Жаворонкин Дмитрий Анатольевич: другие произведения.

Заметки на полях. Глава 9

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Глава 9. 24 сентября
  
  -А-а-а, - по улице пронеслась толпа каких-то оборванцев.
  Лускье проводил их равнодушным взглядом. Следом за ними мчалось с десяток жандармов. Один с красным лицом яростно дул в казенный свисток.
  За пару дней столица превратилась если не в клокочущий ад, то, по крайней мере, в пороховую бочку. То там, то здесь происходили столкновения внезапно вышедших из подполья революционно настроенных организаций с силами жандармерии. На севере города последним крепко досталось. Там и сейчас что-то горело. Обнаглевшие мародеры по ночам добирались уже до домов центра столицы. Пока аристократия и торговцы успешно отстаивали свое имущество, но кто мог поручиться, что через день вся Дыра не вспыхнет и не хлынет в старый город.
  Еще вчера встревоженный последними новостями Лоренсо Хая, управляющий делами семейства Мон, прибыл в дом к Лускье и имел с ним разговор. Не смотря на апатию, Лускье нашел в себе силы обговорить дела. Следствием этого разговора стали остановка работы двух заводов в опасных районах и спешный вывоз содержимого пяти складов в запасники на восток страны.
  Вчера же были похороны Луидора. Лускье не мог не пойти. Собралось не больше десяти человек. И почти никого Лускье не знал. Лишь одно лицо показалось ему знакомым, и то, он мог ошибаться.
  Весь день шел дождь. Тоска внутри, тоска снаружи. А под вечер вспыхнули первые пожары.
  Первой искрой стала статья в "Пророке Паиса" о нападении на крон-принца. С десяток газетенок помельче тут же раструбили о том, что наследник престола при смерти, если уже не мертв. Так же откуда-то полезли нелепые слухи о войне с Аглией, и что войска гишпанцев уже захватили весь юг страны. А потом уже добавились упорные слухи о том, что сам король Людо находится при смерти. Так это или нет - никто не знал, что добавляло масла в огонь смуты.
  Лускье пришлось даже поручить Ограну найти толковых и надежных людей для охраны дома. Орк сделал вид, что обиделся, но приказ выполнил в лучшем виде. В бригаде наемников гордо именовавших себя "Кровными братьями" оказался даже один маг с патентом, что внушало уважение.
  Мати лишь пыхтела, насторожено поглядывая на новых обитателей дома, которые и сами смахивали на распоследних головорезов. Наемникам были отданы три комнаты на первом этаже. А бедной служанке теперь приходилось стряпать на полтора десятка человек.
  Чтобы хоть как-то облегчить ей труд, а так же немного развеяться, Лускье решил пообедать сегодня в городе. Кафе было выбрано наугад. Столики на открытой веранде, не смотря на ветреную и весьма прохладную погоду, были заняты на три четверти. Лускье выбрал самый отдаленный от посетителей. Ненужное общение было ему совсем некстати.
  На обед Лускье заказал легкий салат, кофе и яичницу. Официант несколько минут расхваливал суп из морепродуктов, который очень удается повару, но дэ Мон твердо отказался. Аппетита не было.
  Какой-то моссир с толстой сигаретой в зубах развалился в плетеном кресле у перил веранды и с непонятным презрением рассматривал Лускье. Тот не предавал этому значения. Пусть пялиться, если ему хочется.
  Лускье неторопливо расправился с обедом, поглядывая на улицу, где то и дело что-то происходило. То промчится наряд жандармов, то какой-то озверевший выходец из Дыры разобьет витрину магазина, то трое прохожих вынуждены бежать от довольно непрозрачных намеков банды вылитых головорезов, то тех же головорезов уже одним лишь взмахом руки гонит проезжавший мимо патентованный маг. Развлечений хватало.
  Лускье мысленно одобрил свое решение о том, что трость сегодня точно пригодится. Так же он обзавелся новыми заклинаниями, в основном своем конечно защитного характера. И к тому же теперь уже верный револьвер "Хаширай" висел за поясом в кобуре. Как уже отметил Лускье, носить оружие стало не только модно, но и жизненно необходимо.
  Обладатель толстой сигареты продолжал сверлить дэ Мона взглядом, что уже начинало раздражать. Лускье выложил на стол плату за обед и собирался покинуть кафе, когда кто-то весьма нагло приземлился на соседний с ним стул.
  - Послушайте... - начал было Лускье, но замолк, наткнувшись на знакомое лицо.
  - Привет, - бодро поздоровался, весело улыбаясь, Артуа Монсе.
  Его нос вызывающе указывал на грудь дэ Мона. Лускье ошалело уставился на друга.
  - В чем дело, Лу? - Монсе даже заозирался по сторонам. - Призрак увидел?
  - Да нет, - нервно улыбнулся Лускье, делая усилия и беря себя в руки. - Здравствуй, Арти.
  - Фи, какой-то ты сегодня скучный, - вздохнул гордый обладатель огромного носа.
  - Зато ты как всегда, - Лускье не стал завершать фразу. Оба знали, что Монсе никогда не терял присутствия духа.
  К столику тут же подошел официант. Он с показным равнодушием посмотрел на друзей, ожидая заказа. Деньги на столе он пока что проигнорировал, чувствуя, что есть шанс увеличить сумму.
  - Кофе и салат, - коротко ответил на немой вопрос официанта Монсе. - Я на диете. Лу, ты уже обедал?
  Дэ Мон кивнул. Официант, молча записал заказ в свой блокнот и удалился.
  - Какими судьбами, Арти? Я думал ты же на полпути к границе с Гишпанией. Ты же всегда любил места там, где пожарче, - теперь уже Лускье полностью избавился от потрясения от встречи.
  - А разве здесь в столице сейчас не самое жаркое место? - ответил вопросом на вопрос Монсе и улыбнулся. - Что там гишпанцы? Скукота. Военные маневры все эти. Фи. Полки покружат друг вокруг друга, как боевые петухи, да разбредутся по домам. Тем более я слышал, что пока что продвижение гишпанцев приостановлено из-за многочисленных диверсий в войсках Второй Южной армии.
  - Вот как? - Лускье ни о чем таком не слышал. В газетах подобные вещи не писались, а в светских кругах он и в лучшие времена появлялся редко.
  - Скорее всего, именно так, - кивнул Монсе, отчего его нос едва не клюнул грудь. - Я слышал, что в те районы были направлены несколько рот магов-тюэров. Сам понимаешь, жизнь войск настолько теперь осложнена, что им не до наступления.
  - И что гишпанцы? Неужели они такого не предвидели? - засомневался Лускье.
  - Уверен, что предвидели, - согласился Монсе. - Маги-тюэры - это самое логичное, что могло использовать наше доброе правительство в сложившихся непростых обстоятельствах. Потянуть время, чтобы разобраться с делами в Аглии, подавить смуту в столице и тогда уже двинуть по внешнему агрессору.
  - Ну, так и что гишпанцы? - напомнил дэ Мон.
  - Ах, да гишпанцы, - Артуа зевнул. - Да ничего. Пока стали лагерем под Тулу. Наверняка ждут своих липьядоров. Тогда уже тюэрам придется отступить. Но думаю, это случится не раньше, чем через пару-тройку дней.
  В этот момент подошел официант принес заказ Монсе. По его лицу ничего не было видно, но итак понятно, что он мечтал ни о таких клиентах. На салатиках много не заработаешь.
  Лускье успел отметить, что обладатель толстой сигареты до сих пор пялиться в сторону их столика, но теперь еще и явно прислушивается. Артуа проследил направления взгляда друга.
  - Хм... - задумчиво протянул он, взявшись за вилку. - Еще один твой воздыхатель? Или желающий получить лишние дырки в теле?
  Сказал он это нарочито громко, чтобы вопрос точно услышал подозрительный субъект. Лускье сам не заметил, как улыбнулся. Артуа умел тонко почувствовать ситуацию, и легко вывести противника из себя. Дуэлянт. Этим всё сказано. Дергать тигра за усы - таким можно было сделать девиз жизни Монсе.
  Лускье был уверен, что ответа на свой вопрос Артуа не ждет. Сам же Монсе и вовсе целиком и полностью отдался трапезе. Казалось, он неделю не ел. Но если бы это было так, то на столе сейчас красовался бы кабаний окорок, а то и весь кабан целиком.
  - Так о чем мы говорили? - спросил Монсе, аккуратно подбирая вилкой остатки салата с тарелки. - Ах, да. Гишпанцы и прочее. Как видишь, мой друг. В столице сейчас гораздо интереснее и жарче. А через пару дней, возможно, станет еще более жарко. Настолько, что я бы советовал своим друзьям покинуть город.
  Он выразительно посмотрел на Лускье. И тот понял, что Артуа знает что-то... Что-то важное. Знает, но не говорит. Потому, что не хочет? Или не может. Не может сказать здесь и сейчас. Возможно.
  - А как же ты сам? - спросил Лускье, чтобы хоть как-то поддержать беседу. - Неужели тоже покинешь город?
  - Я? Сомнительно, - неопределенно махнул рукой Монсе и взялся за чашку с кофе. - Хотя... Если друзья разъедутся, что мне тут будет делать?
  Мимо их столика прошелся официант, скользнув взглядом по пустой тарелке. На улице что-то грохнуло, снова раздались свистки жандармерии.
  - Вот потеха, - Артуа с живым интересом наблюдал, как патруль пытается догнать разодетую в лохмотья шантрапу.
  Снова грохот, похожий на приглушенный взрыв бомбы, а дальше пошли щелчки выстрелов. Тут же закричали женщины. Лускье обернулся.
  Два тела уже лежали на мостовой. Даже отсюда были видны кровавые пятна на спинах. Жандармы спешно на бегу перезаряжали ружья. На стене одного из домов чернел круг. Там взорвался самопальный заряд.
  - Вот и началось, - вздохнув, сказал Монсе. - Погорячее.
  Лускье не ответил. Ясно было итак, что раз стражи порядка начали стрелять на улицах, дело приняло совсем скверный оборот.
  Прохожие поторопились убраться с улицы, а вся погоня быстро скрылась из виду. Лишь тела убитых остались напоминать о произошедшем.
  - Лу, ты никуда не собирался? - спросил неожиданно Монсе.
  - Что? - немного растерялся Лускье.
  - Ну, ты же уже пообедал? Не желаешь прогуляться?
  Лускье посмотрел на друга с сомнением. Хотелось спросить его о вменяемости. После увиденного только что, идти куда-то кроме как в защищенный дом желания не было никакого. И это естественно. А вот спрашивать о противоположном, явно неестественно.
  - Ну, так что? - внимательно посмотрел Монсе. - Мне есть о чем с тобой поговорить. Но... здесь не то место...
  Лускье посмотрел на все еще курящего сигарету моссира, что вызывал подозрение и неприязнь. Тот по-прежнему пялился в их с Артуа сторону. И даже как-то развязно ухмылялся.
  - Думаешь, в другом месте нам будет лучше? - наконец выдавил Лускье.
  - Уверен, - Монсе рывком поднялся.
  Одним плавным движением он положил на стол двойной серебряный пистоль, способный оплатить не только их обоих обед, но и зарезервировать столик за ними, по крайней мере, на месяц вперед.
  - Пошли, - кивнул он проем, служащий обозначением входа на веранду кафе.
  Лускье послушно поднялся, подхватив оставленный на соседнем стуле жакет. Обладатель негасимой сигареты тоже поднялся. Это сразу бросилось Лускье в глаза. Он догнал Артуа и дернул его за рукав. Монсе оглянулся и лишь презрительно хмыкнул.
  - И куда мы пойдем? - спросил Лускье, едва они отошли от кафе на расстояние не более двадцати метров.
  Артуа лишь неопределенно повел плечами. Они шли по улице Франсуа Люпе. Она вела на северо-восток в кварталы Дыры. Лускье казалось это неправильным, но Артуа вел себя очень уверено. Курильщик упорно топал за ними следом. Дэ Мона это нервировало.
  - У тебя есть с собой оружие? - неожиданно остановился Артуа.
  Лускье непроизвольно оглянулся.
  - Есть, - ответил он.
  - Это я так, не то чтобы нам придется драться, но всякое может быть в этом неспокойном городе, - улыбнулся Монсе. - Тебя заботит этот шпик, что так тупо следит за нами?
  - Шпик?
  - Ну, да. Тот с сигаретой. Его бы и распоследний тугодум заметил бы, - Монсе почесал кончик носа.
  - А чей это шпик? - спросил Лускье, неуверенно поправляю кобуру с револьвером.
  - О, у тебя "Хаширай", - заметил оружие Монсе и переключился на него. - Отменная вещь. Пули обычные?
  - Да.
  - Зря. Гари и дыма от них много. Надо купить у алхимиков другие, - посоветовал Артуа. - Есть у них такие штуки, что из твоего "Хаширая" паровую повозку гномов прострелят насквозь. А иногда это бывает полезно. А насчет этого субъекта, откуда мне знать, чей это шпик? - он улыбнулся. - Да и какая разница. Он или глупец, раз не скрывается, либо слишком уверен в себе. Что тоже плохо. Для него.
  Они перешли улицу, свернули на запад, пошлись по широкому проспекту Королей и начали спускаться к набережной, все, также приближаясь к северной части города. Уже было недалеко до незабвенного "Бонифация".
  Периодически до слуха доносились грохот, выстрели и крики. Похоже, это становилось обыденностью. Город стремительно пустел. Жители забивались в свои дома или же любое укрытие, что казалось им надежным. Патрули жандармов утроились и участились.
  - Король умер!!!
  Из подворотни выскочил полуголый мужчина. Добротные штаны и сапоги и больше ничего на нем не было. Глаза безумно вращались, рот перекошен, волосы всклокочены, руки скручены и воздеты вверх.
  Лускье даже поежился. На улице было ощутимо холодно, конец сентября не время для пробежек голышом. Хотя... бедолагу явно жег огонь безумия.
  - Король умер!!! - завопил безумец и бросился через улицу.
  Монсе лишь проводил его взглядом.
  - Арти, долго еще? Я устал... и...
  - Тебе страшно?
  - Ну...
  - Представь себе, мне тоже, - криво усмехнулся Монсе. - Мне чертовски страшно в этом сумасшедшем городе. Он начинает пугать даже меня.
  - Тогда куда мы идем?
  - Осталось совсем немного, - пообещал Монсе и убедился, что курильщик неуклонно следует за ними.
  Было странно видеть улицы пустыми. Словно город умер. И это только на второй день беспорядков. Неужели король и, правда, умер? Лускье сомневался. Но почему, тогда нет никаких заявлений от Двора или хотя бы парламента? Неужели им все равно? Еще раз сомнительно. Дома у всех аристократов были в черте города. Даже если учесть то, что добро из них давно вывезено в безопасное место, сами здания так же, скорее всего, могут пострадать в огне смуты.
  - Чего задумался? - окликнул Монсе. - Нам сюда.
  Лускье не ответил. Здесь город был уже для него не знаком. Слишком близко к Дыре. Обычные обыватели так далеко в воровские кварталы не рисковали забредать. Себя Лускье к любителям приключений не относил.
  Они пробрались через какие-то подворотни, нырнули в низкую арку и оказались в маленьком скверике.
  - А сейчас мы избавимся от нашего назойливого друга, - улыбнулся Монсе.
  Он прикоснулся к стене арки, и та неожиданно исчезла. Была и вот вместо нее сплошная стена. Лускье устал удивляться. Потому лишь пожал плечами. Почему бы и нет.
  - Прошу, - Артуа театральным жестом указал на скамейку, спрятавшуюся в тени все еще несущих крону буков.
  Лускье смахнул опавшую листву и присел.
  - Чем здесь лучше, чем в кафе? И что вообще происходит? - спросил он.
  - Тут нас никто не подслушает, - присаживаясь рядом, ответил Монсе. - И что вообще происходит, я знаю не больше, чем ты.
  - Хм... тогда о чем ты собирался говорить со мной? - начал раздражаться Лускье, он слишком устал за последние дни, оказавшиеся более наполненные события, неужели вся предыдущая жизнь. - Не то, чтобы я не знал о чем с тобой поговорить, или не желал общения. Ты же мой друг. Но, Арти, меня просто уже выводят из себя эти недомолвки и тайны и...
  - Понимаю, - совершенно серьезно кивнул Монсе, нос его выписал в воздухе замысловатую петлю. - Луидор тоже понимал...
  - Ты... - на мгновение Лускье задохнулся. - Вы же не были знакомы.
  - Были, друг мой, увы, были.
  - Почему, увы?
  - Потому что, - лицо Монсе скривилось, словно от боли. - Он должен был убить тебя.
  - Что? - зря Лускье думал, что его уже нечем нельзя было удивить. Оказалось, еще как можно.
  Дэ Мон даже вскочил на ноги. В глазах его загорелась ярость. Он не знал, что хочет сделать, но на какой-то момент Монсе решил, что друг сейчас на него бросится.
  - Ты сам понимаешь, что говоришь? Это Луидор! - Лускье обмяк и уселся обратно. - Это... мой друг. Как ты. Разве ты смог бы убить меня?
  - Он тоже не смог, - резонно возразил Монсе. - Потому и погиб сам.
  Потрясенный дэ Мон опустил голову. Артуа похлопал его по плечу.
  Порыв ветра впился в низко свесившиеся ветви буков. Желто-красная листва тихо зашелестела. Где-то в отдалении раздался одинокий крик.
  - Ты все правильно понял, Лу, - осторожно начал Монсе. - Луидору было поручено убить тебя. Но он не смог, потому что ты его друг. Он хотел бежать, но сначала ему надо было предупредить тебя.
  - Он погиб из-за меня, - вырвалось у Лускье, лицо его приняло оттенок постельной простыни, а руки мелко затряслись.
  - Вовсе нет, - опроверг его слова Монсе. - Во всем был виноват сам Луидор.
  - Рассказывай, что знаешь, - бросил зло Лускье. - Хватит недомолвок.
  - Хорошо, - согласился Артуа и откинулся на спинку скамейки. - Предупреждаю сразу, всего я тоже не знаю. История слишком секретная и задевает многих людей и очень влиятельные организации. Так же, скорее всего, моя участь может стать такой же, как судьба Луидора.
  В глазах Лускье застыли решимость и ужас. Во что он такое вляпался, сам того не ведая?
  - Сам знаешь, Луидор очень давно погряз в своих революционных бреднях. Организации подобные его "Детям свободы" все на учете в ордене Солнца, практически с момента основания. Контролировать их серые плащи не хотят, но наблюдение ведут. А всё потому, что за каждой подобной ячейкой волнений стоит кто-то из Парламента или придворных. Сам понимаешь, закулисные интриги. А организованные недовольные отличный инструмент в некоторых ситуациях. Вот так и "Детей свободы" тут же смял некто очень влиятельный. Луидор получил относительную свободу для своего детища и обещание когда-нибудь получить карт-бланш на нечто большее. Конечно же, в обмен на некие услуги. Что именно должен был делать Луидор для своего опекуна, мне неизвестно. Но вот неделю назад ему приходит послание. Скоро возвращается твой знакомый Лускье дэ Мон. Он мешает нашему делу и должен быть устранен. Сначала Луидор просто пытался тебя избегать. Потом на него надавили. И он поставил дружбу выше мнимых интересов, - Монсе обессилено замолк.
  - А ты откуда это... - договорить Лускье не успел.
  В то место, которое некоторое время назад было аркой что-то с силой ударило. Стена дрогнула, сверху посыпалась пыль, мелкие камни. Посредине побежала змея трещины. Еще удар. Словно таран.
  - Какого черта, - впервые за долгие годы Лускье увидел на лице Артуа неподдельное удивление.
  Третий удар. Сеть трещин четко обрисовала бывшую арку.
  - Что происходит? - заволновался Лускье.
  - Что-что, друг наш с сигаретой видимо магом оказался, - буркнул Монсе, торопливо что-то ища в карманах.
  Несколько камней вылетело из стены и в сквозных дырах замелькало чье-то тело. Лускье оглянулся. Из сквера был еще один выход. Но Монсе почему-то упорно оставался на месте.
  - Арти, - дэ Мон позвал друга. - Почему бы нам не сбежать?
  - Далеко не убежим, - отмахнулся Монсе. - Будет только хуже. Здесь есть еще парочка магических тайников, а вот где нас настигнут, скорее всего, уже ничего не будет, что нам сможет помочь.
  - Ты хочешь...
  - Остаться и принять бой, - уверено кивнул Монсе.
  Часть стены скрывавшей арку уже обвалилась. Лускье увидел взбешенное лицо курильщика. Он бешено размахивал руками, словно что-то беспрерывно кидал. Когда освободилось достаточно места, чтобы он мог протиснуть голову и плечи с руками внутрь, маг прекратил разрушать преграду.
  - Гаденыш, - зло зашипел Монсе. - Лу, быстро за меня.
  Дэ Мон едва успел выполнить приказ друга, как курильщик метнул в их сторону шар огня. Банально. Но весьма действенно, когда у тебя нет защиты. Монсе раскинул руки в стороны, словно хотел обнять летящее в него маленькое солнце. Лускье закусил губу и приготовился умереть. Но ничего не произошло. Точнее ничего страшно. Шар ударил Монсе в грудь и рассыпался на мелкие искры.
  Курильщик что-то выразительно каркнул и принялся пытаться пролезть в дыру полностью.
  - Лу, твой револьвер! - крикнул Монсе.
  Лускье мысленно обозвал себя болваном и торопливо нашарил рукоять "Хаширая". Курильщик замер и дернулся назад, когда увидел нацеленный на него револьвер.
  - Стреляй! - гаркнул Монсе. - Стреляй!
  Лускье утопил спусковой крючок. За мгновение до этого маг хлопнул в ладоши, и его тело вылетело из дыры, как пробка из бутылки хорошего шампанского. Пуля ударила во что-то не видимое над головой курильщика. На мгновение засверкала всеми оттенками серого какая-то сфера.
  Монсе бросился со всех ног к полуразрушенной арке. Лускье напряженно выцеливал мага, но тот благоразумно не появлялся в поле зрения. Хотя то, что он жив и никуда не делся - сомнений не было. Монсе что-то нажал на стене и за дырой вспух огненный цветок. Всепожирающее пламя залило пространство по ту сторону арки. Лускье сомневался, что огонь, с которым маг видимо был на ты, убил курильщика.
  Стена пламени спала также внезапно, как и возникла. Камни почернели от копоти, вся растительность обратилась в пепел. Но маг был жив. И даже не пострадал. Его тело мелькнуло справа налево мимо арки, и Лускье непроизвольно выстрелил. Это была провокация. Попасть даже в обычного человека было не просто, когда оно двигается поперек и с такой скоростью, про мага и вовсе не стоило говорить. Курильщик боится "Хаширая", способного продырявить его вместе с магическим щитом. Потому провоцирует на пустую стрельбу. Патроны не бесконечны. Четыре остались в барабане, и еще шесть Лускье держал про запас.
  Монсе что-то бросил в дыру. Тут же за аркой надулся пузырь тьмы. Она пульсировала и раздувалась, стараясь заполнить собой всё пространство. Лускье понятия не имел, что это, но видимо оно должно было обездвижить противника. Маг не стал дожидаться, когда пузырь доберется до него. Вспышки света, больше похожие на короткие молнии, ударили во тьму. Через полминуты тьма сдалась и исчезла.
  - Силен, гад, - прошептал Монсе, вытирая пот со лба.
  В это время стена напротив него вспучилась уродливым горбом и со всего маху ударила Артуа в грудь. Монсе успел лишь крикнуть и улетел за спину Лускье. Дэ Мон почувствовал, как грудь начало распирать от жара. Это ярость заполняла внутренности и топила разум в слепом бешенстве. Кто-то пытался убить его друга. Еще одного друга.
  "Харишай" зло выплюнул две пули в то место, где стена взбунтовалась против естественного течения порядка. Камень обижено хлюпнул и проглотил посланцев смерти. По ту сторону арки раздался сдавленный крик и тихие ругательства.
  - Ты достал его!!! - рядом с Лускье встал Артуа.
  Лицо его было бледно, как полотно, из носа сочилась кровь, он болезненно кривился, но в целом выглядел нормально. Хотя дэ Мон думал, что друг лежит с переломленными ребрами.
  - Ты достал его! - повторил Артуа. - После я расцелую твой револьвер.
  В ответ на него слова за стеной раздалось что-то похожее на вой. Стена жалобно застонала и накренилась, грозя рухнуть внутрь сквера и похоронить все живое под собой.
  - А вот это плохо, - выдохнул Монсе. - Но...
  Он достал из кармана какую-то склянку и метнул ее в стену. Удар, звон разбитого стекла, брызги жидкости. И стена замерла, словно замороженная или парализованная.
  - Мы тоже не только трюфеля умеем трескать, - расхохотался Монсе.
  Его лицо начало возвращаться к естественному оттенку. Боевой азарт распирал Монсе. И это не смотря на то, что им противостоял умелый боевой маг. Монсе не знал, что такое отступление. Он просто не мог показать противнику спину, кем бы он не был. В университете поговаривали, что безумный Артуа готов схватиться и с богом и с чертом, если те дерзнут перейти ему дорогу.
  Может, маг и имел под рукой какое-нибудь заклинание помощнее, но в этом время неподалеку раздались свистки патруля жандармерии. Лускье пальнул в стену еще раз, уже больше для того, чтобы привлечь внимание стражей порядка.
  За аркой всё заволокло дымом. Свистки жандармов раздались совсем рядом.
  - Лу, есть запасные патроны? Перезарядись, - Монсе дрожащей рукой вытер пот со лба, усыпанного пылью. - Я пригляжу за входом. Но думаю, наш дружок уже сбежал.
  Лускье принялся торопливо тыкать патроны в барабан револьвера, пытаясь не упускать из поля зрения арку. Из-за этого он пару раз ронял тусклые цилиндры на землю, ругался и наклонялся их поднять. Но ничего не произошло. Ничего страшного.
  Когда в барабан нырнул последний патрон, клубы дыма, медленно рассеявшегося под ударами ленивого ветра, исторгли из себя наряд жандармерии во главе с... инспектором Леклером.
  Лускье едва не выстрелил от неожиданности. Жандармы рефлекторно напряглись, ружья старой модификации вскинулись на уровень груди.
  - Стоп! - заорал инспектор, поднимая руки. - Не стрелять!
  Пальцы уже нервно давящие на спусковые крючки замерли, а руки неуверенно начали опускаться. Монсе выдохнул, а Лускье даже не понял, что был на волосок от смерти.
  - Моссиры, - инспектор попытался вытянуть свое тело в полуразрушенную дыру арки. - Что здесь произошло?
  - Много чего, - устало проворчал Монсе.
  - Инспектор, вы не поверите, - улыбнулся Лускье. - Нас хотели убить.
  - Отчего-то я не удивлен, - буркнул Леклер. - Однако, как к вам можно войти? Что-то не понимаю, откуда тут взялась стена.
  - Тут всегда была арка, - поддержал инспектора кто-то из жандармов. - Я живу тут недалеко, часто прохожу мимо.
  Монсе загадочно пожал плечами и подмигнул Лускье. Тот лишь хмыкнул, понимая, что открывать секреты друга пока не имеет права.
  - Вам нужна еще помощь? Куда делись те, кто хотел вашей смерти? - смирился с неизбежным инспектор.
  - Помощь не помешает, - заверил Лускье, опередив Артуа. - А нападавший был один. Маг. Он скрылся, когда услышал ваши свистки.
  - Свистки - это сила, - торжественно провозгласил все тот же жандарм и расхохотался. - Даже магов разгоняют.
  - Инспектор... Леклер? Ну, да. Подождите нас там, мы сейчас обойдем с другой стороны, - попросил Монсе. - Тогда и поговорим.
  - Хорошо-хорошо, - кивнул инспектор и махнул жандармам расслабиться.
  Монсе потянул за собой Лускье. Они направились ко второму выходу из сквера. Артуа отряхивал с лица пыль.
  - Давай только без вопросов сейчас? - попросил он, как только жандармы скрылись из виду. - И этому инспектору не стоит говорить о том, что я тут магические штучки выкидывал? Хорошо?
  - А это были магические штучки? - устало усмехнулся Лускье.
  - Лу, ты же меня знаешь, - скривился Монсе. - Я не маг. Заклинания мне выдали. Но всё это... без патента. Многие не входит в ряд тех, что разрешены к продаже. И могут возникнуть ненужные проблемы.
  - Думаю, инспектору сейчас не до тебя будет, - заметил Лускье, но все же добавил: - Конечно же, я ничего ему не скажу. И кстати, как ты жив остался, когда стена тебя пнула?
  - Все то же самое, - покряхтел Монсе. - Какое-то заклинание, что наложили на мой сюртук.
  Лускье решил пока что не выпытывать, кто именно наложил. Тем более что они уже вернулись на ту улицу, которая вела к арке. Жандармы все также толпились у развалившейся стены. Лускье отметил, что с инспектором был весьма внушительный отряд. Никак не меньше сорока человек.
  - О, вот вы, - улыбнулся инспектор так, словно боялся, что друзья обманут его и скроются в подворотнях.
  - Да это мы, - с сарказмом подтвердил Монсе.
  - Инспектор, мы хотели бы поблагодарить вас за своевременно оказанную помощь, - вмешался Лускье. - Вы буквально спасли нас.
  - Ну что вы, - отмахнулся Леклер, смущаясь, как незамужняя девица. - Это всего лишь моя работа. Да и повезло на вас наткнуться.
  - Инспектор, - обратился один из жандармов. - Разрешите выступать?
  - Минуточку, - отозвался Леклер, явно не привыкший командовать, не то, что отрядом, но даже собственными делами. - Моссиры, я настоятельно советую вам присоединиться к нам.
  - Вот как? - засомневался Лускье.
  - Да-да, - закивал Леклер. - У меня есть разговор к вам моссир дэ Мон. И возможно сейчас лучшее время для него. Да и забрались вы в места неспокойные.
  - А где сейчас спокойно? - улыбнулся Монсе, незаметно подавая знак другу соглашаться на приглашение.
  - Что ж, - неуверенно промямлил Лускье. - Если вы считаю, что так лучше. Вы не поймите меня не правильно, инспектор, просто сегодня у меня уже были разговоры, которые не слишком меня порадовали.
  Леклер внимательно посмотрел на Монсе, но Артуа с веселыми искорками в глазах спокойно перенес его взгляд.
  - Ну, выдвигаемся тогда, - заключил, наконец, инспектор.
  Отряд тут же разделился на несколько частей. С десяток ушли в авангарде, столько отрядились в арьергард, пятеро остались с инспектором, а остальные небольшими группками растворились по соседним улицам. Направлением движения опять-таки был выбран север столицу.
  - Итак, инспектор, - попытался завязать разговор Лускье. - Как вы оказались здесь? Да еще с отрядом жандармов?
  - По вашей милости, - усмехнулся Леклер. - Точнее по милости уважаемого керра Хорна.
  - Интересно, - встрял Монсе, хотя по его усталому лицу невозможно было понять, интересно ему на самом деле или нет.
  - Так вот, - Леклер сделал вид, что его никто не прерывал. - Керр Хорн попросил меня, навести кое-какие справки о некой Мергильде. Я признаться уже до этого слышал это имя. Некто не слишком приятный из северных кварталов. Оказалось, что это дама, если ее можно так назвать, заправляет весьма крупной бандой в Дыре. Осведомители охарактеризовали ее, как весьма жестокую особу, способную достичь любой цели.
  - И? - подтолкнул Лускье, когда инспектор запнулся.
  - И начался весь этот кавардак, - сокрушенно развел руки Леклер. - Керр Хорн срочно отбыл в Руан по какому-то важному делу. Уверил меня, что оттуда вернется с полным комплектом доказательств по своей гипотезе. Даже не знаю о чем он. Так вот, сегодня я должен встретиться с одним осведомителем, который мне выдаст более подробные данные по этой особе - Мергильде.
  - Почему вы не вызвали его к себе в департамент? - поинтересовался Лускье.
  - Всё по той же причине, беспорядки на улицах. Он просто отказался встречаться, где-либо, кроме как в собственном убежище в Дыре, - покачал головой Леклер. - Сами понимаете, соваться туда в одиночку - дело самоубийственное. Ну, я и прихватил с собой отряд жандармов. Тем более, их все равно отрядили на патрулирование серверной части города.
  - А точный адрес у вас есть? - забеспокоился Монсе.
  - Да-да, конечно, - Леклер полез в карман потертого жакета и извлек оттуда клочок бумаги. - Так-так, улица Зеленая дом пятнадцать.
  - Вы знаете, где это?
  - Весьма приблизительно, - смутился Леклер. - Посмотрел на карте.
  - А что там с этой улицей? - поинтересовался Лускье, предчувствуя, что ответ ему не понравится.
  - Это едва ли не центр Дыры. Там заправляют две самые крупные банды, - задумался Монсе. - Очень похоже на ловушку.
  - Считаете? - Леклер даже остановился. - Но зачем?
  - Деньги, - пожал плечами Артуа. - Если вы имели в виду своего осведомителя. Деньги и страховка жизни. Если же вы о ловушке вообще, то под шумок шлепнуть назойливого полицейского самое милое дело для жителей Зеленой улицы.
  - Значит, я был прав, когда взял с собой жандармов, - попытался найти хорошее в плохом Леклер.
  - Ну, да, конечно, - кисло усмехнулся Монсе. - Теперь вас точно не составит труда отыскать. Ваш отряд привлечет внимание всего сброда Дыры.
  Высокий жандарм с рыжими волосами, непослушными кучеряшками выбивавшимися из-под казенного кепи, вскинул ружье. Все тут же остановились и уставились туда, куда указывал ствол оружия.
  - Показалось, - выдохнул жандарм и опустил ружье.
  Они уже были в кварталах Дыры, потому приходилось опасаться всего, что двигается. Жандармы сбились в квадрат, выставив перед собой оружие. Передвигались очень медленно.
  - Моссир, - обратился Леклер к Монсе.
  - Ах, да, - поморщился Лускье. - Я до сих пор не представил вас друг другу. Простите меня за это. Инспектор, это мой друг Артуа Монсе. Артуа, это уважаемый инспектор Леклер.
  Указанные личности скупо улыбнулись друг другу, считая знакомство давно состоявшимся. То, что не были озвучены имена, никого не смущало.
  - Итак, моссир Монсе, - продолжил инспектор. - Мне кажется, что у вас достаточно большое представление о том, что творится в Дыре. И возможно у вас есть здравые предложения, как же нам лучше всего поступить.
  - А знаете, - лукаво прищурился Монсе. - Есть.
  Он обвел взглядом напряженных жандармов, готовых палить во что угодно, что покажется подозрительным, тяжело вздохнул и покачал головой.
  - Вот только ваш эскорт будет явно мешать, - сказал Артуа, поморщившись, словно от зубной боли.
  - И чем же? - инспектор не хотел расставаться хотя бы с видимостью защищенности.
  - Фактом своего присутствия, - пожал плечами Монсе. - Мы сейчас, как олени в лесу во время большой охоты. Осталось мишени только повесить и надпись "стрелять без предупреждения".
  Лускье задумчиво смерил друга взглядом. Ему всегда казалось, что Артуа легкомысленный и беспечный. Ему бы больше подошли эпитеты повеса и прожигатель жизни. Но оказалось, что это не совсем так. Монсе не жаждал авантюр бессмысленных и самоубийственных по сути. Это было странно.
  - Я бы советовал вам оставить ваш отряд где-нибудь неподалеку, - продолжал между тем Монсе. - Чтобы в случае чего, иметь за спиной поддержку, а к Зеленой улице отправиться в одиночку. И, да... Одежду надо бы сменить.
  Еще удивляла осведомленность Артуа о порядках в Дыре. Раньше он предпочитал общество в Старом городе. Или же общался с военными. А теперь Лускье начинало казаться, что он совсем не знал своего друга. Да скорее всех друзей. Один оказался убийцей, другой и вовсе не пойми кем.
  - Как вам такой план? - спросил Монсе у инспектора.
  - Знаете, меня он не очень позиционирует на ликование, - многозначительно выдавил Леклер. - Как-то...
  - Страшно? - усмехнулся Монсе. - Не без этого. Оперативная работа подразумевает оправданный риск. Сейчас вы идете на риск, чтобы получить важные сведения. Пойти в глубь Дыры под личиной представителя полицейского департамента уже неоправданный риск. Здесь понадобилась бы армия, чтобы вычистить эти улицы.
  Лускье непроизвольно отметил слова "оперативная работа". Они были сказаны с такой легкостью, словно Артуа произносил их каждый день.
  - Но у меня нет с собой сменной одежды, - нашел, как ему казалось, верный довод Леклер.
  - Это не страшно, - отмахнулся Монсе. - Здесь неподалеку есть небольшая лавка. В ней можно купить абсолютно всё. - Артуа выразительно посмотрел на дэ Мона. - Так что мы все можем прикупить там кое-что нужное. Правда, есть одно но. Хозяин терпеть не может представителей порядка. Так что нам придется держать в тайне ваш чин, инспектор.
  Леклер с сомнением посмотрел на Лускье. Тот в ответ пожал плечами. Жандармы переминались с ноги на ногу, как застоявшиеся лошади.
  - Инспектор, советую вам уже решиться на что-то, - заговорил горячо Монсе. - Ночью здесь станет совсем жутко. А время уже давно за полдень. Нам надо посетить опасное место, где возможно придется задержаться. Потом вернуться сюда и драпать со всех ног. Чем больше вы раздумываете, тем призрачнее ваши шансы на успех операции.
  И снова Лускье удивил слова больше присущие агенту какой-нибудь секретной службы, нежели молодому повесе. И только сейчас дэ Мон неожиданно подумал о том, что он сам делает здесь. Артуа хотел поговорить, они поговорили. Инспектор хотел что-то обсудить, но вместо этого увлек в опасную авантюру. Надо было срочно возвращаться в центр города. Домой. А он торчал здесь... Что держало его? Наверное, просто злость. И возможность отомстить за смерть Луидора. Желание хоть что-то сделать. Лускье был уверен, что именно здесь в Дыре можно найти виновников в смерти друга.
  - Лу? - позвал Монсе. - Ты чего застыл?
  Оказалось, что пока Лускье копался в себе, инспектор не только успел согласиться на сомнительный план, но и дать необходимые указания жандармам, остающимся ожидать их возвращения.
  - А? Что?
  - Пошли, говорю, время не ждет, - схватил за локоть друга Монсе. - Нам надо торопиться.
  Удивительно, как быстро может меняться жизнь города за столь короткий срок. Чуть более суток прошло, а люди уже привыкли бояться и прятаться. Улицы казались мертвыми уже добрый век. У стен уже громоздились кучи мусора, на стенах откуда-то появилась пыль и мох. Хотя в районах Дыры о постройках не особенно заботились.
  Отчаянная троица, ведомая Монсе, прошла еще немного по той же улице, что шел отряд жандармов, свернула на восток и углубилась в лабиринт проулков и подворотен. Проходы были настолько узкими, что на вторых и третьих этажах, выше зданий просто не было, между домами протягивались веревки для просушки стираного белья. Сейчас они пустовали.
  - Так, сейчас выйдем на Куцый пяточек, - изредка комментировал маршрут Монсе. - Там свернем налево.
  Лускье был уверен, что сам он отсюда уже не выберется, впрочем, по лицу инспектора было видно, что его обуревали такие же мысли. Когда они прошли еще пару пяточков и прочей местной экзотики, Монсе властным жестом остановил всех. По прикидкам Лускье они были уже где-то не далеко от самой окраины города. Западнее и восточнее торчали трубы заводов и торчали коробки фабрик. Где-то здесь располагались и производства самого дэ Мона.
  - Так, нужное нам здание вон то, - Монсе указал на ничем не выделяющийся уже покосившийся двухэтажный дом. - В подвале сидит Ганс Хрум. У него можно найти все что угодно.
  - Но за это надо платить, - с сомнением подал голос Лускье, и Леклер выражением лица показал, что подобная мысль посетила и его. - А если цена слишком высока? Наличности при себе не много. Опасно блуждать по городу с мешком денег, а что-то я сомневаюсь, что здесь принимают векселя и расписки.
  - Ты прав, мой друг, - улыбнулся Артуа. - Но у меня здесь кредит. Хватит на всё и на всех. Мне тоже придется сменить костюмчик, да и парочку игрушек прикупить. Так, инспектор, если что вы сняли этот мундир с убитого полицейского.
  - Но... - запротестовал Леклер.
  - Ганс ненавидит вашего брата. Потерпите немного, а то и, правда, этот мундир снимут с мертвого стража порядка, - настоял Монсе. - Лу, ты помалкивай. Говорить буду я.
  Никто не возражал. Тем более вряд ли настороженный торговец краденым станет говорить с каждым встречным. Они прошли через улицу, имевшую здесь некую площадку, поросшую ровным газоном, обошли здание сбоку, и тут обнаружился тайный ход в недра дома. Никакого освещения, конечно же, не предполагалось. Поэтому приходилось передвигаться почти на ощупь, хоть Монсе, шедший в авангарде, двигался очень уверено. Лускье пару раз обо что-то больно ударился ногой. Судя по тихим ругательствам, инспектора постигла та же участь.
  Длинный коридор, тянувшийся казалось через весь дом, уперся в толстую старую дверь, выкрашенную в красный цвет. На уровне глаз располагалось небольшое оконце, представлявшее собой вырезанную дыру с маленькой дверцей, запиравшейся с внутренней стороны.
  Монсе негромко постучал, подождал и снова повторил ритуал. Какое-то время всё было тихо. Затем окошко отворилось, и до троицы донесся тихий хриплый голос, отзывавшийся довольно нелицеприятно обо всех тех, кого нелегкая таскает в столь страшное время.
  - Открывай, Ганс, - усмехнулся Монсе. - Негоже покупателей за дверьми держать.
  Из оконца на них глянули колючие глаза под кустистыми рыжими бровями. Внимательно ощупали каждого, особенно задержались на Леклере и его костюме.
  - Бродяга Монсе, я, конечно, тебя знаю, но и ты меня знаешь, - прохрипел голос за дверью. - В моей лавке никаких дуболомов.
  - Спокойно, Ганс, - примирительно поднял руки Монсе. - Я чту твои порядки. Со мной нет никаких дуболомов.
  - Да? А это что за хмырь в мундире? - чуть ли не проорал Ганс.
  - Это мой приятель. Снял одежонку с мертвого полицейского, - покачал головой Артуа. - Знаешь ли, их сейчас уже не мало на улицах.
  - Твой приятель настолько дурной, что поперся в этом в Дыру? - расхохотался подозревающий всех и вся Хрум.
  - Есть маленько, - Монсе обернулся к инспектору и подмигнул. - Просто ничего другого не нашлось, а голым бегать по улицам не лучше. Какие-то молодчики обобрали его до нитки. И проткнули бы, если бы я не подоспел.
  - Хм... - Ганс задумался. - Второй тоже твой приятель? Какой-то он подозрительный. Разодет, как петух на смотринах.
  - Так, Ганс, открывай, давай, - добавил в голос металла Монсе. - Может и я подозрительный? Если так, я в твою халупу больше ни ногой. И ищи покупателей сам потом.
  - Ну-ну, - заволновался Ганс, щелкая замками, по звукам их было не меньше десятка. - Бродяга, знаешь сам, сколько швали ошивается в округе, а уж сейчас и вовсе стало опасно просто дышать.
  Дверь открылась вовнутрь, выпуская наружу тяжелый запах застоявшегося воздуха. В лавке горела пара масляных фонарей, тщетно пытаясь разогнать темноту. Хозяин, среднего роста сгорбленный мужчина с посеребренными сальными волосами, морщинистым лицом и крючковатым носом, клювом висящим над тонкими губами и острым подбородком, был явным выходцем из Керрании. Он подслеповато щурился на гостей, все еще подозревая их во всех грехах.
  Монсе уверено оттеснил хозяина лавки и прошел внутрь, всем видом показывая, что бывал здесь ни раз. Леклер натянуто улыбнулся в настороженное лицо Ганса и прошмыгнул мимо него. Последним зашел Лускье, он просто не удостоил Хрума взгляда. Дверь за ними тут же закрылась.
  Ганс умудрился добраться до стойки первым. Гости лавки пробирались в полумраке, пытаясь не на что не наступить и рассмотреть товар на полках пары шкафов. Лишь Артуа проигнорировал выложенные побрякушки и мнимые артефакты.
  - За чем пожаловал? - довольно грубо для продавца начал диалог Ганс, всем видом показывая, что покупателей у него полным полно.
  - Ты тут мне пьесу не разыгрывай, - усмехнулся Монсе. - Сам знаешь, какой товар мне обычно нужен.
  - Знаю, - не стал отпираться Ганс. - Тока чего конкретно нужно? Сам знаешь, у меня здесь не склады райские. Товар обычно поштучный, и желаемое может и отсутствовать в наличии. Давай список.
  - Для начала нужна неброская одежда, - Монсе кивнул головой на инспектора. - Сам понимаешь, ходить в таком смертельно опасно. Но лучше всего три комплекта. Нам бы тоже следуют не слишком выделяться.
  - Ну, это не проблема, - кивнул Ганс, глаза его заблестели, предвкушая хорошую выручку. - Что еще?
  - Неси пока одежду, я прикину, что потребуется, - отрезал Монсе.
  Ганс пожал плечами и удалился за заднюю дверь, ведущую видимо в подсобку,
  - Так, всё помним? Я говорю, вы молчите, - напомнил Артуа.
  Леклер и Лускье ответили кивками. Инспектор с интересом поглядывал по сторонам, словно уже планируя нагрянуть сюда попозже с хорошим отрядом. Лускье же откровенно скучал, усталость навалилась, выжигая всё кроме апатии.
  - Ну, вот, - вернулся Ганс с кулем в руках. - Уверен, это вам подойдет. Тут хлам самое оно. На улице никто на вас не позариться, может даже пожалеют. - При последних словах он довольно осклабился и вывалил содержимое куля на прилавок.
  Монсе небрежно принялся разгребать комья тряпья, которое язык не поворачивался назвать одеждой. Мало того, что оно было неприглядным, так еще и воняли, словно в них перевозили навоз или перегной. Артуа в итоге выбрал полосатый рваный пиджак, обрезанные штаны и жилетку без пуговиц и передал всё это Леклеру. Лускье достались старый теплый халат до пят и мятая шляпа, Халат полностью скрывал остальную одежду. Правда сам дэ Мон подозревал, что от вони потом будет трудно избавиться. Себе Монсе выбрал косую треуголку без правого угла, мятый мешковатый камзол времен дедушки Людо с кучей карманов, изображавших заплатки, мышиного цвета штаны с дырой на правом колене и застиранную рубаху неопределенного цвета. Остальное Ганс поспешно снова убрал в куль.
  - С этим разобрались, - подытожил Монсе. - Теперь, лично для меня. Хм... Пару склянок с мортефу, свиток "Каменного панциря", таблетки со "Зрением филина", свиток "Ледяного палача" и мешочек с солвантом.
  - Это всё? - спросил Ганс, когда Артуа умолк.
  - Для меня да, - кивнул Монсе. - Однако понадобится кое-что и для моих друзей. Дайка нам еще "Ночное око" из последних модификаций, - Артуа посмотрел на Лускье. - Да, еще. У тебя были же алхимические патроны. Остались?
  - Смотря, для какого калибра, - пожал сухими плечами Хрум.
  Монсе ловко выхватил из кобуры дэ Мона "Хаширай" и повертел у Ганса перед носом. Тот заворожено следил взглядом за танцующим револьвером. Потом дрожащей рукой осторожно прикоснулся к рукояти.
  - Замечательная вещица, - выдохнул Ганс и повернулся к Лускье. - Не желаете продать его?
  - Только не в данный момент, - отрезал Монсе, заслоняя собой дэ Мона. - Нам нужны алхимические патроны к этому. Есть?
  - Есть. Какие нужны?
  - Зажигательные, сонные, слепящие, - перечислил Монсе. - Что еще есть?
  - Есть еще те, что порошком севраж начинены, - задумался Ганс.
  - Снимают эффекты магических щитов?
  - Да, они самые, - подтвердил Хрум и почесал крючок носа. - Есть еще эти, как их, разрывные. Они всадника вместе с конем в месиво превращают. В стенках там дыры делают. Надо?
  - Давай по пять штук каждых, - кивнул Монсе.
  - Один патрон два золотых экю, - радостно оскалился Ганс.
  У Леклера едва глаза на лоб не вылезли от таких цен. Даже Лускье, имевший опыт покупок в магических лавках, был удивлен дороговизной.
  - Оно того стоит, - уверено отрезал Монсе. - Вноси на мой счет. Еще нам понадобятся защитные артефакты.
  - Остались только от стихийной магии, - внес сразу ясность Ганс.
  - Словно они от чего-то еще спасают, - усмехнулся Артуа. - Не надо мне только заливать про высокое качество твоих товаров, Хрум. Стабильно защитные артефакты работают только против стихийных чар. Все остальное почти наверняка проигнорирует их действие, ибо другая магия слишком многогранна, чтобы ей противостоять заготовками. Проклятые маги склоны к импровизации. Могут и пять-шесть заклинаний сплести в одно.
  - Ладно-ладно, - поднял в примиряющем жесте руки Ганс. - Тебя никогда не обмануть. Все-то ты знаешь. Знаешь, именно поэтому никто не хочет иметь с тобой дело, кроме меня.
  - Хороши торговцы, не обмануть покупателя, значит, клиент плох, - усмехнулся Монсе.
  - Не трогай профессиональную этику, - пробурчал Ганс. - Это весь твой заказ?
  - Пожалуй, да, - Монсе скользнул взглядом по инспектору и добавил: - Добавь еще дентайр .
  - Обычный? - уточнил Ганс.
  - Да, - кивнул Монсе. - Хватит с нас магических побрякушек.
  Ганс пожал плечами, мол, клиенту виднее и снова скрылся в подсобке.
  - Переодевайтесь пока что, - посоветовал Монсе.
  Лускье и Леклер переглянулись. Если дэ Мону было достаточно набросить сверху халат, то инспектору предстояло сначала раздеться, а оголяться на людях явно не было его любимым занятием.
  - Ну не будьте таким скромником, - пожурил его Монсе. - Можете отойти за шкаф, вас там никто не увидит. Ну, может быть лишь пыльные товары старого Хрума.
  Инспектор хмыкнул, но, подхватив свое тряпье, последовал совету. Из-за шкафа уже вышел распоследний попрошайка, даже лицо стало понурым, отрешенным. В это время из подсобки показался Ганс. Он едва не разбросал свой товар, увидев преображение Леклера.
  - Теперь я вижу, что мундир точно был не его, - хмыкнул Хрум, раскладывая заказ на прилавке.
  Инспектор грустно улыбнулся и протянул руку ладонью вверх. Ганс, сам не понимая, что делает, вложил в нее две медные монеты.
  - Черт! - воскликнул он. - Надо же, как профессионально.
  Лускье едва сдержался от смеха. Монсе похлопал инспектора по плечу, поздравляя с вновь обретенной работой.
  - Ладно, принимай товар, - хмыкнул Ганс, косо поглядывая на Леклера, ловко его проведшего. - Всё?
  Монсе уверено кивнул и велел всё записать на его счет. Ганс лишь пожал плечами.
  На улицу все выбрались, как кроты из норы, подслеповато щурясь на рассеянный свет солнца, едва пробивающего сквозь пелену свинцовых туч.
  Монсе взглянул на небо.
  - Надо торопиться, - сказал он и протянул купленные алхимические патроны Лускье. - Лу, заряди сразу свою игрушку. Вот смотри, с красной окантовкой - это зажигательные, с зеленой - сонные, с белой - слепящие, с серой - снимающие магические щиты, ну а с черной - разрывные. Пока заряди сонными и зажигательными. Хотя добавь один серый и один черный. На всякий случай.
  Инспектору достались дентайр и защитный артефакт, Лускье отошло еще "Ночное око", оказавшееся странным моноклем. Все остальное забрал себе Монсе.
  - Этим надо уметь пользоваться, - пояснил он, хотя никто не возражал. - Лу, возьми еще вот это.
  Артуа протянул перстень с синим камнем.
  - Что это? Подарок на день рождения? До него еще далеко, - растерялся Лускье, подобные подарки в светском обществе могли быть поняты совсем не так, как они выглядели.
  - Почти. Игрушка одна. Думаю тебе пригодиться, раз постоянно кто-то хочет тебя убить, - заверил Монсе. - Бери, друг. Вещь полезная. Мне ее подарили в Керрании. Если рядом с тобой будет яд, в пище ли, или на теле, или на оружии, перстень нагреется. Ты почувствуешь тепло.
  Лускье взял побрякушку и надел на мизинец правой руки
  - Теперь мы готовы, - объявил Монсе. - Кстати, Зеленая улица здесь неподалеку.
  - Готовы? - выгнул бровью вопросом Леклер. - К чему?
  - Инспектор, вы для чего сюда пришли? Встретиться с осведомителем. К этому мы теперь и готовы, - утвердительно кивнул Монсе, поправляя рубаху.
  - Что ж, - пожал плечами Леклер, воинственно выпятив подбородок, после посещения лавки Ганса он был готов ко всему. - Ведите нас.
  Троица двинулась в путь, следуя за Монсе. Несколько пар глаз насторожено следила за ними, но скорее по привычке, нежели в каких-то определенных целях. Пару раз Лускье ловил себя на том, что ему кажется, что какая-то фигура двигается параллельно их маршруту, используя в качестве дороги крыши домов. Он попытался указать на это Артуа, но тот лишь отмахнулся.
  Как ни странно, но Дыра затаилась так же, как и весь остальной город. Не было ни попрошаек, клянчащих монетку на кусок хлеба, ни бойких мальчишек, способных предложить практически любой товар или широкий спектр услуг, ни угрюмых молодцов, слоняющихся без дела в ожидании темноты, ни кривлявых девиц, готовых за медь предоставить в пользование свое тело. Не было никого. Лишь ветер гонял мусор, да воронье сидело на ветках редких деревьев, что еще не успели пойти на топку.
  До Зеленой улицы они и вправду добрались очень быстро. На вид она ничем не отличалась от других. Ничего зеленого в ней не было. Серый камень и коричневая глина.
  - Ну? - остановился Монсе. - Инспектор, куда нам? Какой дом нам нужен?
  - Дом номер пятнадцать, - припомнил Леклер. - Но право, я совершенно не знаю который из них именно он.
  - Сдается мне, вон тот, - Монсе указал на трехэтажный памятник искусству архитекторов далекого прошлого, покосившийся возле громадного клена.
  - Друг мой, вы подозрительно много знаете, - сказал неожиданно Лускье. - И даже не об этом месте, называемым Дырой. А вообще много. Слишком много для того, кто вел разгульный образ жизни и искал только приключения и развлечения.
  - Эй, Лу, а где их еще искать, как не в подобных местах? - усмехнулся Монсе.
  Дэ Мон промолчал в ответ и демонстративно посмотрел в сторону, всем видом показывая, что в эти слова он уже не верит.
  - Позвольте мне, - вмешался Леклер. - Я может и не самый искусный следователь, и уважаемый керр Хорн давно бы раскусил моссира Монсе, но все же. Я тоже нахожу осведомленность и знакомства моссира Монсе неуместными для светского человека. Более того, манера общения, некоторые слова и осведомленность в магических и алхимических атрибутах позволяют мне предположить, что он является агентом оперативной службы какой-то организации. Возможно орден Солнца.
  Монсе криво усмехнулся, мол, меня эти обвинения и подозрения никоим образом не касаются.
  - Хотя нет, орден слишком чопорен для подобного, - покачал головой, отрицая свои же слова, инспектор. - Скорее... Пятый отдел . Или Свинцовый корпус .
  Монсе не изменился в лице, лишь пожал плечами:
  - Это имеет значение?
  - Лично мне было бы спокойнее, если бы я оказался прав, - честно признал инспектор.
  - А мне хотелось бы знать своих друзей, - нахмурился Лускье. - Если они еще друзья. Если они хоть кода-то ими были.
  - Лу, - Артуа положил руку на плечо дэ Мона. - Ты можешь быть уверен, что преданнее друга у тебя нету. Может и был. Луидор. Но сейчас точно нету. И я поступлю точно так, как он. Лучше сам умру, чем дам погибнуть тебе.
  - Значит, инспектор все-таки прав? - немного расслабился Лускье. - Именно поэтому ты знал Луидора?
  Монсе не ответил на этот вопрос.
  - Какие мысли, инспектор? - Артуа смотрел на трехэтажное здание, бывшее их целью.
  - Пойти и узнать, - Леклер дал понять, что не является приверженцем каких-то трудных путей.
  - Ясно, - на лице Монсе было написано, что он с удовольствием сейчас бы закурил. - Пока ничего вы не усвоили. Если вы думаете, что там сидит и ждет этот самый осведомитель, то вы, извините за прямоту, глупец.
  - Вот как? А что же полагаете там найти? - с жаром откликнулся Леклер.
  Вместо ответа Монсе обернулся к Лускье:
  - Лу, ну-ка наденьте "Ночное око" и посмотрите на то здание, что нам нужно.
  Лускье посмотрел на небо, которое по-прежнему было затянуто тучами, но отнюдь не являло собой ночную панораму, пожал плечами и водрузил монокль на переносицу. Ему пришлось тут же зажмуриться. Потому что мир за границами монокля окрасился в фиолетовые оттенки. Монсе улыбнулся, но не торопил друга. Лускье приоткрыл один глаз, потом другой, снова зажмурился. Затем догадался открыть лишь левый, перед которым стеной стоял монокль.
  Мир красовался в фиолетовых тонах. Лускье посмотрел на небо. Одна сплошная масса без четких очертаний. Опустил взгляд ниже, посмотрел на дом. Кривой прямоугольник, видимый лишь по контуру. А вот стены... Они отсутствовали. Лускье словно видел сквозь них. Контуры крупной мебели, пролеты лестниц, дыры окон и странные алые круги. Лускье насчитал два десятка этих огней на первом этаже, пятерых на втором и троих на последнем.
  - Ну, что ты нам расскажешь, Лу? - спросил Монсе. - Сколько народу дожидается нас в этой ловушке?
  - Ловушке? - подпрыгнул Леклер. - Вы сказали ловушке?
  - Да я так сказал, - поморщился Монсе. - Это же очевидно. Вас приглашают в притон убийц, чтобы выдать сведения о главаре. Ну, ясно, как день, что ничего кроме смерти вас там не ждало. Я прав, Лу?
  - Наверное, - Лускье так и не разобрался с тем, что видит. - Если красные пятна - это люди, то внизу их много, не меньше двух десятков.
  - Да-да, - поспешно заговорил Монсе. - И нашего друга инспектора ждали именно на первом этаже.
  - И что же нам теперь делать? - растерялся Леклер.
  - Хороший вопрос, - задумался Артуа. - Пожалуй, самый главный.
  - В соседних зданиях тоже люди, довольно много. Хотя я не знаю, сколько их обычно тут бывает, - доложил Лускье, вертя головой по сторонам.
  - Будем исходить из худшего, - предложил Монсе. - Все это одна большая ловушка. Кто бы вас не пригласил на эту встречу, он ведь понимал, что вы не совсем дурак и приведет с собой некий вооруженный отряд.
  - Который по вашему совету мы оставили в тылу, - язвительно заметил инспектор.
  - И правильно сделали, - не отступился от своего решения Монсе. - Если всё так плохо, как я думаю, что ваши сорок жандармом погибли бы здесь глупой и ненужной смертью.
  - А так погибнем только мы, - саркастически всплеснул руками Леклер. - Это значительно лучше.
  - Наше преимущество в том, что нас мало и что у нас есть я, - Монсе улыбнулся во все зубы. - Лу, ты можешь сказать, есть ли кто у окон?
  Лускье, все еще смотря на мир одним глазом, медленно обвел взглядом пустую площадку и четыре здания, что бы в пределах его видимости.
  - Вон там справа, - указал он. - И вон там, в дальнем доме. Не знаю, следят ли они или просто сидят у окон.
  Сама троица пряталась за широкой тумбой, неясного предназначения. С Зеленой улицы их не было видно, зато с идущей перпендикулярно ей Вишневой они были, как на ладони. Монсе сей факт мало заботил. Что было странно на взгляд Лускье.
  - Так, они ждут тут целую полицейскую бригаду, - начал Монсе, видя, что оба его спутника выказывают сильные сомнения в целесообразности дальнейших действий. - Но никак не трех бродяг. Однако соваться сразу в змеиное гнездо даже я считаю самоубийственным. Посему стоит посетить тот дом, откуда ведется наблюдение. А оно, поверьте, ведется. Так вот, идем, не скрываясь, не напрягаясь, мы здесь живем. Ясно? Внутри, скорее всего, придется действовать по обстоятельствам. Если никто не выкажет никаких враждебных действий, ищем заднюю дверь и выходим во внутренний двор. Там осматриваемся и ищем подходы к дому номер пятнадцать.
  - На словах всё складно, - скептически заметил Леклер. - А вот на деле?
  - Есть план получше? - едко поддел Монсе. - Нет? И значит, утверждаем мой. Пошли. А то скоро станет темно, а ночью Дыра опасное место даже для обителей.
  Лускье никак не мог понять, как место может стать опаснее, чем оно есть. Но Монсе в этом плане был намного осведомленнее, чем он, потому спорить было глупо.
  До дома они добрались без всяких проблем. Просто вошли в старую покошенную дверь. Внутри их никто не поджидал. Только тишина и темнота. Монсе окинул взглядом коридор, уходивший в стороны, пожал плечами и прошел по лестнице наверх. Лускье так и не снял "Ночное око" и теперь довольно сносно видел в темноте. Монокль походил на собственные очки Лускье с магическими стеклами, с той лишь разницей, что имел возможность помогать хозяину видеть не только в темноте.
  Зачем они поднялись на второй этаж, стало понятно, когда Монсе, пройдясь по коридору до конца, осторожно выглянул в оконный проем. Какое время он осматривал улицу. Лускье и инспектор терпеливо ждали чуть поодаль.
  - И что вы тут забыли, мальчики? - за их спинами раздался чей-то довольно противный голос.
  Леклер, стоявший ближе всего к лестничного проходу, резко обернулся. В темноте вырисовывалась чья-то внушительная фигура, явно не соответствовавшая голосу. Лускье обернулся через плечо, и монокль позволил ему разглядеть гораздо больше, чем инспектору его глаза. На лестничной площадке стол громила, выше всех их, по крайней мере, на голову. Еще двое стояли ниже на ступеньках. Были видны головы и плечи.
  - Хм... - Монсе невозмутимо протиснулся между Лускье и Леклером. - У нас тут встреча кое с кем. А вы домовладелец... ээээ.... приятель?
  - Я тебе не приятель, мальчик, - нарочито грозно протянул громила.
  - И славу богу, девочка, - презрительно бросил Артуа.
  Лускье увидел, как рука громила потянулась к поясу, где у него висело какое-то оружие. Монокль передавал изображение в общих чертах, мелочи вроде кинжал там или старый пистолет по форме, похожий на клинок, дэ Мону предоставлялось догадываться самому.
  - Однако, Кривой Ихрам мне приятель, - нарочито зевнул Монсе.
  Рука громилы замерла в сантиметрах от цели. Снизу лестницы раздался шепоток.
  - Может это итак, а может ты просто пустомеля, - неуверенно заявил громила. - Имя Ихрама много кто знает.
  - И что ты предлагаешь?
  - Вы, мальчики, спуститесь вниз, и мы все вместе подождем Ихрама, - как-то топорно пожал плечами громила, он явно был напряжен, но пытался это скрыть.
  - Еще раз, мы здесь ждем кое-кого, и отвлекаться нет времени.
  Не известно, сколько бы еще продолжались бы препирательства, но снизу на громилу зашипели, он неуверенно посмотрел на лестницу, чем и воспользовался Артуа. Он молниеносно выхватил из одного из многочисленных карманов склянку и метнул ее. Та, пролетев прямо, как стрела, ударилась о стену над головами тех, кто скрывался на лестнице, и разбилась вдребезги, извергнув из себя клубы синеватого дыма. Через мгновение раздался грохот рухнувших тел.
  - Так, у нас мало времени, - Монсе уже повернулся к ничего не понявшим товарищам. - Скоро вся банда с первого этажа будет тут. Не стойте столбом. Готовьтесь!
  - Э-ээ... К чему? - только и смог выдавить Лускье.
  - Ладно, - Монсе вытащил из кармана небольшой треугольник. - Сейчас мы кое-что сделаем, о чем вы не должны никому никогда говорить. Ясно?
  Дэ Мон просто кивнул, инспектор никак не мог придти в себя. Монсе нажал на треугольник, и перед ним раскрылась серебристая дверь. Точнее это был провал в никуда. Он блестел и пульсировал, выбрасывая вокруг себя мелкие искорки.
  - А-а-а, портал, - пролепетал Леклер. - Они запрещены. Только...
  - Быстрее!- рявкнул Монсе. - Некогда тут...
  Он схватил инспектора за рукав и затолкал в дрожащую поверхность портала. Лускье шагнул сам, на мгновение зажмуриваясь. Едва Артуа сам прыгнул в проем портала, как тот схлопнулся, оставив коридор пустым.
  Приземлился Монсе аккуратно на спину замешкавшегося инспектора. Леклер коротко всхлипнул и повалился вперед. Лускье стоял рядом и осматривался по сторонам. Вроде тот же пыльный темный коридор, только окно почему-то теперь было за спиной.
  - Что случилось? - спросил он.
  - Да ничего страшного, - ответил Монсе, поднимаясь на ноги и помогая инспектору. - Мы просто переместились в соседний дом.
  - Что? - Лускье подвернулся к окну и посмотрел наружу.
  Напротив, на фоне оконного проема показалась какая-то фигура. Она выглянула наружу, едва не выпав, и снова исчезла.
  - Вовремя мы успели, - заметил довольный Монсе.
  - Это был портал, - пролепетал потрепанный Леклер. - Магия Пути. Она запрещена в большинстве своем. Вы точно не из Свинцового Корпуса. У военных мораторий на магию порталов.
  - Вам все еще есть дело, откуда я? - вздохнул Монсе, потирая плечо. - Если очень интересно, после я вам расскажу. Сейчас нам надо сосредоточиться и добраться до окна на другой стороне коридора. Лу, будь нашими глазами.
  Леклер пытался отряхнуть свое одеяние, совсем забыв, что оно уже было грязным, когда он его надел. Лускье оглядел коридор. Он ничем не отличался оттого, что они только что покинули. Узкий туннель, с дверями по бокам. Пол давно никто не мыл, пыль кучковалась по углам.
  - Почему нельзя было сразу прыгнуть через этот портал в нужную нам точку? - спросил Лускье, идя в авангарде по коридору, при этом приходилось лавировать между подозрительными лужами и пищащими мышами.
  - Видишь ли, Лу, портал тонкая и сложная штука, - разъяснил Монсе. - Нельзя прыгнуть туда, куда не видишь. Нужен четкий визуальный контакт с точкой выхода. Иначе есть шанс распылиться на мелкие части прямо в портале.
  - Потому и военным запрещено его использовать?
  - Отчасти. Отчасти потому, что подобная война слишком напоминает элементарный терроризм. Представь, что посредине войска возникает портал и оттуда вываливается бомба, - Артуа продолжал выказывать подозрительные знания.
  Лускье посмотрел вниз и призвал жестом всех остановиться. Сквозь пол он видел, как на первом этаже пара красных кругов начала движение в сторону лестницы. Обстановку видеть Лускье не мог. Всё представлялось довольно расплывчатым. Какое-то время пятна, должные быть людьми или иными существами, подходящего размера, кружились, потом вернулись на места. Лускье выждал еще полминуты и дал сигнал следовать дальше.
  - Мне тут пришла одна неприятная мысль, - дернул за рукав Артуа инспектор. - Что если те, в первом доме поднимут шум? Ведь их товарищи были повержены неизвестным врагом, который тут же пропал. Разве не так?
  - Скорее всего, не так, - отмахнулся Монсе. - Те, которых, я отправил поспать, сами по себе. У них там что-то вроде базы.
  - Вы уверены?
  - Не наверняка. Но думаю, я прав. Да и Кривого Ихрама они знают. А он довольно гнусный тип. И граница его территории проходит где-то тут. Так что, скорее всего эти ребята были из его банды, - пояснил Монсе. - А Ихрам не дружит с Мергильдой.
  - Вы знает ее?
  - Слышал о ней. По именам я знаю почти всех более-менее важных особ в Дыре, - заверил Артуа. - Раз приходиться здесь бывать, надо всегда быть в курсе местных разборок. Так вот, исходя из этих фактов, я делаю вывод, что ребята в первом доме сейчас обыскивают свою рухлядь этаж за этажом. И когда никого не найдут, решат, что нам удалось как-то ускользнуть. Всего лишь.
  Они благополучно добрались до окна на другом конце коридора. Монсе подозвал Лускье и попросил осмотреть второй и третий этажи. Дэ Мон обнаружил людей там еще при первой своей пробе монокля в деле. Сейчас его наблюдения только подтвердились.
  - А что мы будем делать, когда попадем внутрь дома? - задал самый рациональный вопрос Леклер. - Я шел за сведения. Но раз там ловушка, что еще не доказано, то как мы получим эти самые сведения?
  - Инспектор, - покачал головой Монсе, словно говоря, что ответ на его вопрос нашел бы и ребенок. - Мы просто подслушаем то, что будут говорить те, что находятся на первом этаже. Это самый простой и верный способ. И вероятность того, что информация будет достоверной более велика, нежели та, что вы получили бы от осведомителей.
  Инспектор закусил нижнюю губу и задумался.
  - Арти, - позвал Лускье друга. - Ничего не понимаю.
  - Что случилось?
  - На втором этаже есть несколько человек, все они в дальнем от нас крыле дома.
  - Это же хорошо! - воскликнул Монсе.
  - Да, но... На первом этаже что-то непонятное. Помимо красных кругов, которые являются людьми, я вижу и два зеленых. Что это может значить? - озадачено спросил Лускье.
  - А вот это плохо, - вздохнул Монсе. - Это аура магов. Вот вам и доказательство, инспектор. Два мага ожидают вас в бандитской дыре. И вы все еще думаете, что это не ловушка?
  По смущенному лицу Леклера можно было прочесть, что он считает себя ослом. Вот только разглядеть это лицо в темноте было не возможно, к счастью для его владельца.
  - Маги осложняют нам дело, - между тем продолжал Монсе. - Не очень жаждал с кем-то из них встретиться здесь. Особенно, если наше присутствие обнаружат.
  Лускье задумался, как могут им мешать маги, если их не обнаружат, но не нашел ответа на этот вопрос.
  - Но придется рискнуть, - подытожил свои размышления вслух Монсе. - Так вот, сейчас я открою портал, и мы снова прыгнем. Попадем на второй этаж дома пятнадцать. Очень сильно советую сразу соблюдать полную тишину. Там осматриваемся, ищем подходящее местечко для подслушивания. По возможности получаем максимум сведений и тихо удаляемся.
  - И как мы сделаем это? Снова портал? - поинтересовался инспектор, уже переставший бояться выглядеть глупцом.
  - На улице скоро стемнеет. Порталом мы аккуратно прыгнем сюда же, а потом выйдем через заднюю дверь на первом этаже, как обычные люди. И спокойно растворимся в темноте, - пояснил Монсе.
  - Как все гладко и красиво, - пробурчал инспектор, но и Монсе и Лускье посчитали за лучшее сделать вид, что не расслышали его слов.
  Артуа снова извлек треугольник и вызывал портал. Серебристая подрагивающая поверхность безропотно приняла три тела и тут же свернулась в ничто, заставив затхлый воздух сомкнуться на месте пустоты.
  Дом номер пятнадцать обязан счастьем своего рождения другому архитектору. Коридор на втором этаже был шире, потолок выше. Ближе к лестничной площадке совершенно отсутствовали квартиры. Высокие перила огораживали просторную площадку, возвышавшуюся над первым этажом, словно балкон в прим-театре.
  Монсе приложил палец к губам и, полусогнувшись крадучись, пробрался к перилам. Поглядев вниз, он взмахом руки призвал остальных приблизиться. Леклер проделал это на корточках, Лускье же просто пригнулся, хотя не мог понять зачем.
  Под ними оказался огромный зал. Что-то вроде трактира с множеством столов. По меньшей мере, странно, ведь на фасаде не было вывески. Но очевидно это было заведения для определенной группы лиц. Так как все, кто находился внизу, сидели поблизости друг от друга, и часть людей вела беседу.
  - Кто из них маги? - шепотом просипел Монсе.
  Лускье зажмурил глаз:
  - Вон те, что в центре сидят, - он указал на столик, за которым пристроилось четверо мужчин и две колоритные женщины.
  Не смотря на многочисленные люстры с толстыми свечами, в зале царил полумрак, и разглядеть в подробностях сидевших было трудно. Мужчины были среднего роста, одеты неброско, сплошь в шляпах с узкими полями и низкими тульями. Женщины одеты в мужские наряды, то есть в свободные рубашки, серые брюки и жакеты. На одной был явно парик рыжего оттенка.
  - Кого-нибудь из них знаете? - прошептал инспектор.
  - Нет, - покачал головой. - Да и видно плохо. Что самое прискорбное и слышно отвратительно.
  Снизу доносился общий гул голосов, который сплетался в одно целое. Разделить его на предложения, да даже выцепить отдельные слова не представлялось возможным.
  - И как мы что-то подслушаем? - зашептал Леклер.
  Лускье продолжал изучать зал через "Ночное око", словно так мог разглядеть сидевший. Монсе в ответ на вопрос инспектора вытащил из-за пазухи короткую трубку, вложил в нее что-то похоже на горошину, направил в сторону столика магов и резко дунул. Лускье разглядел, как что-то зеленое мелькнуло в воздухе и упало недалеко от вожделенного столика. Монсе вытащил плоский квадрат, казалось полностью вырезанный из кости в завитках рун и странных символах. Поставил его на пол и провел рукой над верхней поверхностью, после чего прижал палец к губам, призывая к полной тишине.
  - ...шел ты... - вырвалось, казалось бы, прямо из квадрата, голосом глухим и тяжелым.
  - Сам ты пошел, - отозвался другой голос, звонкий и высокий.
  Монсе снова призвал к тишине и указал пальцем вниз. И Лускье и Леклер кивнули в знак того, что все поняли. Сейчас они слушали именно то, о чем говорили внизу, и именно там, куда упала горошина, чем бы она не была на самом деле.
  - Достало. Достало! Ты слышишь? - снова первый голос.
  - Жак, заткнись и жри своё жаркое, - третий голос, приятный баритон.
  Лускье отметил, что один из сидевших за столом, усиленно уплетал что-то на тарелке. Это видимо и был Жак, обладатель глухого голоса.
  - На сколько была назначена встреча? - второй голос.
  - Треть часа назад, - как-то скучающе прозвучал женский голос, очень тонкий.
  - Для работника департамента полиции, инспектор весьма непунктуален, - со вздохом третий голос.
  - Дымок, спокойно, - снова второй. - Рано или поздно он объявиться.
  - Полчаса назад ты мне это тоже говорил.
  Здесь Лускье отметил, что один из сидевший курил, тонкая струйка дыма лениво поднималась вверх. Дэ Мон побледнел, предчувствуя беду. Посмотрел через монокль на него.
  - Арти, - зашипел он отчаянно. - Маг, тот, что курит. Это...
  - Тсс, - было ответом. - Я знаю.
  Лускье подавил рвущиеся наружу вопросы и обратился в слух. Какое-то время разговор шел ни о чем. Кто, сколько, у кого и куда дел. Этот разговор шел в основном между тремя лицами. Остальные, обе женщины и обладатель приятного баритона, который был магом, практически молчали.
  - Дымок, может, ты слишком сильно наподдал этому... дэ Мону? И наш инспектор отправился провожать его домой? - наконец-то подала голос молчавшая до сих пор женщина.
  - Он мог отрядить им часть людей, там была, чуть ли не армия жандармов, - согласился тот. - Но не сомневаюсь, что сам инспектор, как хороший ретривер , должен был вцепиться в наживку.
  - Интересно, откуда он вообще узнал обо мне? - спросила женщина с тонким голосом.
  - Ну, само имя не проблема, - отмахнулся Дымок. - Но с чего он начал копать? Это другой вопрос. Уверен, не обошлось без этого сыщика Хорна. Эта крыса в любую дыру пролезет. Говорил вам лучше его сразу убрать.
  - Спокойно, Дымок, - подала голос вторая женщина. - Знаешь сам, у нас всё схвачено. Сыщик под присмотром. Когда будет слишком опасен - уберем. Сейчас пусть копошиться.
  - Слишком вы много разводите... возни, - продолжая жевать, подал голос Жак. - Какие-то маневры, интриги. Шлепнули кого надо, да и всё.
  - У-у-у, мастер операций, то-то ты сидишь на трех кварталах Дыры, и то, лишь потому, что прикрываешься Мергильдой, - поддел один из оставшихся безымянным бандитов. - Одной силой ничего не решить, тем более, когда ее явно не достаточно. Верно?
  - А ты, Жерар, умнеешь на глазах, - рассмеялся Дымок. - Глядишь, толк выйдет и из тебя.
  - Я устала ждать уже, - плаксиво протянула Мергильда, оказавшаяся той, что носила рыжий парик.
  - Да могла бы и не приходить, - пожал плечами Дымок. - Я итак не понимаю, зачем столько народу пригнали, на этих жандармов и меня одного хватило бы.
  - Ну, да, - усмехнулась вторая женщина. - То ты пятками сверкал от них. Да еще и те двое тебя потрепали, как мальчишку.
  Дымок дернулся, словно собираясь встать, но Мергильда удержала его на месте.
  - Спокойно, Дымок. Сам знаешь, что жандармы тебе не по зубам. Пока при них этот долбаный гаситель магии, - сказала она.
  - Ну, не гаситель магии, а усмиритель заклинателей, - снова поддела вторая женщина.
  - Хаса, замолчи, - рыкнула Мергильда.
  - Не надо недооценивать силы обычного ножа, - проглотив кусок мяса, выдал Жак. - Он убивает так же, как самое лучшее ваше заклинание.
  Дымок не ответил.
  - Хаса, вы хотя бы загонщика выслали? - Мергильда перешла на деловой тон.
  - Конечно, - кивнула та. - И Дымок должен его сопровождать. Однако застрял тут.
  - А всё потому, что кто-то устроил эту западню, но положил слабую приманку, - огрызнулся Дымок.
  Хаса пожала плечами. Жак булькнул что-то с набитым ртом, закашлялся, подавившись.
  - Вы, как скорпионы в банке, - всплеснула руками Мергильда. - Готовы переругаться на ровном месте.
  - Приманка была более чем жирная - наконец протолкнул застрявший в горле кусок Жак. - Просто кто-то слишком напугал дичь еще по дороге сюда.
  Дымок хотел что-то сказать, но Мергильда уверено схватила его за руку:
  - Всё может быть. Может быть и так, что наш дорогой инспектор заблудился в незнакомом месте. Может быть, его убили по дороге сюда. Может, передумал и решил вернуться. Или же получил от дэ Мона какие-то важные сведения. Мы не знаем. Подождем еще с полчаса и вышлем с десяток человек прочесать окрестности.
  - Как бы на людей Ихрама не наткнутся, - поежился Жак. - Этот сумасшедший кровосос только и ждет повода вцепиться нам в горло.
  - Пусть попробует, - мрачно буркнул Дымок.
  - А что с этим дэ Моном? Когда мы уже уберем эту назойливую муху? - спросила Хаса, с отвращением поглядывая на то, как Жак давиться содержимым своей тарелки.
  - Да уж, назойливая и ловкая муха, - протянула Мергильда. - Совсем, как его отец. Того тоже стоило больших трудов прихлопнуть.
  При этих словах Лускье побледнел. Он помнил о том, что его родители погибли во время последнего мятежа. Но подробностей ему никто не рассказывал. Леклер и Артуа внимательно следили за лицом дэ Мона, ожидая от него всего чего угодно. Монсе был готов быстренько заткнуть рот другу, если он поднимет хоть какой-то шум. Но Лускье сдержался.
  - Так что с ним? Может, я займусь им? - повторила Хаса.
  - Не стоит, - отрезала Мергильда. - У нас всегда есть запасной план. Он тоже под постоянной опекой, хоть даже не подозревает об этом. Мы можем убрать его в любой момент. Просто не хотелось прибегать к столь законспирированному агенту. Даже если ничего не выгорит, после финального акта мы быстро сотрем его в порошок. У нас будут официальные рычаги.
  - У вас они есть и сейчас, - вздохнул Дымок.
  - Он аристократ. При чем весьма родовитый. Не забывайте об этом. А аристократия не любит грязи на своих плащах. Там конечно хватает гнили, как и везде, и группировок, что готовы перегрызть горло друг другу. Но если Парламент налепит на одного из них ярлык преступника, весь Двор поднимется на его защиту, даже если это будет какой-нибудь заштатный барончик из провинции, - голос Мергильды похолодел. - Слишком много хлопот.
  - Однако это не помешало вам таким вот образом избавиться от графа Руа, - напомнил Дымок.
  - Граф оказался дураком, позволившим себя подставить, - отмахнулась Мергильда. - Его взяли на месте преступления. Он действительно его совершил, пусть мы и подвели его к этому искусно. А вот дэ Мон, к сожалению, слишком порядочен, что бы даже к шлюхам обращаться. Да и нет времени проворачивать столь сложные планы. Он как-то не вовремя исчез из города.
  - Или вовремя, - пожала плечами Хаса. - Если смотреть с его стороны.
  Мергильда посмотрела на нее. Жак снова закашлялся, подавившись. Оставшийся неизвестным обладатель высокого голоса хлопнул его по спине.
  - Так или иначе, кроме этого факта, в остальном наш план продвигается без особых препятствий, - сообщила Мергильда, намекая, что дальнейшее обсуждение данного вопроса закрыто.
  Жак поднялся из-за стола, стуча себя в грудь и кашляя.
  - Да что ж ты за жадная скотина, - возмутилась Хаса. - Никак не нажрешься.
  Жак жадно хватал ртом воздух, бессильно сипя. Дымок покачал голов и взмахнул рукой. Изо рта Жака что-то вылетело и жмякнулось на пол.
  - Шпасибо, - просипел Жак и схватил со стола стакан с какой-то янтарной жидкостью.
  Осушил он его в два глотка.
  - Я отойду тут... эта... ненадолго, - пробурчал он виновато, чуть ли не кинув стакан на стол.
  Хаса отвернулась, выказывая своим видом презрение, Дымок своей позой выражал то же самое. Мергильда лишь качала головой. Остальные двое были видимо напарниками Жака и лишь хихикали над ним.
  - Я сейчас... - Жак зашагал куда-то в сторону и наступил на горошину, которая позволяла троице на втором этаже слышать разговор.
  Раздался тихий хлопок. Всего лишь тихий хлопок, раздавленной горошины. Но Дымок тут же вскочил на ноги, как и Хаса. Монсе чуть ли не в голос выругался. Леклер с Лускье удивленно посмотрели на него.
  - Вот такие глупые случайности и рушат самые продуманные планы, - с кислой миной на лице сказал Артуа. - Нам надо срочно валить отсюда. Маги почуяли неладное.
  Объяснять десять раз не потребовалось, тем более, снизу раздались крики и шум. Лускье бросил взгляд в зал. Хаса и Дымок осматривались по сторонам. Столики опустели. Головорезы разбежались по залу. Трое уже поднимались по лестнице. Мергильда оставалась за столом и давала короткие указания.
  - Не успеем, - с мрачной обреченностью выдохнул Монсе.
  На другом конце коридора открывались двери комнат. Те, кого Лускье выдел лишь красными кругами, торопились выяснить из-за чего шум-гам.
  - Они наверху!!! - раздался уверенный крик Дымка. - Не дайте им уйти.
  - Нам нужно выиграть время, - горячо зашептал Монсе.
  Над лестничной площадкой показались головы бегущих головорезов. Артуа без особых раздумий швырнул в них склянку с какой-то алхимической смесью. Грохнул взрыв и повалил густой дым.
  - Лу, доставай свой револьвер, пальни вниз пару зажигательных и сонную добавь, - приказал Монсе. - И бегом к окну.
  Сам Артуа сразу бросился к прямоугольнику, ведущему к спасению. На лестничной площадке творилось что-то непонятное. Кто-то дико орал, слышался кашель и ругань. Раздались пара неприцельных выстрелов. Пули ушли в потолок. Внизу продолжали бегать бандиты.
  Лускье тщательно прицелился из своего "Хаширая". Хаса стояла, широко расставив ноги. Дымок молотил по воздуху руками. Дэ Мон нажал на спусковой крючок. Грохнуло так, что заложило уши. Зажигательный заряд ударил между магами в пол. Яркий цветок огня вспух и плеснул в стороны потоками огня.
  Не дожидаясь, Лускье прокрутил барабан и выстрелил еще одним патроном с красной каймой. Внизу снова полыхнуло. Языки пламени быстро взметнулись по стенам, по залу начал стелиться удушливый дым. Бандиты теперь в панике метались по помещению.
  На лестничной площадке началось какое-то движение. Сквозь дым были видны очертания тел. Лускье не удержался и выстрелил туда. Вот только барабан забыл провернуть, потому в дело пошел патрон с черной огранкой. Монсе крикнул что-то, но его слова потонули в грохоте взрыва. Пол под ногами задрожал, а лестничная площадка тяжко ухнув, рухнула на первый этаж.
  - Лу!!! - Артуа стоял у окна и махал рукой. - Быстрее!!
  Леклер был уже возле Монсе и ошарашено смотрел на деяние рук дэ Мона. Артуа активировал портал и все трое поспешили нырнуть в его проход.
  Когда их выбросило на втором этаже соседнего дома, Монсе схватил обоих за рукава и потащил за собой. Редкие жильцы выглядывали из своих квартир. Грохот взрывов взбудоражил всю округу.
  - Что случилось? - попытался остановить их седоватый старичок с заспанными глазами и острым крюком носа, делавшего его похожим на Ганса Хрума.
  - Правительство ввело на территорию Дыры войска. Они занялись зачисткой, - выдал Монсе, торопясь к лестнице.
   - Что? - у старичка буквально отвисла челюсть.
  Но товарищи уже проследовали мимо.
  - Да что же это делается? Как же, как... - запричитал старик, возможно на деле бывший мастером-убийцей.
  - Что за чепуху ты ему сказал? - спросил Лускье, когда они спускались на первый этаж.
  - Чем больше паники, тем лучше для нас, - пояснил Монсе. - А что может напугать жулье больше, чем угроза тотальной зачистки? Кстати, вполне возможно, что такая акция и будет проведена через пару дней, если город не успокоится.
  Лускье с сомнением посмотрел на него, потом попытался поймать взгляд инспектора, но тот слишком рьяно пытался избежать этой встречи, и дэ Мон понял, что это правда.
  На первом этаже ему стало не до раздумий. Люди высыпали из своих комнат и тревожно прислушивались, перешептываясь между собой.
  - Спасайтесь! - крикнул Монсе и бросился к парадному выходу.
  Лускье просто вынесла людская волна. Он едва успевал передвигать ногами, чтобы не споткнуться. Если бы это произошло, его бы затоптали на смерть.
  На улице успели сгуститься сумерки. Солнце едва скрылось за горизонтом, свинцовые тучи все также оккупировали небо, но было довольно светло. Зарево пожаров поднималось на востоке и севере.
  Дом номер пятнадцать тоже светился изнутри. Сквозь провалы окон уже вырывались языки пламени. Перед входом, на крыльце собралось два десятка человек. Еще с десяток уже бежали в сторону жильцов соседнего дома, в кучу которых влилась троица товарищей.
  Лускье бросил взгляд через плечо. На переносице все также покоился монокль, отчего ауры преследующих их магов высветились мгновенно. Дымка можно было отметить в первом ряду преследователей. Он взмахнул рукой, и длинная струя огня ударила в сторону паникующих людей.
  - Лу, что там, в барабане твоего "Хаширая"? - крикнул Монсе.
  Кто-то заорал опаленный огнем. Несколько человек упали, катаясь по земле, пытаясь сбить пламя.
  - Только сонные! - ответил Лускье.
  - Тогда я сам, - Артуа на бегу развернулся и швырнул очередную склянку с алхимией.
  За их спинами расползлась стена тумана.
  - Это их надолго не остановит! - крикнул Монсе. - Перезаряжай револьвер. Бери еще пару зажигательных и слепящую. И пальни в туман сонным. Мало ли. Инспектор!
  Артуа схватил партнеров по вылазке за рукава и дернул в сторону от основного направления бегства большинства. Они отбежали метров на двадцать и спрятались за раскидистым кленом. Лускье торопливо всовывал в опустевшие ячейки барабана револьвера тускло блестевшие в далеком зареве пожаров патроны. Леклер вытащил из кармана полученный от Артуа защитный артефакт и с тревогой смотрел в ту сторону, откуда они прибежали. Пока до них доносились только вопли людей и треск пожираемых огнем балок.
  
  - Твари!!! Да как... Да я... - распалялся Дымок, разгоняя алхимический туман.
  - Успокойся! - рявкнула Мергильда.
  - Да... - грудь мужчины в ярости высоко поднималась и опускалась. - Я догоню их и разорву в клочья. Они еще пожалеют, что сунулись сюда.
  - Заткнись! - Мергильда с размаху залепила магу пощечину. - Что ты как мальчишка? У нас есть план, который итак уже дает трещину. Ты должен быть с загонщиком. Отправляйся, найди его и жертву. Иначе всё полетит к чертям.
  - Но...
  - А этими займется Хаса, - отрезала Мергильда.
  Дымок ругнулся, но подчинился. Хаса злорадно улыбалась ему в след.
  - Хватит скалиться, - одернула ее Мергильда. - Займись делом. Найди эти беглецов. Найди и убей. Не знаю, что они услышали, но следует исходить из худшего.
  Хаса кивнула и принялась за дело. Два коротких паса правой рукой, неестественно скрещивание пальцев и удар о землю кулаком, сопровождаемый невнятным бормотанием заклинания. Через мгновение перед Хасой сидело некое создание, казалось бы, полностью сотканное из черного тумана. Лишь на вытянутой верхней части, предположительной являвшейся головой, блестели два агата глаз.
  
  - Мы оторвались? - Леклер совсем запыхался.
  Сказывалось то, что ему чаще всего приходилось работать за письменным столом, нежели в оперативных условиях. Монсе выглядел так, словно только что позавтракал и вышел прогуляться.
  - Возможно, - не стал обнадеживать Артуа. - Но лучше на это не уповать.
  Они уже пробежали несколько кварталов. Паника возле Зеленой улицы только разрасталась, охватывая весь район.
  - Как далеко нам еще? - инспектор схватился за правый бок.
  - Это, смотря до чего, - усмехнулся Монсе. - Если вы имеете в виду свой отряд, то минут двадцать, и мы будем там.
  Лускье бежал последним. Уже какое-то время ему казалось, что ему в спину давит чей-то взгляд. Недобрый и холодный. Наконец, Лускье не выдержал и обернулся. "Ночное око" раздвинуло темноту. Что-то в отдалении следовало за ними. Что-то обладающее бледно-зеленой аурой. Что-то, что видело их как на ладони и не торопилось.
  - Арти, - позвал Лускье.
  - Что?
  - Там что-то есть, сзади, - Лускье кивнул головой. - Оно следует за нами.
  - Дай-ка, - Монсе взял монокль и посмотрел в указанном направлении. - Это плохо. Очень плохо.
  - Ну что там еще? - устало взмолился Леклер. - Неужели нам мало испытаний на сегодня?
  - А кто нас спрашивает? -Монсе продолжал напряженно вглядываться во тьму. - Я не знаю, что там за нами следит, но это нечто из магии Призыва. Редкость большая. Хозяин этого существа где-то неподалеку. Уверен, ждет шанса нас прикончить.
  - Порадовал, - пробурчал инспектор, который, не смотря на бег, к тому же начал и замерзать, отчего постоянно шмыгал покрасневшим носом.
  - Что мы можем сделать? - спросил Лускье, забирая монокль обратно. - Можно как-то избавиться от слежки? Или от существа?
  - Если бы я был магом, то вполне. А так, - Монсе в который раз пожал плечами. - У меня, к сожалению, не склад алхимического добра с собой. На все случаи жизни не напасешься. Маги Призыва встречаются еще реже, чем специалисты по чарам Пути. Кто ж знал, что на эту банду работает такая редкость.
  - И?
  - Мы можем, только бежать и ждать атаки, - Монсе настороженно смотрел по сторонам. - И если мы ее пропустим, будет очень плохо. Ладно, надо добраться до жандармов. Думаю, там мы будем в безопасности.
  - Будете, но не доберетесь, - из тени дома справа вышла невысокая фигура.
  Лускье узнал Хасу. Женщина держалась настороженно, готовая в любой момент атаковать или защищаться. Она протяжно свистнула, и непонятное существо, следившее за беглецами, тут же скользнуло ей под ноги.
  - Стрелять? - Лускье нервно облизнул губы.
  - Погоди, - шепотом ответил ему Монсе. - Мы не знаем, что она может.
  - Могу вас прекрасно слышать, - зло рассмеялась Хаса. - Могу стереть вас в порошок.
  - Ну, этого точно не можешь, - Артуа с вызовом посмотрел на мага. - Иначе сделала бы это давно.
  Хаса усмехнулась и ударила рукой перед собой по воздуху. К изумлению всей троицы кривая ломаная линия пробежала в том месте, словно трещина во льду. Мгновение и на ее месте открылся портал. Что-то прыгнуло оттуда вперед. Настолько быстро, что глаз не успевал за его движения.
  - Стреляй! - заорал Монсе, судорожно пытаясь что-то нашарить в кармане.
  Лускье, который не выпускал из рук револьвера, выстрелил, не целясь. Попался слепящий патрон. Беззвучная вспышка белого света больно ударила по глазам. Сам дэ Мон дернул руки к лицу, пытаясь подавить рвущийся крик. Рядом ругнусь инспектор. И что-то отчаянно завыло.
  - Повезло, - рука Монсе легла на плечо Лускье, заставив того вздрогнуть всем телом. - Дитя тьмы. Свет губителен для него. Удачно ты пальнул, Лу.
  Лускье, наконец, сумел раскрыть глаза. Вокруг не было никаких тварей, пытающихся сожрать его. Только Хаса по-прежнему стояла на месте, зажимая лицо руками. Монсе метнул в нее очередную склянку, но та разбилась, не долетев. Взметнулось пламя, но тут же опало, бессильно облизав серый щит-сферу, на мгновение проявившийся в пределах видимости.
  - Серваж! Лу, серый патрон! Скорее, - Монсе указал пальцем на приходящую в себя Хасу.
  Но маг есть маг. Пока Лускье наводил "Хаширай", Хаса успела скрыться за углом дома. Леклер метнул ей в спину свой дентайр. Конечно же, без особого успеха.
  - Бежим, пока она не опомнилась, - призвал Монсе. - Отряд жандармов ей не одолеть. А если она умеет не только призывать мелких тварей, то нам...
  Его голос был безжалостно прерван диким ревом, настолько громким, что перекрыл все другие звуки в округе. Земля дрогнула от чьей-то поступи. У инспектора перекосилось лицо от ужаса. Монсе обречено опустил руки. И лишь Лускье торопливо впихивал в барабан револьвера цилиндры с черной каймой.
  Громадная в два этажа туша показалась из-за угла дома, где некоторое время назад скрылась Хаса. Нечто шестилапое, с длинным узким хвостом, оканчивавшимся костяным трезубцем, длинной шеей, увенчанной широкой плоской головой, состоявшей из одной пасти и трех пар глаз, расположенных по кругу. Тварь нетерпеливо хлестнула себя по бокам хвостом, высматривая добычу.
  - Сильна, - только и смог выдавить из себя Монсе.
  Лускье затолкал последний патрон в барабан и решительно приготовился, если не убить тварь, то дорого продать свою жизнь. Чудовище взревело, разглядев людей, и уверено двинулось прямо на них.
  Лускье тщательно прицепился и выстрелил в голову. Алхимический заряд ударил чуть выше пасти. Глухой грохот ударил по ушам. Тварь дернулась назад. В стороны брызнули черная в темноте ночи жижа и осколки зубов. Лускье ожидал, что выстрел полностью снесет чудовищу голову, но та оказалась весьма крепко бронирована. Взрыв изуродовал ей верхнюю челюсть и лишил пары глаз. Но в целом ущерб можно было счесть минимальным.
  - Еще! - потребовал Монсе. - Это наш единственный шанс.
  Тварь была того же мнения. Потому не стала дожидаться, пока Лускье тщательно выцелит, а бросилась вперед, сотрясая воздух громовым ревом. Дэ Мон успел раз спустить крючок. Патрон ударил в широкую грудь, но тварь даже не сбросила скорости.
  - В стороны! - Монсе толкнул друга, сам прыгнул в другую и швырнул под ноги склянку.
  Уже знакомый туман затопил всё вокруг.
  - Постарайтесь не умереть! - раздался глухой голос Артуа. - Я попытаюсь добраться до Хасы.
  Лускье понял, что имел в виду друг. Убей мага, и чары спадут. Таково было расхожее мнение, и дэ Мону очень хотелось, чтобы это было правдой. Инспектор никак не выдавал своего существования.
  Чудовище возвышалось над стеной тумана, словно исполинская башня. Оставшиеся глаза с подозрением осматривали появившуюся пелену, что стояла выше человеческого роста. Лускье, крадучись, двинулся вправо, обходя существо по дуге. Если лишить его совсем зрения, может быть, был шанс выбраться из передряги живым.
  Хвост прошелся по широкой дуге в одну сторону, потом в другую. Лускье едва успел увернуться. Откуда-то сзади раздались приглушенные ругательства инспектора. От удара хвоста задрожал росший рядом бук. Туман тут же затянул рассекшую его рану.
  Лускье облизал внезапно пересохшие губы, вытянул вперед руки с зажатым в ладони правой револьвером и плавно надавил спусковой крючок. Удар отдачи, грохот выстрела, пороховая гарь. И рев твари, получившей новый заряд алхимической смеси по уродливой морде. Пока она трясла головой, Лускье выстрелил последним патроном с черной каймой. Взрыв заставил тварь завыть, на этот раз жалобно.
  Когда дым немного рассеялся, Лускье с удовлетворением отметил, что вся голова чудовища представляет собой одну сплошную рану. Рваные куски мяса, вывороченные зубы, какая-то жижа, заменявшая ей кровь и лопнувшие глаза. Теперь тварь точно не могла видеть. Но только ли зрением она пользовалась на охоте?
  Чуть вдали за углом раздали взрывы, вспышки света на мгновения осветили ночь. На улицу вылетела серебристая стрела и разбилась на искорки о стену дома. Снова серия взрывов. Что-то хлюпнуло на угол здания, и камень потек, словно кисель.
  Лускье пришел к выводу, что Монсе схватился с Хасой. И раз пока бой еще кипит, друг жив. А вот ему самому делать с чудовищем, дэ Мон уже не знал. Самое могучее, что у него было, Лускье уже использовал. Оставались еще зажигательные, световые и сонные. Серваж против этой махины вообще был бесполезен, она все-таки была живым существом.
  Лускье торопливо перезарядил "Хаширай", пока чудовище ревело и пыталось почесать морду. Два зажигательных патрона ушли снова в голову. Пламя взревело, дернулось в стороны и вверх, и спустя несколько секунд бессильно опало, не найдя пищи. Но разозлить тварь, огонь разозлил. И еще как.
  Тварь теперь ревела, не переставая. Хвост метался словно кнут, рубя воздух, и все что встречалось на пути. Бук пал под натиском ударов, раскрошился камень одного из зданий. Толстенные ноги топтали брусчатку, вырывая булыжники из мостовой. Тварь крутилась во все стороны, пытаясь в слепую достать обидчика.
  Один из булыжников ударил Лускье в бедро. Он охнул и присел. Нога онемела почти сразу. Затем пришла боль. Даже идти было невозможно. Не то, чтобы бежать. И Лускье понял, что его война окончена. Все, что было возможно, он уже сделал.
  - Ты как? - подкравшийся Леклер, едва не довел Лускье до разрыва сердца. - Жив?
  - Да, но идти не могу, - дэ Мон демонстративно держался за раненую ногу. - Вы сами как, инспектор?
  - Бывало и лучше, и знаешь, гораздо чаще бывало лучше, - вздохнул Леклер, все его лицо покрывала каменная крошка, словно он работал на каменоломнях. - Я уже чертовски жалею, что ввязался в эту авантюру. Дружок у тебя отчаянный тип.
  - Да, - протянул Лускье, едва сдерживаясь, чтобы не потерять сознание. - Он такой.
  Тварь продолжала бесноваться. Два здания уже серьезно пострадали от ее ударов. Леклер едва ли не волоком оттащил Лускье подальше, получив при этом камнем по спине. Удар пришелся вскользь. Инспектор лишь выругался, пообещал себе уйти сразу в отпуск после этого дела и подтянул дэ Мона к крыльцу одного из подъездов. Чудовище было уже в метрах двадцати от них.
  - А как же Арти? - выдохнул Лускье, когда инспектор пристроил его на ступеньках.
  - Сейчас пойду за ним, - пообещал Леклер, в глазах которого плескался тихий ужас и обреченность.
  Но инспектор не успел сделать и десяти шагов на негнущихся ногах, как из темноты вынырнула фигура. Она пошатывалась на ходу, держась правой рукой за левое предплечье.
  - Как вы тут, ребятки? - устало улыбнулся Монсе.
  С его засаженного лица стекал пот, по лбу шла царапина, из которой сочилась кровь, на левом плече тоже была кровь, но глаза светились все тем же упрямством и злым озорством, дающим ему уверенность.
  - Живы, - улыбнулся Лускье. - Ты сам как? Убил Хасу?
  - Нет, - морщась, покачала головой Монсе. - Она опять предпочла смыться. Сейчас, скорее всего, кружит вокруг, копит силы. Маги они же все-таки не всесильны. А у меня тоже боезапасы к концу подходят.
  - Надо добраться до моего отряда, - напомнил Леклер.
  - Надо, - согласился Монсе. - Только смотрю, у нас возникли проблемы.
  - Словно их до этого не было, - проворчал Лускье, оглаживая ногу. - Если поможете, попробую допрыгать.
  - Поможем, кузнечик, - подковырнул Артуа, подставляя плечо.
  Чудовище все еще громило окрестности, не подозревая, что добыча довольно далеко от нее. Возможно, алхимический туман скрывал от него запахи, если оно при охоте пользовалось нюхом. Может и нет. И глаза были ее единственным способом познавать мир. Какая разница? Главное сейчас тварь не представляла собой угрозу.
  Монсе и Леклер поддерживали Лускье с двух сторон. Тот упрямо прыгал на одной ноге. Вторая просто не слушалась. Возможно, были повреждены сухожилия. Лускье не чувствовал особой боли, но и не мог подчинить себе злосчастную конечность.
  - И куда это вы, мальчики, собрались? - голос Хасы звучал глухо, она тяжело дышала.
  Появиться неожиданно ей все-таки не удалось. За мгновение до ее фраз, Артуа повернул голову налево туда, откуда появилась изможденная фигура мага. Ее пальцы были как-то подозрительно скручены, словно она что-то держала в руке.
  - Неужели вы думали, что будет так просто? - странная тяга к пафосу проявлялся в самые неподходящие моменты у многих людей.
  - По твоему это было просто? - огрызнулся Монсе. - Хотя то, что мы еще живы, говорит о твоей некомпетентности. Или нашей удаче.
  - Это не надолго, - зло пообещала Хаса.
  Руки ее пришли в движение, обещая лишь одно - смерть. Леклер подозрительно спокойно вздохнул, Монсе зло оскалился, словно снова собирался кинуться в бой, а Лускье попытался наставить на мага так и невыпущенный из рук "Хаширай".
  Что-то звонко пропело, воздух взвыл, пропоротый стремительным росчерком, и Хаса. даже не вздрогнув, рухнула на землю с торчащий в глазнице ножом. Спустя мгновение стремительная фигура в черном мягко приземлилась рядом с распростертым телом поверженного мага.
  Инспектор икнул, Артуа хмыкнул, а Лускье попытался соскользнуть в бессознательное состояние. Он готов был поклясться, что это был тот самый защитник, что помог ему при нападении хажеламы.
  - Он... он... - попытался пролепетать Лускье и все-таки потерял сознание.
  
  - Ты уверен, что нам сюда? - доктор Шарль Гасаль поправил круглые очки и, близоруко щурясь, осмотрелся.
  - Зачем мне обманывать вас? - засопел его спутник. - Мой хозяин ждет вашей помощи.
  - Ну... - засомневался Шарль. - Время-то вон какое неспокойное.
  - У вас есть что грабить? - понял его намеки спутник, невысокий сутулящийся парень с вихрами нечесаных волос. - Бросьте. Не думаю, что вы настолько глупы, чтобы взять с собой деньги. Ведь так?
  Доктор счел ниже достоинства отвечать на этот вопрос.
  - Тем более вы знаете меня, - подытожил парень.
  - Если бы я не знал тебя, Жак, ни за что бы не вышел из дома. Далеко еще? - доктор к сорока годам имел небольшое брюшко, потому пешие прогулки давались ему не слишком легко.
  - Почти пришли, - заверил его спутник.
  Доктор поежился. Мало того, что ночь на улице, в городе толи мятеж, толи просто беспорядки, так еще и холодно было скорее по-зимнему.
  Жак постучал в его двери четверть часа назад. Паренек прислуживал у графа дэ Гозе, жившего неподалеку и иногда пользовавшегося услугами Гасаля. Жак набросился на доктора с жаркой и сбивчивой речью. Минут пять ушло на то, чтобы понять, что на графа было совершено нападение, когда он возвращался домой. Он ранен и нуждается в медицинской помощи. Долг, да и звон монет, уговорили Шарля, что нужно помочь человеку.
  Идти пришлось довольно далеко. По меркам доктора, конечно. Он пыхтел, и посекундно вытирал пот со лба. Жак же выглядел совсем не уставшим. Молодость.
  - Да что ж графа так занесло далеко от дома, - пробурчал Шарль. - Я так сам себя до инфаркта доведу.
  Жак лишь смущено улыбнулся, мол, я тут не причем.
  Стояла уже глубокая ночь. Север и восток города озарялись заревом пожаров. Еще днем доктор слышал о том, что по кварталам торговцев прокатились погромы.
  - Сюда, моссир Гасаль, - Жак свернул за угол на улице Жером.
  Доктор последовал за ним. Странно, но фонари не горели. Это сразу бросилось в глаза. Следующее, что привлекло внимание - это странная фигура, прислонившаяся к стене спиной. Широкополая шляпа, совсем немодная в этом году, закрывала почти всё лицо. Из-под нее виднелся лишь алый зрачок, что подмигивал Шарлю. Доктор не сразу понял, что это огонек сигареты.
  - Мы пришли, - сказал Жак.
  - Что? - Шарль заозирался.
  Нигде не было видно и намека на граф дэ Гозе. Лишь пустынная темная улица, да одинокий курильщик. Очень подозрительное место.
  - Но тут никого нету, - пролепетал доктор.
  - Разве? - курильщик откинул шляпу назад. - Я ведь могу и обидеться. Загонщик, ты всё сделал правильно.
  Шарль с удивлением воззрился на Жака, которое только удостоили странного звания. Но это уже был не Жак. Тело плавно распрямлялось, волосы удлинялись, черты лица, обращенного к доктору, потекли. И спустя каких-то коротких пять секунд рядом с Гасалем стоял абсолютно незнакомый ему человек с неброской внешностью.
  Курильщик решительно откинул сигарету в сторону.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"