Жув Д Арк: другие произведения.

Лжеклассификация На Лженауку И Лжеученых

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ответ М.Е. Полякову о лженауке

  
  Заметки к
   Размышлениям О Лженауке Полякова Максима Евгеньевича
  
   Я разделяю с автором заметки тревогу о том, что все больше и больше безответственных выступлений под видом популяризации научных знаний и под видом обсуждения сенсационных новых и более верных идей проникает в общественное сознание через средство массовой информации.
  Однако автор совершенно искажает проблему. На мой взгляд, его заметка как раз является характерным лженаучным выпадом.
  
   УЧЕНЫЕ И ЛЖЕУЧЕНЫЕ
  
  Не всё так просто и банально, дескать, есть ученые и есть лжеученые. Если бы!
  На самом деле все люди, стремящиеся к знаниям, в том или ином вопросе, как правило, все-таки специалисты. Если бы дело обстояло так, что лжеученый говорит только ерунду, а ученый - только истину, то их легко было бы развести по разные стороны. Проблема состоит в том, что большинство ученых интересуются не только той областью знаний, в которой они, действительно, специалисты, но и теми смежными областями, в которых они далеко не специалисты. А подчас они интересуются теми областями, в которых они и вовсе даже не специалисты.
  Плохо это или хорошо?
  И то и другое!
  Если бы ученые интересовались бы только теми областями, в которых они являются специалистами, то они бы не были учеными. Они были бы тем, что Козьма Прутков образно охарактеризовал фразой 'Специалист подобен флюсу'. Одностороннее восприятие вопроса - это его полное незнание.
  Поэтому в целом мы должны признать, что то, что ученые интересуются вопросами вне сферы их прямого образования - это очень хорошо. Если человек говорит лишь о том, чему его учили, то он - не ученый, а ученик. Всякое научное знание начинается с того, что некто задумывается не только о том, что он знает, и чему его обучали, но еще и о том, чего он не знает, и чему его не обучали.
  Противодействовать этому процессу - означает противодействовать развитию науки.
  Плохое в этом процессе - то, что человек, имеющий определенные заслуги в одной области, автоматически считается в науке специалистом во всех областях, о которых он соизволит вещать. Если художник-дизайнер начнет говорить о том, как необходимо делать металлоконструкции, рассуждая о сопромате, никто не будет всерьёз воспринимать его как специалиста по этому вопросу. Если же академик по физико-математическим наукам рассуждает о возникновении и конце Вселенной, его слушают со вниманием, поскольку, считается, что он говорит как раз о той области, в которой он специалист. Однако нельзя быть специалистом по всем физико-математическим наукам. Мало того, нельзя быть даже специалистом по всем разделам математики, или по всем разделам физики, включая астрономию. Как раз в астрономии такая ситуация, что те, кто располагают конкретными сведениями, даваемыми из наблюдений, оторваны от физических знаний и не занимаются теорией развития космических систем. Да и нет такой теории. Есть набор совершенно необоснованных и не связанных между собой безумных гипотез, выдаваемых за теории. Историй возникновения Вселенной и предсказаний о том, каково будущее ее в течение двадцатого века было опубликовано несколько сотен, а возможно, и более тысячи. Поскольку все они взаимно исключают друг друга, то имеет ли смысл говорить об их научности? Даже если бы физики и астрономы 20 века опубликовали только двадцать теорий возникновения Вселенной, то при этом мы должны были бы признать, что в самом оптимистичном случае верна только одна из них, а девятнадцать - лженаучны. Но поскольку их было опубликовано сотни, и ни одна из них не поддается проверке, то правильнее будет все их отнести к разряду лженауки. И вот этой самой лженаукой занимаются вполне солидные люди, получающие за это занятие вполне приличные оклады.
  Другая заметная деятельность ученых в направлении лженауки - это связь с религией, попытка 'научного' объяснения так называемых паранормальных явлений, попытка научно зафиксировать 'душу', разговоры о параллельных мирах, о космической энергии и прочем.
  Все эти явления возникли не на пустом месте: они существовали всегда. Во все времена ряд ученых стоял на позициях той или иной религии и искал ответы на вопросы на стыке религии и науки. В этом нет ничего страшного, хотя нет и ничего хорошего. Известно, что развитие астрономии произошло во многом благодаря астрологии. Развитие химии было сильно продвинуто алхимией. Развитию медицины сильно способствовал поиск панацеи и эликсира бессмертия. Месмер, исследуя животный магнетизм, открыл лечение под действием самовнушения, то есть лечение организма, когда пациент верит, что с ним проведена лечебная процедура, а на самом деле никакого реального вмешательства в жизненные процессы этого организма не было. Мендель открыл закон расщепления генетических признаков, не будучи ни медиком ни биологом. Основы большинства наук заложены непрофессионалами в этой области. Не считаться с этим нельзя.
  Таким образом, даже если не ученый, а дилетант проводит исследование, и даже если он ставит ложную цель, но если при этом используются истинно научные критерии истины, то такое исследование и полезно, и может привести к получению действительно новых научных знаний. Если же человек, имеющий все основания называть себя ученым в данной области, вместо того, чтобы исследовать, просто фантазирует и вещает результаты своих фантазий как истину в конечной инстанции, то это и вредно, и опасно, и крайне разорительно для науки.
  
  Поэтому борьба с лженаукой должна производиться не против личностей, а против методов 'утверждения' тех или иных догм.
  Ученый может быть прав в одном и не прав в другом. Многие известные ученые были непримиримыми врагами по отдельным позициям своего мировоззрения, наука разрешила их вражду, определив, что истинно, а что ложно в том или ином учении. В двадцатом веке общество раскололось на два непримиримых лагеря, а потом и на большее количество лагерей. Могут быть ученые разных национальностей и различной идеологии, но наука как таковая не имеет отношения ни к национальности, ни к идеологии. Мы не вправе отметать те или иные научные заслуги того или иного ученого только потому, что он исповедовал ложную идеологию. Мы можем не уважать Гейзенберга как человека, симпатизировавшего нацистам, но это не является основанием для того, чтобы отрицать его научные результаты. Точно так же, мы вправе осуждать ученых, которые способствовали созданию атомной бомбы в США, включая Эйнштейна, который способствовал этому как политический деятель, как борец с нацизмом. Очень жаль, что бомба была сделана и применена. Но научная сторона этого вопроса остается в стороне - мы признаем первенство создателей этой страшной машины убийства в смысле авторов нового, не виданного доселе научного эксперимента. Если бы испытаниями на пустыре эти исследования и закончились бы, если бы не были бомбы применены против людей! Я не могу оправдать этих ученых тем, что не они конкретно решали, где, когда и против кого применить эти бомбы. Коль скоро они создавали бомбу, они работали против человечества. Они, как я уверен, враги рода человеческого, злодеи высшей пробы, но они остаются учеными - они выдвигали теории, они проверяли их экспериментом, они осуществили разработку и создание чего-то нового, ранее неизвестного, на основе новых научных принципов. Они - люди науки, хотя они злодеи. Можно представить себе и противоположный случай - человека, крайне доброго, который озабочен тем, чтобы все в мире были счастливы, но при этом не способного ничего нового создать. Никто же не будет сомневаться, что этот человек - не ученый?
  Итак, нравственные критерии не должны работать при оценке научности того или иного подхода. К сожалению, тем не менее, в науке 20 века работали и продолжают работать в 21 веке нравственные критерии. Нам симпатичен Эйнштейн, враг фашистской Германии, поэтому мы защищаем его от критики. К большому моему сожалению там, где я видел действительно здоровую критику Эйнштейна, а зачастую видел и очень сильный антисемитизм, вплоть до фашизма. И поэтому хотя мне хотелось порой согласиться с теми или иными тезисами, я сдерживал себя, чтобы не примкнуть к людям, само общение с которыми мне неприятно. Я признаю, что это - не научный метод, но он существует в наших головах, с ним трудно бороться.
  И всё же этот раздел я заканчиваю тезисом: НЕТ ЛЖЕУЧЕНЫХ И УЧЕНЫХ, ЕСТЬ ЛЖЕНАУЧНЫЕ ТЕЗИСЫ И НАУЧНЫЕ ТЕЗИСЫ.
  
   КРИТЕРИИ ИСТИНЫ
  
  Лженаучные методы исследований отличаются от научных вовсе не тем, имел человек образование в этой области, или не имел. Научный критерий предполагает после выдвижения той или иной ГИПОТЕЗЫ выдвижение также и тех или иных СЛЕДСТВИЙ из этой гипотезы, то есть предсказаний, которые для различных гипотез должны отличаться. Тогда можно найти научный ЭКСПЕРИМЕНТ или НАБЛЮДЕНИЕ, который бы позволил окончательно сделать выбор в пользу одной единственной гипотезы из многих равнозначных без учета этого эксперимента.
  
  Если гипотеза строится на основе АПРИОРНЫХ сведений, то следствия, которые могут быть получены просто из этих самых априорных сведений без привлечения этой новой гипотезы, никак не доказывают истинности гипотезы и не позволяют перевести её в ранг теории. Если же гипотеза дает прогнозы в ту область явлений, которые никак не могут быть спрогнозированы без этой гипотезы, то подтверждение этих прогнозов дает все основания принять эту гипотезу в качестве рабочей теории. Но принятие гипотезы в качестве теории не должно происходить раз и навсегда, потому что очень часто несколько взаимоисключающих теорий дают один и тот же СОВПАДАЮЩИЙ прогноз. Поэтому если возникает новая область экспериментальных сведений, которая этими гипотезами освещается ПО-РАЗНОМУ, то мы можем одну из теорий отбросить как ОПРОВЕРГНУТУЮ, а другую принять как ДОКАЗАННУЮ НА ДАННОМ ЭТАПЕ РАЗВИТИЯ НАУКИ. Этот процесс может повторяться так долго, как долго существует человечество и как долго развивается наука. Поэтому очень мало теорий естествознания можно считать сложившимися окончательно, скорее всего, в естествознании нет ни одной теории, которая не будет в будущем заменена на более точную или отброшена вовсе. Однако на каждом этапе развития науки каждому множеству известных сведений из экспериментов и наблюдений соответствует множество наиболее точных теорий. Если одному и тому же множеству известных явлений в данной области может полностью соответствовать несколько взаимоисключающих теорий, то ЛЮБАЯ из них может быть принята как верная, хотя при этом мы должны понимать, что мы не знаем, какая из них верная. Это на настоящем этапе - вопрос ФИЛОСОФСКИЙ, а не вопрос естествознания. Если же естествознание найдет новый эксперимент или наблюдение, которые позволят сделать окончательный выбор, то это уже будет вопрос не философский, а вопрос этой науки, и выбор должен будет сделан не какой-то отдельной школой, а всей наукой в целом.
  Если, на беду, ни одна из взаимоисключающих теорий не описывает всей совокупности явлений, то опять-таки мы должны признать, что наука не может сказать на настоящем этапе окончательного веского слова, и выбор той или иной теории - это опять вопрос философский, то есть вопрос мировоззрения, а не вопрос научного знания.
  В настоящее время нет ни одного ученого, который бы считал, что земля находится в центре вселенной. Но были времена, когда такие ученые были. Почему сейчас научный мир не раскалывается на противоборствующие лагери в этом отношении? Потому что истина ДОКАЗАНА.
  Обратимся к теории относительности. В чем состоит истина? В двух взаимоисключающих постулатах? Истина в этом вопросе не доказана. Поэтому и существуют противоборствующие лагери.
  Лженаука начинается не там, где появляются люди, спорящие с гипотезой, которая незаслуженно названа теорией. Лженаука начинается как раз там, где не доказанная гипотеза принимается в ранге теории. Лженаука начинается там, где в школьную программу включают то, что не в состоянии понять даже академик. В настоящее время нет ни одного сколько-нибудь последовательного изложения теории относительности, хотя книг, претендующих на эту роль, написано великое множество - более тысячи уж точно. Все эти книги на самом деле лишь популяризаторские, именно в том месте, где необходимы точные доказательства, в этих книгах приводятся ссылки на авторитеты и даются общие фразы 'как известно' или 'давно доказано', или же 'такой-то тогда-то неопровержимо показал'. Такие фразы, как и абсолютно голословные утверждения 'справедливость этой теории многократно доказана во многих экспериментах и сбывшихся прогнозах' - чистейшей воды демагогия. Ничего не доказано в теории относительности. С таким же успехом можно утверждать, что доказано, что магия существует.
  Я приглашаю вас посетить ссылку http://www.mysticalball.com/ .
  Кажется, что происходит чудо. Вам надо выбрать два числа. Затем надо составить из них двузначное число и вычесть из него сумму этих чисел. Потом необходимо найти в таблице значок, соответствующий этому результату, пристально вглядеться в него, думать о нем. Затем надо нажать курсором на светящийся шар, и - О ЧУДО! - в шаре вы увидите тот самый значок.
  Итак, мы 'доказали', что магия существует.
  На самом деле никакого чуда нет.
  Пусть мы выбрали два числа X и Y. Наш результат равен
  10X + Y - (X + Y) = 9 X.
  То есть значение Y вовсе не входит в результат, а выбранная цифра X умножается на 9. Поэтому из всех представленных в таблице вариантов результата возможны только те, которые делятся на 9, начиная с нуля, кончая числом 81. Но в таблице даны все числа вплоть до 99 (чтобы получилось 99 надо, чтобы X был равен 11, а это невозможно, поскольку X - описывается лишь одной цифрой, и, следовательно, меньше десяти).
  Секрет фокуса, таким образом, прост. Против чисел 0, 9, 18, 27, ...9n, ... 81 в таблице стоит один и тот же знак. При обновлении сайта этот знак меняется, но остается одинаковым для этих чисел. Он-то и появляется в светящемся шаре после нажатия на него курсором.
  Итак, доказательство, что чудеса возможны, явилось обычным фокусом. Если бы автор сайта утверждал, что контактирует с потусторонними силами и если бы брал деньги за посещение этого сайта, то это уже было бы шарлатанством.
  
  Совершенно таким же шарлатанством является и доказательство теории относительности. В методах проверки экспериментальных результатов заложены такие правила вычисления, что результат просто не может не совпадать с прогнозом теории относительности.
  Возьмите простой пример. Пусть время жизни частицы составляет t, а траектория этой частицы составляет L. Для того, чтобы вычислить скорость этой частицы, надо L разделить на t. Если мы получим в результате, что скорость частицы превышает скорость света в вакууме, то мы попросту должны сделать вывод, что теория относительности, утверждающая, что ни одно тело не может двигаться со скоростью, больше, чем скорость света в вакууме, ошибается. Однако такой вывод никогда не был сделан ни одним релятивистом, хотя эксперимент дает множество примеров именно таких соотношений между L и t. Почему? Да потому, что Эйнштейн предложил ввести правило пересчета 'времени' в системе отсчета, связанной с частицей. Согласно этим правилам, если частица за бесконечно малое время пройдет конечное расстояние, или за конечное время пройдет бесконечно малое расстояние, то мы получим не бесконечное значение скорости, а скорость, равную скорости света. Во всех остальных случаях, когда простой расчет дает конечную скорость (какой бы большой она ни была), расчет по эйнштейновским правилам даст обязательно лишь скорость, составляющую долю от скорости света.
  То есть теория относительности поступает с экспериментом следующим образом: она надевает на него наручники в виде метода обсчета результата, а после этого предсказывает, что Эксперимент не сможет развести руки в различные стороны.
  Естественно, такая теория не может быть опровергнута экспериментально. Естественно, что сколько бы частиц мы ни рассматривали при этом, мы всегда будем убеждаться, что скорость света не превышена ни одной частицей. Следовательно, мы сможем забивать всякого, кто будет спорить с этой теорией утверждением: 'невозможность ни для одной частицы ни при каких обстоятельствах превысить скорость света многократно доказана экспериментом'.
  С таким же успехом Аристотель мог бы утверждать, что многократно экспериментально доказано, что земля находится в центре вселенной, потому что, во-первых, известно, что всё стремится к центру, а во-вторых, всё, что предоставлено самому себе, падает на землю. Следовательно, земля лежит в центре вселенной. Если бы вооружившись этой теорией он и его последователи производили эксперименты до настоящего времени, то и сегодняшние экспериментальные исследования убеждали бы их совершенно в том же.
  Преодолеть такую ошибочную теорию можно лишь тогда, когда откажешься от догм, служащих подпоркой этой теории. Поэтому надо признать, что наряду с существованием верных научных аргументов для подпорки всякой теории могут существовать и неверные аргументы, истинность которых на определенной стадии развития науки не подлежит сомнению, но она может быть пересмотрена.
  Можно сжечь значительный объем вещества без остатка и тем самым продемонстрировать, что вещество может быть уничтожено. Древние философы предположили, что вещество не уничтожается, но переходит в другое состояние. Правы они или нет? Безусловно, правы. Но ведь они считали, что каждый предмет образуется из соединения четырех стихий - воздуха, воды, огня и земли! Правы ли они в этом? На основе этого они полагали, что из этих стихий можно сделать что угодно, и пытались сделать золото из чего угодно. Они нашли, что свинец и ртуть более близки к золоту, чем другие вещества. Правы ли они? Опять-таки мы можем посмеяться над их заблуждениями. Но ведь сейчас наука признает, что из одного вещества вполне можно сделать другое вещество, и это делается в ядерных реакциях. Следовательно, утверждение 'ни одно вещество не может быть превращено в другое' не верно. Но это утверждение подтверждалось экспериментально на протяжении всей истории существования человечества, пока не было обнаружено деление ядер. Человек, который бы сказал алхимику 'их свинца невозможно сделать золото', был бы прав в смысле бесполезности попыток этого алхимика, но он был бы не прав с позиции принципиальной невозможности в науке! Мы сейчас не можем исключать вероятность такой ядерной реакции, в результате которой из свинца было бы получено золото (быть может, с промежуточными шагами). Можем ли мы говорить, что нам известны все методы ядерных реакций? Разумеется, нет! Как не мог бы Фарадей сказать, что ему известно всё, что можно сделать с электричеством.
  Итак, наука развивается, наука ищет новые теории, но НАУКА НИЧЕГО НЕ ДОЛЖНА ЗАПРЕЩАТЬ В ПРИНЦИПЕ. Наука может лишь утверждать истинность тех или иных законов в рамках тех или иных более или менее известных условий. Из этого вовсе не следует, что наука должна разрешать всё что угодно. Мы можем предположить, что если в бурный горный поток уронить бутылку пива, то от нее не останется через некоторое время никаких следов. Пиво растворится в воде, бутылка разобьется, стекло перемелется и будет песком. Поэтому можно сказать, что в горном потоке будет содержаться эта самая бутылка пива. Но если мы предположим, что из горного потока в силу каких-либо неведомых причин кристаллизуется обратно эта самая бутылка пива, то это будет невозможное предположение. Наука должна исключить такое развитие событий. Хотя все исходные вещества присутствуют, нет таких сил, которые бы произвольно образовали бутылку пива из горного потока. Но мы можем допустить, что человек построит пивной завод, и использует для пива воду из этого горного потока, а бутылку сделает из песка в нем.
  В ИНЫХ ПРИНЦИПИАЛЬНО УСЛОВИЯХ МОЖЕТ СТАТЬ ОСУЩЕСТВИМЫМ ТО, ЧТО СЧИТАЛОСЬ НЕОСУЩЕСТВИМО В РАНЕЕ РАССМАТРИВАЕМЫХ УСЛОВИЯХ, обозначаемых как общие.
  То есть наука не может запрещать в принципе, что из воды, песка и трав можно сделать пиво, но она отрицает, что из воды, песка и трав может сделаться пиво само по себе.
  Поэтому наука нуждается в отрицаниях и запретах, но она должна с осторожностью отрицать и запрещать.
  И совершенно не должна наука запрещать пересматривать основания и доказательства той или иной теории. Тем более, что НАУКА ГРЕШНА ТЕМ, ЧТО ЗАЧАСТУЮ ПРИНИМАЕТ В КАЧЕСТВЕ ТЕОРИИ ТО, ЧТО НАДО БЫЛО ОСТАВИТЬ ЛИШЬ ГИПОТЕЗОЙ.
  
  Вывод к данному разделу таков:
  ЛЖЕНАУКА ОТЛИЧАЕТСЯ ОТ НАУКИ ОТСУСТВИЕМ ИЛИ НАРУШЕНИЕМ НАУЧНОСТИ КРИТЕРИЕВ.
  
  
   КЛАССИФИКАЦИЯ ТЕОРИЙ
  
  Непроверенная теория есть ГИПОТЕЗА.
  Доказанная гипотеза есть ТЕОРИЯ.
  Всякая теория может стать гипотезой, если будут найдены новые данные, ставящие ее под сомнение. Недоказанная гипотеза обязана оставаться гипотезой до тех пор, пока не получит доказательств.
  Логичность построения гипотезы не является достаточным условием ее истинности, но лишь необходимым.
  Отсутствие логики в теории переводит теорию в разряд собрания утверждений и предположений, не важно, истинных или ложных. Даже совокупность истинных предположений и утверждений не является теорией, а является лишь набором сведений, энциклопедией. Если в совокупности есть хотя бы одно ложное положение, эта совокупность не может быть признана даже энциклопедией.
  Если гипотеза или теория противоречит собственным утверждениям, она противоречит логике, и, следовательно, по указанному критерию, не обладает необходимым условием теории, следовательно, это - не теория, и даже не гипотеза.
  В данном случае под логикой понимается обобщенная наднаучная наука, содержащая все необходимые (если потребуется) разделы математики и формальной логики как таковой.
  
  Поэтому теорию относительности следует причислить к гипотезе.
  Тезисы теории относительности приняты не на основе научных доказательств, а методом риторических убеждений. Эта теория стала общепринятой не потому, что была доказана, а потому что была включена в курс начального образования. Ее принимают на стадии детского восприятия знаний, характеризующейся некритичностью восприятия.
  Если бы дети подвергали сомнению то, что им преподают учителя в школе, они бы не получили даже основ знаний по каким бы то ни было наукам. Детям необходимо прививать критичность наряду с преподаванием новых знаний. Как раз преподавание теории относительности в школе очень вредно отражается на научном мышлении их в будущем, если они к этому ранее имели тягу. Теория относительности крайне вредна даже не столько своими 'результатами и прогнозами', сколько методами. В основе методов ее создания лежит введение в постулаты того, что можно было бы попытаться объяснить и доказать или опровергнуть. Наряду с этим в теории допускается пересмотр таких понятий, которые лежат в основе физического понимания естественной природы - отказ от понятий объективного и субъективного, замена этих понятий на 'истинное в данной системе отсчета', что в другой системе отсчета уже становится ложным. В результате рушится единство пространственно-временного базиса для рассмотрения физических процессов, который заменяется континуумом, привязанным к наблюдателю. Ни один реальный физический процесс не может быть полно рассмотрен в отрыве от базиса, свободного от свойств наблюдателя, поскольку наблюдатель всегда сам вносит возмущения в результат эксперимента! Привязав систему отсчета к центру Солнца, мы лишимся возможности описать движение Солнца под действием планет, обращающихся вокруг него. Мы, конечно, можем сказать, что 'пренебрегаем' этим движением, но ведь это будет не верно методологически!
  
   ЛЖЕНАУЧНЫЕ СТЕПЕНИ
  
  Примером лженаучного метода развенчания лженауки является указанная статья Полякова.
  Сначала автор выражает тревогу по поводу 'появившейся возможности организовывать структуры, которые занимаются воспитанием параученых и выдачей соответствующих дипломов'. Автор пишет: 'Одним из самых тревожных фактов, специфичных именно для современной России, является возможность свободно использовать такие слова как 'академия' или 'университет' в применении к практически любому учреждению. В результате стала выстраиваться 'параллельная структура организованной лженауки', что не имеет аналогов в мире. На практике это приводит к тому, что и без того небольшое финансирование официальной науки тратится на ложные цели'.
  
  С этим утверждением автора нельзя не согласиться. Меня лично очень беспокоит, что теперь стали появляться академики от киноискусства, и прочих уважаемых специальностей, никак не связанных с наукой, или имеющих весьма слабое отношение к науке. При всем моем уважении к Позднеру и к Маслякову я полагаю, что им должно было быть стыдно узурпировать звания академиков. Не вручаем же мы нашим лучшим ученым звания 'Народный артист общей физики и астрономии' или 'Заслуженный деятель искусств в области биохимии'. Почему же они не стесняются присуждать звания академиков телевизионных (или каких там еще - театральных, цирковых и прочих) наук?
  
   ТЕОРИЯ ОТНОСИТЕЛЬНОСТИ КАК ПРИМЕР ЛЖЕНАУКИ
  
  Но тут автор заметки резко переводит острие критики совсем на иную цель. Он заявляет: 'Как правило, лжеученые сражаются с теми теориями, которые по тем или иным причинам приобрели популярность. В физике таким примером является теория относительности. Количество непризнанных изобретателей, доказывающих, что Эйнштейн был не прав, удивительно велико. Еще более популярной темой для постоянных атак является единая теория поля - некая предполагаемая теория всего на свете, которую никак не могут создать физики. Однако это не мешает людям, чаще всего соприкасающимся с физикой лишь косвенно, (например, инженерам) предлагать все новые и новые 'сумасшедшие идеи'. В журнале 'Техника-молодежи' в конце восьмидесятых годов можно было опубликовать любое свое изобретение за чисто символическую оплату. Поражало количество авторов, предлагавших разные версии единой теории поля'.
  
  Хотелось бы, конечно, узнать о тех способах, которые позволяли за чисто символическую плату опубликовать 'практически любое свое изобретение'. Если автору известно это из личного опыта, тогда я готов ему поверить. Насколько я могу судить, этот журнал такой возможности не афишировал.
  
  Совершенно точно сказано автором (сам он этого не понял), что те или иные популярные теории приобрели свою популярность именно 'по тем или иным причинам'. Вот именно - не потому, что они нужны, и не потому, что они верны, а именно 'по тем или иным причинам'. С теорией относительности всё довольно просто. Она была настолько шокирующей, что к ней нельзя было не иметь никакого отношения. Те, кто ознакомился с ее тезисами, и кто хоть как-то интересуется естествознанием, просто обязаны были бы либо принять ее, либо отвергнуть. Это - потому что она переворачивает с ног на голову абсолютно всё, покушается на святая святых - единство и универсальность времени и пространства, на принцип относительности Галилея и еще на несколько фундаментальных законов физики. Теория относительности 'снимает' слишком мало проблем по сравнению с тем количеством проблем, которые она ставит. ПО ОТНОШЕНИЮ К ЭТОЙ ТЕОРИИ МОЖНО СКАЗАТЬ, ЧТО МЫ СПАСАЕМ МИЗИНЕЦ НОГИ, А ЗА ЭТО В ЖЕРТВУ ПРИНОСИМ ГОЛОВУ.
  Это - причина, почему многие, очень многие борются с этой теорией. Лжеучение, сколько бы ни пыталось вбить свои догмы, всё равно будет вновь и вновь подвергаться атакам со стороны растущего количества людей, которые способны задуматься. Это относится ко всякому лжеучению. И всякое лжеучение рано или поздно рухнет. В этом - мой исторический оптимизм.
  'Только вот жить в эту пору прекрасную уж не придется ни мне ни тебе'.
  
   ВЕЛИКАЯ ТЕОРЕМА ФЕРМА КАК ПРИМЕР НАУЧНОГО КАТАЛИЗАТОРА МЫСЛИ
  
  Другим примером автор заметки приводит теорему Ферма, правильнее сказать - Великую теорему Ферма, потому что есть и другие теоремы Ферма, а у той, которая поминается - такое именно название.
  
  Автор пишет: 'Не так давно теорема Ферма была доказана математиком Уайлсом, причем доказательство получилось удивительно трудным. Поэтому большое число 'непризнанных изобретателей' все еще ищет простое доказательство. Видимо, поиски будут продложаться еще очень и очень долго'.
  
  Тут тоже есть, о чем задуматься. Дело в том, что Ферма написал, что не приводит доказательство этой теоремы за отсутствием места. Из этого следует, что то доказательство, которое Ферма имел в виду, не занимало ста страниц. Ему просто не могло прийти в голову такое доказательство, которое требует знания тех дисциплин, которых тогда еще и не было.
  
  Поскольку очень многие великие и не очень великие математики долго пытались доказать эту теорему и безуспешно, ученые не раз задумывались - а не ошибся ли Ферма? Однако против этого предположения работал тот факт, что Ферма вообще не ошибался. Это был, действительно, великий ученый.
  Кстати стоит напомнить, что теорема Пифагора имеет более сотни доказательств. По иным оценкам еще больше. Далеко не всегда самое простое доказательство отыскивается первым. Сейчас, поскольку Великая теорема Ферма, действительно, доказана, мир получил ответ на этот вопрос: 'Нет, Ферма не ошибся!'
  Возникает второй вопрос: быть может, Ферма лишь ошибся, что его доказательство истинно?
  Тогда остается предположить три сами по себе очень маловероятных события, которые должны были бы случиться в совокупности:
  1. Ученый, который отлично знал математику, почему-то в этом случае вдруг ошибся,
  2. Именно в том случае, когда ученый ошибся, он не записал своего рассуждения, так что никто не смог и никогда не сможет его поймать на ошибке,
  3. Совершенно не обоснованное и, следовательно, в целом ошибочное предположение, которое было вовсе даже и не доказано, всё-таки оказалось почему-то истинным!!!
  Эти три маловероятных события должны были соединиться в единую цепь, чтобы мир получил такую загадку, какую он получил в лице Великой теоремы Ферма.
  Второе, альтернативное предположение состоит в том, что Ферма всё-таки не ошибся, и нашел оригинальное доказательство этой теории. А ведь Ферма так и назвал его - именно 'Оригинальное' доказательство! Тем оно и оригинальное, что не каждому дано его придумать.
  Плохо ли то, что люди искали и до сих пор ищут доказательство Великой теоремы Ферма?
  Утверждают, что Эйлер создал свою дифференциальную теорию исчисления, как раз пытаясь доказать эту теорему. И еще некоторые разделы математики созданы именно вследствие этих попыток.
  Вспомните, мои дорогие читатели, что алхимия развила химию, астрология - астрономию. Фермисты - так называли тех, кто пытался доказать эту теорему - это не только тупицы, заваливающие различные комитеты банальными выкладками, в которых не смогли сами отыскать ошибку. В их число входят и весьма уважаемые математики, включая названного уже Эйлера.
  Так стоит ли говорить о лженауке в отношении Великой теоремы Ферма?
  
  
   ЛЖЕНАУЧНЫЙ МЕТОД РАЗВЕНЧАНИЯ ЛЖЕНАУКИ
  
  Автор заметки полагает, что он отыскал чудодейственный критерий отличия лженауки от науки. Вот что он пишет:
  'Иными словами, в трудах лжеученых почти всегда присутствует некий аналог 'мании величия' - хотя я вовсе не настаиваю на том, что все они больны психически. Я только хочу сказать, что почти любой человек с наслаждением ощущал бы себя необычайно талантливым, избранным, уникальным, но на деле это мало кому удается'.
  
  По этому критерию получается, что тот, кто стремится к славе, тот одержим манией лженауки. Разве стремление к славе - не один из величайших побудительных мотивов для людей на всякого вида благороднейшие поступки? Что плохого в том, что человек хочет быть значимым для последующих поколений? Ведь речь не идет о славе Герострата, речь не идет о том, чтобы добиться славы через злодейство! Наоборот - речь идет о людях, ищущих истину.
  Вступайте с ними с дискуссию! Ради бога! Вы видите, что они в чем-то ошибаются - скажите об этом. Найдите ошибку в их рассуждении и укажите им ее. Если у вас не хватает эрудиции, знаний или времени чтобы отыскать у них ошибку, то вы, как порядочный человек, должны признаться, что ВЫ НЕ МОЖЕТЕ РЕШИТЬ ВОПРОС, ГДЕ ЕСТЬ ЛЖЕНАУКА, А ГДЕ - НАУКА.
  Это была бы позиция честного человека.
  Если вы точно знаете, что все, кто критикует теорию относительности, принадлежит к разряду лжецов в науке, возьмите, сядьте и напишите хотя бы последовательное изложение этой теории. И отметите все возражения против этой теории - снимите контраргументы своими сильными аргументами. Это тоже будет наука, это будет позиция, это будет ЧЕСТНО.
  Давайте посмотрим, что вы делаете вместо этого? Вместо этого вы просто клеите ярлык, этикетку на всех тех, кто думает не так, как вы. Но если эти люди свои позиции как-то обосновывают (я не хочу принимать в расчет тех, кто возражает против той или иной научной догмы просто словами 'Я не согласен' - да я и не встречал таких людей), то вы своей позиции не обосновываете - вы же не опровергли ни одного аргумента антирелятивистов! Опровергните их все, и будете ученым, а пока вы, извините, как раз один из махровейших представителей ЛЖЕУЧЕНЫХ.
  Скажите ещё 'Вы не правы, потому что со мной большинство, а с вами - меньшинство'. Очень сильный аргумент.
  Большинство всегда с кем-нибудь. Надо же ему быть с кем-то! Сегодня оно с одними, завтра - с другими. Если бы истина была бы столь же изменчива, как согласие большинства, то фундаментальные законы физики менялись бы (воистину, а не в представлении людей) каждые тридцать лет! И от географии бы истина зависела, если бы она подчинялась большинству.
  Всякая апелляция к тому, что кому-то дали премию, титул, или аплодировали стоя - это не научный аргумент, а ЛЖЕНАУЧНАЯ СХОЛАСТИКА.
  
  Далее автор пишет замечательные строки: 'А официальная наука недоступна пониманию большинства. Надо добавить, что в наше время наука частично заменила собой религию. Она берется дать ответы на глубочайшие вопросы мироздания, однако смысл этих ответов зачастую ускользает от умнейших людей, работающих в другой области. Понятно, что многие люди оказываются недоувлетворены. Получается так, что разгадки многих великих вопросов изложены на совершенно недоступном для понимания языке.
   Поневоле интересующимся приходится читать популярные книги. В результате в их головах возникает 'облегченная версия науки', содержащая туманные формулировки некоторых великих проблем и проблем, но лишенная каких-либо реальных сложностей. Как следствие, лжеученые вполне могут развивать дальше эту 'параллельную науку'. Они могут строить, например, физические теории со множеством современных понятий ('кварк', 'античастица' и т.п.), но без хоть сколько-нибудь серьезного математического аппарата (в лучшем случае приводится несколько формул). Поэтому во множестве случаев даже беглое чтение статьи позволяет сразу же отбросить ее как образец поверхностного дилетанизма'.
  
  Совершенно верно подмечено, только с одним маленьким дополнением. Эти как раз околонаучные статьи с применением замысловатых терминов пишут в популярных журналах высокопоставленные ученые, которые берутся рассуждать о космогонических теориях, о космической энергии, о паранормальных явлениях, о душе и ее путешествии, о перемещениях во времени, о теориях струн, об одиннадцатимерном пространстве, о черных дырах, об искривлении пространства, о зарождении и гибели вселенной и прочее, прочее, прочее. Эта атака безосновательных теорий, напичканных научными терминами, которые извлекаются десятками и сотнями из праздных голов научных бонз никто не смеет опровергнуть, поскольку такие популярные журналы, как 'Наука и жизнь', 'Техника-Молодежи', 'Знание-Сила' и телевизионные программы во главе с 'Очевидное-Невероятное' - все эти журналы во-первых, рады ухватиться за любую идею, чтобы поднять тираж и популярность, во-вторых, находятся в руках этих самых популяризаторов лженауки, в-третьих, исповедуют глубокое преклонение перед авторитетами, поскольку нормального научного рецензирования в стране, где наука организована 'по принципам демократического ценрализма', то есть так, как была организована до недавнего времени КПСС, просто невозможно.
  У нас нет альтернатив - эти лженаучные фантазеры занимают руководящие посты в науке, поэтому их никто не может унять. Вот и ведутся бредовые разговоры о теории струн и теории мембран.
  
  Далее автор предлагает в качестве защитного механизма от лженауки систему рецензирования статей.
  Автор, видимо, не знает, что рецензенты - такие же люди, как и все остальные. Только вот если на научном семинаре автор новой идеи видит своего оппонента в лицо, и сколько бы их ни было, все они слышат и оценивают друг друга, то в рецензировании анонимный рецензент является царем и богом - как решит, так и будет. Рецензент должен быть заслуженным авторитетом в этой области. Следовательно, в случае, если новая статья опровергает некоторую догму, на которой вырос этот самый рецензент, он даже не будет вчитываться в смысл статьи, а завернет ее по формальным признакам. Рецензент может держать статью полгода и больше, а потом может сказать, что она не соответствует профилю журнала.
   Если говорить о теории относительности, то надо учесть, что сама эта теория относится к довольно странному разделу философии физики.
  Поэтому любой физический журнал может отказать в публикации любой заметки против теории относительности потому, что эта заметка - не физическая, а философская. Любой же философский журнал откажет в опубликовании потому, что вопрос истинности теории относительности, якобы, решается физиками и физическими экспериментами, тогда как дело философии - принять те знания, которые будут признаны истинными, и использовать их в построении философской картины мира. Таким образом, нет ни одного издания, которое было бы ОБЯЗАНО публиковать материалы, разоблачающие теорию относительности, как бы обоснованы они ни были.
  Далее автор утверждает, что тезисы и труды конференция не являются рецензируемыми, и поэтому, дескать 'в трудах конференций нет-нет да встретишь какое-нибудь удивительное открытие - то вечный двигатель, то еще что-нибудь'.
  Автор проявляет некомпетентность в этом вопросе. На самом деле все труды конференции - рецензируются. Труды опубликовываются на основании принятых докладов, а доклады принимаются только после их рассмотрения. Мало того, труды, как правило, публикуются после того, как доклады были заслушаны и обсуждены весьма представительным собранием специалистов в данной области со всего мира. Уж если труды конференций не отвечают требованию достаточности обкатки их научными дискуссиями или рецензиями, то что тогда этому критерию отвечает? Там, где имеет место иной порядок, налицо либо нарушение, либо значительное превалирование финансового критерия перед критерием истинности. Да, зачастую на конференциях тезисы не достаточно хорошо отбираются, но это лишь означает, что в данной конференции оргкомитет работает неудовлетворительно. С таким же успехом может неудовлетворительно работать отдельно взятый рецензент.
  И опять-таки в этой сфере также присутствует преклонение перед авторитетами. Весомый научный туз, особенно, академик или член-корреспондент, конечно, может быть уверен, что его доклад будет принят и именно он может безнаказанно вещать так называемые 'смелые гипотезы', которые воспринимаются как теории, и называть теориями то, что не отвечает даже критерию рабочей гипотезы.
  
  Далее автор считает 'полезным механизмом' индекс цитирования.
  Это также ошибочно. Напишите сенсацию, если вам удастся ее опубликовать, вас будут цитировать. Напишите серьёзный научный труд. Если он в узкой специальности, о вас забудут.
  
  Автор приводит пример с Фоменко, который 'опубликовал свою статью о хронологических сдвигах в 'Докладах РАН', заручившись поддержкой академика Велихова!'
  
  Не лишне припомнить, что я в начале данной заметки как раз и говорил, что высшие бонзы в науке наиболее способствуют разрастанию лженауки, и как раз говорил о том случае, когда академик в одной области берется рассуждать в другой области.
  Проблема не в том, что он идёт в другую область, проблема в том, что он не применяет критерии научности, критерии истинности в этом случае.
  Послушайте, что бы вы предпочли - чтобы вам бутерброд сделала свинарка, которая тщательно вымыла руки, или чтобы вам его сделал повар, который после посещения туалета не помыл рук?
  Какая разница - академик, или инженер рассуждает о той или иной теории? Вопрос лишь о том, что он говорит, как он это доказывает или опровергает!!!
  
  Далее автор пишет: 'Как же сами лжеученые реагируют на критику? Как правило, чрезвычайно болезненно. Почти всегда лжеученый сталкивается с хорошими специалистами, которые знают любые частные вопросы несравнимо лучше его. К тому же в чисто количественном смысле оппонентов намного больше. Вот почему постепенно вырабатываются примитивные 'защитные механизмы', позволяющие игнорировать любые возражения - постоянно повторяемые утверждения, что оппоненты ничего не поняли, не разобрались как следует, что необходимо серьезнее изучить материал и т.п.'
  
  Я предлагаю автору этой заметки ознакомиться с дискуссиями на моих страницах. Пусть он покажет мне большое количество специалистов, 'которые знают любые частные вопросы несравнимо лучше'. Я как раз наоборот, убедился, что в теорию относительности свято верят лишь те, кто вовсе не понимают ее. Те, кто пытался понять, как минимум, сомневаются. Те, кто читал Эйнштейна в подлиннике (я имею в виду и перевод тоже, не настаиваю на чтении на немецком языке), как правило, видят и признают, что он был путаником, и что ЕДИНОЙ ТЕОРИИ НЕТ, НЕТ ЛИНИИ ИЗЛОЖЕНИЯ.
  Поэтому я и говорю - хотите защитить эту теорию, тогда для начала хотя бы изложите её. Причем, изложите так, чтобы не забегать вперед 'это мы докажем позднее, но поверьте, что это так' и чтобы не возвращаться с ревизией и отказом от ранее выдвинутых положений назад 'ранее мы утверждали, что это так, но теперь мы откажемся от этого предположения'. Изложите теорию относительности без фраз 'там-то и тем-то доказано и обосновано, что всякая иная теория ложна, не выдерживает критики', без ссылок на книги, которые невозможно достать.
  МНОГИЕ ИЗ МОИХ ОППОНЕНТОВ ЧИТАЛИ САМОГО МАЙКЕЛЬСОНА? ПУСТЬ ОТКЛИКНУТСЯ.
  А вы говорите, что критики теории относительности хуже знают ее, чем ее сторонники!
  
   В заключение автор добавляет такое, на его взгляд, важное замечение: 'Лжеученые почти всегда нарушают нормы научной этики. К примеру, если кто-то предлагает новую теорию, то он обязан вступать в дискуссии по этому поводу. Таковы существующие принципы. Отказ от честной дискуссии почти всегда вызывает сильное возмущение у оппонентов. В результате со стороны ситуация выглядит печально - все новые и новые сторонники 'традиционного знания' атакуют лжеученого, требуя от него ответов на разнообразные возражения. Сам он только огрызается в ответ, избегая серьезных дискуссий. В этом смысле положение графомана несравнимо проще. Писатель не обязан отвечать на критику. Зато ученый - обязан. Так получается потому, что писатель не стремится установить некую истину, а ученый бросает вызов тем теориям, которые он отменяет с помощью своей'.
  
  Разберём тезисы.
  
  1. Тот, кто предлагает новую теорию, обязан выступать в дискуссии.
  
  А почему, собственно? Это, конечно, хорошо, если он будет выступать, но он НЕ ОБЯЗАН, по одной простой причине - ему за это не платят. Поэтому он вправе делать то, что считает нужным. Если вам не нравится, то не интересуйтесь этим. Если он хочет, чтобы его теория победила, он будет ее отстаивать. Если он ее предложит, но не станет отстаивать, то можно предположить одно из двух - либо он в ней усомнился, либо он не считает нужным тратить силы на ее доказательство.
  
  2. Отказ от честной дискуссии вызывает сильное возмущение у оппонентов.
  
  Ну, это их проблемы. Возмущение - это чувство, а научная дискуссия - это разум. Чувства часто противопоставляли разуму, и, видимо, не напрасно. Не надо возмущаться, надо просто писать ответные заметки. Если человек не хочет выйти на трибуну, это его право. Если он хочет писать, это его право. Если вам не нравится, не читайте. Если вы хотите опровергнуть, опровергайте, пишите тоже. Чем здесь возмущаться?
  
  3. Положение графомана значительно проще.
  
  Автор заметки 'Размышления о лженауке', М.Е. Поляков, с таким же успехом может быть назван графоманом. Ведь он опубликовал эти заметки на сайте самиздата, то есть на не рецензируемом информационном пространстве. Если он хочет решительно пользоваться этим словом, ему надо изъять себя из числа людей, вступающих в научные дискуссии на данном сайте, и начать публиковаться исключительно в рецензируемых журналах. В противном случае ему не следует употреблять это слово, хотя бы из уважения тому, кто предоставил ему, как и всем другим, возможность публиковать всё, что ему вздумается. Эта возможность свободного выражения своих мыслей - одна из редких черт демократии, быть может, на сегодняшний день почти единственная, и я не уверен, что она вечна. Так что следовало бы поберечь это пространство и хоть капельку уважать тех, кто его вам предоставил, также как и соседей по публикациям.
  
  4. Отличия ученого и писателя.
  
  Как я уже говорил, УЧЕНЫЙ - человек, которого НАНЯЛИ для работы в данной области научных исследований. Он многое ОБЯЗАН, именно в силу таких отношений. ПИСАТЕЛЬ - в данном контексте человек, который сам у себя состоит на содержании. Поэтому только себе он отчитывается в том, что пишет. Только собственная совесть ему судья. Если ученому скажут, что его точка зрения не позволит ему защитить диссертацию, или вообще может привести к расторжению трудового контракта с ним, то он останется перед выбором - быть ли и дальше ученым формально, или же соблюдать святой долг стремления к истине, но уже только исключительно за свой счет. К счастью, так называемым графоманам, или писателям, не приходится делать такого выбора.
  
  А вы свой выбор уже сделали, нападая на тех, кто не придает значения авторитетам, а гораздо выше ценит научные критерии истины, при которых неуместно пользоваться наклейками, ярлыками, переходом на личности и тому подобной словесной шелухой.
  Уж если я говорю, что теория относительности ошибочна, так я и говорю, почему. Уж если я нашел ошибки, так я о них пишу, и даю свое толкование тому, как их исправить и преодолеть кризис.
  Если бы были правы вы, а не я, если бы, действительно, мои оппоненты были бы более компетентны, чем я, то они бы дали хоть сколько-нибудь убедительное опровержение моих положений.
  Согласитесь, что уверение, что свет вблизи Солнца отклоняется под действием сил гравитации, тогда, когда из другой науки достоверно известно, что свет при этом проходит через атмосферную линзу, которая его как раз и отклоняет - апелляция к этому эксперименту как к доказательству истинности теории относительности - это детский лепет! Это - лженаука. Это - примитивизм мышления, в конце концов. Истинный ученый обязан считаться с тем, что Солнце не есть твердый шар, окруженный со всех сторон вакуумом, и даже Альберт Эйнштейн в начале двадцатого века обязан был знать об этом, хотя бы потому, что еще Ломоносов открыл атмосферу Венеры по оптическим эффектам, и считать, что Солнце может не обладать газовой оболочкой, хотя оно обладает такой огромной массой - это как раз и есть узость мышления.
  Не хочу перечислять остальные примеры, дабы не повторяться.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Смогов "Не та прокачка 2"(Боевое фэнтези) В.Василенко "Стальные псы 4: Белый тигр"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) С.Суббота "Наследница Драконов"(Любовное фэнтези) А.Калинин "Игры Воды"(Киберпанк) А.Мороз "Эпоха справедливости. Книга вторая. Рассвет."(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Level Up. Нокаут 2"(ЛитРПГ) Д.Черепанов "Собиратель Том 2"(ЛитРПГ)
Хиты на ProdaMan.ru Лед твоих объятий. Делия РоссиДиету не предлагать. Надежда МамаеваЭкс на пляже. Вергилия Коулл / Влада ЮжнаяХолодные земли. Анна ВедышеваЗагадки прошлого. Лана АндервудМилашка. Зачёт по соблазнению. Сезон 1. Кристина АзимутНаследство не выбирают. Ravena (Алёна) ВороноваАномальная любовь. Елена ЗеленоглазаяСвязанные поневоле. Чередий ГалинаПомни меня...1. Альбина Новохатько I
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"