Жила Владимир Алексеевич: другие произведения.

Эксперимент

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Некая могущественная организация хочет захватить власть в нашей стране, внедрив своих людей на высшие государственные и региональные должности. В круговорот событий случайно попадает студент старших курсов университета Виктор. Используя экстрасенсорные способности, приобретенные им в результате несчастного случая, Виктор срывает планы организации в крупном сибирском областном центре.


Жила В.А.

Эксперимент.

Короткая повестьПролог.

   - Ну, показывай, что у тебя получается, - Скрипник подошел к столу, выдвинул кресло, но не сел. - У нас в гостях представитель заказчика, Семен Андреевич, знакомься, - Скрипник показал в сторону угла. - Семен Андреевич, это наш ведущий специалист, мозг всего проекта, Борис Иванович Головня. Начинай, Борис Иванович, и кратко введи в проблему, - Скрипник, наконец, уселся в кресло.
   Борис Головня, к которому была обращена эта тирада, посмотрел в угол комнаты, где обычно стояло широкое и глубокое кресло для отдыха. В нем он скорее угадал, чем увидел небольшого человека в темном костюме. В комнате стоял полумрак, горела только настольная лампа на рабочем столе, и светился большой экран видеоустановки.
   Борис кивнул в сторону угла, взял в руки небольшую указку с пультом управления и приступил:
   - В наш "Центр" поступил заказ на исследование политической, экономической, социальной обстановки в городе, проведение активного эксперимента с целью прогнозирования реакций отдельных лиц и различных групп граждан, а также официальных органов на ту или иную ситуацию.
   Борис остановился, посмотрел на Скрипника в темный угол, немного выждал и продолжил:
   - На первом этапе в разработку были выбраны четыре политические партии и их лидеры, пять преступных групп, контролирующих разные районы города, и двадцать граждан, в той или иной степени влияющих на жизнь города. Были разработаны модели поведения всех, за одним исключением, перечисленных лиц, выявлены взаимосвязи, выведены коэффициенты влияния.
   Борис нажал на кнопку пульта-указки, и на экран высветился плакат с разноцветными квадратиками, фотографиями и стрелками, их соединяющими. В углу плаката были показаны какие-то формулы и таблицы с цифрами. Борис опять взглянул в угол - полная неподвижность и молчание, тогда Борис перевел взгляд на Скрипника и стал излагать ему, хотя тот всё это уже слышал и видел.
   - Было проведено несколько активных экспериментов. Так, для заместителя лидера местной организации одной из партий создали некоторые затруднения для личной жизни, существенные затруднения, и проследили за его реакцией. Эксперимент показал, что, во-первых, его поведение полностью совпадает с разработанной моделью, а, во-вторых, степень управляемости этим заместителем весьма велика, при создании определенных условий, конечно. Подробно об условиях и результатах этого и других экспериментов изложено в моем письменном отчете и приложенных к ним видеоматериалах.
   Второй этап исследований предполагает уточнение некоторых характеристик, проведения еще нескольких экспериментов, создание общей модели поведения всех сил и групп города и завершающий отчет со всеми выводами и рекомендациями. Так, прошу вопросы и замечания.
   - Расскажите об этом, одном исключении, - быстро вставил Скрипник.
   - Ну, что же, исключение - это лидер группировки, названной нами "Рынок", проходящий у нас как "Студент". Абсолютно закрытый объект, все обычные методы исследования результатов не дали. Требуется добро на специальную операцию, план её приложен к моему отчету, условное наименование операции - "Внедрение".
   - Трудности?
   Борис вздрогнул. Вопрос был задан из угла очень тихим, но отчетливым голосом. Таким голосом врач ЛОР проверяет слух у пациента.
   - Трудности? - переспросил Борис. - Потребуются некоторые ресурсы различного плана...
   - Я Вам всё объясню, Семен Андреевич, - торопливо перебил его Скрипник.
   - Тогда всё, - "человек из угла" без усилий встал из глубокого кресла, обошел журнальный столик и направился к выходу из кабинета. Борис так толком и не увидел его лица, и о возрасте заказчика можно было только догадываться. Скрипник тоже вскочил и пошел вслед за гостем. Проходя мимо Бориса, он шепнул:
   - Все хорошо, готовь "Внедрение".

Глава 1.

Взрыв.

Конец мая, утро.

   Виктор легкой трусцой бежал по парку. Такую пробежку он делал каждое утро в любую погоду в неизменных, ещё со школы, кроссовках и в черном спортивном костюме. В холод он надевал ещё ветровку из ткани лакё, которую ему сшила тётка, и спортивную шапку. Сейчас, естественно, никакой шапки и куртки не было. Уже две недели стояла замечательная, теплая и солнечная погода. Сегодня Виктор не торопился, он досрочно сдал экзамены за весеннюю сессию, и в университет ему надо было только после обеда, чтобы сделать отметки в зачетке и передать конспекты приятелю. Поэтому Виктор сделал лишний круг по парку, затем выбежал на асфальтовую дорожку и побежал к своему общежитию. Пробегая по двору дома, Виктор взглянул на часы, шесть четырнадцать, Виктор чуть прибавил шаг. У последнего подъезда стояла красивая голубая иномарка - "японка" с красными драконами на передних дверцах. Из подъезда вышел мужчина лет 30, обошел спереди машину и открыл дверцу. Виктор как раз поравнялся с машиной.
   Вдруг из-под днища машины вырвалось пламя, Виктора что-то толкнуло в правый бок, и, уже опрокидываясь в сторону стены дома, он услышал хлопок. Потом удар головой обо что-то твердое и темнота.
   Первое, что он увидел - это потолок, сначала серый и расплывчатый, потом всё белее и яснее. Ясно настолько, что видна была даже паутина в углу под потолком, а, может, это была не паутина, а трещинки в штукатурке. Виктор перевел взгляд ближе и наткнулся на широкую улыбку и серые внимательные глаза.
   - Ну, что, братан, очухался? - радостно осклабился обладатель серых глаз. - Не узнаешь? Я в машине был, когда грохнуло. Ты говорить-то можешь? Сейчас, милая, сейчас, уже кончаю, - сероглазый хмыкнул.- Ну ладно, братан, здесь тебе передача, я к тебе завтра загляну, не кашляй.
   Серые глаза исчезли, вместо них появилось сморщенное лицо, седые волосы и белая шапочка. Наверное, медсестра или нянечка или как их там сейчас зовут, подумал Виктор.
   - Ты, милый, спи, тебе отдыхать надо, полный покой, это доктор сказал, вечером он придет.
   Виктор закрыл глаза. Он вспомнил, что произошло, он даже увидел ту машину и тот дом. Только почему-то было сумрачно, и он смотрел на машину откуда-то сбоку и сверху.
   Из-за угла вышли двое неизвестных, один, повыше, прошел к подъезду и прислонился к металлической двери. Другой, поменьше, очень рыжий, подошел к машине. В руках у него был какой-то пакет. Проходя мимо машины, рыжий нагнулся к кроссовкам, потом ловко перекинул пакет из одной руки в другую, вытащил из него темный предмет и сунул руку с предметом под машину. Через несколько секунд он поднялся и, не глядя по сторонам, пошел обратно за угол. Его приятель немного выждал и неторопливо направился в противоположную сторону.
   Машина исчезла и появилась зачетка, вся почему-то потрепанная. Виктор вздрогнул, но тут же вспомнил, что все экзамены сданы, он успокоился и заснул крепким, спокойным сном.
   Сероглазый пришел, когда Виктор уже позавтракал. Ему сделали перевязку головы и левой руки, дали какие-то таблетки, которые Виктор безропотно проглотил, запив водой из пластмассовой чашки. Гость был шумный. Он шумно ходил, шумно говорил и, даже, сидел как-то шумно.
   - Как дела, братан? Тебя зовут-то как, здесь никто не знает, и документов у тебя не было, Виктор? Будем знакомы, Витя, меня зовут Серый. Тебя как угораздило там очутиться? Мне-то хоть - бы что, только тряхнуло, а тебя вон как отделало. Ты, кстати, никого не видел рядом, когда бежал, или еще что-нибудь?
   Серый перестал улыбаться и уставился серьезными глазами на Виктора.
   - Я даже не знаю, вроде никого не было, но вот что... - Виктор замялся.
   - Ну, ну, давай, давай, - Серый подвинулся ближе к кровати.
   - Ты такого рыжего, очень рыжего, парня знаешь? Роста небольшого, ловкий такой.
   - А ты откуда его знаешь, где видел? - насторожился Серый. - Давай выкладывай.
   - Да я не знаю его и не видел никогда... - Виктор опять замялся. - Понимаешь..., ты, когда ушел вчера, я вздремнул немного и увидел картинку, - Виктор рассказал Серому всё, что он увидел вчера.
   - Понимаешь, я не спал, и видел очень отчетливо, как в кино.
   Серый оторопело смотрел на Виктора:
   - А ты не гонишь, Витя? Смотри. Знаю я одного рыжего, похоже на твоего. Ну ладно, проверим. Ты выздоравливай, витамины кушай, потом поговорим. Родные-то есть у тебя? Передать что-нибудь? Где живешь-то?
   - Да я не местный, в общаге живу, студент. Передай ребятам, что я здесь.
   - Проверим, - почему-то пробурчал Серый.
   В этот день было еще несколько посетителей. Перед самым обедом пришел серьезный молодой человек, немного старше Виктора. Он мельком показал какую-то книжицу, Виктор даже всматриваться не стал, и наскоро опросил Виктора. Интересовался он почему-то больше самим Виктором, а не происшествием, где, когда родился, где учится и почему именно там, с кем знаком и, даже, где был 14 апреля этого года.
   Ближе к вечеру пришли, даже не пришли, а ввалились, Серега и Вовка из его комнаты в общежитии и Светка из учебной группы. Светка была вселенской мамой, она всегда обо всех заботилась, всех навещала и даже в деканат ходила просить за кого-нибудь. Все уже к этому привыкли и относились как к должному, в то же время никто с ней по настоящему не дружил, не складывалось как-то.
   - Привет, - ещё с порога закричал Серега. - Ты, что, в теракт попал, что - ли?
   Голос у него был такой энергичный, а лицо такое радостное, как будто ничего более замечательного он в жизни не встречал. Вовка молча прошел к изголовью кровати и сел на табурет. Он всегда был молчаливый, но на него всегда можно было положиться, если он что-то обещал, то уже точно делал.
   - Слышь, этот косой, из твоей группы, уже достал, два раза приходил за конспектами, - продолжал шуметь Серега. - Ты, что, обещал ему что ли? Бесплатно? Ну и дурак. Ну, ничего, мы с него бутылку снимем, где они?
   - В моей тумбочке, на нижней полке, дай ему все, только скажи, чтобы не забыл отдать. Свет, сделай отметки в моей зачетке, пожалуйста, она тоже в тумбочке, Серега даст.
   Ребята задержались недолго.
   - Тебе хорошо, экзамены сдал уже, лежи себе и лежи, а у меня ещё хвост по диффурам, - подвел итог Серега, и они направились к дверям.
   Уже на выходе Вовка обернулся.
   - Я сейчас, - сказал он остальным и подошел опять к кровати Виктора.
   - Этот мужик, который к нам приходил, он кто такой? Говорит, что знакомый твой. Расспрашивал о тебе - откуда, кто родные, с кем дружишь? Не псих ли ты? - Вовка помолчал и добавил. - Не нравиться он мне, ты с ним поосторожнее.
   Он встал и, не оглядываясь, пошел к дверям.

Глава 2.

Клоп.

Первые дни июня, немного истории.

   - Сергей Сергеевич, приехал Серый, просит принять, - голос из динамика принадлежал начальнику охраны Угрюмому. Никто уже и не помнил, как зовут его на самом деле, Угрюмый и Угрюмый, тем более, что кличка очень подходила к нему.
   - Проводи в кабинет, я сейчас спущусь, - Сергей Сергеевич поднялся из кресла, надел домашнюю куртку и пошел к двери.
   Сергей Сергеевич, всем известный по кличке Клоп, был хозяином всего юго-западного пригорода. Здесь ему принадлежали или, по крайней мере, он контролировал два оптовых рынка, вещевой и продовольственный, несколько розничных рынков, почти все магазины и заправочные станции, и даже два небольших завода. Свою кличку, Клоп, он получил еще в КПЗ, куда попал после первого курса истфака в 90 году. Он вместе с приятелем по пьянке подломили киоск, но на их беду в это время ехала патрульная машина, и им пришлось делать ноги. Сереге удалось убежать и спрятаться в сарае под крышей между стропилами, а приятеля взяли почти на месте. На следующий день пришли и за ним в их домик на окраине города. В КПЗ, когда он рассказывал об этом сокамерникам, это звучало так - я как клоп притаился меж бревен, они и не заметили. Кличка Клоп сразу к нему прилипла, тем более, что он был небольшого роста и очень шустрый. С этой кличкой он пошел и в зону. Через год, когда он вернулся домой, Клоп не узнал родные края. На триста рублей, им заработанные на зоне, можно было купить разве что пару буханок хлеба. Появилось много киосков и магазинчиков, по дорогам бегали иномарки, и преимущественно "японки", но все его родные и знакомые стали жить гораздо хуже. Купить мясо было большим праздником, хотя в магазинах его было навалом, всякого разного. Но на зарплату матери, которая по-прежнему работала уборщицей на заводе, можно было купить от силы пять килограммов мяса. Зарплату за это время повысили в два раза, а цены выросли более чем в десять раз.
   Клоп огляделся по сторонам и понял, что надо действовать, причем действовать очень быстро и энергично. Он переговорил со своим дядей, который был всего на восемь лет старше, и был не дядя Коля, а просто Коля. Коля арендовал складское помещение на больших складах с подъездными путями у завода, где работала половина жителей их поселка. Вокруг Клопа уже сплотилась небольшая группа ребят примерно его возраста и младше. Пока они занимались тем, что крышевали киоски и торговые места около магазинов. Большие, устоявшиеся группы на них не обращали внимания, пусть молодняк балуется, у тех были большие дела в самом городе. Клоп решил прибрать склады к рукам. Как-то вечером они пришли в гости к заместителю директора завода и убедили его продать склады. Угроз даже не понадобилось, ему пообещали хорошее место в новой структуре, и тот согласился убедить директора. После нескольких встреч с директором и его заместителем склады были проданы товариществу с ограниченной ответственностью "Идея" с рассрочкой платежа на 5 лет по фиксированной цене. Возглавлял "Идею" дядя Коля, его заместителем по совместительству стал тот самый заместитель директора завода, а жена самого директора стала бухгалтером, не главным, а просто бухгалтером. Чем она должна была заниматься, она, конечно, не знала, но свою зарплату получала регулярно. Очень быстро склады завоевали популярность, оптовики использовали их очень охотно, рядом были подъездные железнодорожные пути, и до отводного шоссе было рукой подать. А уж сохранность груза была обеспечена.
   Это было началом создания первого большого оптового рынка.
   Сам завод арендовал складские помещения у "Идеи" и через год уже не "Идея" должна была заводу, а завод "Идее". Но Клоп не торопил с платежами, он выжидал и накапливал долг, а потом подал на банкротство и стал хозяином завода.
   Постепенно все мало-мальски значимые производства и торговые точки перешли под его контроль. С бензозаправками было сложнее, весь бензиновый бизнес контролировался двумя группировками из города, бороться с которыми Клоп не мог, да и не хотел. Зачем, если можно договориться. Ударили по рукам на том, что городские ставят свои станции на территории поселка, но каждая третья будет принадлежать Клопу. Клоп в свою очередь гарантировал защиту их интересов на территории поселка, в том числе и от официальных органов. Несколько раз группу Клопа пытались подмять под себя городские, но получали такой сильный и страшный удар, что оставили его в покое. А когда в середине девяностых годов началось буйное коттеджное строительство вблизи поселка, т.е. на территории Клопа, то очень многие и из бизнеса, и из мэрии, и из правоохранительных органов стремились заручиться дружбой с Клопом.
   Ничто на его территории не могло быть продано или построено без его согласия. Сейчас, конечно, в глаза его никто Клопом не звал, да и за глаза очень немногие, только Сергей Сергеевич. Да и общаться с ним счастливилось очень ограниченному кругу людей.

Глава3

Решение.

Все еще первые дни июня.

   Когда Клоп вошел в кабинет, Угрюмый и Серый уже ждали его. Серый смотрел в окно, простое, без решеток и всяких выкрутасов, а Угрюмый стоял около двери, держа в поле зрения и дверь, и Серого. Клоп кивком головы отпустил Угрюмого, прошел к журнальному столику, сел в кресло, рукой показал на другое кресло и глухо приказал:
   - Рассказывай.
   - Я с самого начала, - Серый посмотрел на Клопа. Тот смотрел на противоположную стену и, казалось, что не видит Серого. Но Серый знал, что Клоп никогда не выпускал из виду собеседника, мог долго смотреть вот так, как бы мимо, а потом, когда тот успокоится, внезапно поворачивал голову и впивался своим колючим взглядом прямо в глаза собеседника.
   Серый знал Клопа еще со школьных времен. Они учились в одной школе и жили на одной улице, вместе начинали в начале девяностых. Серый был заместителем у дяди Коли в "Идее", а потом, когда дядя Коля ушел, стал директором "Идеи", и, по сей день, под его началом был тот самый первый оптовый рынок, с которого начиналась империя Клопа. Дальше Клоп Серого не пускал, да тому дальше и не требовалось. Кстати, после первой своей фирмы Клоп открывал и закрывал, когда через год, когда через месяц, а то и на следующий день, множество фирм, но "Идею" оставил, то ли из ностальгических, то ли из суеверных соображений.
   - Взрыв произошел, когда я открыл дверцу. Меня задело лишь немного, в основном по ногам, брюки порвало, да царапины небольшие. А вот парню, который мимо пробегал, здорово досталось, но тоже не смертельно. Я парня этого два раза навестил в больнице, в общагу его сходил, переговорил с дружками. Нечего особенного. Учится на четвертом курсе в универе, на математике что ли, сам из деревни, там тетка его живет, родителей нет, давно умерли.
   - Я посылал своего парня к нему в деревню, он все подтвердил. Так что парень, Витя его зовут, похоже, не при делах. Кстати, завтра он выписывается.
   - Интересно другое, во второй раз, когда я к нему приходил, он мне свое видение, или как там, рассказал, - Серый пересказал, стараясь слово в слово передать все, что он слышал.
   - Я этих ребят, похоже, знаю. Это те, из Хабаровска, которые с китайцами приезжали разбираться, целая бригада. Китайцы то ли задолжали им, то ли еще что-то. Китайцы-то на моем рынке базируются, на нашем рынке, - поправился Серый. - Ну и сразу ко мне прибежали. Пришлось встречаться. Ну, мы аккуратно им объяснили, что пусть разбираются у себя, в Хабаровске, а здесь наша территория. И очень посоветовали им возвращаться. Я этого рыжего, который бомбу подкладывал, сам видел, по всем приметам - он.
   - Ты что делал в этом доме? - Клоп знал ответ, но хотел услышать его от Серого.
   - Ну, Сергеич, там же Валька живет, я к ней два раза в неделю езжу, но утром как штык на работе.
   - А с хабаровскими что?
   - Проверили мы их, - Сергей заторопился. - Они квартиру снимали на Чкаловской. Съехали накануне взрыва. Тетка, которая квартиру сдавала, говорит, что первый раз их видела. Пришли по объявлению. Заплатили хорошо. Проверили аэропорт, на самолете не улетали. Если еще в городе, то найдем, уже ищут...
   - Так, слушай меня, - перебил Клоп. - По данным ментов так и было, как парню пригрезилось. Менты пенсионера нашли, который видел, как рыжий под утро возился у машины. Хабаровских, естественно, не нашли и искать не будут, я попросил, и ты пока про них забудь. Твои ребята пусть пару дней по городу пошуруют и давай отбой.
   Сергей кивнул:
   - Понятно, - хотя сам не понял, почему не надо искать хабаровских.
   - Бомба твоя взорвалась от радиосигнала. Значит, наблюдал кто-то и кнопку нажал. Бомба состояла из двух шашек, одна почему-то не сработала. То ли ребятам брак подсунули, то ли еще что. Наверняка у нас где-то приобрели, не с собой же везли. И установили не с той стороны, может думали, что раз у тебя "японка", то и руль правый. Все как-то не так, то ли неопытные, то ли отметиться только хотели, войны-то никому не хочется, - во время всего монолога Клопа Серый послушно кивал.
   - Этого парня, Виктор, что ли его зовут? - Клоп вопросительно посмотрел на Серого, тот кивнул. - Завтра встретить у больницы. Предложи ему работу...
   - Да у меня же... - перебил Серый и осекся.
   - Не у тебя, и не на наших объектах. Он же студент, учится хорошо, раз досрочно экзамены сдал, вот по этой части и предложи ему.
   - А что я ему предложить-то могу? - Серый недоуменно уставился на Клопа.
   - Найди среди знакомых, но не близких, - терпеливо объяснял Клоп. - Такого, у кого отпрыск в институт собирается, или учится на пером курсе. Такого, кому помощь нужна, репетиторство. Вот пусть Витя и натаскивает оболтуса, за хорошие деньги, естественно, если надо, сам доплати. И встречайся с ним, поговори, узнай, чем дышит. Узнай, раньше у него были такие видения? Никому про него не говори, никому, понял? - Клоп уставился на Серого, выждал и закончил - а сейчас иди, готовь вопрос.
   Когда Серый ушел, Клоп еще немного посидел в кресле, закрыв глаза и запрокинув голову, так, что казалось, что он уснул. Потом встал, прошелся из угла в угол, наклонив голову, как будто высматривал себе дорогу, и, наконец, нажал кнопку на столе, вызывая Угрюмого. Угрюмый вошел, первым делом окинул быстрым взглядом кабинет, и лишь затем подошел к Клопу, остановившись от него в трех метрах.
   - Что слышно о фурах с фруктами?
   - Фуры нашли, пустые, естественно, нападающих было пять или шесть, все в масках, со стволами, действовали профессионально. Из наших никто не пострадал. Сейчас ищут след груза и самих ребят, - Угрюмый говорил неторопливо и немного нудно.
   - Завелся у нас кто-то, или еще какая-то утечка информации, - Клоп говорил полуотвернувшись от Угрюмого. - Сначала фуры, потом с Серым история. Ведь Серого вычислили за пару дней, на чужой хате вычислили, чужие люди вычислили, не из города. Ты займись этим, очень плотно займись. Проверь, кто знал про фуры, кто новый появился у нас, особенно в окружении Серого, только осторожно, чтобы не обидеть его.

Глава 4.

Начало.

10 июня.

   Виктора выписали после обхода врача перед самым обедом. Одет он был в свой спортивный костюм и кроссовки. Костюм пострадал при взрыве, на левом рукаве и на брюках зияли большие прорехи. Виктор забыл попросить у ребят другой костюм, а те не догадались. До общаги было не далеко, поэтому Виктор не очень беспокоился о своем виде. Как только он вышел из ворот больничного двора, то сразу увидел Серого. Тот стоял около машины, другой, не той, что пострадала от взрыва, и широко улыбался, как лучшему другу.
   - Привет, Витек, - шумно бросился к Виктору Серый. - Мы ведь с тобой теперь вроде как побратимы. О, что с твоим костюмом? Давай, садись в машину, поехали к тебе, переоденешься. Обмыть надо выписку.
   - Да мне не далеко, и обмывать мне не хочется.
   - Садись, садись, не хочется, не обмывай. Поговорить надо, - Серый уже распахнул переднюю дверцу.
   - Ты чем сейчас заняться хочешь? - спросил Серый уже в машине. Вел он машину ловко и как-то небрежно.
   - Да я к тетке хотел съездить, и работу на лето подыскать.
   - Съездишь еще к тетке, успеешь, а работу я тебе уже нашел, по специальности. Другану надо своего сынка поднатаскать перед поступлением в институт. Хорошие бабки платит. Сейчас переоденешься, перекусим и поедем к нему.
   Квартира, куда они приехали знакомиться с заказчиком, была в новом элитном доме на третьем этаже. Квартира была большая и хорошо обставленная. Хозяин, лысеющий и полнеющий человек средних лет, встретил их очень радушно, как добрых гостей, которых ждал несколько лет. Серый его об этом очень попросил.
   - Вот, молодой человек, вас Виктор зовут? - хозяин говорил как-то суетливо. - Надо Юрку моего подтянуть. Он парень способный, только запустил немного учебу. Я ему говорю, ты поступи в институт, любой, кончи его, а потом уже делай, как знаешь. Вы как считаете, Виктор?
   Юрка был здесь же, но слушал и смотрел на всех очень равнодушно, было видно, что ему все это до фени.
   - У вас, Виктор, хорошие рекомендации, как я слышал, - продолжал хозяин. - Учитывая срочность работы и некоторые трудности, я буду платить сто долларов за урок, - хозяин взглянул на Серого, тот без улыбки, серьезно смотрел хозяину прямо в лоб, - нет двести долларов, - хозяин опять посмотрел на Серого, - и премию по окончанию учебы. Какие у вас условия?
   - Заниматься будем у вас, через день, по 3 часа или по необходимости, - Виктор говорил, а сам прикидывал сумасшедшую сумму, которую он получит, пожалуй, хватит и одеться, и на учебу на весь год. - Буду давать задания, вы уж проследите, чтоб он выполнял.
   - Он проследит, - за хозяина ответил Серый. - Ну что, договорились? Завтра и начнете, пошли.
   На выходе из гостиной Виктор оглянулся по сторонам и спросил:
   - У вас что, канализацию прорвало, что ли, или какая авария была?
   Хозяин повел носом:
   - Нет, ничего не было, а что, пахнет, что ли?
   - Нет, не пахнет, показалось, наверное, - Виктор пошел вслед за Серым.

* * *

   - Сергей Сергеич, Серый звонит, будете говорить? - Угрюмый держал в руках трубку сотового телефона.
   - Переключи на мой кабинет, - Клоп направился к столу. - Ну, что там у тебя? - буркнул в трубку он, дождавшись, пока Угрюмый вышел.
   - Сергеич, это я, Серый, пристроил я парня, Витю, помнишь, покорешились мы с ним. Он говорит, что не было у него раньше таких видений. Похоже, его во время взрыва удачно по башке ударило, - Серый передохнул и продолжил. - Очень похоже. Когда мы вчера были у клиента по поводу учебы, Витька перед уходом спросил у хозяина, не было ли мол у него аварии с канализацией. А сегодня днем я ему звоню, чтобы проверить, как учеба идет, хозяин дома, весь в панике, кричит, что говно у него прет из сортира и ванной. У соседа снизу засорилось что ли, вот все, что сверху идет, у нашего и выплескивается. Выходит, Витька за сутки это увидел.
   Серый замолчал. Молчал и Клоп, отстранив трубку от уха. Потом поднес трубку к лицу и пробурчал:
   - Все понял, еще раз говорю, ни про Виктора, ни про все эти случаи никому, и ему скажи, чтобы помалкивал. Если что, сразу звони. Все.

Глава 5.

Проверка.

Середина июня.

   Угрюмый пришел к Клопу с докладом о работе по его поручениям. Он знал, что не надо дожидаться, пока Клоп сам вспомнит об этих поручениях. Лучше прийти без конкретных результатов, хотя бы доложить о принятых мерах, чем быть вызванным Клопом, чтобы не сложилось впечатление, что он забыл о задании. Когда-то Угрюмый работал старшим оперуполномоченным в отделении в их поселке. Он вплотную занимался Клопом и даже накопал кое-какой материал. Но потом Клоп встретился с ним, поговорил, хорошо поговорил, дружественно. Клоп умел убеждать людей, и Угрюмый уволился из органов и перешел на работу к Клопу. Занимался он безопасностью всего хозяйства. Люди, которые на него работали, не числились ни в одной из фирм Клопа, Угрюмый сам им платил и непосредственно руководил.
   - Проработали всех новичков, которые пришли в последние месяцы, - Угрюмый говорил как всегда неторопливо. - О фурах знали многие, но о любовнице Серого и ее адресе только один. Он как-то подвозил туда Серого, а утром забирал на работу. Больше на него ничего нет. Требуется проверка.
   - Да, проверка требуется. Информацию по фурам и Серому могли слить разные люди. И, вообще, могла быть просто случайность, - Клоп повернулся к Угрюмому. - Ты вот, что. Послезавтра проведи инструктаж со всеми работниками базы. Проследи, чтобы все были. Инструктаж проведи сам, на втором складе, там подсобка есть с отдельным выходом, в ней никого не должно быть, и замок на двери из нее в склад повесь. Задай вопросы, пусть и твой подопечный, этот новенький ответит. По фурам продолжай копать. Все.
   Угрюмый понял, что у Клопа есть какая-то информация или свои соображения, что в подсобке кто-то будет, но задавать вопросы не стал. Он молча кивнул и вышел из кабинета.
   Клоп набрал номер мобильника Серого:
   - Как там Виктор? Работает? Новых видений не было? Слушай, завтра в четырнадцать приезжай вместе с ним ко мне. Скажешь, что познакомиться хочу. Все.
   У Виктора текла спокойная жизнь. Болячки на руке и ногах зажили. По утрам он, как и прежде, делал пробежки по парку, немного занимался на турнике. По понедельникам, средам и пятницам он ездил на дом к ученику. Занимался с ним с десяти до часу дня, иногда подольше, давал задания и дальше был свободен до следующего занятия.
   Ученик добросовестно представлял решения заданий, но было отчетливо видно, что написаны они были чужой рукой. Наверно, папаша нанял еще кого-то для решения задач.
   - Даже переписать не удосужился, - думал Виктор.
   У них на факультете один профессор не то, что поощрял, но и не очень запрещал шпаргалки.
   - Если студент сам готовил шпаргалки, у него в голове хоть что-то останется,- любил говорить он.
   Виктор приоделся, купил себе кое-что из мелочей, но старался не тратиться, когда еще такие деньги заработает. Научную работу, которую он вел уже больше года, и на которую возлагал большие надежды его руководитель, Виктор временно отложил. События, происшедшие с ним в последнее время, и особенно проявившиеся новые способности, как-то не располагали к прежней работе.
   Он много гулял, по вечерам читал книги, иногда ходил в кино или на концерты.
   Когда Сергей приехал за ним после занятий, он обрадовался. Сергей ему нравился. В разговоре они сразу были на ты, хотя разница в возрасте была почти 10 лет. Серый много его расспрашивал о жизни в общежитии, об учебе, и Виктор охотно отвечал, хотя рассказывать в общем-то было нечего, не говорить же об экзаменах или спецкурсах, а о жизни в деревни с теткой или ребятах в общежитии он уже все рассказал еще в первые встречи.
   - Сейчас поедем на встречу с одним человеком, мой босс, если понравишься, далеко пойдешь. Зовут его Сергей Сергеич.
   Они поехали к Клопу. Дом Клопа представлял собой крепость, одиноко стоящую посреди пустыря на берегу небольшой речки. Здесь он жил, здесь же у него был и офис. В официальных офисах своих фирм он появлялся очень редко и всегда неожиданно, без предупреждения. Когда ему надо было переговорить с кем-либо из своих директоров, он всегда вызывал их к себе. Серый проехал на машине во двор дома-крепости, причем ворота открылись без сигнала, как только он к ним подрулил, затем вместе с Виктором вошел в дом. Там их также никто не встретил. Серый сначала удивился, а потом быстро понял, что Клоп придает большое значение встрече с Виктором. В приемной Серый показал Виктору на диван:
   - Подожди, - а сам прошел в кабинет. Отсутствовал он минут пять, потом выглянул из дверей и поманил Виктора.
   Клоп сидел в кресле за рабочим столом, он не встал и не вышел из-за стола, только в ответ на вежливое: "Здравствуйте", - ответил нейтральное: "Добрый день", - и показал Виктору на кресло у стола. Серый устроился в дальнем от стола углу, передвинув туда кресло от журнального столика.
   Клоп внимательного рассмотрел гостя. Высокий, спортивно сложен, лицо открытое, приветливое.
   - Бабам, наверное, нравится, - подумал Клоп. Одна странность удивила его - у Виктора были очень светлые волосы, не крашеные, это было видно, и очень черные глаза.
   - Как дела, Виктор, как здоровье, оправился? - Клоп задавал вопросы быстро и тут же продолжал, его не интересовали ответы на эти вопросы. - Говорят, что ты какими-то уникальными способностями обладаешь, как это у тебя получается? - Клоп замолчал.
   Виктор поудобнее устроился в кресле и осторожно начал:
   - Даже не знаю как. Вдруг вижу картинку, как будто в кино, она то четкая, то как в тумане, и уплывает внезапно, так же, как и приходит.
   - А ты об этом заранее думаешь, инициируешь как-то? - продолжал расспрашивать Клоп.
   - Да нет, само собой как-то. Но, что я заметил. Появляются только яркие события, или меня как-то касающиеся. А иногда даже в жизни не повторяются.
   - Это как? - Клоп заинтересованно повернулся к Виктору.
   - Ну, например. Недавно сидел на скамейке в парке после пробежки, задумался, и вижу старика странного, ковыляет по дальней аллее. Я кругом огляделся никого не видно. Я там специально не меньше часа пробыл, прошелся вокруг, но никакого старика не заметил. Может он раньше проходил, еще вчера, скажем, или, наоборот, много позже, а может и привиделось мне все. А вообще - неприятное ощущение, то ли было, то ли не было. У нас парень живет в общаге, поддавать любит, а на следующий день спрашивает:
   - Я что, правда вчера на карниз лазил, или приснилось мне?
   Виктор замолчал. Молчал и Клоп. Он знал этого странного "старика". Он сам посылал одного из своих парней потоптаться за Виктором, а тот, идиот, не нашел ничего лучшего, как устроить маскарад. Клоп, когда узнал об этом, конечно, сразу прекратил слежку, а парня того отослал куда подальше. Теперь Клоп подумал, что правильно прекратил слежку, не правильно он сделал, когда ее начал - у этого студента видно были серьезные способности.
   После некоторого молчания Клоп снова повернулся к Виктору:
   - Просьба у меня к тебе есть. Завтра собрание у нас будет, послушай одного парня, подумай о нем, что сможешь сказать. Может, увидишь что-нибудь. Серый укажет на него.
   На этом они простились. Клоп не собирался долго задерживать Виктора, черт его знает, что тот увидит здесь? В дальнейшем встречи надо организовывать на нейтральной территории, а может и нет. Все зависит от того, что больше принесут видения Виктора - пользы или неприятностей. Все это надо обдумать как следует.
   Когда машина уже выехала из ворот, Виктор спросил у Серого:
   - А я что, обязан выполнять просьбы Сергея Сергеевича, или как?
   - Лучше выполнять, - тихо и серьезно ответил Серый.

Глава 6.

"Предатель"

Все еще середина июня.

   Серый и Виктор приехали на второй склад, когда народ для инструктажа уже собрался. Они тихо прошли через отдельный вход в подсобку и устроились там на стульях. Подсобка представляла собой просто отгороженный угол. Здесь стояли дощатый стол с небольшой электроплиткой и чайником на ней, несколько стульев и большой платяной шкаф. Наверное, здесь работники склада переодевались, отдыхали и обедали. Между досками, отделяющими подсобку от основного помещения, были довольно широкие щели. В складе горел свет и, затаившимся в подсобке были видны все сидевшие там. В самой подсобке был полумрак, и из зала Серого и Виктора не было видно. Угрюмый стоял у самой перегородки спиной к ним. Он неторопливо рассказывал о сигнализации, противопожарной и охранной, о необходимости проверки документов у клиентов и так далее. Наконец, он приступил к своеобразному экзамену. Вопросы задавал несложные, так, чтобы спрашиваемый мог ответить, и ответить обстоятельно. Это было оговорено заранее. Наконец, когда отвечать стал молодой парень, Серый толкнул Виктора и показал рукой. Виктор чуть наклонился вперед и уставился на парня. Он постарался не замечать других людей, обстановки на складе и даже забыть, где он находится.
   Виктор смотрел на парня, чуть прищурив глаза, как близорукие люди, и одновременно пытался заглянуть в себя, понять свои ощущения. Отвечал парень минут пять, и, когда он закончил, Серый опять толкнул Виктора и показал на дверь из подсобки.
   С базы они сразу поехали к Клопу. Тот уже ждал их у себя в кабинете. Расположились, как и в прошлый раз - Клоп за рабочим столом, Виктор в кресле у стола, Серый в дальнем углу.
   - Рассказывай, - коротко бросил Клоп.
   Виктору не очень понравились повелительные нотки в голосе Клопа, но все же он начал:
   - Рассказывать, в общем-то, нечего. Ничего особенного не увидел. Вообще, как будто в тумане, все время уплывает образ. Единственное, что более-менее четко увидел, как парень за столиком сидит, то ли в кафе, то ли еще где-то в подобном месте. Рядом с ним какой-то мужик сидит, разговаривают.
   - Какой мужик? Как выглядит? - перебил Клоп.
   - Да не знаю, плохо видно было. Показалось, что в возрасте мужик, старше вас.
   -Ну, а дальше?
   - Все, больше ничего.
   Все замолчали. Клоп сидел полуоткинувшись на спинку кресла и полуотвернувшись от Виктора. Потом протянул руку и, не глядя, взял трубку телефона, покрутил ее у лица, как будто изучая, и, не набрав никакого номера, положил трубку на стол.
   - Ты сейчас репетиторством занимаешься? - Виктор кивнул, - когда заканчиваешь?
   - До конца июня договаривались, только бесполезно это, не поступит парень, полный обалдуй.
   - Поступит, - уверенно сказал Клоп, - да и не думай об этом, а сейчас идите, у меня все.
   Когда посетители ушли, Клоп несколько раз пытался дозвониться куда-то, но никто не отвечал. Он нервно ходил по кабинету, присаживался ненадолго, потом вскакивал и опять ходил из угла в угол. Наконец, часа через два, пришел Угрюмый.
   - Что так долго? - встретил его Клоп, - инструктаж затянулся?
   - Ребята мои вернулись, что по фуре разбирались.
   - Ну?
   - Нашли они груз, и парней нашли, которые нападали. Все находятся в Дайске, половина продана, конечно. И парни местные. Взяли четверых, сейчас находятся в подвале одном, а пятый, главарь их, исчез. Никто не знает, где он. Парни клянутся, что наводку на фуру дал он, и с барыгами он же договаривался. Мол, если бы знали, чей груз, никогда бы не сунулись.
   - С местными трений не было?
   - Нет, договорились, они же и помогли. Кому хочется из-за придурков конфликта. Что с этими делать?
   - Снять с них есть что?
   - Есть. Они хорошо работали.
   - Наложи на них двойную сумму, месяц сроку. Потом посмотрим. Может взять их в команду, пусть в том регионе работают. Подумай. Сам говорил, что фуру профессионально сработали. А главаря искать.
   - Да те парни клянутся, что сами порвут его, когда найдут.
   - Рвать погодите. Пусть сначала выложит, откуда информацию о фурах взял.
   Клоп помолчал, прошелся из угла в угол и опять обратился к Угрюмому:
   - Теперь об инструктаже. К тому парню со склада приставь кого-нибудь, пусть походит за ним. Особенно обращать внимание на встречи в кафе.
   - Ходят за ним уже несколько дней, как только просчитали его.
   - Так, так. Что находили? - заинтересовался Клоп.
   - Ничего особенного. Насчет кафе - каждый день он заходит в одно кафе, "Верона", помнишь? Обедает там и по вечерам часто сиживает.
   - С кем встречается, разговаривает?
   - Не замечали ничего особенного. Народу там много бывает, все время за столик кто-нибудь подсаживается. Но я проинструктировал своих, чтобы обратили внимание. Особенно на повторные встречи. Там, кстати, охранником один мой старый знакомый работает. Он мне обязан. Я попрошу его, он проследит дополнительно.
   - Ладно. Фотографию парня покажи пацанам из Дайска, может узнают. Покопай пошире, что-то не вериться мне в вариант с парнем. У меня все.
   Когда Угрюмый ушел, Клоп позвонил Серому:
   - Поговори с Виктором, расспроси его, какое мнение обо мне, о доме, вдруг увидел что-нибудь. Только осторожно, мимоходом, не наседай.
   Клоп все еще не решил, встречаться с Виктором в доме или нет. А может совсем не встречаться?

Глава 7.

Скука.

Конец июня.

   Виктор скучал. Такая жизнь начинала надоедать ему. Пока он учился, время его было полностью занято, его, этого времени, даже не хватало. День был загружен до упора. В шесть утра пробежка, потом завтрак и бегом в университет. Лекции и практические занятия, как правило, продолжались до четырех-пяти часов дня. Два раза в неделю после занятий Виктор встречался со своим научным руководителем. Формально они должны были обсуждать курсовую работу Виктора, но круг их разговоров был гораздо шире.
   С руководителем они сблизились еще на втором курсе, когда Виктор написал свою первую работу. Руководителю понравилось оригинальное доказательство теоремы, сделанное Виктором, и они вместе, после некоторой доработки, написали статью в журнал, выпускаемый университетом. Потом были еще три статьи, и руководитель говорил, что, если так пойдет дальше, к окончанию университета у Виктора будет готовая диссертация.
   По вечерам Виктор занимался своей работой и изучал лекции. Ко времени начала сессии у него уже были все зачеты и, как правило, сданы экзамены. Руководитель ставил "отлично" "автоматом", другие преподаватели, по просьбе того же руководителя, принимали экзамены сразу по окончанию курса лекций, не дожидаясь сессии.
   А сейчас свободного времени было много, даже слишком много. Занятия с "оболтусом" занимали в общей сложности девять часов в неделю. Занятия были скучные, и только очень приличные деньги и обещание Серому не позволяли Виктору бросить их. С папашей "оболтуса" Виктор виделся раз в неделю по понедельникам, когда тот передавал шестьсот долларов авансом за неделю.
   Виктор давно понял, что эти занятия никому не нужны и организованы Серым специально для него, наверное, в знак побратимства, как говорил Серый. Тот приезжал за ним или после занятий, или к общежитию, и они ехали куда-нибудь по предложению Серого.
   Это были или поездки за город, или на концерт какой-нибудь заезжей звезды, или просто в ресторан перекусить и послушать музыку.
   Серый был всегда шумный. Он шумно заказывал обед, шумно разговаривал на концертах и, даже, машину водил шумно, с визгом шин и тормозов. И очень много расспрашивал Виктора. Расспрашивал обо всем - его мнение о концерте или политических событиях, кто победит в очередном футбольном туре, и, периодически, мнение о Клопе, его доме и всем поселке.
   В этот раз Серый ждал Виктора у дома ученика. Виктор закончил занятие в час дня, как и всегда. Это было предпоследнее занятие всего этого бесполезного учения, скорее мучения, и для Виктора, и для "оболтуса".
   - Ну, как дела? - Серый, не выходя из машины, показал на сидение рядом с собой. - Когда конец?
   - Послезавтра последний день, - Серый сел в машину.
   - Не забудь премию получить, я прослежу. У нас сегодня большая прогулка, к приятелю поедем, за город на дачу. У него день рождения сегодня.
   - Я-то не приглашен. Да и подарка нет.
   - Об этом не беспокойся, ты со мной. А подарков и так будет с избытком. То, что он ценит, тебе не по карману, значит, будешь на халяву, - Серый громко расхохотался.
   Они заехали в общежитие, Виктор переоделся, и, больше никуда не заезжая, помчались за город. Когда машина выбралась на загородное шоссе, Сергей, неожиданно тихо для своей манеры, обратился к Виктору:
   - Просьба у меня к тебе. Я как на духу. Понимаешь, этот приятель, Толя его зовут, он директор другого оптового рынка. Тоже под Клопом ходит, под Сергеичем, - поправился Серый.
   - Есть у меня некоторые данные, что он хочет под одну фирму подвести наши рынки, и сам, естественно, встать во главе. Ты бы присмотрелся к нему, может, что увидишь. Я своими методами не могу проверить, светиться нельзя. Не у Клопа же спрашивать, - Серый помолчал немного и закончил. - Клопу только не говори, хотя он, конечно, узнает, что ты ездил сюда. И там, на даче, про себя помалкивай, ты просто мой приятель, студент, у нас не при делах.
   Они приехали, когда уже почти все гости собрались. Народу было не так много, как ожидал Виктор, всего человек двадцать-двадцать пять. Столики стояли во дворе, погода позволяла. Расставлены они были полукругом, в центре которого стоял стол именинника. Оркестра или какой-нибудь музыкальной группы не было. На террасе дачи стоял музыкальный центр, заведовал которым парнишка школьного возраста. Музыка из динамиков, которые были расставлены по всей террасе, звучала весь вечер. Парнишка умело приглушал ее, когда кто-то говорил, и включал погромче во время танцев, но оглушающе громко не было ни разу.
   Столик, за которым сидели Серый и Виктор, находился ближе к столу именинника. Вместе с ними за столиком сидели две девушки.
   - Вика и Таня, а это Виктор, - представил всех Серый. Потом на ухо Виктору громким шепотом почти приказал:
   - Ухаживай, - и показал подбородком на Таню.
   Вел вечер шустрый молодой человек с хорошо поставленным голосом.
   - У Толи работает, на всех вечеринках штатный тамада, - представил его Серый.
   Первый тост был, конечно, за именинника. Тамада говорил долго и красочно. По его словам выходило, что Толя самый великий человек на этой планете. Гости уже устали держать бокалы и стопки, но Толя, видно было явно, был очень доволен.
   Не успели гости, кто выпить, кто пригубить, встал сам именинник.
   - Друзья, прошу поднять бокалы за человека, которому я и все мы обязаны, за Сергея Сергеевича, - четко выговорил имя Толя.
   - Знает, что доложат Сергеичу, - негромко прокомментировал Серый.
   Виктор подлил шампанского девушкам, сам он только губы смочил, а Серый пил коньяк, сам себя обслуживал.
   - Вы родственница Анатолия? - Виктор повернулся к Тане.
   - Во-первых, давай на ты, а во-вторых, я работаю у Анатолия Петровича экономистом, - сразу же ответила Таня.
   - Родственница, но дальняя, а работает действительно на второй базе, - вставил Серый.
   Разговор дальше покатился очень гладко. Таня много говорила, спрашивала и сама же отвечала:
   - Как ты думаешь, долго жара продлится? По мне, так хоть до Нового года.
   Они несколько раз танцевали, причем инициатором была Таня. Один раз, по просьбе Тани, Виктор пригласил и Вику.
   Серый после пятого или шестого тоста стал часто покидать их столик, подходил к столу именинника или другим столикам и перебрасывался фразами, иногда надолго задерживаясь. И отовсюду раздавался его шумный веселый голос.
   Ближе к вечеру, когда уже все перемешались, и стройного ведения вечеринки не было, Виктор и Таня спустились к реке. Там была небольшая пристань с привязанными к ней лодками, две небольшие, весельные и одна большая, с мотором и кабиной, почти катер.
   Виктор отвязал весельную лодку, они сели в нее, Виктор за весла, Таня на корму, и отплыли от берега. Виктор греб неторопливо, течение реки было медленное, поэтому даже нескольких гребков хватило, чтобы лодка значительно продвинулась против течения. Таня без умолку говорила, по-прежнему спрашивала и сама отвечала. Виктор иногда вставлял слово для порядка. Ему было хорошо. За все время учебы он не встречался ни с одной девушкой. Учеба и наука так увлекли Виктора,что времени и желания не было на встречи. Хотя многие были очень даже не прочь. А сейчас он как бы по-новому взглянул на жизнь, появились новые краски.
   Они подплыли к небольшой заводи, вода здесь совсем застоялась и позеленела. На поверхности меж большими листьями чуть колыхались кувшинки. Виктор направил лодку в глубь заводи, затем перегнулся через борт и, глубоко опустив руки в воду, сорвал несколько цветков. Переплел длинные, как бы резиновые стебли. Получилась корона. Виктор торжественно, встав на одно колено, возложил корону на голову Тани.
   Вода стекала по русым, прямым волосам, по лбу, капала на платье, Таня счастливо смеялась, запрокинув голову, и вытирала тыльной стороной ладони капли со щек. Виктор привлек Таню к себе, обнял и осторожно поцеловал в губы. Таня всем телом, как это было возможно на кормовой лавке, прижалась к нему, обхватила его голову руками и впилась в губы Виктора. Они целовались долго, с небольшими перерывами, во время которых просто сидели и молчали.
   Начало темнеть. Виктор выгреб лодку из заводи и направил ее к пристани. Он опасался, что не найдет ее в темноте, но уже за поворотом и пристань, и дача стали видны и слышны. Звучала музыка, взлетали ракеты, светились огни, и сама пристань была освещена двумя фонарями.

* * *

   Серый разбудил Виктора очень рано. Они вышли на террасу, подсели к столику. На столе стояло несколько бутылок, бокалы, хлеб в хлебнице. Девушка, которая обслуживала их вчера, подала им разогретые бутерброды с ветчиной и кофе.
   - Не ложилась она, что ли? - подумал Виктор.
   Они наскоро позавтракали и выехали с дачи.
   - Неудобно получается, не попрощались, - заметил Виктор.
   - Обойдутся, - отрезал Серый, - скажи, лучше, что про хозяина увидел?
   - Ничего, абсолютно нечего, даже не вспомнил о нем.
   - А ты пытался?
   - Пытался, вначале, сосредотачивался, но ничего в голову не приходило.
   - По-моему, ты больше на Таньке сосредотачивался. Понравилась? - Серый хохотнул, - могу дать телефон.
   - А чего ты хохочешь, - немного обиделся Виктор, помолчал немного. - Телефон дай.
   Дальше они ехали молча до самого города. Только перед прощанием у общежития Виктор нерешительно обратился к Серому:
   - Знаешь, это было не так, как прежде, но все же. Перед тем, как ты меня разбудил, мне пожар приснился. Небольшой, так, угол горел.
   - Какой пожар? - испуганно как-то воскликнул Серый, - я не заказывал.

Глава 8.

Любовь.

Первые дни июля.

   На следующий, после приезда с вечеринки, день Виктор последний раз провел занятие с "оболтусом". Его папаша пришел домой к концу занятия, вручил премию, как и обещал, и поблагодарил Виктора.
   - Если что понадобится, сообщите через Серого, - на всякий случай сказал Виктор.
   - Спасибо. Я думаю, что достаточно, - торопливо ответил папаша. На том и распрощались.
   Виктор позвонил Тане на работу. Они договорились встретиться вечером и пойти на концерт модной группы. Виктор помчался к кассам. Билетов не было, но шустрые молодые люди, которые крутились около кассы, с готовностью предлагали билеты на любой концерт, на любые места, но по двойной цене. Виктор взял два билета, не торгуясь. Потом поехал в банк, положил на карточку, которую он завел после первого аванса, триста из пятисот премиальных долларов, а остальные двести поменял на рубли здесь же в обменном пункте. После банка зашел в кафе и перекусил. В комнате общежития он сначала достал новый костюм, но, подумав, убрал его в стенной шкаф. Концерт проходил на стадионе, публика ожидалась разбитная, поэтому строгий костюм будет там неуместен. Виктор надел джинсовый костюм, тоже новый, кроссовки, не беговые, а скорее выходные, и вышел на улицу. Они договорились встретиться в квартале от стадиона, Виктор боялся, что в толкучке у входа они могут не найти друг друга. Виктор подъехал чуть раньше, купил цветы и стал ожидать. Татьяна подъехала на машине.
   - Опаздывала, пришлось частника ловить, - объяснила она.
   Татьяна была в брючном костюме, в руках держала небольшую сумочку.
  
   Она с благодарностью приняла цветы, которые неловко, немного стесняясь, вручил ей Виктор, и они поспешили на стадион.
   Вел концерт разбитной молодой человек.
   - Это Дима, - пояснила Таня, - он часто ведет такие концерты, а постоянно ведет дискотеку в "Гранде". Таня выложила кучу подробностей о концертах, дискотеках и разных группах. Эта тема была ей хорошо знакома. Сначала выступали трое ребят и девушка.
   - Это наши, "Дроны", классная группа, я думаю, они скоро на всю Россию выйдут, - Таня светилась от удовольствия. - Посмотришь, еще всякие Мумии у них на подогреве будут.
   Виктор ничего классного не услышал и не увидел. Да и потом, когда вышли, вернее, выбежали гости, он был разочарован. Ребята ему нравились, у него было несколько дисков, но звучание из музыкального центра, даже из обыкновенного магнитофона, было гораздо лучше. Здесь же динамики, установленные по всему стадиону, переэхивали друг друга. Публика, в основном молодежь, кричала, визжала, подпевала, кто как мог. Так, что слов песен было не разобрать, стоял сплошной гул. Но, похоже, окружающим это было не важно, главное было тусовка.
   Но Виктору все это было не так важно. Он видел, что Таня была в восторге от всего действа. Казалось, что она тоже была готова вскочить и завизжать в тон окружающим, и только присутствие Виктора сдерживало ее. И Виктору от этого было хорошо, он доставил Тане удовольствие.
   После концерта они поехали к Тане домой. Не доходя до дома, Таня дернула Виктора за рукав.
   - Зайдем в магазин, у меня дома совсем пусто.
   Само собой подразумевалось, что он останется у нее. Они купили антрекоты и салаты в вакуумной упаковке, немного фруктов и овощей и бутылку вина. Виктор хотел еще купить конфет или торт, но Таня отказалась:
   - Лучше не соблазняй.
   Таня снимала однокомнатную квартиру в многоэтажке и жила, по ее словам, в ней уже больше года. Обстановка квартиры была стандартная - диван, стол, телевизор, пара кресел, небольшая стенка в комнате; кухонный гарнитур, электроплита, холодильник, микроволновка на кухне.
   Они разогрели ужин, потом расставили тарелки и бокалы на столе, зажгли две свечи в подсвечниках и выключили свет. Обыденная обстановка в комнате сразу преобразилась, появилось нечто загадочное, по крайней мере для Виктора. Они ужинали, слушали музыку и танцевали. Таня очень любила танцевать и хорошо это делала, легко и элегантно, как будто училась в школе танцев. Виктор к танцам относился спокойно, не избегал, но и не стремился никогда. Сегодня же ему казалось, что танцы - это высшее блаженство в жизни. Но настоящее блаженство ждало его впереди.
   Когда Виктор проснулся, Таня уже ушла на работу. Наскоро приготовил салат из огурцов и помидоров, подогрел чай и позавтракал. Потом позвонил Тане на работу, спросил, что купить на вечер и пошел по магазинам.
  

* * * * *

  
   Так прошло три дня. Три одинаковых и таких разных дня. Виктор только раз съездил к себе в общежитие, взял кое-что из вещей, а все остальное время проводил или на квартире, или в магазинах. Утренние пробежки в эти дни не делал. Парк был далеко, а по улицам бегать не хотелось.
   На четвертый день Таня позвонила с работы:
   - Собирайся, мы завтра уезжаем. Я в счет отпуска взяла две недели, еле выпросила, хорошо, что квартальные отчеты кончились. А еще две путевки взяла на базу отдыха, дефицит, между прочим. Представляешь, в наше время, и дефицит.
   Виктор позвонил Серому:
   - Слушай, я уезжаю на пару недель. Ты не мог бы по дружбе порекомендовать кого-нибудь на обучение после приезда?
   - Ха, такие калымы каждый день не появляются. Ты поезжай. К тетке, что ли? Потом насчет работы придумаем. А сейчас встретиться надо, где тебя подобрать?
   - К общаге подъезжай через час, там встретимся, - Виктор не хотел, чтобы Серый знал про Таню, ему в голову не пришло, что на мобильном Серого высветился номер телефона Тани.
   Виктор ожидал на скамейке у общежития. Серый немного задерживался. Наконец, он приехал. Вышел из машины и подсел к Виктору:
   - Ты где пропадал? Я к тебе приезжал позавчера, на вахте сказали, что не приходил.
   - Да, так, загулял немного.
   - Ладно, твое дело. Только проявляйся иногда. Кстати, бери мобилу, - Серый достал трубку, - Много болтать не будешь, на месяц оплаченного времени хватит. Это, чтобы у нас связь была.
   - Сон-то твой, на даче, в руку оказался, - Серый расхохотался, - Был небольшой пожарчик после нашего уезда. Придурок один проснулся утром, стакан заглотил для опохмелки, а потом заснул в кресле с сигаретой. Ну, и поджег себя немного. Но обошлось все, так, подпалилось кое-что. Да, вот еще что. Ты машину водишь?
   - Ездил когда-то в деревне и здесь пару раз за городом, но прав нет.
   - Права - ерунда, главное, чтобы ездить мог. Ты прямо сейчас иди, сфотографируйся на права, в течение часа делают. Фотографии оставь на вахте в общаге, я потом заберу.
   Виктор согласно кивнул.
   - Ты, когда уезжаешь? Завтра? Ну, счастливо, звони, когда приедешь, - на этом они распрощались.
   Виктор сразу же пошел в ближайший салон, сфотографировался. Фотографии, действительно, обещали сделать через час. Из салона поехал в банк, ехать было две остановки на маршрутке, снял в банкомате пятьсот долларов. Триста поменял в обменном пункте, а десять банкнот по двадцать долларов оставил на всякий случай. Потом вернулся в салон, фотографии уже были готовы. Пешком Виктор дошел до общежития, собрал вещи, необходимые на две недели отдыха, оставил фотографии с запиской для Серого на вахте и поехал на квартиру Тани.

Глава 9

Отдых.

Первая половина июля.

   База отдыха, скорее, турбаза, располагалась в предгорье на берегу горной реки. Они поселились в коттедже из двух жилых комнат, с туалетом и душем, гостиной и небольшой кухней. В одной комнате уже жила молодая семья, другую заняли Виктор с Таней. В поселке были коттеджи на любой вкус, и большие, на несколько семей, и небольшие, как у них, даже два VIP-коттеджа. Но, как выяснилось, большую часть времени они пустовали, хотя в каждом кто-то был прописан. Это было связано с программой отдыха, которую предлагали организаторы. Программа включала конные переходы, двухдневные и недельные, сплав на плотах по реке с проходом порогов, пешие походы в горы, дневные и с ночевкой, и на десерт - часовой облет гор на вертолете. Для тех, кто оставался в лагере, предлагались небольшие ознакомительные экскурсии вокруг поселка и различные аттракционы, которые вел, как бы раньше сказали, массовик-затейник. Для совсем уж домоседов круглые сутки работал небольшой ресторан, а по вечерам устраивались танцы под записи.
   Виктор и Таня выбрали двухдневный конный переход, Виктор хотел недельный, но Таня побоялась, что не выдержит, затем два дня отдыха в лагере и сплав на плотах. Потом в зависимости от настроения.
   В поход отправились рано утром. Накануне вечером проводник провел небольшой инструктаж, который, в основном, касался правил поведения и техники безопасности. Технике езды на лошади было посвящено всего два слова - не делать резких движений, при любых неприятностях обращаться к проводнику.
   Виктор не был наездником, но ездить в деревне на лошадях приходилось, и с седлом, и без седла. По крайней мере, он не боялся лошадей. Таня же так близко видела их впервые и подходила с опаской. Но лошади были спокойны и дружелюбны, таких наездников они видели множество, да и, видно, подбирали таких, что не выкинут никаких фокусов.
   Группа была небольшая, около десяти человек. Все сели на уже оседланных лошадей и тронулись в путь. Управлять лошадью особенно не приходилось, они уже сотни раз проходили этим путем и дорогу знали сами. Да и заросли, или лес, или скалы вокруг тропинки не позволяли никуда свернуть. Маршрут был давно отработан и рассчитан на новичков. Каждые полтора-два часа делали небольшой привал. Все делалось, чтобы путники не устали. Во время привала проводник рассказывал об окружающей природе - какие травы и деревья здесь растут, какие животные и птицы водятся. Иногда срывал какую-нибудь травинку и пояснял:
   - Эта невзрачная трава помогает при болезнях желудка, в том числе и при язве. Между прочим, стограммовый пакетик с высушенной смесью трав в Москве стоит десять долларов. Причем этой там не больше трети, остальная для веса и наполнения, ну и не бесполезная, конечно. Если пойдете в пеший поход, то можете найти целебный маралий корень или какой-нибудь минерал. Здесь встречаются очень интересные камни, например такие, - проводник достал из сумки, притороченной к седлу, очень красивый неровный камень. - А кому не повезет, можете купить все это в магазине на базе.
   Ночевали на оборудованной площадке, где был очаг, подготовлены сухие дрова и, даже, оборудован туалет. И еще на площадке было несколько шалашей. Спали в спальных мешках на земле, кто в шалашах, кто под открытым небом, по выбору. Мешки, как и весь инвентарь, необходимый в походах, выдавали на базе, за отдельную плату, разумеется.
   Перед сном у костра, где собрались почти все, проводник немного рассказал о себе. Здесь он работал уже семь лет, но только в сезон с марта по октябрь. Остальное время жил в Дайске, в зимнее время работали другие проводники на других маршрутах, в основном лыжных.
   Таня, как и многие другие, очень устала. Болели ноги, ныла спина, и Таня перед сном шепнула Виктору:
   - Боюсь, что завтра ехать не смогу.
   Но утром, когда проводник разбудил всех, Таня чувствовала себя уже очень даже прилично.
   Проводник уже вскипятил на костре воду для чая. Вода была из ключа, который бил в нескольких метрах от поляны. Проводник утверждал, что она целебная и рекомендовал набрать ее во фляжки. Умывшись у рукомойников и позавтракав, туристы отправились в путь. Дорога назад большей частью проходила по скалистой местности и была несколько короче вчерашней. По крайней мере, до лагеря они добрались уже в пять часов вечера.
   Таня в тот же вечер сходила к администратору и записалась на дневной пеший поход в горы. Два дня они отдыхали в лагере. Днем бродили по лесу и загорали у реки на камнях. Невдалеке от лагеря река делала небольшой поворот, и образовалась заводь, где можно было купаться. В других местах инструкторы категорически не рекомендовали, так как вода была очень холодная, а течение довольно быстрое.
   А по вечерам сидели с коктейлями за столиком на открытой площадке перед ресторанчиком, болтали на разные темы, причем, как всегда, голос Тани был слышен значительно чаще. И, конечно, танцевали. Таня не упускала ни одной возможности и, даже, заказывала песни ди-джею, который вел вечер.
   Через два дня наступило время сплава. Инструктаж на этот раз был намного серьезнее, чем при конном переходе. Им подробно рассказали, как вести себя в той или иной ситуации. Но главным было то же самое - соблюдать спокойствие и не делать резких движений. И, конечно, во всем слушаться инструктора. Всем сплавляющимся выдали прорезиненные костюмы и яркие оранжевые жилеты, и они отправились.
   Караван состоял из двух плотов, на каждом из которых находились два инструктора и пять туристов. Во время сплава были и медленное, спокойное течение, и стремнина, и небольшие пороги, на которых плот немного подбрасывало, а затем опускало в пучину брызг и пены. Раздавались крики и визг, а потом, когда плот принимал нормальное положение, хохот и смешки, немного истеричные. В одном месте, где река раздваивалась вокруг небольшого острова, всем пришлось сойти с плотов и тащить их за канаты по мелководью метров сто пятьдесят.
   - Новые бурлаки, - выкрикнул кто-то из туристов. Наверное, инструкторам приходилось слышать нечто подобное каждый день.
   - А почему мы не поплыли по другому руслу? Или так задумано для физических упражнений? - спросила одна из женщин.
   - Там такие пороги, что международные соревнования проводятся, - терпеливо объяснил инструктор, такие объяснения он давал уже не раз.
   Наконец, они добрались до конечного пункта. Когда плоты подогнали к берегу, там уже стоял грузовичок с лебедкой, прикрепленной к борту. Невдалеке, около одинокого дома стоял микроавтобус. Оказывается, машины все время ехали по дороге параллельно реке, не показываясь путешественникам, для остроты ощущений, наверное. Но машины со своими экипажами всегда были готовы придти на помощь в случае какой-нибудь неприятности.
   Туристы прошли к дому, а инструкторы вместе с водителями стали грузить плоты на грузовик. В микроавтобусе оказались пакеты с родной одеждой отдыхающих, которую они оставили на базе. Никто, естественно, им не сказал, что одежда будет ехать за ними, а им в голову никому не приходило, как они будут добираться назад. Когда туристы переоделись, все прошли в столовую комнату, как назвала ее хозяйка дома. Всего в доме было две спальни, мужская и женская, комната, где жила хозяйка, кухня и эта столовая комната. Наверное, дом использовался как промежуточная база для различных маршрутов. Подали всем тушеное мясо с картофельным пюре и овощной салат.
   Грузовик с инструкторами и плотами в это время уехал в основной лагерь. Наверное, завтра им предстояла та же дорога.
   После ужина каждый занялся своим делом. Трое устроились за преферансом, несколько человек смотрели телевизор, другие просто беседовали. Виктор с Таней пошли погулять по окрестностям. Таня, вопреки обыкновению, была тиха и задумчива.
   - Устала, наверное, - подумал Виктор. На утро после завтрака микроавтобус отвез их в лагерь.
   Еще через день Виктор и Таня вместе с группой туристов отправились в пеший поход в горы. Никаких красивых камней они, конечно, не нашли, маршрут был давно натоптан, по нему прошли уже тысячи таких же туристов. Отклоняться от маршрута проводник мягко, но настойчиво не рекомендовал. Но зато виды в горах были замечательные, и Таня пожалела, что не взяла фотоаппарат:
   - Вообще, как это мы с тобой не догадались взять. Такие классные кадры получились бы, и память осталась.
   Действительно, почти у всех были или фото, или кинокамеры.
   - Собирались-то как? В спешке, - Виктор тоже пожалел об этом. Хотя аппарата у него не было, можно было попросить у кого-нибудь из ребят.
   После возвращения в лагерь, едва они вошли в свою комнату, Виктор услышал зуммер, звонил его мобильный. Виктор по приезду сюда положил его в сумку и ни разу не доставал. Звонил Серый:
   - Ты чего не включаешься? Я тебе уже третий раз звоню. Как дела? Отдыхаешь? Кончать надо, Сергеич вызывает. Работа есть, - Серый говорил беспрерывно, спрашивал и не ждал ответа.
   - У нас еще пять дней, я же на турбазе.
   - Некогда. Завтра выезжай, если хочешь хорошую работу и хорошие бабки иметь. Звони, как приедешь, - разговор был закончен.
   Таня от этой новости сначала расстроилась:
   - У нас же еще пять дней, - повторила она его слова, потом изменила настроение. - А, впрочем, ладно. Мы основные маршруты прошли, вертолет остался, бог с ним. И мне дома надо кое-что сделать. Только как мы отсюда выедем? Автобусы из лагеря по воскресеньям ходят, когда смена туристов идет.
   - Ничего, договоримся с кем-нибудь, подбросят до ближайшей станции. А там на рейсовый автобус сядем.
   Оказалось все проще. Из лагеря каждый день уезжал микроавтобус за продуктами и другим, необходимым для жизни лагеря. Администратор базы, к которому с просьбой обратился Виктор, сразу направил его к водителю. Такие ситуации случались часто.
   Перед отъездом Виктор зашел в магазинчик. Там, кроме всяких мелочей, необходимых для жизни в походных условиях, продавались красивые разноцветные камни, сборы трав с приложенными аннотациями, коробочки с кедровым орехом и другие дары леса и гор. Продавались даже фотографии с видами реки, гор, лагеря, в рамках и без. Виктор купил несколько сувениров и фотографий. Утром они уехали домой

Глава 10.

Работа.

Середина июля.

   - Ну, как отдохнул? Завидую, - зашумел Серый при встрече с Виктором. - Сейчас к Сергеичу поедем, ждет уже. Наверное, работу предложит, ты соглашайся, не кочевряжься.
   - Погоди, ты чего так быстро? - Виктор сунул руку в небольшой красивый пакет и достал камень. - Вот сувенир тебе с Алтайских гор. В аннотации написано, что защиту от дурных людей дает,. - Виктор положил камень обратно в пакет и протянул Серому.
   - Удружил, - Серый неожиданно засмущался. Последний раз подарки, вот так, не на день рождения, ему дарили еще в школьные годы. Позднее, и во время крышевания, и во время работы на базе, ему "дарили" только деньги, рубли или доллары, в конверте, в пакете или свернутые в трубочку. Это были не подарки, а зарплата, или доход, или взятки, но никак не подарки. Хотя нередко звучали слова:
   - Вам подарок от наших. Спасибо за защиту.
   - От дурных людей пригодится, еще как пригодится.
   Серый и Виктор сели в машину и поехали к Клопу. Виктор заметил, что машина была та самая, которую взрывали, с драконами на дверцах, но нечего по этому поводу говорить не стал.
  

* * * * *

   В кабинете у Клопа расположились как и в предыдущие встречи. Начал говорить Клоп:
   - Ты на пятый курс перешел? - Клоп не ждал ответа. - На математике специализируешься? Прокормит тебя математика-то? О будущем надо думать. Хотя на науку сейчас будут больше обращать внимание, как мне кажется, но все же. Сейчас поработай у меня. Попробуем использовать твои способности. Серый сказал, что ты пожар на даче у Толи увидел? У тебя все это как-то случайно получалось, а теперь попробуем целенаправленно.
   Клоп помолчал, посмотрел на Виктора, словно ожидая реакции, и продолжил:
   - Поездишь по моим объектам, присмотришься. Постарайся сосредоточиться, может, что и увидишь. Я имею в виду пожары, аварии и еще какие-нибудь неприятности. Вроде как профилактика.
   Во время всего монолога Клоп сидел полуотвернувшись от Виктора, иногда поворачивая к нему голову или весь корпус. И Виктору несколько раз казалось, что на пиджаке Клопа, на плече, мелькало что-то белое, как пластырь или повязка. Мелькало и исчезало. Виктор так заинтересовался этим, что неожиданно даже для себя самого, прервал Клопа:
   - Сергей Сергеевич, у Вас на плече что-то белое.
   Клоп осекся, посмотрел себе на плечо, потом оттянул лацкан пиджака и зачем-то заглянул под пиджак, стряхнул правой рукой с плеча что-то невидимое и пробурчал:
   - Ничего, отсвечивает, наверное, зайчик.
   Виктору стало неудобно, что он так невыдержанно и глупо вступил в разговор, но Клоп, как бы не придавая этому значения, продолжил:
   - Объезжать будешь два раза в день, утром и вечером. Дадим тебе машину. Серый сказал, что ты водишь немного. Гонять и не придется. - Клоп посмотрел в угол на Серого:
   - У тебя все готово?
   Серый встал, подошел к столу и подал Клопу книжечку с вложенной в нее пластинкой и ключи. Потом вернулся к своему креслу. Клоп посмотрел в книжечку, полистал ее и подал все Виктору.
   - Вот тебе ключи от машины, пропуск на наши заводы, права и талоны на заправку. Заправляться на них можно на любой из наших заправок, и в городе на некоторых, Сергей расскажет. Сегодня день на знакомство. Сергей, провези его по объектам, а завтра приступай. Получать будешь пятьсот долларов, пока, плюс премиальные за успехи.
   - Я могу только до сентября, а там занятия начинаются, диплом надо готовить, - вставил Виктор.
   - На пятом курсе у вас, насколько я знаю, лекций почти нет, а диплом в перерывах будешь делать. Да и дожить надо до сентября, там посмотрим, - закончил Клоп и встал.
   Встали и Серый с Виктором.
   После ухода посетителей Клоп прошел в спальню на втором этаже и подошел к зеркалу. Он несколько раз повернулся, смотрел через плечо, поворачивал зеркало, потом снял пиджак и еще несколько раз повернулся перед зеркалом. Затем расстегнул несколько пуговиц на рубашке и оголил левое плечо. На плече белела повязка. Когда-то давно, еще в лагере, на это плечо ему упало бревно. В лагерном лазарете сказали, что ничего страшного, кости целы. Хотя дали освобождение от тяжелых работ на три дня. Постепенно боль прошла, или Клоп свыкся с ней. Однако, потом, на воле этот ушиб несколько раз напоминал о себе. Пару дней назад Клоп споткнулся на пороге и неловко удержал падение левой рукой. Боль сразу пронзила плечо. Врач, который его осматривал, тоже сказал, что ничего страшного. Он смазал плечо какой-то мазью и туго его перевязал. Сегодня утром врач сменил повязку. Естественно, врача к Клопу Угрюмый привез домой. Тот не любил больницы. Об этой травме никто из окружающих не знал. Только врач и Угрюмый. Клоп задумался:
   - Этот парень может еще очень пригодиться, - он имел в виду Виктора. - Надо держать его возле себя.

* * * * *

   Работа у Виктора была простая и однообразная. Он подъезжал к объекту, например, к магазину, несколько минут смотрел на него, не выходя из машины, потом заходил внутрь, там тоже осматривался. Так же было и на заводах. Виктор обходил цеха, склады, везде ненадолго останавливаясь и осматриваясь по сторонам. Машину ему дали "казенную", принадлежащую одной из фирм - "Жигули" шестой модели, или "шоха", как сказал Серый. Машина была хоть и не новая, но в хорошем состоянии.
   В первый день на утренний объезд он потратил шесть часов, то ли оттого, что ездил медленно, то ли оттого, что слишком добросовестно отнесся к делу.
   Так что на второй объезд времени уже практически не было. Виктор позвонил Серому и сказал об этом.
   - Да плюнь ты на мелкие лавки, заводы и рынки возьми во внимание. Я с Сергеичем поговорю, объясню ему. А в этих магазинчиках тоже люди есть, да, если что и случится, невелики убытки.
   Серый понимал, что Клоп придает большое значение работе Виктора. Далеко не каждому дается пропуск на все объекты империи. Даже у Серого, давнего приятеля Клопа, такого пропуска не было, хотя и зачем он ему. Сейчас важно было другое - Виктор нужен Клопу, а привел Виктора Серый, и дружит с Виктором Серый, а не кто-нибудь другой. Мало того, другие и не знали о Викторе, по крайней мере, о его способностях. Значит, Серый тоже нужен Клопу. А это очень важно. Хотя Серый не мечтал о какой-то карьере, его очень даже удовлетворяло сегодняшнее положение, но уж чего он точно не хотел, это движения вниз.
   Виктор продолжал объезжать объекты. После сокращения их количества и появления опыта езды на машине, Виктор управлялся за два часа. Ничего особенного он не замечал, поэтому в эти дни не звонил Серому. Тот тоже не беспокоил его.
   На пятый день, выехав с завода, который был последним объектом на сегодня, Виктор решил немного рассеяться. Он поехал по обводной дороге вокруг поселка. Дорога была грунтовая, ею мало пользовались, только грибники или отдыхающие, поэтому местами она заросла травой. Въехав в небольшую рощу, Виктор остановился. Вообще-то он собирался доехать до речушки и искупаться, но здесь ему захотелось просто остановиться и посидеть среди берез. Виктор заглушил мотор, опустил оба стекла на передних дверцах и расслабился на сидении, откинув голову на подголовник. Кругом была тишина, нарушаемая только звуками, характерными для леса. Виктор закрыл глаза и стал мысленно проматывать все перипетии своей жизни за последние месяцы. Он вспоминал и взрыв, и знакомство с Серым, и встречу с Таней. Вдруг тишину нарушил какой-то грохот, лязг железа, неясные разговоры. Виктор вздрогнул, открыл глаза и выглянул в окно. Шум внезапно исчез, и ничего особенного вокруг не появилось. Виктор вышел из машины и прошел немного по дороге. Потом остановился и прислушался. Никаких шумов кроме обычных для леса слышно не было. Виктор вернулся в машину и опять уселся на водительское место. Он прикрыл глаза и опять попытался сосредоточиться на воспоминаниях. Снова раздался лязг, но намного глуше, чем в первый раз, и тут же исчез. Словно кто-то повернул регулятор звука на приемнике и сразу крутанул его обратно. Виктор продолжал сидеть с закрытыми глазами, но шумы вновь не появлялись.
   Тогда он достал свой мобильный и позвонил Серому:
   - Поговорить надо. Хорошо бы к Сергею Сергеевичу наведаться.
   - А что? Случилось что-нибудь?
   - Ничего особенного. Лучше я у Сергеича расскажу.
   Серый не стал настаивать, все-таки теперь Виктор был человеком Клопа и от него получил задание.
   - Я сейчас свяжусь с Сергеичем, ты пока подъезжай к его дому.
   Когда Виктор подъехал к дому Клопа, у ворот уже стояла голубая "японка" с драконами на дверцах. Серый ждал его. Они въехали в ворота, вышли из машин и вошли в дом. Клоп был в кабинете. Когда Серый и Виктор вошли в кабинет, Клоп бросил Серому:
   - Подожди в приемной пока.
   Серый молча повернулся и вышел, он не показал обиды, такие случаи бывали и раньше.
   - Что-то случилось? Серьезное? - Клоп в этот раз полностью повернулся к Виктору и смотрел ему прямо в глаза.
   - Не знаю насчет серьезности, но это первое, что я увидел, точнее, услышал за время работы.
   Виктор рассказал о своих галлюцинациях на обводной дороге.
   - Ну, что? Может быть такое? Мне самому интересно, - Виктор смотрел на Клопа.
   - Может быть, может быть, - Клоп задумался. - Никому об этом не говори, даже Серому. Это может быть и пустышкой, и серьезным делом.
   Клоп встал, подошел к настенному сейфу и взял оттуда несколько купюр:
   - Тебе премия пятьсот баксов за старание и оперативность. Да, мы как-то не обговорили твои выходные. Ты сам определяйся, когда надо, но не увлекайся, а мобильник всегда держи при себе. Вот тебе номер моего телефона, если что, срочно звони. В остальном работай с Серым. Все.
   Когда Виктор и Серый выехали из ворот дома, Серый посигналил, и они остановились. Серый подошел к машине Виктора:
   - Ну, что? Ты теперь сам напрямую будешь работать? Или как?
   - Почему? Он сказал, чтобы я с тобой продолжал работать, - Виктор промолчал о номере, который ему дал Клоп.
   Серый улыбнулся. Он не отодвинут, это уже хорошо. Они распрощались и разъехались по своим делам - Серый на свою базу, Виктор домой к Тане.
   В это время Клоп срочно вызвал к себе юриста и главного экономиста. Пока их разыскивали, Клоп ходил из угла в угол, вспоминал и размышлял. Слова Виктора сразу всколыхнули в нем воспоминания. Ему стало очевидно, что на его территории грядет большое строительство. Первый намек на это возник еще год назад. От своего человека в администрации города он узнал, что ведутся переговоры с японцами о создании производства по переработке мусора где-то в окрестностях города.
   Второй звоночек был, когда к нему месяца два назад подъезжали авторитеты из города. Они пытались договориться с ним о строительстве какого-то комплекса. Собственно, от Клопа требовалось только согласие на снос целой улицы его поселка. Договариваться с жильцами авторитеты собирались сами. Наконец, рассказ Виктора соединил все вместе. Клоп не собирался отдавать такой симпатичный куш. Во-первых, это его территория, во-вторых, здесь же находилась принадлежащая ему крупнейшая свалка, в третьих, ему просто не понравилась возня за его спиной. Он понимал, что заинтересованных в этом заводе много. Но, если бы ему досталось хотя бы десять процентов, да что десять, пусть пять, от общего пакета, то дальше дело техники. Территория его и мусор его, а без этого и завод не нужен. Он верил, что постепенно возьмет и контрольный пакет.
   Клоп позвонил своему человеку в администрации города и договорился о встрече. Надо было уточнить информацию.
   Ему доложили, что пришли юрист и экономист. Он пригласил обоих в кабинет. Они были чем-то похожи друг на друга, полноватые, седоватые, лет под пятьдесят. Этот юрист вел у Клопа самые серьезные дела, текучку тянули другие люди. Экономист носил свое прозвище в основном из-за старой своей работы и частично из-за того, что Клоп поручал ему вопросы как-то связанные с деньгами, но больше организационные. Экономиста ему порекомендовал дядя. Когда-то они работали вместе. Дядя с удовольствием вспоминал их первую совместную операцию. Дело было еще в советские времена, когда в СССР властвовал сухой закон и зарождались кооперативы. Дядя тоже организовал такой кооператив, но занимался мелочевкой. Однажды он познакомился с химиком с оборонного завода, который на волне конверсии разработал рецептуру лосьона для лица на основе природного сырья, трав и кореньев, и получил все заключения и разрешения. Но дальше дело не шло. На родном предприятии этим не заинтересовались, как-то не солидно - на фоне оборонных заказов и, вдруг, лосьон, а за рамки завода химик выходить не решался. Дядя ухватился за эту идею, главное, что основу жидкости составлял спирт. А времена-то были такие, что за бутылку водки убивали в очереди. Дядя взял в дело того самого экономиста, на самом деле работавшего старшим экономистом на заводе бытовой химии. Завод был важен тем, что его продукция выпускалась на основе спирта, который отпускался и учитывался по государственной цене, то есть в сто раз ниже рыночной. Кроме того, там были производственные мощности и необходимые комплектующие. Экономист свел дядю с директором завода, и они заключили простой договор. Завод выделяет цистерну спирта кооперативу, кооператив вырабатывает лосьон, передает его как давальческое сырье заводу для розлива во флаконы и упаковку в картонную тару. Готовую продукцию реализует кооператив. Дело закрутилось. Экономист проследил, что бы стоимость переработки была минимальна. Дядя снарядил нескольких родственников на покупку трав, которые в деревнях всегда запасали для приготовления целебных чаев, химик срочно дорабатывал рецептуру для новых условий. Хотя по технологии смесь необходимо было настаивать в течение двадцати дней, дядя распорядился упростить процедуру. Смеси трав в марлевых мешках загрузили прямо в автоцистерны, и после этого машины несколько часов гоняли по ухабам.
   - Настоится немного и достаточно, - прокомментировал дядя.
   Химик был в ужасе:
   - Не будет полной экстракции.
   -И не надо, - успокаивал дядя. - У нас совсем другой покупатель.
   Готовую жидкость завезли на завод, там за две смены ее разлили и упаковали. С магазинами уже была достигнута договоренность, а народ оповещен о новом продукте. Цену, как на новый продукт, дядя установил сам из расчета, чтобы грамм-градус был чуть дешевле водки. Люди брали лосьон коробками, в народе его сразу же назвали абсентом, видно, кто-то из любителей был эрудированным.
   С точки зрения этики дядя был спокоен, "абсент" был много лучше, чем одеколон или жидкость для мытья окон. Навар был больше тысячи процентов. После этого они еще пару раз провели подобную операцию, но навар был меньше, пришлось делиться.
   А потом по министерству, к которому принадлежал завод, прошел приказ о новом порядке ценообразования и учета спирта - видно по стране было много таких умников. Друзья-кооператоры пошли каждый своим путем, заработанного капитала хватило, чтобы начать свое дело.
   У Экономиста дела шли хорошо, пока на него не "наехали" все службы, следящие за бизнесом. Его разорили буквально за полгода. Так он оказался в империи Клопа.

* * * * *

   Разговор был недолгий.
   - Мне нужен участок земли от Северной улицы до совхоза "Солнечный", - начал Клоп.
   - Ты, - обратился он к Экономисту, - переговоришь с жильцами о продаже их домов и земельных паев в совхозе, пообещай им квартиры в новом доме.
   - А ты, - Клоп повернулся к юристу, - проработай все вопросы с юридической точки зрения. Я понимаю, что наибольшие трудности возникнут с землей. Если возникнут трудности с жильцами или с директором "Солнечного", теперь это ООО, обращайтесь к Угрюмому. Все остальное отложить, это главное. У меня все. Вопросы?
   После их ухода Клоп вызвал Угрюмого:
   - Что у нас с ребятами из Дайска? Нашли главаря? Фотографии парня со склада показывали? Рассказывай.
   - Никаких сюрпризов, - неторопливо начал Угрюмый. - Фотографию не узнали. Твердят, что всю информацию добыл главарь, а от кого он получил наводку, они не знают. Самого главаря не разыскали. Я докладывал, местные говорят, что искать бесполезно, а почему не говорят. Я думаю, что кончать надо. Ребят использовать нельзя, без присмотра будут, неизвестно, что им на ум придет. Да и авторитет потеряем.
   - Тогда кончай, и с парнем со склада решай.
   Угрюмый понял, что Клоп так решил давно, а предложение о привлечении дайских к работе было очередной проверкой его, Угрюмого.
   - У нас намечается большое дело. Ты проведи еще одну проверку по всем нашим структурам, чтобы не было никакой утечки. У меня все.

Глава 11.

Встреча.

Двадцатые числа июля.

   Виктор ехал домой после утреннего объезда хозяйства Клопа. Он решил по пути заехать в магазин, надо было взять продукты на вечер и на завтра. Домой - имелась в виду квартира Тани. Виктор уже обжился там и говорил:
   - У меня дома, мой дом и так далее.
   Виктор сложил продукты в два пакета, вышел из магазина и направился к своей машине, которую оставил за углом. У машины стоял человек лет тридцати пяти, стройный и хорошо одетый.
   - Привет, Виктор, - мужчина улыбнулся.
   - Здравствуйте, Борис Иванович, - ответил Виктор.
   Это был Борис Иванович Головня, доцент кафедры психологии университета. На механико-математическом факультете, где учился Виктор, Головня читал спецкурс - "Математические методы в психологии", который посещал Виктор. Они встречались и за рамками спецкурса и много разговаривали. Друг другу они нравились, несмотря на разницу в возрасте. И вот уже несколько месяцев Головня был шефом Виктора по его сегодняшней работе.
   - Садись, поехали в "Центр", - Головня уже обходил машину.
   Виктор бросил пакеты на заднее сидение, сел в машину, и они поехали в "Центр", по заданию которого работал Виктор. "Центр" располагался в старом обшарпанном здании, в котором находилось несколько офисов и представительств. Вход в "Центр" был отдельный, с торца здания. Слева от двери висела небольшая вывеска - "Центр по экономическим и социальным исследованиям". Виктор и Головня прошли в демонстрационную комнату и расположились в креслах. Последний раз Виктор был здесь два месяца назад, перед самым началом операции. Тогда он последний раз получал инструкции и просматривал на экране видеоустановки будущие ситуации, которые он должен будет предсказывать или угадывать. После этого они с Головней общались только по телефону.
   - Ну что, внедрение прошло хорошо, - начал Головня. - Ситуации с заминированием, прорывом канализации и "предателем" прошли хорошо, достоверно. Только с канализацией у тебя спешно получилось. Нашим спецам пришлось срочно затыкать трубы, дом-то элитный, доступ ограничен. Уж не знаю, как они справились. Вопросы, пожелания?
   - С канализацией вы сами придумали, я лишь должен был по обстановке вставить, и как можно быстрее, сами говорили, чтобы заинтересовать Серого. А где мы могли в ближайшее время вместе оказаться на квартире. А с взрывом машины тоже не все гладко. Меня так и убить могло. Головой-то сильно ударился, болела долго.
   С канализацией придумал действительно Головня.
   - Просто и эффектно, - рассуждал он. Сама же ситуация взята им из жизни, когда-то его квартиру залило точно также. - Взрыв был рассчитан точно. Специалисты работали.
   - У меня такой вопрос, - продолжил Виктор. - Мы с Серым на дачу одну ездили. Там мне приснилось, что пожар будет, и он случился через пару часов после нашего отъезда. Мы же такую ситуацию не разрабатывали. Вы что, подслушивали наш разговор или как?
   - Про пожар не знаю. Совпадение, наверное. Никому из наших к тебе близко нельзя приближаться. Связь только через меня. Нет, совпадение, точно. Слушай дальше. То, что ты работаешь у Клопа, это хорошо. Но нам не очень нужна информация о его фирмах. Нам интересен он сам, его привычки, увлечения, реакции на события, любимые блюда, наконец. Он сам и его окружение. Кто из его людей наиболее влияет на Клопа, кому он доверяет. Понятно? Для этого тебе надо войти в его ближний круг, завоевать его полное доверие, - продолжил Головня.
   - Поэтому задание несколько меняется. Сценарии ситуаций, которые предусматривались раньше, временно отменяются. Теперь будут ситуации, связанные лично с Клопом, а не с его фирмами. Вот первая, прочитай сценарий, - Головня протянул Виктору несколько листов бумаги.
   Виктор взял бумаги и внимательно прочитал инструкцию. Содержимое очень заинтересовало его и, даже, испугало, но свои эмоции, а тем более замечания, он выдавать не стал. Дочитав до конца и, еще раз пробежав глазами весь текст, Виктор отдал листы Головне.
   - У меня вопрос, Борис Иванович. С тем парнем со склада, "предателем", что случилось? Он исчез куда-то. А еще какая-то история с ограблением фур произошла. Серый намекнул, что парень этот к ней тоже руку приложил.
   - Не знаю, - сухо ответил Головня. - Если у тебя все, то поехали. Довези меня до метро, я сегодня безлошадный. Остальные инструкции получишь на днях. Они сейчас дорабатываются. Пошли.
   Они вышли из "Центра", сели в машину Виктора и поехали в сторону станции метро. Когда они проехали пару кварталов, Головня показал в сторону переулка:
   - Сверни.
   В переулке они вышли из машины и сели на скамейку.
   - Ты в "Центре" лишних вопросов не задавай, - начал Головня, - только по существу. Ситуация с парнем со склада мне тоже не нравится. Я ведь только разрабатываю сценарии и модели. Исполняют другие люди, часто я даже не знаю, как исполняют. Мы ведь еще несколько объектов изучаем, -Головня осекся и посмотрел на Виктора, но того, казалось, другие объекты не интересовали.
   - Зачем вообще это надо? Ведь больших денег стоит все это.
   - О, эта работа очень большое значение имеет. Изучив законы поведения общества и отдельных его групп, можно научиться предугадывать их реакции на те или иные раздражители, а значит, управлять, - Головня оживился, это была его стихия, его любимое дело.
   - Для чего нужны эти конкретные исследования, не знаю. Можно предположить, что идет подготовка к выборам. Скоро же выборы губернатора и областной Думы. А может, на примере нашего города разрабатывается модель страны, может, и в других городах такие центры работают. Меня пригласили как специалиста. Тема интересная, деньги платят очень даже приличные, что же не поработать.
   - Неужели такими исследованиями можно управлять обществом?
   - Еще как можно, только не исследованиями, а исходя из них, из выводов и результатов, полученных в ходе анализа созданной модели общества.
   - Что-то вроде PR-компании, что ли? - Виктор вставил модное слово, хотя и не любил его.
   - PR - это совсем другое, даже противоположное. Цель у пиарщиков какая? Навязать свое мнение, заставить людей думать и поступать как-то определенно, даже вопреки собственным убеждениям. Наше направление, по крайне мере то, чем я занимаюсь, основывается на принципе - "не навязывай, а используй". Зная привычки человека, его убеждения, образ мыслей, любимые вещи, наконец, можно добиться определенных действий этого человека. Пример приведу. Есть комната, в ней две двери. Надо, чтобы какой-то человек, который находится в этой комнате, прошел именно в левую, а не в правую дверь. Предположим, что мы изучили его пристрастия и выяснили, что человек этот любит синий цвет, а желтый ненавидит. Красим левую дверь синей краской, а правую желтой, и человек идет туда, куда нам нужно. Причем идет сам, без принуждения, - Головня закончил свой длинный монолог и посмотрел на Виктора. - Я доступно объяснил?
   Виктор даже немного обиделся, что значит это "доступно", но не высказал обиды, а прокомментировал по-своему:
   - Это как в восточных единоборствах, используй силу противника.
   - Можно и так, - согласился Головня.
   - А на практике есть какие-то результаты? - спросил Виктор.
   - Еще какие, - оживился Головня. - Я ведь сам проводил исследования для нескольких наших фирм, и были хорошие результаты. Просто, даже при перераспределении обязанностей среди сотрудников. Но приведу тебе другой пример, очень наглядный и наиболее близкий к нашему случаю.
   Головня немного помолчал, как бы собираясь с силами или вспоминая, вздохнул и стал рассказывать:
   - Сразу замечу, я не даю оценку, правильно сделано или не правильно, хорошо это или не хорошо. И еще, я не уверен, проводились подобные исследования или нет, но действия и результаты очень напоминают наши.
   Головня еще на несколько секунд замолчал и продолжил:
   - Посмотрим на события девяносто первого и последующих годов с нашего угла зрения. На чем наше государство держалось? На КПСС, КГБ, армии и, частично, МВД.
   - Почему частично? - вставил Виктор.
   - МВД, в этом плане, играло вспомогательную роль, там и кадры зачастую были случайные, кто никуда не мог или не хотел устроиться, туда шел. И текучка была большая, в отличие от КГБ. Из КГБ же никто не мог просто так уйти, оттуда по своей воле не уходят. Ну ладно, продолжим. Чтобы уничтожить СССР или, по крайней мере, изменить, надо было подорвать эти четыре кита. Была, конечно, проведена определенная агитационная подготовка. Здесь первое попадание в точку. Народу настолько надоели ура-строительные статьи и книги, что различный негатив о советской власти и ее руководителях шел нарасхват. Таким образом, народу дали то, что он хотел. И этот народ уже был готов к изменениям. А дальше что? Не переворот же устраивать или революцию. Дорого, кровопролитно, да и не известно, чем кончится. В это время верхушка партии была очень недовольна сложившейся ситуацией и готова была на любые действия, чтобы вернуть старое. Им просто подсказали, очень умные "доброжелатели" подсказали, и ребята, не подумав, сотворили этот глупейший путч. А дальше, указ о запрете деятельности партии прошел просто на ура, и в народе, и в армии. Строевые офицеры очень не любили политруков, справедливо считая их бездельниками и нахлебниками.
   Теперь КГБ. К этому времени на них столько было вылито грязи, что народ к этому учреждению иначе как к врагам не относился.
   Относительно армии и милиции. Здесь поступили еще проще. Милиция и раньше грешила помаленьку, за ними как раз КГБ присматривал. А теперь КГБ нет, зато вокруг столько соблазнов - кооператоры, частные фирмы и другие источники доходов. Власти просто закрыли глаза на прегрешения ментов, лишь бы те не лезли, куда не надо. А по Министерству обороны вышел приказ о хозяйственной деятельности, то есть армейским чинам разрешили торговать, сдавать имущество в аренду и так далее. И все. Армии уже нет дела до защиты государства, все торгуют. Генералы - авианосцами, рядовые - сапогами, все военные склады отдали в аренду.
   - Я немного упростил, но главное в другом. Нигде, ни в какой момент не применяли насилия. Просто всегда шли на встречу трудящимся, как бы раньше сказали, удовлетворяли их потребности. А в результате страна уже другая, и все ее богатства, между прочим, в других руках.
   - Ну, ладно. Это я душу оттянул немного. Профессионально завидую всей этой операции.
   - Борис Иванович, Вы хотите сказать, что и у нас такого же плана эксперимент намечается?
   - Да нет, сомневаюсь. Хотя кто его знает. Я, может, и не увижу результатов своей работы, может быть просто изучение идет в чисто научном плане, - Головня с надеждой посмотрел на Виктора. - А, впрочем, пока платят хорошо, лучше не задумываться.
   На этом они и попрощались. Виктор поехал на машине, Головня решил пройтись пешком до "Центра". Он шел по улице, не торопясь, никого кругом не замечая. Он думал. Беспокойство Виктора о парне со склада он разделял. Его это тоже беспокоило. Еще раньше его насторожила ситуация с "рыжим". Бомбу под машину Серого закладывали и взрывали, конечно, люди из "Центра". Один из них был просто в рыжем парике, другие были просто похожи по фактуре на ребят из Хабаровска. Но ведь был и настоящий рыжий, пусть бандит, но все же человек. Тогда Головня, просто из-за беспокойства за чистоту операции, которую он разработал, поинтересовался у своего шефа Скрипника о судьбе настоящего рыжего. Ведь люди Серого могли найти его, и тогда вся операция летит под откос. Не считая того, что может быть подставлен Виктор.
   - Не волнуйся, рыжий изолирован, и остальные тоже, - успокоил его Скрипник. - И, вообще, забудь о них.
   Головня временно забыл, но сейчас Виктор невольно вызвал эти воспоминания и зародил сомнения.
   С другими объектами, которые были в разработке "Центра", работа проходила более или менее гладко. Дело ограничивалось сбором и обработкой информации, разработкой моделей и проведением экспериментов. Пусть не совсем безобидных, но все же не сильно влияющих на судьбы людей. А с Клопом возникли трудности, чреватые осложнениями. Головня чувствовал, что впереди будет еще много неприятностей, которые очень потревожат его совесть и душу. А начиналось все очень безобидно, в рамках привычной для Головни работы. Борис Иванович вспомнил всю предысторию.

Глава 12

Предыстория

Полгода назад

   Головня уже два месяца работал в "Центре". По договору он должен был составить психологический портрет руководителей городского отделения одной из российский партий. Работа была ему по душе, подобную он уже неоднократно выполнял по различным заказам, и находилась в рамках разрабатываемой им темы - математическое моделирование психологии человека. Головня наделся, что результаты работы лягут еще одним камешком в сумку его докторской диссертации. Сегодня его вызвал к себе шеф, руководитель "Центра" Скрипник Александр Сергеевич. Разговор происходил в кабинете Скрипника на втором этаже "Центра".
   - Мы познакомились с результатами вашей работы, - кто это "мы" Скрипник не уточнил. - Надо сказать, что результаты нас очень даже порадовали.
   - Вы должны знать, что это было как бы испытание. Параллельно аналогичную работу проводила другая группа. Вы выиграли конкурс, назовем это так. Теперь предстоит работа по расширенному кругу объектов. Все группы будут работать на Вас, но Вы с ними общаться не будете. Ваша задача определить цели, способы решения, составление заданий. Выполнять все это будут другие люди. Все задумки и задания будете передавать мне, я же буду доводить до Вас результаты.
   - В работе Вам будет помогать Алла Дмитриевна, - Скрипник нажал кнопку на столе.
   Вошла миловидная женщина лет тридцати.
   - Знакомьтесь, - Скрипник представил их друг другу. - Алла Дмитриевна будет проводить для Вас предварительную обработку данных, выполнять различную канцелярскую работу, и, вообще, она мастер на все руки.
   - Возьмите эту ориентировку, - Скрипник протянул несколько скрепленных листков бумаги. - Здесь список объектов, их краткие характеристики и предварительные данные, которые мы уже собрали. Ознакомьтесь, пожалуйста, и к завтрашнему дню подготовьте свои соображения и план работ. Все в письменном виде. И в дальнейшем, любые мысли, выводы, пожелания только в письменном виде.
   - А вопросы? - немного съязвил Головня
   - Вопросы можно устно, - сухо ответил Скрипник. - Если надо, их застенографируют.
  
   - Да, еще. Алла Дмитриевна представит Вам дополнение к нашему контракту, я его уже подписал. Вам увеличено вознаграждение, и есть еще некоторые дополнительные пункты, касающиеся режима работ.
   Таким образом, получается, что у Головни не спрашивают о согласии на новую работу. Он, правда, с удовольствием включится в нее, но, все же, могли бы и спросить.
   На следующий день они встретились снова в кабинете Скрипника. Борис внимательно ознакомился со списком объектов. Это были и политические партии, и крупные фирмы, и преступные группировки, и отдельные люди. План работы Борис составил без труда. У него уже давно были разработаны стандартные бланки, с вопросами и мероприятиями. Математическую модель он собирался использовать тоже уже отработанную. На ней он защищал кандидатскую диссертацию. Конечно, со временем в нее были внесены изменения и уточнения, иногда очень существенные, но основная идея осталась старая. Программное обеспечение для модели Борис хранил на "болванке", лазерном диске для компьютера.
   Весь этот материал, отпечатанный на десятке листов, Борис отдал Скрипнику. Тот бегло пробежал глазами все страницы, протянул последнюю Борису: - Распишись, - и убрал пачку в стол.
   - Сегодня же подключу людей для работы по вашему вопроснику, послезавтра будут первые результаты. Вопросы?
   - Есть несколько. Начнем по порядку. Цель всей работы?
   - Для Вас "цель" заключается в том, что вы должны дать схему, механизм или модель, как вы говорите, поведения всех этих организаций в той или иной ситуации, в том числе и очень критической.
   - Хорошо. Тогда второе. Из каких соображений выбраны именно эти объекты?
   - Это просто. Выбор объектов зависел от степени их влияния на жизнь в городе. Политическую, экономическую или социальную. Но список не окончательный, что-то добавим, а что-то и выбросим. Это, в частности, зависит и от результатов Вашей работы.
   - Я примерно так и подумал. Но тогда мне не ясен выбор некоторых объектов. Например, некий "Клоп" и его группировка. Базируются, считай, за городом, ни в каких событиях, вроде, не замечены. По крайней мере, другие на слуху, а об этих я даже не слышал. И данных на них в Вашей "ориентировке" самый минимум.
   - Поясню на счет Клопа. Он не базируется, а контролирует целый поселок, который формально считается районом города. Люди, проживающие в этом поселке, без разрешения Клопа и шагу не сделают. А это электорат. Данных действительно очень мало, но, надеюсь, во время работы прибавится. Я тебе приведу один факт, даже не факт, а слух не проверенный, его поэтому не включили в ориентировку.
   Недавно к Клопу приезжал смотрящий по нашему округу и авторитеты с ним. Предлагали окрестить Клопа, то есть посвятить в "воры в законе", или как там у них. Но Клоп, по нашим данным, отказался, что очень странно. Другие большие деньги платят, чтобы стать "в законе", а этот отказался. А главное, что потом никаких трений из-за отказа у него не было.
   - Из этого вытекают два вывода. Первое - Клоп пользуется большим авторитетом в своих кругах. Второе - имеет какие-то планы, раз отказался от такой чести. Наверное, незапятнанным хочет быть.
   - Выбор кого тебе еще не ясен?
   - По другим у меня остались вопросы. Но мне хотелось бы, чтобы подобные "слухи" мне тоже предоставляли, с возможной оценкой достоверности. В моей модели есть параметры случайного характера, так что, чем больше информации, тем лучше. Кстати, в вопроснике есть соответствующая графа.
   - Хорошо, я проинструктирую исполнителей. Если это все, тогда иди, не теряй времени. Обращайся ко мне в любой момент, работа очень важная, а заказчик серьезный.
   - Еще один вопрос, - обернулся Головня уже на пороге. - Почему в ориентировке Клоп проходит как "студент"?
   - Учился он один год на историческом в университете, а назвать как-нибудь надо было.

* * * * *

   Головня окунулся в работу с головой. На своей кафедре в университете он старался проводить минимум времени. Читал только необходимые курсы лекций, а все остальные мероприятия игнорировал.
   Ответы по его вопросникам ему предоставляли довольно быстро. Видно группа исполнителей, как ее назвал Скрипник, была многочисленна и состояла из квалифицированных людей. С ними он не виделся и не знал, кто они и сколько их. Он, конечно, встречался в коридорах "Центра" с какими-то людьми, но кто они и над чем работают, не знал. С некоторыми даже познакомился по имени-отчеству, фамилии называть не рекомендовалось, но дальше пары фраз о погоде и футболе разговор не заходил.
   Большую помощь в работе ему оказывала Алла Дмитриевна. Она действительно была на все руки мастер, все делала быстро и аккуратно. Борис показал ей порядок ввода данных в компьютер для его модели, и, после этого, Алла Дмитриевна полностью заменила его в рутинной, в общем-то, работе с первоначальной обработкой данных.
   Через несколько недель в кабинете Скрипника состоялось обсуждение хода работы и предварительных результатов. После нескольких фраз по чисто техническим вопросам работы Скрипник приступил к главному.
   - Я внимательно прочитал ваши отчеты и сопоставил некоторые данные и должен отметить следующее. В целом работа идет удовлетворительно, график выдерживается, но есть некоторые замечания. По разным объектам работа идет очень неравномерно. По одним Вы уже провели некоторые эксперименты, по другим есть только предварительные выводы. В чем дело? Это недостатки Вашей модели или нехватка информации? А, может, Вы просто не успеваете делать все сразу.
   - Модель работает нормально и времени у меня в принципе хватает, - Головня обиделся за свою модель. - Дело в том, что информация поступает очень неравномерно. Я работаю по принципу - раньше пришел, раньше обслужился. И по некоторым объектам недостаток данных, по некоторым даже очень сильный недостаток.
   - Я заметил. Вы Клопа имеете в виду? Недаром Вы его еще в первый раз зацепили.
   - Да, Клопа в первую очередь. Очень скудная информация о нем лично. Много данных о его фирмах, о событиях в поселке, а о нем почти ничего. То, что есть, я ввожу в модель, но на выходе очень неопределенные результаты, с такой дисперсией, т.е. возможной ошибкой, что полагаться на них никак нельзя.
   - Мои люди из группы исполнителей докладывают, что Клоп очень закрытый объект, как какая-то ракетная база. Отгорожен от всех, минимальный круг общения, из дома выезжает крайне редко. Я думаю, что по нему надо изменить наши методы работы.
   - Я как раз думал об этом, - Головня обрадовался, что Скрипник сам подошел к такому повороту. - К нему надо приставить нашего человека, но такого, чтобы Клоп доверял ему и ввел в ближний круг общения. Я подготовил некоторые варианты, в ближайшие дни представлю Вам сценарий.
   Для Головни такой поворот означал многое. Он впервые мог поставить активный эксперимент в таком ключе, когда он сам мог влиять на поведение объекта и изучать его реакции. Этих данных очень не хватало для обкатки его новой модели, для проверки ее, так сказать, в полевых условиях. О последствиях этого эксперимента он сейчас не задумывался, над его мыслями и действиями довлела наука и его любопытство ученого
   Через три дня Головня подготовил сценарий и передал его Скрипнику, а еще через день у них состоялось совещание по этому вопросу.
   - У меня несколько вопросов, - Скрипник удобно устроился в кресле, он ждал обстоятельного рассказа. - Почему выбран такой вариант с ясновидящим? Почему выбраны данные действующие лица? На чем основывается Ваша уверенность в успехе?
   - Начну по порядку, - Головня хорошо подготовился к таким вопросам - Анализ видеофильмов и книг, которые покупали для Клопа, подсказали мне, что он несколько склонен к мистике, суевериям и тому подобному. Значит, он заинтересуется появившимся ясновидящим, способности которого проявились внезапно, причем в результате событий, как-то связанных с ним.
   - Замечу, кстати, что это вообще характерно для нашего народа - вера во внезапное озарение, выигрыш в лотерее, появление богатого дядюшки, наконец.
   - В качестве исполнителя я предлагаю студента нашего университета, его зовут Виктор, по нескольким соображениям. Парень очень способный, сейчас учится на четвертом курсе, экзамены сдает, как правило, досрочно. Я его знаю лично, он посещает мой спецкурс. Его данные я прокрутил на своей модели, результаты обнадеживающие. Кроме того, он сирота, из родных есть только тетка, которая живет в глухой деревне, где он и сам провел почти все детство. И еще, очень немаловажный факт. У него есть характерная внешность, очень светлые волосы и черные глаза. Такое сочетание весьма характерно для мистических способностей, по крайней мере, так многие думают. Серый в качестве "окна" ...
   - "Окна"? - перебил Скрипник. - Почему "окна"?
   - Я так называю людей и организации, через которых поступает информация или, наоборот, происходит вброс информации. Так вот, Серый выбран как один из ближнего круга Клопа, который может ввести туда Виктора. Кроме того, если не удастся операция по непосредственному внедрению, то очень полезен может оказаться и сам Серый. Он, в отличии от многих, знаком с Клопом с детства, часто бывает у него дома, и может знать о привычках и пристрастиях Клопа. А, значит, через него мы можем получить всю необходимую информацию, что, в конце концов, нам и нужно. Хотя, конечно, непосредственное наблюдение гораздо полезнее.
   - Так, это понятно, - Скрипник был удовлетворен доводами Головни. - Что Вам необходимо для решения задачи?
   - У меня недостаточно, вы, наверное, заметили, проработан план первого непосредственного контакта Виктора и Серого. Есть несколько вариантов - это должен быть какой-то несчастный случай, например, Серый сбил машиной Виктора, или произошло покушение на Серого в присутствии Виктора. В общем, что-то такое, в результате чего Виктор бы незначительно пострадал, или у него произошло нервное потрясение. Но обязательно не только в присутствии Серого, но и при его участии. Здесь требуется помощь специалистов.
   - Специалисты будут, - Скрипник довольно улыбнулся. Он был рад, что подметил эти тонкости в сценарии Головни и, даже, кое-что подготовил. - У Серого недавно был конфликт с приезжими из Хабаровска, и этот конфликт еще не закончен. Мы используем это. Правда, потребуется согласование с заказчиками нашего проекта, и, возможно, какая-то их помощь. Кстати, подготовься, послезавтра к нам приезжает представитель заказчика для инспекции. Докладывать будешь ты. В докладе упомяни и эту операцию, остальное я беру на себя. Еще вопросы?
   - Последнее, я бы хотел непосредственно с Виктором работать сам, - Головня немного помялся. - И с вознаграждением для него хорошо бы не скупиться. Это может оказаться решающим фактором для его согласия на работу.
   - Разумеется, это решим, можно сказать уже решили, - Скрипник встал из-за стола. - Можешь начинать работу по этой операции.

Глава 14

Ссора.

Конец июля.

   Виктор продолжал работать "смотрящим" в империи Клопа. Работа была будничной, даже скучной. Виктор, как мог, сокращал свои поездки, но старался не пропускать ни одного объекта. Рабочие и руководители на заводах и рынках привыкли к нему и его ежедневным прогулкам на их территориях. К нему никто не подходил и ничего не спрашивал, даже не предлагали никакой помощи. Мало ли какие полномочия у этого ежедневного гостя. Всемогущий пропуск, выданный Виктору, указывал, что хозяин ему доверял и поручил какое-то важное задание. Хотя слухи ходили разные. Говорили и о реструктуризации, и о перепрофилировании - это больше руководители, и о сокращении штатов или об увеличении нормативов - это мысли рядовых сотрудников.
   Подольше Виктор задерживался только на первом рынке, когда Серый был на месте. Они уединялись в кабинете Серого и беседовали на разные отвлеченные темы. Оба были заинтересованы друг в друге. Серый для Виктора был, по-прежнему, единственным "проводником" в дом Клопа, а Серый старался держать Виктора при себе, как гаранта его собственного будущего благополучия. Серый увлеченно рассказывал о своем детстве и отрочестве, о жизни в поселке до всех этих перестроек. При этом, он всячески подчеркивал, что они с Клопом всегда были на дружеской ноге, да и сейчас Серый чуть ли не правая рука Клопа. Виктор с удовольствием слушал эти рассказы, иногда вставляя невинные вопросы о привычках и привязанностях Клопа. Такие беседы и вопросы входили в план, разработанный Головней.
   Клоп Виктора не вызывал, а у самого Виктора не было повода, чтобы напроситься на прием к Клопу. А такая встреча была необходима, чтобы выполнить последнее задание Головни, или, по крайней мере, изобразить выполнение. Виктор подозревал, что за ним, все-таки, ведется наблюдение, несмотря на заверения Головни в обратном. Виктор вспомнил странного старика в парке. Это мог быть или человек Клопа, или соглядатай из "Центра".

* * * * *

  
   Жил Виктор по-прежнему у Тани. К себе в общежитие он заезжал лишь изредка. В основном, для того, чтобы проследить за порядком, а также, чтобы "обозначить" свое присутствие. Ребята, жившие с ним в комнате, после сдачи сессии разъехались по домам. А, в отсутствии жильцов, в пустую комнату могли поселить иногородних абитуриентов или, даже, использовать ее как гостиничный номер. Такое тоже бывало. Хотя Виктор договорился с комендантом, но береженого бог бережет.
   Распорядок дня у них был более или менее однообразным. По утрам Виктор отвозил Таню на работу, там же, на втором рынке, он начинал свою работу - осмотр объектов. Обедала, скорее, перекусывала, Татьяна на работе, где они вместе с парой подруг из их отдела готовили нехитрый обед из продуктов с их же рынка. Продукты не покупали. Оптовики с рынка всегда подкидывали что-нибудь в качестве подарка. Иногда подарки были очень щедрые, тогда девочки несли домой с работы полные сумки. Вообще-то, от них мало, что зависело в плане выгод для арендующих и торгующих на рынке, но оптовики все равно подкидывали эти подарки так, на всякий случай. Впрочем, перепадало всем - и грузчикам, и товароведам, и, даже, сторожам. Руководство смотрело на это сквозь пальцы, как на чаевые в ресторане.
   Виктор днем заезжал в какое-нибудь кафе, где плотно обедал, обязательно с первым блюдом или, как минимум, бульоном. "Без супа обед не обед", - так учила его тетка, и это вошло в его жизнь, казалось, навсегда.
   На вечер для ужина Виктор покупал продукты по пути домой с работы, если у Тани не возникали какие-нибудь идеи насчет ресторана. Ужин всегда обставляли торжественно - со свечами, музыкой и вином. Татьяна любила выпить бокал легкого вина на ужин. Виктора это немного беспокоило, но свои соображения он оставлял при себе. Он справедливо считал, что негоже в первый месяц знакомства надоедать с нравоучениями. Пройдет какое-то время, и он изменит эти привычки. Иногда они ходили на концерты или в кино, инициатором этих походов всегда была Таня, тогда ужин переносился на более позднее время, но все равно был торжественным.
   В этот день Виктор приехал домой пораньше, в два часа. Во время поездок ему в голову пришли некоторые мысли по его научной работе, и он решил немного поработать со своими рукописями, проверить эти мысли. Он разложил бумаги на столе на кухне, достал калькулятор и углубился в работу. Ему еще пришла мысль, что не плохо бы купить ноут-бук., пока деньги есть, но он отогнал ее и с головой окунулся в расчеты. Виктор предполагал, что у него в запасе до прихода Тани часа четыре, не меньше. Поэтому он решил покопать проблему поглубже. Виктор с удовольствием "рисовал" формулы, проводил расчеты на калькуляторе. Иногда перечеркивал целые страницы и начинал снова. Он был в своей стихии. Он очень соскучился по такой работе и сейчас отдавался ей с упоением. Но его прервали, можно сказать, на вершине удовольствия. Пришла Таня. Пришла на час раньше обычного, даже не вошла в квартиру, а ворвалась, веселая и возбужденная.
   - Быстро собирайся, едем на концерт Бликсона, - Таня даже забыла поздороваться. - Только один концерт сегодня. Ну, ну, отрывайся от своих бумаг. Что это ты надумал тут?
   - Может, не пойдем? Концерт-то опять на стадионе? - Виктор вспомнил их первое посещение концерта на стадионе, когда никакого удовольствия, кроме близости Тани, он не получил.
   - Да ты что? Когда еще такое будет? В кои-то века к нам такого уровня певцы приезжают. Он же и в Москве только один концерт дал, а у нас остановился по пути в Японию. Так говорят, - голос Тани доносился уже из комнаты. Она открыла шифоньер и перебирала свои туалеты.
   - Ты знаешь, я втянулся в работу. Когда еще настроение появится, да и время тоже.
   Виктору все больше претила мысль о концерте. Он не хотел обижать Таню, но протест в его душе нарастал все сильнее.
   - Появится, появится твое настроение. И время я тебе потом выделю, - Таня появилась на кухне, держа в руках два платья. - Ты как думаешь, это? - Таня вытянула вперед левую руку. - Или это? - движение другой рукой. - А может брючный костюм надеть?
   - Мне все равно. Может, дома посидим? - Виктор стал раздражаться, что Таня не слышит его возражений.
   - Как это тебе все равно? Тебе же со мной идти, - Таня и вправду не слышала Виктора, вернее слышала выборочно. Она уже была на концерте.
   - Да ты слышишь меня или нет? - Виктор чуть повысил голос. - Я не хочу никуда идти, ни на какие концерты, тем более на стадион.
   Таня, наконец, обратила внимание на серьезность возражений Виктора. Она перекинула оба платья через руку и подсела на табурет к столу.
   - У тебя что-то случилось на работе или заболел? Температуру измерял?
   - Да ничего у меня не случилось, все нормально. Просто не лежит душа, и все тут. Как представлю этот концерт, так мутит всего.
   - Ты такие настроения брось, мне же билеты, можно сказать, по блату достались. Наша начальница уступила, у нее что-то там не сложилось. Билеты-то на специальную трибуну, ее недавно построили, специально для концертов. Там, знаешь, какие люди будут?
   - Тем более. Соберутся всякие випы. Противно.
   - Что тебе противно? Там и наши будут, и другие уважаемые люди. Тебе что, наши противны? Может и я тоже?
   - Да не заводись ты. Мне ваши не противны, - Виктор сделал ударение на "ваши".
   - А кто тебе противен? И что это ты о наших так отзываешься? И про меня ты тоже не ответил, - Таня уже не говорила, а выкрикивала, чуть взвизгивая.
   - Я тебя люблю, но на концерт не пойду, - отрезал Виктор и встал из-за стола.
   Таня тоже вскочила, опрокинув табурет, и убежала в комнату. Швырнув платья в шифоньер, чуть ли не скомкав их, рывком сорвала с плечиков брючный костюм и лихорадочно стала одеваться.
   - Любишь и люби себе. Тебе, видно, без меня хорошо. Наши ему не нравятся, - Таня бормотала и не отдавала отчета своим словам, она просто выплескивала свое раздражение. - Я и без тебя прекрасно схожу, раз я тебе не нужна. С Валькой пойду, она тоже хотела. Или найду кого-нибудь, не заржавеет.
   Татьяна, наконец, оделась, схватила сумочку и выбежала из квартиры, напоследок громко хлопнув дверью.
   - Даже не подкрасилась, - машинально отметил про себя Виктор. В другое время он бы кинулся за ней и остановил, вернул бы ее. Они ссорились первый раз. То есть были напряженные разговоры и раньше, но Виктор всегда умел сгладить их, повернуть их в нужное русло. Сейчас же он как-то растерялся. И еще, он был удивлен своему, такому сильному, нежеланию идти на концерт и такой яростной реакцией Тани. Виктор немного походил по квартире, потом присел за стол к своим расчетам. Но сосредоточиться никак не удавалось. В голове все время стучала последняя фраза Тани: "Найду кого-нибудь, не заржавеет". И вперемешку с ней: "Стадион, стадион, стадион..."
   Виктор снова заходил по квартире, из кухни в комнату, там вокруг стола и обратно.
   - Так просто, найду кого-нибудь, а я? - думал Виктор. - А кто я такой для нее, ведь знакомы только месяц. Виктор вспомнил свое: "Я тебя люблю" и подумал, что, в сущности, такие слова он Тане сказал первый раз. До этого они как-то обходились без объяснений. А сегодня такое сочетание - "я тебя люблю" и "найду кого-нибудь". Его охватила обида на все сразу - и на свое поведение, и на нее, и на это сочетание таких противоречивых фраз.
   Виктор собрал свои вещи в сумку и вышел из квартиры: "Поживу пока в общежитии, а там посмотрим, может наладится".
   Виктор доехал на машине до общежития, поставил ее на стоянку и пошел в свою комнату. Там он достал свои бумаги из сумки и углубился в прерванные расчеты. Проработал он до десяти вечера, потом переоделся в спортивный костюм и вышел из общежития, решив пробежаться в парке. Он бежал по аллее, а в голове стучало - "стадион", "кого-нибудь".
   Утром он поехал на свою обычную инспекцию объектов, решив начать в этот раз не со второго, а с первого рынка. В машине он включил магнитолу, настроив ее на городскую волну. Играла музыка, потом стали передавать новости:
   - Послушайте последние известия о последствиях вчерашнего несчастного случая. Напоминаем, что вчера во время концерта известного певца Бликсона обвалилась трибуна так называемого VIP-класса. Имеются убитые и раненые. Эта трибуна была построена всего два месяца назад и представляла собой сварную конструкцию, обшитую разноцветным пластиком и с пластиковой крышей. Подломилась центральная несущая опора, и трибуна как бы сложилась пополам. Высота верхнего ряда десять метров. В прокуратуре города нам сообщили, что уголовное дело уже заведено, рассматривается несколько версий, в том числе и теракт. Это неудивительно, ведь на эту трибуну берут билеты состоятельные люди, и имеется ложа, зарезервированная за администрацией города. Наш корреспондент сейчас уточняет списки погибших и раненых, а также всех зрителей с этой трибуны.
   Виктор остановил машину. У Тани были билеты именно на эту трибуну. Виктор достал мобильный и позвонил Тане на работу.
   - Она вышла, - ответили в конторе. - А кто ее спрашивает? А, Виктор, - его там уже знали. - Она еще не приходила. Почему-то опаздывает, раньше такого не было.
   - А Валя на работе? Я фамилию не помню, это ее подруга.
   - Я знаю, сейчас спрошу. Нет, говорят, что тоже не приходила. Вы думаете, они вместе?
   - Не знаю. Если Таня появится, пусть мне на трубу позвонит. До свидания.
   Виктор позвонил на квартиру Вали. Трубку не брали. Он задумался. Куда звонить, куда ехать? Потом он вспомнил про городскую информационную службу и позвонил туда. Вежливый женский голос назвал ему номера телефонов больницы и прокуратуры. Виктор набрал номер телефона больницы, занято. Он выждал немного и опять позвонил. Снова короткие гудки. Виктор позвонил в прокуратуру. Здесь была противоположная картина - никто не брал трубку. Опять звонок в больницу - тот же результат.
   - Наверняка таких беспокоящихся очень много, - подумал Виктор. - А могли даже телефон отключить. Так можно до бесконечности звонить. Нет, надо ехать в больницу, благо в новостях сказали ее адрес.
   Виктор увеличил звук в магнитоле, чтобы не прозевать какие-то новые сообщения, завел мотор и поехал в больницу. До больницы он добрался за полчаса. Машину пришлось оставить в квартале от больницы, вся улица и ближайшие дворы были заставлены машинами. Виктор пешком дошел до больницы. Весь больничный двор был заполнен людьми. Одни стояли кучками и что-то обсуждали, другие по одиночке ходили по двору, небольшая группа стояла у дверей больничного здания. Виктор прошел прямо к дверям, на которых висели какие-то списки.
   - Как узнать про раненых со стадиона? - сразу ко всем обратился Виктор. Ближайший к нему мужчина ткнул рукой в один из списков:
   - Читай сам.
   Виктор пробрался поближе к двери и пробежал глазами список. Фамилии Тани там не было.
   - Здесь все? А про других где узнать? - Виктор повернулся к мужчине, который указал ему на список.
   - Сами не знаем ничего. Вот, ждем, когда кто-нибудь выйдет, расскажет. Обещали.
   Виктор решил порасспросить стоявших во дворе, но не успел он отойти от дверей, зазвонил телефон на его поясе.
   - Витя, Витенька, ты где? - Танин голос звучал взволнованно, как будто не она, а он пошел на концерт.
   - Я у больницы, - Виктор немного растерялся. - А ты откуда звонишь?
   - Я с работы. Здесь такой переполох после твоего звонка произошел. Да еще начальница сказала, что мне эти билеты на концерт отдала. Новости-то с утра никто не слушал, а когда узнали, то прямо с ума все посходили. А тут еще мы с Валькой опоздали на работу.
   - Подожди, с тобой-то все в порядке, ты не пострадала?
   - Да в порядке все. Я же на концерте не была, - Таня затараторила в прежнем темпе. - Я к Вале поехала. Я же с ней хотела идти на концерт. Я же тебя предупреждала, - Таня была сама невинность. - Но мы не поехали никуда. Просто посидели у нее, вина попили, поговорили, поплакали немного.
   Таня немного выждала, ожидая реакции Виктора, но тот молчал.
   - Так вот. Сидели, болтали о том, о сем. Вино было вкусное. У Вальки тоже проблемы. Мы и делились друг с другом. Так и засиделись до ночи. Я у нее решила остаться, ты же хотел один побыть. Я звонила домой, предупредить хотела. Но ты трубку не взял. Ты что, специально не брал трубку? Или тебя дома не было? Я поздно звонила, ты должен был быть дома. Ты что, уходил куда-то? Ты куда ходил так поздно? Я волнуюсь, а он ходит где-то. Где ты был?
   - Нигде я не был, дома сидел, - Виктор решил не говорить, что он уехал в общежитие. Ему стало не ловко за это. - Надо было на трубку позвонить.
   - Я не догадалась. Забыла, наверное. А ты что в больнице делаешь? Случилось что-нибудь?
   - Тебя разыскивал. Я же думал, что ты на концерте была.
   - Ой, Витенька! Я тебя тоже люблю, - последнее Таня прошептала. - Ну, ладно, до вечера. Мне работать надо.
   Виктор сразу же после разговора поехал в общежитие. Надо было перевезти вещи обратно к Тане.

Глава 14

Дилемма

Первые дни августа

   Клоп был в больших раздумьях. Предстояло два больших дела. Первое он задумал уже давно. Предстояли выборы губернатора, и Клоп задумал баллотироваться на пост главы области. Для этого были веские причины. Клоп давно хотел расширить сферу деятельности, именно сферу деятельности, а не свою империю. Он чувствовал, что давно вырос из роли хозяина поселка. Дело здесь было налажено и шло очень успешно, даже без особых усилий со стороны Клопа. Но Клопу хотелось большего. Не в территориальном смысле, хотя это тоже было важно, а в плане увеличения своего влияния в городе и области, а может и мире, и увеличение точек приложения бизнеса. Но рыночное пространство в области было давно поделено. Между различными группами была достигнута договоренность о невмешательстве, о мирном существовании. Конечно, Клоп мог бы постепенно внедряться в другие сферы бизнеса, вытесняя оттуда старожилов. Но, во-первых, это был долгий путь, во-вторых, это было чревато большими неприятностями или даже войной. Группировка Клопа была очень сильная, возможно самая сильная в области, и он мог бы победить, но это была бы пиррова победа. Это Клоп отлично понимал. Кроме того, вольно или невольно, в этой борьбе были бы затронуты интересы очень широких кругов, как из центра России, так и из восточных нефте- и газоносных районов. А тогда результат был бы вовсе не гарантирован. А если честно, то гарантированно было поражение Клопа. Другое дело пост губернатора. Этот пост дал бы ему широкие возможности внедриться куда угодно, "легально и по согласию". Ему бы только уцепиться за краешек чужого пирога, а там бы он слопал его целиком. Клоп верил в свою звезду, можно сказать в свое предназначение. И вся его предыдущая жизнь, казалось, говорила в его пользу.
   Другое предстоящее дело - это строительство завода по переработке мусора. Десять дней назад Клоп встретился со своим человеком из администрации города. Тот подтвердил, что переговоры с японцами по строительству завода прошли успешно. Достигнуто предварительная, даже принципиальная договоренность. Дальше должна быть проведена определенная техническая работа. Японцам предложили на выбор несколько участков в окрестностях города, они остановились на районе Клопа. В ближайшее время должны начаться геодезические и другие предварительные работы. В проекте, кроме того, предусматривалось строительство определенной инфраструктуры вокруг завода.
   Клоп поблагодарил информатора, а потом слегка пожурил его за несвоевременность сообщений. Этого "слегка" хватило, чтобы у чиновника стало плохо с сердцем. Клоп умел говорить с людьми.
   Размышления Клопа были связаны с этими двумя проектами. На чем остановиться? От завода он отказываться не собирался. Другое дело, что участие в этом проекте может быть разное, и достигнуто разными методами. Более серьезное участие предполагает и более серьезные методы, может быть, даже силовые. Клоп не исключал этого. Но тогда это слишком скажется на предвыборной кампании, и в отрицательную сторону, разумеется. И от поста губернатора ему отказываться не хотелось. Недаром же он отказался короноваться. А это могло подставить под удар его отношения с другими группами из области. Хорошо, что он сумел убедить смотрящего по округу в несвоевременности этой акции. Клоп честно рассказал о своих губернаторских амбициях, и его поняли, более того, обещали поддержку. Чего же лучше - свой губернатор, это серьезно. Кроме того, предвыборная работа уже шла. На Клопа работало два специалиста в таких делах. Были уже и благотворительные акции, и хвалебные статьи, и благодарственные письма. Сам Клоп еще нигде не "светился", это было не в его правилах. Но серьезное участие в выборах предполагает и встречи, и поездки, и публичные дискуссии. Все это может отвлечь много времени, и соответственно, останется меньше сил на другой проект.
   Какую тактику и стратегию ему выбрать? Может вообще пост губернатора отставить на четыре года и целиком отдаться строительству завода? А там, на следующих выборах, у него и возможностей будет больше.
   Кто бы подсказал? Сейчас, как никогда, ему хотелось, чтобы кто-нибудь предсказал развитие событий. Но кто? В своем окружении он не видел таких людей, не к гадалке же идти. Значит, Виктор. Но сможет ли он? Ведь, по крайней мере, Виктор что-то видел или чувствовал при непосредственном контакте с людьми или предметами. Хотя последний случай с катастрофой на стадионе говорил о более широких возможностях Виктора. Об этом случае Клопу рассказал Серый. О нем говорили на всем втором рынке, но расценивали все как счастливый случай. Таня, рассказывая подругам об этом, не упомянула о ссоре, а просто сказала, что Виктор плохо себя чувствовал, и они решили не идти на концерт. Но Серому Виктор рассказал все более-менее правдиво, не вдаваясь, конечно, в подробности ссоры. Клоп подумал, что это могло быть и случайностью, и предчувствием, учитывая другие предвидения Виктора. Надо будет расспросить его самого, что он чувствовал во время отказа, а потом уже решать о степени привлечения Виктора к предвыборной кампании.
   Виктора тоже мучили сомнения. Повод для этих сомнений дали события последних дней и даже недель. Когда, еще весной, Головня предложил поработать на центр, Виктор сразу согласился. Во-первых, ему нравился Борис Иванович и как человек, и как ученый, во-вторых, предложенный ему заработок был очень приличный, гораздо выше того, что он мог бы заработать на стройке или репетиторством, в-третьих, романтические перспективы тоже располагали к согласию. Он с удовольствие прослушал и прочитал все сценарии его поведения. Некоторые, сыгранные неведомыми артистами, ему даже прокрутили на видеороликах. Начало работы было гладким. Все происходило почти точно по сценарию, и заминирование машины Серого, и канализационный потоп в квартире папаши "оболтуса", и опознание "предателя". А дальше пошло не по сценарию, во всяком случае,не так, как думал Виктор. Вернее, он это совсем не предполагал. Парень со склада, "предатель", исчез. Неважно было, работал он на сторону, или его просто подставили. Но он исчез. И Виктор тоже приложил к этому руку. А это уже не романтика. Да и те, варяги, из Хабаровска, что с ними? Головня обещал, что их просто изолируют, преступники ведь. Но не на курорте же их изолировали. Ладно, с потопом в квартире папаши "оболтуса" он согласен. Барыга ведь, отремонтирует. И квартиру эту выбрал сам Виктор, ему-то был предложен принципиальный сценарий, а выбор квартиры был за ним. Между прочим, в одном из вариантов это могла быть квартира Серого.
   Такой разворот событий очень не радовал Виктора. Не радовал, это еще мягко сказано. Дальше могло быть еще хуже. Что может придти на ум организаторам и руководителям этого проекта? А выполнять их задумки придется Виктору. И, может быть, предвидится большая кровь. Виктор вспомнил оговорку Головни, что они изучают еще несколько объектов. Интересно, что это за объекты, и какими методами они их "изучают". Если это объекты такого же масштаба, как империя Клопа, то практически этот эксперимент охватывает весь город. Тогда, какая цель их исследований, и кто их заказчики. Наверное, очень серьезное дело, раз не останавливаются ни перед "изоляцией", ни, даже, перед смертью. И возможности должны быть очень большие, выходящие за пределы города. Это надо бы все уточнить. Но как? Головня же не расскажет. А может он всего и не знает. Сам говорил, что он только разработчик моделей. А если знает и сознательно участвует, а может и направляет эту работу? Но как же так? Ведь он ученый, хороший ученый, и согласился участвовать в этой чудовищной авантюре. А может Виктор зря все накручивает и преувеличивает. В общем, надо узнать побольше об этом эксперименте, а потом принять решение. Другая мысль, которая мучила Виктора, это открывшиеся в нем способности. Настоящие способности, не срежиссированные "Центром", а проявившиеся уже после начала его работы. Сначала Виктор отгонял эти мысли, но постепенно случай за случаем возвращали его к ним. Наверно, во время взрыва он "удачно" ударился головой. Первый случай, который должен был насторожить Виктора, это пожар на даче Толи. Такого эпизода в плане Головни не было. Виктор не придал этому значения. Ну, приснилось ему, хотя не приснилось, он уже не спал, а так, дремал. Но пожар все-таки случился, пусть небольшой, но пожар.
  
   Это могло быть совпадением, но Виктор предположил, что люди из "Центра" каким-то образом подслушали рассказ Виктора Серому и сотворили небольшой пожарчик для подтверждения легенды Виктора. Правда, Головня отрицал их участие в пожаре, но, может, он был не в курсе или не хотел говорить Виктору. В общем, Виктор не очень задумывался. Но другой случай - это уже серьезнее. Виктор явственно слышал шумы и лязг в роще, несколько раз слышал, правда, с затуханием. Но кругом было чисто, в смысле строительных работ, конечно. Его рассказ об этом явно заинтересовал Клопа, тот даже премию выдал. Видно, Виктор попал в точку. Об этом случае Виктор не стал говорить Головне. И вообще, он решил, как можно меньше докладывать в "Центр" о чем-либо помимо результатов по конкретным заданиям. И, наконец, третий случай, самый впечатляющий. Виктор вспомнил его в подробностях. Они сидели в кабинете у Клопа. Клоп давал ему первое задание. И во время разговора Виктор увидел на плече Клопа что-то белое, наподобие повязки, просвечивающей через пиджак. Когда Виктор сказал об этом, Клоп явно забеспокоился. Виктор вспомнил, как Клоп, несколько нелепо, осматривал плечо, заглядывал под пиджак. Значит, что-то было, хотя Клоп и отмахнулся от слов Виктора. Это было бы еще ничего, так, показалось. Но самое интересное, даже пугающее, произошло через несколько дней, когда Головня давал Виктору новое задание, касающееся лично Клопа. В той инструкции, которую дал Головня, подробно описывалась травма именно левого плеча у Клопа, указывалось, что периодически эта травма дает о себе знать, и, даже, назван врач, который обслуживает Клопа в случае обострения боли в плече. В задании было расписано два варианта действий: первый - на случай обострения боли и вызова врача, второй, если такого обострения долго не будет. Когда Виктор прочитал инструкцию, Головня уточнил задание:
   - Если сегодня, завтра попадешь к Клопу, действуй по первому варианту, уже несколько дней к нему вызывали врача, того самого, по плечу. Ну, а если в ближайшее время такого повода не будет, то выжидай. Будет отдельная команда - или действовать по второму варианту, или все-таки дожидаться условий для первого. Но тянуть долго нельзя, время поджимает.
   В этом случае с плечом Клопа вырисовывается два момента. Оказывается, Виктор не только сам, без инсценировки, увидел повязку на плече Клопа, но еще и как бы предвидел задание, которое ему дадут через несколько дней. Все это убедило Виктора, что у него появились, может не в полную силу, новые способности.
   "Счастливый" случай с катастрофой на стадионе только подтвердил веру Виктора в свои способности. Хотя он и не предвидел катастрофы, но его очень сильное нежелание идти на концерт, категорический отказ в Таниной просьбе, что раньше ему было не свойственно, косвенно подтверждали его способности предвидеть. Может быть, дальше эти способности будут возрастать, надо только тренироваться. Виктор свято верил, что тренировки помогают развивать не только тело, но и ум, даже душу. Противоречие двух аспектов эксперимента, в котором участвовал, терзало его. С одной стороны нравственные мучения по поводу чистоплотности эксперимента, а с другой - экстрасенсорные возможности, которые появились в результате участия Виктора в этих опытах.
   - Ладно, - решил Виктор. - Насчет чистоплотности проверим, а экстрасенсорность еще поможет исправить положение.

Глава 15.

Прорыв.

Начало августа.

   Клоп решил привлечь Виктора к новой работе. Он позвонил Виктору на мобильный, решив в этот раз обойтись без посредничества Серого, и вызвал его к себе. Серого он не подключил к этому вызову не потому, что не доверял ему. Просто у Клопа была такая привычка, пока дело не "выгорит", не посвящать в него никого постороннего. Это было больше из суеверных соображений, чем из деловых.
   Виктор приехал довольно быстро. Он обрадовался этому вызову, в первую очередь потому, что надо было формально выполнить задание "Центра" по поводу плеча Клопа. Чтобы доложить о его исполнении, надо было, по крайней мере, появиться в доме Клопа. Виктор не исключал, что за ним ведется наблюдение людьми из "Центра".
   - Как дела? Есть что-нибудь новенькое? - начал Клоп, когда Виктор вошел в кабинет. - Твои видения в роще подтверждаются. Будет строительство. Так что, тебе причитается дополнительная премия.
   Виктор довольно улыбнулся, но не из-за известия о премии, как подумал Клоп, а потому, что подтвердились его способности.
   - Ты расскажи, как это у тебя получается? - Клоп повернулся к Виктору. - Ты как-то думаешь об этом, сосредотачиваешься, или само собой получается?
   - Я даже не знаю, - Виктор и сам пытался проанализировать процесс видений. - У меня ведь это недавно появилось, раньше ничего подобного не было. Во всех случаях все происходило внезапно, без каких-то моих усилий. Я только заметил, что перед видением я как бы отключался или, по крайней мере, отвлекался от окружающей обстановки. И чем сильнее отвлекался, тем ярче видения. Или спал перед этим, например.
   - Так, может, тебя отключать периодически, - Клоп иногда любил грубо пошутить, старые привычки. Но в этот раз он почувствовал, что перегнул, и решил исправить положение. - Я имею в виду таблетки какие-нибудь. А может, напиться, как следует, а?
   - Я не пью, - сухо ответил Виктор. Ему не понравилась эта шутка, пусть и исправленная, но не лезть же на рожон.
   - Да это я так, импровизация. Ты, все-таки подумай, как управлять твоими способностями, коли они есть. Ты же математик, почти ученый, должен уметь анализировать.
   Виктор последние дни много думал об этом, как вызвать видения, как управлять ими, но сейчас, те же мысли, высказанные вслух, подтолкнули Виктора к правильному решению. Надо научиться впадать в транс, в полузабытье. Такое бывало у него и раньше. Иногда какой-то вопрос или задача мучили его, не давая покоя. Но стоило этот вопрос произнести вслух, например, обратиться к кому-нибудь, как решение само всплывало в голове. Иногда очень простое решение.
   - Ну ладно, это предисловие. Теперь о главном, для чего я тебя вызвал. Сейчас несколько сменишь работу. У меня могут появиться крупные дела, в результате которых я не уверен. Мне нужна подстраховка в твоем лице. Конечно, параллельно будут работать другие люди, но у них свои задачи. А от тебя требуется проявить свои способности. На рынки и заводы больше не езди, а будь недалеко от моего дома. Если надо будет надолго отлучиться, звони прямо мне.
   Клоп вышел из-за стола и заходил по комнате.
   - Работа будет такая. Будешь ездить со мной, у меня будут какие-то встречи, переговоры. Необходимо, чтобы ты всегда был рядом. Будешь ездить на своей машине вслед за мной. Если я где-то останавливаюсь, но не выхожу из машины, ты тоже останавливаешься и пытаешься сосредоточиться или как у тебя получится, может, что увидишь. Если тебе необходимо выйти из машины, выйди, осмотрись. Если я куда-то вхожу, иди следом за мной, но ко мне не подходи, просто будь рядом. Если где-то спросят - ты из моей охраны. Но думаю, спрашивать не будут. Я дам указания. В общем, мне надо, чтобы ты прощупал обстановку вокруг меня своими методами. Вопросы?
   - Я, конечно, лучше стал водить машину, чем раньше, но, боюсь, что в городе за вашей машиной не угонюсь.
   -Угонишься. Подождем, если что. Телефон держи все время включенным. Еще что?
   - Вроде все. Я думаю, вопросы появятся после первой поездки. Хотя нет. Может мне лучше знать о цели поездок и переговоров, в разумных пределах, конечно.
   - Пока не надо, а там посмотрим. А сейчас иди. Про твою новую работу Серому я сам сообщу.
   Виктор направился к дверям, но когда он уже выходил, Клоп остановил его:
   - Подожди, еще небольшое дело. Ты лечить не пробовал? Или заговаривать?
   - Нет, а что?
   - Плечо у меня ноет, старая травма, - Клоп коснулся правой рукой левого плеча. - Ну ладно, иди.

* * * * *

   Виктор отъехал подальше от дома Клопа и позвонил из телефона-автомата Головне:
   - Надо встретиться.
   Головня пригласил его в "Центр". Виктор подъехал к "Центру" и позвонил по переговорному устройству.
   - Сейчас выйду, - ответил Головня.
   Головня проводил Виктора в демонстрационный кабинет и оставил его там:
   - Подожди немного, я сейчас.
   Виктор осмотрелся по сторонам. Все было как и в первый его приход сюда - два стола, два компьютера, видеоустановка, несколько кресел, встроенные шкафы-стеллажи. Отсутствовал Головня не долго - не больше минуты.
   - Что у тебя? Что-то срочное? - Головня устроился в кресле за столом и показал рукой Виктору на другое кресло.
   - Меня сегодня Клоп вызывал. Он другую работу мне предложил.
   - Так, очень интересно. Это уже результат. Похоже, он поверил тебе. А, кстати, про повязку на плече ты ему сказал?
   - Вставил посреди разговора, похоже, прямо в точку попал.
   - Хорошо, хотя это сейчас неважно.
   - Как неважно? Это же подтверждает мою легенду.
   - Да, да. Но сейчас задачи меняются. Тебе уже верят, значит, и сценарии нужны другие, - Головня открыл ящик стола, достал папку. - Вот, тебе были приготовлены, наверное, уже не пригодятся.
   Головня положил папку на стол, встал, подошел к стеллажу и достал другую папку:
   - А здесь другие сценарии, ты когда приступаешь к новой работе?
   - Да уже считайте, что приступил. Я не должен в течение дня отлучаться далеко от дома Клопа, не предупредив его.
   - Да, время поджимает. Ты посиди здесь. Мне надо с шефом парой слов перекинуться, - Головня взял обе папки и вышел из кабинета.
   Виктор чуть развернул кресло, чтобы в поле зрения попали компьютеры и видеоустановка. Ему хотелось встать и просмотреть папки с бумагами, стоящие на стеллажах. Но он понимал, этого делать нельзя, комната могла просматриваться камерами. А уж, что прослушивалась, в этом Виктор был уверен. Недаром Головня в прошлый раз использовал предлог, чтобы поговорить с Виктором вне стен "Центра". А Виктору очень хотелось узнать цель работы этого "Центра". Он решил попробовать просканировать всю обстановку в кабинете, впервые использовать свои способности целенаправленно. Надо впасть в транс, отключиться от обстановки, но как? Можно в уме провести расчеты по научной работе. Виктор знал, что, когда он углублялся в такие расчеты, мир для него переставал существовать. Бывало в такие минуты, в общежитии он не замечал никого в комнате, иногда даже отвечал на какие-то вопросы, но абсолютно забывал об этом. Но, если так углубиться, то в голове будут только расчеты, и ни для чего другого не останется места.
   Виктор медленно обвел взглядом комнату, всматриваясь в компьютеры, папки на стеллажах, видеоустановку. Потом прикрыл глаза и попытался абстрагироваться от комнаты. Он представил себе, что вокруг пустота, белая или молочная пустота, и стал всматриваться в нее. Из тумана стали выплывать картинки. Появился какой-то небольшой зал, наполненный людьми. Стоял стол президиума и трибуна. За трибуной выступал какой-то человек. Виктор даже слышал, что тот говорил, но не понимал ни слова. Как будто изо рта докладчика выпархивали буквы русского алфавита в произвольном порядке. Зал уплыл влево, а ему на смену с правой стороны появился большой кабинет. Это напоминало просмотр слайдов. В кабинете находилось два человека. Один сидел за столом с несколькими телефонными аппаратами и большим коммутатором, другой стоял рядом. Они о чем-то говорили, но Виктор опять не мог разобрать ни слова. Кабинет сдвинулся влево и исчез. Его сменил альбом. Страницы альбома перелистывались сами собой. На каждой странице была фотография и текст, сбоку от нее. Но фотография была странная, она шевелилась, то расширяясь, то сжимаясь. И изображение на ней сменялось. Текст тоже двигался, как титры на экране телевизора. Виктор попытался вчитаться в текст, но это никак не удавалось. Складывалось впечатление, что это просто набор букв.
   - Эй, просыпайся, - Головня тряс Виктора за плечо. - Здоров ты спать. Эк тебя уморило.
   Виктор встряхнул головой:
   - Извините, не выспался сегодня и с утра на ногах.
   Виктор потер виски руками. Голова болела, даже не болела, а была наполнена шумом. Что-то давило изнутри. Состояние было такое, как после бессонной ночи. Головня прошел к своему креслу за столом, Виктор развернулся в его сторону.
   - Шеф доволен результатами. Мне кажется, оправдались его какие-то ожидания. Теперь по делу. Новые сценарии для тебя придется доработать. Сразу же после первой значительной поездки с Клопом свяжись со мной. С учетом подробностей этой поездки будут внесены изменения в сценарий.
   - Может, мне хоть какой-нибудь сценарий дадите, чтобы поддержать мою легенду, - Виктору уже не требовались никакие сценарии, но требовалось играть свою роль и здесь.
   - Пока не надо. Это как раз такой случай, когда можно кашу маслом испортить. Ладно, давай я тебя провожу. Ты и так уже долго здесь задержался. Вдруг Клоп искать тебя начнет. Да и мне тоже надо поработать. У меня других дел много.
   Прямо от "Центра" Виктор поехал в сторону парка, где любил бегать по утрам. Он решил в спокойном месте как следует обдумать все события.
   Виктор оставил машину перед входом в парк, а сам пошел пешком вглубь парка, туда, где, как правило, было мало народа. Виктор бродил по заросшим аллеям парка, вспоминал и размышлял. Что он имеет на сегодняшний момент? Операция внедрения в окружение Клопа прошла успешно. Но это план "Центра". Что это дает Виктору? Только заработок, правда, приличный и в двух местах. Но что будет потом? Ведь перед Виктором откроются какие-то тайны империи Клопа, даже уже приоткрылись. Сможет ли он выйти из игры с таким багажом? Вряд ли. Не выпустит его Клоп, во всяком случае, живым. Странно, что Виктору это не пришло на ум еще тогда, когда он соглашался работать на "Центр". Правда, тогда все это было еще в теории, а в багаже Виктора были только знания, почерпнутые из книг и фильмов. Конечно, Виктор мог бы остаться работать на Клопа или под его эгидой открыть собственное дело, учитывая его экстрасенсорные способности. Но ведь они могут и пропасть так же просто, как и появились. Стукнет чем-нибудь по голове, и все, прощай экстрасенс, остался только обыкновенный студент, правда, весьма способный. А что, это выход. Внезапное исчезновение способностей. Тогда он уже никому не будет нужен, по крайней мере, в прежнем качестве. Это надо будет обдумать. Все плюсы и минусы. Кстати, об этих способностях. Виктор с удовлетворением отметил, что может все-таки вызывать видения. Правда, не такие четкие, как ему рассказывал Головня при первых инструктажах, но все же. И голова после этого болит. Виктор потер виски руками, шум в голове уже пропал, но какие-то отголоски остались. Из этого Виктор сделал два вывода, надо усиленно потренироваться, чтобы этот процесс у него проходил легче, а, с другой стороны, надо быть поосторожнее, неизвестно, во что это может вылиться, так и свихнуться можно после очередного сеанса.
   Теперь о "Центре". То, что Виктор увидел во время сеанса, так он решил называть процесс вызывания видений, подтвердило первоначальные мысли о всеохватности работ, проводимых "Центром". Собрание, которое первым увидел Виктор, наверняка, проводила какая-то партия или общественно-политическая организация. За спиной оратора Виктор видел знамя и какие-то знаки на занавесе, но какие, разобрать не мог. Во второй картинке кабинет скорее всего принадлежал руководителю какой-то организации, скорее всего государственной., хотя в этом Виктор уверен не был. И, наконец, альбом. Это какое-то досье, причем очень обширное, альбом был очень толстый. Виктор вспомнил, что фотографии двигались и сменялись, а текст все время плыл, как титры в фильме. Интересно, что бы это значило? Может, информация все время менялась, или в тексте были ссылки на другие источники, хранящиеся в других папках или на компьютере. Но из всего увиденного ничто не указывало на конечные цели работы, проводимой "Центром". Виктор решил, во что бы то ни стало, продолжить сканирование демонстрационного кабинета в "Центре". Сделать это было затруднительно. Попасть-то он туда сумеет, в крайнем случае, придумает какую-нибудь важную информацию, а вот остаться одному - это проблема. Сегодня ему просто повезло, надо придумать какой-то ход.
   Раздался звонок его мобильного.
   - Ты где? Я уже два часа дома, а тебя нет. Работа срочная? - это была Таня. Виктор посмотрел на часы. Действительно, было уже восемь, он и не заметил, как быстро пролетело время.
   - Сейчас приеду. Купить что-нибудь? - Виктор говорил, уже направляясь к выходу из парка.

Глава 16.

Мастерство.

Середина августа.

   Виктор уже десять дней работал в новой должности. Но за это время вместе с Клопом он выезжал всего три раза. Первый раз они ездили к зданию администрации области. Машина Клопа подъехала прямо к парадному входу здания и остановилась на небольшой стоянке под табличкой "только для служебного транспорта". К машине тут же спустился по широкой лестнице человек в штатском и подошел со стороны пассажира. Чуть опустилось затемненное стекло, человек в штатском наклонился к образовавшейся щели, что-то выслушал и вернулся на свое место. Виктор оставил свою машину в проулке недалеко от здания администрации и пешком прошел до небольшого скверика перед парадным входом. Он сел на скамейку так, чтобы держать в поле зрения все здание и машину Клопа. Так он посидел немного, всматриваясь то в машину, то в здание. Потом закрыл глаза и представил себе пустоту. Он действовал по тому же принципу, что и в демонстрационном кабинете "Центра". В этот раз ждать пришлось довольно долго. Молочная пустота, как туман над озером, то сгущалась, то рассасывалась, и в проплешинах появлялись какие-то тени, но сразу же исчезали. Виктор напрягся посильнее, он как бы всматривался в туман. Вдруг кто-то неведомый, очень сильный сдул туман с глади озера. И в освободившееся пространство со всех сторон повалилось что-то неведомое, страшное, тупое и острое одновременно. Это было как в страшном кошмаре. Ничего определенного. Какие-то углы, которые стремились придавить Виктора, аморфные массы, обволакивающие его как липкий кисель. Этот кисель тянул Виктора куда-то, стремился поглотить. Потом из этой массы выстрелила молния или яркая стрела, которая расколола пространство, на миг ослепила Виктора. Сколько-то мгновений была темнота, в которой стали появляться ужасные лица. Эти лица окружили Виктора. У них было все перекошено и смещено, как на картинах абстракционистов. Мало того, они сливались друг с другом, распадались на части. Потом опять кисель, переливающиеся нейлоновыми красками, страшный и противный. Кисель схватил его и стал засасывать, одновременно что-то с боков толкало его тупым углом. Виктора охватил ужас, он задергался, отрывая руки и ноги от киселя, пытаясь выпрыгнуть куда-то на берег. Наконец, после одного сильного толчка Виктор ухватился за что-то осязаемое, что-то типа веревки, и рывком выдернул себя на твердь. Он проснулся, открыл глаза, испуганно осмотрелся вокруг. Мимо проходила какая-то старушка:
   - Ты что? Кошмар увидел или припадочный? Ты на солнце не спи, голову-то припечет.
   Виктор сидел на скамье весь опустошенный. Сердце бешено колотилось, Виктор впервые услышал такое биение в груди. Пот выступил по всему телу, а с головы тек прямо ручьем. Виктор попытался встать, но ноги не слушались. Он опустился, даже рухнул обратно на скамейку. Нет, надо посидеть, подождать, пока его отпустит. Виктор просидел на скамейке с полчаса, впрочем, время он не засекал. Наконец, к нему подошел шофер Клопа.
   - Ты что? Долго ждать?
   - Сейчас пойду, куда поедем?
   Шофер развернулся и пошел к машине. Виктор прислушался к себе, нет, сейчас он ехать не может. Он набрал номер мобильного телефона Клопа.
   - Сергей Сергеевич, вы не ждите меня, поезжайте. Мне что-то не очень хорошо, я посижу еще, потом приеду.
   - Что такое? Помощь нужна? Может отвезти тебя? Я вызову кого-нибудь.
   - Нет, не надо, я сам. Только попозже.
   - Ну, как знаешь. Оклемаешься, приезжай. Я жду.
   Виктор посидел еще немного, раскинув руки на спинку скамейки и запрокинув голову. Потом встал и пошел, но не прямо к машине, а в другую сторону. Он решил пройтись, размять ноги и просто подышать воздухом. Все это было так прекрасно после увиденного кошмара. Нет, больше так экспериментировать он не будет. Виктор имел в виду общественные места, где скапливалось много народа и пересекалось множество мыслей, поступков, желаний и разнообразных эмоций. Только в ограниченном кругу, только в закрытых помещениях или на природе, подальше от цивилизации. Совсем прекратить подобные опыты Виктор не хотел.
   Когда Виктор подъехал к дому Клопа, его уже ждали. Ворота открылись даже без сигнала. Виктор прошел в кабинет Клопа. Тот сидел на обычном месте, в кресле за столом.
   - Рассказывай, что случилось? Увидел что-то? - нетерпеливо скомандовал Клоп.
   - Плохо вышло. Сумбур вместо музыки, как говорил один товарищ. Ничего конкретного. Сплошной кошмар, - Виктор вкратце пересказал свое видение.
   - Так ты все-таки сумел их вызвать, это уже хорошо. А грязи там действительно много. Я думаю, много больше, чем у нас. Но ничего, в следующий раз получится.
   - Ничего не получится! - Виктор резко выкрикнул эти слова. Клоп удивленно посмотрел на него.
   - Я больше в таких местах медитировать не буду. Можно и не вернуться оттуда. Меня чуть не засосало. Вы не знаете, как это страшно.
   - Ладно, ладно. Тебе виднее.
   Виктор говорил о своих страхах, а Клоп почувствовал в нем силу. К силе, в любом ее проявлении, Клоп испытывал уважение. Он, вообще, уважал людей, у которых было что-то за душой.
   - Теперь вызывать видения я буду в закрытых помещениях, где будет не больше двух человек, или на природе.
   - Тебе виднее, - повторил Клоп. Для себя он отметил ограниченность возможностей Виктора. А может это вообще такое свойство природы. Попробуй одновременно посмотреть десять фильмов, да еще, если музыка из десяти динамиков гремит, и вся разная. Тут и Цезарь не справится.
   - Ладно, договорились, - Клоп опять заговорил уверенно, напористо. - Теперь только на твоих условиях. Больше того, если почувствуешь что-то не то, сразу прекращай. В общем, поступай, как тебе кажется лучше. У меня принцип - лучше понемногу всю жизнь, чем сразу много и каюк. А ты еще можешь очень даже пригодиться.

* * * * *

   Две другие поездки были много проще. В одну из них Клоп и Виктор ездили в крупную фирму. Как и было условлено, Клоп прошел в кабинет директора, а Виктор остался в приемной. Но время, проведенное там, оказалось бесполезным. В приемную все время входили люди, о чем-то спрашивали секретаршу, звонил телефон, сама секретарша пару раз обращалась к Виктору. В такой обстановке сосредоточиться было нельзя, не впадать же в транс у всех на глазах. Об этом Виктор и сказал позже Клопу. Тот отреагировал спокойно:
   - Я, в общем-то, многого и не ожидал. Так тебя взял, на всякий случай, ну и, чтобы ты привыкал. В другой раз встреча была организована более обстоятельно. Клоп заранее проинструктировал Виктора:
   - Подъедешь к ресторану в пятнадцать десять, пройдешь в кабинет номер восемь, он будет зарезервирован для тебя. Туда сразу же подадут обед и больше в течение получаса тебя не побеспокоят. За этим проследят. Я с человеком буду в соседнем, седьмом, кабинете. Стены там звукоизолированы в меру. Нормальный разговор из соседнего кабинета не слышно, если, конечно, кричать не будешь. Тебе надо прощупать моего собеседника, какие у него намерения, да и не врет ли он. Хотя, конечно, врать будет.
   Виктор сделал все, как в инструктаже. В восьмом кабинете он сел лицом к стенке седьмого. Когда ушел официант, подавший обед, Виктор уставился в стенку и стал сосредотачиваться. Картинки, которые он увидел, были странные, даже веселые. Сначала высокий, красивый и мужественный человек в отличном строгом костюме показывал фокусы. Причем показывал Виктору. Он подносил руки к его глазам, вертел ими, показывая, что они пустые. Потом делал неуловимое движение, и в руке появлялись то шарик, то карта. Потом этот же мужчина раскачивал качели, на которых сидел какой-то ребенок с взрослым лицом, как у лилипута. Мужчина толкал качели все сильнее и сильнее. Люлька взлетала все выше и выше. Наконец, она сделала полный оборот, другой, третий, и малыш с взрослым лицом вылетел из люльки. Затем мужчина в том же строгом костюме мыл пол в комнате. Он домыл до дверей, выжал тряпку и расстелил ее на полу. Он очень тщательно вытер ноги о тряпку, повернулся к Виктору и помахал ему рукой.
   Клоп, которому позже, уже дома, все это рассказал Виктор, очень веселился
   - Да, очень похоже. Он о себе очень высокого мнения, и свинью может подложить в любой момент. А в разговоре, так лучший друг. Лучший друг после Гитлера, - вспомнил Клоп поговорку из детства.
   Виктор ничего на это не ответил, а про себя подумал:
   - Неизвестно еще, кого я увидел, собеседника Клопа или самого своего нынешнего шефа. Ведь, воочию он этого собеседника никогда не видел.
   Все другое время Виктор проводил либо на базе у Серого, либо сидел в машине и читал книги, которые он приобрел после последнего посещения "Центра". Книги были посвящены различным паранормальным явлениям, экстрасенсам, искусству индийских йогов. Виктор надеялся почерпнуть в них какую-то информацию, полезную для себя, или как-то объясняющую его дар. Но конкретной информации было мало. Книги были, в основном, популярные, в них часто описывались просто какие-то случаи или раскрывались жульничества на почве экстрасенсорики.
   - Надо будет подыскать более серьезные книги, - подумал Виктор. - Что-то вроде монографий, учебников. А, может, таких и нет? Надо поговорить с Головней, может он посоветует. Повод есть, надо же поддерживать легенду. Главное, он хотел узнать, как безболезненно проводить широкие сеансы. Можно, конечно, потренироваться, попробовать разные методы. Повысить мастерство методом проб и ошибок. Но Виктор понимал, что такое обучение может закончиться плачевно. Случай у здания администрации области очень напугал его. Когда Виктор посещал Серого, они, в основном, сидели в его кабинете и говорили за жизнь. Теперь Виктор не расспрашивал Серого о Клопе. Ему это было не интересно. Он в значительной мере потерял интерес к заданию "Центра". А у Серого он хотел узнать, что случилось с парнем со склада, "предателем", и про историю с ограблением фур и ее продолжение. Напрямую спрашивать он не мог, разве что о "предателе". Все-таки как бы его крестник. А про фуры он даже заикнуться не мог, какое его дело? Виктор хотел выяснить не подробности ограбления, а понять, подстроена эта история "Центром" или это просто совпадение, использованное тем же "Центром". Но Серый эти темы не затрагивал. И, вообще, он больше говорил на отвлеченные темы, не связанные с работой империи и даже его базы. Максимум, что он позволял себе, это ругань по поводу плохого товара или нерасторопности своих сотрудников.
   - Может предложить Серому сеанс с предсказанием будущего? - улыбнулся про себя Виктор. - И под этим предлогом просканировать его прошлое. Нет, это не годится. Результат неизвестен. А подозрения могут возникнуть, не у Серого, так у Клопа, это точно.
   Виктор не отчаивался. Когда человек много говорит, он непременно проговорится.
   И еще в свободное время Виктор много размышлял о своем плане более подробного сканирования "Центра". Задача, в общем-то, одна. Надо, как минимум, на полчаса остаться одному в демонстрационном кабинете. Трудность заключалась в том, что провести его туда мог только Головня. Но после этого тот должен куда-то отлучиться. Значит, его надо вызвать, но вызвать ненадолго, чтобы Головня оставил Виктора в кабинете, а не перенес разговор на другое время. И затем, каким-то образом задержать его. Видеокамер в кабинете Виктор не опасался. Сидит себе человек и сидит. Ну, вздремнул немного, с кем не бывает.
   За эти дни Виктор побывал в "Центре" один раз и пробыл там недолго. Ему дали только один сценарий, и то Головня предупредил его - это так, на всякий случай, для "поддержки штанов". Здесь наша помощь не понадобится, так что время выбирай сам. Не получится, и не надо.
   Главное задание Виктора заключалось в передаче информации о каждом шаге Клопа. Виктор понял, время изучения Клопа кончилось. Значит, наступило время действовать, и для "Центра", и для Виктора.

Глава 17.

Инспекция.

Двадцатые числа августа.

   В "Центре" опять была инспекция. Об этом Скрипник предупредил Головню еще за неделю.
   - Подготовься очень хорошо. Возможно, будет целая комиссия. Предстоит предварительная сдача проекта. Заказчики торопят. Им нужна действующая модель уже сейчас.
   Головня докладывал в демонстрационном кабинете. Комиссия состояла из двух человек. Один, постарше, был тот же человек небольшого роста, что и в первую инспекцию. И устроился он, как и в первый раз, в широком кресле для отдыха в углу кабинета. На столик рядом с собой он положил лист бумаги, ручку и папку. Он был старшим в комиссии, как пояснил Скрипник Головне. Другой, помоложе, сел рядом со Скрипником у стола. Он тоже разложил чистые листы бумаги и в руках вертел ручку.
   Головня начал доклад с краткого изложения задания. Потом включил экран видеоустановки и взял в руки указку с пультом управления. На экране высветился схематичный план города с окрестностями. По всему плану были расставлены квадратики, означающие объекты, изучаемые "Центром". Квадратиков было значительно больше, чем объектов в первоначальном плане, доложенном Головней восемь месяцев назад. Головня объяснил смысл схемы и дал характеристику каждого объекта. Затем он переключил кнопку на указке. На экране появилась логическая схема его модели. Головня углубился в объяснение всех нюансов модели, но Скрипник прервал его:
   - Об этом потом, покажи, как действует.
   - Действие основывается на трех моментах: модель общества, числовые и логические описания выбранных объектов и начальные условия, определяющие дальнейшее поведение модели.
   Головня направил указку на экран. На экране вновь появилась схема города с квадратиками.
   - Для демонстрации модели выбраны два варианта, слабый и сильный. Слабый заключается в том, что раздражающий сигнал, который описывается начальными условиями, априори не оказывает сильного влияния на жизнь города и области. В нашем случае выбран инспекционный приезд министра обороны. Прошу внимания.
   Головня опять нажал кнопку на указке. На экране произошло некоторое, даже малозаметное движение. Пара квадратиков чуть сместилась и скукожилась, один исчез совсем, но основная масса квадратиков и стрелок между ними осталась неизменной. Справа на экране на чистом до того поле появился текст с таблицами и формулами.
   Головня ткнул указкой в это поле:
   - Все изменения числовых и логических параметров модели, а, значит, и состояние города и области отмечено здесь. Все это, разумеется, выдается и на бумажные носители, - Головня немного отошел от экрана, давая возможность присутствующим полюбоваться картинкой.
   - Теперь более сильный вариант. В качестве раздражающего сигнала выбрано открытие в области крупного месторождения нефти, гипотетическое, разумеется. Замечу, что вариант с другим открытием, например, золота дает близкий, но, все же, другой результат.
   Головня переключил изображение на экране. Появилась схема области и города.
   - Начинаем. Открыто крупное месторождение нефти. Очевидно, что в этом случае появятся и внешние воздействия, например, из центра и с востока страны, и, возможно, из-за границы. За неимением точных параметров этих воздействий, я проварьировал их в разумных пределах. То есть, в принципе, могут появиться разные результаты в зависимости от силы местных воздействий.
   Головня нажал на кнопку. Квадратики на схеме пришли в движение. Одни квадратики стали распухать и накрывать большую территорию вместе с находящимися там объектами. Другие стали метаться по схеме как угорелые, иные из них как бы взрывались и исчезали. На поле для текстовой информации цифры и таблицами быстро сменяли друг друга. Наконец, все успокоилось.
   - Остановка модели не связана со стабилизацией обстановки, дальше действия будут продолжаться, но не столь интенсивно. Мы просто выбрали разумный временной параметр. Кроме того, прогноз на более длительное время дает большие ошибки. Кстати, данные могут быть выданы в любом временном или пространственном разрезе.
   Головня отошел от видеоустановки, но экран выключать не стал. Пусть полюбуются. Он был очень доволен своей работой. А сейчас ожидал вопросов. Первым начал старший комиссии своим тихим, но четким голосом:
   - Насколько точны результаты по вашей модели? Насколько сложно обращение с ней? Я имею в виду запуск модели, подбор параметров, расшифровка результатов.
   - О точности модели я уже упомянул. Чем на больший промежуток времени ведется прогноз, тем больше ошибки. Например, на неделю - один процент, на месяц - пять, а на полгода - от десяти до тридцати. Но результаты всегда можно корректировать. То есть, по мере развития событий можно ввести изменившиеся или вновь появившиеся параметры. Теперь о сложности работы. Она не более, чем в каких-либо ситуационных играх. Сервисные программы по вводу и выводу данных отработаны хорошо и рассчитаны на рядового пользователя компьютера. Кроме того, я могу всегда обработать данные по вашему заказу.
   - Работать будете не вы, - хоть и тихо, но довольно грубо заметил старший комиссии. - Передайте все материалы, инструкции и программы нашему сотруднику.
   Старший указал рукой на молодого человека, сидящего рядом со Скрипником. Тот молча кивнул головой.
   - И обучите его. На учебу два дня, - закончил старший. Он стал, взял свою папку и отправился к двери. За ним потянулись его подчиненный и Скрипник. Головня остался один в кабинете. Последние слова заказчика немного убавили в нем удовлетворение от проделанной работы и доклада. Но с другой стороны, эти же слова означали, что работа принята.
   Головня окинул взглядом комнату. На столике рядом с большим креслом в углу лежал чистый лист бумаги и ручка, которую оставил заказчик. Головня хотел позвонить Скрипнику, но тут же передумал. Надо будет, сами придут. Головня даже не стал дотрагиваться до ручки, пусть лежит, где лежала. Он просто сел в кресло за столом и стал ждать. Примерно через час в кабинет вошел Скрипник:
   - Работа принята на "хорошо". Почему не на "отлично", не понимаю. Замечаний особых не было. Эту работу будем продолжать, по крайней мере, еще два месяца. От тебя потребуются уточнения в модели и исходных данных. Вероятно, будут дополнительные указания от заказчика. И моя исполнительная группа будет тебе подкидывать информацию. Да, еще. Заказчик очень заинтересовался работой по Клопу. Они ведь обеспечивали эту операцию. Очень сильно обеспечивали. Подготовь отдельно материалы по нему, начиная от плана работ и кончая последними данными.

* * *

   На следующий, после посещения "Центра" комиссией, день Головня вызвал Виктора к себе. Виктор позвонил Клопу, предупредил, что будет отсутствовать примерно час. У Клопа никаких планов не было, и Виктор поехал в "Центр".
   Виктор думал, что его вызвали для нового задания, но разговор пошел о другом.
   - У нас закончился этап работы в твоем направлении, дальше будет просто уточнение каких-то деталей, - Головня говорил, перебирая бумаги на рабочем столе. - И твой контракт кончается первого сентября. Но я думаю, что информация от тебя еще пригодится. Мне надо убедить руководство в продолжении твоей работы. И твое согласие, конечно. Ты согласен?
   Головня немного лукавил, информация может пригодиться, а, может, и нет, но Виктору он хотел дать подработать. Но вслух об этом говорить было нельзя. Сейчас данные по Клопу для работы модели он получал от исполнительной группы.
   - Конечно, согласен. Тем более, если придуряться больше не надо, - Виктор имел в виду работу по сценариям "псевдопредвидения".
   - Нет, сейчас больше не надо, хотя один сценарий у тебя в запасе есть, и пока хватит. Ты сядь там, в углу, - Головня показал на кресло для отдыха. - Напиши заявление на имя руководителя "Центра" о продолжении работы на два месяца.
   На столике рядом с креслом лежали листы бумаги и ручка, очень красивая, с позолотой. Виктор вслух восхитился ручкой.
   - Да это не моя, заказчик оставил, - отмахнулся Головня.
   Виктор быстро написал заявление всего из одной строки: "Прошу продлить мой контракт на два месяца".
   Головня прочитал это коротенькое заявление и вернул Виктору:
   - Тебе, что, заявлений писать не приходилось? Обосновать как-то надо. Приведи доводы.
   Виктор опять сел в кресло и, подумав немного, написал обоснование. Он сослался на то, что Клоп изменил свое поведение и ведет активную работу вне дома. Это может принести дополнительную информацию. Клоп в заявлении был обозначен как объект. Виктор перечитал заявление и отдал бумагу Головне. Ручку он машинально сунул в нагрудный карман.
   - Вот, больше не знаю, что писать.
   - Достаточно, остальное я на словах добавлю, - заметил Головня, прочитав заявление. - Ты сейчас иди, больше у меня для тебя ничего нет. О результате позвоню. И ты звони, после первой же поездки вместе с Клопом.
   Виктор сидел в машине недалеко от дома Клопа и читал толстую монографию об аномальных явлениях. Книга была написана серьезным ученым, известным своими исследованиями в этой области. В книге были собраны все факты, слухи и предположения об аномальных событиях, начиная с летающих тарелок и кончая так называемыми людьми-магнитами. И проведен очень серьезный анализ достоверности событий и возможных причин их появления. Виктор с большим интересом читал и делал заметки на листе бумаги, служившие закладкой в книге. Почитав полчаса, он заметил, что пометки делает ручкой, которой он писал заявление. "Нехорошо получилось, еще подумают, что он специально ее взял, то есть украл. Надо позвонить Головне, предупредить. Ручка, наверное, дорогая, может быть подарок. Вдруг заказчик спохватится. Стоп. Заказчик. Это ручка заказчика. Того, кто затеял весь эксперимент. Может, эта ручка несет информацию, которой обладал заказчик. Может, он ею пользовался, когда составлял план эксперимента или, по крайней мере, согласовывал, утверждал. Попробовать, что ли, ручку просканировать. С предметами Виктору еще работать не приходилось. Виктор завел машину и поехал по направлению к роще, где когда-то он услышал лязг строительства. Ему нужно было спокойное место, где ему бы никто не помешал, и информационное поле было чистым. В роще Виктор остановился на небольшой полянке, вышел из машины, отошел в сторону и лег на траву. Он лежал, закрыв глаза и крепко держа ручку в правой руке. Левой он немного массировал себе лоб.
   Виктор постарался представить себе заказчика. Какой он, высокий, маленький, молодой, старый? Неважно, в конце концов. Главное, что заказчик. Значит, значительный человек. Виктор представил, как некто, очень важный, просматривает бумаги, делает пометки позолоченной ручкой. Сам он в это время вертел ручку в правой руке, как бы повторяя движения заказчика. И это сработало. Образ заказчика исчез. Появились документы. Они сменялись так быстро, что Виктор не успевал заметить ничего конкретного. Тексты мелькали один за другим. "Надо остановить их, надо вчитаться хотя бы в один", - Виктор напрягся. Мелькание прекратилось. Появился один документ, красиво оформленный, с шапкой-заглавием вверху и подписями внизу. Но текст прочитать было невозможно. Просто набор букв. Виктор напряженно всматривался в набор букв, пытаясь понять смысл, за ними скрывающийся. Строчки расплылись и исчезли. Вместо них появилась большая карта. Виктор узнал очертания России. Там и сям некоторые районы были обведены красными кругами. Некоторые были заштрихованы, от других шли красные стрелки. Потом круги стали менять форму и размеры. Одни вытягивались довольно значительно и охватывали большую территорию, другие расширялись лишь чуть-чуть. Но все они стремились своими границами друг к другу и, наконец, покрыли всю карту. После этого карта стала разрываться по местам склейки этих бывших кругов, а теперь неровных клякс. Изображение стало увеличиваться, как в кино при наплыве камеры. В поле зрения осталась только одна клякса, вытянутая в вертикальном направлении. На фоне кляксы стали появляться разные лица и фигуры. Одно лицо мелькало чаще всего. Оно то улыбалось, периодически заслоняемое руками, похоже, человек приветствовал кого-то, то морщилось и выбрасывало бранные слова прямо в лицо Виктору. Потом лица исчезли, а клякса начала шевелиться как большой муравейник.
   Что-то выдернуло Виктора из этих видений. Он открыл глаза и прислушался. Звонил его мобильный телефон, прикрепленный на поясе.
   - Привет, это Серый. Тебя Сергеич разыскивает. Приезжай, у нас событие, уж не знаю, радостное или нет.
   - Сейчас приеду.
   Виктор опять улегся в прежнюю позу и попытался вернуться в состояние, прерванное звонком. Но ничего не получалось. Виктор был раздосадован и на Серого, и на Клопа, даже на самого себя, за то, что не отключил мобильник.
   - Ладно, позже повторю, - подумал Виктор и пошел к машине.
   В кабинете Клопа было многолюдно. Все оживленно переговаривались, стоя кучками по всей площади кабинета. Виктор почти никого не знал и сразу подошел к Серому.
   - Что случилось?
   - Сергеич в губернаторы пошел. Сегодня заявление подал.
   Об этом можно было догадаться. Все последние поездки Клопа говорили о том, что он куда-то метит.

Глава 18.

Результат.

Конец августа.

   На следующий день Виктор попытался повторить сеанс с ручкой заказчика, но ничего не получилось. Он пробовал несколько вариантов - и лежа на спине, и сидя в кресле. Вертел ручку в руках, прижимал ее ко лбу, всматривался в нее. Ничего. Туман даже не пытался рассеиваться. Наверное, он выбрал всю информацию из ручки в первом сеансе, но уловить и осознать ее полностью не сумел. Надо позвонить Головне и предупредить, что ручка у него, вдруг хозяин спохватиться. Заодно узнать о результатах рассмотрения его заявления, ну и сообщить о намерениях Клопа баллотироваться на пост губернатора, хотя об этом они, наверняка, узнают сами.
   "Надо проанализировать добытую информацию. Похоже, такую работу, как в нашем городе и области, или эксперимент, по выражению Головни, "заказчики" проводят по всей стране. И цель ее - захват власти или, по крайней мере, ключевых постов в управлении и экономике. Но, что значит разрыв карты страны на части? Неужели действительно хотят разбить страну на отдельные государства? Зависимые или независимые - другое дело. Это что? Принцип - разделяй и властвуй? Но это же нереально. Хотя до девяносто девятого и развал такого монстра, как Советский Союз казался не реальным. Тогда какими методами? Дестабилизация положения в регионах? Возможно. Если в управлении каждой области будут свои люди, то "разругаться" или, наоборот, "покорешиться" не будет никаких проблем. А там "развод" одних и соединение других. Да, так вполне возможно. И никакие центральные власти не смогут справиться с такими процессами, происходящими одновременно по всей стране. И он, Виктор, помогает осуществлению этого проекта. Нет, надо помешать эксперименту. Но как? Сообщить в органы или в прессу? Не поверят. Да и кто бы поверил? Полгода назад он и сам бы не поверил. Да и неизвестно, к кому обращаться. Вполне можно нарваться на людей "заказчиков". И для Виктора это может обернуться большими неприятностями. Очень большими. Надо действовать тоньше", - на этом анализ Виктора был прерван. Позвонил Клоп и вызвал Виктора к себе. Речь пошла о предвыборной кампании Клопа.
   На небольшом столе для заседаний, приставленном к рабочему столу Клопа, были разложены рекламные буклеты, цветные фотографии и листовки.
   - Вот, посмотри, - начал Клоп. - Это моих соперников на выборах. Надо побывать на их выступлениях, встречах с избирателями и прощупать твоими методами. Тебе поможет начальник моего избирательного штаба. Кто ты такой, он не знает. Я тебя представил, как психолога, изучающего разные психотипы. В общем, близко к истине. Но ты с ним больше помалкивай. Докладывать будешь только мне.
   Виктор перебирал буклеты и фотографии немного рассеянно. Сейчас ему было неинтересно новое задание, которое ему поручил Клоп. Мало того, что неинтересно, оно может просто мешать решению той задачи, которую поставил перед собой Виктор. Но вдруг он остановился и всмотрелся в одну фотографию. Потом пробежал глазами тексты, приложенные к фотографии. Лицо на снимке было ему знакомо. Это было то самое лицо, которое явилось ему на фоне карты во время сеанса с ручкой.
   - Что, знакомого увидел? - заинтересовался Клоп. Он заметил замешательство Виктора.
   - Это кто такой? - вопросом на вопрос ответил Виктор.
   Клоп подошел к столу и взял в руки фотографию:
   - Это варяг. Его какая-то инициативная группа выдвигает. Но у него шансов мало. Чужих у нас не любят.
   - Не скажите. Меня прямо кольнуло что-то, когда я в фотографию всмотрелся. Опасность от него исходит.
   - Интересно. Никогда бы не подумал. Я дам команду проверить его досконально. А ты с него и начни. Начштаба тебе организует возможности для сеанса во время его встречи с избирателями.
   - Хорошо бы без избирателей. Необходим самый минимум людей вблизи клиента, чтобы чужого фона не было.
   - Подумаем. Эти материалы возьми все себе. Сейчас подъедет начштаба. Я вас познакомлю.
   Еще через день рано утром Клоп опять вызвал Виктора. Но Виктор попросил перенести встречу часа на два, на три. Ему надо было съездить на факультет, посмотреть расписание, встретиться с руководителем дипломного проекта и обговорить с ним некоторые детали.
   С однокурсниками Виктор был рад встретиться, но оставаться на дружеские посиделки, предложенные ими, он не стал. Сейчас было не до этого.
   Освободился Виктор только к обеду и сразу поехал к дому Клопа. Ему было немного грустно. Встречи с однокурсниками, само посещение факультета всколыхнули в нем воспоминание о спокойной и размеренной жизни, об учебе. Эта жизнь была уже вне его. Обилие событий за эти каникулы отдалили его от прежних привязанностей и отодвинули всю прежнюю жизнь куда-то далеко в прошлое, сделали ее какой-то незначительной, даже мелкой. Нет, он не чувствовал себя "человеком над толпой", но он уже и не был "человеком из толпы".
   Клоп ожидал Виктора с нетерпением.
   - Ты прав был, когда обратил внимание на этого варяга. Очень темная личность. А те, кто за ним, еще темнее. Очень сильная группа за ним. Но кто за ним, пока не знаем, точно не из нашего города. Варяг всего неделю в городе, а ему уже организовали четыре встречи с избирателями. Причем где? В крупнейших фирмах, куда просто так не допустят. Так что ты на премию уже заработал. Мои по нему продолжают работать, и ты поработаешь. Завтра он выступает в городском театре. Ты попробуешь "прочитать" его. Спрячешься в суфлерской будке, там тебя закроют на все время выступления. Будкой давно не пользуются, и окно из нее на сцену, или как там оно называется, закрыто чем-то. Но сцену ты будешь видеть. Это тебе обеспечат. Завтра в одиннадцать подъезжай сюда. Выступление назначено на два часа, но тебе надо быть заранее. Может, проверять будут здание. Если услышишь какой-нибудь шум, замри и не двигайся. С собой возьми книжки, конспекты. И время ожидания убьешь, и легенда будет на всякий случай. Ты - студент, решил дождаться вечернего спектакля, на халяву, так сказать, а заодно, и поучиться.

* * *

   Виктор сидел в полутемной суфлерской будке уже больше двух часов. Собственно, по первоначальному своему назначению она не использовалась. Это была скорее кладовка, причем не заглядывали сюда очень давно. Отвлекли Виктора за это время только один раз. В проходе под сценой послышались негромкие голоса. Разговаривали двое. Виктор замер. Голоса приближались. Но вдруг раздались окрики откуда-то подальше, ответные слова не заставили себя ждать. Спорящие голоса стали удаляться и совсем исчезли. Видно, это сцепились охранники кандидата и люди Клопа. В спокойный промежуток времени Виктор попытался просканировать сцену и зал. Он хотел проверить существующий фон и, если возможно, избавиться от него. Опыт с ручкой подсказывал, что после первого прочтения информационный фон исчезал. По крайней мере, Виктор его не воспринимал.
   Сначала Виктор сосредоточился на сцене. По отработанной схеме он представил пустоту, наполненную туманом, и стал всматриваться в нее. Напрягаться пришлось долго, но четкие картинки не появлялись. Лишь иногда местами туман уплотнялся, темнел, но не приобретал четких очертаний. Такое темное пятно перемещалось немного в сторону и растворялось. Никаких сильных ощущений Виктор не испытал. Потом Виктор повернулся к залу и повторил процедуру. Здесь результат был еще хуже. "Да, видно в этом зале страсти послабее, чем около здания администрации области. А, может, у Виктора ослабла способность к восприятию?"
   Встреча кандидата в губернаторы, варяга, с избирателями началась на полчаса позже намеченного времени. Виктор не сразу приступил к сеансу. Он хотел всмотреться в варяга, вслушаться в его слова. Но тянуть тоже нельзя. Во второй половине встречи могут быть вопросы из зала и, даже, выступление каких-то гостей, что может смазать картину.
   То, что Виктор увидел во время сеанса, разочаровало его. Варяг вскидывал руки, плыл над толпой, нырял вниз и взмывал вверх. В общем, ничего особенного. Только в конце видения показалось нечто интересное. Сам кандидат исчез, все поле зрения заняла толпа среди игрушечных домов и производственных зданий. Виктор смотрел на нее глазами варяга откуда-то сверху и сбоку. Люди осторожно переминались, не сдвигаясь с места. Потом они начали стремительно уменьшаться и передвигаться, скапливаясь в двух местах. Остальное пространство опустело. Потом вся картинка размазалась.
   Позже Виктор никак не мог расшифровать, дать какое-то толкование увиденному. Впрочем, для него это было не столь важно. Виктор уже продумал, что он скажет Клопу, в каком плане подаст "увиденное".
   Прошло еще полчаса после окончания встречи, когда лязгнул запор на дверях его каморки. Пришел человек, который привел Виктора сюда и выпустил его.
   Клоп ждал доклада с нетерпением. Виктор пересказал ему увиденное, добавив усиление в образе решеток, передвигаемых и разрушаемых зданий, сгоняемых куда-то людей. Закончил он почти трагически:
   - Последние картинки, которые я видел, были очень расплывчаты и накладывались друг на друга. Так что точно я их описать не могу. Но у меня сложилось четкое ощущение чего-то трагического. Все изменится. Сменятся хозяева имущества, а, может, и совсем исчезнут. В общем, будет какой-то сильный передел. И на народе это сильно скажется, в плохую сторону, разумеется. Я, даже, для себя увидел или почувствовал плохой разворот жизни.
   Клоп очень внимательно слушал Виктора. Все сказанное сильно перекликалось с данными, добытыми людьми Клопа из разных источников. За варягом стояла очень сильная группа не из города и не из области. А откуда, никто не знал. У этой группы были и большие финансы, и влияние на очень высоких уровнях. Избирательный фонд варяга состоял, в основном, из пожертвований свежеиспеченных фирм, зарегистрированных на неизвестных людей. Причем, пожертвования составляли почти весь уставной капитал этих фирм. Но были еще и другие средства, нигде не зарегистрированные, но активно работающие в предвыборной кампании. Значит, в город и область хотят проникнуть чужие. Для чего? Не из благотворительных же соображений. Подмять под себя хотят. Сам же Клоп тоже для этого пошел на выборы.
   - Я осмелюсь посоветовать, - осторожно сказал Виктор. - Вам надо остановить варяга. Ваши интересы в случае его победы могут сильно пострадать, и мои тоже.
   Клоп знал это. Он уже принял решение. После ухода Виктора Клоп сел за телефон. Он назначал встречу на завтра наиболее влиятельным людям из различных группировок города.

Глава 19

"Конец"

Сентябрь.

   На встрече, сходке или переговорах, как угодно можно назвать, с влиятельными людьми Клопу надо было убедить их прервать карьеру варяга. Сложность заключалась в том, что Клоп не мог ссылаться на Виктора. Он не хотел раскрывать такого своего сотрудника, да и не поверят ему, а то и засмеют.
   Клоп изложил все, что он узнал о варяге и о группе, его поддерживающей. О перспективах после выборов варяга он рассказал наиболее красочно, сославшись на некие планы, которые мельком видел его человек. Все звучало очень убедительно. Да и присутствующим было ясно, что чужого в их епархию допускать было нельзя. Решить проблему поручили одной из групп, имеющих опыт в таких делах. Условие было единственным, по возможности избежать смерти подопечного. Осложнений никому не хотелось. На прощание все пожелали Клопу удачи и заверили в своей поддержке.
   Клоп был уверен, что проблема с варягом будет решена, а, главное, не его руками. Ему надо быть максимально чистым на период выборов. По предварительным рейтингам он был на втором месте после действующего губернатора. Сейчас необходимо усилить работу с избирателями.
   Виктор получил неделю отпуска от Клопа. Ему надо было уладить некоторые дела на факультете. Первое, это решить вопрос с обязательной практикой, которую необходимо пройти всем пятикурсникам. Виктор переговорил со своим руководителем дипломного проекта, тот договорился на кафедре, и вопрос был решен. В качестве преддипломной практики Виктор получил задачу расчета параметров одного из узлов двигателя. Это было частью работы, выполняемой кафедрой на коммерческой основе по заказу сторонних организаций. Такое распределение работ практиковалось на кафедре. Обоим сторонам было выгодно, студентам засчитывалась практика, и они получали зарплату в размере стипендии, кафедра за небольшую плату получала выполненную работу. Как распределялись основные средства, полученные заказчиков работы, ходили только разговоры. Для Виктора в такой практике самым важным была возможность самому выбирать время работы.
   Второе, что надо было решить, это порядок подготовки и защиты самого дипломного проекта. Этот проект у Виктора уже был практически закончен. Они договорились, что Виктор подготовит его для предзащиты на кафедре в течение двух месяцев, чтобы по окончанию пятого курса прошло только формальное утверждение его комиссией. Основная задача перед Виктором состояла в развитии своих идей с целью подготовки кандидатской диссертации опять же к концу пятого курса. Это будет весомой рекомендацией для его поступления в аспирантуру.
   Вся неделя отпуска у Виктора ушла на эти организационные моменты, и в понедельник утром он позвонил Клопу с сообщением о готовности к работе. Клоп сразу вызвал его к себе. По дороге к дому Клопа Виктор прослушал городские новости. Передавали репортаж о ходе предвыборной кампании в областную Думу и в губернаторское кресло.
   - Наш корреспондент передает о странном исчезновении Вавилова - одного из кандидатов на пост губернатора. Напоминаем, что Вавилов не является жителем нашей области и выдвинут инициативной группой. Он вел довольно активную агитационную работу. Вы могли слышать его выступления на нашей волне, а также в телевизионных программах. Но на две последние встречи с избирателями Вавилов не явился. В его штабе нашему корреспонденту отказались отвечать на любые вопросы. В правоохранительных органах ответили, что никаких заявлений о пропаже Вавилова или каких-либо противоправных действиях против него и его сотрудников к ним не поступало. Мы будем следить за развитием событий. Виктор сразу по приезде к Клопу выпалил:
   - Вы слышали, Вавилов, тот самый варяг, пропал. Сейчас по радио сообщали.
   - Загулял, наверное, - казалось, Клопа это не интересовало. - Такое бывает, с поклонницами или поклонниками увлекся. Я тебя для другого вызвал. Ты меня прощупай в плане выборов. Что мне светит или чего опасаться?
   Виктор был рад такому повороту событий. Это было в русле его плана. Первая часть плана уже осуществлялась. Виктор был уверен, что к пропаже варяга Клоп приложил руки. Недаром же он проявил такой неинтерес к сообщению Виктора. Сейчас предстояло выполнить вторую часть плана. Если бы Клоп не предложил себя "прощупать", Виктору пришлось бы как-то подводить его к этой мысли.
   - У Вас плакаты предвыборные есть? - обратился к Клопу Виктор.
   - Вон, в углу, целая куча их. Выбирай любой, - Клоп показал в сторону угла за рабочим столом.
   Виктор перебрал несколько плакатов и выбрал один. На нем на фоне города крупно и ярко было написано: "Выбирай своего" и помещена фотография Сергея Сергеевича. Виктор прикрепил плакат к стенке на уровне головы Клопа, потом попросил выключить телефоны. Свой он тоже выключил. Потом попросил Клопа встать у стены возле плаката так, чтобы не заслонять его. Плакат Виктору для сеанса нужен не был. Его он повесил для убедительности результатов, которые он заранее продумал. Виктор этим сеансом хотел убить двух зайцев. Узнать, что на уме у Клопа и направить его действия по нужному руслу. А именно, отказаться от выборов. Виктор уселся в кресло и стал всматриваться в Клопа. При этом он старался не замечать плаката, как бы зашторив его. Виктор хотел бы, в принципе, провести глубокое сканирование Клопа, чтобы вывернуть все его подсознание, прочитать всю информацию о его прошлом и будущем. Но сейчас так поступать было нельзя. Такой сеанс мог невольно выдать истинные намерения Виктора. Ведь он мог войти в такой транс, что перестал бы контролировать себя. Легкий сеанс был недолгим и очень успешным. По крайней мере, он почерпнул для себя кое-что интересное. Но прекращать сеанс он не спешил. Виктор посидел с закрытыми глазами пару минут, потом вскрикнул, дернулся всем телом и резко вскочил. Кресло при этом чуть не опрокинулось. Клоп сделал несколько шагов по направлению к Виктору, но тот вытянул вперед руки, как бы отстраняясь. Потом Виктор опять уселся в кресло, немного посидел, несколько раз глубоко вздохнул, как перед нырянием в воду, и обратился к Клопу.
   - Плохо дело, Сергей Сергеевич. Гроб я увидел. Кто в нем, я не очень разглядел, но очень на вас похожий. Сначала люди какие-то были, мне не знакомые, все радовались, поздравляли друг друга. А потом внезапно гроб появился.
   Клоп прошел к своему креслу за рабочим столом и сел в него. Он молчал, отвернувшись от Виктора. Потом тихо пробурчал:
   - Да, обрадовал ты меня. Ошибки не может быть? Хотя ожидать этого можно. Ладно, иди. Мне обдумать все надо.

Эпилог.

Конец сентября.

   Из новостей городского радио:
   "Сегодня стало известно сенсационное сообщение из областной избирательной комиссии. С предвыборной гонки сошли сразу пять участников. Это три кандидата в областное законодательное собрание и два кандидата на должность губернатора области. Один из них, Вавилов. Как мы уже ранее сообщали, неделю назад он пропал из поля зрения как избирателей, так и официальных органов. При этом и в его штабе, и в официальных органах, к этому исчезновению отнеслись спокойно. Другой кандидат, очень успешный местный предприниматель, в предвыборной гонке шел на втором месте, но упорно сокращал свое отставание от действующего губернатора. Что заставило его сойти с дистанции, неизвестно. Сегодня утром представители этих кандидатов на пост губернатора подали заявления об отказе баллотироваться на этот пост. Трое кандидатов в законодательное собрание такие заявления подали еще накануне".
  
  
  
   2
   Эксперимент Жила В.А.
  
  
  
  

г. Бийск (3854) 36-72-86

  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Д.Гримм "З.О.О.П.А.Р.К. Книга 1. Немезида"(Антиутопия) А.Калинин "Игры Воды"(Киберпанк) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) Д.Маш "Никто не ждет испанскую инквизицию!"(Любовное фэнтези) Е.Сволота "Механическое Диво"(Киберпанк) А.Емельянов "Последняя петля 3"(ЛитРПГ) LitaWolf "Жена по обмену"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Н.Самсонова "Траарнская Академия Магии"(Любовное фэнтези)
Хиты на ProdaMan.ru Мои двенадцать увольнений. K A AЧистый лист. Кузнецова ДарьяНедостойная. Анна ШнайдерСлужба контроля магических существ. Севастьянова ЕкатеринаПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаКогда плачут драконы. Вера ЭнЧП или чертова попаданка - ЭПИЛОГ. Сапфир ЯсминаБаба с возу, кобыле скучно! Книга 2. Анабель Ли (Anabelle Leigh)Темная Академия-2. Снежная МаринаОтверженная. Печурина Мария
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"