Славкин Ф.А., Жданова М.С.: другие произведения.

Самый лучший прибор (сокращенная версия)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa


Нет ничего лучше, приятнее, чем посреди августовской израильской жары вступить в тень прохладной зелени парка-заповедника в хайфском Технионе. Таинственные деревья, ядовито-зелёные лианы, безумно пахнущие цветы, словно мир чудесных растений... От насыщенного кислородом воздуха кружится голова, а на сердце становится так легко и весело.
Но вот дорожка заканчивается, перед глазами вырастают факультеты Техниона, и тропическая планета снова превращается в экспериментальный ботанический сад.
Сколько раз я ни проходил здесь, всегда останавливался около старого платана. Просто - он мне нравился. Узловатые ветви, слегка влажные листья, аромат коры... От дерева словно веяло прохладой. Сегодня я подошёл к дереву с особым чувством. Обнял его шершавый ствол, прижался щекой... Всё равно никто не видит. В Технионе неделя отпуска, и находиться на рабочих местах без специальных разрешений нельзя. Получить это разрешение, впрочем, нетрудно, чем я и воспользовался. Именно сегодня можно будет сказать, гении мы или сумасшедшие. Если очень повезёт, если расчёты Михаила были правильными, я ничего не напутал с электроникой, а главное - если это вообще возможно.... Что будет тогда?
Я отряхнул футболку и помахал дереву рукой. Задерживаться у платана дольше я не хотел и не мог. Ноги сами несли меня вперёд.
В пустых коридорах мои шаги раздавались гулко. Михаил вышел встречать меня к двери. Тёмные волосы его были взъёрошены, глаза горели:
- Привет, Серёга! Почему так долго? Я уже весь извёлся!
- Привет! Это ты притащился рано, а я-то в срок.
В кабинете всё было готово для эксперимента. Стопка чистой бумаги на столе, компьютер подключен к сети, программка математической статистики загружена, камера наблюдения настроена. В двух метрах от неё - накрытая простынёй металлическая тележка на колёсиках.
- Ну что, поехали? - Михаил подбежал к камере и включил запись.
- Подожди. Нужен холостой тест.
- Ты о чём?
- Миша, ты же собираешься проверять телепатический прибор. А вдруг ты сам телепат?
- Не телепат я. Что тут проверять?
- Нас же засмеют! Представь, если бы мы изобрели радугу и стали проверять её на дальтонике! С нами никто и разговаривать не станет, если мы тест не проведём без прибора.
Мишка нехотя кивнул:
- Понятно. Командуй.
Я достал из кармана колоду игральных карт:
- Готов? Встань перед объективом.
Отойдя чуть в сторону, я поднял руки с картами так, чтобы нашим будущим зрителям, в отличие от моего друга, они были видны.
- Я буду вынимать карту, смотреть на неё, а ты попробуешь угадать, что это.
- Хорошо. Бумагу взял? Записывай.
Я вытащил из колоды восьмерку треф и вопросительно посмотрел на подопытного.
- Э-э. Шесть пик.
"Как же, как же". Я вынул Даму треф.
- Туз бубен.
Я не говорил Михаилу, ошибся он или угадал, а просто записывал.
Перебрав колоду, я представил расчёты для камеры.
- Отклонение в пределах допустимого. Ты не телепат, Мишка.
- Ах, какое открытие, - он пригладил растрёпанные волосы. - Не очень-то и хотелось.
Мы подошли к тележке, накрытой простынёй, и посмотрели друг на друга.
- Ну? Кто открывает?
- Давай вместе!
Мы взялись за концы простыни...
Телепатический прибор, который сделали мы с Михаилом, был похож на видеомагнитофон, с которого снята крышка. Обычная электронная начинка, от которой тянется толстый провод, на конце которого прицеплена разная дребенень, смутно напоминающая гибрид наушников с диадемой королевы красоты. Вообще-то, я сомневался, что наш прибор будет работать. По сути, из моего там была лишь электроника. Основная идея принадлежала Михаилу.
- Итак, приступим.
Я надел на голову Михаила "наушники" и сел на прежнее место.
- Предлагаю не тянуть, - сказал я. Вытаскиваю сразу четыре карты. Готов?
Мишка кивнул. Я нашел три карты равного достоинства, поколебался и добавил к ним ещё одну. Испытуемый улыбнулся:
- Они напоминают тебе Ольгу, Нину и Наташу? А также развод с Ольгой?
Я обомлел.
- Не морочь голову. Назови карты, - осипшим голосом произнёс я.
- Дама треф, дама бубен, дама пик, туз треф. Именно в такой последовательности.
Я не упал, не потерял сознание. Ещё чего. Просто тупо смотрел на карты. Когда ко мне вернулся дар речи, я еле узнал свой голос:
- Михаил! Признайся: ведь ты как-то подсмотрел?!
**
Наверное, первое испытание меня здорово шарахнуло. Михаилу что, он покрутил головой и пошёл покурить.
Пока Мишка никотинил свои внутренности, я приходил в себя. Вроде работает машинка. Кстати, надо придумать ей название. Не стандартное, а своё, между нами. Может, Тепик?
Интересно, я тоже смогу с ней управляться? Сейчас на себя нацеплю эту сбрую... Жаль, никто карты не загадает. К Мишке обращаться неудобно. Что бы такое загадать?.. А, знаю - послезавтрашний тираж лотереи. Ну и что? Так это послезавтра и надо будет угадывать, только телевизор не включать. О, идея: настроюсь-ка я на того, кто угадает главный выигрыш. Я не знаю его фамилии, но точно известно, что именно он возьмёт приз. Итак, дорогой, подскажи, что ты там отметил на карточке...
Лотерейная карточка. Её держит в руке тот человек, который послезавтра выиграет главный приз. Он отмечает: 3, 18, 25, 26, 37, 40.
Ерунда какая-то. Этот тип, которого я увидел, вернее, ощутил, даже ни секунды не колебался, как будто знал заранее, что там выпадет. И ещё странно: две двадцатки расположены так близко? Ну и пусть ерунда. Я проверяю прибор, его возможности. Только что Мишка угадал мои мысли, но он хотя бы знал, на кого настраиваться, видел меня, между нами была дистанция в три шага. А тут я понятия не имею, кто мне дал информацию, где он сейчас находится, как выглядит, и вообще, правильно ли это всё. А что, хороший дополнительный тест. Ведь если получится... что тогда? В лотерею будем выигрывать? Не очень-то честно. Да и зачем, у нас и так денег будет навалом.
Кстати, что мне делать теперь с этим результатом? Хранить где-нибудь? Да ну. О, вот: куплю лотерейную карточку и отмечу это всё на ней. Может, выиграю. Нет - подумаешь, потеряю несколько шекелей. А если получится - у Мишки, между прочим, квартиру грозятся вот-вот описать за долги. И ещё сможем взять патент США, это же, говорят, десять-пятнадцать тысяч долларов. Итак, решено, сыграем с нашим главным лотерейщиком - фирмой "Мифаль А-Таис".
**
Когда я рассказал о своём эксперименте Михаилу, он хмыкнул:
- Не может быть. Мы изобрели телепатический прибор, а не машину времени! Победитель лотереи определится только послезавтра!
- Ну и что? Я отчётливо видел цифры в голове этого человека!
- Значит, дефект связи. Как машинка может знать победителя, если он в принципе ещё не известен?! В такое я поверил бы, если бы лотерея оказалась мошенничеством, а выигрышная комбинация определена заранее.
Я разозлился, потому что теперь, уже заполнив и сдав лотерейную карточку, всё более понимал, что Мишка прав, а я попусту выбросил деньги:
- Ну и не надо! Ты ведь возмущался, когда я требовал холостого теста, а потом признал, что я прав! Дай мне тоже возможность ошибиться!
Михаил будто и не слышал:
- Меня смущает ещё одно обстоятельство. Допустим, этот мужик на самом деле победитель лотереи. Однако он вспомнил именно эти цифры и именно в тот момент, когда ты настроился на него!
- Может, это я ему велел вспомнить, как он их записывал! - стойко бормотал я, чувствуя, как всё более увязаю в собственном ляпсусе.
- Чушь. - Михаил скрестил руки на груди. - Твои цифры - липа.
- Нет, - настаивал я, а сам думал: конечно, липа, но Мишка ни за что этого не докажет. До тиража.
- Чтобы цифры оказались правильными, должны сойтись два условия: лотерея - мошенничество с заранее известной выигрышной комбинацией, а у прибора - возможности внушения.
Я махнул рукой. Сделаю вид, что я непонятый гений. Очень уж обидно признавать себя дураком вслух.
- Я всё равно уже купил билет, заполнил его и теперь до вторника провожу эксперимент. А ты всегда вопил, что мешать экспериментаторам - грех.
Михаил ехидно ухмыльнулся:
- Богатенький Буратино, ты не забыл сказать "Крекс, фекс, пекс"?
**
- Сергей, ты уверен, что нам сюда? - Михаил был сконфужен: надо же, как вляпался со своим ехидством, напарник-то оказался прав. И ещё на какую сумму прав...
- Не знаю, Миша. Мне по телефону сказали - комната 101. Вроде там нет никого, но давай подождём.
Они присели рядом с таинственной дверью. С лестницы донеслись шаги.
- Вам кого, молодые люди? - обратилась к друзьям средних лет очкастая дама религиозной наружности, державшая в руках поднос с кофе и бутербродом.
- Э-э-э. У нас выигрыш. Главный.
- Как это - главный выигрыш? - дама дёрнулась как от удара током, едва не выронив поднос. - Он уже вручён. Вы, наверное, угадали пять из шести плюс один?
- Нет, все шесть. Вот, посмотрите.
Очкастая дама с отвращением взглянула на Сергея:
- Этого не может быть. Или ошибка, или билет фальшивый.
- Как это ошибка? Можете проверить - всё точно!
- А я вам говорю - вы не могли выиграть! Отправляйтесь домой, пока я не вызвала полицию!
Михаил потянул за рукав Сергея к выходу, но того будто муха укусила:
- Полицию? Ну, вызывайте! Только учтите, что я это предвидел! Заверенная копия этого документа находится у моего адвоката, и в любой момент он готов подать на вас в суд! Так что до свидания - в суде!
Сергей развернулся и направился было к выходу, но дама воскликнула:
- Постойте, молодой человек! Зачем так нервничать?! Я тоже могу нечаянно ошибиться! Сейчас уточню, никуда не уходите! Как ваше имя?
Она поставила поднос на стул, отперла комнату 101 и взялась за телефон. Говорила она тихо, прикрывая трубку ладонью, расслышать её не удалось. Когда закончила, вид у неё был очень недовольный:
- Да, действительно, вы тоже выиграли приз. Заполните бланки. - И она протянула Сергею несколько бумаг.
Спустя несколько минут формальности были улажены, и друзья вышли на улицу. Пять миллионов шекелей - совсем неплохой куш, даже на двоих. Хотя и странно, что получателей главного приза никто не ждал.
- Сергей! - не выдержал Михаил. - Я вот чего не пойму: ведь она даже не посмотрела на наш билет? Как она определила, что мы выиграли? А перед этим так уверенно вопила, что мы жулики...
- Действительно... - Сергей задумался. - В принципе, моё имя было записано на карточке, которую я заполнил. Но... знаешь, Мишка, такое впечатление, что она была убеждена, что выиграл другой. Кстати, насчёт адвоката я блефовал. Была такая мысль, но не говорил я с ним. И... знаешь что? Когда я с тобой ругался насчёт этого теста, в душе понимал, что ты прав, просто из вредности соглашаться не хотел. А когда выиграл... или мы оба спятили, или... Мне ещё тогда было очень странно, что тот мужик так уверенно заполнял карточку. Как будто точно знал выигрышные номера.
- Получается, розыгрыш фальсифицирован? Этого не может быть. Эти шарики прокручивают на глазах миллионов телезрителей. Хотя... если, к примеру, в них вмонтировать что-то вроде электромагнитов, которые срабатывают по определённой команде и захватываются машиной, отбирающей тираж...
- Думаю, лучше с этой лотереей не связываться. Как бы в следующий раз с нами не обошлись покруче. Деньги у нас есть - и на квартиру тебе, и на патент. Давай сделаем что-нибудь полезное.
- Давай. Серёга, помнишь, мы ведь говорили про два условия выигрыша? Одно - фальсификация лотереи. А второе-то - способность прибора к внушению...
**
- Ну вот. Денежку нам перевели на счёт. Всё-таки не обошлось без адвоката и угроз судебным иском, - ворчал Сергей, пока его друг, довольный списанным банковским долгом, рассматривал в газете объявления о продаже подержаных машин. - Миша, давай решим, что делать дальше. Предложим Тепика армии? И разведку вести, и вражьих шпионов выявлять.
- Погоди, Серёга! Ты же собирался сперва взять патент, верно?
- А, да, ты прав. В деловые переговоры лучше вступать, имея за душой патент США. Вот только давай не будем раскрывать всё. Помнишь наш старый вариант, для малой дистанции? Принцип тот же, а красть его, в случае чего, мало толку. "Ноу-хау" для дальней дистанции оставляем себе, как в лучших домах Парижа.
- Серёга! Неужели ты думаешь, что кругом воры?
- Нет, Мишка. Если бы я так думал, не предложил бы вступить в переговоры. Патент берётся не для предотвращения кражи, а ради устранения соблазна.
**
Охранник исследовательского центра военно-промышенного комплекса МАНУЭЛЬ задумчиво посматривал на проезжавшие по шоссе автомобили и рейсовые автобусы. Вот один такой остановился, и из него вышли двое мужчин с большим чёрным чемоданом. Переглянувшись, они шагнули к воротам. Судя по всему, не репортёры. Но и на террористов, несмотря на странный багаж, они не походили.
- Простите! Нам надо в испытательный центр! - обратился к охраннику один из них.
- Вы договорились о встрече? - равнодушно спросил охранник.
- Конечно! Нам нужен Миха Бронштейн, начальник отдела технических разработок.
- Хорошо. Он сейчас к вам выйдет.
Охранник зашёл в будку возле ворот, нажал какую-то кнопку, что-то произнёс и вернулся к посетителям.
- А что у вас в чемодане?
- Да так. Научное открытие.
- Понятно. Что там у вас - не взрывается?
- Нет. У нас телепатический прибор, мысли читать.
Охранник рассмеялся. Ну и психи. Неужели Бронштейн их примет?!
- Тогда скажите, что я сейчас думаю!
- Вообще-то, мы не собирались вот так, на улице... а впрочем, почему нет, ещё одно испытание. Давайте!
Один из посетителей открыл чемодан и вытащил оттуда нечто вроде наушников. Надев это на голову, он снова склонился над чемоданом и чем-то щёлкнул. Второй мужчина покосился на спутника и сказал:
- Я задам вопросы, а вы отвечайте мысленно. Согласны?
- Забавно. Ладно, спрашивайте.
- Где находится кабинет Бронштейна?
Охранник покосился на Михаила, и тот незамедлительно озвучил:
- Корпус направо, третий этаж, второй кабинет слева.
Охранник побледнел, но пролепетал:
- Ерунда! Задавайте второй вопрос.
- Какая ваша самая большая тайна?
Михаил прыснул от смеха:
- Он голубой!
Охранник чуть не упал. В это время в динамике раздался голос:
- Охрана, пропустите их!
**
Бронштейн стеснялся своего маленького роста, поэтому носил туфли на специальной подошве и длинные, почти до самого пола, брюки. Был слегка полноват, что скрывал отлично скроенным костюмом и дорогим ремнём из натуральной крокодиловой кожи. Он не был военным и не носил форму, но строго придерживался дисциплины. МАНУЭЛЬ ценил умного сотрудника, периодически повышая его в должности.
Бронштейн с широкой улыбкой посмотрел на незнакомцев, которые вошли в кабинет, и принялся гадать, как таких балбесов держат в почтенном Технионе.
- Молодые люди, вы утверждаете, что с помощью этого прибора можно читать мысли?
- Да, конечно! Мы это продемонстрировали охраннику!
- Ну, это вы его убедили. А меня?
Слово взял Михаил:
- Идея этого аппарата довольно проста. Приборы для чтения мыслей известны. Они основаны на отображении сигналов мозга в виде картинок. У них два недостатка: во-первых, огромные размеры, а во-вторых, они требуют плотного контакта с тем человеком, чьи мысли читают; проще говоря - электроды надеваются прямо на голову. В нашем изобретении это не нужно, прибор обладает высокой чувствительностью к электрическим импульсам, исходящим из коры головного мозга...
Сергей растерянно смотрел на Мишку. "Во заливает! Зачем он всё это придумал? А как же его теория вхождения в Космический Разум? Ведь излагает, да ещё подвирает, первый вариант, устаревший, тот, который работает до полуметра дистанции. Впрочем... можно догадаться - это для того, чтобы слушателю было понятнее. Гораздо удобнее излагать суть изобретения, а не открытия, которое ещё только в процессе регистрации. Э, да я упустил здоровый кусок из его объяснений. Сейчас он о чём толкует"?
- ... И благодаря этому достигается радикальное уменьшение габаритов! - радостно закончив свою речь, Мишка потянулся к стоявшей перед ним бутылке с минеральной водой.
Сергей опасливо посмотрел на Бронштейна. Тот, заложив руки за спину и уставившись в потолок, ходил по кабинету. "Если сейчас начнёт задавать нам вопросы, отдуваться придётся Мишке. Я-то прослушал, что он там впаривал Бронштейну, могу попасть впросак". Но Бронштейн вникать в технические подробности не хотел. Мишка, видя раздумья начальства, обнаглел:
- Мы бы хотели только уточнить, сколько МАНУЭЛЬ готов заплатить нам за прибор, если мы докажем его эффективность?
Миха хмыкнул:
- Ну, дорогие изобретатели, сперва докажите, что ваш прибор стоит хоть пять шекелей. На каком расстоянии он действует?
- Честно говоря, - замялся Сергей, - мы и сами толком не знаем.
Ироничная улыбка Михи стала презрительной. "Ясно. Бред, если не жульничество. Хотя... Есть идея". Он взялся за телефон:
- Алло, это отдел спасателей? Шломо? Вы давали вчера сообщение, что в пустыне Арава потерялся мальчик? Вы его ещё не нашли? Сейчас пришлю к вам двоих... э-э... милых ребят. Они уверены, что найдут его. - Он положил трубку и, сбросив улыбку, стальным взглядом окинул собеседников:
- Вчера телевизор смотрели? Мальчика, заблудившегося в пустыне, вертолётчики до сих пор не нашли. Сейчас за вами приедут из группы спасателей. Найдёте пацана - продолжим разговор.
   Михаил и Сергей обменялись взглядами. Не такой проверки они ожидали, недаром же карты с собой захватили, но делать нечего. К тому же спасти ребёнка - дело благородное.
**
Нава, мать потерявшегося мальчика, оказалась молодой и очень симпатичной. Мы с Сергеем уставились на неё и долго не могли произнести ни слова. Стройная брюнетка с очень светлой кожей и правильными чертами лица горько плакала. Мельком взглянула на нас. Увы, мы явно не произвели на неё впечатления.
- И это всё... что вы можете сделать? - прерывающимся голосом спросила Нава Бронштейна. Тот снисходительно улыбнулся:
- Это отличный шанс, - ответил он. - Ваш мальчик...
- Его зовут Моше, - жёстко сказала Нава.
- Да. Моше. Будет найден.
Я посмотрел на Серёгу. Тот не мигая глазел на Наву и, казалось, ничего не соображал. А та, стараясь сдержать слёзы, глядела на Бронштейна:
- Что спасатели делали до сих пор? Где вертолёты?
- Первые поиски результата не дали, но мы предпримем следующую попытку.
- Когда? - Нава была возмущена. Щёки её разрумянились, из тугого пучка выбилось несколько прядок тёмных вьющихся волос. - Мой сын потерялся ещё вчера!
Она всхлипнула. Сергей приблизился к ней и робко взял за руку:
- Мы найдём вашего сына, - сказал он. - Верьте нам.
Я промолчал. Если она так понравилась Серёге, это ещё не даёт права бросаться обещаниями, но пусть надежда умрёт последней.
**
Солнце палило нещадно. Мы изнывали от жары, ежеминутно прикладываясь к бутылкам минеральной воды, которые пустели одна за другой. Вот уже сорок минут мы ехали по пустыне с каким-то парнем, которого Бронштейн не представил. Про себя я назвал его "Длинный". Позади нас следовал другой джип-вездеход, такой же жёлто-коричневый, как наш.
Мишка, нацепив на голову "наушники", вяло комментировал:
- Он пить хочет.
Длинный хмыкнул, но ничего не ответил. Я и без Тепика понял его: "Вот удивили, в пустыне все пить хотят".
- О чём он ещё думает? - спросил я. - Опиши, что он видит.
- Вокруг него песчаные холмы. - Мишка вздохнул. - Он их видит и думает, что никогда не вернётся к маме.
Длинный посмотрел на часы:
- Сорок пять минут прошло. Поворачиваем?
- Но ведь мальчик в пустыне!
- Да, мальчик в пустыне! - голос Длинного стал жёстче. - И мы тоже. Уже три четверти часа колесим. Если бы он был здесь, его нашёл бы вертолёт.
- Как знать? Возможно, когда вертолёт был над ним, он прятался в тень от солнца.
- И не расслышал шума вертолёта?
- Может, не расслышал, - подал голос Мишка. - У него голова раскалывается от боли.
- Так. Через пятнадцать минут возвращаемся на базу. Вертолётчики, может, найдут его, но точно - не здесь.
Что делать? В пустыне нет ориентиров. Эх, Моше... вот уж неудача - отстал от экскурсии, а воспитатели не сразу заметили. Неужели погибнет ребёнок?
Мишка вздрогнул.
- Стойте! Там какая-то цистерна! - Мишка прислушался. - Да! Он видит колонку! Заброшенная бензозаправка! Вертолётчик не заметил такую?
- Да знаю, это километров пять на юг. Это ваш последний шанс.
Моше уже не плакал. В его глазах не осталось влаги для слёз. Лишь бы вернуться домой... Сутки среди нестерпимой жары, духоты, пыли. Жажда, заставляющая забыть обо всём и думать только о воде. Красные тени в глазах. Обожжённые руки и ноги. Тошнота, подступающая к горлу. Не надо никуда ходить. Лучше сидеть здесь. Эта мёртвая заправочная станция - единственное, что напоминает о людях. Дальше только песок.
Усталость не позволила Моше удивиться, когда рядом остановился джип, из которого вышел какой-то военный, взял мальчика на руки, занёс в машину. Вот только когда к губам прикоснулось горлышко бутылки с булькающей тёплой водой, это было удивительнее любого чуда.
**
- Как я вам благодарна! - Нава улыбалась нам сквозь слёзы. - Вы спасли моего мальчика! А я уж не надеялась...
- Ну-ну! Не плачьте, пожалуйста! - мне хотелось утешить красавицу, а заодно получить её телефон. Михаил понимающе кивнул и отошёл в сторону. - Ведь всё хорошо закончилось: Моше жив и скоро будет дома.
- Да... я даже не представляю, как это вам удалось?
- Я с радостью вам расскажу. Нава, вы не возражаете, если этот разговор мы продолжим потом? Я смогу вам позвонить?
**
- Нашли мальчика - молодцы. Вертолёт, правда, справился бы быстрее, - снисходительно провозгласил при виде нас Бронштейн.
- Так ведь не справился, - ни к кому не обращаясь, произнёс я. Бронштейн словно и не расслышал.
- Так или иначе, - Михаил вопросительно посмотрел на него, - вы согласны, что испытания прошли успешно?
Бронштейн крякнул:
- Нет. Это могло быть простым совпадением или даже отлично продуманным спектаклем.
Вот это наглость! Он же сам предложил это!
- Мы бы никогда не стали рисковать жизнью ребёнка!
- Всё-всё! - Бронштейн успокаивающе поднял руки. - Вам придётся доказать работоспособность машинки ещё раз.
- И что же это будет за испытание?
- Пока не знаю. - Бронштейн задумчиво посмотрел на чемодан, который Михаил держал в руках. - Оставьте мне прибор для проверки. Я вам позвоню.
- То есть как это - мы домой, а прибор здесь?
Бронштейн поморщился.
- Неужели вы думаете, что вас обманывают? Здесь вам не рынок. Оставьте прибор и уходите.
Михаил поднялся. Спорить было бессмысленно, но оставлять наше детище - это уж чересчур.
- С нетерпением ждём вашего звонка! - заявил мой друг, забирая чемодан. Я невозмутимо кивнул, подтверждая его слова, и мы вышли.
- Не нравится - сидите дома! - донеслось нам вдогонку.
**
У обочины дороги стояла стройная девушка в военной форме. Коротко стриженые волосы делали её похожей на мальчика-подростка. Худые руки, изящные кисти, тонкие черты лица - всё это годилось для юной танцовщицы, но никак не для военнослужащей, хотя у экс-чемпионки Израиля по художественной гимнастике Анат была отличная физическая подготовка.
Едва увидев приближающийся автомобиль, она подняла руку, но тут же опустила - в салоне сидели два молодых человека. Садиться в машину с посторонними было опасно. Лучше выбрать автомобиль без пассажиров. Легковушка тормознула, чтобы подобрать девушку, но та только улыбнулась и махнула рукой - "проезжайте мимо". Увы, хотя военным строго запрещено ездить автостопом, но по-другому добираться с базы домой и обратно у Анат не получалось. Автобусы ходили редко, а правительство так и не соизволяло принять меры, чтобы помочь своим защитникам. Вот и приходилось рисковать каждую неделю. Впрочем, считалось, что если придерживаться нескольких несложных правил, можно значительно уменьшить риск. Не следовало садиться в автомобиль, в котором, кроме водителя, находится ещё хоть один человек. А уж если садиться, то только сзади водителя.
Анат снова подняла руку. На сей раз в легковушке, кроме водителя, никого не было. За рулем сидел смуглый мужчина в вязаной кипе, приблизительно сорока лет - судя по виду, религиозный еврей. На нём была ярко-оранжевая футболка с надписью: "Нет войне". Анат, сама в недалёком прошлом член антивоенной организации, почувствовала к нему симпатию и проголосовала. Когда машина остановилась, девушка наклонилась к открытому окну:
- Вы меня не подбросите в киббуц Рам?
- Садитесь. - Мужчина улыбнулся, сверкнув металлическим зубом.
Анат открыла заднюю дверцу, с удовольствием опустилась на мягкое сиденье и подвинулась так, чтобы быть позади водителя. Тот поправил зеркало заднего вида, улыбнулся Анат и нажал "газ". Девушка обернулась, чтобы посмотреть, что находится позади её сидения. Там виднелось нечто округлое, укрытое чехлом.
- Скажите, а что это? - не сдержала любопытства Анат.
- Арбузы развожу из супермаркета заказчикам, - пояснил водитель. - И вообще, продукты.
- А их обязательно накрывать?
Водитель резко вывернул руль. Наверное, кто-то заехал со встречной полосы шоссе?
Девушка вздрогнула и схватилась за ручку дверцы, чтобы не стукнуться головой. "Надо было сразу пристегнуться ремнём безопасности". Однако прежде чем она успела протянуть руку, сзади донёсся непонятный шорох. Покрывало откинулось, и оттуда приподнялся мужчина со шприцем в руке. Одним движением он воткнул иглу в шею девушки.
Анат ничего не успела сделать. Свет выключился, и она погрузилась в темноту.
**
Бронштейн, улыбаясь, смотрел на стену, где висел плакат со схемой самолёта "Биран" - самой большой удачи отдела. Правда, один русский псих пытался доказать, что идея самолёта его, но, конечно, ему не поверили. Эхо этого громкого успеха до сих пор витало по коридорам. Самолёт стал очередной ступенькой, которую Миха не перешагнул - перелетел быстрее звука.
Хоть бы вопрос о повышении и переводе в Министерство решился положительно. Ох, и осточертело здесь...
Большинство дел Миха уже передал подчинённым. Кроме злосчастного телепатического прибора. Угораздила нелёгкая упомянуть о нём начальству, и теперь Главный требует выяснить - действительно ли прибор работает или это обман? Самое неприятное для Бронштейна было то, что он уже послал изобретателей подальше. Наверное, если им позвонить, придут, но хоть какой-то повод надо придумать.
Наверное, то был просто ловкий обман, но что если прибор действительно работает? С этими двумя физиками-изобретателями надо держать ухо востро. Мальчишку-то они нашли, а прибор оставить не захотели.
Звякнул телефон. Бронштейн, недовольный тем, что ход его мыслей прервали, буркнул:
- Слушаю.
- Миха! - голос секретаря был взволнованным. - Ты хотел задачку, чтобы что-то, кого-то найти? Террористы похитили женщину-военнослужащую.
- Что? - Бронштейн вскочил со стула.
- Они требуют освобождения своих сообщников из тюрем. В противном случае угрожают её убить. Впрочем, её наверняка убьют в любом случае.
Бронштейн бросил трубку и скривился. Тьфу ты, сам напросился на задачку поиска. Девчонка сама виновата, небось ехала автостопом. Пусть убивают. Другим наука. Да, но... что если вызвать тех с чемоданом? Пусть тужатся, в случае чего - горе-изобретатели виноваты, из-за них дура и погибла. Армия, Министерство ни при чём, МАНУЭЛЬ в лице Михи Бронштейна сделал всё возможное. Заткнуть рот прессе и проверить телепатический прибор.
**
Анат было очень трудно дышать. Мало того, что жара, так похитители ещё и надели мешок на голову. Связанные за спиной руки не позволяли снять его.
- Ты, еврейская сучка! Позабавиться не хочешь перед смертью? А? - услышала она голос, говоривший на иврите с сильным арабским акцентом. "Он обращается ко мне на иврите? Не знает, что я понимаю по-арабски... Хотя - что за утешение".
- Оставь её, Ахмед! - послышалась реплика на арабском. - Мало ли, понадобится для предъявления журналюгам. Всегда успеешь. Ах, как голова болит, прямо раскалывается. Странно, с чего бы это?
Заключительную фразу Анат не расслышала, потому что раздался громкий гул самолёта.
**
- Там летают самолёты! За десять минут было не менее восьми, некоторые заходили на посадку! - Сергей был очень возбуждён.
- Самолёты ты слышишь, а определить, куда её завезли, не можешь? Ты же говоришь - похитителей двое? Допросил бы их, а?
- Не могу, Миша. Как только пытаюсь на них настроиться, они реагируют странно... пугаются, что ли? Ни о чём не хотят откровенничать. Так что получается контактировать только с ней. Эх, нам бы хоть примерно определить, в каком она районе, а там, на месте, можно было бы "тепло-холодно" попробовать, нашли бы...
Я его понимал, конечно, девушку жалко. Но как мы её найдём? Фактически единственное, что он узнал - там, где её содержат, очень часто летают самолёты, да ещё на низкой высоте. Где же такое возможно?
Неужели... в районе Лода?..
**
Террористы, охранявшие беспомощную Анат, были очень раздражены. Стеречь эту девчонку, не имея возможности сходить за водой - тут, не так уж далеко, но вдруг кто-нибудь заметит, обратит внимание. Когда же, наконец, приедет старший, чтобы вывезти её в Газу? Эх, если бы бензин не закончился, проблем бы сейчас не было, а так - хорошо хоть этот сарай нашли. Впрочем, старший вот-вот должен приехать...
А может, пристукнуть её попросту? За мёртвую сионисты всё равно что-нибудь отдадут.
Ахмед задумчиво взял в руки верёвку... скрутил петлю... Салем с усмешкой взглянул сперва на него, затем на Анат, которая вдруг забилась в путах, словно догадываясь, что с ней сейчас сделают...
Внезапно Ахмед схватился за голову и закричал. Вслед за ним и Салем покатился на пол, сжимая виски...
**
- Быстрее! Я не смогу продержать их долго! Они вот-вот убьют её! - орал Сергей водителю, который совершенно не понимал, что от него хотят, кого там держит этот сумасшедший русский, как можно ехать быстрее, да и куда, если впереди всего лишь заброшенный сарай...
Водитель сбавил скорость, но я неожиданно для самого себя резко наступил ему на ногу, вдавливая педаль газа в пол. Легковушка взвыла, и мы с треском протаранили деревянную стену. Оба террориста лежали на земле, раскрыв рты, выкатив глаза. Скорее всего, они даже не заметили нас.
Водитель выругался.
- Мы вам заплатим, - крикнул я на бегу.
- Заплатишь... Всю ногу мне отдавил, медведь сибирский! - ругался водила.
Девушка лежала на полу. Руки и ноги её были связаны, на голову надет мешок. Я снял его и с удивлением узнал в пленнице художественную гимнастку Анат Яффу. Самая красивая девушка, которую я когда-либо видел.
- Не бойтесь, - сказал я и осторожно, чтобы не поранить нежную кожу, содрал со рта девушки клейкую ленту. - Всё худшее уже позади.
Анат глубоко дышала, понемногу приходя в чувство. Я попытался развязать её, но пальцы дрожали. Ладно, это подождёт, сейчас надо унести её отсюда.
Легко подхватив её на руки, я донёс пленницу к машине и, усадив рядом с собой, стал разрезать её путы перочинным ножом. Водитель тем временем заботливо надел наручники на обоих террористов. Вместе с Сергеем он потащил, кряхтя, сначала одного, потом другого к машине.
- Хотите пить? - обратился я к девушке.
- Да! Пожалуйста! - глаза Анат открылись, она уже смотрела осмысленно и потирала запястья, удивлённо вглядываясь в моё лицо.
- Вот, попейте воды... - я протянул ей бутылку. Она отхлебнула несколько глотков прямо из горлышка, а затем вдруг сказала:
- Простите! Мне так знаком ваш голос... где я могла его слышать? Вас зовут Михаил, верно? А кто такой Сергей?
**
"Проклятье, проклятье, проклятье... Хоть об стену головой бейся..."
Да, минувший день выдался для Михи Бронштейна неудачным. Так пролететь в Министерстве... И почему? Новым главным учёным Министерства оказался тот самый русский выскочка, который приписывал себе идею самолёта "Биран"! Ну и, разумеется... Хорошо, если это не дойдёт до Главного. Что теперь делать? Надо срочно исправить положение. Как?
Бронштейн вздрогнул от телефонного звонка.
- Алло! Миха? Поздравляю тебя! Молодцы твои ребята! Всё как надо сделали, девушку освободили, террористов взяли без выстрела!
- А...а. Освободили? Взяли? Да?
- Ага, молодцы, я же говорю.
"Это что же? Те двое русских опять справились? Так они и вправду изобрели телепатический прибор? А почему не приехали? Позвонить им, срочно. Где их телефоны? А зачем звонить? Может, удастся и так... Ведь наверняка держат свой аппарат в Технионе..."
**
- Миша! Это так удивительно, то, что ты мне рассказал про свою машину! Я и подумать не могла, что такое возможно!
Прекрасная Анат улыбалась мне, и я не в силах был думать ни о чём на свете, кроме её дивных блестящих глаз. И эту девушку бандиты готовы были убить... какая страшная гнусность...
- Да, прибор хорош, только очень уж своенравен. Мы с Сергеем сами не знаем, чего ожидать от нашего Тепика. Иногда кажется, что ничего не получится, а в другой раз он позволяет сделать что угодно. Вот, к примеру...
- Да, милый? Что ты хотел сказать?
Я осёкся. Не следует рассказывать этой девочке, как её собирались убить похитившие её подонки, а Сергей их загипнотизировал. Мало того, что испорчу радость, так она, пожалуй, ещё подумает, что я рисуюсь. Вот, мол, какой спаситель-освободитель.
- Ты очень красивая, Анат!
- Миша! Ты знаешь, мне вдруг очень захотелось посмотреть этот ваш прибор! Можно?
- Что за вопрос? Конечно, да! - Я обшарил взглядом комнату. Надо же, прибора нигде нет.
- Наверное, он у Сергея... А может, мы оставили его в Технионе?
**
Перед факультетом стояли двое молодых парней. Они озирались по сторонам и присматривались к окнам нижнего этажа.
- Есть! - прошептал один к другому. - Вон то окно не заперто! Подсади-ка меня!
Несколько движений - первый из парней, встав на плечи другому, дотянулся до окна, надавил на него - фрамуга, кряхтя, опустилась...
Спустя полминуты оба они проникли в кабинет ротозея. Нет, не здесь искали они свою добычу. Достав отмычку, отперли изнутри дверь... вышли в коридор... на лестницу... тихо ступая в мягких спортивных тапочках, поднялись на второй этаж... нашли дверь с табличкой "Научный сотрудник Сергей Шапиро, инженер Михаил Белов"... и проникли в вожделенный кабинет. На столе находилось то, ради чего они рисковали. Теперь тем же путём назад... и спустя три минуты они уже удалялись от факультета, унося трофей и вполголоса обсуждая между собой, как здорово заработали пять тысяч шекелей за какой-то разобранный видеомагнитофон с присоединёнными к нему наушниками, похожими на диадему богатой бабёнки.
**
- Привет, Миха! Так это и есть тот самый прибор? - Главный смотрел на Миху, одобрительно улыбаясь.
- Да, это он! Его сделали наши сотрудники под моим руководством!
- Постой-ка. Ты вроде упоминал каких-то русских?
- Нет, господин Коэн. Те двое как-то прослышали про нашу разработку, принесли какую-то рухлядь, она вообще не работала. А вот наш прибор - да!
- Ну-ка, ну-ка. Давай проверим. Сейчас я только приглашу других начальников отделов, пусть все присутствуют на таком важном испытании...
Миха едва слышал слова Главного. Ведь сейчас надо было запустить эту штуковину. Надо же, как глупо её сделали, не поймёшь, что где нажать. Что-то написано, но на незнакомом языке, видимо, по-русски. Ясно одно: наушники на голову, а дальше пробовать подряд все тумблеры с пимпочками. В кабинет вошли трое мужчин. Двоих из них Бронштейн знал - важные шишки, а третьего никогда не видел. Наверное, какой-нибудь новый начальник.
- Что за неприятность была вчера в Министерстве?
"А, чёрт. Уже знают".
- Да ну, чепуха. Новый главный учёный стал ко мне придираться. По поводу "Бирана".
- А, это тот самолёт, который наш Миха изобрёл. Он что, не понравился главному учёному?
- Да нет, не в этом дело. Просто наш главный учёный - тот самый тип, который пытался доказать, что именно он изобрёл "Биран".
- Невероятно! А мы его за психа приняли!
- Ну, не псих он, нет. А всё-таки самолёт изобрели мы сами.
- А почему Миха так долго возится с этим прибором? Разве он его держит в руках впервые в жизни?
- Да вот... тут, понимаете, по-русски написано...
- Как это? На приборе, выпущенном в компании МАНУЭЛЬ, русские надписи?
- Миха, я знаю русский, позвольте, я прочту!
У Бронштейна гудела голова, и он даже не помыслил возражать, когда новая секретарша Главного - русская девчонка, недавно принятая на работу - приподняла край "видеомагнитофона" и громко перевела на иврит: "В случае, если я потеряю этот прибор, а Вы его найдёте, пожалуйста, свяжитесь со мной по телефону: Михаил Белов, 05-1332454".
Тут вдруг Бронштейн понял, что никто из вошедших, кроме этой секретарши, до сих пор не произнёс ни слова.
**
Мне было всё-таки немного жаль покидать эту страну. Аэропорт имени Бен-Гуриона был последней ниточкой, всё ещё связывающей нас с Израилем.
Мы сидели в зале ожидания. Михаил выглядел счастливым. Всю дорогу он не выпускал из руки ладонь Анат и что-то шептал ей на ухо. Я не прислушивался, но и без этого было понятно - мой друг влюбился в свою молодую жену. Бывает. Бедняга. Брал бы пример с меня: я вот Наву... да, люблю, но головы не теряю.
- Дядя Сергей! У вас упала записная книжка! Это, наверное, что-то важное?
- Да, Моше, спасибо.
Гм. Я не теряю от Навы головы... почти.
Я взял Наву под руку, смеющийся Моше последовал за нами. Мы оставили двух влюблённых наедине, насколько это возможно в аэропорту, и подошли к огромному стеклу, отделявшему нас от улицы. На стоянке перед аэропортом не было свободных мест, всё заполонили машины провожающих и такси. Чуть правее располагалась небольшая аллея, где росли платаны. Я вспомнил старое дерево, которое росло в экспериментальной лаборатории, и прикрыл глаза. Прошло всего несколько дней, а кажется, это было так давно! Я буду скучать по этому платану. И по Техниону. И по Израилю. Что ни говори, нам было здесь неплохо.
- Объявляется посадка на рейс 2910 в Торонто, - раздался громкий женский голос из колонок под потолком. - Пассажиров просим пройти к стойкам для регистрации. Повторяю. Объявляется посадка...
- Это нас. - Михаил и Анат взяли сумки и бодрым шагом направились к эскалатору, которому предстояло отвезти нас, всех пятерых, к конечному пункту регистрации.
- А ведь недурный прибор придумал Мишка, да, Нава? - также берясь за ручную кладь, обратился я к жене. - Читает мысли, позволяет немножко видеть прошлое и будущее, да ещё гипнотизировать, когда надо. Считается, что достаточно сложные аппараты могут приобрести элементы разума. Как знать, может, и наш таков?
- Конечно, милый! - с улыбкой отозвалась самая прекрасная из женщин. - Прибор ваш очень хорош. И ты знаешь, мне кажется, что он очень похож на вас обоих. Такой же добрый, надёжный товарищ, старается помочь другим людям. И всё-таки самый лучший прибор на свете находится здесь, - и она нежно положила руку мне на левую сторону груди


Популярное на LitNet.com А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) Д.Соул "Не все леди хотят замуж. Игра Шарлотты"(Любовное фэнтези) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) А.Рай "Академия залетных невест"(Любовное фэнтези) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Последняя петля 5. Наследие Аури"(ЛитРПГ) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"