Бурчевская Татьяна: другие произведения.

Возвращение на круги своя

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 5.00*3  Ваша оценка:


Возвращение на круги своя

  
   Я иду по июльскому полуденному городу в никуда - ибо идти особо некуда, да и куда можно идти по летнему городу в такой час?.. Надо просто убить это, виснущее на тебе как липкая паутина, время. Надо не дать непереносимому чувству одиночества, зарождающемуся где-то под сердцем, завладеть тобой полностью. Иначе вся жизнь станет дорогой в никуда и самый июльский полдень покажется чужим и холодным...
   Городской сквер. Воздух здесь похож на расплавленное стекло, в котором покачиваются едва заметно зелёные пластинки листьев. Лишь мерный плеск фонтана нарушает столь непривычную для центра города тишину. Иду через сквер мимо фонтана - как во сне. И - как из далекого волшебного сна - слышу окрик за спиной: "Наденька!". Вздрагиваю непроизвольно. Этот окрик не имеет ко мне никакого отношения. Не может иметь! И так же непроизвольно оборачиваюсь.
   У фонтана стоит парень. Старлей МВД. Не может быть! Стоит ко мне спиной. Вижу только его широкие плечи и темный жесткий ёжик волос. Не может быть! Сердце предательски начинает гонку по просторам чувств и воспоминаний. Не может быть! К старлею бежит девчонка, хрупкая и светлая как луч солнца. Её он, конечно, окликал, не меня... Видишь, не может быть и не есть! С разбегу бросается ему на шею, обнимает крепко, что-то быстро и восторженно говорит. Не слышу слов, но вижу её радостное лицо, движения губ и то, как старлей кивает в ответ. Они стоят, окутанные радугой брызг фонтана, о которые разбиваются солнечные блики. Безоблачно-юные и счастливые, как небо над головой. Как же давно это было...
  
   Уже около четырех утра. Догорающий костер лениво дарит мне свои прощальные искры. В эту ночь он многое слышал - о войне, о жизни, о любви и ненависти и видел, как люди, потерявшие всё и даже больше, успели сродниться душой за несколько часов, песен, фраз. Но гитарные аккорды и голоса отзвучали. Все потихоньку расходятся, молча, будто стесняясь рассвета и сказанного. А я не хочу уходить. Всегда любила догорающие костры. Когда смотрю на умирающий огонь, у меня появляется странное чувство - щемящее и необыкновенно легкое, как полёт чайки или шелест дождя по стеклу, только сильнее.
   Напротив сидит парень. Старлей МВД. Широкие плечи, темный жесткий ежик волос. И ещё - глаза. Недобрые, серо-стальные, грустные. Полные боли, злобы и горечи войны. Он почти ничего не сказал сегодня, но молчание это стоит сотни слов. Мы остались вдвоём. Старлей задумался, глядя в огонь. Что видит он там? Горящие посёлки? Горящие БТРы? Горящих друзей? "Сердце, опалённое войной" - страшная романтика действительности. И я не могу избавиться от ощущения - я тоже перед ним виновата. Отблеск костра ложится на его лицо, и я говорю почти шепотом: "Лерик, эх, если б я могла что-нибудь сделать для тебя!.." Он молча подходит, поднимает меня, прижимает к груди: "Надюхин!.." Мы неотрывно смотрим друг на друга. И мне становится жутко от этого взгляда. Я понимаю: это - начало. Начало конца.
   Нет, Валерка не стал ломать мою жизнь. Вместо этого сгубил свою. Увидел мой испуг и вынес себе приговор - ни на что, кроме войны, уже не годен. Ушел обратно. Контрактником. Через пару месяцев след его оборвался. Только когда услышала страшные слова "пропал без вести", поняла, что полюбила этого пацана - безудержно и отчаянно. Но было слишком поздно. Как же я ругала себя! Ну почему я не ушла с ним в лес в то утро, почему не удержала, не отговорила, не спасла? Ведь всё случилось по моей вине! Как пережила это - не могу понять до сих пор. Долго училась улыбаться его друзьям, не вздрагивать при слове "война", спокойно смотреть на людей в форме. Но июльский полуденный город всё ещё внушает мне тревогу. И вот - эта встреча. Осколок памяти крепко зацепил душу. И теперь эта рана будет болеть долго...
  
   Старлей у фонтана поднимает девчонку и начинает медленно кружить. Поворачивается ко мне. Открытое сияющее лицо, лучистые карие глаза. Не он. Конечно, не он. Между этим мальчишкой и Валеркой - война и вечность. Да и стрелял-то мальчишка, наверное, только на полигоне. Ну и что? Не всем же теперь в бою погибать, в конце концов! Если своя жизнь не сложилась, нечего на других беду накликать! Эта солнечная девчонка тоже мечтает о любви. Пусть хотя бы у неё всё получится.
   Я все смотрю на ребят. Старлей замечает мой взгляд. Резко опускаю голову, отворачиваюсь. Прямо как воровка - краду чужое счастье, раз своего нет. Сколько говорили мне, что пора перестать себя казнить, забыть своего Леру и жить, как все люди. Но что поделать, если уже не могу - "как все", если уже не могу - "забыть"... После того, как пропала без вести Любовь, Память осталась единственной путеводной звездой в безбрежном океане бытия. Без неё - как проживу? А чужого счастья мне не надо. Что бы там ни подумал старлей, я всего лишь хотела пожелать удачи. И замечталась. Так бывает, даже если знаешь, что мечтам не сбыться...
  
   Иду дальше в никуда - привычный маршрут. Твердо знаешь, что в конце пути никого не встретишь, и от этого на душе спокойнее. Всё же лучше так, чем... Не может быть! Голос за спиной: "Надюхин!". Видимо, сегодня праздник - "День совпадений". Кто-то меня с кем-то спутал. Да, такое случается. Но почему именно это, наше с ним, имя? Так меня называл только один человек. Не может быть! Нет сил обернуться. Чьи-то руки обхватывают меня за плечи, разворачивают. Мучительно ищу ответ на вопрос - КТО? Кто звал меня? Кто стоит сейчас передо мной, незнакомый и знакомый одновременно? Молодой старик. Исхудавший, сгорбленные плечи, следы шрамов. Потрепанная "гражданская" одежда. И ещё - глаза. Недобрые, серо-стальные, грустные. Полные боли, злобы и горечи войны. И чего-то ещё, острого и жгучего. Не может быть!
   Не дав опомниться, он начинает говорить, быстро, резко, боясь, что я перебью, не дам закончить: "Надюхин! Привет! Вот удача! А я тебя искал... Я в городе всего пару дней, вот выбрался в центр - и сразу ты! А я думал, не узнаю тебя... А ты не изменилась! Нет, ты стала старше, красивее... Но все-таки я тебя узнал! А я недавно оттуда... Три почти года у боевиков... Ох, да ну их к дьяволу! Знаешь, я ведь там понял, что люблю тебя, Надюхин! Безумно люблю! С того самого утра... Только раньше этого не знал... А ещё понял - ты тоже меня любишь! Скажи, ведь так?"
   Смотрит мне в лицо. Этот взгляд... Точно такой же, как и три года назад. Нет, страшнее. И все-таки может быть! Или нет? Это же - мой Лерик!!! Я столько ждала его, столько раз представляла нашу встречу. Чудесное возвращение спасённого сказочного принца. Но это реальность, не сказка. Совсем рядом - война. Оттуда приходят простые российские парни. С такими вот взглядами. И простые российские девчонки плачут по ночам. Потому что этим парням уже ничем нельзя помочь. Они выжили, но душа у них умерла. И теперь они будут сжигать все вокруг себя своей болью, злобой, ненавистью. Да, это не сказка.
   "Пусти!" - мой голос звучит глухо, почти надрывно. Валерка разжимает руки, опускает голову. Он растерян, огорчен. Мне сейчас - поневоле - придется сделать то, чего не смогли сделать там за долгие годы ада. Добить пацана, которого люблю больше жизни. Сказать ему, что у нас нет будущего. Что я уже не смогу вернуть его душе мир и покой. Объяснить, что бессмысленно две сломанные судьбы умножать на два. Как сделать это так, чтобы он понял меня, чтобы поверил и простил? Нет! У меня не хватит на это сил. Слишком он дорог мне. Лучше бы нам не встречаться...
   Я поворачиваюсь и бросаюсь прочь. Знаю, что он побежит следом. Знаю, что догонит и потом будет только хуже. Но думаю я лишь об одном - надо уйти от этой ситуации, от этого взгляда, от этого разговора. Если бегство - единственный выход, пусть так. Сейчас. После будет после. Может, его не будет вовсе. Повторяю про себя: "Почему? Почему? Почему?" Не вижу вокруг ничего, всё как будто исчезло, растворилось в июльском полуденном зное, остались я, Лерик и - война. В себя прихожу от столкновения с твердой горячей реальностью асфальта. Где-то рядом визг тормозов, крики, что-то ещё. Нет, больше ничего...
  
   Открываю глаза. Белый потолок и стены. Боли нет, но все тело будто чужое. Что произошло? Постепенно восстанавливаю в памяти сегодняшний день. Жара, центр города, сквер, старлей у фонтана... Лерик... Его взгляд... Асфальт... Больница... Понятно. Сколько я тут пролежала? Стрелки на циферблате, что висит на стене, бесстрастно фиксируют - около шести часов. Надо маме позвонить, беспокоится уже, наверное. Но вставать мне, видимо, нельзя. Что же делать? Осматриваю палату. Обстановка чем-то напоминает номер "люкс". Больница МВД. Интересно, как Валерке удалось меня сюда определить? Неважно, впрочем. Зато теперь знаю адрес, хоть смогу маме объяснить, где я. Возле кровати на столике цветы и мои вещи. От кого цветы? Неужели от Лерика?.. Мои любимые - алые гладиолусы. Одиннадцать. И число мое любимое. Откуда он узнал? Или это не от него? От кого тогда?.. А вот и мой сотовый. Маме звонить надо, ответы на вопросы искать можно будет и потом, времени хватит. Протягиваю руку за телефоном и вижу листок бумаги. Незнакомый почерк.
   "Надюхин, прости меня! Я только и делаю, что причиняю тебе боль. Сколько ты уже из-за меня выстрадала... Больше это не повторится, обещаю. К счастью, у тебя ничего серьезного, и здесь тебя быстро поставят на ноги. Маму твою я предупредил, она скоро будет у тебя. Не беспокойся ни о чем, выздоравливай!" Подписи нет. Лерик! Все-таки Лерик... Теперь и звонить не надо, объяснять... Стоп, как это он маму предупредил?! Где он взял номер её телефона? Читал мой ежедневник? Да там же... Там же на каждой странице - стихи, записи - о нём!!!... Ладно, поздно об этом сейчас думать, поздно.
   За такими мыслями я и не заметила, как вошла мама. Она смотрит на меня с улыбкой. Я хочу обидеться - что такого приятного в том, что я лежу в больнице, да еще при таких обстоятельствах, - но мама не дает произнести это вслух. "Не надо, дочка, не говори ничего. Я всё знаю". "Как это всё знаю?" - удивляюсь я. "Валера звонил мне. Сообщил о том, что с тобой случилось. Потом приехал, привёз меня сюда. Помог придти в себя. Пока ты отдыхала, мы много разговаривали. Он мне всё рассказал о вас. Надя, подумай хорошенько, такого парня..." Не слушаю дальше. Сегодня у меня тяжелый день. Что Лерик мог такого "о нас" рассказать? Не думаю, что и правда "всё", хотя... "Я её люблю, она меня тоже, мы собираемся пожениться и жить долго и счастливо!" Мама пришла бы в восторг от такой перспективы. О моем отношении к Лерику она знает лишь в общих чертах. "Влюбилась в парня. Он уехал на войну. Пропал без вести. Не могу его забыть". О том, что было помимо "влюбилась", и почему "он уехал на войну", она и не подозревает. Долго же мне придется разъяснять все обстоятельства...
   "Ну так что?" Мамины рассуждения я оставила без внимания. А теперь надо отвечать. Иначе мама, чего доброго, забеспокоится о моем здоровье. Вид у меня далеко не самый праздничный. Ну так что? На одном дыхании отвечаю: "Мам, я хочу его видеть. Как можно быстрее. Нам надо поговорить. Он не сказал, где его можно найти?" Отвечаю и сама в это не верю. Я же не хочу никакого разговора! Поэтому и в больницу попала. И вдруг вот так, ни с того, ни с сего... Мама кивает в ответ. "Да, он придёт, он знал, что ты захочешь его увидеть". "Мама..." Но она уже вышла из палаты. Это совсем сбило меня с толку. Лежу, не зная, что думать, что делать. Встречи не избежать. Поздно. Как всегда... Закрываю глаза. Надо набраться сил. Предстоящее общение не обещает быть лёгким.
  
   Просыпаюсь от ощущения - рядом кто-то есть. У окна на кресле сидит Лерик. Как он изменился за эти несколько часов! Дело даже не в том, что сейчас на нем форма лейтенанта милиции. Сам он стал намного более сосредоточенным и напряжённым. Замечает, что я смотрю на него. Улыбается мне. В первый раз за три года. "Надюхин! Ну какая другая девушка могла пытаться попасть под машину главы ГУВД города?! А он тебя узнал. Видишь, какая у тебя симпатичная палата... Как ты?"
   Молчу, вопросительно глядя на его форму и погоны. "А, это... Хотел сделать тебе сюрприз. Да вот только людей в соответствующем звании и при форме в нашем городе днем с огнем не сыщешь..."Вспоминаю встречу в сквере и смеюсь про себя - плохо искал. А ведь он и правда хотел сделать мне приятное и сейчас заметно огорчён. Что это значит, Лерик, что? "Я же под следствием... До выяснения... На работе могут и не восстановить. Ничего, пойду в охрану. Я-то проживу..." Он подходит, садится на корточки у изголовья, берёт меня за руку. "Надюхин! Я так боялся потерять тебя! Тогда бы до конца дней считал, что это произошло по моей вине, и..." Голос дрожит, он резко обрывает фразу.
   Узнаю себя в этих словах. Сколько лет я считала себя виновницей его гибели!.. Три года, триста или три миллиона - кто теперь скажет?.. Лерик поднимает глаза. Так вот что изменилось в нём! То, чего я так боялась всегда; то, чему много названий, но причина одна - война; то, что постоянно стояло между нами, исчезло. Любви оказалось недостаточно там, где помог лишь страх потерять бесконечно дорогого человека. В этих глазах больше нет стальной злобы. Есть боль и надежда. Которая обязательно сбудется. "Лерик, родной!"
   Только сейчас понимаю глубокий смысл ещё одного совпадения сегодняшнего дня. "Скажи, а до войны ты в каком звании был?" "Лейтенанта". "Так на тебе же "довоенная" форма! Лерик, мой Лерик!!!" Не сумев сдержать слёз, целую звёздочки на погонах. "Надюхин, я понял, из-за чего ты не осталась со мной - в то утро и после. Я был злым, бездушным эгоистом. Я не видел вокруг ничего, кроме войны, и жил каждый день - как на войне. Как же я был не прав! Теперь я буду с тобой, со всеми, таким, каким был до войны. Это тяжело, но я справлюсь, вот увидишь! Больше тебе не надо бояться меня..."
   Да, больше я не буду бояться тебя, твоего взгляда. Взгляда человека, ставшего старше на испытание. Но не сломленного, не сломавшегося, сумевшего сохранить в себе главное - способную к состраданию душу. И мы будем жить. Потому что жизнь, что бы там ни говорили, сильнее войны. И всё в мире возвращается на круги своя. "Да, я знаю, - отвечаю ему, знаю, родной! И вообще я очень люблю июльский полуденный город, когда воздух в сквере похож на расплавленное стекло, в котором покачиваются едва заметно зеленые пластинки листьев. Город нашей встречи, нашей надежды, наш с тобой город!"
   1
  
  
   1
  
  
  
  

Оценка: 5.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"