Жданович Роман Борисович: другие произведения.

Памяти Марины Цветаевой

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    День именин - более чтившийся в России(!), и поэтессы, крещеной в октябре т.г. в хорошо известной церкви Московского ун-та, остается неясен: ближайшая Марина была по публиковавшимся календарям уже в следующем году, лишь 28 февраля, еще одна (выбирают патрона по ходу времени) - 17 июля. И нет известных данных что родителям, ждавшим мальчика, это редкое в России (тогда) имя будило какие-либо ассоциации, чем-либо выделялось ими [Л.И.Анискович єБлагоуханная легендаЋ, М., 2008]. Из русских агиографических персонажей его носила лишь мать Ивана Санина - св.Иосифа Волоцкого: крайне непопулярного среди жидовствовавшей (революционной) и манихействовавшей (єнестяжательскойЋ) профессуры и интеллигенции Российской империи ХIХ века. Столь же одиозно была представлена романовской историографией Марина Мнишек, что закрепили в общественном сознании Пушкин и Мусорский... И данных действительно нет, но за малым исключением. Профессор Иван Владимирович Цветаев, первым браком женатый на дочери историка Д.И.Иловайского (получив в приданое за ней Цветаевский дом) - передавшей мужу интерес к русской словесности, должен был знать университетского московского приват-доцента А.А.Шахматова.

  ПАМЯТИ МАРИНЫ ЦВЕТАЕВОЙ. СВЩ.ГРААЛЬ НА РУССКОЙ ЗЕМЛЕ
  
   C победой революционной - большевицкой власти, по выходе последнего 24-го тома Полного Собрания Русских летописей (ПСРЛ), в году 1922-м от Р.Х. публикация этого Русского Завета была победившими Россию "пролетариями" пресечена. Лишь в конце 1940-х годов, с победою над марксистами-ленинцами И.В.Сталина, издание возобновилось, выпустив тогда 25-й том: с Великокняжеским Сводом 1470-х\1490-х гг. по Уваровскому (и привлекаемому в лакунах Екатерининскому - Эрмитажному) списку. Особый статус мирского - государственного труда (не церковного!) сразу принес немалые открытия. Возобновлено было И.В.Сталиным - в те не тучные годы - печатание летописей Руси (серия 1948 - 1995 годов), сразу многотысячными тиражами: против тех скудных сотен - и не выходя за рамку 1 тыс. экземпляров тиражей, каковыми выйдет последняя серия ПСРЛ (зато вышедших в роскошном переплете: лишь для коллекций "православных олигархов"), начавшаяся в 1997 и пресеченная на 43-м томе в 2010 г...
  
  
  Красною кистью рябина зажглась, падали листья, я родилась,
  Спорили сотни колоколов, день был субботний: Иоанн Богослов.
  Мне и доныне хочется грызть жаркой рябины горькую кисть. -
  
  сказала о дне 26.09(08.10).1892 Марина Цветаева. День именин - более чтившийся в России(!), и поэтессы, крещеной в октябре т.г. в хорошо известной церкви Московского ун-та, остается неясен: ближайшая Марина была по публиковавшимся календарям уже в следующем году, лишь 28 февраля, еще одна (выбирают патрона по ходу времени) - 17 июля. И нет известных данных что родителям, ждавшим мальчика, это редкое в России (тогда) имя будило какие-либо ассоциации, чем-либо выделялось ими [Л.И.Анискович "Благоуханная легенда", М., 2008]. Из русских агиографических персонажей его носила лишь мать Ивана Санина - св.Иосифа Волоцкого: крайне непопулярного среди жидовствовавшей (революционной) и манихействовавшей ("нестяжательской") профессуры и интеллигенции Российской империи ХIХ века. Столь же одиозно была представлена романовской историографией Марина Мнишек, что закрепили в общественном сознании Пушкин и Мусорский...
  
  И данных действительно нет, но за малым исключением. Профессор Иван Владимирович Цветаев, первым браком женатый на дочери историка Д.И.Иловайского (получив в приданое за ней Цветаевский дом) - передавшей мужу интерес к русской словесности, должен был знать университетского московского приват-доцента А.А.Шахматова.
  
  Тот в кон. ХIХ в. приступил к исследованию по Архивскому списку московского Архива МИД этой великокняжеской Московской летописи (открыв ее же в чистом от компилирований виде в Уваровском и Эрмитажном списках). И он должен был обнаружить: та княгиня (память 20 января), что сумела перенести на Русь величайшие христианские Реликвии, - но чей некролог в суздальской летописи содержит лишь ласкательное имя (Марица) и о которой общерусской церковное летописание (Софийская и Типографская летописи) умалчивало, - полностью звалась Мариной.
  
  1.ВМЕСТО "ДУХОВНЫХ" (манихейских) СКРЕП...
  
  Знакомые с средневековой поэзией, видимо, слышали об ассасинах - исламских террористах Средневековья, с 1080-х гг. державших в страхе Ближний и Средний Восток, и даже Европу. Русь тоже узнала их, более того, их первый теракт был зафиксирован летописцами, состоявшись 900 лет назад, 15-го (22-го либо 28-го при пересчете календаря) августа... Летом 1115 года на Днепре открывалось красочное зрелище. Ян Войтишич вел флот на царство Греческое - вновь, как в давние времена, последний раз с воеводой Вышатой при цесаревиче Владимире Ярославиче и юной, но деятельной цесаревне Анне Новгородских(*). Пара была хорошо известна киевлянам: их свадебную брачную ночь видели входящие в Киев, запечатленную на сырой штукатурке ставившихся в том 1038 году Золотых Ворот (не воспроизводится, ввиду законодательного запрета "порнографии").
  
  С Яном отплыли полки княгини Марины - дочери приглашенного киевлянами на Русское царство, ознаменовав воцарение изгнанием олигархов - иудейских ростовщиков-работорговцев, вел.кн.Переяславского Владимира Всеволодовича: сына византийской принцессы, добытой в тех походах мл.брату Новгородским князем, по прозванию же своего греческого деда - получившего прозвище Мономахос (единоборец).
  
  С вождями был и муж княгини: таившийся людных сборищ ромейский патриций, о котором шептались, что это сын низвергнутого кесаря Романа IV Диогена, скрывающийся от наемных убийц узурпатора Алексея Комнина (по "Алексиаде" Анны Комнины, якобы, 16-ти лет погибший в бою с тюрками в 1087 г.)... Современной историографией он зовется самозванцем - сообразно идеологии нашего "византийского" государства, наследовавшего ненависть греков к славянским странам, - отталкиваясь от известий частной биографической квазихроники "Алексиада". Но в дореволюционной историографии не ставилось вопроса о его "незаконности" [Татищев, 1994, т. 2, с.124; Соловьев, 1960, кн. 1-я, с.407; Нечволодов, 1991, т. 2, с.65]. Можно себе представить, как русский князь, родственник греческих императоров, выдает дочь замуж за безвестного бродягу в овинном тулупе (каким рисует Девгеньевича Анна Комнина)? По Татищеву, сочетание царевича Леона и Марины было вполне официальным, происходя в Царьграде в июле 1104 г. (когда Владимир Мономах, утратив Смоленск и Чернигов, изгнанный в Переяслав Русский Олегом Святославичем - освобожденным в 1083 г. из хиосского изгнания воцарившимся Алексеем Комнином, стал не опасен грекам). Русские источники - надежней византийских басен российских "институтов стратегических исследований"!
  
  На сторону Леона Девгеньевича, возглашенного императором, уже переходили дунайские города, населенные славянами-болгарами и ненавидевшие греческих православных оккупантов (Мизийский экзархат относился к области Римского архиепископа и Болгарские цари, крестившись, стали получать корону из рук понтификов). Казалось, дни крючконосой (армянской) династии Комнинов сочтены. Но 15 августа, в Доростоле, столице Дунайской провинции, Леона нашли кинжалы вошедших к нему в доверие сарацин-исмаилитов - ассасинов, подосланных Старцем Горы, эмиром замка Аламут, вошедшим в сговор с "врагом тиары и другом чалмы": царьградским кесарем.
  
  Участие княгини Марины в военной политике мужа и отца не должно удивлять. Это действительность Древней и Средневековой Руси, скрывавшаяся хронистами-христианами (как и большинство сведений, относящихся к женщинам: источнику "порока"). По византийским свидетельствам, собирая тела павших в 971 году под Доростолом дружинников Святослава, под воинскими доспехами греки находили и их подруг, погибших в бою. Крещение Руси, насаждение в знатных семьях нравов Иерусалима и Афин, не смогло стереть этого обычая. Истребление монгольских ясачников и баскаков с их отрядами в 1262 году [ПСРЛ, т. 10, с.143; Т.37, с.с. 30, 70, 104 и дал.] в Ярославле случилось в Осенины [там же, т. 20, с.164]: в специфически-женский праздник (08 сентября). В 1252 г. под Переславлем Залесским погибает жена вел.кн.Ярослава Ярославича (брат Александра Невского), прикрывая бегство мужа от татар. В Куликовской битве участвовала княжна Дарья, дочь Андрея Федоровича Ростовского, изгнанного с отчины москвичами в 1334 г., о чем рассказывает житие св.Сергия. Поскольку в Троицком монастыре - рабочие пометки за 1380 год в Стихираре которого, делавшиеся монастырским уставщиком, сохранились, о начале войны с татарами узнали только 26 сентября, большой вопрос: вдохновлялись в том году русичи отшельником Сергием Радонежским (как повествует рыцарский роман 2-й\4 ШЕСТНАДЦАТОГО века "Сказание о Мамаевом побоище"), врагом москвичей (что выдает тон его рассказа о нашествии 1334 г., записанного Епифанием), или же - валькирией Дарьей, дочерью ростовского князя? Вопрос не столь эпатирует, как кажется. Что Дмитрия Ивановича "благословлял" св.Сергий, впервые говорит распространенная редакция "Летописной повести о Донском побоище", появившаяся лишь в митрополичьем летописании ХV века (Софийская летопись). Однако сообщение о смерти в сентябре 1392 г. св.Сергия, дружно сделанное современными суздальскими летописцами (Троицкая, Рогожская, Симеоновская летописи), в митрополичьем летописании века ХV, идущем (как и пространная летописная повесть) от канцелярии митр.Фотия-Грека, было проигнорировано: для греков, сочинявших фейковую оцерковленную историю России, Сергий был "и сам никто, и звать никак".
  
  ...В 1470-х в бою с татарами была смертельно ранена княжна Феодора, дочь Ивана Ивановича Пужбольского [А.А.Титов "Предания о ростовских князьях", 1885]. Под 1436 г. летопись Устюга, в новелле об ослеплении Василия Косого, рассказывает, как враги устюжан - вятчане, не поспев в помощь Галицкому князю на битву с вел.кн.Василием II Московским, в утреннем тумане напали на стан великокняжеского вассала кн.Александра Брюхатого (предок А.М.Курбского, инициатор канонизации Федора, Давида и Константина Ярославских) и пленили того, вместе с его княгиней [ПСРЛ, т. 37, сс. 43, 86]. Мусульманские домострои (типическая средневековая литература), в Индии (Делийском султанате) сохранившись от ХIV - ХV века, высоко оценивая наложниц-рабынь, доставлявшихся с Руси, спешат предупредить правоверных об их опасности и строптивости, склонности к побегам(sic!). Так что историческая песня "Татарский полон" ("Как на матушке, на -ДарьЕ-реке"; татарская тема в "Сече на Керженце") не фантазирует! Одним словом, елейная церковная белиберда - слагавшаяся феодалами в рясах для охмурения холопов, цитировавшаяся в ХIХ веке монаршими историками-семинаристами (а ныне попАми с ГБ-шным погоном под рясой), это - одно, а действительность - нечто совсем иное.
  
  У царицы Марины Владимировны, потерявшей мужа, оставался сын: царевич Василько Маринич, знаменитый богатырь, подобно матери, попавший в Русский эпос, а тогда еще совсем юный. То, что большинство летописцев величало его ИО, прибавляя материнское имя, показывает, у кого была власть, кто возглавлял предприятие. И на Дунай теперь выступил, с полками и воеводой Фомой Ратиборовичем, брат Марины: Вячеслав Туровский, князь ныне скромного городка в Белоруссии, а тогда 4-го (по порядку учреждения епископств) удела Владимирской Руси, интеллектуального центра, в Х веке имевшего, подобно Полоцку, собственную династию (последняя властительница которой, родственница Рогнеды - княгиня Малфредь умерла в 1000 году). Туровские граждане тоже запомнили Марину: после ее кончины этим именем нарекают дочерей их князь Юрий Ярославич (не бывший кровным потомком ее или Вячеслава: дяди и тёти), а затем Владимир Рюрикович Смоленский - внук Туровской княжны Анны Юрьевны. Туровская же волость была в ХI в. огромной, включая и известную "змеевым" своим именем реку Горынь: приток Припяти между Пинском и Туровым.
  
  Но Доростол, потерявший градоначальника, к этому времени оказался занят греками, воспользовавшимися сумятицей. И Вячеслав, как заявляет русскоязычная историография, успехов не добился. Однако, времена Святослава Игоревича, когда русские воины - наступая "стеной", поражавшие противника из луков, укрываясь за щитами-заслонами, не могли противостоять греческим клерухам (крестьянам-ополченцам), сражавшимся железной палицей, в латах и верхом, давно прошли. С той поры доспехи царьградских катафрактариев, по выражению Анны Комнины, сделались "подобны глиняным горшкам", а русские дружинники - стали биться верхом, перестав спешиваться для сражения. Согласно Воскресенской, Никоновской, Лицевой летописям (учреждавшимся разными учредителями: митр.Новгородским Макарием, митр.Московским Даниилом, царем Иваном Васильевичем) - князь Вячеслав опустошил Фракию и заключил мир с присланным из Царьграда посланником: митр.Неофитом Эфесским. Милость Владимира Киевского, остановившего наступление детей на византийскую столицу, ближневосточные люди смогли купить, женив престолонаследника Иоанна Комнина на его внучке, племяннице Марины: Добродее (Евпраксее), дочери русского престолонаследника Мстислава Владимировича Новгородского. Расчет мирным путем сделать царем Вселенной правнука, отпрыска старшего и любимого сына - показался царю русскому верней, нежели борьба за трон Василька Маринича.
  
  Митрополит передал Русскому царству дары императора Комнина: реликвии царства Греческого. Это - те самые дары, которые лубочное "Сказание о князьях Владимирских", а вслед за ним и пропагандистская Степенная Книга Царского Родословия, приписали Константину IХ Мономаху, жившему в 1040-х гг. и откупавшемуся от Владимира и Анны новгородских - иными дарами, некогда хранившимися в Софии Новгородской [см. В.Брюсова "Русско-византийские..."\ Вопросы Истории, ?3, 1972]. Сии лубочные источники обычно и цитируются русскоязычной - русофобской "историографией" России, осмеивающей известия, якобы, как чистые вымыслы. Никаких вымыслов нет, есть лишь подмена источника: достоверного на лубочный!
  
  Среди даров была и знаменитая сердоликовая чаша ("крабица") - в которую была Иосифом Аримафейским собрана Кровь Спасителя.
  
  *). В книге Толковых Пророков, списанной по княжескому заказу в 1047 году, Новгородский владетель зовется Владимиром Большим: старшим княжичем гнезда Ярослава Мудрого. А св.Анна, его подруга, чьи идущие из древности - портретные иконы и хранимые Софией Новгородской мощи юной, едва 25-летней замужней женщины, в мирском уборе и с тончайшей вышивкой (видной лишь глазу любимого друга), сохранились, чтится нашей Русской Сексоборческой церковью под 04 октября: как "Ингигерда", как "инокиня" (Анна в монашестве) и как "мать" сына Ярослава Мудрого... (Прим.авт.).
  
  2.БЕЛОРУССКАЯ КНЯГИНЯ
  
  Латинское имя Марина (Морская) - не частое до ХХ века, где прославилось Мариной Цветаевой. В русских святцах оно стоит лишь дважды: день преподобных Киры и Марины 28 февраля, а также день великомученицы Марины 17 июля.
  
  Ее житие - шаблонная грекохристианская порнографическая повесть: сублимация садо-мазохистическими сценами запросов извращенной (со скованной биологической чувственностью) природы православных "подвижников". Нет в нем ни документализма актов Лионских мучеников, ни величия духа жития Адриана и Натальи, ни приключений биографии Евстафия Плацида, ни эллинистического романтизма "Климентин" - ничего, нравившегося в житийной "историографии" варварам, полуязычникам. Однако на Руси ХI - ХIII вв. это имя полюбили!
  
  Им нарекали княжеских дочерей в Киеве, Турове, Смоленске, Курске. Но знаменита стала лишь дочь Владимира Всеволодовича, сделавшаяся героиней эпоса: коварной лиходейкой Маринкой. Новгородцы плохо относились к Мономаху - бросившему в киевский зиндан сотского Ставра... И обитательница Игнатьевской улицы, анахронистически привязываемая к веку Владимира Ярилы ("Красна Солнышка"), предстала в эпосе Мариной Игнатьевной: супротивницей Добрыни, колдуньей и дамой свободного поведения, полюбовницей поганого Змиевича. Змееморфные ассоциации - в новгородском эпосе указывают на нерусское происхождение, и национальность Змиевича установима.
  
  "Сказание о богатырях Киевских" [см. "Былины в записях и пересказах 17-18 в.", 1962] дошло доныне во вторичной записи пересказов и с лексикой времен царя Алексея Михайловича. Но возникло оно в древности. Ритуалы, рисуемые им: пирование монархини с монархом и витязями, её полномочные распоряжения; ремарка о том, тупым ли, заточенным ли оружием бьются единоборцы; передача ходатайств через даму и т.п., - идут из ХII-ХIII - Нордического века. Они не могли быть реконструированы ближневосточной книжностью т.наз. "святой Руси"!
  
  В "Сказании..." Змиевич Тугарин, т.е. сын Змия (Горыныча), известный нам как друг Марины, - это богатырь константинопольский, плененный и привезенный русскими богатырями в Киев, отпущенный Владимиром в Царьград. Возможно, он имел какой-то удел в Туровской земле: на реке Горынь...
  
  Летописный некролог, в отличие от эпоса новгородцев, открывает, что любвеобильная Марина Мономаховна почиталась в лике благоверных княгинь! Лишь церковники эпохи золотоордынской иудоэллинизации Московии - русской т.наз. "святости", истирали ее имя из святцев, сокрыв величайшую тайну Русского Средневековья. Клерикалы - идеологи уранополитической улусной государственности ("евразийства", предтечи россиянской федерации) своего добились: об этой русской святой ничего неизвестно, кроме даты смерти из светских хроник. Забылись Игнатьевская улица и Маринин монастырь - в отличии от Киево-Печерского, не переживший татарского нашествия.
  
  В честь св.Марины была освящена также знаменитая церковь на Сарском городище под Юрьевым-ПольскИм, возле которого состоится самая кровопролитная битва Домонгольской Руси: Липицкая 21.04.1216, - значимая в истории Руси, подобно Азенкуру в истории Валуа и Плантагенетов, неизменно упоминавшаяся новгородскими историографами. Но в честь которой: великомученицы или благоверной княгини? Этого в источниках не сохранилось. А иных Марининских древнерусских церквей неизвестно вообще!
  
  "Монголокацапским" - московским книжникам, грекофилам и евроненавистникам, забывшим отеческую славу, променяв на славянофобские византийские предания (вроде Покрова) - похоже, само имя сделалось чуждым и враждебным. Летописи суздальская (по Лаврентьевскому и Симеоновскому спискам), владимирская и ростовская (Типографская), в отличье от летописей новгородских, повествуют о Липицкой битве, не упоминая ее ориентир. В московское летописание его вносят "Летописец 72 язык" и "Свод 1518 года", но с ошибкой: именуя церковью св.Марьи. В Никоновской летописи 1520-х и Ростовском Своде начала 1530-х ("Тверской Сборник") годов Свод 1518 года дополнялся и правился по Софийской и Новгородской летописям. Но искажение названия осталось не исправленным.
  
  Его восприняли и колонисты, заселившие Запольский край после опустошений 1230-х - 1330-х годов: числя руины церковью св.Марьи Египетской. Но напротив, когда редактор великокняжеской летописи кон. ХV в. - мирянин, очень образованный и независимый во взглядах хронист, бежавший из столицы в начале правления Василия III, по воцарении Ивана IV возвратился в Москву, он внес в Московский Свод необходимую правку. Также, сын Мономаховны, в известии о гибели его в 1136 г., именно этим хронистом именуется правильно и четко: Василько Маринич [ПСРЛ, т. 25, с.33]. Не кратко "Марич" как в Никоновской [там же, т. 9, с.160], или "Маричич", как в Лаврентьевской, Новгородских 1428 и 1539 гг. [там же, т. 1, с.304; т. 42, с.100; т. 43, с.65], и не с опискою "Мариин" или "Марьин", как в Софийской [там же, т. 39, с.58] летописи. Хронист отождествляет патронат церкви и персону Марины Владимировны!
  
  Московский Свод служил черновиком Воскресенской летописи 2-й\4 ХVI века. В ее старшей редакции, доведенной до 1347 г. и сохранившейся в старейших Ахтырском (Татищевском) и Воскресенском списках БАН (1550-е гг.), имя церкви св.Марины передается правильно; все прочие писцы переправили его на "св.Марья" [там же, т. 7, с.30, прим.]. Табу "шибко православных" редакторов частично объяснили берестяные грамоты. Новгородцы (Курская княжна Марина Олеговна, мать Василия и Константина Ярославских, была правнучкой новгородской боярышни), а с ними и князья дома Игоря I Рюриковича, очень любили западнославянское теофорное имя Морена: в честь богини обольщения, чувственного влечения - "зла" в христианском понимании. Славянская языческая космология - раскрывается в гениальной пьесе великого Русского ученого и театрального деятеля С.А.Гедеонова "Млада" (либретто оперы-балета 1992 г.), где плотская ипостась богини смерти, "зла" (на стяжательский и евнушеский иудеохристианский взгляд!) носит имя Святохны - СВЯТО-славы: имя образуется по той же модели, что имя Войславы. Борются же с богиней, ведущей к герою страстную героиню, призраки: ТЕНИ древних князей и 1-й подруги, вышедшие из АДА. Вина в пьесе Яромира - выбрасывающая из его подсознания галлюцинации, по языческому взгляду, образовывалась не нарушением брачного "долга", оставшегося за 1-й подругой (это православный - полугностический, полуиудейский взгляд!), но попранием долга кровной мести ее убийце (возникшего, ибо перед гибелью Млада обручилась с Яромиром) - направляемой Родегастом: держателем социального миропорядка...
  
  Здесь корень тот же, что в словах моръ, море, марево, (су)мъракъ, смърть. Язычники ценили роковых женщин и страстные переживания!.. И, по созвучию с Мореной, распространилось имя Марины, паче, это латинская калька славянского слова.
  
  Однако православие это религия стяжателей (как все ближневосточные религии: культы "холуев б-жьих", торгашеской полисной цивилизации), стяжающих кайф иллюзорного "царствия небесного", - а не плотской страсти, удушающей, перехватывая дыхание (потому звавшейся подводной - морской). Православное богословие отвращает от мирского эмоционального самоотрицания: чувственного восторга, мирского конкурента экстатическим иллюзиям "божественного" постнического "осАживания плоти" [см. В.Вересаев "Аполлон и Дионис", гл.6 (цит.дисс. Д.Г.Коновалова)]. В Византии золотоордынских времен - опираясь на союз с татарскими ханами-язычниками (и мусульманами, не выпячивавшими свое "правоверие") пытавшейся играть роль былой левантийской сверхдержавы, царствовали мистические исихастские учения (подобно РФ начала ХХI в.!). Ученый пишет: "В общебогословском плане свои мистико-аскетические, мироотрицающие идеи исихасты основывали на принципиальном различении сущности и действий Бога. Сущность, по их мнению, есть источник божественных действий; она - одна, тогда как действий много. Сущность непостижима ни для какого ума, ибо она неведома и проста; действия же познаваемы вследствие их видимости и способности к разнообразию. Соответственно ничто сотворенное, служа действием Бога, не может происходить из его сущности, приобщаться к нему и смешиваться с ним. Тварь ...может иметь богообщение ...через благодать, подобием которой является божественный свет, воссиявший на горе Фавор. ...Отсюда следовало, что истинное богопознание состоит в созерцании божественного света, сокрытого в самом человеке. Для этого не требовалось никакое интеллектуальное усилие, никакая образованность, достаточно было одной веры, которая, по мнению исихастов, возвращает райское совершенство праотца Адама" [А.Ф.Замалеев "Восточнославянские мыслители...", 1998, c.125]. Фактически это была восточно-христианская реформация (более глубокая, нежели европейская реформация Лютера и Кальвина), отказ от идеи Триипостасности божества и реиудаизация православия. И, по всей видимости, культ Троицы св.Сергия Радонежского, изначально диссидентский и принимавшийся духовенством только в Новгороде [см. http://samlib.ru/editors/z/zhdanowich_r_b/neprichesannyjsergij.shtml], был не заимствованием, а оппозицией греко-еврейскому учению...
  
  И, поэтому, в оцерковленной исихастскими греческими миссионерами Московской земле [см.: С.Горюнков "Мертвая царевна и спящий народ", гл.18], первое имя перестало цениться. И второе имя в средневековый именослов тоже широко не вошло, сохраняясь лишь в боярских родах новгородского происхождения.
  
  3.УСОПШАЯ ЦАРЕВНА
  
  Современные царевне хронисты ласково звали ее Марицей. Теперешние источники вменяют дочке Мономаха полное имя Марии - "шибко" православно, по-еврейски. Но, как увидим ниже, оснований к этому нет никаких: ее сын звался Василько Маринич, о чем знали средневековые московские канцеляристы.
  
  ...Тое же зимы преставися благоверная княгини Марица, дщи Володимеря, {месяца того же [генваря] въ 20 день, в неделю, а} в понедельник положена бысть въ гробъ въ своей церкви, въ ней же и пострижеся, -
  
  сообщает под летом 6654-м Суздальская летопись по Лаврентьевскому [и Переславльско-Суздальскому] спискам. Слова, взятые в фигурные скобки, нижегородский мних Лаврентий в 1377 г. выделил киноварью! Но в официозной - лицевой Владимирской летописи 1215 г. (Радзивилловская) известию не придавалось важности: его не снабдили иллюстрацией, от даты смерти статья сокращалась. Суздальцев погребение в далеком Киеве царицы, отнявшей у греков и доставившей на Русь особо почитавшиеся латинскими путешественниками реликвии, мало интересовало.
  
  Что к персоне Марицы многие православные образованцы относились плохо, мы обнаруживаем уже под 1185 годом. Тогда начала сводиться общерусская летопись, должная отразить начавшееся царствование Всеволода Бол.Гнездо: мл.сына Юрия Владимировича, рожденного греческой принцессой, утвердившегося на престоле державы Андрея Юрьевича после убийства Боголюбского кесаря. Об этом сочинении известно из содержания его черновика, пройдя через копии летописцев Русских митрополитов, Тверских князей и монахов Богородице-Рождественского Лисицкого монастыря, сохранившегося в летописи по спискам Карамзина и Дубровского [ПСРЛ, тт. 42, 43]. События прошлого книжниками Всеволода, лицами духовного звания, в данный черновик выписывались, преимущественно касаясь Новгородского княжества и Киевской митрополии. Но киевский некролог благоверной Марицы в эту летопись не вошел!
  
  Не вошел он и в ту ее редакцию, что ок. 1187 г. получили и использовали в собственном летописании знаменитые Новгород-Северские князья-Ольговичи: его нет в Ипатьевской и Хлебниковской летописях. Это тем удивительней, что известна летопись, ведшаяся под редакцией жены Всеволода - вел.кн.Владимирской Марьи. Претенциозно называясь "Летописец Русских царей", тоже сохранившись лишь в копии с черновика, унаследованного Ярославом Всеволодовичем (отец Александра Невского), - Переславль-Суздальском списке - она несет некролог Марицы в том же содержании, что и Лаврентьев список 1377 года.
  
  Связанный со Стародубскими князьями "Владимирский Летописец", сводившийся по древним их архивным материалам в 1510-х гг., редактировал и сокращал первоисточники иначе: "...В се же лето преставися княгини Марина, дщи Володимерова, месяца генваря въ 20 день" [там же, т. 30, с.63]. В дате древние историографы единодушны! Здесь мы впервые видим полное имя княгини. Но все выписки некрологов Марицы изошли единственно от двух сводов, ведшихся в 1160-х - 1170-х гг. в Переяславе Русском, по-видимому, при княжеских дворах высланных Андреем из Залесья братьев-полугреков: Михалка и Всеволода, - и, похоже, при деятельном участии их жен: Фовронеи Суздальской и Марьи Чешской [см.: http://samlib.ru/editors/z/zhdanowich_r_b/letopisxdwuhkorolew.shtml]. Акты древнерусского феминизма? Возможно, но вероятней, "пастьба" княгинь византийскими пастырями была не столь внимательной, нежели их мужей. Потому, историографы княгининых дворов создали гораздо более ценные исторические труды, нежели придворные хронисты их мужей.
  
  Все названные Летописцы известны лишь в списках-копиях ХIV - ХVI веков. Но в компиляциях, сводившихся в эти же века: своде Кирилло-Белозерского монастыря ("Летописец 72 Язык"), ростовском своде 1423 года (Типографская и Холмогорская летописи), сводам 1518 и 1534 года, - неизменно - персону святой княгини Марицы исключают. Нет ее и в митрополичьих летописях редакции годов 1256 (I часть Тверского Сборника) и 1418 (Софийская летопись). В них была выброшена почти целиком вся статья 1146 года! Летописец Переславля Суздальского был использован в Своде 1518 г., в редакции, более полной, нежели та, что известна нам (из списка 1460-х гг.). Этому своду был характерен крайне развязный язык! Но и он о царице Марице предпочел умолчать. Выбросил ее и редактор великокняжеского Московского Свода, притом, что он, единственный, правильно и полностью привел имя матери в "отчестве" царевича Василька Маринича.
  
  Вспомнили о ней лишь Никоновская и Лицевая летописи, учрежденные митр.Даниилом и редактировавшиеся царем Иваном Грозным - чуждыми низкопоклонства грекам. Летописи выверялись по множеству архивных источников. И оными почтительно используется полное ее имя: Марина. Не было при Иване Васильевиче византийского мракобесия, присущего Российской Федерации ХХI века! Здесь же, на миниатюре, взяв поправку на условность изображения, мы можем взглянуть и на лицо Марины [http://www.runivers.ru/bookreader/book478161/#page/295/mode/1up].
  
  Источник - был независим от цитировавшихся выше древнерусских, он не указывал дней недели, датой же назвал 30 апреля. Возле этой даты, после разгрома на Липице, у церкви св.Марины, капитулировали окруженные новгородцами стольные грады Юрия и Ярослава Всеволодовичей: Владимир и Переславль Залесские. Добившись капитуляции великорусской столицы, изгнания в Городец (Китеж) низложенного вел.князя, новгородцы и ростовцы в день памяти княгини Марицы пришли к Переславлю, быстро капитулировавшему. Новгородский князь Мстислав опозорил на всю Русь суздальских князей: забрав у зятя дочь Ростиславу, жену Ярослава Всеволодовича (мать Александра Невского). Быть может, 30 апреля, как день прославления Марины, связывался новгородцами с датой победы, одержанной возле церкви ее патронессы, сил, возглавлявшихся Мстиславом Удатным, самым знаменитым потомком Мономаха, над суздальскими Мономаховичами?
  
  За что же преследовалось имя княгини в годы татарско-византийского пленения Руси (греческая церковь предписывала русской пастве подчиняться золотоордынскому "царю"; убитых воинов запрещалось даже предавать земле!)?
  
  4."...МНЕ ДЕЛО ИЗМЕНА, МНЕ ИМЯ МАРИНА, Я БРЕННАЯ ПЕНА МОРСКАЯ"
  
  Былина рассказывает, как:
  
  ...Не отколь взялася тут Марина Игнатьевна,
  Водилася с дитятами княженецкими,
  Она больно, Марина, упивалася,
  Голова на плечах не держится,
  Она больно, Марина, ухваляется:
  Гой еси вы, княгини, боярыни!
  Во славном во городе во Киеве,
  А и нет меня хитрей, мудрей,
  А и я, де, обернула десять молодцев -
  Сильных-могучих богатырей гнедыми турами...
  
  Регионы фольклорного бытования былины о Маринке говорят о древнем их возрасте [С.И.Дмитриева "Географическое распространение русских былин", 1975, с.63]. Например, большой куст записей протянулся по реке Лепше в Шенкурский уезд, на Вагу. Этот путь уже в ХIV веке был новгородцами потерян, перехваченный низовскими колонистами, осваивавшими бассейн Сев.Двины, былин не певшими [см. там же, с.с. 38-41]. Другой куст бытовал в районе Усть-Цильмы, в среднем течении Печоры. Новгородская колонизация шла от моря, и в низовьях реки, накрытых поздними волнами переселенцев, былина забылась.
  
  С ХIII века былины, чья поэтика не выдержала столкновения с реальностью поражения русских витязей татарскою ордой, активно вытесняются новым жанром - историческими песнями. Карта их распространения пропускает важнейшую область бытования старших былин - Мезень, Кулой и Зимний берег [там же, с.52], где удержалась древняя поэтика. И наша былина - там бытует [там же, с.63]! Она рисует Маринку красавицей. А Марина Мнишек - соотносимая с былинной героиней [В.Ф.Миллер "Народный эпос и история", 2005, с.359], до знакомства с Отрепьевым, не встречала претендентов на руку и красотой, согласно портретам ее века, совершенно не блистала [см.: "Дневник Марины Мнишек", 1995, с.43]. Наконец, бык-тур уже в ХIV в. был редок, таясь по белорусским лесным чащам, а к ХVII в. истреблен полностью, но новгородским сказителям остался знаком его облик.
  
  Древнейшая рукопись с нотированным списком былины - сборник К.Д.Данилова, чьи варианты восходят к монгольским временам. Но сохранился и вариант древнейший, тоже записанный в Нов.время и без нот, но хранящий редакцию домонгольскую [см. "Страницы Мировой истории", СПб., ?1, 2012, с.с. 2-3].
  
  Этот метод симпатической любовной магии, по отпечаткам следов, дожил до ХХ века! Марина привораживает юного Добрыню:
  
  Брала она следы горячие, молодецкие,
  Набирала Марина беремя дров,
  Беремя дров белодубовых,
  Клала дрова в печку муравленую
  С теми следами с горячими.
  Разжигает дрова огнем палящятым
  И сама она дровам приговаривает:
  "Сколь жарко дрова разгораются
  Со теми следы молодецкими,
  Разгоралось бы сердце молодецкое... -
  
  И неуемное сердце его, действительно, разгорается, Добрыня вбегает к Маринке и, выхватив саблю, прогоняет вон "прекрасного Змиевича". Разгневанная барышня обращает поклонника в тура. Бык убегает на болото, вожаком в турье стадо; с прочими быками-богатырями "Атамана - Золотые Рога" рознит лишь драгоценная вызолота гигантских турьих рогов...
  
  Дальше наступает замечательно кинематографичный финал - чуждый ханжеской православной белиберды, навешиваемой агитпропом РФ на женщин Руси, являя их в подлинном образе. Подруга богатырской матушки Амелфы Тимофеевны - млада вдова Анна Ивановна, крестная мать Добрыни, осушив ковш вина, ударом в скулу мастерски сваливает Маринку наземь и избивает ногами, покуда не принуждает возвратить Добрыню. Марина ласточкой летит на болото, усаживается на Добрынин рог, возвращает облик богатырю, и тот саблей четвертует злую безбожницу - отрезая руки, ноги, губы: прежде ласкавшие, оплетавшие и целовавшие непотребного Змиевича...
  
  Известное нам о Древ.Руси позволяет, опустив фельетонные эпизоды, уверовать в то, что историческая княжна Марина, будучи страстной натурой, нрав имела свободный, в интеллектуальных же занятиях не чуждалась оккультных практик (молитвослов княгини Гертруды-Елизаветы, жены Изяслава Ярославича, жившей веком ранее, сохранился, и на его полях списан лунник). Но она, кроме (христианских) пороков, обладала немалыми достоинствами, поскольку удостоилась титулования благоверной княгиней и прозывания личным именем. Обычно летописцы самых знатных женщин звали лишь по мужу либо по отцу...
  
  Политически же Марина Владимировна едва не сделалась императрицей Ойкумены. Это - то преступление в глазах греческих церковников, что не прощалось русской княжне погрязшими в противоестественных пороках цареградскими "гейроборцами", а вслед за ними - и их русскими учениками.
  
  5.КУДА СТРАНСТВОВАЛ ПАРСИФАЛЬ?
  
  Где происходит действие знаменитейшего в прошлом (до уничтожения СС и наступления Эры антифашизма) романа и оперы "Парсифаль"? Д.Н.Зенин в статье "Корона Империи" писал: "По утверждениям авторов средневековых рыцарских романов, Кретьена де Труа и Вольфрама фон Эшенбаха, Терра да Сельваш и ее столица славный замок Мунсельваш были святой неприкосновенной землей. Но где эта Терра де Сельваш? Между тем, загадки вообще никакой нет. Terra (лат.) - земля, selva - лес, mond (mund) - гора, возвышенность. Владимиро-Суздальскую землю уже в середине XII в. все - и простолюдины, и знать называли Земля Залесская. Мунд = Мондсельваш = матушка Москва..." Подробное обоснование того, почему Терра де Сельваш не может быть Лангедоком, обыкновенно назначаемым на эту роль, почему Монсальват нужно искать на Русской равнине, пересказывается в "НОВОМ ПЕТЕРБУРГЕ", ? 32(1287), с.6.
  
  Получается Залесская страна, со столицей Владимиром Залесским на р.Клязьме, у верховий которой стоял Кучков замок (Москва).
  
  Может показаться, что зачистка древнерусской культуры от этой ее страницы - рыцарских романов (превратившихся в общенациональное достояние на Западе), на фоне остальных ее потерь, несущественна. Это не так! Обретая "право на бесчестье", утратив фряжскую "шпажную честь" (Достоевский) - цветшую на страницах полуязыческой Русской Правды, и несомую персонажами средневековой беллетристики, грамотный слой Русского народа закономерно обращался в скопище падлецов, трусов и дешевых садистов - являемое современным руководством России, духовным и светским, вкупе с их электоральными массами.
  
  Правит с ХХ века нашей страною одесская шпана - во власти, в культуре и в масс-медиа. И, естественно, Рихард Вагнер в ней упоминается редко - ненавистный старым и новым (православные) иудеям, запрещаемый как "фашист и антисемит", - а его литературный источник - В. фон Эшенбах и вовсе не публиковался. Напомним источник интриги "Парсифаля": "Внизу, в долине, расположенной между замком Грааля и царством неверных, поселился раскаявшийся грешник Клингзор. Умерщвляя плоть, он мечтал приобщиться к лику святых. Но тёмные страсти продолжают владеть его душой, и Титурель отказался посвятить его в рыцари Грааля. Тогда, обезумев от ярости, Клингзор решил чародейством добыть себе силу и власть, равную могуществу короля Грааля. Пустынная долина превратилась по его воле в цветущие сады. Эти сады он наделил девами, соблазнявшими рыцарей Грааля, толкавшими их на путь греха" ["Оперные либретто", 1962, с.327].
  
  А теперь процитируем вставку в географической справке из преамбулы "Повести Временных лет", внесенную в нее в Летописце Переславля Суздальского 1200-х гг.: "...И имаху обычай свой добр и кроток, и Бог възлюби их. И стыдяху бо ся отец и матерей, и снох своих, и сестр. И снохи свекровей чтяху - аки Бога, и снохи деверию, и велико стыдение им<е>я! По сем же - латына бестудие въземше от худых римлян, - а не от витязей, - начаша к женам к чюждим на блуд мысль дръжати, и предстоати пред девами и женами, службы съдевающи, и знамя носити их, а своих не любити. И начаша пристроати собе кошюли <трико>, - а не срачицы, - и межиножие показывати, и коротополие носити, и яки гвор <мешок> в ногавицы створше, образ килы <грыжи> имуще, и не стыдящеся отнудь, аки скомрахи. Словене <новгородцы> же отвращахуся их, овии ж к ним присташя мало. Бяху бо закон и обычаи брачный в них: не хожаше жених по невесту, но привожаху <в> вечер, а утре приношаху по ней <то,> что узаконено! А деревляне - потом начаша жити зверьским образом, скотьски: убиваху друг друга, ядуще все нечисто, и брак<ов> в них не бысть, но умыкаху девици. А радимичи, и вятичи, и севера - един обычаи имяху. Начаша же, по мале, и тии ясти нечисто, живуще в лесех, и срамсловие и нестыдение - диаволу угожающи - возлюбишя и<меть> пред отцы и снохами и матерми. И браци не возлюбиша, но игрища межи сел! И ту слегахуся, рищюще на плясаниа, - и от плясаниа познаваху - котораа жена или девица от младых похотение имат, - и от очного взозрения, и от обнажениа мышца, и от пръст ручных показаниа, и от прьстней даралаганиа на пръсты чюжая. Та ж потом целованиа с лобзанием, и плоти с сердцем раждегшися, слагахуся! Иных - поимающе <за себя>, а другых, поругавше, метааху на смеание до смерти. Имахут же и 2 и по 3 жены: зане слаб сущи женскый обычай, - и начаша друга пред другою червити лице и белим тръти, абы уношя възжелел ея на похоть" [ПСРЛ, т. 41, с.6]. Летописец (видимо, новгородец), возмущенный "девами, соблазнявшими рыцарей, толкая их на путь греха", достоверен: куртуазные ритуалы и моды фрягов он изложил вполне точно!
  
  Возвращаем микрофон пресс-секретарю Военно-Космических сил РФ: "...Не имея данных, не могу рассуждать о дохристианском времени, но судя по всему, уже во времена Юрия Долгорукого и Грааль, и Святое Копье были в Москве. Передавая Москву митрополиту и Богородице в 1157 г., Андрей Боголюбский всего лишь легализовал иммунитет издревле почитаемого святого места. Любознательный читатель, волей-неволей, задаст себе вопрос: какое же значение все это имеет для вопроса об имперской короне, Третьем Риме и Новом Израиле? Сразу ответим: прямое. Со времени передачи Москвы митрополиту и Богородице она стала убежищем для осиротевших принцев крови. Так младший сын Боголюбского, высшей милостью любящего папочки посвященный службе Христу и Богородице, отсиживался в Москве, пока его не востребовали в Абхазию, на предмет бракосочетания с царицей Тамарой (сильно смахивающей на Репанс де Шой у Эшенбаха). В Москве отсиживался и младший сын Всеволода Большого Гнезда <описка, надо: 4-й сын Ярослава Всеволодовича. - см.: Экземплярский "Уд. и вел.князья Сев.Руси", 1998, с.22> - Михаил Хоробрит, до тех пор пока пруссы и литва не довели Тевтонский Орден до крайнего изнеможения. Но стоило прозвучать звонку, как он выгнал дядю Святослава из Владимира, провел мобилизацию, дал решительное сражение и "лег костью за Богородицу". Так же и четвертый сын Великого Святого князя Александра Ярославича Даниил тихо отсиживался в Москве, ожидая часа, когда он окажется востребованным" ["Корона Империи"]...
  
  Род Марины Владимировны скоро прервется. Среди древнейших, есть былина о 12-летнем (описка, допущенная в первой рукописи: на деле 20-летнем) богатыре Михайле Даниловиче. Эта былина хранит древнейший древнеарийский сюжет, известный благодаря Илиаде, Махабхарате, согдийскому Сказанию о Рустеме: "Конь предсказывает гибель хозяину". А юный княжич Василько Маринич - был историческим прототипом былинного Михайлы Даниловича! Он погибнет в битве 1136 г. на р.Супое, где Мономашичи были наголову разгромлены черниговскими князьями, водительствуемыми Всеволодом-Кириллом Ольговичем (прототип Чюрилы Щапленковича; на фресках он действительно изображался щеголем). Это было поражение, катастрофическое для потомков Мономаха: после нее они вынуждены отказаться от передачи по наследству Киева и оставить Новгород, где сел Святослав Ольгович, выдворив во Псков св.Всеволода-Гавриила. По смерти в 1139 г. Ярополка Владимировича, безвольный Вячеслав, предпоследний из сыновей Мономаха, ушел в свой удел Туров, оставив Киев Ольговичам. Бездетным, Вячеславу еще предстоит саживаться на Киевском Столе в 1150 и 1151-1154 годах, оспаривая вел.княжение с племянником Изяславом - сыном Мстислава Великого (изгоняясь им из своего Турова), оставив власть Юрию Долгорукому.
  
  Предугадываем вопрос: А куда делись реликвии? До 1146 г., видимо, они хранились в Турове и, низвергнув св.мч.Игоря Ольговича (убит в 1147 г.), Изяслав Мстиславич - племянник Марины послал воинов в Туров, изгнать дядю Вячеслава, пленить его бояр и захватить некое "уродство" (родовое сокровище). Но, видимо, в последнем он не преуспел. После изгнания сыновей Мстислава Владимировича из Киева, реликвии достались их сопернику - Юрию Долгорукому...
  
  Романовым, - невзирая на позорные уступки Столбовского мира и на усилия войн 1654, 1700-х и 1809 годов, - так и не удалось овладеть ими, оставшись неполноценной династией. Они исчезли в недрах cокровищницы королей Швеции. А богатства русских фондов шведских архивов, - куда не допускаются русские историки! - подтверждал и сотрудник МИД СССР, входивший в редколлегию Словаря "История Дипломатии": знаменитый Вильям Похлебкин (слух об опале его при Л.И.Брежневе был несколько преувеличен).
  
  6.БОГИНЯ СМЕРТИ
  
  Вспомнилось роковое имя Марины - с современным украинским звучанием этого слова, лишь полтысячелетия спустя, когда, казалось, наступает принципиально новая - Космическая эра Человечества.
  
  Во всем мире сейчас на слуху Илон Маск, созданные им космическая и автомобильная корпорации. Но он именно великий организатор бизнеса - не инженер, лишь мастерски привлекающий инвестиции, в том числе, гранты на решение, якобы, насущных Человечеству, социальных "благотворительных" задач. Хозяйственной, делающей жизнь граждан удобней, ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ его разработки не несут - совершаясь по затратному принципу, равно выгодному в огосударствленной "социалистической" и частно-монополистической системе: когда оказывается экономически целесообразней повышать затраты, увеличивая стоимость малого числа единиц конечного продукта.
  
  Таковы суть его электромобили, получающие спонсорскую помощь как, якобы, экологически чистый транспорт. "Чистотой" - здесь представляется отсутствие выхлопной трубы. Меж тем, создание аккумуляторов, электропроводки, фотоэлементов, само по себе, является исключительно грязным производством. Утилизация отслужившего оборудования - усугубляет экологические проблемы, создаваемые "Теслой" на заводах. Чистым был бы автомобиль с постоянно работающим дизель-генератором низкой мощности (независимом от пробок) и с батареей механических аккумуляторов (маховиков). Все необходимые составляющие были в 1970-х - 1980-х разработаны на ЗИЛ-е, были созданы взрывобезопасные маховики с огромным выбегом (мотки стекловолокна). Но, поскольку главным недостатком названной схемы являлась именно дешевизна - возможность массового производства, с малой накруткой на единицу изделия, с "открытием" страны внешнему рынку - советские НИОКР были похоронены.
  
  Другое достижение Маска это многоразовые ракетные двигатели самой тяжелой - первой ступени ракеты-носителя. "Услышав звон...", великий организатор добился создания на своей частной фирме таковых, благо, опыт возвращаемой ракеты в мире имелся ("Шаттл", "Буран"). Но большого выигрыша массы он не получил, выигрыш стоимости запуска складывался иным, общей дешевизной работ на фирме (мерой эксплуатации научных сотрудников, инженеров и работяг). Проработанные немецкими, русскими, североамериканскими инженерами схемы предполагали 1-ю ступень, разгоняющуюся по-самолётному: с разгоном в горизонтальном полете (как предполагал и К.Э.Циолковский), используя подъемную силу крыла, не требуя бака с окислителем.
  
  Она была создана! Это был шестимоторный транспортный самолет КБ Киевского механического з-да (главный конструктор В.И.Толмачев) Ан-225 "Мрiя". В современном украинском языке, хранящем древнерусские корни (не подвергшиеся замещению монголизмами), это означает "Мечта". Но, если исходить из начальной - древнерусской этимологии, это будет Морок, в женском роде Морена: Призрак, Смерть.
  
  Красавица богатырского росту, но взлетающая с обычных аэродромов, поднимавшая на внеш.подвеске и разгонявшая груз до 250 т, - напр., корабль "Буран" - должна была служить той самою многоразовой 1-й ступенью. После разгона и набора высоты, космический корабль запускал собственные двигатели, отделялся от носителя и стартовал в Космос.
  
  Это была уникальная, заведомо рентабельная машина! Просто потому, что НИКТО В МИРЕ не обладал ничем подобным! Никто не мог поднимать в стратосферу космический корабль, массой до сотен тонн, с возвращаемыми 2-й и 3-й ступенями, силою обычного, опиравшегося на воздух самолета, т.е. замечательно дешево... Но, став дешевым, общедоступным, Космос быстро утратил бы свою коммерческую - капиталистическую привлекательность. И "Призрак" оказался приговоренным к смертной казни.
  
  Оставшись в 1991 году, как и "Буран", за границами РСФСР, не находя себе употребления, "Мрiя" была размонтирована на запчасти. Красный директор Кравчук охотно исполнил указания мировой закулисы. Когда, к 1997 году, обнаружилась насущная необходимость транспортного самолета подобной грузоподъемности и радиуса действия, единственный уцелевший экземпляр был восстановлен авиатранспортной компанией "Антонов-Айрлайнс". Он летает доныне, но лишь по профанному, грузовому назначению. На рынок американских запусков, предоставленный И.Маску, "Мрiя" не допущена (к тому же, не имея совместимости с изделиями НАСА), и сейчас, после 2014 г., когда запускают тяжелые космические корабли лишь США и РФ, приходится заключить, что по НАЗНАЧЕНИЮ Мрiе, превратившейся в Морену, уже не суждено быть использованной никогда. Космос - для современной цивилизации, даже когда Он безусловно рентабелен коммерчески, есть дело далеко не первоочередное...
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  В.Крымова "Смертельный способ выйти замуж" (Любовное фэнтези) | | Д.Сойфер "На грани серьезного" (Женский роман) | | А.Минаева "Академия Галэйн. В погоне за драконом" (Приключенческое фэнтези) | | М.Махов "Бескрайний Мир" (ЛитРПГ) | | Н.Соболевская "Ненавижу, потому что люблю " (Современный любовный роман) | | А.Субботина "Плохиш" (Романтическая проза) | | Р.Прокофьев "Игра Кота-3" (ЛитРПГ) | | В.Мельникова "Невеста для дофина" (Фэнтези) | | И.Смирнова "Проклятие мертвого короля" (Приключенческое фэнтези) | | К.Марго "Мужская принципиальность, или Как поймать суженую" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"