Вайер Валерия, Инна В.(Vaness): другие произведения.

Принцип субординации

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ, который начался с попытки понудить одного прекрасного человека написать романтическую (или эротическую) историю. Как по мне, то это больше фантастический любовный роман, потому что он имеет с реальностью слишком отдаленные связи, но так как официально тут нет пришельцев, жанр остается просто: СЛР. Осторожно! Присутствует небольшая эротическая составляющая и большая маразматическая часть. ))) Посему мужчинам и чрезмерно романтическим девушкам читать не рекомендуется.

  
  Часть 1
  
  День не задался с самого утра. Мало того, что подрядчики безбожно тормозили работу, так еще на голову свалилась проблема кадров. Старый зам нагло свалил на пенсию, не удосужившись предупредить хотя бы за месяц. И мотив подобрал соответствующий: "Я уже семь лет, как на пенсии. Имею право отдохнуть, а о своем уходе предупреждал еще полгода назад".
  Ну да, предупреждал, наверное, вот только полгода назад ее самой еще не было в компании, а появление нового директора, как оказалось, не обязывало юриста, а по совместительству специалиста по кадрам, предупреждать руководство о возможных перестановках. Так что теперь нужно было взять на заметку: уволить этого спеца к чертовой матери!
  В сумочке завибрировал телефон, и Ольга поспешно зарылась одной рукой в бездонный аксессуар, пытаясь при этом держать руль и следить за дорогой. Отвлеклась буквально на секунду, решив, что въезд на парковку автоматически дает гарантию безопасности, но этого хватило, чтобы сделать и без того не слишком радостное утро еще мрачнее.
  Непонятно откуда послышавшийся гудок, заставил девушку вскинуть голову и обнаружить, что ее машина медленно, но верно приближалась к незнакомому Лексусу, водитель которого усиленно давил на сигнал и, судя по очень живой мимике, костерил ее, на чем свет стоит. Мгновенно оценив ситуацию, Оля нажала на тормоз и уцепилась двумя руками в руль, будто это могло помочь избежать столкновения.
  Как ни странно, ей это удалось. Буквально в нескольких сантиметрах от чужого бампера ее Тойота остановилась, как вкопанная, и, обиженно буркнув, заглохла. Облегченно выдохнув, девушка огляделась. Но едва поняла, что въехала на стоянку по правилам (в отличие от водителя Лексуса, попершего против схемы движения), хотела выйти и высказать этому дорожному хаму все, что о нем думает. И только то, что он поспешно сдал назад, позволяя ей проехать, заставило девушку поубавить свой пыл. Она даже благодарно кивнула, без улыбки и скорее раздраженно, чем приветливо, но, в конце концов, не она ведь создала аварийную ситуацию.
  Повторный звонок раздался как раз когда она въехала на свое стояночное место, поэтому без особой поспешности Ольга заглушила мотор и достала из сумки телефон, отыскавшийся там на удивление быстро.
  - Алло, - она уже привыкла переходить на деловой тон, если вызывающий абонент был незнакомым - должность директора пусть небольшого, но филиала крупнейшей в области строительной компании, обязывала.
  - Ольга Александровна, - услышала в трубке взволнованный голос секретарши и нахмурилась, недоумевая, почему та звонит в такое время и с незнакомого номера. - Вам срочно нужно быть на работе. У нас новости от генерального.
  - Я уже на месте, - раздраженно ответила Ольга, ставя машину на сигнализацию и направляясь к входу в офис. Черт! Еще одна заморочка. Новости от шефа вряд ли сулили что-то хорошее - филиал и раньше не отличался показателями, а в последнее время будто кто-то специально решил свалить все проблемы именно ей на голову. Признаться, каждый раз, принимая очередное решение, Ольга боялась, что за этим последует увольнение, как не справившегося с обязанностями руководителя. Не то, чтобы она была не уверена в правильности своих действий, просто сама должность, неожиданно свалившаяся на голову, заставляла теряться в поиске причин этого события. Нет, она не боялась трудностей - за время работы в головном офисе уже привыкла в бешеному темпу генерального, но она все еще не понимала, почему именно ее выбрали на эту должность? Может поэтому во всем чудился подвох?
  Секретарша Марина при появлении руководства, привычно заулыбалась. Казалось, ничто не может поколебать настрой этой всегда довольной жизнью девушки.
  - Ольга Александровна, вы сегодня прекрасно выглядите, - уже ставшая привычной дежурная фраза тактичного секретаря сегодня вызвала только раздражение. Поэтому просто кивнув на эту реплику, Ольга потянула на себя дверь кабинета.
  - Марина, зайдите на минуту, - было произнесено из-за приоткрытой двери помещения, после того, как прибывший на рабочее место симпатичный директор расположился в кресле.
   Появившаяся с заминкой в несколько секунд Марина, вошла, неловко сжимая красную папку с документами.
  - Ольга Александровна, там к вам посетитель, кажется...
  Удивленно приподняв брови, Ольга послала секретарю вопрошающий взгляд:
  - Кажется?
  Марина совсем стушевалась, то ли от убийственного взгляда руководства, то ли от осознания собственной недоработки, поэтому она только удивленно хлопала ресницами, пока не дождалась приказа:
  - Давайте сюда папку и пойдите, выясните, кто там у нас такой, - спешно разложив документацию на столе, секретарь еще раз взглянула на Ольгу, ожидая, очевидно, дополнительных разъяснений. - Запишите его на завтра лучше всего. Или на следующую неделю, если это очередной ходок.
  Марина, похоже, ждавшая именно таких слов наконец-то вернулась к своему прежнему улыбчивому состоянию и, произнеся "Хорошо, Ольга Александровна", привычным быстрым шагом покинула кабинет, плотно закрыв за собой дверь. Еще несколько мгновений Ольга глядела в пустоту, образовавшуюся после ухода девушки и, наконец, со вздохом раскрыла папку.
  Первый же документ вызвал недоумение.
  Факс с приказом генерального о назначении нового зама. Оперативности главного можно было только позавидовать: старый зам ушел вчера, а сегодня на его место уже приняли человека. И, что самое интересное, человека со стороны. С одной стороны - кадровый вопрос разрешился сам собой, с другой - еще не известно, что за фрукт пришлют в ее огород. Может ли он быть шестеркой, засланной докладывать все наверх, или он окажется просто тем, кого готовят на ее место? Необходимо было выяснить, кто такой этот Субботин Андрей Ростиславович, пока он еще не успел добраться сюда.
  Проще всего было бы созвониться с Леной - бывшей коллегой по цеху и гроссмейстером кадровых вопросов компании, но сначала нужно получить официальную версию назначения у начальства. Субординация прежде всего - генеральный отличался изрядным злопамятством и имел привычку расправляться с теми, кто вел закулисную игру: будь то излишне хитрый деловой партнер или нечестный на руку охранник. Не зря же и прилипла к нему эта кличка - Берия, что любой шаг влево грозил репрессиями.
  "Черт! Похоже, без Палыча было не обойтись..." - сама мысль о том, что придется разговаривать с начальником, перед которым она до сих пор чувствовала себя то ли кроликом, то ли нашкодившим котенком, вызвала раздражение. Но, понимая, что ничего иного не остается, Ольга набрала номер, который успела выучить наизусть, несмотря на то, что всегда была не в ладах с этими цифрами.
  После первого же гудка в трубке раздался глубокий хрипловатый голос:
  - Да, Оленька, что у вас?
  Ольга в который раз поморщилась от фамильярного обращения, но попыталась выдать улыбку, словно говорила лицом к лицу с шефом.
  - Добрый день, Олег Павлович. Не сильно отвлекаю вас? - Улыбка получилась, и не только она. Ольга даже стала кокетливо наматывать локон на палец, словно пыталась флиртовать с собеседником, который, увы, не сможет оценить ее женских уловок. - Получила ваш факс с назначением, и, знаете, немного озадачилась...
  Вместо вопроса в трубке раздалось многозначительное "Хм!", и снова наступила тишина. Совершенно ясно, что от нее ждали пояснений. Или вопросов. Но никак не собирались давать информацию просто так.
  Не став затягивать паузу в разговоре еще на дольше, Ольга решилась спросить:
  - Олег Павлович, а что за птицу вы ко мне направляете? Хотелось бы знать, что за человек, а то вдруг не сработаемся... - и застыла, поняв, что только что ляпнула. Это же надо! Сказать боссу, что с его назначенцем можно не сработаться. Вот дура!
  Словно соглашаясь с ее размышлениями, в трубке раздался непривычно строгий голос начальника:
  - Ольга Александровна, вас для того и поставили, чтобы сработались. Так что постарайтесь не разочаровать нас, - небольшая пауза, позволяющая осознать плачевность собственного положения, и снова вполне миролюбивый голос генерального. - С минуты на минуту Субботин должен быть у вас с документами, так что скоро сами поймете, что за птицу я вам послал. Что-то еще?
  - Нет-нет, - поспешила закончить разговор Ольга, пока главный не перешел на проблемные вопросы, но и здесь он не упустил случай.
  - Что по подрядчикам? Решили вопрос или пора вмешиваться по серьезному?
  Проклиная саму себя за трусость перед начальством и неспособность решать задачи самостоятельно, Ольга довольно подробно пересказала историю конфликта с "ЗемСтройИнвестом".
  - Отдайте этих прохвостов Субботину, как появится. Если он не справится, сам подключусь, - голос шефа прозвучал непривычно тихо, и, не дождавшись ответа на свою реплику, главный повесил трубку.
  Хороший поворот - отдать дело человеку, который непонятно каким образом попал в компанию. Что ж это за спец по разборкам такой? Теперь совершенно точно нужно было подключать Лену.
  За стеной раздался смех Марины, отвлекающий от размышлений, и Ольга нетерпеливо нажала кнопку вызова секретаря.
  - Марина, зайдите на минутку, - вероятно фраза была произнесена излишне резко, потому как Марина уже через секунду вломилась в дверь. Раскрасневшаяся и запыхавшаяся, как после длительного забега, Марина, глупо улыбаясь, смотрела на своего начальника, а та в ответ сверлила ее взглядом, словно только что уличила в продаже четверти активов компании.
  - И в чем причина веселья? - ехидно поинтересовалась Ольга, постукивая ручкой по столу. - У нас в приемной на ПМЖ цирк попросился?
  Марина хихикнула, словно услышала что-то неприличное, и, пытаясь подавить рвущееся наружу веселье, произнесла:
  - Там этот... Зам новый. Та-акой интересный мужчина, Ольга Александровна! - и громовым шепотом добавила. - И представляете: не женат!
  - Черт знает что...
  То ли факт неженатости выбил из колеи, то ли реакция Марины на очередного "очень подходящего мужчину", но Ольга не нашла, что ответить, а просто стала задумчиво перебирать лежащие на столе бумаги, словно не видела стоящего перед ней секретаря.
  Несколько мгновений наблюдавшая за этими манипуляциями Марина прокашлялась и уже деловым тоном спросила: "Звать?", чем вывела директора из задумчивости, и, получив невнятный кивок вкупе с озадаченным взглядом, отправилась за новоприбывшим замом.
  Субботин возник в кабинете Ольги под реплику секретаря: "Куда? Я же сказала: через пять минут!" и, громко захлопнув дверь, застыл на пороге, рассматривая удивленную Ольгу.
  Несколько секунд было потрачено на узнавание, а потом девушка ядовитым голосом произнесла:
  - Значит, вы и есть Субботин Андрей Ростиславович, не умеющий парковаться?
  Мужчина самодовольно усмехнулся и, вальяжной походкой подойдя вплотную к столу будущего начальника, слегка склонил голову и произнес:
  - Собственной персоной. А вы - та самая Ольга Александровна, симпатичная, двадцати шести лет отроду, не обремененная мужем и детьми, зато с должностью директора, и водящая машину, не глядя на дорогу? Весьма рад.
  - А вы еще и нахал... - как-то обреченно заметила Ольга, понимая, что этот человек скорее заставит ее повеситься, чем позволит наладить с ним нормальные отношения. Бросив опостылевшую за сегодняшнее утро ручку на стол, она устало откинулась в кресле. - Не сработаемся...
  - Ну, почему же... - спокойно проговорил Субботин. - Если обещаете, что не будете хамить и пользоваться своим служебным положением, мы можем плодотворно трудиться. Вместе.
  Он дождался, когда Ольга поднимет на него ошарашенный взгляд и, глядя ей в глаза, почти перейдя на шепот, добавил: - Наше партнерство не будет скучным, Ольга... Александровна.
  Ольга потеряла дар речи от такого хамства. Еще никогда ей не ставили условий таким тоном и еще никогда слова о партнерстве не были произнесены настолько двусмысленно. Это было настолько непривычно, что не позволяло хорошо обдумать ситуацию и просчитать последствия, поэтому она чисто инстинктивно произнесла:
  - Пошел. Вон. Из моего. Кабинета.
  Субботин, словно ждавший такой реакции, заулыбался и, подмигнув ей, чем вызвал еще больше возмущения, спокойным шагом вышел из кабинета.
  Едва за мужчиной захлопнулась дверь, Ольга облегченно вздохнула и откинулась в кресле. Новый зам напрягал невероятно. Точнее не столько он сам, сколько его манера вести диалог - самоуверенная, хамская, претендующая на безоговорочное лидерство в разговоре. Нет, такой подчиненный ей не нужен, он сам, кого хочешь, заставит подчиняться. И, главное, генеральному не пожалуешься - он выразился более чем однозначно. Похоже, придется работать с тем, что есть, и постараться не наделать косяков.
  Прокрутив список номеров в памяти телефона, Ольга отыскала номер Лены - хочешь-не хочешь, а во избежание проблем нужно иметь информацию, и не только ту, которая фигурирует в личном деле сотрудника.
  - Олечка, радость моя, сколько лет! - проворковала в трубку всеми любимая кадровичка. - А я уж думала, что ты меня совсем позабыла...
  Ольга заулыбалась, Елена Михайловна - серый кардинал и одновременно всеобщая любимица. Она вовсе не относилось к разряду людей, неразборчивых в отношениях. Да, она была вежлива со всеми, и часто выступала посредником между персоналом и начальством в сезон отпусков, но сама она вовсе не каждого считала другом. А уж тем более, не каждого поила чаем в своем кабинете, когда излишне требовательный генеральный доводил его до слез. Повезло только Ольге. Почему-то именно ее Лена выделила из толпы и практически сразу взяла под свою опеку. Даже сейчас она подозревала, что и новое назначение не обошлось без участия серого кардинала. И при этом дама, почти вдвое старше Ольги, требовала называть ее не Еленой Михайловной, а просто Леной.
  - Здравствуй, Лена, - улыбаясь, произнесла Ольга, взглянув на часы. Наверняка ее соратница и в чем-то даже подруга сейчас как раз запивала шоколадку чаем. Была у нее такая традиция - в десять ноль-ноль пить чай, не взирая ни на какие обстоятельства. Словно в подтверждение догадки в трубке послышался шорох фольги, и Лена выдала дежурное:
  - Приходи на чай. У меня шоколадка с орешками как раз.
  Не выдержав позитивного напора, Ольга все-таки рассмеялась.
  - Спасибо, Лен. Даже не знаю, как ты умудряешься одной фразой сделать мне целый день.
  - Так работа у меня такая, Ольчик, - день тебе делать, - весело заключила Лена, и тут же перейдя на деловой тон спросила. - Но ты не настроение поднять звонишь, да?
  Вопрос словно вернул девушку с теплых уютных облаков в холодную неприглядную реальность.
  - Да, Лен, - без тени улыбки ответила она. - Проблема у меня. Похоже, серьезная.
  - Субботин? - тут же отозвалась подруга, ошарашив Ольгу своей проницательностью.
  - А откуда ты...
  - Да брось! - воскликнула женщина. - Позвонила первый раз за месяц. И то, после того, как я тебе факс о назначении скинула. Что сразу не набрала-то?
  - Да... Заработалась немного, а тут этот Субботин собственной персоной. Ну и...
  - Субботин? - удивленный голос Елены сопровождает хруст, ломаемой шоколадной плитки. - Что-то он рано... Он обычно раньше обеда не появляется.
  - Так ты его знаешь? - осторожно спрашивает Ольга, улавливая первые нотки собственного дурного предчувствия.
  - Еще как знаю! - выпалила сотрудница, едва сдерживаясь от перехода на повышенный тон. - Этот ко... зел изрядно помотал нервы всем. Потому Палыч и отправил его в Китай по обмену опытом. Аж на пять лет. Говорят, он раньше домой вернуться порывался, но тот ему все выходы перекрыл. А сейчас, видимо, и самого прижало сильно, раз он этого ко... зла вызвал.
  Ольга задумалась. Интересная картина вырисовывалась. По словам Лены Субботин хорошо отметился в компании, но, видимо, недостаточно хорошо, раз его попросили вернуться. Или не в той отрасли отметился. И теперь становилось совсем уж страшно за себя, потому что под словом "отметился" можно понимать все, что угодно. И в первую очередь просились на ум ФСБ и ворье в законе.
  - Лена, а что он натворил такого, что его выслали? - осторожно поинтересовалась девушка.
  Немного помолчав, Лена неохотно ответила:
  - Не знаю, можно ли тебе говорить, но, надеюсь, ты меня не выдашь, - предупредила Лена, прежде чем полушепотом добавить. - Этот, прости господи, кобель, умудрился любовницу нашего мэра трахнуть. Да так, что эта дура залетела и вздумала к нему уйти. Любовь у нее, видите ли, проснулась. А мэр, сама знаешь, таких обид не прощает, вот и пришлось дитя горькое подальше отправлять, чтоб не закатали его в асфальт. Что тут творилось, когда мальчик уехал! На Палыча и налоговая, и ФСБ, и братки. И чуть ли не скопом. Но он молодец - выкрутился как-то и Андрюшку прикрыл. Ой...
  - Андрюшку? - Ольга уже и не знала, чему она больше удивляется, просто машинально задала вопрос, зациклившись на несоответствии.
  - Оленька, ну что ты сразу к словам цепляешься? - встала в оборону Елена Михайловна. - Уже и оговориться нельзя. У меня вон тут кто только не ходит сегодня: и Валюшки, и Олежки, и Андрюшки...
  - Андрюшка... - почти угрожающе проговорила Ольга.
  - Ой, Оленька, все мне пора. У меня тут шеф на второй линии.
  - Я тебе на стационарный звоню, а у тебя нет второй линии, - оборвала попытку бегства Ольга. - Давай, колись, что ты про него знаешь, пока я сама выяснять не начала.
  - Ну, Оль... - обреченно пропыхтела женщина. - Ты же вынуждаешь меня открыть чужую тайну...
  - По-моему, ты открыла чужую тайну минуту назад, а сейчас чуть не выдала свою. Так что колись: откуда знаешь Субботина? - строго проговорила Ольга, теряя терпение.
  В противовес ожидаемому, в трубке раздался легкий смех, и снова веселый голос кадровички:
  - Ну, вот, а говорил мне: "Не сможет, не сможет...", а ты вон как командовать научилась. Эх, ладно расскажу, чего уж теперь скрывать - все равно догадаешься.
  И рассказала Лена, что знает Субботина и Палыча давно - еще с той поры, как жила в одном подъезде с мамашей Субботина - ставшей впоследствии мачехой их Палычу. И про то, что, вопреки обыкновению, сводные братья не стали конкурентами, а как раз наоборот - сдружились и друг за друга горой были. Правда, старший - Олег - всегда был серьезнее, а Андрей - тот еще паршивец, из-за которого доставалось обоим.
  - Но ты не волнуйся, Оленька, - добродушно добавила Елена. - Если его к тебе отправили, значит, помогать будет. Палыч так просто своих людей не подставляет.
  - Угу, - угрюмо ответила Ольга. - Вопрос только в том, кто для него свои... Ладно, Лен, информация приняла к сведению. Буду должна.
  Коротко попрощавшись, Ольга повесила трубку и снова уставилась невидящим взглядом на дверь, словно ожидала, что вот-вот войдет посетитель.
  Как гром среди ясного неба всплыла мысль о подрядчиках. Она так и не утрясла вопрос со сроками. Что там скажет этот вшивый юрист, который не всегда считает себя обязанным предупреждать руководство об изменениях?
  - Мариночка, вызови нашего юриста, - проговорила он в микрофон, - и пусть бумаги захватит по СтройИнвесту.
  Через пять минут знаток законов стоял в ее кабинете, теребя в руках папку с бумагами и заметно волновался.
  - Что по ЗемСтрою? - нетерпеливо спросила Ольга, выразительно глядя на зажатую в руках папку.
  - О...о...Ольга Александровна, а я о...отдал бумаги, - отчего-то заикаясь, произнес молодой человек, нервно поправляя очки. - Все, к...к...кроме их визитки.
  - Что? - от удивления Ольга даже привстала с кресла. - Кому отдал?
  - А... а... Андрею Ро...Ростиславовичу. Новому заму, - все также нервничая, ответил юрист. - Он сказал, что изучать будет. Сказал, что с вами согласовал.
  Это уже было откровенное хамство. Ольга готова была прямо сейчас сорваться с места, найти наглого Субботина и настучать по его наглой физиономии. Но нельзя было терять собственное лицо. Поэтому, смирив гнев, девушка вернулась в кресло, чтобы спокойно отдать распоряжение подчиненному:
  - Больше никаких попыток передавать дела без моего прямого указания. Вам ясно? - поймала испуганный взгляд молодого человека, вернее, даже мальчика, и добавила. - Заберите документы, и чтоб через пять минут они были у меня на столе.
  Вжав голову в плечи, паренек бросился вон из кабинета, словно ему грозили как минимум расстрелом. Снова оказавшаяся в руках Ольги ручка злобно защелкала, выдавая напряжение ее хозяйки. Поток мыслей несся со скоростью МиГ-31 и уже норовил пересечь звуковой барьер, как, в очередной раз сухо щелкнув, механизм письменного прибора застопорил и, похоже, все-таки сломался. Тихо выругавшись, Ольга принялась раскручивать живущую собственной жизнью ручку, надеясь, что с починкой аксессуара ее истерзанный эмоциями организм все-таки справится, а заодно и немного успокоится.
  За этим занятием и застал ее опостылевший за утро зам. Она как раз разложила все колпачки-пружинки на столе, когда вновь отворившаяся без стука дверь впустила Субботина.
  Все так же нагло прищурившись, он выразительно прошествовал взглядом по каждому винтику разобранной злополучной ручки. Заострил внимание на зажатом в руках стержне с пружинкой. Довольно ухмыльнулся каким-то своим мыслям, заставив Ольгу почувствовать себя так, словно она сделала что-то крайне неприличное. Сместил взгляд на открытые предплечья. Мазнув по закутанным в ткань плечам, перешел то ли на шею, то ли на почти видневшуюся из-за расстегнувшихся пуговок ложбинку груди, остановил там взгляд и, прикусив губу, прищурился, словно оценивая. Краска негодования или смущения прилила к лицу, и девушка угрожающе прошептала:
  - Как вы смеете врываться в мой кабинет без стука?
  Мужчина, до того продолжавший пялиться в ворот ее рубашки, наконец отвел взгляд и невозмутимо проговорил:
  - Я вижу, вам нужна помощь, - он вытащил стержень из зажатой руки, не позволив Ольге даже ответить что-то на его слова, и принялся собирать ручку, сопровождая все это неспешной речью.
  - Понимаете, Оленька... Александровна, - проговорил он, вставляя стержень в половинки корпуса и завинчивая нижнюю часть, - только сегодня я, кажется, понял, для чего в таких маленьких организациях существует должность зама...
  Он снова глянул на девушку, в этот раз поймал ее недоумевающий взгляд и, не дождавшись вразумительного ответа, добавил: - Просто кто-то должен уметь собирать ручки. Вот и все.
  Субботин несколько раз щелкнул кнопкой, проверяя работу механизма, и уже хотел вернуть ручку владелице, но обратил внимание на памятную надпись.
  - Надо же... - задумчиво произнес он. - А вы, оказывается, сентиментальны...
  Затем решительно поставил ручку в стоявший на столе органайзер, достал собственную и положил на стол со словами:
  - Ваш статус, Ольга... Александровна, не позволяет пользоваться ручками секретаря. Эта подойдет лучше.
  Ошарашенная его напором Ольга не могла пошевелиться, и он, похоже, заметив это, все-таки перешел к той теме, ради которой ворвался в кабинет без спроса.
  - Я документы по СтройИнвесту пока посмотрю, - почесав бровь, совершенно спокойно произнес мужчина, отступая на шаг. - А то юрист ваш уже бьется в истерике из-за того, что без разрешения отдал их мне. Сегодня-завтра, максимум в понедельник, верну для разбора. Вы же не против? - произнес он уже на пороге, оглядываясь на застывшую в той же позе начальницу. - Так я и думал.
  Кивнул, в очередной раз обреченно понимая, что ответа не дождется, и вышел почти бережно прикрыв за собой дверь.
  Ничего не понимающая Ольга тяжело опустилась в кресло. Чувствовать себя полной дурой было неприятно, но по-другому не получалось - собственная неспособность ответить на хамство и неумение мгновенно переключаться в деловое русло, как это умел новый зам, сыграли злую шутку. Девушка чувствовала себя так, словно ее опозорили перед целым коллективом, выставив в неприглядном свете. Пролистывая в памяти только что состоявшийся разговор, раз за разом отмечая собственные промахи, Ольга все больше понимала, что граница, которая должна была дистанцировать ее от Субботина, неумолимо стиралась. И последние его слова о позволении работать с документами, были лишь знаком вежливости, разрешением почувствовать себя не окончательно проигравшей.
  Дань вежливости, поверженному противнику.
  Ольга взглянула на новую ручку - еще один знак великодушия победителя, и непроизвольно потянулась к приобретению.
  Известная марка. Руки коснулись золотистого металла, открывая колпачок. Перо. Наверняка, как минимум, позолоченное. Чем еще может писать брат генерального, пусть и сводный? Подарок не из дешевых, а значит, ко многому обязывающий. Выхода теперь два: принять и подарить ответный - в знак дружбы, или не принять и строить догадки, чем может грозить отказ. М-да, лучше первый вариант, во сколько бы это ни обошлось.
  Посему, отдав Марине злополучный экземпляр пишущего аксессуара, Ольга поручила найти аналогичный, а сама умчалась на объект - все-таки не первый год в строительной сфере и знает, как именно ведется строительство. Уж кого-кого, а прораба контролировать нужно, а то, не углядишь чего, и смета тут же вырастает в несколько раз. И все равно, что фундамент осыплется уже на следующий год. Иск предъявить можно, вот только пока процесс пройдет, а потом устранение недостатков, то убытков нарастет столько, что проще заново все отстроить, чем восстанавливать то, что криво сделано.
  И сегодня девушка в очередной раз убедилась в разумности своих опасений. Она как раз подъехала к воротам, когда забитый под завязку кирпичом грузовик выезжал ей навстречу. Мгновенно сориентировавшись, Ольга остановилась на въезде, преградив путь вывозу материалов, чем вызвала повышенное оживление со стороны стройбригады до того отдыхавшей в тенечке. Мужики попросту бросились наутек, когда увидели, что девушка направилась к водителю грузовика, так что все разборки с несостоявшимся "клиентом" пришлось вести самой, по пути выясняя, где шляется их собственный строитель. В итоге потратив оставшиеся полдня на выяснение отношений, но так и не увидев положительных сдвигов в работе, выслушав нелепые оправдания все-таки прибывшего через полчаса на место строителя, пригрозив подрядчику прокуратурой и лишив собственного нерадивого работника премии, Ольга решила отправиться домой. После такой встряски встречаться лицом к лицу с Субботиным, который неизвестно что мог выкинуть, она не хотела.
  Поэтому предупредив секретаря о том, что ее уже не будет в офисе, Ольга со спокойным сердцем отправилась домой лечить нервы привычным для любой женщины способом - ванной, романом и вином. Все в одной комнате в течение сорока минут, употребляемое одновременно, и было тем волшебным средством от хандры, стрессов, и вообще от разного рода неприятностей: вода расслабляло тело, роман - душу, а вино... Вино расслабляло уставший за день мозг, при чем иногда настолько, что можно было принять любое неадекватное решение под его воздействием.
  Вот как сейчас, она одним махом лишилась восьмой части еще не полученной зарплаты, дав Марине согласие приобрести "ответный подарок" для Субботина. Где-то далеко осталась рачительная Ольга, откладывающая деньги на собственную квартиру и отправлявшая переводы родителям, и теперь здесь у телевизора, в банном халате, сидела совершенно другая беспечная девушка, позволившая себе только что перейти разумные границы и расщедриться на позолоченный Паркер. Завтра она тридцать раз пожалеет о своей беспечности, понимая, что вполне можно было обойтись экземпляром попроще, но сегодня ударившее в голову вино сделало свое подлое дело, лишив девушку способности рассуждать критично и заставив сделать широкий жест. Уснула она на диване, все-таки догадавшись положить под голову подушку и укрыться пледом. Утро обещало быть мудрее вечера, а значит, завтра вместе с неприятной тяжестью в голове, наверняка придут какие-нибудь умные мысли насчет Субботина, СтройИнвеста и генерального. Как в этот список прокрался генеральный, Ольга понять не смогла, потому как заснула.
  Мудрое утро, которое наступило намного раньше, чем от него ожидалось, оказалось хмурым, тяжеловесным и поразительно громким.
  Звенел будильник. Громко. И откуда-то из прихожей. И только сумев разлепить потяжелевшие за ночь веки, и оглядевшись, Оля поняла, что источником звона был дверной звонок. Она уже хотела пенять на раннего гостя, вспоминая известную считалочку про тех, кто ходит в гости по утрам, как ее взгляд упал на висящие над головой часы.
  Без четверти девять.
  Проспала!
  Проспала на работу!
  Значит, и гости у нее не случайные!
  Ольга выругалась - ситуация выходила, говорящая не в ее пользу. Два месяца в должности, а за ней уже приезжают, чтоб на работу доставить. И ведь доложат же шефу. Как ей потом Олегу Павловичу в глаза смотреть?
  На секунду возникла шальная мысль не открывать дверь и сделать вид, что никого нет дома. А потом тихонько появиться, объяснив, что улаживала другие вопросы. Или вообще ничего не объяснив. Директор она, в конце концов, или нет?
  Но поразмыслив, девушка поняла, что в это вряд ли поверят, даже если сделают вид, а за спиной обсуждений будет много. И до Палыча все равно слух о ней дойдет, но как о человеке ненадежном. Этого Ольга допустить никак не могла - мнение генерального было для нее слишком важно. Она решила все-таки открыть дверь - честность - это, прежде всего, умение признавать свои ошибки.
  Поэтому Ольга подошла к двери, пригребла растрепанные волосы руками и, поплотнее закутавшись в халат, ранула ее на себя.
  - Субботин? - застыла, настолько пораженная появлением своего зама, что даже не обратила внимание его откровенно изучающий взгляд. И только когда по лицу мужчины расплылась довольная ухмылка, отмерла и принялась запахивать полы и без того плотно сидящего халата.
  Наблюдавший все это Субботин, наконец, решил осведомиться о причинах ее позднего пробуждения: - Я так понимаю, это был одинокий пьяный вечер, Ольга Александровна?
  - Да как вы смеете, Субботин?! - выпалила девушка, оставив, наконец, халат в покое.
  - Просто я мог бы составить вам компанию, - невозмутимо ответил мужчина и, подмигнув, добавил. - Да и наутро вы бы так не опоздали. Мой биологический будильник... всегда срабатывает в шесть утра.
  - Да хоть в полшестого! - возмутилась девушка, уловив намек в его словах.
  - А вот сейчас вы меня почти прокляли, Ольга. Я же все-таки мужчина, - Субботин снова улыбнулся, заглядывая в глаза жертве словесных баталий, и мгновенно посерьезнев, спросил: - Так вы меня впустите или мне в машине подождать?
  - Черт знает что... - проворчала Ольга, впуская наглеца в квартиру и провожая до гостиной. - Пульт на диване. Спортивного канала у меня нет.
  Субботин, не спешивший занять положенное гостю место, разглядывал комнату, очевидно отмечая царивший в ней небольшой, но бардак после вчерашней медитации. Потом подошел к дивану и поднял лежащий на ковре пустой бокал.
  - Надо же, а я ведь просто пошутил... - задумчиво проговорил он, подойдя к девушке и вручая ей свою находку. - Но не переживайте, я никому не скажу, - и, молча развернувшись, отправился на диван и вполне недвусмысленно уставился в меняющийся экран телевизора.
  Больше всего на свете Ольге сейчас хотелось затопать ногами и разбить этот ненавистный бокал о землю, и только понимание, насколько подобная сцена будет нелепо выглядеть, остановило ее. Поэтому, как любая уважающая себя девушка, Ольга молча, но с достоинством отравилась приводить себя в порядок.
  Ей понадобилось меньше часа, а если быть точным, то тридцать семь минут, из которых больше всего было потрачено на душ, а меньше - на выбор костюма. Да, иногда девушки делают это быстро, а иногда правильно. Сегодня получилось не правильно, потому что привычная юбка казалась слишком короткой, а розовая блузка - легкомысленной. В общем, этот Субботин заставил ее усомниться даже в собственном гардеробе. А ведь она еще ему ответный подарок должна сделать.
  - Все, Субботин, можете докладывать, что непутевый начальник все-таки приедет на работу, - деловым тоном проговорила она, появляясь в дверях гостиной. - Вас ведь подвозить не нужно?
  Субботин, до сих пор скучавший на диване, рывком поднялся и подошел вплотную к Ольге.
  - Вообще-то это вам нужна помощь, - тихо проговорил он, вглядываясь ей в глаза. - Боюсь, на ближайшую неделю мне придется стать вашим водителем.
  Ольга уже открыла рот, чтобы возмутиться таким самоназначением, но мужчина ее перебил: - У вас весь двор перерыли, с трудом пешком добрался, машину пришлось оставить в соседнем дворе.
  Выглянув в окошко, девушка с сожалением отметила, что коммунальщики все-таки несокрушимое зло. Ее тойота, припаркованная на стоянке под окнами, была отгорожена от выезда активно копающимся то ли рвом, то ли котлованом. И, что самое печальное, ее машина там прозябала в полном одиночестве. Видимо, Ольга опять не обратила внимания на двадцатисантиметровый клочок бумаги, именуемый объявлением. Куда ей с ее ритмом жизни?
  - Ну что, едем? - тихий голос раздался практически возле самого уха, и теплое дыхание коснулось кожи, посылая волну невидимых мурашек от шеи к позвоночнику. Ольга испуганно замерла, словно любое ее движение могло выдать неожиданную, но вполне объяснимую на физиологическом уровне реакцию организма. Сейчас, стоя спиной к мужчине и слушая участившееся биение своего сердца, она словно кожей ощущала насколько близко его присутствие. Неприлично близко. Непозволительно с точки зрения субординации. А с этим человеком ей еще придется ехать в одной машине.
  - Ольга?.. - в следующую секунду теплые руки попытались устроиться на ее плечах, но девушка, уже сумевшая договориться с собственным рассудком, вывернулась из потенциальных объятий со словами:
  - Александровна, Субботин! - Делая упор на каждом слове, произнесла она, поспешно выходя в прихожую. - Ольга Александровна. Так мы едем?
  Субботин, в отличие от Ольги, вовсе не стремившийся развеять чары, сопровождающиеся гормональным всплеском, нарочито медленно вышел в открытую дверь.
  - Как пожелает госпожа начальница, - сказал он, когда они вошли в лифт, но Ольга могла поспорить на что угодно, что даже такую уступку этот мужчина ей припомнит.
  Уже сидя в машине и периодически ловя чужой взгляд, скользящий по ее коленкам, Ольга с некоторым разочарованием поняла, что новый зам, упорно не видевший в ней начальника, похоже, в очередной раз попытается подтвердить свою славу развратного подлеца. Не то, чтобы она была совсем уж против, все-таки полгода без секса не особо воспитывают разборчивость в связях, но как отнесется к такому Олег Павлович? Ведь наверняка этот прохвост ему похвастается.
  От осознания, что она уже допускает развитие внештатных отношений с Субботиным, Ольга обреченно застонала, чем тут же вызвала интерес попутчика.
  - Тяжелый день предстоит, Ольга... Александровна?
  Не найдя, что ответить, девушка предпочла отмолчаться. В конце концов, в обязанности зама не входила психологическая поддержка в тяжелых ситуациях.
  Марина встретила совместное появление начальства с удивлением, которое мгновенно сменило плохо скрываемое воодушевление. Похоже, сегодня обеденный перерыв обещал сенсацию на пустом месте. А если вспомнить еще и боевое задание по поиску подарка, то почти наверняка последует вывод о служебном романе. И ведь наверняка же именно Марина сообщила Субботину, что Ольги нет на месте. И заодно адрес подсказала.
  Так, похоже, стоило на корню пресечь любые слухи.
  - Марина, зайдите ко мне, - сухим тоном проговорила Ольга, открывая дверь кабинета и даже не взглянув ни разу в сторону Субботина.
  Там, за надежными стенами, опустившись в уже ставшее почти родным кресло, Ольга, наконец, смогла расслабиться. По всему выходило, что этот кабинет останется последним оплотом ее спокойствия, раз домашний адрес уже был рассекречен.
  Ворвавшаяся Марина прервала процесс ухода в себя, посчитав, что увесистая папка с документами все-таки важнее личной драмы, и весьма бережно положила стопку документов перед начальницей. Сверху она водрузила продолговатую коробочку, в которой, очевидно, и была купленная вчера ручка.
  - Счет лежит в папке первым, - деликатно уведомила Марина, возвращая Ольге ее подарок и наблюдая за тем, как она пытается открыть футляр. - Точь в точь, как ваша. Дорога-ая. Это для Субботина?
  Последняя фраза заставила Ольгу чуть ли не подпрыгнуть на месте. Она раздраженно впечатала коробку в стол и сквозь зубы процедила:
  - Марина, в ваши обязанности не входит строить догадки. Ваша задача - приносить документы и кофе.
  Ошарашенная подобной резкой переменой в поведении начальницы Марина отступила на шаг и стала пятиться к двери. Ольга, заметившая это, продолжила уже спокойнее:
  - И на будущее, Марина, - она сделала многозначительную паузу, прерывая побег. - Если ваши предположения выйдут за пределы этого кабинета, работу будете искать в другом месте. Вы меня поняли? - Марина часто закивала, соглашаясь, и этим только что сберегла нервы им обоим. - Свободны.
  Под колким взглядом начальницы Марина вышмыгнула из кабинета, оставив Ольге право злиться на любопытную секретаршу и собственную несдержанность в одиночестве.
  Ручка, в самом деле, оказалась такой же, что радовало. Другим был только цвет пера. А вот феноменальная стоимость этого атрибута респектабельной жизни радости не вызывала, зато вызывала желание бросить счет в мусорную корзину. Да у некоторых зарплата меньше, чем стоит это приспособление для клякс!
  Но деваться было некуда, и Ольге пришлось созваниваться с продавцом и менять условия оплаты, потому как она не считала правильным тратить средства компании на цели, которые ставила перед собой лично. А сегодня... Сегодня она сделает Субботину ответный подарок, тем самым окончательно размежевав сферы влияния. Особенно находящиеся на уровне инстинктов.
  Почему-то само осознание перспективы вызвало радостное предвкушение, словно она собиралась сделать что-то не вполне вписывающееся в привычное поведение и даже несколько запретное. Это наложило отпечаток на весь день.
  А когда рабочий день подошел к финалу, вместе со спустившимися сумерками в кабинет вошел Субботин.
  - Едем? - непривычно сухо поинтересовался он, наблюдая, как Ольга собирается. Она кивнула все еще под впечатлением от происходящего и покинула кабинет следом за мужчиной.
  Ехали в полной тишине. Поначалу Ольга даже не замечала этого, витая в облаках и готовя речь с вручением подарка, но к середине пути эта тишина стала напрягать. Было странно чувствовать на себе чужой косой взгляд, но при этом не слышать прозрачных намеков, подтверждающих намерения мужчины. Странно. Неужели она ошиблась, посчитав жест доброй воли за купчую? Но, разумно расценив, что ручку все равно девать больше некуда, она, едва машина остановилась недалеко от ее двора, выложила футляр на панель.
  - Спасибо, Андрей Ростиславович. Надеюсь, наше сотрудничество и в дальнейшем будет приятным и взаимовыгодным, - протараторила она заученную фразу, выскочила из машины и быстрым шагом направилась к дому.
  Через десять шагов ее окликнули и, развернувшись, Ольге пришлось дождаться идущего к ней мужчину.
  Субботин протянул подаренное:
  - Ольга, вы не можете делать такие подарки.
  - Это почему же? - в сумерках она пыталась разглядеть выражение лица мужчины, но это удавалось с трудом. - Вы же можете.
  - Это другое, - упорный зам, похоже, не собирался отступать. - Понимаете, Ольга, мне ее подарили наши китайские партнеры в честь отъезда. Мне она ничего не стоила, а вы потратились.
  Ольга недовольно поджала губы, чувствуя, в насколько глупое положение поставила и себя и его, не выяснив данный факт сразу. С другой стороны, о таком обычно не спрашивают.
  - И все же я настаиваю, чтобы вы ее приняли, - тихо проговорила она, стараясь не обращать внимания на грызущие мозг сомнения в правильности своего поступка. - Будем считать это актом примирения, а то знакомство у нас вышло не очень.
  - Ольга...
  - Александровна, - тут же поправила она, но мужчина не обратил внимания.
  - Ольга, так дела не делаются.
  - Вот вы мне и покажете, как делаются, хорошо? - Ольга ласково потрепала его по плечу. - В понедельник. Вы мне как раз обещали.
  Не дожидаясь, когда он снова начнет возражать, пошла в сторону дома. И с облегчением услышав рев отъезжающей машины, она вошла в ярко освещенный подъезд.
  Трель телефона разнеслась по площадке, как раз когда она поворачивала ключ в замочной скважине.
  - Если вы надеетесь таким образом откупиться от меня, Ольга... Александровна, - прозвучал в трубке сердитый голос Субботина, - то вы очень сильно ошиблись. В понедельник заеду за вами в семь. Спокойной ночи, Оля.
  Эти слова вызвали не столько страх, сколько подняли волну упрямого азарта - больше всего Ольга теперь хотела доказать этому мужчине, что никакие его действия не смогут пошатнуть ее устоявшийся мирок. Она сама не верила, что сможет выстоять, но отчего-то упорно хотела именно этого.
  И в понедельник, именно в понедельник, она ему покажет всю серьезность своих намерений.
  
  ***
  Выходные пронеслись с реактивной скоростью, и в понедельник ровно в семь ноль-ноль утра раздалась трель дверного звонка. Но в этот раз Ольга встретила ее при полном параде.
  - Утро доброе, - кивнул Субботин открывшей ему дверь девушке. - Готовы?
  - Вчера у меня не было пьяного вечера, - попыталась пошутить Ольга, закрывая квартиру. - Повода не было.
  - А как же злой и ужасный зам? - наклонившийся к ее уху мужчина, похоже, снова пытался использовать тот же прием, что и в пятницу утром. - Или я недостаточно ясно выразился?
  На мгновение опешившая Ольга, уронила связку ключей и тут же присела, чтобы их поднять. Но мужчины успел первым.
  - За все нужно платить, говорите? - он сузил глаза и демонстративно потряс ключами перед носом девушки. - Что бы мне попросить взамен?
  Совершенно опешившая от такой настойчивости девушка пораженно молчала, пока мужчина пристально вглядывался в ее глаза.
  - Пообедаете со мной сегодня?
  - Что? - удивленная Ольга, отчего-то ожидавшая совершенно другого предложения, не сразу сообразила, что же от нее хотят.
  - Давайте вместе пообедаем, и я отдам вам ключи, - мужчина хитро улыбнулся и спрятал связку в кармане пиджака.
  - Субботин, вы что себе позволяете?.. - обессиленно проговорила Ольга, понимая, что этот человек так просто не пойдет на уступки. - Верните.
  - Только после обеда, - улыбнулся он, входя в лифт. - Или придется вам искать другое место для ночлега, пока спасатели выламывают вам дверь.
  - Субботин, вы невменяемы! - упорно твердила Ольга на в очередной раз повторяющееся приглашение на обед в обмен на ключи от квартиры, но, в конце концов, услышав уверенное "Ну, не съем же я вас!" вынуждена была согласиться. Его "Хотя покусал бы с удовольствием" она не услышала из-за проезжавшей мимо машины.
  Рабочее утро выдалось напряженным. Но это скорее от того, что Ольга с опасением ожидала предстоящего обеда с Субботиным. Что он задумал, она не знала, потому и боялась. Его непредсказуемость могла завести простой разговор, куда угодно.
  Наверное, она слишком себя накрутила, потому как, когда на пороге кабинета появился сам виновник ее дурного настроения, Ольга с трудом удержалась, чтобы не сбежать через окно.
  Впрочем, ее опасения оказались напрасными. Субботин не сделал ни одной попытки поползновений в ее сторону. Придя в ресторан, он первым делом положил перед ней ключи со словами: "Как обещал" и принялся изучать меню. И все время, пока они обедали, он ни разу не пытался, ни прикоснуться, ни отпустить шуточку "на грани". Ни-че-го. Совсем. Казалось, этот улыбающийся и охотно рассказывающий о своем детстве и отрочестве мужчина, и тот, который еще недавно угрожал нарушить ее спокойствие, - два совершенно разных человека. С тем, которого она знала раньше, было опасно и захватывало дух, а с этим, который сидел перед ней и травил анекдоты, было тепло и уютно. Даже возникшая мысль о том, что сейчас Субботин всего лишь демонстрирует маску, была отметена как нелепая, а сам мужчина признан вполне вменяемым, неопасным, приятным собеседником и очень симпатичным мужчиной. Конечно, до Олега Павловича ему далеко, но и ей до Олега Павловича примерно столько же. А тут - вполне удобоваримый вариант.
  - О, уже два, - сообщил Субботин, взглянув на часы. - Начальство не будет ругать за нарушение распорядка?
  Ольга беспечно рассмеялась в ответ и встала:
  - Пойдем, мы пример должны подавать, а не опаздывать.
  Они перешли на "ты", и для этого потребовался всего один совместный обед, но Ольга нисколько не жалела. Наоборот, сейчас, когда Субботин позволил взглянуть на себя с другой стороны, она перестала его бояться. Быть может он ей даже стал нравиться. Чуть-чуть. Самую малость.
  И уже после обеда, слушая в собственном кабинете его заунывную речь о недоработках в договорах с подрядчиком, она вместо того, чтобы оценивать предлагаемые варианты, рассматривала проезжавшие за окном машины, то и дело отмечая, что черных больше, чем красных, а белых больше, чем зеленых.
  Мгновение, и все изменилось: кресло, резким движением развернуто, голова запрокинута, а чужие теплые губы впились в ее. Запустив пальцы ему в волосы, обжигая склоненное лицо горячим дыханием, она стала жадно целовать его в ответ, повинуясь какому-то древнему неистребимому инстинкту, чередуя судорожные вздохи с жадными влажными поцелуями больше похожими на нетерпеливые укусы. Чувственный танец губ, зубов и языка, запустил давно не работавший механизм, требующий от тела только одного - насыщения. Полного, безоговорочного насыщения, которое поцелуй дать не мог. В какой-то момент Ольга поняла, что поцелуя ей мало, тогда ее руки потянулись к мужскому пиджаку, пытаясь стащить совсем некстати скрывавшую тело одежду. В тот же миг мужчина, жарко целовавший ее, отстранился, пробормотав что-то невнятное. Оставив ее с полыхающими от возбуждения щеками, он направился к двери. Щелкнул замок, и Ольга поняла, что она попала в умело расставленную ловушку. Если он сейчас попытается снова поцеловать ее, все повторится, но дело все-таки дойдет до секса. Желала ли она этого? Она не знала, только до зуда в руках хотелось прикоснуться к его телу. Оля потянулась к пуговицам на рубашке, но раздававшийся звонок городского телефона решил за нее...
  Она заметила, как напрягся мужчина, увидев, что она собирается ответить, и на мгновение замешкалась. Словно в ответ на не озвученный вопрос прозвучало тихое:
  - Не отвечай...
  И если бы они были в другое время в другом месте, Ольга поступила бы именно так, как ей говорили, но сейчас у них имелся самый разгар рабочего дня и служебный кабинет со служебным телефоном, который настойчиво отпустил третью трель. Еще один звонок, и абонента переключит на приемную, а любопытная Марина наверняка начнет тут же ломиться в закрытую дверь. Поэтому с некоторым сожалением отметив, как Субботин раздраженно запустил руку в волосы и отвернулся к окну, Ольга взяла трубку.
  - Оленька, добрый день, - как гром среди ясного неба прозвучал в трубке голос генерального.
  - Добрый день, Олег Павлович, - растерянно произнесла девушка, не понимая причины внезапного звонка своего начальника - шеф никогда не звонил по рабочим вопросам своим подчиненным, для этого у него существовал секретарь. Оставалось только догадываться, что его подвигло сделать этот звонок, но должно быть никак не меньше, чем ЧП национального масштаба.
  - Оленька, через полчаса вы должны быть у меня, - сухо проговорил он. - Это в ваших интересах.
  Совершенно сбитая с толку девушка теперь и вовсе была уверена в чрезвычайности ситуации, из-за которой Берия сам вызывает ее на ковер.
  - Что-то случилось? - не смогла не поинтересоваться она.
  - Всё на месте. И не забудьте документы по СтройИнвесту, - сказали на том конце провода прежде, чем повесить трубку. Она даже не успела произнести вежливое "Хорошо, Олег Павлович".
  Субботин, мгновенно оценивший ситуацию, посмотрел на Ольгу долгим изучающим взглядом и устало спросил: "Когда едем?".
  - Сейчас, - беспечно ответила она, складывая документы в сумку. - Через полчаса мы должны быть на месте.
  - Мало времени...
  Ольга даже не обратила внимания на странный жест мужчины, словно он вытирал губы:
  - Знаю, но ты ведь довезешь нас вовремя?
  - Это не потому, что медленно езжу, - устало проговорил мужчина. - Посмотри в зеркало.
  Только сейчас Ольга догадалась, почему он вытирал губы - это просто психологический трюк или инстинкт.
  Взгляд в зеркало не обрадовал - зацелованные, а точнее искусанные губы припухли, и кожа вокруг них заметно порозовела. В таком виде к генеральному нельзя, придется наносить толстый слой тональника и помады, чтоб не так заметно было. И все это придется делать в машине, потому что времени в обрез. Хорошо, хоть косметичка всегда была на месте.
  - Поехали, в машине загримируюсь, - поторопила девушка Субботина, открывая дверь. - Поехали-поехали, я не хочу из-за тебя по шее получать.
  Неохотно, но мужчина все-таки поддался.
  - Мариночка, я к главному. Если что-то срочное, звони, - уже уходя, бросила Ольга секретарю из-за плеча, хоть таким образом пытаясь скрыть оставшиеся на лице следы собственной минутной слабости. Впрочем, она все равно не была уверена в том, что прозорливая Марина ничего не заметила.
  Сидя в машине, Ольга еще раз поймала взгляд Субботина - отнюдь не лучащийся энтузиазмом:
  - Что?
  - Да вот думаю, - задумчиво произнес мужчина, включая зажигание. - А если б он тебя из постели позвал, тоже помчалась бы или все-таки отпросилась?
  - Субботин, не перегибай палку... - предостерегающе произнесла девушка.
  - Ну да, ну да... - ответил ей мужчина, вжимая педаль газа, едва они выехали на дорогу. - Я так и подумал...
  Совершенно недоумевающая о причинах подобного поведения Ольга не нашла ничего лучше, как молча достать косметичку и начать приводить себя в порядок. Судя по манере езды Субботина сегодня, он вовсе не намеревался довести ее в целости и сохранности до места, а значит, нужно использовать все отведенное время на художественное оформление собственного лица. В наитяжелейших условиях.
  Сказать, что доехали без проблем, значит нагло соврать, глядя в глаза. Субботин, очевидно, излишне буквально отнесся к ее просьбе и действительно домчал до офиса, попутно подрезая идущие в потоке машины, нещадно игнорируя сигналы светофора и дорожные знаки. То, что он чуть не стал виновником, по крайней мере, двух аварий на дороге и, как минимум, одной - внутри машины, его, похоже, не волновало. А вот Ольга, которой пришлось ловить тоналку по всему салону, уже была не рада, что решилась на подобную поездку.
  - Черт возьми, Субботин, ты нас угробить решил?! - прокричала она, едва они остановились. - Кто так ездит?!
  Мрачный Субботин проигнорировал ее крик и, бросив "Приехали, Ольга Александровна", просто молча вышел из машины.
  Рассерженная Ольга попыталась пригладить растрепавшуюся прическу и, наконец, довести до идеала макияж, но, взглянув на себя в зеркало, поняла, что проще вообще распустить волосы, чем пытаться привести их в порядок. Да и с тональником вышло не очень - красноту, конечно, он скрыл, а вот припухлость, увы, не убрал. Так что теперь Ольга даже была согласна с первоначальной позицией Субботина - времени и правда, было слишком мало. И почему она сразу не отпросилась?
  Но сейчас уже было поздно что-то менять, поэтому пришлось идти в кабинет Палыча в том виде, в каком приехала.
  - Олег Павлович вас уже ждет, - вместо приветствия сказала секретарь, едва Ольга вошла в приемную, и, заметив идущего за ней Субботина, тут же расплылась в улыбке. - Андрей Ростиславович, что-то вы к нам перестали заглядывать...
  - Дела, Леночка, дела не дают спокойно жить, - так же очаровательно улыбаясь, Субботин, наплевав на все правила приличия и игнорируя непосредственного начальника, уселся на край секретарского стола, продолжив вести беседу. Ольга же, все еще рассерженная на мужчину за неаккуратную езду, предпочла оставить парочку наедине, а сама аккуратно приоткрыла дверь в кабинет генерального.
  - Олег Павлович, можно? - она все еще не могла привыкнуть к своей должности, а точнее, не приобрела непременно появляющуюся в людях ее положения манеру себя преподносить, и вместо того, чтобы сначала войти, а потом уж сообщать о своем появлении, по-прежнему делала так, как и положено рядовому служащему.
  - Да-да, Оленька, входите, - голос послышался раньше, чем Ольга смогла увидеть его обладателя. Олег Павлович, которого она всегда видела только лишь сидящим в кресле, сейчас изменил своей привычке - стоял, опершись о подоконник и скрестив руки на груди. "Красивый мужчина, сложно не заметить такого, но, увы, не моего полета", - в который раз про себя подумала Ольга, мельком взглянув на своего начальника. Взмахом руки он указал на одно из кресел:
  - Присядьте.
  Ольга послушно села и тут же почувствовала себя неуютно под изучающим взглядом хозяина кабинета. Вот так сидеть в полном молчании, ожидая, когда начальник завершит осмотр ее персоны, было странно. Почему-то Ольга себя чувствовала так, словно сидит перед следователем, который совершенно точно знает, что она занимается контрабандой оружия, и просто пытается найти слабое место в ее обороне. Взгляд скользил по волосам, лицу, одежде, вероятно отмечая довольно несобранный внешний вид, за что уже хотелось просто упасть на колени и просить пощады, но она только сделала еще одну попытку пригрести волосы и удержалась от желания почесать свербящие губы, вместо этого просто сомкнув их.
  - Вероятно, я оторвал вас от дел... - многозначительно произнес мужчина, подходя поближе и усаживаясь в кресло напротив.
  "Еще от каких!" - так и хотелось ляпнуть, именно ляпнуть дурацкую фразу, но Ольга вместо нее произнесла дежурное "Что вы, Олег Павлович, ничего страшного."
  Отчего-то эти слова удивили шефа, но, мгновенно сменив выражение лица на деловое, он произнес вполне ожидаемое:
  - Как продвигается дело с подрядчиками?
  - Этим вопросом Андрей Ростиславович занимается, он как раз доклад... делал, когда вы позвонили, - почему она запнулась после слова "доклад", Ольга не понимала, но заметила, что генеральный не пропустил это мимо ушей.
  - Андрей Ростиславович? - тон генерального показался несколько угрожающим, во всяком случае, то, как нехорошо сверкнули глаза мужчины, когда он произнес имя Субботина, было сложно принять за радость. - А сейчас он где?
  И почему ей кажется, что лучше не признаваться?
  - Здесь. Мы вместе приехали, - эта фраза показалась Ольге несколько провокационной из-за недавних событий, и она поспеши исправить ситуацию. - Моя машина не выездная пока - коммунальщики постарались.
  Генеральный словно не заметил последней фразы и молча потянулся к кнопке вызова секретаря.
  - Леночка, Субботин у вас?
  - Да, Олег Павлович, - прозвучал бодрый голос той самой Леночки.
  - Давай-ка его сюда.
  Но эта фраза была совершенно лишней, потому что Субботин собственной персоной уже вломился в кабинет. Именно в той манере, которой так недоставало Ольге, и которую она сама терпеть не могла в других людях.
   - Здравствуй, Олег, - произнес Субботин, прежде чем пожать руку сводному брату, и присел на подлокотник Ольгиного кресла, вызвав очередной гневный взгляд генерального. Ольга, совершенно не понимающая мотивов поведения собственного зама, но прекрасно осознающая как его поступок выглядит со стороны, напряглась. Почему-то ей казалось, что Олег Павлович непременно поинтересуется, с какой стати его братец не желает соблюдать нормы приличия, а она не сможет толком соврать. Это будет не только крест на ее карьере, но и глубочайший позор. Ну ладно, не глубочайший, но ей непременно будет неловко, а памятуя каким образом Олег Павлович разбирался с неугодными, Ольга понимала, что место в компании ей больше не светит.
  - Что не так? - сквозь поток размышлений Ольга услышала невозмутимый голос Субботина, которому, похоже, собственное поведение не казалось неприличным.
  - Андрей, соблюдай дистанцию, - устало проговорил генеральный, указывая жестом на Ольгу.
  - Ой, да брось! - отмахнулся мужчина, но все-таки встал, взял один из стоявших вдоль стены стульев и, повернув его спинкой вперед, уселся так, чтобы видеть обоих сидящих в креслах начальников. В целом складывалось впечатление, что Субботин специально провоцирует брата. Или Ольгу. Или их обоих - сейчас уже сложно было сказать наверняка.
  - Оленька, - вкрадчиво произнес Олег Павлович, - будьте добры оставьте нас на минутку. Нам с Андреем Ростиславовичем нужно потолковать по-семейному.
  Слегка опешившая от такого поворота Ольга взглянула на Субботина. Тот загадочно усмехнулся и подмигнул ей, очевидно, намекая на то, что ничего необычного в поведении братьев не было. Быть может они и в самом деле хотят обсудить семейные проблемы, а ее нахождение в таком случае в кабинете нежелательно. Но понимая, что ей совершенно точно никто не будет объяснять настоящих мотивов, а тем более пытаться смягчить подобное бесцеремонное отношение, Ольга нерешительно вышла из кабинета.
  Оба мужчин проводили ее долгим взглядом, и едва за светловолосой дамочкой захлопнулась дверь, Олег произнес.
  - И что это было? - устало и почему-то злобно спросил он, не глядя на брата.
  - Хорошая такая ляля, правда? - словно не услышав вопроса, беспечно произнес Андрей. - А горячая, т-с-с... Ты б знал. У меня до сих пор стояк. Ну... конкретно сейчас то уже нет, но...
  - Андрей, прекрати, - генеральный встал с кресла и отвернулся к окну, демонстрируя, что не желает слушать, но его брат вовсе не желал идти у него на поводу.
  - Э, нет, братец, ты мне такой кайф обломал, так что я жажду рассказать тебе подробности, - почему-то кровожадно усмехнулся Субботин. - Знаешь, сколько я ее мариновал, а? Да я сегодня чуть не разложил ее прямо на столе!
  - Андрей... - тот же усталый голос, требующий прекратить словесный поток энтузиаста.
  - ... На ее столе, между прочим. На ее директорском столе.
  - Заткнись, Андрей... - голос почему-то становится тише и злее.
  - Я уже представил, как нагибаю ее прямо там... - словесный поток все же был прерван ударом в челюсть, выбившим сидящего мужчину со стула, и отправил его отлеживаться на светлый ковер вместе с четвероногим предметом мебели. Надо отдать должное, отлеживался словоохотливый братец недолго.
  - Ты охренел?! - Андрей поднялся и раздраженно посмотрел он на брата, потирая щеку, по которой прошелся удар. Ему ничего не ответили, Олег просто молча развернулся и снова устремил взгляд в окно. - Хм... Так значит....
  Почему-то тон Субботина стал даже сочувствующим. Он подошел к окну и стал рядом с братом, пытаясь разглядеть в проезжавших машинах то, что видел Олег.
  - И давно ты такой? - мужчина взглянул на брата, но тот даже бровью не повел. - Ясно. А меня чего к ней отправил? Проверить решил дамочку?
  - Идиот... - пробормотал Олег и наконец, прищурившись, взглянул на Андрея. - Я тебя придурка хвосты чистить отправил. Думал проект новый запустить. А ты вместо того, чтоб работать, по юбкам инспекцию устроил.
  - Олег, ну я ж не знал. Предупредить нужно было, - в голосе Андрея прорезались извиняющиеся нотки. - А что за проект?
  Олег недоверчиво взглянул на брата, пытаясь понять, насколько его заинтересованность была искренней.
  - Понимаешь, давно хочу почистить компанию, а то от мелких филиалов одни убытки, - потирая подбородок, проговорил генеральный. - Вот думаю, может их под ваш филиал отдать, присоединить еще парочку - у меня на примете уже есть производства - и сделать холдинг?
   Суботин присвистнул.
  - А в чем смысл? Проще продать и дело с концом, - теперь недоверие скользило уже в голосе Субботина. - Или тут другое?
  Олег промолчал.
  - Олег, только не говори мне, что ты... - Субботин даже отступил на шаг, пораженный собственной догадкой. - Ради перепихона с одной бабой ты хочешь профукать столько бабла?!
  Олег упрямо сжал губы.
  - Сам вижу, что идиотская схема, но по-другому не получается. У нее, видишь ли, "принципы", чтоб их... - Олег запустил пятерню в волосы. - Елена Михайловна рассказала.
  - А-а... Ну раз принципы... - насмешливо протянул Андрей. - Олег, ты заболел? Да шли ее подальше с этими принципами! Тебе девок мало?
  - Мало, - Олег в упор посмотрел на брата. - Андрей, я первый раз вижу в нашем деле нормальную бабу. Понимаешь? Нор-маль-ну-ю, - он перешел на сопровождение речи жестами. - Без предъяв. Без вот этих гнутых пальцев. С мозгом... Не кривобоким...
  - И на мордашку ничего, - вставил Андрей.
  - И на мордашку ничего! - В запале тут же поддержал старший.
  - Да и женилка выросла... - снова добавил Субботин, усмехаясь.
  - Да и... - чуть было не ляпнувший несуразицу Олег, запнулся. - Твою мать!..
  Субботин открыто засмеялся, хотя это больше походило на "заржал", и совсем уж по-братски похлопал Олега по плечу.
  - Ладно, я понял, Ромео. Мону Лизу надо охмурять.
  - Мону Лизу вообще-то да Винчи написал, - как бы про между прочим, заметил Олег, усаживаясь в собственное кресло.
  - Да какая разница! - отмахнулся Субботин. - В общем, я тебя понял. Будем делать холдинг. Только, Олег, - Субботин прищурился, глядя на мужчину, сидящего в кресле, - не слишком это сложный путь? Да и не понимают бабы таких ходов. Им бы что попроще: цветы, там, шампусик...
  - И что ты предлагаешь?
  Субботин слегка задумался.
  - Есть у меня одна схема. Работает - сто процентов...
  
  Часть 2
  
  - Ольга Александровна, жду вас в машине, - как всегда жизнерадостный Субботин бесцеремонно вломился в дверь ее кабинета и, не дождавшись ответа, тут же исчез за дверью.
  - Черт знает что! - в сердцах воскликнула Ольга и стала собираться.
  Как же ее все достало! Но не столько Субботин, сколько Палыч.
  Вторую неделю она жила будто в постоянном ожидании извержения вулкана.
  По нескольку раз на дню мотаться из головного офиса на стройку и обратно было не просто утомительно - это было невыносимо. Казалось, еще один такой экстренный вызов, и ее мозг взорвется к чертям, как бочка с порохом. Несколько раз она уже порывалась писать заявление об увольнении, но каждый раз понимая, что генеральный не даст ей уйти безнаказанно, а скорее собственноручно пристрелит, как дезертира, она бессильно откладывала ручку в сторону и все с большим энтузиазмом воспринимала идею о поиске киллера для босса. Это был выход.
  Почему она не плакала и не закатывала истерик?
  Да она и сама толком не знала, просто не видела для этого причин. В конце концов, генеральный относился к ней... покровительственно. Пусть и от этого покровительства хотелось взвыть и придушить благодетеля.
  Была еще одна странность, которую она тоже списывала на особенности поведения шефа. Ольга, незаметно для самой себя, научилась входить в кабинет в той наглой манере, которую не могла приобрести за два месяца работы. Впервые это случилось примерно через неделю "мытарств", когда после очередного разбора полетов на стройке, он имел неосторожность вызвать ее в четвертый раз. В десять вечера. Когда она уже настроилась на ванную.
  В общем, не помня себя от злости, вызванной крушением ее маленьких, но, несомненно, приятных планов, Ольга в прямом смысле вломилась в кабинет шефа со словами:
  - Звали?
  Всегда невозмутимый Олег Павлович проявил чудеса несдержанности и приподнял черную бровь.
  - Тяжелый день, Оленька?
  Ольга устало опустилась в кресло, впервые игнорируя правила вежливости и не дождавшись приглашения.
  - Вы себе не представляете какой... - устало произнесла девушка, вольготно рассевшись в кресле и закрыв глаза.
  Несколько минут она с удовольствие наслаждалась стоявшей тишиной, пока, наконец, не поняла, что такого быть не должно. Во всяком случае, не в этом кабинете.
  Ольга распахнула глаза и огляделась.
  Генеральный, как ни в чем не бывало, сидел за своим столом и что-то писал. Казалось, он совершенно не обращает внимания на нее, а быть может, даже забыл, что такая непримечательная особа заняла одно из комфортабельных кресел. Почему-то такое поведение шефа ее задело. Словно она уже настолько привыкла к повышенному вниманию с его стороны, что минимальное свободное пространство казалось чуть ли не выдворением в зону отчуждения.
  Было странно вот так наблюдать, как он что-то пишет. Как красивая мужская рука с зажатой в ней ручкой выводит на бумаге какие-то символы: буквы или цифры. Он писал быстро, но неизменно аккуратным каллиграфическим почерком. Ольга всегда недоумевала, как может у такого жесткого и порой беспринципного человека быть такой красивый почерк. Но, очевидно, в его случае жесткость характера на почерк не влияла.
  Еще одной удивительной его особенностью было абсолютное вовлечение в процесс. Казалось, когда он что-то делает, он совершенно не обращает внимания на то, что происходит вокруг. Вот так же, как сейчас, он упрямо поджимал идеальные губы, выводя очередную вереницу знаков, и сосредоточенно всматривался вглубь листа своими холодными карими глазами.
  Как карие глаза могли быть холодными, Ольга тоже не понимала, но каждый раз, когда он смотрел на нее, на ум приходили только такие эпитеты, как холодность, расчетливость и почему-то ирония. Словно он знал о каждом нечто такое, что в разы дало ему преимущество.
  Хозяин жизни. Идеальный внешне и совершенно испорченный внутри. Не то, чтобы она знала наверняка, но то, что именно так и должно быть, Ольга не сомневалась. Наверное, поэтому его повышенное внимание к собственной персоне она объясняла исключительно деловым интересом и была просто уверена, что он выбрал ее для какого-то нового проекта. Само по себе это было неплохо, даже при наличии колоссальной нагрузки, если, конечно, в планы генерального не входило подставить ее и упечь за решетку.
  - Оленька, вы коньяк пьете? - не отрываясь от письма, тихо спросил мужчина.
  Ольга почему-то до этого уверенная в том, что генеральный не замечал, как она за ним наблюдает, на секунду замешкалась.
  - Да, но редко. И не за рулем.
  Не говоря больше ни слова, Олег Павлович достал из стола два бокала и налил в них янтарный напиток.
  - Как вы думаете, почему именно коньяк? - спросил он, протягивая бокал девушке и усаживаясь в кресло напротив. - Напиток-то, если говорить откровенно, на любителя. И все же - почему?
  Ольга пожала плечами:
  - Не знаю.
  Олег Павлович усмехнулся краешком идеальных губ:
  - Потому что с ним меньше всего мороки, Ольга. Его не нужно охлаждать, не нужно добавлять лед. Он самодостаточен настолько, что можно ограничиться долькой лимона, а то и вообще обойтись без него...
  Ольга, напряженно следившая за ходом мыслей мужчины, сделала глоток ароматного напитка. Признаться, она любила в коньяке только запах - насыщенный, пряный - и совершенно ненавидела горький вкус. Да, наверное, именно с этим напитком и ассоциировался ее шеф - такой же притягательный внешне, и наверняка абсолютно противоположный в личных отношениях.
  - Оленька, как вы думаете: зачем я вас позвал так поздно? - в очередной раз Ольга поняла, что впала в задумчивость, и ее настойчиво возвращают к реальной жизни. - Что скажете?
  Ольга, отчего-то уловившая в словах мужчины двойной смысл, непроизвольно сглотнула. Впрочем, у нее были все основания найти этот самый смысл в словах генерального: слишком уж поздно он ее вызвал, слишком уж неофициальной становится беседа, слишком уж долго длится период его молчаливой безвозмездной поддержки. За все нужно платить. Черт, ну не так же!
  Мужчина, внимательно следивший за сменой эмоций на лице девушки, рассмеялся.
  - Бог мой, Оленька, ну не делайте из меня тирана. Я всего лишь хотел объяснить, почему в последнее время так вас нагружаю.
  Ольга даже выдохнула, понимая, что никто вовсе не собирается пользоваться служебным положением ради удовлетворения собственных желаний, и постаралась унять возникшую дрожь, изо всех сил сжав в руках бокал.
  Это движение не ускользнуло от внимания генерального, он криво усмехнулся, проследив за тем, как побелели костяшки пальцев от чрезмерного усилий, и кивком головы указав на бокал, произнес:
  - Пейте, пока не раздавили. А то высчитаю за порчу имущества.
  Ольга нервно улыбнулась, понимая, что это была шутка, которая должна была ее приободрить, залпом осушила бокал. И впервые не почувствовала горечи. Стресс, наверное. Определенно, именно он.
  - А теперь поговорим, как взрослые люди, - генеральный одним махом допил то, что оставалось у него и, забрав у Ольги бокал, вернул его на свое законное место, и снова сел напротив девушки.
  - Понимаете, Оленька, вы мне нравитесь... - Ольга снова напряглась. - Вы прекрасный человек, грамотный специалист, - девушка почувствовала, как волна паники отступает, и на ее место приходит здоровый интерес. - Ответственный работник... Понимаете?
  - Не совсем, - Ольга замотала головой, вероятно слишком активно, потому что снова вызвала снисходительную улыбку. Только в этот раз мужчина, похоже, не собирался кормить ее шутками-прибаутками. Он молча встал и медленно подошел к окну.
  - Я хочу, чтобы вы возглавили мой новый проект. Конечно, это будет нелегко, потому что все придется буквально создавать с нуля...
  Он еще что-то говорил о том, каким грамотным руководителем она себя показала и как он в нее верит, коротко объяснил суть и даже пообещал принимать активное участие и обеспечивать поддержку на первых порах, но все это терялось перед одним маленьким, но значительным вопросом.
  - Почему я? - Ольга прервала вдохновенную речь шефа бесцеремонным вопросом. - Почему этим не может заняться Андрей Ростиславович?
  - Ольга, - вопреки ожидаемому, голос генерального казался уставшим, словно его только что поставили не в положение оправдывающегося, а на место учителя, вынужденного в сотый раз вдалбливать в голову нерадивого ученика теорему Пифагора. - Андрей, конечно, может, но смысл тогда выводить филиалы за пределы компании? Смысл вообще создавать подобную структуру? Вы ведь в курсе скандала с участием мэра?
  Ольга кивнула, понимая, что Лена совершенно точно проболталась об их разговоре генеральному. Или просто донесла.
  Но в целом, такой ответ вполне удовлетворял любопытство девушки, и она успокоилась. Олег Павлович, все время неотрывно следивший за ее реакцией, обрадовался:
  - Значит, решено?
  - Я попробую... - нерешительно произнесла Ольга.
  Генеральный снова улыбнулся, и впервые Ольга подумала, что ей сегодня попался шеф в том самом загадочном расположении духа, которое никто и никогда не видел, но очень хотел застать. Казалось странным, что человеку, который показал себя как абсолютный и неколебимый прагматик, может так идти улыбка. Она делала его каким-то совсем... добрым. Нетипичным. Неподходящим на пост главы компании. Тогда Ольга впервые подумала, что, быть может, это и есть его настоящее лицо, которое он усиленно прячет от посторонних, подсовывая взамен маску прожжённого циника. Странно, но ей нестерпимо захотелось улыбнуться в ответ.
  Она ушла из кабинета с ощущением, словно прикоснулась к чему-то новому, неизвестному. Ей казалось, что после этого разговора, напряженность в их отношениях уступит место лояльности и здоровому творческому энтузиазму, сопровождающему людей, объединенных одной целью.
  Но этого не произошло.
  Почему-то вышло все с точностью до наоборот. Олег Павлович, и до сих пор не отличавшийся особым терпением к ошибкам подчиненных, теперь просто озверел. Доставалось всем, а ей - в особенности, и как говорил сам генеральный, "исключительно в воспитательных целях". Ее "работа на две работы" приобрела интенсивность сравнимую с интенсивностью дорожного движения автомагистрали. Она не просто выматывала девушку физически и морально, она заставляла ее чувствовать себя сумасшедшей белкой, гоняющей по кругу колесо под радостные аплодисменты зала. К вечеру она так уставала, что едва хватало сил на то, чтобы принять душ, доползти до кровати и уснуть, едва коснувшись подушки. Потому что в шесть тридцать ее будил мерзкий деловой голос ее шефа. Она специально записала один из их разговоров, чтобы поставить его на будильник, и могла поспорить, что эффективность этого метода равнялась десяти во второй степени процентам.
  Вот и сегодня - уже в третий раз она пакует в сумочку папку, несоизмеримую с размерами этой самой сумки и проклинает тот день, когда пришла на работу в компанию.
  - Субботин, напомните мне, почему я должна сломя голову в третий раз нестись в головной офис? - раздраженно произнесла она, садясь на пассажирское сидение Лексуса. - Вы не могли сами отвезти документы?
  Они снова перешли на "вы", но Ольгу это почему-то совершенно не волновало, словно и не было ничего раньше такого, что могло бы заставить их сменить официальный тон в разговоре.
  - Ольга Александровна, в который раз объясняю, - усмехаясь, ответил Субботин, театрально прикладывая руку к груди. - Понятия не имею. Очевидно, мне доверяют меньше, чем вам.
  "Ну да, конечно, - подумала про себя Ольга, - она внезапно за две недели стала доверенным лицом шефа в обход его ближайшего родственника. И это при ее загруженности не могло быть "простым совпадением". Задавать новый вопрос "почему бумаги не могли подождать до завтра, ведь на дворе уже глубокий вечер" Ольга не стала, прекрасно понимая, каким будет очередной ответ ее все еще зама. Вместо этого она прикрыла глаза, пытаясь вырвать у зловредного шефа хоть эти полчаса сна на пути к выполнению служебного долга.
  - Ольга Александровна, приехали, - почему-то голос Субботина она услышала, только когда он прикоснулся к ее щеке. - Эй, вы уснули что ли?
  Попыталась разлепить смыкающиеся веки и оглядеться.
  - Субботин, ты куда меня привез? - возмутилась она, когда поняла, что находится во дворе частного дома. - Нас же Олег Палыч ждет!
  - Куда сказали, туда и привез, - проворчал Субботин, открывая дверь и помогая Ольге выйти. - Олег дома уже.
  В который раз выругавшись, Ольга направилась к входной двери.
  - Там не заперто, - крикнул ей вдогонку Субботин, снова садясь за руль. - Через час вернусь. Надеюсь, вам хватит.
  Уловив очередной намек в его словах, и зная, что этот час Субботин выторговал скорее для себя, Ольга сокрушенно покачала головой. Вот кто о работе, а кто о развлечениях думает. И ведь, как оказывается, можно жить припеваючи и при этом не уподобляться тяговой лошадке. Достаточно иметь сводного брата, который обо всем позаботится и найдет, на кого перекинуть часть обязанностей.
  Проверять незапертость двери не пришлось - ее открыл сам хозяин. И, похоже, он только что добрался сам, потому как на нем были те же брюки и рубашка, что в офисе. Разве только он позволил себе расстегнуть несколько пуговиц и закатать рукава до локтя.
  Он устало и даже как-то вымученно улыбнулся, впуская девушку, и впервые Ольга подумала, что он все же обыкновенный человек со всеми причитающимися свойствами. И то, что никто не видел его уставшим, говорит скорее о колоссальной выдержке и собранности. Похоже, в последнее время она только и делает, что находит что-то новое в характере своего шефа.
  - Честно говоря, жутко вымотался, - словно оправдываясь, произнес мужчина, пропуская девушку вперед и поднимаясь следом за ней по лестнице. - Но завтра получаем последнее согласование. Потом станет полегче. Потерпите меня еще сегодня, а потом будем видеться реже. Сможете отдохнуть.
  Он галантно открыл дверь и пропустил девушку в кабинет, освещенный только светом настольной лампы, создававшим совершенно нерабочую обстановку. Если бы на месте шефа был любой другой мужчина, Ольга, скорее всего, решила бы, что верхний свет не зажигали специально, чтобы придать кабинетной атмосфере интимности, но рядом стоял Олег Павлович - мужчина, которому нужна была только ее попа, занимающая кресло руководителя организации. Наличие головы, вероятно, было необязательным, потому как, Ольга была уверена на двести процентов, реально управлять предприятием будет не кто иной, как Субботин.
  Генеральный выдвинул стоящий за столом стул и включил ноутбук.
  - Оленька, присядьте, - указал он жестом на рабочее место, залитое светом. - Побудете на моем месте.
  Ольга нерешительно села и всмотрелась в монитор с открывшемся на рабочем столе документом. Быстро пробежавшись по строчкам, она поняла, что перед ней отчет о деятельности возглавляемого ею филиала, который она отправляла еще неделю назад.
  - Узнали? - раздался возле самого уха хриплый голос, заставивший почему-то поежиться, несмотря на довольно добродушный тон. - А вот еще одно.
  Перед Ольгой возник другой документ - электронное письмо, в котором кто-то сливал всю информацию о проекте - обстоятельно и методично раскрывая схему и подробно описывая каждый этап, естественно объясняя это желанием уйти от налогов и в целом нездоровой ситуацией в компании, требующей немедленного вмешательства властей.
  - Кто-то из своих? - выдвинула версию девушка, встретившись глазами с шефом.
  Мужчина отчего-то не спешил отвечать, он долго всматривался в глаза своей подопечной и, наконец, вымученно произнес:
  - Еще бы. Отправлено с вашего ящика. Ольга, скажите, как так вышло, что на двадцать два ноль шесть сегодняшнего дня мы с вами имеем совершенно разные представления о деятельности одной и той же организации?
  Ситуация выходила прескверная, надо сказать, и, как назло, Ольге не приходило в голову ни одной толковой мысли. Она старательно перебирала в памяти все события сегодняшнего дня, силясь вспомнить, когда предоставила кому-то возможность воспользоваться ее отсутствием, и не спешила оправдываться и убеждать Олега Павловича в своей невиновности.
  Тот, очевидно, воспринял ее молчание по-своему. Мужчина отстранился и, подойдя к бару, взял одну из стоявших там бутылок и наполнил стакан.
  - Знаете, а я доверял вам, Оля, - в его голосе было столько разочарования, что казалось, будто наличие фальшивого письма и мнимая причастность к нему Ольги стало для мужчины чуть ли не крушением всех надежд и планов. В какой-то степени оно так и было, но в данном случае вопрос снимался простой сменой кадров. Без объяснений причин. А тут... Ольга даже не представляла, что и думать, не говоря уже о том, что не знала, стоит ли ей доказывать собственную непричастность или лучше просто обидеться и уйти. Поэтому она молча следила за тем, как уставший мужчина со стаканом в одной руке и початой бутылкой в другой опускается в кресло напротив и, глядя куда-то сквозь Ольгу, пьет свой виски, после каждого глотка тяжело опуская стакан на деревянный подлокотник.
  - Так и будешь молчать? - Олег наполнил стакан второй раз. - Хоть бы оправдываться начала... - Он взглянул на неподвижно сидящую девушку. - Молчишь... - вздохнул мужчина, опрокидывая содержимое стакана в горло, и снова уставился на Ольгу, вынуждая ее напрячься еще больше. - Всег-да мол-чишь...
  - Олег Павлович... - начал было она, но ее грубо перебили.
  - Меня не волнуют причины, Ольга, - зло проговорил мужчина. - Они у всех у вас одинаковые. Ты мне лучше скажи: неужели ты и правда подумала, что я это так просто оставлю?
  - Уверена, что не оставите, - голос девушки дрогнул на последнем слове, но сидящий напротив мужчина этого не заметил. Он снова налил виски и отхлебнул.
  - Вот видишь, знала, но все равно пошла на это, - он самодовольно усмехнулся, явно обрадовавшийся тому, что оказался настолько догадливым. - Вот мне интересно, - снова сменив тон, добавив ему ехидства, произнес Олег, - сколько тебе за это заплатили? Наверняка достаточно, чтобы не беспокоиться о предстоящем увольнении. Так ведь, Оля?
  Скупая слезинка - результат несправедливых обвинений - скатилась по щеке, но Ольга ее тут же вытерла.
  - Ну вот, теперь ты еще и актерские данные продемонстрируешь... - раздраженно заметил мужчина. - И кто вас, баб, только учит?..
  После этих слов Ольга не выдержала, вскочила со стула и бросилась из кабинета, надеясь сбежать от ставшего неуправляемым начальника, сыплющего в ее адрес необоснованные обвинения. Но у самой двери ее крепко схватили за руку.
  - Куда? Я еще не закончил... - оглянувшись, Ольга встретилась с совершенно невменяемым взглядом. И снова она сделала для себя открытие - этот мужчина был опасен. Тем более когда находился под действием алкоголя.
  - Олег Павлович, можно я уйду? - собственный голос прозвучал донельзя жалобно, настолько, что сумел произвести эффект даже на выпившего мужчину.
  Но не совсем тот, который она ожидала.
  Олег рванул девушку на себя и, сжав в объятиях, стал шептать:
  - Ш-ш-ш, ну что же ты... Я ж не кусаюсь... - он крепко обнял ее одной рукой, не давая возможности пошевелиться, а второй гладил ее волосы. - Сколько ходил вокруг... Выжидал все... Дурак... - резко отстранился, вглядываясь в заплаканные глаза испуганной девушки, и проникновенно добавил, - Вот и дождался... - и снова прижал к себе, игнорируя любые попытки Ольги освободиться.
  - Успокоилась? - спросил Олег, когда Ольга, наконец, устала брыкаться и больше не пыталась вырваться из плена крепких мужских рук. - Теперь давай серьезно поговорим.
  Он сел в стоявшее рядом кресло и усадил девушку к себе на колени, крепко удерживая ее за талию.
  - Вот скажи мне, Оля, чего тебе не хватало? Неужели денег? - он прищурился и посмотрел на девушку. - Не верю, тебя бы давно уже раскусили. Что тогда? Отомстить мне за что-то решила? Или тебя специально мне подсунули? Ну же, Ольга, что ж ты все время молчишь? - Олег легко потряс девушку за плечи. - Скажи уже что-нибудь. Скажи, что я ошибся с выводами.
  - Вы ошиблись с выводами, - отрешенно проговорила Ольга, не глядя на своего начальника.
  - Во-от, - обрадовался тот. - Можешь ведь. А теперь скажи, что ты не виновата.
  - Я не виновата...
  - Тоже хорошо, - совсем уж радостно произнес Олег. - Только эмоций нужно побольше, а то ты как неживая совсем. А теперь скажи, у кого есть доступ к твоему ящику?
  Ольга неверяще уставилась на мужчину, пытаясь понять, шутит он или говорит серьезно.
  - Ну, у кого? - хорошо знакомый прищур человека, просчитавшего все уже на несколько шагов вперед. - Только не ври, сама знаешь, что проверю.
  - М-марина обычно документы отправляет, - нерешительно проговорила девушка. - А вообще кто угодно мог - у нас же филиал небольшой.
  - Н-да, ну и бардак... - Мужчина сокрушенно покачал головой. - Оленька, ну разве можно быть настолько глупой в твоем возрасте?
  Ольга, почувствовавшая себя не просто глупой, а порядочной идиоткой, покраснела. В самом деле, иметь один электронный ящик для переписки на всю организацию было довольно... неосмотрительно с ее стороны. И почему она раньше не придала этому значения?
  - Значит так, Ольга, - зевнув в кулак, произнес Олег, - сейчас спать, а завтра как раз после мэрии займемся поиском нашего доброжелателя. Тебе отдельную комнату или со мной спать будешь?
  Ошарашенная совершенно нетипичным для генерального директора поведением, Ольга в упор уставилась на него, пытаясь уловить хоть какой-то намек на то, что этот человек просто шутит.
  - Олег Павлович, можно я такси вызову? - нерешительно произнесла после того, как не нашла подтверждения своих ожиданий.
  - Можешь, конечно, только ты адреса не знаешь, - невозмутимо ответил Олег. - Субботин тоже не приедет - я ему сразу сказал, автобусы сюда в это время уже не ходят, а пешком идти далековато. Так что переночуешь здесь, - и, очевидно, истолковав ее нерешительность по-своему, демонстративно подняв руки, добавил, - обещаю, приставать не буду.
  Ольга тут же поспешила воспользоваться временной свободой и вскочила.
  - Олег Павлович...
  - Черт возьми, Оля! Сколько можно?! Не заставляй меня укладывать тебя силой!
  Мужчина поднялся и приблизился к ней вплотную, очевидно, решив продемонстрировать всю серьезность своих намерений.
  - Олег Павлович, вы не можете, - упрямо повторила она, стараясь не дать ширившемуся удивлению перерасти в панику. Но чем больше она вглядывалась в холодные карие глаза, тем больше понимала, что просто так мужчина ей не уступит. И как далеко он может зайти в своей решительности, оставалось только догадываться.
  - Так, ясно, - сделав какой-то очередной свой вывод, пробормотал Олег и, недолго думая, взгромоздил девушку на плечо. - Будем решать проблемы по мере поступления.
  - Олег Павлович, что вы себе позволяете? - возмущенно проговорила Ольга, как только выбитый из легких воздух смог снова смог занять свое место. - Отпустите меня.
  - Оленька, - ласково проговорил мужчина, двинувшись в сторону двери, - вы лучше за головой следите, а то ударитесь ненароком.
  В бессильной злобе Ольга смогла только возмущенно хватать ртом воздух, да, и вообще в ее положении, когда в живот больно упирается широкое мужское плечо, особо не до возмущений. Наверное, поэтому от начала времен мужчины и выбрали такой способ транспортировки строптивых женщин. По спине обидчика, конечно, можно поколотить, но, во-первых, вися вниз головой, долго это делать невозможно, а во-вторых, спина - не та, часть тела, которая отличается повышенной чувствительностью к женским кулакам. Поэтому все, что ей оставалось, постараться не задохнуться, пока ее несли по коридору.
  Через одну дверь, Олег остановился.
  - Пришли, - сообщил он, опуская девушку на пол и заталкивая ее в открывшуюся темную комнату. - Халат на вешалке. Выключатель под правой рукой.
  И захлопнул дверь, оставив Ольгу в полной темноте.
  Возмущенная подобным бесцеремонным отношением Ольга поспешила тут же покинуть помещение, но едва открыла дверь и увидела стоящего перед ней начальника, тут же захлопнула ее снова.
  - Ольга, если не хотите душ, можно сразу спать, - раздалось с той стороны.
  - Ага, сейчас! - огрызнулась она в полголоса, так, чтобы ее все-таки не услышали, и, нащупав выключатель, зажгла свет.
  С ужасом оглядела ванную, понимая, что этот момент больше напоминает выдержку из третьесортного романа, обнаружила упоминаемый халатище и, щелкнув замком, стала раздеваться, аккуратно развешивая одежду по вешалкам. Похоже, раз выхода нет, стоит, как советуют психологи, расслабиться и получить удовольствие.
  Став под струи горячей воды, Ольга блаженно закрыла глаза, позволяя телу расслабиться. День был слишком утомляющим, слишком напряженным, слишком контрастным, чтобы не поддаться искушению. Только сейчас, когда тело нежилось под каплями, Ольга, наконец, поняла, насколько она устала. Настолько, что тут же захотелось прилечь и уснуть прямо под льющим сверху дождем, и только понимание глупости подобных действий заставило ее, пошатнувшись, ухватиться руками за стену. Черт, так и в самом деле заснуть на месте недолго! Не-ет, надо было срочно выходить из воды и искать лежбище, пока она не стала засыпать на ходу.
  Поэтому, выключив воду, Ольга пошла одеваться в свою одежду, потому что ни спать нагишом, находясь в одном доме с невменяемым начальником, ни оставлять в его корзине свое белье она была не намерена. Впрочем, вытерев волосы полотенцем и натянув белье, Ольга все-таки решилась надеть чужой халат, вместо делового костюма, в котором пришла.
  Так она и появилась на пороге, держа в одной руке сложенную одежду, а в другой туфли. Олег, дежуривший у двери, смерил ее насмешливым взглядом.
  - Все свое ношу с собой... - глубокомысленно произнес он, заставив Ольгу снова покраснеть. - Дальше сама пойдешь или помочь?
  - Сама, - упрямо буркнула девушка, протискиваясь между стеной и телом мужчины, и, отойдя на два шага, остановилась в нерешительности то ли от собственной наглости, то ли просто не зная, куда идти.
  - Все верно, - тут же услышала рядом с собой тихий голос и почувствовала, как ее легонько подталкивает чужая рука, задавая направление. - Правая дверь ваша, - почему-то снова перейдя на "вы" произнес мужчина.
  Поддавшись побуждающему жесту, Ольга сделала несколько шагов, но почувствовав, что за ней никто не идет, остановилась.
  - А вы? - обернулась она, чтобы успеть заметить упрямо сжатые губы и напряженный взгляд, обращенный в ее сторону.
  - Вы меня приглашаете, Оля? - усмехнувшись, проговорил Олег, и девушка заметила, как при этом сверкнули его глаза, выдавая рвущиеся наружу, но тщательно скрываемые эмоции.
  Внезапно стало не хватать воздуха, а кожа стала настолько чувствительной, что даже спиной она почувствовала каждую ворсинку махрового халата. И почему-то ужасно захотелось наперекор всем известным правилам сказать "да". Настолько, что она даже успела открыть рот.
  ...И тут же его захлопнуть, упрямо скрипнув зубами.
  - Спокойной ночи, Оля, - сказал Олег, хотя выражение его лица было скорее "мне жаль, что я опять оказался прав".
  Не став ожидать нового витка в их взаимных эмоциях, Ольга бросилась в свою комнату, с треском захлопнула дверь и прижалась к ней спиной, словно боялась, что ее начальник попытается вломиться. Сердце стучало с частотой не меньше ста сорока ударов, и Ольга не понимала, что заставило его работать так интенсивно - ситуация определенно не внушала опасений за собственную жизнь. Не может же она настолько бояться своего начальника, чтобы бегать испуганным зайцем каждый раз, когда он скажет хотя бы слово?
  За дверью послышались удаляющиеся шаги, и Ольга, облегченно вздохнув, включила свет.
  Ну что ж, кровать ей тоже предоставили исключительно для обеспечения комфорта. Впрочем, разве мог человек уровня Олега Павловича иметь другие гостевые комнаты? Так что, попытавшись пальцами причесать влажные волосы и обругав себя за непредусмотрительность, Ольга улеглась спать. Впервые в чужом доме. После странного разговора. После не менее странного письма. И хоть разговор с шефом они отложили на завтра, Ольга не смогла просто так заснуть, не перебрав в памяти всех сотрудников, решая, кто из них больше всего подходит на роль шестерки. В конце концов, она остановилась на двух кандидатах: секретаре Марине, имевшей доступ ко всем документам и почте, и юристу, который имел точно такой же доступ.
  Этого девушке показалось более чем достаточно, и она расслабилась, предпочтя остаток ночи потратить на то, чтобы все-таки выспаться.
  - На новом месте приснись жених невесте... - обнимая подушку, пробормотала Ольга, прежде чем погрузиться в сон. Не то, чтобы она верила в эти бредни, но за время беззаботного детства и отрочества любимая бабуля позаботилась о том, чтобы внучка, сама того не желая, произносила всем известный заговор, если ночь заставала ее в чужом доме. И вовсе не важно, что ни разу ей так никто и не приснился, за исключением терминатора с обрезом, каждый раз она упорно повторяла эти слова, словно боялась, что бабуля непременно узнает, если она ослушается.
  Ей хватило пяти секунд, чтобы заснуть и не узнать, как Олег Павлович, снова наполнив стакан виски, сел за ноутбук, чтобы потратить положенные несколько часов сна на работу и заснуть, прямо в кресле.
  
  ***
  - Оля, вставай, - бабушка улыбнулась и потрепала внучку по голове, но при этом говорила она мужским голосом.
  - Ну, бабуль... Ну еще часик... - бормотала Ольга, даже не пытаясь открыть глаза, зато посильнее зарываясь в подушки.
  - Оля, надо, - грубый голос заставил поморщиться. - Уже почти девять.
  - Сколько? - Ольга тут же вскочила с кровати и заметалась по комнате, пытаясь отыскать куда-то спрятавшийся шкаф. - Черт! Проспала! Проспала! Меня ж Палыч убьет!
  Поняв, что в этой комнате ее шкафа нет, впрочем, как и самой ее комнаты, девушка резко остановилась и посмотрела в сторону кровати.
  И тут же взвизгнув, снова запрыгнула под одеяло.
  - Олег Павлович, что вы здесь делаете? - пискнула она, неуклюже пытаясь натянуть одеяло до самого подбородка.
  Олег Павлович благородно подавил смешок.
  - Вы не открывали. Пришлось войти, - серьезно произнес мужчина, но его глаза совершенно открыто смеялись, наблюдая за неудачными попытками Ольги спрятаться. - Вам нужна помощь?
  - Н-нет, - поспешила отказаться девушка, надеясь, что так шеф быстрее покинет ее комнату.
  - Ну, как знаете, - не стал идти поперек ее ожиданиям мужчина и направился к двери. Уже на выходе спросил:
  - Полчаса вам хватит на сборы? - Ольга кивнула. - Ну и прекрасно.
  Едва дверь за ним захлопнулась, Ольга снова заметалась по комнате, только теперь уже, отдавая отчет в своих действиях. Так что вместо шкафа принялась искать, куда отправила вчера свою одежду.
  Полчаса ей хватило, чтобы собраться, но не хватило, чтобы понять, куда запропастилась ее сумка. И только в последний момент она вспомнила, что так и оставила ее в кабинете.
  - Олег Павлович, а мои вещи в кабинете остались, - проговорила она, спустившись в холл и обнаружив генерального там.
  - Если это вы про сумку, орущую в полшестого утра моим голосом, то она в машине, - совершенно серьезно ответил мужчина. - Готовы?
  - Угу, - угрюмо пробормотала Ольга, почувствовав неловкость именно за орущий в полшестого будильник. Сейчас она старалась не краснеть и проклинала ту минуту слабости, когда решила выбрать такой сигнал. Если б она только знала...
  - Ну, тогда поехали, - проговорил Олег Павлович, выпуская девушку на улицу. - И прекратите накручивать себя. Лучше подумайте, как нам найти шпиона. Кто им может быть, Оля?
  Ольга снова задумалась, вспомнив вчерашний инцидент с письмом и все, что последовало дальше. Вплоть до момента, когда она загадала на жениха.
  - Олег Павлович, - нерешительно проговорила она, еще не зная точно, что хочет сказать. - А как вы поняли, что я ни при чем?
  Косой взгляд в ее сторону и снова сосредоточенный - на дорогу.
  - Вы... нетипично себя вели, - немного подумав, ответил мужчина. - Не так, как обычно ведут себя пойманные с поличным. Я засомневался. А когда вы сказали про общий доступ, уже почти был уверен в вашей непричастности.
  Ольга снова задумалась. Было приятно сознавать, что при отсутствии реальных доказательств ей поверили на слово, полагаясь только на ее реакцию. Сама она вряд ли смогла бы так почти безоговорочно поверить человеку, в честности которого сомневалась. А прожженный циник смог. И даже оставил на ночевку человека с подмоченной репутацией. Вот вам и Берия. Необоснованно, получается, прозвище дали.
  Неожиданно для себя Ольга отметила, что прониклась симпатией к этому человеку, который, несмотря на доводы разума, верит ей. Или причина ее симпатии крылась в совершенно иной плоскости - чувственной, которую она сама для себя вчера обнаружила.
  Снова словно повинуясь невидимому переключателю, стало жарко от находящегося с ней в одном салоне мужчины. И снова, как вчера, она чувствовала каждый миллиметр шелковой ткани блузки и бельевого кружева. Она попыталась притупить эти ощущения, сжав коленки, но только усилила их, почувствовав соприкосновение внутренней поверхности бедер. Ч-черт... Еще и напрягшиеся соски выпирали из-под блузки, делая совсем уж очевидным ее состояние. Дрожащими руками девушка потянулась к кнопке опускания стекла.
  Воздух. Ей нужен свежий воздух, пока она не задохнулась.
  - Оля, вам плохо? - как сквозь сон услышала она встревоженный голос.
  - Остановите машину, - хрипло ответила, надеясь, что голос все-таки не выдает ее возбуждение. Все-таки секса у нее не было всего лишь полгода, а не вообще. Но все равно даже такая потеря контроля пугает.
  Едва машина остановилась, Ольга выскочила из салона. Подальше от дурацких мыслей и начальника, действующего на нее странным образом.
  Но только прохладный ветер не особо помог. Наверное, потому, что она прекрасно понимала, ей снова придется вернуться в машину.
  Может вызвать такси?
  Вот только что делать, когда она встретится с Олегом Павловичем в рабочем кабинете? Тоже такси вызывать?
  Радовало одно - генеральный не пытался выяснять, в чем дело, так что есть вероятность сохранить репутацию.
  Решив для себя, что бороться с наваждением необходимо и делать это нужно постоянно, при этом стараясь не особо привлекать к себе внимания, Ольга снова села в машину.
  - Все в порядке? - дежурный вопрос, и вот уже они снова мчатся по дороге, игнорируя правила. Идея считать нарушения ПДД вместо того, чтобы зацикливаться на собственных ощущениях, показалась удачной. Во всяком случае, она позволяла задать мыслям другое течение.
  - Двадцать шесть, - весело проговорила она, когда машина остановилась у головного офиса, и двое поспешили ее покинуть. - Олег Павлович, вы - злостный нарушитель!
  Олег Павлович послал ей укоризненный взгляд:
  - Обстоятельства обязывают, Ольга. Через двадцать минут у нас встреча с мэром.
  Ольга, понимавшая, что это был упрек в ее адрес, промолчала - все-таки это она упорно не хотела просыпаться утром. С другой стороны, никто не заставлял Олега Павловича становиться ей сиделкой.
  - Это вы не дали мне вызвать такси вчера, - напомнила она, выпуская из лифта женщину в деловом костюме и входя внутрь вслед за генеральным.
  Мужчина, нажал кнопку этажа и, доверительно наклонившись к девушке, проговорил в полголоса, но все равно слишком громко для металлической коробки, наполненной людьми:
  - Оленька, просто признайтесь, что вам понравилось. Не нужно благодарить так громко.
  Ольга только и смогла, что удивленно открыть рот, намереваясь выдать хоть какое-то жалкое подобие ответа на столь наглое заявление, и тут же захлопнуть его снова, так и не найдя, что сказать. Она даже не заметила, как мужчина, удовлетворенный ее реакцией, прищурившись, обвел взглядом всех находящихся в лифте и, задержавшись на мгновение на улыбающемся лице Елены Михайловны, послал ей легкий кивок. Получил ответный такой же вместе с одобрительным жестом в виде поднятого вверх большого пальца и снова отвернулся к двери кабины.
  Похоже, можно действовать любыми методами, если "последний блюститель порядочности и нравственности компании" покинул свою подопечную и перешел на темную сторону руководства. Кстати, не мешало бы посовещаться насчет возможного перебежчика, гранд миссис кадров многое могла посоветовать.
  - Олег Павлович, прекратите меня позорить, - прошипела Ольга, как только лифт выпустил их на нужном этаже.
  - А вы, Оленька, прекратите строить из себя оскорбленную невинность, - назидательно произнес он, входя в приемную своего кабинета. - Здравствуйте, Леночка, - кивнул озадаченной секретарше и, пропуская Ольгу в свой кабинет, произнес уже в ее адрес. - В конце концов, вы сами этого хотели.
  - Что? - возмутилась девушка. - Олег Павлович...
  Громко хлопнула дверь, прервав реплику девушки и передавая право слова человеку, стоящему напротив.
  - Напомню: эту ночь вы провели у меня... - перейдя на почти интимный шепот, заметил мужчина.
  - Но не в вашей постели! - упрямо ответила девушка, старательно игнорируя волну дрожи, прокатившуюся по позвоночнику, после его фразы.
  - Жалеете? - легкая усмешка и издевательски приподнятая бровь, но Ольга почему-то задумалась над вопросом. Быть может, слишком сильно задумалась, потому как уже начала придумывать причины, по которым даже саму возможность секса с начальником считала недопустимой.
  Он все понял.
  - Надеюсь, это не повлияет на ваше решение? - отстранившись, холодно произнес мужчина. - Мне бы не хотелось искать на ваше место нового человека.
  "Вот дура!" - почему-то именно так обозвала себя Ольга. Может оттого, что не настолько уж она была принципиальной, насколько хотела показаться. Особенно после того, как поняла, что игнорирование банальных потребностей организма грозит вылиться в неконтролируемый гормональный взрыв. Такой, как десять минут назад.
  Но все же она нашла в себе силы ответить тихое:
  - Не повлияет, - понимая, что этим снова возвращается к отправной точке их нелегких отношений, так и не вылившихся в нечто большее, чем простое сотрудничество. Что ж, она сама этого хотела, каждый раз убеждая себя в том, что какие-либо "отношения" на работе недопустимы.
  "Однако это не помешало тебе чуть ли не переспать с Субботиным в собственном кабинете, - ехидно заметила совесть. - И не говори, что тогда тебе не понравилось".
  С совестью пришлось согласиться. И во второй раз, когда она напомнила про вчерашний вечер. И в третий - в очередной раз вспомнив, как усиленно сжимала коленки, пока ехала в одной машине с Олегом.
  Павловичем.
  Олегом Павловичем, а не Олегом!
  И слушая сейчас беспристрастный голос своего начальника, выдававший инструкцию как себя вести на работе, чтобы не спугнуть лазутчика, Ольга послушно кивала, хоть и не особо понимала, что ей говорили. Признаться, она больше наблюдала, чем слушала. Наблюдала за человеком, который был так близко, что можно было протянуть руку и коснуться его пальцев, вбивающих по крышке стола непонятный ритм. Наблюдала за человеком, который впервые не смотрел ей в глаза, когда говорил. Наблюдала за человеком, голос которого был сухим и безжизненным, хотя она знала, что в нем безмерное количество граней - от греющего смеха до шелкового шепота, заставляющего думать о том, как он отреагирует, если она позволит себе прикоснуться.
  - Ольга, вы меня слушаете? - холодный голос застал как раз на рассматривании его подбородка. Губы чуть выше, но и этого хватило, чтобы почувствовать себя пойманной на месте преступления.
  Ольга часто заморгала и отвела взгляд, боясь встретиться глазами с начальником и тем самым выдать свое состояние.
  - Олег Павлович, я пойду... - поспешно встав, произнесла Ольга, пока ей не задали еще какой-нибудь вопрос.
  - Ольга, вы все поняли? - немного озадаченно произнес генеральный, не вполне понимая, чем было вызвано ее внезапное бегство.
  - Да, Олег Павлович, работать в прежнем режиме, - ответила она, уже подойдя к двери, по пути почему-то дважды чуть не споткнувшись о ковер.
  - Я дам вам шофера, - услышала в спину и обернулась, чтобы увидеть, как он уже набирает номер внутренней связи, не дав ей возможности отказаться. - Игорь, отвезешь Ольгу Александровну, куда скажет, и свободен на сегодня.
  - Я снаружи подожду... - все тем же потерянным голосом произнесла девушка, открывая дверь кабинета. - До свидания, Олег Павлович...
  Кажется, она услышала ответное "до свидания", а может, это было что-то другое, но Ольге уже было недосуг уточнять, она и так слишком многое себе позволила, проводя с этим человеком столько времени.
  Уже дома, куда отвез ее словоохотливый Игорь после очередного напряженного дня, она подумает над тем, что же все-таки изменилось в ней за последние сутки и заставило так остро реагировать на совершенно чужого, хоть и хорошо знакомого, человека. И бросив взгляд на календарь, снова спишет все на спонтанный гормональный выброс, понадеявшись, что завтра все обязательно уляжется. И заменит сигнал будильника жизнерадостным "It"s my life", дав самой себе обещание больше никогда не позволять мыслям выходить за рабочее русло.
  Никогда и ни за что.
  
  Часть 3
  
  Новая мелодия ворвалась в ее утро вместе с солнечными лучами. Найдя щель между тюлем и занавеской, лучи прокрались на ее подушку, побежали по волосам и добрались до левого глаза. Так что, когда пришла пора просыпаться, кроме будильника Ольге пришлось сражаться еще и с этими маленькими кусочками солнца, совершенно не желающим отступать и не понимающим, как можно сдаваться.
  Новое утро.
  Утро, в котором не было места вчерашним переживаниям, а были только сегодняшние задачи и планы. Работа. Любимая.
  Ну... Не такая уж и любимая, если говорить откровенно, но вполне соответствующая в плане оплаты за растрепанные нервы. Так что она вполне могла считать себя счастливым человеком.
  Душ. Сегодня контрастный. Для укрепления иммунитета.
  Утренний кофе. С молоком и кусочком сахара. Для бодрости.
  Легкое платье и распущенные волосы. Просто под настроение.
  И вот она уже выжимает педаль газа своей Тойоты, выезжая на дорогу.
  Громко включает радио, чтобы получить позитивный заряд, идущий из эфира. И даже подпевает, иногда попадая в ноты.
  Сегодня можно. Сегодня новый день.
  И таких дней, как сегодня, будет у нее еще очень-очень много.
  Ее тормозит гаишник. Козыряет и просит предъявить права, говоря, что она проехала на красный. Но сегодня ведь ее день, а значит, она может позволить себе улыбнуться и немного пофлиртовать, если это поможет избежать записи в талон. Еще и бесплатно.
  Помогает. Мужчина в форме возвращает ей права и желает счастливой дороги, а она, прежде чем уехать, посылает ему воздушный поцелуй.
  В зеркало заднего вида наблюдает, как ошарашенно смотрит ей вслед человек в фуражке и заливисто смеется, обрадованная произведенным эффектом.
  Появляется на работе на несколько секунд раньше Субботина и радостно улыбается, увидев его удивленное лицо.
  - Ольга Александровна, прекрасно выглядите, - дежурно улыбается Марина, оглядывая начальницу с ног до головы. - Уж не влюбились ли вы?
  На мгновение улыбка исчезает с Ольгиного лица, но тут же возвращается на место.
  - А разве я не могу просто хорошо выглядеть, Мариночка? - и, поворачиваясь к своему заму, говорит. - Андрей, зайдите на минутку, есть несколько вопросов.
  Субботин послушно плетется следом, почти робко закрывает дверь, когда входит за ней, и терпеливо ждет ее указаний.
  - Андрей, присядьте, - жестом указывает ему на место напротив себя. Слышит невнятное "где-то я уже это слышал", ждет, когда мужчина займет отведенное место и посмотрит на нее, и снова обворожительно улыбается. - Андрей, мне нужна ваша помощь.
  Она заметила, как напрягся мужчина после этих слов. Субботин был прекрасным психологом (еще бы, с таким "послужным списком"!) и понимал, что им сейчас просто манипулируют. Так же, как и он обычно это делал. Но, увы, сопротивляться обаянию и просьбам о помощи он не мог. Он только надеялся, что ее просьба не выйдет за границы разумного, чтобы не пришлось приводить весомые аргументы, пытаясь доказать невозможность исполнения.
  - Андрей, я пересмотрела круг ваших обязанностей и поняла, что вы можете позволить себе принять еще одну. Все, что касается "СтройИнвеста", теперь ваше, - "обрадовала" она зама. - Да и на будущее, поиском и выбором подрядчиков теперь занимаетесь вы. Все-таки у вас опыта больше.
  Скрипнув зубами, Субботин неохотно кивнул, понимая, что теперь и его рабочий день существенно удлинится, но, ничего не поделаешь, такая просьба за рамки его возможностей не выходила, а значит, и обжалованию не подлежала.
  - И второе...
  Субботин опасливо глянул на посерьезневшее лицо начальницы и приготовился к еще худшей новости.
  - Андрей, в компании завелся крот. И я хочу, чтобы вы его нашли.
  - Почему я? - Субботин нервно поправил галстук. - Может лучше пусть спецы из службы безопасности займутся? Я скажу Олегу...
  - Вот этого не надо! - голос Ольги прозвучал резко, быть может, даже слишком контрастируя с ее сегодняшним солнечным образом. - Я хочу, чтобы это сделали вы. Потому как только вас я не подозреваю.
  И она довольно подробно рассказала о письме и их с Олегом Павловичем уговоре.
  Субботин слушал, не перебивая, только изредка кивал, давая понять, что слушает, и после того, как Ольга замолчала, сказал:
  - И все же я считаю, что службу безопасности стоит привлечь.
  - Андрей, их и привлекут, но вы же сами понимаете, что своим появлением они заставят этого паршивца затаиться. Так что давайте пока сами, а если не сможем, тогда уже их привлечем.
  Субботин изрек глубокомысленное "угум" и попросился работать, потому что сегодня как раз приходят материалы и их надо передать.
  - Идите, Андрей, - добродушно разрешила Ольга, посылая теплую улыбку. - Потом расскажете, как все прошло.
  Новое "угум", и неспешное движение по направлению к двери.
  - Красивое платье, Ольга Александровна, - оборачивается мужчина у самой двери и улыбается. Ольга благодарно кивает, принимая сомнительный комплимент, и устало откидывается в кресле, едва за Субботиным захлопывается дверь.
  Уф, дело сделано - она избавилась от лишнего груза, а ее прежде не в меру наглый зам даже и не подумал перечить. Прогресс на лицо. Надо запомнить такую манеру общения, чтобы в будущем ни у кого даже мыслей не возникало говорить что-то против ее решений.
  Впрочем, это ведь не совсем ее стиль общения, а просто бесцеремонно заимствованный у другого человека. Того, который общался в такой манере постоянно. Вот только без улыбки. И даже взгляд у него всегда отдавал холодом.
  Так, стоп! Не надо думать! Только не думать в том направлении. Надо отвлечься на что-то другое.
  Пробежав взглядом по столу и наткнувшись на папку с документами, Ольга с некоторым удивлением ее раскрыла. Было странно, что Марина принесла документацию на подпись раньше, чем она появилась - прежде такого не наблюдалось. А после вчерашнего происшествия это уже походило на подтверждение ее догадок.
  - Мариночка, зайдите, - нажав кнопку вызова, произнесла в ответ на дежурное приветствие, еще не зная, что скажет, когда Марина войдет. Но определенно ей нужно было удостовериться в правильности подозрений или отбросить их как необоснованные.
  Вспомнилось, что вчера она давала секретарю финансовый отчет за полугодие на отправку в головной офис.
  - Мариночка, помните, я вам вчера документы отдавала на отправку? - стараясь не выдавать собственного напряжения, проговорила Ольга. - Надеюсь, вы их еще не отправляли, а то нужно еще парочку приложить.
  - Нет, Ольга Александровна, не успела отправить, - сообщила секретарь, как показалось Ольге, в душе радостно потирая руки. Но если потирание рук как раз можно было списать на богатое воображение, то неисполнение указания заставляло задуматься и предпринять еще несколько шагов.
  - Пока затормозите. Отправите уже полный пакет, хорошо? - прищурившись, произнесла девушка, изо всех сил стараясь не выдать собственное волнение.
  Дождалась, когда Марина выйдет, и набрала Субботина.
  - Первым делом нужно проверить Марину, - только и сказала она и отключилась, не дав собеседнику задать уточняющий и, несомненно, глупый вопрос.
  - Марина-Марина...
  Незаметно для себя Ольга стала выстукивать дробь по крышке стола. Дело было плохо. Теперь она даже боялась пойти обедать, потому что вполне возможно, что именно секретарша и есть тот засланный казачок, который подставил ее. У нее были ключи от кабинета, а значит, она вполне могла безнаказанно и совершенно незаметно копаться в документах, а потом просто сливать информацию заказчику. Вот в наличии заказчика Ольга не сомневалась абсолютно, потому как у самой Марины не было причин расшатывать компанию. Или были? Теперь Ольга сомневалась уже во всем.
  Но предпринимать что-то все равно было нужно. Поэтому, недолго думая, Ольга дала экономисту задание сделать ни на что не влияющий сравнительный анализ показателей по филиалу за два последних года. Краткий. Тезисный. И, если говорить откровенно, бесполезный. Зато с цифрами. А Марина вряд ли поймет, что это за документ, разве что просто порадуется обилию математических знаков.
  В том, что отчет слишком прост, Ольга убедилась в очередной раз, когда уже через час после разговора с экономистом, ей принесли этот самый анализ. Вычеркнув из него всю часть, которая касалась финансов и оставив, по сути, только два пункта, Ольга потребовала у ошеломленного работника расписать именно их подробно и добавить пояснительную записку, в которой указать причины отклонений. Такое странное задание экономист получил впервые, но спорить и доказывать что-то не решился.
  - После обеда покажете, что у вас получилось, - проговорила Ольга, отпуская работника. Сама же она предпочла до выяснения оставаться на месте.
  Но ровно в тринадцать ноль-ноль ее одиночество было прервано появлением на пороге генерального.
  Как и прежде без стука он вломился в кабинет и застыл в дверях, рассматривая Ольгу в новом образе. Медленно. Словно пытаясь запомнить каждую черточку. Каждый изгиб. Оценивая.
  Под его взглядом снова стало жарко, и воздух куда-то испарился, оставив легкие задыхаться. Ольга чувствовала, как горит кожа там, где он останавливал взгляд чуть на дольше. И с ужасом поняла, что со вчерашнего дня ничего не изменилось. Сколько бы она ни меняла звонок будильника, как бы ни одевалась, это ровным счетом ничего не значило, если на горизонте появляется Олег.
  Павлович.
  - Олег Павлович, что-то случилось? - она пыталась держаться спокойно и смотреть на мужчину, но скольких усилий стоило удержать взгляд, видя, что ее продолжают бесцеремонно рассматривать. "Да брось, назови уже вещи своими именами! Признайся уже, что хочешь его!" - упорное второе Я, которое сейчас язык не поворачивался назвать совестью, посылало слишком смелые утверждения. Так что с ним вовсе не хотелось соглашаться.
  - Нет... - почти твердо заявила она.
  - Что "нет"? - послышался насмешливый голос и звук захлопывающейся двери. - Настолько не желаете меня видеть, Оленька?
  "Он догадался!" - завизжала совесть, прячась от гнева своей хозяйки.
  - Почему же, Олег Павлович, вам я всегда рада, - в ее искренность можно было бы поверить, если бы слова не были произнесены столь мрачно.
  Но даже это нисколько не смутило вошедшего мужчину. Он вольготно расселся в кресле и произнес фразу, уже ставшую традиционной для их маленьких "отношений":
  - Как продвигаются дела с подрядчиками?
  И впервые Ольга после этого вопроса расплылась в улыбке:
  - Нормально. Ими Андрей Ростиславович занимается.
  Слегка поднятая бровь - такая уже привычная реакция на неожиданный ответ, и Ольга снова расплывается в улыбке, понимая, что этот мини-раунд она выиграла.
  - Вам виднее, Оленька, хотя я бы на вашем месте не слишком полагался на Андрея, - поморщившись, отвечает ей Олег Павлович и тут же переводит разговор в другое русло. - Вы уже обедали? Пообедаете со мной?
  Ольга почти ликует от того, что сейчас получила прекрасную возможность выиграть еще один раз.
  - Спасибо за приглашение, Олег Павлович. Уже обедала.
  И вдруг понимает, что все это время играла против самой себя, а ее противник даже подозревал о том, какие словесные баталии развернулись у него под боком.
  "Теперь он просто уйдет, а я как дура опять зациклюсь на разговоре," - подумала Ольга, рассердившись на собственное непостоянство и нежелание делать выводы. Но и в этот раз мужчина сумел ее удивить.
  - Тогда я составлю вам компанию, Оля, - небрежно проговорил он. - Не люблю проводить это время в одиночестве. Вы ведь не против? - Хитрый прищур колол глаза, заставляя отводить взгляд, но мысленно Ольга снова и снова возвращалась в сидящему в кресле мужчине.
  Зачем он пришел? Убедиться, что ее поведение не выходи за рамки обыденного и не портит ему планы по поимке ренегата? Или проверить правдивость ее слов? Что ему нужно?
  - Хотите кофе? - задала она совсем другой вопрос.
  Он не отказался. И даже похвалил ее за "чудесный кофе", хотя знал, что он приготовлен в кофе-машине.
  Потом был неспешный разговор ни о чем, словно каждый боялся ступить на территорию, на которой он будет уязвим, и взаимный обмен напряженными взглядами.
  Невероятно долгий и тяжелый обеденный перерыв.
  Но и он закончился, о чем возвестил телефонный звонок от Субботина, который потребовал срочного присутствия Ольги на объекте.
  - Вас подвезти? - предложение Олега Павловича поступило, как только она положила трубку.
  - Нет, спасибо, я на своей, - поспешила она отказаться, но мужчина проявил настойчивость.
  - Все равно давно у вас не был, надо восполнять упущенное, - твердо произнес он, поднимаясь с кресла. - Заодно и посмотрю, как Андрей справляется.
  Поняв, что отвертеться не удастся, Ольга согласилась. Предупредив экономиста, что отчет можно смело готовить до завтра и тем самым продлив сроки расследования, она послушно отправилась следом за генеральным.
  - Ольга, что происходит? - спросил мужчина уже в машине. - Вы сами на себя не похожи.
  - Это хорошо или плохо? - попыталась сыграть роль солнечной девушки и улыбнуться, но улыбка вышла скорее извиняющейся.
  - Непривычно, - хмуро пояснил Олег, трогаясь.
  - Непривычно - не значит, плохо, - заметила она, надеясь, что он с ней согласится на этот раз.
  Не согласился.
  - Ольга, вы флиртуете со мной? - серьезно произнес мужчина, глядя на дорогу. - А как же ваш принцип субординации?
  И снова Ольга не знала, что ответить - слишком часто этот мужчина попадал в цель. Да, наверное, единственное, что по-настоящему удержало ее тогда на расстоянии, это незыблемый закон "не спать с тем, на кого работаешь". Принцип "не спать с тем, кто работает на тебя", похоже, был не для нее.
  Ужасно захотелось ответить, что у нее нет принципов, но это автоматически означало бы потерю той составляющей их отношений, которая называется уважением. Ольга была уверена в том, что Олег Павлович воспримет такой ответ как откровенное предложение, а она не хотела оказаться еще одним товаром "целевого назначения" среди множества других, имеющих свой срок пригодности.
  Поэтому Ольга предпочла молча отвернуться к окну и наблюдать за сменой городского пейзажа, пока все еще волновавший ее шеф напряженно вел машину.
  - Андрей вас не обижает? - новый вопрос, вызывающий недоумение и желание понять, зачем он был вообще задан.
  - Нет, мы нашли общий язык.
  Она поворачивается в его сторону, замечает короткий взгляд, которым он удостаивает ее коленки и тут же переводит на дорогу.
  - Да, это он умеет...
  Почему произнесенная фраза кажется двусмысленной, она не совсем понимает, пока мужчина не задает прямой вопрос.
  - Ольга, что у вас с ним?
  - Ничего... - слишком удивленная интересующей его темой, она не смогла ответить нечестно. Успевает опомниться и уже ехидно поинтересоваться: - Вас так интересует моя личная жизнь, Олег Павлович?
  Олег Павлович упрямо поджимает губы.
  - Вас это удивляет?
  "Меня это радует" - она так и не произносит этих слов, но поспешно отворачивается, чувствуя, как по ее лицу растекается довольная улыбка, и с опозданием осознает, что только что "принцип субординации", которому она следовала с неизменным упорством, потерял сразу несколько позиций в ее рейтинге значимости. Черт, до чего же, оказывается, приятно иногда не получить прямой ответ на поставленный вопрос.
  - Вы с ним спали? - вопрос настолько неожиданный в своей прямоте, что Ольга даже не сразу поверила в то, что он был задан. Она даже переспросила, уверенная, что ей почудилось.
  - Вы спали с ним, Оля, - вопрос звучит скорее как утверждение, еще и с ударением на ее имени. Почему-то хочется оправдываться, вместо того, чтоб оскорбиться. Может еще и потому, что они несутся по довольно оживленной трассе, а водитель вместо дороги смотрит на реакцию пассажирки. И хоть сейчас не час-пик, но за эти несколько секунд уже не раз раздавались нервные гудки с обеих сторон, и Ольга успела мысленно просчитать с десяток вариантов аварий с их участием.
  Черт, черт! Ну, почему он не смотрит на дорогу?! Из-за этого приходится усиленно вжиматься в кресло.
  - Олег Павлович!.. - в ее голосе пробиваются истерические нотки, когда она видит, что машина начинает уходить вправо, виляет и возвращается на свою полосу. Ольга оглядывается на генерального и снова встречает его внимательный взгляд.
  Он ждет.
  Машина снова едет вправо, почти подрезает ехавший по соседней полосе Порше, водитель которого успевает притормозить, и продолжает двигаться.
  Нервы на пределе, и она уже готова простить любое хамство. Какое ей дело до тактики, если речь идет о жизни?
  Когда на пути движения возникает столб, Ольга сдается.
  - Нет, не спали! Только целовались! - успевает пропищать она до того, как произойдет неизбежное.
  Машину резко заносит и, насколько раз вильнув, она останавливается у тротуара.
  Слышатся мерный треск включившейся аварийки, и перепуганная Ольга поворачивается в сторону водителя.
  Олег сосредоточенно всматривается вдаль, сжимая руль одной рукой, и по тому, как ходят его желваки, заметно, насколько он сейчас напряжен. Проходит несколько томительных секунд, во время которых никто не произносит ни слова, а затем мужчина снова включает передачу и выезжает на дорогу.
  Почему-то Ольге кажется, что она переборщила с откровенностью. Вот только сказанного не вернешь, и что-то менять было уже поздно. Да и любая попытка что-то объяснить будет расцениваться, как желание оправдаться, а ей оправдываться было не за что. Единственное, что сейчас оставалось - смотреть, что будет дальше.
  А дальше происходящее становилось страннее с каждой минутой.
  Едва они приехали на стройку, Олег Павлович оставил ее на попечение Субботину, а сам отправился в офис, сославшись на необходимость его срочного присутствия там. Ольга, совершенно точно знающая, что никто его не вызывал, недоуменно нахмурилась, когда услышала его "прошу меня простить, но вынужден вернуться", но все же не побежала следом.
  - Что у вас там произошло? - услышала она вопрос своего зама и поняла, что Субботин оказался гораздо внимательнее и прозорливее, чем ей до сих пор представлялось. А может быть, он просто знал своего брата немного лучше, чем она.
  После минутного ожидания под прицельным взглядом Андрея, Ольга, наконец, сдалась.
  - Я сказала, что мы целовались... - сказала она, поморщившись. Почему-то вспоминать о подобной глупой выходке, а иначе она сейчас это назвать не могла, оказалось не слишком приятно.
  - И все? - кажется, Субботин был удивлен.
  - Все.
  Мужчина запустил руку в волосы и задержал дыхание.
  - Так, мне все понятно, - резко выдохнув, сердито произнес он, глядя на Ольгу. - Пойдем, - кивнул он, отходя на шаг.
  - Куда? - в отличие от Субботина Ольга совершенно ничего не понимала, а уж необходимость куда-то идти после непонятно ухода Олега и вовсе казалась идиотской. Она даже попятилась, словно показывая, что не намерена следовать его указаниям.
  - Как же вы меня задолбали... - обреченно вздохнул Андрей, нервно потирая руками лицо. - Как дети малые, ей богу.
  Довольно грубо схватив девушку за запястье, он поволок упирающуюся Ольгу в сторону стоянки.
  - Нет, ну она, понятно, баба. Но этот... Принципы ему мешают. Какие нахрен принципы!.. Завалил, отодрал, и все довольны. Нет, ему схемы нужны. Будто первый раз бабу видит... - бормотал он, пока тащил за собой девушку, и только усадив ее на переднее сиденье и сев за руль, успокоился.
  Ольга, возмущенная его поведением, хотела высказаться, но Андрей сумел остановить гневное излияние одной фразой.
  - Одно слово, и я закончу то, что не успел месяц назад, - сказал он, заводя мотор. И, убедившись, что его слова произвели вполне ожидаемый эффект, подмигнул и уже вполне добродушно добавил. - Ладно, шучу я, - и тут же серьезно, - Но на всякий случай имей в виду.
  Вот оно крушение закона субординации в действии - ее зам распекает ее же, как малолетнюю девочку и даже не морщится.
  - А вы, Андрей, как я вижу, понятия не имеете о том, что такое субординация... - ехидно заметила, она, на всякий случай, пристегнувшись, когда поняла, что поездка предстоит не из спокойных.
  - Зато вы знаете, - с не меньшей долей ехидства ответил он, - потому до сих пор и трахаете всем мозги, вместо того, чтобы друг друга трахать.
  - Андрей!..
  - Да хватит уже! - перебил он ее. - Сейчас догоним второго... психа, и ему будете мозги парить. Вон, держитесь лучше, а то опять прическа помнется...
  И, словно в подтверждение намерений своего хозяина, машина резко ушла влево и, заревев, пошла на обгон по встречной. Ольга только и могла, что сидеть, широко открыв глаза и до боли сжимая дверную ручку двумя руками, пока они шли навстречу сигналившей фуре. Только когда до грузовика оставался десяток метров, она все-таки зажмурилась, чтобы через мгновение с облегчением почувствовать, как машина снова, резко вильнув, совершенно невредимой вернулась на свою полосу. Она открыла глаза, но тут же зажмурилась опять, поняв, что на этом приключения еще не закончились, и, если все это наблюдать, то ее организм в конце пути будет просто перенасыщен адреналином и неспособен адекватно реагировать на внешние раздражители. Поэтому дальше она ехала с закрытыми глазами, по-прежнему сжимая дверную ручку и стараясь не издавать ни звука, когда машину в очередной раз заносило на поворотах.
  Даже когда она услышала довольное "А вот и наша золушка", она сдержала любопытство и не открыла глаза, потому и не видела, как вконец озверевший Субботин подрезает Олега, заставляя того съехать на обочину.
  Только когда хлопнула водительская дверь, она распахнула глаза и увидела разговаривающих мужчин: всегда невозмутимого Олега Павловича и активно жестикулирующего Андрея. Что именно говорилось, Ольге было неинтересно, гораздо важнее казалось выбраться из этой ситуации, сохранив лицо. Хотя, какое там лицо можно было сохранить после того, как на глазах у стройбригады ее сначала привез один мужик, а следом другой потащил в свою машину. Наверняка разговоров будет - и за год не отмоешься. Но все же ей очень хотелось, чтобы, по крайней мере, у одного конкретного человека было о ней хорошее мнение.
  Открылась дверь с ее стороны, и все те же наглые замовские руки вытащили ее из машины и потянули в сторону Олега.
  - Вот, - заключил Субботин, останавливаясь перед братом. - Забирай, и чтоб пока не разберетесь, не возвращал.
  - Андрей, что вы себе позволяете? - пискнула девушка, потирая запястье, и взглянула на стоящего перед ней мужчину.
  Олег смерил ее равнодушным взглядом и улыбнулся краешком губ.
  - Ольга, садитесь в машину, - приказ, заставляющий повиноваться безоговорочно только потому, что был произнесен тихим беспристрастным голосом.
  И Ольга послушно села, наблюдая, как мужчины молча пожимают друг другу руки и расходятся. Почему-то почувствовав себя вещью, которую только что вернули хозяину, Ольга с трудом удержалась, чтобы не выпрыгнуть из машины. Ее остановила собственная рациональность, а может понимание, что ее все равно вернут на место. Как бы далеко она не успела убежать.
  Теперь с обреченной ясностью, она поняла, что всю свою жизнь боялась именно этого - положения бессловесной вещи, а вовсе не места очередной жертвы природного обаяния человека, глядящего на нее сквозь лобовое стекло.
  Не говоря ни слова, Олег сел в машину и так же молча довез ее до собственного дома.
  Странный поступок с точки зрения хозяина, ведь она была на сто процентов уверена, что ее отвезут в гостиницу. Но ее отпускали. Или давали выбор. Или просто возвращали за ненадобностью.
  - Завтра у вас тяжелый день, Ольга, - услышала она, когда уже потянулась к замку, и обернулась, ловя напряженный взгляд. - Ваше вступление в должность. Постарайтесь соответствовать.
  - Как? Уже? - нахмурилась она, не понимая, когда генеральный успел решить все организационные моменты.
  - Деньги решают не все, но многие вопросы, Ольга, - как-то печально усмехнулся генеральный и добавил уже деловым тоном. - Собственником является Андрей - он уже оформил пакет. Так что вы, Ольга, теперь полностью выходите из моего подчинения.
  От этой новости внутри словно что-то оборвалось. Появилось ощущение, словно ее бросают, избавляются, как от ненужной вещи.
  Словно во сне она покинула салон автомобиля, даже не удосужившись попрощаться с его хозяином, и побрела в свою квартиру.
  Забыться. Потеряться. Напиться. Можно в произвольном порядке, но непременно исполнить все пункты.
  Плакать? Зачем? Завтра ее представляют, а сегодня в холодильнике еще есть шампанское, значит, нужно праздновать, а не плакать.
  Сбрасывает туфли где-то возле двери.
  Не удосужившись переодеться, хватает бутылку, словно спасательный круг, открывает и пытается пить прямо из горлышка.
  Заливает платье и пол струящимся напитком и только тогда понимает, что нужно взять стакан. Потому что не уверена, что хрупкий бокал сумеет пережить ее "праздник".
  После первого стакана голова наполняется легкостью. Ольга позволяет себе сбросить платье прямо там, на кухне, и переодеться в уютный халат.
  Усаживается перед телевизором, оставив шампанское рядом на столике.
  Щелкает каналы, пытаясь найти что-то соответствующее настроению - кажется арт-хаус будет в самый раз.
  Увлеченная комментированием меняющихся картинок, не замечает, когда шампанское заканчивается. Это огорчает и заставляет искать ему замену.
  Замена находится в виде бутылки коньяка, припрятанной ею в свое время на случай внезапных гостей, но так как гостей не предвидится, она решает истощить свой скудный запас алкоголя.
  Удивленно отмечает, что после шампанского горечь в коньяке совсем не чувствуется. А после стакана коньяка - не чувствуется даже запах. И картинка на экране почему-то стремительно уплывает, не позволяя себя комментировать.
  Но она еще успевает услышать звонок в дверь и, спотыкаясь о разбросанные вещи, изо всех сил устремляется к двери.
  Смотрит в глазок, но, увы, он тоже дает нечеткую картинку, и тогда она изрекает глубокомысленное: "Кто?"
  Ответа не слышит, но, тем не менее, открывает дверь.
  Долго разглядывает мужские ботинки, брюки, пиджак... Поднимает глаза, чтобы увидеть лицо стоящего перед ней человека и снова жалуется на нечеткость изображения.
  - Ольга, вы с ума сошли... - кажется, что-то в этом духе изрекла картинка в пиджаке, прежде чем подхватить шатающуюся от непонятно откуда взявшихся на лестничной клетке порывов ветра.
  О том, что было дальше, она не вспомнит даже под пытками, но наверняка утром пожалеет, что вообще открыла дверь.
  
  ***
  Утро началось со звонка будильника, головной боли и намертво склеенного рта. Да и глаза, в общем-то, не особо хотели открываться.
  В целом, состояние было довольно тяжеловесным, удручающим и вообще, неприемлемым для любой ситуации.
  Черт, у нее же сегодня парадный выход...
  Ольга застонала, понимая, что так просто из похмельного синдрома выбраться не получится и, перевернувшись на бок, попыталась встать с постели.
  И тут же рухнула обратно, ударившись о подушки. Во всяком случае, соприкосновение гудящей головы с пуховыми облаками сегодня казалось именно ударом.
  - Болит? - услышала над ухом ровный голос.
  - Болит... - ответила, не задумываясь. Опомнилась, вскинула голову и тут же пожалела об этом, почувствовав боль. Хотя, боль - не самое страшное, что она обнаружила сегодня, гораздо страшнее было увидеть в своей постели Олега Павловича.
  - Мы не спали, - тут же ответил он, поняв по округлившимся глазам, какой именно вопрос больше всего интересует сейчас девушку. Позволил ей сделать благодарный выдох и добавил: - Хоть вы и предлагали.
  - Че-е-ерт, - только и могла проговорить Ольга, пытаясь накрыться подушкой, чтобы не видеть причину своего позора. Она предлагала, а он отказался - ну не дурацкое ли положение, а?
  - Ольга, хватит прятаться, научитесь принимать ответственность за свои поступки, - снова раздался недовольный голос, и девушку лишили укрытия, забрав подушку. - Я же предупредил вас вчера.
  Ольга неохотно встала, но скорее понимая, что другого выхода у нее нет, чем уступая властному напору, и на ватных ногах поплелась в ванную. Там чередование горячей и холодной воды и простая чистка зубов смогли сделать из разваливающего кома мышц и костей что-то напоминающее человека.
  На выходе ее ждал одуряющий кофейный запах, заполонивший, кажется, весь подъезд.
  - Кажется, я переборщил с кофе, - смущенно проговорил Олег Павлович, с сомнением глядя в наполнившуюся чашу кофеварки.
  Но, кажется, даже изрядно полегчавшая пачка не настолько удивила Ольгу, сколько сам факт проявления подобной заботы. И все-таки на всякий случай она решила вскипятить еще и чайник.
  Найдя в аптечке аспирин и выпив сразу две таблетки, Ольга сделала кофе из приготовленного Олегом Павловичем концентрата, просто добавив в чашки кипятка.
  Потягивая сейчас горячий напиток, приготовленный по новому рецепту, и не без удовольствия отмечая, что боль понемногу отступает, Ольга в свой чемодан заметок положила еще одну - о крайней неспособности некоторых людей к кулинарии. Хотя приготовление кофе в кофеварке сложно было назвать кулинарными способностями. Зато теперь было понятно, почему Олег ее похвалил вчера.
  А через час она даже выглядела так, словно и не было вчера шампанского с коньяком, только упорная сухость во рту заставляла постоянно облизывать губы и тянуться за минералкой.
  - Начинаем в одиннадцать, как и было задумано, - смерив Ольгу критическим взглядом, поведал Олег Павлович, нажимая кнопку вызова лифта. - В администрацию едем на три. Так что к тому времени должны совсем отойти. В семь неофициальная часть, на которой тоже придется присутствовать, - снова оценивающий взгляд, и тяжелый вздох. - Хотя, кто ж вас остановит...
  Ольга, уже подумавшая было обидеться на такое замечание, но вовремя вспомнила, что человек, произнесший его, провел ночь возле ее приклеенного алкоголем к кровати тела, а утром даже приготовил паршивейший в ее жизни кофе. Это позволяло ему говорить даже больше.
  Единственное, что ее немного смущало, это почему он все-таки не воспользовался ее предложением, сказанном в пьяном угаре? Побрезговал? Неужели она была настолько невменяемая?
  Поймала себя на том, что напряженно рассматривает его лицо и шею, очевидно, пытаясь найти там явные признаки своего вчерашнего "предлагания".
  - Вы, кстати, заснули вчера, - словно услышав ее мысли, произнес Олег Павлович, входя в лифт. - Так что можете считать, что с честью вышли из положения.
  И эта фраза сделала ее день. Он не отказался! Правда, потому что не успел, но все же! Так что Ольга и правда могла считать себя сохранившей лицо.
  Ужасно хотелось спросить: "А если бы не заснула?" - но понимая, что это уже будет походить не на простое любопытство, она ограничилась загадочной полуулыбкой и кивком головы.
  Эта улыбка сопровождала ее весь день.
  И перед официальной публикой, сыплющей фальшивыми приветственными фразами и ленивыми аплодисментами в ответ на ее короткую речь.
  И перед мэром, скользившим сальным взглядом по ее фигуре и чрезмерно долго пожимающим ее руку своими потными ладонями.
  И уже вечером, когда тон мероприятий сменился на менее официальный, но вовсе не позволяющий расслабиться из-за безмерного количества желающих выразить свою признательность лично и желательно в приватной беседе.
  Спасало только то, что Олег всегда был рядом и, при малейшей попытке увести Ольгу, с неизменным постоянством клал ладонь ей на талию и, извиняясь перед собеседником, сообщал, что она еще не представлена очередному высокопоставленному гостю. Почему-то совершенно не заботило то, как выглядит со стороны подобное покровительственное поведение ее теперь уже бывшего шефа - похоже, только сейчас Ольга смогла примирить собственные принципы и желания.
  - Хочешь уйти? - в очередной раз представив девушку какому-то чиновнику, проговорил Олег приближаясь слишком близко к ее щеке, обдавая теплым дыханием кожу, заставляя каждую клеточку тянуться к нему навстречу. - Дальше можно и без нас.
  Она не сразу смогла что-то ответить, слишком пораженная собственной реакцией на нечаянную ласку, и смогла только кивнуть, надеясь, что ее реакция не оказалась слишком заметной. С трудом, нехотя, но она все-таки признала, что человек, находившийся рядом с ней сегодня, а в обычное время - на расстоянии, волновал намного больше, чем это позволено деловым этикетом. Волновал... Старомодное, но слишком емкое слово. Не просто нравился, не просто вызывал желание, а именно волновал. Заставлял сердце биться на грани порога его возможностей и вызывал во рту чувство жажды, от которой не спасало ни шампанское, ни обыкновенная вода. Вынуждал кожей чувствовать свое присутствие и ощущать разливавшийся по телу жар. Будоражил. Взывал отбросить условности и идти следом. Туда, куда позовет.
  Как зачарованная она покинула зал, вместе с одурманивающе действующим на нее мужчиной. Странно, что она до сих пор чувствовала волну дрожи, проходящей по телу, если он нечаянно прикасался к ней, помогая сойти по ступенькам. В короткий миг, когда мужчина ненадолго отпустил ее руку, чтобы открыть перед ней дверцу машины, Ольга поняла, что они уже на улице, и тут же вынуждена была занять место в салоне автомобиля, где все малое пространство будет занято одним человеком - тем, в присутствии которого ее мозг отказывался работать.
  И снова все повторятся - косые взгляды и сжатые коленки, промашки мимо рычага коробки передач и струящаяся горячая волна, накрывающая все тело. Разговоры? Слов не было - только обволакивающее тягучее электричество, заполнившее пространство для двоих. И город, сменявший ярко освещенные улицы темными переулками, прятавшими друг от друга двух людей, сидящих на соседних сидениях.
  - Приехали... - в темноте, освещаемой только подсветкой панели приборов, прозвучал хриплый мужской голос, заставив Ольгу пожалеть о том, что она живет слишком близко, непозволительно близко, всего в нескольких минутах езды от ресторана. И почему она не поселилась за городом, как все нормальные люди? Ужасно хотелось придумать причину, чтобы продлить сегодняшний вечер, но кроме банального приглашения на кофе в голову ничего не пришло.
  - Зайдете? - робко спросила, так и не договорив предложение до более-менее приличного варианта.
  - На кофе? - фыркнул в ответ мужчина. - Приглашаете?
  - Ну... да, - черт-черт-черт, ну, когда она научится невозмутимости? Почему у нее не получается откровенно соблазнять?
  - И напоите кофе? - голос собеседника стал приобретать саркастическую окраску, что еще больше ввело Ольгу в смятение.
  - Напою... - ответила она, быть может, не вполне уверенно из-за странной реакции Олега Павловича.
  - Даже не сомневался... - вздохнул мужчина, очевидно понявший всю безнадежность ситуации, в которую попал. - Так, ла-адно, - решительно произнес он, очевидно придумав собственный план.
  Тут же щелкнули дверные замки, прекращая путь к отступлению, снова был повернут ключ в замке зажигания, и машина, резко развернувшись, выехала со двора на дорогу.
  Почему-то понимание, что ее банально увозят, не испугало девушку. Она скорее обрадовалась такому положению вещей. Во всяком случае, хитрый прищур глаз и попытка прикусить постоянно расползающиеся в улыбке губы, вовсе не говорили о страхе или недовольстве. Ее похищали. Ну, почти похищали. И ей это нравилось. Ольга покосилась в сторону водителя, пытаясь понять его настроение.
  - Что же вы не возмущаетесь, Оля? - напряженно произнес он, глядя на дорогу, когда они снова оказались на центральной улице. - Не кричите. Не зовете на помощь? Я ведь так могу решить, что вы заранее на все согласны. Не боитесь?
  Она замотала головой, поспешно пытаясь убедить мужчину, что и правда, не боится, хотя тон беседы ее несколько напрягал. Ну, не предложит же он ей что-то сверх неприличное, в конце концов, он же не маньяк-извращенец какой-то?! Или маньяк?
  - Куда вы меня везете? - чувство опасности подоспело вместе с последним вопросом как раз, когда Ольга заметила, что они проехали последний перекресток, ведущий в спальный район. Дальше - пустынная трасса с двойной сплошной. Куда, черт побери, он ее везет? В лес?
  - Увидите.
  Она могла бы заметить жуткую ухмылку Ганнибала Лектора, готовящегося к расчленению ее прохладного трупа, но, увы, было слишком темно, и воображение дорисовало еще и оскал Хищника. А минут через пятнадцать, когда они выехали на грунтовую дорогу, по обе стороны которой был непроглядный лес, Хищный Лектор уже не просто скалился, а готовил столовые приборы для скорой трапезы. И в этот раз тишина вовсе не настраивала на романтический лад. Да и на какой лад может настроить дорога без асфальта?
  Поэтому когда перед машиной неожиданно возникли металлические ворота, Ольга удивленно захлопала глазами, пытаясь понять, не привиделось ли ей это.
  - Приехали, можно выходить, - весело проговорил Олег, глуша мотор посреди лужайки. - Обещаю, что не буду трогать маленьких девочек без их разрешения.
  Ольга все еще ошарашенная тем, что оказалась вовсе не в непроглядном лесу, а во дворе загородного домика, даже не нашла в себе силы обижаться на сарказм.
  - Где мы? - она вышла на воздух и попыталась оглядеться.
  - В десяти километрах за городом, - ответил Олег, направляясь в сторону дома. - Так что, если вздумаете бежать, лучше предупредите меня, а то заблудитесь.
  Ольга поджала губы, недовольная таким замечанием, но двинулась следом за мужчиной.
  - Когда-то здесь был поселок, - продолжал мужчина, открывая дверь, - но отсутствие перспектив и близость города сделали свое дело. Так что теперь поселка нет, - одним движением руки был включен свет в прихожей, - но я успел выкупить этот участок.
  - Не слишком выгодное капиталовложение, - с видом знатока заключила девушка, оглядывая просторную прихожую, в которой, похоже, вот уже больше месяца никто не появлялся. Во всяком случае, слой махровой пыли на темной тумбе у входа имел не меньше, чем месячную историю своего существования.
  - Это вы зря, - Олег Павлович не разделял ее скепсиса, а вместо этого деловито прохаживался по комнатам, проверяя наличие там света, а в кухне и ванной - еще и воды. - Вы еще главного не видели, - сказал он, улыбаясь, когда кран в ванной вместо ржавой мути начал выдавать чистую воду, - пойдемте, покажу.
  Почему-то Ольге совсем не хотелось куда-то идти и выдавать восхищенные комментарии по поводу каких-то открытий владельца дома, но так как больше ничего не оставалось, пришлось отправляться вслед за энтузиастом.
  Мужчина вывел ее во двор с другой стороны, и только тогда Ольга поняла, почему Олег считал вложение денег выгодным. За домом метрах в ста находилось озеро - огромная темная гладь, отражавшая бликами лунный свет. И даже если вода там была непригодной для купания, приходить на его берег можно было только для того, чтобы полюбоваться. Было удивительно странно ощущать некое подобие ностальгического трепета при взгляде на окруженную плотной стеной леса воду, словно прикасаешься к чему-то древнему и запретному, однажды его лишившись. И почему-то странно было поймать себя на мысли, что хочется, чтобы стоящий рядом мужчина чувствовал то же самое.
  - Вы так смотрите, будто впервые видите воду, - лукаво улыбнувшись, Олег посмотрел на Ольгу. - Пойдемте, я вас познакомлю.
  - С кем? - не поняла она, вкладывая ладошку в протянутую руку, чувствуя, как при этом по коже пробежали маленькие искорки, разогревающие ладони.
  - С озером, - невозмутимо ответил Олег, увлекая девушку за собой. - Вы же еще не знакомы.
  - Издеваетесь... - наконец, догадалась девушка, и даже попыталась протестующе остановиться. Но куда там? Заполучив ее руку, мужчина, практически буксировал ее к воде, и Ольге ничего не оставалось, как идти следом.
  - Вот мы и пришли, - произнес мужчина, едва они взошли на деревянные мостки. - Оля, знакомьтесь, это озеро.
  - Прекрасно... - девушка нахмурилась, понимая, что над ней сейчас просто смеются, и снова попыталась высвободиться. - Олег Павлович, может, отвезете меня домой?
  Не выпуская ее руки, мужчина повернулся в ее сторону:
  - Э, нет, Оленька, это мы уже проходили, и знаете, мне не понравилось.
  С трудом поняв, о чем идет речь, Ольга возмущенно фыркнула и снова решила протестовать, но этот бунт закончился, так и не начавшись, когда она увидела, что Олег методично неспешными движениями разувается и расстегивает рубашку.
  - Что вы делаете? - непонимающе уставилась она на мужчину.
  - А на что это похоже? - в темноте блеснула белозубая улыбка, и одновременно Ольга услышала характерный лязг металлической пряжки ремня. В тот момент самой умной мыслью показалось ей зажмуриться, что она и поспешила сделать. И только когда следом за этим послышался совсем уж неприличный в ее понимании бултых, она вспомнила, что ведет себя довольно глупо по меркам девицы ее возраста и положения. Ну, что, в конце концов, в своей жизни она еще не видела? Только купающегося в нескольких метрах от нее Олега Павловича. И то при лунном свете, так что все неприличное было скрыто в темноте. Она только могла догадываться по отраженному от поверхности кожи свету, что сейчас мужчина стремительно уплывает от берега.
  Почему-то в душе поднялась волна раздражения такой его выходкой - все-таки плыть, не видя, куда плывешь, казалось девушке довольно опасным. А когда Олег неожиданно нырнул, она даже забеспокоилась. И несколько секунд, в течение которых водная гладь оставалась спокойной, только добавили беспокойства.
  Стоя на причале, Ольга нервно кусала губы, пытаясь разглядеть в неподвижной воде знакомый силуэт, но время стремительно бежало, а мужчина все не выныривал. Черт, неужели он утонул? Наверняка, когда нырнул, ударился головой.
  Она сняла туфли и подошла к краю мостков, всматриваясь пристальнее. Никого не было. Плыть за ним? Нырять? Или сразу звонить спасателям? А если с ним все в порядке, а она, как дура сюда целую бригаду вызовет?
  Платье легло к туфлям, и девушка не без осторожности спрыгнула с мостков, всколыхнув воду. С некоторым раздражением отметила, что вода достает где-то до середины бедра, и еще раз взглянула на то место, где нырял Олег - похоже, без спасателей не обойтись, нырять она никогда не умела. Как же паршиво все!
  И все же она решила попытаться, а потому, рассекая воду, стремительно, насколько позволяла зыбь, пошла в сторону предполагаемого утопления Олега. Конечно, она не заметила, как из-за камышовых зарослей выплывает виновник ее душевных терзаний и осторожно плывет в ее сторону.
  Он перехватил ее прежде, чем она решилась плыть - специально зашел со спины.
  - Думал, вы никогда не решитесь, - произнес достаточно громко, чтобы она услышала, но не испугалась. Не рассчитал. Его появление все равно оказалось для девушки неожиданным, и она, взвизгнув, попыталась то ли отплыть, то ли отпрыгнуть. Так как и то, и другое ей одинаково не удалось, Ольга просто бултыхнулась в воду, рассеивая брызги и вызывая ужас на лице шутника. Почему она умудрилась ухнуть в воду именно классическим топором и попутно хлебнуть воды, она не могла бы сказать, но едва почувствовала, как ее подхватывают чьи-то руки, кошкой вцепилась в их обладателя.
  - Черт, Оля! Чем ты думала?! - вместо извинений закричал Олег, как только достал ее из воды. - Если не умеешь плавать, незачем лезть в воду.
  На миг опешив от непонятно откуда появившегося обвинения, Ольга удивленно смотрела на мужчину, державшего ее на руках над водой.
  - Это я чем думала? - изумленно произнесла, наконец, отойдя от шока, и попыталась освободиться от ненавистных уютных объятий. - Я, между прочим, хорошо плаваю. И если бы ты меня не испугал, ничего бы не случилось!
  - Не подумал, - озадаченно произнес Олег, отпуская девушку уже возле пирса.
  - Заметно, что не подумал! - Выпалила она, глядя ему в глаза, и вложив все свое возмущение его поведением в эту короткую фразу.
  Мужчина никак не отреагировал на выпад, и на один миг, на один короткий миг, Ольга решила, что в очередной словесной баталии она одержала вполне убедительную победу, а в следующий момент она уже оказалась прижатой горячим мужским телом к грубым доскам пирса.
  - Заметно, говоришь?.. - голос Олега снова был низким и тягучим, как патока, разливая по венам горячий коктейль из предвкушения и похоти. И было не важно, что еще секунду назад она была готова его придушить. Сейчас с не меньшим удовольствием она позволяла его пальцам касаться собственной шеи, пока взгляд не стал затуманиваться и наружу не выползли древние инстинкты. Сейчас она могла только чувствовать чужое дыхание, опаляющее шелковистую кожу ключицы, и загораться вслед за движениями рук, поддевающих бретельки бюстгальтера, чтобы позволить ночному воздуху пройтись по чувствительной коже груди, вызывая сдавленный вздох. И ощущаемый контраст между горячим языком, скользившим по ее телу, и холодом, возникающим там, где оставалась влажная дорожка, только добавлял остроты.
  "Черт, а мы ведь даже не целовались", - подумала девушка и словно сквозь сон услышала приятный мужской смех. В тот же момент горячие мужские губы накрыли ее, заставляя последние мысли улететь в неизвестном направлении. Кажется, он целовался не настолько умело, как Субботин, но однозначно с большей отдачей.
  - Еще раз услышу это имя, и ты не выйдешь отсюда неделю... - над ухом прозвучал зловещий голос, и Ольга поняла, что только что проговорилась о том, о чем не следовало, но больше она не успела что-то подумать, потому как эта самая отдача не заставила себя ждать. И снова чужие губы, зубы, язык, которые ревностно клеймили тело, иногда до боли прихватывая кожу, вырывая короткие вздохи и заставляя шипеть, но с неизменным постоянством тянуться вслед за источником своих мучений, подставляя новый не целованный участок. И руки. Жесткие, требовательные, бесцеремонные, сминающие ее тело, требуя подчиниться.
  В какой момент она оказалась без трусиков, так и не заметила. Поняла, что полностью раздета, только когда мужские пальцы беззастенчиво потерлись о ее клитор, заставляя податься навстречу, прося о большем, и тут же получить желаемое ощущение проталкивающихся внутрь пальцев. Очередной ее вздох и его довольное урчание в ответ на ее реакцию, и она сама раскрывается ему навстречу, отдаваясь во власть упоительных ощущений.
  - Маленькая девочка разрешила себя потрогать? - будоражащий голос возле уха заставил вынырнуть из неги и вдуматься в смысл сказанных слов.
  Смущенная откровенным намеком, Ольга тут же попыталась сжать коленки, но ей не позволили. - Тс-с... Ну, что же ты так... - хрипло проговорил Олег, снова разводя ее ноги в стороны и прижимая девушку к себе, заставляя почувствовать его возбуждение. - Поздно уже волноваться...
  Следующее, что она чувствует это, как под лопатки ложится мужская рука, защищая тело от впивающихся досок, и одним плавным движением он погружается глубоко в нее, заставляя удивленно выдохнуть от удовольствия граничащего опьянением. Глаза в глаза в неподвижном ожидании, позволяющем привыкнуть к волнующим ощущениям, и медленные толчки, вынуждающие прервать зрительный контакт и принимать нарастающий темп, заставляющий сердце биться в унисон. Нежность? Да кому она нужна, если тело хочет отдавать и брать, а не просить. Жестко, требовательно, не размениваясь на секундные слабости. Анатомия телаи химия чувств, все остальное - после того, как насытятся эти двое, превратившие людей в своих заложников, заставив упиваться стонами друг друга и требовать еще больше. Дольше. Сильнее.
  Момент разрядки подкатил спасительной волной, освобождая разум этих двоих и позволяя, тесно прижавшись, тяжело дышать, закрыв глаза.
  - Ты замерзла, - замечает Олег, проводя рукой по плечу девушки, вызывая волну мурашек, но вовсе не от холода. Позволяет ей стать на ноги и, взяв собственную рубашку, набрасывает ее на плечи Ольги со словами. - Пойдем в дом.
  Она не отвечает, слишком довольная, чтобы тратить внезапно сузившийся до одного человека кругозор на какие-то слова. Зачем? Достаточно позволить вести себя, перемежая шаги с тягучими обещающими поцелуями, и радостно отметить, стоя возле кровати и глядя в обжигающие карие глаза, что ей достался, возможно, лучший мужской экземпляр из всех существующих на земле.
  "Хорошо, что завтра не на работу," - подумала Ольга, устраиваясь поудобнее в мужских объятиях после изматывающего марафона. Эта ночь для нее оказалась слишком утомительной и волнующей, и наверняка завтра аукнется болезненностью мышц, но даже если она будет единственной в ее жизни, то определенно стоила любых жертв.
  
  ***
  Утро началось с дуновения ветра через открытое окно и делового голоса Олега.
  - Да, скоро буду, - говорил он в трубку, застегивая запонки на рубашке. - Да, я помню. Андрей, не держи меня за идиота.
  Ольга с некоторым огорчением отметила, что сейчас вся романтика вчерашней ночи грубо ломается о суровую действительность и, не дожидаясь, когда ее вместе с ее романтичностью попросят удалиться из деловой жизни сурового и циничного Олега Павловича, укуталась в одеяло и встала с кровати, надеясь уйти незаметно.
  Ее выдала скрипнувшая пружина.
  - Ты куда? - неожиданно обернувшийся на звук и обнаруживший стоящую посреди комнаты девушку спросил Олег.
  - Д-домой... - ответила она, совершенно сбитая с толку его вопросом. Заметила, как сжались его губы после этих слов, и нерешительно попятилась.
  - Начинайте без меня, - бросил мужчина в трубку и отключился, полностью переключая внимание на девушку. - Кажется, я вчера внятно объяснил, - сурово произнес он, наступая, заставляя Ольгу пятиться к кровати, пока та не почувствовала, что больше отступать некуда. - Мне повторить?
  Ольга замотала головой, отказываясь, и не вполне понимая, что же ей все-таки объясняли вчера такого, что она не смогла запомнить.
  - Оля-Оля, что же боишься всего, а? - задумчиво проговорил Олег и легко щелкнул ее по носу, улыбнувшись. - Будем учиться.
  
  
  Эпилог
  
  Два года спустя
  
  - Стерва! - в сердцах бросил Олег своему собеседнику, с которым говорил по телефону. - Ну, она понятно, баба, ей верить нельзя, ну а ты Андрей? Мы же договаривались, черт тебя побери!
  Раздавшийся в трубке довольный смех заставил его зарычать от досады.
  - Что, уела она тебя? - отсмеявшись, проговорил Андрей. - Не каждый день получаешь по носу, да еще от бабы?
  - Андрей, иди на хрен! - Олег уже не стеснялся выражать свое негодование.
  - Ты бы видел, как она наше предложение расписала, - Субботин продолжал подливать масла в огонь. - Они чуть слюной не захлебнулись.
  Ладонь Олега с грохотом опустилась на крышку стола.
  - ... Да что они, я сам готов был отдаться ей с потрохами, - издевался мужчина.
  Перебор пальцев по столешнице послал резонирующую волну.
  - Но ты же меня знаешь, я чужое не трогаю.
  Последние слова заставили Олега скрипнуть зубами, вспомнив проблему семилетней давности, возникшую по вине сводного брата.
  - Знаю, - угрожающе произнес он и, встав из-за стола, подошел к окну. - Лучше, чем ты думаешь.
  - Олег, давай не будем о старом... - тут же пошел на попятную Субботин. - Кто помянет, сам знаешь.
  - Знаю, - мужчина упрямо поджал губы, заметив Ольгу, поднимавшуюся по ступенькам. - Очень хорошо знаю... Ладно, давай завтра поговорим, - и, убедившись, что собеседник отключился, положил телефон на стол и снова уселся в кресло, ожидая, когда на пороге появится Ольга, чтобы устроить ей разнос.
  Она вошла без стука, как делала это уже почти два года, и бесцеремонно уселась на край стола, выставив на обозрение загорелые коленки.
  Олег злобно проследил взглядом от этих самых коленок до победной улыбки на красивом лице и, прищурив глаза, произнес тоном, вызывавшим у всех, кроме сидящей напротив девушки, священный ужас:
  - Ты увела у меня заказчика.
   Ольга попыталась сдержать смех, и для этого ей пришлось опустить голову. А когда она подняла взгляд на мужчину, на ее лице было только ехидство и торжество.
  - Увела, - согласилась она, поведя бровью, и встала, чтобы обогнуть стол и подойти к сидящему в кресле мужчине вплотную. - Но ты ведь не против, - снова демонстративно оперлась на стол, зная, что он не сможет игнорировать ее присутствие. С удовольствием отметила, как мужской взгляд заскользил по открытым ногам, и удовлетворенно хмыкнула, когда на колено легла мужская рука и устремилась вверх, забираясь под юбку, чтобы обнаружить, что под ней ничего нет.
  - Подготовилась? - тон Олега был слишком довольным для человека, который несколько секунд назад был в ярости.
  Ольга возвела глаза к потолку и театрально вздохнула:
  - Не успела, - заметила, как вытянулось лицо Олега, и добавила. - Спешила поделиться новостью.
  - Что? - взревел мужчина. - Оля, ты с ума сошла? Ты так ходила на встречу?
  Девушка демонстративно надула губы, провела пальчиком по скуле и губам мужчины и лукаво добавила:
  - А что? Так я себя увереннее чувствую.
  Секунда, и она оказалась прижатой к столу мужчиной, суровый взгляд которого не предвещал ничего хорошего.
  - Ты, маленькая мегера, - прошипел он, протягивая руку к аппарату. - Леночка, - произнес он, едва секретарь ответила на вызов, - меня ни для кого нет.
  - Поняла, Олег Павлович, - послышался бесстрастный секретаря, и аппарат отключился ко всеобщему удовлетворению.
  - А теперь, Ольга Александровна, - многообещающе произнес мужчина, разворачивая Ольгу и укладывая ее грудью на стол, попутно задирая юбку, - разберемся с вами...
  
   ***
  - Ну вот, только платье помял, - капризным тоном произнесла Ольга, одергивая платье, после стремительного "выяснения отношений" на рабочем столе. - А мне еще в офис ехать.
  - Возьми отгул, - проговорил мужчина, утыкаясь носом в ее шею и снова прижимая податливое тело. - Ты же сейчас можешь.
  - Андрей пожаловался? - хмыкнула она.
  - М-м, просил унять твои капиталистические замашки и перекупить твою долю.
  - Согласился? - насторожилась Ольга, ожидая ответа.
  - Нет, - мужчина отпустил, наконец, девушку, и, демонстративно подняв руки, произнес, - разбирайтесь с этим сами.
  - Вот и молодец, - Ольга легко потрепала мужчину по щеке и легко чмокнула в нос. - Ладно. Пойду, а то меня уже заждались.
  Олег, уже привыкший к такому обращению, хмуро проследил, как его жена подхватывает сумочку и устремляется к двери. Но внезапно останавливается, копошится в сумке, извлекает из нее листок бумаги и кладет его на стол, припечатав сверху рукой.
  - Что это? - Олег непонимающе посмотрел на бумажный квадратик с размытой кляксой и выжидающе уставился на Ольгу.
  - Абонемент. На бессонные ночи, - ухмыляется она и, довольная отразившимся на лице мужчины смятением, покидает кабинет, оставив своего мужчину недоуменно пялиться на принесенный "абонемент", гадая, что имела в виду стервозная девушка, вышедшая за дверь.
  Вопрос разрешается сам собой, когда в кабинет входит Леночка и, коротко взглянув на письменный стол, кладет перед руководителем новую порцию бумаг со словами:
  - О, Олег Павлович, вас можно поздравить уже? То-то, я гляжу, Ольга Александровна прямо вся светится в последнее время.
  И сразу после ее ухода, внезапно прозревший Олег, набирает номер начальника охраны, давая указание не выпускать строптивую супругу из здания до особых распоряжений.
  Через пять минут он возьмет трубку со входящим от начальника охраны, который в точности исполнит распоряжение шефа, и ответит на разъяренный голос Ольги, требующий объяснить почему ее не выпускают.
  - Едешь домой, - безапелляционно заявляет Олег, улыбаясь, буквально кожей чувствуя раздражение супруги от такого обращения. - Игорь отвезет. И не вздумай ему угрожать.
  - С какой стати мне ехать домой? - возмущенно кричит она в трубку, заставляя его поморщиться. - Олег, у меня работа!
  Он улыбается, довольный ее реакцией, и отвечает:
  - Забочусь о здоровье своего тренера.
  На мгновение в трубке воцаряется тишина, явившаяся результатом осмысления его слов, и Ольга расписывается в собственном бессилии.
  - Как же ты меня достал, Олег! - сердито произносит девушка, вкладывая в эти слова чуть больше, чем простой протест, и выключает телефон.
  Он наблюдает, как она от досады топает ногой и идет к машине.
  Довольно улыбается, восхищаясь любимой женщиной. Женщиной, кажущейся слишком хрупкой для их бизнеса, но на самом деле обладавшей хваткой бультерьера, что позволило ей однажды раскрыть целую агентурную сеть, работающую на его старого врага, и без зазрения совести отправить в вольное плавание половину фирмы, ни на минуту не усомнившись в правильности своего решения.
  Ласковая и нежная, доводящая до белого каления и вызывающая порой желание ее придушить. Совместившая в себе ангельский лик и норов ведьмы. Но всегда заставляющая восхищаться ею.
  Его безупречная женщина.
  
  
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Куст "Поварёшка"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 5"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) Л.Огненная "Академия Шепота"(Любовное фэнтези) С.Климовцова "Я не хочу участвовать в сюжете. Том 1."(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"