Жеребцова Н.В.: другие произведения.

Гендерная асимметрия в современном российском обществе

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Проблема гендерной асимметрии в современном российском обществе.
  Жеребцова Н.В., преподаватель РГУ.
  Исследование гендерных отношений постепенно становится неотъемлемой частью большинства социальных и гуманитарных наук. Можно сказать, что в России наиболее интенсивно в последние годы осваивает гендерную проблематику именно социология.
  Всякая социологическая теория предполагает некоторую интерпретацию социально организованных отношений между полами. Обсуждение мужественности и женственности и их соотношения мы можем найти у Маркса и Дюркгейма, Зиммеля и Парсонса и пр.
  Гендерный подход формируется как оппозиция исследованиям отношений между полами. Под гендерным подходом в социологии понимается анализ отношений власти, организованных на основании культурно-символического определения пола. "Культурно символическое определение пола (то, что называется гендером) - это комплексная характеристика статуса, которая возникает на пересечении множества признаков индивида и/или группы. Таким образом, гендерный подход - представляет собой вариант стратификационного подхода, в нем всегда присутствует тезис о неравном распределении ресурсов по признаку приписанного пола, об отношениях господства-подчинения, исключения-признания людей, которых общество относит к разным категориям пола" .
  В условиях современного развития обществ гендерный аспект неравенства приобретает острый и оформленный характер. Это является результатом все большего понимания женщиной своей независимости, в том числе и материальной, от мужчины. Женщины требуют не только формального, но и фактического равноправия: в оплате труда, в равных условиях при приеме на работу. Меняется традиционное отношение к женщине лишь как к хранительнице домашнего очага. Все больше мужчин понимают их стремление к самореализации и вне дома, уважая их выбор, берут на себя часть домашних хлопот и забот. Женщины же получили возможность реализации своих потенций в бизнесе, политике, науке.
  "Представление о том, что женщина может и не трудиться в общественном производстве, исчезло из советского общественного сознания. Именно на этом основании, определяя характер гендерных отношений в советский период, сегодняшние социологи единодушно квалифицируют его как "контракт работающей матери" .
  Начиная с 20-х годов удельный вес женщин в составе наемной рабочей силы все время повышался. В 70-е годы доля женщин в общей численности рабочих и служащих, достигнув 51%, удерживается на этом уровне вплоть до конца 80-х годов. В результате удельный вес женского труда в промышленности достиг к 1974 году 49%, в сельском хозяйстве женщины составляли 45% работников совхозов, подсобных хозяйств, других сельскохозяйственных предприятий. Женщины составляли большинство среди работников здравоохранения и социального обеспечения - 84% просвещения - 74%; культуры - 70%; связи - 68%; торговли и общественного питания - 76%. Огромное число женщин трудилось в условиях вредного производства: свыше миллиона человек - при неблагоприятном температурном режиме, около миллиона - при повышенном уровне шума и вибрации и столько же - при большой запыленности и загазованности рабочих мест .
  Отраслями по преимуществу женского труда к началу 80-х годов были торговля и общественное питание, здравоохранение и социальное обеспечение, народное образование и культура. Здесь средняя заработная плата была гораздо ниже, чем в целом по народному хозяйству, и уступала оплате труда в промышленности, строительстве и на транспорте. Если принять за 100% оплату труда в промышленности, то в эти годы среднемесячная заработная плата в торговле и общественном питании составляла 71%, в здравоохранении и социальном обеспечении - 64%, в народном образовании - 69%, в учреждениях культуры - 56% . Но и в промышленности, в тех ее отраслях, где преобладали женщины, - а это легкая, пищевая, швейная, фармацевтическая, - средняя заработная плата была почти на треть ниже, чем в целом по стране. Этот разрыв существовал и внутри одной и той же профессии, здесь точно так же средний заработок женщин составлял менее двух третей заработной платы мужчин .
  Начиная с середины 60-х годов женщин-специалистов с высшим и средним образованием было в стране 59%. В 1981 году женщины составляли 52% студентов в высших учебных заведениях, 56% учащихся в средних специальных учебных заведениях . Уровень образования работающих женщин в нашей стране выше, чем у мужчин: по данным ВЦИОМ в 1998 г. среднее специальное и высшее образование имели 63% работающих женщин и менее 50% работающих мужчин. Тем не менее женщины в основном работают на низших неквалифицированных работах, а мужчины преобладают среди "начальников": в конце 80-х каждый второй мужчина с высшим образованием занимал какой-нибудь административный пост, а среди женщин таковых было только 7%! Только 9% женщин возглавляли промышленные предприятия и пр.
  Создание семьи, рождение детей вносили глубокие изменения в жизнь женщин. Гораздо более глубокие, чем в жизнь их партнеров по браку. В этот момент они, как правило, впервые обращали внимание на неравное положение полов, на дискриминацию женщин, с которой они не сталкивались прежде, дискриминацию, вызванную, по всеобщему мнению, естественной спецификой их пола.
  "Сохранившиеся в обществе патриархальные традиции и воззрения, которых она не замечала, пока училась, теперь давят на нее, сдерживают ее вольный или невольный протест против такого порядка вещей" . Протест, сопротивление женщин проявляется, прежде всего, выражается в сокращении рождаемости.
  Домашнее хозяйство в основном вела женщина. В итоге ее обычный день складывался из 8 часов работы вне дома, не включая поездок от дома до работы и времени, отведенного на работу по дому. В начале 60-х годов последнее составляло от 6 до 7 часов . За этими цифрами и фактами скрывался феномен "двойной" нагрузки, типичный для положения женщин, занятых общественным трудом, во всем мире. Бремя этой нагрузки легче там, где благодаря специальным программам хорошо развиты сфера обслуживания и механизация домашнего труда, а также там, где в домашнем труде в равной мере участвуют все члены семьи.
  Менее очевидным был тот факт, что определенные сферы общественного труда оставались практически недоступными для женщины, в первую очередь управление государством. Полное отсутствие женщин там, где принимались реальные политические решения, камуфлировалось широкими декларациями о политическом равенстве женщин. В общем составе населения в 1966-1967 годах мужчин было 45,8% и женщин - 54,2%; в составе партии - соответственно 79,1 и 20,9; в составе центрального комитета партии - 97,2 и 2,8; в политбюро и секретариате ЦК партии мужчин 100%. Таким образом, в тех органах партии, которые фактически руководили страной, женщин не было. Ничтожно малое количество женщин находилось на руководящих постах в районных, городских, областных комитетах партии, направлявших текущую жизнь страны .
  В любой сфере управления, чем выше была ступень социальной лестницы, тем меньше оказывалось на ней женщин. Например, в составе научных работников, числившихся в штате Академии наук СССР, в 1966 года женщины занимали такие позиции: 51% среди младших научных сотрудников, 23% среди старших научных сотрудников, 8,8% среди академиков и профессоров . Если взять сферу образования, то среди учителей начальных классов женщины составляли 87%, среди учителей 9-10 классов - 68, среди директоров начальных школ - 74, среди директоров средних школ - 21% .
  Женщины, несмотря на существование массовых общественных организаций, женсоветов и женских комиссий, были отстранены от реального участия в процессе принятия решений. Те структуры власти, что реально разрабатывали внутреннюю и внешнюю политику, были закрыты для женщин.
   В начале 90-х годов возникает частный сектор, более динамичный, с высокооплачиваемым трудом, который отторгает женщин как невыгодную рабочую силу. "Действующая система законодательства возлагает на предприятия всю материальную нагрузку, связанную, в частности, с обеспечением "льгот", отпущенных на материнство и детство, с выплатой пособий по уходу за детьми, которые получает женщина. Частный предприниматель, естественно, не желает нести эти издержки. Женщина моментально становится невыгодным товаром на рынке труда - слишком дорогостоящим и менее надежным работником. Поэтому ставка на рыночную экономику разделяет рынок труда на два сектора: один - новый, рыночный, "мужской", престижный и высокооплачиваемый, другой - традиционный государственный, "женский", с сохраняющимся чисто внешне высоким статусом социальных занятий, но с низкой оплатой труда" . С переходом к рынку положение женщин резко ухудшилось. Все эти годы женщин чаще, чем мужчин, увольняли с работы. Женщины дольше не могли найти себе новое рабочее место. Мужчины вытесняли женщин не с тяжелых и вредных производств, а с хорошо оплачиваемых, перспективных рабочих мест. Неудивительно, что доход женщины составляет 2/3 от дохода мужчины.
  Можно провести небольшое исследование - проанализировать рекламные объявления о найме, опубликованные в ростовской газете "Ва-банкъ". Основываясь на этой выборке, можно заметить некоторые основные тенденции на рынке труда. Большое количество объявлений (около 67%) включает явное требование к возрасту и полу работника. При этом работодатели по-прежнему не понимают, что требования соответствия поло-возрастным характеристикам - оскорбительны и являются прямым доказательством существующей дискриминации в обществе. Разумеется, нет смысла приглашать женщин на тяжелую физическую работу, но и отказывать им в праве конкурировать и занимать руководящие посты в бизнесе или политике - неправомерно.
  Мужчины в основном приглашаются:
  - на руководящие посты (начальники отделов, администраторы, зав. и директора магазинов и т.п.);
  - на работу, связанную с продажей, обслуживанием, ремонтом оргтехники, сотовых телефонов, бытовой техники и т.п. (при этом справедливое требование наличия технического образования сочетается с дискриминацией по половому признаку - до сих пор считается, что женщина просто не в состоянии разобраться с принципами работы современной техники и в лучшем случае является квалифицированным "пользователем" даже при наличии диплома об окончании технического ВУЗа).
  - на низкоквалифицированную работу, где может потребоваться физическая сила: кладовщики, грузчики, охранники, сварщики, штукатуры и т.п.
  Женщин чаще приглашают в качестве бухгалтеров, кассиров, секретарей, продавцов-консультантов (в мебельные магазины, в отделы, торгующие косметикой, одеждой, обувью...). В последнее время появились циничные объявления следующего содержания: незабываемый отдых (работа девушкам), и доля таких объявлений растет. Большое количество объявлений приглашающих женщин на работу уборщицами, сиделками, нянями.
  Нельзя сказать, что дискриминация по поло-возрастному признаку "приобретение" постсоветского периода. Женщина-асфальтоукладчица, призванная символизировать равенство мужчин и женщин, и в тоже время практически 100%-й мужской состав партийных функционеров среднего и высшего звена, а также руководителей крупных промышленных предприятий - реалии того времени. Активное, подчас показное участие в мировом движении за равные права женщин, декларация их прав, также оказывались всего лишь лозунгами.
  На конкурентоспособности женщин на рынке труда начинает остро сказываться и разрыв в уровне квалификации женщин и мужчин. Разрыв парадоксальный, так как работающие российские женщины все еще имеют более высокий уровень образования, чем мужчины. Женщины преобладают среди лиц с высшим и средним специальным образованием. Мужчины - среди лиц с общим средним, неполным средним и начальным образованием . И при этом, несмотря на более высокий уровень образования и профессиональной подготовки, женщины составляют около 2/3 всех работников промышленности, имеющих минимальные разряды . В первую очередь это связано с домашней загруженностью, не позволяющей женщинам заниматься повышением квалификации, т.е. приспосабливаться к меняющимся запросам экономики.
  Около 30% российских женщин составляют безработные, малоимущие и одинокие, нуждающиеся в конкретных формах социальной поддержки. Доходы данной категории населения во многом ограничиваются предоставляемыми социальными выплатами, и, как правило, они живут за чертой бедности. По данным Госкомстата РФ численность населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума за период с 1991г. по 2002г. колебалась от 49,7 (1991 г.) до 42,3 (2000 г.) млн. человек. Из этой группы наиболее многочисленными является молодежь от 16 до 30 лет (17,7% в 1992г., 21,2% в 2000г. от общей численности населения с денежными доходами ниже прожиточного минимума) и женщины от 31 до 54 лет (17,4% в 1992г., 21,9% в 2000г.).
  С 1992 по 2000 в среднем:
  женщины старше 55 лет 4,38 млн.
  мужчины старше 60 лет 1,36 млн.
  женщины от 31 до 54 лет 8,16 млн.
  мужчины от 31 до 59 лет 7,16 млн.,
  кроме того, в 2000 г. каждая третья женщина с доходом ниже прожиточного минимума - 35% и каждая пятая пенсионерка - 19,6%, в то время как среди мужчин эти показатели равны 28% и 15,3 соответственно . За всеми этими данными просматриваются контуры явления, которое определяют как "феминизация бедности" в России. Одна из предпосылок "феминизации бедности", как уже говорилось, - низкая заработная плата. Другая предпосылка - безработица. Безработица стала источником постоянного страха и напряженности для многих женщин, как молодых, так и предпенсионного возраста. К середине 1992г. доля женщин среди всех зарегистрированных безработных равнялась в среднем по стране 78%. Главная особенность женской безработицы в том, что это - безработица квалифицированная. В начале 90-х годов более половины - 59,9% безработных женщин имели высшее или среднее специальное образование . В 1997г. женщины составляют 67% среди безработных, имеющих дипломы о высшем образовании; 75% - среди безработных со средним специальным образованием и лишь 48% - среди безработных с неполным средним образованием .
  Сложность ситуации для безработных женщин во многом обусловлена тем обстоятельством, что качественный состав безработных и наличные в службе занятости вакансии не совпадают: в структуре вакансий 90% мест приходится на рабочие профессии. Может быть, еще и поэтому безработные женщины устраиваются на новую работу труднее и дольше, чем мужчины. "По сравнению с октябрем 1992 г. в 1996 г. доля высвобожденных с предприятий увеличилась на 14%. Сокращению в большей мере подвергаются женщины. Они дорожат любой работой и поэтому вдвое реже, чем мужчины, увольняются с предприятий по собственному желанию: текучесть кадров у мужчин 48%, у женщин 23%". Вытеснение женщин с рынка труда происходит не только путем более интенсивного их увольнения (высвобождения), но путем затруднения их доступа (приема) к рабочим местам, поэтому среди безработных выпускников учебных заведений женщин почти в два раза больше (21%), чем мужчин (11%)". Таким образом, на региональном рынке труда женщины по-прежнему изгои, которых увольняют первыми, а принимают на работу последними" . Так, например, по данным Департамента федеральной государственной службы занятости Ростовской области за период с января по сентябрь 2001 года среди 149466, зарегистрированных с целью трудоустройства, более 60% составляли женщины. Наибольшие трудности в поиске работы испытывают социально незащищенные слои населения: женщины, инвалиды. В январе-сентябре 2001 года по сравнению с тем же периодом 2000 года численность женщин, обратившихся в службу занятости Ростовской области с целью трудоустройства, возросла на 8,2 процента, инвалидов - на 15,1 процента.
   Одним из факторов, поддерживающих конкурентоспособность женщин на рынке труда, остается низкая цена женской рабочей силы. Во многом это наследие советского периода, в котором централизованная тарифная политика, хотя официально и устанавливала единые в гендерном аспекте тарифы, но фактически отдавала предпочтение традиционно "мужским" отраслям - тяжелой и обрабатывающей промышленности, строительно-монтажным работам, транспорту. Существенно хуже оплачиваемыми оказались отрасли, считавшиеся общественно менее значимыми - легкая и пищевая промышленность, образование, здравоохранение, в которых преобладала женская занятость. Мужчинам в большей степени выплачивались надбавки за тяжесть работ, северные надбавки, доплаты за сверхурочные работы. В пользу мужчин складывалась и должностная иерархия, а, следовательно, заработки мужчин на любом предприятии, организации, в регионе были выше (в среднем по экономике - на треть).
   В период проводимых реформ данные тенденции усилились. Вернемся еще раз к показателям занятости. Доля занятых женщин в сфере услуг с 1990 по 1998 гг. значительно сократилась: в торговле и общественном питании на 18%, в финансовой и кредитной деятельности - на 16 %, в связи - на 11 %. Эти отрасли ранее считались "женскими" отраслями, так как заняты в них были преимущественно женщины . Наблюдается активный процесс вытеснения женщин из такой сферы, как управление: доля занятых в управлении женщин за анализируемый период сократилась на 20 процентных пунктов. Увеличение доли занятых мужчин в данных сферах деятельности объясняется тем, что здесь происходит наибольший рост заработной платы работников, и мужчины претендуют на рабочие места, занимаемые женщинами.
   Средние заработки в здравоохранении и отраслях социальной сферы в дореформенное время составляли всего 65-75% от уровня средней заработной платы по стране. За период реформ положение в этих отраслях еще более ухудшилось. Заработная плата женщин в этих отраслях, по данным, 1998 г., составила всего 57-63% от среднего заработка по стране. В результате значительная часть женщин (по данным 1998 года это 30% от общего числа работающих женщин), имеет заработки, не гарантирующие даже им (без учета иждивенцев) потребление на уровне прожиточного минимума. Мужчин же занято в этих отраслях, по данным 1998 года, всего 6%, и они имели среднюю заработную плату выше, чем у женщин в среднем на 25% .
   Кроме того, анализ должностного распределения женщин свидетельствует о том, что подавляющее число женщин, занимающих государственные должности, в основном заняты на младших, старших и ведущих должностях, требующих высокой квалификации, но меньшего уровня ответственности, самостоятельности в принятии решений. Количество крупных чиновников среди женщин в 1,5 раза меньше, чем среди мужчин. По тем же данным 20% опрошенных женщин и 23% мужчин имеют подчиненных, но при этом женщины в основном руководят мелкими группами, имея в подчинении в среднем 12 человек. Мужчины же, занимая крупные руководящие посты, управляют коллективами в среднем из 42 человек. Женщины реже, чем мужчины занимаются бизнесом: 9.1% женщин трудоспособного возраста и 16,4% мужчин пытались организовать свое дело, и только 2,1% женщин и 4,4% мужчин это удалось .
   Зарплата мужчин и женщин одинаковой профессии, работающих в однотипных организациях, достаточно близки (например, на предприятиях связи, в строительных организациях, в образовании и здравоохранении). Однако, на "мужских" должностях уровень заработков женщин, как правило, ниже, что подтверждается данными, полученными на основе единовременного выборочного обследования Госкомстатом РФ в ведущих отраслях народного хозяйства в 1997 г.
   Если анализировать внутриотраслевую дифференциацию в оплате труда, то в 1998 г. средняя зарплата мужчин превышала среднюю зарплату женщин во всех отраслях. При этом различия колебались в пределах от 9 % в сельском хозяйстве и 17 % в образовании до 31 % в промышленности. Коэффициент дифференциации оплаты труда по полу (превышение средней зарплаты мужчин над средней зарплатой женщин) в целом по экономике равнялся 30% .
   На основе приведенных данных можно сделать следующие выводы, говорящие о гендерном неравенстве в оплате труда:
  зарплата женщин меньше во всех отраслях, даже в тех, где преобладает женский труд; дифференциация зарплаты женщин в отраслевом и межотраслевом аспектах существенно меньше, чем у мужчин; в "мужских" отраслях женщины получают меньшую зарплату, а в "женских" отраслях мужчины получают большую зарплату; если женщина работает в традиционно "мужской" отрасли, шансы зарабатывать у нее выше, чем у женщины такой же профессии, работающей в "женской" отрасли.
   Таким образом, неравенство в оплате труда мужчин и женщин складывается из внутриотраслевой и межотраслевой составляющих. При этом на уровне конкретных фирм и предприятий на однотипных должностях дискриминация в оплате труда мужчин и женщин не проявляется. Следовательно, неравный доступ к высокооплачиваемым должностям имеет не прямые, а косвенные формы проявления. Следует также отметить, что данные Госкомстата РФ фиксируют, по сравнению с другими исследованиями более низкий уровень неравенства в оплате труда. Так, например, по обследованиям, проводимым ВЦИОМ, гендерный коэффициент дифференциации оплаты труда составляет 45-50%.
  На рабочих местах с социально низкими заработками, как уже отмечалось, концентрируются преимущественно женщины, зарплата которых не рассчитана ни на иждивенческую нагрузку, ни на воспроизводство способности к труду. Например, по данным Госкомстата РФ, в ноябре 1999 г. в таких "женских" отраслях, как образование, культура и искусство, средняя зарплата только на 6% превышала прожиточный минимум. Столь низкие трудовые доходы особенно негативно сказываются на материальном положении женщин, объективно являющихся основными и единственными кормильцами семьи, женщины в неполных семьях. Слабая защищенность трудовыми доходами данных типов домохозяйств выступает одной из самых значимых причин гендерных расхождений в показателях бедности работников, которые у женщин выше, чем у мужчин.
   Косвенным свидетельством того, что низкая оплата труда ощутимее сказывается на материальной обеспеченности женщин, является изменение структуры показателя фактического количества рабочих часов в неделю, отработанных на основной работе. По данным Госкомстата РФ, этот показатель имеет тенденцию к росту как у мужчин, так и у женщин при сохранении лидерства мужчин (в 1999 г. 39-40 часов у мужчин против 36-37 часов у женщин). Однако за 1995-1999 гг. доля женщин, работающих от 41 часа и более, повысилась в 3 раза, тогда как доля мужчин - в 2,6 раза. Видимо, не столько потребность в самореализации, сколько неудовлетворенность оплатой труда вынуждает женщин увеличивать трудовую нагрузку за счет работы в сверхнормативном режиме рабочего времени.
  Ситуацию, в которой оказываются женщины на рынке труда, усугубляет то обстоятельство, что государство практически не вмешивается в отношения женщин-тружениц и частных нанимателей из рыночного сектора экономики, где не действуют какие-либо социально-правовые гарантии охраны труда женщин, особенно беременных и возвращающихся из отпуска по уходу за ребенком. Зачастую при найме на работу в этой сфере женщин вынуждают писать заявления с обязательствами не заводить детей в течение того или иного срока, не требовать больничного листа в случае болезни ребенка и т.д. Женщины, имеющие в основном более низкую зарплату и уровень квалификации, чем мужчины, вынуждены в таком случае оставлять работу и заниматься воспитанием детей, переориентироваться на дом, домашний труд, работу в подсобном хозяйстве или на садовом участке. Таким образом, происходит выталкивание женщин из сферы общественного производства. А это закрепляет тенденцию к расширению масштабов бедности в стране. Семьи с детьми, лишаясь одной из двух зарплат родителей, практически неизбежно попадают в разряд малоимущих.
  Многие характерные черты неформальной экономики сейчас распространяются не только на легальный бизнес, но и на госсектор - это уход от налогов или их сокрытие, найм на работу "по знакомству" и т.п. В этих условиях правовая незащищенность человека не воспринимается работающими как аномалия. Люди не видят противоестественности в нарушении прав человека, поскольку ситуация незащищенности является общей для всей экономической жизни страны в целом. Рынок труда не предоставляет работникам гарантий социальной защищенности, профессионального продвижения, стабильной занятости и справедливости.
  Одним из примеров ущемления прав женщины является обычный рынок (другими словами базар). Гендерная асимметрия в составе хозяев и продавцов на рынке ярко выражена: у всех опрошенных женщин, за одним исключением, хозяевами оказались мужчины. Бесправие работниц на рынке доведено до предела. Такое положение характерно для сферы неформальной занятости не только в России. Сверхэксплуатация женского труда на рынке сочетается со сверхнизкой его оплатой. Если посмотреть на "просто" рынок со стороны спроса на рабочую силу, то можно заметить, что здесь к работникам предъявляются весьма специфические требования: подчинение, граничащее с абсолютной зависимостью, исполнительность, ответственность и т.п. Поэтому не случайно эту "экономическую нишу" заполняют именно женщины, которые способны и готовы выполнять эти требования. "Что же касается предложения рабочей силы, то возникает вопрос, почему в настоящее время нет недостатка в женщинах, готовых выполнять именно такую работу? Вероятно, это связано не только с тем, что при социализме многие женщины работали служащими и характер их труда также был в основном не творческим, а чисто исполнительским. Но и молодые девушки, не имеющие подобного трудового опыта, довольно спокойно воспринимают свое подчиненное, второстепенное положение на рынке. Возможно, наша история (войны, революции) и культурная традиция (ответственность за выживание семьи) диктуют то, что рынок стал не просто местом торговли, а прежде всего "женской нишей" в экономике?"
  "Одним из болезненных проявлений очевидной асимметрии в отношениях между полами следует считать насилие над женщинами, принявшее самые разные формы: изнасилование, в том числе в условиях вооруженных конфликтов, насилие в семье, принуждение к проституции, садизм, убийство на сексуальной почве. К этому следует добавить все отрицательные последствия, связанные с проживанием женщин в зонах вооруженных и межнациональных конфликтов, со статусом беженцев и вынужденных переселенцев - проблемы трудоустройства, приобретения жилья, потери прежнего жилья и прежних источников доходов и т.д."
  При явном преобладании женщин среди специалистов с высшим и средним образованием, их число среди руководителей предприятий незначительно: 8-11% среди первых руководителей хозяйственных органов, 8% среди их заместителей. Среди государственных служащих федерального уровня в начале 1997 года женщины составляли 56%. Однако руководящие должности занимали только 9% из них, а остальные были заняты на должностях, не требующих принятия решений . По данным Госкомстата России уровень представительства женщин в Государственной Думе падает: в 1993 г. среди депутатов было 14% женщин, в Госдуме второго созыва - только 11%, а в ныне действующей - всего 7%.
  Столь разительное неравенство шансов для женщин в нынешнем российском обществе определяется социологами понятием гендерной асимметрии. Речь идет о явном перекосе в социальных позициях и возможностях мужчин и женщин, о том, что женщины оказались в более сильном проигрыше от обозначившихся в 90-е годы перемен, чем мужчины. Домашний труд остается женским уделом во многом потому, что в сознании наших сограждан прочные позиции удерживает традиционное представление о "естественном" разделении мужских и женских ролей в семье, когда мужу принадлежит роль главного добытчика, кормильца, а жене - роль хранительницы очага, воспитательницы детей. Однако по данным Института физиологии в Дортмунде, энергетические затраты домашней хозяйки, даже применяющей современные технические средства, и рабочего, занятого тяжелым физическим трудом, примерно равны. Нельзя не сказать еще и о дополнительном бесплатном труде дома, выполняемом работающей женщиной на том "веском" основании, что она - жена и мать. Рабочий день женщины-матери с учетом затрат на домашнее хозяйство составляет более 11 часов, работающие наравне с мужьями женщины тратят на домашние дела несоизмеримо больше времени, чем их супруги. Отношение мужчин к этому, их готовность принять такое положение вещей общеизвестно.
   Вместе с тем, другие параметры, такие, скажем, как степень подчиненности индивида семье или степень участия в принятии решений, говорят о постепенной демократизации внутрисемейных отношений. Нынешнее кризисное состояние на рынке труда, общая социально-экономическая нестабильность невольно вынуждают российскую семью отказываться от четкой ориентации на традиционное разделение семейных функций в пользу более современных и гибких правил поведения.
  Стоит отметить начатые преобразования в этой сфере: отказ от дискриминации и демонстративной опеки в пользу политики равных прав, свобод и равных возможностей для женщин и мужчин.
  К числу основных правовых актов государственной власти, развивающих эту норму, следует отнести, прежде всего, два указа Президента страны. Первый из них появился 4 марта 1993 года под заголовком "Об очередных задачах государственной политики в отношении женщин". Второй был издан в канун второго тура президентских выборов 1996 года под многообещающим названием "О повышении роли женщин в системе федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов Российской Федерации". К этим важнейшим актам исполнительной власти следует добавить Постановление Правительства РФ от 29 августа 1996 года "Об утверждении Национального плана действий по улучшению положения женщин и повышению их роли в обществе до 2000 года". Во всех этих документах исполнительная власть брала на себя обязательства по претворению в жизнь конституционного принципа равных прав и равных возможностей для женщин и мужчин.
  Происходит формирование "Комиссии по делам женщин, семьи и демографии при Президенте РФ, Комиссии по вопросам улучшения положения женщин при Правительстве РФ, Департамента проблем семьи, женщин и детей в Министерстве труда и социального развития, Комитета по делам женщин, семьи и молодежи в Государственной Думе РФ. Можно было бы сказать, что слабое финансирование всех этих органов обрекает и их на "призрачно-показное существование", если бы не одно обстоятельство. В рамках этих структур исподволь развивается совершенно новое для страны явление - диалог между государственными органами и женскими неправительственными организациями как элементами нарождающегося "третьего сектора", или гражданского общества. Причем, точно такой же диалог разворачивается и в различных регионах страны, где создаются общественные или женские палаты (комиссии, советы) при губернаторах или главах администраций, в рамках которых обсуждаются конкретные проблемы положения женщин" . С этой точки зрения даже чисто декларативное признание принципа равных прав и равных возможностей главным принципом государственной политики в отношении женщин следует считать определенным шагом вперед. Оно позволяет всем общественным силам - как женским организациям, так и политическим объединениям - добиваться от государства выполнения взятых им на себя обязательств.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-3. Сила"(ЛитРПГ) М.Арлатов "Люди - это мы!"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) Н.Пятая "Безмятежный лотос 2"(Уся (Wuxia)) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"