Пташка-Жаворонок: другие произведения.

Волею случая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Все на свете происходит волею случая. Друзья становятся врагами, заклятые враги - лучшими друзьями. Любовь тоже приходит к нам по воле случая. Ксюша - серая мышка, синий чулок, книжный червь и ботан в одном флаконе.Она замкнулась в себе после гибели родителей, желая не создавать проблем брату. Тим - успешный бизнесмен, владелец фешенебельного ночного клуба. Он красив, молод и богат. За ним тянется длинный шлейф, состоящий из влюбленных поклонниц, но сердце у него, в конце концов, одно... В этом произведении переплетаются судьбы разных и непохожих людей. Госпожа Судьба искусно переставляет шахматные фигуры на игровом поле жизни, приговаривая одно: "Волею случая, все деется в мире лишь волею случая"...

  Я лежала на софе и рассматривала старую фотографию. Она была старой, но цветной, моей любимой, отчего изрядно затертой. На ней, на фоне огромного бревенчатого дома была изображена семья. Мама, папа, старший брат и я. Родители стоят в обнимку, улыбаются во весь рот и смотрят прямо в объектив. Мой белозубый светловолосый брат довольно скалится и за спиной строит мне рожки. А вот эта русая девочка с двумя тощими косичками, торчащими как пакли в разные стороны - это Я. Маленькая злобная девочка, с надутыми щеками и скрещенными руками на животе. Стою и дуюсь на брата.
  Я отложила снимок в сторону и перевернулась на живот, зарываясь носом в подушку. Мое самое неудачное фото. Но... других больше нет и никогда не будет.
  Мне было тогда тринадцать, Тиму - девятнадцать. В ту ночь рухнули и мое детство, и мечты брата. Родители разбились в автокатастрофе. На встречную полосу вылетел заснувший за рулем водитель грузовика. Прямо на родителей. Им некуда было отвернуть, а сзади догоняла еще одна фура. Их зажало, машину просто сплющило. Понятное дело, никто не выжил.
  По щеке скатилась одинокая слеза и мгновенно впиталась в подушку.
  Тим молодец. Ему тогда пришлось очень туго. Пришлось бросить институт, он еле откосил от армии и, с еще большим трудом, оформил надо мной опеку и стал работать как проклятый. Его бросила девушка. Любимая и единственная первая любовь Ленка. Они собирались пожениться, но... случилось то, что случилось.
  Я изо всех сил старалась помочь брату. Пыталась помочь по дому, готовить, стирать его рубашки и, главное, не создавать лишних проблем. Я не впадала в переходный возраст, не ходила на дискотеки, не встречалась с мальчиками, не пила джин-тоник с одноклассницами и не курила. Я, как могла, пыталась не стать обузой.
  
  ПРОШЛО 6 ЛЕТ
  
   Тим преуспел в бизнесе. Он теперь стильный парень, городской щеголь и, просто очень завидный жених нашего городка. Он владелец ночного клуба. У него дорогое авто, стильная прическа, еще более стильная одежда и, даже не море, а целый океан обаяния. Тим - казанова.
   Я выросла. Никто не поверит, что я сестра своего брата. Я - серая мышка, книжный червь и пресловутый bas-bleu (синий чулок, кому не ясно). В отличие от детской сказки, я так и осталась гадким утенком, так и не превратившись в прекрасного лебедя. Мой единственный друг - такой же очкарик и ботан как и не я. Киря и Ксю - неразлучная сладкая парочка. Кирюха, кстати, единственный, кому мой брат и его друзья доверяют драгоценную меня.
   Раздался настойчивый звонок в дверь. Я нацепила старые тапочки с поросятами и поплелась открывать. Из дверного проема на меня косились дружбаны моего брата, которого, кстати, не было дома.
   - Ксю, а тебя не учили в детстве, спрашивать КТО ТАМ, прежде чем открыть дверь? - озорно поинтересовался Макс.
   - Кто к нам может прийти кроме вас да сопливых фанаток Тима? От вас и в секретном бункере не спрячешься, вы, знаете ли, словно глисты найдете везде щель или дырочку. А от поклонниц брата у меня есть проверенное средство, - я достала перцовый баллончик из-за пазухи и направила в их сторону. - Попробовать не хотите?
   Я мило улыбнулась. Макс нервно перехватил баллончик из моих рук и прохрипел что-то не разборчивое про другой раз. Бедный. Один раз ему уже досталось от этого баллончика. А нечего было шутить, я ж нервная злобная девочка, забыли что ли?!
   Ребята ввалились в прихожую. В просторном холле сразу стало тесновато. Вот она расчудесная троица. Друзья моего брата. Макс, Дэн и Серый.
   - Тима пока нет, так что проходите на кухню, чай пить будем.
   - О, это мы с радостью, - потер руки Серега.
   Три самых завидных парня нашего города скинули ботинки, одели домашние тапочки и отправились... да-да, прямым ходом в ванную, мыть руки.
   - Ксю, ты просто чудо! - хохотали объевшиеся плюшками ребята. - Только у тебя можно налопаться от пуза!
   Тут снова раздался звонок в дверь. Странно. Кроме этой троицы к нам только почтальон да Кирюха заглядывают. Кирилл сейчас в Греции, для почтальона слишком позднее время. Я встала с насиженной табуретки и пошла открывать. На пороге стояла...
   - Настя?! - мои брови взлетели вверх. На пороге стояла голубоглазая блондинка, красавица и умница нашего курса. Я никогда не была вхожа в ее круг общения. И тут она стоит на пороге моего дома.
   - Можно? - поджав губы спросила она.
   - Проходи, - я посторонилась. - С чем пришла?
   - В гости, - сказала Настя и протянула мне коробку с печеньем.
   - Пошли чай пить, что ли? - спросила я и провела девушку на кухню.
  - Офигеть не встать! - Настя вытаращилась на друзей моего брата. Они в ответ уставились на нее. Прошло некоторое время. Я зевнула.
  - У, как все запущенно, - подмигнул мне Макс.
  - Обалдеть, - выдавила из себя Настя.
  - Садись, - пододвинула я свой стул девушке, - в ногах правды нет.
  - Да, это же...
  - Знаем, знаем, - лекторским тоном начала я, - это самые известные типы нашего города, за которыми охотятся все охочие до тугих кошельков кошелки от мала до велика. Рот закрой, - аккуратно приподняла нижнюю челюсть Насти, - ворона еще залетит, а нам тебя реанимировать. Ежели чего, то ты Серый будешь держать за руки, Дэн за ноги, а Макс делать искусственное дыхание. Ему сегодня повезло. Ну а мне как всегда самое сложное достается...
  - Эй, а почему Максу как всегда самое интересное? - завопил Дэн, - Вы с ним сговорились, да?
  - Ага, - подтвердила я, - могу и тебя с перцовым баллончиком познакомить, так, по случаю сговора. Макс хохотнул.
  - А что они делают у тебя дома? Все? Сразу...
  - У-у-у, а ты еще не догадалась? Мальчики приелись алчными красавицами и теперь коротают майские вечера с серыми мышками вроде меня, милыми, добрыми, отзывчивыми, домашними и, главное, совсем чуждыми до денег. Кстати, это мои друзья: Максим, Сергей и Денис. Да, ты пей чай, а то остынет.
  - Девушка, милая, а с какой целью вы посетили нашу тихую гавань домашнего уюта? - елейным голосом поинтересовался Дэн.
  - Действительно, что у тебя стряслось, Настя?
  - Это не у меня стряслось, а у тебя. Ну... и у меня, благодаря тебе.
  - И?.. - протянула я.
  - Может, поговорим наедине? - стушевалась Настя.
  - Милая Настенька, - затянул Макс, - все дело в том, что у этого чудесного юного создания от нас секретов нет, мы еще пеленки ей меняли и было это давным давно...
  - Скажешь, тоже, - перебила его я, покраснев.
  Настя как-то жалобно посмотрела на меня.
  - Говори уж, все равно выпытают.
  - Ну, ладно, - сдалась Настя, - Это все Ромка. Помнишь, две недели назад этот дурацкий инцидент в столовой? В общем, тогда Генка стал подначивать Ромку, что тот совсем не такой крутой как кажется, мол он только и делает, что пускает всем пыль в глаза. Они взяли и заключили пари. Генка должен был указать пальцем на девчонку, а Ромке нужно было затащить ее в постель. Вот Генка и ткнул пальцем. В тебя.
  - То есть, эти уроды почти месяц не давали мне проходу только потому, что я стала предметом банального спора?!
  - В общем, да. А потом произошла та история в столовой, когда ты вылила на Ромку тарелку с горячим супом и послала ко всем чертям. Он тогда пари проиграл. А сегодня я узнала, то он лелеет планы отомстить тебе. Ксюш, он реальный псих! Он теперь не отвяжется пока не добьется своего! Ты для него теперь идея фикс.
  - О, Ксю, у тебя теперь как у звезды есть свой фанатик. Присоединяйся к нашему скромному клубу мазохистов-великомученников! - Макс ехидно хлопнул меня по плечу.
  - Дурак, - рассердилась Настя. - Ему теперь надо не просто переспать с твоей подругой детства, но и унизить ее. Похожая история уже была со Светкой Галкиной, но его тогда отмазал дядя прокурор.
  Тут на кухню зашел мой блудный брат.
  - О, привет всем, кого не видел! Здорово, Ксю! - Тим подошел и чмокнул меня в щеку. Тут его взгляд наткнулся на Настю. - Ты?! Что ты тут делаешь? Ты что преследуешь меня???
  Настя задрожала. Я закрыла собой новоявленную подругу и прошипела в лицо брату:
  - Ты чего разорался? Не в лесу под елкой. Не пугай МОИХ гостей. Есть будешь?
  - Буду, - сердито буркнул брат и хмуро уселся за стол.
  - Ну, я, пожалуй, пойду, - подскочила с табуретки Настя. - Извините, что помешала.
  Настя, решительно избегая взгляда моего брата, стала протискиваться к выходу из кухни. Я перегородила ей дорогу.
  - Сядь на место, мы сейчас ужинать будем.
  - Действительно, Настюш, - пробасил Серый, - сейчас будет такая нямка, Ксю чудесно готовит.
  - Да, нет, я пойду, пожалуй.
  - Тим! - рявкнула я.
  - Анастасия, дверь можно просто захлопнуть, там замок автоматический.
  Настя сдержанно кивнула и пошла к выходу.
  - Слушай ты, хамлище! - сердито заявила я, - либо ты сейчас же пойдешь и извинишься, либо я за себя не отвечаю, - я махнула перед носом брата раскаленной сковородкой.
  - Тим, лучше не зли сестру. Как мы поняли по рассказам Насти, она вовсе не такая тихоня, каковой притворяется. На днях прокурорскому племяшу на колени тарелку супа вылила. Глядишь тебе, от злости, скворчащую сковороду на голову оденет, - расхохотался Дэн.
  Тим вздрогнул. Потом пошел в прихожую за Настей. Вернулись они вместе. Минут через десять. Злой как тигр брат и пунцовая Настя. Мне стало ее жаль. Мой брат в гневе - маньяк террорист отдыхает.
  Потихоньку завязался разговор. Настя уже для брата пересказала всю историю. Тот хмурился, задавал ей всякие каверзные вопросы, словно пытался ее в чем-то уличить. А когда узнал о том, что Ромка ее парень, то вообще вышел из себя. Такое ощущение, что Тим... ревнует?!
  - Бывший, - смутилась Настя. - Мы расстались с ним, когда я узнала про всю эту историю. Теперь он пытается меня запугать. Караулит со своими дружками у подъезда.
  - Ну-ну, - сверкнул глазами мой брат и продолжил трапезу.
  Макс достал вино, Серый, оказывается, принес коньяк. Ребята пропустили по рюмочке и разлили по бокалам вино.
  Наконец, ребята расслабились. Разговоры плавно перетекли на тему клуба. Тим решил организовать тематическую вечеринку в гавайском стиле.
  - Заезжено, - поморщился Макс.
  - А давайте устроим пляжную тусу, - заблестели глаза у Дэна. - Девочкам топлесс вход бесплатно. Бокал шампанского в подарок.
  - Извращенец, - буркнула я.
  - А можно устроить костюмированный маскарад, - сказала вдруг Настя.
  - Детка, - хмыкнул брат, - хэллоуин был в октябре, а сейчас май на дворе.
  - Это ничего, - совсем не рассердилась Настя, в мае тоже есть праздники.
  - И какие же? - не унимался Тим, - день труда уже прошел, и 9 мая тоже...
  - Ну, к примеру, тридцатое мая - день святой Жанны Д"арк, а тридцать первое - Всемирный день блондинок.
  Тут мой брат не выдержал и расхохотался:
  - А ты тридцать первого приходи, Настенька, приходи. Я тебе вход бесплатный организую и ящик шампанского в подарок вручу.
  - Ой, дурак, - хлопнул себя по лбу Серый. По Настиной щеке скатилась слезинка. Тим, впрочем, ее не заметил.
  - Хотя, тема интересная, - продолжил брат, - пусть девочки наряжаются в знаменитых блондинок, до полуночи в костюмах вход будет бесплатным. Бесплатное шампанское и водка, любительницам чего покрепче. А ты молодец, хорошую идею подала.
  Тут Тим обернулся к Насте. Она судорожно смахнула рукавом слезу.
  - Ты чего? - приподнял бровь мой глупый братец.
  - Ничего. Я домой пошла, - кивок в сторону двери.
  - Уже поздно, я отвезу.
  - Сама дойду, не маленькая.
  - Либо я тебя везу, либо ты остаешься.
  - Да кто ты такой, чтобы указывать мне? - возмутилась Настя и стала яростно шнуровать ботинки. Тим тем временем успел одеть кеды на липучках и застегивал куртку.
  Ребята тоже стали собираться домой. Все одновременно покинули квартиру. Стало одиноко и тоскливо. Я отправилась убирать со стола.
  В гостиной взгляд упал еще на одну фотографию. Снимок сделан года три назад, на открытии клуба. Я, наряженная в изумрудное платье, с тоненькой золотой цепочкой на шее, слева брат. Как всегда белозубый, блондинистый и улыбающийся. На нем черный клубный пиджак и в тон ему узкие джинсы. Справа от меня улыбался Макс. Шатен, зеленые глаза и мягкая, кошачья улыбка. Было в нем что-то такое, от чего у девушек подкашивались ноги и разбивались сердца... Позади нас стояли Серый и Дэн. Первый кареглазый брюнет, второй рыжий с голубыми глазами.
  Я вздохнула и поставила фотографию на место.
  
  ***
  Утром я столкнулась с Настей у входа в университет.
  - Настя, можно тебя на минуточку?
  - Привет, - улыбнулась девушка, - Как дела?
  - Чуть вчера не родила, - ответила я. - На самом деле, я хотела тебя попросить... Не рассказывай никому о вчерашнем вечере, хорошо? И то, что Тим Цветков мой родственник, тоже не упоминай.
  - Договорились. Только почему ты стесняешься своего брата? Ты должна гордиться им.
  - Насть, это ты нормальная. А остальные, - я обвела рукой двор, - только и станут издеваться над уродом в семье, то бишь мной и портить жизнь брату. А нам и так несладко пришлось, когда родители погибли.
  - Они у вас погибли? - зажала рот рукой девушка, - мне очень, очень жаль...
  - Забей, это давно было.
  Мы еще пару минут постояли и пошли к зданию. В вестибюле нас ждал сюрприз. На стене напротив входа красовался плакат, на котором... В общем, это была огромная фотография Насти в полный рост. Она стояла в ажурных чулках и в костюме плейбоевского зайчика с забавными розовыми ушками на голове.
  Настя открыла рот. Все студенты проходили и тыкали пальцем в фотографию на стене. Некоторые оборачивались и, признав Настю, показывали девушке кулак с оттопыренным вверх большим пальцем.
  Из глаз Насти покатились слезы. Я взяла ее под локоть и потащила в туалет.
  - Насть, ты чего, не реви, - стала я утирать девушке слезы, - не показывай этому идиоту свою слабость. Сейчас начнется пара и снимем эту гадость со стены.
  - Да как... да он... как посмел... это же... Бесчеловечно! - хлюпала носом Настя.
  Прозвенел звонок. Через несколько минут мы высунули головы из туалета. В вестибюле никого. Мы на цыпочках прокрались к стене и сорвали злополучный плакат.
  - Настя, Настя, - раздался из-за спины скрипучий Ромкин голос. - И зачем ты портишь плод чужого труда? Такая красивая картина висела.
  - Ты подлец, - воскликнула, оборачиваясь Настя, - Ромка, какой же ты мерзавец!
  - Т-ш-ш, ругаться некрасиво. О, да я смотрю, ты с книжным червяком подружилась! Здравствуй, Катя Пушкарева номер два!
  - И тебе не хворать, жертва атомного взрыва.
  - О чем это она? - весело поинтересовался Ромка у товарищей.
  - Прочь с дороги, задохлик, - я схватила Настю за руку и потащила за собой, попутно задев Ромку плечом.
  - И что теперь? - спросила Настя, когда мы отошли на пару метров.
  - Как что? - деланно удивилась я, - БЕЖИМ!!!!
  И мы побежали. Быстро побежали. Ромка даже очухаться не успел. Сегодня был явно наш день. Только мы добежали до остановки, как подошел автобус. Мы запрыгнули, а Ромка со товарищи не успел.
  Мы доехали до центра. Прошлись по магазинам. Накупили кучу сладостей и бутылку вина. А что? Победу надо отпраздновать! Придя ко мне домой, мы разложили покупки на столике в гостиной. Настя открыла бутыль с вином, залив при этом свой свитер, а я поставила старую мелодраму.
  Кино кончилось. Вино мы допили. Нам стало легко и весело. Пошли рыться в моих вещах. Настя соорудила мне прическу и накрасила своей косметикой. Я подошла к зеркалу и сощурилась. Зрение у меня не то чтобы очень плохое, но без очков я постоянно щурюсь, да и привыкла я к ним.
  - Т-тебе определенно нжны кнтактные линзы, - выдала Настя заплетающимся языком.
  - Угу, - согласилась я. - Завтра купим.
  - Нет, я серьезно тебе говорю, ты крсавица, просто надо немножко себя поменять и это все увидят... А завтра я не могу. Завтра суббота. Я сижу с соседкиным дитем. У нас договор такой. А она мне скидку за комнату делает. Я ж приезжая, жилье тут снимаю.
  - Оккей, тогда послезавтра.
  Настя согласно кивнула. Я смыла косметику и собрала волосы в привычный хвост. А потом... Потом мы распили коньяк братца.
  
  ***
  
  - Тихо как-то тут у вас. Ксю разве нет дома? - поинтересовался Макс, входя следом за мной в темную квартиру.
  - Да, нет. Должна быть дома.
  И тут из гостиной донесся храп. Мы с Максом переглянулись.
  - Не знал, что Ксю ТАК спит, - хихикнул Макс. Я понимаю его растерянность, храп напоминал шум двигателей боинга на взлете. Не меньше. Тут к нему присоединилось тихое, но не менее заливистое похрюкивание. Мы с Максом остолбенели.
  - Что, друг. Твоя сестренка не одна. Пора покупать биту.
  Мы тихонько пробрались в гостиную. Я включил свет. Перевел взгляд на диван. Челюсть моя медленно но верно потянулась к паласу.
  Ксюша и Настя мирно спали на диване. Валетом. Ксюхина нога мирно покоилась в Настином рту, явно мешая девушке дышать, отчего та издавала совсем не женские звуки. Ксюха же похрюкивала, свисая с дивана вниз головой.
  Макс подошел к журнальному столику, присел на корточки и присвистнул:
  - Ничего себе! Да мы с тобой столько и не осилили бы!
  - Понятное дело, - на журнальном столике красовались опорожненные три бутылки: из под вина, коньяка и бренди.
  - И что будем делать? - спросил Макс.
  - Снимать штаны и бегать с воплями, что мне делать со своей напившейся сестрой и её новой подружкой?! Тащи Ксю в ванную, а с этой я сам разберусь, как-нибудь.
  - Только не прибей ненароком, - хохотнул Макс и схватил Ксю. - Эй, ты что, сестру голодом моришь, еще чуть-чуть и нее начнется анорексия!
  - Что, такая легкая? - я иду след за Максом.
  - Нет, о кости ее оцарапался.
  Я зажег свет в ванной, достал ведро и вынул из него половую тряпку. Включил и пропустил холодную воду. Затем набрал полное ведро.
  - Ну ты и садист, - присвистнул Макс.
  - Ничего, - ответил я ему, - зато похмелье мучить не будет.
  Затем я вернулся в гостиную, подкрался к Насте и опрокинул на нее целое ведерко ледяной воды. Она закричала. Потом вскочила и, не открывая глаз, врезала мне в челюсть. Да, хороший у девочки удар. На диван мы садимся уже вместе.
  
  ***
  
  Я аккуратно опустил Ксю в ванную. Затем снял очки и положил их на раковину. Без них лицо девушки было совсем юным и нежным.
  Тут из гостиной донесся плеск воды и дикий вопль. Потом все стихло. Тим, все-таки, садист.
  Я наклонился над Ксю и тихо прошептал ей на ухо:
  - Просыпайся милая, птички поют...
  - Иди в ж...пу, козел, - пробормотала Ксюша и перевернулась на бок.
  Кажется, я понял, почему мой друг стал именно таким, какой он сейчас в гостиной. Твердой рукой я включил холодную воду. Посмотрел на Ксю. Сжалился и добавил немного горячей. Направил струю на мирно сопящую девушку.
  Ксю резко села. Открыла глаза и с укором посмотрела на меня. Потом хлебнула водички, капающей на нее, закрыла глаза и, как мне показалось, блаженно плюхнулась обратно в ванную.
  
  ***
  
  Утро я встретила вкупе с адской головной болью. Глаза долго не желали открываться. В горле все пересохло. Да, Ксюша, это ты в первый раз напилась.
  Рядом спала Настя. Ну и видок! Теперь я понимаю глупые мужские анекдоты про пробуждение в постели с незнакомкой... Настя, тем временем, тоже проснулась.
  - Сколько времени? - просипела Настя.
  - Одиннадцать.
  - Черт! - она подпрыгнула и стала метаться в поисках одежды. Та упорно не желала находиться.
  - Пойдем сначала чаю попьем, а потом и одежда, глядишь отыщется.
  Я встала и натянула халат, потом залезла в шкаф и протянула второй Насте. Очки я не нашла. Подошла к зеркалу и, сильно, очень сильно прищурившись, посмотрела на себя. Мои длинные и тонкие вьющиеся волосы мышиного цвета, как всегда в таких случаях (не, совсем не запойных, а путем незаплетенных кос), слегка топорщились дыбом и вились тугими кольцами в разные стороны.
  - А тебе идет, - подмигнула Настя.
  Мы вышли в коридор. На подступах к ванной нас поймали. Долго пытали изощренными садистскими методами. Грозились принести дедов ремень. В итоге, простили и накормили.
  - О, Макс, я смотрю у тебя тоже немного того... похмелье то есть?
  - О, нет, - потер ладоням лицо Максим, - я просто страдаю от твоего пьянства!
  - А ты, сестренка буйная во хмелю! - и эти два придурка заржали как лошади. Мы с Настей поморщились.
  - А где моя одежда? - поинтересовалась Настя.
  - На балконе сохнет, - беззаботно ответил Тим. - Она вчера немного промокла, знаешь ли.
  И они снова захохотали. Настя нахмурилась, брат смутился и почему-то ляпнул:
  - Ты не подумай ничего плохого, просто...
  И они рассказали, что произошло вчера вечером. Теперь смутились мы. Обе словно по команде покраснели и потупили глазки. Тихо цапнув со стола бутерброд, я потянула за собой Настю. Слезая с кухонного дивана я зацепилось за что-то ногой и, потеряв равновесие, проехала на пузе по кафельному полу аккурат до двери.
  Все разом замолчали.
  - Все в порядке, я ничего не расши...- обернулась я.
  Все стояли и смотрели на меня. Точнее сквозь меня. Я приподнялась на локтях и посмотрела вниз: подо мной лежал развернутый ватман с Настей в костюме плейбоевского зайца.
  И тут Настя разревелась. Настю успокоили, с трудом, но успокоили (а вы знаете, что такой женские слезы похмелья?!). Пришлось нам с ней выложить все как на духу.
  - Я тут вчера поинтересовался об этом Романе, - неожиданно сказал Макс, - официально он чист перед законом, а вот на самом деле...
  - Не томи, Макс, - рассердился брат.
  - Подозрение в изнасиловании, угон и драка на ножах. Парень явно криминальный субъект.
  - И что нам с этим делать? - почесал макушку брат.
  - Снимать штаны и бегать, - хохотнул Макс, - только уже с другими воплями.
  После завтрака я дала Насте свои вещи и Тим повез ее домой.
  Мы с Максом остались сидеть за столом. Прошел час.
  - Ты так и будешь как кобра гипнотизировать меня взглядом? - не выдержав, спросила я.
  - Ксю, как ты такая милая и тихая во все это влипла? - вздохнул Макс.
  - Знаешь, как в детстве говорили? Пятой точкой об косяк.
  - Ксю...
  - Что, Ксю? Я уже почти двадцать лет как Ксю. Ксю, да Ксю. Милая тихая Ксю, самое главное, не создающая проблем никогда и никому. Посмотри, что из меня стало?! У меня никого нет, ни друзей, ни подруг. Один только Кирюха, да Настя... и то волею случая. У меня даже парня нормального нет. Все, что у меня есть - репутация книжного червя, растворившегося в своем маленьком мирке. А я всю жизнь хотела собаку!
  - Ну, Ксюш, у тебя есть мы...
  - Отстань, слышишь, отстань со своей опекой! Все вы от меня, хоть раз в жизни отстаньте!!!
  В слезах я выбежала в коридор, потом в свою комнату. Закрыв за собой дверь, я облокотилась на нее и тихо всхлипывая сползла на пол. Макс стучался, скребся в дверь. Просил открыть, наверное, боялся, что я с собой что-то сделаю.
  Так прошел еще час.
  В конце концов, Макс угомонился и сел также как я. С другой стороны двери. Мы еще немного попереругивались. Потом я вытерла сопли вкупе со слезами, резко встала и открыла дверь. Не ожидавший такого подвоха Максим, ввалился в мою комнату.
  - А у тебя тут миленько, - сказал Макс, с пола оглядывая мою обитель. - Нет, правда, я ожидал кучу рюшечек, стопку модных журналов, десяток кукл Барби и плюшевых медведей.
  - Вообще-то, я взрослая девочка и в барби уже шесть лет как не играю. - Я улыбнулась, - А плюшевых медведей мне никогда не дарили. Помню, в детстве, мне очень понравился огромный белый плюшевый медведь. Я целый год мечтала о таком! А Тим назвал его пылесборником и просто прошел мимо.
  - Вот так и бьются хрустальные детские мечты о чугунную ж...пу реальности, - задумчиво продекламировал Макс.
  Послышался скрежет открывающегося замка. Мы с Максом вышли в прихожую. На пороге стоял Тим, Настя и... два огромных чемодана.
  - Принимай, дед Мазай зайцев с борта Титаника.
  - Из-за твоего брата меня выгнали из дома, - сердито пробурчала Настя.
  - Не хата и была, - философски заметил брат.
  - Я ее снимала!
  - Да, что случилось-то? - спросила я, впуская Тима с Настей в дом и закрывая за ними дверь.
  - Меня попросили забрать вещи. Из. За. Твоего. Брата. Теперь мне негде жить.
  - Зато благодаря ее брату, - ткнул в меня пальцем Тим, обращаясь к Насте, - твоя гордость, девичья честь (и, что там еще присутствует?!) с комфортом поживают на прежнем месте. Заметь, именно благодаря мне, на не поруганном месте!
  Тим скинул ботинки и потащил чемоданы в комнату для гостей. Мы же прошли на кухню.
  - Я пришла домой, а там муж хозяйки в коридоре. Еле на ногах стоит, за стенку держится.
  - А эта растяпа у меня в машине телефон забыла. Поднялся отдать, захожу в квартиру, а там всклоченное чучело прижимает ее к стенке и культурно спрашивает, КАК ЖЕ МНЕ, ДЕВУШКА, ПРОЙТИ В БИБЛИОТЕКУ?!
  - В общем, этот болван с перекошенным лицом избил Василия Петровича. И в самый неподходящий момент вошла хозяйка.
  - Толстая дура с фингалом на пол-лица! - продолжил комментировать брат.
  - Сам ты, дурак! - взвилась Настя.
  - О, что там началось, - с улыбкой продолжил братец. - Как орала эта клуша, чтобы мы убирались вон... Еле чемоданы собрать успели.
  - Да он! Он все вещи из шкафа на пол выкинул! Косметику одной рукой в пакет сгреб!!! Да он... - Настя задохнулась. Ну, что тут еще можно сказать?
  - Попомни мои слова, Макс, рыцарем в наши дни быть вредно для здоровья.
  - А где я теперь по твоей милости буду жить?!
  - В той комнате, где стоят твои чемоданы. Душ прямо по коридору, холодильник позади тебя. Пойдем, Макс, там еще половина багажника всякими косметичками забита. Я один до ночи все перетаскивать буду.
  Макс хмыкнул, но за братом пошел. Мы остались вдвоем.
  - А потом, у подъезда мы встретили Ромку, - вдруг продолжила Настя. - Он нам стольких гадостей наговорил! Такими помоями меня облил, так теперь перед твоим братом стыдно.
  Настя покраснела.
  - Да, успокойся ты. Он у нас непробиваемый.
  Тут в коридоре послышалось пыхтение. В дверном проеме показалась красная физиономия Тима и он раздраженно поинтересовался, не подрабатывает ли Настя оптовым поставщиком косметики. Для очень крупных салонов. В очень больших масштабах. Так, просто поинтересовался. И скрылся из виду.
  - Ну, или почти непробиваемый, - изрекла я глубокомысленное изречение.
  А через час мы отправились по магазинам.
  - Ура! Шоппинг! - вскрикнула Настя. - Пойдем, прикупим тебе чего-нибудь!
  Первым делом мы отправились за линзами. Я хотела отделаться ларьком в торговом центре, но Настя настояла на хорошей клинике.
  - Ты что, сдурела?! Это ж зрение твое! Слепой хочешь стать после всяких дилетантов?!
  И я послушалась. Мы заказали три пары линз: зеленые, синие и обыкновенные. Нас заверили, что через неделю все будет готово и мы с чистой совестью покинули клинику.
  Настал черед салона красоты. Я упиралась. Цеплялась ногтями за стены. Споткнулась об урну. Расставила руки и ноги, не желая пролезать в дверной проем.
  Настя оказалась сильнее.
  - Что вы желаете? - спросил мастер с французским прононсом.
  - Э-э-э... - растерялась я.
  - Видимо, она желает чуда, - заключила Настя.
  Мастер с каменным лицом вытащил шпильки из моей кички и распустил волосы. Тяжелые вьющиеся локоны каскадом рухнули вниз.
  - Белиссимо! Это превосходный материал! - воскликнул мастер.
  И он принялся за работу. Нанес на волосы какую-то хрень вроде краски. Смыл. Подровнял кончики. Высушил. Нанес какое-то липкое средство. Снова смыл.
  Наконец, меня развернули лицом к зеркалу. На меня, чуть хлопая глазами смотрела удивленная бестия. Красивая. Крупные локоны обрамляли бледное лицо.
  - Пойдемте, я познакомлю вас с Белль...
  Белль, а точнее, Бэллой оказалась молодая девушка-косметолог. Она сделала мне несколько масок-примочек-растираний для лица, попутно выщипывая брови. Мы сразу подружились и договорились о следующем приеме.
  - Офигеть, просто! - воскликнула Настя. - Жорж, да вы талантище!!! Это, действительно, чудо. А кожа, какая красивая кожа.
  - О, не стоит преувельичивать мои заслуги, - смутился француз, - Ксеньиа действительно хороший матерьиал. С ней очьень льегко работать. Жду вас снова.
  Он откланялся, мы расплатились и побежали по магазинам. Через три часа усталые, но безумно довольные, мы сидели в кафе.
  - Это тебе, - протянула я сверток Насте.
  - И когда ты успела? - удивилась подруга, разворачивая подарок. - О, боже! Не надо было... Оно же бешеных денег стоит!
  - Ну, не таких же и бешеных, как ты выразилась, тем более, что ты для меня очень много сделала.
  - Я? Да ты что, - удивилась Настя, - ты и сама все это могла сделать. Просто совет подходящий нужен был. Придать, так сказать, ускорение и выровнять направление...
  - Пинка мне надо было дать, вот чего!
  Мы рассмеялись. Из сумочки послышалась веселая мелодия мобильника. Я вытащила телефон и улыбнулась. Звонил Дэн.
  - Привет, Ксю. Ты сейчас где?
  - Мы с Настей в Радуге, кофе со сливками пьем после трудов насущных. Присоединяйся к нам, если хочешь.
  - Нет, я вас в машине подожду.
  - А скоро ты будешь?
  - Да я, собственно говоря, уже... - хохотнул Дэн и отключился.
  - Настюх, нас, кажется, бесплатно везут до дома, - весело подмигнула я ей.
  Мы с шумом, хохотом и визгом выкатили тележку. Она ломилась от всяких сверточков и пакетов. Дэн даже из машины вышел.
  - Обалдеть! И это чудовище в драных джинсах и есть тихоня Ксю? - Он подошел ко мне и потряс за плечи. - Эй, инопланетная тварь, отдай подругу детства!
  У меня отвисла челюсть.
  - Я пошутил, Ксю! Ты чудесно выглядишь! - сказал он убирая руки и поднимая их вверх - в знак примирения.
  - Да, ладно, я не сержусь, - стукнула я его кулаком по плечу. - За столько лет от вас чего только не наслушаешься!
  Дэн открыл багажник и мы дружно стали складывать пакеты. Мы с Настей еще утрамбовавали покупки, а Дэн закурил.
  
  
  - А у нее, оказывается, попка совсем даже ничего, - пробормотал себе под нос Дэн.
  - Что ты сказал? - с хохотом обернулась Ксю.
  - Я? - деланно удивился Дэн, сверкнув голубыми глазами.
  - Послышалось, - хохотнула Ксю и полезла в салон. За ней поспешила Настя. Дэн постоял еще минутку, бросил окурок в урну и, закрыв багажник, завел мотор.
  
  
  - А ты не так уж и плохо влияешь на Ксю, как об этом вопит Тим, - обернулся Дэн к Насте.
  - Что, так прямо и вопит? - хохотнула Настя.
  - Что ты, воет как противопожарная сигнализация, - подмигнул ей Дэн и плавно вывел автомобиль со стоянки.
  
  ***
  
  Воскресенье прошло в тихом семейном кругу. Я занималась хозяйством, а Настя мне помогала, ежеминутно цапаясь с братом, мирно читающим газету. Вверх ногами.
  В понедельник мы на большом перерыве столкнулись с Ромкой.
  - О, смотрите-ка, шалава Настя устроилась добрым волшебником! Глядите все! Из чудовища можно слепить обалденную красотку! Эй, Катя Пушкарева, телефончик не дашь?
  - Он мне и самой еще пригодится. А ты, Ромка, с чего в рэкетиры подался? Совсем жизнь прижала? На сигареты не хватает, бедненький?
  Ромка толкнул меня кулаком в плечо.
  - Овца, - прошипел мне Генка и они ушли.
  - Что ты все поддеть их пытаешься? - простонала Настя, подымая меня с пола. - Сама же говорила, главное не показывать свои эмоции.
  - Вот я и прячу их за другими, - философски отметила я и, отряхнувшись, пошла обедать.
  В таком духе прошла вся неделя. Плюс ко всему над Настей стали подшучивать наши одногрупники. За дружбу со ной, разумеется. Детский сад, штаны на лямках, огрызалась я. Настя молчаливо стискивала зубы, но терпела не отступаясь от меня.
  Надо мной тоже шутили. Глупыми шуточками из серии:
  - Что, пластическую операцию сделала, чувырла?
  - А, может, ее лягух какой поцеловал, заколдованный?
  Я молчала. Вместе с Настей мы бегали от Ромки, Генки и их дружков. Презрительно воротили носы от одногрупников.
  А в среду... В среду я пошла и сделала себе временную татуировку. На месяц. Красивую. Через весь позвоночник. Красивый черный цветочный узор тянулся от шеи до копчика. Настюхе она очень понравилась. Брату сие творчество и способ самовыражения мы единогласно решили не показывать.
  К четвергу все в группе начали судачить о вечеринке, устраиваемой в клубе брата.
  - О, да!!! - Заливались хохотушки с последней парты. - В субботу всемирный день блондинок! Всем белокурым бестиям вход бесплатный! М-м-м... шампанское, захватывающая шоу-программа и... сюрприз?!
  - Девочки, нам надо обязательно туда сходить!!! - визжала Оля с первой парты.
  Мы с Настей переглянулись, она мне подмигнула. О, да... этот вечер вы запомните надолго...
  Пятница порадовала нас сразу двумя событиями.
  Из Греции вернулся Кирюха. Мы визжали и обнимались прямо посреди вестибюля. Друг делился впечатлениями, а мы с Настей, в свою очередь, рассказывали об изменениях в нашей жизни.
  Кирюха оторвался от меня на мгновение и цокнул языком:
  - Да, Цветкова, я не узнаю тебя в гриме! Настёна, ты однозначно на нее положительно влияешь.
  Я радостно покрутилась перед его носом. Да, сегодня я произвела фурор. Узкие темные джинсы красиво облегали фигуру и подчеркивали длину ног. Приталенная удлиненная белая блузка с длинными манжетами и драными полами смотрелась на мне просто сказочно. Фишкой блузки стали черные пуговицы и атласный черный пояс, завязанный на кокетливый бант. Довершали картину черные полусапожки и объемистая сумка с короткими лямками. Я сама себе нравилась.
  - Оу, ты в кои веки оставила распущенными волосы. Чес слово, Цветкова, если бы мы в детстве не писали в один горшок, я уже приударил бы за тобой.
  - Самой нравится, Кирюх, - улыбнулась я.
  Второе событие не было таким радостным.
  В обед я побежала в редакцию небольшой газеты. Она находилась буквально в двух шагах от университета. Дело в том, что я уже пару лет пишу небольшие статейки и маленькие заметки на отвлеченные темы. Сочиняю "истории из жизни". Читателям нравится. Сегодня с утра мне позвонили и попросили зайти в редакцию, что я и сделала в свой обед.
  Возвращалась я в универ окрыленная. Шла по улице и глупо улыбалась. Прохожие оборачивались мне вслед, никто не понимал моего счастья. Как же так?! Моя душа просто пела о счастье, я была в состоянии эйфории...
  - Алло, Тим? - прощебетала в трубку я.
  - Ну, кто еще может быть, если ты звонишь мне на мобильный, прямо в разгар совещания? - раздался недовольный голос брата.
  Я уже шла через университетскую стоянку. По случаю пятницы она пустовала.
  - Я не займу много времени. Всего одна фраза!
  Я даже не заметила, как меня окружили Ромка, Глеб и их прихлебатели.
  - Меня сделали автором своей колонки! Представляешь, Тим?! Я буду вести свою рубрику!!!
  - Это здорово, - голос брата заметно потеплел. - А где ты сейчас?
  - Я? К университету подхо...
  Тут меня грубо толкнули. Телефон выпал из руки и ударился об асфальт. Тим что-то закричал в трубку.
  - Эй, у нашего маленького книжного червячка сегодня праздник? - раздался из-за спины противный Ромкин голос.
  - Ты что творишь, придурок? - закричала я.
  - А что такое, цыпа? - сказал Генка и наступил каблуком ботинка на трубку. Она треснула и перестала передавать Тимкины крики.
  - Она ж новая была, идиот! - от обиды еще громче закричала я.
  - Детка, - заговорил один из приятелей Ромки, кажется, Тарас, - А ты реально симпатичной стала. Что, прорвали целку, вот ты и приличной чиксой стала?
  Парни загоготали. Я сжала кулаки.
  - Да, пошли вы! - бросила я им и пошла к университету.
  - Не так быстро, лапа! - Ромка схватил меня за локоть.
  - Будешь доводить до широкой общественности свои великие идеи, почерпанные из пыльных книг? - Ромка толкнул меня в сторону ближайшего дружка. Каблук не выдержал, треснул и, по всей видимости, раскололся. Я потеряла бы равновесие, но второй парень успел подхватить меня подмышки.
  - Смотри, Олежка, - захохотал он, - от нашего обаяния у девчонки колени подкашиваются. Шпана заржала. Меня опять перебросили другому. Жалобно хрустнул второй каблук.
  - Сволочи, - прошипела я. - Я вам не игрушка! И это не игра, передай другому.
  Парни захохотали еще громче. Меня толкнули в центр образовавшегося круга. Я, потеряв равновесие, упала на колени.
  - Вот теперь ты игрушка. И сейчас мы тебя пустим по кругу.
  На университетскую стоянку с визгом покрышек залетело белое двухместное купе. Скрипнули тормоза и шикарное авто замерло, не доехав до Ромки каких-то пару сантиметров. Из машины выскочил разъяренный Макс. Всего один раз в жизни видела его в подобном состоянии. Это был пипец. Даже вспоминать не буду, ЧТО тогда устроил Макс. А с виду тихий-тихий...
  - Вот это тачка, - пробормотал Генка.
  - Эй, ребята, - крикнул Макс, - а вчетвером на одну не многовато ли будет?
  - Нам в самый раз, - хохотнул Ромка, - а ты, часом не собираешься к нам присоединиться?
  - Собираюсь взять и надрать ваши задницы! - взревел Макс. Дальше его реплики воспроизводить не буду. Это, ну... не очень прилично.
  Тут на стоянку заехало еще одно авто. Из него размеренно вылез Серый.
  - Эй, я тут ничего не пропустил? О, Ксю, милая, это такая неудобная поза...
  - Ксю, лезь в машину! - крикнул мне Макс.
  - Вы... знаете ее? - потупившись спросил Олег.
  - О, сейчас и вы нас узнаете, - нехорошо улыбнулся Серый.
  Я встала с колен и отряхнулась. Прихрамывая направилась к машине Макса.
  - Давай живее, Ксю! - прикрикнул Макс. Я кивнула и поторопилась. По щеке скатилась предательская слезинка. Я села в машину и закусила кулак, потому что дальше началось ТАКОЕ...
  Закрывая за собой дверь, последним, что я услышала, было:
  - Да, у меня дядя - прокурор! - хныкнул Олег, - знае...
  - Это тот, который за взятки под следствием находится? - нагло перебил его Макс.
  Я захлопнула дверь.
  А дальше началась куча-мала. Я все прекрасно понимаю, Серый с Максом взрослее, тренированнее, но! Их двое, а других четверо. Потасовка переросла в нешуточную драку. Из университета начал вываливать народ, желая посмотреть захватывающее зрелище. И, в какой-то момент, Генка достал из-за пазухи нож. Я закричала. Серый отвлекся, Генка полоснул его ножом. Я обхватила голову руками. Боже, что же это творится?!
  Глаза застилало пеленой слез. Я рыдала и ничего не видела перед собой. Ногти до боли впились в ладони. Зубами я прокусила нижнюю губу.
  Не помню, сколько это продолжалось. Вывел меня из этого состояния растерянный голос Серого:
  - Ксю, да что же это такое? Ты же не ревешь никогда, а тут сопли распустила, - ребята вытащили меня из машины.
  - Да, что же они с тобой сделали то? - Макс тряс меня за плечи.
  - Кровь! - пронзительно заверещала я. - С-серый, у тебя кровь!!!
  - Да, успокойся ты, это просто порез. Он меня вскользь полоснул.
  А я все тряслась и повторяла, повторяла, повторяла:
  - Я не хотела этого, слышишь, не хотела!
  - Т-ш-ш, - приобнял меня Серый. - Все хорошо. Мы живы, мы рядом. Ксень, все будет хорошо.
  - Поехали, я отвезу тебя домой, - тихо сказал Макс. Но я словно клещами вцепилась в Серого.
  - Я лучше сам, видишь, в каком она состоянии.
  - Садись с ней назад, я поведу. Вечером заберем мою тачку.
  
  Так мы и уехали. Под любопытными взглядами студенческой толпы.
  
  
  ***
  
  
  Я долго валялась в кровати. Вчерашнее происшествие с утра казалось плохим сном. Наконец, меня растолкала Настя и мы пошли завтракать.
  До пяти время тянулось бесконечно долго. Мы по очереди повалялись в ванне, посмотрели кино и плотно пообедали. В половине пятого начали собираться.
  Настя надела то самое алое платье, которое я ей подарила. В ушах и на шее блестели крохотные изумруды в золотой оправе.
  - Нравится? - спросила меня Настя. - Родители на совершеннолетие подарили.
  - Очень красиво на тебе сидит.
  - Иди уже, одевайся! - хохотнула Настя, нанося тонкий слой румян.
  - И как это все у тебя получается? - изумилась я и отправилась в спальню.
  Одевалась я перед зеркалом. Сегодня мой дебют, так сказать.
  Я неспешно одела черные стринги с витиеватой железкой сзади, там где соединяются три узеньких полоски ткани. Следом пришла очередь ажурных чулок. Несколько капель дорогих духов: за ушами, на запястья, на внутренние стороны сгиба локтей.
  - На-а-асть! Помоги одеть это чертово платье!
  Влетела запыхавшаяся Настя.
  - Это туда, а это вот сюда... Так, с этим все просто... А это силиконовые чашечки... Они вместо лифчика.
  Вдвоем мы одели это платье.
  - Класс! - похвалила Настя. - Тебе очень идет.
  Я осмотрела себя в зеркале. Очень? Да, это же уже совсем не я! Силиконовые чашечки визуально увеличивали грудь, даже не то слово! Платье тонкой черной лентой опоясывало шею. Две широкие полосы ткани едва прикрывали грудь. Узкий вырез декольте спускался практически до самого пупка. Тонкая и витиеватая металлическая петелька скрепляла между собой ленты. Спина была совсем открыта, выставляя мою временную тату напоказ. От талии платье представляло из себя чулок, плотно обтягивающий мою попу и ноги. Заканчивался сей шедевр дизайнерского искусства сантиметров на пять выше колена.
  - Это... фантастика! - выкрикнула я и подпрыгнула!
  - Эй, поосторожнее с движениями! Это платье не для таких фокусов, - улыбнулась Настя. Я замерла.
  Одев туфли и взяв клатч, я накинула сверху кардиган и мы покинули квартиру.
  - Добрый день, - приветствовал нас знакомый уже француз на пороге своего заведения. - Что дамы хотят сегодня?
  - Снова чуда, - улыбнулась я. - Сегодня в Фортуне праздник для блондинок. И я на этот вечер хочу стать одной из них. Яркой, блистательной бестией.
  - Чтобы брат родной не узнал, - хохотнула Настя.
  - Да вас не то, что брат, вас мама родная не узнает, - сделал ударение на первом слоге в слове "родная" француз и усадил меня в кресло.
  Увиденное мною через полтора часа, заставило мою (да и Настину, чего от греха таить, тоже) челюсть плавно съехать вниз.
  - Мамочка, дорогая! - воскликнула Настя.
  Я сняла кардиган и тут челюсть отвисла от француза.
  - О, ма шер ами... - с придыханием проблеял он.
  - Офигеть, - заразившись от Насти выдавила я из себя.
  - Поехали, детка, такси ждет!
  Мы расплатились и побежали к выходу.
  
  
  Мужчина сидел в машине и курил.
  Радио напевало забавную и очень модную в этом сезоне песенку. Мужчина был совсем не весел. Почему? Такова жизнь. Он просто впервые не знал как выйти из этой дурацкой ситуации. Как же все запуталось.
  Он по уши влюбился в сестру своего друга.
  Вдруг из дорогого салона красоты вышли две миловидные блондинки. Очень даже миловидные. Одну он узнал сразу, а вот вторая...
  - О, Господи, это же... КСЮ?!
  - Девушки сели на заднее сидение древнего опеля с шашечкой TAXI на крыше и уехали.
  Мужчина выбросил недотушенную сигарету в приоткрытое окно и тронулся следом.
  
  
  ***
  
  Такси высадило Настю, а через сто метров меня. Прямо напротив клуба. Водитель от нашей просьбы даже бровью не повел. Я расплатилась, накинув за остановку сто рублей, и вышла.
  Плавными движениями обогнув толпу желающих попасть в клуб, я предстала пред грозным ликом секьюрити.
  Он не хотел пропускать наглую меня.
  - Я блондинка? - задаю глупый вопрос.
  - Да, - коротко отвечает охранник.
  - Тогда в чем проблема?
  - Не положено без очереди, - говорит он и отворачивается к другим.
  Я обиженно дуюсь.
  Сзади подходит кто-то и приобнимает за плечи.
  - Олег, это со мной, - говорит некто голосом Серого и нас безоговорочно пропускают внутрь.
  Я снимаю кардиган и сдаю его в гардероб. Олег издает сдавленный вздох. Следом за нами в клуб входит Настя. Изящно вздергивает бровь, улыбается, сдает плащ на руки бабульке -гардеробщице и проходит мимо.
  - А милая леди не хочет присоединиться к скромной мужской компании?
  - Леди хочет просто потанцевать, - я подмигиваю Серому и следую за Настей.
  - Ну, давай, подруга, - не оборачиваясь говорит она, - не подведи. Сегодня твой звездный час.
  Вечер пролетел незаметно. Я танцевала и веселилась, пила сладкое пенистое шампанское, расточала улыбки направо и налево... Никогда мне не было так весело!
  Самое поразительное: меня никто так и не узнал! Ни одногрупники, коих сегодня в этом заведении собралось превеликое множество, ни мой друг детства Кирюха, ни, даже, брат с друзьями.
  Когда пробило полночь, я обернулась: Насти нигде не было видно. В клуб стали пускать молодых людей. Вдруг на сцене запылали фейерверки, всю площадку заволокло дымом и на сцену выбежали полуголые парни.
  Ди-джей завел озорную Relax, don"t do it, я вспомнила недавний фильм и захохотала. Меня вытащили на сцену и я все смеялась и танцевала, танцевала...
  Наплясавшись всласть, я обернулась в сторону столика брата, ни его, ни его друзей не было. Столик был удручающе пуст.
  Совсем выбившись из сил и почти оглохнув от громкой музыки, я вышла на улицу. Было совсем по-летнему тепло.
  - Привет, - раздался такой знакомый, чуть хрипловатый баритон.
  - Привет, - обернулась я. Сзади стоял Макс.
  - Прогуляемся?
  - Ну, пойдем. - Я протянула ему руку.
  Мы гуляли по темным, тускло освещенным редкими фонарями улочкам. Говорили ни о чем, о всякой ерунде. Потом он купил нам два огромных сливочных рожка и мы с хохотом пошли в парк. Долго сидели на берегу пруда прямо на траве, подстелив его пиджак и смотрели в водную гладь.
  А потом пошел дождь. Теплый летний дождь. Я скинула туфли и побежала по мокрой траве, по обманчиво теплым лужам. Он, закатав джинсы и также скинув ботинки, последовал моему примеру.
  А потом он меня поцеловал. Нежно. Настойчиво. Страстно.
  Мы гуляли так до самого рассвета. Мокрые, замерзшие, но счастливые.
  - Давай, я тебя отвезу, - улыбался он.
  - Не стоит, - не хотела рушить я ожившую сказку.
  Я взмахнула рукой и тут же остановилось такси. Я на миг подскочила к Максу, коснулась его губ и, помахав на прощание рукой, растворилась в оживающем потоке машин.
  Макс остался стоять на месте, запрокинув руки заголову. Он смотрел на исчезающие в утреннем небе звезды.
  
  
  Я приехала домой, поставила на место узкие черные лодочки на вызывающе огромной шпильке и села прямо на пол, облокотившись на входную дверь.
  Из спальни брата, закутавшись в его просторный банный халат, вышла Настя. Она смущенно улыбнулась и присела передо мной на корточки.
  По ее безумно сияющим глазам, я поняла, что девушка влюбилась.
  Влюбилась также как и я.
  
  
  ***
  
  
  Ксюша танцевала и танцевала. Меня не покидало такое ощущение, что внутри нее зажглась неведомая искра, словно демоненок проснулся.
  Я обвела глазами зал: большинство заворожено наблюдало за моей новоявленной подругой. Она плавно изгибалась под музыку, отбивая ногами такт. Хорошо танцует, молодец! Я допила коктейль и направилась к выходу из клуба. Мне сегодня здесь больше нечего делать. Мальчики присмотрят за Ксю, случись чего.
  На выходе из клуба меня нагнал Тимур.
  - Куда ты собралась?
  - Домой, если не возражаешь.
  - А где Ксюха?
  - Танцует.
  - Что-то я не видел ее сегодня...
  Я расхохоталась.
  - Ну, Тимур Сергеевич, ты меня удивляешь! Не узнать родную сестру... На нее весь вечер добрая половина клуба пялится...
  - Так там, - Тимур ткнул пальцем в сторону клуба, - Ксения?!
  - А ты догадливый, - ухмыльнулась я. Затем повернулась к нему спиной и зашагала прочь.
  Он перехватил мой локоть и развернул меня к себе.
  - Постой, пиджак возьму и отвезу тебя.
  - Не стоит, - попыталась я вырваться, - сама доберусь, не маленькая.
  Не вышло. Хватка его оказалась железной.
  - Отпусти, синяки же будут!
  Он ослабил хватку, перехватив при этом за талию, и повел к машине.
  - Эй, я же сказала, что не поеду с тобой, хочу пройтись пешком и проветриться!
  - Настя, ты пьяна.
  - Да, трезвая я! Практически. Я только один коктейль выпила всего-то.
  Но Тимур меня не слушал. Он усадил меня в машину и сам уселся за руль.
  Зазвонила его серебристая нокиа.
  - Да, Серег, я уезжаю. Будь другом, захвати мой пиджак, я его у тебя заберу завтра. О"кей, спасибо друг, - и отключился. Завел мотор, отчего тот сыто заурчал. Машина плавно тронулась с места.
  - Пристегнись, - буркнул Тимур.
  - А сам-то, - проворчала я, натягивая ремень безопасности. Он только раздраженно сверкнул глазами в мою сторону.
  Минут через десять машина притормозила и свернула... к причалу на реке.
  - Эй, дом в противоположной стороне, - неприминула напомнить я.
  - А то я не знаю. Слушай, Насть, - сказал Тимур, дернув ручник и заглушив мотор. - Нам поговорить надо. Серьезно.
  Я молча залезла в сумочку и, немного покопавшись в ней, выудила на свет божий ключи от его квартиры. Потом взяла в свою руку его ладонь, вложила в нее ключи и сжала ее в кулак. Посмотрела ему в глаза. Не отводя взгляд, не моргая, сосредоточенно и серьезно. А потом...
  Потом взяла и поцеловала его в губы. Прижалась ровно на секунду к небритой щеке и дернула ручку двери. Она не поддалась.
  - Что за черт? - выругалась я. Двери оказались безнадежно заблокированными. Я откинулась на спинку сидения.
  - Почему ты всегда спешишь и с выводами и с поступками? - простонал Тимур, - Я всего лишь хотел поговорить.
  Он тяжко выдохнул и повернулся ко мне. Несколько минут мы смотрели неотрывно друг другу в глаза. Затем Тим с тихим рычанием просунул руку мне за спину и резким движением притянул к себе. Наши лбы столкнулись. Взгляды снова встретились. Зрачок его расширился. Я моргнула. И вдруг, он меня поцеловал.
  Просто взял и впился своими губами в мои. Я застонала. Запустила пальцы в его светлые волосы. Он теснее прижал меня к себе. Не знаю, сколько продолжалось это безумие, но, наконец, мы нашли в себе силы остановиться.
  - Это безумие, - прошептала я, поглаживая его ладонь, блуждающую под моей юбкой. Он, в свою очередь, принялся поглаживать подушечками пальцев кожу над резинкой чулок. Я издала полувздох - полустон.
  Вдруг он посмотрел куда-то за мою спину и замер. Я обернулась. На нас глазели две бабки - собачницы из соседнего подъезда. Одна что-то втолковывала другой и тыкала в нас пальцем.
  Я приоткрыла окно и подмигнула бабушкам:
  - А тыкать пальцем, некрасиво.
  Бабки смутились и отвели взгляды. Мы расхохотались. Боже, как он озорно смеется. Я протянула к нему руку и погладила его губы.
  - Не здесь, - прохрипел Тим. О, да, теперь он для меня будет просто Тимом. Сколько нам отмерила судьба, не известно, это ему решать, но... для меня он теперь всегда будет просто ТИМОМ, родным и любимым. Сердце ёкнуло и пропустило удар.
  Мы вырулили со стоянки.
  Припарковав машину во дворе, Тим достал ключи и выбежал на улицу. Я последовала за ним. Он быстро обежал машину и подхватил меня на руки.
  - Отпусти, я же тяжелая!
  Но он лишь рассмеялся и щелкнул брелком, закрывая машину. У подъезда мы столкнулись с бабушками - собачницами. Они тихо ойкнули и разбежались в разные стороны, пропуская нас. Тим не выпустил меня до самого порога квартиры.
  Ворвавшись шумным вихрем внутрь, мы резким хлопком закрыли дверь. Так и не включив свет, Тим прижал меня к стене. Я, непрерывно покрывая его лицо поцелуями, обхватила стройную талию обеими ногами.
  Он уткнулся лицом в вырез платья, зубами отодвигая тонкую материю. Мгновение и горячие губы обхватывают мой сосок. Протяжный вздох не помогает насытится кислородом. Воздуха отчаянно не хватает. Я застонала.
  Подхватив меня руками под ягодицы, Тим одним рывком поднял меня на руки и оторвал от стены. Под его напором дверь с грохотом раскрылась и мы очутились в его спальне. Он медленно опустил меня на кровать. От прохладного шелка простыней по моему разгоряченному телу пробежали мурашки. Я села и стянула ставшее таким тяжелым и грузным атласное платье. Грудь налилась, соски разбухли, а в животе уже проснулась тянущая истома.
  Тим снял рубашку и опустился на кровать. Провел горячими пальцами по хребту, останавливаясь на каждом позвонке. Я изогнулась ему на встречу, уперлась ладонями в грудь и толкнула спиной на широкое ложе. Тим упал, подчиняясь мне, и призывно развел руки в стороны. Я подалась навстречу и оседлала его. Прижав сильные руки к матрасу, я прильнула к мужчине и стала неторопливо покрывать его шею поцелуями. Постепенно мои губы спускались все ниже. Вот я уже провожу кончиком языка вокруг его сосков, поочередно прикусываю один, затем другой... мои губы опускаются вниз по разгоряченному телу, обвожу языком круг вокруг его пупка и, снова... ниже и ниже. Он начинает тихо постанывать, что заводит меня еще больше. Я уже ласкаю его напрягшуюся плоть...
  Он со звериным рыком подхватывает меня, поднимает выше и перекатывается, прижимая к кровати. О, Боги, насколько он страстный, сильный и ненасытный. Я лежу, придавленная его сильным мускулистым телом и все сильнее притягиваю его к себе.
  Он садится. Гладит мои ноги, обтянутые тонкими чулками. На миг прижимается щекой к моей лодыжке, затем целует ступню, потом вторую. Нежно проводит ладонью по резинке чулка и медленно, нестерпимо медленно начинает стягивать его. Целует мое колено, косточку, выпирающую на лодыжке, и также неспешно принимается за второй чулок.
  - Я хочу тебя, - шепчут мои пересохшие губы.
  - Не сейчас, я слишком долго ждал этого момента. Я хочу насладиться тобой...
  - Я больше не могу! - взмолилась я.
  - Нам некуда спешить, - улыбается он и продолжает свою пытку.
  Я изгибаюсь и отчаянно стону. Он же улыбается и продолжает осыпать меня поцелуями. В животе у меня уже не истома, нет. В животе полыхает пожар открытым пламенем. Кто пишет про порхающих бабочек?! Нееет! Они все не правы! Это просто лава! Та самая лава растекается по моим венам, затапливая все внутренности, что спрятана внутри Матушки Земли.
  - О, да! - кричу я, когда Тим добирается до внутренней стороны моих бедер.
  Наконец, он мощным движением входит в меня. Ураааа!!!! Каждая частичка моего тела стремится ему навстречу, будто, таким образом я могу стать с Тимом одним целым, абсолютно растворившись в нем, полностью подчинившись ему.
  По моим щекам катятся крупные, обжигающе горячие слезы. Тим целует меня в мокрые от переполнявшего счастья слезы и продолжает входить в меня резкими мощными толчками.
  Сладостный стон наших голосов разорвал глухую тишину ночи, унося нас на вершины блаженства.
  Я лежала под ним. Маленькая и беззащитная. Он лежал сверху. Большой и сильный. Наши сердца бились в унисон, отстукивая бешенную дробь барабанов.
  - Почему ты плачешь? - через некоторое время спросил меня Тим.
  - От счастья глупый, от счастья, - шепчу, уткнувшись носом в его плечо.
  - Я, кажется, люблю тебя.
  Глупое сердце счастливо пропустило удар.
  - Я тоже люблю тебя, Тим, - отвечаю я чуть слышно.
  
  
  Всю ночь до самого утра мы пьем чашу познания друг друга. Лишь с первыми лучами солнца нам удалось оторваться друг от друга, так, впрочем, и не насытившись.
  - Я первое время думал, что ты преследуешь меня, - сказал в полудреме Тим. - Я встречал тебя везде. В клубе, в магазине, в бизнес-центре, даже на лавочке у собственного подъезда один раз встретил.
  - И ты постоянно злился на меня непонятно за что, - улыбнулась я, кладя голову ему на плечо.
  - Сначала да, но потом... знаешь, я очень ревнивый. И тогда, у подъезда ты была с тем сопляком...
  - Который испортил жизнь моей одногрупнице, как по закону подлости на тот момент, оказавшейся твоей сестрой. Представляешь, какой шок я испытала, увидев в тот вечер тебя...
  - На моей же кухне, - подхватил Тим.
  
  Мы уже спали, изнеможенные до предела, голые и абсолютно счастливые. Тогда-то и раздался жуткий грохот в прихожей. Тим приоткрыл глаза
  - Т-ш-ш, спи. Это Ксюша пришла. Пойду выйду к ней.
  Сонный Тим требовательно меня поцеловал, потом перевернулся на другой бок и уснул, зарывшись лицом в подушку.
  
  
  Ксюша сидела на полу, прислонившись к входной двери. Она окинула понимающим взглядом халат своего брата, накинутый на мое голое тело, посмотрела на босые ноги и... улыбнулась. Я подошла к ней и присела рядом на корточки.
  - Я тут просто туфли ставила... неудачно.
  - Ага, - улыбнулась я в ответ.
  - Знаешь, кажется я влюбилась... как и не ты.
  Она поднялась и пошла к себе. На пороге своей комнаты обернулась и проговорила:
  - Добро пожаловать в семью, сестренка. - И ушла, тихо притворив за собой дверь.
  Вот так просто меня приняли в семью.
  Я поднялась и пошла к Тиму.
  
  
  ***
  
  Я лежала в постели и вспоминала отведенную госпожой Судьбой для нас с Максом ночь. Он был нежным, заботливым и, как никогда, веселым и беззаботным. Таким я его не знала. Я провела пальцами по горящим губам. М-да, влюбилась ты девочка - ботан в прекрасного принца на белом коне. Вернее на двухместном нисане - купе. Этим утром мне еще долго было не уснуть.
  А через неделю моя интрига раскрылась. Все мечты накрыло медным тазом.
  Ромка со своими дружками к нам больше не приставали. Зато у меня появилась новая проблема: за мной начал ухаживать Кирилл. После того, как узнал, что той сногсшибательной бестией из клуба оказалась я.
  Макс ходил хмурой тучей, даже не глядя в мою сторону. Мне было больно и обидно.
  Единственное, что радовало - это то, что мой брат с Настей были абсолютно счастливы.
  Прошла неделя.
  Ко мне в комнату забежала абсолютно счастливая Настя и сообщила, что они уезжают кататься на горных лыжах. Я обрадовалась. За них, разумеется. Долго звали с собой. Я отказалась, мотивируя фобией на эти самые горные лыжи. Два раза в жизни на них каталась и, не поверите, оба раза ломала себе ребра. В общем, ребята собрались, расцеловали меня напомаженными губами (Настя перед этим снимала излишки этой самой помады на Тима), и счастливые отчалили.
  Всю ночь провалялась без сна. Макс, козел, что же ты со мною делаешь?!
  В субботу заехала к Кирюхе домой. Он нарыл мне какую-то чудную книгу о неслучайности всех случайностей.
  Он открыл мне дверь. В одних трусах. Я нервно сглотнула (не от страсти, от страха... за психическое состояние друга). Кирилл закрыл за мной дверь. На два замка и цепочку. Я поежилась. Попили чай. И тут-то он и начал ко мне приставать. На силу вырвалась, отлупив "экс" друга и обругав последними словами.
  И надо было же именно в этот момент позвонить Максу...
  - Да, ты! Козел вонючий! Скот рогатый! Да ты бык недорезанный!!! Да тебя под трибунал надо отправить!!! На Колыму и серпом по яйцам!!!!
  Я нажала на кнопку вызова и, запыхавшись, просипела в трубку:
  - Да, алло!
  - Серпом по яйцам это жестоко, - раздалось мне в ответ сдавленное хихиканье.
  - Э... Макс, а ты много слышал?
  - Ну, думаю, что далеко не все, но услышанного мне вполне достаточно.
  - Извини, это я не тебе.
  - Прямо камень с плеч свалился, - расхохотался он от души. - Я тут просто заехать хотел, но, видимо, тебе на глаза сейчас лучше не попадаться...
  - Да, нет, приезжай конечно. Только попозже, хорошо? Просто... просто чуть попозже, хорошо? А то мне успокоится надо. Ко мне Кирюха приставал.
  Макс тяжело вздохнул.
  - Где ты?
  - Давай позже, ладно? - и я повесила трубку.
  Телефон звонил в сумке, не переставая. А я шла по улице и ревела белугой. Мой единственный с детства друг меня предал.
  Машина Макса стояла прямо напротив подъезда. Увидев меня, он выскочил из авто и подбежал ко мне. Заглянул в зареванные глаза и прижал к себе. Я шмыгнула носом и разревелась с новой силой.
  
  По лестнице мы поднялись ко мне домой. Он открыл ключом дверь и мы вошли в пустую темную квартиру. Я уже не ревела, а тихо всхлипывала, облокотившись на его плечо. Мы долго стояли обнявшись посреди прихожей. Я перестала даже всхлипывать. Заглянула Максу в глаза. Они блестели в темноте ночи. В следующее мгновение мы целовались как сумасшедшие. Макс начал стаскивать с меня одежду. Сначала пальто, вскоре пришел черед блузки. Я таяла под градом обрушившихся на меня поцелуев.
  Вдруг он остановился и резко отстранился от меня.
  - Боже, что я творю?! - он потер руками лицо, случайно задев локтем выключатель, - Что ты со мной делаешь?!
  Вспыхнул свет. Макс отнял руки от лица и посмотрел на меня. Вернее за меня, на висящее за моей спиной зеркало. Глаза его расширились. Я обернулась назад и обомлела. На огромном, выше моего роста зеркале отражалась моя голая спина. На ней чернела так и не успевшая сойти татуировка.
  Я побледнела и обернулась к Максу:
  - Я сейчас все объясню.
  - Да, нечего тут объяснять, - закричал Макс и выбежал за дверь.
  Я проревела всю ночь, все утро и весь день воскресенья. Ревела, когда отмокала, сидя под душем, ревела на кухне, пытаясь запихнуть в себя хоть глоток обжигающего отвара из успокаивающих трав; ревела в кровати, уткнувшись носом в подушку.
  Перед приездом Тима с Настюхой, я погасила везде свет и притворилась тяжело больной. Мой обман сразу рассекретили. И я выложила всю подноготную. Всю правду-матку о том,.. как меня домогался Кирилл. О Максе я не сказала ни слова. Остатки моей гордости и разбитого сердца категорически противились говорить о нем.
  
  Время шло. Наступили летние каникулы. Дома постоянно собирались толпы гостей. Макс заходил теперь крайне редко, предпочитая встречаться с ребятами в клубе. Я старалась реже бывать дома, где слишком многое напоминало мне о моей лжи и, еще больше, о позоре.
  Я часами гуляла в парке, сидела на траве, слушая тишину. Я ходила смотреть глупые фильмы от которых рыдала в голос, возвращаясь домой, не зависимо от их конца. Я несколько раз ходила на аттракционы, пытаясь с помощью дикого визга заглушить рвущуюся наружу боль. А еще я писала. Я очень и очень много писала. Моя колонка пользовалась популярностью, но, все же, работодатель удрученно качал головой, оправданно считая, что нечто неладное случилось с моей искрой. Все просто. Ксю умирала. Задорной дурочки Ксю больше нет.
  Дома трубку всегда брали Тим или Настя. Кирилла до разговоров со мной не допускали, наивно полагая, что их нежная милая Ксю замкнулась в себе по вине этого балбеса.
  Пару раз мы все же столкнулись с Максом. Мое сердце замирало, а потом снова ускоряло свой бег, болезненно обливаясь кровью.
  Я уже уходила из дома с ноутбуком в парк. Так мне легче было писать свои статьи.
  - Привет, - нерешительно улыбнулся мне Макс, заходя в квартиру.
  - Пока, - набравшись наглости, я чмокнула его в щеку и выбежала из квартиры.
  О чем они говорили внутри, за дверью я уже не слышала. Я неслась вперед, не разбирая дороги. Сердце бешено колотилось в груди, отдавая сильной пульсацией в ушах.
  
  И снова, и снова,
  Оно сжималось от боли,
  Захлебываясь
  В нашей общей крови...
  
  Вторая встреча произошла в том самом злополучном парке, в котором мы, собственно говоря, провели самую чудесную в моей жизни ночь.
  - Кажется, нам пришло время поговорить, - неслышно подошел сзади Макс.
  От неожиданности я выронила надкусанное яблоко. Оно упало на землю и покатилось по песчаной дорожке, налепляя на себя маленькие камушки и песчинки. Я грустно посмотрела ему вслед, ибо кушать хотелось очень сильно.
  - Кажется, креститься надо, - обернулась я к Максиму.
  - Ксюша, послушай...
  - Т-ш-ш, - прижала я палец к его губам, - Тогда ты не стал меня слушать, а сейчас мне просто нечего сказать.
  Я поднялась и пошла прочь. А он не стал меня догонять.
  
  Так прошло полтора месяца.
  
  ***
  
  
  - Ксю, - обернулась ко мне Настя, - а Макс сегодня улетает.
  - У-у-у, куда? - как мне показалось, безразлично спросила я.
  - В Англию, на ПМЖ.
  - Что? Резко обернулась я.
  - На постоянное место жительства. В Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии, - терпеливо повторила мне подруга, - ему там работу хорошую предложили.
  - И когда у него самолет?
  - Через час, - озабоченно пожала Настя плечами, взглянув на часы.
  Когда невеста, да-да, вы не ослышались! Когда невеста моего брата вновь подняла голову, меня на кухне уже не было, как, впрочем, и во всей квартире.
  - М-да, вот это скорость, - заметила подруга и флегматично уселась жевать бутерброд.
  
  Я спешила. Бедный таксист три раза нарушил сплошную и еще несметное количество раз допустимые скоростные пределы. Да за такую сумму, которую он с меня содрал, я бы пешком до Англии дошла! Я бежала по ступенькам эскалатора, перепрыгивая через одну, а местами через две...
  И все это было только для того, чтобы посмотреть, как на огромном табло в зале ожидания мелькнул и погас номер рейса.
  Я опоздала. Черт, я безнадежно опоздала.
  
  Плюхнувшись на скамейку я разревелась не хуже сказочной царевны Несмеяны. Пару раз ко мне подходили какие-то люди и спрашивали, не нужна ли мне помощь, а я лишь обессилено качала головой.
  И тут. Совсем рядом. Что-то гавкнуло. Подошло поближе и уткнулась мне в руку холодным носом.
  Я подняла зареванное лицо. Мои глаза уперлись в белого лохматого щенка. Я взяла его на руки и начала его гладить, успокаивая себя. Тут мои пальцы наткнулись на бумажку, прикрученную к ошейнику. Я оторвала ее и развернула.
  
  "Я буду всегда любить тебя..."
  
  Было написано ровным красивым почерком Макса.
  
  Я посмотрела в глаза щенку.
  - Я тоже буду всегда любить тебя. И его я буду любить. Всегда-всегда! - мои слова переплетались с рыданиями, сотрясавшими мое тело. С ними наконец уходи боль, копившаяся все это время, - Я его очень сильно люблююю! И любила и буду очень-очень долго любить!!!
  Рядом кто-то присел. Я не шевелилась, все бормотала и бормотала что-то маловразумительное...
  Меня обняли. Прижали к себе и спокойный, как всегда, мягкий голос Макса произнес:
  - Я тоже буду очень-очень долго тебя любить.
  
  Теперь я ревела от счастья.
  
  
  ЭПИЛОГ
  
  - А когда ты понял, что любишь меня?
  - О, в тот незабываемый вечер, когда ты пьяная храпела на диване. Именно тогда я понял, что девушка, способная ополовинить вино, бренди и коньяк и не упасть при этом замертво - сокровище, с которым стоит попробовать связать свою жизнь.
  - Мааакс! Ну я же серьезно!
  - А если серьезно, то я просто очумел, когда ты назвала меня козлом и послала в ж...пу!
  - Ну, Мааакс!!! Я же извинилась. И еще раз хочу извиниться за то что обманула тебя...
  - Когда это? - хитро прищурился Макс.
  - Тогда, в клубе...
  - Да, знал я, что это ты.
  - Ты тогда меня узнал???
  - Даже если бы ты намотала вокруг себя метров сто чалмы и притворилась глухонемой, я все равно тебя узнал. И еще, когда вы с Настей выходили из творческой мастерской Жан Жака, ты была настолько окрылена сменой облика, что не заметила моей машины.
  - Чтооооооооо?! - раздался вопль наверняка разбудивший всех обитателей нашего дома. Даже абсолютно глухую Клавдию Леопольдовну с первого этажа, ибо стены тряслись, а окна опасно звенели. - Ты следил за мной?
  - Веришь, нет, я просто остановился купить сигарет.
  - Ладно, живи пока.
  Я облегченно вздохнул.
  - Мааакс.
  - Да, милая.
  - Я люблю тебя. Я очень-очень сильно тебя люблю.
  - Я тоже очень и очень тебя люблю.
  
  
  - Угомонились, наконец? - за стенкой Тим обнимал жену.
  - Похоже, да. - Настя смотрела не отрываясь в окно.
  - Может, зря мы остались у них? Ты сейчас так устаешь...
  - Зато тут весело, улыбнулась Настя отражению мужа в темном стекле и погладила заметно округлившийся животик.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Н.Самсонова "Сагертская Военная Академия"(Любовное фэнтези) А.Григорьев "Проклятый.Начало пути"(Боевое фэнтези) К.Кострова "Кафедра артефактов 2. Помолвленные магией"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) LitaWolf "Враг мой. Академия Блонвур 2"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"