прямо через них было бы неосмотрительной оплошностью. Он перешел через улицу, сделал вид, что его интересует магазинчик поношенной обуви, и свернул за его угол.
  Хорн вытащил из-за пазухи маленький пузырек с зеленоватой жидкостью. Сыщик прекрасно знал, что его с радостью приняли бы на работу не только следственный и аналитические отделы, но и оперативная служба родной Гремдинст Керрании. Жидкость носила среди алхимиков название одетив, и его действие являлось аналогом последствия заклинания "кошачье ухо". Человек на краткое время получал очень острый слух.
  Хорн выпил противную на вкус жидкость, сморщился и потряс головой. На какое-то время в глазах поплыло, как часто бывает при приеме алхимических снадобий, затем мир вернулся на свое место. Бруно прислонился спиной к шершавой стене и прислушался.
  Где-то наверху звучно хлопнула дверь, каркнула ворона, громко фыркнула лошадь, хотя коляска была метров за тридцать от того места, где притаился сыщик. Убедившись, что одетив подействовал, Бруно выглянул из-за угла и напряг слух, пытаясь сфокусироваться на столпивших людях.
  -....сам ты, - первый голос, вроде носатого карлика, одного из двух человек, что выглядели сносно.
  - Ну, тык, а я что? - буркнул здоровенный детина, явно привыкший орудовать тесаком, как обычным ножом повар. - Мы ж, того, этого...
  - Заткнись уже, - отмахнулся карлик. - Профукал так и скажи. Чего отпираться.
  - Хватит сам уже напирать, - вмешался второй выделявшийся из толпы жулья. Он был высок ростом и худощав, носил старый цилиндр и трость, хотя она служила скорее оружием, нежели данью моды. - Виноватых мы всегда найти успеем. Что там сказала эта старая дура?
  - Дуболомы были уже тут, - вновь подал голос детина.
  - Именно жандармы? - переспросил высокий.
  - А хрен их разберешь, - ответил уже полулысый в потрепанном стеганом пальто с явными чертами талийца. - Она полуслепая. Сказала, что были полицейские.
  - Вы сами не далеко ушли от дуболомов, - констатировал факт карлик. - Нам заплатили. Что найти этого хмыря. И где мы теперь его искать будем? Если его забрала жандармы - это одно. А вот если полиция или еще хуже серые плащи, тут уж...
  Вся толпа загудела, подтверждая, что из Монтегри вытащить кого-то без согласия ордена дело невозможное.
  - Так, - оборвал шум карлик. - Корявый, берешь двоих и дуй к синим казармам. Штырь, ты в полицию. Сам знаешь, кого надо спросить. Пусть человечек отрабатывает получаемые денежки. Если мы до утра не найдем этого Ману, Мергильда с нас самих шкуру спустит. Остальные...
  - А что с тем типом? - перебил его высокий.
  - Каким? - карлик недовольно поморщился.
  - Что недавно прошелся у магазина старого Плюшо. Какой-то он подозрительный, - напомнил высокий, и Бруно понял, что это о нем.
  - И что в нем подозрительного? Ты параноик?
  - Сам ты... Ты же видел, как он одет? Это уже подозрительно.
  - А. вон ты о чем, - усмехнулся карлик. - Остальные: трое проследите за нашим новым другом. Помогите ему избавиться от всего лишнего, четверо останутся здесь. Мало ли. Лебро и Тави с нами.
  Хорн почувствовал, как действие одетива начало угасать. Но это ничего. Главное он услышал. Как он и думал, у банды здесь были те же дела, что и у сыщика. Более того, он получил и новую ниточку - имя Мергильда. И еще... скоро за ним придут. Надо приготовиться.
  Бруно похвалил себя за предусмотрительность. Пиджак, что он надел утром имел одну очень практичную чету - множество внутренних карманов. В них Бруно хранил всякие полезные мелочи, как он это сам называл. Под мелочами подразумевались алхимические смеси и жидкости. Уже не раз они здорово выручали Хорна во время подобных нюансов расследования. Когда надо было работать во враждебной среде и вне кабинета.
  Итак. За ним идут трое. Немного. Учитывая, что они даже не подозревают, что он все это время следил за ними и знает о предстоящей попытке нападения и вовсе пустяк. Хорн вытащил из кармана небольшой мешочек, пошитый красноватой ниткой, аккуратно развязал его и, задержав дыхание, швырнул его за спину. Теперь пора двигаться. Не торопясь. Чтобы его заметили.
  Хорн успел отойти на десяток метров, когда сзади раздался шум шагов. Преследователи не скрывались. Бруно лишь усмехнулся и услышал то, что должен был. Звук падения тел. "Поцелуй Маб" укладывал человека практически мгновенно. Стоило только вдохнуть порошок, и оставлял в сладких объятиях сна на долгие пять-шесть часов.
  Бруно свернул за угол направо, планируя обогнуть здание магазинчика по кругу и вернуться снова к дому Луидора. Оставалось решить проблему с четырьмя оставленными наблюдателями. Все бы ничего, но Хорн совершенно не представлял себе, где они расположатся. Но, как и в случае с преследованием, так и с наблюдением жулье даже элементарных навыков не имело. Наверное, в их банде были специальные наводчики, а может, кто-то из уличной шпаны приносил им информацию за мелочь. Но здесь и сейчас были точно не они.
  Первого из четверки Бруно обнаружил как раз на углу магазинчика. Другого угла, из-за которого собирался немного понаблюдать сам за домом. Им оказался полулысый талиец в стеганом пальто. Он беспечно опирался плечом на стену магазина, жевал что-то и постоянно плевался.
  Хорну не составило никакого труда незаметно подкрасться сзади и посыпать голову незадачливого наблюдателя тетаносом, отчего тот, застыл столбом. Паралич пройдет через часок, а пока он будет исправно занимать свой пост.
  Бруно выглянул из-за плеча талийца. Так. Еще один горе-наблюдатель незатейливо присел прямо на крыльце дома и с деланным видом разглядывал свинцовое небо. Третий изучал надписи на стене. А вот четвертый. Его нигде не было видно. Сильно выглядывать Бруно опасался, чтобы не быть замеченным.
  Что ж, Хорн представил себе, как должен выглядеть этот квартал города на карте. Пожалел, что не захватил с собой дегизмо, порошок позволявший сменить облик, но он был жутко дорогой. Потому сыщик прибегал к нему в исключительных случаях, да и тело потом ломило сутки. Приходилось пользоваться тем, что имелось с собой. Во-первых, разумом. Хорн прикинул, как по дуге обойти тех двоих, что он заметил. Наверняка где-то сбоку у дома есть черный ход или пожарный выход. Проблемой оставался последний соглядатай. Но проблемы можно решить по мере их возникновения. Если огнестрельного оружия у них с собой нет, Бруно мог справиться с ними и в прямом столкновении, но шума не хотелось.
  Сыщик быстро дворами вернулся к "Бонифацию". Прошелся немного вверх по улице. Там был еще один проулок, который видимо, выводил к дому Луидора с другой стороны. Хорн свернул на него и на полпути снова углубился в россыпь внутренних дворов.
  Пару раз он едва уварачивался от бельевых веревок, увешанных стиркой, которые словно призраки возникали из, казалось бы, ниоткуда. Бродячие собаки провожали его задумчивыми взглядами. Пара котов пристроилась следом, но уже через пару метров что-то привлекало их внимание и попутчики уходили по своим делам.
  Дом Луидора Бруно узнал сразу. Хотя ничего примечательного в нем не было. Тут же нашелся и четвертый из оставленных наблюдателей. Он кружился по внутреннему двору дома, незамысловато пиная опавшие с деревьев листья.
  Бруно извлек из кармана склянку с эверсьён. Хрупкое стекло прогибалось даже под легким нажатием. Левой рукой Хорн сунул под нос платок с сильным парфюмом.
  - Уважаемый, - обратился к наблюдателю Хорн, опуская тому на плечо руку со склянкой. - Не подскажите...
  Дальше можно было не продолжать. Тот посинел лицом, едва вдохнул пары эверсьёна. Его согнуло пополам, задергало и мгновение спустя вывернуло. Хорн оставил лежать его в луже собственной блевотины. Теперь точно никакой опасности от него ждать не приходится. Эверсьён будет вызывать болезненные спазмы, пока полностью не выветрится. Тщательно задерживая дыхание. Бруно вытер свою руку все тем же платком. Если вдохнуть хоть немного паров алхимической жидкости, его самого согнет не хуже.
  Оставив жертву эверсьёна, Бруно подошел к дому. Позади дверей не было. Лестница ловко цеплялась за стену и уводила наверх. Но на крыше Хорну тоже было нечего делать.
  Обойдя здание справа, сыщик с улыбкой увидел через дорогу застывшую в параличе фигуру талийца. Его пока никто не трогал. Стоит себе и пусть стоит. На боковой стене входа тоже не нашлось. Хорн лишь пожал плечами и лишь вернулся во двор и направился к левой боковине.
  И вот здесь его ждала удача. Сильно заросшая плющом дверь. Простая такая, обитая по краям уголками железа. Пользовались ей явно редко. Даже дорожка к ней сильно поросла жухлой травой.
  Бруно дернул медную ручку. Заперто. Ну, ничего. Сыщик извлек мешочек с излюбленным ворами порошком фосси. Щепотка в замочную щель, и тут лязгнул замок.
  Петли жутко скрипели. Смазывали их очень-очень давно. В узком коридоре, что начинался сразу за дверью, отсутствовало освещение. Бруно на ощупь прошелся вперед и едва не упал, споткнувшись о какие-то ящики, перегородившие проход.
  Чуть дальше нашлась еще одна дверь, скрывавшая какой-то тамбур. Для чего он был нужен Хорн так и не понял. Снова запертая дверь. Еще щепотка фосси и дорога свободна. Далее уже дешевые лампадки тускло освещали длинный коридор, уводящий вглубь дома. Комната Луидора и Ману была на втором этаже, значит надо искать лестницу.
  Первый этаж толи не сдавался внаем, толи жильцы были в разъездах. Но тишина была едва ли не гробовой. Лишь где-то заунывно орал одинокий кот, которого видимо, забыли выпустить на улицу.
  Лестница нашлась довольно скоро. Она располагалась чуть левее центрального входа. Бруно отметил в темном фойе консьержку, склонившуюся над газетой. Входная дверь была закрыта. Так что сидящего на крыльце наблюдателя не было видно.
  Сыщик быстро проскочил открытое пространство и, уже не торопясь, начал подниматься. Даже если бы его заметили, всегда можно было сослаться на то, что здесь живешь. Вряд ли консьержка знала всех постояльцев и их посетителей в лицо.
  Второй этаж мало отличался от своего нижнего собрата. Полумрак в прямых коридорах. Десятки дверей, с потемневшей от времени древесиной, по сторонам. Крашеные стены с облупившейся местами краской и погрызенный длинный половик, видимо еще помнивший правления дедушки нынешнего Его величества.
  На каждой комнате, как в гостинице, был номер. В прочем от ночлежки здание отличалось лишь тем, что комнаты сдавались в длительную аренду, не менее трех месяцев. Сам Бруно жил в точно таком же доме, с той лишь разницей, что качество собственности маам Лилинды было на порядок выше, за что и приходилось платить в пару раз больше.
  Луидор и Ману проживали в комнате с номером 215. Она была крайней справа по коридору налево. Хорн немного постоял у двери, прислушиваясь. Вроде никого. Он опасался ни в меру любопытных соседей. Но видимо все-таки никого не было. Фосси помог и здесь. Замок даже не сопротивлялся. Бруно еще раз прислушался и быстро нырнул за дверь, убедившись, что всё по-прежнему тихо.
  Комната идеально вписывалась в общий фон здания. Узкая, длинная, мрачная. Частично завалена хламом, обыск как-никак проводился. Частично загромождена угловатой мебелью. Два шкафа, стол, стулья, сундуки, ныне распахнувшие свои крышки, пара тумбочек, полки на стене, две узких кровати, еще дверь, ведущая видимо на кухню. Бруно заглянул. Так и есть. Еще более тесная комнатка. Древняя плита, шкафчики, стол и стулья.
  Хорн вернулся в комнату. Копаться в хламе смысла не было. Все, что было хоть что-то полезного, служаки Ордена должны были прихватить с собой. А полезным Бруно мог назвать лишь записи и... какие-то знаки, вроде мелких предметов, несущих какой-то смысл только для избранных.
  Хорн поверхностно осмотрел последствия обыска. Тряпье, ящики из тумбочек, бумаги. Бруно поднял одну. Счет за квартиру. Бросил обратно. С кроватей было сорвано все. Матрац разрезан вдоль и поперек и вывернут наизнанку.
  Сыщик осмотрел шкафы, теперь уже пустые. По отчету с места обыска, орден особо ничем не поживился. Кое-какие бумаги касающиеся деятельности "Детей свободы", немного денег и всё. Ничего, что могло навести на тех, кто убил Луидора. Но сдаваться Бруно был не намерен. Он почему-то был уверен, что что-то здесь найдет. Что-то очень важное.
  Были тщательно осмотрены полки, кровати, стулья и в последнюю очередь стол. Обычный деревянный стол, лишенный даже скатерти, не говоря уже о потайных ящичках или тому подобного. Но именно здесь Бруно ждала удача. Снизу столешницы на правом углу грубо ножом было вырезана цифра восемь и буква М.
  Хорн озадачено присел на кровать. Он уже видел эту литеру. Совсем недавно. И это явно был след. Очень важный. Больше нечего было тут делать. Хорн нашел больше, чем искал. Пора уносить ноги.
  Уходил Бруно, так же как и проник в дом через служебную дверь. Щепотка порошка шату, имевшего обратный эффект фосси, и все замки вернулись в положение заперто.
  На этом приключения Бруно в тот день и закончились. Он вернулся домой. Очень довольный собой. Торсона опять не было. Но это было и к лучшему. Хотя Хорну и жутко хотелось поделиться успехами, но делать этого не следовало. Еще многое надо было уточнить. Но первые наметки картины он все же получил.
  Первым делом он снова приник к карте Паиса с флажками мест нападения Тихушника, и поздравил себя с верными выводами. Он собирался еще поработать. Но в комнату вошла маам Лилинда. Она, как бы невзначай, бросила взгляд на лежащую на столе карту, нахмурилась и тут же разразилась тирадой по поводу того, что у Хорна так захламлено, что даже ужин некуда поставить.
  Итак... Бруно подвел итог вчерашнего дня. Самого продуктивного с начала следствия. Хотя ничего нового узнать не удалось, зато он получил первую настоящую ниточку. Даже две. Литера М и Мергильда. Хм... Совпадение? Возможно. А может, и нет. Как раз это предстоит проверить. Что означала цифра семь? В этом уже Бруно не сомневался. Количество жертв необходимое для ритуала. Для какого? Это все еще оставалось загадкой. Как и то, каким местом во всем этом был замешан Луидор Шантриньяк.
  Что нужно сделать? Найти грамотного каллиграфа. Литера была выполнена не простым способом. Возможно, это что-то означало. Найти специалиста по ритуалам. Найти некую или некого Мергильду. Своих связей в преступном мире у Бруно не было, поэтому придется задействовать инспектора. Начать надо, видимо, именно с этого.
  Бруно поспешно оделся.
  
  Лубье дэ Крево задумчиво глядел в огонь, пляшущий в камине. Мысли его перетекали из одной в другую. Много мелких событий произошло за последние недели. Мелких, но слишком важных. Настолько важных, что настойчиво казалось, что все они не могут быть случайными.
  Пламя задорно плясало, языки огня лизали стенки камина. Лубье мрачно хмурил брови. Больше всего его сейчас заботило нападение на крон-принца.
  Дверь зала, уже в который раз за последние дни, распахнулась без стука. Магистр даже бровью не повел.
  - Что на этот раз? - вздохнул он, когда перед ним появился один из ближайших помощников Муль ди Форца. Прим-лейтенант внутренней стражи, так, во всяком случае, он числился в табеле.
  Ди Форца почтительно поклонился, на что Лубье лишь скривился. Он не любил промедления в делах, даже ради положенного церемониального ритуала.
  - Ваша Светлость, получены сведения о крон-принце, - начал доклад Муль.
  Лубье выразительно выгнул бровь. Опять надо всю информацию клещами вытягивать.
  - Он находиться в госпитале при монастыре святого Гранта. Состояние тяжелое, но стабильное. Наши деми-врачи были отправлены через портал к нему, - все правильно понял Муль.
  - Что насчет самого покушения? Кто? Что? Зачем?
  - Никаких данных. Никто не взял ответственность. Известно только, что использовали обычную бомбу, взорвавшуюся, когда крон-принц собирался войти в ратушу Одона, - доложил ди Форца.
  - Хм... - задумчиво протянул магистр, сложив руки на груди. - Визит был в расписании мероприятий?
  - Так точно.
  - Значит, убийцы знали о том, где и во сколько наследник престола будет. Кто имел доступ к этим сведениям?
  - Проверяем, Ваша Светлость.
  - Доклад сразу мне на стол.
  - Так точно.
  - Свободны, если нет другой информации. Хотя... Как престол Аглии прокомментировал это событие?
  - Его Величество Карлот Пятый выразил свои соболезнования и обещал всячески способствовать поимке злоумышленников.
  - Это официальное заявление. А как все обстоит в наших итак не слишком хороших отношениях с Аглией?
  - Доклад будет у вас на столе через пару часов, Ваша Светлость.
  - Хорошо, - буднично пробурчал магистр, всем видом показывая, что аудиенция закончена.
  - Ваша Светлость, - ди Форца не торопился покидать зал.
  - Что еще?
  - Редакция "Пророк Паиса" опубликовала статью на тему покушения на крон-принца.
  - Что? Я же приказал, чтобы об этом никто не прознал!
  - Нам неизвестно откуда у них информация, - опустил голову Муль, словно сам лично был в этом виноват.
  - Запретить немедленно выпуск номера! - рявкнул магистр.
  - Поздно, его уже отправили по адресатам, - сокрушенно покачал головой ди Форца.
  - Изъять!
  Но и сам Лубье дэ Крево прекрасно понимал, что последнее невозможно.
  
  Дворец не спал. Огромный древний замок, постоянный еще более семисот лет назад основоположником династии Варлуа Жесаром Великим, не спал никогда. Помимо Его Величества с семейством во дворце обитало не менее сотни дворян и челядь числом подступавшая под добрую тысячу душ.
  По коридорам, широким, как проспект, маршировали караулы стражи. Дворяне наведывались друг к другу в гости, чтобы мило поболтать, либо обговорить торговые сделки, либо просто развлечься, либо же... сплести очередную интригу, коих при дворе Его Величества было огромное множество.
  Город погружался во тьму, которую местами разрывали газовые фонари уличного освежения. Город готовился ко сну. Но только не дворец. Замок был освещен более ярко, чем остальная столица. На завтра готовилась поездка Его Величества во владения герцога Аварского.
  Покои самого Людо располагались на четвертом этаже. И занимали практически весь этот ярус. Сразу возле сквозной лестницы, ведущей с первого этажа до последнего восьмого, располагался удвоенный караул стражи, в который входили десяток гвардейцев с сержантом во главе, а также один представитель делен-полка в чине прим-лейтенанта.
  Стража присутствовала на всем ярусе, караулы обходили коридоры с регулярностью в пять минут. Безопасность главы государства была превыше всего.
  - Ваша Светлость, у вас назначено? - сержант с виноватым видом остановил худую фигуру Бено дэ Франсе, первого советника короля, графа Ажунского.
  - Вы же знаете, Бюло, я каждый вечер навещаю Его Величество, - спокойно ответил Бено, делая вид, что даже не замечает препятствия в виде скрещенных пик.
  - Да-да, конечно, - затараторил сержант. - Вы же понимаете, служба.
  Бено не счел нужным отвечать. Просто прошел дальше, когда пики, повинуясь немому приказы Бюло, разошлись в стороны.
  Граф Ажунский знал здесь каждую комнату, каждый поворот, каждую картину и гобелен, каждую выемку в стене и канделябр. Три четверти свой жизни он провел в прямом услужении короля, что позволило ему заслужить славу искусного интригана.
  Сейчас Бено направлялся в опочивальню государя. Как делал это каждый вечер в течение многих лет. Обычно Его Величество ложился спать около полуночи, после того, как выслушивал большую часть докладов советников, коих у него было восемь. Дэ Франсе имел право на первый доклад. Но после известия о крон-принце, Его Величество заметно потерял интерес к государственным делам.
  Вот и сейчас, Бено преодолел второй караул стража, затем самый серьезный в виде трех прим-капитанов делен-полка перед самой спальней короля, вошел в опочивальню и застал Его Величество в полудремном состоянии.
  - А это вы, Бено, - скорее прошептал, нежели сказал, Людо. - Проходите.
  - Ваше Величество, - дэ Франсе отвесил положенный короткий поклон.
  Король лежал на широкой кровати, с трех сторон скрытой занавесями. Он был укрыт толстым одеялом, хотя комната итак прогревалась магическим камином. Рядом с кроватью стол широкий, низкий столик, уставленный скляницами. Подле стоял еще один повыше с цветочными горшками. Его Величество был заядлым флористом.
  - Наверное, сегодня, Ваше Величество, не стоит вас утруждать выслушивать сухие цифры статистики, тем более ничего нового и важного в моем докладе нет, - снова поклонился граф.
  - Ну что вы, Бено. Вы же знаете, как меня успокаивают ваши... повествования, - не смог удержаться от иронии король.
  Суть всех этих ежедневных докладов сводился к элементарному. Его величество Людо страдал странной формой бессонницы. Почему странной? Да потому, что ее не смогли вылечить ни сонмы докторов, ни патентованные маги. Лишь равномерное бубнение чтецов докладов позволял королю перейти грань между явью и сном. И тон этому всегда задавал дэ Франсе. За что графа за глаза называли "королевской нянькой".
  - Ну... - замялся граф, он явно рассчитывал сегодня избегнуть вынужденных декламаций. - Ваше Величество считает, что надо, значит, так оно и есть.
  Король удовлетворенно устало кивнул и прикрыл глаза. Его Величество Людо был уже довольно стар. Среднего роста, с широкими плечами и крепкими руками. Волосы окрасились в серебро совсем недавно, но разом все. На вид он был еще довольно крепок, но сегодня он выглядел стариком. Все-таки новость о нападении на сына сильно подкосила его.
  Дэ Франсе прокашлялся, извлек пачку листов и приступил к привычному делу. Читал он не спеша. Король изредка кивал, показывая, что все понимает и ему есть до этого дело. Но когда доклад подошел к концу, Его Величество Людо уже с трудом мог разлепить потяжелевшие веки.
  - На сегодня это всё, Ваше Величество, - поклонился граф.
  - Благодарю вас, Бено, - прошелестел король. - Можете покинуть меня.
  - Ваше величество, - еще почтительный поклон. - Надеюсь, завтра вы будете чувствовать себя лучше.
  Король на это ничего не ответил. Он уже был между явью и сном. Бено задержался возле столика с цветочными горками и быстро сунул в рыхлую землю небольшой предмет.
  - Спокойно ночи, Ваше Величество, - сказал Бено и вышел за дверь, где уже терпеливо ждал следующий чтец.
  
  Домой Бруно возвращался уже затемно. Ему удалось поговорить с инспектором Леклером, хотя найти его оказалось непросто. Тот обещался помочь с поиском в преступной среде. Так же обговорили те детали, о которых Хорн счел нужным поведать инспектору. Совсем в неведение держать Леклера сыщик счел глупым. Мало ли. Иногда самые светлые идеи приходят в темную голову.
  По дороге Хорн купил газету и узнал о покушении на крон-принца. Эта новость навела его на новые мысли и гипотезы. Любое покушение, как и любое преступление, имеет мотив. Смысл убивать наследника престола при живом короле?
  Бруно настолько крепко задумался, что едва не наступил на поджидавшего его мамругу. Маленький рыжий ушастик прятался под скамейкой возле дома маам Лилинды. Слабые попытки одинокого фонаря спасли жизнь мамругу. Бруно с перепугу едва не швырнул в него склянку с путрескат, жидкость способную за считанные мгновения разложить плоть.
  - Мак-мак? - мамругу вытянулся в струну и уставился своими круглыми глазами на сыщика.
  Бруно кивнул в ответ. Язык мамругу он знал хорошо. Этот малыш искал лично его.
  - Что случилось? - спросил сыщик. - Тебя Ромго прислал?
  - Мен-мен, - подтвердил мамругу.
  - Хорошо, - Хорн огляделся.
  Улица была пуста, но рисковать не хотелось. Люди не очень хорошо относились к мамругу.
  - Как тебя зовут? - спросил Бруно.
  - Тартак, - пискнул мамругу, почесывая длинное ухо.
  - Пошли, - махнул рукой Хорн, приглашая идти за собой.
  Они прошлись немного по улице, перешли по брусчатке на другую сторону и свернули в небольшой сквер. Мамругу послушно прыгал за сыщиком.
  - Что за новости ты мне принес, Тартак? - наконец Бруно был удовлетворен местом.
  Мамругу быстро затараторил, активно помогая себе верхними лапками. Бруно внимательно его слушал, не перебивая.
  - Скажи Ромго, мне очень помогла ваша помощь, - искренне сказал Хорн.
  - Лала кемкем, - схватил Тартак сыщика за рукав, видя, что он собирается уходить.
  - Что еще?
  - Кемкем, лапканпам.
  - Что? Можешь показать?
  Тартак кивнул, смешно махнув ушами. Одна из самых полезных способностей мамругу была их скромная магия. С ее помощью ушастые могли передавать картинки, проецируя их в голову собеседника.
  - Показывай!
  Тартак зафыркал и сосредоточено прижал уши к голове. Бруно закрыл глаза, чтобы не отвлекаться и почти тут же увидел. Лицо мужчины. Незнакомое. Ничем не примечательное. Но все же. Это было лицо мага, что напал на Лускье дэ Мона. Это еще одна ниточка
  Бруно еще раз поблагодарил надувшегося от важности Тартака и обещал клану Ромго хорошую премию сверх того, что он обычно получал от сыщика. Все-таки мамругу были глазами и ушами Бруно.
  Ни Хорн и ни Тартак так и не заметили, что из соседнего дома из окна первого этажа за ними внимательно наблюдают глаза. Красивые женские глаза, которые Бруно привык видеть каждый день.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"