Жоров Алексей Андреевич: другие произведения.

Окна Александра Освободителя Глава 11

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    РИ. РФ. Март 2002. Альтернативная История. Российская Империя. Март 1838.

  Окна Александра Освободителя Глава 11
  
  
   РИ. РФ.
   Март 2002.
  
  Курица не птица, а Крым не заграница. Посудите сами, разве может быть за кордоном нашей родины такой оазис словесности, просто заповедник русского мата, где редкие "факи" слышаться, как междометья. Я стояла на возвышении парома и слушала доносящиеся снизу перлы украинской команды, высматривая, чтобы парочка моих ребят внизу не ввязалась в перебранку.
   Но начнём по порядку, сначала о монетах. Эти жёлтые кругляшки я сбыла почти по первоначальному сценарию. Основная поправка заключалась в том, что я завела себе охрану. Где вы думаете в наше время можно заиметь охрану достаточно преданную и, в перспективе, верную? Оказывается такую можно купить. Есть у нас в городе такое агентство, которое набирает наилучшие кадры из вернувшихся с горячих точек армейских, ушедших на гражданку, обучает их достаточно хорошо и для студентов дёшево, но с последующим трёхлетним контрактом, который легко может перепродать. Парни, которых предложили перекупить мне, обошлись по пять штук отступных зеленью за брата. Нормальные ребята, разведвзвод, живут у родичей в станице, вблизи Краснодара. С армией расстались не по своей вине, случайно. Шли бойцы мимо чеченского села и узнали в одном из строителей-чернорабочих, которые втроём восстанавливали двухэтажный коттедж, духа. Отряд чеченцев схлестнулся с нашими ночью. Отстали от группы, предупредив командира, вернулись и забили всех троих сапёрными лопатами.
   Вроде и на отшибе всё было, а кто-то не только стукнул, но и умудрился снять издалека на видео, как приходили и уходили. Командование замяло, благо лиц разглядеть с ракурса съёмки не смогли, перевело стрелки на одетых в форму боевиков. В общем "ушли" ребят по-тихому, пришив медицинскую статью. Затем гражданка, месяц пьянок, новых и старых подружек, на одной из посиделок бывший однокашник дал им наколку на агентство. В общем, за тот год, что прошёл с дембеля, их боевые уже давно рассосались, и ребята были довольны, когда я объявила им, что к обязательной по контракту полутысячи баксов буду давать премии. Обещала, что в первый месяц по полштуки, затем минимум полторы. Парням словосочетание "плюс доплата за нестандартные ситуации" понравилось. Надоело им, почти за год, охранять одного пацанёнка. Сына одного богатого армянина, владельца местной мебельной фабрики "СБС". И вроде, что такое, шпендик, двенадцатилетний оболтус, но с гонором и выдумкой, основным занятием которого было просаживать отцовские денежки с друзьями в игровых автоматах. Так что переменам были рады, а увеличению денежного довольствия тем паче.
   А с этим хмырём в Москве тоже расторговались мирно. Я чуть изменила сценарий, и заполучила на утро одну из комнат для деловых переговоров в московском отделении "Югбанка". Передавала в руки покупателю монеты по одной, затем забирала, всякий раз дожидаясь, как тот квохчет над очередным раритетом. Одну монету, по его выбору, отдала одному из моих ребят. Тот с помощником клиента отправился в местный нумизматический аукцион, и заплатил 600 гринов за срочную проверку. Через два часа позвонил довольный помощник и покупатель, Виктор Иванович, попросил мой номер счёта. Отец, когда я его, тихой осадой, заставляла открывать счёт в "Югбанке", что всякие новомодные веяния не признаёт, так что или "Сбербанк" или золото в огороде. В общем, к обеду деньги были переведены, после чего я отдала оставшиеся монеты и осталась с Виктором Ивановичем тет-а-тет, разложив перед ним фото остального клада. Рассмотрел всё через лупу, спросил про условия хранения раритетов за прошедшие века. Сделал три звонка, я так поняла, что постоянным покупателям, и предложил пол-лимона за всё, оптом.
   Ясно, что это пиратская дешёвка, но пока рыпаться не стоило, и я согласилась. Правда поставила условия, что деньги сейчас, а самовывоз из Краснодара его транспортом. Несколько звонков, с его стороны, ещё полштуки баксов, за наём комнаты для переговоров до конца дня, с моей стороны. Клиенты перевели предоплату, которую Виктор Иванович к четырём дня успел перевести на мой счёт. Он оказался так же совладельцем липового издательства на липовых аллеях Лихтенштейна, и, к концу дня у меня на руках уже был документ, подтверждающий перевод 620 тысяч долларов моему отцу, как гонорар за книгу. После этого я передала покупателю копию ключа от дачи и объяснила где искать. Виктор Иванович посмеялся моей наглости и мы расстались, правда, с довеском весом в центнер. Все сто килограмм "довеска" состояли из литых мускулов и хищного взгляда. Был он молчун редкостный, и расстался с нами когда транспортная группа покупателя проверила товар и дала отбой. Мои мальчики признались, что этот товарищ сделал бы их одной левой, что в спаринге, что в зелёнке, так что к его хозяину я прониклась ещё большим уважением.
   Прибыв в город, слазила к предку в шкаф и, сдув пыль, с дискеты, отправила на мыло в Лихтенштейн одну из старых работ отца, чистую теорию, кою, по его словам, он бросил возделывать ещё в 1995 году, перейдя к более реально-хлебным и практически воплотимым идеям по созданию кристаллов с заданными свойствами. На следующий день мы с отцом и ребятами сходили в банк, где моя охрана открыла счета, а папочка перевёл им на карточки по 30 штук, вроде как за охрану. Забыла сказать, но при договоре с агентством, я использовала реквизиты и подпись отца. Хотя, по большому счёту, их там это не сильно и интересовала, главное чтобы зелёные банкноты прошли проверку на подлинность. В общем, сбитому с толку отцу я сообщила, что продала, с выгодой, его заплесневелый теоретический труд, поэтому считаю, что он может со счёта брать, без спроса, только сотню. Ребятам тут же пояснила, что из тридцатника на карточках каждый из них может использовать по собственному желанию только пять. Остальные будете проплачивать за меня.
   В общем, в школу я пошла лишь в среду, а в пятницу двое моих охламонов притащили на буксире ещё двоих парней из своей родимой станицы Новотитаровской. С пустыми глазами, пустыми карманами, и руками, привыкшими сжимать автомат. Расспрашивала своих с пристрастием о том, кто из них словил косяк и проболтался о гонорарах. Мои сначала отнекивались, но постепенно я их раскрутила на правду. Угроза отобрать карточки, если не перестанут врать, возымела действие. Один из моих признался своему дядьке, позавчера, что скоро сможет, наверное, купить хату. Дядька его, сопоставив предыдущую информацию о смене работы, и сразу же возможной покупкой жилья понял всё по-своему и, в принципе, верно. В общем, пара его близнецов угодила в каталажку. Вернулись из армии, служили под Гудермесом. Двухнедельный загул, боевые деньги задерживают, а тут подкинул знакомый халтурку. Помогли ему на машине вывести металлолом с полей, по сотне гринов на брата. Через неделю, ещё один завоз, 600 на двоих. Вот только у второго груза хозяин отыскался, посадили родимых, пришлось их отцу пасеку срочно продавать, и то хватило только-только, потому, что через знакомых.
   Вышли они за порог тюрьмы, не просидев и месяца, слегка отощалые, и с записью условной. В агентство по примеру родичей, например, с такой ксивой путь уже заказан. В общем, Кирилл и Борис, а так зовут моих первых оболтусов, поддались уговорам родни. Новичков звали Семён и Антон, различать можно было только по шраму на лице. Оплату пообещала в начале такую же, как первым охранникам, но неофициально полностью и предупредила, что если придётся брать на себя статью, то сидеть придётся одному из них. Ребята посмурнели, но отнеслись с пониманием, тюрьма она с людей не только килограммы, но и лишнюю спесь сбивает, приходит понимание, что пирожок в рот тебе ни кто просто так не положит. Вот сейчас я на каникулах и еду в турпоездку в Крым, с официальной дружиной и с одним из дружины не официальной. Один из близнецов, Антон, у которого шрам на подбородке, уже в лагере тамошних археологов и успешно косит под бомжа. Копаются они там знатно, напали на жилу ми холод им не помеха. И вот, три дня назад, пришла, наконец, SMS-ка, с условленной фразой "докопались". Это значит, что золото найдут в течение пары дней. Я срочно подобрала в школе хвосты, добрав оценок, достаточных для выставки четвертных, и заболела до весенних каникул.
   Нет, ну ни дня спокойствия, только деньги, деньги. деньги на уме. И на фиг они нужны, если в погоне за ними расслабиться и насладиться плодами трудов своих не удаётся?
  
  Альтернативная История. Российская Империя.
   Март 1838.
  
  
  
  
   Столица на сей момент представляет собой презабавное зрелище. Такое, наверное, можно было увидеть в прошлом веке в Париже, сразу после взятия Бастилии. Особняки, занятые плебсом, натянутые для просушки белья верёвки, закреплённые на ажурных решётках и выступах барельефов. Ну а что вы прикажите делать, если бунтуют, ироды? Прощать, что ли? А тут крестьяне, наконец, распробовали прелести обращения к жандармам и от плохих хозяев уходят скопом, и тянуться обозы в столицу. Господи, лучше бы я ушёл в монастырь! Или не обращал бы на сны внимания. Ну, подумаешь, на склоне лет ноги оторвёт, зато спокойная и неспешная жизнь и смерть не в немощи. А после смерти громкий титул "Освободителя". А сейчас освободителем меня называет лишь чернь, особенно те, кто уже в "товариществах". Но для тех бедолаг, которые сейчас бредут в столицу, бросив нажитое и укутывая потеплее своих детей, тем не до названий, и абсолютно всё равно тем из них, которые замёрзли в дороге. А вот дворянство называет меня освободителем только на людях, и лишь дома, за закрытыми от слуг дверями, в кругу семьи, они упражняться в острословии.
   А в Петербург всё тянуться обозы, и все мои расчёты идут в хлам, столица может задохнуться от такого количества людей. А ведь Елена предупреждала, сначала найди куда поселить, а потом освобождай помещичьих. Легко ей из будущих времён давать советы! Уже сейчас все крепостные хотят свободы. Рассказы и пересказы о том, какая райская жизнь в "товариществах", всё это стало народным творчеством, слухи зажили своей жизнью. Куда там баснописцу Крылову! Придётся передвигать планы, передвигать в этих планах, покой, пока, нам только сниться. Отдал через фельдъегерей приказ половину людского потока переводить на Лазарева, подписал приказ о начале морской операции через полтора месяца. Как говаривал перед первой Мировой войной мой тамошний потомок Николай Второй: "Эта маленькая победоносная война спишет все внутренние проблемы и разногласия в России. Умный был, наверное, раз расстреляли, а война списала не только всё, но и всех.
   Помечтал немного о том, чтобы перенести в чёрное море обе Шильдеровские подлодки "Малютки". Не дойдут они своим ходом вокруг Европы, по железной дороге, как у Сталина, не доставить, потому как моим ЗК тянуть дорогу эту ни как не менее двух лет до Чёрного моря. Тянуть на буксире вокруг, или погрузить на пароход, тоже не дело, обшивка, пока, на такие художества не рассчитана. Так что быть первым двум малюткам и их скорой третьей сестричке вечными детьми моря балтийского, не видать им солнечного юга . Так что первым, как и ожидалось, к далёким берегам отправиться флот северный. Уже грузиться на корабли провиант и разобранные срубы, чтобы за несколько дней возвести на далёких берегах жилища и укрепления. Пойдут корабли, огибая Старый Свет, к берегам далёкой Африки. Целью их будет, раз уж всё равно после взятия Стамбула конфликта не избежать, вражеские корабли будут атакованы из мест будущих стоянок, Лагоса и Мадагаскара. Отсель грозить мы будем Шведам! Так сказал мой великий предок, я лишь собираюсь творчески расширить ряды противников.
   Тактика Макарова в том и прелестна, что даёт неоспоримые преимущества лишь в первых битвах. Работать она будет до тех пор, пока хоть один корабль не уйдёт от наших моряков. А вот из-за Мадагаскара войну придется объявлять и Французам, ибо сей кусок суши, они уже числят за собой и без боя не отдадут. Поплывут вдаль моряки и строители с семьями, всем им было объяснено, что отступать от завоёванных позиций будет нельзя и трусам на родине лучше не показываться. На каждом линейном корабле привязано по четыре минных шлюпа, экипажи которых прошли школу Лазарева и достаточно тренированны. Им, загнанным адмиральскими учениями, нынешний темп работ кажется неспешным, такая жизнь им в радость.
   Уснул я после неспешной прогулки по городу, в окружении кольца из двух сотен казаков, меня через их спины не то что застрелить, разглядеть было трудно. Десяток Машиных девиц мелькал во внешнем оцеплении, так что народ глядел больше на них. Уснул я, и сон мне приснился с Еленой. Была сия дева в тот день не прекрасна, а дюже сосредоточена, не ждала меня, в общем. Номер в какой-то гостинице, опять вид на море, правда, в этот раз пасмурно-зимнее. Не далече, на диване, лежал некий широкоплечий молодой тать, умело крутя в пальцах остро заточенный перочинный нож. Лишь почувствовав контакт Елена приказала ему выйди, он выполнил сие без слов, уйдя, по видимому, на кухню, от туда доносились аппетитные запахи и доносился звон посуды.
   Поговорили мы о житье-бытье, о погоде Черноморской, более предметно. Оказалось, что в ватагу свою набрала она уже четверых молодцов, успевших повоевать с горцами в пластунских отрядах. Теперь вот сидит в Крыму, ожидая вестей от одного из своих воев, переодевшихся юродивым, и присматривающим за тамошними учёными-гробокопателями. Когда же они, мол, в стольный и самостийный Киев-град золотишко повезут. Ещё один молодец форму местных дорожных жандармов на рынке местном из-под полы покупает. Посоветовав быть осторожнее, обменялись информацией, так что мне теперь не только график ближайшей погоды в Стамбуле рисовать, но и чертёж паротурбинной электростанции вчерне. Дал Елене наводку на ещё один холмик, опять в Крыму. В конце песню я попросил для будущих подводников, такая отыскалась, вот только переделывать мне её придется серьёзно. Нету у нас ещё таких слов, коими поёт бард Высоцкий.
  -Уходим под воду, в нейтральной воде.
  -Мы можем по году, плевать на погоду,
  -А если накроют, локаторы взвоют,
  -О нашей беде.
   Проснулся, в подмышку посапывает Маша, греет душу и тело, изгибы тела плавные и зовущие. Борясь с восстающей природой, тихонько вышел из спальни и со всей возможной тщательностью перенёс всё увиденное и услышанное на бумагу. Затем, когда мыслей в голове, кроме похотливых, уже не осталось, сдался и нырнул к милой под одеяло.
   День сегодня знаменательный, сегодня я воплощу один из понравившихся мне рассказов Елены. О ВДНХ рассказ, дворянству, да и черни, это должно понравиться. Сказано, сделано, все ранние разработки, особенно те, кои не в военной сфере, а также те, сведения о которых, я почти уверен, уже ушли сведения на Запад. Всё это было выставлено в одном из конфискованных особняков. Получилось красиво и с размахом, над входом большое полотно со словами "Достижение Имперской Народной Мысли". Вот только праздно одетая публика в первый день была в явном меньшинстве, ибо вход в первый день был лишь по одной копейке, а рабочим вчера роздали денежное довольствие и устроили выходной. Приказа для рабочих явиться обязательно не было, в этот раз я уяснил, что все просто не поместятся, но даже тех, кто явился было великое множество. Во второй и третий день выставка напоминала больше светский раут, ибо за полтину, которые просили за вход в последние два дня выставки, посетителей из плебса было очень мало, разве что купцы мелькали. Во второй день выставки прибыли послы стран конкурентов, посмотреть на то, о чём им доложили их людишки, кои побывали здесь вчера. Послы покрутились недолго и побежали домой, корпеть над бумагой. Английское послание перехватить не удалось, а вот французы оплошали. Умный малый, этот лягушатник, он прикинул, сколько мы показали, а сколько скрыли. Испугался он. И расчёты его оказались почти точными, он лишь чуть мне подыграл. Посол скончался на следующий день, не смог его желудок выдержать долгой разлуки с лягушачьими лапками, а один из поварят в посольстве получил весьма солидную прибавку к жалованию из третьего отдела.
   Зато как радовались Кольт и Морзе, глядя на свои портреты в Газетах, возле стендов со своими именами. Заголовки гласили "Непризнаные у себя на родине Гении нашли свой настоящий дом". Там надутые снобы годы размышляли, давать им деньги или не давать, здесь же они уже бароны и будущие короли своих собственных производственных империй. Несколько газет вышли на иностранных языках и были отправлены к ним на родину. Не обойдён вниманием был и Сименс, который демонстрировал непосредственную работу телеграфа, помощниками ему были его младшие братья, одетые в форму Телеграфной Службы, коя была создана чуть менее недели назад. Полувоенные образцы хорошо смотрелись на не понимающих не одного слова по-русски, но великолепно выполняющих свою работу мальчуганах. Рядом стояли родители, светясь гордостью за своего сына. Особняк, в который он переселил своих родных полностью был выкуплен им у государства, которому достался, как имущество одного мятежного графа. Где он брал деньги? Очень просто, телеграф важнее железной дороги, поэтому право выбора у него перед Гёстнером было. Гёстнеру надо было сейчас вдесятеро больше людей, но у Сименса выживаемость была намного лучше. Трупом хотелось быть не многим, и Сименсу понесли деньги, он как честный человек пришёл с проблемой ко мне. Договорились о твёрдой таксе, которую делили пополам, половину мне, остальное поровну между фон Сименсом и Гёстнером. список заплативших он приносил мне заранее, если я вычёркивал из списка фамилии он возвращал деньги. Гарантий он не давал, заплатившие дворяне работали наравне со всеми.
   Австрияк ворчал, но, посчитав сумму за первый месяц, удивлённо заметил, что строить железную дорогу в России намного прибыльней, чем её эксплуатировать. Те, кого я разрешал подбирать Сименсу, могли оказаться полезней для меня и для страны живыми, нежели в виде хладных тел. В основном это были боевые офицеры, кои при случае выстрелят мне в спину, но и от грохота английских пушек не побегут. Много среди них было и флотских, коим предстояло отправиться к далёким землям под Андреевским флагом из русского порта Царьград.
   Если выживут.
  
   http://zhurnal.lib.ru/z/zhorow_a_a/oknaaleksandraoswoboditeljaglawa11
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"