Vumo: другие произведения.

Эпизоды на Лаланд 21185б

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    эпизоды из жизни выпускника Венерианской военной академии.

  Все события и персонажи являются вымышленными, любое совпадение с реально живущими или жившими людьми, реально происходящими или происходившими событиями случайны.
  
  

Эпизод первый.

  Шаттл. Космический челнок уносил молодого лейтенанта Дениса Жданова, выпускника элитной Венерианской военной академии все дальше и дальше от родного Марса, где он проводил положенный после окончания высшего военного заведения отпуск. Челнок уносил его в систему Лаланд 21185 на планету Лаланд 21185б, где вот уже 15 лет идет война...
  Все началось давным-давно. Разногласия между интересами государств Земли в 21 веке нарастали в геометрической прогрессии. В воздухе витало войной, Мировой войной, войной всех против всех. Сложившаяся ранее система международных отношений рушилась, все государства мира накапливали силы. Точка невозврата все приближалась и приближалась. И вот в один прекрасный момент Северная Корея нанесла ядерный удар по авианосной группировке США...
  Это должно было стать началом конца, но видимо у каких-то высших сил были свои планы. Вместо немедленного ответного удара было созвано чрезвычайное совещание постоянных членов Совета Безопасности ООН. Интересным в данном совещании было то, что проходило оно не в Нью-Йорке, а в Дели, что принимали участие не полномочные представители, а непосредственно лидеры государств. И там, у последней черты, которая отделяла жизнь человечества от его гибели они, каким-то непонятным образом смогли договориться...
  Эти договоренности легли в основу единого земного государства Союза Объединенных Наций. Не сразу все стало гладко, объединение проводилось разными способами: где подкупами, где обещаниями, где угрозами... Во многих случаях силой. Планете пришлось пережить с десяток локальных войн, еще три ядерных удара и потерю миллионов жизней. Долгих 50 лет шла борьба за объединение всех наций и народов Земли.
  Много жертв, но жертвы были не напрасны, по крайней мере так преподавали в школах. Началось активное развитие фундаментальных наук, Земля победила голод, почти все болезни, старость. Сначала началась эпоха космической колонизации ближайших планет, потом эра межзвездных перелетов и колонизации других систем...
  А потом внезапно оказалось, что земляне во вселенной не одиноки, далеко не одиноки. И опять война, вернее войны долгие, кровопролитные, теперь уже в космосе, на других планетах, в других системах и галактиках, в другим мирах. Экспансия, защита от экспансии и опять экспансия.
  В конце концов опять установился хрупкий мир, опять вступила в ход дипломатия и земляне решили использовать уже имеющийся опыт создать аналог ООН космического масштаба. Идея была поддержана, мир установлен. Началось взаимопроникновение существ друг к другу, там где это возможно - ассимиляция. Крупных войн не было, а вот конфликты случались, в конце концов сформировались две силы, две фракции: с одной стороны преимущественно гуманоидные расы с другой негуманоидные. Именно на системе сдержек и противовесов между фракциями и держался мир. Держался...
  36-й век стал веком парада суверенитетов. В результате активной экспансии, ассимиляции образовалось множество новых рас, народов, народностей, некоторые из них активно заселили целые звездные системы. Национальное самосознание новых рас, стремление найти и занять свое место среди космического сообщества привели к сепаратизму. Одна за другой системы населенные в основном новыми расами и негуманоидами стали заявлять о своем суверенитете. Их стремление было поддержано негуманоидной фракцией. Доминированию человекообразных в космосе пришел конец.
  Империя СОН в результате отделения систем и галактик стала быстро съеживаться и уменьшаться, терять силы и влияние. Система Лаланд 21185 стала красной чертой, перейти которую человечество не могло себе позволить. В эту систему были введены войска и началась война. Сепаратисты были поддержаны практически всем исследованным космосом, на СОН осуществлялось политическое и экономическое воздействие. Но земляне четко решили, что нужно положить конец распаду.
  Краткий курс истории войн и конфликтов, а также множество других мыслей крутились в голове у Дениса. Он ехал на войну, он подготовленный и дипломированный выпускник одного из самых элитных военных учебных заведений ехал на войну, в отличие от тысячи своих однокашников распределённых, как правило, по внутренним планетам (ну не любили элитой раскидываться)... Робость, волнение, легкий страх, все это присутствовало внутри у Дениса, но все это перекрывалось ликованием, мечтами об открывающихся возможностях. Он ехал на войну. Вот для чего он учился, вот где он себя покажет и проявит. В своих мыслях он уже видел себя героем: бесстрашным, непобедимым, увешанном орденами и медалями Воином, Командиром.
  Почему то мыслей о возможной гибели не было, не было мыслей о ранениях, только возможности, героизм, и почему-то уверенность в том, что уж в воюющем соединении нет строевой подготовки (правильно говорят, что лейтенант - это курсант шестого курса).
  Жданов не хотел спать, не хотел есть, его снедало нетерпение, жажда чего-то нового... Война. Денис очень старался держаться, ведь он теперь серьезный человек, офицер, но восторженный мальчика все равно время от времени вырывался на волю и тогда... тогда на губах лейтенанта появлялась улыбка, а лицо, лицо становилось по истине детским.
  
  
  
  

Эпизод второй.

  
  
  
  
  В шаттле направляющимся на Лаланд 21185б лейтенант Денис Жданов был не единственным молодым лейтенантом. И не единственным восторженным юнцом. Молодые лейтенанты довольно быстро нашли общий язык и даже сдружились, в коллективе лететь было веселей.
  Обособленно от лейтенантов держались возвращавшиеся из отпусков военнослужащие. Эти знали, куда они летят, что их там ждет. В их лицах читалась обыденность, безразличие и, порой, безысходность. С молодыми лейтенантами они не общались, да и сами лейтенанты не стремились к общению с бывалыми, предпочитая общество себе подобных: ни те, ни другие не хотели портить тех волнующих моментов, что переживал каждый при полете на Лаланд 21185б в первый раз.
  Космопорт Хускарла, главной военной базы СОН на Лаланд 21185б, встретил прибывших молодых лейтенантов жарой и патрулем ВОСО.
  После проверки документов патруль ВОСО указал лейтенантам направление к штабу объединенной группировки и направился на местный рынок собирать дань с самовольщиков.
  Бодрым шагом, все с той же мальчишеской восторженностью лейтенанты дружной толпой направились к штабу, каждый имел назначение на конкретную должность и распределение не должно было занять много времени: что там представиться, отправиться в подразделение, потом размещение и ближе к вечеру собраться с новыми друзьями отмечать прибытие.
  В Управлении комплектования группировки на планы лейтенантов были немного другие взгляды. Как внезапно выяснилось, все должности, на которые шло молодое офицерское пополнение, оказались заняты и, расположив лейтенантов в пересыльном пункте под охраной комендачей, доблестные кадровики начали затыкать дыры в штатке за счет молодых специалистов.
  Через две недели лейтенант Жданов получил назначение в управление одного из полков группировки. Еще три месяца ушло на становление молодого офицера в коллективе, прием дел и должности, наведение порядка в принятых делах и ознакомление с царившими порядками.
  К концу трех месяцев пребывания на Лаланд 21185б Денис уже как само собой разумеющееся принимал отсутствие выходных и праздников, службу по 30 часов в земные сутки, вечерние совещания и задачи на ночь, учебные тревоги по субботам, меньше подскакивал от ночной работы артиллерии - в общем втянулся. Ему даже стали доверять самостоятельное выполнение заданий и поручений.
  Как офицер управления полка лейтенант Жданов обязан был входить в одну из групп контроля. Для проверки объектов полка Дениса сначала прикрепляли к кому-нибудь из более опытных офицеров, но потом стали ему ставить задачи для самостоятельного осуществления контрольных действий.
  Необходимо отметить, что Хускарла это не только космопорт, но и военная база и военный городок и все это охранялось и было подготовлено к обороне. Первое препятствие для потенциальных нападавших составляло минное поле, им была окружена вся база по кругу, за исключением дорог. За 30 лет войны минное поле 'засевалось и засевалось' всем, чем только можно, и уже даже старожилы не могли сказать какие типы и виды мин там находятся и самое главное где. Периодически некоторые мины взрывались, не выдерживая 'гостеприимного' климата планеты, и тогда минное поле дополнительно 'засевалось' смертоносными подарками. За минным полем по всему периметру располагались сторожевые заставы, на которых несли службу подразделения полка. И именно эти заставы нужно было проверять. В среде солдат и младших командиров, несших службу на заставах, по какой-то причине бытовала уверенность в полной непроходимости минного поля и никакие ужасающие примеры соседних и не очень гарнизонов не могли эту уверенность перебить. По сему, наблюдатели просто спали, кто на посту, а кто и на пост не выходил, передавая дежурство соседу по нарам.
  Поэтому еженощно офицеры групп контроля проверяли бдительность несения службы в сторожевом охранении, в караулах и прочих нарядах. Одним из этих офицеров оказался лейтенант Жданов. Наслушавшись инструктажа и проникшись новым знанием о хитрых и коварных сепаратистах и террористах, которые возникают внезапно, стоит только наблюдателю сомкнуть на секунду глаза, Денис отправился в направлении застав, которые ночью должен проверить.
  Дорога к заставам была местами хорошая, местами даже освещалась. Идти было далеко и почти безопасно, поэтому лейтенант Жданов погрузился в воспоминания о доме.
  Семья Жданова вела свой род от второй волны колонизаторов Марса. Когда стало понятно, что Марс обитаем, и первая волна колонизаторов уничтожена, земляне подошли к подготовке второй экспедиции серьезно. Серьезно в плане отбора и вооружения. Были сформированы отряды колонизаторов из состава кадровых и отставных военных, были сформированы штрафные отряды из числа всякого рода отребья, которым обещали свободу, славу и богатство (чужое обещать не жалко). Штрафные отряды полегли практически в полном составе, но цель освобождение просторов Марса для новых жителей была достигнута и именно со второй волны колонизаторов ведется новейшая история Марса в составе СОН.
  Предки Дениса долгов время служили в иррегулярных частях, борющихся с коренным населением. Постепенно, когда градус противостояния спал, земляне и марсиане научились сосуществовать, деятельности иррегулярных войск перестала быть необходимой, и жизнь вошла в мирное русло. Родители, да и прародители Дениса уже вообще никакого отношения к военной службе не имели, и за много поколений Денис был первым, в ком взыграло желание посвятить свою жизнь службе. Денис любил Марс, любил его пейзажи, любил жителей, и постоянно, где бы он ни был, он сравнивал все с Марсом и на жизнь смотрел сквозь призму Марсианского быта...
  - Стой! Стреляю!
  Не окрик вывел Дениса из воспоминаний, а звук передергиваемого затвора. Довольно быстро придя в себя, Денис обнаружил, что стоит на дороге, под фонарем, в 10 метрах от дороги фосфором отливала табличка охраняемой зоны.
  - Стою! Стрелять не надо, а в чем собственно дело?
  - Охраняемая зона, отверни!
  Еще раз, сверившись со знаками, Денис убедился, что охраняемая зона находится в 10 метрах от дороги и он никак не пересекает ее.
  - Солдат, мой путь, не пересекает границы поста!
  - Стой! Стреляю!
  -Да что ты заладил, стреляю, да стреляю. Стою я, давай вызывай начальника караула!
  Минут через 5 раздались шаги и в круг света практически выкатилось... В том, что вышло трудно было узнать человека, круглый (в смысле толстый) волосатый, чуть не полностью в шлепанцах, трусах, но с автоматом.
  - Начальник караула старший прапорщик Вжых! Чё случилось, лейтенант?
  - Я собственно тоже хотел узнать, что случилось. Иду по дороге, границы поста не пересекаю, но останавливают и грозят расстрелять.
  - Дебилы... бл@дь (С)
  Высказал древнюю поговорку прапорщик.
  - Не пересекаешь границы поста, а куда идешь-то, если не секрет?
  - На первую.
  - В общем, слушай сюда: Есть два пути: налево от дороги, по тропинке: но там темно и грязно; дальше по дороге, но там еще пять таких же, хотя нет, там хуже, могут и пальнуть. Выбирай лейтенант. А солдату я сейчас все объясню. Бывай.
  Денис решил пойти по тропинке, быть списанным на боевые очень не хотелось. Жданов скользнул в ночь. За спиной остались шлепки отеческих разъяснений прапорщика и объяснение особенностей строения генеалогического древа караульного, и место данного солдата в этом древе. Из этой, возможно в чем-то парадоксальной ситуации, Жданов извлек урок: на этой планете безопасных мест не бывает. К своим стоит относится тоже с опасной, ибо иной свой рьяный дурак хуже противника.
  
  
  

Эпизод третий

  
  
  
  'Опять группа контроля. Опять заставы. Блин, как же хочется спать-то'.
  Уже три месяца как лейтенант Жданов на Лаланд 21185б, а поводов отличиться в бою как не было, так и нет. Не так... Не так он представлял службу в боевых частях. Да и вообще не так он себе представлял войска. Мало что общего было с тем, чему его учили в академии, и это было странно. Сторожевая застава, 30 солдат, один офицер, одна боевая машина. Вообще в наше время видеть такие заставы странно. Что-то подобное он видел еще на древних картинках описывающих устройства какой-то там древней Римской империи. Земляной бруствер, ячейки, усы окопов, расходящиеся от заставы, капониры, блиндаж - полный сюрреализм.
  Начальником заставы был товарищ Дениса, с которым они познакомились в шаттле. Офицером он был порядочным, дисциплинированным, заставу держал в порядке. Поэтому проверка проходила за чашечкой горячего чая и дружеской беседой.
  Внезапно, а это почему-то всегда бывает внезапно, ожило устройство внутренней связи. С НП доложили о приближении к границе минного поля двух вооруженных грузовиков с личным составом. Жданов с начальником заставы метнулись на НП... точно, два грузовика, на каждом по пулемету и десятку бойцов... И грузовики не армейские...
  Начальник заставы метнулся в землянку, Жданов вроде за ним, но на пол пути остановился, мысли в секунду пронеслись в его голове... Вот же он, вот момент... Он даже успел представить, как командир зачитывает: 'лейтенант Жданов своими действиям прикрыл... обеспечил... позволил нанести...'
  Придумано - сделано... Адреналин ударил в голову, восторг наполнил тело... 'Огневая позиция 10 метров впереди, лежа к бою'... Денис взбежал на бруствер, залег поудобнее, обеспечил устойчивость оружия и короткими очередями начал вести огонь в направлении разворачивающегося противника... Он упивался этими моментами, сейчас он был сверхчеловек и чувствовал силу Бога в своих руках. Частыми, короткими очередями он отправлял смертоносных 'пчел' в сторону противника...
  Денис позицию не менял... В мальчишеском угаре, в упоении боем он не сразу заметил, как сначала издалека, а потом все ближе и ближе стали вспыхивать фонтанчики земли от ответного огня... Только когда одна пуля свистнула рядом с головой, а вторая одновременно с первой воткнулась в бруствер практически у головы, Денис понял, что надо валить... Он судорожно начал сползать задом с бруствера, а плотность огня увеличивалась, Денис почему-то подумал, что не успевает... Время замерло, а попытки Дениса укрыться почему-то стали похожи на плохой сон, знаете, когда снится, что бежите от чего-то, напрягаетесь, но не можете убежать... вот что-то подобное испытывал и Денис, только наяву...
  Вдруг резкий рывок за ногу, и Денис, пропахав лицом, оказался у основания бруствера. Начальник заставы быстро оценил ситуацию и помог с ускорением Денису... В момент, когда Денис оказался внизу место, где он только что лежал было буквально вспахано тяжелыми пулями крупнокалиберных пулеметов, установленных на грузовиках. Денис очень четко себе представил, что было бы с ним, не сдерни его вниз.
  Сепаратисты, а это на самом деле были они, решили немного потревожить спокойное существование военного городка, создать нервозную обстановку, напряженность, напомнить в конце концов, что они есть и показать, кто хозяин. Для проведения этой тревожащей операции было выделено две группы на штатных средствах передвижения. Подъехав к границе минного поля группы начали разворачиваться для обстрела... Внезапно со стороны заставы открыли огонь, слишком рано, по всем подсчетам застава еще не развернулась - пока глаза продерут, ночь все-таки, пока накинут чего-нибудь, пока расползутся по своим ячейкам... в общем рано. Первой же очередью зацепило заместителя командира группы, который задержался у машин... очень быстро стало понятно, что огонь ведет один человек и почему-то с одного места. Обе группы сосредоточили огонь на одиноком стрелке, позже к ним присоединились и пулеметы на технике... О развертывании в цепь все дружно забыли, придавшись азарту подавления наглого стрелка...
  Застава разворачивалась, занимала свои позиции... Выпустила струю из сопл боевая машина и, резко дернувшись, поползла в капонир. Бойцы деловито и привычно занимали свои места. А огонь с той стороны только возрастал, по трассерам было не трудно догадаться, что утюжат то место, где лежал Жданов.
  И вот застава к бою готова. Боевая машина дала очередь из своей автоматической пушки в сторону сепаратистов, со второй очереди одна из машин сепаратистов полыхнула. Вторая резко ушла назад и скрылась за холмом. Больше этой ночью, да и следующей тоже никто заставу не беспокоил.
  Результатом самоубийственных действий Жданова действительно стал срыв развертывания боевиков - на следующее утро у сгоревшей машина нашли три трупа, а Денис извлек для себя очередной урок. Действовать надо всегда на холодную голову. Ведь теоретически он знал все, знал, что нельзя палить с бруствера, знал, что надо всегда менять позицию, знал, что нужно вести наблюдение за противником, не раскрывая своей позиции, знал... Он в принципе все знал, но одно дело там, учеба, другое здесь.
  Денису было очень стыдно... Они с начальником заставы никому не рассказывали об оплошности Жданова, но перед самим собой, перед своим товарищем Денису было очень стыдно. Он очень надеялся, что усвоил этот урок и радовался, что все закончилось хорошо.
  
  
  

Эпизод четвертый

  
  
  В ходе боев была разгромленная крупная группировка противника. Остатки сил сепаратистов в массе своей рассеялись по населенным пунктам, выдавая себя за местных жителей. Ввиду обычной неразберихи и раздолбайства своевременно организовать фильтрацию не успели и на данный момент можно с уверенностью сказать, что большая часть выживших уже покинула район и скорее всего присоединилась к своим.
  Однако в горно-лесистой местности, где велись боевые действия еще остались группы боевиков, а также их схроны. Для ликвидации остатков бандитов и поиска схронов были выделены войска, которые должны были прочесать крупный район планеты.
  В одну из групп взяли и уже знакомого нам лейтенанта Жданова. Сколько волнений предшествовало, все ж таки первый выход и вот он на месте. Их группу возглавляет начальник разведки полка, а Денис у него на подхвате. Участок выделенный полку был не основным, надежд на успех на этом направлении никто не питал, поэтому и к организации отнеслись так себе. Нарезали направления и прогулочным шагом отправились в поиск.
  В камуфлированной экзоброне Жданов с чувством глубокой ответственности двигался по заданному маршруту реагируя на каждую тень и каждый шорох. Но со временем общее безразличие и расслабленность передались и ему.
  Денис переместился к начальнику разведки и стал слушал его истории. Разведчик был лет на 5 старше Дениса, но лейтенанту казался уже пожилым умудрённым опытом мужчиной.
  Через полтора часа цепь распалась, кто-то ушел вперед, кто-то отстал, как уже сказано было выше направление не было приоритетным и особого внимания никто на такой разброд не обращал.
  Надо отметить, что Денис любил историю и считал себя довольно неплохим знатоком. И вот на очередной истории, о подвигах разведки впереди Денис заметил взгорок, одна сторона которого осыпалась, образовав обрыв. И в этой осыпи Денису показалась то ли кладка, то ли стена. Мысли о древности захлестнули лейтенанта, и он, извинившись, устремился вперед.
  Да, историчностью тут и не пахло, просто строение корневой системы у местной флоры было причудливым. И тут, над головой (опять-таки внезапно) раздались очереди, кто-то вел огонь с пригорка.
  Быстро оценив ситуацию, Денис понял, что находится для стрелка в мертвой зоне, а вот для своих товарищей как раз на линии огня. План созрел мгновенно: десять метров вправо, туда где он заметил пологий подъем, подкрасться сзади и нож между лопаток. Планирование заняло доли секунды, выполнение началось через секунду и вот, Жданов сжимая в руке вибронож подкрадывается со спины к пулеметчику.
  Если план идет как по бумаге, значит скоро будут проблемы. Эта истина сработала с лейтенантом Ждановым на все 100%. Оставалось всего ничего до противника и вдруг, видимо расстреляв боекомплект, стрелок решил ретироваться. Это стало внезапностью для Дениса, для стрелка же появление за спиной столь близко пехотинца стало вообще полной неожиданностью. Стрелок выпрямился во весь свой рост, это была прекрасная особь помеси человека и ригула, на две головы выше Дениса и издал удивленный полурык.
  В такие моменты все решают доли секунды, выигрывает, как правило тот, кто быстрее сориентируется в ситуации. Удача очередной раз была на стороне Дениса. Метнув нож в метиса, Денис бросился на противника. Стрелок с легкостью увернулся от ножа, а вот от набравшего скорость пехотинца в доспехе увернуться не получилось, со всей силы своих экзомышц Денис толкнул противника, и тот, потеряв равновесие, завалился на спину. Сверху на него напрыгнул Жданов, и быстрым движение выдернув традиционный ригулский нож, закрепленный на груди у стрелка, покончил с противником. Несколько секунд и все, кто-то жив, и празднует победу, кто-то мертв. Денис был горд собой, очень горд. Но его радость развеял подошедший нач. раз. Выслушав историю произошедшего, разведчик усмехнулся и предположил, что 'дураков удача любит'.
  - у тебя ж автомат за спиной, ты зачем на него с ножом поперся?
  Из этого эпизода Денис извлек два урока:
  1. Если есть возможность стрелять - стреляй, желательно первым;
  2. Нож на груди, выглядит круто, но не практично и не безопасно.
  
  
  
  

Эпизод пятый

  
  
  
  
  
  Как горестно, слепо и судьбоностно,
  
  уходят жизни на войну.
  
  И опрометчиво не долго,
  
  лелеют молодость свою.
  
  Той жизни нет, другая жизнь проходит.
  
  Лишь на земле так больно время лечит раны.
  
  А первая любовь так долго не проходит,
  
  она ростит красивые тюльпаны.
  
  А на войне, как на войне.
  
  И как сказал военный знахарь-
  
  не надо больше ничего,
  
  есть только кровь, говно, песок и сахар.
  
  (Александр Лихачев)
  
  
  Война - это война, политика - это политика. Эти два понятия не найдут друг друга, наверное, никогда, хотя и говорят, что война - это продолжение политики, только другими средствами.
  Политика - это красивая вывеска, за которой спрятаны ложь, предательство, интриги и прочая 'грязь'.
  Война - это наоборот, снаружи это грязь, кровь, а внутри дружба, преданность, справедливость, честность и так далее.
  Бывают конечно исключения, но они еще ярче подчеркивают правило. Если в политике все стремится к запутыванию, усложнению, то на войне наоборот к простоте и пониманию.
  Война на Лаланд 21185б не была войной в юридическом смысле этого слова. Формально, как бы это сказать наведение конституционного порядка. Это была совокупность операций по нейтрализации сепаратистов, террористов и прочих бандитов, окопавшихся на планете. И собственно не важно силы СОН не контролировали планету целиком и периодически проходили сражения с применением тяжелого вооружения с обеих сторон.
  Уход от понятия войны позволяло СОН решать много вопросов связанных со взаимоотношениями с 'партнерами' по вселенной. Все всё понимали, но принимали правила игры, СОН борется с террористами, кто-то помогает борцам за свободу, а кто-то направляет гуманитарное вооружение.
  В общем как всегда война отдельно, политика отдельно.
  Соответственно и режим для населения Лаланд 21185б несколько отличался от прифронтового. Они даже пользовались правами граждан СОН, правда бремя обязанностей для них было облегчено, но права - права это святое.
  Непосредственного участия в эпизоде, который будет тут описан, лейтенант Жданов не принимал участия, но участвовал в расследовании. Последствия данного эпизода оказали влияние и на службу Дениса.
  Был солнечный воскресный день, ничего не предвещало беды. Все шло как обычно, построение, распределение, убытие для выполнения задач... только-только убыв для проверки сторожевого охранения и несения службы нарядам офицеры управления полка были срочно вызваны обратно в штаб. Там их уже ждали представители военной прокуратуры, контрразведки, и военной полиции. Учитывая, что все были вооружены, офицеров управления сразу же разделили на две неравные группы, под командованием офицеров военной полиции: первая группа отправилась в офицерское общежитие, вторая в казарму разведывательного взвода 14-го батальона. Бали взяты под арест командир и личный состав взвода, а также приданные взводу саперы...
  Далее вольный пересказ по материалам уголовного дела...
  В субботу в 6 утра по земному времени усиленная разведывательная группа 14-го батальона выдвинулась для проведения разведывательно-поисковых действий в зоне ответственности полка. Маршрут был известный, как правило на нем если что и встречалось, так это работа смежников. Населенные пункты по маршруту были лояльные и неприятностей не предвиделось.
  Командир взвода вместо выполнения боевой задачи, решил провести день по своему усмотрению в компании своей знакомой. Назначив страшим группы своего заместителя, командир отправился в военный городок приятно проводить время.
  Разведывательная группа тоже не горела желанием носится по лесам в поисках того, не знаю, чего. Расположившись в лесочке, прилегающем к ближайшему населенному пункту решила устроить себе пикник. В поселок были отправлены гонцы за продуктами и алкоголем, которые с блеском выполнили поставленную задачу. Пикник с приемом пищи и обильными возлияниями алкоголя продолжался целый день, и ближе к вечеру, здраво рассудив, что в казарме уютнее, чем под открытым небом, группа решила вернуться в пункт своей дислокации.
  Идти по лесу в пьяном состоянии удовольствие то еще, и в очередной раз нарушая все писанные и неписанные правила зам комвзвод вывел группу на дорогу. В это время движение на дороге было оживленное (тут конечно смотря с чем сравнивать, но для этих мест оживленное) местные жители возвращались домой.
  И вот, двигаясь по дороге, кому-то в голову пришла мысль, о несправедливости происходящего. Дескать чего-то они, защитники Родины, бойцы и воины идут пешком, а это сепаратистское отродье движется на транспорте. Не справедливо... Да и вообще должны они все за защиту и наведение порядка... Несправедливость надо исправлять... мысль о том, чтоб тормознуть машину и с ветерком доехать до гарнизона посетила одновременно несколько пьяных голов.
  Подумано - сделано, была остановлена первая попавшаяся грузовая автомашина. Водитель и его пассажир были выволочены из транспорта и им было в красках разъяснено, кто они, что они и насколько они уже должны. Испуганные жители уже готовы были выполнить требования военных, но тут рядом, узнать, что происходит остановился автобус со сменой рабочих, возвращавшихся с шахты. Водителя и пассажиров автобуса также выволокли из транспортного средства и уложили рядом с первыми пострадавшими.
  Проблема в том, что все мероприятие проводило вблизи населённого пункта, почему-то никто с пьяных глаз об этом не подумал и в прямой видимости заставы местных сил самообороны. Служащие управления шерифа заинтересовали происходящим на дороге, и выдвинули туда группу на броневике.
  Не доезжая до места происшествия, группа установила местные транспортные средства, местных жителей, а также вооруженную группу лиц, без опознавательных знаков. Броневик на ходу высаживая десант открыл огонь в направлении вооруженных лиц стараясь не задеть местных жителей
  Опьянение как рукой сняло. Зам комвзвода дал команду уходить с боем. Полоснув очередью по лежащим местным, группа отстреливаясь стала уходить в лес...
  Группа ушла, но наследила изрядно, в том числе оставила материалы, позволяющие идентифицировать ее. Из 18 местных жителей, которых задержала разведгруппа трое были убиты, еще 6-ро ранены.
  Вечером группа в расположение не прибыла, вернулась как положено к 6 часам утра. Об инциденте доклада никому не было, не знал об инциденте и командир взвода, а в 10 часов в воскресенье все были арестованы.
  Дело получило серьезный резонанс, 'отмазаться' не удалось никому.
  По итогам проведенного расследования командованием группировки было принято решение: в каждом подразделении, ведущим 'работу' за пределами пункта дислокации старшим должен находиться офицер управления полка, которому подчинено данное подразделение.
  
  

Эпизод шестой

  
  
  Чудесный 'солнечный' день. Такой день, когда нападет нега. Не просто чистое небо, не просто светит 'солнце'... День просто ласкает все живое... Такие дни хочется 'пить', хочется, чтоб они продолжались и продолжались... В такие дни особенно хочется жить.
  Жданов под предлогом проверки проведения занятия по огневой подготовке отправился на стрельбище, где предавался блаженной лени и размышлениям о красоте жизни. День неуклонно приближался к концу, и ничего не предвещало неприятностей.
  Расслабление Дениса прервала рация. На связи был начальник штаба полка: 'Едешь с НИСом (начальником инженерной службы) собирать ИРД (инженерную разведку дорог), встречаетесь в парке. Собирайся.'
  Делать нечего блаженство не могло продолжаться вечно, когда-нибудь оно закончилось бы.
  Инженерная разведка дорог проводится каждый день. С рассветом по всей планете выходят усиленные саперами подразделения по зонам ответственности своих частей, они проверяют дороги на наличие мин и в случае обнаружения обезвреживают их. Пехота же расставляет посты, чтобы предотвратить минирование в течение дня. По охраняемым дорогам обеспечивается движение военного автотранспорта, снабжаются отдаленные гарнизоны, части и подразделения, действующие в отрыве.
  Вечером 'щупальца' ИРД втягиваются обратно в гарнизоны, чтоб с рассветом опять начать свою работу.
  До самого дальнего поста добрались без происшествий, сформировали колонну, и поехали снимать посты.
  Денис был назначен старшим боевой машины, примерно в середине колонны. Отделение, доставшееся Денису было не полным, кто-то был в отпуске, кто-то болел, какие-то должности были вакантными, в общем обычная история, которая Жданова никак не касалась. Собрав все посты, колонна двинулась к пункту дислокации.
  Темнело быстро, все устали и всем хотелось быстрее добраться до своих казарм, поэтому скоростной режим и дистанция не соблюдались.
  Ехать оставалось еще минут 20, как в динамиках боевой машины раздался голос НИСа: "Стоп колонна! К бою!" К бою, так к бою:"Отделение к машине, к бою!" - скомандовал Денис.
  Денис последним из десанта покинул машину, отдав командиру отделения, приказ действовать на свое усмотрение.
  Прикрывшись дверцей десантного отделения, Денис переключил шлем на ночное видение. Из-за нарушений скоростного режима машина оказалась на значительном расстоянии от ближайших машин колонны.
  Странно, огонь велся по голове колонны и хвосту, а центр, где и находилась машина Дениса, не обстреливался.
  Денис выглянул из-за дверцы и дал очередь в направлении вспышек противника. От борта машины кто-то ударил по стволу автомата, Денис вскинул взгляд и увидел летящий ему в голову приклад. Дальше тело работало на автопилоте, прикрывшись автоматом, Денис блокировал удар, оружие противников сцепилось, Жданов резко дернул противника в низ, одновременно ударив по опорной ноге. Сепаратист потерял равновесие и грохнулся лицом вниз. Денис освободившимся автоматом нанес удар в основание черепа, раздался противный треск, который был слышен даже сквозь канонаду. Выстрелом в затылок Денис зафиксировал поражение противника.
  Схватка длилась доли секунды. Адреналин прыснул в тело, сердце заколотилось. Денис бросил гранату, в направлении склона дороги и укрылся за броней. 'Спасибо тренеру по марсианской борьбе, что гонял до седьмого пота! Буду в отпуске, надо проставиться!' - подумал Денис, пока срабатывала граната. Он заглянул в машину - она была пуста, механик-водитель, наводчик-оператор и командир машины отсутствовали. Только тут Денис понял, что как никто не ведет огня по центру колонны, так и личный состав его машины, также не ведет огонь по противнику, да и вообще их не видно.
  Еще раз оглядевшись, лейтенант увидел семь голов, лежащих за противоположным от противника скатом дороги, с интересом наблюдавших за его действиями.
  Ярость захлестнула Дениса, адреналин повторно ударил в голову. Отцепив наступательную гранату от разгрузки убитого им сепаратиста, Денис взвел и бросил ее в укрывшихся солдат. Бойцов как ветром выкинуло на дорогу, дальше лейтенант заставил через верхние люки занять свои места в боевой машине и открыть огонь из всех орудий по противнику. Злость, ярость, гнев, просто разрывали Дениса изнутри.
  Минут через 10 бой закончился. В колонне 8 раненых и ни одного убитого. Насчитали еще 4 попытки, кроме той, что была у Дениса, выхода к бронетехнике в центре колонны. Но эти попытки были своевременно пресечены личным составом.
  Уже в парке боевых машин Дениса отпустило. Тело стало как ватное, ноги слушались с трудом, руки дрожали, зубы стучали. 'Отходняк!' - подумал Денис. И даже от шевеления мысли в голове его телу стало зябко и не комфортно.
  В таком состоянии в дежурке его нашел НИС - он был в курсе произошедшего во время боя.
  'Тащи пойло!' - приказал он прапорщику альдеруанцу. Прапорщик втянул голову в плечи, глаза его забегали, но выполнять приказ НИСа он не торопился.
  'Тащи! - или будешь всю ночь атаки террористов на парк отбивать!'. Угроза была существенная, прапорщик метнулся за дверь и через минуту принес кружку мутной жидкости. Альдеруанское пойло, один из самых крепких напитков во вселенной. <
  'Пей!' - отдал кружку Денису начальник инженерной службы. Денис залпом выпил и даже не почувствовал напитка, проскочило как вода, но мандраж начал отступать.
  'Под трибунал! Под расстрел!...' - начал было Денис.
  'Погоди, Денис, не суетись. Утро вечера мудренее. Ты подумай вот над чем: ты в сеть отделения не подключился, код свой командный не активировал, задачи каждому не определил, позиции и сектора не назначил... Так ведь? Вижу, что так. Небось еще, как в училище, командиру машины команду дал действовать на свое усмотрение. Вот он и действовал. Ты же первый и получишь...' - НИС объяснял спокойно, размеренно, чтоб не вызвать у лейтенанта очередного приступа гнева: 'Но и спускать такое тоже нельзя. Мы их в какую-нибудь хоз. дыру переведем, и по первой замене отправим на планету где слишком холодно или слишком жарко, как получится. И в деньгах потеряют и намучаются за свою трусость. Идет?'.
  Денис согласился с доводами старшего товарища и отправился спать. Спал он плохо, ему постоянно снился летящий в голову приклад, который он никак не успевает остановить...
  
  

Эпизод седьмой

  
  
  'Упорное сопротивление русских заставляет нас вести бой по всем правилам наших боевых уставов.
  В Польше и на Западе мы могли позволить себе известные вольности и отступления от уставных принципов; теперь это уже недопустимо.'
  
  (Ф. Гальдер 'Военный дневник')
  
  
  
  В среде военных, военных уже мирного времени, не познавших войны, почему-то складывается пренебрежительное отношение к требованиям воинских уставов и иных документов регламентирующих деятельность войск в мирное и военное время. Сначала считается не нужным одно, потом игнорируется другое требование, затем третье, потом ставится клеймо ненужности и вот, через поколение никто уже не учит, не знает... В общем офицеры по своим профессиональным знаниям не отличаются от простого обывателя, с чуть более превосходящей рядового солдата подготовкой. А ведь не зря говорят, что уставы пишутся кровью - если забыть это, игнорировать это, то войска обречены на повторение ошибок, которые были уже исправлены в прошлом, обречены платить жизнями за свое незнание и нежелание учить опыт предыдущих поколений...
  'Твою ж мать-то... И чья это дурная идея ехать на ночь глядя? Ну ладно, до места еще засветло доберемся, а назад как?' - рассуждал про себя водитель колесного бронетранспортера, подготавливая машину к выезду.
  На Лаланд 21185б использовалась в основном старенькая колесная, гусеничная и колесно-гусеничная техника. Были конечно и новейшие боевые машины, парящие на высоте от метра до полутора над землей, но они требовали очень хорошо подготовленных механиков-водителей, а также новейшую ремонтную базу, чего не могли или не хотели себе позволить войска на Лаланд 21185б, поэтому повсеместно использовалась старенькая, но надежная и неприхотливая наземная техника.
  Затевалось что-то крупное, это было видно и понятно всем. Готовились тоже все, к чему непосредственно не знал никто, но масштабы подготовки впечатляли. Не обошла стороной всеобщая суета и 5-й отдельный штурмовой батальон, водитель которого и готовил свою технику к выходу.
  Два бронетранспортера готовились выехать на рекогносцировку - в одном офицеры штаба, в другом охрана. В принципе выезд был не обязателен, достаточно было данных со спутников и от аэроразведки, но у командира батальона существовал пунктик на этот счет: 'Спутники, дроны, самолетики, да что они там увидят с высоты десятков километров от поверхности! А эти, операторы их лупоглазые, в своих формулах-расчетах ошибутся, а отдуваться нам. Так что выезжаем, смотрим, анализируем! Земельку потрогайте, вдруг нашим орлам окапываться придется!' - в общем не доверял он технике и технарям. Что самое удивительное в этом его фетише его поддерживало и вышестоящее командование, считая, что так и должен поступать настоящий командир, и неоднократно ставя в пример, как офицера тщательно подходящего к планированию действий.
  Выехать бронетранспортеры должны были еще на рассвете с ИРД, но с самого утра что-то пошло не так. Сначала не завелся один из бронетранспортеров, хотя техника готовилась к выходу, что вывело из себя комбата. Пока заменяли машину, выяснилось, что данные о выдвижении машин не были занесены в базу данных группировки, и их необходимо внести. Потом для срочного дела понадобились несколько офицеров штаба... Четыре построения, четыре проверки готовности и вот, день близится к завершению, а комбат непреклонен - ехать.
  'Черт бы побрал этого самодура!' - ругался про себя водитель.
  В довершение всего комбат изменил маршрут движения, чтоб не пересечься с возвращающейся ИРД. Должны были ехать редко используемой дорогой, без инженерной разведки, на увеличенной скорости. Все это не нравилось водителю, да и никому не нравилось, кроме комбата, но комбату то не ехать.
  Наконец, дано добро на выезд. Машина 'нашего' водителя шла первой, в ней располагалось отделение охраны. Внутри только известный нам водитель, наводчик оператор и командир отделения, остальные расположились на броне, и откуда они взяли эту моду, не понятно, но все норовили ехать на броне.
  Техника шла быстро, несмотря на то, что дорога не была хорошо знакома. Водитель ехал по-боевому до боли в глазах всматриваясь в полотно дороги, надеясь своевременно заметить какие-нибудь признаки минирования, но на такой скорости это было бесполезно. Вдруг машина на скорости как будто натолкнулась на стену и встала, и одновременно с этим как будто кто-то с огромной силой ударил в левый борт машины. Тряхануло так, что механик ударился головой о панель и на какой-то момент потерял сознание.
  Возвращение в сознание было болезненным, голова одновременно раскалывалась и кружилась, сильно мутило, перед глазами все плыло, попытки сфокусировать взгляд приводили к еще большей боли.
  Кое-как рассмотрев, что творится в машине, водитель увидел командира, лежащего без сознания в десантном отделении и наводчика-оператора, также без сознания, с лицом покрытым кровью. 'Не пристегнулись, а ведь предупреждал!' - подумал водитель.
  С трудом отстегнув ремень безопасности, водитель полез в люк и мешком вывалился на дорогу. В глаза по-прежнему плыло. На четвереньках он пополз к корме машины, встать сил не было.
  Вдруг руки попали во что-то влажное, густое и мокрое. На секунду сфокусировав взгляд водитель увидел, что все вокруг в крови, до самого верха машины, кругом валялись части тел, что когда-то были его товарищами по отделению. Водителя вырвало, а потом еще раз... Как ни странно, стало легче, он сел и заплакал... Что-то заставило его повернуть голову в сторону небольшой лесопосадки, голова дернулась и водитель завалился в кровавую лужу, пуля вошла точно в лоб.
  Водитель второй машины видел, как произошел подрыв перед машиной, а потом два направленных взрывных устройства ударили в левый борт первой машины, буквально разорвав на части сидевший на броне десант. Десанту с правой стороны повезло больше, они хотя бы остались живы. Вторая машина резко остановилась, офицеры выскочили наружу и рассредоточились, кто-то бросился помогать раненым бойцам из первой машины, кто-то занял позиции по обе стороны дороги, оставшийся в машине ЗНШ начал вызывать помощь.
  Лейтенант Жданов сегодня был старшим от управления полка в дежурном подразделении. В момент, когда пришла информация о подрыве, Денис с офицерами роты играл в карты и был накануне большого выигрыша. Но тревога в прямом смысле спутала все карты. Рота действовала быстро, но без суеты. Семнадцать БТР и четыре бронегрузовика выдвинулись к месту происшествия, но их опередила группа быстрого реагирования корпуса жандармерии. На двух броневиках жандармы помчались на выручку штурмовикам.
  Машины Корпуса жандармерии выжимали все что возможно, водители двигались по походному, десант сидел на броне... Подъезжая к месту подрыва первая машина решила прикрыть броней раненых штурмовиков из охраны офицеров штаба, и только они поравнялись с первой машиной 5-го штурмового батальона, как прогремели еще два взрыва, первый БТР жандармов буквально подбросило вверх, водителя и десант раскидало в радиусе 30 метров от машины, от взрыва погибли два офицера штаба штурмового батальона, находящиеся неподалеку, но по какой-то случайности не пострадали раненые с первого подрыва. И тут начался обстрел, первыми же выстрелами были убиты 2 офицера штаба, не укрывшиеся за броней, оставшиеся в живых военнослужащие, деморализованные и раздавленные попрятались за машины, все были в растерянности, эта засада как-то не походила на обычные действия сепаратистов.
  Подразделение Жданова значительно отстало от жандармов, двигалось со всеми мерами предосторожности и второй подрыв они заметили. Учитывая наличие штатного командира подразделения, Денис уступил ему старшинство, заняв должность отсутствовавшего по причине отпуска командира второго взвода. Замысел был прост: не доезжая до места происшествия 400 метров, рота начинает разворачиваться, второй и третий взвод разворачиваются справа и слева от дороги соответственно и под прикрытием брони наступают на противника, четвертый взвод занимает оборону у дороги и прикрывает отделение снайперов и гранатометное отделение, которые своим огнем должны поддержать первые три взвода, кроме того, четвертое отделение должно обеспечить безопасность развертывания прибывающих основных сил. Первый взвод вместе с командиром роты, саперным и медицинским отделениями должны по дороге прорваться к месту подрывов и обеспечить их безопасность и помощь.
  Командир роты привычно отправил боевой приказ на дисплеи офицеров. Все начало развиваться по плану.
  Четыре машины отделения Жданова своим огнем прикрыли высадку десанта, развернув систему ближней разведки, просканировали местность, выявили огневые точки противника, и, выдвигаясь, стали их подавлять.
  Все делалось буднично, планово, обычная работа, которая не вызывала никаких эмоций, все работало как по книжке. Денис контролировал действия взвода, отдавал приказы, в соответствии с изменяющей обстановкой, корректировал задачи отделений.
  Первый взвод согласно плану на скорости, поливая огнем из всего наличного вооружения, домчался до места происшествия, и прикрыл броней своих машин пострадавших, саперы тут же включили систему блокирующую дистанционный подрыв взрывных устройств, медики оказали помощь раненым. Командир роты взял управление оставшимися в строю военнослужащими штурмового батальона и корпус жандармерии на себя. Импровизированная крепость из бронетехники первый раз с момента подрывов огрызнулась огнем...
  В ходе боя боевики были рассеяны или уничтожены, 4 сепаратиста были арестованы, двое из них в тяжелом состоянии. К моменту прибытия основных сил все было кончено. Потери сил СОН составили 6 солдат и 4 офицера штурмового батальона и 10 военнослужащих Корпуса жандармерии - убитыми, 4 военнослужащих штурмового батальона и 3 жандармов - ранеными. Потерь в дежурном подразделении полка не было.
  Командир 5-го отдельного штурмового батальона был арестован. Халатность - это самое легкое из инкриминируемых ему преступлений, командира группы быстрого реагирования Корпуса жандармерии от ареста 'спасла' его гибель в бою.
  
  
  

Эпизод восьмой

  
  
  
  'Товарищи офицеры! Полтора года назад мы с вами все решили, что основные силы сепаратистов на Лаланд 21185б разгромлены, и, что осталось только провести полицейскую операцию по уничтожению оставшихся боевиков. Прошло полтора года, оставшиеся боевики не уничтожены, сепаратисты нарастили свои силы и теперь наносят по нам чувствительные, даже очень болезненные удары. Возникает такое чувство, что противник сильнее, нежели был когда-либо ранее. Наши же войска наоборот расслабились, повсеместные нарушения требований уставов и наставлений, и как результат потери...' - вступительная речь Командующего объединенной группировкой на совещании командного состава группировки была не долгой, но очень емкой и красочной. Причина совещания была проста, сепаратисты активизировали свою деятельность, их акции проходили очень успешно, особенно тяжелой сложилась обстановка в районе космопорта Хускарла: 'прощупывание' сторожевого охранения, нападения на подразделения, 'работающие' вне пунктов дислокации, на конвои и колонны происходят практически ежедневно. Недавние гибель офицеров штурмового батальона и практически полное уничтожение абордажной роты стали последней каплей... Командованию пришло понимание, что очень скоро, если не принять мер, гарнизоны будут отрезаны друг от друга и контроль над планетой опять перейдет к противнику. Необходимо принимать срочные меры.
  На совещании было принято решение начать наступление на сепаратистов ранее запланированного времени, не дожидаясь подхода сил 58 Звездного флота. Командующий принял решение форсировать подготовку к наступлению и по команде быть готовыми начать активные боевые действия против сепаратистов. В целях секретности конкретная дата начала наступления не разглашалась.
  Лаланд 21185б относительно молодая экзопланета земного типа состоит из одного континента и океана, занимающего примерно 80% планеты. Состав атмосферы, почвы и воды за небольшим исключением соответствует земным.
  Лаланд 21185б находится довольно близко к своей звезде, в результате чего климат более теплый, чем на Земле, ледниковые полюса отсутствуют.
  Учитывая небольшой возраст планеты идет активное горообразование, в результате чего основная часть земной поверхности находится значительно над уровнем моря, среди ландшафтов преобладает горно-лесистая местность. За исключением небольших и малочисленных равнин леса занимают практически всю поверхность планеты, а в горах лесная зона доходит практически до ледников. Данные особенности флоры очень затрудняют работу технических средств разведки.
  Через две недели, после совещания, войска на Лаланд 21185б были подняты по тревоге и начали действовать в соответствии с планами разработанными штабом группировки.
  Наступление стало для сепаратистов неожиданностью, вернее сказать неожиданностью стало столь ранее начало наступления. Силы СОН в короткое время очистили от сепаратистов районы вокруг гарнизонов и взяли под контроль дороги и населенные пункты. Корпус жандармерии на освобожденных территориях организовал работу по фильтрации населения.
  Полк, в котором проходит службу Денис Жданов, действовал во втором эшелоне 'Группы Хускарла' (по названию исходного пункта) и в боевых действиях пока участия не принимал. Полк двигался за первым эшелоном, на остановках личный состав полка продолжал обучение и слаживание, а также подготовку к боевым действиям.
  Маршрут проходил по лесам Лаланд 21185б. Лес. Денис любил лес, хотя на его родном марсе леса почти нет, есть искусственные парки, но это не то. На Венере тоже лесов не густо, но для Академии вырастили огромный лесной массив - полигон для обучения курсантов. В обычных училищах используется виртуальная реальность, но на Венере решили обучать курсантов действиям в реальных условиях и учебные полигоны были созданы практически под любой ландшафт. Лес Денису нравился. Он нравился на Венере, он нравился на Земле, лес нравился и здесь на Лаланд 21185б. Абсолютно разные леса на разных планетах они одинаково успокаивающе действовали на Дениса. Леса окутывали его, ласкали, почему-то в лесу Денис чувствовал себя в безопасности, даже на Лаланде, где под каждым кустом мог скрываться враг. Лес баюкал его, лелеял, он был частью леса, а лес частью его. Денис любовался лесами Лаланда, и он его настраивали на размышления. Оставаясь один Денис любил мысленно соединиться с лесом, наслаждаться его звуками, игрой света и тени, запахами... Любуясь природой Денис, как и любой другой молодой человек, в конце концов приходил к мыслям о своем месте в этом мире, оценивал себя, свои поступки, свои чувства и эмоции. И здесь, здесь возникало множество трудных вопросов.
  Денис вспоминал такой же лес, прочесывание и метиса ригула, которого он убил. Нет, он не мучился угрызениями совести, он не испытывал горести от своего первого убийства, да и от второго в принципе тоже, радости или какого-то удовлетворения тоже не было, ему это было безразлично - и вот именно безразличие его и пугало. Жданов много читал и везде писалось о морально-психологических трудностях убийства другого разумного существа. Обзорные лекции по психологии рассказывали, что военнослужащие испытывают психологические проблемы из-за необходимости убивать. Чувства Дениса не укладывались в шаблон, который он нарисовал для себя. Если бы не очарование леса, Денис и не стал бы копаться в себе, не беспокоит и ладно, но тут сама природа настраивала на философские размышления.
  Все чему его учили, что пытались привить в школе, в семье, в обществе говорило о том, что необходимо испытывать жалость, сострадание к живым существам, ну хоть какое-то сожаление, что жизнь - это наивысшая ценность, которая есть и лишать кого-то этой самой ценности тяжело. Что убийство, и абсолютно не важно в каких обстоятельствах это произошло, особенно первое, для всякого нормального человека это стресс, испытание, которое меняет человека навсегда. Но Денис не чувствовал каких-либо изменений. Он вообще ничего не чувствовал, под воздействием окружающего общества и общественного мнения он сложил себе картину, которая с ним произойдет, он ожидал чего-то страшного, чего-то тяжелого и готовился стойко перенести эти тяготы и лишения. А здесь - пустота, просто пустота, и эта пустота зарождала в нем сомнения в своей 'нормальности'. Несколько раз Денис пытался обсудить вопрос с более опытными офицерами, но его воспринимали не правильно. Старшие товарищи считали, что он мучается и тяготится произошедшим, поэтому старались успокоить, что еще больше вызывало тревогу у Дениса и все больше утверждало его в мысли, что с ним что-то не так.
  В этих своих размышлениях Денис пытался вызвать в себе жалость, сожаление, страх, хоть какие-то чувства к поверженному противнику, но ему это не удавалось.
  Именно там, на Лаланд 21185б, под величественным и мудрым влиянием леса начало зарождаться мировоззрение Дениса. Он пришел к одной простой мысли, что не воспринимает бандитов и террористов за людей, за мыслящих существ. Он решил, что Люди это те, кто созидает, строит, растит, защищает, а те, что несут с собой разрушения, боль, страх - это не люди и не достойны каких-либо эмоций, а еще, что война - это его работа и не стоит пропускать ее через себя.
  Он не испытывал угрызений совести, но и не получал удовольствия от убийств, а значит это было нормально. Это как ликвидация бешеной собаки, которая несет угрозу всем вокруг, ее ведь не ненавидишь, но ее нужно убить.
  Наивно? Да, но именно придя к этой мысли Денис обрел спокойствие. Именно эта мысль легла в основу его мировоззрения и мировосприятия, она позволила сохранить разум здравым в условиях войны...
  А операция продолжалась. В ходе боев удалось загнать часть сил противника в долину, окруженную горами, из которой было только три выхода. На ликвидацию этой группировки командование СОН выделило два полка и четыре отдельных батальона, они должны были блокировать выходы из долины и уничтожать силы противника. Одним из полков был тот, в котором проходил службу Денис.
  
  
  

Эпизод девятый

  
  
  
  В ходе наступления в районе космодрома Хускарла отряд сепаратистов численностью около 700 человек был загнан в большую Долину со всех сторон окруженную горами, выходов из Долины было всего три, один вдоль реки, вытекающей из Долины, и два через перевалы.
  Через всю Долину протекала довольно широкая река, которая брала свое начало в глубине в горах в районе шахт, эта река разделяла Долину на две части.
  В долине находилось четыре населенных пункта для рабочих шахт: Центральный, Южный, Приразломный и Обогатительный.
  Н.п. Обогатительный располагался рядом с обогатительной фабрикой, у дороги, идущей вдоль реки, почти на выходе из Долины.
  Центральный - располагался в центре Долины, на обеих берегах реки. Это был самый крупный населенный пункт в Долине, раньше там находилось правление, парки техники и мастерские, энергохозяйство, ремонто-механический цех, а также городок для семей руководства и рабочих.
  Южный и Приразломный располагались в самой глубине Долины, около шахт. Населенные пункты предназначались для проживания шахтеров в период вахт, а также развлечения их.
  До войны в Долине добывался металл по своим характеристикам очень похожий на земной титан, но как только началась война, добыча прекратилась, кто-то из шахтеров покинул планету, кто-то переселился, некоторые ушли в сепаратисты, а кто-то поступил на военную службу. В общем с началом войны Долина опустела. Боевые действия в Долине не велись в течение всей войны, так как командование сепаратистов считало ее сродни мышеловке, очень легко заблокировать все выходы небольшими силами и уничтожить запертые войска, и вот теперь отряд сепаратистов по какой-то причине отступил в Долину.
  Командование группировки СОН решило, что, либо они заблудились, либо решили отвлечь часть сил СОН на себя, дабы облегчить участь других. В любом случае, отряд сепаратистов необходимо уничтожить.
  В целях ликвидации банд. группы, были выделены два полка и два штурмовых батальона из сил второго эшелона, а также ряд более мелких подразделений обеспечения боевых действий. Такая крупная группа выделялась с учетом размеров территории, на которой необходимо провести зачистку, и характера местности, предполагалось, что бандиты попытаются прорваться из Долины. Командование 'Группой ликвидации' было поручено заместителю начальника гарнизона Хускарла.
  Согласно замыслу командования, батальоны наступают вдоль реки, преследуя противника, и выходят в район н.п. Обогатительный и обогатительной фабрики, в это время полки обязаны занять перевалы и обеспечить их устойчивость к возможным попыткам прорыва боевиков, кроме того, наступление через перевалы позволяло выйти в тыл силам противника, оставленным для обороны Обогатительного.
  Полк, в котором проходил службу лейтенант Жданов, выделил из своего состава блокирующий отряд, которые ускоренным маршем выдвинулся к перевалу и занял там оборону. Дороги в Долину были в прекрасном состоянии, их изначально строили с учетом длительного использования тяжелой техникой, поэтому проблем с прохождением ущелья и перевалов не возникало.
  В районах перевалов части не обнаружили противника, оставив силы для удержания перевалов полки начали сосредоточение непосредственно в Долине. Полки сосредоточились у подножья хребтов, окружающих Долину.
  Наступающие вдоль реки батальоны к своему удивлению не встретили противника в районе Обогатительного.
  Было принято решение, что батальоны продолжают наступать по обеим сторонам реки до встречи с подразделениями полков, после чего совместно с полками продолжат движение до Центрального, охватив пространство от склонов до реки, каждый по своей стороне.
  Сопротивления никто не ожидал, разведка не нашла противника ни до Центрального, ни в радиусе самого крупного населенного пункта. На основании этих данных, командование пришло к выводу, что сепаратисты спешно отступили в глубь Долины к шахтам, где удобно обороняться, для организации и подготовки района обороны.
  До Центрального силы СОН сопротивления действительно не встретили, что еще более уверило командование в правильности своего предположения. Командование приняло решение выделить передовые отряды по каждой из сторон реки, которые должны добраться до окраин Южного и Приразломного, и занять там позиции, после чего за передовым отрядом походным маршем выступят основные силы Группы.
  В качестве передовых отрядов были назначены первые батальоны обоих полков, по соотношению сил назначенный передовой отряд минимум вдвое превосходил силы противника, установленные разведкой, поэтому волнений никто не испытывал, обычная зачистка, коих в предыдущую активную фазу боев на планете было очень много. От Центрального батальоны должны были выдвигаться в ротных колоннах, через три километра развернуться во взводные колонны и еще через полтора километра, после получения данных от разведки, атаковать противника.
  Перед линейными батальонами выдвигалась разведывательная группа батальона специального назначения группировки, именно эта группа должна вскрыть оборону противника и передать данные, необходимые для успешной атаки. Следует отметить, что вся информация по группе сепаратистов, загнанной в Долину, поступила как раз от этой разведывательной группы, она считалась самой лучшей и результативной в группировке, поэтому информация воспринималась как достоверная и подтвержденная. Лейтенант Жданов был назначен исполняющим обязанности командира 1 взвода второй роты передового батальона, взамен отсутствующего офицера. Вторая рота должна была пройти через город и выйти в лес параллельно главной дороге, по дороге двигалась техника роты вслед за разведывательным взводом батальона. Головным шел первый взвод.
  Центральный прошли без проблем, Денис шел с первым отделением и беседовал с сержантом о новинках в области вооружения и военной техники. В целях противопожарной безопасности между лесом и населенным пунктом находилось безлесное пространство шириной около 150 метров, которое изобиловало ямами и холмиками, где-то виднелись остатки какой-то кладки.
  Первое отделение 1 взвода уже в полном составе вышло на открытую местность, с ним вышел и Денис.
  Головному оставалось уже менее 50 метров до кромки леса, когда он внезапно замер. 'Засада!' - раздался усиленный динамиками экзоброни крик, и головной открыл огонь в направлении леса. Тяжелые пули практически в упор прошили бойца, однако он выиграл время для своих товарищей, отделение успело рассыпаться и укрыться в складках местности.
  Денису и сержанту досталась полуобвалившаяся кладка, то ли стена когда-то была, то ли забор непонятно, но она полностью закрывала двух солдат, кому-то из отделения повезло меньше, пришлось укрываться в канаве, однако найти укрытие - это все, что могли сделать бойцы. Шквальный кинжальный огонь обрушился на подразделение, не давая военнослужащим даже высунуться, остатки взвода, которые не вышли еще из поселка укрылись за зданиями, однако помочь своим товарищам они не могли, противник плотным огнем пресекал любые попытки развернуться в боевой порядок.
  Жданов лежал за кладкой, пока он соображал, что делать руки сами потянулись к разгрузке и в небо ушла красная ракета. Сержант рядом не глядя отправил в сторону леса гранату. Оставаться на одном месте - чревато, не известно, что там у них есть, но, в конце концов, они достанут укрывшихся солдат.
  'Коробочка 06, коробочка 06, прикрыть огнем первое отделение!' - выдал в эфир Жданов и указал на планшете свои координаты и направление ведения огня.
  Боевая машина с левого фланга, почти от дороги дала залп... Кучно дала, хорошо, прям перед укрытием Жданова, уменьшив кладку ровно на половину... Лежать стало неудобно... Денис коротко, по-отечески в двух предложениях высказал свое восхищение мастерством наводчика, высказав смелое предположение о наследственности такого дара.
  Снайпер взвода занял позицию на крыше дома, во втором ряду от окраины и выдавал координаты вскрытых огневых средств противника.
  'Коробочка 06 и Коробочка 04, подавить огневые точки по координатам... прикрыть броней и обеспечить выход отделения из-под огня'- Жданов решил использовать, по сути, единственный козырь, который у него был, прикрыться броней и отойти в Центральный, под прикрытие домов.
  С ревом и гулом из поселка выскочили два бронетранспортера и направились в сторону залегшего подразделения, поливая из всего установленного вооружение опушку леса.
  'Коробочка 05, занять позицию на левом фланге, координаты..., и прикрыть отход коробочек 06 и 04'.
  Тяжелые боевые машины своими 'телами' заслонили залегших пехотинцев. Как только машины встали, Жданов дал команду бежать в поселок. 10 человек подскочили и во всю прыть приводов экзоброни помчались за дома. Чуток не добегая укрытия, Денис приказал машинам отходить. Бронетранспортеры не прекращая огня начали откатываться в поселок. Противник уже оправился от 'сюрприза' и начал огрызаться, и тут к дуэту бронемашин добавилась Коробочка 05.
  Пользуясь тем, что сепаратисты отвлеклись на бронетехнику, Жданов приказал взводу занять позиции. Уверенно отдавая приказы голосом, Денис формировал на тактическом экране опорный пункт, определяя позиции отделений и ставя задачи их командирам.
  Машины уже почти достигли безопасных мест, как по коробочке 04 ударила граната. Бронетранспортер встал, экипаж, чудом не пострадавший выскочил через десантный отсек и бросился в укрытие. Еще две гранаты превратили бронетранспортер в пылающую груду металла.
  'Один солдат и одна боевая машина потерь - довольно неплохой результат для подразделения, угодившего в засаду' - подумал Денис. Дерзкая вылазка бронетехники достигла своего результата, взвод Жданова закрепился и теперь совершенствовал оборону своих позиций.
  
  
  

Эпизод десятый

  
  
  
  Сепаратисты готовили засаду заблаговременно, опорные пункты, огневые позиции были подготовлены качественно. 'Радетели независимости' не планировали оставлять своих позиций и ограничиться только нанесением ущерба, они планировали опереться на позиции подготовленные для засады и перейти в наступление, с целью разгрома сил СОН в Долине. Однако, несмотря на подготовку, бой начался неожиданно для обеих сторон. Начался с того самого солдата из взвода Жданова, головного первого отделения, который ценой своей жизни спас своих товарищей, с его выстрелов.
  Внезапная стрельба оказалась неожиданностью и для сил СОН, и для сепаратистов - слишком рано. Боевики все же пришли в себя значительно раньше.
  Не везде все прошло так как у Дениса. С первыми выстрелами разведывательный дозор, который шел перед бронетехникой, остановился. Он уже вошел в лес полностью, опережая бронетехнику батальона метров на 500. Остановкой и воспользовались сепаратисты, вдоль дорог находились практически все противотанковые средства боевиков, так как в планах было уничтожение всей бронетехники передового отряда. Ну раз не получилось, так не получилось, в считанные секунды машины разведывательного взвода превратились в факелы, а оставшихся в боеспособном состоянии бойцов начали отстреливать как в тире, со всех сторон. Сосредоточением всех противотанковых средств в глубине леса вдоль дорог и объясняется удачный маневр лейтенанта Жданова бронетехникой. Однако, уничтожение машин разведывательного взвода не заняло много времени и противотанковые средства были быстро переброшены на другие участки.
  Активизировались засады и на других участках.
  В передовом батальоне полка Жданова:
  - первая рота наступала вдоль реки. Первый взвод первой роты уже втянулся в лес, когда началась стрельба, он оказался в окружении и в полном составе был уничтожен. Второй взвод вышел уже на открытую местность, и потерял до половины личного состава, вместе с третьим взводом попытался закрепиться на окраине, но не смог, наступлением сепаратистов был отброшен. К концу дня боевики продвинулись вдоль реки до противоположной окраины города, где были остановлены введенным в бой штурмовым батальоном.
  - вторая рота двигалась в центре. С первого взвода роты и начался бой, взвод сумел закрепиться на окраине. Попытки сепаратистов прорваться в районе опорного пункта Жданова успехов не принесли, к середине дня попытки атак на этом участке прекратились. Второй и третий взвода с началом боя начали разворачиваться в боевые порядки, для оказания помощи первому взводу, однако были переброшены на левый фланг с целью воспрепятствовать расширению фронта прорыва в зоне ответственности первой роты, туда же были направлены все огневые средства батальона.
  - третья рота двигалась правее н.п. Центральный по лесу, решением командира рота двигалась в боевых порядках. Данное решение, как оказалось, было правильным, рота сходу вступила в бой и даже сумела оттеснить противника, заняв его первую линию. Однако удержать ее не смогла и организованно отступила на позиции, подготовленные третьим взводом. В конце дня в районе обороны роты развернулся второй батальон, а рота была переброшена в Центральный, где заняла оборону ближе к центру поселка.
  Первый взвод второй роты удерживал позиции на окраине Центрального до конца дня, однако с закатом поступил приказ отойти к основным силам роты.
  Передовому батальону соседнего полка повезло меньше, до половины бронетехники было сожжено или захвачено врагом, потери батальона составили до 40% удержаться в населенном пункте Центральный на своем берегу батальон не смог. Только срочным введением в бой второго и третьего батальонов удалось остановить противника.
  По итогам первого дня боев стало понятно, что силы сепаратистов в Долине в несколько раз больше, чем докладывала разведка, а также сложилось стойкое ощущение, что сепаратисты были в курсе действий войск. Оставалось непонятным, каким образом боевики смогли перебросить столь крупные силы в Долину, при том, что все три выхода до сих пор контролировались силами СОН.
  Заместитель начальника гарнизона Хускарла доложил об обстановке в Долине, однако выразил уверенность, что с началом нового дня сумеет выправить обстановку и выбить противника за пределы Центрального.
  На следующий день, командование 'Группой ликвидации' планировало при поддержке артиллерии полков, силами штурмовых батальонов выбить сепаратистов с н.п. Центрального и опираясь на населенный пункт развернуть наступление в сторону шахт. Атака была назначена на 5.00. Однако данному плану не суждено было сбыться.
  В 4.30 минут силы сепаратистов нанесли удар по левому берегу реки из Центрального, силы полка не смогли его сдержать и для восстановления положения в бой опять был введен штурмовой батальон, восстановить положение он смог, но вот о наступлении речи быть не могло. На правом берегу сепаратисты безуспешно старались расширить плацдарм в Центральном. В концу дня, посчитав, что силы противника в районе вклинения истощены, был введен в бой штурмовой батальон правого берега, который стремительным ударом восстановил контроль над Центральным по правому берегу реки.
  К концу дня часть поселка, расположенная на правом берегу находилась в руках сил СОН, а та часть поселка, что располагалась на левом берегу полностью в руках сепаратистов. Стало понятно, что боевики наращивают свою группировку, и разгром частей СОН вопрос времени.
  Командующий группировкой на Лаланд 21185б принял решение остановить наступательные действия в районе космодрома Хускарла, закрепиться на достигнутых рубежах и высвобожденные силы перебросить в район Долины, в дополнение из резерва Объединенной группировки была выделена бригада. Но на перегруппировку требовалось время.
  Приближался третий день противостояния в Долине.
  
  
  
  

Эпизод одиннадцатый

  
  
  
  Третий день приготовился вступить в свои права, Звезда только-только начала подниматься над горизонтом, как Долину огласил раскат грома, как будто в небе кто-то изо всех сил ударил в барабан. Секундой позже на первой линии траншей сил СОН по левому берегу реки прокатилась волна взрывов, земля, как подкинутая гигантской рукой, взмыла в воздух. И тишина...
  Тишина длилась секунду, а потом началась какофония. Где-то вдали грозно заухали гаубицы, противно зашипели пусковые установки, деловито захлопали работяги-минометы. Шквал огня обрушился на позиции пехоты перемешивая окопы, разметая насыпи... Леденящий свист мин, вой ракет, грохот разрывов, все смешалось в один непрерывный звук.
  Все смолкло также внезапно, как и началось. Бойцы даже не сразу поняли, что все закончилось, гул еще какое-то время стоял в голове. Огневой налет был мощным, но недолгим. Сквозь плотную пелену тишины, наступивший после обстрела, сначала тихим шепотом, а потом все нарастая и нарастая стал пробиваться гул моторов. На дисплеях проявилась команда занять позиции и бойцы стали покидать укрытия.
  Покидать укрытия, чтоб увидеть, что позиций как таковых уже нет, что воспользовавшись огневым налетом, сепаратисты пошли в атаку и уже почти вплотную приблизились к первой линии окопов, вернее к тому, что от них осталось.
  Зрелище впечатляло, десятки разнообразных единиц техники от трофейных бронетранспортеров до кустарных гантраков медленно накатывали на регулярные силы, не забывая поливать огнем укрывающихся пехотинцев. Вот встал один бронетранспортер, пораженный выстрелом из гранатомета, вот взлетел на воздух тяжелый грузовик, наехавший на одну из редких мин. Над головами сепаратистов засвистели мины, пехота, оправившись, начала огрызаться, но было уже поздно.
  Стремительным рывком масса боевиков ворвалась в боевые порядки войск. Завязалась стремительная и беспощадная рукопашная.
  Экзоброня и выучка пехотинцев давали им существенное преимущество над сепаратистами, однако количество противника нивелировало все. Буквально через 5 минут первый эшелон был смят, оставшаяся на ходу бронетехника и пехотинцы, которые были в состоянии передвигаться, откатились к позициям второго эшелона.
  Прикрываясь отступающими солдатами, сепаратисты быстро и деловито стали закрепляться на захваченном рубеже, параллельно собирая трофеи и вырезая раненых солдат.
  Как только те, кто мог отойти, отошли на новые позиции, в дело вступила артиллерия полков. На только что потерянных позициях вновь началась пляска огня и земли. Вновь перемалывалось в труху то, что уцелело в первом налете.
  За огневым валом вперед устремился штурмовой батальон, в надежде вернуть позиции и отбросить противника опять в поселок.
  Но как только прекратился огонь артиллерии, позиции, теперь уже сепаратистов, ожили шквалом огня, а им на помощь из поселка на большой скорости устремились десятки грузовиков, забитых личным составим. Сепаратисты не считаясь с потерями напирали и напирали. Спешивание боевиков происходило прямо под огнем, и сразу же устремлялись в атаку, за первой волной уже выдвигалась вторая, затем третья.
  Было абсолютно непонятно, как сепаратисты смогли сосредоточить столь мощную группировку в этой Долине, ведь до непосредственного соприкосновения, никаких следов наличия столь серьезных сил не было.
  Штурмовой батальон не смог отбить позиции и с потерями откатился назад.
  На какое-то время наступило затишье, изредка прерываемое хлопками снайперских винтовок и непродолжительными минометными налетами.
  Ближе к обеду артиллерия сепаратистов опять нанесла огонь по позициям сил СОН, однако ни по мощи, ни по интенсивности этот налет не был сопоставим с тем, что было утром. Так бледная тень того разгула, что был с утра. Видимо сказывался существенный дефицит в боеприпасах. Артиллерия же полков напротив, ответила со всей проллетарской ненавистью. Дивизион левого берега нанес удар захваченным боевиками позициям, постепенно перенося огонь в Центральный, с правого же берега нанесли удары по выявленным позициям артиллерии. Теперь уже огненная пляска шла на позициях сепаратистов, однако регулярным частям поддержать порыв артиллерии было нечем, сил, чтобы выбить противника назад в поселок не было.
  Как только закончилась огненная свистопляска сепаратисты опять предприняли атаку на позиции. Без поддержки артиллерией, волна за волной они наступали и откатывались назад, с фанатичностью обреченных они лезли вперед и опять откатывались назад, пространство перед позициями регулярных войск было усеяно трупами, ранеными, остовами горящей и уже потухшей техники. Несколько раз, в отдельных местах сепаратисты достигали окопов, но лишь для того, чтоб умереть в них.
  Атаки продолжались до наступления сумерек. За день сепаратисты продвинулись на 500 метров потеряв только убитыми почти 1000 человек. Общие же потери оценивались в 6 - 7 тысяч. Такие большие потери стали следствием ограниченного пространства для маневра и непрерывных лобовых атак.
  В сумерках выдвинулись на поле боя выдвинулись санитарные группы и трофейные команды сепаратистов: вытаскивать раненых, собирать амуницию и боеприпасы.
  Бойцы СОН не мешали им, больше всего их волновал вопрос, почему не поступает команда на отступление. Было понятно, что при таких потерях еще одного дня им не выдержать, полк, по сути, перестал существовать. Солдаты видели, что противник многократно превосходит числом, не считается с потерями, пленных не берет, раненых добивает. Еще один день, да что там день, еще одну атаку просто не удержать, нужно отступать, туда, к перевалам, где остались блокирующие отряды, где можно закрепиться.
  Бойцы недоумевали и роптали. И не сразу опознали звук, звук приближающейся бронетехники. По дороге, светящейся змеей двигалась казавшаяся бесконечной вереница техники. Десантно-штурмовая бригада за 500-600 метров до передовой начала разворачиваться и с ходу перешла в атаку первыми батальонами, под раздачу попали санитарные группы и трофейные команды, технические средства десантников позволяли вести боевые действия в ночных условиях без каких-либо ограничений, чем не могли похвастаться сепаратисты. Космические десантники сходу овладели позициями боевиков и практически на плечах отступающих ворвались в поселок.
  За десантниками разворачивалась пехота, готовились штурмовые группы. Помощь пришла. В течение трех дней сепаратисты оказывали давление и на правый берег, но это давление было несопоставимо с тем, что творилось на левом берегу. Жданов качественно подготовил свои позиции и упорно удерживал их со своим взводом.
  К обеду третьего дня давление сепаратистов достигло апофеоза, противник выбил подразделения СОН справа и слева от позиций Жданова, но взвод Жданова выбить не смог. Вечером, узнав о подходе подкреплений, боевики отступили, а полк Жданова был выведен в тыл для доукомплектования.
  Войска СОН продолжили наступление в Долине и вышли к шахтам, там и раскрылся секрет внезапного и скрытного перемещения и сил противника. Сепаратисты прорыли огромные туннели сквозь гору и смогли беспрепятственно перебрасывать силы и средства из своих тыловых районов. Стало понятно, что отступление небольшого отряда в Долину было заранее спланированной западней.
  Расследованием обстоятельств боевых действий в Долине занялась военная контрразведка.

Эпизод двенадцатый

  Произошедшее в Долине очень сильно озадачило Командование Объединенной группировки СОН. Никто не верил, что 'Рояль в кустах' оказался случайно. На совещании высшего командного состава руководители контрразведки имели бледный вид, местами переходящий в синеву. Тезисы о том, что расследование ведется ни на кого не действовали.
  Ситуацию прояснило обнаружение места разгрома разведывательной группы батальона специального назначения группировки, а также выжившего, но изрядно пораненного заместителя командира группы...
  Капитан Антон П. попал на Лаланд 21185б сразу после окончания военного училища. Попал в разведывательную роту батальона специального назначения.
  Антон был офицером честолюбивым, целеустремленным и амбициозным. Свою службу в войсковой разведке, да еще и в горячей точке, он воспринимал как необходимый трамплин для карьеры. Его мечтой всегда была 'Большая разведка'. Через пару лет, Антон планировал поступить в военно-дипломатическую академию и выпустить уже военным атташе где-нибудь за границей, он представлял как организует разведывательную сеть на территории 'партнеров', как умудряется из под носа контрразведки увести важные секреты...
  Антон частенько 'по гражданке' наведывался в 'договорные' и подконтрольные СОН населенные пункты, где пытался завязывать знакомства и узнавать информацию, как он считал, формировать агентурную сеть. Толку от его действий было мало, как правило он собирал всем известные слухи, сплетни, байки, но его это устраивало. Когда-нибудь, считал Антон, он услышит что-то важное, что-то нужное.
  П. вел дневник, в которому содержалась информация о всех его 'агентах' и передаваемой ими информации, сами 'агенты' конечно не подозревали, что они оказывается сотрудничают с вооруженными силами СОН, их устраивала дармовая выпивка и возможность поболтать о всякой ерунде, к которой Антон проявлял нескрываемый интерес.
  Часто в 'агенты' Антон записывал женщин, с которым ему удавалось пообщаться. Вообще Антон считал себя умелым обольстителем и великолепным любовником. Он был в полной уверенности, что практически каждая женщина, любой расы и национальности желает его. Стоило кому то из женщин бросить на него взгляд, как он уже считал, своей победой, что она уже желает его. Часто, общаясь со своей группой, он рассказывал, как одерживал победы на любовном фронте и какой популярностью он пользуется у противоположного пола. В большинстве своем эти 'победы' происходили в его голове. Вообще как офицер Антон был довольно грамотным, числился на хорошем счету у начальства. За три года Антон дослужился до капитана, однако от повышения отказывался, как и от перевода. Все ждал случая отличиться по-крупному.
  Незадолго до прибытия на Лаланд 21185б Жданова, группу Антона П. перебросили в космопорт Хускарла, для усиления штатных разведывательных подразделений пехоты. На новом, относительно конечно, места Антон с энтузиастом взялся за формирование агентурной сети. Посещал бары и рестораны для местных жителей, заводил знакомства, однако существенных результатов работа не приносила, кроме слухов и сплетен никакой важной информации не было. Да и вообще в окрестностях Хускарла было спокойно, все ж таки почти стратегический объект.
  Однажды весной, будучи на очередном выходе в зоне ответственности, группа Антона П. попала по ливень... Нет, даже не так, на Лаланд 21185б это ЛИВЕНЬ. Огромные потоки воды низвергаются с неба, вызывая затопления в низинах, в горных районах сели, реки выходят из берегов, молнии с грохотом и треском часто бьют в землю, такое чувство, что наступает апокалипсис. Такие ливни могут длиться до нескольких дней и в это время активная жизнь затихала. С началом ливня, Антон вывел свою группу к подконтрольному силам СОН населенному пункту и 'забазировался' в ближайшем к окраине баре. Да, это было нарушением всех инструкций, но до пункта постоянной дислокации далеко, а ливень, вот он тут, вы просто не представляете тот ужас, что творился на улице, Земные тропические ливни, по сравнению с этим, просто грибные дождички. А в баре тепло, уютно, в баре камин, горячая еда, даже выпивка, чуть-чуть совсем, для согрева...
  Группа расположилась компактно, в углу, чтоб контролировать обстановку, сидели тихо, настороженно и обсуждали что-то свое. Да и местные не горели желанием знакомиться с вооруженными людьми.
  Ее звали Светлана, не модель, ничего особенного в ней не было, но в ее зеленых глазах играли озорные чертики, а улыбка, чуть-чуть смущенная, чуть-чуть игривая, чуть-чуть загадочная делала беспомощным любого, даже самого сильного мужчину. Она подошла к их столику и села рядом с Антоном, а потом...
  Мужчины, привыкшие, что на этой планете нельзя доверять никому, кроме своего товарища, как-то легко пустили эту девушку к себе и непринуждённо вели с ней, почти светскую беседу. Через 15 минут у всех зародилось стойкое ощущение, что они знакомы вечность, что Светлана практически свой человек. Света была девушкой интересной, эрудированной и общительной, она понравилась всем членам группы, а Света явно выделяла из всех Антона.
  Ливень в этот раз продлился не долго, менее суток, закончился также внезапно, как и начался. Гражданские начали потихоньку расходиться, вслед за ними выдвинулась и отдохнувшая группа, со Светой расставались как старые друзья. Девушка запомнилась всем, и по единодушному мнению, столь приятно они еще свой 'поиск' не проводили никогда.
  В этот раз, с поиска вернулись без каких-либо результатов, да и учитывая погоду от них никто ничего и не ждал. Жизнь в гарнизоне потекла своей чередой: отдых после выхода, приведение себя в порядок, организация жизнедеятельности подчиненного подразделения и подготовка к следующему выходу. День сурка. А по вечерам Антон сидел среди своих коллег офицеров в гарнизонной кафешке, и пил пиво, Света, не выходила у него из головы, чем-то она его очень зацепила. Вопреки своему обыкновению Антон даже не стал рассказывать своим сослуживцам о знакомстве, почему-то он считал это личным, интимным.
  С ливня прошло две недели, группа Антона уже дважды сходила на боевое задание, один раз в нарушение всех приказов Антон изменил маршрут, чтоб выйти к тому населенному пункту, где они пережидали дождь, в надежде опять встретить Светлану, но не повезло. Отдыхая после выхода, вечером, Антон сидел в кафе и грустил, ему было досадно, одиноко и тоскливо. Глядя в сгущающиеся сумерки Антон размышлял о бренности бытия, внезапно кто-то сел к нему за стол, это была ОНА. С этого момента начались отношения между Светланой и Антоном, Светлана, как выяснилось жила в поселке при космопорте и теперь каждый вечер, вместо кафе или общаги Антон направлялся к ней, по его же признаниям, это были самые счастливые дни в его жизни. Светлана была не девушкой, а мечтой она не надоедала разными глупостями, всегда выслушивала рассказы Антона о проблемах на службе, проявляла заботу, при подготовках к выходу, она жила для него и ради него. Постепенно Антон привязывался все больше и больше...
  А обстановка вокруг Хускарла накалялась... Нападения на подразделения гарнизона стали систематическими, грузоперевозки перестали быть безопасными...
  Однажды ночью Светлана призналась в любви Антону и выдала страшную тайну, оказывается брат и родители Светы состояли в рядах вооруженных сил сепаратистов, но сама она не поддерживает их взгляды и готова помогать Антону, т.к. иногда ей удается узнать интересную информацию.
  С этого момента группа Антона стала самой результативной в гарнизоне, практически каждый выход сопровождался обнаружением схронов, либо мест дислокации групп сепаратистов. Антона выделяли, Антону обещали повышение, более того, Антону и его группе дали карт бланш, в преддверии начала наступления их выпустили на вольную охоту. И Антон полностью оправдал ожидания командования. Лежа в постели со Светланой, он думал уже о семье, о том, что 'большая разведка' ему не нужна, да и академия дипломатическая тоже, но он ждал, ждал большого дела, где он сможет отличиться , но уже для того, чтоб получить амнистию для своей возлюбленной.
  Когда началось наступление, Антон, используя все свои связи, пристроил Светлану на помощь к полевой кухне и взял ее с собой.
  Однажды, Света прибежала вся взволнованная, из сбивчивого рассказа девушки Антон понял, что вот оно дело, дело которого он ждал, которое определит всю его дальнейшую судьбу. Крупный отряд боевиков, численностью около 700 человек отступил в Большую Долину, разведка пехоты этот момент прозевала, а Долина сама является огромной ловушкой...
  Да, ловушкой, тут Светлана не обманула, но ловушкой для кого? Был прав Антон, это дело определило всю его дальнейшую судьбу, там, в Долине, он нашел свою смерть, там в Долине погибли многие хорошие люди, да, Долина была ловушкой, но ловушкой не для боевиков.
  Родители Светланы действительно состояли в рядах сепаратистов, но они погибли. Погибли при очередной зачистке, пытаясь задержать правительственные войска и дать уйти своим товарищам. С тех пор, с момента гибели своих родителей, Светлана всех их ненавидела: солдат, офицеров, страну, мирных жителей, поддерживающих это государство... Ненавидела и мечтала только об одном, о мести.
  Эту жажду мести и ненависть разглядели в молодой девчонке представители разведки сепаратистов. Она попала в учебный центр, где готовили агентов, разведчиков, шпионов. Благодаря своему уму и упорству, Светлана стала показывать выдающиеся результаты, и самой первой из своей группы, была отправлена на задание.
  Встреча с Антоном во время ливня была чистой случайностью, но когда молодого человека идентифицировали, было принято решение начать его разработку. Света со своей работой справилась блестяще, она влюбила в себя разведчика и благодаря почти ежевечерним посиделкам получала информацию обо всем, что творилось в гарнизоне Хускарла и за его приделами, обладая аналитическим умом, она четко выделяла важную информацию и направляла ее своим кураторам. За все время разработки капитана Света не допустила ни одного прокола. Взамен она выдавала Антону схроны простых бандитов, места размещения дезертиров или преступников, тайники контрабандистов, с которыми сепаратисты перестали вести дела. Иногда силами СОН уничтожались неугодные кураторам полевые командиры боевиков.
  Но она не переставала ненавидеть... Слушала его и ненавидела, заботилась о нем и ненавидела, занималась с ним сексом и ненавидела. Ночью лежа рядом с Антоном, она силой воли подавляла жгучее желание убить его, но понимала, что смерть одного, пусть даже офицера, это слишком мелко, ей хотелось мести, грандиозной катастрофы, которая унесла бы жизни сотен и тысяч солдат СОН, и ради этой цели она сдерживала себя, она изображала любовь и преданность, она ждала...
  После обнаружения дневника Антона и выжившего сержанта группы, картина стала проявляться. Контрразведка давно подозревала, что кто-то работает на противника, но Антон не был шпионом, он просто был любящим лопухом, которого использовали в темную, он проходил все проверки, т.к. четко верил в то, что не сотрудничает с врагом, его поведение укладывалось в поведение простого офицера.
  По всем отделениям жандармерии, комендатурам, органам разведки и контрразведки на планете разлетелись ориентировки, начался масштабный поиск, который довольно быстро увенчался успехом. Ее нашли, самое удивительное, что ее нашли в том же поселке при космопорте Хускарла, в общежитии для прибывающих. Судя по всему, Светлана планировала покинуть подконтрольную правительственным войскам территорию и зачищала следы. К зданию общежития тут же направили офицеров контрразведки и взвод пехоты, под командованием старшего лейтенанта Жданова.
  Попытка убедить Светлану сдаться окончилась гибелью двух офицеров контрразведки, не зря девушка была лучшей в своей группе. Дальше на штурм пошла пехота. Девушка отчаянно сопротивлялась и пыталась уйти, но здание было окружено, все выходы были заблокированы или находились под огнем. Поняв, что ей не уйти, девушка вышла навстречу штурмовой группе, сдаваться. Когда она протянула руки солдату, из них выпала граната, девушка обняла оторопевшего бойца, и, прогремел взрыв. Светлана умирала счастливой, она уже знала о потерях правительственных войск в Долине, и пусть сепаратисты не достигли своих целей, ей на это было наплевать, она никогда не разделяла их идей, ей нужна была только месть, и эта месть свершилась. Даже умирая, она захватила с собой на тот свет троих врагов, это было счастье, ее личное счастье.
  
  
  

Эпизод тринадцатый

  
  
  Шпионская история вылилась в масштабные проверки личного состава. Контрразведка жаждала реванша, 'перетряхнули' все войска. В ходе мероприятий по противодействию разведывательной деятельности противника всплыло множество нарушений. Контрразведка копала и копала: хищения, вымогательства, неуставные взаимоотношения, были раскрыты даже несколько убийств, которые ранее считались боевыми потерями. Ликвидирована сеть осведомителей сепаратистов. Но, как бы ни масштабны были мероприятия, долго они продолжаться не могли, войска завершили перегруппировку и пополнение, контрразведке было приказано проводить свои мероприятия в условиях боевой деятельности войск.
  Бои в Долине видимо нанесли чувствительный удар по боеспособности сепаратистов. Оказать серьезного сопротивления, как это было в начале операции, боевики уже не могли. В результате, в течение двух месяцев, незаконные вооруженные формирования были выбиты в малонаселенные местности планеты, в горно-лесистую местность.
  И опять начался 'поиск'. Разведывательные группы 'рассыпались' по местности, за ними двигались линейные подразделения. Одной из групп командовал Денис. Четыре разведчика двигались к возвышенности, где сутки назад была запеленгована активность средств связи. Активность была краткосрочной, но проверить район требовалось. Группа вместе 'работала' не первый раз, все друг друга знали. Заместителем командира группы был 'Старый' - опытный авторитетный сержант-контрактник 40 лет отроду. Обычно он сам ходил старшим группы, но учитывая тот факт, что Жданов не являлся штатным офицером разведывательной роты, 'Старого' приставили к нему, в качестве усиления.
  Группа осторожно вышла к склону. С виду просто высокий холм, но многочисленные осыпи на склоне 'раскрывали' скалистое нутро возвышенности. Обходя эти самые осыпи вверх струилась тропка. Осмотр склона показал, что тропка это единственный возможный пеший путь наверх. Выходило около километра. Признаков секретов и огневых точек выявлено не было. Когда подъем, казалось, был изучен до миллиметра группа начала подъем.
  Быстро и, в то же время, соблюдая все меры предосторожности, группа забралась на возвышенность. Рассредоточились и залегли, начали осматриваться.
  'Справа странные звуки, похожие на хихикание!' - доложил 'Старый'.
  Жданов со 'Старым' осторожно поползли на звук. То, что они увидели повергло их в легкий шок. Волосы на спине встали дыбом и бодрым строем отправились в неизвестном направлении. Секрет, оборудованный явно профессионалами. На дне секрета удобно расположился боец, человек. Судя по закатившимся зрачкам и дибильно-счастливому выражению лица, а также полному отсутствию реакции на наше появление 'воин свободы' находился под действием какого-то наркотического средства.
  Эта позиция не обнаруживалась снизу, да и сверху в принципе тоже, но при этом позволяла контролировать весь склон. В течение подъема мы все время были как на ладони, и, если б не пагубное пристрастие часового, пополнили бы мы всей группой список пропавших без вести.
  'Старый' нас бы даже не нашел никто, он раз пять нас кончить мог. Ты понимаешь, как нам сейчас повезло, что тут этот утырок оказался?'
  'Старый' утверждительно выругался, не прекращая 'упаковки клиента'.
  Жданов приказал бойцам осторожно проверить окрестности в радиусе 100-150 метров на предмет наличия еще каких-нибудь сюрпризов, а сам вколол боевику 'антидурь' (препарат, используемый эскулапами для временного снятия эффекта обезболивающих средств, как оказалось также снимает действие наркотических средств) вместе со 'Старым' приготовился к экспресс допросу.
  Пока ждали, когда подействует 'антидурь', вернулись разведчики, которые доложили о наличии еще 5 секретов, но те оказались пустыми.
  Для пришедшего в себя 'воина' наше наличие рядом оказалось полным сюрпризом, другим сюрпризом было ограничение движения.
  'Старый' со всей тщательностью приступил к 'допросу'. Только в кино главный герой может длительное время терпеть пытки и ничего не рассказывать, на деле мало кто выдерживает больше 5 минут. Наркоманы, те вообще люди слабохарактерные. Ко всеобщему облегчению, сама угроза пытки 'развязала' язык террористу. Мы довольно быстро узнали местонахождение, уже обнаруженных нами, секретов, место расположения, пути подхода, пароли и отзывы, а также численность и вооружение банды. Данные, конечно, нужно еще проверить, но одно ясно точно, банда находится здесь и судя по 'песням' караульного расположилась она тут надолго.
  Пока связывались с командованием, перекусили, собрались двигаться дальше действие 'антидури' закончилось, и боевик снова погрузился в мир грез.
  'Что делать с этим, командир?' - вопрос был риторический. Взять его с собой - не возьмешь, оставить не оставишь. Было ясно, что боевика придется 'кончать'. Вроде бы все легко, отдать приказ в расход его, но вот это 'командир'. Жданов был командиром группы, ему принимать решение, ему нести ответственность... любую, не только перед законом, но и перед собой. Нельзя, отдавать приказы на право и налево, заставляя подчиненных делать грязную работу, а самому вроде как оставаться чистеньким. Жданов достал пистолет с прикрученным глушителем. И выстрелил, трижды, в сердце...
  'Старый', проверь'.
  'Старый' пощупал пульс и подтвердил окончание никчемной жизни отдельно взятого наркомана.
  Данные, полученные от незадачливого сторожа тропинки, подтвердились. Через два часа на возвышенность вышла рота пехоты, еще через 15 минут по лагерю боевиков был нанесен ракетно-бомбовый удар. Зачистка не заняла много времени, после бомбардировки почти все боевики, только заметив солдат сдались, кто не сдался - были уничтожены. Группа Жданова вышла вместе с пехотой к пункту сбора, упаковались в транспорт и выехали на базу.
  Практически сразу Жданов задремал... Во сне он перенесся на несколько сот лет назад, на Землю...

Эпилог.

  Этот выход в горные районы был довольно результативен. Разгромлена крупная банда, о которой сообщали фээсбэшники. И вот теперь дорога в ППД. Разведывательной группе, как особо отличившимся выделили отдельный бронеУрал. Дорога предстояла долгая. 'Старый' учил уму-разуму бойцов, разбирая ошибки, совершенные в ходе выхода и не забывая поворчать о том, что молодежь уже не та, и полную беспомощность нынешних солдат компенсирует только еще большая деградация боевиков. Разбор выхода плавно перетек в байки 'Старого' про Афган, Приднестровье и Первую Чеченскую, как тут не вспомнить бессмертное Лермонтовское.
  Стралей, командир группы, уселся в уголок, зажал между ног АК-74М и всем своим видом демонстрировал спокойствие и уверенность. Однако внутри спокойствием даже и не пахло. Старлей устал, нет не физически, физически он был здоров и полон сил. Он устал морально, постоянно находиться в условиях военного лагеря, постоянно быть начеку, постоянно быть готовым к любой неожиданности, ответственность за жизни людей, неимоверно высокая цена ошибок все это давило на плечи молодого офицера. Это изматывает. За те полтора года, что он находится в Чечне усталость накопилась изрядно. Командир закрыл глаза и вспомнил свой дом, но картинка тут же сменилась и перед глазами предстал боевик-наркоман. Старлей не в первый раз убил, но в первый раз убил беспомощного и безоружного. По сути казнил. Умом офицер понимал, что сделал все правильно, но по какой-то причине каждый раз в мыслях возвращался в тот секрет и каждый раз прокручивал ситуацию. Нет, другого выхода не было. И да, он знал, на что идет, выбирая профессию, здесь они делают грязное дело, чтоб там далеко люди жили. Плохи или хорошие, правильно или нет, но жили. Жили в мире...
  Дрему прервал взрыв, где-то позади.
  'К бою!' только успел выкрикнуть офицер и на него навалилась тьма.
  Тьма? нет не тьма, для того чтоб была тьма нужен свет. Пустота, Ничто, звенящее ничто. Ни последние слова, как это бывает в кино, ни мысли не успели пронестись в голове, вот только был в кузове грузовика и... НИЧЕГО. Только-только жил, дышал, думал и все. Конец.
  Никто не знает, что ждет людей за порогом жизни. Но всем хочется верить, что смерть это еще не конец.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) О.Британчук "Да здравствует экология!"(Научная фантастика) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-3. Сила"(ЛитРПГ) М.Боталова "Темный отбор. Невеста демона"(Любовное фэнтези) О.Мансурова "Нулевое сопротивление"(Антиутопия) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) А.Лерой "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк) А.Тополян "Механист. Часть первая: Разлом"(Боевик) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"