Жоров Алексей Андреевич: другие произведения.

Окна Александра Освободителя Глава 6

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    РИ. РФ. Октябрь 2001. Альтернативная История. Российская Империя. Октябрь 1837.

  Окна Александра Освободителя Глава 6
  
   РИ. РФ.
   Октябрь 2001.
  
   Рвусь, знаете ли, теперь по выходным на дачу, типа трудовой энтузиазм проявлять. Конечно пыл этот стал родителям зело подозрителен, но... По большому счёту, для современного подростка желание поработать на даче бзик не слишком уж и экстремальный. Домик, где укрыться от непогоды есть? Есть. Еда, какая-никакая? Тоже имеется. Сотовый, для проверки связи в кармане, а там хоть трава не расти. Мать, правда, проговорилась, выдав, что она думает о моих поездках. Мнится ей, что я мальчиков туда вожу. Ну и прочла, как водиться, лекцию по половой гигиене, вручила упаковку резинок и вперёд детка, вспахивай приподнятую целину. Она, конечно, женщина продвинутая в некоторых вопросах, а в других старомодная. Поэтому предупредила сразу, чтобы групповых блядок не устраивали. В общем езжу я туда одна, что бы там родители не воображали, но и огород рыхлить, или ветки подрезать, нет уж, увольте. Забор высокий имеется, чтобы соседи не видели, зарываю мелочь и вперёд с металлоискателем наперерез.
   Металлоискатель у меня, современник мамонта, купленный на радиобарахолке под тургеневским мостом, "Стрех" называется. Нет, работать с ним на объектах я не буду, а вот для тренировки 150 баксов выкинуть не жалко. Наверх, кстати, хожу часто, к Светке, у неё отец раньше, до того как в строительный бизнес удариться, географию и кружок туристический в нашей школе вёл. Советы даёт правильные, помогают. Кроме того записалась в две секции, по 50 гринов в месяц в каждой, система Кадочникова и стрельба. Отец отнёсся к этой ежемесячной дойке безропотно, современному подростку женского пола, по его мнению, самооборона стопроцентно не помешает. Мама сначала вскинулась, но затем, найдя у меня в комнате заранее подкинутые на стол диски с Ларой Крофт, сразу успокоилась и решила что дитяте игра в супервумен скоро надоест. Мол перебеситься наша юная Анджелина Джоли, как только нового идола для подражания найдёт. В общем отрабатываю вариант "найти и остаться в живых". Кладоискательство, согласно инету, это профессия большого риска, сразу в списке за древнейшей профессией и моряками-подводниками. Теперь ищу контакт в Москве по старому золотишку и способы добраться в первопрестольную, минуя самолёт и поезд. Самолёт, потому как шмонает госконтроль, особенно после башен-близнецов, а поезд, потому что шмонает рэкет, на участке, близ Ростова. Блокируют выбранный вагон, чистят по-быстрому, а затем дёргают стоп-кран и уходят на авто. Искать бесполезно, потому как, кроме пассажиров, все в доле. Так что не отказалась бы я пожить в объятьях старины глубокой у цесаревича, там, наверное, заморочек поменьше. Да, благодать там, пастораль, но приходиться жить в этом г...е. где лестница наверх, даже на одну ступень, закалена кидалом ближнего своего и омыта слезами и кровью.
  
  Альтернативная История. Российская Империя.
   Октябрь 1837.
  
  
   Сон пришёл, но неожиданно неудачно по времени. Было сие в Мариуполе, куда я возвратился второй раз за год, спеша, теперь, в град Петров. Сон пришёл в ночь, со второго на третье, что было, в общем-то, неожиданно, так как я рассчитывал на 10-е число. Только и успел под вечер сойти с корабля, помыться и уснуть, даже письменные принадлежности близ кровати не положил. Пришлось утром, полуодетому, лететь к Арсеньеву, а хлопающим глазами постовым объяснять, что надо срочно записать умные мысли, пришедшие мне за ночь. Но вернёмся ко сну, тем более, что комната была опять новой, а светящийся ящик был похож на старинную книгу. Особого разнообразия предметов в комнате не было, а за окном располагался осенний садик, по всей видимости абсолютно не ухоженный, если судить по обилию опавшей листвы и не подрезанным деревьям. Но руки были знакомыми и мне были, явно, рады, а это главное.
  -Рановато ты в этот раз. Ну ничего, всё подготовлено, читай.
   Вот тебе раз, это было что то новое в наших встречах, ни тебе здравствуйте, ни тебе как поживаешь. Только проворчала, как надоевшая супруга и сразу "читай"! Но мысли эти вылетели у меня из головы, как только я взглянул на интереснейший подбор документов. Три биографии там было, Лазарева, его теперешнего флаг-офицера с "Силистрии" Будакова и развёрнутое жизнеописание адмирала будущих времён Макарова. А Михаил Петрович, оказывается, себя не бережёт, желудком мается, от чего и смерть примет в 51-ом, осиротив флот. Ладно, это дело будущего, поможем, подскажем человеку. А Будакова я у адмирала отберу, фанатики пароходов мне самому нужны. Сейчас он мичман, так что отдать его мне должны без вопросов, вот прямо с утра на корабль, затем в Севастополь и попробуют мне его не отдать! А Макарова, отца будущего адмирала, надобно на заметку взять и перед Лазаревым выдвинуть. Тактика будущего адмирала, чудо как хороша! Подойти к бухте, спустить с борта лодки с шестовыми минами и всё, вражеский флот на дне. Это ведь не пар. это дерево и порох, стратегию уже сейчас задействовать можно!
   Последний документ меня порадовал несказанно, сколько золота. координаты и привязки к местности запоминал я жадно. Богатое место Крым, много тут было греков, а главное их междоусобиц и наследных свар. Наконец дочитал сей труд, о чём и сообщил Елене.
  -Ну так что, когда людей для раскопок выделишь, твоё величество?
   Задумался я. а что если Лазарева на свою сторону удастся перетянуть? Человек надёжный и понимающий, а уж как свою морскую свору железной хваткой держит, любо-дорого. почтительно предложил я этот план златолюбивой деве. Призадумалась она, как бы, говорит, не остались мы у разбитого корыта. Так что лучше адмиралу всего не говорить, а изображать перед ним этакого графа Калиостро, с уклоном в православие. И разъяснила мне подробно чем этот шарлатан заморский занимался. Договорились, что при взаимопонимании с адмиралом флот отроет сначала Сочинский клад, быстрым набегом, затем оставит с сотню моряков рыть в районе Анапы, кинув остальных людей на Крым. Золото и ценности делить решили так, половина мне, двадцатая часть матросам, двадцатая часть офицерам, сотая адмиралу, если не запросит больше, а остальное на флот. Точнее на шлюпки, специальные шлюпочные крепления для линейных кораблей и пароходов, остальное на мастерскую для специальных шестовых мин, чертежи которых были уже у меня перед глазами. Потом была ещё одна песня усатого барда, безумно понравившаяся мне, хотя учили мы её с переделками, которые необходимы были для нашей эпохи. и для того, чтобы подарить её героям Отечественной войны 12-го года.
   Рассказала мне моя собеседница, что к предстоящим поискам кладов подошла она серьёзно, готовиться, осваивает технику, занимается борьбой и стрельбой. Вот в этом я пару советов ей дал, не зря столько времени самого гоняли, пора и с молодёжью опытом делиться! В конце беседовали о разном, она выспрашивала у меня о моих пассиях, я же позволил дать ей некоторые советы о том, что нравиться юношам в девушках. Хоть между нами эпоха, я надеюсь, что некоторые вещи не меняются со временем. Наш лёгкий разговор " в режиме парареального времени", как она выразилась, закончился внезапно, моим пробуждением.
   Проснулся, потянулся, выругался, натянул на себя что под рукой было и бросился в комнату Константина Ивановича. У него писчие принадлежности были, так что строчил я, не разгибаясь, часа два. Четыре места в Крыму, одно близ Анапы, другое близ будущего Сочи. Оставив попутчиков, с наказом двигаться по маршруту ранее определённому, мы ринулись на ближайший корабль. Погода нам не препятствовала, так что вскоре мы были в Севастополе. Адмирал семнадцатилетний безусый мальчишка-мичман, учитель географии и будущий государь, таков был состав совета, через два часа после нашего прибытия собравшегося в доме Лазарева. Сначала я объяснил новую тактику морского боя, украденную мной у будущего Макарова, нарисовал адмиралу схему шестовой мины Всё это с восторгом было встречено обеими собеседниками, первым от того, что был малоопытен и почти ничего не понял, второй в силу своего опыта понял почти всё. Мои переложения о будущей секретности проекта и чертежи крепления лодок к корпусу для наибыстрейшего их спуска в боевое положение прошли на ура.
   После я сел и стал обстоятельно рассказывать о том как нам добыть на проект "Щит" денег, не трогая государевого и, одновременно, замаскировать активность нашего флота алчностью его адмирала. Я так же дал адмиралу список будущих капитанов, которые в Крымскую войну проголосовали против битвы и за затопление флота. Я категорически настаивал на как можно медленном продвижении их в чинах, тех же кто выказал храбрость, наоборот надобно было двигать вперёд семимильными шагами. Сейчас, правда, они все молодые и дерзкие, но червоточина трусости, видать, уже пустила в некоторых корни. По кладоискательству у начфлота имелись некоторые сомнения, но я настаивал и он уступил. Рейд на Сочи решили поручить мичману Будакову, в Анапе будет рыть один из будущих смелых капитанов, и ещё четверо будут работать с большими группами матросов в Крыму. Урожай обещал быть богатым, посему всем младшим чинам будет велено присматривать друг за другом при погрузке. Для безопасной перевозки амфор с завтрашнего дня начнут делать специальные ящики с ручками, оббитые снаружи и внутри перинами.
   Некто Ашек, грек из местной общины и уже год, как состоящий в должности смотрителя керченского музея, и его покровитель в местном МВД Крейша, были немедленно нами арестованы, о чём я оставил адмиралу письменный приказ. Колебался Михаил Петрович недолго, злоупотребление властью в данном случае было мизерное, а от гнева императора он прикрывался мною. Так что пароход отбыл за арестованными немедленно, на него напросился мичман Бутов, пылая очами коими он грозил испепелить расхитителей государевой собственности. Задачу он понял слёту и через три дня привёз перед наши очи вороватых чиновников-гробокопателей. У Ашека в доме хранилась часть из музейных фондов, а так же добытое за год из местных дольменов. Ашек был, в общем-то грамотный специалист и ещё нужен как эксперт, поэтому после проведённой с ним беседы отделался домашним арестом и очень хорошей оплатой, виновным по полной признали Крейшу. Местный жандарм, по моей просьбе подмахнул документ и новый заключённый последовал по этапу в Сибирь. Даже если теперь начальство его отобьёт, должностей ему не видать, да и никто и не будет связываться с проштрафившимся чиновником, который к тому же и не делился в должной мере. А на то представление, что мы устроили из его быстрого суда сбежалось публики едва ли не больше, чем на наш приезд. Будет у Герцена на берегу Сибирской реки лишний собеседник.
   Перед моим отъездом на Север Михаил Петрович порекомендовал мне найти в Петербурге с генерал-адъютантом Шильдером, о подводной лодке коего я краем уха слышал. Нужно не забыть сделать запрос Елене о биографии и пользе его изобретения. Тепло попрощавшись с адмиралом мы на следующее утро отчалили, одновременно с нами из порта выходило два парохода, объединённым десантным отрядом которых был назначен лейтенант Будаков. Первые трофеи должен был привезти мне в Петербург так же он, и этим трофеям я уже мысленно нашёл применение. Была уже осень, но Крым есть Крым, два месяца для раскопок у моряков есть по всякому. Далее опять был Мариуполь, на сей раз городок мы миновали на рысях, окружённые крайне небольшой свитой, и понеслись на перекладных к Москве, я письменным приказом отменил любые остановки, кроме как для сна и смены лошадей. Поэтому в старую столицу мы с матушкой прибыли с разницей всего в день.
   Здесь меня застало неожиданное известие, нет я знал о повелении отца и до этого, но сегодня я увидел юридическое подтверждение его слов, а точнее купчую. Елизавета Фёдоровна Воейкова за 150000 ассигнациями при посредничестве Департамента Уделов Московской Губернии Можайского Уезда, продала мне село Бородино. Сама купчая была от 15-го октября, площадь имения была указана как без малого 745 десятин, 103 крепостных мужского полу с ними жёны и дети. Случай был знаковый, веление отца департамент исполнил вовремя, да и известие аккурат легло на мои планы, так что не воспользоваться таким подарком судьбы я не мог. Я тут же выбил у Сергея Михайловича все имеющиеся у него брички, обездвижив на время почтенного градоначальника. Через день перед кремлём шумел заранее приглашённый люд, над которым возвышался вместительный помост. На нём было 60 мужиков и юношей, женщины и молодь. Несколько человек осталось присматривать сообща за хозяйством и стариками, парочка недопоняв ситуацию подалась в бега, но их я приказал не преследовать.
   Одолженные мной в управе у Голицына писари среди которых был даже один борзописец, целый день составляли со слов крепостных именные вольные и прочие, запрошенные мной, документы. Люди стоявшие на помосте так ничего ещё не поняли в своей судьбе, свобода их ждёт или смерть, им пока от испуга было всё равно. Наконец я поднялся на помост и потребовал взмахом руки тишины. Постепенно людское море, отгороженное от меня шеренгами солдат, успокоилось и я начал размеренно и громко зачитывать своё повеление. Всё было составлено согласно советам девы из будущего, а она, по её словам, взяла эти приёмы из учебника по чёрному Пиару, что бы это ни значило. Понял я лишь то, что точное следование её советам придаст мне популярность неимоверную. Из крестьян я выбрал троих юнцов, выглядевших посмышлёнее, приодел и всё время до церемонии втолковывал им их задачу, пообещав их родным вольную, если они во всём будут следовать моим указаниям, а юнцам ещё и место в моей свите.
  -Я, цесаревич Александр Николаевич Романов, хозяин имения Бородино, со всеми его землями и людьми, повелеваю устраивать в сей день, 18-го октября, среди моих людей праздник и называть его Александровским днём. Заявляю так же, что с сего дня дарую моим крепостным личную вольную, а так же отписываю половину от принадлежавшей мне земли в личные наделы моим бывшим крестьянам, но без права продажи оных в течении пяти лет. Это делается мной для того, чтобы на радостях имущество не было пропито. Сообщаю так же, что мной организованно общинное товарищество "Бородинское" почётным попечителем которого я отныне являюсь. Усадьба Елизаветы Фёдоровны Воейковой отныне превращается в "Бородинский Музеум" в который свободным крестьянам Бородино настоятельно рекомендуется сдавать все найденные после павших воинов предметы, на оставшейся в моей личной собственности второй половине будет отрабатываться общественные работы, по два дня в неделю. Половина от доходов с этой земли будет уходить мне, а оставшиеся деньги будут распределяться следующим образом. Во первых из них будет начисляться жалование хранителю Музеума, директору сельского магазина, печатнику, а так же писарю, коему будет вменено в обязанность записывать события тогдашних лет со слов ещё помнящих те дни очевидцев. Печатник будет работать на малом типографском станке, печатая малыми тиражами, только для приехавших посетить музеум, самые занимательные из историй, собранных писарем. Так же в имении будет на постоянном жаловании доктор, лечащий бесплатно всех членов общественного товарищества, которые вовремя и без уклонений исполняют общественные работы. Так же с этих денег и на тех же условиях в селе откроется учительская изба, в коей лично назначенный цесаревичем педагог будет обучать детей, а по желанию и взрослых, премудростям счёта и письма. Так же с этих денег должен быть в кратчайшие сроки куплен паровой двигатель и нанят мастер за его уходом. К двигателю будет приспособлена мельница и лесопилка, коей общинники будут пользоваться бесплатно. Вместе с тем, для лучшей реализации продуктов на рынке в Москве будет куплено торговое место, в кое будет назначен приказчик из селян. Так же назначаю всех освобождённых крестьян мужского и женского полу охранниками общинного товарищества и обязую иметь, на общинные деньги, каждого ружьё или пистоль, из коего производить каждое последнее воскресение месяца стрельбы на меткость, мужикам по пять пуль, бабам и девкам по две, в случае войны на базе членов товарищества организуется Царский партизанский отряд Љ1, командиром коего будет лучший стрелок села, независимо мужчина это или женщина. Оружие хранить в доме запертым, а в случае выезда в город разрешается брать с собой, дабы оградить по дороге честных крестьян от лихих людей. В случае, если после исполнения этих обязательных пунктов в общественной казне остаются средства их распределением ведает Староста, коего избирают на ежегодном сходе в Александровский день. Мужики, старше 15-ти лет, на сходе имеют по четыре голоса, бабы того же возраста по два, а дети, старше пяти лет, по одному. Сход собирается близ учительской избы, следует отчёт прежнего старосты о потраченных за год суммах, затем учитель ставит открытые плошки с именами претендентов и раздаёт бобы, каждому по количеству голосов. Голосование происходит открыто, если день ненастный то внутри избы. Вновь избранный староста назначат приказчика и директора сельмага. Реализация товаров крестьян с личных хозяйств дело добровольное, комиссия же с таких продаж в общественную кассу, если реализация идёт через товарищество, равна 5%. От себя же добавляю, что по прибытию мной в Санкт-Петербург я намерен поступить в заместители к начальнику 3-го отделения ЕИВ канцелярии графу Бенкендорфу, хранитель музеума, писарь, типографский работник, мастер-паровик, лекарь и учитель будут подчиняться лично мне и имеют право носить голубой мундир по торжественным дням. Так же для них обязательным являются пистоли и умение ими пользоваться, а так же по двадцать выстрелов на меткость в Стрелковый ежемесячный день. Положенные же от села рекруты будут проходить службу в боевых подразделениях жандармской внутренней стражи, под моим непосредственным руководством. Сейчас мной будут подписаны вольные и дарственные на землю, за неграмотных крестьян буду расписываться я, с их слов.
   Следующий час, пока на помосте происходила неизбежная канцелярская волокита армейский и жандармский люд еле сдерживал рвущихся к помосту людей. Верноподданнические чувства окружающих грозили меня не только подавить своей безмерностью, но и затоптать в буквальном смысле слова. Я же по очереди вписывал в подготовленные писарями документы имена, которые там уже были начертаны, но легчайшим росчерком карандаша. Далее крестьяне вставали на колени и я вручал каждому грамоту. Точнее каждая бумага была положена в небольшой деревянный неброский ларчик, партию которых я бесплатно выбил у одного местного купца, даровав ему право повесить на дверях его лабаза на Арбате небольшую табличку, о том, что его товаром воспользовался цесаревич. После того как всем мужикам, бабам и детям были вручены ларчики, я спросил у собравшихся кого из своих рядов они хотели бы видеть старостой. Все взгляды скрестились на одном кряжистом мужике, с проседью на висках, после чего я отделил его от толпы. Оставшимся мужикам были розданы пистоли, кои я увёл у одного из местных оружейников, так же за право на табличку, надо сказать оружие сие помнило ещё если не Ивана Грозного, то Петра точно. Мужики, те кто за нового старосту, вскидывали пистоль вверх, а потом передавали для голосования жене, затем детям. Победа нового старосты на импровизированных выборах была полной, через год я наказал же провести голосование так как написано. Первым моим поручением старосте было научиться читать и писать, вторым передать вольные в руки отсутствующим селянам.
   В конце я особо поблагодарил здесь присутствовавших моих учителей, за то что они привили любовь к знаниям и стихам. Посему я попросил у собравшихся полной тишины, попросил подать мне гитару и попросил селян на помосте исполнять каждый год эту песню, после выборов старосты. Я легонько начал проигрыш, сказал что посвящаю эту песню всем героям 12-го года, и запел:
  -Над нашими домами проноситься набат
  -И запустенье улицы одело.
  -Ты обучи любви Арбат,
  -А дальше, дальше наше дело.
  -Ты обучи любви Арбат,
  -А дальше, дальше наше дело.
   Тишь и гладь над Красной площадью была полной, даже птах небесных не было слышно, они были сбиты с толку и напуганы переходом людского моря от гомона к почти полной тишине.
  -Гляжу на двор Арбатский, надежды не тая.
  -Вся жизнь моя встаёт перед глазами.
  -Прощай Москва, душа твоя.
  -Всегда, всегда пребудет с нами.
  -Прощай Москва, душа твоя,
  -Всегда, всегда пребудет с нами.
   Константин Иванович подошёл ко мне, неся в руках серебряный поднос со стоящего на краю столика, на котором лежала груда бумаги, символизирующая крепостные свидетельства. Он поставил поднос на пол, и поднес к слегка посыпанной бумаге поданный ему факел.
  -Кафтаны и пистоли нам дали писаря,
  -Но долю себе выбрали мы сами.
  -Прощай Москва, душа твоя,
  -Всегда в огне пребудет с нами.
  -Прощай Москва, душа твоя.
  -Всегда, всегда пребудет с нами.
   Ещё вначале действа невзначай брошенные в толпе тремя моими малолетними порученцами в задних рядах толпы ростки стали давать всходы. Когда же я сходил с помоста толпа дружно славила Александра Освободителя. Но вот выбираться из растревоженного города мне пришлось чуть ли не с боем. перед этим, правда, я направил отцу фельдъегеря, с полным перечнем моих действий в Москве, дабы мой вариант событий он услышал первым, а уж потом читал доносы недоброжелателей.
   В ларчике крестьян, внизу было по два экземпляра песни со словами и музыкой, а так же с моей подписью. Перед отъездом я посоветовал продать крестьянам в городе по одному экземпляру, по десять рублей или более, половину из этих денег следовало сдать старосте в общинную кассу.
   Выбравшись, наконец, из растревоженного города я, почти без свиты, оставив сестру и мать на попечении Голицына, ринулся в стольный град. Мне было очень желательно успеть на официальный запуск Царско-Сельской железной дороги. В Петербурге я был 27-го октября, не посетив некоторые из запланированных мест, но свой план перевыполнив, отдохнув день, и велев архитектору в зимнем дворце перестроить камин как было, я явился 29-го к моим будущим подчинённым в голубом мундире и начал командовать, с троих, которые не выказали должного рвения, сорвал погоны и отправил в солдаты, возвысил тех, кто первыми скрутили вчерашних начальников. Привёл весь наличный состав к присяге мне лично, как к цесаревичу, отчёт о своих действиях. завизированный покладистым карьеристом Дубельтом, безропотно принявшим новшества. Копия моего письма, а так же предыдущего была передана писарям для тиражирования а, через час взмыленные цензоры были направлены во все типографии Петербурга с Приказом напечатать оные без купюр и комментариев, и чтобы к завтрему этот таблоид продавался на каждом городском перекрёстке, о несогласии, нарушении или искажении приказа доложить для принятия надлежащих мер, о чём особо уведомить газетчиков. Простым солдатам в казармы Гвардии и в части войск Петербургского округа листки должны выдаваться бесплатно, если какой-либо офицер ослушается присутствующих и читающих неграмотным солдатам цензоров, тот должен быть немедля арестован и препровожден в 3-е отделения, о чём у каждого цензора, явившегося в казармы в окружении десяти вооружённых жандармов, будет моё личное повеление, имя куда, в случае необходимости ареста, они должны вписать сами. Цензор и солдаты остаются в казармах, постепенно меняясь, они должны в письменном виде предоставлять мне пожелания, составленные со слов отдельных бойцов. Должность их с сего дня называется заместитель командира по политической части, так же они обязаны по полчаса в день заниматься с солдатами чтением, счётом и письмом, для чего им будут выданы соответствующие реквизиты. Сообщение об этом приказе так же было отправлено отцу с фельдъегерем, в службу которых так же был отправлен дежурный десяток с цензором.
   Вечером 29-го я повстречался с Инженером Гёстнером, строитель Царско-сельской дороги хворал. Австриец, конечно, крепился, но видно тяжёлые повреждения, полученные им в начале месяца при резкой остановке поезда и ударе грудью о поручень, не прошли для его здоровья даром. Я знал из его биографии, что жить ему осталось пару лет, но отпускать его проводить последние годы в солнечную Филадельфию не собирался. Мы проговорили с ним далеко за полночь, оказывается о моих начинаниях с Красильниковым и Черепановыми он уже знал, а так же успел увидеть в них опасных конкурентов. Умный малый. Но я так же знал о его заветной мечте, о богатстве, которое проистекает от владения личной железной дорогой, а лучше всей железнодорожной сетью России. Сразу предупредил его, что всё ему не светит, но обязался не позднее чем через десять лет с сего момента, передать ему или его душеприказчикам в собственность железную дорогу по протяжённости равную Царско-сельской. пока же я оставляю его при себе с жалованием 2500 рублей в месяц ассигнациями, а в случае его смерти и до передачи в собственность железной дороги его семье будет выплачиваться по полторы тысячи. Расстались мы в два часа ночи, довольные друг другом.
  
  http://zhurnal.lib.ru/z/zhorow_a_a/oknaaleksandraoswoboditeljaglawa6.shtml
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"