Rapira1: другие произведения.

Вторжение

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 9.45*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Предупреждение: рассказ узкоспециален, требует знакомства с определенным контекстом, содержит прямые заимствования и непарламентские выражения. Короче говоря, читать на свой страх и риск. И с праздником всех! С 23 Февраля!


   Лэйми проснулся весь в поту и с бешено колотящимся сердцем. Вскинулся на кровати, поводя непонимающим взглядом туда и сюда, наткнулся на совершенно спокойного Охэйо и вздрогнул. Тот сидел напротив, поджав под себя босые пятки в невозможной для живого человека позе.
   - Хрр... - пересохшее горло отказалось выдавить даже пару слов.
   - Ты тоже это почувствовал?
   - Что?
   - Что-то произошло - там, вовне.
   - Д-да, только я не понял - что.
Аннит загадочно сверкнул во мраке зеленью глаз.
   - Горизонта бытия "просто человека" тут недостаточно, нужно было идти глубже, но я... не успел. Впрочем, кое-что считать удалось.
Лэйми заинтересованно подобрался:
   - Говори же!
   - Сущности Кунха встревожены. Машины начали переориентацию векторов воздействия.
Глаза Лэйми округлились до невероятия.
   - Ты видишь так глубоко?
Неожиданно Охэйо усмехнулся:
   - Нет, конечно. Не спрашивай, я сам расскажу... потом. Кодовое слово - жучок. Еще зашевелились Инсаана, и наши - тоже. Нас просят о содействии. Думаю, уже скоро по Сети пройдет первая информация, нужно чуть-чуть подождать.
   - Но мы ждать не будем. - утвердительно произнес Лэйми.
   - Само собой. Запускай расконсервацию.
   - Транслайнера?
   - Всего, Лэйми, вообще всего, что у нас есть.
  
   ***
  
   Тусклая звезда на окраине шарового скопления впервые за свои десять миллиардов лет видела такое столпотворение. Все пространство вокруг нее заполоняли корабли. Сотни тысяч, миллионы кораблей самых разных форм и размеров гнули пространство системами привода. Иные были столь огромны, что звезда недоверчиво сплетала протуберанцы в узел и зябко ежилась от ощущения сокрытой в гостях мощи.
   Один за другим они появлялись в окрестностях, гасили относительные скорости и занимали места в общем строю. Да, строю - пусть он и простирался почти до границ звездной системы, настолько велики были требуемые для комфортной работы расстояния между кораблями - однако при взгляде со стороны в этом скопище искорок четко прослеживалась некая упорядоченная структура, похожая на шипастый шар, снабженный глубокой гиперболической воронкой в плоскости эклиптики.
   Зеркально-черные корабли, такие разные, но обладающие неким внутренним сходством - спиралевидно-самоподобные диски, напоминающие галактику второго типа, похожие на шипастый цветок плоские конструкции с ослепительной звездой в центре, узкие пирамиды с выраженными продольными ребрами.
   Корабли, видом напоминающие овальные сгустки черного тумана с разлохмаченными краями, размером втрое больше самых крупных из зеркальников. Нет, стоп. Почти на самом краю системы, точно по оси от центра построения - он же центр звезды - через середину воронки, висели две спиральных структуры диаметром почти в пятьсот километров - побольше иного планетоида! - и вот им соперников в габаритах не нашлось.
   Еще зеркальные корабли, но ощутимо иной постройки. Уступчатые пирамиды, плоские розы с острыми, изогнутыми спиралью лепестками. Несколько роз лишь вполовину меньше, чем спирали, почти таких же размеров ряд кольцеобразных структур с 16 изогнутыми "лопастями" внутри и снаружи. Матово-черные эллипсоиды нескольких классов - от четверти до двадцати с лишним километров. Матовые же кольца со светящимся "звездным" ядром. И неисчислимое множество иных кораблей поменьше, самых фантастических конструкций и расцветок.
   Суммарная масса собравшейся армады была столь велика, что уже вызвала необратимые изменения в орбитах планет этой системы и даже приливные явления в веществе самой звезды. Пройдет немного времени - и разбалансированная звезда полыхнет неистовым жаром, с околосветовой скоростью сбрасывая оболочки.
  
   ***
  
   - Идут!
   - Фиксирую множественные возмущения метрики пространства в районе один!
   - Поправка, возмущения в районах с первого по... Поправка, возмущения по всей площади грависферы системы.
Вал голосов сливался в одну напряженную ноту, бьющую в виски подобно гулу древних трансформаторов. Лэйми качнулся на пятках, поморщился и успел заметить непонятную молниеносную гримасу на лице Аннита.
   - Что?
   - Это не те. Сейчас все удивятся.
Корабль тряхнуло. Пол плавно поехал вниз-вбок, словно они находились не в космосе, а плыли по волнам на лодке. Некоторые не удержались на ногах, однако кое-кого это совершенно не обеспокоило.
   На небольшом возвышении в центре зала управления, широко расставив ноги, стояла девушка в невероятно легкомысленной тунике из бус. Она была очень красива, хотя и заметно мускулиста, однако это ничуть ее не портило. Крутые бедра, тугие икры и босые пятки, уверенно попирающие палубу. У девушки были очень густые и пышные волосы, они плащом спадали ей на спину, доставая до середины бедер. Широкоскулое лицо с вызывающе-дерзко вскинутым подбородком, уверенные жесты, буквально дышащие аурой властной компетентности. Девушка органично являлась частью окружающего пространства, вернее, наоборот - все вокруг казалось принадлежащим ей, ее частью, причем не самой большой - и обстановка, и приборы, даже экипаж. Она работала с мультипланаром и другими устройствами так, как Лэйми еще никогда не видел. Это граничило с чудом, пропускать через себя столь громадные потоки информации, и не захлебываться, не растворяться в них, а напротив - филигранно дирижировать ими.
   Разумеется, он знал, кто перед ним. Иннка Келлихаанс, Мастер Войны Йэннимура. Три коротких слова, вмещавших бездну смыслов. Восемь с лишним тысяч лет ее возраста чувствовались только в глазах - обычно неподвижных, внимательных, пугающих. Впрочем, сейчас они горели дикой, безудержной страстью, составлявшей, казалось, самую суть ее существа.
   - Мроо! - произнесла она спокойным, холодным, как жидкий гелий голосом - и от этого неестественного контраста Лэйми внезапно пробрала дрожь. С невольным содроганием он понял, что... испуган, и еще - что очень не хотел бы, чтобы Она когда-либо произнесла его имя подобным тоном.
   Действительно, на большом мультипланаре было хорошо видно, как пространственная рябь на границе грависферы полыхнула мириадами коротких злых вспышек, и вся звездная система оказалась заключена внутри исполинской сферы из глыб ожившего мрака. Так выглядели матоиды Мроо. Общий невольный вздох послышался в зале - матоиды были практически неуязвимы, чтобы справиться даже с одиночной глыбой, требовался Сверх-Эвергет или "Аниу-Х". За всю историю Войны Темноты было уничтожено лишь несколько матоидов... а здесь они образовали самую настоящую сферу Дайсона.
   - Императив "Гавгамелы"! - скомандовала Иннка. Строй кораблей тотчас начал совершать сложное согласованное перестроение, проворачиваясь сам в себе.
Охэйо шепнул на ухо Лэйми:
   - Обрати внимание, у нее был план!
   - И что? - не понял тот. - На то она и Мастер Войны, чтобы быстро принимать решения.
   - Нет, Иннка не придумала его сейчас, столкнувшись с изменением обстановки - он был составлен и введен ее йэнной в систему заранее, в предвидении даже такой гипотетической возможности.
Лэйми оценил, уважительно качнув головой.
   Тем временем Келлихаанс завершила подготовку, однако почему-то медлила. Мроо тоже. Пауза затягивалась, напряжение все возрастало, и только строгая дисциплина удерживала операторов систем вооружения от опрометчивых действий. После перестроения огромная воронка исчезла, замененная тысячами более мелких по всей поверхности боевой сферы. Лэйми не мог понять, для чего они, и спросил своего старшего товарища.
   - Воронки? А, это вирт-концентраторы, новая разработка из области высокой физики. Вообще-то, это изначально не оружие, просто Иннка, как всегда, в своем репертуаре, мне иногда кажется, что ее йэнна может найти убийственное применение даже сосновым иголкам. Если рассказывать о вирт-концентраторах, то придется начать с теории. Йалис-генераторы принципиально ограничены порогом в 48 единиц реконструктивной работы, ЕРР, причем достигнуть его настолько сложно, что даже Сверх-Эвергет имеет мощность в 36 ЕРР. Нужно иметь массу действительно высоких технологий - квантового кристалла, анизотропной сверхжидкости, вакуумного реактора, и тому подобные.
   Предельные Йалис-реакторы в нашем исполнении - это Йалис-порталы, проводники внешней мощности от машин Кунха - вон те кольца с лопастями, они вообще-то практически неподвижны, но мы все-таки переместили их сюда. В исполнении Инсаана - это Крэйсиан. Еще предела достигают Нэйристы и собственно машины Кунха, но мы их не рассматриваем по понятным причинам. Прочие же расы обходятся лишь вакуум-ударными генераторами, разница такая же, как между управляемым атомным реактором и атомной же бомбой.
   Таким образом, 48 ЕРР - это теоретический предел, который не давал покоя многим поколениям ученых. Теперь он преодолен. Как известно, в Хеннат, в отличие от бран, можно достичь и 1024 ЕРР, но вещество там существовать не может, а само объемлющее пространство чрезвычайно опасно из-за непрерывных флуктуаций энергии.
   Решение принципиально достаточно просто, и удивительно, что оно нашлось только сейчас, после контакта с негуманоидной расой Вольфрам. Помнишь заварушку с киссах? Ну, система Сабля, мир Сабля-2. Ага. Они через полномочного эмиссара передали нам пакет своих теоретических разработок. Однако практическая реализация этого... Йалис-машины предельного уровня создают в Хеннат локальную область с контролируемыми параметрами, затем в ней размещается крайне сложная суперпозиция частиц и полей, фактически - предельная для наших текущих возможностей, она выполняет роль физической основы Йалис-генератора - уже на новом уровне, материальном, но невещественном. Этот генератор ограничен уже иным пределом - пределом объемлющего пространства, 1024 ЕРР. Представляешь?
   Лэйми не представлял. Он очень хотел, но не мог, воображение пасовало, просто-напросто отказываясь представлять такие глубины. Аннит прокашлялся, дернул пяткой, коснулся пары сенсоров на своем черном с серебром одеянии и продолжил:
   - Никто не представляет. Это такие... такие громадные перспективы, такой веер принципиально новых возможностей... похоже, что сверхцивилизации именно так и становятся Перешедшими Силами - как Тэйариин, как Мэйат, Файау, и какими никогда не станут Манци - мать их - бурны.
   Примечательно, что сумма технологий, требуемая для создания подобной сверхмашины, является практически предельно возможной в условиях отдельно взятой браны. Источники энергии, вычислительные устройства, особые экзотические состояния материи, разработанные области сверхабстрактной математики, чудовищно далекие от понимания большинства разумных, и так далее. Достаточно сказать, что сотня Йалис-порталов едва-едва сглаживает энергетические броски Хеннат в крайне ограниченном объеме, достаточном для создания генератора.
   Все это очень хорошо, но мы только-только ступили на этот путь и даже не представляем, куда он может привести нас. Единственное, на что мы пока способны - забивать гвозди этим микроскопом. Если Мроо атакуют... видишь те корабли, пузатые пятилучевые звезды? Каждый несет петатонну вычислительных мощностей и пять портальных эффекторов. Он может сформировать основу Сверх-Йалис, генератора Йалис III уровня, менее чем за микросекунду. Уж столько-то общий Йалис-щит продержится... надеюсь. Такую кучу матоидов я вижу впервые.
   - И что потом?
   - Если удастся сформировать Сверх-Йалис, Мроо - по крайней мере, конкретно эта делегация - будут стерты из реальности. Достигнутых 128 ЕРР для этого вполне достаточно.
   - А Вольфрам?
   - Ну, это раса-загадка, по-моему, они вообще не отсюда и может быть, даже не из нашего Мультиверса. Они не пользуются Йалис, вообще, но чем его заменяют - неизвестно. И... давай потом о них. Смотри, Мроо начали.
   Действительно, из глубины сферы мрака медленно выплыла исполинская глыба с множеством подобных черным протуберанцам петель, бесформенных выростов и огненных "глаз". Огромный, словно предок всех матоидов, кор был больше Юпитера, а двигался с неспешной и неодолимой грацией. Перед ним распространялся муар странных искажений пространства, похожий на облако тончайших фрактальных трещин - как если бы вакуум мог трескаться подобно дереву.
   Воронки вирт-концентраторов на его пути зажглись яростным белым пламенем. Даже на мультипланарах они смотрелись ярко, до боли в глазах. Сразу же пламя посинело, истончилось до невидимости, и через секунду в воронках протаяли области мрака, более черные, чем сами Мроо. Казалось, оттуда на мир глядят мириады голодных алчущих глаз.
   Кор остановился. Его муар достиг рубежа в два миллиона километров перед границей строя, но преодолеть его не смог. Он изогнулся, расползся в стороны, зеркально отражая шипастую сферу, но угольные провалы в воронках вирт-концентраторов держали надежно.
   Охэйо вновь выступил комментатором для Лэйми:
   - Смотри, ты видишь сейчас то, что удавалось увидеть и выжить после этого лишь единицам разумных.
   - Я догадался. Это зона тишины, в которой волей Мроо прекращаются все мыслительные процессы.
   - Верно. - Охэйо вдруг стал необычно краток и казался странно отсутствующим.
   - Что с тобой? Ты... управляешь Сверх-Йалис?
Аннит покачал головой:
   - Порой я удивляюсь твоей проницательности, дружище. Да, я участвую в управлении одним из генераторов. В конце концов, это я их сделал.
   - Как вам удается сдерживать тишину?
   - Никак. Кор сам ее сдерживает - он видит достаточно, чтобы понимать, какое могущество ему сейчас противостоит. Любое враждебное действие, и Мроо будут... стерты. Собственно, нас удерживает от этого только одно - нужно выяснить, зачем они здесь.
   - И связано ли это с тем... беспокойством, что снедает всех остальных.
  
   ***
  
   От туши кора отделилось несколько тысяч матоидов, а те, в свою очередь, окутались облаком округло-цилиндрических Кормушек. Кормушки прянули вперед, разом выстроились в плоскость - и начали совершать странные медленные перестроения. Келлихаанс нахмурилась.
   - Это... это же буквы... слова! - воскликнул кто-то.
   - ...союз отрицательность совместность действия негативно грядущее ужас агрессия - негромко разбирал Охэйо. - недостаточность усилия разобщенность конус возможность линия точка ноль новость парадигма делание отмена бысть старость судьба...
   - Что за...
   - Принимается! - отрубила Мастер Войны. - Образуете внешнюю оболочку. Следовать директивам строя, кто попадет под поток - сам виноват. Штабу - начать передачу модой три плюс.
   - Но коды?..
   - Вот заодно и проверим.
   Нависшая "над головой", давящая масса Мрооо какое-то время помедлила, затем очень быстро, в доли секунды сформировала несколько сот аналогичных воронок - и в них тут же плеснуло знакомым голодным мраком, подсмотренным и поразительно быстро перенятым у симайа.
   Лэйми мысленно приготовился к смерти. Широко распахнутыми глазами он продолжал вбирать все происходящее, но смерть почему-то медлила. Потом он обратил внимание на Охэйо, и не поверил своим глазам - тот стоял с натурально отвисшей челюстью, а за ним виделась фигура Иннки с тем же выражением на лице. Оба смотрели на мультпланар, где солнце местной системы вдруг взялось крупной рябью, диковинными фигурами Хладни, узлами и пучностями. Затем эта мешанина начала плавно упорядочиваться, приобретать более знакомые очертания, пока не сложилось в чей-то огненный Лик. Он был страшен! Соединяя в себе одновременно мужские и женские черты, он являл миру всю гамму эмоций разом. Крайняя степень блаженного экстаза и крайняя степень мучительной боли мирно уживались в этом Лике, нимало не сопротивляясь друг другу; каким-то сверхъестественным образом эти противоположные чувства слились в нечеловеческом облике, который не могло иметь ни одно из существ, созданных Творцом.
   Лэйми смутно припомнилась дайякская легенда о птице Акла - крылатом посланнике Будды: перья ее сотканы из лунных лучей, сердце - оживший опал, а крылья в полете вторят прозрачной кристальной музыке, издаваемой белыми звездами, но страшный клюв этой птицы, говорит легенда, сделан из оледеневшего пламени, чтобы она терзала им падшие души. Все звуки огромного корабля отдалились, вместо них Лэйми услышал настойчивое и мелодичное позвякивание, словно бы кто-то исполнял пиццикато на стеклянной скрипке: такие кристально чистые нотки издавали бы бриллианты, превращенные в звуки. Они вызывали странные отклики глубоко внутри, в самой его сути. Мелодичное позвякивание стало еще громче. Музыка вонзалась в уши ливнем крошечных наконечников острых стрел, заставляя сердце ликующе биться и замирать от отчаяния; она подступала к горлу невероятным восторгом и сжимала его рукой бесконечной скорби. Заглушая хрустальные нотки, послышались какие-то бормочущие вскрики: отчетливо различимые, в то же время они воспринимались как нечто абсолютно чужеродное нашему миру. Человеческое ухо могло воспринимать эти выкрики только после того, как мозг с помощью сознательных усилий переводил их в земные звуки, при этом у него возникло странное двойственное ощущение, будто все его существо с равно непреодолимой силой жаждало впитать в себя эти звуки и в то же самое время с ужасом отстранялось от них.
   Чья-то сильная рука бесцеремонно встряхнула его, грубо вырывая из мира грез. Кое-как сфокусировав глаза, Лэйми увидел перед собой рассерженного Охэйо. Его зеленые глаза метали молнии, а взгляд, казалось, пытался прожечь в друге дыру.
   - Закройся! Не слушай! Иначе упадешь - и даже я тебя не спасу. Это гораздо хуже, чем рухнуть в черную дыру - та, по крайней мере, не может причинить вред Неделимой Сущности.
   - А... это?
   - Оно поглотило бы тебя, закружило в своей музыке и увело за грани мира, чтобы ты слушал эту песнь песней - вечно.
От интонации, с которой Аннит произнес последнее слово, Лэйми мигом прохватил пот.
   - Да уж, незавидная судьба. Но что это? Или - кто?
   - Это Аннэ. - немного печальным и торжественным голосом произнес Аннит. - Мроо и Аннэ, в сущности, две ветви одной древней расы - и пути их разошлись ещё в незапамятные времена. Мроо - творцы и обитатели тьмы. Аннэ живут в звездном пламени. Они были одной из величайших культур в нашем мироздании, но Катастрофа сокрушила и их: никто из Аннэ никем не был замечен со времен Йалис-Йэ. По всей видимости, этот - последний.
   Лэйми попытался представить, каково это - быть последним не только в талхаас, риммат или даже йэнне - но вообще последним из всего своего вида. Воображение снова спасовало, ускользнуло в норку обыденности, лишь кольнув душу водопадами призрачной печали.
   - Смотри!
   Мроо замерли, как замирает лев при виде лигра. Три долгих минуты неисчислимое скопище черных глыб смотрело на Лик своего давно утраченного собрата, а затем все пришло в движение. Коротким стремительным броском матоиды перестроились, сфера Дайсона превратилась в полусферу, щит, выпуклостью обращенный к заранее вычисленной точке звездного неба. Строй кораблей Йэннимура и прочих цивилизаций вновь сформировал первоначальную воронку, расположенную точно под полюсом щита Мроо. Еще несколько шевелений, как у кошки, подбирающей под себя лапы перед прыжком, и все замерло в напряженной неподвижности. Лик Аннэ медленно растаял в сиянии звезды.
  
   ***
  
   - Аннит, слушай, за всей этой суетой я как-то подзабыл тебя спросить, - Лэйми смущенно почесал затылок, а потом правую пятку. Левая была подогнута под зад, вставать же решительно не хотелось. - Чего все так всполошились? Кого мы ждем?
Охэйо медленно ответил, по-прежнему пребывая большей частью не здесь:
   - Толком неизвестно. Большая Решетка Анхелы подала сигнал тревоги, засекла межвселенский переход, очень мощный, даже больше, чем Великое Вторжение Мроо. Параметры перехода достаточно странные, он единичный, но в то же время растянутый, длящийся - словно то, что двигается по нему, настолько велико, что не может быть портировано за раз и вынуждено совершать не транзакцию, а трансляцию.
   - Больше, чем все Мроо, вместе взятые? Что это может быть?
   - Гм, ну... Там при расчетах возникает проблема расходимостей, которая в лоб не решается. И всякими трюками вроде плюс-минус бесконечности - тоже. Взаимокомпенсация ведь работает лишь для бесконечностей определённого вида. Как получались бесконечности в формулах, так и получаются...
   Лэйми мотнул головой. На миг почудилось, что теплые пальцы Ксетрайа скользнули по вискам, снимая дурные тенета, и разом стало лучше.
   - А можешь по-человечески объяснить?
   - По всему выходит, что к нам собирается в гости сущность уровня демиурга.
   - Эммм... А Анхела?
   - А что Анхела? Она в курсе, это ведь ее Станция засекла... приближение.
   - Но она вмешается или нет?
   - Во что?
   Лэйми задумался. Пока вмешиваться действительно было не во что. С другой стороны, если бы что-то пошло не так, вмешаться можно было и не успеть. В столкновениях Йалис исход определяли ничтожные доли секунды, а предельное воздействие уровня 48 ЕРР отменить было невозможно... Опять же, Сверх-Йалис давал какие-то новые возможности... Лэйми почувствовал, что стремительно запутывается в собственных построениях, и тут его умозаключения прервал Охэйо.
   - Самое интересное - почему выбрана именно эта система. Я вот не знаю, и Иннка не знает.
   - Мечтатели?
   - Молчат. И Пастухи тоже. Я вообще начинаю думать, что посыл на эту операцию пришел от Потерянных, причем они как-то связаны с Мроо!
   - Как ты... - задохнулся Лэйми.
   - Вот так. - грустно улыбнулся Охэйо. - Во многих знаниях, друг мой...
   И тут Вселенная содрогнулась. Тяжкий, бесконечно сильный и в то же время мягкий удар тронул каждый нерв, каждую клетку в теле; будто ватной подушкой из седой древности охлобучил голову и сознание - изнутри, из самых основ материи.
   Далеко-далеко по оси строя, почти в двухстах световых годах от системы в пустоте зажглась ярчайшая точка, стала ослепительно сияющей нитью, которая стремительным взмахом развернулась в угол изумрудно-зеленой плоскости режуще-яркого света. От угла отделилась еще нить, пошла в перпендикуляр, придавая углу объем. Вспышка! Казалось, вся Вселенная осветилась этим призрачно-зеленым огнем. Новая нить начала отдаляться от всех трех предыдущих - одновременно! Это казалось невозможным, но так было. Странным образом она стала перпендикулярна своим товаркам, с новой вспышкой из каждой грани появилось уже не по нити - по плоскости, затем еще, еще... Процесс все усложнялся и набирал скорость, метания плоскостей стали невидимы глазу, их незаметно заменили пирамиды, кубы, многогранники, вообще невообразимые фигуры, источаемый ими свет постепенно бледнел, пока не стал совершенно белым. Одновременно с этим вихрь преобразований усложнился настолько, что стал восприниматься просто белым шаром, сотканным сложнейшей ажурной вязью бесконечно тонких нитей, граней и плоскостей.
 []
   - Эйнсоф. - хрипло произнесла Мастер Войны. Они с Охэйо мрачно переглянулись и синхронно кивнули. Тот перетек из кресла в положение стоя, в пару широких шагов пересек зал управления и уверенно выбил на одном из пультов дробь длиннейшей кодовой последовательности. Один из мультипланаров вырос в размерах и отобразил кучу служебной информации - какие-то графики, строки непонятных символов и отдельные пиктограммы. Одновременно другие окна показали падение мощности на сторонних системах - что-то плавно, но неуклонно забирало энергию "Анниты". Учитывая, что сильно модернизированный корабль мог пользоваться внешней Йалис-мощностью подобно Йалис-порталу, а его собственная мощь и сама по себе была чудовищно велика... К примеру, любая из множества малых пирамид "Анниты" - носимых универсальных кораблей-разведчиков трехста метров по наибольшему размерению - выдавала в залпе под десять квадриллионов тонн массы-энергии. Ну а сам корабль...
   - Что ты запустил?
   - Одну экспериментальную разработку. Мы с Иннкой на досуге кое-что придумали как раз на такой случай.
   - А Йалис?
   - Вряд ли поможет. Эта штука - эйнсоф, бесконечномерный объект. С ним можно взаимодействовать, но любое воздействие просто потеряется в недрах его структуры. Здесь требуется сущность из категории Абсолюта, например, импульс энергии бесконечной мощности или Йалис уровня 1024 ЕРР.
   - Что же вы сделали?
   - Взглянули на задачу под другим углом. Сам по себе эйнсоф - категория скорее философская, чем материальная, и практически не значим для внешнего мира. Он сам себе мир, более сложный, чем наша Вселенная, и одновременно - инструмент очень узкого спектра действия. Его обычно используют высокие сущности как транспорт. Видишь ли, сверхдальняя прыгалка, порталы и тому подобное действенны только до определенного предела "тяжести" транспортируемого объекта. Дальше начинаются... трудности. Вот, чтобы пропихнуть всего лишь "чертеж", концепт эйнсофа в наш Мультиверс, потребовалась мощность прыгалки сравнимая с машинами Кунха - и почти полгода времени. А ведь тот, кто идет к нам - обладает сравнимой "тяжестью". Эйнсоф же позволяет ходить между Версами, в которых "проявлен", без ограничений. Собственно, это самая малая из его возможностей, но даже архилекты не способны полностью овладеть им. Так, пользуются кое-чем, и все.
   Так вот, к чему это я. Раз целью является разум, причем более могущественный и энерговооруженный, логично было бы вывести из уравнения эту самую мощность. Вынести за скобки, так сказать, переместить противостояние в такую плоскость, где чистая сила не играет роли. Ты помнишь, наверное, кто любит так делать? - и нарочито замогильным голосом Охэйо завел мерный речитатив:
   - О та, кто бледнее иссохшей кости, та, кто площе дубовой доски... - и зловеще рассмеялся, увидев, как вздрогнул Лэйми. Впрочем, тот мгновенно вернул самообладание.
   - Ближе к делу!
   - Я уже подобрался к сути. Идея состояла в том, чтобы атаковать непосредственно разум, и желательно таким способом, чтобы максимально нивелировать различия в развитии. Долго мы бились, пока у нас вышло это. - Аннит показал на стену.
   - И что же это такое?
   - Оружие концептуальной новизны, так называемый СОН, семантический обфускатор надситуационный.
   - Семантический обфускатор? Гм, весьма заумно. Что он делает?
   - Ну... - неожиданно замялся Аннит, - это довольно сложно объяснить... В двух словах никак не получится. Ты когда-нибудь слышал о Вавилонской башне?
   - Нет.
   - Тогда еще сложнее. СОН нарушает семантическую связность объекта. По сути дела, это анти-грок, транслятор хаоса в плоскость имманентных состоятельных описаний... да не закатывай ты глаза! Все равно не поверю! В общем, это одна из тех пакостей, что могут сделать нехорошо даже Анхеле. Надеюсь, СОН поможет и сейчас.
  
   ***
  
   Вдоль бортов "Анниты" зажглась линия шаров белого пламени. Шары медленно росли, надувались, интенсивность их свечения также росла опережающими темпами. Одновременно все остальные корабли - все миллионы их - начали набирать мощность для собственного удара, согласованного, сокрушающего... Совокупного могущества союза основных игроков Объема хватило бы, чтобы подчинить любое природное явление, уничтожить любую мыслимую помеху... пожалуй, одни Тэйариин - Первая Раса, чей истинный облик подобен целой галактике света, могли пережить подобное. Только вот нынешняя цель происходила из совершенно других мест и времен, и оставалось лишь догадываться, каковы будут последствия этого непредставимого удара.
   Параллельно что-то начали делать Мроо, от образованной ими внешней полусферы повеяло огромными потоками нейтрино. Столь же масштабные потоки пошли от светила, там вновь проявился последний Аннэ - между обеими расами явно имелась некая связь.
   Лэйми почувствовал какую-то неправильность в происходящем:
   - Аннит, почему у Аннэ есть лицо? Он же должен быть вроде Мроо?
   - Никто не знает. Видишь ли, тем немногим, кто вообще видел Аннэ, они представали в совершенно разных обликах. Ты видишь лицо, я вижу пятку, другие видели глаз, мерцающее облако, радугу, нечто вообще непредставимое. Здесь еще и сложности адекватного перевода - например, как понять, что видели Энтилан? Некоторые предполагают, что это влияние пси-компоненты, есть и еще более экзотические теории. Но довольно об этом - смотри! Мы начинаем!
   Крепкое, но стройное тело Иннки Келлихаанс вытянулось в струнку, скульптурно вылепленная рука взметнулась над головой и резко рухнула вниз, этим жестом спуская с цепи поистине чудовищные силы. Звонко, твердо и властно она крикнула:
   - Граааа... МОР!
   Звезда исторгла луч белого огня, в основе своей - сжатого до невероятия вещества ее недр, пронизанного чем-то странным от Аннэ. Быстро, слишком быстро, обгоняя свет в сотни раз, луч достиг воронки вирт-концентратора и исчез, бесследно канул в пустоте. Сфера из миллионов кораблей вздрогнула, высвобождая солитон разрушительной энергии, который, будучи явлен в обычном пространстве, мог бы сносить ядра галактик. Сверхрасы этого Объема еще не достигли уровня создателей машин Кунха, потому не были в состоянии самостоятельно создавать Врата Соизмеримости - аннигиляторы скалярных полей, источник энергии предельно возможной мощности. Однако каждый корабль обладал возможностью пользоваться Вратами опосредованно, через привлечение внешней энергии от тех самых машин Кунха, в вечном противостоянии изменявших физику целой Вселенной.
   Внутри гиперболической воронки пространство провалилось само в себя, открывая доступ в Хеннат, изнанку мироздания. Луч Аннэ насытил некоторую область не-пространства таким количеством энергии, что в ней временно стали невозможны любые броски. Так масло, вылитое с носа древних морских кораблей, на короткие минуты смиряло бушующие волны урагана. В успокоенном локусе воздвиглась сложнейшая полевая структура Гипер-Эвергета, машины Йалис III рода, которая немедленно сформировала направленное воздействие максимально доступной ей глубины. На это пошла вся энергия, предоставленная флотом. Приборы на большинстве кораблей зашкалило, лишь оборудование кораблей Инсаана и симайа смогло воспринять его в полной мере.
   - Двести два! - неверяще сказал оператор.
Охэйо задумчиво протянул:
   - Если и этого не хватит...
   Тут наступила очередь Мроо. Сеть черных молний мгновенно сшила все матоиды и коры в единое целое. Импульс Йалис прянул от Гипер-Эвергета к эйнсофу, но на пути должен был миновать еще и полусферу Мроо. Вот только...
   - Куда он делся? - изумился Лэйми. Зрелище было фантасмагорическим. Поток сверхвысокоэнергетических квантов скалярного поля сразу в момент рождения срывался в объемлющее пространство и физически не мог взаимодействовать с вмещающей плоскостью. Однако матоиды по своей сути являлись локальными областями инности, и видимо, как-то ухитрялись влиять даже на Йалис-процессы. Во всяком случае, Изменение, индуцированное сверхмашиной, просто... исчезло.
   Вытянувшееся лицо Охэйо лучше всяких слов сказало ему, что друг знает столько же, сколько он сам. Вдруг ответила та, кого он меньше всего ожидал услышать.
   - Геон.
   - Что?
   - Это геон. - терпеливо повторила Иннка. Взгляд ее был отсутствующим, она витала где-то очень далеко. Постоянная связь Мечтателя со своей йэнной, игравшей роль Генерального Штаба, позволяла Келлихаанс быть острием интеллектуальной мощи крупного коллектива симайа.
   - Мроо сильны настолько? - вклинился Аннит. Ученый не из последних, он явно все уже понял, но самоконтроль восстановил еще не настолько, чтобы полностью стереть следы удивления с лица.
   - Выходит, что так. - отозвалась Мастер Войны удрученно.
   - А попроще можно? - сказал Лэйми.
   - Геон - это метастабильное объединение, кусок энергии, который удерживается в ограниченном пространстве гравитационными силами, порождаемыми им самим. Йэннимур в свое время исследовал черные микродыры, надеясь получить новый источник энергии, и обнаружил массу ранее неизвестных эффектов, включая феномен геона. К примеру, хотя в целом геон имеет массу, его составные части -фотоны, глюоны и так далее - этим свойством не обладают. Изящный парадокс, не правда ли?
   По известным причинам невозможно придать частицам энергию свыше 10Е19 Гэв. Представь себе два фотона, расположенных настолько близко друг к другу, что они вступают в гравитационное взаимодействие и коллапсируют. Получившийся объект имеет планковский размер, однако масса его не может быть меньше 10Е-5 грамм. Это есть нижний предел массы черной дыры - квантовое испарение не способно истощить ее массу ниже этого предела. Дело в том, что может "испариться" вся масса чёрной дыры, за исключением той её части, которая связана с энергией нулевых, квантовых колебаний вещества чёрной дыры. Такие колебания не повышают температуру объекта и их энергия не может излучиться. Остаточная масса составляет 10Е-5 грамм, независимо от того, какова была начальная масса чёрной дыры. Данное исследование сняло все опасения скептиков по поводу того, что искусственные черные дыры могут послужить оружием Судного Дня и вызвать катастрофу Йалис-Йэ. Впрочем, скептиками тут же были высказаны новые опасения.
   - Как повелось у них со времен первого коллайдера! - фыркнул Лэйми. - Но все-таки, вы хотите сказать, что Мроо усилили либо сконцентрировали Йалис-поток настолько, что он весь целиком превратился в геон?
   - Именно! Сознаешь масштабы? И это наталкивает на печальные мысли относительно недооценки их могущества. Геон нельзя обнаружить обычными способами, поскольку он самогравитирует в поле иных масс, а его поведение в условиях внешнего объемлющего пространства не рассматривается существующей теорией вообще! Я попробовал сейчас быстро прикинуть "на пальцах", но понял, что с имеющимися знаниями не могу дать абсолютно никаких предсказаний.
   - Этого ведь не было в планах?
   - Ну...есть пара императивов на самый крайний случай, типа открытия портала в Бездну Немертвых Душ, но применять их я бы не советовал никогда.
   - Думаю, Мроо знают, что делают.
   - Хорошо бы.
  
   ***
  
   Геону потребовалось около трех минут, чтобы преодолеть двести световых лет. Точность оказалась высочайшей - именно к этому моменту шар эйнсофа "моргнул", начиная перемещение. Когда закапсулированный импульс достиг цели, средства наблюдения показали ярчайшую вспышку, целое море огня, мгновенно затопившее пространство вокруг эйнсофа. Потом все разом погасло. Глядя на забранные серым маревом мультипланары, Аннит рассеянно произнес:
   - А ведь это лишь паразитный эффект, непроизводительная потеря части энергии....
   Напряженный до потери изотропности вакуум самопроизвольно порождал массивные ливни частиц - виртуальные частицы становились реальными. Этот вероятностный шторм продолжался целых двадцать секунд, бездну времени по масштабам микромира. Потом бушующее пламя неохотно опало, и из него медленно протаял зыбкий силуэт эйнсофа, целого и невредимого. Иннка скривилась, будто хватанула стакан лимонного сока. Рядом же с эйнсофом обнаружилось еще... что-то.
   Полупрозрачная бликующая сфера, светящаяся болезненно-ярким, режущим пламенем. А в ней - три смутных силуэта. По мере того, как спадал огонь снаружи, снижалась и яркость сферы, а фигуры становились видимы все четче.
   - Хмм, а гости-то антропоморфны. - заключил Охэйо и продолжил холодным стальным голосом: - Но это не имеет значения. Их защитная оболочка истощена ударом Йалис, можно начинать.
   Повинуясь его воле, шары вдоль бортов "Анниты" погасли, чтобы накопленная ими энергия привела в действие оружие последнего шанса, СОН. Мощность единственного корабля, даже такого, как этот, не шла ни в какое сравнение с соединенным флотом ведущих сверхрас, но эффективность действия СОН определяла вовсе не она. Требовалось только превысить некий начальный порог, далее вступали в действие совершенно иные законы. Иная математика с абсолютно новым аппаратом, суть которой понимал только ее автор - Аннит Охэйо.
   Теория... Пятьсот мегабайт уравнений, описывавших нечто, названия чему он пока не мог подобрать, но всю громадную сложность и важность чувствовал инстинктивно. Задача поражала воображение, обещая целые века интереснейших размышлений и выводов, а конечный итог должен был... вывести за край Вселенной - по крайней мере, так чувствовал сам Охэйо. И одним из побочных открытий стала разработка концепции СОН.
   Это оружие не давало никаких видимых эффектов. Еще бы, оно действовало в совершенно иной плоскости бытия. Шары погасли... и все. Не протянулся луч, не всклубился взрыв, не мигнуло пространство...
   - Гм, Аннит, как мы поймем, что СОН вообще сработал? - озадаченно спросил Лэйми.
   - Так же, как я понимаю, что сработала брахмастра. Почувствую. СОН сработал.
   - Что теперь?
   - Ждем.
  
   ***
  
   Через время сфера окончательно погасла. Гости остались в холоде космического вакуума, но было не похоже, чтобы это им сколько-нибудь мешало. Три вполне человеческих силуэта расположились в пустоте в совершенно свободных позах.
   Мужчина. Светлокожий, рослый, с аккуратной окладистой бородкой и усами. Высокий лоб и лицо, навеки обезображенное печатью интеллекта, выдавали существо актуально разумное. Чем-либо примечательным в облике он не отличался, будучи одет так, что не выделился бы из толпы в доброй сотне разных миров, но вот его глаза... плескалось в них обретенное внутреннее равновесие, та особая цельность, что неразрывно слита с Волей и Силой. На него нельзя было влиять напрямую так, чтобы он этого не замечал... и не мог противостоять. И еще - на дне спокойных глаз таилась тень Понимания. Казалось, ему знакомо все в этом мире, хотя явился он сюда определенно впервые. На боку висел свернутый кольцом кнут, бешено рдеющий раскаленным металлом Удуна.
   Женщина. Невысокая, смуглая и черноволосая. Полураспахнутая серая мантия с узором из серебряных полумесяцев. Маггловская кожаная куртка под ней лишь подчёркивала резкие, будто хищные черты лица, за сухостью и жёсткостью которых скрывалась забота и безукоризненная честность. Слабая улыбка чуть скрашивала следы горьких испытаний, навсегда оставивших след в выражении лица, в ранних морщинках у глаз, в чуть печальном изгибе темных, почти фиолетовых губ. Короткая палочка в специальном кожаном чехле на предплечье почему-то навевала мысли об остром кинжале и постоянной бдительности. В руках у женщины была метла с навершием в виде острого светящегося кристалла.
   Еще мужчина. Средний рост, развитая мускулатура, черно-золотой халат плотного шелка с глубоким запахом, ряд алых коралловых пуговиц справа на груди... ничего не выражающее скуластое лицо с черными же раскосыми глазами, в руках округлая металлическая чаша с тонким растительным орнаментом. В кольце на поясе узкий тонкий клинок, почти боевая шпага, за плечами - густая тень в форме странного вида топора.
   Гости переглянулись, неторопливо огляделись. Женщина строго и сурово посмотрела, казалось, прямо на Лэйми. Ее взгляд с мультипланара словно бы предназначался конкретно ему, словно она могла видеть его за двести светолет через все защитные поля и оболочки громадного корабля. Потом все втроем гости шагнули вперед.
   Они шли, как по тротуару, с каждым шагом сокращая расстояние до флота сверхрас почти на половину светогода. При этом никаких признаков использования Йалис приборы не регистрировали.
   - Интересно... - очень тихо прошептал себе под нос Охэйо, однако волчий слух Лэйми позволил тому услышать реплику.
   - Что?
   - У правого ноги переменной длины. Реализовано какой-то навороченной функцией, но я рад, что хоть что-то понимаю. Это уровень повыше нашего, но отнюдь не запредельный... хотя... о, хитро, хитро. Авторедукция и делегирование, надо же. Слышать слышал, но вижу впервые. Вообще-то, он - Сущность уровня демиурга, с маленькой буквы, но перед нами его автономная проекция низшего порядка. Со своей свободой воли, естественно, но тем не менее.
   - А левый?
   - Левого я просто знаю. Это эмиссар расы Вольфрам. Тот самый, да. Унутре у него неонка... В смысле, хрен прочтешь, там все призрачное, текуче-неверное, да еще и уводит все время за Грань... смертоядец, одним словом. Похоже, это его операция. Грамотно задумано и провернуто, признаю. Ну а женщина... с ней что-то не так. Вроде бы обычная, пусть и очень сильная, волшебница из миров Полной Формулы - но нет, что-то в ней есть такое... запредельное. Впрочем, как и во всех трех... как и в нас с тобой. - последнее он сказал так тихо, что не услышал даже стоявший рядом Лэйми. Громко продолжил:
   - Ладно, постреляли, и будет. Пора встречать гостей.
   Однако гости не торопились встречаться. На полушаге троица внезапно замерла, а женщина протянула руку и ловко вытащила из пустоты какого-то почти голого гривастого парня. Единственной одеждой ему служил четырехцветный плетеный шнур на бедрах.
   - Вот ты где! - воскликнула женщина.
Лэйми с изумлением узнал в юноше Вау, Вайми Анхиза, воспитанника Вайэрси. Тем временем левый, темный, мужик выхватил у Вайми копье, отобрал лук, колчан, наплечную сумку и откинул все это в сторону. Бешеного сопротивления парня он словно и не замечал. Правый, светлый, так же ловко вытащил из пустоты целое дерево и мигом примотал парня к нему жуткого вида штукой - чем-то вроде пучка гибких плоских лент. Эти черные полупрозрачные отростки шевелились, вытягивались, делились и сливались, так что было решительно непонятно, сколько их всего. Создавалось впечатление, что они мучимы страшным голодом, и только воля создателя мешает им накинуться и выпить юношу досуха. Вайми замер каменным изваянием, глядя на раскачивающийся перед лицом шипастый отросток.
   Женщина отставила метлу, приняла от светлого его ужасный кнут, взвесила его на ладони, с сомнением посмотрела на голый зад Вайми, на его спину, отдала обратно и коротким взглядом подозвала к себе его собственное копье. Взмах - и на заднице юноши пролегла первая багряная полоса. Он взвыл, дернулся, но ленты держали надежно.
   - Так-то лучше, а то если твоим Ссарлаком хлестнуть, можно пополам перерезать, вместе с Древом. - удовлетворенно сказала она, и странным образом ее голос донесся до каждого наблюдателя. Светлый кивнул на ее слова, однако чуть нахмурился, будто забыл что-то.
   Удары сыпались один за другим. Вайми орал и отчаянно извивался в путах, орал больше от злости и желания поквитаться с обидчиками, нежели от боли, однако ничего не помогало. Лэйми взглянул на Охэйо, не понимая, почему тот ничего не делает, но натолкнулся на крайне задумчивый взгляд из-под нахмуренных бровей.
   Вдруг ленты, что держали юношу, всплеснулись черным облаком. Мелькнули косо срезанные концы, а Вайми, гибко прогнувшись, ловко выскочил из переплетения лент, зверски оскалился, присев и выставив перед собой нож. Черно-серый блескучий металл, перевитый узором тонких серебристых линий, даже на вид казался нереально острым. Лэйми вспомнил этот нож-загадку. Где Вайми раздобыл его, оставалось неизвестным, равно как и материал, из которого он был сделан. Его невозможно было расплавить, разрезать и вообще как-либо повредить, ни лазером, ни аннигилятором, ни даже при помощи Йалис. Невероятно, но факт, и даже лучшие умы Йэннимура не смогли разгадать эту тайну. Нож юноше в конце концов вернули, примерно раз в полгода безуспешно пробуя очередное средство. Из необычных свойств еще можно было отметить наплевательское отношение ножа к гравитации. Он не имел гравитационной массы, одну только инерционную. Каким образом - снова туман.
   Вперед выступил левый. Аккуратно вытянув из-за плеча ту самую тень в форме топора, он перехватил ее поудобнее, двумя руками, и неожиданно быстро взмахнул им. Вайми не успел отскочить и смог только подставить нож. Дыц! Топор в руках темного издал звук, с каким копер забивает сваи. Удар вызвал странный эффект - от столкновения Вайми отлетел на два светогода, причем его отбросило, как каменную статую, как монолитный кусок металла. Текучим движением мужчина оказался рядом с ним, ударил снова, сверху вниз, опять с такой быстротой, что подняться или откатиться юноша не успел и был вынужден снова подставить нож. Дыц! Дыц! Удары сыпались один за другим с размеренностью и мощью сваебойного механизма. Лэйми заметил, что темный не пытается обойти защиту, хотя мог бы ударить в десятки уязвимых мест, а просто вбивает юношу... куда-то. Под телом Вайми словно проседало пространство, как мягкая земля под копытом коня. Он уже погрузился наполовину, на три четверти, почти весь, исчезая из видимости в складке пространства. Темный остановился, только когда в пустоте остались видны вскинутые руки юноши и половина головы - от ноздрей и выше. Удовлетворенно оперевшись на длинную рукоять, темный отер честный трудовой пот и произнес непонятную фразу:
   - Pneumatic axe rulezz forever.
   Вайми отчаянно вращал глазами, но не мог даже пошевелиться. Внезапно он изо всех сил махнул рукой, отправляя в короткий полет свой нож. Темный защититься не успел, нож вонзился точно в середину его лба, войдя по самую рукоять. Черные глаза мигом собрались в кучу, закатившись и сведясь к переносице, отчего возникло ощущение, будто мужчина пытается рассмотреть неожиданный гостинец. Это выглядело настолько комично, что женщина и светлый рассмеялись, нисколько не встревоженные происходящим. Смеялись они так заразительно и искренне, что Вайми и сам расхохотался... бы, не будь его рот погружен в пространственное возмущение. Впрочем, он постарался передать смех гримасами на лице, на щеках и особенно на бровях и лбу. Ему это вполне удалось.
   Темный взялся за рукоять, вырвал нож изо лба, осторожно качнул головой пару раз, прислушиваясь к ощущениям. Рана немедленно сомкнулась без следа, глаза вернулись в нормальное положение. Осмотрев нож, он неожиданно улыбнулся. Взвесил его в руке и воткнул рядом с юношей, но за пределами досягаемости рук.
   - А хороший режик мы с Фартуком и Теперью замутили! - раздался его голос. - Но пусть меня Кайтселийт раздерет своей Посестримой, если я помню, кто такая Теперь. - гораздо тише и... озадаченнее продолжил он. Светлый нахмурился еще сильнее, глубокие морщины прорезали высокий лоб.
   Женщина присела рядом с головой Вайми, отчего ему открылся прекрасный вид на то, что скрывалось под мантией и широкой свободной юбкой типа "солнце". Глаза юноши сами собой повернулись в глазницах и сфокусировались на... гм, виде. Было видно, что он борется сам с собой, однако отвести взгляд ему не удавалось. Лицо стало малиново-красным, вплоть до кончиков ушей, из них натурально пошел пар, взвиваясь тонкими белыми струйками, потом ноздри юноши извергли не менее полулитра крови. Женщина довольно улыбнулась и... выразилась не более понятно, нежели темный:
   - Панцушот детектед. И довольно фансервиса. Слушай, Вайми... Вайми! Да Вайми же! ВАЙМИ!!!
Отзвуки ее голоса донеслись до "Анниты", отчего громадный корабль качнулся, а трижды резервированный свет в зале управления моргнул - что было даже теоретически невозможно. Юноша вздрогнул и вырвался, наконец, из плена собственных грез.
   - Что... зачем... где? - совершенно невпопад сказал он.
   - Я здесь, Вайми. - мягко произнесла женщина. - Да, еще выше, вот здесь. Думаю, стоит представиться. Меня зовут Этика, Этика Эксцельсиор. Этот мрачный товарищ с чашей - Рэндом, а тот высокомудрый молчун - Рон.
   - Нет. - впервые подал голос тот. Женщина удивилась:
   - Как нет? Опять шутишь? Тебя зовут Рон Бэдэсэу, не так ли?
   - Не так.
   - Хорошо, тогда объясни, что ты имеешь в виду, Р... э-э... объясни нам, да.
Светлый мрачно огляделся по сторонам.
   - Понимаешь, что-то здесь не... Я уверен, что меня зовут... не так. И тебя тоже.
   - А меня?
   - Тебя - да, как сказала... она.
   - Но почему? Мы ведь шли почти в абсолютке, что могло воздействовать на вас, но обойти вниманием меня - и еще чтобы мы ничего не заметили?
   Вайми, несмотря на довольно-таки незавидное положение, глядел в оба, уши его только что не вставали торчком, а норки широкого плоского носа забавно раздувались - парень дал волю своему Любопытству и пытался вобрать максимум возможной информации. Ну а троица гостей спорила, не обращая на него никакого внимания.
   - А кто сказал, что ты обойден?
   - Гм. Давай проверим.
   - Как зовут моего друга?
   - Эстонца-то?
   - Почему сразу эстонца?
   - Так Кайтселийт же. У него есть титановая пятизубая кошка, Посестрима... Эммм, вроде все верно, но барометр в заднице говорит мне, что я несу какую-то хх... фигню.
   - Вот именно. Кажется, я могу предположить тип воздействия. Это что-то, связанное с Хаосом. Имя твое - Случайник, и потому его не задело, но то, что лежит глубже...
   - Нужно сделать полное перекрестное автосканирование, проверку ассоциативных связей и индексацию.
   - Обстановка кагбэ не располагает к этому...
   - Тогда... - темный задумался. - Может...
Его прервала женщина:
   - У Великих Игв была система внеинтеллектуальных связей. Э?
   - Требует массу времени на допиливание под нас. Если в этой Вселенной разворачивать временной перпендикуляр, последствия... непредсказуемы.
   - О! Идея! - воскликнул светлый. - Мы зациклились на Атрибутах, давайте просто обратимся к основе, к личной трансцендентности каждого. Сомневаюсь, что воздействие, каким бы оно ни было, могло повлиять на Бездну.
   - Логично.
   - Принимается.
   Все трое уселись в пустоте и прикрыли глаза. Через десять минут напряженного ожидания вокруг каждого гостя что-то произошло. Светлый окутался мириадами тончайших нитей, они окутали его паутинным облаком, простираясь во все стороны на миллиарды километров, а иные уходили, казалось, в бесконечность. Вокруг темного возникла область призрачной тьмы, расчерченная отблесками ядовитой зелени. Она обнимала его со всех сторон, вздымаясь над головой тремя черными извивистыми языками. У женщины на ладони вспух шарик рыжего огня, яркий, как Сверхновая, и столь же опасный. Потом они переглянулись и вновь дружно засмеялись.
   - Риллоан практически.
   - Да уж, крайне любопытная метафизическая структура, которая...
   - ...депрофилирует семантическую связность. К счастью, она...
   - ...не действует на Высшие Посвящения. Иначе...
   - ...мы могли бы навсегда остаться здесь Этикой и Роном, яре-яре. Но что...
   - ...изменилось во мне? Ха, да только имя и сохранилось. Но я, хоть и не сторонник облачных технологий...
   - ...держал автобэкап в Чертогах Госпожи. А ты...
   - ... в Пламени Вселиком. И Рин...
   - ...кое-где, да. Именно там, где вы сейчас подумали.
   - Муа-ха-ха!
  
   - Ку-ку-ку, но кто тут настолько продвинут, что манипулирует метафизикой?
   Все трое разом посмотрели туда, где находился флагман флота. А в зале управления взгляды присутствующих скрестились на Охэйо. Тот остался спокоен, только притопнул босой пяткой и пожал плечами:
   - Очевидно, не сработало.
Иннка Келлихаанс подошла и положила горячую руку ему на плечо:
   - Ничего страшного.
   - И-мен-но. - по складам сказал кто-то сзади. Обернувшись, они увидели бесшумно возникшую из ниоткуда Анхелу, офицера Станции Транквилити, С-Ц, в одном экземпляре. Глухое платье из чистейшего фольгированного плутония было оторочено калифорниевым кружевом, расшито мелким унбигексиевым бисером и застегнуто на множество блестящих экаториевых пуговиц. Анхела продолжила:
   - Цель визита ясна. В моем контроле более нет необходимости. Я самоустраняюсь. - и с тем исчезла, столь же неэффектно, как и явилась.
   В повисшей тишине особенно четко раздался короткий уверенный стук. Одна из операторов вскрикнула - в главном мультипланаре отображался здоровенный кулак, мудро и интеллигентно стучавший прямо в изображение. Кулак переходил в широкое запястье, а то - в длинное предплечье, неведомым образом протягивавшееся на полторы сотни световых лет от плеча поименованного Рином.
   Мастер Войны хмыкнула и разблокировала носовой шлюз. Вскоре в зал вошла примечательная процессия. Не то чтобы пришельцам непременно требовался шлюз, чтобы оказаться внутри, поэтому все оценили явленное ими вежество. Первой вплыла женщина, за ней плелся унылый Вайми, следом шел светлый гость и в самом конце крался темный.
   - Добро пожаловать в Йэннифэр! - торжественно произнес с потолка Вайэрси. Он уже лет двести как миновал критическую черту и стал частью разумной сверхструктуры транслайнера, но это нисколько не повлияло на определенные черты его характера, в частности, склонность к некоторой напыщенности выражений. - В нашем лице вы общаетесь со всеми расами данного Объема, корабль ведет непрерывную передачу в Орнитологическую Сеть... - внезапно он захрипел и сбился. Рин сделал короткий жест рукой, все присутствующие испытали мгновенное чувство дежа-вю.
   - ...Аннитологическую Сеть. - продолжил с того же места оратор. Охэйо не выдержал:
   - Полегче, Эрс, я ж не Нахалков, фестивалей своего имени не открываю.
Еще жест.
   - Антологическую Сеть сарьют, Йэннимурскую Сеть симайа и Сети прочих рас.
Пришельцы в очередной раз переглянулись.
   - Ты, часом, Зеркало Ночи не вплетал в общий щит?
   - Ну-у-у... да. - повинился светлый. - А ты Зеркало Норн?
   - Само собой. - ответил темный.
   - Ну и я добавила Лик Огня. - скривилась женщина.
   - Мы параноики. - хором заключили они. - Безнадежные.
   - Атика, сама справишься?
   - Разумеется. Фините Инкантатем!
  
   ***
  
   - Так значит, все это - Лэйми повел рукой, - было лишь для того, чтобы отп... гм, отшлепать нашего демиурга?
   - Хех, все это собрали вы сами. Признаться, я был впечатлен вашими силами тяжкими. Но ты прав, нужно было показать Вайми, что создавать Вселенные без тщательного бета-тестирования и ловли багов, мммм... не очень хорошая идея. Вон, Атика крутит Маховиком даже не миллиарды, триллионы лет, причем не один раз, вызывает независимую экспертизу, и только просмотрев результаты испытаний, бросает Пламень Вселикий в Творящую Бездну.
   - Но это ведь его Вселенная, ваймиверс, так сказать. Имеете ли вы право вмешиваться?
Лицо Атики разом посуровело.
   - Пусть ответит сам виновник торжества.
Вайми закусил губу, горестно вздохнул, но все-таки нашел силы кивнуть.
   - Я... мы... только что вернулись из Бездны. Это было... ужасно. Все немертвые души от начала времен - там, где нет даже пустоты. Для некоторых прошло больше десяти миллиардов лет... наедине с собой, в вечной агонии. Никакой разум не может выдержать этого. Они все безумны, как невозможно представить даже мне. Это... страшно, поверьте.
   - Вам еще повезло, что местные души задуманы столь нематериальными. Видывал я Вселенные, где от подобного Инферно начинали плыть константы, рваться причинно-следственные связи, и самопроизвольно распадаться вещество. Самое главное, что нарушен принцип справедливости. Кем бы ты ни был при жизни, мерзким насильником или святым праведником - монопенисуально попадаешь в ад, поскольку ад здесь занимает весь фундамент мироздания, а рая нет в концепции вообще. Итог - триллионы воющих душ и броски Хеннат, как результат их низкоуровневого субквантового влияния на физику вселенной. Неудивительно, что потоки ферхо обходят ваймиверс стороной.
   - Но неужели нет никакого выхода?
   - Да почему? Вы таки будете рыдать кровавыми слезами, но рецепты избавления от туев хуч психованных душ давным-давно найдены. Ибо для сообразить куда и как даже правильные демиурги не нужны, достаточно обычного ТРИЗа. Вариант первый - классика с отбеливанием лишней кармы в царствах Петлерукого Ямы и прочих всяких Аидов, пассивный. Вариант второй, активный - устроение аналога Хуэко Мундо. Во втором случае будет ещё и побочный результат в виде духовной эволюции выживших.
   - А стереть память проведенного в пустоте времени - не вариант? Вон, Лэйми ведь сидит как живой. Нет? Тогда в вирт пихайте, и загружайте понемногу каналы восприятия. По возрастающей, от аркады с призом - новым ощущением, до полноценной ВР. За пару миллионов лет, думаю, все более-менее оправятся.
   - Кстати, правда, почему бы не накопировать стотыщпицот Ваймев и приставить к каждой душе? Жутко неэкономно, зато предельно эффективно.
   - Дык, маловат еще демиург-то. Придумать может, а продумать - еще нет.
   - Ну пусть тогда осуществит одно, но концептуальное изменение. Скажем, пусть души жрут друг у друга их безумие...
   - Ага, а срут, извиняюсь, радугой, как пони.
   - Не надо про поней!
   - Дружба - это чудо, ля-ля-ля...
   - Тьфу ты! Я щас вот...
   - Эй, я же в шутку! Убери, убери ее! Нельзя сотворить здесь!
   - Так! Закончили бардак!
   - Да, Ваша Этичность.
   - Ul'as adarri, Aigsil. Ik ku dar anai.
   - ДОВОЛЬНО.
   - Ладно, ладно. Вот же, блин, Райден в юбке.
   - Что?
   - Ничего. Молчу, молчу.
   - Так-то лучше. Итак, резюмирую - пути к исправлению ситуации имеются, демиург степень негатива осознал, приступить к перезакониванию готов. Лишь бы только не поспешал излишне.
   - Да понял я, понял. Что уж тут... после Бездны-то...
   - Вот и ладушки. Потребуется помощь - зови, всегда будем рады. На этом предлагаю инцидент считать исчерпанным.
   - Поддерживаю.
   - Да.
   - Veraku...
   - Тьфу! Опять?!
  
   - Кстати, все помнят, какой сегодня день?
   - Какой?
   - Двадцать третье февраля по летоисчислению Терры Изначальной.
   - Ой-вэй, забыла совсем! Тогда...
   - ...с праздником всех нас! С защитой отечественников! Что так смотрите? Защищают ведь не только Отечество, но и отечественников...
   - ...ага, и материнниц тоже.
   - Фините Инкантатем!!!

Оценка: 9.45*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) Л.Свадьбина "Секретарь старшего принца 4"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) А.Лоев "Игра на Земле. Книга 3."(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"