Жоров Алексей Андреевич: другие произведения.

Андроповские сны

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 3.45*20  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Изменить ПАРАЛЕЛЬНОЕ прошлое, чтобы воссоздать вновь на просторах космоса РОССИЙСКУЮ ИМПЕРИЮ? Нет ничего проще, ведь ЦЕЛЬ ОПРАВДЫВАЕТ СРЕДСТВА. ......................... Когда дверь в каюту рухнула парень успел разрядить гражданскую модель излучателя и прыгнуть на невозмутимого стального монстра. Девушка, с недавних пор отзывающаяся на фамилию Сироткина, была красива, но второй выстрел наёмник произвёл всё так же безучастно и точно. Он позволял думать себе краем сознания, не отвлекаясь от поставленной задачи только о десяти тысячах полновесных ЗКО, ожидающих его по возвращении. Поэтому прелести юного создания упали на пол грудой хорошо прожаренного мясного фарша, а дверь в следующую каюту вылетела через секунду.

   Андроповские сны
  
  
   Земля.
   Территория Союза Советских Социалистических Республик.
   Иркутск. 01.1980
  
   Территория Торговой Лиги НОКА.
   Третья галактика.
   4623.
  
  
  
   Пролог - сон.
  
  
   Дракон был стар. Чешуя его отливала белизной. Стар, но крепок, еще пару веков
  проживет. Он гордо шествовал, в окружении девяти чёрных драконов-войнов, к
  могиле почившего повелителя.
   Вокруг могилы толпились родственники покойного и приближённые. Они с опаской
  глядели на белого. Не было ни каких сомнений, что он будет следующим
  повелителем. Многие вспоминали свои грехи.
   Но вот возле могилы всё успокоилось, и начался ритуал прощания. В конце
  ритуала, по обычаю, драконы склонили головы, отдавая дань молчания. Все кроме
  белого.
   Даже драконы эскорта на миг опустили взгляд, не смотря на строгий приказ. В
  этот миг одна из дракониц, жена одного из приближенных бывшего повелителя,
  вскинула голову и ударила струёй пламени. Она вложила в этот огненный сполох
  большую часть своей жизненной силы, затем упала без чувств.
   Белый был только ранен, драконица, всё-же, не была воином, чтобы убить одним
  ударом. Но будущий повелитель был стар. Не много ему отмерено быть на троне.
   Дракона тоже не была мертва, но это больше ни кого не интересовало. Все знали,
  что её с мужем прикончат в одной из тюремных пещер в течение недели.
   Интрига. Хороший план. Он сработал.
  
  
  
   Андроповские сны Глава 1
  
   Территория Союза Советских Социалистических Республик.
   Земля. Иркутск.
   01.1980
  
  
  
   Я открыл глаза, вспоминая в красках только что увиденный сон. В последние пять
  лет я сновидений боюсь. Они дарят мне не успокоение, а неприятности. Я, глуша
  водку, в какой-то мере, чтобы сбить их напор.
   А вот вчера угораздило меня лечь спать трезвым, и опять преснилось. Об этом я
  никому не рассказываю. Если узнают то, в лучшем случае, лишусь работы, в худшем,
  запрут в нашу ведомственную больничку, и будут лечить. Или изучать, что намного
  хуже.
   Организация, в которой я имею честь работать, всегда славилась болезненным
  любопытством.
   ЧК-ОГПУ-КГБ. Как только нас не называли. Мое родное второе управление.
  Контразведка. В основном ловлю десидентов и всех к ним причисленных.
   Позвольте представиться - Петров Михаил Николаевич. Майор. Зам начальника
  двойки по области. Хороший работник. Ответственный товарищ. Но в последнее
  время, как бы сказать, не всегда трезвый. Пью много, но периодично. Все эти
  проклятые сны.
   В 75-ом они мне начали сниться регулярно. Ну, сны и сны, что здесь такого. По
  привычке, никому о них не рассказывал. Периодами, приблизительно раз в два
  месяца. В основном о драконах.
   А через пару лет сон был вообще необычный. В других снах в основном просто
  обрывочные эпизоды из их жизни. Здесь же драконы, а их было трое, подходили к
  реке. Соорудили плот, а пока его делали, все время прикладывались к флягам, что
  у них на ремнях висели.
   И, когда пришло время плыть, начали на плоту песни реветь. А в середине реки
  танцевать. И развалили плот. А в реке свои драконы. Ну и съели они пьяных
  собратьев.
   Просмотрев этот сон, проснулся Я.лежу тихонько у жены под бочком, сон
  вспоминаю. Вот и она проснулась, говорит мне, забыла тебе вчера передать, что
  Эдик, мой брат, звал тебя на рыбалку. Сегодня утром, мол, будет. Если пойдешь
  уже собираться надо.
   Я спрашиваю, кто ещё будет? Она говорит, что он и двое с его работы. И тут
  меня память подтолкнула. Наскоро оделся, побежал, жена вдогонку кричит, что же
  ты удочку не взял. А я бегом к лодочной станции. Вспомнил я, кого мне один из
  драконов напоминал.
   Догнал я их уже возле причала. Ну, ясно, мороз десять градусов, ноябрь, на
  грудь уже приняли, для сугреву. Я без разговоров Эдика в охапку и назад. Руку
  ему на болевой взял, тот от такого моего поведения ошалел и не сопротивляется.
  Когда дружки его буянить начали, я ключи от лодки у него отобрал, кинул им,
  рыбачите, говорю, без него.
   По дороге домой, когда он брыкаться стал, легонечько ему артерию на шее
  передавил, на плечо закинул, благо до двора с полста метров оставалось.
   А дружки его утонули. Рядом с ними, около моста, один мужик рыбачиил,
  рассказывал потом, мол, напились, танцевать стали. Лодка перевернулась. Когда их
  через двадцать минут из Ангары вытащили, они уже мёртвые были.
   Вот так я своих снов бояться стал. А Эдик меня с тех пор на дух не переносит.
  Думает, идиот, что если бы он там был, то друзья живыми остались. Он, мол,
  отговорил бы их пить. А сам пьёт больше прежнего. Вот я и думаю, а стоило ли его
  спасать.
   Так, что когда раз в два месяца сны ярче становиться начинают. Я в запой
  ухожу. Даже мой начальник привык к этим периодам и мириться.
   Он, всё-же большой хозяйственник, ценит талантливого, но непутёвого
  сотрудника. Показатели я ему хорошие добываю. С такими показателями его с
  нынешнего хлебного места не свалишь.
   Чем он там занимается, чтобы свой левый карман набить меня не интересует.
  Отстегивает от щедрот полторы штуки в месяц, и ладно. Догадываюсь, конечно, не
  слепой. Но молчу, и не плюю в колодец, из которого беру воду.
   Во все века на Руси такие чиновники, как наш Иваныч, в чести были. Так, что
  мои запои ему даже на руку. Статистика должна быть хорошей в меру. Ато пойдут
  проверки и в лучшем случае хорошего работника в Москву заберут.
   В столицу не хочется. Хоть и родился там, выучился. С женой моей Нелей
  Евгеньевной там познакомился, когда она студенткой в торговом была. Сынишка
  родился, Олегом назвали. А потом эта драка была. По пьяни. Я его отделал, но
  связи у его родителей оказались лучше, чем у моих.
   Работу мне отстояли, но на перефирии. Пришлось на родину к жене ехать, севера
  обживать. А ведь первый в учёбе был, отличник боевой и политической, как
  говорится.
   Такое будущее пророчили. От самого Андропова благодарность. Ну да ладно,
  прошло и забылось.
   Значит в 77-ом спас я Эдика, хоть и зря. А через год приснился мне длинный
  стол, с одной его стороны сидит свора толстенных драконов. Напротив них стая
  поджарых, чешуя у них разрисованався. Сначала орали друг на друга, огнём
  плевались, затем утихомирились. Мирно стали разговаривать. Затем, видать
  договорились, лапы друг другу пожимают, пасти скалят.
   Я о сне этом уже забывать стал, но через год один из моих стукачей, из
  урковых, рассказал, что недавно всероссийский сходняк был. Воры со всей страны с
  цеховиками договаривались. Порешили воры, что цеховиков не трогают, а те им
  десятину платят, цеховики, покуражившись, согласились. И так, мол, по всему
  Союзу будет. Так, что сны мои непростые. Некоторые, конечно, лабуда, совсем
  непонятные. Но некоторые правдоподобны до жути. Много житейских мелочей на
  следующий день сбывалось. Дракон во сне лапу проколет, я на следующий день, на
  гвоздь наступлю. Чешую порвал в драке, мне слегка пером один из моих
  информаторов нарков, пощекотал пёрышком ребра. Хорошо, что я после того сна
  собранный ходил, а то бы щекоткой не отделался.
   Короче стал я вроде Кассандры, помешанной на драконах. Но не нравиться мне
  это. Кассандра вместе с Троей плохо кончила.
   Теперь это, будь он неладен, сегодняшний сон про белого дракона. Девять
  охранников. Ну, всё как у нас. И нынешний повелитель-целовальщик, на ладан
  дышит. И наш главный скорей всего место на троне займет. Так что, по всему
  выходит, мне опять судьба нашептывает. Скажи мне будущее, что мне делать.
  Направо идти или на лево. Или по прямой переть.
   Ну не люблю я известное на неизвестность менять. Здесь я большая лягушка в
  маленьком пруду. Я на своём месте. Змеюк своего пруда особо не интересую,
  охочусь себе потихоньку на зелёных комариков. Мой змей-начальник доволен. Аж
  раздобрел весь от довольства.
   И так, разбор полётов ещё раз, пока жена не вернулась. Дракон - Юрий
  Владимирович. В могиле, скорей всего, Брежнев. Девять драконов охраны - девятое
  управление нашей конторы. Наклоняют головы - дань памяти. А ведь эта дракона,
  кстати, что это за баба такая, выстрелит, то не насмерть, получается она не
  профи, скорей всего из лично обиженных. Подстава из имеющегося на тот момент
  материала. Вот, рассказывают, цезарь наш будущий, мечтает мести всех по-новому.
  По-Сталински.
   Так что, наверное, перед смертью Брежнева он кого-то из родичей той бабы
  заметет. А кто-либо, например, из нашей конторы, может подсказать бедной, что
  дело пересмотрят, если верховный сменится. И особо меня беспокоит последний
  поклон. Ведь если хоть один телохранитель не опустит глаза, то спокойно опередит
  непрофессионалку. Значит, где-то в течение года, в охрану к главному надо людей
  определённого типа подбирать. Вроде и свой в доску, но когда придёт время голову
  наклонит. Значит, заговор уже идет. И как минимум крыса это кто-либо из девятки
  не ниже полковника, а то и генерал.
   Фух. Самому от своих мыслей страшно становиться. Если я об этом только пикну,
  меня раздавят. И никто не узнает где могилка моя.
   Я человек достаточно честный. Имею где-то полторы тыщи в месяц, это если
  считать все доходы, и правый карман и левый. А сколько же они там, в столицах
  имеют с чистыми руками и горячим сердцем?
   Что же мне делать, что делать. Одно пока меня успокаивает. По моей информации,
  а родители у меня врачи из придворных, Леонид свет-Ильич пару лет протянуть
  должен. Так что если я захочу играть в этой партии, то время на обдумывание хода
  у меня пока есть. Епрст. Как же не хочется высовываться из окопа и идти в атаку.
  И нужна мне теперь, по любому холодная голова. Все, пить бросаю. И пусть мне сны
  сняться почаще. Поярче. Поконкретнее.
   А чтобы подозрений не вызвать резким переходом к трезвости надо опять
  любовницу себе завести, а то целый квартал ни кого кроме жены небыло. Благо и
  кандидатка есть. Как раз к жене в магазин новенькую приняли. Сразу после
  торгового техникума. И подержаться есть за что, не доска стиральная. Люблю таких
  пышечек.
  
  
  
  
   Андроповские сны Глава 2
  
   Территория Торговой Лиги НОКА.
   Третья галактика.
   4623.
  
  
  
  
  
   Многие находят романтику в полётах меж звёзд, но только не я. Летаю по
  необходимости. Но если уж летать, то, как сейчас, быстро и с комфортом.
   Пятый раз пользуюсь услугами этой компании. Приятный сервис и стюардессы выше
  всяких похвал. Я предпочитаю, чтобы меня обслуживали брюнетки, но, конечно же,
  не отказываюсь от блондинок. По крайней мере, эту, которая, наклонившись над
  столиком, расставляет обед, я бы не обидел отказом.
   Но рейс, как я говорил, длиться быстро, всего лишь два дня. А компания строго
  следит за их полётной скромностью, заигрывать можно, трогать нельзя. Правда,
  пару раз они соглашались провести со мной приятный вечер, но после завершения
  полёта. Я, опять же, соглашался, хотя эти девочки хорошо умеют растрясти чужой
  кошелёк.
   Но вот, закончив сервировку, белокурое создание выскользнуло из каюты, не
  забыв подарить мне ослепительную, в соответствии с чаевыми, улыбку.
   Перекусив и отдохнув, я решил заняться делами. Достав из кармана сенс обруч, я
  сделал его из пластичного твёрдым и надел на глаза. Подождав минуту, я оказался
  в виртуальности. Рабочая ВР у меня своеобразная. Как и мои дедули. Один, бывший
  пират, ставший торговцем сырьём, другой, хранитель планетарного информатория. В
  этой библиотеке-инфоратории и познакомили старики мои родителей.
   У дедушек есть общий интерес - средние века земли, с 15го по 25й. И, если
  архивариус тяготеет к 17-му, то бывший пират предпочитает 21-й.
   Вот и обстановка этой виртуальность напоминала любимый век моего
  деда-магната. На столе стоял комп чудовищных габаритов - одна из сторон его
  достигала полуметра. Древняя клавиатура. Мышь.
   В окружении такого старья мне и придется заниматься делами. Легкими движениями
  мыши я вывел на экран последние сводки продаваемых астероидов. Система, в
  которую мы направляемся, уникальна. Двадцать семь астероидных поясов вращаются
  вокруг красного гиганта. В прошлом веке, как только там обнаружили
  кристаллический олсий, там начался бум. В тех каменюках, грубо говоря, и
  промышлял мой дед. В основном, охотился на вольных старателей, не участвующих ни
  в каких лигах.
   Подходил к старательской скорлупке на расстояние выстрела, и если детектор
  олсия срабатывал, вежливо просил поделиться половиной олсия на
  благотворительность. Так, не жадничая, он и сменил катер сначала на эсминец,
  затем на крейсер, а когда систему заграбастала торговая лига, быстро купил там
  гражданство и поместье в мире класса А.
   Теперь он уважаемый член общества и, в открытую, никого больше не грабит.
  Богат настолько, что, наплевав на общественное мнение, позволил сыну взять в
  жёны дочь человека скромного достатка.
   Его компания занимается продажей сырья, из той же системы где он нарабатывал
  первоначальный капиталл. В последний год и меня стал натаскивать в семейной
  премудрости.
   Четверо моих старших сестёр к коммерции оказались глухи. Предпочитают тратить
  деньги. Так, что кроме меня альтернативы у деда не было. Жениться второй раз,
  после гибели бабушки, он не захотел. Мне же, в принципе, всё равно, чем
  заниматься. Родина прикажет покупать астероиды, буду покупать астероиды.
   Фамилия моя Синкофф. Это значит из русских я. Хоть и нету, сейчас, у нас в
  космосе своей империи, народ мы многочисленный.
   Правда, в отличие от космолингва, родного мне с детства языка, русский я
  закачал в себя только в пять лет. Когда разрешается начинать выходить в
  виртуальность.
   Язык как язык, ничего, привык. Правда, не люблю, как мои деды, мечтать об
  установлении Четвёртой Имперской Династии. Итак, за последние три тысячелетия
  три уже были. Первая, Романовы, с 1613 по 1917.Вторая, Салтыковы, с 2009 по
  2432. Третья, Астаховы-Петербургские, с 2374 по 3995.
   И, вот, на дворе уже 47-й век, а мы как-то не сподобимся снова собраться в
  надёжную стаю, более чем из десяти планет.
   Да и окружающие государства, если честно, активно мешают. Человечество ведь в
  космос как шло - от звезды к звезде, через гравитационные струны. Из галактики в
  галактику тоже струны есть, но их очень мало. Из первой галактики, это наш
  Млечный путь, во вторую ведёт всего три струны. Сверхструны, можно использовать
  любую мощность, хоть планеты тащи.
   Из второй галактики в третью, где я обитаю, ведёт аж пять. Из тройки в
  четвёрку, тоже пять. Наша торговая лига оседлала маршрут от одного из переходов
  между двойкой и тройкой, до другого, между тройкой и четвёркой.
   А Петербургская Империя, когда была жива и здорова, тоже держала пространство
  между двумя сверхструнами, только во второй галактике. И, когда её прижали
  конкуренты, попросив поделиться, то она, проигрывая, забрала с собой в небытие
  обидчиков.
   Последняя попытка создания новой Российской Империи была три века назад. И
  совсем недалеко от того места, где мы сейчас пролетаем. Пятьсот светолет. Там
  как раз была одна аномалия, и в радиусе лет четырёхсот от неё все гравиструны
  между звёздами были сугубо стационарны. Войти и выйти можно было, только на
  небольшом пятачке, возле звезды, вот такая вот редкость. Две или три орбитальных
  крепости могли контролировать всю систему!!!
   Короче, тогдашний совет кланов решил организовать в таком местечке империю.
  Заново.
   Хоть планет А-класса там не было В и С было полно. Тысячу перспективных систем
  отгородили, и всё, вроде, налаживалось, так нет. Торговой лиге такое соседство
  такое соседство не понравилось. Военной силой они действовать, открыто, не
  могли.
   Но всю территорию аномалии русские не контролировали, и недооценили важность
  звезды в географическом центре. А торговцы оценили, и взорвали её.
   Правда убытков была куча. Весь флот, что был послан к центральной звезде,
  пропал. Пространство, за четыреста пятьдесят световых до взрыва, стало
  несудоходно. А в радиусе пятисот светолет корабли, бывало, исчезали без причины.
  
   Вот и у той компании, услугами которой я пользуюсь, пропал пять лет назад
  один лайнер. Хотя они заявили, что несчастный случай произошёл из-за неполадок в
  ходовой системе, и выплатили всем родственникам громадные страховки, люди весь
  следующий год неохотно к ним шли.
   Но постепенно всё забылось. И вот опять у них полно пассажиров и полные
  карманы денег.
   А, что вы хотите, они от системы рудных поясов до единственного на двести
  световых лет окрест мира класса А, везут всего за два дня, тогда как остальные
  за семь. Конечно, те летят безопасными маршрутами. Но скорость, в наше время,
  решает всё.
   Поэтому дед, несмотря на шанс, погибнуть, в который раз, оплачивает мне билет
  в *Синих Извозчиках*. И плевал он на такой риск, где погибают, раз в пять лет.
  Так что, лечу.
   У деда светлая голова, пока конкуренты получа6ют от рудников в астероидах всё
  меньше и меньше, он, в последнее время, огромные суммы вкладывал в изучение
  олсия. Точнее процесса его кристаллизации и на практические опыты.
   В теории, наши головастики, так ничего нового и не родили, а вот один из
  практических опытов дал интересный результат. Рядом с термоядерными реакторами,
  почти на пике разноса, то есть перед тем как реакция распада становиться
  неуправляемой, часть несвязанного олсия переходит в другое состояние.
   Не совсем то, что нам нужно. Всех свойств природного минерала у него нет. Но
  по прочности на разрыв гравиволнами он всего в два раза уступает оригиналу. Так,
  что наша компания скупает большие выработанные астероиды, ставит там по тысяче
  термоядерных генераторов особой настройки, и качает деньги. Последний год стал
  чудовищно прибыльным. У нас уже семьсот астероидов поставлено на поток.
   Я лечу, сейчас, чтобы заключить сделку ещё на пятьдесят. Цены ползут вверх.
  Конкуренты уже навострили ушки и завели у себя огромные научные отделы. Чуют,
  чуют большие бабки. Дед, в этот раз, даже хотел телохранительницу навязать, я
  чуть было не согласился. Аппетитная особа. Дед меня хорошо знает, но нельзя же
  так напрягаться. Я полностью полагаюсь на мозговой блок.
   Ну, захватят меня, так все же знают, что я богатый русский. Значит, есть
  деньги на блок, ну и получат свежий трупп.
   Да и мести деда побаиваются. Но охрану он мне, конечно, подсунул. Наверное,
  среди пассажиров есть два или три человека из СБ. нашей компании. Ну и ладушки,
  лишь бы глаза не мозолили, защитнички. А вообще-то в детстве я мечтал
  ветеринаром стать. Зверинец в поместье у меня свой был. Подбирал покалеченных
  животных, лечил их, пристраивал их потом к знакомым к родственникам, просто в
  хорошие руки.
   А когда, лет в пятнадцать, я стал вплотную интересоваться противоположным
  полом, к ветеринарии немного охладел, вот тогда мне дед ход конём и сделал. Стал
  большие карманные деньги давать, но с условием, что я стану экономистом.
   Вот так я теперь никакой не ветеринар, а уже пару лет как выжига. Продаю
  олсий, платину, рутений, покупаю астероиды. Всё что продаётся на Центральной
  Бирже Металлов, всё интересует *Синкофф и К*.
   Хотя К в названии фирмы уже лет двадцать как неактуально. Но дед его не
  убирает, говорит это пример молодым, что стрелять всегда надо первым, а не ждать
  когда компаньон тебя опередит. Так мы, дружною семьёй, и живём.
   Ну и, разумеется, мы все ведём свои корни от Петербуржцев.
   Наши предки с одного из тех детских караванов, что с боями прорывались в
  Третью галактику от ужасов войны. Увеченные ветераны садились за штурвалы
  грузовозов, которые, из-за тихоходности, нельзя было использовать в боях, а в
  трюмах лежали статкапсулы с маленькими телами. Ни кому, из тех, кто лежал в
  капсулах, ещё не исполнилось пять. Все кто мог входить в виртуальность, могли
  сражаться и сражались.
   Решение об эвакуации возможных пилотов было принято в последний год
  Петербургской империи. Вот так попадали в тройку уцелевшие корабли с десятью
  тысячами малышей и полусумасшедшими войнами с погибающих миров.
   Вот и одного пилота, из тех, кто прорвался, звали Карл Синкофф. Оставшиеся
  десять лет своей жизни ветеран потратил на то, чтобы дать достойное, в его
  понимании, воспитание своему десятитысячному семейству. Он вырастил себе
  достойных последователей и учеников. Пиратский клан Синковых до сих пор
  достаточно знаменит, хотя сейчас они полулегальны и промышляют, большей частью,
  в Четвёртой галактике. Там сейчас меньше сильных соперников.
   Первый свой старенький боевой катер дед получил в счёт его клановой доли,
  когда, отслужив положенные пять лет, захотел на вольные хлеба.
   Меня тоже назвали Карлом. Карл Сергеевич Синкофф. КАС - так меня прозвали в
  детстве.
   Привычный мир виртуальности вздрогнул. Корабль трясся, как в лихорадке. Я,
  переведя мысленным усилием, обруч в прозрачное состояние, бросился в коридор
  узнать причину происходившего. Добежав до ближайшего зала, я увидел жуткую
  картину. Призрачные световые жгуты медленно ползли к ничего не подозревающим
  людям, хватали их, и уносили прямо сквозь обшивку корабля. Жгутов становилось
  всё больше. Минут пять я, оставшись уже в одиночестве, уворачивался от них,
  когда один, совсем крохотный, всё же дотянулся до меня.
  
  
  
   Андроповские сны Глава 3
  
   Территория Союза Советских Социалистических Республик.
   Земля. Иркутск - Москва - Архипо-Осиповка.
   06.1980
  
  
  
   Прошло уже пять месяцев с того момента, как я увидел этот необычный сон про
  белого дракона.
   Уже наступило лето и вот, наконец, то, благодаря долгим усилиям я переведён в
  Москву. Я, все-таки, решился действовать неспешно, и непрогадал. Помощь пришла
  из проверенного источника. В марте меня посетило новое сновидение. Расскажу
  подробнее.
   * Серый дракон, расправив крылья, сорвался с заснежено обрыва. Он летел очень
  быстро, аж дух захватывало.
   Он поднялся выше облаков, а по направлению его полёта, всё в багрянце,
  заходило солнце. По-видимому, это был долгий полёт, иногда казалось, что дракон
  пытается догнать светило. Он уже почти выбился из сил, когда впереди раскинулась
  зелёная холмистая равнина. Кое-где лежали последние островки снега.
   На небольшом пространстве, меж двумя холмами, садились прилетающие отовсюду
  драконы. Серый исполин тоже приземлился, отошёл в сторону, и стал наблюдать за
  прибывающими. Один немолодой дракон заинтересовал его. Где-то он его уже видел,
  точнее его портрет. Серый ни как не мог, вспомнит кто такой новичок, но всё же
  осторожно пошёл за ним.
   Немолодой устроил лежбище недалеко, серый, увидев, что тот уснул, наконец,
  вспомнил, где видел его портрет. Серый трубно заревел, и ближайшие драконы,
  вслушиваясь в этот звук, вдруг разом напали на новичка, будто перед ними был их
  кровный враг.*
   Вот такой вот сон. Два месяца назад, благодаря родителям, мне удалось навести
  осторожные справки относительно возможности перевода в центр. Мои родители
  врачи-терапевты одной из правительственных клиник. Обратились к нескольким
  влиятельным пациентам, в одном случае получили принципиальное согласие помочь.
  Тот обещал всё организовать в течение года.
   Но после сна о сером драконе, проснувшись в семь утра, я, пулей, сорвался на
  работу. Захватив с собой оборудование и ориентировки на немолодых преступников,
  разыскиваемых нашим ведомством, я, использовав бронь, в десять часов сел на рейс
  Владивосток-Москва. С Иванычем я договорился о недельном отпуске за свой счёт,
  мол, надо к родителям съездить.
   Уже из аэропорта позвонил жене. Она, холодно выслушав меня, бросила
  односложное - возвращайся. Всё понятно, кто-то уже наболтал обо мне и Ирочке,
  хоть мы и были очень осторожны.
   Нет, скорей всего только краем уха услышала, без подробностей. А то бы просто
  холодком не отделался.
   Короче, полетел я в столицу. К концу полёта у меня уже голова пухла от фото
  разномастных диссидентов, шпионов и преступников. Ну, сами посудите, серый
  дракон, это, скорей всего, я. Значит, лететь мне надо на запад, а где у нас на
  западе огромное скопление драконов, тьфу ты, людей то есть? Правильно, в Москве.
  Вот сижу я в кафетерии аэропорта и смотрю, сквозь стекло на зал ожидания. Пью,
  наверное, двадцатую чашку кофе, ожидая сам, не знаю кого. Передо мной три пустые
  сигаретные пачки.
   В столице уже шесть часов вечера, то есть у нас дома почти полночь. Я, устав
  наблюдать за всеми возможными кандидатами, стал рассматривать только иностранцев
  - очень уж дракон из моего сна был ухоженный. Этих господ по одежде видно. В
  этом уж мы разбираемся.
   И, вот, в шесть с четвертью, мои глаза зацепились за одного типа. Вроде
  грузин, но одет как иностранец. Лет шестидесяти с небольшим. Спокойно прошёл
  сквозь все перипетии таможни и сел в такси. К этому моменту я, отбросив
  колебания, показав корочки сначала пытающемуся сесть в следующее такси толстяку,
  а потом и водителю, найдя в их лице полное согласие с моими планами. Потом
  приказал водителю ехать за своим коллегой, увозящим, будем надеяться шпиона.
   Особо напрягаться водиле не пришлось. Доехали до гостиницы Москва. Я,
  расплатившись с водителем, демонстративно записал его номер и велел молчать о
  случившемся. У администратора узнал фамилию моего подозреваемого. Келиашвили.
  1916 года рождения. Гражданин Канады.
   Надо же, канадскоподданый грузин. Номер он взял на три дня. Так и не вспомнил
  я его. Но ещё в аэропорту я его щёлкнул пару раз, предусмотрительно захваченным
  спецфотоаппаратом, выглядевшим как пачка сигарет. Решив не спешить, я в десять
  утра был с фотографиями в конторе. С одним однокашником, сейчас работавшим в
  первом управлении, я поддерживал хорошие связи, отдыхали с семьями на одной и
  той же турбазе. Короче, Петя был на месте, запарки у него не было, и он
  согласился помочь. Пробили того мужика по всем архивам. В четыре дня мы уже
  сидели у начальника Петра и выслушивали похвалы.
   Задерживать моего грузина не торопились, но уже через час как за ним тихо
  паслась нарубка. Знаете, где мы откопали его фото? Точнее Пётр наш Рамнов, друг
  мой сердечный, догадался там поискать. И фамилия у нашего Григория оказалась не
  Келиашвили, а товарищ Тенаридзе, человек с непростой судьбой.
   В 41-ом году сбежал из отходящей на фронт части к себе в Тбилиси сержант
  прожекторного батальона Григорий Тенаридзе. Военный патруль заловил его возле
  своего дома. Сразу расстреливать не стали, пожалели урода, вроде первый раз,
  жена, двое детей. В свою же часть направили, но рядовым.
   Попал в плен наш Гриша, там его вербовщики зондеркоманды и соблазнили лишней
  пайкой. Сделал он шаг вперёд и стал, по своей гражданской профессии, ротным
  брадобреем у Вальтера Керрера. За недюжинную жестокость скоро стал правой рукой
  одного из замов Керрера, Васо Элизбарашвили.
   Эту кавказскую роту карателей и враги, и друзья звали *Июбиант дзагеби* -
  *Бешеные псы*. Их кровожадность и желание выслужится, удивляла даже прожжённых
  ССовцев.
   В общем, благодаря Грише, я попал в струю. Каратель, да ещё и канадец. На
  этом можно было сделать неплохой скачок. Я был временно прикомандирован к группе
  расследования, Иванычу я доложился, да и мой новый шеф ему позвонил.
   Сразу брать Гришу мы не стали. Проследили до Тбилиси, где он общался со своей
  первой женой и детьми. Взяли его через две недели, когда он собирался улетать за
  кордон. Процесс получился громким. А в начале, когда к нам явился канадский
  посол с протестом, его обрадовали как показаниями уцелевших свидетелей и
  отсидевших в своё время подельников, так и чудом выживших жертв. Псы старались
  истреблять всех, лишние глаза и уши были им не нужны.
   Короче, послу предъявили такие фото, что беднягу чуть не стошнило прямо в
  кабинете. А ведь битый дядька, надёжный. Меня, без разговоров, дёрнули в первое
  главное управление, в группу аналитиков. Помог мой нынешний шеф - именно он
  обещал моим родителям в течение года помочь. Но теперь, на гребне моего успеха,
  это удалось без труда. Шеф у нас большой человек, докладывает лично Андропову.
  Говорят, может, явится к тому в любой момент. По управлению ходит слух, что
  когда пришла информация из Америки о том, как ихнее руководство радуется. Мол,
  если маразматик Брежнев подольше задержится у власти, то СССР можно будет брать
  голыми руками.
   Наш начальник, после доклада, задал резонный вопрос - мол, разве мы хотим,
  чтобы Америку всё устраивало? На что Юрий Владимирович, минуту подумав, изрёк -
  вы меня с партией не ссорьте!
   Я на неделю слетал в Иркутск, передал дела преемнику. Достаточно тепло
  попрощался с Иванычем. Попросил не держать зла за внезапный отъезд, пообещал,
  если что, помощь. Ну, держит человек через подставу пушнарский цех, ну и что?
  Главное человек не жадный и с начальством в хороших отношениях.
   Жена отъезду обрадовалась. Хорошо ещё и то, что у сына заканчивался учебный
  год. Хлопоты, хлопоты и ещё раз хлопоты. Вначале решили поселиться у родителей,
  с квартирой в управлении пообещали решить в течение месяца.
   Для себя в отделе я стал культивировать образ этакого интуриста, которому по
  плечу самые сложные задачи. Сделал несколько аналитических запсок о
  диссидентских движениях в соцстранах.
   А в мае, когда я с предвкушением ждал очередной драконий сон, мне приснилось
  другое. Вроде бы будущее. Обдумывал скрупулезно этот сон в течение недели на
  предмет пользы.
   А пока я заканчивал с делом карателя Гриши - меня на пару недель поставили
  контактировать с людьми из Мосфильма, документалистами. Они делали фильм о
  преступлениях кавказкой роты карателей. Прокат в Союзе и соцстранах был
  обеспечен. Обещали взять ленты и канадцы.
   Так вот о майском сне, приснился мне какой-то молодой капиталист, внук пирата.
  Для меня была интересна дата 2009 год и описание компьютера из начала 21-го
  века. Дома в специальной папке я сделал наброски всего увиденного и зафиксировал
  все сведения.
   В направлении расследования первого сна я ничего ещё не предпринимал.
  Безусловно, я стал ближе к центру предполагаемых событий и от белого дракона
  меня теперь отделяет не пол союза, а полкиллометра. По вечерам так же налаживал
  связи со старыми знакомыми и однокашниками. Несколько раз встречался лично. Был
  ещё один момент. Осваивал радиодело и ЭВМ. Пытался читать перфокарты и стал
  иметь общее понятие о работе и типах машин.
   К началу июня в моём домашнем уголке - *сделай сам*, я смог соорудить
  радиомикрофон. Но времени катастрофически нахватало, поэтому, экономя на сне,
  выглядел я не лучшим образом. Мне на работе стали всё чаще советовать не
  налегать так сразу, съездить в отпуск. В конце концов, Пётр в ультимативном
  порядке навязал мне путёвку на моря. В Архтпо-Осиповку. На той турбазе отдыхали,
  в основном, учённые, но было и много наших. Тоже из головастиков.
   На побережье, пока приближался очередной сон завёл несколько полезных
  знакомств. Как раз среди специалистов по ЭВМ из одного Московского НИИ. Они
  сетовали на отсутствие достаточно мощных машин и другой материальной базы. А я в
  шутку описал как люди будущего будут выходить в виртуальное пространство через
  сенсобруч, надеваемый на глаза.
   Они очень заинтересовались, разгорелся нешуточный спор, в конце которого уже
  не стеснялись в выражениях, начисто забыв, что имеют дело не с собственным
  коллегой, а с рыцарем плаща и кинжала.
   Жене и сыну здесь понравилось, хоть мы раньше ездили в Анапу. Олежек нырял с
  маской и всё время приносил матери новые раковины. Нэля постепенно оттаяла и
  перестала на меня дуться. Видела в последнее время сколько я работаю и, думая
  что это всё только для карьеры, сделала вывод, что на других баб мне просто
  физически не хватит времени.
   А я ждал нового сна, гадая, будут ли это опять драконы или молодой буржуй. В
  общем, пришёл ещё не удушливо жаркий июньский вечер и я почувствовал, что
  сегодня опять. Засыпая в объятиях жены, я усмехнулся в усы, думая о том, что
  превращаюсь в этакого наркомана, наркотик которого яркий и полезный сон.
  
  
  
   Андроповские сны Глава 4
  
  
   Третья галактика.
   Закрытая Сфера.
   4623.
  
  
   Кто не знает падения в виртуальности, тот меня не поймёт. А мой полёт сквозь
  борт корабля, после захвата светящейся нитью, больше всего напоминал,
  нестареющий уже десять веков хит - игру *Падение в Пустоту*. Но, в отличие от
  игры, управлять своим падением я не мог.
   Сколько длился полёт, я точно не знаю, но по моим ощущениям прошло около часа.
  Затем хоровод из звёзд исчез, и меня потащило к какой-то планете. Затем на миг
  сознание выключилось, и я оказался в каком-то хорошо освещённом месте. Я был
  помещён в какой-то светящийся шар диаметром под два метра. Шевелится, я почти не
  мог.
   Простоял я так часов шесть, причём не испытывал ни голода ни жажды. У меня
  было время осмотреться, головой я мог слегка двигать.
   Больше всего окружающее напоминало огромную пещеру со сводами как у храма. Я
  находился внизу в центре на небольшой, по сравнению с храмом, площадкой,
  диаметром метров десять. На ней находилось ещё четыре шара, подобных моим.
  Вокруг площадки, как будто поддерживаемые силовыми полями, уходя под купол,
  висели, ровными рядами, прозрачные стеллажи.
   Чего там только не было. Книги, свитки, сундуки разных размеров, сосуды,
  статуи людей и чудовищных животных. Всего я не видел, рассмотрел хорошо лишь
  нижний ярус перед собой. Насладившись зрелищем то ли зоопарка, то ли лаборатории
  сумасшедшего учённого, я обратил внимание на ближайшую ко мне сферу.
   В ней находилось яйцо. С метр высотой, оно было непонятного цвета. Тёмно
  зелёного или чёрного. А скорей всего оно меняло цвет, как будто подмигивало.
  Больше ничего примечательного я не увидел, за одним исключением.
   Вокруг царил идеальный порядок и абсолютная тишина. Но вот послышался какой-то
  лёгкий шелест, и сверху, как на антигравах, спустился некий тип. Одежда
  свободная, сзади спадает плащ. Всё это чёрного цвета, но везде по одежде
  разбросана причудливая вышивка золотом, похожая на китайский алфавит.
   Лет этому мужику было явно за сто, приблизительно как деду. То есть у него
  уже появились первые морщины. Спокойный, изучающий взгляд. Такой тип, попросив
  прощения, не моргнув глазом, выкинет тебя из шлюза в открытый космос. Я послать
  его подальше, но не расслышал своих слов. Мужчина улыбнулся и заговорил - На
  всякий случай я лишил тебя голоса, даже не пытайся что-либо сказать. Хотя вы
  демоны, попадая к нам, поначалу не можете почти ничего. Но были исключения, и я
  не хочу рисковать.
   Один мой давний коллега проявил с одним из вас невнимательность и от него
  остался пепел. Ты, демон, мой пленник и моя удача. Мой пропуск к следующей
  ступени мастерства. Это же надо, какая удача в один год заполучить яйцо дракона
  и демона. Другие исследования подождут. Я вплотную займусь вами. Тебе, демон,
  осталось жить около полугода. Жизнь из тебя будет уходить незаметно, по капле. В
  демонах больше всего ценится ваша кровь. За тебя дали бы тысячу твоих весов в
  золоте, задумай я тебя продать.
   Но нет, твою кровь я использую сам. А знаешь, я удивлён. Когда я услышал об
  охоте, прошло уже больше восьми часов после её начала. Да, не удивляйся, я маг
  всего лишь пятого ранга. Да и замок мой очень близко к границе. Безусловно, есть
  и преимущества в здешней жизни, но единственный недостаток перекрывает всё. На
  каждое заклинание здесь тратится вдвое больше силы, чем в центре сферы. Я вообще
  удивлён, что мой слабый поисковик кого-то зацепил, да ещё через столько времени
  после начала охоты.
   Ни чего, что я так разболтался? Просто, после того как я добыл яйцо там,
  наверху в замке, пришлось убить учеников, всю прислугу и гарем. Кто-нибудь мог
  разболтать. А теперь провидение подкинуло тебя. С тобой хотя бы можно
  поговорить, хоть ты и не ответишь, демон. Чего хмуришься? Не веришь, что ты
  демон? Смотри.
   Этот придурок в чёрном, подошёл к моему шару и, произнеся какую то
  абракадабру, прижал к нему ладонь. Мурашки пробижали по моей коже, и я остался
  голым, как будто только родился. Хотя нет, вру. Сенс остался на глазах, но так
  слился со мной, что я его даже не заметил, пока не вспомнил о нём.
   Моя одежда оказалась у дядьки в руке и он, достав, будто из воздуха, кинжал.
  Ловко поддел им манжеты моей рубашки и выковырял мой личный кредитный чип. Там
  было около миллиона, но это его не заинтересовало. Чип, это квадратик со
  сторонами в один сантиметр и толщиной меньше волоса. Сверху на нём виднелся
  символ банка, но мужика он, опять же, не заинтересовал. А на дугой стороне был
  символ торговой Лиги, 3*4, тройка и четвёрка, разделённые звездой.
   Хочешь, спросил дядька, расскажу, почему мы считаем этот символ знаком
  демонов? Раньше, пока вас первым делом не стали лишать голоса, вы всё время об
  этом спрашивали. Слушай.
   * И были предки наши велики и могучи, счастливо жили они на нашей общей
  прародине, и был первый золотой век. Но пришли с запада первые демоны, и он
  закончился.
   Затем построили наши предки могучие летающие корабли, и вышел первый человек в
  космос, и стали люди летать меж звёзд. Пришёл новый золотой век изобилия. Но
  пришли новые демоны и развязали они первую Межзвёздную войну, сея раздоры и
  хаос. И закончился второй золотой век. И родился великий человек, объединил он
  вокруг себя людей желающих жить в мире, и был третий золотой век. Но пришли
  новые демоны, прошёл и он. Но не все дети великого Петра погибли. Построили они
  тысячу крепостей, рядом с новыми звёздами, и хотели зажить счастливо, но демоны
  не оставили их и здесь.
   Отправили они флот кораблей-убийц, со знаками демонов на бортах, решив
  взорвать звезду Средоточия. И встали у них на пути предки наши. И была Великая
  битва. Но один корабль демонов прорвался к звезде и метнул в неё свой знак. И
  сорвалось с привязи время. И были тёмные века. И не было связи между планетами.
  По крупицам доставалось нам новое знание.
   Неохотно делилась им наша Большая Сфера. Многие погибли, многие превратились в
  чудовищ. Так от первых необученных магов, случайно изменивших себя, повели свой
  род драконы, эльфы, гномы и тролли. Драконы захватили ближайшие к центру сферы и
  никого из людей или других рас туда не пускают.
   Кстати, мудрое решение. Дай кое-кому из моих коллег силу средоточия, они
  такого натворят! Вот так и живём. Драконы иногда вдыхают в миры близ новых звёзд
  жизнь, иногда убивают жизнь на старых мирах. Кому понять драконов кроме них
  самих? Вот так и живём уже триста веков. Воюем помаленьку, ждём нового золотого
  века. Ибо было сказано в одном старинном пророчестве - *Когда король гномов и
  две драконы коснуться одновременно средоточия, начнётся золотой век*. Что
  удивительно. Гномы существа достаточно жадные и сварливые. А короля, которого
  слушались бы старейшины кланов, у них не было ни разу. Вот так, демон.
   Ты мой приз. Без твоей свежей крови яйцо дракона боролось бы со мной лет
  десять. Теперь же я буду присутствовать при рождении дракона, он будет считать
  меня своим родителем. Остальной твоей кровью я напитаю некоторые свои амулеты.
  Сейчас у меня пятая ступень силы, но дет, как минимум, четвёртая. Мне откроются
  новые возможности...
   И этот вампир опять дотронулся до стенки моего шара. На моём плече, мгновенно,
  надулась большая шишка. Затем она лопнула, оставив на своём месте шрам, а
  сгусток моей крови полетел, сквозь свечение, в руку этого мужика. Дальнейших его
  действий я не понял. Он летал по пещере, что-то двигал, смешивал какие-то
  жидкости в колбах. На моих глазах он оживил две статуи, оказавшимися живыми
  людей. Он скачал из них всю кровь, оставив высохшие мумии, и смешал с каплей
  моей крови. Всё это продолжалось несколько часов. Затем он утомился и полетел
  спать, попросив меня не скучать без него. Я же, пытаясь заснуть, изредка ловил у
  себя в голове не свои мысли. Как будто я не я. Прикидывал, например, что бы я
  сделал, если, вдруг, прозрачная стена вокруг меня, вдруг исчезнет и я смогу
  двигаться.
   Левой рукой блокирую его кинжал, правой захватываю его гортань и вырываю её.
  Мне почему-то казалось, что я, человек сугубо мирный, могу и знаю, как это
  проделать. Но когда я стал глубже исследовать эти умения, они воспротивились.
  Как будто бы кто-то внутри меня стал торговаться. Он говорил, вспомни всё, что
  знаешь о прошлом Земли. Решив, что этот, по крайней мере, не требует мою кровь,
  я начал вспоминать.
   Мамонты, первые люди, фараоны, древние греки, римляне, рыцари, пушки, атомная
  бомба, первый полёт в космос, антигравитация. Тут поток моих воспоминаний был
  прерван вопросом. Что было сразу после полёта в космос? Тут уж я приуныл. Мой
  дед, тот, что библиотекарь, лишь однажды в виртуальности провёл со мной урок на
  эту тему. Он почти изгладился из памяти, о чём я и сообщил неизвестному. Тот в
  ответ объяснил мне методику сосредоточения и, попросив не сопротивляться, ввёл
  меня в транс.
   Кусок памяти всплыл из глубин. 1961 год. Первый человек в космосе - гражданин
  СССР. Дальше, попросил голос, по истории этой страны. 1991 год. Развал страны на
  части. Подробнее, последовал приказ. 1980 год. Беспорядки в сателлите СССР -
  Польше. 1984 год. Смерть, после продолжительной болезни, правителя СССР
  Андропова. Следующий Генсек старика Черненко. Борьба Романова с Горбачёвым.
  Горбачёв у власти. Разгосударствление и сепаратизм, растаскивание госимущества в
  руки партократии. Рост цен. Падение режима и развал страны. Дальше - Российская
  федерация, самый большой осколок Союза. Тот же сценарий с 1993 по 2009 годы.
  Падение производства, износ основных фондов, вымирание населения.
   2009 год. Мятеж армии. Большая резня. К власти приходит генерал Салтыков и
  коронуется. 2015 год. Земский собор подтверждает легитимность самовольной
  коронации. Всё, дальше не надо, ответил голос. Буду думать, держи обещанное. В
  меня хлынули потоком данные о болевых точках человека. Самбо, древняя система
  борьбы. Система Кадочникова. Умение обращаться с ножом и стрелять. Искусство
  оставаться незамеченным. Искусство нравиться людям. Искусство пить не пьянея.
  Построение агентурных сетей. Много других специфических умений. Кто бы ни был
  мой внутренний голос, кроме боевой подготовки, от него мне было мало что нужно.
  Хуже было другое, обездвижиность.
   Даже сенс на глазах отказывался реагировать на мысленные команды. Наконец-то
  я уснул.
   Утром всё повторилось сначала, с небольшими вариациями. Порция моей крови и
  целый день радости для вампира. Пытается что-то сделать с яйцом. Даже явные
  неудачи его не огорчают. Он в хорошем настроении. Так прошёл день, затем ещё и
  ещё. Внутренний голос, подлец, и тот не появлялся.
   Три месяца, из обещанного мне полугода жизни, прошли. Чувствовал я себя
  отвратительно. Все руки покрыли шрамы. Но вот, у моего вампира что-то выходить.
  По ходу опытов мой мучитель много мне рассказывал. От него я узнал, что драконы
  с рождения до ста лет почти неразумны. И почти бесполезны. Кровь их бесполезна,
  магией почти не владеют, но и сами неподвластны любым видам магии. Единственная,
  но огромная польза, если маг умудряется умыкнуть на детских мирах не юного
  дракона для гладиаторских боёв, что тоже достаточно сложно, а драконье яйцо.
  Потом заставить дракончика вылупиться раньше времени и стать первым увиденным им
  существом. Такой маг на двадцать лет приобретает иммунитет к воздействию магии,
  как и у маленьких дракончиков. Взрослые драконы его теряют, но сами к тому
  времени могут защитить себя магией. Да и дракончик предан этому магу и считает
  его матерью.
   Причём если сам человек магию почти никогда не применял, защита действует
  даже на косвенную магию. То есть если над таким человеком магически поднять
  камень и отпустить, тот пролетит мимо.
   Маг добродушно ещё раз напомнил, что после вылупления малыша он меня осушит на
  амулеты.
   Я был уже в полной панике и, не знаю, как, но всё же докричался до
  внутреннего голоса. Тот, спросонья, велел мне не шуметь, но, разобравшись,
  задумался. Спросил, что у меня есть при себе. Я ответил мозги и сенс, который не
  работает. Голос спросил, а почему не работает?
   Похоже, внутренний источник питания сдох. Я как-то в детстве использовал сенс
  как антиграв, и хватило ровно на десять секунд полёта, затем энергия кончилась.
   Голос задумался, затем огорошил идеей. Этот маг хочет зарядить какие-то свои
  источники твоей кровью. Прокуси губу и плюнь кровью на сенс, дальше думай, что
  сможешь сделать с его помощью. И опять исчез.
   Это был уже реальный план. Я проделал все предложенные действия, только вместо
  губы прокусил язык. И мир заиграл новыми красками. Многие предметы и живые
  статуи зажглись разноцветными огнями. Но ярче всех пульсировало красным цветом
  драконье яйцо. Потянувшись нему, изо всех сил, я, на миг, пробил, в силовом
  щите, окружавшем меня, маленькое отверстие.
   Это усилие опять сожрало всю энергию из сенса. Молекулярная плёнка сенса, на
  моих глазах, опять стала прозрачной, и мир моей тюрьмы вернул себе прежние
  краски безысходности.
   И наступило новое утро, и появился торжествующий маг. Наступал, видимо,
  решающий момент, раз сегодня он оделся во всё белое.
   Он вошёл на платформу рядом с яйцом, сделал жест, и от всего остального
  пространства пещеры нас отгородило непрозрачное поле. Затем сделал такой же жест
  в сторону моего шара, и он стал непрозрачным. Терять было нечего, поэтому в сенс
  полетела вторая порция крови. Видно стало, как через слегка мутное стекло.
   После часа магических усилий в скорлупе появилась первая трещина, затем ещё
  одна. Когда показалась голова дракона, и маленькие глазки зелёного чудовища
  стали раскрываться, я опять прокусил язык и, ударив сенсом по моему силовому
  полю, плюнул в прозрачное поле дракона. Поле возле дракончика я не пробил, но
  первый взгляд малыш бросил в мою сторону. Он повернул голову влево, на вспышку
  от встречи моего плевка и силового поля. Наши взгляды на миг встретились. На
  меня уставились, в общем, счёте, две пары глаз. Зелёные, с красными крапинками
  зрачков, глаза ящерицы и чёрные, горящие безумием, человека в белом.
   Я представил на месте дракона своего пса и скомандовал *фас*. Маленький
  тиранозаврик меня не подвёл. Он прыгнул в сторону мага, когда тот на миг
  задержался, убирая поле вокруг платформы, намереваясь взмыть ввысь. Вцепившись
  когтями в ногу, дракончик, под акомпанимент воплей вампира, проворно добрался до
  горла. Пространство дернулось, и я оказался на свободе. Мой сенс опять
  заработал. Маг явно сдох. Это, с одной стороны, было очень хорошо. Но с другой,
  вокруг начался настоящий бедлам.
   Все заколдованные статуи сначала ожили, некоторые стали тут же рвать друг
  друга на части. Затем как будто кто-то выключил антигравы вокруг стеллажей и всё
  начало падать. Артефакты, сталкиваясь, друг с другом, начали взрываться. В этой
  быстро набирающей обороты вакханалии я заметил кое-что знакомое. С десяток
  световых жгутов, как на палубе звездолёта, возникли около платформы и потянулись
  к ближайшим целым артефактам. Схватив под мышку довольно урчащего дракончика, я,
  плюнув кровью на ладонь, схватился за самую слабую из нитей.
  
  
   Андроповские сны Глава 5
  
   Территория Союза Советских Социалистических Республик.
   Земля. Москва.
   08.1980
  
  
   Сон был интересным.* Сначала в поле зрения появился глубокий ров, не
  пропасть, нет, просто ров. Обращала на себя внимание группа драконов с одного
  конца рва - они были разных цветов. В середине расположился хорошо мне исполин -
  белый дракон.
   С другой стороны, в дымке на заднем плане, шеренгой стояли драконы. И лишь
  один размерами с белого, стоял около рва. Всё его тело было покрыто жирными
  полосами ядовито-зелёного цвета.
   Один небольшой дракон, из группы окружавшей белого, неосторожно подошёл
  слишком близко к разделительному рву. Полосатый, мгновенно оказавшись напротив,
  дыхнул в его сторону вспышкой зелёного пламени. Сначала, казалось, что это не
  принесло тому вреда. Атакованный сам был удивлён таким поворотом дел, хлопая
  большими глазами. Но вдруг его правая передняя лапа наотмашь ударила левую.
  Затем в нос. Дракон опешил, и пока он не перехватил левой лапой правую, она
  успела всласть измордовать своего хозяина. Последовала борьба, и она всё-таки
  ухитрилась вырваться, выпустила когти и беспрестанно стала наносить телу
  болезненные раны. В конце концов, левой лапой дракон нанёс в правую несколько
  могучих ударов.
   Но дело было сделано. Цвет дракона остался прежним. Но, как и у других
  драконов стоящих шеренгой в дымке по другую сторону рва, его тело покрыли слабые
  зелёные полосы.
   Проснувшись, я, первым делом, обдумал сновидение. Новый полосатик, это скорей
  всего Польша. На работе одной из моих тем были страны соцлагеря, точнее их элита
  и её возможные связи с янки. Это на основе обобщённых разведданных первого
  управления. Наша рабочая группа в составе трёх человек последние три недели
  занималась именно этим. Да данные совпадали. Это Польша.
   Меня так же удивил белый дракон. Он просто наблюдал за схваткой, глядел
  излишне уверенно, не пытаясь вмешаться. Но я увидел и то, чего со своей высоты,
  он мог и не заметить, бодаясь взглядом с полосатым монстром. По земле от
  лупившего себя дракона, на миг, побежали зелёные нити к другим окружающим
  белого, да и к нему самому. Именно это пугало меня до смерти.
   Ситуацию в Польше я знал, но всё-таки не досконально. В этом направлении
  работал один из моей группы, Виктор Смыслов. Короче я, поговорив с женой,
  сослался на срочную работу и отправился в Москву. Она лететь обратно, на зло мне
  отказалась, решив остаться на последнюю неделю отпуска.
   Прибыв 25 июня в столицу, я, на следующее утро, явился на работу. Мне были в
  рады. Все были завалены работой по макушку, а тут ещё лето. Так что у одного из
  моих коллег появилась возможность уехать в отпуск пораньше.
   Смыслов, с радостью поменял свою Польшу на мой Вьетнам, благо жёсткого
  закрепления участка работы за каждым не было. Наоборот, Виктор был рад, пшеки
  его достали своей непредсказуемостью. Собственно этой ночью я с работы не
  уходил, сослался на срочное дело и попросил разрешения остаться здесь, в
  Ясенево. Моя печень чувствовала, что выстрел зелёного пламени должен случиться
  скоро. И, наконец, к утру, сделал правдоподобный доклад. Роль искры в нём играло
  предполагаемое изменение в Польше цен на мясо 1 июля. Ясно, что в сторону
  увеличения. Конечно это не первое повышение, и возможность социального взрыва,
  казалась, мягко говоря, натянутой, но самой реальной в ближайшие дни.
   В обед я с докладом был у Шефа. Надо сказать, что, если известен результат,
  любые факты под него подгонять легче. Мой начальник читал его внимательно. В
  конце доклада я дал рекомендации. Физическое устранение, лучше нашими силами,
  главарей *Солидарности*. В конце я на словах выразил надежду, что мой доклад
  пойдёт сразу на самый верх, минуя Крючкова. Я, положив руку на папку, сказал,
  что чую, в этом случае дело серьёзно. Как и в случае с зондеркомандовцем. Шеф
  нахмурил брови и сказал, идите.
   Видимо, на следующее утро, он всё же доложил Андропову мои выводы. Ибо
  второго числа нас вызвали к нему на совещание. Среди присутствующих я был самым
  младшим по званию. Обсуждали новости из Польши. Массовые забастовки. Самые
  сильные в городе Люблине. Более 50000 человек. Как я понял по репликам
  окружающих, мой доклад изучали. Мне предоставили слово, попросив предоставить,
  что- либо новое. Просьбы начальства надо удовлетворять, я начал говорить.
  Считаю, что невмешательство в данный, инспирированный Америкой, конфликт покажет
  нашу слабость. Они уважают только силу и, если мы не вмешаемся немедленно,
  события скоро выйдут из-под контроля. После чисто экономических, следующие
  требования будут политическими. Не в коем случае не уступать бастующим,
  физически устранить хотя бы сто главных фигурантов *Солидарности*. Обрисовал
  перспективы падения Польши для всего Варшавского договора и для СССР.
   Мне, хоть и внимательно выслушали, очевидно, до конца не поверили. Но всё же
  мой первый доклад был составлен за пять дней до начала событий и пока сбывался.
  Но поверить мне в долгосрочной перспективе они пока не могли.
   В общем, в этом вопросе, я столкнулся с полным непониманием и недоверием. Но
  с этого времени в группе я больше не работал. Я, пока временно, стал
  замначальника нашего аналитического отдела по Польше. Каждый день я докладывал
  Шефу, а, раз в неделю, лично Андропову. В управлении у меня появилась кличка
  Троянский Ястреб. Кто придумал, не знаю. Спасибо хоть кассандрой не обозвали. А,
  тем временем, положение в Польше всё ухудшалось. Сон сбывался, не смотря на все
  мои старания, и, к началу августа, меня стало трясти от страха. Я прямо чуял на
  своей коже зелёные нити.
   В один из вечеров я спросил себя, что я могу сделать непосредственно Сам. Да
  я знал, кто у нас в Управлении отвечает за агентов, а ля Джеймс Бонд. Но слушать
  меня он явно не будет. Скорей всего меня самого же и пристрелят как опасного
  сумасшедшего. Руководство Польши 11 июля замирилось со стачкомом, но это было
  шаткое перемирие. Оно в любой момент могло рухнуть.
   Мне нужен был личный агент вроде Бонда. Но у меня, его не было. Не было лично
  преданного мне убийцы. Лично преданного? Из всех моих информаторов некоторые не
  входили в штат. Некоторые работали за совесть некоторые за страх. Среди
  последних, был один необычный тип. Москвич. Пилот аэрофлота. Родители живут в
  Иркутске. Если сказать прямо маньяк. Почему я его не посадил? Он мне полезен. И
  ему, как и мне, не нравятся цыгане. Но, надо признать, он не любил их более
  активно.
   Что они ему сделали, он так и не признался. Расскажу о том, как он попал ко
  мне на крючок. Дело было так. Полезный осведомитель позвонил мне утром в
  субботу. Некий тип снял дачу на лето, и вроде похож на одного товарища, чьё фото
  я раздал всем своим информаторам. Как я уже сказал, был выходной, но я решил
  плюнуть на это, использовать свое личное время и понаблюдать за дачей. Я не
  прогадал. Он приехал на машине, это был явно не мой клиент, но вёл себя нервно.
  Я решил остаться. Он пробыл на даче часа три, затем уехал. Я щёлкнул пару
  снимков и, немного выждав, зашёл, вскрыв хлипкий замок, во двор дачи, благо
  собаки не было. А соседские, те, что брехали из-за высокого забора, меня не
  интересовали. По свежим следам я быстро нашёл недавно копаную землю. Лопата была
  во дворе и я, не торопясь, извлёк тело цыганёнка, лет десяти, с сильной
  гематомой в области живота. Я всё это заснял и решил дождаться фигуранта - по
  словам информатора, последние три дня он регулярно ночевал на даче. Вечером,
  когда он заявился, я ждал его.
   Взял его на болевой, привязал к стулу, показав свои корочки, сунул под нос
  магнитофон, и попросил чистосердечно признаться. Он потух, и через некоторое
  время стал колоться. Оказывается, этот цыганёнок был у него уже третьим. Нет, он
  их не насиловал, он просто забивал их досмерти. После того как я выспросил
  подробности этих убийств, спросил, чем тебя так достали цыгане. На сей вопрос,
  он отвечать отказался, как я не нажимал.
   По профессии оказался пилотом, не из плохих. Кассету с его признаниями я ему
  прокрутил, затем объяснил расклад. Мне, говорю, твои шалости пофигу, но они были
  на моей территории. С этого момента ты являешься моим личным информатором.
  Добровольно принудительным. Шалости прекратить. Мужик, подумав над предложением,
  согласился. Вся информация о нём оседала в моём домашнем сейфе, наверх я об этом
  так и не доложил. Сведения, полученные мной, от этого примерного семьянина,
  помогли посадить на крючок несколько высокопоставленных деятелей в Иркутском
  Аэропорту
   Короче, сейчас он был, возможно, единственной кандидатурой, под него я и
  разработал план. Когда, второго августа, он прилетел в Москву, я поставил ему
  ультиматум. То, что я от него требовал, не было обычным преступлением, это было
  массовым убийством. По пришедшим из Польши сведениям, наиболее вероятное
  продолжение стачки было возможно в Гданьске, на судоверфях. Об этом
  свидетельствовал одтом информаторе одинн из кротов Комитета в *Солидарности*. На
  верфи должны были прибыть главные фигуранты оппозиции.
   В общем, я его уломал, ведь в случае отказа все документы на него оказывались
  в органах. Но мне пришлось подписать некое соглашение. Там я открытым текстом
  обрисовывал все мои действия. Не упоминая о бывших преступлениях лётчика. Он же
  обязывался предпринять некое действие. С помощью самолёта. Коленкоровскую папку
  с моими признаниями я торжественно вручил ему. Устно я дал ему обязательства
  помогать его жене и детям. Четыреста рублей в месяц. Эту бумагу он спрячет
  отдельно, но её, в отличие от других, передадут его жене месяца через три.
   Договор со мной он подписал, можно сказать кровью. Он, по своим каналам,
  достанет путёвку на курорт в Польше, хоть это сейчас и не просто. Сядет на
  самолёт, как турист, но в конце полёта возьмёт управление на себя. План был
  довольно сложен и, надо признать, я пошёл на него от отчаяния и из-за недостатка
  времени. Сейчас от меня требовалось достать усыпляющий газ. Три дня подряд я,
  возвращаясь из Ясенево, ужинал, целовал жену, и пропадал на всю ночь,
  отговариваясь служебной необходимостью. Жена, ясное дело, мало верила и была в
  бешенстве. Но необходимое я добыл. Даже без единого труппа.
   Николай, так звали пилота, взял билеты на 15-е число. Всё шло по плану. В тот
  день, в 15-00, я доложил шефу обстановку. В 18-15 я, вместе со всеми, ехал из
  Ясенево в Москву. Поужинал, поцеловал угрюмую жену, затем отправился на заранее
  снятую квартиру.
   Переоделся и слегка поменял внешность. Сначала отправился к ближайшей
  пожарной станции. За квартал от неё, в глухом тупичке, располагался телефонный
  щит. Я слегка отвинтил нужную клемму. Телефонной связи со станцией не было. Пора
  повидать логово маньяка.
   Была в нашем договоре с Колей одна хитрость. В коленкоровой папке был
  передатчик, правда очень маломощный, да и маленькой японской батарейки от
  электронных часов хватит всего на пару недель. Была у меня мыслишка, что прятать
  папку он будет очень близко от своей квартиры. Она полностью подтвердилась,
  когда пеленгатор запищал возле двери, расположенной на этаж выше. Открыл мне
  дверь седой старик с военной выправкой. Я показал корочки, и он меня впустил. На
  мой вопрос, один ли он дома, ответил положительно. Левой рукой я пережал ему
  кадык и точными ударами по нервным узлам обездвижил, затем уложил на диван и
  накрыл лицо подушкой. По усилению писка пеленгатора нашёл папку. Все бумаги были
  на месте. Уничтожив все следы моего пребывания в данном жилище, я отправился на
  квартиру Николая.
   Дальше мне рассказывать не хочется. Всё же до сегодняшнего дня я убивал лишь
  дважды, в порядке самообороны. А тут целая семья. Видимо Коля о чём-то
  предупредил жену. Инсценировка чуть было с самого начала не рухнула. Слава тебе
  господи, она сначала впустила меня в прихожую, а затем поглядела на мои корочки,
  рванулась от меня прочь, собираясь закричать.
   Я всё же успел схватить её за горло и пережать сонную артерию. Опустив
  полумёртвую женщину на пол кухни, я открыл вентили газовой плиты. Дети мирно
  спали. В прихожей я опустил телефонный аппарат на пол, предварительно сняв с
  него нижнюю часть и закоротив пару проводков. Взял со столика в прихожей ключ от
  квартиры, вышел и закрыл дверь.
   Сердце отбивало марофонную дистанцию, когда я, стараясь идти как можно
  медленнее, отошёл на пять кварталов и, войдя в телефонную будку, позвонил. Эхо
  донесло до меня громкий хлопок. Теперь всё зависело от Николая, не передумает
  ли.
   На следующий день меня вызвал к себе шеф и дал на ознакомление свежую
  информацию. Ужасные новости. Самолёт аэрофлота врезался в здание Гданьской
  Судоверфи имени Ленина. В списке погибших я, намётанным глазом, сразу выделил
  два имени из фигурантов высшего звена. Богдан Борусевич и Лех Валенса.
  
   http://zhurnal.lib.ru/z/zhorow_a_a/andropowskiesnyglawa5.shtml
  
  
   Андроповские сны Глава 6
  
  
   Третья галактика.
   Закрытая Сфера.
   4623.
  
   Мы с дракончиком свалились, с высоты человеческого роста, в холодную воду.
  Мягко коснулся дна ногами, оттолкнулся, понёсся к дневному свету, но, вынырнув,
  ощутил, мягко говоря, некоторую неловкость.
   Во-первых, от десятков направленных на нас стрел, а во вторых, от
  молоденького парнишки в свободной коричневой одежде, вышивка золотом на которой
  поразительно напоминала о недавно почившем маге. Правда, люди, которые в нас
  целились, пока, вроде бы, стрелять не собирались. Они явно нас опасались.
   Юный маг делал, в сторону моей торчащей из воды головы, какие-то пассы.
  Ситуация разрешилась неожиданно. Дракончик, которому надоело болтаться у меня
  под мышкой, вынырнул, увидел мага. На моей родине есть рыба-ракета, так вот
  дракончик плавал быстрее её раза в два. Он вылетел из прибоя, а затем прыгнул на
  непонравившегося ему юнца, но тот оказался быстрее. Он взлетел метров на десять
  вверх.
   Когда я, наконец, выбрался на берег, лучники меня не расстреляли, а
  организованно отступили метров на тридцать. Я огляделся вокруг, мы находились в
  какой-то песчаной бухте. Справа, невдалеке, я разглядел десятки небольших
  деревянных судёнышек, возле берега. Вот с той стороны к нервничающим лучникам и
  бежала подмога.
   Так, что я, от греха подальше, схватил за хвост Черныша, именно так я про
  себя назвал дракончика, и оттащил его от висящего над землёй мага. Тот медленно
  опустился и, еле волоча ноги, отступил за спины лучников.
   Немая сцена продолжалась до тех пор, пока не прибыло подкрепление. И два мага
  постарше. Один из них, одетый в синее, был человеком, а второй, в красных
  одеждах, был широкоплечим коротышкой, чуть выше моего пояса, с убелённой
  сединами бородой.
   Трое магов стали о чём-то жарко спорить. Коротышка закончил спор, стукнув
  кулаком о ладонь, и бесстрашно отправился ко мне. Черныш, наконец, то прекратил
  попытки освободится, и с явным любопытством разглядывал подошедшего.
   Тот, приблизившись, что-то скал. Я, пожав плечами, ответил, мол, извини
  приятель, но я тебя не понимаю. Странно, но мне казалось, что покойный маг
  хорошо владел интерлингвом, а этот чего ж? Коротышка сделал пас в мою сторону и
  опять что-то протарахтел.
   Увидев на моём лице непонимание, задумался. Потом улыбнулся, жестами попросил
  меня что-либо сказать. Ну, я и спел ему шлягер прошлого года. Он выслушал, а на
  последнем слове песни взмахнул рукой перед своим лицом. И сказал на хорошем
  интерлингве - Приветствую Дракономастера. Я задал уместный с моей стороны вопрос
  - Кого?
   Вы, молодой человек - Дракономастер. Рядом с вами юный дракон и на вас не
  действует магия, ни прямо, ни косвенно. Мы это проверили. Рискну предположить,
  что дракончик только что родился и первым увидел вас. Я так понимаю, вы были в
  Чёрном замке пленником?
   Да уж, сказал я, не гостем я у него был, это точно. Скорее донором. Моей
  кровью он за три месяца разбил драконью скорлупу. Сказав это, я чуть не прикусил
  себе язык. Сейчас этот коротышка заорёт на меня демон, демон. С закономерно
  печальным концом моей истории. Я легонько хлопнул Черныша по острому головному
  гребню и, выступившей кровью, смочил сенс. Это на несколько секунд отвлекло меня
  от гнома, но он, слава богу, и не думал нападать. Лишь внимательно наблюдал за
  моими действиями.
   - Так он всё же на свою голову принял участие в последней Большой охоте? Ведь
  это вы его убили?
   - Нет, ответил я, указывая на дракона, это Черныш его покусал.
   - Вот видите, вам тем более нечего опасаться. Во-первых, я сам лишь маг земли
  двенадцатой ступени. Мой коллега - равный мне морской маг. Наш юный остолоп,
  заарканивший вас на поисковое заклятие, недавно закончил учёбу и получил
  пятнадцатую ступень. Сообразительный юноша, его ведь посадили в сторонке
  понаблюдать, не вмешается в планы нашей экспедиции самый сильный маг нашего мира
  - Интол. А он, как увидел снятую защиту и ореол смерти хозяина над замком, сразу
  полез артефакты заимствовать. Но молодец, хоть охрану не поленился кликнуть. Так
  вот, позволь рассказать тебе о нашей ситуации. Тебе вообще уже много известно?
   - Да уж, тюремщик мне попался болтливый.
   - Так вот, сам я из гномов. Мы вообще к демонам хорошо относимся, ну не
  расисты мы! Щетаем от самого демона зависит многое. А вообще мы, трое магов из
  города Гильбадора, который находится на побережье к югу отсюда в пятидесяти
  километрах. На наш город надвигается сильный враг, многие, у кого есть
  возможность, стараются убежать.
   Ты знаешь что-либо о драконах? Они могут строить новые миры, а могут убивать
  старые. Так вот, когда, по их мнению, мир стареет, они его обновляют, уничтожая
  всю жизнь на нём. Через пятьсот лет этот мир будет обновлён. Были признаки. Год
  назад, в течение минуты, на поверхности океана работали вихри силы. Они, как
  гигантский водоворот, мгновенно втягивали в себя всё живое.
   А день назад мы втроём провели сеанс узнавания, правда, нашей силы хватило
  всего на сотню километров окрест. Но нам повезло. Через три часа, где-то в этой
  бухте откроются одни из двенадцати врат. Сначала образуется свечение, а через
  полчаса откроется воронка. В новом мире откроются сразу дюжина дюжин врат из
  дюжины Обречённых миров, включая наш. Из двенадцати миров туда хлынут поселенцы.
  Мир этот совсем новый, вылепленный чуть более года назад. Так что для многих это
  шанс. Ни смотри на этих лучников, ни кто из них не выстрелит. Нам тут рядом с
  караваном поселенцев ни хватало убить Дракономастера при живом драконе.
   А нам дракон не помешает. Говорят, в путешествии они приносят удачу. Ведь
  каждый из кораблей может быть выброшен в любой из 144 проходов. Лишний маг
  нашему роду не помешает. У нас, гномов, всего два корабля, а я один. Люди же
  драконов опасаются сильнее, чем верят в их удачу.
   Так что если хочешь, можешь спокойно уйти. Но можешь плыть с нами. Я вижу у
  тебя на глазах какой-то чрезвычайно мощный артефакт. Чем ты его заряжаешь? Своей
  кровью? Мощнейшая аура, по ней я легко найду тебя на любой точке нового мира.
  Так что скажешь?
   Я задумался. Здесь никого, кроме этого гнома не знаю. Есть хочу дико. Это в
  минус.
   А в плюсе? Видимо, теперь недосягаем для магии. У меня ручной дракон.
  Благодаря внутреннему голосу, знаю, как убить человека тысячью и одним способом.
  
   -Что я приобретаю от сделки? Спросил я. Тут уж задумался гном, не зная точно
  что, сможет меня заинтересовать.
   -Я предлагаю тебе власть. Первое время желательно прислушиваться к мнению
  других. С тобой поедет мой внук. Способный юноша, жалко без таланта в магии. Но
  моряк хороший.
   Он махнул рукой и, в просвет между воинами, давно уже опустившими луки, но
  окончательно их не убирая, показался гном помоложе. Борода ещё не седая,
  кольчуга, на поясе дюжина метательных ножей, крест накрест за спиной две
  короткие кривые сабли. Представился этот крепыш гулким басом, протягивая для
  пожатия руку, Брок.
   Власть, это хорошо, подумал я. Если дадут власть, значит, я им действительно
  нужен. Но всё же уточнил, если род снова встретится, кто будет главным? Гномий
  маг, подумав, ответил, что будет два клана, один Брока, мальчик давно заслужил,
  другой его. А подчиняться оба малых клана будут мне.
   -И закончим споры, если ты согласен, говори да, нам уже пора на корабль. Я
  согласился с гномом, и как он и советовал, поспешил за ним. Дракончик следовал
  за мной своим ходом, яростно шипя на расступающихся воинов.
   Мы приблизились к спущенным на воду шлюпкам. Здесь царила суета, и на нас
  мало обращали внимания. Вот показались две шлюпки с маленькими крепышами на
  вёслах. Дед с внуком обнялись на прощание. Наша шлюпка подошла к одной из галер,
  которая была немного ниже остальных. На ней была так же одна мачта, но сейчас
  парус был убран. Все мужчины гномы расселись по гребным скамьям. Брок стал возле
  рулевого весла, знаком показав мне на место рядом с ним. Вот уже на берегу ни
  осталось не души, а все корабли замерли в ожидании. Но вот с противоположной нам
  стороны строя зажёгся яркий свет и послышался звук, похожий на звон. Корабли по
  пояснению Брока, начали не раз отработанный за год тренировок манёвр. Они
  собрались вокруг свечения и замерли в ожидании. Все гребцы были напряжены, как
  сжатые пружины.
   И вот в центре круга, к которому были обращены головы удивительных животных,
  вырезанных на носовых брусьях галер, заплясал стремительный водоворот. Первый
  корабль, мгновенно набрав скорость, проплыл разделяющие их десять метров и
  исчез. За ним второй, третий, и так по кругу. Вот и наш корабль приблизился к
  заветной цели. Свечение над водоворотом уже стало затухать, но мы успели. Солнце
  над нами мигнуло и из ослепительно белого, стало оттенка свежего салата. Затем
  раздался чудовищный треск.
   Я опять оказался в воде. На этот раз она была немного потеплее. Рядом весело
  плескался мой дракончик, явно довольный новым купанием. Рядом со мной находились
  прибрежные скалы, наверное, в них корабль и врезался. Вокруг барахтались
  тяжеловооружённые гномы. Я, вспомнив свой мысленный приказ - Фас. Сосредоточился
  и отдал новое распоряжение. Дракончик стал аккуратно хватать мужчин за кольчуги,
  у гномих, в отличие от мужчин, оружия не было. Они принимали в спасении своих
  мужей посильное участие.
   На берегу посчитали потери. Погибших было пятеро. Осталось два десятка
  воинов, двадцать две гномы разных возрастов, пять стариков и трое малышей.
  Хорошо, что стояла довольно тёплая погода. Мы разложили костры из сушняка и
  улеглись спать, выставив часовых.
   Во сне со мной опять разговаривал тот, кого я называю внутренним голосом. Мы
  общались, как близкие друзья. Я рассказал ему о последних событиях. Тот
  порадовался за меня, сказал, что у него с момента последнего сеанса связи прошло
  полгода. Посоветовал побольше узнать, что может в новых условиях сенс, и не
  жалеть на это крови. По его просьбе я опять погрузился в мысленный транс. На
  этот раз он знал, что искать. Упоминание о шпионах и предателях, диссидентах и
  двурушниках, страны под названием СССР.
   Я неплохо знал теорию антигравитации, мог сам починить простейшие устройства.
  Знал принципы работы квантовых компьютеров. Голос задумался, но сказал - пока
  рано. И стал рыться с удвоенной энергией. Радостно вскрикнул при упоминании
  имени какого-то шпиона Гордиевского и, не попрощавшись, исчез. Больше мне ни что
  не мешало досматривать сны смертельно уставшего человека.
   Утром мы позавтракали немногими разносолами, выброшенными в бочёнках на
  берег. Дальше мы собрались на совет. Дракончику наша болтовня была нипочём и он,
  свернувшись калачиком, дрых, пока я выслушивал мнения Брока сотоварищи. Одна из
  гномих, знахарка, но очень слабая, так не достигшая даже пятнадцатой ступени,
  тем не менее, знала кое-что полезное. Она погрузила себя в магичесский сон и
  смогла на несколько мгновений завладеть глазами большой птицы, парящей высоко в
  небе. На северо-западе, достаточно недалеко, высились горы. К ним, изгибаясь,
  тянулась лента реки, которая впадала в залив к северу от нас.
   Все, между собой обсудив, гномы почтеннейше попросили моего согласия на
  переселение. Но сперва над телами погибших гномов был совершён обряд. Они были
  хорошими моряками и шахтёрами, но погибли в море. Поэтому по обычаю родного
  города их тела были сожжены, а прах, на небольших плотиках был отдан на волю
  волн.
   На следующий день, погрузив немногие спасённые вещи в волокуши, в одну из
  которых даже впрягли дракончика, мы двинулись к горам. Идти решили до реки, а
  затем, по её берегу до гор. Путешествие сие продлилось месяц. Природа вокруг
  была, если и не райской, то очень близкой к ней в моём понимании. Планета Класса
  АА, как сказали бы на моей родине. По рассказам гномов, драконы не стараются
  привнести в новый мир много хищных зверей. Точнее они считают другие расы,
  прибывающие через врата, как раз такими санитарами леса. Оказалось, если
  существует в новом мире достаточно большой кусок суши, а ещё лучше какой-нибудь
  континент, то на нём обязательно есть три зоны, где очень легко соорудить Замок.
  Замок, это, прежде всего место скопления природных сил, но не только. Это ещё и
  маяк при переходе. Если два мага в таких местах, находящихся на разных планетах
  договорятся, и произнесут это не слабое заклинание, то в километре от замка
  переход осуществляется с мизерным расходом магических сил, а то и
  самопроизвольно.
   И окажешься в симметричной точке относительно второго замка. Но такие случаи
  достаточно редки. Маги, выше десятой степени, ходят между мирами достаточно
  свободно, хотя и с большими энергозатратами. А замок построенный в такой точке,
  но без связи с двойником, даёт очень большие энергии для личных заклинаний.
  Типичный пример такого эгоизма, это предыдущий маг, которого прикончил Черныш.
   Ну вот, наконец, поход окончен. Гномы в восторге. Горы, рядом с родным
  Гарбольдом, по их словам, даже в подмётки не годились этому великолепию. Я им
  охотно верил.
   Следующий год для нас с дракончиком прошёл безоблачно. Маленькое чудовище
  оказалось ужасным сластёной. Когда я не звал его мысленно, оно носилось вокруг,
  выискивая какие-то местные красные ягоды, или выпрашивало их у гномов. Затем,
  наевшись, садилось и смешно облизывало, забрызганные сладким соком, лапы. Я же
  изучал возможности сенса. Боевых применений пока не нашёл, зато как сканер он
  работал прекрасно. Цветовые гаммы в толщах скал привели нас к серебряной жиле,
  чему гномы, всех возрастов, радовались, как дети.
   Я ни когда не думал, что коротышка с киркой может действовать не хуже
  горнопроходческой машины, чередуя удары и очень слабые, но действенные заклятия,
  передающиеся от отца к сыну.
   Однажды знахарка, совсем не старая гнома, муж её погиб в том кораблекрушении,
  которая скрашивала мои ночи, сказала, что чувствует, гном маг скоро будет здесь.
  Весь клан рудокопов пришёл в восторг, вместе со всеми радовался и Черныш. Надо
  сказать, его радость становилась несколько опасной для гномов, ведь за прошедший
  год он вымахал более чем вдвое, веся сейчас добрый центнер.
   И вот настал день, когда знахарка выкрикнула - Идут! Я, решив, что гостей,
  следует встречать при параде, велел всем надеть новые кольчуги, сделанные
  гномами из серебра, в металл и при закалке добавлялась моя кровь вперемешку с
  кровью дракона. Такими же были новые молоты и секиры. У женщин были небольшие
  луки, стрелы у которых имели наконечники из серебра. Мы поспешили, по указанию
  гномы, на берег реки, покрытой утренним туманом.
   Меня стала одолевать тревога. Ну не нравился мне этот туман и всё тут. И вот,
  наконец, выскользнул совсем рядом с нами знакомый нос корабля. В воду стали
  прыгать родичи, но радостных лиц мы не увидели. Все они то и дело оборачивались
  назад, чего-то опасаясь. Затем опустили носилки с раненым магом. Он слабым
  жестом подозвал меня к себе. Наклонившись, я услышал его слабый голос.
   -За нами идут три корабля. В тысяче миль к югу, на восточном берегу широкого
  пролива кто-то построил замок. И явно транспортный. Открыт переход. Заправляют
  там всем, по-видимому, какие-то пираты. На преследующих нас судах экипаж
  разношёрстный. Тролли и люди. И даже орки - потомки тролля и человеческой самки,
  потомства сами иметь не могут - поэтому злобны сверх всякой меры. Так вот на
  кораблях этих есть пара магов-орков.
   Шёпот его, по мере рассказа, всё слабел, и знахарка, оттолкнув меня, поспешно
  велела тащить его в главную родовую пещеру. Мы только успели принести
  дополнительные доспехи и оружие и раздать их, как внезапно показались
  преследователи. Из редеющего тумана выскочило три хищных носа, и с их бортов в
  воду стали прыгать вооружённые люди и гиганты-тролли, в рогатых шлемах. На
  уговоры сдаться времени никто не оставил. И я, в очередной раз подпитав сенс,
  поднял серебряную секиру, с которой Брок научил меня сносно обращаться за
  последний год, кинулся на врага.
   Не наобум кинулся, надо сказать. В течение года я раздумывал над этим и
  понял, что надо нападать на людей, чьё оружие сильнее всего фонит магически. На
  мне была очень лёгкая кольчуга, я был быстр и мои молодецкие, но простые по
  исполнению удары, раз за разом находили тела врагов, а их магическое оружие, как
  будто случайно, подводило хозяев. То ломалось, то выскальзывало из рук, то
  ударялось по свом. Моя же секира резала металл и кость, словно масло.
   А рядом дрались не такие везучие, но намного более опытные крепыши-гномы, к
  тому же и оружием и амуницией, превосходя соперника. Противник окончательно
  дрогнул, когда я прыгнул в сторону одного из магов, не смотря на его камлания, и
  разрубил его пополам. Надо сказать и Черныш принимал посильное участие в
  веселье. Нападал на троллей. Не один гигант, с порванными сухожильями, падал к
  ногам гномов.
   У меня от всего боя осталась лишь пара царапин. Гномы из прибывших метнули в
  суда какие-то горшки. Два из трёх прибывших кораблей загорелись. Поспешно
  отступая, на третий начали забираться оставшиеся налётчики, осыпаемые градом
  стрел опомнившихся гномих. Последний же корабль не загорелся, потому, что на его
  борту был маг. Они уходили.
   И тут Черныш, заметив на корме отходящего драккара, мага-орка, одетого в
  расшитый золотом наряд, вспомнив старое, поплыл за кораблём. Прозвучала команда,
  и с уходящего судна скинули сеть. Как мне потом объяснили гномы, сеть была из
  усов какого-то редкого кита-гиганта. Очень прочную. Черныш здоровый лоб, но ещё
  глупый. Во-первых, даже знахарка не может ещё достучатся до его разума и
  определить на все сто дракончик это будет или дракона. А других, наружных так
  сказать, признаков до десяти лет не будет.
   В общем, и я тоже, раззява, не окликнул моего птенчика, и его заарканили. И
  увезли, оставив самого высокого из победителей на берегу, где ему только и
  осталось, что громко материться на интерлингве, русском и старогномьем наречье.
  
  
  
  
   Андроповские сны Глава 7
  
   Территория Союза Советских Социалистических Республик.
   Земля. Москва.
   1980
  
  
  
  
  
   Мою жизнь в августе и сентябре хорошо характеризует одно слово - аврал. Мне
  всё-таки дико повезло. Николай выполнил программу полёта на все сто, хотя
  последние десять минут отклонение самолёта от курса и молчание в эфире вызвали
  подозрение, что, самолёт захвачен угонщиками. Его на всякий случай взяли на
  прицел, но не стали принимать других мер, дожидаясь директив из Москвы.
   Ни кто не догадался, что за штурвалом был именно он. Грешили на командира
  экипажа. Но всё же взрыв газа в его доме наделал шороху, к счастью, дело с его
  расследованием застопорилось, улик, что это не утечка не нашли. Смерть соседа,
  тем более списали на пожар, возникший после. Я, по-видимому, был вне подозрений,
  мои рекомендации были всё больше востребованы.
   До меня дошли по внутреннему телеграфу слухи, что руководство опять в полном
  объёме стало воссоздавать отдел *В*. То есть к моим словам о массовых силовых
  акциях прислушиваются. Подчиняться он будет ПГУ, но задействован будет только по
  приказу Андропова и ЦК. Так же что-то новое, вроде планировалось в будущем,
  создавалось на базе пограничного спецназа, на границе с Афганистаном.
   Интенсивно события развивались и в Польше. После гибели, в результате падения
  аэробуса, 3700 человек в стране, ясное дело, объявили трёхдневный траур. К
  последующим событиям, каюсь, приложил руку. Основные тезисы были мои.
   Когда меня вызвали в кабинет и показали список, с именами Борусевича и
  Валенсы, я, якобы осененный идеей, прямо на совещании набросал план мероприятий,
  который разрабатывал в течение двух недель. Польское руководство сейчас в
  панике. Желательно Андропову лично им позвонить и настоятельно посоветовать,
  после обязательного трёхдневного траура, временно, на полгода в связи с
  чрезвычайной ситуацией, передать власть преданному Москве польскому генералу.
   Основные фигуранты оппозиции выбиты, запугивать остальных почти не надо.
  Просто вывести их всех в район Якутии и выделить по паре гектаров тайги в личную
  собственность. План, правда, с большими доработками, был принят. Правда, генерал
  Ярузельсский стал всего лишь вторым лицом в Государстве, но с огромными
  полномочиями.
   Мои намётки по созданию при нём Технического Комитета Связи были учтены.
  Отдел ТКС был создан отдельно от остальных. Возглавил его полковник Любимов.
  Основная задача - поддерживание бесперебойным обменом информацией между
  Ярузельским и Андроповым.
   Получилось достаточно неплохо. Генерал Ярузельский хорошо понимал, кому
  обязан карьерным взлётом, полностью сосредоточился на выполнении генеральной
  линии, не пробуя плевать в колодец, из которого пил. ТКС сразу же показал себя с
  лучшей стороны, его отделы были созданы в Венгрии и Чехословакии. А в солнечную
  Якутию десять закрытых составов повезли первые 2500 добровольцев. Эти польские
  труженики ехали обживать просторы русского севера. Некоторых, особо опасных,
  тихо не довозили. ЦК был рад, Брежнев был рад. Второй Афганистан был сейчас
  никому не нужен.
   У нас с женой наступило очередное перемирие, был даже небольшой скандал,
  теперь уже по моей инициативе. Надо сказать, что на мужчин её внешность
  действует достаточно сильно, а если мы в компании и за столом её кто-то в упор
  не замечает, тому приходиться на себе испытывать остроту её язычка.
   Моя давняя драка, благодаря которой я со свистом вылетел из столицы, была с
  одним из заинтересовавшихся кавалеров. После моего внезапного отъезда из
  санатория, она, видимо сочла себя обиженной, и гульнула налево. Это стало мне
  ясно из моих осторожных расспросов сына и некоторым репликам людей науки, и не
  прекращал встречаться и в Москве. Наш брак, как ни странно, не дал трещины. Мы
  достаточно крепко ценили друг в друге хорошее и лучше чем раньше представляли
  наши плохие стороны.
   Вот наступили первые числа октября, и мне приснился очередной сон. В нём я
  по-дружески общался с продавцом астероидов, который попал в непростую для себя
  ситуацию. С большой долей вероятности я мог утверждать, что он из далёкого
  будущего.
   Мы с ним договорились менять мои навыки на его воспоминания. Его память
  оказалась почти бездонной, я с большим трудом в ней ориентировался, всё
  порывался разложить по полочкам, и кое-что мне удалось. Я наткнулся на бомбу под
  КГБ. Была она большого калибра и, прервав приятное общение, вернулся к себе.
  Надо же, Гордиевский, оказывается, шпион. Это почти так же плохо, если бы им был
  сам Крючков. Тот конечно дилетант в некоторых вопросах и окружил себя
  подхалимами, но родину оптом не продаёт. А если Гордиевский кряква, то ....
   Очень, очень много информации может быть доступно тому, кто пишет официальную
  историю ПГУ. Филби ещё в 1978 предсказал, что в управлении завёлся очень
  информированный стукач, но Крючков, идиот, не посчитал нужным прошерстить в это
  время свою епархию. Ну да, кто такой Филби, разведчик с мировым именем, и кто
  такой Крючков, друг и соратник самого Андропова. Он скоро эти слова вытатуирует
  на своей заднице - друг и соратник. Идиот.
   Но кого сдал кряква, я могу на вскидку назвать. Все агенты глубокого
  внедрения более пяти лет стажа, подчинённые напрямую ПГУ теперь под подозрением.
  Верить информации от них уж точно нельзя. Вот, например, сейчас десятки агентов
  из этой когорты поют о превентивном ударе США по СССР. Раз Гордиевский кряква,
  то всё это сплошная деза янки.
   Следующие три дня я, достаточно деликатно, собирал информацию о Гордиевском и
  думал, как его вывести на чистую воду. Андропов врятли посчитает доказательством
  то, что мне это недавно приснилось. В выходные я следил за ним, находясь на
  очень большой дистанции. В следующую субботу, когда он отправился гулять в парк
  с женой, мне повезло. Я засёк как он делает закладку тайника. Проследил за тем,
  кто вечером достал эту закладку, до английского посольства.
   Большего мне было не надо, и я решил преступить. В воскресенье я сделал шаг,
  который мог завести меня наверх, но мог и благополучно сбросить с горки. Я
  позвонил Олегу Калугину и договорился с ним о встрече. Надо бы рассказать об
  этом человеке. Профессионал, но сильный карьерист, он с 73-го по 80-й занимал
  пост начальника Управления внешней контрразведки. Работал в должности хорошо, но
  Андропов ждал от него большего и, воспользовавшись скандальной историей, в
  которой был замешан Калугин, его понизили и перевели в Ленинград. Слабостью его
  было то, что он не мог не пропустить не одной юбки.
   Тот же скандал начался с того, что один из диссидентов снял сцену в Сауне на
  кинокамеру, и плёнка, в конце концов, дошла до Андропова. Но было у него и одно
  преимущество. В области раскрытия шпионов он был авторитетом. Меня же ценили,
  как талантливого аналитика. Да и связи в столице у него были побольше моих. Хоть
  он и работал сейчас заместителем начальника по Ленинградской области, жена
  дочери у него жили в Москве. И он почти на каждые выходные ездил к ним.
   Да сведения из будущего о будущем нашей страны оптимизма не вызывали, но я
  уже доказал себе - то, что происходит во сне можно изменить. Вот и с Калугиным
  так. Меня абсолютно неинтересовало, является ли он сам, как ходили упорные слухи
  в Управлении, шпионом. Сдать другого агента, чтобы самому подняться опять наверх
  он, явно, не откажется. Да и если сведения из будущего точны, Гордиевский явно
  наделал большего шороху, чтобы остаться в памяти потомков.
   Короче позвонил я жене Олега Константиновича. Она взяла трубку и после
  недолгих уговоров передала всё-таки трубку мужу. У меня было время подумать, чем
  его можно заинтересовать сразу и безоговорочно. Я и сказал ему, что не
  сомневаюсь в его честности, что тот способ, которым его официально
  дискредитировали. Мол, агент Кук, сам, скорей всего, агент ЦРУ. После десяти
  минут разговора попросил его о личной встрече. Калугин пригласил меня к себе в
  полдень.
   Мы встретились и поговорили. Я захватил с собой бутылку домашней настойки на
  кедровых орехах и, вскоре, был у него. Объяснил я ему ситуацию так. Мол, я
  исходил из того, что Филби в 1978-ом, был прав. Те выводы, что он привёл в своём
  отчёте, после провала нашего агента в Хельсинки, это правда. Крот в управлении
  действительно есть. Я сказал, что многие думают, что это Вы. Но я так не думаю.
   Я предположил, что крот в достаточно низком звании, но очень хорошо
  информированный. Перебрав несколько кандидатур, выбрал Гордиевского. Пишет
  историю ПГУ и знает о нём больше, чем наш спортсмен Крючков, который уделяет
  экспандеру больше времени, чем работе. И стал я за ним аккуратно следить.
  Гордиевский не подвёл моих ожиданий.
   Короче я рассказал о результатах слежки. Показал фото - вот Гордиевский с
  женой идут по парку возле большого дуба, вот из-за этого дуба выходит мужчина.
  Вот тот же мужчина входит в английское посольство.
   Калугин задумался. Глаза его загорелись, он спросил, правильно ли меня понял.
  Я ответил, да. Я бы хотел, что бы мы представили это дело, как совместную
  разработку. Если дело выгорит, он может занять прежнюю должность, а мне тоже
  есть, о чём попросить руководство в случае успеха. Олег попросил неделю на
  обдумывание, но я пояснил, что сведения попадут на стол Андропову и Крючкову в
  любом случае во вторник. Эти сведения, мол, слишком важны. А вдруг со мной
  произойдёт несчастный случай?
   Олег Данилович хитро посмотрел на меня и по-Ленински, иронически картавя,
  произнес - Так вам батенька не по размеру стали плащ и кинжал, поменять хотите
  на большее.
   На что я ответил, подражая голосу Кобы Джугашвили - А ви как думаете, товарищ
  Калугин? Мы расхохотались, поняв, что встретились два предусмотрительных
  человек, которые могут пригодиться друг другу.
   Я позвонил своей жене и предупредил, что задержусь по делу и, в ответ на её
  недоверчивое фырканье, передал трубку Олегу. Он вежливо поздоровался, назвал
  себя, успокоил мою благоверную. Затем положил трубку и назвал меня
  подкаблучником. До трёх часов ночи мы просидели, разрабатывая роли в завтрашнем
  спектакле. Затем короткий сон до семи утра.
   В Ясенево мы отправились на его машине. С проходной я позвонил моему
  начальнику и попросил временный пропуск для человека, имеющего важнейшую
  информацию. Двоих своих высокопоставленных друзей Калугин попросил приехать,
  воспользовавшись телефоном в моём кабинете. Затем он продиктовал мне номер для
  внутреннего телефона, который знали лишь избранные. Позвонив по нему, я услышал
  недовольный голос Юрия Владимировича. Ему я представился и объяснил, что телефон
  его мне дал Олег Калугин, который находится сейчас рядом со мной.
  Проинформировал его кратко о нашей информации.
   Попросил его о встрече сегодня в двенадцать в кабинете Крючкова в ПГУ. После
  небольшой паузы, получил согласие.
   Когда наступил полдень, в кабинете начальника Первого Управления КГБ сидело
  несколько человек. Лица Андропова и Крючкова не предвещали ничего хорошего для
  молодых выскочек, нарушивших их планы на сегодняшний день. Я, встав, обрисовал
  ситуацию. Попросил Крючкова пригласить в кабинет Гордиевского. Тот, дождавшись
  подтверждающего кивка Андропова, отдал распоряжение по телефону, чтобы охрана
  привела Гордиевского.
   Вот уже шпион, внешне спокойно, сидит в одном из кресел, а Калугин передаёт
  по кругу фотографии. Двое молчаливых плечистых сотрудника подпирали кресло
  Гордиевского. Андропов поверил сразу. Хотя Калугину он доверял мало, но тот семь
  лет ловил для него шпионов. Мои доклады он тоже ценил. Крючков поверил то же, но
  он яростней всех сопротивлялся. Это была его епархия и, если крот настоящий, то
  это ударит по нему таким рикошетом, что мало не покажется.
   Когда Гордиевского вели к выходу мимо меня, я не отказал себе в удовольствии
  и прошептал - Лейла. Чтобы первые часы в камере эта сволочь мысленно
  представляла проданную им родину, и мысли о ней всё время заслонялись образом
  его жены Лейлы.
  
  
   Андроповские сны Глава 8
  
  
   Третья галактика.
   Закрытая Сфера.
   4623.
  
  
   Три месяца, прошедшие после похищения Черныша, я провёл в трудах праведных.
  То бишь готовился его спасать.
   У меня никогда не было детей, но были десять собак, семнадцать кошек и пять
  страусов. К некоторым из них я привязался очень сильно, но к Чернышу я
  привязался, как к ребёнку. Каждую ночь эта уродливая мордочка приходила в мои
  сны.
   И с утра я готовился ещё упорнее. Гномий маг, его имя, кстати, было Броковс,
  но все в клане звали его Кеон, то есть старейший. Вновь объединившийся клан стал
  носить имя - Броковские. Как только Кеон смог говорить, а это случилось через
  неделю, он выслушал мой рассказ о последних событиях, затем позвал внука, и они
  вместе принесли мне присягу от лица клана. Клялись кровью. Но от ответной клятвы
  я воздержался, объяснив старейшему, что намерен любыми способами вернуть
  дракончика. И попросил Кеона помочь мне в этом деле советом, так как вне
  гномьего рода я в местных реалиях разбирался ещё слабо. Он попросил время на
  обдумывание.
   На следующий день Кеон выглядел всё таким же бледным, но знахарка уверяла,
  что ему лучше. Хитрый старый гном придумал способ. По его словам, когда он был
  ещё учеником, в библиотеке его наставника, среди старых книг, было описание
  одной битвы.
   На большом остове был замок, работающий как портал. Он являлся предметом
  спора. И вот, когда воины и маги одной стороны уже праздновали победу, последний
  маг-защитник произнёс хитрое заклятие. Оно было огромной силы, и выпило его без
  остатка. Но было оно столь искусно сплетено, что оборвало один из концов
  перехода. Всё это происходило в одном из новых миров, оборванный конец
  переместился на сотню миль в сторону. В книге приводилось подробное описания
  этого заклятия для самоубийц.
   Короче, гном используя мою кровь, почти целый литр, перенести крайнюю точку
  портала сюда. Клан выиграет - переход можно установить в одной из почти
  неприступных лощин в скалах и полностью контролировать даже малыми силами. В
  оборванной точке, да и в оставшейся на месте на другом конце, погибнет всё
  живое, за исключением драконов и дракономастеров. Кеон, кстати, тоже погибнет.
  Но я буду рядом с ним, верну дракончика и останусь предводителем клана. Это, по
  его мнению, перекрывало всё. Тут уже попросил время на раздумье я.
   Отошёл подальше, запитал сенс и попробовал на его вычислителе прикинуть
  возможность реализовать план Кеона. Пока я, пригорюнившись, сидел на каменном
  выступе над рекой, недалече на берег вышел зверь. Крупное травоядное, но с парой
  рогов, которыми могло, при случае, отбиться от хищника. Но, иногда, не
  брезговало и рыбой. Вот и сейчас животное вошло на мелководье. Резкое, почти
  неуловимое, движение сдвоенными рогами, и первая рыба бьётся на берегу. Резкий
  прыжок на берег, сильный удар копытом по рыбе. Затем еда. И так раза три подряд.
  
   На третий раз я понял, зачем он ловил только по одной, и зачем каждый раз
  добивал рыбу. Через сенс я увидел, что эта рыбка тоже может вырабатывать
  небольшой магический заряд. Вся её магия заключается в том, что если она
  окажется на суше, но очень близко от воды, она создаёт маленькую волну и
  спасается. И вот, непроизвольно я как бы вытянул руку и коснулся рыбы в этот
  момент.
   Рыбка вложила в вырвавшееся заклятие половину своей жизненной энергии, но в
  этот момент я её коснулся. Рыба замерла, и тут же получила копытом по голове, а
  на дисплее моего сенса, в правом нижнем углу, появилась новая папка. Я открыл её
  и наткнулся на маленький значок рыбы. Я схватил его и мысленно бросил в реку,
  как в корзину для мусора. Копыта рогатого зверя накрыла волна, унося его уже
  полусъеденный завтрак.
   Я немедленно побежал к знахарке. Несколько раз просил произнести простейшее
  огненное заклинание, как для разжигания костра. Касался её в момент
  произнесения, заносил в папку, и уже сам зажигал огонь. Весь остаток дня я
  провёл в подобных экспериментах.
   Наступило утро, и я продемонстрировал новую способность Кеону. Он удивился, и
  это ещё мягко сказано. Как правило, такой способностью обладали только
  неодушевлённые предметы - артефакты. В них хранилось одно заклятие, и при его
  использовании артефакт разрушался.
   У живых он такого таланта припомнить не мог. Даже драконы, насколько он знал,
  этим талантом не обладали. После этого мы пересмотрели планы, и вот уже в
  течение трёх месяцев он, по частям, вкладывает в меня это заклинание, для
  которого сцеживает по сто грамм моей крови за раз.
   Вместе со мной готовятся к путешествию трое гномов. Все они имели подготовку
  воинов. Но в Гальборде двое из них занимались тем, что любыми путями добывали
  нужную для клана информацию. Третий был торговцем. Все трое кое-что понимали в
  магии, но конечно поменьше знахарки.
   Ещё одним открывшимся полезным свойством было то, что я могу теперь буквально
  выпивать артефакты. Заклятие из папки, которое произнёс загодя Кеон,
  одновременно дотрагиваюсь пальцем, с выступившей на нём капелькой моей крови. А
  если я удаляю артефакт в мусорную корзину сенс подпитывается энергией, правда,
  совсем чуть-чуть, здешнии заклинания намного слабее моей крови. Таких одинаковых
  маленьких заклинаний для артефактов маг настрогал мне с тысячу, ему это было
  легко, за счёт моей крови. Короче, я теперь хорошо усвоил, за что в этом мире
  ценятся демоны.
   Было решено, что корабль высадит нас четверых километров за двести до замка,
  а дальше мы пойдём на своих двоих. К нашему отъезду маг не вышел, он опять слёг,
  так как накануне перетрудился, загружая в мой сенс все известные ему заклинания.
  Да и у меня выдалась бессонная ночь, ведь попутно он объяснял мне принципы
  работы и назначения многих заклинаний. А самое главное мы вдвоём всё-таки
  настроили сенс на распознавание выпитых артефактов, конечно очень
  приблизительно, на уровне - тот плюётся водой, а тот огнём.
   В путь нас провожали молчаливо таявшие в прибрежном тумане фигурки гномов.
  Опять туман! Ну, будем надеяться, на этот раз он пошлёт нам удачу.
   Время на корабле промелькнуло незаметно. Я вдоволь насмотрелся на прибрежный
  морской пейзаж. Эх, если бы здесь отели понастроить, стал бы я миллиардером!
  Мечты!
   Высадились в полночь, воизбежании, как говориться. Проверили магическую
  маскировку, попрыгали, и в путь. Двигались по ночам. Уж таких магов, которые
  могут с сотни километров подключиться к глазам птицы, у пиратов должно быть в
  избытке. Последние двадцать километров до цели прошли за три дня. Ползком.
  Разведчики своё дело знали крепко, три секрета мы обошли. Но, за пару сотен
  метров до круга, дело застопорилось. Старший из разведчиков приказал сидеть и
  ждать на опушке леса. Впереди опасность. И вот, через три часа, засекли недалеко
  от себя возвращение одного из секретов. Эльф, тролль и трое людей, тихо вышли из
  леса, в полукилометре от нас. Огляделись, затем прошли вперёд метров пятьдесят.
  Эльф достал амулет и, держа его на вытянутой руке, пошёл вперёд.
   Сенс сработал почти на пределе своих возможностей, воруя заклинание. Амулет
  оказался разряжен, а удивлённо хлопающий глазами остроухий превратился в
  пронзительно визжащий факел. Из последних сил он бросился к своим соратникам,
  но, сделав пару шагов, упал, судорожно дёрнулся и затих. Те не рискнули подойти
  к товарищу, наоборот, медленно пятились к лесу. В нашу сторону никто не смотрел.
  Магом в этой группе, видимо, был эльф, а остальные решили, что он напортачил с
  артефактом.
   Короче они тихо удалились, посовещались, затем трое из них двинулись по
  периметру защиты, видимо на противоположную сторону, где находился основной
  вход. Один остался охранять тело. Времени оставалось мало, и я спросил у
  старшего из разведчиков, сможет ли тот снять часового. Тот молча кивнул, и они с
  учеником скользнули в сторону стража. Через несколько минут фигура часового
  вдруг дёрнулась и осела, затем рядом с ней из высокой травы поднялся гном и
  махнул нам рукой.
   Подойдя, я увидел на том месте, где лежала головешка, недавно бывшая эльфом,
  по земле извивалась еле заметная тропинка. Я аккуратно переступил через тело,
  подойдя вплотную к тому месту, где рассыпался в прах его амулет. Я выбросил
  вперёд руку, одновременно мысленно коснулся папки *последнее заклинание*.
  Тропинка стала видна отчётливее, и мы побежали.
   Я бежал впереди. Теперь, когда здесь временно не действовал охранный
  периметр, я увидел, что тропинка огибает не только магические ловушки, но и
  обыкновенные волчьи ямы. Так, что умереть мог даже я с моей магической
  неуязвимостью. Повезло. Мы добежали до конца тропинки, которая упиралась в
  невырубленный лес. Полосу препятствий видимо отчистили, а до остального руки не
  дошли.
   За насколько метров до деревьев раздался тревожный звон, видимо у нас не было
  какого-то пропуска, но ни кого пока не сожгли, ждали предъявления, наверное. Но
  это было уже не важно, браслет на моей руке слабо задрожал, значит, подарок
  Кеона почувствовал слабые токи замка. А большего нам было и не надо. Переход,
  хоть и с очень большими энергозатратами, был уже возможен. Я активировал
  заклинание.
   За секунду до этого гномы коснулись меня руками, а ещё раньше гном-торговец
  сбросил со спины вещмешок с единственным предметом, который он бережно нёс всю
  дорогу. Это был артефакт замедлитель, заряжённый сотней граммов моей крови.
  Мешок ещё летел к земле, а мы уже оказались в новом месте. Заклятие, затем еще
  одно, и трое крепышей-недомерков летят, как из пушки, в сторону открывшейся
  большой воды, моря или озера. Я резонно решил, что центр замка в противоположной
  стороне. Они успели пролететь периметр. Сзади меня нарастал бушующий свет. Вот
  он накрыл меня, распробовал на вкус, но признал несъедобным. Самую малость,
  метров на десять, не дотянулся до, как бы застывших в воздухе гномов.
   Затем послышался звук хлопка, и гномов зашвырнуло ещё дальше в воду, а я, с
  удивлением, обнаружил, что совершенно лыс. От волос по всему телу осталась
  труха. Когда, похожие на мокрых куриц, крепыши подошли ко мне, я всё ещё гладил
  себя по черепушке. Представлял, как бы меня восприняли в таком виде мои
  подружки. Хотя многим из них плевать, как я выгляжу, хоть в жабу превращусь,
  главное, чтобы кредитка была полная. Мы все, включая торговца, проверили своё
  оружие. Я приглашающе махнул рукой в сторону развалин замка.
   Приблизились быстро, не опасаясь ничего живого. В этот раз впереди шёл
  младший разведчик. Всё вокруг выглядело вымазанным в саже, я даже изредка бросал
  взгляды на яркую зелень за периметром взрыва. Всё-таки неприятно идти по
  братской могиле нескольких сотен или даже тысяч живых существ. Людей, троллей.
  Или даже орков. Ни то чтобы я жалел о содеянном, просто ощущал дискомфорт, это
  напоминало мне о том, что я тоже смертен. Один миг, и меня нет. Я превратился в
  пшик и чёрный пепел, по которому идёт более коварный и подлый соперник.
   Вот с таким грустным настроем я и приблизился к развалинам. Гномы, по одним
  им ведомым признакам, начали искать. Искали мы или Черныша, или артефакты. То,
  что на противоположной стороне нет дракона, я почувствовал, поэтому мы
  действовали по запасному варианту. Но вся беда была в том, что и здесь
  поблизости я не чуял дракончика. Так что искали мы мощные артефакты, которые
  помогут нам в поисках Черныша. Те, которые делались магами не менее пятой
  степени силы, Все менее мощные должны были быть уничтожены стихией.
   Гномы обнаружили вход в подземелье, и я активировал пару заклинаний, так как
  его порядочно завалило. Ещё один огненный шар пришлось потратить на дверь.
  Спустившись вниз, мы поняли, что не ошиблись в выборе. Стандартный Замок, Кеон
  оказался прав. Местный люд оказался вместе ради наживы, и экспериментировать был
  не намерен. Мы прошли мимо сундуков и мешков, наполненных золотом и всякими
  украшениями. Ещё одна дверь, и ещё два больших огненных шара потрачено. Взору
  открывается комната десять на десять. На полу два пятна сажи, значит здесь была
  своя внутренняя стража.
   Торговец, радостно вскрикнув, кинулся в дальний угол, и с тал засовывать, в
  один освобождённый из-под золота мешков, какие-то бумаги из раскрытого сундука.
   Мы со старшим разведчиком, оставив младшего на верху сторожить, занялись
  артефактами. Двадцать пять артефактов я выпил за полчаса. Парочка была очень
  мощных, они загружались с трудом, примерно, так как поделенное на части куски
  заклинания порталов. Мы успели закончить вовремя.
   Торговец раздобыл ещё один мешок и, набив его бумагами, теперь покряхтывая,
  тащил оба мешка за собой, счастливо улыбаясь.
   Младший разведчик прибежал с сообщением, что большая группа чужих медленно
  пересекает периметр. Мы выбрались, когда до незваных гостей оставалось метров
  сто. Две сотни пиратов и один маг-человек. Это мне не понравилось, и я ударил по
  их задним рядам одним из только что выпитых мощных артефактов. Меня слегка
  качнуло, моих же соратников сбило с ног.
   Пиратам пришлось много хуже. Ближайший к нам десяток ещё как-то трепыхался,
  пытаясь встать. Задние ряды признаков жизни не подавали. Мы связали троих самых
  целых из них и мага. Остальных разведчики добили. Я приказал торговцу оставить
  баулы и принести из подземелья мешок золота. Нашёл в папке *лечебные* заклинание
  здорового сна и усыпил мага, троих пиратов наоборот привёл в чувство заклятием
  бодрости.
   Вежливо поздоровался со всеми тремя и спросил где мой дракончик? Наткнувшись
  на молчаливое непонимание, замешанное на ужасе, убил крайнего справа и повторил
  вопрос. Один из оставшихся, просветлев взглядом, быстро заговорил. Он,
  наконец-то, понял о каком дракончике идёт речь. Оказывается, у них здесь
  проводились драконьи бои. Троих закупили, а одного, моего, поймали.
   Надо пояснить, что у драконов на детских мирах существует своего рода
  естественный отбор. Туда могут попасть довольно сильные маги. И имеют право
  поохотится на молодых, которым более тридцати лет, дракончиков. И дракончики
  имеют такое же право на охоту. Короче драконы на человеческих магах натаскивают
  свою молодёжь. Проиграл дракончик, и его лишают силы, маг может забрать его или
  сделать из него пятиметровое чучело - для родителей он мёртв.
   Вот с такими монстрами да ещё владеющими остатками магии пришлось сражаться
  на арене моему Чернышу. И он вышел победителем. Из многих стран здешнего мира, а
  он хоть и молодой, но уже вторую сотню лет разменял, приезжали посмотреть на
  турнир гости. И платили за это бешеные деньги.
   А победителя продали вообще за рекордную сумму. Её выплатили в магических
  облигациях, которые как раз и оприходовал торговец. Больше у меня вопросов почти
  не было. Я спросил лишь направление, где находится та страна, правитель которой
  купил моего дракона. Получив ответ, как туда добраться, я развязал пиратов,
  отдал им золото, и когда они рванули от меня, запустил в них огненным шаром
  средних размеров. Я обещал золото за информацию, ни кто не упрекнёт меня, что я
  солгал. Отобрав у торговца его мешки, я вернул ему небольшую стопку, а основное
  отправил Кеону, нацарапав на одной из них ножом о своих дальнейших планах.
   Я остановился над мирно спящим магом и задумался. Времени было мало, а маг
  мог, что-либо знать полезное. Старший разведчик с беспокойством поглядывал на
  периметр. Плюнув, я уже почти отдал приказ добить балласт. Но потом, повинуясь
  наитию, наколол себе палец, капнул кровью ему на лоб и выпил его как артефакт,
  пустая оболочка осыпалась пеплом. На сенсе появилась новая папка и, как только
  будет привал, я дал себе слово в ней покопаться.
  
   Андроповские сны Глава 9
  
   Территория Союза Советских Социалистических Республик. Афганистан.
   Земля. Москва - Куфабское ущелье.
   1980-1981
  
  
  
   Казалось бы, всё прошло удачно. Мне поверили. Агента взяли. В ПГУ шорох
  стоит, все усиленно двигаются, на всякий случай ищут и у себя в отделах наседок
  забугорных.
   Через неделю новый скандал. Гордиевский, наконец-то, начал чистосердечно
  колоться - видимо начальству его молчание надоело, вот и убедили болезного. От
  него получили очень интересные сведения. Гордиевский ведь был английским
  агентом. Ну, Андропов ему жизнь пообещал, если он выдаст что-либо такое, что ему
  эту жизнь оправдает.
   Оказалось в блоке НАТО не всё так безоблачно, не доверяют до конца друг другу
  партнёры. Вот узнали англичане, что где-то в ПГУ у немцев есть агент, очень
  серьёзный, попросили они Гордиевского проверить кое какую информацию об одном
  парторге, конечно не сказав, что его подозревают. А через два года, в 1979, слух
  прошёл, что в отделе *Ф* возможно наседка, вот он дважды два и сложил. Парторга
  этого немцы повязали в загранкомандировке на гомосексуальной связи. И
  плодотворно доили его с 1974 года, пообещав после 10 лет работы безбедную жизнь
  у них.
   Докладывал этот сукин сын непосредственно в ЦК о деятельности финансовой
  разведки. И докладывал только то, что велели янки и фрицы.
   От меня, как от инициатора охоты на ведьм, все начали шарахаться. Большинство
  сотрудников считает, что пусть лучше наседкой объявят памятник неизвестному
  разведчику, который во дворе стоит. Только бы в их отделах никого не трогали.
  Крючок волком смотрит, и анонимки на меня в стол складывает. Он ведь у Ювелира в
  немилость впал, того и гляди, в город на Неве сошлют. Да и Калугина ЮВ пока не
  вернул. Вызвал официально из Ленинграда, но в Москве место так и не дали. Шпионы
  то, сколько лет при нём пахали. А он спокойно контразведкой руководил и по баням
  шастал.
   Через две недели после начала событий меня вызвали к Ювелиру. Андропов
  смотрел на меня вроде бы доброжелательно. Но было что-то в самом воздухе
  кабинета. Пахло неприятностями. Пять минут он слушал мой краткий доклад по
  Польше - эту обязанность с меня никто не снимал. Затем спросил, был ли я знаком
  с одним лётчиком, и протянул мне Фото Николая. Я, посмотрев на снимок, сказал -
  Никак нет. Он пояснил, что это один из пассажиров упавшего аэробуса.
   Больше он ничего не добавил на эту тему, но я понял, что лёгкие сомнения на
  мой счёт есть. Но видимо очень уж лёгкие, хвосты хорошо подчищены, да и не
  разговаривали бы со мной так, появись хоть одна серьёзная улика.
   Ю.В. кивнул чему-то своему, и спросил, что за папку я нервно тереблю в руках.
  Я достал из папки несколько листков и передал ему. Там были мои предложения по
  Афганистану о создании пограничной базы наоборот. Как известно наши пограничники
  иногда проникали на несколько километров вглубь афганской территории, чтобы
  превентивно громить отряды некоторых полевых командиров, которые пытались
  проникнуть непосредственно в Союз. Я предлагал создать на земле Афганистана близ
  нашей границы, как бы по просьбе их правительства, больницу для нуждающихся.
   Во-первых, бесплатное лечение поможет нам завоевать симпатии местных, во-
  вторых сам объект на самом деле будет нашим координационным центром для Сводных
  Боевых Отрядов *СБО* пограничного спецназа. Я пояснил так же, что эту больницу
  берусь организовать я сам и готов хоть сегодня отправиться на линию огня
  выполнять свой интернациональный долг. Прошу отправить меня на фронт, Юрий
  Владимирович.
   Взгляд Андропова, до этого бывший хмурым, потеплел. Он попросил продолжить. Я
  достал из моей зелёной папки ещё несколько листов. Вот здесь смета расходов, вот
  необходимые специалисты, всего сорок семь человек. Краткие характеристики на
  всех. Он углубился в чтение, затем вымолвил - Всё ясно, проверенные люди, но вот
  эту кандидатуру как понимать? В качестве кого вы предлагаете использовать этого
  диссидента Болотова? Это не он ли написал многотомный лечебник, но умудрился
  туда напихать два пуда антисоветчины?
   Да Юрий Владимирович, тот. Но на фронте он будет выполнять то, что у него
  лучше всего получается - лечить людей. К тому же его семья поедет с ним. Он
  очень нетрадиционный доктор, просто прикладывает руки к месту воспаления, и это
  помогает. Он продлевает жизнь даже раковым больным. Так же отмечено много
  случаев улучшения состояния при хронических болезнях почек, печени и других
  внутренних органов.
   Говоря это, я преданно смотрел в глаза Андропову. Я давал ему понять, что на
  наших раненных солдатах и афганцах могу отработать методику по правильному
  применению этого экстрасенса, а так же её задокументировать. Отточить этот
  хирургический инструмент, который может помочь самому главе Комитета. Очень уж
  упорные слухи ходили о его больных почках.
   Продолжил я так. Раз в два месяца я мог бы прилетать с одним или несколькими
  сотрудниками в Москву с отчётом о проделанной работе. Мы обсуждали мой доклад
  около часа. Следующая встреча была назначена на завтра. Опять состоялся
  конструктивный разбор полётов, но теперь уже с уточнением конкретных сроков.
  Дело было одобрено, дело завертелось.
   К концу месяца я получил генеральские лычки. Я стал пограничником,
  начальником госпиталя, объекта 10232 в системе КГБ. Правительство Афганистана,
  по просьбе Комитета, любезно выделило место под строительство на территории
  Куфабского ущелья. Я получил под своё начало, кроме затребованных спецов,
  пятьсот человек пограничников, миномёты, пять вертолётов и около сотни
  строителей. Жена осталась в столице и была, мягко говоря, очень недовольна.
   Ко мне так же приставили опытного заместителя - майора погранвойск, что бы по
  первости не наделал больших глупостей. Моим позывным в эфире стало *Врач*, его
  *Фельдшер*. Колесо закрутилось быстрее.
   Ко времени моего следующего Большого сна я так замотался, что даже не особо
  рвался слямзить из будущего какую либо важную информацию. Просто душевно
  поговорили с потомком. Он огорошил меня известием, что буквально выпил человека.
  Теперь не знает, что с этим магом делать. Обратно воплощать? Так энергии уйма
  уйдёт, к тому же тот потерял свободу воли, и сам не проживёт и года. А помочь
  конкретно мало, чем может, так как маг довольно слабый, но места в голове у
  нового хозяина занимает изрядно. Ну, я, с дуру, и попросил показать мне этого
  пленника. Потом произошло нечто. Маг этот и в мою буйную головушку скопировался.
  
   Когда я проснулся утром, ощущение чужого присутствия не исчезло. Вначале
  казалось, что полезной информации он не нёс, во всяком случае, ничего из его
  заклинаний здесь не работало, вроде. Но потом нашёл исправное, оказалось рабочим
  заклятие самовосстановления. Энергию берёшь у себя и перераспределяешь. Ради
  проверки уколол себе палец, прочитал заклинание. Через шесть часов не оказалось
  даже следа укола. Полезное, весьма полезное умение. Но на других лечить ничего
  не получалось.
   Надо подробнее рассказать о том целителе, которого я взял с собой. Болотов
  Борис Васильевич. Людей начал лечить с десяти лет. Потом местные органы
  запретили. Студентом начал опять. Лечит своеобразно, просто накладывает руки на
  голову пациента и говорит - Тебе хорошо. И срабатывает! Помог очень и очень
  многим. Но опять же, хочешь жить при власти, не надо на неё всё время плевать,
  ну не любит она этого.
   Когда его доставили на сборный пункт проекта в Москве, я взглянул на него и
  понял, что будут трудности. И действительно уговорам он не поддавался. Войну в
  Афганистане резко осуждал, смотрел на меня как на иуду. Но после недели притирки
  и расспросов я его купил. Он ведь физик по образованию, с Сахаровым работал, там
  и залетел, как говориться, на диссидентство. Работать по специальности -
  холодному ядерному синтезу, ему, мягко говоря, не давали. По его теории основой
  надо считать не воду *H2O*, а литиевую воду *Li2O*, которая располагается в
  нижних слоях земной коры. Тогда простая вода рассматривается как кислота.
   Короче, его теорию я почти уяснил. Понял так же, что оборудование для опытов
  ему нужно самое простое, ни каких синхрофазотронов, слава богу. Когда мы
  прикинули смету, получилось десять тысяч рублей. Тогда я попросил Бориса
  Васильевича замаскировать оборудование под медицинскую аппаратуру, пусть даже
  немного больше будет стоить. Посоветуйте где для вас найти пару ассистентов в
  помощь, но таких, чтобы в Афган с Вами поехали. Короче, сможете свободное от
  госпиталя время опыты ставить. Уломал я его, морковкой нужной перед носом
  покрутив.
   В январе 1981-го мы были на месте. И, как оказалось на месте, пятеро бойцов
  из *Вымпела* единственные, которых я взял как охрану, единственные из солдат,
  кто не плюётся у меня за спиной. Дело в том, что прошёл слух, будто я, чей то
  сынок и генерала мне дали, перепрыгнув через звания. И что боевым подразделением
  я никогда не командовал. Слухов было много, их явно кто-то распускал, скорей
  всего это был кто-то из руководства погранцов.
   Этот период продолжался достаточно недолго. Так как людей лечить не
  получалась, экспериментировал я на собаках. И повезло. Принял роды у одной
  сучки, с которой уже пару дней безуспешно экспериментировал, один из щенков
  поранил лапку. Попискивал жалобно. Вот на нём и сработало. В глаза его матери
  посмотрел, и заклинание произнёс на обоих. Быстро попросил ребят найти мне ещё
  таких сук на последнем месяце. Кинологов опять-же к ним. Короче, когда в феврале
  первое жильё появилось, местный полевой апач со товарищи решил нас прощупать. Мы
  к этому времени местных уже лечить начали. Кормили при больнице бесплатно.
   Некоторые родители были благодарны настолько, что вовремя стукнули, что
  возможно нападение. И примерное направление атаки указали. К этому времени три,
  из тех выводков кавказцев, с которыми я достаточно экспериментировал, подросли.
  Стал я их боль на расстоянии различать. Всех восемнадцати щенков. После
  предупреждения, в течение дня всем моим щенкам были установлены будки на горных
  тропах, сиречь линиях атаки, пристреляв предварительно эти места из миномётов.
  Через трое суток, ночью, душманы сняли моего щенка.
   У меня в голове дёрнулось так, будто после хорошего пропущенного удара на
  ринге. Очухался я через минуту, с кровати, которую с одной медсестрой делил,
  свалился. Рацию схватил, щёлкнул переключателем каналов и заорал минометчикам,
  чтобы срочно по третьей точке из всех стволов.
   Знатно получилось. Снаряды мы не экономили. Затем дали подсветку и утюжили из
  вертолётов. Нашли утром четверых еле живых и около сотни трупов, точно сразу
  сказать было сложновато, из-за большого количества фрагментов. Сестричка, ясное
  дело язычок подложила, не удержалась. Настроение у личного состава решительно
  изменилось. Командир, мол, ещё не провёл ни одной боевой операции. Все стройкой
  заняты, а сотня трупов врагов уже в зачёте подразделения уже есть. И ноль
  потерь. Короче, раньше призирали, а теперь в рот заглядывают, ждут приказа и
  вектора стрельбы. У солдат считается, что хороший командир тот, кто как можно
  реже груз 200 на большую землю отправляет. И плевать, чей он там сынок или чьи
  задницы лизал на пути к должности.
   А ко мне потоком стала стекаться информация. Я сделал правилом, что чем лучше
  информация, тем лучше лечение и питание. Слово там, десять здесь. Четырёх
  уцелевших душман, не смотря на запросы большой земли спасти, не удалось. Хотя
  мои охранники в одной из глубоких пещер спасали их целых четыре дня. Ребята
  звери. По части болевого воздействия на человека мне ещё учиться и учиться.
   Первые две операции наше УСБО провело против одиозных старейшин двух больших
  деревушек. Было точно известно, что они помогали одному из полевых командиров.
  Поступил я просто. Усадил в вертолёты всех их родичей и доставил на берег
  Куфаба. Посадили машины. Затем подняли одну, со старейшинами на борту. Сбросили
  их перед родичами. Вначале этого спектакля, ещё при вылете из деревни, я дал
  сыну одного из них нож и приказал сделать мне небольшой надрез на руке. Это было
  утром. Обратно, после показа нашего поселения, больницы, мы доставили всех живых
  домой. Вечером. На пороге его жилища я снял окровавленный бинт и дал ощупать
  афганцу свою ладонь.
   Затем указал ему на деревню и сказал, что он теперь главный. Если всё будет
  правильно, то будете хорошо жить и хорошо лечиться, если нет, то мёртвым врачи
  без надобности. Сделал правой, зажившей, ладонью жест, будто растираю что-то в
  порошок, раскрыл ладонь и сдул воображаемую труху. Затем улетел.
   В марте я впервые с Болотовым посетил Андропова. У нас к тому времени была
  выработана методика. Я не один десяток раз видел, как он лечил наложением рук. Я
  и сам во время сеанса прикасался к пациентам, и как бы пропускал через себя
  часть энергии, забирая частичку себе, а большую часть гнал целенаправленно на
  пострадавший орган. Получалось у нас лучше, чем, если он занимался один.
   В кабинете Андропов внимательно изучил доклад о случаях лечения и рассмотрел
  фотографии. Всё, что хоть боком относилось к его проблеме, было на первых
  страницах. В конце концов, он согласился с моей просьбой предоставить нам десять
  минут для показа методики. Снял пиджак, галстук и откинулся в кресле. Борис
  положил ему руки на виски, а я в район почек. Через десять минут мы удалились. В
  Москве мы задержались на три дня - для дополнительных докладов. Во время каждой
  встречи на полчаса Ювелир снимал пиджак, откидывался в кресле. Нам дали
  ознакомиться с медицинской картой больного, приезжал лично Чазов. Как выразился
  Болотов, случай невыносимо запущенный и мы лишь на время оттягиваем развязку. На
  что я возразил, что время это и день и несколько лет, понятие расплывчатое.
   Андропов лаконично ответил, что большего ему не надо. Договорились о
  повторении процедур через месяц, он даже предлагал остаться в Москве на это
  время. Я возразил, что методика нуждается в доработке, а его организму необходим
  отдых от сильного воздействия. Очень примечательно, что любые наши запросы, до
  определённого лимита, теперь получали зеленый свет. Я не стеснялся в запросах.
  Как говориться, дают - бери.
   Эмблема УСБО стала официальной, мой чин приобрел значимость. Нам
  переподчинялись новые подразделения, общая численность достигала 10000 человек.
  Сборные Боевые Отряды действовали теперь по всей приграничной полосе на глубину
  в сотню километров. Прибыло, наконец, заказанное Болотовым оборудование и он
  жадно набросился на опыты, забрав из лаборатории двух своих бывших студентов и
  изредка выкраивая время для сна. Наш городок посещался многочисленными
  афганцами, многие селились тут же за стенами. Для трёх сотен строителей из
  Союза, теперь работающих у нас, появилось достаточно помощников для черновой
  работы. За месяц мы провели две крупных зачистки. Погибло трое ребят. Уничтожено
  сто пятьдесят человек, душманы и их пособники. Взят полон. Наши десять
  тежелораненных все выжили и поправляться.
   Один из них получил очень сильные ожоги рук, даже наши совместные усилия мало
  помогали, началось гниение. Вернулись к народным средствам. Накладывали между
  сеансами на повреждённые конечности протухшее сырое мясо. Сначала говядину, но
  потом опытным путём установили, что человеческое подходит лучше. Благо пленных
  было много и, после допросов, всё шло в дело. Медицинский персонал особо не
  посвящался. Протухшая свинина и всё.
   В конце апреля мы были снова в Кремле. Три сеанса и заметное осветление лица
  главного чекиста страны. Перед отлётом состоялся серьёзный разговор. До Юрия
  Владимировича дошли слухи о моей быстрой регенерации. Я показал ему фокус с
  ранкой. Сказал, что это побочное явление моих открывшихся способностей
  экстрасенса. Поговорили на счёт Калугина. Он показал мне его полное досье. И
  спросил, стоит ли такого человека возвращать на прежнее место работы. И я
  полностью согласился с его мнением. Если человек ради карьеры топит собратьев,
  то его ещё можно понять, но если он тут же выгораживает своего друга из МИДа,
  явно работающего на янки, то....
   Короче, я согласился с текущей линией, что самое место товарища Калугина в
  заместителях начальника Ленинградского отдела.
   В редкие минуты отдыха, которые я выкраивал среди работы, я пытался понять
  людей, которые меня окружали. Что двигало ими? Чем, прежде всего, отличается
  воин пограничник от мирного обывателя. Помогал моим афганцам, чем мог. Выбивал
  фонды, сверх необходимого лимита. Часть через местных контрабандистов менял на
  товары из Индии и Китая, граничащих с моей зоной ответственности. Старался
  вникать во все проблемы. Нужна семье погранца квартира, пробивал этот вопрос,
  родился ребёнок, деньги в поощрение. Ввёл неофициальные боевые, налом.
  Родственникам троих погибших выделил по 25000 рублей.
   Наступил май. Мы с охраной опять вылетели в Москву. Андропов уже достаточно
  доверял мне, как своему лучшему врачу, хотя и наотрез отказывался что-либо
  смягчать в графике своей рабочей недели. Да и от стимулирующих колёс не
  собирался отказываться. Опять три сеанса и назад. Лучше гор могут быть только
  горы.
   Мои ребята полностью скинули с себя строительные робы, и занимались
  тренировками. Они постепенно превращались в прекрасно отточенный механизм. Зоны
  ответственности разных погранотрядов полностью слились под знамёна нашего
  Управления СБО. Один из моих вымпеловцев полностью посвятил себя разведке. К
  нему стекались все нити от наших добровольных и не очень информаторов. Знали мы
  теперь кто, куда, зачем и почём, даже догадывались о том, кто виноват и что
  делать. Мы стали всё больше брать на себя функции распространителей
  продовольствия. Помогали детям и старикам, стали строить небольшую ГЭС на
  Куфабе. Много электричества было необходимо как городку, так и Болотову. С его
  запросами во время проводимых им экспериментов уже с трудом справлялись четыре
  бензогенератора.
   И вот, наконец, я почувствовал предложение нового сна. Я отослал сестричку и
  провалился в новое сновидение, чтобы хоть на миг отрешиться от забот нашего
  суетного мира.
   Снова знакомый ров, слева белый дракон, справа полосатый. Мой взгляд
  удержался на белом. Он, безусловно, был хорош. Мощный. Всё его тело, будто было
  вылеплено из стальных мышечных канатов. Мощь, но......
   Отдельные чешуйки на его теле были не белые, а блеклые, бесцветные. На миг я
  увидел этого дракона таким, каким он, наверное, сам себя, представлял в мечтах.
  Чешуя отливает червонным золотом. Каждая чешуйка всё ещё плотно пригнана друг к
  другу, но это не мешает сверкать каждой из низ с особым, своим блеском. Мне
  вдруг страшно захотелось, чтобы сейчас дракон увидел то, что и я. Я ухватил
  мыслеобраз и швырнул его в глаза дракону.
   Белый вздрогнул. Оторвав взгляд от полосатого, он стал вдруг задумчив. Вокруг
  его головы на миг проступила алая корона. Он мощно выстрелил пламенем, но не в
  полосатого, который победно ухмылялся, уверенный в своей неуязвимости. Пламя
  было направленно в дракона за спиной полосатого. Он был довольно крупным, у него
  была одна характерная особенность - длинный нос. Да и зелённые полосы на его
  душе выглядели слабее. Его на миг охватило красное пламя.
   Зелёные нити лопнули и он, стремительно взмахнув крыльями, перелетел через
  ров. Вспыхнуло зелёное пламя, но разбилось о белую грудь, вовремя заслонившую
  перебежчика. Затем всё заволокло дымкой, и я проснулся.
  
   Андроповские сны Глава 10
  
  
   Третья галактика.
   Закрытая Сфера.
   4623.
  
  
   Нелегко признаваться, но сегодня, на седьмой день марша, я банально устал.
  Слишком высокий темп был нами взят. Гномы же выдохлись совсем. Наконец я сделал
  то, что нужно было сделать сразу - сделал трёхдневный привал. И начал усиленно
  думать.
   Меня подвело непонимание ситуации. Когда шесть дней назад я разобрал
  составляющие выпитого мной мага, то мне, на всякий случай, пришлось выкидывать
  его личность, его способность к самостоятельности. Беда была в том, что маг был
  хоть и тринадцатой ступени, но не местный, а наёмник-иномирянин. Он прослужил в
  здешнем крестовом морском клане год. Был он на хорошем счету, да и Клан его
  деньгами не обижал. С чего бы ему ни платить, ведь Кресты контролировали больше
  двухсот судов, два герцогства, десяток больших островов и, до недавнего времени,
  межмирный переход. Его они недавно отбили у троллей, которые бездарно качали из
  своего замка энергию. Сделать портал было нелёгким делом, но они справились.
   И теперь вот такая неудача. Но двести кораблей у него остались и теперь, так
  что я не рискнул искать корабль. Пешком идти решил до ближайшей горной гряды.
  Кол, это наш торговец, я называл его колей, уверял, что даже оставшихся
  облигаций хватит, чтобы местные гномы помогли советом и делом. Беда была в том,
  что даже ударным нашим темпом мы дойдём до гномов месяца через два. А это меня
  совсем не устраивало.
   В эту ночь мне приснился очерередной яркий сон. Мы разговаривали с предком.
  Он стал большим человеком в пограничных войск. Я попросил, в очередной раз, мне
  помочь. Он выслушал проблему, и тут я его немного огорошил. Переслал ему,
  совершенно произвольно, сознание мага. Необходимые знания я от него получил и
  скопировал отдельно, а всё остальное решил утром удалить, с этой мыслью и уснул.
  Хм, а ведь все его заклинания, как бы удвоились. Но, например, если я копирую у
  себя в голове артефакт, копия не работает. Так вот предок подсказал, где искать
  выход, и мы распрощались.
   Утром я начал перелопачивать сознание, а точнее сказать с помощью знаний
  мага, обработанных на сенсе, я смог точно выяснить, что же за артефакты нам
  попались. Почти все они были боевыми, но одно нашлось двойного назначения.
  Кинешь им в кого-либо, и он оказывается на высоте десяти километров над этим
  местом, если, конечно, у него защиты нет. Вот это заклинание мне и помогло.
   Ученик-разведчик владел в магическом плане только одним приёмом. При падении
  он мог на секунду отключить свой вес. Я подозвал его, и мы провели опыт.
  Передавая ему одно из заклинаний выпитого мной мага, я его немного усилил. Он
  подпрыгнул вверх и завис в верхней точке прыжка на десять секунд. Что и
  требовалось доказать. Дальше пошла подготовка к старту гнома-бэтмэна. Сначала
  убедился в действии ещё одного заклинания левитации - оно давало импульс в
  горизонтальной плоскости и позволяло менять направление. Я соорудил для гнома
  небольшой дельтаплан - рейками и крылом к нему послужили облигации. Как
  оказалось при произнесении одного простого заклинания, которое знал торговец,
  они становились прочнее камня и могли приклеиваться друг к другу. С таким
  снаряжением, с защитным заклинанием от холода, он должен был проделать весь
  необходимый путь. Если повезёт, то узнает настрой тамошних обитателей.
   Гном гному просто так ничего плохого не сделает, в отличие от людей или
  троллей. Нет, конечно, ренегатов-одиночек везде хватает, но против вменяемого
  одиночки клан ничего не предпримет. А здешний Клан гномов, по воспоминаниям
  мага, был большой. Около сотни тысяч. Многие местные правители на него зуб
  точили. Сеть тоннелей у Клана была выше всяких похвал. Вот ими мы бы и хотели
  воспользоваться. Ведь гномьи горы граничили со многими королевствами, среди их
  правителей был и тот тип, который купил Черныша.
   Гнома, на всякий случай, ещё и тепло одели перед запуском, и теперь он стал
  похож на колобок. Я сказал - поехали, и махнул рукой. Запуск прошёл нормально, а
  мы двинулись вперёд, по заранее оговоренному маршруту.
   Через три недели пути, в одном из условленных мест нас ждала небольшая
  повозка. Молчаливый гном-возница передал нам клочок бумаги с каракулями
  разведчика. Тот докладывал, что контакт установлен, всё хорошо, за исключением
  того, что при приземлении он сломал ногу. Местное начальство очень хочет
  поговорить и предложить сотрудничество. Клан оказался не просто гномьим.
  Внутренние долины занимали люди. Они платили гномам продуктами, пятую часть от
  урожая. В последние годы их численность возросла, гномы уже стали тревожиться,
  но если бы удалось переселить людей в привычные условия, например в предгорья
  клана Брока, то это бы решило многие проблемы. Тем более что среди них было с
  десяток тысяч хороших воинов, у нас бы это решило многие проблемы с возможными
  новыми пиратами.
   Короче, через месяц нашего появления в этом мире мы встретились с десятью
  бородачами. Нас привезли в чудесный домик в предгорьях, в небольшой, уютной
  долине. Рядом прекрасный сад, всё говорило о том, что здесь живёт именно
  человек. А вокруг дома рассыпались две сотни охраны, половина люди, половина
  гномы. Все были в сверкающих доспехах гномьей работы, в охранении так же было
  три мага. Короче говоря, демонстрация серьёзности намерений.
   Вот нас пригласили за стол, и мы отдали должное еде. Особенно вкусными
  оказались маленькие рыбки, поданные на золотом блюде. Вообще, странно было,
  здесь в горах и стол просто ломиться от рыбных блюд. Как оказалось, в этом и был
  самый шик - горы ведь напрямую с океаном не торговали, вот и драли с них
  втридорога. Но разведка у них была, дай бог каждому. Пригласили одного из магов.
  Он что-то произнес над кристаллом, сжал его, а затем положил на стол. Над камнем
  заклубилась дымка. Вот в ней стали проступать прутья решётки. Ба, да это же
  клетка, преогромная. Снаружи, в мягких креслах, рядами сидели господа и дамы в
  очень дорогой одежде.
   С одной стороны клетки-арены открылся вход и появился мой Черныш. Вид у него
  был угрюмый. Ухо, видно недавно оторванное, ещё только начинало регенерировать.
  Двухметровое тело выглядело мощным, но слегка помятым. На чешуе виднелись следы
  шрамов.
   Вот раздался гонг, и зрители взорвались аплодисментами. Как объяснил мне
  комментирующий происходящее маг, проходила уже пятая драка Черныша на этой арене
  короля Чиска. Первыми противниками были крупные хищники, но сегодня Король
  превзошел себя. Животное, выставленное им, походило на черепаху, но размерами
  вдвое больше Черныша. У этого монстра, с каждой из сторон приплюснутого тела,
  торчало по зубастой голове. К тому же этот живой бронетранспортёр оказался
  довольно быстр. Минут десять он гонялся за Чернышом, который бегал от него по
  верхним прутьям решетки. Но долго это бегство не продлилось, зрителям оно
  переставало нравиться. Так что следующий его забег вниз головой был прерван
  десятком королевских лучников, стреляющих ему по глазам тупыми стрелами. Видимо
  он разобрался в ситуации и решил не медлить, и пожертвовал хвостом, чтобы
  взыграть партию. Стремительно запрыгнув на панцирь, он вцепился в шею одной из
  голов. А в это время вторая, отчаянно вытянув шею, вцепилась в драконий хвост и
  стала отчаянно его крошить.
   За те секунды, что он разделался с первой головой, вторая почти закончила
  доедать его хвост. Дальше - больше. Остаток хвоста Черныш забил в глотку
  противника, сбив ему на миг дыхание. Мгновенный прыжок и он вцепился в шею
  зубами. Три бульдожьих движения челюстью. Мощный поток зеленоватой крови. Черныш
  кубарем скатывается с противника и медленно отбегает к своей загородке. Клетка
  сотрясается от падения исполина, бой окончен, занавес. Мне поясняют, что бой был
  две недели назад. Дракон сейчас выздоравливает. Хвост отращивает. Я, сжимая
  кулаки, всматривался в добродушное толстомордое лицо в венце золотой короны, и
  мечтал оказаться в этом зале.
   Эту мысль я высказал вслух, и собравшиеся гномы сразу перешли к делу.
  Оказывается, Чиск их всех тоже изрядно достал. Имея в своём распоряжении
  великолепную отлаженную армию, доставшийся ещё от отца, он оттяпал у гномов
  небольшую часть выступающего горного массива. С двумя золотыми рудниками. Вот
  откуда у него появились лишние денежки на приятные житейские пустячки, вроде
  моего Черныша.
   Разведчик кратко ознакомил присутствующих с моими магическими возможностями.
  И Клан решил попробовать убить трёх зайцев сразу. Получить рудники, выход к морю
  и местную оконечность перехода в мир Броков. Сейчас ведётся тайная переписка с
  главами трёх других заинтересованных соседних государств. Оговорено, что если
  гномы разгромят первую, самую массированную волну, то в королевство с трёх
  сторон ударит подмога. Уже намечены границы раздела. Пункт об обязательном
  возврате дракона, если он окажется у них, включён. Дело было уже под вечер,
  клонило в сон от выпитого, съеденного и просто от усталости. Но это уже не имело
  большого значения для коротышек, своё согласие, как они и предполагали, я дал.
   В конце следующего месяца десятитысячное войско, состоящее наполовину из
  людей, наполовину из гномов, перешло по подземным ходам к ближайшему от
  побережья выходу. После ночного марш-броска мы захватили достаточно лошадей, и
  следующей ночью передовой отряд захватил и удержал до подхода основных частей
  город-порт. После подхода основных сил конница устремилась к двум портам
  поменьше. Во всех ударных операциях принимали участие маги, моё выступление не
  потребовалось, так как обороняющихся магов, было в пять раз меньше. Была очень
  изумившая всех местных особенность похода - местных торговцев и население никто
  не грабил, даже за всех лошадей мы расплатились. Но всё сопротивление подавили
  жёстко. И стали ждать.
   Но ждать мы стали, не опуская рук. Местная городская казна оказалась у нас, и
  мы стали хорошо платить местному пролетариату за его фортификационные умения.
  Пока мирные граждане рыли окопы, двадцать пять больших кораблей взяли на борт
  две тысячи воинов и отправились к точке нашего появления в этом мире. Надо бы
  пояснить, откуда взялись корабли. Когда захватывали порт, на море был шторм, и
  все корабли достались нам. Королевскую и столичную собственность мы
  конфисковали, а местным выплатили полуторную цену за их паи. Через три недели
  после отплытия кораблей кончилось и наше ожидание. Первая волна, которую на
  скорую руку собрал Чиск, насчитывала пятьдесят пять тысяч человек. Из них десять
  конницы. Сотня боевых магов от десятой до седьмой ступеней мастерства.
   Сражение вышло, на мой взгляд, несколько странным. Но всё пошло по плану. Они
  атаковали в местной классической манере, без неожиданностей. Пехота, конница,
  всё под сильной защитой магов. Те пока только прощупывали и не пытались
  атаковать. Сильный напор передней волны сдерживали гномы в великолепных
  доспехах, немного усиленных мной. Люди лучники стреляли через их головы. Конницу
  враг пока не использовал, как бы благодаря нас за то, что мы вышли за городские
  стены и не стали за ними прятаться, усложняя им работу.
   Но постепенно наши маги теряли силы. Я отдал приказ начинать. Кивнул стоящему
  рядом со мной гному-магу огня восьмой ступени. Он направил выращиваемый с начала
  сражения огромный фаербол на самого крайнего справа вражеского мага. Огненный
  шар сильно уменьшился, пробив общую защиту, но маг попался сильный. Он успел
  усилить заранее приготовленным заклинанием личный щит, вот его-то я в этот
  момент и обесточил. Что в итоге? Правильно, костёр на природе. Второй костёр
  зажёгся тоже достаточно легко. В третий раз трюк не сработал. Противник перешёл
  в оборону. Общая защита стала мозаичной и очень сложной. Отдельные части
  дополняли и усиливали друг друга. Всю сотню магов я контролировать не мог. К
  тому же они стали медленно отступать за спины воинов, увеличивая дистанцию, а
  это уже было совсем не по плану.
   Наши маги удвоили усилия, то же самое сделал и я. Я нащупал брешь в защите
  одного из сегментов, за который, как я понял, отвечал сильный, но очень молодой
  маг. Я обокрал его, как мог, защита на мгновение зарябила, и я кинул в брешь
  очень мощное заклятие - собранные в один узел десять мощных артефактов из
  запасников гномов. Пять воздушных и пять огненных. Как я и предположил, внутри
  они поставили защиту и по секторам. Вот один такой сектор и полыхнул в 3000 по
  Кельвину. Четверть их магов исчезла. Миг тихой паники после этого дорого им
  обошёлся. Их главный был вычислен нами ещё в самом начале. Вот теперь мы по
  этому эльфу и ударили из всех стволов. Он отвлёкся и смог разрядить пару
  амулетов у него на груди внутри его защиты. Труп. Частичный. То есть состоящий
  из множества частей. За последующие пять минут мы добили десять групп магов -
  порознь пытающихся выбраться из этого побоища. Зря они это. Если бы отступали
  вместе, половина бы могла спастись.
   Затем началось избиение войска. Десяток магов воспользовались скопированными
  в них заклинаниями, немного уменьшили его силу и забросили наверх, на высоту
  около километра десять дельтапланеристов с подвеской из мощного артефакта. Затем
  ещё десятеро и ещё. Всего смогли подготовить тридцать человек, остальные
  двадцать разбились. Можно конечно было выпить эти артефакты и метнуть лично, но
  я ведь здесь не навечно, верну Черныша и вернусь к Брокам, а местным глядишь
  пригодиться. Жалко сильные огневики копировать в других сильно затратно, даже
  для меня, а то бы вообще одним ударом бой выиграли.
   Но и так было неплохо. Пять тысяч человек разом потонули в бешеном пламени.
  Целили в верховное командование, ну и рядом стоящих задело. Затем каждый из
  магов стал развлекаться на свой манер. Двое рядом стоящих со мной магов работали
  по выбранным мной офицерам. Я отключал защитные амулеты, другой понижал
  температуру внешней, то есть ещё не принятой телом под свою магическую защиту,
  воды в пищеводе, а следующиё кристаллизовал из неё лёд с острейшими гранями. Без
  немедленного магического вмешательства почти мгновенный труп. Энергозатраты у
  магов ничтожны.
   Ещё один налёт. Всего три больших дельтаплана. Вместо артефактов использованы
  споры подземного драконьего гриба, лёгкого наркотика. Споры лёгкие, под каждый
  дельтаплан подвесили десять мешков. Целились в конницу. Да-м. Надо было
  последний пункт сделать первым и всё. Кони представившие себя драконами это
  страшно. Хорошо, что действие очень кратковременное, а то бы и нас затоптали.
   То, что осталось от противника побежало. Пустили на их избиение конницу, но
  как- то вяло. Не торопясь, заняли оставшиеся три города на побережье и лишь
  когда пришли известие, что королевство, наконец-то начали рвать на части соседи,
  двинулись в сторону столицы. Пять тысяч человек и тысяча гномов резерва ударили
  по золотым рудникам, население уже узнало, что мы не грабим, так что гарнизоны
  сдались сами. Мы же, с основными силами, двигались к моему Чернышу. По пути
  разбили три небольших армии. Только последняя армия, из десяти тысяч ополчения и
  трёх магов, заставила нас на полдня задержаться. Вот мы и в стольном граде.
   Чиск ушёл. Продал все, что можно было на скорую руку магам с одного из
  соседних континентов. А сам с наличкой, избранными артефактами и моим Чернышом,
  прошёл через ихний замок-портал в один из торговых миров. Переброску по воздуху,
  прямо из дворца, тоже осуществили маги. У них оказалось древнее летающее нечто,
  понять, что это они не могли, но пользоваться научились.
   Гномы, по моему совету, отдали столицу на разграбление союзным войскам. А
  сами, с весьма охотной помощью местного населения и беженцев, стали закрепляться
  на территории четырёх приморских провинций и в районе золотых рудников. Новые
  подданные приносили присягу пачками. Опять же, по моему настойчивому
  предложению, разведка гномов устранила одного из наследных принцев в коалиции и
  свалила вину на другого союзника. Начались разборки, и никто из коалиции уже
  почти не возмущался, что гномы откусили больше оговоренного. На золото один из
  королей коалиции попробовал заточить вилку, но съесть не получилось. Двое других
  уже вовсю грызлись между собой, дошло до открытых стычек.
   Но всё это было мне уже не интересно. Моего Черныша опять увели. Я попросил
  старейшин гномов предоставить мне корабль для плавания к соседнему континенту.
  Но прежде клан Чотков, так называли себя местные горные гномы, принёс мне
  присягу, на манер Кеона. Они тоже решили, что бог высоко, а царь далеко. Такой
  царь их устраивал как нельзя лучше. Они даже выделили трёх магов и сотню своих
  лучших бойцов мне в сопровожение.
   И вот, к новым берегам, отплывало на рассвете четыре юрких корабля. На бору
  одного из них спал я. Мои соратники, пока в шутку, называли меня королём гномов.
  
  
  
  
   Андроповские сны Глава 11
  
   Земля. Афганистан. Куфабское ущелье - Пакистан - Франция - США.
   1981
  
  
   Утром я проснулся и весь день думал, что бы мог означать мой сон? Кто же у
  нас дракон-перебежчик? Уверенности у меня не было, но я склонялся к мысли, что
  это Франция. Тем более там сейчас к власти левые пришли. В чём же может
  заключаться метафорический выстрел пламенем, я так и не придумал.
   Но после полудня все эти мысли вылетели у меня из головы. Моджахеды,
  наконец-то восприняли меня всерьёз. Как выяснилось позже, пистолет они пронесли
  по частям и собрали на территории госпиталя. Со мной в тот момент было всего два
  человека охраны, да и шёл как раз от трудного больного, которого лечил вместе с
  Болотовым. Оружие своё оставил в кабинете.
   Василий Селиванов заслонил меня, не раздумывая. Получив пулю в грудь, затем в
  голову, умер на месте. Следующие два выстрела прозвучали одновременно.
  Сергиенко, мой второй охранник успел выхватить оружие. Пуля прошила нападающему
  руку с пистолетом, но выстрел того был более точен, Серёга упал с окровавленной
  головой. Но время на раскачку они мне подарили. Я перекатом ушёл влево за угол и
  дёрнул с низкого старта. Сзади раздался топот, очевидно, этот
  семинарист-недоучка подобрал целой рукой пистолет. После ещё одного поворота,
  сзади в стену впилась пуля. Я ворвался в одну из палат и припёр дверную ручку
  стулом. Передо мной была палата для тяжёлораненых, у одной из кроватей стояла
  передвижная капельница. Я, оборвав соединения, подкатил её к двери. Присел,
  упёрся ногой в ножку одной из коек.
   Ручка двери дважды дёрнулась, затем содрогнулась от выстрела. Душман, пинком
  выбил дверь, и наткнулся на несущуюся, на него капельницу.
   Он упал и выронил оружие и добраться до него уже не смог, получив по макушке
  обломком стула. Ударив ещё пару раз, я, наконец, услышал топот подмоги. С добрым
  утром ребятки, наконец-то проснулись.
   Как я и предполагал, Селиванова спасти не удалось. Сергиенко пуля прошла по
  касательной в голову. Но мозг всё равно был сильно повреждён. Парень медленно
  угасал, хотя его двадцатишестилетний организм ещё отчаяно боролся. Болотов
  вливал в него лошадиные дозы энергии, которые я перенаправлял в поврежденный
  орган. Но в лечении мозговых травм нам катастрофически не хватало опыта.
  Повреждение было на недоступном нам уровне.
   Болотов пошёл спать, я же устроился на стуле, прямо в палате умирающего, взяв
  его за руку. Так я лучше всяких приборов чуял его состояние и мог почуять его
  смерть.
   Так сидя я и заснул, во сне мне приснился Серёга, живой и здоровый, вот он
  входит ко мне в кабинет. Здоровается, а я смотрю на него и прикидываю,
  сработаемся мы с этим парнем или нет. Кандидатур было человек двадцать, было из
  кого выбирать. Но я взял всё-таки этого весельчака. Вот, после собеседования он
  выходит из кабинета. Рукопожатие, он стискивает мою ладонь, его лицо пересекает
  судорога. Тихий, сбивчивый шёпот, доносит два слова - помоги командир. И я делаю
  интуитивно то, что не сделал бы подумав. Я бросаю ему на помощь самого себя,
  своё сознание, и просыпаюсь.
   Утром медапаратура свидетельствовала, что состояние ухудшается, но очень и
  очень медленно. Темпы снизились в разы. Болотов тоже поражён. Я до вечера
  отрываюсь от больного, чтобы заняться неотложными делами. Отправил на родину
  скорбный груз. Затем зову Сидорова, моего зама по разведке. Он приносит мне
  результаты расследования. Заказ пришёл из Пакистана. Один из причастных, умирая,
  назвал фамилию офицера из ихнего СБ. Все кого выявили уже в пещерах под
  госпиталем. Отправился к оставшимся в живых и занимался допоздна с ними, отчасти
  чтобы самому успокоиться, но ничего нового так и не узнал.
   Сменяю у кровати больного Бориса Васильевича, он, уходя, обмолвился, что в
  его физических экспериментах есть некоторые подвижки. Сажусь опять рядом с
  Серёгой и беру его за руку. Сделав мысленное усилие, принудительно засыпаю. Во
  сне вижу Сергиенко, он стоит и ждёт меня. Он поднял в приветствии руку, и я
  услышал его сознание. Вернее три. Его собственное, моё и мага. Своя личность
  верховодила, но, если было необходимо, свободна, подключала меня или мага. Но
  радости в его взоре не было. Несмотря на все усилия, его биополе было очень
  слабым. Залечивать раны у него получалось плохо. Он мог лишь очищать и так
  здоровый организм, но нездоровая каверна в его мозгу постепенно увеличивалась.
   Я передал ему свежую информацию, о том кто его убил, сказал, что все виновные
  наказаны. Парень, подумав, сказал, что у него не больше месяца. В этом он
  уверен. И этого пакистанского полковника Пхелави он вполне может достать и на
  этом свете. Ведь подготовка у Серёги, как диверсанта-международника очень
  основательная. На уровне владеет английским и французским. Занимался в
  аэроклубе. В совершенстве знает минное дело. На том и порешили.
   Утром я лично вогнал ему в вену коктейль из различных препаратов, что за
  минуту поднимут и мёртвого. Кроме меня в палате в этот момент были четверо моих
  оставшихся охранников. Все они были при мне и исполняли функции моих замов.
  Ребята были проверенные, но сегодня я хотел провести с ними сеанс как с
  Сергиенко.
   Короче, объяснил им ситуацию, что Серёга может прожить ещё месяц, если мы
  объеденимся, чтобы подпитать его энергией. Сказал, что парень мечтает напоследок
  прогуляться в Пакистан. Ребята не подвели, все ответили согласием.
   Утром мы объявили о смерти Серёгина. Его место в гробу заняло обезображенное
  выстрелами тело одного из пленных душманов, сходного с ним по комплекции. А
  Сергей с караваном моих знакомых контрабандистов перешёл границу Индии, чтобы
  оттуда добраться до Пакистана. Этой ночью провести сеанс с ребятами не
  получилось, но на следующую, всё прошло гладко. Они все получили отпечаток моего
  сознания, и в этом же сне мы общались напрямую. Я поведал им об опыте Сергиенко,
  сказал, как нужно осваиваться. Знания были переданы и уже через час.
   Как я и предполагал, мой зам по разведке докладывает обо мне в комитет. Но
  теперь между нами не было барьеров и, я понял, что он о многом и многом не
  сообщал. Вроде того маленького недоразумения с экскурсией для старейшин.
   Разумы нашей пятёрки будто кружили в хороводе радуги. Это было новое,
  всепоглощающее чувство единения. Мы знали помыслы друг друга. Вселенная вдруг
  стала для нас чуть более упорядочена. Они знали мою цель и одобряли её. Именно
  этой ночью родилась команда.
   Внезапно, когда наши души уже собирались разлетаться по своим телам, к нам
  присоединился Сергиенко. Коротко обрисовал нам ситуацию. Контрабандисты решили
  сдать опасного попутчика властям Индии, пришлось принимать решительные меры.
  Восемь трупов, плюс, угнанный с пограничной заставы вертолёт. Сейчас он летел
  вдоль индо-афганской границы и приближался к Пакистанской территории. Связался
  он с нами лишь на десять секунд, сбросил пучок мыслей и поспешил обратно к
  управлению вертолётом.
   Следующие три дня были наполнены кипучей деятельностью. По радио разговаривал
  с Москвой, туда уже докатился слух о покушении. Я обрисовал вкратце ситуацию и
  сказал, что более подробный отчёт пришлю Андропову с личным курьером.
   Послал я Ванечку нашего, двухметрового разведчика. В личном послании я сильно
  приуменьшил размеры инцидента, покушение психа-одиночки, ходатайствовал за
  вручение наград моим геройски погибшим охранникам, которые легли грудью на
  амбразуру и обезвредили негодяя.
   Прошло пять суток и ночью пришло сразу два сообщения. Иван во сне подтвердил,
  что версия прошла, Андропов не горит желанием переводить поближе к себе ценного
  человека, если он приносит пользу в другом месте. Сергей же сообщал, что через
  границу вертолёт прошёл, почти прополз по земле. Поверьте, это и так сложно, а в
  грозу тем более. После посадки, переждав ливень, вышел на трассу и захватил
  офицера пограничника. Благо сам Серёга к тому времени обзавёлся военной формой,
  незадолго до этого встретившись с патрулём. Остановив машину и усыпив офицера,
  увёз его от посторонних глаз и, передав малограмотному военному свою память смог
  общаться с ним ментально. Задавал вопросы, видел в его сознании на них ответы,
  даже если тот пытался их скрыть.
   Утром спрятал труп, предварительно надев его форму, и, затем, почти свободно
  доехал до искомого места. Сейчас находиться в доме искомого объекта. Все,
  включая собаку во дворе, мертвы. Полковник допрошен по методу предыдущего
  офицера.
   Потом Серёга ненадолго замолчал, затем сказал - командир, у меня в жизни
  появились три незапланированных недели, что мне делать с ними? Я подумал и
  спросил, окружающая обстановка позволяет ли вылететь во Францию? Дело в том, что
  я окончательно решил перебежчик-дракон, это Французы. Больше кандидатуры
  разведчика в ближайшее время могло не появиться. Я был уверен, что такой
  смертник-универсал сможет с этим справиться. Следующий его доклад был через
  неделю.
   К этому времени Иван вернулся, и наша Команда в Куфабском ущелье выросла до
  восьми человек. В нашем полку прибыло. Трое сержантов из ВДВ, проходящих у нас
  лечение. Они были одними из многих, но были и особенности. Один стал безногим,
  другой безруким, у третьего серединка на половинку. Не было правой руки и левой
  ноги.
   Психическое состояние ребят было подавленным, мягко говоря. Тридцатника ещё
  нет, а жизнь считай, кончилась. Дома ждали пенсии и самогон, а в лучшем случае
  водка. Одному из них уже пришло письмо от невесты. От ворот поворот. Короче,
  были они на грани.
   Положили мы их в одну палату. Пришли ночью, предварительно подмешав в еду
  снотворное, и взялись за руки. Все трое оказались крепкими бугаями. Сильное
  биополе, как ни странно, так же было у всех троих.
   Обследовав их состояние, я предложил им простой выбор. Или они с нами или мы
  порознь, но тогда о нас молчок. Буду иногда наведываться в ваши сны для
  контроля, если что не так не обессудьте, сами люди военные должны понимать. Я
  полностью раскрыл перед ними свои мысли, ихние я читал и так. Парни знали
  теперь, что при периодическом обновлении биологических ресурсов организма хватит
  лет на триста, а новые ноги и руки отрастут лет через десять. Они видели, что я
  не убью их, если они скажут, нет, и уйдут сейчас жить своей жизнью. Но они
  видели так же спецлечебницу Комитета, которая ждала их, если они расскажут о
  себе окружающим. Но так же им было известно, что если ты в Команде, выход из неё
  не возможен. Не спать человек ещё не научился.
   Меньше чем через минуту прозвучало два да. Третий думал. Я заглянул в его
  мысли, его кумиром был Сталин. Он уже внутренне согласился, но не спешил
  отвечать, так как понимал, что первый номер уже занят. Я, мысленно усмехнувшись
  мечтам безногого калеки, мысленно показал ему всю программу действий и его место
  в ней. Товарищ Сироткин сказал да, на моё предложение стать Поскрёбышевым.
  Утром, повеселевшие парни были временно по собственному желанию прикомандированы
  мной к радистам. Их перевели в отдельное помещение, притащили туда
  радиоаппаратуру и двух молодых радисток в помощь. Двоих, потому что у
  Поскрёбышева тяга к противоположному полу появиться только через год. Теперь
  парни поддерживали круглосуточную связь с армейскими частями - нашими соседями.
  Зазывали везти всех тежелораненных к нам - подбирали кандидатов.
   Так вот, о Серёге. Он докладывал из кабинета какого-то чинуши, и в мой сон он
  пришёл не один. Я по-быстрому выйдя из сна, по рации объявил общий сбор. Через
  десять минут в пространстве сна беседовали десять душ. Десятым был соперник
  нашего левого кандидата на выборах, нынешнего главы Франции Миттерана. Звали его
  Валери Д*Эстен.
   Сергиенко вообще не нравились аристократы и, за две недели до смерти, он
  решил одного прихлопнуть, разумеется, ради информации. Парень, похоже, шёл
  вразнос. Но оказалось не всё так просто. Проникнув по стене в личный кабинет
  француза, находящийся в его замке Варвас провинции Оверни, нашёл там хозяина и
  решил его в своей обычной манере пораспрашивать. И нашёл у него в мозгу
  интересные сведения. Они с месье Д*Эстеном договорились. Короче, оказалось, что
  Миттеран уже полностью продался янки, пока широко это не освещая. Они пригрозили
  санкциями экономическими, а положение пятой республики было крепким в основном
  по макроэкономическим показателям, но безработица нарастала.
   И ещё он был патриотом, да и умирать не хотел. Особенно узнав, что для него
  возможна долгая жизнь и чудовищные перспективы развития. Он так же предположил,
  что потомок, с которым я связываюсь не из нашего будущего, а из параллельного
  мира. Это даёт нам возможность использовать изобретения, на которые он намекал,
  например антигравитацию, в своих целях уже в обозримом будущем, как только
  позволит материальная база для постройки такого механизма. Короче, этот потомок
  Ришелье, настойчиво просил принять его в Команду. Я решил быть демократичным,
  так как заранее знал ответ, предложил проголосовать. Девять за.
   Но я напомнил французскому товарищу, что бывает за шаг назад. За истекший
  период двенадцать душман, которых мы взяли по наводкам информаторов, были по
  очереди приведены в команду и после недолгих расспросов убиты, но убиты
  ментально. Двоих из них продержали связанными сутки, и убили лишь во сне. Для
  выполнения ликвидации требовался или я или любые трое других членов Команды.
  Меня же, по скромным прикидкам, могла завалить только сотня моих соратников. То
  есть пока я был главным не только по названию. Валери, в свете последних
  событий, предложил свой план мероприятий, и я его одобрил.
   Сергиенко было решено использовать по прямому назначению. Точного графика
  Миттерана Д*эстен не знал, но зато он знал тех, кто эти графики составляет. А их
  охрана была намного хуже. Через сутки был ограблен оружейный магазин, через
  двое, ночью погиб офицер французской охранки. А утром следующего дня, на мощном
  самодельном фугасе, подорвался автомобиль нового президента. Весь мир был в
  шоке.
   Валерии, по своим каналам, запустил правдоподобную дезу, что Миттерана убрали
  Янки, за то, что он отказывался сотрудничать. Материал был очень подробным и
  аргументированным и на следующий день, его без всякого нажима, перепечатали
  многие крупные издания, не только французские. Париж захлёстывало волнами гнева,
  запахло бурей. А в маленькой подвальной комнате старинного замка спал смертельно
  усталый человек. Ему оставалось жить трое суток. Команда как могла, поддерживала
  его. Временные пояса Франции и Афганистана сильно не совпадали, но мы старались
  выкраивать время для дневного отдыха, ободряли товарища, как могли.
   Так вот этой ночью в мой сон пришёл Иван. Он рассказал о Серёгиной детской
  мечте. Парень был влюблён в Памятник. Короче, когда ему было пятнадцать лет он,
  как и вся страна, с ужасом узнал об угоне самолёта Ан-24 в Стамбул и убийстве
  его стюардессы Нади Курченко. Фото этой девятнадцатилетней красавицы висело у
  него над кроватью. Часто в своих снах он представлял себя заслоняющим её от
  пуль, а ещё чаще стреляющим в ответ.
   Стал меньше внимания уделять аэроклубу, как бешенный стал заниматься самбо и
  языками. Короче он решил, что, став разведчиком, скорее доберётся до этой и до
  любой другой подобной сволочи. Он становился старше, втянулся в бешеный
  распорядок, и мечты об идеале потускнели, но не истёрлись окончательно. Иван
  предложил собрать сход и об этом поговорить.
   Десять разумов кружили в пустоте и обдумывали ситуацию. Оставалось чуть более
  двух суток, и данный поиск было очень трудно совершить за столь короткий срок.
  Д*Эстен, тем временем во всеуслышание заявил о своём намерении баллотироваться
  на новых, на новый срок и, в случае избрания, сильно охладить отношения с
  Америкой, вернувшись к единственно правильной линии Де Голля. На всякий случай
  он усилил свою охрану, справедливо опасаясь, что столь популистские высказывания
  многим не понравятся. Но действовать теперь в открытую и просить людей из
  разведки в короткий срок узнать нужную информацию о бандитах-литовцах он не мог.
  
   Но он предложил оригинальный выход, ведь уже десятки лет варился в этой кухне
  и знал, у кого именно в Америке можно получить ниточку. О самой истории слышал
  краем уха и знал, что Литовская диаспора в США достаточно сильна и
  многочисленна. Он предположил, что кто-то в ней должен знать адрес столь
  знаменитого из сограждан. Кто-то из главарей.
   Он так же слышал, что штаб квартиры многих подобных эмигрантских объединений
  находятся в Нью-Йорке. Отлучился из сна на полчаса в свою библиотеку, близ
  кабинета, и, в одном из телефонных справочников, нашёл нужные сведения -
  телефоны и адрес. Всё было решено.
   Небольшой, по его меркам, запас неотслеживаемой наличности в основных валютах
  у нашего потомка Банкиров и Аристократов был всегда. Документы также взяли
  заготовленные, и месье Серж полетел первым же рейсом в страну Янки. Благополучно
  миновал таможню, выбросил старые документы, достал новые на американское имя и
  по ним зафрахтовал самолет, велев держать под парами.
   Следующий сеанс связи был уже с борта этого самолёта, который держал курс на
  солнечную Калифорнию. Там в Санта-Монике жили теперь отец и сын, Альберт и Фрэнк
  Уайты. Бывшие Парнас и Альгирдас Брасинскасы. Фрэнку исполнилось пятьдесят семь,
  и он был некрупным подпольным дилером по продаже оружия. Альберт, хоть и жил
  рядом с отцом уже завёл собственных щенков. Работал бухгалтером в крупной
  корпорации, женился на местной. Правда, родители её были из литовского
  землячества, а звали избранницу Виржиния.
   Приземлившись, Сергей позвал пилота отметить с ним удачный полёт и пообещал
  премиальные. Названия того медленного яда, который он использовал, я не знаю. Но
  уже через полчаса пилот клевал носом возле столика, со стодолларовой банкнотой
  на нём, а Сергей в ближайшей телефонной будке листал телефонный справочник. Он
  не торопился, у него оставалась ещё куча времени. Он снял на автостоянке
  небольшой фургон, купил в близлежащей лавочке десяток канистр и на заправке
  залил их бензином. Затем переоделся в купленный в той же лавке, что и канистры,
  комбинезон грузчика и выкинул все свои предыдущие вещи. Дальше поехал к Фрэнку.
  Там его опять ожидала удача. Блондинистому рабочему парню в комбинезоне Уайт
  дверь открыл. Через секунду он лежал без сознания и Сергей, закрыв дверь,
  принялся обыскивать дом на предмет нахождения посторонних.
   Убедившись в их отсутствии, он связал Бразинскаса, вставил ему кляп, затем
  прилёг рядом взял его за руку и уснул. Через пять минут он проснулся, свернул
  Парнасу шею и оттащил тело на второй этаж, затем тщательно, как и в Нью-Йорке
  эмитировал следы пыток. Не много посидел у окна. Через пару часов в соседний дом
  с пикника должны были вернуться Альберт и Виржиния, с ними их двое
  очаровательных ребятишек, дочери исполнилось три, а мальчику два года.
   Он неспеша переоделся в одежду Френка, надел его головной убор и загнал
  недалеко припаркованный фургон на задний двор. Поставил его вплотную к дому и
  вынес оттуда девять канистр. Расставил их на первом этаже.
   Спустившись в подвал, открыл хозяйским ключом замаскированную дверь. Выбрав в
  товарном ассортименте подходящий калибр, найдя инструменты, он соорудил из него
  точно такой же обрез, из которого в своё время палил литовец в салоне самолёта.
  Бывший крупно проворовавшийся начальник сельмага избрал нетривиальный способ
  сбежать от ОБХСС не смог остановить Сергиенко в его надругательстве над товаром,
  по причине смерти. Нынешний и будущий труппы хорошо понимали друг друга.
   Вот к соседнему дому подъехала машина. Убедившись, что это его объекты,
  Сергей позвонил в офис ближайшей крупной телекомпании, назвался Фрэнком Уайтом,
  объяснил, что он на самом деле бывший беглец из СССР. Сказал, что хочет сделать
  важное заявление. Назвал адрес. Совершив ещё пять подобных звонков, он позвонил
  в полицию. Сказал, что я убил своего отца Фрэнка, что он защищался, назвал
  адрес, всхлипнул и повесил трубку.
   Спрятав обрез в продолговатую коробку, подошёл к зеркалу и ударил себя
  кулаком в глаз. Полюбовался наливающимся фингалом, выскочил из парадной двери и
  побежал к соседнему дому. Позвонил несколько раз и, когда его через дверь
  попросили назвать себя, он начал на разные лады поносить их отца, который подбил
  ему глаз и не заплатил за работу. К тому же он пьян и грозился вообще его
  пристрелить. Мол, он сказал, что пусть его сын платит. Нет, кричал Сергей я
  сейчас точно пойду в Полицию. Манёвр сработал, дверь щелкнула, и показался
  расстроенный Альгирдас. Мощным толчком, вернув хозяина в дом, Сергей шагнул за
  ним, срывая упаковку с обреза.
   Он приставил ствол к голове Виржинии и, заговорив по-русски, улыбнувшись,
  назвал её Надей. Взял её за волосы и приказал взять на руки сына. Бледного отца,
  с дочерью на руках он заставил идти к отцовскому дому, впереди себя. Чтобы не
  чудил и для привлечения внимания, он дважды выстрелил в воздух. Вся компания
  зашла в дом Фрэнка. Альберт дёрнулся, увидев канистры. Приехали первые
  телевизионщики, затем полиция. Он распахнул дверь и сказал, бегите. Дав им
  сделать по пять шагов на негнущихся ногах, и почувствовать дыхание надежды, стал
  стрелять. В него тоже стреляли, но, как и предполагал, нужные два выстрела на
  человека он сделать успел.
   Недалеко от крыльца лежали четыре тела, пятое улыбалось на пороге. В тот
  момент, когда первый полицейский переступил порог и сделал несколько шагов
  внутрь, сработал один из нескольких афганских колокольчиков.
  
  
   Андроповские сны Глава 12
  
  
   Третья галактика.
   Закрытая Сфера.
   4623.
  
  
  
   Страну называли Торновак и, вроде, там правил король. Но Короля пожизненно
  выбирали на большом совете Магов, от десятой ступени и выше. Десятая ступень -
  один голос, девятая два и так далее. Так, что в короли, обычно, попадали ректоры
  ихнего магического университета. Сугубо мощные дядьки.
   Мне было понятно, что даже с четырьмя неплохими кораблями прорваться в зону
  перехода казалось проблематичным. Со мной была сотня отборных головорезов, маги,
  торговец и старший следопыт. Младший попросил его оставить - влюбился в магичку,
  которая его выхаживала. На свадьбу я остаться не смог, она, по обычаю, через год
  после помолвки. У гномов это серьёзный шаг, второй раз старейшины не дают
  согласия на брак, так что есть время подумать.
   Так что оставили его укреплять делами единство моих подданных. Оставил ему
  все облигации и дал задание найти амулет межпланетной связи, они попадались
  редко, стоили дорого, но особым спросом не пользовались, так как их легко
  ставили на прослушку. Но связь между двумя доменами обеспечить сможет. Ну и бог
  ему в помощники, как говориться.
   В общем, королевство магов отказало мне в проезде. Вернее выдвинуло условие,
  научить их моим приёмам. Разведка у них была поставлена хорошо, и о последних
  событиях у соседей они знали досконально. Ушлые и загребущие ребята.
   И вот теперь, глядя на синюю гладь вокруг, я думал прорываться или нет. Дело
  в том, что один из магов, отправившихся со мной, был девятой ступени. С помощью
  литра моей крови он обещал проделать сквозную дыру, без всяких замков-переходов.
  То есть я даю ему кровь, он переходит с ней на ту сторону, через замок, и оттуда
  открывает для меня проход, для меня одного. Все маги, ниже пятой ступени, так и
  поступают, если наберут достаточно энергии. Мне это не понравилось, ведь кровь
  могли запеленговать. А чтобы проделать сквозной переход самому, на что, по
  словам мага, я был уже способен, нужно было когда-либо побывать в точке прыжка.
   Я ещё раз изучил карту. На побережье, в устье большой, полноводной реки,
  раскинулась столица. Замок-переход расположен в 80-ти километрах вверх по
  течению. А в чём собственно дело? Если государство мешает, зачем нам такое
  государство. По словам разведки, в ихнем университете несколько тысяч опасных
  артефактов. Решено.
   Не много подумав, я обрядил нашего гнома-разведчика в богатого торговца.
  Одного из молодых гномов-командос, у него имелись небольшие магические
  способности, сделали его сыном, который мечтает поступить в университет. А
  дальше стали рыскать на одном из торговых путей, прикрывшись антипоисковыми
  заклинаниями.
   Нам повезло, корабли, в количестве четырёх штук, появились уже на следующий
  день. Один из них был боевым и трое купцов. Три наших корабля поспешили к
  торгашам, а судно, на котором находился я с магами, пошло наперерез охотнику.
  Двое наших магов, только увидев караван, активировали занавес молчания,
  предварительно получив на это дело пятьдесят грамм моей крови.
   На судне охраны был сильный и непуганый боевой маг. Так что стандартная
  комбинация, фаербол, снятие защиты, удар, сработала и на этот раз. Ничего
  сложного. Но так как корабль был нам не нужен, дальше поступили изящно. Дерево
  корабля было очень прочным, с десятками вкраплений укрепляющих и огнеупорных
  заклинаний, я их выпил. Судно развалилось за полминуты. То же самое было
  проделано с двумя большими купеческими кораблями. Меньший из кораблей, взяли на
  абордаж. Выяснили подноготную купцов. Отлично.
   Караван шёл издалека, с противоположного конца континента, и без чёткого
  графика. К тому же там был свой клан гномов. Пустив прогуляться по доске
  связанных членов команды, я набрал новую из своих, отправил также своего
  гнома-торговца. Задание у всех одно, найти для меня возможность, незамеченным,
  попасть в их магический университет. Место стоянки выбрали в пяти днях пути от
  вражеской столицы, возле небольшого скалистого островка. Необитаем, несудоходен,
  удобной бухты нет. Идеальное место.
   Через две недели поступил сигнал. Вперёд ринулся лишь мой корабль, остальные
  остались ждать. Наши корабли сблизились в трёх днях пути от вожделённого
  университета. Мы с гномом-торговцем обнялись. По амулету ближней связи не
  говорили, только пару условных фраз, легко прослушивается. Гном-разведчик
  остался на месте. Торг8овец же меня несказанно обрадовал. Попасть внутрь можно,
  но мне одному. В бочке с магическим вином. Вино очень дорогое, поэтому, когда
  мои гномы предложили такой товар за полцены, университет принял их предложение.
  Теперь надо было это вино добыть. Но это, располагая точными сведениями о
  маршруте корабля конкурентов, было достаточно легко. Три мага защиты небыли для
  нас неожиданностью. Кроме вина корабль вёз наркотики. Но нас интересовала только
  одна бочка. Остальное было забраковано.
   Теперь надо было торопиться, у ректората намечался какой-то сабантуй, и
  заказанное вино надо было доставить вовремя. На маленькое судно перешли двадцать
  человек охраны, остальные уплыли в район стоянки. Перед прибытием меня упрятали
  в двухсотлитровую бочку, и постарались скрыть следы. Вино фонило в магическом
  плане очень сильно, и была большая вероятность, что палками проверять вино не
  будут. Надувать магов было чревато, и они стали от этого отвыкать. А солдат и
  магов даже прятать не стали. Товар стоил того, чтобы держать вдвое большую
  охрану.
   Я впал в состояние близкое к анабиозу. Заклинание стазиса, произнесённое
  мной, должно было медленно раствориться через несколько дней. Когда я очнулся,
  мне показалось, что я в виртуальности играю в водный мир. И притом играю пьяным.
  Из-за стенок бочки раздавались голоса, которые обсуждали качество вина. Один
  говорил, что университет в чём-то надули, продав такое великолепное вино за
  полцены, но в чём подвох он до сих пор не понял. Второй посмеялся над его
  опасениями и заявил, что вино, скорей всего ворованное, и вскоре могли поползти
  слухи о его настоящих хозяевах, или всплыть их тела. Интересная беседа
  продолжалась, но говорящие уже ушли из пределов слышимости. Выждав для верности
  час, я взял из трёхсотлитровой бочки всю магию. Несколько хороших ударов и
  каркас развалился, освободив моё истосковавшееся по кислороду тело от этой
  кислятины.
   Вздохнул, наконец, полной грудью, затем огляделся. Приглушённый свет исходил
  от потолка, во все стороны расходились ряды бочек, бочонков и бутылок. Я побрёл
  вдоль стеллажей, периодически втягивая в себя магию из самых сильных, и видимо
  дорогих, образцов виноделия. Нашёл выход, затем направился в противоположный
  конец подвала и соорудил там нехитрую зажигалку. А рядом с ней разлил
  достаточное количество горючей жидкости. Произнёс небольшое заклинание, которое
  отбивало у входящих нюх, минуты на две, после прохода двери. Вернулся и затаился
  близ входа.
   Трое служек, открыв большие двери, повезли внутрь большую бочку. Она
  покоилась на странном приспособлении. Что-то вроде небольших антигравитационных
  саней, летящих в десяти сантиметрах от пола. Бочка была хорошо закреплена. Они
  не стали закрывать двери, поэтому, как только они отошли чуть дальше, я
  проскочил порог, закрыл и заклинил дверь, затем магическим усилием включил
  зажигалку.
   Вверх по широкой винтовой лестнице я не пошёл. Рядом находилось нечто вроде
  грузового лифта, видимо только для бочек. Я снял заклинание с его створок, залез
  внутрь и вернул заклятие на место. Надо бы сказать о моей одежде. Я был одет как
  первокурсник. Неброско. Если родители не были очень богаты, то в обязанность
  вменялось поработать после занятий на благо родного университета. Те трое слуг
  возможно тоже студенты.
   За дверью послышались взрывы. Видимо кто-то из оставшихся внизу смог позвать
  на помощь. В щель я наблюдал, как по лестнице с топотом сбежал отряд, состоящий
  из одного мага и двое солдат. Дверь тут же вынесли и, снизу, полыхнуло пламенем.
  Оно попыталось слизнуть мага, но разбивалось об его защиту. До тех пор пока я
  эту защиту не снял. Маг умер мгновенно от шока, двое солдат были живы, но сильно
  обгорели. Сверху послышался новый топот, и прибежало ещё десятка два человек.
  Все маги, студенты и преподаватели. Двое стали оказывать помощь обгоревшим,
  остальные зашли в подвал, огонь в котором стал быстро стихать. Подождав пока он
  не стих почти совсем и маги немного расслабились, затем тихо усыпил тех, что
  были снаружи, и вылез из лифта. Потом по одному усыпил тех, что были внутри,
  благо они разделились, а я не мешкал. Снятие защиты, дальше сонное заклятие,
  времени тратится по паре секунд на брата. На своих магах во время плавания я
  прорабатывал этот приём до автоматизма.
   У них, бедных, к концу дня головы трещали, как от недельного запоя. Ну да
  ладно. Огонь опять усилил мощь. Я закрыл лифт, закинул спящих магов и одного из
  солдат за дверь, затем измазал лицо и одежду сажей. Подхватил на руки второго
  солдата и понёс его наверх, предварительно позволив огню опалить себе волосы и
  одежду. Почти одолев лестницу, наткнулся на новый отряд спасателей и обмяк, как
  будто лишился сил. Мою ношу у меня выхватили, меня самого так же подхватили на
  руки и понесли к докторам. Медиком оказалась хорошенькая эльфийка, которая
  быстренько выставила всех посторонних за пределы палаты. Затем она что-то
  сделала с солдатом, он расслабился и легко задышал. Через минуту она подошла ко
  мне, подняла руки к моей голове и нахмурилась. По её лицу пробежала тень, но
  амулет связи на шее уже не работал. Когда она, одним молниеносным движением,
  развернулась и бросилась из палаты, я ею откровенно залюбовался. Я спокойно
  встал, магически привёл в порядок лицо и одежду, подошёл к двери. Тишина.
   Вернулся к телу и вытащил из её затылка метательный нож. Подошел к кровати и,
  на всякий случай, добил солдата. Мои предположения оправдались, меня принесли не
  абы куда, а в местный врачебный факультет. Небольшое заклинание и знаки боевого
  факультета на моей одежде сменились чашей со змеёй. Я запустил сенс на всю и,
  через дверь, прощупал пространство за дверью. Из провожатых в коридоре остался
  один, он тихо сидел на кресле у стены, там и заснул за две секунды. Остальные
  были заняты своими делами и особого внимания на дверь палаты не обращали.
  Планировка здания разведке гномов была известна, так что, спокойно выйдя за
  дверь, я аккуратно прикрыл её и направился в хранилище медикаментов.
  Студенты-медики четвёртого и пятого курса лепят оздоровительные артефакты
  сотнями.
   Когда я шёл по коридору меня никто не окликнул. Поворот, ещё один, длинный
  коридор, лестница. Два пролёта вниз. Оё! Да возле входа даже охраны нету, только
  хорошие магические замки. Я разблокировал, зашёл, затем опять навесил замки. И
  столкнулся нос к носу с местным кладовщиком, хорошо, что он первый взгляд бросил
  на мои руки, что это, мол, я смастерил на благо родины. С моей стороны возникла
  тихая паника, поэтому я проделал три действия одновременно. Заблокировал его
  связь, усыпил и ударил ножом. Заклятия из-за быстроты не сработали, а вот сталь
  не подвела.
   Затем я переступил через тело и пошёл вдоль стеллажей с артефактами. Около
  пяти минут я просто ходил и изучал их, изредка поглядывая на дверь. Затем стал
  глотать артефакты партиями, а затем выплёскивать их наружу за стены. Сонное,
  слабительное, возбуждающее. Смерть от этого комплота не грозила, и несильную
  личную защиту неподготовленных людей они должны были преодолеть. Сонное
  заклятие, например, было с лечащим эффектом, оно предназначалось для воинов.
  Двадцатикратная регенерация во время сна. Слабительное, тоже популярное
  заклинание, оказывает помощь при отравлениях. Возбуждающее, ну опять же, в
  постели все мечтают быть гигантами. Эти три заклинания в разных вариантах
  занимали половину склада.
   Все остальные заклинания я просто выпил и собрал их в один ком. Вышел и
  наткнулся на парочку тел, от которых отчаянно воняло, глаза были полузакрыты,
  штаны были спущены, к тому же оба из них были мужчины. Хот, судя по их
  движениям, каждый считал своего партнёра женщиной. Да, не повезло. Следующая
  парочка, ну эти хотя бы нормальной ориентации. Дальше вообще группа тел.
   Я пробирался сквозь запах смрада в сторону факультета боевой магии. На всякий
  случай я измазал себе штаны чужим дерьмом и шёл с полуприкрытыми глазами. У
  дверей оружейного склада вместо пяти магов-оранников скопилось двадцать. Стало
  понятно, что не один я такой умный, данное место очень уязвимо для атаки и
  охрана скоро ещё более усилится. Магически взять они меня не смогут, но вот
  организовать комплексную защиту и порвать на кусочки голыми руками, вполне.
   Не дойдя до этой группы метров двадцать, я попытался присоединиться к
  очередной парочке. За моими действиями подозрительно наблюдали несколько пар
  глаз. Во взгляде одного из них появился нехороший блеск. Причём он был в мантии
  самой богатой расцветки. Я попытался блокировать хотябы часть защитных
  заклинаний этого монстра, а мой сенс исторг в него плотный комок медицинских
  заклинаний. На пол упало четвертованное тело. Голова и ноги растворились, а
  остальное осталось цело. Остальных я долбил фаерболами по-простому, по-нашенски.
  Но это отвлекало внимание и, буди среди них пара вояк с метательными ножами, они
  бы меня сделали. Но это были маги до мозга и костей. И падали один за другим, не
  желая смотреть на мир комплексно. Последний, самый ушлый, сбежал. Прыгнул, как
  ракета, за угол, и был таков. Вот и двери оружейной. Я прикоснулся к ним руками,
  ощутил дрожь. Какая-то смертельная магическая ловушка разрядилась вовнутрь.
  Двери сильно вздрогнули и распахнулись.
   Я шагнул внутрь и жадно начал качать в себя всё до чего мог дотянуться. Через
  пару минут, беглец привёл подмогу. Умный гад, даже догадался захватить
  лучников-эльфов. Перво-наперво я раскинул вокруг себя всю выпитую защиту, а
  затем, со скорострельностью лазерной пушки стал выстреливать в противников
  мощные смертельные заклинания. Первыми умерли лучники, надо отдать им должное,
  успев выстрелить. Затем был беглец. На пятой секунде боя в помещении было
  единственное живое существо. Через пять минут, отбив ещё две атаки, я выпил всю
  оружейную и, не торопясь, пошёл в сторону морского факультета. Несколько очагов
  сопротивления были быстро преодолены. Опять охрана и скоротечный бой.
   Теперь я оказался в хранилище морских заклинаний и стихий. Как я и
  предполагал основные заклинания это гасители штормов и попутные ветра. Таких
  было девять десятых. Но были образцы и прямо противоположного назначения. Дальше
  мой путь пролегал наверх, к ближайшему окну с видом на столичную гавань. Одним
  движением я бросил вперёд заклинания затишья, вторым все остальные. Остановилась
  даже рябь на воде. Идеально ровная поверхность. А дальше...
   Хорошо, что я стоял возле открытого настежь окна. Воздушной волной меня
  зашвырнуло вглубь коридора. В последний момент перед ударом о стену я смог
  поставить защиту. Здание начало дрожать. Я кинулся к лестнице ведущей в подвалы.
  Когда академия начала рушиться, я был уже внизу. Перед ещё одной интересной для
  меня дверью. Трое магов не стали препятствием в моём желании повидать диковинную
  летающую машину. Здание в последний раз дёрнулось и рухнуло. Но это меня уже не
  беспокоило. У пещеры имелся свой отдельный вход. Управление оказалось ручным и
  наипростейшим, я даже пожалел, что ради этой информации выпил одного из
  охранников.
   Вот почуяв, что стихия снаружи доконала сама себя, я расшвырял одним
  заклятием плиту выхода и навалившиеся на неё обломки. Платформа медленно
  поднималась над разрушенным городом. Такое вживую на планете класса А я видел
  впервые. Больше всего это напоминало двумерные кадры, ещё с прародины, из города
  Нью-Йорк. Когда в двадцати километрах от него, на глубине, был взорван
  термоядерный заряд. Я направил платформу в сторону ближайшего мраморного
  карьера. Мои солдаты и маги благополучно пересидели там катаклизм.
   Машина натужно ревела, от непривычного перегруза. Приходилось качать в неё
  прорву энергии, примерно грамм моей крови на километр пути. По пути к замку
  перехода мы наведались в развалины королевского дворца. Сведения о
  местоположении сокровищницы не подвели, и мы выскребли оттуда всё достаточно
  лёгкое. Брали, в основном, облигации и кредитные поручительства на предъявителя.
  Я передал через камень связи, что всё прошло по максимуму и, если гномы
  поторопятся, у них есть хороший шанс загрести и этот переход, отдав всё
  остальное соседям.
   При подлёте к замку нас никто не остановил. Вести сюда уже добрались. Мы
  подобрали пару наших, устроивших тут под шумок небольшой пожар в местном
  городке. Маг девятой ступени повёл летающую машину к гномам, а остальной отряд,
  набив бумагами заплечные мешки, спрыгнул на землю в сотне метров от замка
  перехода.
  
  
  
  
   Андроповские сны Глава 13
  
   Земля. Афганистан. Куфабское ущелье - Франция.
   1981-1982
  
   Тот эпизод в Калифорнии наделал много шума. Все на западе сходились в одном -
  это рука Москвы. Карикатура Андропова с маленькими рожками была, чуть ли не в
  каждой американской газете. Многие аналитики говорили о том, что это
  своеобразный предвыборный ход наследника Брежнева. Выражение им, так сказать,
  твёрдость перед лицом партии и народа.
   В общем, об Империи зла вопили много и на разные лады. Потом забывать стали,
  другие сенсации заслонили эту новость. В союзных же газетах информация
  проскользнула скупо, вот мол, какие в Америке мафиозные разборки. Но забугорные
  станции быстро донесли до каждой домохозяйки, в чём сыр-бор заключается.
  Уважение населения к комитету резко подскочило. В партийных кругах другие фигуры
  преемников резко перестали обсуждать.
   Что думал о событиях сам Андропов, мне тогда было неизвестно. Но
  досконального расследования событий он не заказывал, это точно. У меня же
  хозяйство прирастало. В нашей полосе ответственности враги появляться перестали.
  Слухи про нас ползли очень неприятные, да и мне для экспериментов во сне много
  материала требовалось. Так что приходилось проводить операции в других зонах
  ответственности, у соседей. Мои радисты договаривались о времени операции,
  погранцы летели и добывали материал, а со сведениями, где брать проблем не было.
  Каждый пленный в информационном смысле выжимался насухо. Да и потерь почти не
  было, планирование было поставлено на первом месте, да и использовали мои орлы в
  первую очередь газы, а душманов старались ранить.
   Команду я пока старался не расширять. Искал критерии отбора. Как говаривал
  какой-то из царей, нам умные не надобны - нам надобны верные. Но я не отказался
  бы и от тех и от других. В смысле, что мне тоже в первую очередь нужны были
  верные, умные верные и глупые верные. Короче, сначала взял только двоих. Первый
  - мастер-кинолог, который с моими собачками персонально работал. Крепко сбитый
  сорокалетний мужик. Да только поглядывать на меня стал подозрительно. То на
  собак взгляд бросит, то сразу на меня.
   Короче мои ребята вежливо попросили его в пещеру и там усыпили. Я рядом
  уснул, остальные у себя. Угостил я его своим сознанием, узнал он о моих снах, о
  наших планах и возможностях. Молчи, сказали или присоединяйся. Ничего мужик,
  понятливый оказался. Денег для семьи в Союз попросил передать тысяч десять, да и
  если убьют позаботиться. И стал пахать пуще прежнего, не за страх, а за совесть.
  
   Когда я в очередной раз вернулся с Болотовым из Москвы, меня встречал
  радостно ухмыляющийся кинолог в окружении всех моих псов. Мы отправились в
  пещеры, и там он отмочил фокус. Щёлкнул пальцами, и все псы синхронно стали на
  задние лапы. Он включил трофейный магнитофон, и они стали кружиться под музыку.
  Затем он щёлкнул пальцами ещё раз, псы улеглись и начали засыпать. Петухов
  достал из-за ширмы два матраса, мы улеглись и через мгновение заснули.
   Рядом с двумя нашими разумами находилось третье сознание. В нём были мои
  черты, но больше от Петухова. Этот чёртов дядечка давеча, без спросу, провёл
  невольный эксперимент. Заснул рядом со всей сворой и передал ей сознание. По
  неопытности думал, что это обычный сон. Но собачки родились с моей помощью, и у
  них имелось слабое общее сознание. Я проснулся, достал рацию и объявил сбор.
  Были все, за исключением Француза. Проголосовали за принятие в Команду нового
  участника, приняли. Уж в верности своих собачек я не сомневался. Но охотничьи
  инстинкты у нового разума были сильны, и я, не долго думая, приказал
  интенсифицировать сбор пленных.
   На десятом вылете двоих из псов подстрелили, как ни странно коллективный
  разум не сильно пострадал. Незадолго до этого я подсказал ему продублировать
  себя в себе. Так маги делают, если им на психику конкуренты давят. Покопался
  разум в своей памяти, нашёл нужное заклинание, разобрался. В точности, как по
  писанному, не получилось, продублировал только два раза.
   После смерти двух псов я задумался, потерять такого хорошего помощника мне не
  улыбалось. Тем более собаки были на связи всегда, и во сне и на яву. Короче, в
  рейды после этого летало после этого только по одной собаке за раз, а мы с
  Петром Петровичем занялись пополнением Прайда. Как раз должна была ощениться
  сука, и свора провела с ней последние три дня перед родами. Разум увеличился
  сразу на пять собак. Петухова в шутку мы стали называть смотрителем Прайда.
  Ухаживать за будущим пополнением теперь было его задачей. Другой его задачей
  стало присматриваться со стороны к членам Прайда и, если их поведение выглядит
  сильно отличным от обычных животных, объяснять ошибки.
   Наши дела во Франции тоже шли неплохо. Д*Эстен, соблазнив своей демагогией
  две трети электората. На этот раз он не скупился на дутые обещания. Теперь
  команда продумывала шаги, в случае если Америка выполнит свои угрозы и ударит
  санкциями. Ответом на вопрос были скорейшие инвестиции, по подсчётам Д*Эстена,
  хотя бы миллиардов десять зелёных. Он, снова заняв свой кабинет, счёл
  необходимым включить в Команду начальника Контрразведки. Вернее его заместителя.
  Сам начальник при приёме обнаружил изрядную изворотливость. На его тайных
  швейцарских счетах обнаружилось около пятидесяти миллионов фунтов и двадцать
  миллионов долларов. Он не толок имел долю в наркотиках, но и служил сразу двум
  господам, янки и бриттам.
   Вот и получился из этой вербовки ключевой фигуры обычный сердечный приступ.
  Резвый испытуемый попытался проснуться, но его дожали всей Командой. Валери
  встал, убрал в пакет платок, смоченный эфиром, открыл окно и, когда выветрился
  запах, позвал на помощь. Слухи, хотя он и держал расследование под контролем,
  всё равно поползли. Но одного из замов начальника, достаточно борзого молодца,
  они не испугали. И в команде появилась новая фигура, этакий Жигало. Но денег для
  немедленного взлёта всё равно не было, и Д*Эстен держал высокий старт только на
  связях своей семьи. Такое могло продолжаться месяца три-четыре, не больше.
   Возможный выход, как ни странно, принёс в этот же день счастливый Болотов.
  Надо пояснить, в чём состояли его основные эксперименты. Это, насколько я понял,
  был холодный ядерный синтез с помощью электрических разрядов, очень предельных
  значений. До того как стать откровенным диссидентов, он был лучшим учеником
  Сахарова. Так вот о причине его хорошего настроения, он, всего лишь с двумя
  ассистентами, буквально сварил кашу из топора. Начал эксперименты с импульсными
  токами высокой плотности, более 106 А/мм2.
   Эксперименты проводились в баллоне с бидистиллированной водой. Ложили туда
  тонкие полоски различных сплавов. Так вот, накануне был получен результат.
  Достаточно дёшево можно было производить так называемый квазимоллекулярный
  кремний. Узнав о его свойствах, мы первым делом начали вплетать нити кремния в
  маскхалаты наших пограничников. Это в четыре раза уменьшало возможность
  обнаружения радиолокационными методами, и в три раза визуально. Метод назвали
  *Каскад*, и раздали пока сотне лучших бойцов в качестве эксперимента.
   Другое полезное свойство кремния проявлялось в его сплаве со сталью. Кремний
  с ней как бы не смешивался, а образовывал в металле свою сеть. Возникала, без
  ущерба для остальных свойств, очень сильная прочность на изгиб, и жаропрочность
  3500*К. Болотов занялся схемами движков внутреннего сгорания, где будет применён
  новый эффект. Но и остальных экспериментов не прекращал. Оказывается, в нём была
  сильна алхимическая жилка. Золото захотел получить из меди. Согласно его теории,
  такое было вполне возможным. Но ради её проверки он запустил аппарат вместо 1500
  Вольт, на 15000. Чуть не сжег аппаратуру. И всё сокрушался, что большей мощности
  в таких условиях не достичь. В таких расстроенных чувствах и уснул прямо в
  лаборатории.
   Но эксперимент этот мне в душу запал. Недели через две, был сеанс связи с
  потомком. Он рассказал, что теперь ищет своего дракона на какой-то торговой
  планетке. Там пара десятков сильных кланов поделили территорию, и в трёх из них
  верховодят гномы. Так вот, оказывается в будущем, у них метод похожий есть. И
  кремний у них в торговой лиге делают похожий, и пено-кремний применяется
  повсеместно, особенно в строительстве. Но синтез более сложных элементов, до
  того затратное дело, что приходиться буквально взламывать высокими энергиями
  метрику пространства. В тысячи раз дешевле добывать. Только всякую сверхполезную
  экзотику синтезируют, которую добыть проблематично.
   Вот, мол, прообраз такого синтезатора мы у себя и делаем. Действительно,
  золото из меди делать можно, но энергии столько нужно, что Луну взорвать хватит.
  Но вот что интересно, местные гномы-торговцы, по крайней мере, тот клан, в
  котором он сейчас находиться, начинали как фальшивомонетчики. Золото лепили
  хитрыми заклятиями. Да только другие маги его в момент распознавали. Да и
  разрушалось оно магически очень легко, но на начальный капитал и оружие для
  защиты от недовольных, коротышки заработали.
   Короче, предложил он мне объединить два способа, технологический и
  магический. И заклятие во всех подробностях переслал. Следующей ночью, когда
  Болотов пошёл спать, вся местная Команда собралась в пещере алхимиков, как мы её
  прозвали. Дали напряжение 4500 Вольт. И тесно расположились вокруг установки,
  касаясь, друг друга, псы и люди. Мы погрузились в сон, здесь к нам
  присоединились французы. Когда мы открыли глаза, и проверили пластинку из
  химически чистой меди, положенную туда заранее, оказалось, что она сделана из
  чистого золота. Производство кремния, с такой энергетической подпиткой, стоило
  вообще копейки. Это был новый этап развития, почти неограниченные финансовые
  возможности. Кем был Ленин, пока не добрался до счетов финансирования
  социал-демократов? Да ни кем. Плохим картавым адвокатишкой.
   Золото решено было производить в Варвасе. Охранять будет Прайд. Для этого
  шестерых псов на вертолёте доставили к границе с Индией. Вертушку вёл один из
  моих замов. Псы ушли. Через неделю они были доставлены самолётом во Францию, в
  Париж, а затем в Оверни. Один из Прайда теперь всегда был рядом с Д*Эстеном. Это
  даже добавило ему симпатии некоторых людей. Ещё через неделю в подвалы замка
  завезли оборудование, подобное нашему. Завозил лично начальник СБ, в котором
  Д*Эстен объеденил разведку, контрразведку, и ещё насколько служб. Первый
  эксперимент прошёл на ура, хотя кольцо держали только шесть псов и два человека.
  Но вся команда во сне была рядом, и пространство послушно деформировалось, как
  было угодно людям. Ещё через неделю, за ночь, делали уже тонну. К концу месяца в
  запасниках накопилось 86 тонн золота и 100 кремния. Можно было приступать.
   Начинать решили не с золота, а с двигателя. Сто тонн изомерного кремния было
  доставлено на легко выкупленный, из-за финансовых затруднений, моторный завод.
  По чертежам Болотова, в кратчайшие сроки, было налажено производство и стало
  стремительно набирать обороты. Это были двухтактные роторные двигатели с
  планетарным движением ротора, работающие как на бензине, так на керосине и на
  солярке. Расход топлива на километр, уменьшался втрое. Технология теперь это
  позволяла, так как некоторые компоненты двигателя, испытывали сильные нагрузки и
  нагрев до 3000 Кельвин.
   Через месяц начался массовый выпуск. Концерн-производитель назвали *Радуга*.
  После демонстрации возможностей двигателя французские автомобилестроители, под
  очень небольшим нажимом клана Д*Эстен, заявили о готовности перейти на новый тип
  двигателя. 49 процентов акций Радуги были проданы на бирже, за 2,5 миллиарда
  долларов. То есть на первом этапе даже не потребовалось показывать золото. Да и
  на покупку завода пошли миллионы бывшего начальника контрразведки с номерных
  счетов в Цюрихе.
   В начале 82-го года весь мир брала оторопь от стремительных технических
  инноваций Франции. На поток также были поставлены маскировочные сети Каскад,
  заказы на них поступили от большинства европейских армий. Были разработаны, и
  уже выпускались малыми партиями, образцы пистолета-пулемёта, не требующего
  смазки. Основным компонентом его изготовления был изомерный кремний. Теперь он
  изготавливался на секретных заводах, исключающих утечку информации о
  производстве, но без непосредственного участия Команды. Коммерческих применений
  была масса.
   На волне успеха французских производителей серьёзно подскочил рейтинг её
  Президента. Оппозиция, хоть и старательно финансируемая янки, ушла в глухую
  оборону. Безработица снизилась вдвое, при этом до предела были ужесточены законы
  об иммиграции и принимались суровые меры против нелегалов. Много внимания
  уделялось армии и СБ. Старые генералы уходили на внепланово-заслуженный отдых.
  На их место приходили полковники, а то и майоры, с горящими преданностью глазами
  и крепко наточенными вилками. Команда теперь имела крепкий тыл. Мне можно было
  возвращаться в Москву и начинать русскую часть программы действий.
   Человек предполагает, а бог располагает. Отлёт омрачился очень неприятным
  инцидентом. До Болотова дошли сведения об изобретении французами его двигателя,
  сделанного из его кремния. Я его недооценил. Когда он с ассистентами были
  вынужденно доставлены в пещеры, их погрузили в сон. Там же рядом уснула Команда
  и несколько псов. Но наша беседа оказалась гораздо более неприятной, чем я мог
  надеяться. Ум и сильнейшее биополе этого человека оказались сравнимы с нашим
  общим потенциалом. Если бы не Прайд, нам был бы конец. К счастью, когда он
  пришёл в сознание, люди были парализованы, а псы лишь отчасти. А вид собак, хоть
  и шатающихся, но с горящими глазами, вывел их из себя. Всё-таки он ещё не
  полностью освоился со своими новыми способностями. Он решил бежать за границу,
  доложить всему миру о наших коварных замыслах. Правда, сначала, он хотел
  радировать.
   Но дело в том, что наши рации в этот момент вести передачу не могли. Один из
  Прайда дежурил в закрытой изнутри комнате радистов, там так же располагался
  дополнительный небольшой дизель и мощная глушилка, которую он и включил. Болотов
  попробовал несколько раз наладить связь с другой рации, но в ответ неслись
  помехи. Опять же, он недооценил псов. Мощь его разума была велика, он смог взять
  под контроль сознание бодрствующего пилота. Он с ассистентами забрался в
  вертолёт и приказал лететь кратчайшим курсом к границе Индии. Когда машина
  оторвалась от грунта, к ней метнулась тень. Болотов понял всё, но сделать ничего
  не смог, мозг этого члена Прайда был предусмотрительно отключен, он действовал
  на одних инстинктах.
   На шестидесяти километровой туше был надет специальный жилет, сооружённый
  кинологом. Учённый даже мгновенным сверхусилием парализовал остальной Прайд. Но
  это не предотвратило взрыва трёх килограм в тротиловом эквиваленте.
   Так, что, через неделю, после похорон, погибшего от рук душман, видного
  Советского учённого, я, с половиной Команды, вылетел в Москву.
  
   Андроповские сны Глава 14
  
  
   Третья галактика.
   Закрытая Сфера.
   4623.
  
  
   Мир, который нас встречал, назывался Цаарнией. Приятного, в этой новой
  встрече, было мало. Несколько сотен ближайших лучников кого угодно вгонят в
  тоску. И не сделали никаких попыток переговоров, сволочи, сразу стали стрелять.
   Вероятность такого исхода мной учитывалась, хотя я и пологал её крайне малой.
  Каждому из группы был роздан небольшие артефакты, моего изготовления, которые
  они сжимали в руках, готовые немедленно привести их в действие. На высоте
  оказались все, и без единой стрелы в заднице. Вот и началось наше плавное
  скольжение с высоты двух километров.
   Внизу я оставил небольшой сюрприз, вариант заклинания перенастройки перехода.
  Я, наконец-то, разобрался с принципом его действия. Оказывается, при получении
  команды существует небольшой зазор, вроде заклинание спрашивает мага, а
  действительно ли ты хочешь потратить на эту ерунду столько сил. Это длиться
  всего пару миллисекунд. Но в это время устойчивость планетарного поля в точке
  перехода очень низка. Так что новое заклинание забрало у меня лишь двадцать
  грамм крови.
   И, вот, когда наше скольжение вывело нас за пределы периметра, а я ещё раз
  уверился, что Черныша нет рядом, был активирован оставшийся на земле артефакт.
  Позади нас осталось место, подвергнувшееся кратковременному воздействию 10000G.
  Во всяком случае, нас никто не препятствовал нашему неспешному спуску. Пролетели
  мы километров пятнадцать в сторону большой воды, по словам разведки, это было
  внутреннее море. Его поверхность была немного похожа на ромб, наибольшая длина
  составляла 1000 километров.
   Надо рассказать о состоянии дел в здешнем торговом перекрёстке. Верховодят
  здесь Двадцать Кланов. Бандиты, олигархи, банкиры, как хочешь так их и называй.
  Позанимали все самые сильные энергетические точки планеты, в том числе,
  разумеется, все замки-переходы. Воевали вначале друг с другом, только перья
  летели. Но уже как триста лет все успокоились и торгуют. Территориальное деление
  весьма интересное. Скажем, вокруг замка-перехода или другой сильной
  энергетической точки, окружность радиусом с полсотни километров, в зависимости
  от силы источника магии, принадлежит клану безоговорочно и гарантируется всеми
  остальными кланами.
   Ещё полсотни километров предполье. Там хозяевами являются не полноправные
  члены кланов, а их наёмники. Если внутреннее кольцо олицетворяет собой единую
  идиллию порядка и царство торговли, то предполье принадлежит как бы клану, но
  отдельные участки с цехами, садами, домами и мастерскими были отданы на откуп
  династиям наёмников. И, поверьте, воины это были хорошие. Наследственный участок
  получал только лучший из детей. Естественный отбор здесь и не думали отменять.
   Во внешнем кольце царила анархия. По Великому договору трёхсотлетней
  давности, каждый из кланов делал там почти всё, что душе угодно. Исключались, в
  основном, особо опасные заклинания, причиняющие ущерб экологии. Грубо говоря,
  такие, от которых могла взорваться вся планета. Были, конечно, и исключения.
  Анархия анархией, но еще, какую то часть вокруг предполий кланы неофициально
  контролировали. И на слишком сильные наскоки на эту территорию, действовали
  соответственно.
   И так, Черныша опять не было в ближних пределах. Предыдущий мир научил меня
  многим вещам, а главное хорошей разведке. Теперь я знал, куда мне направить
  стопы при таком раскладе. Как и везде, часть мест силы этого мира распологалась
  в горах. И как вы думаете, кто мог прибрать их к рукам? Правильно, гномы. Из
  двадцатки, ими контролировалось три клана. Состав их был смешанный. В одном из
  кланов гномы составляли всего треть. Личную присягу тут чтили.
   В союз эти три клана никогда не вступали. Вернее у них было постоянное
  молчаливое согласие о ненападении. Это давало некоторые преимущества. Гарантией
  соблюдения Великого договора выступал совет сильнейших магов кланов. По паре от
  каждого.
   К одному из соседних внутренних колец, принадлежащему гномам, мы и
  направлялись. Летать мне порядком надоело, знающий этот фокус маг может
  неприятно удивить моих попутчиков. Если добудем средство передвижения, то по
  морю, до места назначения, четыреста километров. Там, вплотную к морю,
  подступали высокие горы. Так что наше скольжение окончилось где-то в
  полукилометре от воды, посреди местных плодовых деревьев. На этот раз, слава
  богу, обошлось без сломанных ног. Отряд отряхнулся, и бросился вперёд, забирая
  немного вправо на близкие паруса. Судно, не судно, но что-то вроде большущего
  плота с несколькими мачтами.
   Выбежав на берег, мы оказались на импроевизированной ярмарке морепродуктов.
  Плот оказался даже немного больше чем я представлял, разглядев его с высоты.
  Метров двести на двести пятьдесят, да и разгружается отдельно. И сейчас у этого
  рыбака-тихохода местные торговцы скупали всю добычу. На берегу толкалось человек
  двести. При нашем появлении большая часть похватала в руки, что-либо острое и
  металлическое. Маг среди них был только один, да и то несильный, так что я его
  просто усыпил. Затем стал поодиночке усыплять купцов и их охрану, стараясь не
  трогать рыбаков. Щёлкали, разряжаясь, защитные амулеты, падали уснувшие люди.
   Те, кто стоял рядом с упавшими, не знали, что они живы, началась паника.
  Рыбари подхватили своего мага, затем кинулись к родной посудине. А мы за ними. И
  опять человек пять попробовало обороняться до последнего, их я усыпил. Вот мы и
  на корабле. По нашим настойчивым просьбам они немедленно отчалили, и медленно
  поплыли в нужном направлении.
   Капитан, оказался старейшиной этого водоплавающего рода. Мы обещали ему
  заплатить, чем очень его порадовали. За каждые десять километров пообещали по
  десять тысяч облигациями, но только если довезёт побыстрее. Наверное, с такой
  скоростью, как за эти дни, эта лохань ещё не плавала. Наконец-то очнулся маг, но
  после беседы с находящимся подле капитаном, обещал не делать глупости. Попросив
  у нас разрешение, он настроил свой амулет на местную информационную службу.
  Потом долго смеялся. Пересказал новости нам, мы их сначала осознали, затем сами
  стали хохотать, до колик в животе.
   Двадцатого клана, теперь, не существовало. Поэтому нас никто не преследовал.
  Замок-переход, который мы миновали, был самым большим из сокровищ клана. Нас
  встречали так негостеприимно, потому что прямо в Замке проходил большой совет.
  Мы же, нарушив своим колдовством Великий договор, должны были бы стать
  немедленным предметом охоты всех кланов. Но по тому же закону, так как
  происшедшее случилось во внутреннем кольце, официальную жалобу в совет магов мог
  подать один из магов клана, входящий в этот совет. Или половина большого схода
  клана. Но ни тех не других в природе на данный момент не существовало, а жалобу
  следовало подавать в течение суток после происшедшего. Так что мы перед законом
  чисты.
   И видя такое состояние дел, самые ушлые из бывших заместителей, которые
  остались хозяйничать на разбросанных по планете объектах силы, подали в соседние
  кланы заявления о взятии их под защиту. По прецинденту четырехсотлетней
  давности. Ясно, что и про свою копилку никто не забывал из господ управленцев. А
  остановить это безобразие было некому, с таким курсом выбрать новый большой
  совет клан уже не успевал. Наёмники клана нам тоже мстить не будут - каждый
  оставался при своих. Они сейчас заняты больше проверками запятых в новых
  договорах и сохранностью своих мастерских в предполье.
   Так что, когда мы пристали к берегу через три дня, наш капитан заявил что,
  при случае, всегда годов ещё раз прокатить своих лучших друзей, конечно за ту же
  сумму. А сам, тут же на пристани, стал распродавать местным гномам оставшуюся
  рыбу. Гномы о нашем приезде уже знали. Нас провели к одному из магов, членов
  совета, который прибыл сюда для встречи с нами. Я вежливо поприветствовал его,
  мы выложили на стол наши облигации, и попросил помочь освободить или хотя бы
  дать информацию, касающеюся моего дракона. Старый гном сказал, что не надо
  облигаций, он прекрасно знает в каком из кланов находиться Черныш. Тот замок,
  где его держали, вчера присягнул на верность нашим конкурентам - клану Ютол.
  Сейчас ваш Черныш находиться уже в их главной цитадели, куда они свозят все
  главные трофеи с присоединенных территорий.
   Начинать сейчас ссорится с Ютолом, гном не видел возможности. После этих
  невеселых слов он предложил нам своё гостеприимство. Засыпал я в этот раз в
  отвратительном настроении. Сегодняшний сон связал меня не с моим предком, вернее
  не только с ним. Разумов было много, я, как будто, опять играл в виртуальности в
  командную игру. Мой возможный предок, всё-таки, оказался из параллельной
  реальности. Ни где в нашей не было даже намёка на такое сообщество разумов. Но
  вот приветствия закончились, и я задал им тот же вопрос, что и старому
  гному-магу. Через минуту мне дружно ответили, что недостаточно информации для
  координальных решений, но лезть на пролом не стоит. В этот раз против меня будет
  воевать прорва наёмников из всех кланов сразу. Я заявил, что месяц ждать до
  следующего сна я не могу, а вдруг рыбка опять ускользнёт? Мне ответили, что есть
  способ связи большими пакетами информации, но для меня он будет сильно
  утомителен, не чаще раза в день.
   Так что, до полудня, я собрал у гномов весь возможный массив данных по
  проблеме и тут же переслал его в прошлое, мигом устав как от хорошего
  кровопускания. Ночью мне пришёл ответ. Ха! Вот уж не думал! Ихний француз,
  оказывается, хорошо разбирается в экономике. Для меня его план был не нов, такое
  часто случается в Лиге, и, если не поймают за руку сразу же, обычно, остаётся
  безнаказанным. Утром я изложил все соображения старому магу. Спустя полчаса к
  нам присоединилась гнома, как оказалось второй высший маг клана. Моё предложение
  было изучено, приспособлено к мышлению аудитории и отдано на большой совет
  клана, который будет организован к вечеру. А, главное, что его вообще сочли
  выполнимым. В здешнем законодательстве было ещё одно слабое место - банкротство.
  Оно тоже могло вызвать бегство территорий, особенно сейчас, после столь
  впечатляющего примера. Другая причина в том, что здесь раньше намечалось, что-то
  вроде союза четырёх, с возможным последующим объединением.
   Теперь один клан из этой четвёрки пал, и я предлагал, не откладывая,
  разделаться с тремя остальными. Ради одного клана гномы не рискнут объединиться,
  хотя бы временно. Для задумки требовались общие капиталы, против вековых врагов.
  Так вот, о банкротстве. Кланы, прежде всего, были банкирами, но таких
  сверхконсервативных банкиров ещё надо было поискать. Любимым местным
  развлечением была дача ссуд под залог. Просто, надёжно, доходно. Второй номер,
  банковские операции. Двадцать кланов достаточно доверяли друг другу, пока их не
  стало девятнадцать. Но банковская сеть побеждённого не распалась, её просто
  поделили на части. Суть плана была в том, чтобы подменить около десяти магов
  небольшого полёта в каждом из трёх кланов. Сообщество разумов предложило мне
  выпивать мага, затем сливать его другому, с нашей стороны. Такую подмену даже
  охранные заклинания банковских цитаделей не заметят. При главной операции все
  тридцать магов-операционистов задействуются одновременно.
   Все эти маги четырнадцатой ступени сидят возле камней передачи и шифруют и
  расшифровывают данные. Ведь при передаче их легко подслушать. Всего таких магов
  в трёх кланах около четырёхсот. В принципе это перестраховка, сейчас их работу
  вполне могут заменять заклинания. Так вот, капиталы выплачиваются одним махом,
  одновременно кланы гномов, где только могут, покупают через подставы долговые
  обязательства разоряемых. И, когда капиталы уплывут, науськивают вкладчиков
  противника, одновременно, тряся бумагами, поднимая на большом совете вопрос о
  банкротстве. Главное вызвать бегство территорий до совета, так как формально
  гномы правы. Совету же стоит напомнить, что мага большой силы, способного
  взрывать порталы, домой выпроводить могут только они. Для этого стоит разместить
  около двадцати артефактов на месте, а, хотя бы один, взорвать на территории
  банкротов. А для хорошей мины поделиться с остальными кланами добычей
  по-честному, половину гномам, половину остальным.
   На большом сходе клана был даже один эльф, чуть ли не прыгавший от радости.
  Остроухие живут долго, так что для него гибель семьи от рук одного из будущих
  банкротов, до сих пор жгла душу. Теперь был шанс призвать их к ответу. Сход
  сказал Да. В течение недели было получено два аналогичных ответа от союзников.
   Действовать начали аккуратно. Первая подмена произошла на территории того
  клана, где держали Черныша. Двое наёмных охранников и маг-банкир застыли под
  действием сонного заклятия. Подмену произвели на лучшего гномьего агента,
  заклятие личины получилось почти совершенное. Только один недостаток -
  продержится оно не более двух месяцев. И, самое главное, у дубля будут те же
  воспоминания, что и у оригинала.
   Целый месяц шла активная скупка долговых обязательств. Теперь гномы не могли
  повернуть назад, даже если бы захотели. Около трети их совокупных капиталов уже
  было вложено в этот план. И, хотя операции проводились очень аккуратно и через
  посредников, цена на них поднялась на десять процентов. За это время наш
  перевёртыш совершил около сотни левых операций. Все на очень небольшие суммы.
  Всё прошло гладко. Утечек вовне тоже не наблюдалось. Нет, соседи, конечно,
  заметили шевеление и, наверное, догадывались об общем направлении атаки. Но
  ничего более конкретного они не узнали. Степень защиты информации и доверия друг
  другу у гномьих кланов оказалась очень высокой. Стоит сказать, что любой из
  гномьего клана мог взять из центральной чаши копилки до десяти тысяч золотых на
  общие нужды, а отчёт дать лишь в конце года.
   Был назначен день икс. В течение недели было проведено тридцать попыток
  подмены магов. Был учтён опыт первой попытки. Двадцать восемь прошло удачно. Две
  позиции закрыть не удалось. Решили больше попыток не принимать, а подогнать план
  под двадцать девять участников. Скупка обязательств производилась до последнего
  из разных источников. Утром дня икс они стоили уже на сорок пунктов дороже
  номинала.
   И начался тот день. И составили три атакуемых клана три стороны треугольника.
  И были совершены переводы с сотен счетов одной стороны треугольника на другую. С
  каждым новым переводом внутри треугольника деньги аккумулировались на нескольких
  крупных счетах, достигая внушительных размеров. Затем, через час, появились
  новые фантомные счета. И так пять раз подряд. Степень кооперации этих кланов
  была сильной, но тайну своих банковских операций они, пока, друг от друга
  берегли. Теперь это вышло им боком. На новых щетах скопилась половина их
  капиталов. Затем последовали покупки банковских обязательств на предъявителя,
  выданных этими кланами. На это была потрачено не больше трети каждого счёта.
   Затем в дело вступили посредники из зоны анархии, разумеется, за очень
  хорошие комиссионные. Они связывались с нейтралами и предлагали им обмен.
  Обязательства атакуемых кланов на обязательства нейтралов по номиналу. Посредник
  передавал нейтралам номер счёта, на котором числились эти бумаги и коды доступа.
  Активы, предлагаемые к обмену, шли на тот момент на сорок пунктов выше номинала,
  поэтому никто не отказывался. Как только последние бумаги миновали руки
  посредников, гномы предъявили векселя к оплате. Одновременно с этим, для
  затравки, был подорван один из зарядов. Через полчаса нейтралам было разослано
  предложение о разделе имущества банкротов, а информационную сеть заполнили
  сообщения о реальном финансовом состоянии атакуемых. Бегство началось сразу же.
  Из шести высших магов только один решил действовать напролом, и потребовалась
  моя помощь.
   Большие сходы бузили часа два, лихорадочно ища наличные деньги. Но злой рок
  опять не оставил меня в милости своей. За эти два часа они умудрились толкнуть
  за полцены уйму ликвидного имущества. Продали и моего дракона. Коллекционеру из
  другого мира. Из-за гномьей части имущества побеждённых вышел некоторый спор. Но
  гномы, покричав, решили принять моё предложение. Они всё отдали мне, а я, в свою
  очередь, на правах очень долгосрочной аренды, всё отдал объединённому сходу трёх
  кланов. Каждый член, которого приводился к новой присяге. Она заканчивалась
  такими словами - Так же я клянусь умереть во славу короля гномов, если он
  потребует от меня этой чести.
  
  
  Андроповские сны Глава 15
  
  Земля. Москва. Зеленоград.
  1982
  
  
  
  
   Вот я и опять вернулся к тебе, родимый город. Сегодня я иду по твоим широким улицам и от меня уходят прочь все сомнения. Небольшой холодный дождик прошёл, но настроение всё равно по-весеннему приподнятое. Середина апреля всё же. Вот для иркутян такая погода, всё равно что лето. Но пора и честь знать, о жене и детях забывать стал, первым делом надо постараться поехать к ним.
   Разговор с Андроповым прошёл без осложнений, он только очень сокрушался на счёт Болотова. Проведённый мной сеанс, очевидно, помог ему, но наши совместные действия с Борисом Васильевичем были эффективнее. Но не всё то золото, что блестит. Сегодня я специально сдерживал себя. Теперь при помощи Команды я, в состоянии сна, мог бы омолодить его организм лет на десять. Работая на сотую долю мощности, тем не менее я достиг поставленной цели, постоянных контактов с ЮВ. Было решено проводить сеансы раз в неделю. Так же высочайшим оком был просмотрен и одобрен мой проект по организации на базе Зеленоградского отделения Комитета центра реабилитации войнов-инвалидов. Я рассказал ему на примере своих ребят, как может полезная деятельность на благо государства отвлечь от мыслей о суицыде. Показал письмо невесты моего теперешнего секретаря, в котором калеку отсылали куда подальше.
   Разумеется я предложил свою кандидатуру, что так же было одобрено. Полковник Каминский, бессменно с 1967 года возглавляющий этот отдел, уходил на пенсию. Так же я упирал на то, что в реабилитации ребят большую помощь оказывало общение с собаками. По-сему предложил переподчинить местному отделу зеленоградскую станцию спасателей-кинологов. В общем, договорились, что отдел будет экспериментальный и подотчётен будет непосредственно Юрию Владимировичу. Отчёты я буду давать в субботу, после полудня, тогда же проводить сеансы лечения. В целом, как уже было сказано, встреча удалась. Не пришлось даже применять болотовскую методику психокоррекции, применённую им к пилоту вертолёта. Мы со всей Командой в течении трёх ночей её расшифровывали. Он не трогал сознание, он отключал его от рецепторов и воздействовал непосредственно на них. А там и парализованное сознание, которому внушалось что оно во сне, включалось в процесс работы. Так что пилот бы его довёз.
   Для Ювелира работоспособность означала очень многое, поэтому я был нужен. В скором времени одним из моих главных недоброжелателей должен стать Чазов. Андропов всё меньше и меньше зависел от умения Академика доставать великолепные заграничные лекарства. В качестве преемника по Афганским делам была одобрена кандидатура одного из моих замов.
   Вот все бумаги высочайше заверены, я иду по улице, слегка смачиваемый дождём. Мимо пронёсся грузовик, обрызгал, сволочь. Сейчас же приходит мысль, этакий лихач мог и задавить. Но тут же уходит. Теперь это уже не страшно и не важно. Я часть Команды, но только лишь часть. Я воплотил в ней свои мечты и желания. Ясли меня сегодня не станет, это не изменит планов. Мы возьмём власть на год позже, только и всего. Общую стратегию уже не изменить. Даже связь с потомком, сейчас может осуществляться без меня. Скорей всего пути развития наших с ним реальностей уже разошлись, но на связь это ни как не влияет. И это радует. Знать что через десять лет в Империи наступит новая смута феодальной раздробленности, и ни чего не предпринять? Это слишком. Сей час же есть шанс построить на этом фундаменте нечто большее. Да и везение моё настораживает, кажется не простым. Значит это где-то когда-то Кому-нибудь нужно.
   Ну всё, надоело пешком, подзываю медленно едущее в отдалении такси. Я его заранее оплатил и попросил что бы не мешал, пообещал хорошо накинуть в конце. Вперёд в Зеленоград, на родину моего Поскрёбышева. Сперва, правда, заехал домой. Жена , как айсберг, но надводная часть сразу растаяла, стоило мне только сообщить о моём новом назначении. Это тебе не Афган, это, считай, под боком. Напомнила мне ещё раз, что надо бы сделать ремонт квартиры. Трёхкомнатная и почти в центре. Сразу условился, что дома буду ночевать где-то через день. Это устраивало всех, меня, жену и её любовника, о котором мне недавно сообщили. Как ни крути, холодок, возникший между нами, меня, на данный момент, очень устраивал. Теперь на первом месте у меня дело, семье же досталась почётная бронза. Ну, вот, прочь размышления, показались первые дома Зеленограда. Я остановился в гостинице, по телефону связался с полковником Каминским. Договорились с Геннадием Семёновичем с завтрашнего дня заняться передачей дел.
   Часть Команды остановилась в этой гостинице уже с утра. Лишь мой секретарь поехал к родителям. Ну пусть порадует стариков. Уснул, связался с Афганом, там порядок, с Францией, там то же вроде всё по прежнему. Валери, правда, нервирует слишком спокойный вид американского посла. Явно душители индейцев пакость задумали. Напомнил ему о необходимости взятия полного контроля над армией и иностранным легионом, пускай побыстрей подыскивает кандидатов. Сначала пусть берёт под контроль Легион.
   На следующий день я прибыл в отдел. Зла на меня полковник не держал. Жить, говорит, только начинаю, на пенсию перехожу. Хватит, говорит, оборонку двигать, пора и внуками заняться, пока правнуков не понаделали. Ну, каждому своё. За день материалами по всяким Ангстремам и Компонентам выше крыши голова забита оказалась. Наметили двух кандидатов в Команду, с одним побеседовал Иван. Шолохов Анатолий Евгеньевич, начальник ОВД, старый проверенный кадр. Сейчас лишние несчастные случаи не желательны, если не подойдёт, попробуем сменить административно. А своего кинолога отправил в центр к спасателям. Он у них вроде куратора теперь будет, с правом решительно одёрнуть, ежели чего не по нашему. Главным у них Усов, Мстислав Иванович. Вот к нему тоже пусть присматривается на предмет вербовки.
   Вот так вот в понедельник и во вторник я не спеша вникал в дела и добывал ордера на квартиры для своих ребят. Доходило до смешного. Знаете ведь нашу систему. Если вселился в новостройку по ордеру и живёшь более трёх дней то выселить тебя очень и очень сложно. Ну я провентилировал подшефных. У Ангстрема как раз в новый дом многие заселялись. Была ясно бронь, ну я из неё восемь ордеров без фамилий и захапал, каких то работяг улучшения жилищных условий временно лишили.
   Ну мои то все вселились, а Петухов у кинологов днюет и ночует, местный отдел Прайда обустраивает. Он, идиот, пошёл к главе домоуправления, показал ордер. А те и говорят, если не к спеху приходи за ключами через неделю. Хорошо он мне об Усове этой ночью отчёт давал, упомянул мельком, что ордер отдал. Я то эту жилищную кухню немного знаю. Отправились утром втроём, я, Петухов и один из моих замов в его новую квартиру. Я без лишних разговоров Ване на дверь кивнул. Тому дверь деревянную сломать, как два пальца. Замок гостовский, хлипенький, как и дверь.
   Прав я оказался. Новый хозяин умный человек, инженер с понятием ситуации. Двоих со стройки нанял крепких парней, ящик водки им поставил, еды от пуза. Сам уже с семьёй этого ордера год ждал. Вот в Ангстреме, как только он ордер отдал, поняли что на лоха напали. И не стали проверять чей он человек, Комитет там или не Комитет, а жить надо. Инженера Сидорчика кликнули, долгожданный ордер ему в руки дали, но предупредили о конкуренте. Ну он слесаря взял, замок открыл. Поселил туда этих громил. И стал потихоньку вещи перетаскивать. Я пистолет достал, патрон дослал, и на мушку их. И Ивану дал их немного помят, сугубо в воспитательны целях. Потом мы им корочки предъявили, вещи свои и хозяина несостоявшегося на улицу заставили выносить. И ситуацию товарищу инженеру обрисовать в красках. Не поймёт, тогда пусть нас зовут.
   До отдела решили пройтись пешком. Нет, каких простаков земля Русская не носит. Помню зачёт по оперативке проходили с инструктором на Арбате. Берётся три квартала заполненного людьми пространства. Даётся час времени. Ты идёшь, видишь нужного тебе гражданина, улыбаешься ему приветливо. Узнаёшь брат Вова брата Колю, и так далее как учил незабвенный Остап Бендер. В конце забега ты должен оставить после себя три облапошенные тушки, а добыча должна быть не меньше пяти сотен. По традиции половина выручки отдаётся инструктору, так как зачёт это важный. Ну да ладно.
   Много, очень много нужно менять в отчизне. Кровопускание небольшое людям сделать что ли, расслабились и разнежились. Поголовье своих волков ведь растёт, да и из-за рубежей акулы клыки и острые вилки точат. А свои бараны на печи тридцать три года сидят, водку глушат. Нет, для меня, как для будущего правителя, такие бараны вроде бы и милее. Но чутьё мне подсказывает, что лучшие кандидаты в члены Команды получаются как раз из волков.
   В Афгане мы все операции по контрабанде радикально сворачивали. Душманы теперь материал чисто для опытов, а деньги и Франция даст. Опытами в Куфабских пещерах теперь занимается Прайд. Моторика движений и динамика сознания. Или наоборот. Короче, куклы ломаются дня за три, но не без пользы для науки. На местной станции Петухов уверенно верховодит, восемь собак из Прайда быстро навели порядок среди местной своры. Через недельку ожидаем пополнение. Узнал ещё об одной местной достопримечательности. Пару лет назад два гектара земли около кафе Лесное отдали под пасеку, так здесь учённые в свободное время развлекались. Называется пасека Нектар. Правда мёда даёт с гулькин нос, но это мазохистов от науки не останавливает. Но место хорошее, поэтому решил приспособить под объект двойного назначения. Написал нашему безрукому бойцу документ для высоколобой братии, мол оказывайте содействие в приделах компетенции. И послал его туда с двумя псами. Пусть рои на интеллект проверят
   Незаметно подкралась суббота. Съездил к Юрию Владимировичу, доложил об успеха, провёл сеанс. Вместе посмеялись над злоключениями моего Петухова. Дал добро на сотню ордеров. Я предложил прибывающим инвалидам надеть повязки ДНД и, вместе с собаками, ставить в патрули. Пусть некоторые несознательные граждане расшифровывают эту надпись как дуракам нечего делать, нам нет дела до несознательных элементов. Мы не последователи Эрнста Рэма, наши штурмовики не будут носить автоматов. В большинстве они будут инвалидами, которые выгуливают псов. Кто в здравом уме будет принимать всерьёз калек, а потом будет поздно. Ну да ладно, хватит лирики.
   В среду взяли в Команду Усова он чуть с ума не сошёл от радости, на Прайд налюбоваться не может. В Афгане приняли к присяге десятерых, семеро без различных конечностей, а трое ослепли. Через неделю их общение с Прайдом дало интересный результат. Выработались три связки хозяин-поводырь с одними глазами на двоих. Общение осуществлялось по методу Болотова и дало интересный результат. Любой из членов Команды может общаться с кем то из Пройда с помощью мыслеобразов. А, значит, у нас появилась бесперебойная связь. Теперь рядом с каждым из нас теперь собака.
   А Шолохов, начальник ОВД, нашу инициативу одобрил. Парнишек-ветеранов надо пристраивать. Только беспокоился дюже за свой участок работы. За последние три месяца семнадцать краж в городе. Один район только необворованным остался. Я предложил первые три патруля завтра же направить в тот район. Преступник работал только днём и только с замками марки Москва. Через неделю наших патрулей по всему городу стало уже девять и о них заговорили. Мол, КГБ заботится о инвалидах. Пошёл гулять слух, что все эти ребята из погранвойск, и что дело у главы Комитета на особом контроле. Чуют люди суть Дедал, чуют тем что пониже спины находиться.
   А вора мы поймали. И правда дурак, полез в том районе где ждали. Его свободный член прайда заметил. Мы прайдовцев теперь клепаем по пятьдесят в неделю. И в хорошие руки щенков раздаём по всей Москве. Пионеров к этому делу подключили. В Афгане в пещерах лежит сотня псов, почти не двигаются, они теперь навроде координаторов. Так вот один такой щенок, Антошка, забрался днём на хозяйский стол возле окна, и в окно глядел, пока хозяев дома небыло. И застукал в доме напротив необычное шевеление в одной из квартир. По прошлым наблюдениям в квартире в это время никого не было. Сразу одну связку туда направил и пару свободных, с маскировкой под дворняг. В квартире кто-то был. Связка поднялась на пару этажей выше и, когда визитёр удалился проверила квартиру. Ограблена. Дальше передавали друг другу его до вокзала, а там уже милиция была предупреждена. Там его и взяли, чин по чину. Родионов, коренной москвич, домушник профессионал. Третья ходка, значит неисправимый, смертник.
   Мы с Шолоховым в тот же вечер вдосталь откушали беленькой, отмечали его победу. Я все лавры ему отдал. Уснул он на диванчике у нас в отделе, а я пару часов сидел над ним и колебался. Два случая брака с отказниками у Команды в этот месяц уже было. Брать или не брать, вот в чём вопрос? Скорее да, чем нет. Уснул я с ним рядом с Анатолием Евгенивичем, сознание ему своё передал. Объяснил что к чему, картину смерти Болотова показал. Обрисовал настоящую ситуацию в стране. Всё это было теперь в его памяти, но пока там в новом массиве всё раскопаешь. Задумался наш опричник районный, и хочется ему и колется, но всё же согласился Евгенивич.
   Проснулся, крякнул, затем к буфету, печень смазывать. И пошёл на службу, орлами в погонах руководить, ЦУ им вставлять, ценные указания то бишь. С собой уносил щенка. Милый такой зверёк, толстоногий, мать из первых прайдовцев. К концу мая многие прислушивались в городе к моим ненавязчивым советам. Шолохов меня с Захаровым накоротке свёл. Местный первый секретарь. Бывший инженер точного машиностроения. Повезло мужику с внешностью, женился удачно, вроде и по любви, но и про расчёт не забыл. Вот теперь и в первые выбился. Выпили, поговорили. Я ему говорю, бросай всю эту бюрократию, иди к нам в Комитет, я тебя замом возьму. Посмеялись вместе над шуткой. Но и задуматься можно. Это раньше он местом ссылки был, а сейчас тот кто не с нами тот против нас.
   Задумался всё же глава райкома. Но нет сказал. От добра добра не ищут. Да и я неволить не стал. Хороший человек, почему бы ему на повышение не пойти. А сюда пришлют нового, более голодного и неразборчивого. Благо на это повлиять можно. Да и жив останется. Не та фигура, при отказе которой сотрудничать её оставляют в живых. Как говаривал Аль Капоне, обращаться с телами надо со всей возможной осторожностью.
  
  
  
  Андроповские сны Глава 16
  
  
   Третья галактика.
   Закрытая Сфера.
   4623.
  
   Подготовка к следующему этапу маршрута длилась неделю. Гномы насовали мне столько свежеворованного добра, что, казалось, этими артефактами можно и без моей помощи взрывать переходы. Правда ни одну из оставшихся девятнадцати шутих мне так и не вернули. Ну ничего, ещё сделаем, коли понадобиться.
   К моей свите прибавилось с полсотни наёмников. После моей проверки всё подтвердилось, они честные и исполнительные солдаты. Выполняли все без исключения приказы сверху. Теперь вот сменили присягу и работают на гномов. Вся их беда, что они очень знаменитые диверсанты. Они слабые маги, но очень хорошие воины, работали в зоне анархии близ гномьих кланов. Ловили зазевавшихся и делали с ними такое, что их именами пугали детей.
   Сейчас их рассекретили и бедные, честные и очень хорошие убийцы оказались в подчинении у своих кровников. Но начальство прекрасно понимало, что врагами они уже не являлись. Один умник из совета предложил им решение и они согласились. Вот так я и покидал сей гостеприимный мир, без фанфар, но с полезным пополнением.
   Старт, мягкая посадка в болото. Здешний мир, надо сказать, был местом нешуточных разборок. Три империи делили его между собой в течении сотни последних лет, считая при этом жуткой отдалённой провинцией. Вот и замок переход в нейтральный мир здесь и сейчас не охранялся постоянным гарнизоном, интересно почему? По словам разведчика этот мир используется всеми тремя участниками в основном для отточки мастерства. И если одна сторона начинала уступать в здешних играх, будьте уверены, обстрелянный контингент войск срочно понадобился в другой провинции, для подавления очередного бунта. Да и для магов поле для экспериментов было отменное.
   В тот злополучный для меня вечер, когда один из кланов банкротов пытался задвинуть по дешёвке всё движимое, рядом с переходом стояли войска под командованием некого герцога. Воин так себе, но из очень влиятельного и богатого рода, к тому же страстный коллекционер дорогих диковин. А мой Черныш, надо признать, был диковинкой. Слишком мал, слишком агрессивен, ну не походил он на тех медлительных выхолощенных особей, что привозили с детских миров. Купил дядя игрушку дорогую, только хотел разбудить и поиграться, а не тут то было. Пришёл приказ, срочно направляться к переходу в соседний имперский анклав. В том мире эта империя доминировала, лишь на половине одного из континентов оставались независимые княжества.
   Вот так, пока я раскачивался, его и след простыл. Два дня усиленного марша до кораблей, пять дней плавания до соседнего континента. Так что как раз сейчас он совершает следующий переход. Это всё я узнал от трёх местных егерей, оставленных следить за временно покинутой стратегической точкой. Их мои новые диверсанты приволокли, и часа не прошло после прибытия. Егеря всё рассказали сами, чем заслужили быструю смерть, не смотря на всё моё раздражение данным исходом дел. Торопиться теперь вроде было и некуда и я дал моим новым соратникам время на основательную зачистку окружающей территории. К утру отловили четверых шпионов вражеских империй, но один из них добрался до местного варианта радиопередатчика и на всех магических волнах осчастливил окрестности нашими приметами.
   Надо сказать, что предыдущие удачи меня расслабили, а кто-то умный из побеждённого клана прощетал ситуацию и передал герцогу пакет со списком всех моих дел и целей. А тот, не будучи дураком, передал его в имперскую разведку. Но здешние филиалы разведок соседей тоже лаптем щи не зря хлебали. К моему появлению вчерне существовало три плана по моей нейтрализации, коли я здесь появлюсь. И, даже, как я позже узнал, были обговорены возможные совместные действия.
   До побережья я так и не дошёл. Одна из посланных вперёд двоек явилась с языком. Из его рассказа стало ясно что по всему побережью от нас разбегались все корабли, а те что ремонтировались сжигали. Через день разведка донесла о десятках судов с десантом накапливающихся в трёх днях пути, которые, сразу после высадки уходили далеко в море. Ситуация, в целом, перестала мне нравиться. Я, наконец-то, наткнулся не на купцов, не на правителей, а на воинов. Причём солдаты эти жили войной и не мыслили себя без неё.
   Уходить я решил, по привычке, к горам. До них было километров пятьсот, в противоположную сторону от надвигающейся на меня армады. Горы подходили вплотную к океану, недостаток информации о них я восполнил на следующий день. Надо сказать, что мирных жителей, как таковых, здесь не осталось. Так, сельхозрабы, вкалывающие в глубине занятых территорий, только для того, чтобы обеспечить потребность войск в продуктах. Ещё некоторая прослойка выживших после методического насилия мирян ушла в леса и очень труднодоступные районы и, сильно озлобившись, пощипывала войска. Этих считали даже полезными, чтобы, мол, свои не расслаблялись, и посылали карательные экспедиц3ии лишь против особо зарвавшихся.
   В начале похода к горам я думал, что там поселился какой-нибудь из гномьих тейпов, но всё оказалось иначе. Этот мир был достаточно молод. Когда три империи начали за него свой спор, гномы сюда ещё не пришли. Зато пришли эльфы, очень уж им здешняя природа понравилась. Так вот, тот вражеский разведчик, который мне всё это рассказывал, с жутью вспоминал остроухих. Дело в том, что их переселенцы успели организовать на этих землях нечто вроде королевства. Которое, спустя полвека после его основания, стало полем ещё одной битвы трёх империй. Эльфов начали целенаправленно вырезать, чтобы не мешались.
   От миллиона их осталось триста тысяч, те кто успели добежать до Серых гор. Окончательно не выбили их с этих, тогда ещё не укреплённых позиций по одной простой причине. Накал борьбы трёх монстров сдвинулся на тысячу километров, а когда об остроухих вспомнили каратели те, как заправские гномы вовсю осваивали и углубляли местные пещеры. Это при том, что эльфу жить в каменной пещере, это всё равно, что в течении суток кастрировать себя тупым ножом. Очень неприятно, короче. Но выжившим не было дела до подобных мелочей. Так что у них теперь со всеми тремя сторонами что-то вроде молчаливого соглашения, если кто-либо лезет к ним в горы, значит ищет смерти. Если на равнине ловят эльфа, значит один из молодняка вышел на свою первую охоту за человеческими ушами, и неудачливый индивид сам теряет кончики ушей. А если его ловят живым, то он завидует мёртвым.
   Генералы смекнули свою выгоду, и посылают в Серые горы на разведку неугодных. Это местный вид суицида. Многие после получения приказа вешаются сразу, не желая давать повода для эльфов растянуть удовольствие. Зато дисциплина в здешних частях отменная и отклонения от генеральной линии сведены к нулю. Вот в эту мышеловку я шёл, мне даже в этом не сильно и мешали. Просто охватили полукольцом и пощипывали, когда им казалось, что я слишком медлю. Да ещё эльфам весточку передали. Мол, вот к вам гражданин удав идёт товарищ кролик, кушайте, не стесняйтесь. И гнали нас профессионально, максимально рассредоточились, не в одном отряде не было больше сотни лучников. И луки у них были без всякой магии.
   Вперёд я послал своего старого знакомого гнома-разведчика. Эльфы тоже твари привычки, думали что мы придём как все, станем лагерем, напичкаем его со всех сторон магией. А мы в их ближайший лаз нырнули. Я шёл впереди и усыпил с десяток остроухих разведчиков, до которых успел дотянуться. Заняли мы круговую оборону, половину пленных разбудили и отпустили без всяких условий, и стали ждать. День ждём, два ждём. Я уже нервничать стал, запасов всего на день остаётся. Но вот, наконец-то, показался какой-то остроухий, вышел к одному из постов и уселся перед ним. Я приказал отпустить остальных пленных и пошёл на переговоры. Сидим друг напротив друга, в гляделки играем и молчим, час молчим, два молчим.
   Наконец эльф вымолвил, хорошие, мол, у тебя уши. Это у них мирные намерения так выражают. Ну я его послал по аналогичному адресу. Остроухий спросил, зачем тебя к нам на расправу гнали. Ну я ему свою историю вкратце поведал, портрет месячного Черныша из-за пазухи вытащил. Эльфу портрет понравился, ну я ему его и подарил, у меня запасной есть, не жалко. Эльф встал, я ваши слова передам, встретимся завтра. Я ему, если у нас не будет еды, то до завтра мы можем и не дожить. Тот кивнул и через час нам подтащили с десяток здоровых корзин. Грибы разные, в основном, но ничего, есть можно. Проверили на яды и магию, и начали трескать за обе щеки. Я и десятая часть отряда всё рано продолжала есть только старую пищу. Во избежании. Кто их этих эльфов знает. Но и следующая встреча прошла мирно и закончилась раздачей пайки.
   А в четвёртый раз они пришли делегацией. Стол накрыли в ближайшей пещере, стали есть и разговоры разговаривать. Рассказали о некоторых неутешительных подробностях своего обитания. Пещеры их медленно убивают. У эльфа, который большую часть суток проводит без дневного света, постепенно отказывают внутренние органы. И продолжать свой род не тянет. Количество рождений упало в десять раз. Сейчас под землёй их осталось десять тысяч, и смертность растёт. Подумали эльфы и решили сделать людям империй большую гадость. Перевезти меня через океан, во что бы это не стало. Они, оказывается тут тоже разные планы строили. Древесина у них была, вот они и понаделали длинных гребных челнов, вдруг каперствовать кто-либо решится. Только моряки они никакие, море они любят так же как и пещеры. Два месяца мы готовились к совместной экспедиции. В узком подземном гроте, как могли, тренировались в гребле. Клан выделил нам тысячу бойцов, хоть и знал, что поверхность им этого не простит.
   Поэтому рушились перемычки на основных протоптанных артериях, остатки эльфов уходили в самые непролазные места. Генералов противника мы опять недооценили. Где мы прокололись я так и не узнал. Только наши челны вышли из бухты, как на берегу показались войска. Нас отрезали от берега т стали настойчиво пытаться вызвать шторм. Я истратил два последних заклинания штиля и приказал грести что есть мочи в сторону небольшого острова в сотне километров от берега. Море стало неспокойно, видимость, даже магическими средствами, сильно снизилась, поэтому на острове нас не ждали. Успели только сжечь пару кораблей в бухте. Другова реального сопротивления гарнизон из двухсот человек нам не оказал. Запасов провизии оказалось чуть меньше чем на месяц, при нашей численности. Ну и рыбку ловить можно. Эльфы не пали духом только потому, что падать дальше уже было некуда. Неделю в голову не приходило стоящих мыслей, затем связался с предками. Они посоветовали, если ближний делает тебе гадость, удесятери её и отправь обратно. Я использовал почти все артефакты, но со мной осталась моя голова на плечах и кровь в жилах. Первая моя атака была безуспешной. Три смерча сожрали в целом сотню грамм моей плазмы, но корабли противника уже укрылись в портах. Вторая попытка дала тот же результат. И лишь переправив через одного эльфа-лазутчика, бывшего в одной из бухт на задании, удалось потопить три корабля. Он по памяти вызвал точное место и мы, с некоторым трудом, сделали секундный телепорт. Корабли противника ушли ещё дальше, а атаки на нас не прекращались не на минуту. Они даже провели неожиданную атаку молниями, и сожгли больше половины нашего флота, лежавшего на берегу. Безобразие быстро пресекли, но это не радовало.
   И тогда я занялся тем, что стоило сделать с самого начала, стал думать. Перед рассветом, на некоторое время враги устроили нам передышку, и я стал смотреть на выплывающее из-за волн солнце. Чем же ты мне можешь помочь, светлая дорожка? Не нашёл я ответа немедленного в солнечных бликах на воде. Набрал я в ладони солёной влаги и стал разглядывать её через сенс. Так вот почему эльфы не любят пещеры и воду, они сторонники регулярного питания. Лес даёт им пить свои жизненные токи, магию по местному. А в пещерах энергетика не та. Теперь, как выяснилось, и с водой всё не так просто. Океан предпочитает забирать энергию, а отдаёт потом неохотно, и только яростными штормами. Та вода, которую я держал в ладонях, была, казалось переполнена магией. Но вглядевшись в неё я понял, этот объём может свободно вместить ещё в два раза больше силы. Океан предпочитает забирать. Так, а в чём тут секрет?
   Через неделю, когда мы стали обживать потихоньку рыбную диету, я провёл первый опыт. Гномы выдолбили в одной из пещер бассейн, а эльфы натаскали туда воды. Сверху я вылил литр моей крови и произнёс очень простое заклинание. Мне стало очень плохо. Литр за раз, с этим надо завязывать. Те из наших кто стоял рядом , попадали на пол. Думали, что сейчас жахнет. Ничего подобного, просто десять тысяч литров воды мгновенно переполнились энергией до того порога, что не могли немедленно её отдать. Теперь грамма этого тягучего сиропа достаточно, чтобы вызвать мощный шторм. Дело было за малым, доставить эти капли к местам базирования вражеских кораблей. Полёт должен был убить их, но доставить три литровых бутылки в ближайшие достижимые места. Литр был ошибкой, а три литра тремя. За следующий день остров четырежды накрыло цунами. Удержание их стоило ещё двухсот грам. Это меня подкосило, я слёг. Эльфы, оставив на острове хороший гарнизон, привезли меня опять на ближайший материк. На знакомом берегу нас никто не ждал.
   Знакомого берега не было, береговая линия претерпела изменение. Направленные цунами, плюс землетрясения. Детонирующая сила литра тянучки заставляла где то кубический километр воды стремительно забрать энергию у соседних пластов. И в один момент полностью её отдать. Кто не спрятался я не виноват, а спрятались не многие. Эльфы, наконец, вышли из своих пещер и помогли вытащить с суши один из заброшенных туда цунами кораблей. Когда его подлатали магией на нём кроме нас там смогла уместиться сотня эльфов.
   Переплыв через разделяющие материки расстояние, мы наблюдали знакомую картину разрушений, правда немного в меньшем масштабе. Ещё одна стоянка, ещё два, на этот раз действительно точечных, удара, и морского противодействия можно было не опасаться. До замка-перехода дошли спокойно, он был достаточно близко от берега. Со мной отправились все эльфы, я же оставил полсотни своих людей помочь здешним остроухим. Среди них были опытные моряки и два десятка гномов.
   Было оговорено, что в Серых горах будут жить переселенцы из трёх кланов. За это они предоставят наёмников для зачистки здешних военных. Благо, пока не кончиться сироп, океаны и моря будут под контролем эльфов.
  
  
  
  Андроповские сны Глава 17
  
  Земля. Москва. Зеленоград. Тбилиси.
  1982
  
  
  
   Для многих на земле понятия можно и нельзя незыблемы, но только не для нашего человека. Я сам перешагнул через них и, вроде бы, начал осуществлять то, ради чего я заваривал всю эту кашу. Но в ходе выполнения поставленной задачи появились новые цели, по сравнению с которыми начальное устремление кажется мелочным.
   Но всё равно, детям и внукам ряда генералов КГБ через заслуживающих доверие людей были подарены прекрасные щенки с отличной родословной. Пока этого было достаточно. Старый повелитель ещё не умер, да и белый дракон ещё жив здоров и пока необходим для команды. Война в Афгане идёт по нарастающей, сейчас середина июня и душманам идёт из Пакистана неослаббевающий поток помощи, спасибо янки за это. Америка ведёт наступление по всему фронту, ПГУ же действует достаточно успешно только в Латинской Америке. Валери передаёт из Франц, что не успевает раскрывать заговоры. Янки цепляют на крючок всех кого могут, и генералов и нижних чинов. А если один из этих нижних чинов поведёт за собой полк? Предлагаю ему расширить отряд СБ прикрывающий его, добавить им вооружения.
   Конвейер в Афгане заработал, мы нашли метод отсева. Можно с 99% вероятностью сказать согласиться ли этот волк войти в нашу стаю. Из 1000 проверенных нам подошли 30 человек. Закалённые в боях ветераны. Приняли в Команду всех, и без эксцессов. Далее по маршруту Дели-Париж вылетели некие туристы, а по прибытии у них вдруг оказались новенькие удостоверения Французской СБ. Они и составили дополнительный спецотряд, который всюду сопровождал президента. У них было тяжёлое вооружение и, разумеется, собаки. И неприятности незамедлили проявиться.
   В тот раз с Валери было вдвое меньше охраны, позже кое-кто за это ответил. В департаменте, где находился его родовой замок, был ежегодный праздник местного значения. Без особо веской причины, вроде третьей мировой войны, он старался его не пропускать. Этим и воспользовались знающие люди. Представьте старинную площадь, полную весёлых и радостных лиц. Первого снайпера засекла собака и прыгнула, поймав разрывную пулю. Идущий справа новоиспечённый француз, с рязанским акцентом, тоже не сплоховал, успев подбить объекту колени и накрыть собой. А ведь мысленный импульс от прайдовца поймали оба, но один недавно был под пулями, а другой последний раз слышал их свист в сороковых, когда высаживался с Де Голем. Бронежилет остановил пулю второго снайпера, но внутри тела охранника. Они успели выстрелить ещё по разу, пока их не сняли. Прайд гнал чёткую картинку и ребята били как в тире.
   Вот тут у врагов и начался разброд. Очевидно о заговоре знало только несколько человек в верхушке, они очень рассчитывали на снайперов, так как низовые работники даже не были предупреждены. Вот одна такая местная полицейская шишка попыталась отделить охрану от президента, мол, здесь его лучше защитят, Валери приказал немедленно арестовать этого умника, и его подчинённые не заступились за начальника. Дальше было не до сантиментов. В одной из комнат городской ратуши языка усыпили, выкачали сведения и устроили небольшой инсульт, благо неумеренные возлияния начальника уже приводили к подобному. Оказалось, что к городу направлены десять танков. Ведут их сплошь офицеры, якобы на помощь убитому президенту. Но там все люди посвященные и Валери решил не давать им шанса. Через Прайд скинул своему Начконтру имена заговорщиков в Париже, а ребята уже надевали на прайдовцев спецтельняшки, так хорошо показавшие себя с болотовским вертолётом.
   Пятнадцать человек с собаками остановили колону в нескольких кварталах от площади. Две французские телекомпании гнали всё это в прямой эфир, смотрелось великолепно. Когда собаки, в жилетах под цвета французского флага, по две бросились по свистку из подворотен на танки, у нападающих не осталось шансов. Они могли свернуть, ведь многие слушали радио, и знали, что президент остался жив, но они не свернули. Остановившиеся танки забросали гранатами, расстреливая не многих из тех, кому посчастливилось выбраться. Оставшиеся собаки корректировали. Валери в это время занимался своим делом. Двое было арестовано на площади, а двое самых умных на выезде из города, одного из них ранили при задержании. Через час из Парижа поступили дополнительные имена, но эти уже успели скрыться. Ну, пусть побегают, спринтеры.
   Материалы на суде были исчерпывающие. Многие повесились в камерах до суда. Это были те из них, кого по политическим причинам, или из-за связей не желательно было светить на скамье подсудимых. Остальные из выживших благоразумно признали свою вину, разумеется это были те из них, кто не подвергался допросу во сне.
   В Зеленограде же неожиданно хорошо сработал тот безрукий парень, которого я отправил с двумя прайдовцами окучивать пчеловодов. Вот эта троица и разработала методику внушения запахов. Коллективного разума они от пчёл так и не добились, но научились вызывать сон, бешенную активность и направленную ярость. Очень просили проверить всё на практике при больших масштабах внушения. В середине августа представился случай и повод. В Москве маленькую хозяйку одного из наших щенков сбила машина. Щенок был на тротуаре и запомнил номер. Автомобиль скрылся и, в наступающих сумерках, других свидетелей больше не нашлось. Милиция была бессильна. А машина, как оказалось, принадлежала сынку одного из грузинских воров-законников и крыло быстро заменили. Родственники были безутешны, но мы не стали никому ничего сообщать. Я лично подошёл к её деду-фронтовику, предъявил корочки и обрисовал ситуацию. Доказать, мол мы ничего официально не можем, так что выбирай сам. Ясли скажешь да, я предоставлю тебе возможность расплаты.
   Ночью у нас появился новый член Команды. Старый винодел, из Крыма, приехавший на недельку к дочери в столицу. В годы войны он, четырнадцатилетний парень потерял под бомбёжками семью, но в эвакуацию не пошёл, сбежал. Когда пришли немцы, подался в партизаны. Брать не хотели, выспрашивали, как он их разыскал. Но он вымолил у них на коленях старую мосинку и семь патронов. В конце разговора командир отряда в сердцах плюнул и выдал ему самое старое ружьё. Ночью отряд должен был перебазироваться на новое место, так что даже если малолетний самоубийца попадётся, ничего никому не выдаст. Через месяц, похожий на призрака, исхудавший подросток снова разыскал отряд и отдал обратно ружьё и четыре патрона. И рассказал об убитых немцах. Сколько их было точно в тех трёх машинах он не знал. Первая из них перевозила солдат. Опасный поворот над обрывом, пуля в водителя. Две засады, три машины.
   Вот этого героического товарища мы и приняли. Сынка того расспрашивал он лично. Взяли его по-тихому, он один в квартире отсиживался. Баял складно и интересно, рассказал, что когда сбил девочку был под хмельком, струхнул и позвонил папаше. Папаша в тот момент был в Москве и всё организовал. А где папаша сейчас? Оказалось уехал в Тбилиси. Там в небольшом уединённом санатории возле города намечалось событие, сходняк воров в законе со всего союза. Выяснили всё подробнее, обсудили в Команде, и решили, что это очень хорошая возможность опробовать пчёл. Отправились два прайдовца, Партизан, Безрукий и пять человек поддержки. Успели в предпоследний день схода. В четыре часа дня собака пробралась на объект и включила пеленг. Все рабочие пчёлы в пределах полукилометра ринулись спасать свою матку. Овчарка прошмыгнула мимо расслабленного охранника внутрь и спряталась. Через минуту незадачливому телохранителю было уже не до поисков странного пса.
   В это время группа поддержки перерезала телефонные провода и включила радиоглушилку. Последующую зачистку проводил лично партизан, но это больше походило на удары милосердия. Для раздутых от пчелиного яда созданий быстрое вскрытие горла было избавлением. На одного человека нападали сотни пчёл, все укусы были направлены в голову. Только в одном из внутренних помещений партизану оказали слабое сопротивление. Двое были ещё вменяемы, на каждого в своевременно закрытом помещении пришлось только по двадцать укусов. Фамилия одного была Иоселиани, другого Кучуури. Они оказывается на сходняке обсуждали даже возможность в недалёком будущем возможность захвата власти в стране, делили её на сферы влияния. Нет, ну надо же, обнаглели урки! Сколько новых направлений и приоритетов узнали, сколько компромата на чиновничью рать! Надо больше времени уделять этому негосударственному сектору экономики. В общем полезный опыт.
   Гостиницу, кстати, подожгли, предварительно стащив туда все тела. Пчёлам выдали импульс страха и почти все улетели, умирать в другие места, подальше отсюда. Группу прикрытия распускать не стали. Безрукий вернулся в Зеленоград прорабатывать новые возможности своих маленьких подопечных. Партизан вернулся к своему винограду и стал руководить рейдами оттуда. Решено было осторожно прореживать самые влиятельные персоны преступного мира. Дед взялся за дело рьяно. Триста миллионов долларов с тайных счетов. Успели полюбить Швейцарию наши воры от сохи и от партбилета. Скоро везде станут советниками первых секретарей. Ситуация была неоднозначной и чреватой. На ум часто приходили благословенные 37й и 39й годы, мы черпали вдохновение в свершениях предков.
   Вскоре пошли материалы на девятое управление. Один из генералов решил попариться в баньке с тремя друзьями из союзного министерства и одним крупным производственником. Последний на следующий день попал в аварию на дороге. Водитель, как и было задумано, погиб мгновенно, а фигурант, перед смертью, был опрошен. Заговор был и, как ни странно, как раз данный генерал ещё колебался в принятии стороны. Начальник этот знал три имени из девятки, которые уже проголосовали за. Лозунг у всех был один, заводчика заводы, ворам и чиновникам свобода грабить и брать отступные. Одного из трёх уже скурвившихся из девятого управления, при опросе ночью в его квартире, мы завербовали. Да, у человека на счету в Швейцарии уже было два миллиона, но вот причины... Ну не верил человек, что при этой коллективной безответственности государств протянет ещё хотя бы лет десять, вот и стелил соломку где мог. В общем помощник оказался добросовестный и сразу разжевал нам всю картину.
   Он и явился к Андропову в предпоследнюю субботу августа, неся весь компромат на бывших соратников, коим мудро запасся. Очень железобетонные материалы. Двух генералов арестовали в этот же день, одного из них прямо на пляже. Один из них отвечал за охрану Брежнева, так что людей, на всякий случай сменили. Свою охрану Андропов тоже поменял. Слетел с поста Крючков и начальник девятки, который проморгал события у себя в управлении. Полковнику дали генерала, поставили в начальники и сказали, дерзай. Заповедь всех времён и народов, подсиди начальника своего и получи повышение, сработала и здесь. Из страны было выслано десяток фигурантов поменьше калибром и на порядок больше посажено. В разгар этих весёлых игр ЦРУ нас побрило.
   Наступило второе сентября, корейский лайнер-шпион пересёк наше воздушное пространство и наши летуны, само собой, его сбили. Западная пресса, кроме Французской, подняла вой. Мне кое как удалось уговорить Юрия Владимировича наградить отличившихся пилотов. Брежневу опять поплохело, так что в Кремле верховодил Андропов, проводя церемонию награждения. Его речь прошла на ура. Вот выдержка.
   * Товарищи! Залогом успешной защиты нашей границы является, прежде всего, то, что лучшие сыны нашей отчизны не бояться брать на себя ответственность и не колеблясь ни секунды пресекают поползновение врагов нашего советского государства. Могучие силы пытаются уверить весь мир в недостаточной сплочённости нашего народа перед внешней угрозой, уверить его в недостаточной прочности его границ. Нет, мы не будем стыдливо замалчивать подвиг наших лётчиков. Да, они сбили вражеский разведывательный самолёт, да, только его пилот был агентом, остальные пассажиры не о чём не подозревали. Мы выражаем соболезнования мужественному корейскому народу, который сам пережил ужасы японской империалистической окупации и знает к чему может привести положение, когда народ оказывается в заложниках заморских демонов. Но враги наши, всё же добились многого. В момент нарушения границы целых десять разведывательных спутников потенциального противника были развёрнуты в сторону наших радиолокационных станций. А если учесть, что накануне нам была подсунута информация о пересечении границы высотным самолётом-разведчиком, всё становиться на свои места. Да, это была умело подстроенная провокация, но ни какие вопли, инспирированные крысами из Лэнгли, не заставят нас отказаться от чествования наших героев. Молодцы!*
   После этого он прикрепил каждому из них на грудь звезду героя и поздравил с очередным званием. Это событие произошло пятого числа. Во всём мире поднялся ещё более дикий гвалт, но, как ни странно, страстная речь будущего генерального секретаря нашла отклик у многих корейцев. Даже они признавали возможность использования их лайнера в шпионских играх ЦРУ. Триста миллионов мафии, точнее номера счетов, были переведены родственникам всех погибших, кроме пилота. Передача осуществлялась через анонимный источник, но с намёком, что эти деньги от КГБ с искренними соболезнованиями. Гвалт поднялся ещё сильнее, а через пару дней ЦРУ раскопало подноготною этих денег и вой превысил звуковой барьер. Жертвам катастрофы, устроенной тоталитарным режимом, выдаются деньги, недавно убитых мафиози, тайно режим подтачивающих.
   Слава Ювелира, который, как всем теперь стало ясно стоял за последними громкими происшествиями, была разнесена по всему Союзу забугорными радиоголосами. Андропов и сам был в шоке и не отрицал причастности только потому, что ему бы никто не поверил. Преступники на местах же задёргались. Умирать не хотелось никому и было совершено три попытки угона. В первых двух спецназ перекрошил всех преступников. Третья, по сценарию Бразинскасов, в Турцию, принесла успех.
   Пятерых преступников, попросивших политического убежища поместили до суда в местную тюрьму. Дальше должен был произойти прежний сценарий, пятнадцать лет тюрьмы и, сразу же амнистия, потом паспорт США на другое имя. Один из прайдовцев был доставлен на место на следующий день. Пчёлы, они и в Африке пчёлы, а тем более в Турции. Пятьсот двадцать лишних жертв тоже никого не испугали. Неофициально в западные СМИ попал меморандум, что любая страна укрывающая советских террористов очень рискует. Официальный МИД молчал, только отозвал ноту с требованием выдачи. Громыко, чувствуя как качается под ним кресло, преданно смотрел в рот Андропову и стал полностью глух к просьбам жены. Он был ему многим обязан и до этого, но сейчас окончательно уверился за кем сила в этой странной шахматной партии. Сила страха.
   Волны паники после данного происшествия были особенно сильны в Америке. Средства от насекомых разметались во всех супермаркетах страны. Пару пчеловодческих ферм сожгли вместо с хозяевами, те, мол, были коммунистами. В Голливуде начали снимать сразу три блокбастера о пчёлах-убийцах. Крики о продовольственном эмбарго для союза тоже наткнулись на волну непонимания. Политика боролась с экономикой. Победили производители хлеба, так как на их чашу весов легла тень ужаса. Новое оружие советов. Все были уверенны, что оно было изобретено в недрах КГБ. Так как по сведениям от недавно разоблачённых шпионов никто эту тему не вёл, стали искать выдвиженцев последнего времени и накопали три кандидата. В том числе меня. А через неделю меня объявили изобретателем чудо оружия в Радио свободы.
   Меня вызвал Андропов. К встрече я подготовился всерьёз. Вся Команда была готова в случае необходимости брать почту и телеграф. Новый начальник девятки потянул необходимые ниточки. Когда я шёл по коридору к его кабинету, сопровождаемый двумя молчаливыми сотрудниками, люди от меня шарахались. Разговор предстоял тяжёлый.
  
  
  Андроповские сны Глава 18
  
  
   Третья галактика.
   Закрытая Сфера.
   4623.
  
   На той стороне нас ждали полным комплектом, лучники и маги. Но была в этом ожидании одна странность. Лучники, например, наложив стрелы на тетиву, увидев нас, не пытались сразу её натягивать. Правда опытному стрелку, чтобы выбрать слабину, надо не больше секунды, но всё же. Мечей тоже никто из ножен не вытаскивал, пацифисты, однако.
   В общем, я не стал проделывать всё по старому сценарию, то есть взлёт, зачистка, посадка. Эти люди явно настроены поговорить, не будем их расстраивать. Вот вперёд вышел один из магов и слегка поклонился. Я проделал те же движения, отделившись от эскорта. Мы вежливо улыбнулись друг другу, и завели разговор о деле. Во-первых, меня проинформировали, что владения империи в том мире, откуда мы пришли, решено списать, очень уж они много денег из бюджета кушали, а прибыли не приносили. Во-вторых, при моём появлении помочь мне найти дракона. Доброта в последнем вопросе объяснялась просто, у них его уже не было.
   Просторы данного митра почти полностью принадлежали этой синей империи. Флаг у них был синий с какой-то закорючкой посередине, вот я и стал называть их под цвет флага. Так вот, эти ребята слегка обломали зубы. Континент на котором ещё находилось три независимых государства был полон магии. Каждому из королевств принадлежало по замку-переходу, то есть они от синих были независимы не только на словах. Власть в двух из них военная аристократия во главе с королём, в третьем у власти диктатор. Синим удалось закрепиться в некоторых прибрежных районах континента, отдельные малые княжества, в большинстве своём, охотней принимали их протекторат, чем королевский. Налоги вдвое меньше, потому что. Да и синие, не будь дураками, нужных подданных пока не обижали, рекрутов местных набирали только в полицию и в пограничники с соседними королевствами.
   Проводить ассимиляцию очередного княжества синие старались во время частых междоусобных войн между королевствами, благо пограничных споров у тех хватало. Но вот лет десять назад они покусились на большее, оторвали во время войны кусок одного из крупных государств. Но в этот раз всё было посложнее, местный диктатор быстро пошёл на мир с соседями, а оторванный кусок наводнил партизанами. Вот в этом котле и сгинул мой герцог-коллекционер. Уже два дня, как мятежный край был накрыт такой завесой против дальней связи, что местные диву давались. Вот и предложил мне маг, мол, мы обид не держим, ты только поезжай к супостатам и поищи своего дракона хорошенько, а мы после тебя осколки пособираем.
   Раздумывал я недолго, тем более что маг полностью открыл свои мысли для прослушки. Из них я узнал, что последние приказы начальства он, мягко говоря, не одобряет. Сам он, если бы представилась такая возможность, с радостью вогнал мне кинжал в печёнку. Но приказ есть приказ, и нарушать его никто не собирался, велят расцеловать, расцелуем. С десяток сильных магов они предложили в заложники и проводники. На каждого из них я навесил по нескольку амулетов, сделаных тут же. Основа у них, это миллилитр тянучки, ведь кровь живого человека тоже жидкость. Магов просил воздержаться от любого колдовства, так как это одна из причин, по которой срабатывает амулеты. Меня не послушали, один из десяти взорвался сразу же. Как оказалось, у него постоянно шла подпитка от двух внешних источников, и он элементарно забыл её выключить. Главный чуть не сорвался, но поскрежетал зубами, и мы забыли об этом досадном инциденте.
   Три корабля предоставленные нам были выше всяких похвал, быстрые, красивые, хищные и безо всяких подлянок. После отправления, примерно раз в сутки, один из магов просил снять браслеты, чтобы уточнить курс. На расстоянии дня пути от нас держались суда сопровождения. Нервничать было, вроде, не из-за чего, и мы наслаждались путешествием. Прошло в этом непривычном отдыхе более трёх недель. Прибыли мы в бывшее независимое княжество Устул, которое первым подняло синий флаг. Здешние земли настолько плодородны, что многие соседи точили на него зубы. И вот, когда очередной сильный и умный князь ушёл к предкам, его не менее умный, но миролюбивый потомок нашёл для себя выход. Он обналичил всё, что можно было обналичить, набрал в соседних княжествах госкредитов, затем пригласил войска синих, полностью передавим власть. А сам стал простым, но очень богатым, торговым магнатом. Сейчас его потомки продолжали толкать оружие и специи империи и бывшим кредиторам.
   Мы прошагали по улицам Устула, не удостоившись сильного внимания местной публики. Подумали, наверное, что ещё один легион с дальних окраин империи идёт в мясорубку. Если бы здесь остановились, то да, но мы шли в бой прямо с колёс, да кому такие герои сдались, умирать на пустой желудок. Долго ли коротко ли, прошли мы это и ещё два княжества, оказавшись на берегу большого озера, за которым были повстанцы. Нам выделили небольшие суда и гребцов, но призвали к осторожности, на той стороне могут и потопить. К радости наших сопровождающих приплыли мы на закате без происшествий, в надвигающеёся тьме разбили лагерь. Напали на нас под утро, это были местные земноводные, шли сплошным ковром, плюя на препятствия. Под рукой оказались снятые накануне с магов браслеты, ну я их скопом и закинул заклинанием в прибрежные воды. Местные тюлени были основательно оглушены, по крайней мере из воды подкрепления к ним идти перестали, а вылезшие так и не преодолели последний круг охранных заклятий.
   Эльфы легко перестреляли внезапно потерявших цель и задор существ. Местное озеро сообщалось по воде ещё с несколькими. Почти все они находились на территории того королевства, у которого синие оттяпали провинцию. После боя наши маги осмотрели животных и нашли на них следы магических ошейников, причём заарканены эти животные были с рождения. А это, в свою очередь, говорило о долгой, целенаправленной работе. Диктатор не пожелал свою давнюю разработку, скорей направленную против соседнего королевства, чтобы приструнить синих. После боя утро выдалось ласковым и солнечным, совсем неподходящим для смерти. Но тому десятку повстанцев, которых отловили мои люди, оно не казалось счастливым. Правда, один из них оказался достаточно информированным, чтобы прожить до вечера. Он знал о драконе. Оказывается, все захваченные магические артефакты, которые могут быть применены в военных целях, надлежало сдавать наверх, то есть диктатору. Ящерицу, по словам этого десятника, повезли сразу в столицу.
   Диктатор был человеком очень хозяйственным, то есть грёб под себя всё, что плохо лежит и не прибито гвоздями. Я не зря не доверял до конца синим. Все условия они выполнили, вроде. Но то, что они передали мою биографию в местную Канцелярию Внутренних дел, это наглость. Значит местные полурыбы именно по мою душу приходили. Клиент, будь осторожен, а то продадут, как говаривали древние. В войсках о моём появлении стало известно дня два назад. Все оживились, ведь насилие и мародёрство в больших дозах, может надоесть даже профессиональным солдатам. Я явился достаточно быстро, не разочаровав их, и сейчас сюда стягиваются войска.
   Гномы нашли вход в местную сеть пещер, нерукотворных, но которые могли приютить весь отряд. Я приказал переносить лагерь к одному из выходов. Мы закольцевались на новом месте таким магическими стенами, что некоторые маги в шутку интересовались друг у друга, как же мы сами отсюда выйдем? Регулярные войска, под флагом повстанцев, не подвели. В течении трёх дней они стянули к нашему биваку тысяч двадцать. Из чего я понял, что синие подсунули диктатору сильно урезанное досье, хорошо его подставив.
   Двести пятьдесят грамм тянучки сработали в паре километрах от берега, когда гномы завалили вход в пещеру огромным валуном. Я, на всякий случай, установил на месте завала щит и укрепил стены пещеры. Этот всякий случай не подвёл. Когда мы выбрались, всё вокруг было в водорослях и не наблюдалось никаких следов вражеской армии. Когда мы вышли, я снял поддержку со стен пещеры, и она осыпалась. По озеру всё еще прокатывались громадные волны, а все низины вокруг были затоплены водой. Но всё это не омрачалось присутствием противника, что было главным. На пути к границе королевства на нас напали только раз. С тысячу человек, что-то вроде местного ополчения. Сзади их подпирали мечи двух сотен ветеранов, чтобы не убежали. И только один маг двенадцатой ступени. Так что, после того, как он внезапно заснул, эльфам не составило труда перестрелять ветеранов. А остальным наши разборки были пофигу, лишившись заградотряда они побросали вилы и ржавые мечи, задав стрекоча, сверкая немытыми пятками.
   В одном селе мы экспроприировали всё продовольствие, а уходя, в шутку, оставили их старосте облигацию на десять тысяч. То, как он её удивлённо вертел, не оставляло мне сомнений в двух вещах, во-первых, он не грамотен, во-вторых, таких красивых бумаг он до сих пор не видел. Так что можно было не сомневаться, что эта макулатура займёт почётное место в его дальнем сундуке и этот беззубый хрыч будет любоваться ею долгими зимними вечерами. На границе нас никто не побеспокоил, но позже мы взяли вражеского лазутчика и тот подтверди, да скоро на нас должны напасть. Синие, видимо, наконец передали диктатору моё подлинное досье. На этот раз маги, видимо, решили натравить на нас стада копытных, а когда остановиться им будет невозможно, убрать ошейник, чтобы мы не сбили контроль, как в прошлый раз. Пораспрашивав языка ещё немного, я узнал, что в данной местности грунтовые воды подходят достаточно близко к поверхности. У нас было сто литров тянучки и, поразмыслив, я приказал сворачивать к ближайшим невысоким холмам.
   Эльфы оказались хорошими лозоходами, обнаружив в радиусе пары километров с сотню близких выходов воды. Гномы взялись за заступы, остальные помогали. Работали без отдыха, и к утру закладки были сделаны. Когда началась атака, первое стадо мы уничтожили полностью. Второе и третье проредили, а до холма добрались остатки, которые после снятия ошейников превратились в идиотов. Быки-дебилы, скажу я вам, препротивное зрелище. Эльфы просили дать их перебить, но я не разрешил. Эти массивные мясные преграды, по семьсот килограмм каждая, были нашим дополнительным щитом. Главком противника оказался не дурак, он взял нас в кольцо, вычислив приблизительно периметр, где мы атакуем. Войска его были сильно рассредоточены, не более сотни в одном месте. Его ошибка была в том, что он не атаковал сразу, тогда у него был бы шанс разменять всех своих, на половину моих.
   А сейчас... Сейчас мои маги были заняты вызовом дождя. Обычная изморось, без всяких подлянок, и довольно частая в здешних местах, поэтому он и не занервничали. Разумеется, над нашим лагерем дождь не шёл. А мы разделили десять литров на тысячу частей, подняли над облаками и отпустили. Защитные оболочки растаяли поблизости земли, когда вражеские маги почти прекратили надоедливый дождь. Поздно спохватились, когда мы по их телам они больше всего напомнили варённых глубоководных рыб, выброшенных на сушу. Наш неспешный марш к столице продолжился. Двоих парламентёров, прибывших под белым флагом я подробно допросил, прежде чем вздёрнуть.
   Диктатор попытался вернуть Черныш, которого он переправил к своим магам-учёным через столичный замок-переход. Там находился остров, принадлежавший королевству. Вот только маги, после того как он вывел по мою душу с острова почти все войска, они перебили оставшихся военных с помощью животных и стали самостийными. Черныш был у них, они на нём опыты ставили. Были ещё любопытные новости, синие, не торопясь, подходят сзади, используя нас в качестве тарана. Дело в том, что местное королевство находилось посередине двух остальных, и при захвате синими соседям будет плохо. Очень неприятная ситуация, которую они проморгали. Мы подошли к столице и местный владыка упустил свой последний шанс. Если бы он отчистил дорогу, его бы никто не тронул. Но он медлил.
   И тогда мы вызвала сильный дождь с грозой. Город мгновенно охватила паника, ведь десятая часть предыдущего войска спаслась и теперь только глухой не слышал что такое дождь в нашем исполнении. Паника, армия бежала в первых рядах. Диктатор был убит одним из своих телохранителей, спятившим в тревоге за семью. Преторианцы тоже удалились, оставив два тела на мраморном полу, сочтя свой долг выполненным. Когда мы подходили к переходу из под наших ног то и дело выскакивала тяжело нагруженная дворня. Не сбавляя шага мы вошли в переход.
   Я не хотел в этот раз экспериментировать, но подняться вверх нам не удалось, здешний замок-переход был ограждён непроницаемым куполом, внутри которого бесновались животные. Мы потеряли пятерых, пока строили ежа и отключали ошейники. Черныш был на острове и это меня несказанно радовало. Подойдя к стене я быстро высунул руку, так, значит для меня пешего стена проницаема. За десять мы минут соорудили вот что, двадцатилитровый мех наполнили водой, внизу привязали стеклянную литровую бутылку с тянучкой. Не завязывая мех я вытянул руку наружу и отпустил сооружение. Как я и предполагал защитный купол оказался двусторонним и исчезал со смертью поставившего его мага. Теория блестяще подтвердилась практикой, но слишком быстро, мы чуть не задохнулись от раскалённого воздуха.
   Выжил только один из ближайших магов, мы его пока ни о чём не расспрашивали, просто тащили на носилках с собой, я и без слов прекрасно чувствовал направление на моего малыша. Дальнейшее уже стало традицией. Когда мы подошли к большой воде вдали белел парус, а в бухте догорали корабли. Самым умным у нас оказался маг гавани. Хитрый старый хрыч предвидел ситуацию, и заранее набил одну из посудин самым ценным. К моему сожалению в этом мире живой драконыш равнялся хорошему векселю на предъявителя. Я мог попытаться жахнуть его тянучкой, но это могло свести на нет весь предмет поисков. Тем более в гавани дрожащий слуга передал мне письмо от своего бывшего хозяина. Меня предупреждали, что спящий дракон обложен самыми сильными и мощными артефактами. При попытке захвата корабль пойдёт на дно.
  
  
  
  Андроповские сны Глава 19
  
  Земля. Москва.
  1982
  
  
  Многие не сомневаются, что никогда не умрут. Я не страдаю этим заблуждением. Что-то видимо он накопал, раз в кабинете, кроме него, было шестеро. Двое за моей спиной, и ещё четверо самой плечистой наружности, рядом с ним. Я глубоко вздохнул, опёрся рукой на стол, сделав вид, что мне на мгновение стало плохо. Этот приём моментального сна был у меня хорошо отработан. Заранее оговоренный сигнал достиг, прикорнувшего в своём кабинете, начальника девятого управления и он принялся за работу.
   Мы с Ювелиром молча играли в гляделки с возможным смертельным исходом. Мне кажется он до сих пор сомневался в происходящем, хотя, надо полагать, у него на руках уже имелись какие-то серьёзные факты. Ведь если целенаправленно копаться в дерьме можно и несколько зёрен истины обнаружить, а тут надо всего лишь пару фактиков сопоставить. Черты лица Андропова, принявшие после регулярных сеансов лечения округлый и здоровый вид, опять обострились. Он понимал, что я ему нужен, но таких наглых выскочек как я не любят нигде. А он столько лет шёл к заветному олимпу, что готов был, не задумываясь, перешагнуть через меня, лишь бы усесться на этом насесте на пару оставшихся лет. Ю.В. буквально шёл по трупам, работал на износ без выходных, идя к заветной цели.
   Ему, как нейтральному в брежневском перевороте, доверили этот пост, сыграло на руку ещё и то, что он не входил не в один из влиятельных парткланов. Не сподобился, да и не доверяли бонзы человеку, который, моментально учуяв смену курса, бросил своего фронтового начальника в тюрьму на пятнадцать лет, а сам занял его кресло. Ведь сам себя слепил, из страшной нищеты выбрался, как он там писал при поступлении в техникум водного транспорта - прошу поставить меня на довольствия, так как средств к дальнейшему существованию не имею. Он медленно продвигался по этой лестнице, и вот итог. Теперь боится, что один из протеже использует в качестве трамплина уже его.
   Но когда он заговорил, голос его прозвучал спокойно. Протянул мне исписанный от руки лист и спросил, что я могу сказать по поводу этих обвинений? Я прочитал список, так, вся вина , значит перекладывается на меня. Мои подчинённые нужны ему чистыми. Юрий Владимирович понимал, что люди располагающие такими сильными козырями пригодиться ему самому. Зачем ломать, если можно перехватить нити управления и целенаправленно использовать уже в своих целях. Но сегодня никого из моих ребят на местах не будет, а дальше в зависимости от итогов нашей встречи. Я ещё раз прочитал список и сказал, что это, мол, очень интересная трактовка действий. Но многого тут нет, а некоторые вещи приписывать мне ошибочно.
  -И чего именно не хватает?
  -Во первых нет казни террористов Бразинскасов.
   Последовало молчание, затем опять вопрос - И как вы это сделали?
  -Один из моих подчинённых, закрыв меня, получил ранение в голову. Через месяц он должен был умереть. Я не мог его спасти, но с помощью специальных препаратов поддерживал до конца хорошее физическое здоровье. Парень просто исполнил свою детскую мечту и я ему помог.
  -Но как ты их нашёл? В своё время у меня был приказ их ликвидировать, но ЦРУ их очень надёжно спрятало.
   Я улыбнулся и сказал, что ответ желательно услышать как можно меньшему количеству людей. Он думал больше минуты, затем удалил из комнаты троих стоящих рядом с ним. Значит остались лучшие, ну что же. Я, сидя, резко раскинул руки в стороны, будто хотел тыльной стороной ладони ударить каждому из моих сопровождающих в живот. Реакция у хлопцев была отличная, меня жёстко зафиксировали, одной рукой за обнажившееся запястье другова предплечье. Спасибо тебе Болотов. Нет, твоё воздействие на расстоянии мне недоступно, но при тактильном контакте у меня эффект такой же. Команда была предупреждена и полунасильно приняла в себя ещё двоих новичков. Как я и предполагал, они были очень хорошими чистильщиками. Предпочитают служить родине, кто при этом отдаёт конкретные приказы, им глубоко наплевать.
   Андропова уважают, но моя память, доставшаяся им, сделала ясными мои цели. Их колебания продолжались полторы секунды реального времени, прежде чем они согласились. Наконец они отпустили меня, и кинулись на третьего охранника. Они могли и не успеть, он был лучше их обеих. Единственно, что мне удалось сделать, это затормозить его руку, тянущую пистолет, на четверть секунды. Затем в его глазе засела шариковая ручка, подхваченная одним из нападавших со стола Андропова. На ступившая тишина окутала изменившуюся диспозицию. Я сижу на своём стуле, а мои охранники стоят теперь за спиной оппонента, контролируя его действия. Через пару минут он спросил , что я намерен делать дальше?
  -Помните Болотова, спросил я. Наши эксперименты над пленными талибами дали интересные результаты. Он был способнее меня, но захотел открыться всему миру. Он забыл лишь, что рации можно отключить, а вертолёты взорвать. Оглянитесь, Юрий Владимирович, на своих охранников. При таком уровне подготовке, как у них, многие барьеры в голове слетают. Когда ты можешь уничтожить за секунду голыми руками большинство окружающих это не способствует пониженной самооценке. За секунду контакта наших ладоней я передал им свои мысли и они с ними согласились. Это не внушение, у них есть свобода выбора, свобода принять мои условия или умереть.
  -Хорошо, я понял. Теперь они подчиняются тебе. Но вокруг множество людей, которых вы не контролируете. Я успел нажать на тревожную кнопку, вы всё равно проиграете, так что не делайте глупостей.
  -А куда идёт сигнал от этой кнопки вы знаете?
   Ювелир нахмурился, поняв мою мысль. Я подошёл к нему, снял трубку с телефона и набрал номер. Спросил всё ли по плану, мне подтвердили. Я обернулся к хозяину кабинета и попросил подождать пять минут до прояснения ситуации. Через обозначенное время в дверь кабинета вошёл бывший полковник, а ныне генерал, Ремезов, начальник девятого управления. Он кивнул мне, отдал честь, повернулся кругом, и вышел за порог. Андропов молчал, поняв, что окружён предателями. Я медленно подошёл к нему и сказал, что у него будет выбор. Инсульт или присоединение к нам. Я взял его за руку, он не сопротивлялся. Я улыбнулся и запел колыбельную *спать ложиться петушок, спит и курочка, засыпай-ка ты дружок, мальчик Юрочка. Он удивлённо расширил глаза, услышав песню своей старой няни, и уснул.
   Его сон мы постарались сделать как можно более реалистичным. Он был в кабинете один, ему показалось будто он моргнул, а все мы исчезли в доли секунды. Он снял трубку телефона, но оттуда не было слышно гудков. По тревожной кнопке тоже никто не пришёл. Андропов подошёл к двери, открыл её и, как ему показалось, шагнул в знакомую приёмную. Но сделав шаг, он оказался на, чуть покачивающейся, палубе. Он её сразу узнал, хоть и не был на ней почти 50 лет. Речной пароход *Механик*, он проходит здесь практику помощником капитана. Людей на палубе не было, пароход плыл сам по себе. Так продолжалось минут десять, затем судёнышко сбавило обороты и пристало к берегу. Ему пришлось спускаться на берег, но, как ни странно, тело не протестовало против нагрузок, он чувствовал себя как в молодые годы.
   Он направился к пёстро разодетой в костюмы разных эпох толпе, их было около двух сотен, на первый взгляд. Но самое странное, вокруг разгуливала огромная свора собак, и их было намного больше, чем людей. В основном это были овчарки, но встречались и исключения. Попадались и щенки и здоровенные особи, весом под центнер. Все они чинно расхаживали между веселящейся толпой, иногда ели куски мяса, лежащие в больших блюдах, которые стояли прямо на траве. Ни кто не пытался их гладить или заигрывать с ними. Даже молодые особи вели себя удивительно цивильно, ни от кого не было слышно даже лая. Одного щенка он узнал и остановился. Уж больно смешными и необычными у него были пятна. О них рассказывал один из его ближайших подчинённых. Мол, внучке подарили прекрасного щенка ротвейлера, с необычной окраской. В этот момент щенок почувствовал, что его разглядывают и встретился с Андроповым взглядом.
   Он кивнул человеку. Вдруг по толпе прошло движение, и в несколько мгновений образовался живой коридор. В конце его, на ковре восседал хорошо знакомый ему человек в мундире русского императора. Некоторые материалы по этой теме Ю.В. читал, поэтому знал, что костюм был века восемнадцатого. Рядом с ним сидел мужчина в костюме французского короля. Позади них расположились двое в костюмах монахов. Располагайтесь, послышалось, казалось, прямо из воздуха. Он присел на край большого ковра, люди вокруг не раскрывали ртов, слова возникали прямо в голове. Вы правы Юрий Владимирович, открытие, сделанное нами, позволяет Команде полностью использовать пространство нашего сна. Общение напрямую, полный или частичный обмен сознаниями или информацией. Сейчас выбор за вами. В вас уже находиться отпечаток моего сознания, но он почти полностью отключён, только позволяет проникать сюда.
   Например эти собаки, все являются единым разумом, это тоже результат наших экспериментов. Так вот, если вы скажете да, сознание-инструмент проснётся. Либо вы говорите нет. В этом случае два пути, первый - вы умираете сразу, второй вы уезжаете на пароходе, вас там будут ждать старые друзья. Вы день за днём будете переживать только лучшие моменты прежних лет. Всё что было позже вы забудете, ваше настоящее тело будет находиться в коме под нашим присмотром и протянет лет пятнадцать. Возможность вновь пережить юность выпадает немногим, решайте. В его выборе мы не сомневались, ну не мог он оставить реальный мир на таких непонятных типов как мы. Он кивнул и я включил его второе сознание. Его облик помолодел, он стал выглядеть как в начале семидесятых. Наконец он открыл глаза. И уставился на Д*Эстена. Все вокруг весело рассмеялись. Да, подтвердили мы, вы не первый правитель в наших рядах. Андропов сосредоточился, перебирая чужие воспоминания. Стать частью новой, более могучей пирамиды, правда опять на вторых ролях. Для человека, всю жизнь идущего к первому месту, в шаге от цели остановиться. Его не волновали жертвы, пусть и массовые. Но это. Нет, не зря он всё же он столько лет продержался на вершине этой мокрой палубы. Он передвигался не спеша, обязательно каждый раз выбирая место, куда можно поставить ногу. Он не пожалел о выборе, не допуская более лишних движений.
   Дальше они с Д*Эстеном обсуждали почти без меня. Они обговорили все возможные нюансы и, как мне показалось, остались довольны друг другом. Я сосредоточился, представляя потомка и послал ему импульс, да такой, что все вздрогнули. Раз без меня тут уже хорошо обходятся попросим открытия будущего, с которыми я пока избегал связываться. Через некоторое, весьма небольшое, время пришёл ответ. Так, оставим пока межзвёздные полёты. Вот термоядерная энергетика и антиграв, это важно. Причём осуществлять придётся сначала первое направление, так как для мирного термояда необходимы шахты на Луне. Валери и Ювелир договорились, что через месяц глава Франции посетит с официальным визитом нового главу СССР.
   Андропов проснулся в своём кресле, вздрогнув всем телом. Затем сфокусировал взгляд на мне, всё вспомнил. Коротко кивнул, и двое порученцев споро затащили за ширму труп. Нашлась ещё одна ручка, ей и был составлен черновик документа назначающего вашего покорного слугу заместителем главы Комитета и начальником ПГУ. На следующий день Андропов побывал у Леонида Ильича, заверил старика, что нам всем не хватает его мудрости. Попросил побыстрее выздоравливать и легонько коснулся на прощание руки больного. Хватило и секунды. Брежнев умер на рассвете через три дня, семнадцатого сентября. Днём я нанёс визит Черненко и передал ему просьбу Юрия Владимировича, чтобы тот выступил на политбюро и предложил в преемники Брежнева главу КГБ. Черненко не был дураком, он понял и послание и улыбки посланца. Этот кремлёвский волк понимал все намёки и умел проигрывать. На прощание мы пожали друг другу руки. С этой стороны проблем возникнуть не должно.
   Черненко не стал сворачивать с курса и на вечернем заседании, после лаконичной поминальной речи Андропова, не произошло неожиданностей. Было предложено избрать на пост Генерального секретаря КПСС Юрия Владимировича Андропова и выступить с этой инициативой Политбюро на расширенном пленуме ЦК. Дмитрий Устинов, по предварительной договорённости с Андроповым, предложил возложить эту миссию на того же Черненко. По обоим предложениям проголосовали. Воздержавшихся и противников не было, желающих выступать тоже. Судьбоносное заседание длилось менее часа. Пленум ЦК, состоявшийся через два дня, состоялся без потрясений. Те же докладчики, те же предложения, то же единство мнений. Много слов было сказано о Леониде Ильиче Брежневе, выдающемся руководителе, замечательном друге, советнике, товарище. Его называли крупнейшим деятелем современности, человеком большой души и сердца, огромной чуткости и добродетели, человеке отзывчивом и глубоко гуманном.
   Во время этой великолепной речи я пил чай дома у потенциального члена Команды, Григория Григоренко, начальника второго главка КГБ, служившего в войну в 3-м отделе СМЕРШа.
  
  
  Андроповские сны Глава 20
  
  
   Третья галактика.
   Закрытая Сфера.
   4623.
  
  
  
   Я хандрил. Построить на этом прекрасном острове корабль не представлялось возможным. Здесь было царство биотехнологии, а отнюдь не кораблестроителей. Да и строили здесь биоконструкты лишь для одной цели - убийства. Мне же нужен был транспорт.
   Эта планета, несмотря на богатые недра, обладала дурной славой. Расположение недалеко от средоточия дало планете изначально много магии. Но когда сюда ринулись конкистадоры соседей началась война. Закончилась она тем, что какой-то гениальный маг у проигравшей стороны сжёг себя в смертельном заклятии. Теперь планета, в магическом плане, полосата, как зебра. Сто километров длиться полоса с сильнейшей концентрацией магии, а на следующих четырёхстах магия не работает вообще. Даже на перефирии сферы не наблюдается подобного явления.
   Вот и этот остров обладал изначально тремя очень слабыми точками магии, но, благодаря плещущейся здесь силе, маги слили их в один полноценный замок-переход, как на континентах. Остров оказался просто идеален для магических лабораторий. Но здешние фруктовые деревья явно не годились на корабли. Пришлось идти на поклон к синим. Они не ожидали такого счастья, но, поразмышляв о вечном и матерясь сквозь зубы, пообещали как можно скорее притащить мне волоком десяток небольших судов. Суда были диктатора, под имперский стандарт не подходят, так что об этих трофеях сильно горевать не будут.
   Я прямо растрогался от такого их желания сотрудничать и пропустил сотню синих военных на предмет осмотра острова, как своего бедующего владения. Об этом я быстро пожалел, потому, что особо рьяные стали везде лезть и сокрушаться. Один особо умный стал рыться в наших трофеях с явным намерением некоторой экспроприации. Очень умный был труп. В общем, когда суда дотащили до воды, плавать смогли только семь, плохо, но терпимо. Встал вопрос куда плыть. Слава богу, что здесь в качестве подопытных содержались команды нескольких судов.
   Пару гномов мы из этой тюрьмы вытащили, отмыли и подлечили. Когда бородачи были в состоянии не только ругаться, но и общаться, мы задали им задачу. Куда поплыл полный корабль добра, который ведёт новый начальник гавани? У гномов уже был готов ответ. Перед их отплытием отсюда уже выдернули пару толковых моряков-экспроприаторов, но тут начальник гавани прогадал, оказался хорошим магом, но недалёким в остальных областях. Может быть недостаток времени с ним сыграл злую шутку, не знаю. Собственно гавань ему доверили после местного переворота магов, бывшего же начальника, опытного морского мага, смыло дождём во время нашего путешествия в столицу. А новый больше разбирался в животных, а не в людях. Двоих жалких и грязных пиратов он, по мнению гномов, не воспринял как угрозу.
   Гномы пояснили, что один из пиратов, по слухам, был капитаном в братстве Чёрного мыса, есть здесь такая группа островов. Бородачи были почти на все сто уверены, что бывший начальник гавани уже кормит рыб возле мыса, а его сокровища лежат в сундуках братства. Проблема в том, что мыс был в немагической полосе. Людей для данной задачи у нас было маловато, да еще почти все они сухопутные крысы. Выход предложили гномы, они могут помочь нам набрать наёмников, в городе который платит их клану дань, правда очень маленькую. Город-порт, как никак. Охотников прощупать мыс будет не мало, так как в последнее время они обнаглели больше обычного. В путь, двинулись, наконец. На восьмой день плавания наши бородачи издали дружный рёв, показался, наконец, большой маяк на скале.
   Нашим кораблям уделили не очень много внимания, пока не увидели двух наших гномов. Начальник таможни, тоже из их клана, пустился в пляс. Оказалось, что они не только моряки неплохие, но и очень хорошие кузнецы и все очень горевали, когда их корабль исчез близ проклятого острова. Узнав, что теперь остров какое-то время не будет мешать судоходству толстый гном достал амулет связи и что-то быстро зашептал. Через пять минут он снова обратил внимание на грешную землю и на нас и пояснил, что сведения имеют коммерческую ценность. Эти захваты близ проклятого острова, который лежал близ оживлённого маршрута, подняли котировки некоторых страховых компаний на небывалую высоту. А теперь, когда гномы, по старому морскому обычаю, отпразднуют в ближайшем кабаке своё возвращение, новость узнают все ещё до окончания торговой сессии местной морской биржи. Сейчас он заложил всё, что имел, заложил себя и всю семью, потому, что уверен, шанс верный. Он продал на все деньги на пять пунктов ниже рыночной цены, а сейчас пойдёт шепнёт нескольким местным сплетникам, в каком кабаке сейчас могут поставить бесплатную выпивку. Такой вот маленький, толстенький жадюга, и не поделился вовсе. Ну это я так, к слову. Зато он, без разговоров, выполнил просьбу двоих вернувшихся собратьев, отвёл меня в бар, служивший вербовочным пунктом, и представил меня капитаном как человека имеющего неограниченный кредит - по дороге мы дали ему взглянуть на пачку стотысячных облигаций.
   Через два дня мы набрали десяток судов, полных головорезов, и я не поручусь, что половина не работала в своё время по контракту с Чёрным мысом. Во всяком случае они досконально знали где там можно поживиться. Решили отплыть сразу же, а там бой покажет. Оплата, по пять тысяч на судно, была оставлена в здешних банках. Срок месяц, если мы за это время не найдём лазейку в их обороне, то моряки просто возвращаются домой и забирают деньги.
   Всю ночь я провёл над картой и к утру мысль забрезжила в конце тоннеля. Я столько времени провёл в здешних джунглях, что услышав выражение *без магии*, я сначала понял так, что её очень и очень мало. А сейчас, поэкспериментировав, понял, что её нет совсем. Корабли легли в дрейф и через день на пяти кораблях стояли небольшие катапульты, стрелявшие камнями. Мы вышли в магические воды, где я с помощью магии наполнил и в ручную запаял два металлических сосуда, один с кислородом, другой с водородом. Связал два кувшина промаслянными тряпками, снаряд готов. В зоне антимагии мы сбили небольшой плот из пустых бочек и провели по нему стрельбы, взрыв был знатный. один корабль направился в ближайший порт и скупил там весь запас металлических кувшинов, которые были в продаже. На тысячу бомб должно было хватить - начинать мы решили с самого малого из островов.
   Подошли, разнесли цепь у входа в бухту, затем катапульты на скалах. Суда в гавани почти не обстреливали, их экипажи были не полные и особого сопротивления не оказали, доставшись нам в качестве призов. Очень пригодился десяток ручных морских соколов, захваченных нами в плавание вместе с ловчими, они перехватили трёх пернатых гонцов. Потратили на всё про всё половину снарядов, часть из них для поддержки десанта. Языков взяли много и очень певчих, от одного мы и узнали, что не ошиблись в расчётах. Мага-лоха ободрали на главном острове, бывшие узники перед его смертью вдоволь над ним потешились. Три трофейных судна с моими людьми остались близ острова, чинить цепь и ретушировать порушенную в некоторых местах экологию. Все остальные корабли отправились с добычей обратно, так как я объявил экспедицию законченной и пошёл в порт приписки наёмников для окончательного расчёта. Один корабль пытался ускользнуть, наверное чтобы предупредить остальные острова, но был потоплен. На недоумённые вопросы остальных я показал им контракт в котором был пункт о предательстве с их стороны и моих ответных действиях. Все благоразумно согласились, что это и имело место быть, хотя некоторые из капитанов и бурчали недовольно. Первым в порт отправления прибыло наше судно и скупило на корню все металлические сосуды, затем потянулись и остальные. Разделив добычу я не поскупился, и когда тут же объявил новый сбор, отбоя от желающих не было. Только судов с катапультами было тридцать пять. Вышли споро, еды и воды было только до покорённого острова, где мы и пополнили запасы, на каждом из судов был один из наших, с пультом мёртвой руки из связки снарядов, чтобы случайно не отстал в темноте. Центральный остров - наша цель, был побольше, некоторые катапульты поэтому захватили переносные, пришлось повоевать и на берегу. Захват и зачистка длились два дня и две ночи, информационная блокада не произвела серьёзных проколов, так как готовились здесь к отражению обычных атак.
   Произвели зачистку и нужный нам язык нашёлся быстро. Распорядитель аукционов поведал нам, что дракон был оценен за хорошую сумму, а на аукционе за него дали в полтора раза больше. Он не вписывался полностью в одну долю добычи, поэтому его и продали первым. Как раз в том городе, где мы покупали первый раз горшки, у них там оказалось представительство. Вот такой вот казус. Возможно, мы покупали горшки, в паре кварталов от того места где раньше продали черныша. Но поблизости его не было, а антимагия сбивала общее направление на дальних дистанциях, так что не повезло. Упрямый с последним вздохом назвал имя покупателя, а от остальных мы узнали, где находиться его замок. Дальнейшая цель стала ясна, мы выбрали из оставшихся наёмников лидеров, взяли из награбленного все облигации, выдав каждому моряку взамен детальный способ изготовления снарядов. Все нашли сделку справедливой, и мы ушли без проблем, оставив окрестные воды в ситуации, которая была намного опаснее, чем при прежних пиратах.
   В городе мы направились в мэрию, где нам за небольшую мзду вручили карты местности, а когда дали побольше, даже план вражеского замка. Но придупредили, что это общие сведения, замок в глубине континента, в двух неделях пути, в центре немагической полосы, а там сейчас неспокойно, как мы потом узнали это они сильно преуменьшили. Хозяин замка сам был магом и, по-видимому неплохим, что было очень странно. Ведь суда людей тянет не девятая ступень мастерства, а как раз невозможность ею воспользоваться. Странный князь. Долго ли, коротко ли, почти полтысячи воинов вышли в новый поход. Местность вокруг стала бедной на дичь, скалистой и бесплодной, как сама местная жизнь. Тот маг, что всё это сотворил был большим оригиналом и сволочью. Разделить на планете территорию на пятую часть рая и четыре пятых ада дано не каждому.
   На второй день путешествия, в одном из тесных ущелий, с на потребовали плату за безопасный проход. Надгробье неразумного местного князя обошлось нам в сто снарядов, одну катапульту и двух человек. Дальнейшее продвижение всё больше тормозилось, как здесь шёл объект преследования, не знаю, может у них с местными взаимная договорённость? Но для нас преодоление местного дорожного рэкета стало проблемой архиважной, снарядов надо было взять вдесятеро, пусть и в ущерб скорости, но это стало понятно только сейчас. Очень выручали эльфы, луки их, лишившись магии, всё равно были грозным оружием. После десятого раззор1ённого гнезда дорожные сборы с нас требовать перестали, но это было ещё хуже. Хотя местность стала чуть получше, по крайней мере ядовитые гадины не прятались под каждым камнем. Неприятности начались на второй день затишья.
   На нас напали по всем правилам, две тысячи воинов, у каждого арбалет. В первой атаке мы потеряли пятьдесят человек, в их числе пятерых эльфов и одного мага. Из рассказов пленных мы узнали, что проходим по территории, которую недавно стало считать своим одно из королевств, столица которого находилась в ближайшей магической полосе. Они тут тоже зачисткой занимались, и последний убитый князь, месяц, как принял их вассалитет. Их очень заинтересовали наши снаряды, ребята просто переоценили себя понадеявшись на четырёхкратный перевес. Половина из противников ушла и стала использовать тактику выжженной земли. Все проходы в скалах старались завалить, все колодцы были отравлены. Нападать стали мелкими группами, в основном по ночам, старались целить в первую голову в лошадей. Меняли охотно одного нашего бойца на двадцать своих. Начальство своего они опасались намного сильнее, чем нас, поэтому пёрли как кабель на суку, сметая препятствия, как сумасшедшие.
   Я же рвался вперёд с упорством достойным, достойным здешнего дибилизма. Но, что-то вы этом было и хорошее, так как когда нас обложило пятитысячное войско, мы, по крайней мере нашли идеальный объект для обороны, где и закольцевались. Мы провели на том скалистом пяточке десять ночей. Что ели окружившие нас, бог ведает, может друг друга. Даже для нас были постоянные проблемы с питанием, а какого им? Я наконец-то был загнан в угол и начал усиленно шевелить извилинами, что всегда лучше всего делал именно в такой ситуации.
   Что было здесь в начале? Блокировка сверхмощьным заклинанием одной из констант, которая работала на всех остальных планетах сферы. Что мне это даёт? Ничего. Наверное можно отменить заклинание полностью, но что-то мне подсказывало - вариант это опасный. Во-первых мне придётся полностью выложиться, а когда начнётся ответка планетарного масштаба защитить себя и окружающих сил уже не хватит. Да и работать в этом случае надо, скорей всего, с магической полосы. Можем ли мы пробиться с помощью оружия? Не будем себя обманывать. Осталось десять снарядов и прорвать кольцо мы не сможем. Чем я рискую, если попробую сейчас выложиться? Получается ничем. Чем я могу перебить это заклятие? Только кровью, к сожалению, своей. Но она же вроде здесь не срабатывает, я ещё в начале, на корабле провёл эксперимент. На корабле? Я немедленно надрезал палец, набрал в ладонь крови и разбрызгал по ветру. Основная часть капель упала на скалу, в метре от меня. Ни чего не изменилось.
   Хотя нет, тонкий, чахлый стебелёк, притулившийся у самого основания монолита на моих глазах впитал каплю крови, которая, прежде чем раствориться, мигнула, как светлячок. Сам росток непонятно чего, подрос на моих глазах на целый сантиметр и заметно окреп. Надежда появилась, а долго размышлять, упуская удачу, не было нашей семейной чертой. Приблизив левое запястье к ростку-вампиру я ножом вскрыл вену. Стоя на коленях, я чуял как жизнь уходила из меня вместе с кровью. Но наконец, в бреду, я стал ощущать какие-то изменения в окружающем меня мире, больше всего это походило на недовольное жужжание игрушечного робота, в недрах которого я любил копаться в детстве. Я полностью поплыл, перестав различать прошлое и будущее. Сознание угасало, но мне казалось, что я сижу в своей светлой детской и, раскрыв панель, рассматриваю внутренности моего Ивашки. Рука ребёнка тянется к светящему нутру, но мозги отказывают, и я забываю то, что должен сделать. Но детская, пухлая ручонка уже внутри и, чуть дёрнувшись, задевает за один из переключателей работающего агрегата. Последнее, что я помню, это ствол гигантского дерева, в который я упираюсь лбом.
   Очнулся я через две недели. Всё это время меня опасались передвигать далеко от бывшего чахлого росточка, выпившего полтора литра моей крови, так как мне мгновенно становилось хуже. Я не умер только благодаря магии моих помощников. Они все, кроме одного, поддерживали меня своей силой. Одного мага хватило, чтобы вызвать лёгкий дождь и, по накатанной колее, сварить нападающих. Прошла ещё неделя, прежде чем меня решились передвигать на носилках. Теперь, в этой стране слепых, где мои маги были почти единственными зрячими, скорость движения определялась лишь моей транспортабельностью.
   Когда мы дошли до замка нужного князя, я почувствовал Черныша, но наученный горьким опытом не спешил радоваться. Поэтому передал в замок вежливое письмо, с просьбой вернуть дракона. Этот идиот, одурев от вновь проснувшейся магии, напал. Когда мы прорывались сквозь редеющее сопротивление в подвалы замка я почуял исчезновение цели. Нет, этот идиот не смог его убить, это требовало большой подготовки. Но пустив себе кровь, он смог сделать невозможное для девятой ступени. Как я недавно поменял здешние магические и немагические полосы местами, так и он смог на секунду создать переход вышвырнувший Черныша на недалеко расположенный Детский Драконий Мир.
  
  Андроповские сны Глава 21
  
  
   Земля.
   Территория Союза Советских Социалистических Республик.
   Монголия.
   Франция.
   1982
  
  
   Сегодняшняя пасмурная погода не портила мне настроения. Впервые после воцарения в кресле Генсека, к Андропову приехал с официальным визитом столь глава государства. Вот подали трап, почётный караул, всё как в лучших домах. Многие ждали от этого визита многого.
   Янки за две недели после объявления об официальном визите Д*Эстена в Москву, тут же начали толкать новых заговорщиков к активным действиям. Сейчас, при попытки поднять профсоюзы и вызвать брожение умов в армии, было арестовано около ста человек. В хорошо спланированной импровизированной радиоконференции, с борта летящего в Союз самолёта, президент Франции заявил, что новоявленных коллаборационистов судить не будут, но до его возвращения они посидят в одиночных камерах, а после возвращения смогут выйти только после того, как каждый из них заплатит штраф, равный двукратной сумме, которую затратили на них американские покровители. Точнее прозвучала фраза *шестьдесят серебряников*, над которой сейчас ухохатывался весь мир.
   В СССР, много говорили об услышанной, с забугорных голосов, последней шумной новости об использовании в Афганистане нового вида оружия. Пограничная СБО при трёх вертолётах, четыре пса и два двадцатичетырёхрамочных улья - несколько таких групп и составляли это оружие, душа малейшее шевеление на корню. Пакистан завыл вместе с Америкой. Союзу уже было объявлено продовольственное эмбарго, это доставило проблемы многим на западе, многие зарабатывали на хлебе для Союза. Поговаривали даже о дипломатической блокаде. И вот теперь Французский пёс сделал всем ножкой. Америка была в Ярости, но мы были уверенны, что в течении полугода ни каких сверхрешительных мер не будет.
   Франция, нет, не представляю чего ждала от этого визита Франция, если брать среднего гражданина. Рабочих мест стало больше, поэтому, думаю, президента всё же поддерживали, а на громогласные упрёки в Голлизме, в единоличной власти, в её будущей полной узурпации, всё это пока мало интересовало сытых людей. Остальную Европу всё происходящее волновало очень сильно. Игры Франции и Америки, к которым теперь присоединился Союз, не вдохновляли никого в старом свете. Впрочем Англия, как хвостик Америки, проблем в выборе не испытывала. Позиция такая, 69, своего рода.
   А вот и эта партия, которую мы репетировали во сне, Андропов и Д*эстен поклонились друг другу, а потом, внезапно, шагнули навстречу и крепко, по-мужски, обнялись. Как будто два армейских друга встретились через двадцать лет после войны 9 мая на Красной Площади. Затем актёры, якобы не на кого не обращая внимания двинулись к машинам, о чём-то дружески переговариваясь. Меня, кстати, в отличии от прочего бомонда, почти никто не охранял. Только водитель и один порученец. Необычное поведение для нового главы Комитета. Ну да бог с ним, с поведением, главное, что во главе всех управлений и главков КГБ стоят теперь только люди Команды. Скоропостижно умер Черненко, серьёзно заболел Горбачёв, после этого в ЦК, даже в приватных разговорах, политика Нового Курса не подлежала сомнению. Западным голосам подбросили плёнку с разговором этих двоих, после этого в Политбюро не у кого не возникало никаких сомнений. Время принятия решений уменьшилось, теперь это выглядело очень буднично. Собирались, голосовали по всему списку, расходились. На всё, про всё, не больше десяти минут.
   Вместе мы не встречались воочию, да и вообще, на людях в этот день, были сказаны лишь общие фразы. Окончательно обговорили слияние некоторых межгосударственных институтов двух стран, таких как разведка, например. Решили привлечь к этому делу кого-либо из членов СЭВ. Сначала думали о ГДР, го решили выбрать другой вариант, с меньшим количеством населения, остановились на Монголии. Решение было обусловлено и тем, что там местные молодые зубры принялись душить местного МАО, конница которого ещё Жукову фланг на Халхин-Голе прикрывала. Короче, под верного сына и учителя Цебендала копал товарищ Батмунх. Деньги, которые шли на приобретение сторонников, были заокеанского происхождения, это тоже определило наш выбор. Встреча глав государств длилась три дня, в конце было объявлено об ответном визите через месяц.
   В уголовный кодекс были внесены некоторые поправки, изменившие, в некоторых случаях, порядок вынесения приговора и, в целом, ужесточившие наказания. Было создано несколько приполярных зон. И на воле, и за колючкой, работали спецтребуналы из членов Команды - безруких или безногих ветеранов Афгана. В народе их стали звать, как встарь, тройками, а приполярные зоны - архипелагами. Негласный приказ у троек был, если второе воровство - не исправим. По всей стране прокатился вал арестов воров и казнокрадов. Долгосрочных сидельцев, особенно с туберкулёзом, тоже ждали на архипелагах. Опыт польских фермеров, осваивающих Сибирь, оказался полезным. Теперь эта трудотерапия распространялась на всех диссидентов из психушек, всех предупреждали, что ленивых и сбежавших ждёт север. Во время судов троек, которые и выносили эти приговоры, на человека ставилась метка, позволяющая ловить его как пеленгатором, когда спит. Так, что показательные поимки беглецов, силами двух-трёх человек комитета, отбили охоту сопротивляться решениям Партии и правительства у большинства.
   На архипелагах бараки строили в мороз, трупы невыдержавших бросали под фундаменты, отказников бросали живыми. Несколько удачных побегов было организованно, чтобы донести до воли условия содержания. Убегавших возвращали ровно после недели свободы, за это рядом селили кого-то из родственников, кто знал о них или укрывал. Многие из беглецов после этого шли на саморез или петлю. Была разрешена частная собственность на землю, но лишь в районах, где земледелие затруднено. В чернозёмных районах об этом, например, пока ещё и не помышляли. Все условия создавались новым фермерам, кредиты, техника. Давали всё это дело в основном семейным, дали оружие и право защищать урожай, но предупреждали сразу, что отвечать в случае не выполнения обязательного объёма задачи - архипелаг.
   Начался разгром национальных элит. Там пока старались поддерживать паритет. Брали самых зарвавшихся беев и партократов, на кого поступали самые многочисленные сигналы. Некоторых предпочитали не довозить даже до севера. Ввиду исключительной опасности некоторых лиц, приказы троек, часто, приводились в исполнение немедленно. Один из таких процессов показали по центральному телевидению. Представьте помещение районного дома культуры, зал полон народа, а с краю сцены сидят трое юношей. Первый слева в инвалидной коляске, без ног, пустые брючины немного застиранной военной формы аккуратно подоткнуты. У парня по середине к деревянному креслу прислонены костыли, на его правой ноге нет ступни. Руки и ноги третьего в полном порядке, но внимание зрителя приковывают мгновенно не они, а бритый череп, весь в шрамах и чёрная повязка на глазах.
   Перед ними ставят старого матёрого урку, понимающим людям те из его наколок, которые видны, говорят о многом. По-видимому его дёрнули с местной зоны, оторвав внепланово от послеобеденного отдыха. Пятая ходка, подтвержден, таких за глаза называют беззубыми акулами. Один из двоих конвоиров бьёт, почти без замаха, вора прикладом АКСУ по почкам, и подсекает ноги, ставя на колени. Данный субъект умудрялся из зоны руководить бандой из десяти человек, промышляющей в ближайшем городе. Один из тройки начинает , без бумажки, рассказывать список преступлений коленопреклонённого. Вот акула дёрнулась, этого по его мнению никто не знал, а кто знал мертвы, но конвоиры, мгновенно, утихомиривают пленника. Минута на совещание тройки и слепой оглашает приговор - пять лет СевЛага. Все в зале понимают, что это смерть и эхо воя подсудимого ещё долго разносится в зале. За ним, по одному, выводят всех остальных членов банды, видимо их взяли прямо сегодня и по-тихому, никто не избит. Особенно интересен вид последней троицы. Они молоды, им приблизительно столько же, сколько парням на сцене, один из этой троицы так же бреется налысо. Приговор всем помягче, два года в архипелагах, но это не меняет сути.
   По всей стране вводится уточнение в термин - сверхплановая продукция. При предприятиях организуются оптовые базы, где её можно продать всем желающим, но только за живые деньги. По одному плану в городах начинают строить сотни крытых рынков, всем желающим выдаётся бесплатная лицензия на торговлю вразнос. Но новые торговые места предоставляются в первую очередь бывшим воинам, вдовам, инвалидам. По всем городам возникают ГосТоргБазы. Предприятие оплачивает десятую часть продажной цены, если хочет чтобы его товар выставлялся именно здесь. Если товар не продаётся, это дело сугубо предприятия, десятину государство берёт сразу от предложенной цены и она не возвращается. Эти полумеры начинают давать результаты почти сразу, общество захлёбывается соплями, кровью и новой энергией.
   Близ Можайского водохранилища в Московской области силами строителей из многих регионов и стройбата начинают прокладываться коммуникации и закладываться фундаменты. Второй город-спутник Москвы стал носить имя Брежневск, уже был объявлен конкурс на лучший памятник бывшему вождю. Монумент предполагалось установить на центральной площади будущего города. Город строиться уже месяц и, вернувшийся во Францию Валери заявляет, что его концерном уже отправлено оборудование, которое будет установлено в Брежневске. В ближайший год будет построено около сорока предприятий, большинство из них в городах-спутниках Москвы, причём продукция Брежневска будет сразу идти в оптовые баз по стране и на экспорт. Автодвигатели, телевизоры, бытовая техника. Уже заключено более тысячи договоров на готовую продукцию, если указанные параметры изделий будут выдержаны.
   Когда состоялся ответный визит Андропова в Париж, один из заводов Брежневска уже давал первый двигатель. Это было грандиозно, первый канал каждый день уделял двадцать минут на обзор стройки и завезённого оборудования. Сам завод представлял из себя десять ангаров, расположенные друг за другом полукольцом. Возводили однотипно - фундамент, заранее собранные рамы, на них временная надувная крыша. Под ней непосредственно строиться постоянная, а, затем, и внутренности здания. По такому же типу было возведено пять первых жилых домов для рабочих завода. Принцип, который соблюдался в первые годы в Зеленограде - сначала квартира, а потом работа, торжествовал и здесь. Работа предполагалась в три смены, семь дней в неделю. Пьянка, повлёкшая за собой простои, нещадно наказывалась. В общем город-сад рос ударными темпами, чему способствовали несколько показательных процессов над теми, кто задерживал выдачу стройматериалов или пытался их разворовывать.
   Специалисты-архитекторы из Зеленограда привлекались консультантами, чтобы учесть предыдущий опыт и исключить возможность повторения старых ошибок. Многим предстояло здесь осесть на более длительные сроки. Всех в мире напрягало другое, что негласное партнёрство России и Франции похоже началось сразу после смерти Брежнева, а некоторые высказывали мысль, что Д*Эстен сразу в пику Америке обратился к русским, после начала его второго срока. Так вот, когда Юрий Владимирович прилетел в Париж, в аэропорту его ожидал королевский приём. Всех очень заинтересовало, что это за ящики выгружали из двух грузовых лайнеров, сопровождающих Илов Андропова. Объяснения общественность получила на следующий день, когда в одном из огромных залов, рядами стояли те самые ящики из сибирской сосны, люди ходили между ними и ощупывали трёхпудовые золотые слитки, на самом деле извлечённые из родового гнезда Д*Эстена.
   Вот на трибуне появились главы государств, затем рядом с ними появился третий человек. Уверенно двигавшийся на слегка кривых ногах старик восточной наружности. В отличии от визита главы Союза, прибытие в Париж Цеденбала Юмажагийна удалось сохранить в тайне. Да и не так чтобы уж многие в мире знали в лицо Председателя Великого Народного Хурала. Хотя о недавних событиях на его родине слышали многие. Дело в том, что после Московской встречи в верхах я отправился с визитом в Монголию. Встреча проходила один на один и я провёл час во сне, убеждая нового товарища, что членство в Команде выгодно прежде всего ему. Через неделю после моего отъезда он основательно почистил от грязи свой дом. Генсек Монгольской Революционной Народной Партии политесов не любил и строительством всяких там лагерей себя не утруждал. поступая с коллаброцианистами и предателями в традициях Халхин-Гола. Он согласился со всеми условиями, так же привёл в Команду полсотни своих преданных охранников. Золото, как бы от своей страны. для вступительного взноса, он предложил поискать здесь же. Раз уж мы такие могущественные, сказал он, давайте найдём клад Унгерна, да и популярности мне это прибавит.
   Предложение было принято и после короткого мозгового штурма и советов с потомком, был выработан план действий. Тысяча прайдовцев была доставлена в Монголию, это около четверти всех особей. Они генерировали несильное заклинание из поисковой некромантии. Трупы искали короче. Было найденно около ста братских могил соответствующих параметров. Каждая была исследована металлоискателями и в трёх начались раскопки. В одном из трёх мест и были найдены труппы верных бурятов Унгерна, застреленных его порученцем поручиком Егроновым, после того как они по его приказу утопили ящики в иле.
   Когда всем в зале был представлен лидер Монголии, Д*эстен в зал начали вносить сундуки с золотыми монетами и один с камнями. Своим хорошо поставленным голосом он начал рассказывать о небывалых успехах научной мысли Франции за последний год, о неких неназываемых международных силах, пытавшихся помешать внедрению этих научных разработок в производство и сорвать планы президента по улучшению качества жизни народа. Поэтому он сделал предложение советскому руководству новой международной организации, которая могла бы дать отпор данным устремлениям. При этом ни Франция ни СССР не выходят из других блоков и объединений. В свою очередь мы решили, что трёхсторонний договор будет лучше чем двусторонний. Поэтому нами были опрошены ряд глав государств и лидер Монголии согласился со всеми условиями.
   Поэтому с сегодняшнего дня Франция, Советский Союз и Монголия, счетают себя неотъемлемой частью Межгосударственной Организации Доверия. Координатору МОД будут переподчинены на прямую все войска имеющие ядерное оружие, так же противоракетные войска и войска космического базирования. Так же войска быстрого реагирования, по пятьдесят тысяч от каждой страны. Координатору МОД будут так же переподчинены все разведки трёх государств и их монетные дворы. То золото, что находиться перед вами, это первый взнос нашихгоссударств в МОД и зримое доказательство надёжности его будущих платёжных средств - беспроцентных облигаций, будущей совместной валюты. Золотые Кредитные Облигации будут свободно обмениваться на валюты трёх стран до 1 января 1984 года по следующему курсу, 1 кредит = 1 франку = 1 рублю = 5 тугрикам. ЗКО будут свободно обмениваться на золотые монеты.
   На сегодняшнем заседании Глав Государств входящих в МОД, Координатором Единогласно был выбран нынешний Глава КГБ Петров Михаил Николаевич. Любое его решение будет приниматься с согласия Коллегии МОД, и будет действовать только при наличии подписей всей Коллегии, куда входит он и главы всех принятых в МОД стран. Прошу задавать вопросы.
   Наконец-то оправившийся от шока зал взорвался градом вопросов и криков.
  
  
   Андроповские сны Глава 22
  
  
   Третья галактика.
   Закрытая Сфера.
   4623.
  
  
  
  
   Торопиться было решительно некуда. Детский драконий мир, это такое место, куда пешком не ходят. Как я уже говорил, это место для контролируемого естественного отбора молодых дракончиков. Те маги, которые там все-таки оказываются, попадают туда только с ведома старших драконов. Ещё одна неприятная особенность в том, что попасть туда группой невозможно и первым делом мне надо устроить моих соратников здесь.
   Вначале мы отстроили замок. Магии было дико много, и меня к этой работе почти не привлекали. Я объявил соратникам, что теперь они клан, и велел выбрать себе нового предводителя из пятёрки самых сильных магов. Воины дураками не были и выбрали самого сильного. Решили применять к местному окружению ту же тактику, что применяло преследовавшее нас войско, завоёвывать всё, что плохо лежит. В продовольствии скоро не должно быть недостатка, всё вокруг расцветало, глубоко наплевав на время года. Обговорили несколько вариантов ближайших компаний, моё мнение такое, что всё у них удастся. Чем мог помог, но мысленно я был уже не здесь, а с моим драконом, и, в конце концов, мой отсутствующий вид заметили.
   Вот так незаметно и подкрался момент расставания. Я обнял каждого из своих воинов, помянул каждого из своих ушедших. Окружающие горы были пригодны для гномов, и крепыши пообещали поискать переселенцев. Ясно, что в этот день я так никуда и не выехал, а проснувшись на следующее утро с трещащей головой я не захотел повтора пройденного и, собрав вещи, стартовал прямо из спальни.
   На другой стороне был белый туман. Видимость вокруг была почти нулевая, магия не работала, сенс стал прозрачной безделицей. Внезапно впереди меня туман раздвинулся и я увидел женское лицо, тело незнакомки окутывала ещё более плотная, чем окружающий туман, молочная дымка.
  -Привет тебе, чужестранец - поприветствовало меня прекрасное лицо без тела. Ты верно хочешь получить дракона, маг?
  -Так, но это мой дракон, я за него в ответе. Я обязан был защищать его и учить, но потерял. Теперь ищу его, преодолевая трудный путь.
  -А что ты будешь делать, найдя искомое?
  -Если ему плохо, заберу его с собой. Если же он найдёт свой дом или своих родителей, то я буду только рад.
   Женское лицо растаяло, в перезвонах смеха. Туман редел и мгновенно исчез, вокруг расстилался огромный амфитеатр, окружённый скалами. Зрители и участники шоу почти отсутствовали, лишь одна из них продолжала заливаться перезвонами смеха, похожими на гром. Это была огромная драконица, которая недавно общалась со мной в образе женщины. Рядом с ней я казался жуком-навозником, так я был мал и так переливалась на солнце от золота к бронзе её чешуя. Она прекратила смеяться и опустила на камень морду, но её глаза всё равно были на высоте двух этажей. Дракона сфокусировала взгляд передо мной и контуры женского тела и знакомое лицо появились вновь.
  -Я знаю о тебе всё, человек. Я видела как ты появился на свет, познал первую женщину, видела как ты попался в ловушку на звездолёте. Видела и то, как барахтался ты в холодном море, как обрёл новый мир и новую цель. Как раз похищение твоего питомца и дало тебе её. Все в сфере повторяют, как обезьяны, твои новинки в боевой магии. На твой забег в Поясе Средоточия делаются громадные ставки, зрителям ты нравишься. Скажу больше, они помогли перекинуть малыша в эту Колыбель, этого мага немного поправили. Он давно не пользовался силой и одна строчка в его заклятии вышла коряво, а на повтор сил бы уже не хватило. Ему немного помогли, в результате ты здесь и твой путь продолжиться.
   Теперь о некоторых проблемах. Во-первых, твой дракон тебя забыл, попав сюда ему заблокировало память. Это одна из особенностей Колыбелей. Когда лопается скорлупа и малыш выбирается на свет, сам этот мир, чтобы повысить для дракончика шансы выжить, даёт ему многие сведения о мире вокруг. Но это же наложение знаний, пока он не выберется в мир это наложение знаний блокирует внутриутробные воспоминания. Младенцу это не важно, а вот Чернышу... Но он большой, выживет. Во-вторых, ты не единственный, у нас сегодня наплыв, вас появилось аж пятеро. Сейчас очередь малышей поиграть. Правда, мы хотели устроить катаклизм в другом районе Колыбели, но твой случай не обычен. Такое в истории до тебя было лишь дважды, чтобы бывший хозяин последовал за драконом в колыбель.
   Поэтому мы устроим извержение вулкана близ места где поселился твой питомец. Сейчас, за три часа до извержения, малышам дадут предупреждение. Делай всё что душе угодно, хоть беги хоть стой, но направление задано. Направление единственное, но там ждут пять магов, с распростёртыми объятиями. Пользуйся всем чем угодно, если ты перейдёшь черте тебя сначала предупредят. Используй своё чувство направления на питомца. Может тебе и повезёт.
   Мир мигнул и каменный мешок исчез. Я стоял между двух невысоких холмов, покрытых редким лесом, который опалял огонь восходящего солнца. Рядом вроде никого не было, природа покачивала светом и баюкала ветром, но на душе было не спокойно. И прыжок острозубого хамелеона-переростка чуть не застал меня врасплох. Да, не всё спокойно в этом датском королевстве. Да и урчание, желающих подкрепиться хорошо прожаренной тушей напавшего, стало раздражать.
   Но всё это было сейчас не важно, а важно было то, что со стороны восходящего солнца я ощутил присутствие Черныша. Я решил не препятствовать пиру и отойдя подальше окружил себя защитным периметром, сосредоточившись на драконе. Подумав немного, я лёг, расслабился, и взял под контроль летящую высоко в небе птицу. Я увидел её глазами грызуна в траве, ощутил мощное тело и острый клюв, это оказался хищник. Я посмотрел с высоты на себя, лежащего на земле, посмотрел на клубок жующих тел неподалёку, и задал птице направление полёта. В течении часа я изредка, сквозь дрёму, корректировал направление.
   Вот, наконец-то и Черныш появился, ведя за собой ещё четырёх драконов, самую малость поменьше его. Драконы неслись по прямой, не сворачивая, а это значит они попадали на соседний участок охоты. Теперь я видел малыша, пусть и через птицу, и попробовал мысленно потянуться к нему. Присутствие моё он почувствовал но не узнал, и, не снижая бега, вышвырнул меня из своей головы. Двигаться на встречу и покидать территорию охоты уговора не было, а на своём или на соседнем поймаешь, это не принципиально. Птицу я направил в сторону того явления от которого улепётывали драконы, а сам направился к соседу побеседовать, на счёт того, что предки завещали делиться.
   Зрелище же, показанное вскоре глазами птицы, было величественно. Прямо посреди холмистой равнины к небу поднимался вулкан, из которого показались первые язычки лавы. Птице это зрелище , а особенно то, что я хотел рассмотреть его поближе, не понравилось и она, мгновенно сбросив хомут повиновения, полетела обратно. Контроль над ней мне удалось взять только через десять минут. Птица сделала вираж назад, гора ещё подросла и, вдруг, окуталась чёрным дымом. По земле под пернатым пошла дрожь и я, поняв всё правильно, лёг на землю. Землетрясение было балов в семь, но драконов это не волновало, они держались выбранного направления.
   На соседнем участке меня уже ждали, видимо такого рода разборки не были единичным случаем. Маг он был сильный и птицу-шпиона испепелил на раз. Он расположился на небольшой возвышенности и вся его поза не оставляла сомнения, кто выиграет в предстоящей битве. Он ждал, пока я не подбежал достаточно близко. Зажав в левой руке пятьдесят грамм тянучки я двинулся навстречу этому самоуверенному типу. Его пристрелочный удар вернулся к нему, после этого он понял, что я защищён, и ещё раз проверив мою оборону, перешёл на разгон со страшной силой предметов, а потом бросал над ними контроль. Вроде они теперь магией не управляются, а нервы треплет. На расстоянии сотни метров атаки его полностью парализовали моё продвижение вперёд.
   Подвело мага любопытство, он решил подойти поближе. Пребывание в мире полосатой магией не прошло да меня даром. Заклинание антимагии жрало двадцать грамм в секунду , мне хватило трёх. Мэтр неимоверным усилием увернулся от склянки с тянучкой. Но я уже вернул магию и детонировал снаряд в метре от него. Как рыбу глушить. Но всё же живучим оказался маг. Пришлось опять задействовать антимагию и довериться гномьему кинжалу. Вернув магию я, на всякий случай, отделил голову от тела и рассёк на несколько частей, затем я вплотную занялся ПОДГОТОВКОЙ к прибытию драконов. Гора за это время ещё пару раз стрельнула вверх пеплом и пару раз разродилась дрожанием почвы. До пяти небольших танков не пристал не один хищник и, вскоре, они показались. Я был готов к приёму, но как оказалось, я плохо знал повадки драконов.
   Как я потом узнал, обычно молодняк стаями не держаться. Черныш сбил необычную группу и они тренировались вместе, любое проявление коллаборационизма каралось в морду и это породило сильную преданность. Когда Черныш забился в судорогах, вдохнув усыпляющего состава, четверо оставшихся решили уст ранить угрозу своему обожаемому вождю, растерзав меня. Спасла левитация. Сложилась прелюбопытнейшая ситуация, дракон пойман, а ритуал перехода, данный драконий, я выполнить не могу, порошка нету, поджарить их не могу, всё же его друзья, потом не простит. Я бы может чего и сообразил без отвлекающих факторов, но они не замедлили появиться в лице ещё одного мага-охотника, видимо привлечённого магическим поединком. Дедок, хоть и выглядел старым, летел, а это значит был очень сильным противником. Увидев мой трофей он решил, что добыча особо ценная и сразу, без разговоров полез в драку.
   Дед оказался очень шустрый, я думал, что он будет атаковать магией, как все предыдущие и ошибся. Дедок просёк ситуацию на корню и, сблизившись, перешёл к рукопашной. От дикого удивления я рванулся на всей возможной скорости вверх и это, по-видимому, спасло мне жизнь. Уж больно матёрый волк попался. Удалив, как ему казалось, меня со сцены, хотя и косясь вверх краем глаза, дед усыпил ещё двух драконов, а на остальных у него наверное не хватило порошка, так как он их просто убил. Я же приходил в себя от ударов деда, наскоро возвращая чувствительность в некоторые участки тела и сращивая перелом. Но подлянку я деду сделал. когда он стащил троих драконов вместе и начал устанавливать пентаграмму он повернулся к Чернышу спиной. И тут меня как ударило. Вспомнил я, что в порошке усыпляющем два ингредиента есть, которые немагические в основе, но попав в насыщенный силой организм дракона начинают его дестабилизировать, и на этом можно сыграть.
   Когда шквал антимагии отчистил его организм на мой вой *фас* он откликнулся из глубин души и, ещё не проснувшись толком, откусил деду ногу. Дед катался и выл, но с тремя проснувшимися драконами безногий, прикованный к земле в течении пяти секунд моей антимагией он сделать ничего не смог. Кушали его не долго, но с удовлетворением. Потом они держали что-то вроде совета, затем один кинулся в прежнем направлении, а двое оставшихся в расходящихся, перпендикулярно предыдущему пути. Моё окончательное восстановление затянулось и я смог пойти за Чернышом только через два часа. Что его дёрнуло побежать в ту сторону, не знаю, но здесь обретался ещё один маг жаждавший добычи, правда не такой сильный, как предыдущие. Когда я прибыл, Черныш играл с ним в прятки. От струи порошка в самом начале он, наученный горьким опытом, увернулся. Он кружил в небольшой рощице, где его преследование по воздуху магом было затруднено.
   Маг был упорный и поражение по очкам признавать отказывался. Когда я прибыл на ехидной морде Черныша было написано радостное выражение. Вы, мол, дяди деритесь, а я съем победителя. И дяди дрались. Не скажу, что этот поединок дался мне трудней предыдущего, не скажу. Маг, кстати, промахнувшись с порошком, устроил на другом конце рощицы пентаграмму перехода и пытался загнать туда Черныша. Этот товарищ, когда я после победы над магом полетел искать его, ждал меня возле взведённой ловушки, и только я мало что понимая приблизился, он прыгнул в замаскированный вход, весело подмигнув мне на прощание. И исчез из пределов этого мира. Тихий молоточек в правом виске - чувство направление на моего питомца, погас. Нет, ну что же это, елки моталки, теперь и за ним бегать, паршивцем.
  
  
  
  Андроповские сны Глава 23
  
  
   Земля.
   Территория МОД.
   Космодром Байкал.
   1983.
  
  
   Сегодня хороший день. И мы и наши союзники уверены в том что эта бандура полетит. В этом уверены и наши недруг, ведь только за последний месяц мы поймали трёх диверсантов. Оглядываюсь вокруг, как же всё здесь изменилось за последние шесть месяцев, не узнать. Весна, это слово лучше всего подходит к картинам грандиозных социалистического капитализма. Именно о его построении трубит триумвират по всему миру. Другое дело, что в странах участниках особо крутых смен курса не видно.
   Те же директивы Д*Эстена, например, в войска двойного подчинения идут обязательно. Плюс ещё один экземпляр, только от МОД и с четырьмя подписями, вместо одной, а текст один и тот же. ПВО Союза перебросило во Францию четверть своих мобильных комплексов в течении двух недель после подписания договора. Число русских советников минимально, воспользовались местными кадрами, плюс организовали хорошую переподготовку для новых союзников. Для антуража охрану комплексов поручили монголам, но во французской форме и с русским оружием.
   По поводу присоединения Франции к Триумвирату были некоторые разногласия с Исламской общиной в Париже, Афганская проблема, видите ли, их беспокоила. Контрразведка развернула новые флаги и провела блестящую операцию. Сейчас около тысячи новых конезаводчиков едут в закрытых вагонах осваивать пустынные районы Монголии.
   Франк после исторического заседания не рухнул, в основном потому, что Франция перешла в международных расчётах на золото, а точнее на ЗКО. В Швейцарии, Австрии и Люксембурге тамошними *Альпийскими гномами* было принято, под расписку, была предоставлена половина золота, выставленного в тот памятный день в зале. Десять крупнейших банков не устояли перед соблазном и, несмотря на давление со стороны США, заявили, что будут принимать ЗКО во всех своих филиалах по номиналу. В общем все попытки в лоб свалить триумвират только укрепляли нас.
   ИСМОД - эти буквы новой объединенной спецслужбы появились на фасадах многих французских, советских и монгольских зданий. Информационная служба то хорошо но народам теперь необходимо было чудо. Темпы наращивания технологического потенциала в Триумвирате были очень высоки, но все эти проценты мало что говорили простым людям. Необходимо было доказать тупым обывателям, что этот Триумвират они сами и придумали, об том настойчиво, со всех сторон, трубили СМИ трёх государств. А что в таком случае моет быть лучше космос? Сверху лучше видно, сверху лучше целиться. Высоко сидящий и далеко глядящий будет иметь преимущество над любым хищником.
   Вывести за пределы земли пару сотен тысяч человек и обеспечить им автономое существование и внутреземельные разборки теперь не страшны, так как генофонд сохранён. Внутренний страх перед противником уменьшиться на пару порядков. Все усилия Команды, кроме усиления влияния в Триумвирате, срочно были сосредоточены на космосе.
   Знаете вы как выглядит гравимобиль в их варианте будущего? Да очень просто, основой служат три диска расположены на вершинах равностороннего треугольника, со стороной четыре метра. Сами диски по полметра диаметром, десять сантиметров в центре, где аккумулятор, а край диска не больше сантиметра толщиной. Большее и меньшее расстояние между дисками в гражданских моделях не рационально, так как увеличивается расход энергии. Правда если меньше, то значительно вырастает скорость и манёвренность, но опять е всё упирается в энергию. Антигравы раскручивают внизу машины комбинацию полей, позволяют свободно идти вверх-вниз, а по горизонтали реактивной или пламенной струёй - это если речь идёт о планетах не меньше Луны и на малых орбитальных высотах. В открытом космосе метрика немного другая, плясать приходится от звезды. Ещё более интересным оказалось то, что гравитация имеет электрическую природу.
   Как уже было сказано, почти все силы Команды сосредоточились в этом направлении На предприятия Брежневска самую упрощённую машину, что-то вроде модели *Т*, мы соорудили достаточно быстро. Жаль, что она отказывалась работать. Как только мне пришло в голову дать самую малую нагрузку при испытании, ума не приложу, а то бы ещё месяц потеряли выясняя кто виноват и что делать. А так всё разобрали и поняли, что кожухи выкаблучиваются. Сеть трещин строго по напряжённости гравитационных полей. Когда проконсультировались с потомком, выяснилось, что он об этом моменте просто забыл, об этом у них знают все. В их варианте прошлого антигравы появились только после межзвездных перелётов.
   Просто все материалы до этого момента для кожуха не годились, но после пребывания в *дырках* углеродистое железо приобрело новые свойства и из потрепанных папок патентных бюро извлекли в мир старую идею. Кожух и ещё две детали внутри м машина заработала. У нас не было времени дать милости от природы и мы попытались, собрав полкоманды в одном месте, изменить характеристики материала в нужную нам сторону, как в замке Д*Эстена. В результате движок гробанулся на третьей секунде, а не на первой.
   Следующий месяц прошёл в мозговых штурмах и экспериментах. Мы изобрели костыли для антиграва. Диск из чистого изменённого углерода подвергался обработке Команды. Диаметр семнадцать метров, толщина в центре, полметра, а по краям тридцать сантиметров. Диск вращался со скоростью 5000 оборотов в минуту, принудительно охлаждаясь почти до абсолютного нуля. Вес объекта над диском уменьшался на двадцать семь процентов. А самое главное, что углеродистое железо начинало давать, пусть и не в полном объёме, так нужные нам качества защиты от гравитационных импульсов. Половина учённых смежных с нашим проектом специальностей, из Союза и Франции, собрались в трёх закрытых НИИ рядом с Брежневском и пахали как на фронте. Половина из них уже была принята в команду, других мы боялись принимать, так как в случае отказа они тихо устранялись, а сейчас их мозги для нас стоили больше их преданности. Предварительные контуры изделия стали ясны через три месяца с начала работы.
   Ясно, что так же успешно работали и меньшие диски. Было и небольшое но, наша железка давала пиковую мощность на первом, самом трудном, километре взлёта, если под ней была вода. Идеально - море или океан. Но где взять спокойный внутреннее море? Тихий? Там янки, как грязи. Северно-ледовитый слишком шумный. Из всех вариантов лучшим признали Байкал. В тот же час, после согласования места строительства, детали нижнего треугольника отправили поездом в восточном направлении.
   Сам аппарат должен был выглядеть так. Три ядерных реактора с подлодок по сторонам первого равнобедренного треугольника, под ними антигравы, мы не стали менять проверенную треугольную конструкцию, стороны равны 180 м каждая. В середине этой плавучей АЭС размещается большой диск и системы принудительного охлаждения. После наладки конструкции, а монтаж ведётся в три смены членами Команды, буксиры оттащили конструкцию из устья Ангары чуть глубже. Вторая треугольная надстройка отличалась тем, что под каждым из антигравов вращался свой индивидуальный диск. Мощность этих движков увеличивалась по мере удаления корабля от земли. Между ферм располагалась грузовая платформа. Данное сооружение, при пиковой мощности отрыва, позволяло принимать в себя до 4000 тон груза, но в первый полёт было решено взять только тысячу.
   Внешний корпус делался из углеродистого пластика сантиметровой толщины и был больше декоративным чем ударостойким. Он округлял внутреннее убранство и делал корабль на вид похожим на перевёрнутую чашу. Ножку этой чаши составляли ещё два уровня. Первый треугольник со сторонами 16 метров на десять метров поднимался над вторым уровнем, следующий аналогичный треугольник выше предыдущего на пять метров, если смотреть сверху на общую схему получалось две шестиконечные звезды, одна в другой. Два верхних треугольника давали на первом этапе достаточную подъёмную силу, правда по стандартам будущего они жрали просто чудовищное количество энергии. Тысячу тонн веса поделили между собой, кроме экипажа и систем жизнеобеспечения, три ракеты класса космос-космос, специальная пушка с боекомплектом и 250 спутников - всё, что смогли за такой короткий срок в авральном темпе изготовить у нас в МОД.
   И вот сегодня, 12 апреля 1983 года, весь мир ждал затаив дыхание и содрогался от страха. Невинные Рейгановские звёздные войны меркли перед этим колосом. Вокруг Космодрома *Байкал*, так его назвала сначала Правда, а затем стал называть весь мир, нёс охрану 50000ый корпус МОД. Ровно в пропорции, треть из Французского иностранного легиона, треть конные монголы с приборами ночного видения, последняя треть СБО погранцов перебазированные сюда из Куфабского ущелья, по причине отсутствия живых инсургентов. Также непосредственно координатору подчинялись истребители прикрытия. 250 спутников должны составить первую часть гигантской спутниковой сети связи сначала в Триумвирате, а затем и за рубежами содружества.
   Если, тьфу, тьфу, тьфу через левое плечо, всё пройдёт удачно мы объявим завтра же о такой тарифной сетке в ЗКО для доступа к новой международной телефонной сети, что отбою от желающих не будет и конкурентов не останется, а нашим банкирам всё предоставим бесплатно. ЧАЙКА-1, так официально называется корабль, пилотируется тремя членами экипажа. Один из Союза, один Монгол и один Француз. Все опытные лётчики, русский был в космосе трижды, француз был в дублёрах один раз. Почему название ЧАЙКА-1? Потому что ЧАЙКА-2 уже собиралась на первом этапе, а детали третьей модели делали в три смены энтузиасты Брежневска, мы не собирались терять темп. Поднимется первая, полетает с неделю, потом вниз до километровой высоты и с вертолётов загрузим снова.
   Поэтому, при благоприятном исходе, Первая Ласточка встанет на прикол над территорией Франции, и будет приписана к французскому отделу МОД, уже сейчас СМИ просят граждан придумать Чайке новое имя, которое наберёт больше голосов, на то и сменят пилотное, временное название. И экипаж на ней будет французский, само собой из членов Команды. Задобрим союзников по полной, как пить дать, да и пугало над Европой будет знатное. Этакиё лифт. Да и проекты Первой орбитальной в Брежневске уже готовы, осталось дело за рабочей лошадкой. Жаль полноценных ходовых испытаний не сделаешь, всё только на уменьшенной модели отработали. Непорядок, но что делать, вот об этом были мои думы.
   Пришлось опять набивать трубку. Курить я признаюсь не очень, но тут уж аналитики в Команде упёрлись рогом, трубка, в данном случае сразу половину имиджа даст. А среди сотрудников легенду распространили, что, мол, увидеть как я дымлю - к счастью.
   В большом зале местного ЦУПа было около сотни корреспондентов, причём только из соцлагеря и триумвирата. Как исключение, допустили одного из ФРГ, там его всё равно подозревают как агента Штази, так что обратно за стену он уже не вернётся. Попросит гражданства МОД, якобы самый лучший и наипрогрессивнейший, что доказано делом. Но это лишь в случае удачи.
   На трибуне главы триумвирата напутствуют Чайку в полёт. Отвечают на заранее согласованные вопросы. А я сижу в сторонке, дымлю. Я что, я, мол, всего лишь координатор МОД, слуга народов. На стуле, слева от меня сидит, поблёскивая очками, немолодой ариец. Зовут его Эрих. Он, как и в 71-ом, проявил недюжинное политическое чутьё и все последние полгода демонстрировал предельную лояльность и зондировал почву. Без разговоров выделил земли для постройки зданий из пеноуглерода. Выросли эти здания за семь дней, единственное, что им при строительстве абсолютно противопоказано, так это дождь. Так, что в зданиях не более семи этажей, строят авралом в гарантированно сухую погоду. Ну для Союза это не проблема, места хватает, чтобы сильно ввысь не тянуться.
   Вот об этих пустяках мы и беседуем неспешно с товарищем Хоннекером, о его сегодняшнем заявлении говорим. Ночью он стал членом Команды, но согласился на вступление только при условии, что прежних неофициальных договорённостей нарушать не будет. Договорённости эти просты, немедленное присоединение к МОД в полном объёме, но при условии удачного старта. Ко мне подошёл порученец и зашептал на ухо. Парень ретивый, но ещё не в Команде. Мне его новость уже десять минут как сообщили, через одного из прайдовцев, которого на поводке держал охранник. Три американских спутника изменили орбиты. Будут они стрелять по нам, или не будут, не важно. Сушки собьют всё, что ниже определённого потолка, а то , что выше, склюёт Чайка. А вторая будет вооружена получше.
   А, всё же, спутники ихние лучше сбить, от греха подальше, я передал мысленный приказ действовать немедленно, такую возможность просчитывали и были готовы. Дороговато всё же, лучше из космоса, пушечкой, но бережённого бог бережёт. Само собой потом извинится придётся, без этого никак. Ну вот, наконец и космонавты поднялись на трибуну, все речи, разумеется, на родных языках. Но смысл у всех один, клянёмся, именем Триумвирата, нести гордое знамя человечества в иные миры и галактики.
   Ну вот и всё, словоблудие и краснобайство окончены, дело пошло. Катер, на экранах, отошёл от причала и направился к Чайке. Прямо на пристани у трапа помочились, согласно новому обычаю. Вот, наконец, раздался гул, что-то в мире менялось, это чувствовали все. Громадная перевёрнутая серая миска, с нарисованной на борту чайкой, сверкнула огнями и ушла вверх. Земля становилась старше.
  
  Андроповские сны Глава 24
  
  
   Третья галактика.
   Закрытая Сфера.
   4624.
  
  
  
  
  
   Ничего уж тут не поделаешь, попеняв себя в том, что опять лезу вперёд без разведки, я напитал силой только что сработавшую пентаграмму и шагнул в неё. Как я и думал маг оставил возможность пройти через неё любому, то есть воспользовался простейшим вариантом заклинания. Варианты, правда были 50 на 50, и если бы я ошибся собирать меня было бы некому. А так была только небольшая тошнота, всё таки спешка. Но, в общем, полёт прошёл нормально, как говорили предки.
   Пункт прибытия мне не понравился сразу. Но увидев на пыльном каменном полу следы дракона я позабыл о сомнениях, ринувшись вдогонку. Сделать мне удалось только пять шагов. Пол под ногами стремительно опрокинулся и я ухнул в огонь. К моему великому облегчению ловушку делали маги и огонь тот, по своей природе был магическим. Внизу я грохнулся прилично, автоматически ушёл в перекат назад, впечатался в боковую стену и услышал негромкий хруст недавно залеченной ноги. Вот так, стараясь не задействовать пострадавшую ногу я стал выбираться наверх. Благо, хоть плита и задвинулась визу, как и в коридоре, было светло. Правда там всё освещала зеленоватая плесень, растущая на потолке, а здесь небольшие язычки пламени не гасли совсем, чувствуя рядом недобитую ж жертву. Когда я падал каждый из сотен язычков превращался в гигантский сполох, мгновенно испепеляющий любопытных.
   Причём на драконов ловушка явно не реагировала. Я полез вверх, стараясь не пользоваться ненадёжной ногой. Хватался за щели, из которых шёл огонь, они были толщиной в сантиметр, так что зацепиться можно, тем более я почти отключил свой вес. Поднявшись к плите наверху, я ненашёл ничего лучше, чем испортить стопорный механизм ловушки, что это был за механизм я точно не разобрал, но испортить его оказалось плёвым делом. Ловушка, лишившись своей важной части, немного подумав, стала ритмично открываться и закрываться с интервалом в секунду. Подгадав, я, из последних сил, ливитировал себя наверх, чуть не лишившись ног. Уснув прямо возле ловушки под действием сильного лечебного заклятия, я всё же не забыл поставить охранный периметр.
   Проснулся я через четыре часа, мой покой не потревожила ни одна живая душа, мёртвая, впрочем, тоже. Я упорно двинулся по следам, след за обстановкой. Правда вскоре моё чувство направления на дракона показало, что я от него удаляюсь. Плюнув на следы я стал идти по пеленгу. Не один десяток раз в пути мне попадались подозрительные места, их я просто пролетал, не желая рисковать. Один раз, в таком вот полёте, меня чуть не сбило арбалетной стрелой, ловушка оказалась с двойным дном. Ближе к Чернышу я так и не подобрался, но и расстояние между нами не увеличилось, что тоже приятно. то блуждание продолжалось часов двенадцать, прежде чем я встретил первое живое существо. Змея была злобная и, видимо, голодная, так как напала на меня не смотря на мои магические атаки. Она была существом, вроде моего Черныша. Лететь от неё пришлось во все лопатки, и только через десять минут мне удалось сбросить монстра в ловушку знакомой системы но большего масштаба, потом чуть притормозить её прыжок наружу.
   Всё чаще и чаще мне стали попадаться разнообразные существа франкенштейновской наружности и отовсюду доносились вопли различной интенсивности. Кто-то кого-то ел, кто-то с кем-то трахался, хотя, иногда, по воплям сложно было определить разницу. Каменные джунгли, право слово. Но особенно мерзко на душе стало, когда появились разумные существа. они охотились на монстров, обликом походили на орков, но ростом были вдвое меньше, этакие орки-карлики. Передвигались они чуть ли не кланами. Маленькие группки мне были почти нестрашны и я легко проходил их, используя магию По-минимуму.
   Дополнительное беспокойство доставил мне Черныш. Я, наконец-то, на пару секунд наладил с ним контакт, он меня узнал, но не остановился. Ответил мне странной фразой, чует, мол, впереди кровных родичей. И выговор мысленный у него не такой как раньше, повзрослел, видимо в своих скитаниях. Ну что ж паршивец, ищи своих маму с папой, но я от тебя не отстану, а то вдруг по дороге опять в беду влипнешь. Но я его понимаю, как предок рассказывал у них подобное есть, детдомами называется. Поживи в таком драконьем детдоме. Лет до ста сражайся с магами, потом до трёхсот лет учись по выбранной магической специальности и, если в процессе не погибнешь, попадёшь к родителям. Докажи, короче, что ты достоин высокого звания дракона, а пока ты ящерица позорная и нет у тебя ни роду не племени. А Черныш, получается, родную кровушку унюхал, то-то я в этом последнем переходе странность подметил, будто конец его кто-то слегка подкорректировал. Не простое это место и попали мы сюда не просто так.
   Вот и новый отряд орков-недорослей, много их, тысяча, наверное, и это только не вооружённых, самок с детёнышами не счесть. Первую сотню я одолел, от остальных пришлось бежать. они, тоже на магию не очень реагируют, приходится их бить опосредованно. Но они, гады, после первых потерь попрятались, и стали меня дротиками из своих копьеметалок потчевать. Вроде небольшие эти стрелки, просто кусок сталактита заточенный. Только камень этот необычный, он мою магическую стену с трудом, но пробивает. Когда мне оттяпали кончик уха, я побежал. Наполняя, по мере бега, встреченные ловушки преследователями, но больше одного в ловушку никак не шло. Выручила меня, как не странно, местная фауна. Преследователи увлеклись и обозлились, так что когда я, краем уха, услышал впереди себя шум, я заблокировал его заклинанием для преследователей. Не ожидавших такой наглости первых монстров я перелетел и юркнул в боковой коридор. Сзади раздался шум битвы, пища нашла едока и теперь они определялись кто из них кто.
   Наученный горьким опытом, я стал избегать маленьких орков, надев личину одного из них. Что-то я всё равно делал не так, увидев меня встречные кланы бросались в погоню, но без огонька, и скоро отставали. Ну хоть за это им спасибо, но продвижение всё равно замедлилось. Черныш вырвался вперёд, но направление просматривалось чётко. Дальше коридоры оказались чётко поделены на каменные угодья местных аборигенов. Вся живность, больше самих орков по росту, здесь была выведена, группы рабов собирали со стен различные, явно культивируемые, виды грибов и плесени. Нападения на меня начались организованные и злые, но вскоре я нашёл их слабое место. Как только воины клана нападали на меня, я бежал к их ближайшей плантации и заклинанием разбивал сцепку местных мухоморов с камнем. Толпа вопящих воинов сразу превращалась в бережливых крестьян, не дававших пропасть урожаю. тот клан меня больше не трогал, но история повторялась в следующем, с удручающим постоянством.
   Три ночи я провёл в ловушках уже знакомой системы, прекрасно высыпаясь под мерное гудение колдовского пламени, придав себе личину обгоревшего трупа и убрав звук. Наконец, коридоры слились в одно большое подземелье. Эта огромная пещера высотой в полсотни метров, шириной, на глаз, была три километра, а её окончание я разглядеть не смог. то пространство было поделено стенами на квадраты-крепости по полкилометра, с широкими нейтральными полосами между ними. Из за высоких стен выглядывали хорошо экипированные злобные морды, мечтающие с кем-нибудь подраться. Изредка нейтралка озарялась огнём фаерболов, здесь уже наличествовали местные маги. На одной из разделительных полос валялись повсеместно мелкие детали туалета и оторванные конечности, которые местные не успели или не удосужились убрать. Я проверил магически, так и есть, тут проложил дорогу мой воспитанник. Я направился ему вослед.
   Первые две шахматные клетки мне удалось проскочить без проблем, хорошее заклинание потому что. Затем, какая-то глазастая сволочь шарахнула по мне антимагией, а я развесил уши и не успел увернуться. Невидимость, хоть и жрала много энергии, была приятнее, А так мне пришлось подняться к самому потолку, что было грубейшим нарушением местного этикета, на меня ополчились все. Местные побросали все дела и стали активно пытаться добыть мне внеочередной пропуск на кладбище. Маги от простых воинов не отставали, и мне пришлось с ними повозиться. я полетел вперёд чувствуя себя в безопасности, не тут то было, здесь оказалось хорошо налаженная система стука. Теперь меня атаковали тройками, двое магов несли в плетёнке под собой лучника. Угадайте из чего были наконечники их стрел, да ещё и легко отламывающиеся, если стрела застревала в защите врага? На десять сбитых троек враг ответил взлётом ещё четырнадцати.
   Я заметался, пытаясь увеличить скорость и уйти противовоздушными манёврами вперёд. Чёртовы мухи-маги летели, забыв о вражде, словно я чем-то пах. Затем, их информация достигла определённой оперативности, и меня стали встречать уже впереди. Я ринулся к боковой стене, благо выщерблен и неглубоких пещер здесь хватало, и завалил вход, чем вызвал разлад между преследователями, спорящими к какому мощному совместному заклинанию прибегнуть, чтобы меня выкурить. И самое главное, у этих сволочей оказался иммунитет к антимагии, сам проверил. Это не природное, это какие-то каменные амулеты, но мне от этого не легче.
   Задумавшись, в кои то веки спокойно, без нервов, удаётся поразмышлять. Через полчаса они почти пробили мой завал, а я придумал одну штуку. Оказалось, что маги между собой разговаривают на одной ментальной волне, в этой странной пещере именно она давала лучшее звучание. Во внешнем мире, где есть живые существа, ментал так забит левыми спонтанными мыслями и чувствами, что ничего не разобрать. Вот местные и отвыкли работать на других, более забитых волнах, которых здесь пруд пруди. Когда мне удалось взять под контроль одного из лучников, я забил несущую волну, что видимо было местным табу, так как все на пару секунд растерялись, а лучник успел пристрелить пятерых самых сильных магов-орков. Предателя пристрелили, но его соплеменники не смолчали и началась свалка.
   Через минуту до меня не было никому никакого дела, и я спокойно вылез и полетел дальше, заглушая несущую частоту. Двигался я по над стеной, набросив покров невидимости. Достаточно медленно, энергозатратно, но очень полезно для здоровья. Пару раз меня замечали, но, наученный горьким опытом, я сразу брал под контроль лучника, а поделиться горьким опытом с собратьями бедняг слови уже не могли.
   Но вот, громадная пещера начала сужаться, а магический фон сильно возрос. Сузилась она до десяти метров в высоту и сотню в ширину, по обеим сторонам шли открытые галереи, в них прохаживались какие-то люди и нелюди важной наружности. Но, когда я попытался познакомиться поближе с этими кричаще разодетыми франтами, меня откинула какая-то прозрачная стена, а мою невидимость будто сдуло. Магия этой стенки была запредельной мощности, не мне тягаться. Поэтому, верно оценив свои силы, я бросился догонять Черныша. Дракон усталости не знал вообще, он обгонял меня, по крайней мере, на три часа. Как оказалось прозрачная стена на галереях была односторонней направленности, и несколько молодых, горячих личностей пожелали подраться, одного самого слабого и глупого я даже оставил в живых. Коридор сжался до двадцати метров, но галереи по краям не исчезали, а пол стал выложен плиткой светлых оттенков, а от концентрированной магии в воздухе можно было прикуривать. Мой сенс стал светится, придав мне некий зеленоватый ореол.
   Возле одного из пялившихся на меня с галереи гномов я остановился, мне послышался неразборчивый шёпот. Гном снял с пояса кинжал, слегка надрезал ладонь и прислонил кровоточившую руку к стене, жестом попросив меня сделать то же самое. я пошёл ему навстречу и приложив руку к стене услышал - Приветствую Повелитель, я ваш внук. Меня ударило током, я осознал правдивость этих слов, хотя здравый смысл и противился. Гном начал рассказывать.
   Оказывается, с момента когда я покинул одну из Драконьих Колыбелей до мозаичной плитки на полу я шёл по так называемому коридору орков. Время там идёт быстрее. За это время я постарел биологически на год, а в окрестностях средоточия прошёл целый век. Гномиха-знахарка из клана Брок оказалось очень расчётливой. Она пыталась несколько раз от меня понести ребёнка, но потерпев неудачу не отчаялась, а законсервировала заклятиями столько моего семени сколько смогла. Кланы гномов присягнувшие мне не растеряли союзнических связей, а наоборот привлекали к своему объединению новых участников. Благо я, в качестве этакого живого символа не умер и, отправившись к Букмекерам в миры близ Средоточия, всегда можно было посмотреть в Коридор Орков на моё медленно ползущее тело. Но когда настал момент и виртуального меня гномам стало мало они стали пытаться соорудить наследника.
   Как вы думаете кто стал главным в этом проекте? Из посева взошло только три колоса, но этого хватило. Они были наполовину демонами наполовину гномами. На этот момент у меня около сотни потомков от 90 лет до года. Дракон мой успешно дошёл до моста Средоточия, что это такое и где и когда это никто точно не знает, одни легенды. Но такова информация Букмекерских контор, а они принадлежат драконам, значит не врут. Кланы выразили протест драконам, с просьбой не убивать меня без серьёзной причины, на большее они не решились и так пошли почти что на самоубийство. Мой внук извинился, что у него кончаются силы и откинулся на руки своих охранников, пожелав мне на прощание удачи.
   Ну ладно диспозиция в целом ясна, впереди драконы, сзади орки. Вперёд!
  
  
  Андроповские сны Глава 25.
  
   Земля. Орбита. Территория МОД.
   Храм первой орбитальной.
   2009.
  
  
   Под гигантским куполом храма первой орбитальной смолк заключительный аккорд. Последним по списку из всех глав конфесий МОД меня благословил православный патриарх. Вот и наступил тот день, когда мне всё же пришлось надеть императорскую корону. Просто третье покушение за этот год почти удалось, так что ребята решили подстраховаться. Нет, надо же нахалы у нас в Команде собрались, численность больше миллиона, а светиться своим долголетием не хотят, решили понимаешь ли узаконить систему наследования. А некоторые в наши Наукограды закрытые специально отправляются, когда свой возраст ретушировать становиться трудно. А врагов мы оставили, как без них? Враги народ сплачивают, останавливают внутреннюю грызню и не дают лаять на хозяев. Половина шарика наша, ещё четверть на коленях умоляет её принять, а остальные назначены врагами.
   Нам же и наверху хорошо. Вчера вернулась Вторая Межзвёздная, а первую мы организовали ещё пятнадцать лет назад исключительно ради металла, чтобы резко удешевить стоимость антигравов для внутрисистемных перевозок. А вторая вернулась позавчера из кислородного мира в солнечную систему, и сразу широким лучом начала вещать о своём триумфе. Не совсем полное соответствие, но именно такие миры у потомка называют классом А. Именно потомок передал мне координаты этого перехода при прощальном разговоре, позволенном ему драконой. Наша Первая Межзвёздная с ихней один в один совпадает. Пять светолет, никому не нужная система, но переход стабильный и не пыльный. А наша вторая с их Восьмой Межзвёздной слизана. Он эти координаты и запомнил-то потому, что первый кислородный мир как раз тогда открыли. Ну и о лихорадке тамошней сообщил, травы местные подсказал, у них ведь эта болезнь половину внеземелья в своё время выкосила. Земля в карантине десять лет была, сбивала всё, что подлетало ближе орбиты луны.
   Но теперь в дальний космос нам ползти самим, больше подсказок не будет. Правда два межгалактических перехода нам указали, из первой во вторую и ближайший к нему переход из второй в третью. А в тройке нам сообщили координаты одного безвоздушного мира, где через сотни лет, в точно определённое время необходимо включить некий прибор. Сейчас мы его сделать не в силах, хотя имеются все чертежи и описания технологических процессов для изготовления каждой детали.
   Немного обидно, что я оказался прав. Нам помогала дракона, и все наши действия были частью её планов. Мы с лёгкостью дали обещание за наших потомков. Что для команды в целом две тысячи лет? Пустой звук. Мне с грустью вспоминается подъём первых лет освоения солнечной системы, Луны, спутников Марса и Юпитера, астероидного пояса. Вторую Чайку мы всё же уронили на старте, очень большое подозрение на диверсию, но через месяц номер три поднялся без эксцессов, а всего за год запустили после аварии восемь птиц. Всего, до получения из Первой межзвёздной металлического углерода, было запущенно тридцать шесть Чаек. Тридцать четыре из них да сих пор служат, собственно они являются её опорами.
   А тогда, тогда крылатый призрак коммунизма высоко взошёл над миром. После Хоннекера, на подножку бронепоезда МОД, вскочила Северная Корея. На их вопрос, строим ли мы на данный момент коммунизм, мы ответили, что строим, строим и обязательно построим. Им этого показалось достаточно. После этого интересно стали выглядеть заседания международных организаций, представители МОД долго отрабатывали абсолютно синхронное принятие решений и паузы в стиле товарища Молотова на картине - *Сталин думает*. Следующими расторопные парни оказались из Луанды. Вы когда-либо видели чёрный крестный ход? Теперь там и не такое увидишь. Во Франции многие организации скаутов срочно переименовывались в пионерские, это случилось после создания отряда юных космонавтов на базе пионерской организации. Новая чайка взлетает, один юный герой или героиня отправляется в полёт. Орбитальная клятва на всех языках МОД должна от зубов отскакивать. Подготовился, выучил, а на тебе, ещё одно племя каких-либо папуасов к себе приняли.
   Да и физические нагрузки сильные, знания, опять же требуются, не многие проходили в отряд. Но на шестой чайке взлетел в высь четырнадцатилетний француз, а на седьмой юная мэдхен из ГДР. После собственноручной стыковки с бывшей Чайкой-1, а ныне Бастилией она произнесла в прямом эфире клятву. Именно это вызвало массовые беспорядки в ФРГ с требованием начать объединение германии под контролем МОД. Первый Луноград возник через год, на том самом месте, где, якобы втыкали свой флаг. Сделав титаническое усилие, МОД не допустила не одного упоминания о сенсационном разоблачении во внутренних изданиях, но другие страны не сдерживали своих борзописцев. Кидать сразу всех, это надо уметь.
   1400 спутников и Бастилия организовали гигантскую сеть связи, наши цены не оставляли ниши для конкурентов. В МОД эти цены были ещё на порядок ниже. К концу 90-х США окончательно надорвалась пытаясь повторить наши достижения, впрочем это была уже другая страна, без всесокрушающего долларового меча над миром. Прямые попытки украсть технологии жестоко пресекались. В узловых точках находились прайдовцы и, как только по их мнению ситуация начинала казаться критической, они подрывали себя и объект. Была пара попыток, но мы не останавливались ни перед чем, и здания хоронили под собой свои секреты. Наукограды, ровные квадраты со стороной два километра, и ещё один километр предполосья, росли как грибы. Их использовали, в основном, как аккумулятор идей для предприятий Брежневска или под отдельные проекты от идеи до изделия. А Америка... Мы даже не финансировали те негативные акции, что устраивали своему правительству возмущённые граждане.
   Над Афганистаном теперь кружила одна из Чаек, она и тысяча наземного контингента, больше сейчас не требовалось. В 86-ом начался компьютерный бум, первые процессор нового поколения выдал на гора Орлеанский завод Корпорации Алфёрова. Открытый только для своих внутренний рынок, особые технологии, Госкорпорации *Город-сад*, многие бесплатные госуслуги для граждан. В Анголе, например, первые дома из пеноуглерода были построены в Луанде, а потом в небольших городках, близ границы страны. В каждом из городков возник миниатюрный замок - местная термоядерная электростанция. В Анголе были отработаны методики их строительства и защиты, цены в стране на электричество для внутренних потребителей упали на порядок. ТЯЭС - это подарок нам от драконы, адаптировали старую технологию под пещерный уровень. Мы всей Командой разбирались в формуле и приложениях в течении суток. Одна из таких первых ТЯЭС была захвачены американским спецназом, под видом террористов.
   Всё, то есть то что не изъяли с места взрыва эксперты, пошло местным в качеств гравия. Спустя полгода, после этого случая, мы приняли в МОД Конго и Намибию, тех не испугало даже то как в Луанде обращались с их нелегальными эмигрантами, центр стерилизации в Луанде работал без перебоев. Желание бедокурить в чужой стране исчезало напрочь. Достаточно сложно было совладать с китайцами. Ядерная страна, которая сильно начала страдать от потоков дешёвых товаров, приходящих из Монголии. А потом МОД нечаянно уронил их валюту... Люди бежали на север тысячами, но стерилизацию воспринимали как смерть. В конце концов они выработали алгоритм, на север на заработки ехали отцы семейств, отсылая детям большую часть зарплаты. Когда счёт таким гасторбайтерам пошёл за десяток миллионов, Китай благополучно и почти мирно, распался на три части. Его военный совокупный потенциал в обычных вооружениях упал в десять раз, а всё ОМП было уничтожено ударами с десятка Чаек. Северная треть была на следующий день принята в МОД.
   Как вы понимаете, мы отреагировали не просто так, была провокация отчаяния со стороны Китая, нечто вроде мирного нашествия. О нём мы знали за полгода и успели хорошо подготовиться. Десять Чаек действовали как единый организм, часть защитных кожухов была снята. Это уменьшало грузоподъёмность вдвое, но давало мощные направленные гравитационные импульсы, при фокусировании на одной точке десяти направляющих эффект подобен кратковременному увеличению, на локальном участке, гравитации в сто раз. Участок может быть от метра до ста километров, диапазон от пятидесяти километров в глубину, а вверх непосредственно до Чаек. Периодическое расфокусирование сигнала вызывает эффект вибрации. Этим оружием мы также сбили пять выпущенных по нам ракет, разведка прошляпила пять пусковых установок.
   Демонстрация силы такого масштаба была, в масштабе планеты, последней. Все наконец поверили нашим заверениям, что на Чайках сейчас нет ни одного ядерного заряда. ВТО мы благополучно игнорировали, ООН превратили в фарс, а так же запретили на своей территории любой валюты, кроме ЗКО. Конечно после создания в 1988-ом на базе новых компьютеров всемирной сети и государствам оффшорам это ограничение стало для граждан слабой преградой, всё равно 99 процентов накоплений они держали в своей валюте.
   Среди президентов на час, стало ужасно патриотичным привести за этот срок свои страны в МОД. Перу была первой в Южной Америке, ей удалось проскочить. Когда то же самое попытались сделать Бразильцы, янки устроили переворот, чему мы, в целом не мешали. Нам, пока сильное расширение самим не с руки. А фильм про революцию апельсинов в Бразилии мы всё же сняли и запустили в прокат, он получился как бы учебным, помогающим в других странах избежать подобной ситуации. Ну и доллар само собой, в назидание, уронили на пятьсот пунктов. Президент Аргентины учёл урок и его прошение о вступлении в МОД пришло лишь через неделю после начала кровавых чисток в армии, правительстве и ближайшем окружении. Потом вошёл на трибуну и огласил текст вступления, ни кто против и слова не сказал.
   Мексику мы приняли сразу после событий в Китае. Ихний быстро соореинтировался и просто вышел в эфир с заявлением, появилась в небе над ним Чайка и все согласились, что так и надо. Истерия в Америке, ежесекундное ожидание удара расшатало нервы людям, больно ударило по её экономике, подорвав окончательно веру в доллар, что сильно аукнулось в середине девяностых. После Первой Межзвёздной и стотысячной колонии на Фобосе, из пар от смешанных браков, МОД перестало опасаться за генофонд и стало плевать на всех. Идеал последнего острова рухнул и страна скатилась в диктатуру. Мы всецело приветствовали данный шаг, видя в собрате диктаторе более вменяемого партнёра, чем в короле-охлократе на час. То что именно его люди пытались убить меня за последний год роли для Команды не играло, чем бы дитя не тешилось, только Армагеддона раньше времени не устраивало. Хоть и спасла меня случайность, а жаль.
   Теперь придётся организовывать двор, нужно будет соответствовать. Свободное время, после этого чёртового земского собора, останется вполовину меньше.
   Среди тех кто оказался в поселении на Гекате, организованном Второй Межзвездной, остался мой младший сын. Уже двадцать лет, с самого рождения, он в команде. Когда ему будет сорок, колония отделиться и пуститься в псевдо самостоятельное плавание. Чем больше свободных территорий и государств, тем легче скрывать правду о Команде, спрятав её среди тысячи других правд. На переговорные способности во сне расстояние роли не играет, значит элиту мы будем контролировать всегда, да и остальной генофонд будет более рассредоточен. Локальные войны не дадут человечеству расслабиться и превратиться в зажравшихся сибаритов, а именно к этому всё и скатывается при технологии на тысячелетия опередившей умственно-эмоциональную составляющую граждан.
   Да, земский собор, за месяц организованный спектакль, но посмотрите, как статисты в него верят! Реклама может всё, а когда кто-то контролирует рекламщиков, то он может всё. Драконы, кто они такие на самом деле, зачем им нужен этот аппарат в нашем будущем? Может, захватить нас хотят? Да нет, вряд ли. С такой силой кому нужно с букашками долго возиться, выполнит муравейник на заднем дворе их дома необходимое дело и пусть живёт, если наглеть не будет.
   А жалко, что с потомком больше не поговорить по душам, во время прощального разговора со мной он был ментально закрыт, я слышал только его голос. И сейчас, через столько лет я вспоминаю его с теплотой, как сына. Пусть у него будет всё, чего он не пожелает, пусть он живёт пока ему не надоест.
   О чём ещё рассказать? Прайд всё увеличивает количество особей, хотя ми пропорционально Команде, для него потеря полумиллиона носителей теперь не сыграет большой роли. В городах на берегу Северно-Ледовитого океана запрещён любой транспорт, кроме антигравов, вертолётов и собачьих упряжек.
   Антигравы все у нас принадлежат МОД, электричество, для своих, дешевле грязи. Нефти добываем в двадцать раз меньше, чем раньше, и не для топлива. Живем, как у Христа за пазухой в золотом веке загнивающего коммунизма. Ну, пусть люди расслабятся, отдохнут немного от веков нестабильности.
   Потом прилетит ко мне бандитская пуля и мне придётся менять внешность, жить где-либо в комфортабельном подвале одного из Наукоградов. Власть номинальная отойдёт к моему старшему. И будут подданные, со слезами на глазах, вспоминать моё правление недолгое.
   Ну, ладно, расслабился, голову потерял, точнее, корону. Нет, вот она. А вы, мои добрые чада, нагуливайте пока бока, у меня на вас большие планы.
  
  
  
  Андроповские сны Глава 26
  
  
   Третья галактика.
   Закрытая Сфера.
   4624-4324.
   Территория Торговой Лиги НОКА.
   Третья галактика.
   4625-26.
  
  
  
  
   Где находится мост богов? Не знаю ответа. Но мост драконов, вот он, передо мной. Это выглядело, как будто стены и потолок каменного коридора вдруг превратились в пыль, открыв бездну космоса. Я остановился и оглянулся, и впереди и сзади меня была почти та же картина. Коридор роков исчез, остался мост, сзади уходящий в бесконечность, а очень далеко впереди упирающийся в необычную звезду. Она не была округлой сферой, скорее похоже на странный пульсар. Оно корчилось в метаморфозах, испускало каждое мгновение протуберанцы в причудливой очерёдности. Оно пульсировало меняя свой объём более чем в двое с интервалом секунд в пять, а многообразие цветовых изменений на нём резало глаза. Так вот ты какое, Средоточие. Ну что же, пойдём вперёд к свету.
   Шёл я долго, явно не день и не два, не чувствуя усталости и голода, лишь изредка останавливался понаблюдать за особенно причудливыми вывертами здешнего солнышка. Далеко впереди на мосту, а он к тому времени расширился до полукилометра, показались две точки. По мере неспешного приближения я имел честь лицезреть двух разлёгшихся драконов. Подойдя почти вплотную, я понял, что видел одну из них в Колыбели. Второй силуэт метров двадцать в холке был чёрным. Глаза говорили мне, что это не он, но чувство направления подсказало, Черныш. За сто своих биологических лет, во время трудного пути, дракончик смог подрасти. Понятно теперь почему орки с ним так и не справились.
   Дракона заговорила - Ну вот, сбылось. Я долго ждала этой минуты, целую вечность. Король гномов и две драконы, замкнут кольцо причин и следствий. И мне наконец то удастся хоть немного отдохнуть.
  - Но... - выразил я своё недоумение.
  - Не удивляйся друг мой. Точно определить пол дракона при рождении можно было лишь у восьмидесяти первых. Их потомки могут с уверенностью сказать кто у них родился, мальчик или девочка, годам к двадцати.
  - Ладно, это мы разобрали, Черныш у нас девчушка, но что с моей подопечной дальше-то будет.
  - Конкретно сейчас мы объединим усилия, и закинем твой и её разумы в прошлое.
  - Зачем?
  - А как ты думаешь, могло ли возникнуть что-то подобное Средоточию без постороннего вмешательства? Нас тогда на исследовательском судне было восемьдесят, в тот день прилетели Торговцы. Но за три ночи до этого мне приснился странный сон, в нём я увидела, как собрать аккумулятор для той непонятной энергии светила, которое мы исследовали. Через два дня аппарат был собран в лаборатории и поставлен в одном из шлюзов на тестирование, его солнечный наружный уловитель был направлен к звезде. А потом было нападение, наши защищались, но не успели, звезда взорвалась. Вот тут я и сделала вещь, недопустимую при других обстоятельствах, наверное было внушение. Я, хоть и была главой экспедиции, никогда бы не решилась включить на полную мощность неисследованное оборудование. Когда, намного позже я, по крупицам, стала вспоминать тот день, мне показалось, что меня контролировала женщина. Причём она относилась ко мне с уважением, но с особенным, как будто бы я старая слабоумная бабуля, которую нужно опекать. А, тогда... Тогда сверхновая втянулась в мой, работающий на предельных токах, механизм. Я была в лаборатории, около него и видела как он стал сиять всеми цветами радуги. Я погибла первой, моя душа обволокла стремительно расширявшуюся огненную сферу и сначала вобрала в себя моих подчинённых, затем экипажи друзей, а потом и врагов. После подобного мероприятия из области шоковой терапии, я снова смогла осознать себя единым целым через сотню лет. В пределах, где действовали теперь физические законы сферы, и за полсотни светолет за этими пределами я могла видеть по желанию любое событие, но не могла им повелевать. Я видела на планетах, где жили мои соотечественники, только варварство и мутантов.
   И вот, как-то, доведённая до отчаяния увиденным на одной из ближайших планет, на которой жители перебрались в подземелья спасаясь от жуткого зноя, они ещё не стали похожи на теперешних карликов-орков, я локально замедлила время и поменяла геном ребёнка. Я сделала это, кинув в зародыш душу одного из ненавистных мне торговцев, разрушивших мечту народа о новой империи. Следующие несколько лет я наблюдала за развитием моего создания. Он, как ни странно вспомнил своё прошлое. Но, как оказалось, я могла полностью контролировать свои создания. Я ни когда не спала, поэтому легко пресекала все попытки раскрыть тайну. Получился очень чистый научный эксперимент. После него последовала долгая и кропотливая работа, у Торговцев было много народу. Монстры, тролли, большие орки, и, наконец, через пару тысяч лет начало вырисовываться искомое. Душа одной из моих лаборанток дала начало роду драконов. Тело, которое ты видишь перед собой, было создано вторым, но в нём поместился лишь клочок моего теперешнего сознания, остальное, до сих пор, обволакивает звезду. То, что ты видишь, пока всего лишь рупор. Я мечтаю разорвать эту связь и посмотреть, что из этого выйдет. У меня было время подумать над этим, тридцать тысяч лет.
  - Всё так, тогда зачем тебе я?
  - Как ты наверное понял, время внутри сферы идёт в сто раз быстрее чем снаружи. Твоё сознание приспособилось к этому, но вот тело не желает этого понимать. Отсюда вся сила твоей крови. Ты будешь проводником.
  - А что, разве вы не могли сделать данную попытку пораньше, насколько я слышал, были демоны и до меня.
  - В сферу ты попал не первый, даже не тысячный, но кровь твоих собратьев, обычно выцеживают на месте. До Коридора Орков дошло, с моей посильной помощью, только пятеро. Дальше прошёл только ты. Если ты смог ступить на мост, твой мозг похож на драконий, а это то что мне нужно. Ведь Средоточие генерирует энергию времени, а мост, под твоими ногами, это застывшее время. Твоё тело ещё бунтует, ощущает дискомфорт, но сознание уже полностью приспособилось к переходам и стало пластичным.
  - Это понятно, значит мой мозг - мост в прошлое. Но скажите, получается это вы помогли мне связаться с предком из параллельного мира?
  - Да. С одной стороны это было испытанием способностей твоего мозга, но была и другая цель. Если генератор, подобный тому, что я создала в корабельной лаборатории, наполнить небольшой энергией из параллельной звезды, копии той, что в нашем мире стала Средоточием, и поместить в пространственную зону, аналогичную приграничью Сферы, то любой из драконов сможет материализоваться в точке взрыва. Взорвать надо генератор в параллельном мире, а дракон попав туда, теряет большую часть своей массы и способностей, получает форму не подвластную времени, но статичную. Проще всего стать, прообразом, то есть человеком. Операция, при очень больших затратах, обратимая. А для меня есть особый приз, я смогу послать в ту точку свою копию, и разорвать связь.
  - В целом, всё понятно, но...
  - Хватит болтовни, ты готов, я знаю. Пора приступать к выполнению плана, я слишком долго ждала.
   Я прекратил задавать вопросы и лёг на живот, коснувшись лбом холодной поверхности моста и, следуя дальнейшим инструкциям драконы, успокоил и очистил сознание. Затем я почувствовал, как в наш тандем вклинился Черныш, или как её теперь называть, имя-то мужское. Но данный индивид умственно не очень изменился, и осознавал себя просто маленьким драконом, который много повидал и много дрался за последний год. А затем, эта чёртова бабушка всех драконов, наконец-то показала, что такое расширенное сознание. Мы казались себе муравьями забравшихся на звезду, во-первых очень маленькими, во-вторых чувство такое, будто сейчас сгоришь.
   То, что произошло дальше, словами описать очень трудно. Это как фильм в виртуальности смотреть, только наоборот, окружающее становиться размытой картиной. А тело оставшееся в будущем, ощущало себя, как будто плывёшь в байдарке по горной речке, только головой вниз. Когда наши сознания стабилизировались, наконец, во временном потоке, голос бабули доносился до нас тихим шепотом. Нам, бесплотным духам, легко удалось пролететь сквозь обшивку летящего корабля. Он был старый, вернее такой тип корабля не выпускается уже лет двести, но конкретно этот образец выглядел как со стапелей. Корабль бороздил систему обычного вида. Бабуля оказалась в прошлой своей ипостаси очень не дурна собой, она не спала, а тестировала знания одного из своих подчинённых, сколько раз он отожмётся. Место теста - спальная каюта. Мы с интересом понаблюдали за процессом, потом отправили запрос в будущее. В ответ нам сказали, что этого козла помнят, осталось два дня до начала ваших активных действий.
   В течении двух дней мы вдоволь насмотрелись на будни научно-военной экспедиции. Моя спутница несколько раз, кратковременно настраивалась на мысленную волну здешней начальницы. Наконец, было передано информационное сообщение, во сне, чтобы пациентка лучше усвоила знания.
   И был день, и была битва, поражение старого мира, рождение нового. Так появилась на свет разумная звезда, чтобы в далёком будущем воссоздать себя в прошлом. Когда моё сознание, после обратного калейдоскопа, вернулось в бренное тело, я заметил, что мы с Грандматерью всея драконов, остались на мосту вдвоём. Мне был предложен выбор, я мог остаться в Сфере и править гномами или отправиться в Лигу. Теперь и мой мозг, и моё тело, привыкли к гораздо более сильным перетрубациям, чем граница Сферы. Когда я попросил поподробнее изложить второй вариант, дракона пояснила, что он не бесплатный, а связан с некоторым условием. Она сохранила одно из спасательных шлюпов того злополучного круизного лайнера, а это требовало от неё больших усилий. Если я скажу да по второму варианту, то мне придётся брать на себя обустройство быта тех драконов, кому захочется жизни вне Сферы, сначала, хотя бы физическую защиту и финансы. На резонный вопрос, где взять деньги, не деда же грабить, мне был ответ, что всё продуманно.
   Колебался я не долго, секунды три, всё же родная среда обитания, это великое дело. Родное логово, и так далее. Я проголосовал за второй вариант. Мост под моими ногами поплыл и, как показалось моему засыпающему сознанию, окутал меня. Паники не было, я доверял драконе.
   Очнувшись, я обнаружил себя на обычной корабельной койке из кают третьего класса. Вот только мои руки и ноги были зафиксированы эластичными наручниками, я такие на своих пассий частенько надевал. И сенс куда-то исчез. Мне послышался очень тихий шепот драконы и я, мгновенно впав в транс, смог разобрать слова.
  - Тебя нашли незаконные старатели, работающие без лицензий Лиги в приграничной Сфере на свой страх и риск. Ты был в корабельной шлюпке в состоянии глубокого сна. Эта система находиться за парсек от безопасных территорий, десяток астероидных колец и куча камней поменьше. Таких больших разрабатываемых скоплений ещё два, но с другого конца сферы. В этой системе несколько больших кланов, и около сотни мелких. Общее народонаселение около миллиона. Спрашиваешь меня, почему маги не выдоили это место досуха? Ответ прост, я отклоняю их поисковики, ведь это и есть три мои копилки. Если тебе понадобиться, я могу временно ослабить контроль над любой здешней локальной зоной, только получше задавай координаты области обеззараживания. Самый большой твой бонус, это подробнейшая карта местных ресурсов, за тысячелетия я просветила тут всё до последнего камешка.
   Голос замолчал, а дверь в каюту открылась, явив довольно милую женщину с коротким ёжиком чёрных волос, весь наряд которой состоял из мягких тапочек, шорт, топика и широколучевого бластера в набедренной кобуре. В руках она держала поднос, который источал основательно подзабытые запахи. Видимо она узнала из показаний приборов, что я очнулся, она решила меня покормить и, заодно обрисовать ситуацию. Я оказался в достаточно богатом из местных малых кланов, располагавшихся на десятом поясе астероидов, внешнем в данной системе. Она назвала точные координаты системы, это было за сотню светолет от моего родного мира. Лига о них знает, но почему-то не может наложить лапу напрямую, предпочитает доить их опосредованно. Шлюпка, в которой меня нашли, была очень хороша, а я очень плох, так что чуть не вылетел за борт в качестве балласта. К счастью среди абордажников один, бывший пират, хорошо разбирался в трофеях, и сказал, что мой сенс, хоть и со стёртой программой, стоит подороже шлюпки. Было решено всё же меня оживить и проверить личность.
   Сейчас, через месяц после моего оживления с меня разве что пыль не сдувают, мой дед за блудного внука готов выложить пятьсот миллионов, а это четверть прибыли клана за этот год. Все довольны, все счастливы. Занавес.
  - И сколько человек в вашем клане?
  - Больше тысячи. У нас, в основном, бывшие наёмники. Несколько головастиков и специалистов в шахтном деле. В основном, здесь ценится умение не найти что-то, а удержать завоёванное. Клану принадлежат три крейсера, две обогатительных фабрики и сотня малых судов двойного назначения.
   На мой вопрос, есть ли в системе олсий, женщина замялась. Я пояснил, что имею свой интерес, сказал, что являюсь младшим компаньоном в корпорации *Синкоф и К*. Умею по профилю работы хорошо работать с детектором кристаллического олсия. Ведь определить неконцентрированные скопления руды в астероиде таким детектором очень трудно, тут нужна чудовищно дорогая техника или талант, а лучше всё вместе. Так что пока ждём денег от деда я могу поразмяться, а там, глядишь, мы у них и покупать руду будем. Женщина сказала, что таких высоких материй не решает, но немедленно доложит о разговоре наверх, нажала пару кнопок на стене и вышла. После её ухода прошла минута, когда послышался щелчок, и наручники развязались и втянулись в пазы.
   Через день меня отвезли на одном из крейсеров на один из астероидов клана. Там, случайно, наткнулись на одиночный очаг олсия. Камень был в поперечнике двадцать километров и где там искать микрокристаллы и есть ли они никто не представлял. Это было чудовищно сложно с их оборудованием, оно было хорошим, для деда когда он пиратствовал, но и только. Когда мы подлетели к остероиду я попроси, чтобы меня, вместе с прибором, который я настраивал по пути, опустили на поверхность камешка. Мне опытным путём удалось установить, что некоторые виды магии здесь продолжают действовать. Идти по пути предка, став частью мега сообщества разумов, пусть и одной из главных, я не собирался. Поэтому, когда меня опустили на поверхность в шлюпке две охранницы, я действовал не по методике из параллельного прошлого. На мне был ошейник контроля, само собой только парализующий, так на всякий случай. План действий вчерне за последний час при помощи драконы я разработал. Всё прошло без осечек. Дракона дала магам почувствовать слабину заклятия на локальном участке и количество поисковых лучей возросло на порядок, все как всегда друг за другом приглядывали. Я настроил детектор олсия на корабль, предупредив их об этом. Ещё перед отлётом я попросил, тайком от меня спрятать в двух местах на корабле по нескольку микрокристаллов олсия, на минимальном пике разрешения детектора. Детектор пискнул, само собой ничего не определив до конца, но высветив в углу на голографической панели, мельчайшим шрифтом, точные галактические координаты. Что вы хотите, пиратская модель. Дракона могла справиться и по описательной привязке, но так было чуточку дольше. А так информация ушла ей и, мгновенно на корабле появились тысячи щупов - появились новые загонщики. Улов был хороший, двадцать пять рыб. Моих ослабших чар хватило, чтобы вырубить моих непосредственных конвоиров на несколько секунд, чтобы дотянуться до них руками. Затем, зная с помощью драконы все коды, ведь их набирали хоть раз люди в реальном времени, я взлетел с камешка, настроил детектор, передав драконе новые координаты.
   Я без помех подлетел к кораблю, открыл аварийный шлюз личным кодом Отца клана. Я переподчинил корабль себе и ушёл из плоскости эклиптики. Моих конвоиров я оставил, в отключенном состоянии, болтаться на шлюпке возле астероида, зачистив варварски комп и, на всякий случай, упаковав женщин в скафандры. Уходя я так же выстрелил в сторону шахты мощной торпедой, немного запутав следы.
   Информация о системе, полученная от хвостатой бабули, оказалась бесценной. В течении месяца я подчинил себе всех разрозненных и слабых одиночек, роющихся на свой страх и риск в камнях, признанных местными акулами различного пошиба, недостаточно богатыми и в брошенных выработках. Всех, кто сказал нет, прибрали маги. Кто сказал да, получил информацию о залежах полезных ископаемых в своих камешках, буде такие вообще имелись. У меня было десять крейсеров и пятьдесят тысяч поверивших мне людей, меня стали счетать главой самого большого из малых кланов или правильней сказать самого малого среди больших. Отказников я подчищал обычным оружием после исчезновения протоплазмы, так что меня пока считали очень наглым и талантливым, но в общепринятые рамки я, с трудом, вписывался.
   Последовала неделя мира и приготовлений, затем были семь дней войны. Я подчинил себе все малые кланы, а главы крупных задёргались всерьёз, слетевшись вместе для координации действий, и раздела пирога в будущем. Теперь определять координаты мне самому было не надо, это делали или шпионы или дракона, так как большого форс-мажора не было. Через полгода после появления в системе я погасил последние слабые очаги сопротивления и объявил себя местным диктатором, а несколько небольших заводиков уже гнали на продажу синтетический заменитель кристаллов олсия. Мои суда, с ментальными метками для облегчения их охраны драконой от магов, свободно летали в приграничье и были всегда на связи. Я легко взял под полный контроль две системы, богатых астероидами, на противоположном конце Сферы. Руду я гнал через посредничество деда.
   Выглядело это так, мои корабли выныривали из приграничья в пустых системах, рядом с той где располагались основные астероиды и заводы кампании. Сырьё я гнал только глубокой отчистки, типовые контейнеры уходили в заранее оговоренных точках, и достаточно компактные, а дед продавал их как свои. Мои поставки удвоили оборот корпорации, а спрос на олсий в любом виде и не думал стихать, все живые участники событий были довольны. Пять процентов от дедовой цены за обогащённое сырьё, я платил старателям, и это было чудовищно много, тем более все наводки где копать шли от меня. Старателями стали почти все воины, рабочих рук не хватало, а доходы каждого выросли в среднем раз в десять. Клан, разморозивший меня, стал моим личным СБ. Я массово покупал и перекупал чиновников и военных Лиги, доставал, через связи деда, оборудование для планет класса *Б*, в пограничье их было семь. К концу второго года мы сами обеспечивали себя продуктами и полным ремонтом судов, за бешенные бабки, через третьи руки, был куплен во второй галактике планетарный ремонтный блок и шли переговоры о покупке малой судоверфи полного цикла. Мы стали независимы от Торговцев, но по-тихому. Я даже пару раз слетал на родину, где выкупил у деда половину фирмы, в противном случае угрожая поменять контрагентов. В тот день, когда из пиратского клана Синковых, ко мне прибыл курьер с предварительным согласием предоставить минимум сто тысяч молодых воинов для возрождения Российской Империи, со мной связалась дракона, и сообщила координаты точки встречи первого добровольца, читай подопытного кролика. Велела ждать на месте сколько потребуется. Её вековая мечта была близка к осуществлению.
  
  
  Эпилог.
   Часть первая.
   Они поженились в этом году. Корабль научной экспедиции, с помпезным названием *Великий Союз*, что являлось слишком громким именем для этой тихоходной калоши с сотней человек экипажа, вошёл в систему довольно странной звезды. В трюме, во время полёта, мирно лежал контейнер с надписью, запасные солнечные батареи для оранжерей. Именно его извлекла из пыльных недр эта парочка. Сейчас они, в скафандрах, неторопливо монтировали конструкции, чтобы проверить на земных и внеземных съедобных растениях действие местного солнца. Рядом приступила к первому этапу самотестирования будущая солнечная батарея.
   Иногда вкусовые качества выращенных на новом месте растений были настолько необычны и интересны для продавцов, что окупаемость одой такой оранжереи за первый же год была не менее 10000 процентов, что делало состоятельными всех без исключения участников таких рейдов, так как позволяло мгновенно продать право первоочередной установки оранжерей любым членом экспедиции или брать кредит и стричь купоны самому. Справедливости ради надо сказать, что это случалось довольно редко.
   Именно поэтому странный приказ, пришедший через гиперрадио, собирать немедленно манатки и лететь к системе в пятистах световых годах от данной, карта переходов прилагалась, был встречен, мягко говоря, в штыки. Но слово было сказано, и сказано было с очень большого верху, так что с таким небожителем не решился спорить даже глава экспедиции, внимательно ознакомившись со статусом срочности приказа. Недоумённые молодожёны, за отведённые полчаса сматывания удочек, смогли собрать в первоначальный вид только солнечную батарею, благо она была автоматической, но единственной. Уже в полёте, при тестировании основной батареи обнаружились незначительные дефекты, за которые, при возвращении, вздуют кого-то из наземных служб комплектации. Дешёвый первичный углепластиковый каркас решено было оставить, вдруг вернёмся. Через пять дней насилия над маршевыми двигателями они прибыли в указанную систему.
   Рейдер галактического сообщества наёмников, следуя детальным и хорошо оплачиваемым инструкциям, сбил антенну гиперрадио и повредил дальние маршевые движки не выходя из маскировки, хоть это и было очень накладно. Но все расходы оплачивались через надёжного и проверенного посредника, так что проблем не было. Проводили непосредственную зачистку корабля двадцать пять фигур в скафандрах высшей защиты. Когда дверь в каюту рухнула парень успел разрядить гражданскую модель излучателя и прыгнуть на невозмутимого стального монстра. Девушка, с недавних пор отзывающаяся на фамилию Сироткина, была красива, но второй выстрел наёмник произвёл всё так же безучастно и точно. Он позволял думать себе краем сознания, не отвлекаясь от поставленной задачи только о десяти тысячах полновесных ЗКО, ожидающих его по возвращении. Поэтому прелести юного создания упали на пол грудой хорошо прожаренного мясного фарша, а дверь в следующую каюту вылетела через секунду. Зачистив и осмотрев все помещения, наёмники оставили его нестись на планетарных двигателях к необитаемой планете класса *С*, ничего не тронув, даже капитанский сейф. Всё строго по инструкции, только точечное применение термического оружия, технику не трогать, даже первые два выстрела были ювелирные, следы их должны стереться при падении.
   Когда корабль отошёл за две системы от места бойни, его остающиеся на стороже артиллерийские системы и люди не успели разглядеть пересекающую их курс торпеду. Новейшая торпеда-ниведимка, последняя разработка технического гения Межзвёздной Организации Доверия, её пока не мог сбить никто в обитаемом космосе. Стоила она, правда, как планета класса *А*, но старшего куратора МОД, группа альфа, не интересовали мелочи. Куда больше капитана небольшого корабля интересовала дата следующего отпуска. Но он был представителем самой сильной спецслужбы Ойкумены, поэтому не удивился и не испугался, когда интеллект корабля уведомил его о получении приказа на самоликвидацию в течении сорока секунд и что его семья не останется без поддержки. Приказ такого уровня мог исходить только от Главы Службы, а стандартные сорок секунд давались, чтобы помолиться. Что он и сделал.
   А из недр, падающего на негостеприимную планету убитого корабля, медленно выползал паук-робот экстра класса, таща на закорках уже знакомые солнечные батареи. Медленно протиснувшись в заклиненный в открытом состоянии шлюз, затем оттолкнулся от корабля и включил собственные планетарные антигравы. Сделав пару витков для точной ориентировки, он сел почти ювелирно, пять оставшихся метров скорректировав на паучьих лапах. Мгновенно вспыхнув и паук и его ноша, распались на атомы, оставив после себя небольшой светящийся шар, который скоро исчез, будто окутав себя чем-то нематериальным.
   Часть вторая.
   Я с удовольствием потягивал через соломинку эстийское стотридцатилетней выдержки. Когда я одетый, прямо скажем не очень шикарно, потребовал у бармена этот напиток, тот покрутил пальцем у виска. Только именной платиновый чип, заставил его уважительней относиться к клиенту, и исполнить просьбу клиента. Выдержка, правда у вина на двадцать лет меньше запрашиваемой, но тоже ничего, к лучшему привыкаешь быстро, раньше я бы не потратился на вино по цене астероида за бутылку. Я сидел погрузившись в нирвану напитка, мельком поглядывая на улицу сквозь прозрачное защитное поле дорогого бара. Эта планет была единственной вне пограничья с классом *С*, куда на пределе возможностей дотягивалась дракона. Ну она босс, ей лучше знать где будет Логово. Первый удар по Лиге примет на себя этот красивый город под защитным куполом. Нет, определённо мне нравиться этот бар, именно здесь будет одно из окон моего дворца.
   Охрана вежливо мелькает за два квартала от меня, не заметишь если не приглядываться. Ребята уже два года обучаются у лучших инструкторов, мастеров своего дела, они стали великолепным инструментом. Вдруг, мне показалось, что краем глаза я уловил в тихом переулке какую-то вспышку. Причём вспышка была магической. Я внимательно огляделся, но никого не заметил, кроме кажущейся слегка под кайфом тинэйджерки в чёрной куртке и с блестящей причёской-ершом, по последней местной молодёжной моде.
   Она вошла в помещение, подошла к стойке и что-то заказала бармену. Он попытался возмутиться, но помня облом со мной, выдал заказ. Стопку водки девушка опрокинула в себя, как воду, затем занялась своей порцией мороженного, не менее полкило весом.
   Лишь закончив с этой процедурой она обернулась ко мне и, очень знакомо, слизывая с руки сладкие потёки, направилась в мою сторону.
  
  
  http://zhurnal.lib.ru/z/zhorow_a_a/
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 3.45*20  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"