Жоров Алексей Андреевич: другие произведения.

Святейший Сатанист Миротворца

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 3.02*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ритуал Чёрной Мессы открывает Главному Герою путь в прошлое. В прошлом он почтии святой. Но иногда приходиться возвращаться в настоящее, где святости места нет.

  Святейший Сатанист Миротворца.
  Пролог.
  "Книгу" без обложки он нашёл между гаражей в пригороде Алма-Аты. Или она его нашла.
  То, что тогда он не дочитал до конца и не понял, выздоравливая после ранения, в больнице сей труд не его вина. Мать нашла "Книгу" и выбросила.
  Дочитал и принял он "Черную библию" Ла Вея полностью лишь спустя шесть лет.
  
  
  Святейший Сатанист Миротворца Глава 1.
  
  
  В которой Читателю будет рассказано о счастливом детстве. А так же о том, что шизофреникам творить настоящую "Чёрную Мессу" противопоказано.
  
  
  Раннее детство Артёма Тарасовича Табарова прошло в лучшем из миров. Единственный ребёнок в семье, отец начальник цеха на крупном предприятии, мама, не последний человек в бухгалтерии. Хороший мальчик, добрый мальчик, хоть и шалопай. Когда Союз приказал долго жить отец сделал два вывода; что нужно уезжать в Россию и укреплять мышцы сына.
  Ближайшей к дому секцией была "штанга", так что один из вопросов решился легко. А вот проблемы с переездом затянулись. Летом они всей семьёй теперь летели в Краснодарский край и строили себе дом в одной из пригородных станиц Краснодара. Работал отец как вол, безропотно брался за "переработки" и лишь поэтому держался на производстве.
  Большинство русских с завода уволили, набрав на их место "расово близкие" кадры. Мать же была бухгалтером от бога, помогала руководству тихо проворачивать афёры, подъедая с барского стола лишь крохи. Бешеный "капиталистический" ритм жизни обернулся трагедией. Отец задержался на "переработке" же полуночи и заснул за рулём по дороге домой.
  Мать держалась, пока был жив один "старый товарищ" из руководства, в советское время она училась с его сыном в одном классе. Как только не стало покровителя они с сыном собрались уезжать, не смотря на то что поселиться придется в "хроническом долгострое". Их ошибка была в том, что Табаровы очень любили свой дом, и на новом месте решили "отгрохать" точную его копию. И "не уложились в смету".А как только мать уволили оказался "незащищённым" и их дом, понравившийся кому-то из нуворишей.
  Артёма, которому в том 2000-м исполнилось 19-ть, отловили после дискотеки и попытались отметелить насмерть. Нет, драки на национальной почве у Артёма были и раньше. "Городские" казахи были ещё ничего, а вот "спустившиеся с гор" русских девушек считали своей законной добычей. Пару раз его "заметали", но из кутузки с лёгкостью вытаскивала мать.
  В тот вечер на него напало трое "аборигенов" с арматуринами. К счастью, это были "дети гор", из новых, мешали друг другу и зажать в угол не смогли. Он покалечил одного и ушёл, протиснувшись в щель между гаражами. Наткнулся на книгу без обложки и половины страниц, рядом с импровизированным отхожим местом. Было уже раннее утро, когда он ввалился домой, зачем-то прихватив книгу.
  Левое плечо было "располосовано", но врачи сказали, что ему ещё повезло. А "бей", возжелавший их жилище, после неудачи своих нукеров решил действовать "законным" путём. Заявление его человек в "ментовку" накатал первым, так что сразу после больницы парень попал в тамошнее "СИЗО". Мать с "казахом" в конце концов, сговорились на четверти рыночной суммы за дом и снятии обвинений.
  Равно недовольными остались обе договаривающиеся стороны. "Бей" хотел "бесплатно", мать хотела "половину". Главным аргументом стало оформленное матерью завещание лично на Назарбаева. Втягивать в маленькие дела больших людей чиновничьей отморозок не решился...
  В Новотиторовской жили, по началу, бедно. Лишь когда смогли полностью доделать крышу, стало оставаться больше "на еду". Мать снова вышла замуж, отчимом стал как раз бригадир "крышной" артели. Рука зажила, летние заработки в бригаде отчима доходили до "полтинника" в месяц. Кубань райским местом не была, хватало тут и армян и азеров и драк с ними хватало. Но хозяевами этой земли они себя пока не ощущали, пока лишь усиленно плодились. "Казахского" беспредела по отношению к слабому полу тут не было и в помине, в большинстве случаев всё решали деньги.
  Зимой работы по строительству было мало, приходилось "вкалывать" на мельнице. Жалкие "восемь штук" зарплаты компенсировались возможностью "добывать" корм для хрюшек. Работа была тяжёлая, отвлекаться было нельзя, подвели метр шестьдесят пять роста и "фланирующая" походка новой учётчицы. Обсуждали вместе с напарником "выдающиеся достоинства" новой девицы и споря на червонец, кто успеет добраться до её кровати первым. На конвейер, который был на высоте метра восьмидесяти, не смотрели. Так что когда ему на плечо вместо одного мешка упало два, в крестце что-то слегка щёлкнуло.
  Нет, инвалидом он не стал, но на стройку вернуться не смог. Количество одновременно используемых девичьих номеров в телефоне сократилось вдвое, с шести до трёх, на большее сил уже не хватало. Денег стало не хватать, зато к здоровью своему он стал относиться бережнее. Увлёкся. От Поля Брэгга, перешёл к Семёновой, ненадолго прибился к Кришнаитам, Лимоновцам и Иеговистам. Стал ходить по праздникам в церковь и прочёл, наконец, полностью "Чёрную Мессу" Шандора Ла Вея. Но до конца ни к одному из "учений" так и не прибился.
  В ночь на 24 декабря он возвратился от очередной подружки и, войдя в дом, еле выполз от туда. Мать и отчим угорели, забыли открыть заслонку в печи. Печкой пользовались не часто, но как раз на день газ отключили - ремонтировали магистраль. Хочешь мира, готовься к войне, хочешь тепла, когда нет газа, топи печь. Цивилизация расслабляет...
  Гибель матери и отчима Артём перенёс на редкость болезненно. Дом сдал на год, после чего ушёл в монастырь. Пробыл он там, правда, всего три месяца, не найдя успокоения и не смирившись. Пожил месяц у многочисленных окрестных подруг, а после рванул в Москву.
  Сатанистов было найти не просто. У одой из его подруг была "выделёнка", но все сведения, почерпнутые из Интернета были косвенные. Как говорилось в сети, самой "передовой" был "Южный Крест".
  "Из оперативных данным МВД по "Южному кресту":
  Руководство.
  Административным руководителем "Южного креста" является некий Руслан В., 25 - 27 лет, человек с сильными парапсихологическими способностями, культовое имя - Daff, руководитель молодежной общественной организации; по некоторым данным, обладает высшим медицинским образованием, возможно, нарколог, очень богат. Руслан имеет двух преданных помощников. Известно, что Руслан связан с "бритоголовыми" ("скин-хеды" - движение DАР). Имеет свою дочернюю структуру (лично ему подчиняющуюся), представляющую собой вербовочную структуру - "Нави". Имеет тесные связи с российскими политическими группами фашистской ориентации и некоторыми политиками.
  По данным, Руслан имеет несколько квартир и большую библиотеку, состоящую из нескольких сотен сектантских книг и работ по психологии, суггестии и гипнозу, изучает психотерапию и достаточно хорошо владеет психотехнологиями, на одной из своих квартир хранит небольшой арсенал огнестрельного оружия и ритуальную сатанистскую одежду черного и красного цветов. Черная ритуальная одежда используется для проведения "черных месс", а красная - для проведения "обряда красной кровавой магии".
  Хотя Руслан В. и является одним из высших руководителей "Южного креста", по ряду некоторых косвенных фактов и признаков, сообщаемых очевидцами, и сам он имеет вышестоящее руководство. Очевидцы в качестве главного руководителя "Южного креста" указывают некоего пожилого человека.
  Более точные сведения отсутствуют из-за строжайшей конспирации внутри организации.
  Месторасположение центров.
  Группы "Южного креста" расположены в Москве и Московской области.
  Сатанистский "храм" расположен в промышленной зоне Медведково. Есть база в Подмосковье.
  В культе преимущественно плавающая система назначения мест сборов. Ранее, в частности, отмечались следующие места сборов: вблизи стройки Большого театра, на площади Лубянка, на квартирах руководителей или активистов.
  Как места встречи обозначены несколько кафе по Москве, в том числе, на Кузнецком мосту.
  Ритуальные обряды совершаются на кладбищах Москвы и Подмосковья, в подвалах или на чердаках жилых зданий, в расселенных зданиях, находящихся на капремонте (таковых особенно много в центре Москвы), в отдаленных от населенных пунктов местах подмосковных лесов.
  Численность адептов.
  Точные цифры неизвестны, ориентировочно - от 200 до 700 постоянных членов. Если предположение о том, что "Южный крест" - это большая организация, состоящая из нескольких групп сатанистов в разных районах Москвы и Московской области, то численность адептов следует оценивать уже на уровне в 1 тысячу человек и даже более.
  Среди сатанистов средних уровней посвящения очень велик процент наркологов и работников моргов."
  Но "гладко было на бумаге", да и сведения, как оказалось, были старые. В конце концов через рокеров ему вроде бы удалось что-то нащупать, но водку он предпочитал "колёсам" на чём окончательно разругался с новыми знакомыми и еле унёс ноги из Первопрестольной.
  Но вернулся в родные пенаты он совсем другим человеком. Перечитывая в плацкартном вагоне "Чёрную Библию" он наконец понял, что его несчастливая судьба как раз и вытекает из не следования им постулатам "Книги":
  6. Любить врагов своих и творить добро тем, кто ненавидит и
  использует тебя - не есть ли это презренная философия
  спаниеля, который перекатывается на спину, когда его пнут?
  7. Ненавидь врагов своих всем сердцем, и, если кто-то дал тебе
  пощечину по одной щеке, СОКРУШИ обидчика своего в его другую
  щеку! Сокруши весь бок его, ибо самосохранение есть высший
  закон!
  8. Подставляющий же другую щеку, есть трусливый пес!
  9. Удар за удар, ярость за ярость, смерть за смерть - и все
  это с извлечением обильной выгоды! Глаз за глаз, зуб за зуб
  четырехкратно и стократно! Стань Ужасом для противника своего,
  и, идя путем своим, он обретет достаточно опыта, над коим
  следует поразмыслить - этим заставишь ты уважать себя во всех
  проявлениях жизни и дух твой, - бес-смертный дух твой будет
  жить не в неосязаемом раю, а в мозгах и сухожилиях тех, чьего
  уважения ты добился.
  Грубо говоря, теперь, когда Артёму нечего было терять, он решил "сокрушить обидчика в другую щёку". Объектом мести был выбран "бей" как самый реальный и осязаемый враг.
  Деньги... Будь счастлива наша система кредитования. Деньги нашлись быстро, уехавшие на неделю к морю квартиранты узнали, что дом заложен шестнадцать раз банкам под автокредит и одной криминальной группировке за "наличку".
  Увозил с собой в Казахстан Артём лишь четверть "заработанных" денег, но даже эта сумма была лишь чуть меньше, чем если бы он продал дом "законно".
  В их бывшем доме теперь жил младший брат "бея" с семьёй, а сам он стал большой шишкой, так просто не подобраться. Думал Артём два дня, на третий поехал к военным складам. Отловив русского солдатика, хорошо его напоил и разузнал что и по чём. Как ни странно этот же солдатик всё и организовал, но не на военной базе, где сейчас с тротилом было строго. Свёл он его со своим дружком, который работал на барже в районе Капчаганского водохранилища. Баржа возили песок, в песчаном карьере применялся динамит, "усушка" которого позволяла морякам не сидеть без рыбы.
  Так что десять килограмм тротила было зарыто между могилами матери и отца "бея", ещё один Артём перебросил через высокий забор. Отбежать удалось на сотню метров, после догорел шнур. Взрыв раздался как раз рядом со стенкой, где находились два резервных газовых баллона, в своё время "на всякий случай" поставленных отцом. Расчёт оказался верным, и в отличии от кубанской станицы здесь печью топить никто не собирался.
  Дальше всё пошло как по нотам, скорбная процессия, брат, пришедший с родственниками после похорон на могилу и клянущийся отомстить. Кнопка сотового нажата, и последняя цифра, прекратила его высокопарные обещания.
  В Казахстане он не остался. По косвенным данным его могли найти, хоть он и "обрезал" свой "динамитный след".
  Вернулся на Кубань и арендовал дачу в одном из пригородов Краснодара. Месть успокоения не принесла, а лишь окончательно "расстроила" душу. Прямо как в комедиях, над одним плечом поселился ангел, а над другим чёрт. Шизофрения развивалась как по нотам, лишь слегка утоляемая водкой и местными "леями" на букву Б. Один раз он рискнул из центра города позвонить одной из своих подружек в станице по купленной в Казахстане с рук СИМ-карте. Подружка была болтушкой и подтвердила, что к банкирам и братве присоединились чекисты. Пока он не бросил трубку она вывалила на него ворох новостей, над одной из которых он серьёзно задумался.
  Одна из его прежних пассий, которая чуть не окрутила его, теперь подсела на "чистяк". К этому моменту необходимая доза для неё стоила уже две штуки в день, и она вышла "на трассу". Дозы продавались здесь же, за три сотни метров от неё. В цыганской палатке официально продавали мужские брюки, но каждый знал, что можно "забыть" в "примерочном закутке" деньги. Затем один из крутящихся вокруг палатки кудрявых малышей 5-8 лет ловко сунет тебе в карман или в руку маленький пакетик. Вечером один из малышей заскакивал в остановившуюся на минутку милицейскую "шестёрку", и бизнес продолжался дальше.
  В то утро бал полностью правила "тёмная половина". Машину Артём взял у бывших соседей, так как знал, где хозяин хранит ключи. Не выходя из машины, он бросил внутрь палатки три полулитровых "Балтики 3", но вместо пива там плескался "коктейль Молотова". Выскочившего из огня цыганёнка он успокоил ударом в ухо, а его орущего папашу отправил обратно в костёр. Остальные "снежки" порскнули назад от человека с чёрным чулком на лице. Отъехав три километра, Артём стёр с номеров грязь, объехал по просёлкам милицейский пост и затаился в тупичке. Ночью его девятка с тонированными стёклами, тихо пофыркивая, остановилась близ дачного товарищества.
  Ещё раз "успокоив" цыганёнка он уложил его в большую полосатую сумку и через граничный ров проскользнул на снимаемую дачу. Свалив его в подпол отогнал машину подальше и бросил с раскрытой дверью, ключами в замке и "сюрпризом" под двигателем.
  Вернулся на дачу в восемь утра, после напоил малыша и дождался ночи. Ритуал прошёл как по маслу, вместо жертвенного животного использован был малолетний наркоторговец. Когда каменный нож опустился в последний раз, вместо обещанного "просветления" в душе поселилось отчаяние. Ангел сменил чёрта в момент удара и голова стала раскалываться. Артём заорал, попытался подняться, но поскользнулся в луже красной жидкости. Сознание "поплыло" и он упал рядом с маленьким тельцем, ударившись о подсвечник с огарком одной из догоревших чёрных свечей.
  
  
  Святейший Сатанист Миротворца Глава 2.
  
  
  В которой Читателю будет рассказано о том, что свиньи с удовольствием едят рыбу. А так же о том, что молчание, это золото и, если не до Киева доведёт, то до Пскова точно.
  
  
  Выдержки из "Дневников Старца Тимофея" 1956г/изд. "Русская мысль" Скт-Пт.
  "Это было погожее утро 27 марта 1891 г. от Р.Х. Мне через день исполнилось 18 лет и это было знаковое событие в моей жизни. Как поступить? Положенный отцом год я замаливал грехи в Екатерино-Лебяжеской пустыни.
  С родителями утопшей девицы отец сговорился об отступном, ну разве я был виноват, что она не люба мне была!? Вот уже год замаливаю грехи под присмотром деда, удалившегося в сей святой храм в 1879, после тяжёлого ранения на последней Русско-Турецкой войне.
  Сегодня дед спросит елейным голоском, мол, не желаешь внучек продлить епитимью? И отказать боязно! Лучше год ещё промучиться, чем наследства лишиться!
  Вот с такими невесёлыми думами я и проследовал к мостику, где любил сиживать мой наставник, отец Степан. Что у моего наставника на первом месте, после бога стоит? Правильно, рыбалка! Чуть выдастся свободный час, так он шасть на своё любимое6 местечко, близ мостка, с удочкой и ну тягать рыбку... И ведь место, курам на смех, мелочь там одна клюёт! Я не спорю, клюёт часто, чуть ли не поминутно, но сие занятие захватывало до этого утра Отца Степана полностью. Так что без веской причины его беспокоить не треба.
  Я бы и не пошёл до него ещё с час, но Сёмке, одному из наших хряков, рыбки не хватило, и я рискнул нарушить уединение наставника. Ведь как обычно бывало? До двух вёдер улов доходил! Конечно бывало и такое, что не набиралось и ведра, но редко... Так что взял я ведро на смену и припустил, мне ещё птицу кормить надо было. Выбегаю на берег, глядь, мощная фигура моего наставника вдруг привстала на мостике, выгнулась дугой, будто в неё пуля попала на скаку, и в воду булькнула. Так быстро я не бегал ни разу в жизни! Слава Господу, там мне было только по грудки и берег не обрывистый, с трудами тяжкими и поминая чёрта, через раз, я шестипудовое тело из воды вытащил.
  Глядь, не дышит уже! Это что же такое, думаю, ни как теперича мне и его смерть припомнят, мол, ещё один утопленник за тобой, Тимоха!? Девка, ребёнок не родившийся, а теперь наставник?! Проклянут! Так что высвистал я громко так, как у нас в станице при тревоге, обычно когда адыги через реку за невестами переправились... Через минуту меня уже оттолкнули крепкие руки наших старцев. Хорошо, что оттолкнули, а не голову открутили! Старцы у нас боевые, без руки кто, или без ноги, но меня затопчут в момент, не посмотрят на мою косую сажень в плечах! Я против них как воробей не обстрелянный, у каждого за душой не меньше двух десятков ворогов в сабельном бою...
  Вы думаете почему пустынь не грабят лихие людишки? Бояться! Три попытки было, последняя в Крымскую, аж три десятка ватажников налетели, даже пять ружей было. А в монастыре только дарственное, на нём золота больше, чем стали. И чем всё закончилось? Десять могилок одноруких дедков, как напоминание, и обильным кормом для рыб... Власти беспокоить в лихую годину не стали, у них в тот год с западными ордами и так мороки по горло. Но у каждого старца теперь нож под монашеской робой обязателен, как оружие у гвардейцев на параде!
  Отца Степана унесли, а о скотине мне одному пришлось заботиться, и где после этого справедливость???"
  
  Выдержки из папки ?17182.(Стр. С. для прочт. допуск Имп., Обер-Пр. Св.Син., зам. обер-пр. по прод.испр.мон.)
  "Очнулся я по тому, что в глаза мне бил сильный свет. Кровать, довольно жёсткая. Рядом с кроватью кресло, в нём старикан похрапывает, монах, благообразной наружности, но один рукав подоткнут внутрь, без руки значит.
  Первой мыслью было повязали!!! Прислушался к себе? Точно, "на плече" ангел, всех простить хочется, добро всем сделать... Но, вот что странно, ни за последние мои деяния, ни за казаха того замаливать грехи не тянет. Пошевелил плечами, не зафиксирован... Странная психушка! А может монастырь? Точно! Где меня повязали? Подвал, тело, вот и отдали РПЦ для опытов... Чтобы значит не нашим не вашим, и перед общественностью отчитаться, и головную боль подальше сплавить, пусть монахи сами думают, что со мной делать. Подумал, и решил не рыпаться. Раз поймали, должен сидеть, авось грехи дадут замолить перед родителями, что не успел, не помог им, искупить дадут...
  Тут мои размышления прервал дед. Покряхтел, глазёнками похлопал, увидел меня и заулыбался. Радость то какая кричит, очнулся наш осётр сухопутный! И бегом за дверь... Одеяло я откинул, хотел за этим сумасшедшим медбратом "от веры" побежать, да слабость почувствовал... Только сил и хватило, что встать. Медленно сел, ощупал свою бороду..? Это же сколько я здесь пролежал, год что ли? На руки посмотрел и в прострацию впал... Не было таких рук! Крепкие, мозолистые, но не молодому мужику принадлежат, а сорокалетнему, да и шрамов много...
  Додумать до конца мне не дал давешний старикан, приведший с собой ещё более седого шустрика, но у этого заметное брюшко было...
  -Отец Степан, радость то какая...
  И вроде как ко мне обращается?
  -Ошибаешься, отче, при рождении меня отнюдь не Степаном назвали...
  Говорю, но голос то не мой! Гулкий, таким на плацу гаркать хорошо, или на стройке гастарбайтеров работать заставлять... А старичок мне опять:
  -Так отец Степан, в миру и меня не Амвросием звали, а всё ли с тобой в порядке брат, не надобно чего?
  -Спасибо, хорошо. Вот, сюда попал, не знаю выйду ли, а так погулять ещё хотелось. На Руси, почитай, ни где, кроме берега черноморского не был...
  И тут меня слабость одолела, откинулся я на подушку и уснул моментально."
  
  Выдержки из "Дневников Старца Тимофея" 1956г/изд. "Русская мысль" Скт-Пт.
  "На следующее утро мне дали, наконец-то, двух паломников в помощь, за что я искренне возблагодарил господа нашего. Своё положение я, искренне, воспринимал как тяжелейшее из наказаний... Это не о боевом скакуне заботиться, это свиньям, курам и трём дойным коровам прислуживать... Занятие неблагодарное и недостойное потомка казацкого старшины, владельца десяти сотен акров земли, трёх мельниц, трёх рыболовецких кораблей, лесопилки, и прочее, и прочее... Нет, вру! Теперь, благодаря моим шалостям, у отца, вместо трёх, две мельницы осталось, одна на отступное пошла... И как меня папаня вслед за Стасей не утопил? Кстати, об утопленниках... Наставник мой очнулся!
  К вечеру пустынь гудела от подробностей. Двое доброхотов, с длинными языками, не поленились, и до моей юдоли скорби вести донесли, а потом и дед зашёл... Очнулся наставник, потребовал настоятеля, и в лицо ему высказался... Мол, ни где я на Руси не был, кроме Кубани. Ну и чёрным берегом моря так и до святого града константинопольского так и не дошёл, не освободил священный город от басурман. Нет мне, говорит, покоя, даже за монастырскими стенами. Не будет мне покоя, пока по Руси Великой не пройдусь, пока грехи отступления не замолю.
  Настоятель в смятении, вот оказывается, что отец Степан уже десять лет душой не спокоен!"
  
  Выдержки из папки ?17182.(Стр. С. для прочт. допуск Имп., Обер-Пр. Св.Син., зам. обер-пр. по прод.испр.мон.)
  "Месяц, после того, как я очнулся, пролетел незаметно. Моя гордая молчанка в первые дни оказалась очень умной тактикой. Я узнал, где я, я узнал, кем я стал. Теперь мне сорок пять, зовут меня теперь отец Степан. В пустыни я уже почти одиннадцать лет состою скотником, прости господи. Мою молчанку, выбитого из колеи здешними непонятками человека, приняли за протест. Мол, не отпускают меня в странствия по святым местам... Это они так мои первые слова восприняли. Пока суть, да дело, на третий день нашёл меня Тимоха. Сидит, бугаюшка, мнется, а потом его, как прорвало:
  -Прости, отче, я думал, тебе такая жизнь по нраву, а ты уже больше, чем десять лет, после Турецкой Войны, грехи наших "пораженцев" замолить не можешь. Ежели, отпустит тебя настоятель в паломничество, дозволь мне тебя отче сопровождать, не гони от себя! А пока я на скотный двор пойду, без тебя там тяжко, опять паломники птицу монастырю пожертвовали, монет пожалели. Мне двоих в помощь выделили, но неслухи и с работой всё больше мне приходиться самому...
  Я, к тому времени, разобрался, что тело не моё. Фантастику мало-мало почитывал, "бульдогов под ковром" звягинских читал, во всяком разе. Решил, что и у меня похожее. А то, что этот молодой бычок за меня вкалывает, это не порядок.
  -Пошли, сокол ясный, помогу тебе в труде праведном...
  И, не слушая его возражений, поплёлся чистить коровник. И с этим я не прогадал. Молодца прорвал словесный понос, и вынес я из этой кучи слов не мало полезного..."
  
  Выдержки из "Дневников Старца Тимофея" 1956г/изд. "Русская мысль" Скт-Пт.
  "Мы стояли у ворот Пустыни. По-летнему жарило солнце. Не смотря на ранний час в одних нательных рубашках было тепло. Нам предстояла "ДОРОГА"! Я увижу своими глазами Москву, Киев, Санкт-Петербург, Варшаву! И больше не одного свиного хвоста, больше не одного надоенного литра молока! Господи, спасибо!"
  
  Выдержки из "К. П. ПОБЕДОНОСЦЕВ. ПИСЬМА" 1921г/изд. "Русская мысль" Скт-Пт.
  
  "Поездка моя в Псков была крайне интересна и поучительна. Для русского человека древний русский город, исполненный исторических воспоминаний, кажется святынею, и в этом смысле Псков - на первом месте: здесь каждая пядь земли или полита кровью, или носит на себе след исторического события. Едешь, и говорят: здесь волновалось вече; отсюда Александр Невский шел на ледяное побоище; тут граждане псковские встречали Василия Ивановича - первого рушителя псковской свободы; здесь юродивый Николай, с куском кровавого мяса, остановил кровожадного Грозного; а вот и мощи этого юродивого в соборе; отсюда, с колокольни, Стефан Баторий смотрел на приступ 8 сентября; вот свежий пролом, заложенный в одну ночь псковскими гражданами и женщинами - и так на каждом шагу. Старая псковская стена - поистине великая святыня, подобная севастопольской,- Грозный не решился двинуть свое войско, и одни граждане отстояли свой город против целой армии первого полководца Батория, к удивлению всей Европы, и на спасение всей Руси, ибо если б не устоял Псков, не устоять бы и Москве. И это спасение приписал народ не себе, а заступничеству матери Божией,- в отчаянную минуту, когда враги ворвались уже в город и спасенья не было, пронесли по стенам древнюю икону Печерскую, вынесли из собора мощи Всеволода-Гавриила - "князь святой, сам спасай свой город". И чудо совершилось,- мужики, женщины и дети прогнали сильных рыцарей. Все это помнит народ с горячею молитвой, и ежегодно с 3 по 15 октября совершается великое торжество в память осады - крестный ход из Печерского монастыря вокруг стен всего города, со вселенскою панихидою у пролома, и тут же празднуется другое избавление Пскова в 1812 году, тоже приписываемое чуду великой милости Божией.
  Почти все церкви в городе древние, старинного типа XIV и XV столетия, с звонницами вместо колоколен. Два прекрасных женских монастыря и одна община сестер со школою. Мужской монастырь один и совсем убогий; но этот монастырь - драгоценность дальней старины, едва ли не единственное церковное здание, оставшееся в целости с XII столетия. Это монастырь Спасо-Мирожский. Но эта драгоценность возбуждает скорбное чувство. Несколько лет тому назад открыто, что на стенах собора под слоем штукатурки, сверху донизу, таятся фрески XII столетия, в высшей степени замечательные. Начали смывать штукатурку; работы поручены академику Суслову и начаты. Церковь заставлена лесами, и то, что открыто до сих пор, превосходно. Но вот беда: года полтора тому назад все работы прерваны, академик Суслов уехал на другие работы, кажется, в Суздаль, и дело покинуто. Это дело еще не погибло, но вот что прискорбно и вот что смущает псковитян: производители работ, вероятно, для исследования кладки старого здания, отбили всю штукатурку наружной стены собора, и она стоит уже второй год оголенная; итак, угрожает опасность разрушения зданию, которое держалось с XII столетия. Стыдно покидать таким образом старину и было бы желательно внушить кому следует, чтобы, по крайней мере, прикрыли торчащие камни новой штукатуркой, дабы предохранить все здание от разрушения.
  Еще замечательное здание во Пскове,- это так назыв. Поганкины палаты, сохранившиеся, надо полагать, от XIV или от XV столетия. Это громадный дом, принадлежавший богатому купцу, может быть, еще Ганзейской эпохи. Стены необъятной толщины, лестницы, окна, двери - все цело; расположение комнат очень любопытное; громадные помещения для склада товаров, внизу - следы бывшего монетного двора. Эти палаты в прошлом столетии куплены в казну и ныне обращены в склад провиантского ведомства; это обстоятельство, может быть, и предохранило их от разрушения.
  В воскресенье случилось мне присутствовать на трогательной церемонии, которую только в нашей церкви и у нашего народа можно видеть. В соборе понадобилось перелить большой колокол, который уже около 200 лет знаком был всем жителям; в последнее время он треснул и звук его испортился. И вот в воскресенье, после торжественной вечерни, которую служил архиерей, происходило прощание с колоколом. Собралось великое множество народа. После вечерни кафедральный протоиерей сказал прекрасное слово, в котором пояснил, что значил этот колокол, 200 лет призывавший на молитву псковичей. После того все вышли на площадь и на прощанье ударили в колокол три раза торжественно, затем отвязали язык и спустили его с колокольни.
  В Пскове приятно было мне встречаться с людьми приятными, добрыми и симпатичными, начиная с губернатора. Особливо приятное впечатление произвели на меня земские начальники Псковского уезда, которые к этому случаю все собрались в город,- все местные дворяне помещики, коренные русские люди, из здоровой партии псковского земства, которое в прежнее время отличалось либеральным настроением.
  Целый приятнейший день провел я в Псковско-Печерском монастыре, который давно желал видеть, как древнейшую в том крае твердыню русского православия и русской державы, подобную Троицкой лавре. Дай Бог, чтобы довелось когда-нибудь Вашему Величеству ознакомиться с этим монастырем и вообще со Псковом. Благоволите прочесть несколько страничек о Печерской обители, при сем прилагаемые. Они очень интересны и изображают всю историческую важность этого места. Монастырь в последние годы пришел в крайнее запустение, и потому еще желательно было осмотреть его. Теперь, когда его взяли из-под управления епископов и поручили новому архимандриту, человеку хозяйственному, он приходит в порядок; а новая Псково-Рижская жел. дорога приблизила его к городу и облегчила путь богомольцам. С некоторыми я встретился лично, расспросил их. Один из них, монах Екатерино-Лебяжеской обители, что на Юге, другой молоденький послушник, сопровождающий его. Я испрашиваю вашего позволения взять их с собой в столицу и дать им возможность поработа ть в моём окружении.
  В окрестностях монастыря надо было посмотреть поселения так назыв. "полуверцев" и посетить некоторые школы. Это племя полуверцев очень интересное: потомки Чуди, поселившиеся здесь около монастыря и под кровом его с XIV столетия. Они сохранили свой язык, отличный и от латышского, и от эстонского, и, быв окрещены издавна, сохранили непоколебимо православие и любовь к Печерскому монастырю, несмотря на усилившийся около них наплыв лютеран-латышей с кирками, пасторами и школами. Здоровое, рослое и красивое племя; женщины носят оригинальные костюмы - на груди большие серебряные бляхи, увешанные старыми монетами. По-русски знают они плохо, особливо женщины, и теперь особенно нужны для них русские школы, которые и заводятся. Между русскими детьми полуверческие скоро научаются языку, и двоих, очень способных, я наметил для приема по их желанию в духовное училище.
  Окрестности Пскова очень интересны, очень живописны. Когда стоишь на развалинах древних стен, за собором, на так назыв. Детинце, открывается со всех сторон обширный живописный вид на р. Великую и на даль, со множеством церквей. Их теперь до 50-ти в городе, а во время осады считалось 366, и иностранцы изумлялись богатству города, считая его одним из знаменитейших в Европе.
  Другая, столь же интересная моя поездка была по р. Великой на Чудское озеро и на острова, числом три, где живет на маленьком пространстве, без пашни, большое население рыбаков, живущее ловлею снетков, которыми изобилует Чудское озеро. На каждом острове все население со всею мелюзгою мальчишек и девочек провожало нас и в рощу, и в церковь, и в школу.
  Слава Богу, в нынешнем году Псковская губерния принадлежит к числу счастливых, в надежде на хороший урожай - и все в этой надежде веселы. Но из средней России, особливо из степной полосы, приходят отчаянные, страшные вести. Во многих уездах Самарской, Пензенской, Симбирской губерний уже теперь голод, хоть и страшно произнесть это слово, а цены на хлеб повсюду растут с каждым днем.
  Вернувшись в Петербург, я попал прямо на скорбные похороны. Скончался, после тяжкой болезни, инспектор Добровольного флота Бахтин. Это большая потеря, и трудно будет заменить ее. Бахтин был в этом деле с самого начала, и на нем держалась вся его хозяйственная организация. Он был человек честный, опытный и усердный. Дай Бог, чтобы выбор ему преемника был по крайней мере удачный.
  Этою краткою реляцией о своей поездке смею утруждать Ваше Величество, в той надежде, что во время путешествия по шхерам может найтись для нее досужная минута.
  Господь да хранит Ваше Величество со всеми спутниками до благополучного возвращения.
  Вернопреданный
  Константин Победоносцев
  Петербург. 22 июня 1891"
  
  
  Святейший Сатанист Миротворца Глава 3.
  
  
  В которой Читателю будет рассказано о том, что легче жениться, чем пойти в армию. А так же о том, что автор жалеет о том, что "Венечка" Лимонов не стал последователем Ла Вея.
  
  
  Над ухом раздался страшный рёв:
  -Свободу попугаям!
  -Свободу попугаям!!!
  -Пусть всегда будет солнце, пусть всегда будет небо...
  И вдруг убавивший громкость на порядок:
  -Ты извини, Сёма, что разбудил, но имидж надо поддерживать...
  И опять заорал:
  -Пусть всегда будет попка.
  -Пусть всегда буду я!
  Артёма Тарасович пошевелил руками, проверил состояние всего организма, прикрыл глаза, вспоминая. Нет, галлюцинацией прошлое не было, он в это верил абсолютно, может быть потому, что над его "плечом" опять восседал чертёнок, не ведающий сомнений.
  Он вспоминал...
  Вот они с Тимохой поклонились стенам святой обители и пошли вдоль раскрашенных солнцем лиманов. Места были богатые - монастырские. На пять вёрст в округе всё принадлежит обители, так что те, кто в лодках, это рыбаки-арендаторы, половину выручки за улов в монастырь несут. И не обманывает не кто, копейка в копейку приносят. Почему? А выгодна здесь честность. Поэтому и рыбачат на выделенных угодьях по два-три поколения подряд и на свою половину доходов на землице уже неплохие наделы прикупили.
  Поначалу, как только монастырь зарождался, обманщики были. Раз обманули, два... А потом на них донесли. Очередь то тех, кто на монастырских угодьях порыбачить не прочь по десять человек на место была. Да и сейчас желающих хоть пруд пруди. Да только те, кто разрешение получил у настоятеля, пришлых на свои водные нивы не пускают, а особо наглыми рыбы питаются.
  А потом была Дорога... Думы Тимохи о сбитых в кровь ногах и отлетевших подмётках сапог не оправдались на все сто, и вообще стиль нашего передвижения был долёк от монашеского аскетизма. Пешком мы шли лишь до ближайшей железнодорожной станции, затем на поезд сели. Вагоны дрянь, тряска, высший класс хуже нашего плацкарта. По дороге провёл несколько психолого-прикладных бесед со страждущими, на предмет обжей благодати. За плечом тогда седел ангел, так что пиарил я божественно, публика была в восторге. Особенно восторженной оказалась одна вдовица, у которой мы и остановились в Ростове-нА-Дону. Она Ездила в Екатеринодар к сестре, и пригласила пожить нас, ту недельку, которую я буду осматривать город. Лох я, или не лох, когда за моим плечом ангел, но когда страждущая хозяйка пришла ко мне в темноте, отказать я ей не смог. Нет, ладно, хоть в этом не опростоволосился, но ведь другие возможности...
  Радио можно открыть, золото на Аляске в тихую копать, ракеты, танки, динамит, всё по Звягинцеву... А тот я, который добренький, души страждущих слушателей и тела страждущих слушательниц лечит! Ни какой коммерческой жилки. Потс! Салабон! ...!...!
  Нет, на него даже ругаться бесполезно, не переделать. По городу походил, пару проповедей на улице закатил... Наколол дров какой-то старухе, дал пару дельных советов каменщикам, те долго кланялись вслед попу, который в их нелёгком труде хорошо разумеет... Нет, чтобы к царю рвануть, Распутиным прикинуться и вещать, собирая дивиденды...! Нет, ни одного байта информации, которая "революционна"! Крыло бабочки боится повредить, евнух кастрированный! Диалектик марксмаразматический!
  Потом Воронеж был, потом Рязань, Москва, Тверь, потом "ангелочка" в Псков потянуло... В каких городах по неделе были, в каких по две. Иногда пешком шли вдоль железной дороги. Плохой год был. не урожай, на многих лицах обречённость и страх... Только июнь на дворе, а многим уже ясно, что эту зиму многие не переживут. Когда до относительно благоприятных районов добирались, прям как камень с плеч сваливался. Попробовал "ангелочек" в Пскове опять на архитектуру да на вдовушек отвлечься, ан нет! Мысли то благостные в голову полезли... Нет, ни какого прогрессорства по большому счёту, те же монастыри с теплицами, только подневольные, на несколько лет. Для тех, значит, что преступления лёгкие совершил, да и беспризорников туда, чтобы, с божьей помощью, продовольственную проблему, по мере сил, решали. Да магазины по всей, где продукты этих подневольных артелей задёшево или в кредит на несколько лет... А того, кто спекулировать на этом деле попробует, тоже на годик-другой в монастырь-коммунну.
  В целом, просто прекраснодушнее мечтания, ни с кем он с ними не делился, считая, что это тоже, в определённой мере "крылья бабочки", но... Сначала пришли совсем безрадостные вести о начавшемся голоде в одной из губерний, потом этот сухонький клерк-вельможа, похожий на исхудавшего Леприкона... Обер-прокурор Святого Синода. С чем же сравнить у нас эту должность? Министр МВД? ФСБ? Крестный папа, а-ля Коржаков? Нет. Костя Победоносцев для того времени был... Ну, представьте себе, что наш ДаблВовка решил не уходить на полшага вниз, а объявить себя Царём. Представили? А теперь представьте, что своего давнего преподавателя из высшей школы КГБ, скажем "по тактике спецопераций" он назначает на должность куратора Министерства Государственного Имущества и Министерства Религиозной Пропаганды. Представили? Вот это и будет Победоносцев. Редкий либерал в молодости, но столкнувшийся с реалиями жизни и косностью госаппарата. И превратившийся в редкой склочности ретрограда.
  Вот на этого "сухаря" и вылился гнев "ангелочка"! Да так подействовал "гнев божий", что "лепрякон", вернувшись в столицу, выделил помещения за городом, плохонькую землицу, пару разорившихся продовольственных лавок в городе и небольшие материальные фонды. Ну и десять проштрафившихся жандармов, которые "добровольно", читайте "под страхом разжалования", написали прошения о переводе в созданную при Обер-прокуроре Святого Синода Управления Продовольственно-Исправительных Монастырей.
  И тут на "бобик" сдох... Знаете на чём? А отбирать "контингент ему пришлось по тамошним "СИЗО". Считай, своими руками в каталажку садить. Даже и не это главное! Как прочухал арестантский люд, что если напроситься в "огородники", так тебе послабления будут, тут "ангелочку" житья-то и не стало! Уж какие байки ему душегубы закатывали... Пушкины! В стихах! Голодное детство, голодная юность, простите, начальник, сигаретой угостите... А ежели чего надобно, то мы "агненцы божьи" за вас любого грешника порвём, прости господи!
  "Рохля" вернулся в обитель, напился и "поплыл". И очнулся привязанным. Слава тебе госп..., тьфу-ты, слава Сатане, хоть этот "с крылышками" отвязался. Всё, хватит воспоминаний, вернёмся к окружающей действительности. Явно я опять в будущем, явно в больнице. И не очень ошибусь, если предположу, что в психушке. Парень, сидящий на противоположной койке, не привязан. Закончил орать очередную речёвку. Утомился. достал из тумбочки прикроватной бутылку початую минералки. Допил до дна. Увидел мой внимательный взгляд, подмигнул, с хитрецой.
  -Ну что, Сёма, очнулся от дум праведных?
  -Давно я здесь?
  Парень прибалдел, потом глаза его сузились, он кинулся к закрытой двери, прислушался, приложил палец к губам, молчи, мол. Зыркнул на остальных четырёх наших "однокамерников". Те, видимо, психами были нормальными, и на него внимания почти не обращали. Вдруг парень схватил меня за руку, поцеловал тыльную сторону ладони и громко прокричав:
  -Исповедуй меня, Отче.
  Перешёл на едва различимый шёпот:
  -Заткнись придурок. Ни слова не при ком, кроме меня. Ты тут уже четыре месяца, а я три недели. Меня выпустят через неделю с белым билетом, так как дочка завотделения на меня запала. Теперь кошу от армии.
  Помолчал немного, но, вздохнув, продолжил:
  -Жениться, видимо, придется. Эта ЗавОтделением, Мамаша моей будущей благоверной, мегера хитрая. Ведь могла просто так справку выписать, так нет. Полежи, говорит, зятёк будущий, месяцок. Я теперь только понял, что если дочурку её брошу, меня обратно сюда забрать могут, или "дело" пересмотреть и "годен" поставить... Так что попал я из огня сражений, да к тёще на блины, блин.
  -Так откажись, пошли всех, иди на блок-пост в Ингушетию, там даже белым билетом не побрезгуют...
  -Ну, точно, очнулся! Я же вначале думал, что ты косишь, но меня точно уверили, что псих... Цыганёнка на чёрной мессе порешил, а сам с гузды сдвинулся, вообразил себя Святым Отцом! Тут один профессор на твоём случае диссертацию готовит...
  Рассказал мне паренёк всё по порядку. Что братки и ФСБ от меня, по большому счёту, отстали. Так как убедились, что псих, и не жилец вовсе... Цыган только предупредили, чтобы всё со мной было по-тихому, и полтину зелени за мою будущую смерть взяли. Этот профессор, благодаря которому я ещё жив, тоже десять штук взял, но с условием, что отдаст только через полгода, как материалы по моему случаю наберёт...
  Меня, оказалось, брательник, того цыгана, "торговца брюками" каждую неделю навещает, и мои проповеди, с улыбкой слушает. И только когда этот "попка дурак", то есть "косарь" Эрик Подгорнов, "отца Семёна", живущего в моём теле, просветил, что по чём. А то ведь болезному ничего толком не говорили, только слушали его и вопросы задавали. А Эрнест ему ноутбук притащил и почитать с экрана дал. Сначала про резню монахов в 20-м в его монастыре, потом историю России краткую. Про его 1891 год, неурожай, голод, лихоманку, людоедство... Так что в конце "ликбеза" Отче осатанел вконец и стал буйным, потом тихим, а теперь, вот, в себя пришёл.
  -Короче, Сёма, или Артём, как там тебя, выдавать я тебя, что очнулся, не буду, но сегодня же сваливаю из больницы.
  -Ладно, хрен с тобой, "косатик", но ты мне хоть пилку для ногтей, хоть стекла обломок руку вложи!
  Задумался парнишка. Умненький. Но не решился , только словом помог:
  -Видишь, Сёма, того придурка у окна? У него полтумбочки "коллекцией" забито! Как сорока, ей богу! Так вот, у него и кусочки стекла есть разноцветные. Повосхищайся его богатством, похвали, попроси рассмотреть...
  На прощание свою "левую" симку продиктовал, просил поведать, выбрался или нет. Затем достал сотовый и елейным голосом позвонил будущей тёще, и уже через пятнадцать минут собирал вещи.
  В 23.00 я сломал в пальцах закруглённое прибоем красное стёклышко и начал пилить ремень. На первый я потратил часа три, на остальные не более получаса. Голова кружилась от таблеток, мысли путались. Основательно подкрепился фруктами, которые были в тумбочках психов. Час раздумывал, потом решил, что терять мне теперь нечего, а репутация "придурка" дорога, как никогда. Так что скоро вся камера затихла окончательно, я не резал, я сворачивал шеи. Сигнализацию, как я и ожидал, к окну третьего этажа не приделали, понадеявшись на крепость решёток. Не порядок. Пришлось включать пожарную "сирену". Очень помогла красивая китайская зажигалка "без газа" но с остатками кремния. Подпитываемый свежим кислородом из разбитого окна шесть костров-лежанок весело затрещали.
  Дальнейшее действо запомнилось обрывками: Вот, в палату залетает крепкий мужик в белом халате. В одной руке у него связка ключей, в другой огнетушитель. Удар острым обломком ножки тумбочки в пах. Одна палата, вторая, открываю, зажигаю. На третьей встречаю сопротивление, но одна из палат была "буйных", мы берём верх. Веселье. Сейф главврача, пилка у горла дежурного, немного "деревянной валюты", тысяч восемьдесят. Снимаю слегка окровавленную одежду одного из охранников. Пистолет, жаль что травматический. Ходу. Дачи, собачий лай со всех сторон. Поле подсолнечника. Сон.
  Проснулся я следующим вечером, подкрепился слегка сыроватыми семечками. Ничего, с голода не умру. Перешёл на другой конец поля, опять дачи, но поплоше. Вот, то, что надо, дом на отшибе, и явно получше остальных. Армяне. А вот на собачках вы зря сэкономили. Шавка успела брехнуть только раз. Минут пять сидел тише воды... Пронесло. В летней кухне нашёл несколько ножей. Задняя дверь приоткрыта, оставлена лишь вторая, с сеткой для комаров, жарко. Муж, жена, старуха, пять спиногрызов. Родителей добил только после допроса, угрожая детям. Пять штук зелени, не густо. Но, с другой стороны, Зураб был мелким торговцем на колхозном рынке, а не водителем маршрутного такси.
  Рисковать, беря машину, не стал, собрал всё ценное в сумку втащил в дом с летней кухни газовый баллон, открутил вентиль. Поставил на стол у входа большую свечку, зажёг. Вышел на улицу, поклонился, по русскому обычаю, приветливо встретившему меня строению. Про себя извинился перед ним за недалёкое его будущее.
  Деньги. С деньгами проще... Дозвонился до Эрика. Встретились на скамейке в парке, поговорили. Он сказал, что к нему уже приходили, обещали десятку, если укажет, где я. Профессора нашли задушенным. Сам Эрик помогать мне отказался, но советом помог. Дал наколку на шапочных знакомых, недавно ушедших от Лимоновцев "из-за мягкотелости" последних. Позвонил, встретились, поговорили. Прозвонили ситуацию в Новотиторовской. Сожжённую палатку восстановили, но вокруг пахнет жареным. Не подберёшься. Пораскинули мозгами и прозвонили в течении недели ситуацию. Самыми наглыми, как и ожидалось, оказались крышующие цыган менты. Всё пришлось делать самому, и усыплять стрелкой "кавказца" возле калитки, и стрелять усыпляющим газом в открытые форточки. Парни отказывались сначала, мол, там русские, сам об избранный народ руки марай.
  Когда послушали майора, сами под конец его кончили. Оказалось, что и мою бывшую зазнобу, из-за которой вся эта песня и завертелась, на иглу посадили на дискотеке. Укольчик в задницу "чистяком" и через месяц понравившаяся торговцам "лахудра" поёт в "хоре". Наглеют. Не Казахстан, но уже близко. При таких-то ментах? Сам бог велел. В доме нашли камеру, притащили его двойняшек, заставили повторить. Я кончил детей и жену у него на глазах, потом парни свернули ему шею. Деньги, курва, в банке хранил, по мелочи две зеленью набралось, ну и цацки бабьи.
  Следующую неделю мы печатали кино. Я, с открытым лицом, за моей спиной двое парней, в чёрных масках, чистые Бин-Ладены. На стене за нами плакат - "Родина-Мать зовёт на войну". "Русские Сатанисты" сверху намалёвано. Кратенько рассказал свою историю, почти правду. Привязать "Сатанинскую библию" к делу лимоновцев оказалось довольно легко. Получилось не вашим, не нашим, конечно, но молодёжи понравиться. В конец поставил ролик с "оборотнем в погонах". Просмотрел весь получасовой материал. Нет, что-то не так. Растянуто, хоть и информативно. Все призывы на месте. Показано, как коктейль Молотова в домашних условиях делать, но всё не то. Поменял местами, сначала признание поставил. Лучше. А если самый пик, где он колется, что детей на чистяк сажают, потом основная программа, а потом полное признание. Посмотрели, вот теперь простенько, и глаз не оторвать.
  Сделали тысячу копий в течение недели на дисках, половину разбросали в городе, половину в станице. Три ролика в Интернете повесили. Парней я разделил, одного на город посадил, второго в северный Казахстан отправил, последнего в восточную Украину. Каждому по диску с моими мыслями, разворачивающими "учение" вширь, так сказать. Если хоть один останется в живых, то дело продолжит. А на меня обложная началась, чуть не попался, ушёл на силу. Уснул опять почти в поле, вот тут меня опять во сне и прихватило...
  
  
  Святейший Сатанист Миротворца Глава 4.
  
  
  В которой Читателю будет рассказано о том, что добрым словом и "хе..." можно добиться большего, чем просто добрым словом. А так же о том, как из плохого адвоката сделать хорошего цветовода.
  
  
  Выдержки из папки ?17182.(Стр. С. для прочт. допуск Имп., Обер-Пр. Св.Син., зам. обер-пр. по прод.испр.мон.)
  "Очнувшись в прошлом второй раз я потратил на "прихождение в себя" всего лишь около минуты. Этому способствовала обстановка кабинета, в котором я оказался. Настенный календарь, письменный стол, заваленный бумагами... Порывшись среди них, я начал приблизительно восстанавливать ход тех событий, что случились без меня за эти не полные пять месяцев. Вот бумага за вчерашнее число. Справка об количестве ЗК. 1072 человека, как с куста. В одном из ящиков стола оказались личные дела, с торчащими именами корешков. Бурунев,..Реков,..Сверанский,..Ульянов... Стоп, назад, фамилия вроде знакомая, поподробнее.
  Владимир Ильич Ульянов. Полгода. Участие в поддержке подрывных сил, итд, итп... Эрик, прости господи, сволочь, рассказал отцу Семёну!!! Когда?! А когда про монастырь вырезанный гуторили, тогда святой отче мог и историческую справку попросить... Какое тут "крыло бабочки", тут "слоновья лапа больше подходит... Господи, исправь содеянное моим "Альтер эго", ибо не ведает болезный, что творит в мести своей, за ещё не совершённые грехи... Выпустить, немедленно выпустить! Где он у нас сидит? В отделении под Казанью? Туда, не медля..."
  
  Выдержки из "Дневников Старца Тимофея" 1956г/изд. "Русская мысль" Скт-Пт.
  "В то октябрьское утро я еле успел запрыгнуть на подножку отходящего поезда. Слава господу, ещё бы минута... Вестовой прибежал не вовремя, дама ещё не успела одеться, за что закономерно получил по уху. Но не обиделся. За что обижаться? Отец Семён правит своей епархией мудростью и словом божьим... Всё замыслы, сначала сомнения в праведности своих поступков, потом наоборот... Кто с полуслова понимает, как поступать с осуждёнными? Кто железной рукой сковывает нашу сотню проштрафившихся ворюг и пьяниц? Тимоха. Уже и два ножевых на теле имеются, от тех "апостолов" кто более других нагрешил. Всего пятерым лично "побег" устроил, а сколько ног сломанных... Это отец Семён хорошо придумал, в тележке они с прополкой быстрее управляются, опять же, подгонять не надо, обычно моего имени хватает или "отче семёна"...
  Петербург, Москва, Киев, Варшава, Казань... Больше всего людишек у нас под столицей, почти полтысячи сидит. Но теперь из тюрем к нам не спешат, скорей на каторгу согласны. От отца Семёна, с его пылающим взором, бегут, как от чумы, когда он по коридорам идёт... Бояться его уже зело. И пусть о "сухаре" нашем, "покровителе победоносном" сплетен море, но отца Семёна хаять, это себе дороже выйдет. первый раз отче на приём с Обер-прокурором к Царю-Батюшке в Гатчину прорвался, но последующие три раза уже сам шёл, и не кто его не останавливал. Точнее первый раз какой-то сморчок попытался загородить собой дверь и наплевать на личную подпись царя... И срать чинуше, что на той бумаге чёрным по белому написано, что "подателя сего пропустить ко мне без промедления..." Прорвался отче, а сморчок у нас теперь год свиньям хвосты крутить будет...
  Ну и разумею я, что нравиться Императору, что денег у него для управы своей отец Семён не просит. Только полномочий "на исправление" да позволения плохонькую землицу из государственной собственности возле городов ему передать, да пару-тройку лавок недоимщиков в тех городах... Рабочие руки есть, но заведение-то наше "бесприбыльное" самих "исправляющихся" кормить приходиться. Так что половину времени отче проводит, сражаясь с ветряными мельницами меценатов... Где лаской, а где таской. Помню, как мы в Москве дела улаживали. У главного жандарма города, по приглашению оного, квартировали неделю. Дружелюбный "кабан", пару десятков не самых плохих своих подчинённых нам сосватал... Ать, два, рясы надеть, слово божье нести "исправляющимся" будьте готовы - "Всегда готовы"! Это из шуток отца Семёна, но прижилось, не отдерешь...
  Так вот, уже уезжать собрались, в Казани надо "дело" начинать, а "кабан" возьми и вспомни один случай. Купчиха здешняя, вдовица и миллионерша, захотела голодающим помочь. Так "кабан" ей и указал, мол, только через царёвых людишек, а не через своих приказчиков. И вроде дело выеденного яйца не стоило, вдовица отступила, ан нет. Через месяц нашего кабанчика в столицу "на ковёр". Суют ему газету английскую, а он в языке потенциального противника не бельмеса не понимает... И по мордам его, по мордам этой газеткой. Оказалось нажаловалась дамочка какому-то доморощенному борзописцу, тот оказался не дурак, отправил статью за кордон... Этот писака теперь в столице, "три года условно" в управлении отрабатывает, "листок служебного пользования" верстает, вольнодумец. А к вдовушке той, меча из глаз искры, отец Семён тем же вечером наведался, с десятком "боевых монахов".
  Но посторонних быстро удалили, и вернулся отче лишь под утро, довольный, как кот, объевшийся сметаны, и с тремя сотнями тысяч ассигнациями. Теперь, ежели в Москве останавливаемся, то только у вдовицы в хоромах. Сто тысяч тут, сто там. Отче великий оратор. Да и, прости господи, лихих людишек пощипываем, слегка."
  
  Выдержки из папки ?17182.(Стр. С. для прочт. допуск Имп., Обер-Пр. Св.Син., зам. обер-пр. по прод.испр.мон.)
  "Тимоха жук расторопный, я о нём, признаться, даже забыл, пока в "служебном экипаже" на вокзал летел. А "наушники" тут же к Тимохе кинулись, тот еле успел на подножку отходящего состава запрыгнуть... Но словоохотливости "парнище" не утратил, и опять мне многое стало понятным, благодаря его "велеречивости". Отец Семён, побывав "у нас" и наслушавшись Эрика, здесь за дела земные взялся круто. Сведения "для архива" брал по началу у тех ЗК, которые стали сторониться его сельхоз-коммун. Если ты ему не подходил, то тебе, чтобы выкупиться обратно в "тюрягу" приходилось закладывать и закладывать... По началу артачились, но когда к тебе, ослабленному трёхдневным принудительным безводным постом, в темноту одиночной кельи приходит Тимоха и ломает ноги... По началу, чтоб слухи разошлись, некоторых особо "запевших" вернули обратно "в милый дом".
  Когда же по пересылкам пошли слухи, отбоя от желающих оказаться подальше от нашего управления не было. Пели все. Теперь в тех городах, близ которых квартируют наши "исправилки" местные воры, "архангелы" и барыги безропотно отстёгивают десятину на богоугодное дело. Ну и сведениями делятся, само собой. Деньги приходуем официально, а папки "со стукловым" на великих князей и иже с ними, ложатся в Архив. В последнее посещение Императора отец Семён взял с собой одну из таких папок... Очень уж этот троюродный племянник государя его достал своими придирками и инспекциями, отрабатывая не пойми чей заказ. Теперь "племяш" в бессрочной научной экспедиции на "Сахалине" по вопросам геологоразведки. Император при нём подписал приказ отцу Семёну, заключить его на три года в "исправилку", ежели племяш попытается "сделать ноги" с сего благодатного острова...
  Владимир Ильич ухаживал за цветами в парнике... Молодое лицо, совершенно умиротворенное, но без признаков интеллекта. Тимоха подтвердил, что я сам заказывал сложный перелом в тёх местах. Мол, кто же ожидал, что будущий адвокатишка таким хлипким окажется, с гузды от боли съедет? Зато показатели производительности труда в Казани самые лучшие, потому что проштрафившиеся за день "исправленцы", на следующий помогают "улыбчивому" ухаживать за розами... Господи, прости отца Семёна!!! Я Исправлю!!! Всех выпущу... Нет, не всех, но членовредительства теперь допускать не буду..! И деньги у преступников брать не буду! Нет, возьму, самую малость... Но только на еду... Ни каких излишеств! Ни мне, ни Тимохе ни копейки жалования... Всё исправлю, сам землю рыть буду... Прости Господи!!!"
  
  Выдержки из "К. П. ПОБЕДОНОСЦЕВ. ПИСЬМА" 1921г/изд. "Русская мысль" Скт-Пт.
  Решаюсь писать к Вашему Величеству о предметах неутешительных.
  Если б я знал заранее, что жена Льва Толстого просит аудиенции у Вашего Величества, я стал бы умолять Вас не принимать ее. Произошло то, чего можно было опасаться. Графиня Толстая вернулась от Вас с мыслью, что муж ее в Вас имеет защиту и оправдание во всем, за что негодуют на него здравомыслящие и благочестивые люди в России. Вы разрешили ей поместить 'Крейцерову сонату' в полном собрании сочинений Толстого. Можно было предвидеть, как они этим разрешением воспользуются. Полное это собрание состоит из 13 томов, кои могут быть пущены в продажу отдельно, 13-й том - небольшая книжка, в которой помещены вместе с 'Крейцеровой сонатой' мелкие статьи такого же духа. Эту книжку они пустили в продажу отдельно, и вот уже вышло третье отдельное ее издание. Теперь эта книжка в руках и у гимназистов, и у молодых девиц. По дороге от Севастополя я видел ее в продаже на станциях и в чтении в вагонах. Книжный рынок наполнен 13-м томом Толстого. Мало того,- он объявил в газетах, что предоставляет всем и каждому перепечатывать и издавать все статьи из последних томов своих сочинений, то есть все произведения новейшего, вредного, пагубного направления. Недавно, когда ему возражали против этого заявления, он отвечал, что ему дела нет до того, какое действие произведут его статьи, так как убеждение его твердо. Толстой - фанатик своего безумия и, к несчастью, увлекает и приводит в безумие тысячи легкомысленных людей. Сколько вреда и пагубы от него произошло,- трудно и исчислить. К несчастью, безумцы, уверовавшие в Толстого, одержимы так же, как и он, духом неукротимой пропаганды и стремятся проводить его учение в действие и проводить в народ. Таких примеров уже немало, но самый разительный пример - кн. Хилкова, гвардейского офицера, который поселился в Сумском уезде, Харьковской губ., роздал всю землю крестьянам и, основавшись на хуторе, проповедует крестьянам толстовское евангелие, с отрицанием церкви и брака, на началах социализма. Можно себе представить, какое действие производит он на невежественную массу! Зло это растет и распространяется уже до границ Курской губ., в местности, где уже давно в народе заметен дух неспокойный. Вот уже скоро 5 лет, как я пишу об этом и губернатору, и в министерство, но не могу достигнуть решительных мер, а между тем Хилков успел уже развратить около себя целое население села Павловки и соседних деревень. Он рассылает и вблизь, и вдаль вредные листы и брошюры, которым крестьяне верят. Народ совсем отстал от церкви: в двух приходах церкви стоят пустые, и причты голодают и подвергаются насмешкам и оскорблениям. В приходе 6.000 душ, и в большие праздники, напр., в Покров, было в церкви всего 5 старух. Под влиянием Хилкова крестьяне для общественных должностей отказываются принимать присягу. Такое положение грозит большою опасностью, и, по последним известиям, я убедительнейше прошу министра о высылке Хилкова, который уже хвалится перед народом: 'ничего мне не делают, стало быть, я учу правильно'. Теперь надеюсь, что в министерстве сделают должное распоряжение.
  Нельзя скрывать от себя, что в последние годы крайне усилилось умственное возбуждение под влиянием сочинений графа Толстого и угрожает распространением странных, извращенных понятий о вере, о церкви, о правительстве и обществе; направление вполне отрицательное, отчужденное не только от церкви, но и от национальности. Точно какое-то эпидемическое сумасшествие охватило умы. К Толстому примкнул совершенно обезумевший Соловьев, выставляя себя каким-то пророком, и, несмотря на явную нелепость и несостоятельность всего, что он проповедует, его слушают, его читают, ему рукоплещут, как было недавно в Москве. Кружки этого рода сгруппировались особливо в Москве и, к сожалению, около университета, где три общества: юридическое, любителей словесности и новое, психологическое, собирают публику, большею частью из неопытной молодежи, для распространения самых извращенных идей; все они имеют свои издания такого же направления. В Москве же развелись ныне либеральные богачи-купцы и купчихи, поддерживающие капиталом и учреждения духа эмансипации (вроде женских курсов), и журналы вредного направления. Так, на счет одной купчихи издается журнал 'Русская Мысль', к сожалению, самый распространенный изо всех русских журналов; он в руках у всей молодежи, и множество голов сбито им с толку. Так, купец Абрикосов (конфектное заведение) поддерживает журнал: 'Вопросы философии и психологии', служащий ареною для Соловьева и отчасти для Толстого. В этих-то кругах ходит легенда о том, что вся эта вредная литература может рассчитывать на защиту у Вашего Величества противу всякого стеснения речей и писаний, и эта легенда усилилась особенно после того, как принята была Вашим Величеством графиня Толстая.
  Теперь у этих людей проявились новые фантазии и возникли новые надежды на деятельность в народе по случаю голода. За границею ненавистники России, коим имя легион, социалисты и анархисты всякого рода основывают на голоде самые дикие планы и предположения,- иные задумывают высылать эмиссаров для того, чтобы мутить народ и восстановлять против правительства; немудрено, что, не зная России вовсе, они воображают, что это легкое дело, которые предпринимают по случаю голода проводить в народ свою веру и свои социальные фантазии под видом помощи. Толстой написал на эту тему безумную статью, которую, конечно, не пропустят в журнале, где она печатается, но которую, конечно, постараются распространить в списках.
  Все это показывает, сколько нужно осторожности. Год очень тяжелый, и предстоит зима в особенности тяжкая, но с Божией помощью, переживем и оправимся.
  Но есть и некоторые хорошие новости. Вверенные мне обители скорби, в которых в поте лица трудятся "исправленцы" показывают не самый плохой результат. Во всяком случае в крестьянства и работных людей отношение к дешёвой еде положительное, очереди в лавки занимают с вечера, и всяких агитаторов "Семеновцам" отдают тут же. Некоторая "непримиримость" в отце Семёне присутствует, но хочу Вам нижайше напомнить, что все дела его направлены к вящей славе отечества... А на вопли лондонской 'Daily News' прошу не обращать внимания.
  Простите, Ваше Величество, что нарушаю покой Ваш в Ливадии такими вестями и такими мыслями; но мне казалось нелишним доложить Вам о некоторых обстоятельствах, которые могли бы и не дойти до Вашего сведения.
  Константин Победоносцев
  Петербург. 1 ноября 1891
  
  
  Святейший Сатанист Миротворца Глава 5.
  
  
  В которой Читателю будет рассказано о том, что ОМОНу и СОБРу свои яйца ближе командных. А так же о том, что из "ветвей" гемофелийного древа в нынешней России трону не вырасти.
  
  
  У прильнувшей ко мне девицы были прекрасные груди. Плотная "пятёрка". Лицо я разглядел уже в процессе более тесного знакомства, навалившись сверху, и признал его не знакомым. Хм-м, а я уж было подумал на одну знакомую златовласку... Та, ох как любила прижиматься своими выпуклостями, сначала сзади, пока не доедим до кушерей, а затем спереди... После двух раундов приятной для обеих сторон игры я всё же спросил:
  - Чья эта обитель порока, твоя, красавица?
  - С вами это случилось, Старший Брат!
  Взвизгнула эта эмансипированная "сестрёнка", вырвалась из моих объятий, и рванула куда-то в соседнюю комнату. Чертёнок, сидевший за плечом, этой грудастой пока ни в грош не верил, поэтому я рванул за ней. Но как в "Основном инстинкте" не получилось. Я напрягся, когда она что-то стала доставать из ящика стола, но, присмотревшись, расслабился. Даже вновь обратил внимание на её формы и изгибы. Ноутбук был на время забыт, но даже пыл молодости не может продолжаться вечно. Девица раскрыла комп, немного порылась в нём и поставила на стол в комнате.
  - Пойдём, я тебя покормлю по быстрому, мне уже на занятия пора. А с компом после разберёшься.
  Завтрак деликатесами не блистал, но был сытным и обильным. Дранки, яичница с ветчиной, салат и кофе. Через час она упорхнула, оставив о себе на память поцелуй, ключ от квартиры, полный желудок и вновь удовлетворённый основной инстинкт. Наконец, дверь за большегрудым "отвлекающим фактором" закрылась, и я смог подойти к ноутбуку и прочёл вопрос:
  - Каково имя настоятеля обители, в которой ты провёл не долгое время?
  В окошечке "паспорта" набрал "Амвросий"... Тут же всплыл следующий вопрос:
  - Как называется эта обитель?
  - Екатерино-Лебяжеская Пустынь.
  - Каким было имя твоё?
  - Семён...
  - Имя твоего младшего "сопровождающего"?
  - Тимофей...
  Ворд раскрылся и пошёл текст. Да, отец Семён, рукоплещу вашим умениям. Я бы без оружия от омоновского патруля из пяти рыл, среди которых был кинолог с питомцем-Кавказцем не ушёл. А ты собачку пятипудовую задушил, ножечек у её хозяина отнял и страху божьему остальных научил. Все пятеро живы остались, теперь даже в хоре запевалами могут петь... После этого милицейские патрули не так активно старались выполнять заказы цыган, свой член дороже чужой зелени. Вот только чего же ты в Санкт-Петербург полез после этого? Понятно. Шоферюга-дальнобойщик помог выбраться... А ты ему денег подкинул и пару кредиторов, зарящихся на его единственного кормильца и друга, КамАЗ, на дно Невы отправил. Шоферюга и стал твоим первым адептом.
  Да, отец Семён, преклоняю шляпу... Это надо же так извратить... Знаете что он сделал? Свой, вернее уже наш с ним "орден", из чёрного сделал если не белым, то серым точно. Мол, мы вынуждены обратиться к Сатане, чем погубить свои души, но это на благо родины... Православный поп, всем сердцем принявший учение Ла Вея, но лишь для себя и своих последователей, дабы оградить от него остальную паству. Учение за прошедшие пять месяцев стало зело популярно среди лимоновцев, да и вообще среди студентов. Мудрить Отче не стал, и "Русских Сатанистов" в названии оставил. Орден признан РПЦ и РФ тоталитарной сектой, за участие в нём расстреливают по-тихому... Ага, это после того началось, как они месяц назад дочек Пети Авена заловили и вслед за цыганёнком отправили, с помпой и песнопениями, согласно авторитету папаши-милиардера...
  Альфовц-наркоторговец взъярился, назначил награды... Но видео, где сестра-послушница, рассказала перед камерой свою грустную историю, после провела двойной ритуал над наследницами наворованного состояния, а после перерезала себе горло... Вслед за этим были показаны выходящие из-за ширмы братья в одеждах православных священников, из которых только "отец Семён" без маски... Всё, как полагается, омовение, крупным планом истыканные вены на руках, ночное отпевание. Лежащие на полу связанные хозяева церквушки, без спросу взятой в аренду для "серого" ритуала. Похороны, без креста, прямо под церковной оградой. Мол, вроде и не самоубийца, а во славу церкви и государства... Посаженные сверху розы в количестве прожитых "сестрой" лет. Цветы полили красной жидкостью из ритуальной чаши... В общем, сейчас в нашем "стаде" активной паствы семнадцать десятков и несколько тысяч сочувствующих. На "действо" сочувствующие не готовы, но на "отвлекающие маневры" согласны...
  Денежный вопрос тоже решается плодотворно, благодаря задумке отца Семёна под названием "Церковный суд". Пожертвования идут пока скромненьким ручейком, но всё увеличивающимся. Схема простая, отлавливают горе-прихватизаторов, обычно по трое. У кого находят хоть одно смягчающее обстоятельства, не зону грел, мол, а школу родного посёлка, того отпускают, остальных "мессионируют". С отпущенных на "добрые дела" требуют одноразово определённую сумму. С этой суммы снимают десятину себе, но за распределением остального следят жёстко. Вся власть по распределению у местных "братьев", но и за их деятельностью следят, а проходить подсоединённый к сети детектор лжи заставляют еженедельно. Сеть "РС" пока только в крупных городах России и в Восточной Украине. Один из трёх первых моих подручных выжил, остальные не смогли.
  Отец Семён, разобравшись что его мотает по параллельным мирам, теперь вёл дневник и держал подле себя адептку, хорошо его знающую. Чуть только привычные схемы поведения менялись, она подсовывала "большому брату" ноутбук. Два раза взяла "фальстарт", но в нужный момент не оплошала. Девочка продвинутая, замазанная кровью на трёх самостоятельных операциях и десятке "Чёрных месс". Причём Отче стал называть их "серыми", мол уничтожая мразь и её выкормышей, господь снимает часть вины. Менты жутко ненавидят секту, так как их признали "служителями мамоны" и при боесталкновениях валят, но чаще кастрируют, смотря по обстоятельствам. Пресса взята под контроль, но через Интернет с последними новостями знакомятся все желающие. Янки в шоке, Европа в шоке, поэтому начинают гадить и активно помогать нашей олигархии.
  "Моя надсмотрщица" вернулась из универа в пять вечера, и до одиннадцати показывала мне диски с моими "выступлениями". "Церковный суд" прошёл ровно в полночь на одном из катерков. Три портовых таможенника, пробы ставить некуда. Протоколы "добровольных допросов" на детекторе лжи. Полчаса искали зацепочку, чтобы помиловать хоть одного. Нашли. Как-то, когда ещё не6 переехал в особняк, пригнал портовых маляров и они покрасили стены не только возле его квартиры, но и выкрасили весь подъезд четырнадцатиэтажки. По быстрому просигналили ритуалом небесному покровителю о том, что мы о нём помним и повязали заодно на крови двоих неофитов. Раздалось два "булька", затем катер пристал к берегу, а братья и сёстры стали разъезжаться.
  Наркоторговцы... Эти товарищи, точнее оптовая их братия, оказалась самой защищённой. Кто мы на этом этапе становления? Гиены. Больше трёх охранников у человека, и в половине случаев церковный суд над ним переносится на будущее... Так что действуем творчески. Спасли младшего сына лётчика из лап маньяка, изволь папаша в наши ряд... А как ты хотел? На чужом горбу и в царство божье? Государство защитит? Вот иди и проси у него защиты. Теперь по ночам на вертолёте частенько летает. Иногда напалм сбрасываем, иногда, после бомбочек, разбивающих окна, красный перец или герыч. Задохнувшийся в облаке "чистяка" оптовик, это очень хорошая реклама. "Место компактного проживания национальных меньшинств" под Питером два раза сожгли, хорошо, что таборы так компактно селятся.
  К концу второго месяца моего теперешнего возвращения Сестра Анастасия сложила свою буйную светлую голову, прикрывая мой отход. Благо ментовский спецназ был зашуганый, больше думающий о кастрации при попадании в засаду, а не о выполнении приказа. А привлечённые к оцеплению солдаты-срочники вообще сделали вид, что не заметили нашу машину. Это власть лопухнулась, надо было ловить "в тёмную", тогда бы шансы были, а так... Половина боится, половина сочувствует...
  Русские масс-медиа, наконец-то получили отмашку и проснулись. Как изгалялись картавые, пускающие слезу, комментаторы в своих ток-шоу! Песня! Столько нового о себе узнал. Пошли повальные облавы, половину адептов замели, паревербованную часть отпустили под плотный колпак. Акций стало меньше на порядок, так как все брюхоногие стали сгонять своих прихвостней в охрану. Ответили мы оригинально, целенаправленно запалив вокруг Москвы леса и торфяники. Закономерным итогом стал смог, а так же спрос на аренду особняков за районом огненного кольца. Несколько таких объектов было переоборудовано нами в ловушки и мы взяли неплохой урожай, после чего прекратили поджоги. На следующий день десяток смертников захватил останкинский передатчик и ближайшие рубильники электричества, так что от сети их смогли отключить лишь через полчаса.
  Я извинился перед простыми горожанами за смог, объяснил ситуацию. Заверил, что на ближайшие два месяца кандидатуры для церковного суда набраны, а дальше пошли агитки и выжимки из признательных речей... Само собой не были забыты ни коктейль Молотова, ни взрывчатка из таблеток и домашних моющих средств, ни возврат ста пощечин, вместо одной... Власть крупно обосралась, а в следующем году выборы нового "держиморды"... Так что через "перебежчиков" спустили вниз слух о переговорах.
  Наши умельцы соорудили несколько компов и через них мы поговорили с ДаблВовкой в одном из закрытых чатов. Приведу эту краткую беседу:
  - Здравствуйте, Артём Тарасович.
  - И тебе не кашлять "......"!
  - А грубить зачем?
  - Я верный сын нашей церкви и отечества, пусть мои методы взяты от "противоположной стороны". Всё, что после девятьсот пятого, все эти выборы-швыборы, всё от лукавого... Когда станешь царём, звони, а пока ты никто и звать тебя "никак"...
  Диалог с властью, тут же распространённый в Интернете, власти сугубо не понравился. Власть стала злиться, а народ только посмеивался в кулак и стал чаще ходить в храмы, благодарить бога, за то что показал свой гнев прихватизаторам и "слугам народа". Власть частично приняла предложения заокеанских партнёров и совместно с компами Пентагона начала шерстить сотовые переговоры и сеть. В подполье ушли все, а около сотни, хорошо знающие язык потенциального противника, заказали туры в Лас-Вегас, Диснейленд и иже с ними. С собой у них не было ничего, кроме кредиток, но вскоре остатки не вырубленных Янками лесных массивов заполыхали в сотне мест. Под прикрытием смога наши братья и сёстры стали организовывать и координировать банды чёрных люмпенов-пассионариев. Но, самое весёлье началось, когда удалось захватить десяток стингеров и запас ракет. Куда там 11 сентября с его 26% падением акций Боинг и с 1% падением доллара!
  Янки артачились месяц, потом перестали сотрудничать с Кремлём в нашем вопросе, после чего мы самоустранились, передав власть повязанным кровью лидерам "Чёрного Американского Ковена". Сходный с ДаблВовкой диалог состоялся и с американским престолоблюстителем. "Второй Ку"н"ст" сильно ругался и угрожал, требуя выдать списки чёрных братьев. Грозился возобновить помощь кремлю в нашем вопросе. На что ему было ответ, что во второй раз "посмотреть на Диснейленд" отправиться не сто, а двести братьев и сестёр и так легко, как в первый раз, янки не отделаются.
  Американцы отстали, но натравили на нас Евросоюз. В Кремле, уже с интересом, ждали развития ситуации. Ничего нового нами опять придумано не было. Ситуация была прогнозируема, десяток пилотов-смертников из больных СПИДом братьев для Америки так и не понадобились. Из девяти малых самолётов до плотин долетели только шесть, но и этого оказалось достаточно для 60 тысяч погибших. Через неделю одиночка повторил "сеанс водной терапии", и от нас отстали и "евреи из Опы". Но помогать Кремлю деньгами опосредованно стали просто в гигантских размерах.
  На устроенной в Интернете пресс-конференции я довёл до сведения СМИ, что присылаемые с запада "без расписки" деньги за наши головы я считаю законной добычей кремлёвских хапуг и призвал их всемерно разворовывать этот американо-еврейский общак. Самое интересное, что власть в России сама стала инспирировать в обществе идею монархии, на что пустила так же часть янковских денег, да и они особо не возражали.
  Романовы... Романовых, конечно, пригласили на дебаты, но очень хорошо пропиарили со знаком минус. Как в "короне российской империи". Призвали сразу несколько "ветвей" гемофелийного древа, у всех акцент третьего поколения беглецов. Короче, в обществе идея возвратить трон именно этим "Керенским в платье женском", отсидевшимся от перипетий российской истории за семью морями, поддержки большой не нашла. Пока очки набирал ДаблВовка, а мы поддерживали во властных структурах страх божий и желание жить в империи. Но теперь в "тройном суде" добрые дела разбирали. И взвешивали добрые дела... Потом плюнули и стали устраивать интернет-разборы в чатах, среди сочувствующих, того, кто набрал меньше всего голосов ждало забвение. "Гладиаторские" суды быстро стали популярными, а прямая трансляция чёрных месс вообще зашкаливали. Пришлось, правда, сжечь московское здание управления "К", за постоянные блокировки судов, но с их приемниками мы договорились.
  Сколько сразу в России появилось меценатов! Много, правда, сбежало за кордон, но свято место пусто не бывает... Тут же сели на их место их заместители с большими ложками и с горящими от служебного рвения глазами... А ведь многих на запад не пускают сами янки, контролируя их капиталы и заставляя разворовывать страну до конца! Этим пришлось хуже всего, но именно от них полился "золотой дождь". Чуть ли не половину украденного они требовали от западных спонсоров наличкой или товаром и раздавали в России.
  
  
  Святейший Сатанист Миротворца Глава 6.
  
  
  В которой Читателю будет рассказано о том, что комиссары во все времена обходились дорого. А так же о том, что слишком громко кричать о добрых делах не следует.
  
  
  Выдержки из папки ?17182.(Стр. С. для прочт. допуск Имп., Обер-Пр. Св.Син., зам. обер-пр. по прод.испр.мон.)
  "Богомерзкое будущее, оно как сон. Мир, где обманутые моей чёрной половиной юнцы жгут леса и взрывают платины не должен состояться! Господи, я бы пошёл против твоей заповедои и взял грех самоубийства на душу, но меня терзают сомнения... А вдруг "чистая" моя половина исчезнет навсегда и её место полностью займёт чёрная?
  А пока... Пока я не придумал ничего лучше милосердия и кого можно выпущу из своих обителей скорби!"
  
  Выдержки из "Дневников Старца Тимофея" 1956г/изд. "Русская мысль" Скт-Пт.
  "Отец Семён гений! Я, по началу, не понял его очередной блажи, но ведь одно к одному ложиться на предыдущие приказы, так что додумывать ни чего не надобно! Царь на следующей неделе своих инспекторов шлёт, в ответ на нашёптывание ему о каких-то пытках в наших "застенках"? Так отпустить всех кто "замазан"! И тех кто, якобы, пытал, и тех, кто "испытывался"... У нас ведь как теперича? У нас через палачество над прежними своими подельниками только и можно выдвинуться, а потом и воля...
  А на второй проект проект, "Золотй", эти все "отпущения" ложаться прекрасно! Как и предупреждал меня отец Семён перед "подобрением", которое, по его словам, у него раз в пять месяцев случаеться, что теперь весь золотой проект на мне... И докладывать первые результаты не раньше, чем через те же пять месяцев. Много не понятного, но дело, есть дело.
  Значитца так... Половину велено отпустить? Отпускаем всех "замазаных", а после "отпущения" всех железной дорогой в Оренбург. Тамошние рудознатцы на предложение отца Семёна ответили согласием, так что по одному человеку на артель в сибирь отправлять будут... Тех же кого мы "якобы пытали" надо отправить то же с ними в Оренбург, овраги по дороге глубокие, реки широкие... И утонуть можно и под обвал попасть..."
  
  Выдержки из папки ?17182.(Стр. С. для прочт. допуск Имп., Обер-Пр. Св.Син., зам. обер-пр. по прод.испр.мон.)
  "Комиссию я встретил с тяжёлым сердцем, не смотря на обещания Тимохи, что "всё путём"! А эти нос стали совать везде, даже на "отпущения" за мной полезли... Но тут их Тимоха уел! Специально подобрал тех из "бомжеватых", которых сейчас на мороз отправь, и конец им придёт. А хоть начало апреля, но ночью минус, и эти соколы ясные в ноги кинулись причём не ко мне, а к комиссарам "в пыльных шлемах". И ну им щеблеты целовать, виниться во всём, только бы не выпускали их из тёплых "келий"... Что такое для них шесть-семь часов работы в день, при сытной еде и, иногда, и полной чарке? Рай.
  Так что уговорили меня сами коммисары этих не выпускать... Целый месяц мотался я с комиссией и газетчиками по раскинувшейся сети владений... Борзописцы от спектаклей, подготавливаемых Тимохой, тихо млели от восторга и, тут же, бросались на телеграф. Заявление мои, что "отпущение половины" есть необходимость, чтобы разгрузить сильно скученных сидельцев, похоже стали принимать всерьёз..."
  
  Выдержки из "Дневников Старца Тимофея" 1956г/изд. "Русская мысль" Скт-Пт.
  "Господи, если бы ты знал, как я вымотался за этот месяц! Тех умасли, тем польсти, ассигнациями дорожку выстили... И никому ноги ломать пока нельзя...
  Исхудал я на полпуда, злой стал, а кошелёк мне доверенный стал дно показывать... Если бы не первая партия золота от одной из артелей, не знаю, что бы я делал! Истиными оказались те декабрьские "откровения" отца Семёна, в которых он узрел места, где на земле сибирской золото ненайденное лежит. И люди лихие, под контроле святого синода, в нашем лице, не говорливые попались. Согласились, что половина веса "песком" или четверть веса монетой это справедливо, да и пять последующих лет безвылазно на своих "делянках" выкупленных...
  Так что по пять-десять "удачных" артелей стали при нашем посредничестве оседать в лесной глуши по берегам рек. Помалкивали, мельницы ставили, переправы, в складчину судёнышки стали покупать, а то и пароходы... А монету золотую, что в наших подвалах "исправившиеся" фальшивомонетчики делали, я на "фермерский проект" расходовал и на покупку зерна за кордоном, которое отдавал всем желающим "свободным землепашцам" якобы в рост... Прекрасно зная, что в ближайшие годы по этим закладным вернуть ничего не удасться.
  А "фермерский проект", это те же самые наши монастыри, но на очень плохой землице и подальше от городов, но близ железной дороги или реки. Десять-пятнадцать семей, с чётко прописанными обязанностями, в основном, бывшие должники. Все они крестьяне, которых голод согнал с насиженного добра и погнал в города. Часто должники помещиков, ещё чаще попавшиеся на краже еды для своих семей уже непосредственно в городе. За кусок хлеба для всей семьи, а тем более за обещание обрабатываемой земли в собственность они горы сворачивают!
  Вот только таиться приходиться, в газеты об этом ни звука! Даже слухов, пришедших неизвестно откуда, про то, что особо отличившимся "трёхлеткам" в "Семёновских обителях" дают личные наделы земли, хватило для того, чтобы нас чуть не затопил людской поток...
  
  Выдержки из папки ?17182.(Стр. С. для прочт. допуск Имп., Обер-Пр. Св.Син., зам. обер-пр. по прод.испр.мон.)
  "Не знаю, что бы я делал без поддержки государя! Земля, которую он милостиво выделяет, неизменно скудна, но каждодневное людское море за окном действует удручающе. Слава богу, у меня есть Тимоха! Где он берёт то золото, на которое покупает пусть и скудную, но свежую пищу, я не представляю, а он молчит, как партизан. Пытался было разобраться, да времени нет! От заката до рассвета и наоборот, всё подписываю или отказываю, отказываю или подписываю...
  По два десятка новых общин организовываем, а надо вдвое больше! На расширение сети продовольственных лавок в городах сил уже нет, скорей бы перенестись в такое желанное будущее и там отдохнуть..."
  
  Выдержки из "К. П. ПОБЕДОНОСЦЕВ. ПИСЬМА" 1921г/изд. "Русская мысль" Скт-Пт.
  Смею утруждать Ваше Императорское Величество настоящею своею заботой, так как она относится и до церковных дел.
  Сегодня услышал я о предположении взять из Ревеля князя Шаховского и перевесть его в Курск. Это известие смутило меня и смутит, несомненно, всех русских деятелей в Прибалтийском крае. Я уверен, что это перемещение отразится неблагоприятно на русском деле в этих окраинах.
  Направление кн. Шаховского давно уже обозначилось и было весьма важно, что для тамошнего немецкого населения он был олицетворением неуклонных начал новой русской политики. К нему начали уже привыкать и, при самом раздражении, отдавать ему справедливость. Тем не менее известно, что представители эстляндского дворянства всячески желали именно от него избавиться и не раз хлопотали об этом распускаемыми об нем слухами в разных слоях общества. Теперь перевод его, несомненно, будет истолкован в Остзейском крае, как победа над русскою партией и как поворот в политике правительства, а всех русских деятелей обескуражит. Переводом Синягина в Москву было уже несколько расстроено дружное действие администрации в трех губерниях, а перевод кн. Шаховского еще более расстроит его, ибо он считался до сих пор главным, в русском смысле, деятелем. Думаю, что осторожнее было бы дать ему еще докончить начатое. На окраинах России еще нужнее, нежели внутри, прочные администраторы. Не могу не опасаться, что с устранением его и дело, которое он вел 7 лет, будет расстраиваться: несомненно, что люди, которых он с самого начала привлек к делу и собрал около себя (ив этом немалая его заслуга), после него разойдутся. Придут новые люди, которых, не знаю, сумеет ли прибрать и направить его преемник. А опыты, к сожалению, показывают нам, что преемник, по большей части, старается не продолжать дела своего предшественника, а напротив, приступает к нему с критикой и старается поставить новое свое на место прежнего. И этого в особенности надо опасаться в деле, едва лишь устанавливающемся, остзейской администрации.
  Но в таком деле, какого требует Остзейский край, мало еще сделает администрация, если ограничится одними приказаниями, распоряжениями и решениями. Необходимо насаждать в крае такие учреждения, которые могли бы в местном населении явить образцы русской православной и национальной культуры и возбудить к себе сочувствие. В этом отношении кн. Шаховской, совместно со своей женою, положили доброе начало учреждению, которое обещает принесть обильные плоды, но, начав развиваться, может без них заглохнуть. Я имею в виду женскую общину, основанную кн. Шаховском в Чевве и теперь переносимую в Пюхтицу, где из нее должен возникнуть монастырь. Эта община успела уже привлечь общее сочувствие и богослужением, и больницею, и школою с приютом для детей; княг. Шаховская, при содействии покойной матери Марии и других лиц, успела привлечь к этому учреждению женщин усердных и деятельных и сама составляет душу его. Дело удалось вполне и до такой степени, что владелец Пюхтицы Дикгоф, прежде сильно враждовавший против общины, теперь настолько полюбил ее, что пожертвовал ей даром лютеранскую недостроенную церковь, которую прежде едва соглашался уступить за 10 т. руб. Итак, если супруги Шаховские выедут из края,- и это важное для русского дела учреждение должно будет пошатнуться, так как и собранные княгинею Шаховскою монахини и учительницы едва ли останутся без нее...
  Смею надеяться так же, что специальная комиссия, отправленная Вами в ведомство отца Семёна не нашла подтверждения тем диким слухам, которые распространяли лжецы об этом во всех отношениях достойном человеке.
  Прошу прощения у Вашего Величества, что все эти соображения осмеливаюсь представить на Ваше благосклонное усмотрение.
  Константин Победоносцев
  Петербург. 5 мая 1892
  
  Завтра, по всей вероятности, министр внутренних дел будет докладывать Вашему Императорскому Величеству об исходе прискорбной истории, которая разыгралась в Варшаве по духовному ведомству.
  Для разбора дел по просьбам о принадлежности лиц, происшедших от прежних униатов, к православной церкви или к католической, существуют смешанные комиссии, коих постановления восходят на утверждение духовной консистории.
  В недавнее время открылось, что в среде чиновников консистории образовалась шайка мошенников, которая в связи с некоторыми польскими адвокатами и ксендзами брала с просителей деньги за успешное по желанию их окончание дела. Брались деньги по обыкновению и с правых, и с неправых. Главным орудием этого беззакония был дьякон замковой церкви Родкевич, заведовавший производством этих дел в консистории, а члены, по доверию к нему, подписывали иногда без рассуждения, что он представлял им. Генерал-губернатор признает неудобным направлять это дело к судебному производству, т. е. к огласке, и предполагает покончить его административным порядком, именно выслать виновных из тамошнего края в Оренбургский Продовольственно-исправительный монастырь.
  Св. синод сделал уже в пределах своей власти возможное распоряжение. Именно,- все члены варшавской консистории за небрежение к своему долгу уволены от должностей и заменены новыми. Что касается до главного виновного, дьякона Родкевича, уже низведенного варшавским духовным начальством в причетники, то он по распоряжению синода будет выслан на Сахалин и там лишен сана.
  Константин Победоносцев
  12 августа 1892
  
  
  Святейший Сатанист Миротворца Глава 7.
  
  
  В которой Читателю будет рассказано о том, что колпак конторы тяжелее шапки Мономаха. А так же о том, что поручение государства надо доводить до конца, даже если оно к тому времени уже передумало.
  
  
  Всё тело болело. Дико хотелось пить. Кто выключил Свету? Где я? Кто я? Стоп... Что-то смутно припоминаю, да и голоса "за кадром" не даёт мне забыться:
  -Действует?
  -Через минуту.
  ...
  -У него хоть зубы целы?
  -Не волнуйтесь, контингент проверенный, пожизненный и без связи с внешним миром, за пачку сигарет могут любого "коронованного" порвать или аккуратно "опустить" без побоев.
  -Так какого хрена на нём живого места нет?
  -Так кто же этих "серых" фанатиков ведает? Он как в камере оказался так спросил сразу спросил, какое, мол, сегодня число? А потом сразу головой об дверь камеры, вот и попинали его потом, от испуга что сдохнуть мог...
  -Зачистку произвели?
  -Побойтесь бога, кадры старые, проверенные, все на пожизнененом...
  -Мне плевать, у меня, вот, вертолёт разбился. Трагедия. Все четверо, которые нашу "железную маску" везли погибли смертью храбрых... А вы мне толкуете про каких-то отбросах ссученных?
  -Молчу, молчу, вы начальник, я дурак! До полуночи дезынфецируем эту камеру, благо по штату она числиться "пустой" для "особых гостей".
  ...
  -Всё, можете спрашивать.
  -Ваше полное имя-отчество?
  -Артём Тарасович Табара...
  Да что же это я? Это же тюряга! Выпотрошат всю информацию, а потом "дезынфицыруют" как таракана... Эй чертяга заплечная, слышишь меня? Симбиот ты или где? Выручай сучий потрох!
  -Год рождения?
  -Тысяча девятьсот... первый. И вообще, пошёл на хрен "начальник".
  ...
  -Феноменально доктор! Он нас, надеюсь, не видит?
  -Его гипнотический дар, это слухи! Если уж верить этим росказням, так он может и голосом "приворожить"!
  -А пентотал? Или у вас он "просроченный"? Вы мне ваньку не валяйте! Вы что говорили? Алергических реакций нет, по предварительным данным сыворотка подействует "на сто процентов"!
  -Побойтесь бога, шеф! Двойная доза! Чистый, как слеза младенца, вчера испытал в "больничке" на одном из "отходивших". И в конце-то концов! Это сопротивляемость сознательная! Да-да, сознательная! На первый вопрос реакция нормальная, а после второго взял себя под контроль...
  -Да плевать мне док, мне нужны номера счетов, резервные базы, его личные связи с "чёрными братьями" за кордоном... Царя в марте выбрали? Выбрали! Это тебе не фунт изюму, зачистят, и на былые заслуги не посмотрят! Док, родной ты мой, может шамана там какого пригласить, ведь остальные-то кололись? Ну, или там святой водой опрыскать? Док, этот теперишний царь, сам знаешь, из нашего ведомства, а у нас "бывших" не существует...
  -Может зекам отдать?
  -Отдадим. Через пару дней и отдадим, когда нам терять нечего будет. Не зачищяй пока своих беспредельщиков, успееться. Ладно, пошёл я, в Москву отзваниваться, успокаивать, обещать...
  -Пока шеф...
  Тихио бухнул глушитель, упало на пол что-то тяжёлое.
  -И прощай.
  Мне, наконец-то, сняли повязку с глаз. Проморгавшись, я увидел добрую улыбку бородатого Дока. Не старый, лет под сорок. Полный, рыхлый, рохля на вид, а своего начальника завалил.
  -Всё в порядке, Артём Тарасович? Вот и чудненько, вот и славненько. Скоро я вам дам водички. Подождите секундочку, ни куда не уходите...
  И этот хряк заливисто забулькал мелким раскатистым смехом.
  -Сейчас напоим вас, накормим, вот только отзвонимся... Да, в порядке. План 7-А. Я был вынужден, пересылаю запись последней беседы.... А вы что хотели, и рыбку съесть и на х.. сесть? ... Да сам лично и отвезу, в багажнике, только коридор дайте. ... В конце, концов определитесь, кто вам важнее, хохлы или казахи. ... И я так думаю, что у хохлов один только уголь и понты. ... Да, я настаиваю на варианте 7-А, с китаем всё равно придёться делиться. ...
  Толстяк утёр испарину.
  -Ну, ты везунчик, растрига. Если бы мы тебя с пентоталом прошерстили, думаешь в расход отправили? Дудки. Эти, за морями, за лесами, уже прочухали, что "движение" обезглавленно. Думаешь за "время становления" тебя не могли взять? Да сколько угодно раз! На тебя целый отдел пашет, прикрывая. Почему сейчас взяли? А один из твоих не подконтрольных нам парнишек завербовал ядерщика с АЭС, дня не хватило, чтобы сделать "закладку" в компьютере станции. Так что решили тебя "зачищать". Вот тут тебе повезло, или чутьё у тебя? За те полмесяца, что ты был "на дне" янки попытались "оторанжевить" казахов...
  Толстяк спохватился, снял с меня кляп. Приподнял мне голову от лежанки, так что я, краем глаза, смог рассмотреть на полу тело, с дыркой в затылке. Затем напоил из пластиковой бутылки минералкой. Подумал, потом снова сунул кляп мне в рот.
  -О чём это я? Ага, "яни с казахами братья на век". Назарбаеву отставка не улыбнулась, войска стали стрелять... Тем более половина тамошних пулемётчиков русские, почти все не брезгуют брать вторую зарплату у нас... Янки обиделись, а Назарбаев упёрся. Под нас ложиться не хочет, угрожает китайцам продасться. Все наши аналитики сходяться во мнении, что необходим дестабилизирующий фактор, якобы с нами не связанный. Тебе предложение от Прези... тьфу-ты, царя батюшки. Если оттяпаешь северный Казахстан, позволим вашему ковену и дальше резвиться на русских полях... И даже дырки в охране особо зажравшихся "алигаторов" предоставим, а уж чинуш можешь хоть опттом вешать! Не обеднеем, ресурс возобновляемый.
  После этого монолога он надел мне на голову шапочку с прорезью для глаз и в комнате появилось некоторое количество статистов. Одни споро унесли куда-то тело "кума", другие сделали мне укол...
  Очнулся я от дикого чуства голода и от запаха пищи... Со стоном пошевелил конечностями... Не связан. Кряхтя присел и, на секунду, забыл о еде. Мы были в Казахстане, в горах. Я даже узнал место, километрах в лесяти отсюда жил дед одного из друзей, к которому, в детстве, я пару раз ездил на лето. Рядом, рассевшись на сидении "нивы", толстяк доктор уминал куринную ножку. Добродушно кивнул мне, писоединяйся, мол.
  Следующие полчаса я, неторопливо, но с запасом, потреблял калории. Когда чай из термоса был выпит, настало время беседы. Договаривающиеся стороны проинформировали друг друга о способах связи, финансировании и людских рессурсах, которые передаються мне во временное пользование. с "Айболитом" я бы поладил, добрейшей души человек... Но, как я и подозревал, "лишний". Едва его машина отъехала от меня на пару сотен метров раздался взрыв. И со мной так могут, но пока я нужен, не не заменим, а просто нужен... Со вздохом, поправил под курткой кобуру, надел лёгкий рюкзак и пошёл вниз по склону, оставляя за собой запах горящей резины.
  Утро красит, нежным светом... Душа пела. Всё таки правы те, кто говорит, что комфортнее всего в том месте, где родился... Мол, энергетика совпадает, да и микробы самые привычные. У встреченного по пути к железнодорожной станции казаха узнал новости. Пришлось немного задержаться, чтобы его прикопать, но к полуденной электричке я успел... В столице с новыми документами проблем не было, да и местным русским я был, это сразу видно... Добравшись до квартиры застал там пятерых "соратников" все старательно прятали от меня глаза. Всё понятненько... Пентотал сработал на сто процентов, всех, кого могли, сдали... Ну и что, скажите, у нас, мол, ячейки были всякие, а-ля-Владимир Ильич со-товарищи. Так-то оно так, вот только, если они заранее знали половину состава...
  Так что пришлось нам действовать "без доверия". Благо первоочередные цели выбирал я сам, а до Назарбаева нам дотягиваться и не придёться, да и силёнок не хватит. Выбираем, как говориться, по ширине рта. Пилот-смертник уже был заготовлен заранее, здание американского посольства истребителями охранять никто и не думал. Пятнадцать центнеров самодельного напалма, это вам не фунт изюму, может кто там в живых и остался, мы не проверяли. Выступление в интернете, распространение дисков с речами. Антиамериканизмы, русский национал-сатанизм. Реакция последовала, как её не быть? Количество иностранных корреспондентов увеличилось вчетверо. Через неделю они, пуская слюни, кинулись ко второму месту действия. Честно говоря, без помощи родного "комитета" тут бы ничего не вышло. Самим нам раздобыть столько усыпляющего газа с военной базы захватить бы не удалось. А так и базу захватили, и четверть контингента, всех этнически русских в горы увели.
  Горных орлов ждали уже готовые схроны с картами местности, а оружие они волокли на себе сами. Газ же мы выпустили над посёлком бонз среднего и высшего звена, а потом пошли вход бутылки с коктейлем Молотова... Посёлок был конфеткой, его строили в 80-х годах немецкие строители "для себя". Но после окончания стройки очередного "навороченного" сверхгиганта, они уехали, оставив свои "времянки" в которые моментально переселилась вся региональная элита. Посёлок был укреплён, что там Малая земля, но вот "от воздуха" их защищал только один зенитный пулемёт, да и тот там появился лишь после сожжения американского посольства. Русского посадить за рычаги побоялись а казах лишь сонно хлопал глазами, а потом смог лишь один раз нажать на гашетку. Назарбаев принял хитрое решение, достойное восточного бея. Разрешил янки, русским и китайцам привести по сотне бойцов спецназа со своей техникой и поймать любимого меня...
  Родина-мать нас здала на второй день, но к тому времени меня уже успели просветить на предмет вшитых в тело жучков и извлекли две штуки.
  Пока доблестный российский спецназ сдавал пачками своих агентов в виде "двухсотых" я, с одним баллоном и полусотней "идейных" бойцов, из тех, что не ушли с базы в горы, "открыл двери" самой русской зоны в стране. Раздав стрелковое оружие и карты братве я попросил её об одолжении. После разделил свою полусотню на десять груп и "залёг на тюфяки". Резня у зеков получилась знатной, казахов рвали в лучших традициях девяностых, только с обратным знаком. Освещение и истерия, благодаря гиенам пера, были на высшем уровне. Пока Назарбаев колебался русских стали резать, пока колебалась Москва выжившие русские стали сбиваться в стаи.
  Кремль получил то, что заказывал. Янки не дали вмешаться китайцы, с которыми Кремль, нехотя, перешёл к первоначальным договорённостям. Фифти-фифти, но реально по границе расположения войск. Их агенты "прибрали" Назарбаев,чтобы русские опять не передумали. В воцарившейся вакханалии анархии на смогли принять десантные подразделения из ближайших, уже захваченных американскими базами стран. Оспа там у них случилась, а может другая гадость, плюс пара местных националистов с невесть откуда взявшимися стингерами... А сотню их спецназовцев под столицей, объеденившись, раскатали высокие договаривающиеся стороны.
  Янки шумели, их положение обязывает, обвиняли Москву и Пекин во всём, о чём додумались их политтехнологи. По территории русские отхватили 58%, а дальше начался "обмен пленными". Всех казахов Китаю, всех русских России. Справедливо, не правда ли?
  
  
  Святейший Сатанист Миротворца Глава 8.
  
  
  В которой Читателю будет рассказано о том, что ангелы русские забугорных ангелов терпеть не могут. А так же о том, что тот, кто нагло ссыт в чужом храме днём в храме истории так или иначе оказываеться под парашей.
  
  
  Выдержки из папки 17182.(Стр. С. для прочт. допуск Имп., Обер-Пр. Св.Син., зам. обер-пр. по прод.испр.мон.)
  "Сегодня, в который раз, вернулся в это грешное тело. Только-только начал изучать оставленные "преемником" бумаги явились ко мне мормоны. "Сплавил" их от себя подальше наш уважаемый Обер-Прокурор. Потому как достали, и его и всю столичную "верхушку". Два часа внимал я их богохульству, пока не плюнул и вызвал Тимоху. Отдал горемык ему и приказал "разобраться". Что самое удивительное "ангел" за плечом снёс арест святых отцов молча. Ибо "конкуренты за паству" и жалости не достойны.
  
  Выдержки из "Дневников Старца Тимофея" 1956г/изд. "Русская мысль" Скт-Пт.
  "С утра по управлению прошёл слух, что отец Семён опять подобрел. Но сие оказалось глупостью, ибо уже к пяти часам я самолично грел инструменты для вразумления рабов божих. Приказ какой был? Разобраться! А в чём? Отец Семён не в духе, так что же я у него под горячую руку переспрашивать буду? Чай сам не маленнький, разберусь... Точнее будет сказать спрошу. Немчура английская с понятием, русский знает, так что ответит, не отвертиться, в чём с ней хотел разобраться отец Семён."
  
  Выдержки из папки 17182.(Стр. С. для прочт. допуск Имп., Обер-Пр. Св.Син., зам. обер-пр. по прод.испр.мон.)
  "Утром заявился Тимоха с сияющей от довольства физиономией. Доложил, что "разобрался" с ворогами самолично и протянул протоколы "разбора". М-да! Я и не сомневался, что все их сказки липа, но чтоб настолько! Преплетать видения святого духа, когда ты банально работаешь на разведку! Приказал заложить экипаж и тащить туда "языков", мол Обер-Прокурору "это" понравиться... Куда там! Смущённый Тимоха сообщил, что ребята оказались крепкими и долго не отвечали зачем их ему отдали "на разбор"... Господи! Так он их что, безо всякого злого умысла "расспросил", просто не верно поняв приказ?
  С другой стороны враги они... Ну что же, Победоносцев значит отменяеться, будем продолжать зарываться в бумаги... С каждым моим прибытием всё больше и больше доверяю презренным "бумажкам", а надо бы "в поле" выйдти, с народом пообщаться. Чуть разгребу бумаги и вперёд..."
  
  Выдержки из "Дневников Старца Тимофея" 1956г/изд. "Русская мысль" Скт-Пт.
  "Полтора месяца после "мормонов" прошли в споойной работе, но сегодня, с полудня, началось такое... Сначала слух, что "царя убили", потом что "ранили"... Ну и, соответственно моменту, беготня, заламывание рук... Но к трём часам я уже докладывал "патрону" более точные сведения. Ранен. Причём ранен тяжело. К пяти мы уже знали, что ранили не царя. К восьми вечера стало точно известно, что ранен наследник престола Николай."
  
  Выдержки из "Дневников Старца Тимофея" 1956г/изд. "Русская мысль" Скт-Пт.
  "Всю ночь не спал, тысячу золотом потратил, но к утру уже был у начальства с докладом. Признаюсь, описывая отцу Семёну внешность "двух ужасных бомбистов", я изо всех сил сдерживал смех. Пареньку лет тринадцать, да девице где-то шестнадцать... Хотя кто этих узкоглазых бусурман разберёт. Начальство в недоумении... Это как же через весь мир проплыть, из Японии, считай в России почти без граша в кармане остаться, и подобраться к наследнику на "пушечный выстрел"... И это при том, что ни у кого из "бомбистов" огнестрельного в помине не было...
  Вообще у них ничего, кроме наглости не было! Это надо же назваться племянниками японского посла, предъявить какие-то писульки с красивыми вензелями... А затем вытребовать эскорт до посольства из двух казаков, "вырубить" их, не убивая... Затем скрыться, унеся с собой только две шашки... Их даже искали все эти три дня спустя рукава! Сумасшедшими потому-что посчитали! Денег у казаков оглушённых не взяли, револьверов не взяли, как есть сумасшедшие! Причём только на третий день от посольства японского прознатчики отстали, поверив, наконец-то, их уверениям что эти двое отнюдь не племянники посла."
  
  Выдержки из папки 17182.(Стр. С. для прочт. допуск Имп., Обер-Пр. Св.Син., зам. обер-пр. по прод.испр.мон.)
  "В конце недели стало известно, что наследник будет жить, но нужна ли ему будет такая жизнь? сумасшедшая девка, пока её не скрутили, успела перерезать Николаю сухожилия на обеих ногах и ударить по спине. Последний укол вышел совсем сллабенький, "дрянь удар"... Но именно он повредил наследнику позвоночник, так что кроме головы всё остальное больше не шевелиться... Бомбистов распросили, наконец-то, с переводчиком, те не запирались и картина быстро прояснилась. Хотя выпускать правду в массы ни кто не собираеться, потому как правда эта непреглядна для нас.
  А началось всё с того, что в последний свой визит в Японию изволили наследник российский и греческий покуролесить. Ладно бы только гейшами, так у них блядей называют, ограничились! Так нет, они после борделя в тамошний будийский храм пробрались и малую нужду справили... Застукал их на выходе монах и вой поднял... Те ноги в руки и ходу, бегали быстро, а в "европейский" квартал за ними все кроме "младшего городового" идти побоялись, ибо император запрещает... А городовой оказался посмелее. Нашёл великовозрастных балбесов, причём легко, тем даже не пришло в голову спрятаться... Ну и ударил сабелькой Николку по шее...
  Если бы не греческий принц, отколотивший удар металическим наболдашником своей франтовской трости убитым быть наследнику на месте. Но нет. Опять убежали. А городового свои же повесили как особо буйного... Это моей памятью я помню, что япония России "наваляла" в 1905... Но сейчас-то её флот состоит лишь из деревянных кораблей и одного тихоходного броненосца! Так что принесли дышащего праведным гневом гражданина, не разобравшегося в политическом моменте, в угоду будующих побед. Семью раззорили. Жена повесилась от позора и дети чуть было за ней не последовали...
  Но в последний момент девицу "торкнуло", вообразила себя самураем, и развив бурную деятельность она, окончательно похоронив совесть, ограбила одного из своих "дядюшек" поспешивших от неё откреститься. Дальше был иностранный корабльи путь через несколько океанов. Брата решено было задействовать, если у неё не получится. Террористка-смертница смогла, в наглую, ночью пройти в гатчинский замок, три дня скрываться... То что Николаю она не снесла головы и что её смогли скрутить расслабившиеся охранники объясняеться только тем, что "в засаде" она почти ничего не ела."
  
  Выдержки из "Дневников Старца Тимофея" 1956г/изд. "Русская мысль" Скт-Пт.
  "Все на взводе. История о том кто такие "бомбисты" и за что они чуть не порешили наследника стала достоянием гласности. Утечка была на самом высшем уровне, так как даже я не знал некоторых подробностей запечатлённых на подпольных листках плохой бумаги. Император Александр пьёт горькую и страшен для двора моментами трезвости. В одно из таких "мгновений просветления" он назначил адмирала Макарова командующим всего дальневосточного флота. Слово "война" в откртую ещё никто произносить не решаеться. Вся придворная "шушера" бросила развлечения и пытаеться попасться на глаза четырнадцатилетнему Михаилу.
  То, что Николай теперь проживёт меньше старшего брата для всех понятно. Втайне от отца Семёна перенаправил подконтрольный управлению продовольственный поток из наших "малых монастырей" в Забйкалье на склады Владивостока. Ежели царь одумаеться, обратно вернём, ежели война, то Макарову отдадим. Прорвёмся!
  
  Выдержки из "К. П. ПОБЕДОНОСЦЕВ. ПИСЬМА" 1921г/изд. "Русская мысль" Скт-Пт.
  Два квакера, подавшие адрес Вашему Величеству, мне известны. Они были у меня еще 16 октября и истомили меня длинною беседой. Это - мономаны, от времени до времени являющиеся просвещать Россию.
  Один из них явился из Австралии. Он говорит, что, живучи в Сиднее, однажды ночью услышал глас: 'Иди в Россию проповедовать Христа'. И немедленно отправился. В Англии присоединился к нему другой квакер, из Глочстера. Этот последний говорит о себе, что он состоит при своем товарище, как верная собака. 'Нет, возражает на это другой, ты для меня гораздо более, чем собака'.
  Напрасно объяснял я им, что в России живут не дикие люди, что у нас есть церковь и Христос проповедуется; что у нас не дозволена свободная пропаганда всяких сект и всяких учений. Они все стоят на своем. Что же вы стали бы делать, как бы стали проповедовать в народе, не имея об нем понятия и не зная языка? И на это они не дают определенного ответа, а только говорят, что желают водворить свободу проповеди и отвратить от преследований за веру.
  Освободившись от них, я отослал их к Саблеру и к кн. Кантакузену, коих они томили подобными же разговорами. Кажется, они были у Плеве.
  Конечно, писание их к Вашему Величеству не требует никакого ответа. Я советовал им уезжать отсюда как можно скорее, но вижу, что они все еще проживают здесь. Не сомневаюсь, что они вошли уже в беседу с разными дамами пашковского круга, ведущими здесь безумную пропаганду между бедным населением.
  Константин Победоносцев
  Петербург, 10 ноября 1892
  
  Зная, как занято время у Вашего Императорского Величества, воздерживаюсь просить разрешения явиться лично.
  Долгом почитаю доложить, что нынешнее состояние митрополита Московского не подает надежды на скорое выздоровление. Он не в силах сознательно распоряжаться, и в делах уже оказывается застой. Посему сегодня от синода послан указ старшему викарию, епископу дмитровскому Александру, вступить временно в управление епархией.
  Из Америки получаются довольно часто любопытные известия. Слава Богу, в первый раз там явился епископ разумный и заботливый, и потому дело оживилось. Но его положение тяжелое, ибо людей надежных почти совсем нет, и трудно найти здесь охотно желающих туда ехать. Много приходится распутывать и улаживать ошибок и упущений прежнего времени. Очень сожалею, что новый наш посланник не повидался со мною. Зато нахожу я большое подспорье в умном, образованном и любезном американском посланнике Уайте, с которым нередко вижусь.
  Между тамошними русскими галичанами возникло сильное движение к православию и все усиливается. Затруднение наше в том, что приходится назначать жалованье священникам новых приходов. В последнее время образовался новый приход в Стритторе, близ Чикаго, где присоединилось 600 человек. Любопытно, что они, никем не побуждаемые, придумали 6 декабря послать наследнику цесаревичу поздравление с днем ангела и очень были обрадованы ответною телеграммой Его Высочества: 'Most happy to hear such good news. Thank new converted orthodoxes'.
  Константин Победоносцев
  14 января 1893
  
  
  Святейший Сатанист Миротворца Глава 9.
  
  
  В которой Читателю будет рассказано о том, как, работая садовником, быстро осуществить "американскую мечту" о первоночальном капитале. А так же о том, что героя, если постараться, можно сделать из любого.
  
  
  -Эй, морда, лови!
  Ключи полетели мне в лицо, их удалось перехватить в последний момент перед встречей со лбом...
  Если бы я "вернулся" час назад, то порвал бы "кидале" его наглую хохляцкую морду, как тузик грелку. Но теперь я лишь расплылся в подхалимствующей улыбке и согнулся в поклоне. Маскировка-с, потому что..! Так писал в обнаруженном мной давеча дневнике отец Семён. Обложили по чёрному, недовольны мной, в равной степени, оказались и русские и янки. Отсюда, из Крыма, "капитан Семён", с горечью наблюдал за смертью всех своих "матросов". Император Российский продал их янки, продал дорого, МВФ Россия должна таперь всего пять миллиардов! Да доллар уже не тот, нефть две сотни почти тянет... Но всё равно, очень уж круто. А янки-то наших ребятушек и девчатушек казнили. Публично.
  А меня теперь, как Беню Ладенова, ищют да "комитета" по встрече, желая мне "счастья". Вот только заокеанский комитет перед тем как показательно меня "осчасливить" не прочь меня допросить, а нашему ИСБ довольно моей смерти. Даже если сам повешусь, не обидяться! Но не дождутся!
  Теперь на вид мне лет пятьдесят, маскировка обязывает, лохматый Бывший Интелегентный Человек, по документам русский капитан дальнего плаванья. Изволил спиться. Паспортишко заляпаный с русской пропиской... Да отец Семён в Севастополе несколько месяцев под этой легендой бомжевал, русско-американскую бурю пересиживал, к местным радикальным элиментам подходы искал... "Добрые люди" из новых знакомых и пропихнули его на место саловника к "новому украинцу". Детинушка этот, поработав вначале гастарбайтером в Москве, устал угодливо улыбаться пинающим его "коренным". Год копил злость и инфу, а после, когда хозяева одного из "домиков" о "вежливом ремонтнике" уже порядком подзабыли, ломанул их домишко.
  Когда он прибыл в Крым за душой у него было семь с половиной кусков зелени и четверть пуда всякой золото-каменистой бижутерии, которую он весьма мудро не стал сразу скидывать барыгам. И правильно сделал! На неизвестного обокравшего полукриминального авторитета и забившего на смерть охранника и престарелую мать хозяина дома, была объявленна охота. Но затихарился, выждал... Начал с мелкого опта, а теперь гонит свежие дозы и "план" в Москву килограмами через гастарбайтеров. Охрана у него своя из держиморд, а садовника для своих газонов и зимнего сада берёт со стороны. Из русских бомжей берёт, но обязательно с высшим образованием и нехилой должностью в "прежней жизни".
  Вот "предшественник" смог продержаться, обрезая кустики и терпя побои, ровно три месяца. Отец же Семён "пост принял" менее недели назад, чувствуя что скоро "перекинеться". И уже пять дней героически терпел немалые побои не желая менять хорошее место для смены оболочки... Откуда я всё это узнал? Ну, оболочку-то я сбросил, а за побои надо платить... Вот и брат хозяина вчера домой в свои особняк не вернулся...
  Теперь занимаеться "подводным плаваньем" с одной из своих "секретарш" после плодотворной беседы со мной. Как честный человек я пообещал что отпущу их обеих и пальцем не трону... И, действительно, связанную парочку с обрыва столкнул в воду пинком. В усадьбу вернулся под утро, пролез внутрь через подземный лаз, заготовленный одним из моих предшественников по "непыльной" работёнке. А "хозяин" сегодня смурной, даже рукопрекладством заниматься не стал. Озабочен. Брат телефон отключил и где то со шмарой своей зависает, совсем дела забросил... Теперь на встречу с "подшефными" татарами, что "плановыми" теплицами живут ехать самому. Тварь ленивая!
  Да он же дни рождения племянников лучше знает, чем брат! С женой его "общается" как бы не чаще, "утешая" несчастную. Так что своих дум боссу хватало, и тратить время на чесание кулаков он не стал, кинул моей "морде" ключи и показал кулак. Это он зря! Ключи от зимнего сада, это всё равно, что ключи от дома. Да, весна на дворе, да, новогодняя ёлка портит вид в зимнем саду... Но стояла ведь она до марта?! Так что открыл я бронестекло дверей, зашёл в зимний сад и стал чесать тыковку. С одной стороны можно было выкопать ёлку, распилить и сжечь на мусорной куче, а действовать ночью... Всё таки кухарка, горничная, пять охранников, да жена босса с двумя спиногрызами, это многовато...
  Нет, положить их не проблема, но тихо сделать всё будет очень трудно. Пока лень боролась с осторожностью, жена шефа всё решила за меня. Взяв на подмогу двух "шкафов", водилу и охранника, она с младшенькой укатила за покупками. Я же, с облегчённой улыбкой, пошёл зачищать дом. Жена вернулась раньше мужа, что тоже облегчило мне задачу. Начохр, сопровождающий шефа, связался с "вратарём". Охранник был связан и говорил с ножом у горла, но "двести пятьдесят наркомовских" его слегка расслабили. Расслабуху в голосе подчинённого почуял и начохр, так что в праведном гневе немного потерял бдительность.
  Перешагнув через его лежащее на пороге операторской тело я выстрелил в удаляющиеся бритые затылки "бодигардов". Боссу пришлось прострелить колено, он оказался прытким живчиком, то есть прыгал и хотел жить. Мы плодотворно поговорили в течении часа, ни его самого, нни его семью мучать более необходимого я не стал. Да, сволочь, но насильно на иглу никого не садил, скорее координировал "плановые" хозяйства... Если бы руки не распускал на тех, в ком видел своих прежних эксплуататоров, так может и в живых бы остался... А может и нет, очень уж первоначальный капитал нужен был, а светиться со счетами я не рискнул. Четверть миллиона, взятые в доме, через неделю привратились в пять. Как? У "плановиков" вышла затарка товаром, а тут ЧП с оптовым покупателем...
  Оружия и тротила взятого в особняке хватило четырём "русскоговорящим" отморозкам из молодой поросли, чтобы устроить засаду новым покупателям. Шуму было много, стрельба, татары в город попёрли... Ситуацией в Севастополе было не воспользоваться грех. Молодые и борзые, получив по полумилиону на рыло в предыдущей эпопее, сейчас горели энтузиазмом. Обстрелять из толпы общежития семей русских моряков, после пальнуть из мухи по одному из близстоящих русских кораблей... Конечно потребовалась инекоторая и некоторая предварительная подготовка. Узнали чей патрульный катер будет возле пристани в этот день, обеспечили ему боевые патроны. Ну и прямой радиоэфир татарского молодняка, где они хвастались прокручивая запись экзекуции "русской сучки" со щенками...
  Жену капитан любил, близняшек тоже, так что не удивительно, что пулемётные росчерки прорежали толпу на причале до тех пор, пока не кончились патроны. Безумец стреляться не стал, а, как и ожидалось, избрал путь лейтенанта Шмидта. И хотя половина командиров была против, помешать ретивому "наполеончику" им не дали свои же люди. К концу дня Севастополь был зачищен, в паре случаев пришлось применять корабельную артиллерию. Честно говоря тут-то "восстание" могло и заглохнуть, те более Москва, не готовая к такому развитию событий стала урезонивать своих. Да и иницыатор бойни, ища "бледную с косой" бросался грудью на все очаги сопротивления. Удачливостью Буонапарта он не отличался, да и не стремился к ней, так что, закономерно, поймал пулю.
  Мы же с ребятами во время столь весёлых событий "рыбачили" в Каркинитском заливе. Десять подпоиных вчера в севастополе матросов только-только начали недоумённо протирать глаза и пытаться разорвать путы. Пристав на двух лодках к берегу мы перегрузили связанных любителей халявного пойла в арендованную газель. С сожалением я пристрелил ребят, после прострелил дно лодок и завёл моторы... Вернувшись в газель я представился матросам ФСБшником и сказал им, что России нужны герои. Недоумённые взгляды пришлось пояснять действием. Показал им тяжёлый металлический круг на шарнирах на дне индивидуальной огневой ячейки, "детская" рация, берущая на пару сотен метров до ближайшего "сервака". Посередине круга две вырезанные автогеном дырки, снизу лодышки закреплены кандалами.
  Под листом пластид. Я сразу признался, что при любом исходе боя "русским героям перекопа" не выжить. Некоторые плакали, некоторые угрожали. одному пришлось перерезать горло, чтобы прояснить серьёзность ситуации остальным, мол, тут всё по взрослому... Тем более десятый самурай был не нужен, ячеек было всего девять, три "миниукрепрайона". Уже из Евпатории я дал сигнал на разблокировку наручников. Одновременно взлетели на воздух рельсы. Парни, последние три часа слушая волну Севастополя ныть прекратили, ведь у многих там были родичи. Так что первую из ожидаемых колон мы накрыли легко. Веб камеры, бензовоз на обочине, шесть МОНок и три РПК. С опозданием на десять минут, из-за цензуры и редактированья, ролики оказались на сайте.
  Несколько звонков запустили лавину слухов и уже через полчаса счётчик посещения сайта зашкаливает. К ночи хохлы подтянули ещё войск, ихние "МИ" сровняли с землёй трёх первых самураев, видимо кому-то из первой колонны удалось уйти. Теперь вперёд, как и ожидалось, пустили танки... Но к этому моменту "Севастопольский отряд" обрёл новую цель. Корабли снимались с якорей и шли к перекопу. Расстреливаемые с "вертушек" матросики, севшими голосами певшие "Варяг" сыграли свою роль. Танковый клин съел последние "плановые" деньги, обращённые в полтонны гексогена. После танкового провала хохлы осатанели и начали пулять из артиллерии. Случайный снаряд повредил второй сервак и картина боя проппала.
  С сожалением я взорвал вторую тройку самураев, из них можно было выжать ещё полчаса героики. Третий "укрепраёнчик" хохлы раздолбали за двадцать минут, и вышли к Ишуни, но это было малозначимо, так как уже забрезжило утро. Я, с удовольствием, взял на себя радиокорректировку артогня первого подошедшего к берегу русского корабля.
  Следующие двадцать пять часов я банально продрых. Проснувшись, без удивления узнал, что сумел пересечь границу не вставая с койки. Москва, нехотя, признала крым своей губернией и помахала ядерной дубинкой. В Киеве могли только кричать, но активно действовать опасались, так как зашевелился восток страны.
  
  
  Святейший Сатанист Миротворца Глава 10.
  
  
  В которой Читателю будет рассказано о том, что месть "сейчас", это не месть "через год". А так же о том, что самураям пора бы строить побольше из камня, а не из дерева.
  
  
  Выдержки из папки 17182.(Стр. С. для прочт. допуск Имп., Обер-Пр. Св.Син., зам. обер-пр. по прод.испр.мон.)
  "Только море за кормой... Да-а-с. Не то, чтобы качка переносилась моим организмом совсем плохо, но и радости особой она не доставляет. Зажёг свечку, отыскал, наконец-то, подготовленный для меня дневник и погрузился в "события".
  Это сколько же в царя водки надо было залить, чтобы подбить его на такую авантюру? Макаров, значит, был против, Победоносцев против, а кто же за? Отец Семён, а после и Миротворца подбил. Хотя какой он теперь миротворец-то? А Отец Семён сюда после "незалежной" нашего мира прибыл, злой, вот и придумал эту "провокацию"...
  И ведь ни как не остановить мне это смертоубийство! Но отцу Семёну я не прощу, что он туда Тимоху отправил! А тот и рад стараться, детинушка неслухмянная... Каровам морским хвосты крутить будет у Посейдона в гостях... Убереги его Господь от такой участи!"
  
  Выдержки из "Дневников Старца Тимофея" 1956г/изд. "Русская мысль" Скт-Пт.
  "Когда в тот день Отец Семён почти выполз из царёва кабинета я не на шутку разволновался. Опять с ним эта перемена добрый-злой. К Императору поехал, нажрался, как свинья, а Тимохе блевотину вытирай! И знала ведь тогда моя многострадальная задница, что ей перепадёт приключений и работы выже крыши!
  Император, видите ли, войны не хочет, а отомстить хочет? Пожалуйте-с! Отец Семён тут же на белом верблюде... Вот, Ваше царское величество, план, вот смета... Да, людишками придётся рискнуть, зато денег из казны ни копейки брать не придёться! Это ли сыграло роль, или четверть настоенных на водке трав, не знаю... Но теперь я здесь.
  Где здесь? Координаты точные мне знать по высокой должности не положенно. Какая должность? Заместитель командующего по воспитательной части, даже имя есть корейское. Ким Ин Тан, прости господи.
  А ведь знал, что этим кончиться! Когда, после "встречи" с царём, отец Семён оклемался для меня настали не слишком спокойные месяцы... Вы пробовали когда-нибудь организовывать производство "на колёсах"? И не пробуйте! Одни нервы, а отдачи с гулькин нос. Почему спросите?
  Приведу пример: Алюмининий дорог, по первости "ответственный за перетёрку" из двух килограммов полтора стачил, а полкило украл, и тут же продал... Кому-бы вы думали? Правильно, начальнику состава! То, что я алюминевую пудру взвешу этим воришкам в голову не пришло! Не знаю что бы я делал без "императорской индульгенции", как отец Семён выразился..!
  Но "небесный мандат вседозволенности" и десять недружелюбных вооружённых рыл из моей охраны сыграли свою положительную роль в процессе воспитания! Да ребята за то, что их в зиму оторвали из-под тёплых "грелок" и отправили к чёрту на кулички, вообще всех "порвать" могли! А тут-то и всего, в топку паровоза двух воров засунуть публично...
  Целый месяц, вдумайтесь друзья мои в эту цыфру, целый месяц в этом маленьком кусочке Руси не было воровства! Не в нашем составе, не в двух других, плетущихся тогда сзади! Потом опять "срыв", теперь на "земляном масле", два ведра... Женская ласка, которую воришка получил взамен "продукта" от крестьянки на станции не пошла ему впрок... Не удержался, похвастался!
  Зря он это сделал, да и сам по лицам окружающих "друзей" об этом догадался... Скрутили привели... Этому воришке выпала честь стать "испытателем"... Как раз первая партия "греческого огня" по рецепту отца Семёна подоспела. Горел воришка знатно, с четверть часа. Несколько людишек, проблевавшись, на следующий день дали дёру. День пришлось постоять, но поймать мы смогли только двоих...
  После этого, до самого пункта назначения, эксцесов не было. Дальше были лошади, сани, караван подвод до Амура... Десять же поездов загнали на паралельные "ветки", сделанные заранее, тут же были приготовленные доски... Словом, когда мы отъезжали, это место напоминало, да и было в сущности, небольшим городком. Локомотивы, отцепленные от десятка составов, отправились на запад, ну а мы, помолясь, на восток."
  
  Выдержки из папки 17182.(Стр. С. для прочт. допуск Имп., Обер-Пр. Св.Син., зам. обер-пр. по прод.испр.мон.)
  "С утра встретился с адмиралом Макаровым. Неприязнь его к отцу Семёну, в последнее время, сильно сгладилась. И дело не в том, что он считал меня в "семёновской" ипостаси выскочкой, отнюдь нет! Он и сам из "нижних чинов", претензии его ко мне были в другом. Он, довольно справедливо между прочим, считал, что на дальнем востоке Россия к войне не готова.
  Что из этого следует? Да то, что надо подтягивать резервы! А чем Отец Семён "подкупил" императора? А тем, что его план, по началу казавшийся насквозь авантюрным, предполагал отмщение "здесь и сейчас". Вот это лихачество и было камнем преткновения! А ещё не верие в продажность китайцев... Это он зря! Если бы было на тот момент у нас побольше "свободного" золота мы бы не только два 'Динъюаня', мы бы всю "Северную эскадру" у китайцев купили."
  
  Выдержки из "Дневников Старца Тимофея" 1956г/изд. "Русская мысль" Скт-Пт.
  "Не знал что китайцы такие жмоты! Нет и наши военные без 10% отката даже не почешутся! Но не целые же броненосцы продавать! Тут уж ихняя "Катерина", императрица Цысянская, маху дала. Почитай два года назад вместо очередного броненосца себе дворец построила! Внаглую. А те двое капитанов как раз из "недовольных" оказались такими порядками. Так что за наш "откат", документы на жительство и патенты первой гильдии они ухватились немедля, особенно когда их заверили, что их суда только по японцам стрелять будут...
  Семьи с берега капитаны забрали "на прогулку" затем по одиночке подошли в открытом море к "угольщику". Большая часть экипажа, после устроенного капитанами "обеда" тихо отошла в мир иной, остальных дорезали подлые 'Тонхаки'. Кто такие 'Тонхаки'? Это религиозная секта такая в Корее, проповедовавшая равенство всех людей и выступавшая против правительства и за изгнание из страны японцев. Основную массу последователей секты составляли крестьяне, видевшие в учении о равенстве людей призыв к разделу земли феодалов.
  Военная разведка даже предоставила в наше распоряжение двух настоящих тонхаковцев не малого ранга и одного переводчика. Почти все артиллерийские снаряды, кроме малых калибров, китайского производства мы сразу же отправили за борт. На их место грузились 305 и 150 мм снаряды, переделываемые в поездах по пути на Восток, с "греческим огнём". Испытания, проведённые на паре рыбачьих шаланд, показали очень неплохие результаты. Далее мы прошли южнее острова Яку и, почти не встретив сопротивления, ночью вошли на рейд Йокосуки, в конце ночи, в течении часа, обстреляли Токио.
  Японские хижины, не смотря на достаточно дождливый март, горели хорошо. После этого путь нашей маленькой эскадры под корейским флагом стал смещаться на юго восток вдоль японского побережья. Горели Симидзу, Хамамацу, Йоккаити, города, угольные терминалы... Из последнего мы ушли в океан и там, на пути из Манилы, перехватили несколько кораблей с "военной контрабандой". Сгрузив с них весь уголь и выбросив "контрабанду" в море мы отправились в дальнейшее плаванье. Порты, которые защищало хоть несколько орудий, мы обстреливали ночью, остальные днём.
  Дважды нас "трепали" японцы и, после Нагасаки ход замедлился до 10-ти узлов. Южнее Цусимы, по заранее оговоренным координатам, нас встретил очередной "угольщик" и это было очень хорошо, так как "зажигалок" у нас осталось по паре на орудие. Встречные японские суда приходилось обстреливать малым колибром и беречь "огнёвки" для возможного боя, поэтому несколько лоханей от нас ушло. Загрузив боеприпасы и уголь мы направились по обратному маршруту "отутюживать" неохваченные ранее районы. Хокайдо мы обстреливали уже на пяти узлах.
  Если бы не заранее запасённый для тушения песок мы пару раз могли сгореть от своих снарядов, загоревшихся от вражеских попаданий. Севернее Вакканая нас встретил очередной "угольщик". Он привёз пополнение, снаряды и забрал раненых. Мне пришлось пристрелить обеих капитанов, и отдать власть их помошникам, так как они попытались оспаривать данный ранее приказ Императора. Корабли на ходу? Да. Половина артиллерии может стрелять? Безусловно. Снарядов и людей опять полный комплект? Конечно. Капитаны "устали" то есть струсили? Нет такой болезни которую бы не вылечили "свинцовые примочки".
  Возле Нагасаки мы потеряли один из кораблей, удалось подобрать из пучины лишь три десятка человек, лишь тогда я счёл миссию условно выполненной. К корейскому побережью мы подошли ночью. Высадив "корейских товарищей", так называл их отец Семён, и нагрузив встречающий их караван лёгким оружием, мы пересели на ожидающий "угольщик" и отправились домой."
  
  Выдержки из "К. П. ПОБЕДОНОСЦЕВ. ПИСЬМА" 1921г/изд. "Русская мысль" Скт-Пт.
  Зная, как занято время у Вашего Императорского Величества, воздерживаюсь просить разрешения явиться лично.
  Долгом почитаю доложить, что нынешнее состояние митрополита Московского не подает надежды на скорое выздоровление. Он не в силах сознательно распоряжаться, и в делах уже оказывается застой. Посему сегодня от синода послан указ старшему викарию, епископу дмитровскому Александру, вступить временно в управление епархией.
  Из Америки получаются довольно часто любопытные известия. Слава Богу, в первый раз там явился епископ разумный и заботливый, и потому дело оживилось. Но его положение тяжелое, ибо людей надежных почти совсем нет, и трудно найти здесь охотно желающих туда ехать. Много приходится распутывать и улаживать ошибок и упущений прежнего времени. Очень сожалею, что новый наш посланник не повидался со мною. Зато нахожу я большое подспорье в умном, образованном и любезном американском посланнике Уайте, с которым нередко вижусь.
  Между тамошними русскими галичанами возникло сильное движение к православию и все усиливается. Затруднение наше в том, что приходится назначать жалованье священникам новых приходов. В последнее время образовался новый приход в Стритторе, близ Чикаго, где присоединилось 600 человек. Любопытно, что они, никем не побуждаемые, придумали 6 декабря послать наследнику цесаревичу поздравление с днем ангела и очень были обрадованы ответною телеграммой Его Высочества: 'Most happy to hear such good news. Thank new converted orthodoxes'.
  Так же покорнейше прошу Ваше Императорское Величество отказать в своей поддержке отцу Семёну хотя бы на год, ибо его действия могут вызвать нежелательные последствия. Ибо сейчас, когда Россия, с Божьей Помощью, стала выкарабкиваться из последствий неурожая, война будет крайне нежелательна.
  Константин Победоносцев
  14 января 1893
  
  По приказанию Вашего Императорского Величества я имел объяснение с протоиереем Павловским, и вот сущность того, что я услышал от него.
  'По завещанию покойного И. В. Рождественского,- говорит Павловский,- я был назначен его душеприказчиком, по особому его ко мне доверию, что означено и в самом завещании, где сказано, что мне поручается исполнение всех распоряжений по словесному или письменному заявлению покойного, причем сказано, должен я помнить, что единственный в том отчет отдам перед Вечным Судиею. Еще при жизни своей покойный вручил мне особую, на двух листах собственноручную записку о его распоряжениях, где особливое было постановление и о дневнике, после него оставшемся. Об этом дневнике И. В. очень заботился и при жизни говаривал мне, что он никаких мемуаров не вел, а записывал кое-что коротко, отходя ко сну, и то не для сохранения, а для того, как говорил он, чтобы предостеречь себя на будущее время от прежних погрешностей. Он заботился, чтобы по смерти его дневник этот (всего около 30 тетрадей) не попал в посторонние руки, и потом в особой записке выразил свою волю, чтобы эти тетради послужили мне для его биографии, которую предоставил мне писать, а затем настоятельно требовал, чтобы я сжег их.
  По кончине И. В-ча я немедленно приступил к исполнению завещания. Приходилось передать некоторые вещи, иконы и т. п. великим князьям. Для сего я явился к в. кн. Сергею Александровичу (в 1882 г.). При этом свидании в. князь спросил меня: правда ли, что после Ив. В. остался дневник, и когда я отвечал утвердительно, в. кн. пожелал - нельзя ли дать ему его на прочтение, причем выразил, что особенно интересуется тем временем, когда И. В. был с малолетними князьями в Гапсале. Вернувшись домой, я отобрал 10 тетрадей, относившихся к этому времени, и передал их вел. князю.
  Прошло более года с того времени, но тетрадей мне не возвращал вел. князь, а без них я не мог приняться за составление биографии. Тогда я просил Веру Перовскую напомнить о них вел. князю. Через несколько времени Вера Перовская передала мне ответ, что вел. князь поручил Арсеньеву объясниться со мною о тетрадях.
  Вслед за тем я получил от Арсеньева приглашение явиться к нему, в морской корпус. Это свидание привело меня в крайнее недоумение. Арсеньев заговорил со мною каким-то решительным тоном и стал от меня требовать все тетради, говоря, что я обязан отдать их по долгу верноподданного. Я ответил ему, что не ему учить меня о долге верноподданного, которому я учил целое поколение и его еще могу поучить. Если бы Великий Князь обратился ко мне сам, или Вы (обращаясь ко мне) спросили у меня, я не затруднился бы отдать, но Арсеньеву я отказался отдать именно потому, что он мог прочесть, что там писано, а я обязан был скрывать тетради от всех посторонних, притом я знал, что в тетрадях есть места, относящиеся к Арсеньеву.
  После этого объяснения я решился прямо исполнить волю завещания, и сжег все остальные тетради'.
  'Прошло с тех пор около 10 лет. Меня беспокоила мысль, что остаются еще у в. князя тетради, не уничтоженные. Тогда (в декабре прошлого года) я решился через фрейлину Козлянинову опять напомнить о них Великому Князю. Козлянинова потом сказала мне, что на это напоминание в. князь только изменился в лице и отошел в сторону'.
  Вот содержание того, что я слышал от прот. Павловского; он удостоверяет, что объявил сущую правду, и просит меня оправдать его перед Вашим Величеством. Если бы, говорит, Государь тогда спросил у меня эти тетради, хоть через вас, я немедленно отдал бы их.
  Я просил его принесть мне подлинную записку И. В. Рождественского и его завещание. Я видел сегодня и то, и другое и, зная рукопись И. В., убедился в подлинности. Прилагаю примем выписку из подлинной записки относительно дневника. Эта записка передана была Павловскому в конверте, на котором рукою И. В. надписано: 'Душеприказчикам моим,- протоиерею Павлу Васильевичу Лебедеву (он умер раньше смерти завещателя) и Леониду. Андреевичу Павловскому,- распоряжения мои по духовному завещанию'.
  Павловский говорит, что и сам он не читал всего дневника, за многие годы состоявшего из кратких заметок, а лишь пробегал кое-что (так как не приступал к составлению биографии). И. В. был человек сдержанный и потому уже, по словам Павловского, не позволил бы себе распространяться.
  По предложению моему Павловский принес мне письмо, в коем удостоверяет, что дневника этого никто не читал и копии с него не снималось.
  В связи же с дошедшими с Тихого океана вестями в салонах много разговоров, но Россию прямо, слава Богу, прямо в виновниках пока не упоминают. Хотя про "руку Петербурга" вложившую "помощь" в руки корейских мятежников слухи уже есть.
  Константин Победоносцев
  Петербург. 27 апреля 1893
  
  
  Святейший Сатанист Миротворца Глава 11.
  
  
  В которой Читателю будет рассказано о том, как из искры разгораеться пламя. А так же о том, что зеленые листья ФРС США вянут от запаха обеднённого урана.
  
  
  -Будем жить, мужики, наши ракеты для "Стрел" подтащили!
  -Лучше бы они жрачки и "радисток" ещё подкинули, москали хреновы!
  Парни лаються беззлобно, так для души... Ну чем им прикажете заниматься? Бежать? Так у многих за спиной родня и дома, пусть и слегка попорченные в первую "беспредельную" неделю Натовскими бомбардировщиками.
  Почему "беспредельной" была только неделя? Так ровно через шесть дней после начала войны на Украине два авиаполка Российской Империи провели налёт на Одессу, Львов и Киев. Это потому, что переговоры на следующий день начинались между "западом" и "востоком" в достаточно нейтральной Финляндии.
  После налёта представители Ющенко быстро пошли на устраивающий Империю вариант "не вынесения сора из избы". Почему они янковских покровителей частично кинули? Так разбомбленна было ровно половина предприятий принадлежащих их "кланам", так что шкурные интересы перевесили зелень и компромат крыс из Лэнгли.
  Теперь в незалежной "официальная" гражданская война, инструкторы там всякие, помощь оружием... Но из авиации разрешены только вертолёты, противодействуют им "стрелы" и "стингеры". Зато разведка, что у нас, что у "жополизов" великолепная! Подхожу, пригибаясь, к капитану, он кивает, не отрываясь от ноутбука. Хорошо горят, черти! Это я о вертолёте, картинки с русского спутника великолепные.
  Этак скоро и вертолёты перестанем применять, хотя и вряд ли. Янки ведь они не дураки, зелень своим наёмникам платят за конкретные операции! Почему у них наёмники, с нашей стороны ведь большинство интернацианолисты-бессеребряники? А разврвтили господа дерьмократы народ! Воевать после первых кровавых "стенок на стенку" их бритые парни соглашались только за большую зелёную бумажку наличными.
  Провели они, например, операцию, захватили десять километров территории, извольте раскошелиться господа Янкесы! Ах капусты ещё не нашинковали, гривнами или зайцами расчетаетесь? Дальше ихние хитрожопые бритоголовые связываються с нашими и взяв небольшую мзду, калашами или "чистяком", уходят на предыдущие позиции. Так что теперь янки всех "нормальных" наёмников подтягивают, кого могут, так что там в окопах, из ста человек хохлов если штук десять будет, и то хорошо!
  Зато на нашей стороне окопов лишь хохлы, сербы, белорусы и русские, в смысле россияне, потому как есть один татарин. Живём дружно, водки хоть залейся, патроны, гранаты, мины и ВОГи в наличии, "Стрелы" есть. Да, с ППЖ была проблема, но и она решаеться. Уже пару тюрем с женским контингентом "условно" выпустили, с обязаловкой полгода отработать в окопах "радистками". У нас пока на тридцать восемь человек всего две, но ещё четырёх обещали подкинуть через неделю. Женщин стараються не обижать, но не расковывают, ибо в "полугодки" выбирают большесрочниц.
  Что это значит? Это значит передают не совсем затасканых убийц, рецедивисток и сумасшедших, но и их уже не хватает. По слухам подходящий контингент начинают передавать из Империи.
  Отец Семён вообще не хотел всю эту мясорубку организовывать. Собственно он на организатора и не тянул, всё случайно получилось! Уходил бы через Одессу, так нет же, потянуло его в Запорожье! Нарвался на блокпост "западных нацианалистов" подмандаченых киевом, развернуть взятую навсегда взаймы у некого местного товарища БМВуху не успел, сзади затор. Уже когда три машины впереди оставалось, помолился за упокой собственной души, гранаты приготовил... Но тут произошёл отвлекающий момент в виде отсутствия наличия документов у трёх дам в "проверяемой" бритоголовыми десятке. Пулемётчик у "Корда" отвлёкся, стал возмущаться, что гражданочкам проверку делать будет не он...
  Сценка боя, точнее растрела "насильников" и последующий вид "осмотренной троицы", снятая мобильным телефоном одного из случайных "папараци", попала на благодатную почву и полыхнуло...
  Отец Семён, благоразумно, полез на передний край противостояния, тогда там документов не спрашивали. Сейчас у меня в наличии имелся чужой паспорт и основательно заросшая растительностью "личико". В "смотрящие" Отец Семён, благоразумно не рвался, хоть и предлагали, оставаясь рабочей лошадкой войны. Как ни странно, оказался хорошим снайпером, поддерживая более "близорукой" винтовкой двух братьев-сербов с СВДшками.
  И всё бы хорошо, вот только от "обязательного" прочтения дневника Отца Семёна умений достаточно хорошего стрелка и корректеровщика мне не прибавилось. Что делать? Сокраментальный вопрос, но и он оказался продуман моим редшественником. Четвёрка разведчиков за прошедший день усохла до тройки, но ни кто не рвался добровольно войти в этот отряд сметников. Прикажут, сдюжим, а так... И никакие пайки и доступ к радисткам на равне с командиром тут не канали. Так что моё служебное рвение капитану пришлось по душе.
  Вышли мы ночью и была нам удача. Облажная облачность исключила из дела спутники а БТР с джипом мы взяли на раз. Фугас сбросил сопровождающий броневик в овражек, где он красиво сдетанировал, а джипперов повязали аккуратно. Пока другие маялись с начальником и адъютантом я, с согласия старшего, занялся водилой. Отрезав у него четыре мизинца и сделав лёгкий надрез на двадцать первом пальце я предлажил противнику вспомнить нечто, что бы могло прервать процесс уменьшения регенеративных возможностей его организма. Потеря безымянных пальцев, наконец-то, подстегнула его мыслительный процесс и он выдал "бомбу".
  Полумесячное жалованье наёмников всей южной группировки "западников". Как всегда, водитель знал водителя, которые пользовались благосклонновтью одной и той же машинистки. Позвал старшого, мы с ним ещё раз прослушали запись с "живого журнала". Вероятность была 50 на 50, да и информация была слишком "горячей", но старшой оказался безбашенным. Условная фраза для таких случаев была, писк ушёл в эфир, а мне, как самому "младшему" в разедотделении доверили зачистку. К пяти утра полтора десятка костеривших нас бойцов вышли за линию фронта. Стоило это нам полукилограмма героина, для часового-чеченца из правофлангового подразделения "Западников".
  Дождь шёл до девяти и позволил нам занять позиции на обочинах под "плащами невидимками". Их мы, как ни странно, покупали у жополизов. Янковские модели, да и наши, были в полсотни раз дороже, а луче лишь на треть. Делали "дешёвые подделки" в Киеве, обычная плотная ткань с частыми "жилами" из молекулярно изменённого под действием коротких импульсов в сотни тысяч Ампер углерода. Методика была с хитрецой, но после начала конфликта подобные установки сразу же были построенны и янками и русскими близ своих АЭС, так как главная проблема была в бесперебойной электроэнергии. До "малой гражданской" плащей почти не делали, зато понаклепали энное колличество чехлов для танков.
  Один такой чехол соседняя с нашей рота и раздобыла, честно поделившись с нами за два ящика водки и "арендовав" нашу брюнетку-радистку на пять дней. Всего плащей-пончо получилось девятнадцать штук, четыре разведке, пятнадцать усилению. Видать сатане я ещё пригожусь, если он так бережёт своё чадо, дело было адски жаркое. Правда вертолёта сопровождения было всего два, мин хватило, но как же их было много! Когда рвали дверцы инкасаторского броневика в живых у нас осталось всего пять человек. Я, сербы снайперы, старшой и один из "стрелочников". Взяли восемь лимонов капусты, основательно подраненного языка бухгалтера и несколько ноутбуков. Старшой, вполне разумно, пошёл сначала на восток, но дождавшись дождика, повернул вглубь жополизовской незалежности.
  Бухгалтеру вкололи морфия и час он пел под ножом, но на большее сердечка не хватило. Как оказалось в памяти компов было ещё тридцать лимонов гринов для "полевых командиров", но ключи-флешки были у самих вождей тейпов. С телефонной связью было достаточно хреново, но интернет янки не отключали. Беда была в том, что перезаписать номера счетов было делом суток, а то и меньше. Выручили, как не странно, знакомые одного из сербов. За половину суммы они приняли заказ, и сработали добротно. Пятнадцать только что отмытых миллионов, да восемь бумажных... К сожалению мои соратники смотрели на эти бумажки не как на инструмент решения проблем, а как на деньги... Предложений они моих не поддержали, проголосовали дождаться решения командования...
  Хакеры сербские были ребята честные, остаток лимонов оприходовать согласились. Я ещё раз выглянул в оконце заброшенного барака, стоящего на опушке леса, и положил ствол с глушаком на подоконник. Затем аккуратно переложил тело одного из сербов и оттёр пятна крови с экрана ноутбука пилоткой старшого, смоченной остатками спирта из фляжки. Некоторые сведения всё же пригодились и не утратили актуальности после разгрома моей организации. Пять сербов, бывших спецназовцев, теперь нелегально живших в америке и работавших "уборщиками" на хохляцкие групперовки согласились взять ЗКО за работу. Точнее будет сказать они бы взяли и безналичной капустой, но узнав о сути операции согласились только на золотые облегации швейцарии.
  Проплатив акцию, которая должна была состояться через неделю, я занялся разменом зелени в тылу врага. Брал евро, брал наркоту, брал горючее. Ровно через неделю зелень, было укрепившаяся, ухнула вниз. Банкоматы, якобы после починки, были доставлены малыми транспортными компаниями точно в срок. Ровно полтора центнера снарядов с обеднённым ураном в каждом. Двенадцать банков уполномоченных Федеральной Резервной Системой США, которые непосредственно отвечали за печатание стодолларовых банкнот, оказались "условно радиационно заражёнными". И пусть в одном случае, самом неудачном, лишь один снаряд залетел в фое банка, главное пиар. Сербские хакеры оперативно разместили информацию и ролики на сайте и зеркалах, а затем разослали СПАМа на два лимона абонентов. Наличные доллпры мгновенно стали "слегка непопулярны", а капусты на руках было ещё очень много...
  
  
  Святейший Сатанист Миротворца Глава 12
  
  В которой Читателю будет рассказано о русских разносчиках вируса демократии. А так же о том, что иррегулярное войско хоть на суше, хоть на море, приводит в ужас своего командующего.
  
  
  Выдержки из "Дневников Старца Тимофея" 1956г/изд. "Русская мысль" Скт-Пт.
  "Отец Семён, определённо, садист. Как зима, так планы у него наполеоновские, скорей бы что ли, в добрую свою ипостась перекинулся? А с другой стороны с доброй его половиной от скуки загнуться можно. При "добром барине" на работе только и остаёться, что в потолок плевать, да и то под настроение.
  А когда он нормальным становиться, человеком, а не ангелом, с ним интересно! Вспомнить ту же Японию... Вроде остров и остров, в десятую часть губернии, а поди же ты... Когда я сошёл с угольщика во Владивостоке и слегка отоспался и полечил нервы в здешнем "курятнике" то соизволил почитать газеты. Сколько нового узнал о "Маленькой и свободолюбивой нации" япошек. Как их бедных обидели корейские бомбисты, которым кораблями помогли драконы, а снарядами медведи...
  По прибытии в стольный град на Неве я прочёл о высадке китайцев в порте Кагосима на острове Косю. На этот раз урагана "Камикадзе", который сотни лет назад не дал монгольским кораблям захватить Японию, на горизонте не предвиделось. Плохонькие китайские джонки везли войска со страшным перегрузом, защищали это сборище плавучих гробов остатки "Северной эскадры"... Вы думаете почему китайцы вдруг полезли воевать? Да, стратегически благоприятный момент, да Британия не успела прийти на помощь своим саттелитам...
  Но не это было главным. Изуитский план отца Семёна сработал. Двое "нашёптывателей" из русской контразведки успешно разнесли по Пекину слухи о полном уничтожении японского флота, а так же богатствах острова Косю. Мол, все ценности от огня корейских сепаратистов вывозили вглубь побережья, где они сейчас и находяться под малой охраной. Плюс к тому свою роль сыграли письма "китайских капитанов-диссидентов", отдавших свои корабли "во имя великой цели величия родины". Эти растриги в своих посланиях стали агитировать своих друзей-ястребов сместить императрицу с пристола, если она откажеться воевать.
  После этого одному царедворцу из ближайшего окружения "Цыси" было предоставлено десять тысяч фунтов золотом, а так же список тех, кто получил "провокационные" письма, и предложен некий план. Суть его заключалась в том, чтобы те из ястребов, кто не довёл до сведения компетентных органов факт получения писем отправились в Японию малыми силами почти без прикрытия флота. Мол, если высадиться получиться, то можно добыть золото, эвакуированное вглубь острова Косю. Если высадка не удасться разом можно будет избавиться от бузатёров в армии.
  С другой стороны при удачной высадке, но не обеспечении захвата надлежащих трофеев на очередной "дворец" императрицы, военных можно обвинить в присвоении золота. Если же удержать плацдарм получиться, то "неверных военначальников" можно бросить на завоевание остальной японской территории, а по их костям к победе придут верные императрице люди.
  И вот теперь опять зима, опять я еду на восток. Теперь, исходя из моих инструкций, должны зашевелиться "сепаратисы" Аляски, с коими уже проведены предварительные переговоры."
  
  Выдержки из папки 17182.(Стр. С. для прочт. допуск Имп., Обер-Пр. Св.Син., зам. обер-пр. по прод.испр.мон.)
  "Отец Семён стал хитрить. В прошлый раз отправил за неделю до моего "прихода" Тимоху на "морскую прогулку, но тогда хотя бы пояснил в днивнике куда. На этот раз "запрятал" Тимоху куда-то на восток, а с ним не малый запас наличности и сто человек. Причём люди с ним не "от сохи", а "от винтовки", часть из них бывшие моряки. Куда они едут, какую авантюру опять задумала моя "пропащая половинка?"
  
  Выдержки из "Дневников Старца Тимофея" 1956г/изд. "Русская мысль" Скт-Пт.
  "Встретили меня местные вожди радушно. Почему? Во-первых, предварительные подарки от предшественников. Во-вторых, десять тысяч старых, но ещё добротных винтовок, пятьсот револьверов, патроны, пули, тысяча бочёнков пороха... В общем, на совместную операцию они согласились. В тот день воды Юкона основательно окрасились в бордовые тона. Десяток разномастных судов в гавани, два из которых были военными "полупарусниками полупараходами", было атаковано утром самыми большими лодчёнками "объеденённого флота". На носу у каждой из них был длинный шест с привязанным к нему бочонком пороха. Знали бы вы сколько сил и нервов мне стоило убедить вождей именно топить суда, а не пытаться взять их на абордаж!
  Ну не хотели "дети снегов" понимать, что столько добычи может уйти на дно в одночасье! Уломал я их только тем, что не выпустив из гавани ни одно судно они потом, возможно, захватят ещё столько же, но только если вновь пришедшие не будут подозревать подвоха. Отец Семён был прав, даже такая простая операция как "навал" всё равно вылилась среди дикарей в состязание по личной храбрости. Военные суда потопить было почётнее, поэтому восемьдесят из ста лодчонок напали на них. Из оставшихся двадцати, шесть лодчонок потопили пять судов, а остальные четырнадцать, наплевав на приказ, полезли на троих жирных купца на абордаж.
  И ведь ходили среди бостонцев слухи о возможном нападении! Один из капитанов "жирного купца" оказался "с зубами и мозгами" и прислушался к слухам. Половина людей у него была на борту, а не на берегу, плюс четыре пушечки... Не повезло ему, чуть удачи не хватило! От четырнадцати абордажных судов отбился, а вот при виде кинувшихся на него восьмидесяти лодок справедливо здрейфил. Людей у него всё же было маловато, абордаж хотя бы одной из лодок мог кончится для него плачевно. Но, почти прорвавшись к "чистой воде" мимо двух тонущих "вояк", он нарвался на три заплутавших в утреннем тумане лодчонки, этакого невольного "засадного полка". И пусть две из них он успел потопить, но бочонок третьей разнёс ему руль... Из бросившихся на него шести десятков оставшихся лодок он потопил ещё тридцать...
  Так что самодеятельность "морского десанта" чуть не стоила провала всей операции, но теперь у новорождённого "Аляскинского Союза" было три нормальных океанских судна, два из которых готовы были к отплытию в любой момент. Одно из них, под формальной командой одного из вождей, отправилось в Макао, второе во Владивосток. Каждое судно, кроме груза мехов, везло декларацию независимости "Аляскинского Союза" и "Северную доктрину", в которой говорилось о недопустимости вмешательства каких-либо сил во внутренние суверенные дела нового свободного государства."
  
  Выдержки из папки 17182.(Стр. С. для прочт. допуск Имп., Обер-Пр. Св.Син., зам. обер-пр. по прод.испр.мон.)
  "По телеграфу из Владивостока, наконец то, пришли вести, прояснившие для меня местонахождение Тимохи. Переполох в здешнем болоте революция на Аляске вызвала преизрядный. Возле посольств великих держав идёт очень бурная суета, видимая невооружённым глазом. Янки, однозначно, "свободы выбора" одной из своих колоний никогда не допустят. Опять война, опять смерти... Господи, может в петлю? Да, грех, но ведь и Отцу Семёну "здесь" больше согрешить не удасться..."
  
  Выдержки из "К. П. ПОБЕДОНОСЦЕВ. ПИСЬМА" 1921г/изд. "Русская мысль" Скт-Пт.
  По поводу дневника И. В. Рождественского приходит и мне на мысль заранее заявить пред Вашим Императорским Величеством, что я, с тех пор, как переехал сюда из Москвы и вступил в непременную и разнообразную работу, не имел обычая записывать все то, что со мною случалось, и чему я был свидетелем. И не потому, чтоб я считал это ненужным или опасным, а просто потому, что не находил к тому досуга и времени и не могу понять до сих пор, как успевают люди занятые делами записывать еще дневные происшествия, разговоры и суждения. Днем занят, а к ночи такая усталость, что нет сил записывать о себе. Я записываю каждый день только имена, кто был у меня, у кого я был, какие были заседания, только для практической цели, то есть, чтобы вспомнить, когда нужно имена и числа. Следовательно, нет повода опасаться, что после моей смерти останется что-либо подобное.
  Правда, в последние годы, особливо с 70-х годов, я был свидетелем, отчасти и участником, многих важных событий и мог бы многое интересное записать, но никогда не успевал это делать, притом, чем важнее события, тем труднее описывать их, а в последние годы прошлого и в первое время нового царствования все, что я видел, производило во мне такое сильное возбуждение, что не было бы силы с пером в руке весть какую-нибудь хронику.
  Это же возбуждение, при сердечной боли о многом, не дозволяло мне передать кому-либо свои впечатления, конечно, кроме жены моей, которая одинаково со мною хранила их в душе глубоко. Был один только человек, очень близкий по душе нам обоим - это покойная Катерина Федоровна Тютчева. К ней одной писал я по душе в тревожную эпоху 1880-1881 года, и эти письма составляют единственный материал моих впечатлений. После ее смерти переписка эта возвращена мне, и я намерен когда-нибудь, запечатав ее, отдать на хранение в Публичную Библиотеку.
  Вашему Величеству памятно, что в первые годы Вашего царствования Вы оказывали мне близкое доверие. Следы его действительно хранятся у меня, но не в виде каких-либо записок. Это - разного рода бумаги, которые характеризуют эпоху с ее волнениями, отчасти все, что от Вас мне присылалось, и записочки Ваши. С своих писем ничего у меня не оставляется, ибо я пишу все прямо набело. Все эти материалы никому, кроме меня, неизвестны, но я собирал их по годам в папки, коих имею несколько, с надписью:
  'Novum regnum'. Вот - одно, что после меня останется, в качестве исторического материала,- и все это я готов буду хоть теперь же сдать в безопасное место.
  Пишу об этом вот с какою целью. Я уже стал стар и вероятно недолго уже останусь,- да и вообще слишком 3/4 жизни уже прожито, а человек может умереть внезапно, и не хотелось бы мне, чтобы после меня жену мою тревожили розысками бумаг, имеющих политическое значение.
  Константин Победоносцев
  28 апреля 1893
  
  Выдержки из "К. П. ПОБЕДОНОСЦЕВ. ПИСЬМА" 1921г/изд. "Русская мысль" Скт-Пт.
  В дополнение к прежде изложенному, спешу к отъезду курьера прибавить, что следствие о покушении на меня производится. Молодой человек возбуждает крайнюю жалость, весь больной, истомленный и, как видно слабоумный, расстроенный нервами. Запиравшись вначале, он сознался на другой день в беседе со следователем, но на вопросы о том, что побудило его к такому поступку, дает странный ответ: его так истомили болезни, что он искал смерти и способом к тому выбрал это покушение, которое могло привести его к казни.
  Такое объяснение - или указывает на крайне расстроенное воображение, если оно искренне, в чем можно сомневаться, если же оно придумано, то должен быть другой мотив. Пролежав 2 1/2 месяца в больнице, он прямо оттуда пошел на покушение. Если он служил притом орудием сторонних внушений, то, спрашивается, откуда они явились и где они явились,- во Пскове ли еще или в больнице?
  Смею так же выразить своё мнение относительно недавних вестей с Аляски. Как мне кажеться в данной ситуации не надобно торопиться одназначно вставая на сторону САСШ. Ведь Аляска это то же территория САСШ? Мне кажеться надо взвесить все юридические тонкоси и использовать их так, как будет выгоднее Российскому престолу.
  Константин Победоносцев
  Петербург. 23 декабря 1893
  
  
  
  Святейший Сатанист Миротворца Глава 13
  
  
  В которой Читателю будет рассказано о том, наёмникам надо платить с учётом инфляции . А так же о том, что банк без солидных средств усиления просто напрашиваеться на разграбление.
  
  
  -Ну, здраствуй город Петра..!
  -Ваши документики гражданин подданый!
  Вот такой вот злой город. Я ему чувства изливаю, а он у меня документики требует через своих держиморд... Ещё обзывает гражданином-подданым. Это шутка у императора такая, когда общество разделяеться во мнении как называться конкретному одиночному быдлу, главпахан сделал так, чтобы все стороны были равнонедовольны. Я же, недавно прибывший в это тело, чувствовал себя отлично, не смотря ни на какие "проверки".
  Из Западной Украины Отец Семён выбрался достаточно легко, тамошняя сторона фронта стала напоминать решето, после того, как наёмники отказались работать за ту же зарплату в зелени. Правы они? Разумеется. Если ваучеры американской резервной корпорации подешевели втрое, то надо и зарплату охотникам за головами увеличивать втрое! Вы согласны? А они всего на десять процентов подняли!
  Что случаеться в таких ситуациях? Правильно, фронт развернулся мордой к тылу и начал грабить граждан огрызка незалежной. Предвидеть такой поворот было возможно, поэтому Отец Семён не пренебрёг моими инструкциями и три недели ждал в двадцати километрах от новой границы. Как только фронт развернулся он выгнал из бурелома Камаз и снова замаскировал его в трёх километре от границы, а сам пошёл докладываться начальству.
  Расчёт был верный, военных интересовали в первую очередь не списанные разведбатовцы, а состояние комуникаций в тылу противника. Отец Семён понимая, что меч недоверия от его головы всё же пока не убран вызвался быть козлом отпущения, что ему тут же позволили. План его был прост и для командования выгоден, поэтому ему придали пять альфовцев и послали налаживать контакты с мародёрами в которых привратились вчерашние наёмники.
  Отец Семён прикрасно понимал, что у посредника в таких делах шанса выжить нет, поэтому ушёл от такой чести через пару месяцев. За это время мародёры, став вполне организованной силой наладилили плановый сбор всего ценного, что плохо лежит, а главное вывоз его за пределы западного огрызка незалежной. Фронт же восточников, тихой сапой, двигался по пятам у убийц и насильников. "Освобождённые" приветствовали "братьев славян" радостными воплями, или же не приветствовали вовсе, лежа с выклеванными глазами возле пепелищ своих домов.
  Наёмники, распробовав налёты "по заказу" и получая бесперебойно ракеты к стингерам, безропотно переводили десятину на счета командования восточным фронтом. Вот через два месяца, когда альфовские палачи-охранники слегка расслабились, а с той стороны пришёл очередной посланец с бумажкой о новых номерах счетов и паролями, Отец Семён "сделал ноги". Просто сиганул в окно второго этажа на дырявый полог бывшего матерчатого повильончика, оставив внутри гранату. Выжил он чудом, так лимонка вызвала цепную реакцию. Видимо, как и подозревал Отец Семён, в радиопередатчике для связи с командованием была "закладка". Очень уж он тяжёлый был, как объяснили кураторы "последняя модель".
  После отмывки сербскими друзьями в распоряжении Отца Семёна оказалось сто сорок лимонов евриков и грузовик полный "добра". Крепко задумавшись о своих дальнейших действиях, в конце концов Отец Семён решил пойти по пути Кобы. Но как патриот он решил создать свой клан лишь для ограбления тех банков, кто был "против царя", а когда они закончаться сдать или устранить подельников. А вот найти "неверные престолу" банки оказалось делом не простым, так как новоявленные "Савушки Морозовы" очень хорошо маскировались, предпочитая гадить исключительно из-за десятого угла.
  Так что разведка осуществляемая, не бесплатно, проверенными сербскими друзьями была делом не быстрым. К моменту вступления в завершающую стадию первой операции пришла пора ему уступать место. Три дня я разбирался в записях, а на четвёртый, со свежей биографией и слегка подправленным личиком, отправился поездом в город на Неве. За предыдущий месяц вокруг "объекта" уже тёрлись все десять новоявленных банковских налётчиков. Об их "верности" Отец Семён позаботился, повязав кровью тульского предводителя "альфы" с семьёй. Как оказалось из побочной инфы от сербов, тот работал на Еврейский, в смысле Евро Союз, попавшись на крючок на кое-каких грешках. Впрочем ни исполнители, ни колеги покойного об этом не подозревали. А новые наниматели в связи со смертью своего агента, понятное дело, шум то же поднимать не стали.
  Из десяти послушных инструментов самым полезным оказался один студентик. В организацию его завлекли мечты о быстром заработке. Его в головное отделение "Петрокомерца удалось пропихнуть на должность младшего специалиста в департамент ценных бумаг, что обошлось нам в десятку. Пять штук евриков заму по безопасности, пять заместительнице отдела кадров чтобы подкоректировала штатное расписание и внесла туда незапланированную штатную единицу. Безопасник, разумееться, подстраховался, и проверил клиента. Но новоявленный Аль-Капоне пока был чист, как попка младенца, тем более папаша недавно продал квартиру, решив переселиться за город, поэтому происхождение денег на взятку просматривалось. Так что достаточно поверхностая проверка прикормленного безопасника дала добро.
  Самым сложным оказалось подлететь к зданию банка на вертолёте. Но и эта проблема оказалась вполне решаема. В день "Х" одно предприятие в городской черте заполыхало синим пламенем и МЧСники погнали туда не только наземные экипажи, но и вертолёты. В самом жее здании головного офиса, со стороны похожего на неприступную крепость, оказалось множество лазеек. Пятеро из групы захвата проникли во внутренний двор в фургончике фирмы, развозившей 19-ти литровые куллеры с "родниковой водой". Ещщё один подельник скорчился в ногах у водителя, наставив на него ствол. Как и ожидалось, согласно наблюдениям, охранник на воротах увидев регулярно приезжающую раз в три дня машину проверять ничего не стал, лишь кивнул знакомому водителю.
  Помещение хранения ценностей распологалось в подвальном этаже. Вся беда банка была в том, что там было три входа. Один вёл к очень хорошо охраняемому закутку, где принимались и отпускались инкасаторские машины. Второй выход вёл непосредственно в кассы банка, и почти всё время был закрыт. Третий же выходил в огрызок коридора, где находились архив, транспортный отдел и склады. Был у этого огрызка отдельный вход, правда по специальным карточкам. Но... Инкасаторские машины иногда скапливались по три штуки и некоторые "продвинутые" охранники, которым необходимо было только сдавать наличность "шли в обход". Заторы были регулярны, поэтому сопоставить приезд "водяного" фургона и проход по незапланированному коридору денежной кавалькады из четырёх оранников было возможно.
  Как только стало очевидным, что последний экипаж ждать не намерен, а его старшой договорился по сотовому за коробку конфет с младшей кассиршей, чтобы та открыла дверь, засланый казачёк-студент бросил окурок в урну и отправил СМС-ку. Одновременно за квартал до места собыий завёлся водяной фургончик, а на окраине города взорваля цех готовой продукции на одном из предприятий, где складировались лакокрасочные материалы. Мимо нашего студента-курильщика протопали четыре пары военных ботинок американского образца на высокой шнуровке. Дверь была автоматическая, закрывалась медленно, и студент её придержал. Надо отдать должное, инкассаторы были людьми ответственными и последний из идущих оглянулся. Правда к увиденному он тут же потерял интерес, опознав стоящего рядом с входом субтильного курильщика с бэджем младшего клерка.
  Две папки в руках, явно в архив идёт, оружия спрятать негде, а следом пошёл, так лень карточку из кармана было доставать. Младшего клерка действительно гоняли в архив почти каждый день, причём давать ему специальную карточку никто не торопился. Три месяца испытательные не вышли, потому что. Благо что из комнаты отдыха при транспортном отделе туда-сюда постоянно сновали водители и за ними приходилось проскакивать. В последний из таких приходов он оставил под лестницей две лимонки. Лестница спускалась не сразу в коридор, оставляя метровое слепое пятно. Аккуратно положив папки, "студент" сунул руку под лестницу. Топот шагов в двадцадиметровом коридоре затих, потом опять возобновился.
  Первый подарок с уже вынутым кольцом полетел вслед последнему заходящему в открырые не по инструкции молоденькой кассиршей бронированне двери. После того, как по стене отбарабанили осколки, за первым подарком последовал второй. После второго взрыва из комнаты отдыха водителей полезли злые граждане, которых оторвали от отдыха за карточным столом. Но сразу студента бить не стали, бросившись на помощь раненым, а через полминуты их порыв погас под заговорившими калашниковыми подоспевших обитателей "водянова фургона", один из которых остался контролировать лестницу. Одновременно с первыми взрывами в подвале группа поддержки из окон одной близлежайшей высотки растреляла по скоплению инкасаторов три мухи, а потом взялась за СВД. Парни из водяногго фургона прошли внутрь под грохот взрывов, дверь вниз даже не пришлось взламывать, она была заблокированна от закрытия спичечным коробком на жевательной резинке.
  Внутри отдела хранения ценностей пришлось лишь добивать оглушённых охранников, после, заблокировав все двери, заняться мародёркой. Взяли только наличные и банковские векселя, да и то взяли не больше половины от возможного. Шестеро, в том числе и студент, с рюкзаками за спиной, и с сумками в каждой из рук, порскнули к выходу. Как и ожидалось, даже три минуты не прошли даром. Внеший выезд был заблокирова, пришлось действовать по ожидаемому резервному варианту. Выскачив из дверей в подвал группа проскочила четыре метра до боковых дверей в основное помещение банка. Дверь вела на лестницу, ибо лифт в этой девятиэтажке был только с центрального входа. Карточка студента, которой воспользовался впередиидущий автоматчик, внешние двери открывала, но не давала прохода на первые четыре Вип-этажа, а только с пятого по девятый, где сидели простые рабочие лошадки финансовой пирамиды, обслуживающей нужды Лукойла.
  Дверь на чердак то же к випам не относилась, так что подойдя к системам кондиционирования всего здания группа, с облегчением, поскидывала полуцентерный груз с каждой "несушки". Автоматчек снял со спины небольшойрюкзачок и достал из него резак и небольшой балон перцовки. Последнию студент подсоеденил к системе вентиляции. Через минуту всякое передвижение внутри банка прекратилось, а пластиковый квадрат крыши, два на два, был отброшен прочь. Ещё через минуту стрельба на улице разбавилась гулом турбин большого вертолёта. Первым к лебёдкке пришвартовался автоматчик. За время его подъёма я успел кинуть во двор десять лимонок, что привело выживших во дворе охранников в изрядное замешательство. С улицы слышались милицейские и пожарные сирены, а в нашу птичку подмога даже пыталась стрелять при отходе. Пришлось остаток второго ящика гранат подарить им. Через три часа с резервной квартиры позвонили прибывшие туда снайперы. Выйти, после нашего отлёта, им удалось легко.
  Благо дымовые шашки в их здании сработали на пять с плюсом. В деловых костюмах, надсадно кашлюющие, похожие один в один на окружающую толпу разбегающихся офисных тараканов, они легко растворились в многомиллионом городе. Группа поддержки была особенно рады сообщению, что их доли оказались выше ожидаемых на порядок.
  
  
  Святейший Сатанист Миротворца Глава 14
  
  
  В которой Читателю будет рассказано о том, что прежде, чем воевать в колониях надо навести порядки у себя на родине. А так же о том, что на партизанской войне главное хорошая водка и ушлые репортёры.
  
  
  Выдержки из "Дневников Старца Тимофея" 1956г/изд. "Русская мысль" Скт-Пт.
  "Что не планировалось мной изначально, так это мой нынешний статус. Как так могло произойти, что я вдруг стал местным Президентом? Пусть всего лишь на четыре года, а не пожизненно, как хотели некоторые местные... Всё очень просто. Только я попытался отчалить от здешних берегов, как местные, вроде бы спаяные общей войной и кровью молодцы стали разбегаться. В их понимании если вождь уезжает, то война закончена... Пришлось вернуться.
  Неделю присутствовал на выборах приемника, так никто даже четверти голосов общей сходки не собрал... А тут ещё послы заявились, встретить их надобно с размахом. Ну с российским то всё понятно, наш человек, все вверительные грамоты от своего сюзерена лишь у него одного из всех были, остальные все шпионы чистой воды. Для русского посла один из полностью уцелевших каменных домов тщательно почистили, а всем шпикам остальным придёться ютиться на острове Кадьяк и шпионить друг за другом.
  Вот и выбрали меня Президентом главы пяти здешних союзов племён, и каждый старейшина внучку подарил в жёны, так что свадьбу и иннагурацию провели перед изумлёнными послами. Около двух пудов недавно добытых мелких самородков, для форсу, надраили до блеска и рассыпали по полу, освещение сдели соответствующее, так чтобы послы остались обалдевшие... Ну а два военных судна, прибывшие из Владивостока, на глазах у зарубежных гостей, дезертировали с русского флота вместе со всем экипажем и тремя вспомогательными судами и перешли в флот пока не признаной северной республики.
  Первыми, как ни странно, посольский дом заимели французы, потом австрийцы... Тут уж и Владычица Морей зашевелилась, признав Де Факто волеизявление свободолюбивого народа. А вот это была уже почти победа. Почему? А потому, что реально в ближайшей перспективе стоило опасаться вторжения лишь по суше из Канады. Да, на сей момент у Британцев "в седлах" там было всего 14000, но ведь войска можно и по морю подвезти... Но они решили, что пусть лучше нас раздолбают янки, серьёзно надорвавшись. Ведь яснее ясного было, что за двумя русскими судами-дезертирами к алеутам проследуют другие "пополнения"...
  Но ожидаемого Дранг Нах Аляска со стороны потомков каторжников не последовало. Пока я отчаяно налаживал быт золотоискателей, возводил форты для привезённых из России орудий и пытался сделать из местных сорвиголов единное войско, подобное казачьему, в Америке произошла трагедия. Взлетело на воздух пять современнейших броненосцев, а так же несколько складов снарядов и пара мостов, загореись склады угля. Через неделю всё повторилось в меньшем объёме, и так продолжалось в течении двух месяцев. Не знаю конкретных исполнителей произошедшего, но знаю во сколько всё это обошлось нашему управлению. Знаю потому, что сам лично организовывал отправку отчеканенных у нас золотых долларов.
  Обошлось всё это в месячный намыв песка, но результат того стоил. А английские купцы, быстро сориентировавшись, первыми привезли нам груз в семь тысяч винтовок. За ними последовали немцы и французы. Пусть винтовки старые, но в отличном состоянии. Среди местных родов мои патлачи с бесплатной роздачей оружия идут на ура. Правда, на Аляске винтовок, всё же, остаёться меньше половины, остальные идут в южные штаты США. Для их применения сначала приходилось использовать "инструкторов", но теперь многие местные "вспомнили молодость". Так что налоговые поступления с "юга" для новой войны, которую так и не может начать с нами "север", урезаны до минимума.
  
  Выдержки из папки 17182.(Стр. С. для прочт. допуск Имп., Обер-Пр. Св.Син., зам. обер-пр. по прод.испр.мон.)
  "Не знаю плакать мне или смеяться. Господь явно меня бережёт, хоть я и не предпринимаю никаких срьёзных шагов для стопроценной защиты "от Освальда". Американцам втемяшилось в черепушку, чито в их "катастрофе" виноват лично я. Так что только за последний месяц было пять покушений, каждое из которых имело определённые шансы на успех. Но уже после первого "инциндента" изволил примчаться государь и стал "накручивать" мою охрану, а так же дал "взаймы" пять сотен своих гвардейцев. Очень уж "миротворцу" понравились такие войны "чужими руками". И враг повержен, и мы вроде как не при чём... А ещё поток золота, исправно отправляемый Тимохой взамен старых кораблей и пушек, ему очень нравиться.
  А янки... Ну не объяснишь же им, в самом деле, что я стану виноватым в их бедах только через три месяца? Что сотня агентов, окончившая резвиться у них на севере и, сейчас, старательно воспламеняющая их юг, это отрезанный Отцом Семёном ломать, и их старшие больше не воспринимают никаких приказов. По выполнении задания они остануться в новоявленном государстве и будут снабжать старую родину информацией через систему тайников, но назад уже никто не вернёться."
  
  Выдержки из "Дневников Старца Тимофея" 1956г/изд. "Русская мысль" Скт-Пт.
  "В дополнение к винтовкам нашим агентам в южных штатах идёт золото и снаряды. Тактика, в отличии от прошлой войны, теперь сугубо партизанская. Причём "партизаны" под руководством наших "товарищей" перенесли место действия в основном на север. Железнодорожное сообщение по всей стране парализованно, рельсы разобранны или взорванны чуть ли не через каждые десять вёрст. Атряды южан жгут посевы и режут скот, отравляют колодцы. Тактика выжженной земли, с успехом применяемая против индейцевместным населением, вполне применима и непосредственно к этому населению. Основная же часть армии северян находиться в спокойном юге, где целы железнодорожные пути, полны спелых зёрен тучные нивы, а скот жиреет на глазах.
  Понятное дело, что у одиночного солдата северян шансов в одиночку пережить ночь практически никаких. И вот давече пришло ожидаемое сообщение о начале резни. Офицеры одной из шести группировок не смогли удержать своих солдат от "мести" за сожжёные на севере фермы родичей. Небольшой южный городок был практически вырезан за одну ночь, а уже утром, пока насытившиеся вином и кровью воины спали, там появились два фотографа. Через день все газеты "Свободного Юга" напечатали фотографии этих "удачливых репортёров". Вся операция, начиная от виски для солдат и заканчивая проплатой публикаций, обошлась в десять тысяч золотом. Но зато и эффект был огромный, а заполыхавший юг не желал более слышать ни о каком примерении с насильниками и убийцами."
  
  Выдержки из "К. П. ПОБЕДОНОСЦЕВ. ПИСЬМА" 1921г/изд. "Русская мысль" Скт-Пт.
  Ваше Императорское Величество.
  Вчера, приехав в комитет, я застал всех г. г. министров в величайшем смущении по поводу нового указа, присланного к опубликованию.
  Сегодня только мог я ознакомиться с содержанием этого указа, и в силу своей верноподданнической преданности, не могу удержаться, чтобы не исповедать перед Вашим Величеством и мое величайшее смущение и опасение.
  Что касается до общей мысли указа,- т. е. до учреждения инспекторского департамента,- никто не счел бы себя вправе возражать против воли Вашего Величества, коль скоро она выражена.
  Но в редакции этого указа есть статья 8-я, придающая всему учреждению особое значение, которое трудно понять. Трудно понять, чтобы эта редакция выражала и подлинную мысль Вашего Величества. Не могу не подивиться, что лица, подносившие указ к подписанию Вашему, не доложили Вам каждое слово, каждую фразу, дабы могло быть взвешено значение и смысл каждого слова, долженствующего получить силу закона, подлежащего исполнению.
  В самом деле, вот что означает редакция 8-й статьи: что Император, оставляя на месте избранных им министров, выражает в самом законе прямое недоверие к ним, ограничивая их в существенном условии всякого управления, то есть вправе избирать и назначать подчиненные орудия исполнительной власти, и всякое назначение подвергает поверке особого трибунала, по докладу коего всякое назначение, во всей необъятной России, до последних низших чинов, может быть лишено утверждения. Таким образом, министры превращаются из духовного орудия правительства, облеченного монаршим доверием, в механического приставника, лишенного власти и неразлучной с властью ответственности. В таком положении для министра становится невозможным самое отправление власти, и в государственный механизм вносится страшное начало безвластия.
  Не может быть, невозможно и немыслимо, чтобы такова была мысль Вашего Величества. Дерзаю сказать: не то написано в этом указе, что вы приказали написать. Не может быть, чтобы сама верховная власть перед лицом народа установляла начало безвластия.
  Дело представляется мне столь важным, что смею еще сказать: вся Россия придет в смущение от этой редакции 8-й статьи указа. Смею уверить Ваше Величество, что ни в одном государстве, ни в каком законодательстве не бывало такого закона. И когда эта 8-я статья огласится в Европе, она произведет изумление: в одних - крайнее смущение, в других - злорадство.
  В России же и ныне отовсюду несутся сетования о том, что власти расшатаны, что пружины их ослабели. А предполагаемым правилом 8-й статьи произведено будет решительное колебание властей.
  Благоволите, Ваше Величество, обратить внимание на практические последствия этого правила.
  Все подчиненные чины, назначаемые министрами и местными начальствами, призываются, каждый в кругу своем, к деятельности со властью, которою облечены. Силу свою получают от санкции высшей власти и прежде получения ее не могут действовать с уверенностью власти. Теперь каково же будет положение хотя бы полицейского чиновника, назначаемого в Сибири губернаторскою властью, - доколе, может быть через год или долее, не придет из Петербурга приказ об его утверждении? А что, если вместо утверждения получится из инспекторского департамента (как бывает с наградами) бумага о том, что Высочайшего соизволения не последовало? Как разуметь тогда и в какой силе признать те действия, распоряжения, приговоры, которые от него последовали? И если он послан был своим начальством на службу в дальний край, на чей счет возвращать его? Может случиться и ныне, что чиновник назначен с нарушением правил о чинах и формах, и назначение может быть признано недействительным; но до того времени он все-таки был законною властью, и его действия сохраняют свою силу. Что сказать затем о назначениях, которые ради государственной безопасности требуют немедленных уполномочий, - а нужда в этом ныне часто встречается. Положение министра внутренних дел, в особенности, станет при действии нового правила поистине безотрадным и просто невозможным.
  То же прилагается и к увольнению от службы. Ныне закон предоставляет начальству спасительное право освобождаться от негодных чиновников, от нерадивых, от негодных, от взяточников, коих нельзя прямо обличить. Они увольняются приказом или по прошению. Теперь и увольнение подобных людей до утверждения из Петербурга тоже остается в неизвестности. А что, если и в подобных случаях получится бумага, что утверждения не последовало? Тогда весь авторитет начальства окончательно подорван.
  Что сказать еще затем о назначениях в сфере педагогической, по учебным заведениям, где беспрестанно приходится одного учителя, директора заменять другим и увольнять немедленно учителей неблагонадежных и вредных в нравственном и политическом отношении? Какая смута произойдет в этой сфере, когда назначения и увольнения во всей России подойдут под то же правило!
  Смею указать и еще на одну великую опасность, угрожающую крайнею деморализацией всего дела. По идее все назначения, увольнения и пр. исходят от Высочайшей власти. Но ведь это одна фикция, ибо, без сомнения, о личностях в необъятной массе чиновников со всей России Ваше Величество не может иметь отдельного соображения. Доклады будет представлять управляющий, но ведь и он относительно этой массы почти в том же положении. Однако, он имеет право возражать, представлять свое veto противу предположений министерств и местных начальств. На чем же он будет основываться? На докладах своей канцелярии? Но и эта канцелярия, подобно всем канцеляриям, не застрахована от своей свойственной всем язвы - пристрастия, покровительства, кляузы и, наконец, взяточничества. Что, если в промежуток между предположением и утверждением станут обращаться в канцелярию эти ходатайства, заискивания, сплетни, нарекания, обвинения и,- обычное дело,- приношения? В этом месте может развиться самая гибельная эксплуатация назначений на места, и канцелярия инспекторского департамента может обратиться в страшилище министров.
  Простите, Ваше Величество. В прежнее время Вы удостаивали меня доверия, когда я смел обращаться к вам с предупреждениями о том, что, по моему глубокому убеждению, грозило недоразумением или ошибкою в сознании Вашего Величества. Не погневайтесь и теперь за мое писание,- думаю, что Вы не сомневаетесь и ныне в его беспристрастии. Прикажите, ради правды, ради. блага общественного,- смею сказать, ради славы имени Вашего,- отсрочить опубликование указа, доколе не будет строго пересмотрена вся редакция оного, особливо в 8-й статье. Если эта статья появится, как она есть, в виде закона, трудно будет уже потом дать ей приличное истолкование в ином смысле!
  Вашего Императорского Величества
  вернопреданный Константин Победоносцев
  Петербург. 11 мая 1894
  
  Вот буквально текст 8-й статьи указа:
  Никакое должностное лицо гражданского ведомства не может считаться назначенным на должность или уволенным от нее до воспоследования Высочайшего о том приказа. Но подлежащим начальствам, от коих зависит определение к должности и увольнение от нее, представляется и впредь замещать вакантные места по своему усмотрению, в пределах предоставленной им власти, а равно освобождать от исполнения обязанностей по должностям (?) и допускать к сдаче дел, с тем, однако, что назначенные указанным порядком лица считаются назначенными в том только случае, ЕСЛИ назначение будет подтверждено Высочайшим приказом, причем назначение это следует считать с того времени, когда состоялось распоряжение о возложении на данное лицо исполнения обязанностей по должности; лицам же уволенным изъясненным порядком может быть выдан аттестат не ранее воспоследования об увольнении Высочайшего приказа.
  96-97
  Вашему Величеству известно уже, что в Уральском войске поднялось в последние годы сильное движение к соединению с православною церковью на началах единоверия. Движение это не останавливается, благодаря разумным мерам атамана и деятельности миссионера Ксенофонта Крючкова. Дар Вашего Величества - походная церковь, сильно возбудил к тому же население Уральской области. Описание бывшего по сему случаю торжества в Уральске распространено в казачьих войсках, особливо в Терском, и повсюду возбуждает сочувственные толки.
  Приятно мне доложить Вашему Величеству, что ныне подобное же движение возникает и в Терском войске, которое через конвойных ближе поставлено ко дворцу. А Терское войско отличалось всегда упорным фанатизмом, даже в лице станичных атаманов и самых генералов.
  У нас уже давно, очень давно, с 1816 года, ведется дело о построении православной единоверческой церкви в станице Червленой, где горсть ново-православных была подавлена массою фанатических раскольников, имевших там свои 2 церкви с колоколами. Место для церкви давно уже отведено, но оно заросло травою и бурьяном; кресты, поставленные на нем с 1817 года, давно сгнили и три раза были заменяемы. Все усилия разбивались о грубое противодействие, не столько со стороны казаков, сколько со стороны станичного начальства; а терские атаманы, в силу какого-то суеверного страха перед массою раскола, отказывали в своем содействии. Но сооружение там православной церкви было крайне важно именно в этом месте, а денег не было. Православные казаки бедны, а все мои усилия выпросить деньги у военного министра из войскового капитала оказались тщетными. Но, слава Богу, в прошлом году добрый человек, князь Николай Петр. Мещерский, прислал в мое распоряжение 10.000 руб. на построение церкви, там, где в ней крайняя нужда. С весны дело закипело, слава Богу, без инженеров, которые довели бы цифру расхода до невероятных размеров. План был готов, и я поручил дело тому же Крючкову, который закупил лес и все материалы в Астрахани и за 500 верст с великими трудностями доставил все это в Червленую. Теперь церковь почти совсем готова и обойдется тысяч в 8. Только что началась стройка, как все население оживилось и приняло в ней сердечное участие, не исключая даже раскольников.
  Примечательно, что передает мне Крючков, только на днях приехавший оттуда и из станицы Прочно-Окопской, служащей главною твердыней и центром раскола в Терском войске. Именно там поднимается сильное движение к соединению - необходимо и там строить церковь. До сих пор у них действовал лже-епископ Силуан, простой безграмотный мужик, но чрезвычайно наглый. Переезжая из здешних станиц на Дон и оттуда сюда, встречаемый с почетом станичными властями, он открыто служил с собором 12-ти попов и даже имел наглость украшать себя лентою Анны I степени. К счастью, ему перестают верить, и раздаются уже голоса, особенно из среды конвойных, что лучше быть в одной церкви с Царем и под правильным епископом.
  Константин Победоносцев
  
  
  Святейший Сатанист Миротворца Глава 15
  
  
  В которой Читателю будет рассказано о том, что Империя мать порядка. А так же о том, что вуду это тоже не плохо.
  
  
  Люди являются большой и неблагодарной сволочью в любых ипостасях. Зачем я вам это говорю? А затем, что став подданнными императора, а не федерации все, почему-то, ожидали халявы. Халява не пришла, заплутала в российских трёх соснах. А кого стали обвинять в недостаточном "ориентировании на местности" госпожи Халявы? Может Императора? Куда там, меня!
  Мол, какой такой тяыпкин-ляпкин это затеял? ОН!!! Геть клятого монархиста. Ну и что, что проплатили акцию обиженные не прекращающимися удачными налётами "неверные" банкиры? Ровным счётом ничего. Многие "подданые" теперь тщательно всматриваються в каждого встречного-поперечного, желая увидеть меня во плоти... Думаете их миллионы за мою голову обещанные их интересуют больше всего? Куда там! Большинство из таких "ловчьих" убеждённые республиканцы!
  А как Император смотрит на проплаченную его врагами оппозицию? Сугубо положительно. Только снял мараторий на смертную казнь и применяет её, в первую очередь, к тем, кто выходит в политической борьбе за рамки. Какие? Ну, берёться в застенках среднестатистический террорист Вася Пупкин, хорошо дознавается, но без синяков. Полиграф говорит, например, что свою бомбу на митинге монархистов он взорвал, наслушавшись речей партийного лидера Зю или Жи...
  Кто виноват и что делать? Вася? Конечно Вася. Он идёт добывать так необходимый стране уголь. Причём уголёк, добываемй такими Васями, обязательно содержит уранит. И даже при самом суперском здоровье положенные пятнадцать лет Вася не проработает, лёгкие выхаркаются раньше... А "подстрекателей" просто "шлёпают". Так что оппозиция после выпалывания генералитета резко сбросила тон, а амнистия в её рядах выдернула оттуда самых лучших исполнителей...
  В общем, господа "неверные" банкиры ещё больше приуныли и стали более тщательно приглядываться к проспектам о продаже недвижимости в туманном альбионе. И вот тогда-то я с ними и связался, предложив возродить мою организацию, в своё время попортившую кровь тысячам федеральных чиновников. Полмилиарда евриков мне отвалили, как с куста. И зачем я, спрашивается, грабил этих милых, во всех отношениях, индивидуумов? Ошибочка вышла, не надо было грабить, надо было просто вежливо попросить отдать награбленное...
  Но времена, увы, не способствовали прежнему широкому размаху подрывных организаций. Камеры видеонаблюдения с интернет-каналами, вот бич любой нефрормального организация в нынешней России. Император, перестав быть "всенародным старостой", крепко развернулся в этом направлении. Прежних электронных соглядатаев было меньше на два порядка, а если учесть, что даже в те времена половина организации была под колпаком...
  Так что первым делом немногочисленные мои помошники занялись мирным трудом, расскачивая студенческую общественность. "Камера враг", "Оглянись, подданый, далеко сидим, высоко глядим..." и тому подобное. Стали мы и отслеживать неверных супругов и передавать их вторым половинкам на мыло доказательстваих измен. Пропаганда длилась месяц, народ завёлся основательно, а потом в одну ночь всем заинтересованным и обиженным на мыло пришло точное расположение камер в их районе и предложено сегодня же ночью их разбить.
  Это было что-то с чем-то, милиция запоздала всего на пару часов, да и камер было разбито процентов пятнадцать... Зато на всех стратегически важных для нас направлениях. К тому же теперь мы, сняв расправу над бессловестными эллектронными приборами на свои, получили рычаги давления на эн-ное количество подданых. Из всех кандидатов согласились на сотрудничество менее двух тысяч, остальные предпочли крупный имперский штраф и три месяца в СИЗО.
  Получив в своё распоряжение прямые выходы на этих неофитов я зачистил моих банковских налётчиков, оставив только двоих "ликвидаторов", которые в стратегию не лезли, зато хорошо работали по специальности. Дальше всё пошло по накатанной схеме, только объёмы были меньше прежнего, раз в десять. Народ немного зажрался и подставлятся не хотел. Император, не будь дураком, объявил амнистию для моих подопечных. Многие рискнули и поверили, пришлось поднапрячься ликвидаторам, сковывая оставшуюся тысячу узами страха, но это было уже не то...
  Кураж, по сравнению с прошлым разом, пропал, люди работали не за идею, а из-под палки. Да, в прошлый раз они работали под колпаком, но не зная этого, мыслили творчески и подходили к похищениям нестандартно. Теперь же думать приходилось за всех, рабы не склонны к иницыативе. Я, откровенно говоря, не видел выхода. Воевать? С кем? Откусив пол Украины и Казахстана, присоединив к себе Белорусию и пару прикаспийских осколков СССР, Империя не желала больше расширяться. Как говорил товарищь Сталин: "Кто бежал, тот бежал, кто убит, тот убит".
  Геополитические противники крепко держали незавоёванное, да и остальные окраины не стоили того, чтобы из-за них собачиться на смерть. Я попробовал, только реакции ноль, народ, в целом, откормлен жирком ополовиненных олигархов, и на подначки о новой смуте пока реагирует вяло. Что делать? Правильно, надо съездить в круиз по миру, посмотреть на ихние муравейники и можно ли их разворошить.
  Поездка прошла достаточно успешно, пришлось зачищать лишь несколько человек в пункте назначения. Пластический хирург и тёмные личности, то бишь негры, сделавшие паспорта мне и двум туристам-ликвидаторам. Хирурга я зачистил бы в любом случае, а вот местные негры попытались нас кинуть. ЮАР оказалась краем непуганных идиотов, а Кейптаун неплохой стартовой площадкой. Эксперимент, суть которого представляла возвращения на сию землю порядка, царившего здесь во времена апартеида, заработал. Сигрегация меня не интересовала, это тамошнее их разделение, сюда садиться только белым, а сюда чёрным...
  А вот то, сумеет ли жесточайшая подпольно-криминальая диктатура, замешанная на вудуизме, принести на эту землю порядок, это интересно. Материала, пригодного для строительства ОПГ было предостаточно, менее чем за месяц местный криминалитет признал мои правила законом. Не скажу, что девственица с полным мешком золота могла пройти из одного конца города в другой... Ну во первых, девственицами здесь и не пахло, а те, которым по десять лет, не смогли бы этот мешочек золота даже приподнять. Но если бы такая и нашлась, её остановил бы какой-нибудь подвыпивший одиночка.
  Одно могу сказать, что протрезвев этот товарищ схватил бы ноги в руки и мотанул из города на всех парах. Вот что значит правильно подобранные декорации при массовых жертвоприношениях несогласных. Наркотики и прочие радости жизни ни кем не запрещались, даже наоборот, но за действие под "кайфом" отвечать приходилось. Вся местная полиция перешла на моё допжалование беспрекословно и с её помощью я стал расширять подведомственную территорию. Власти очнулись когда мне подчинялось четверть страны в тёмное время суток. В ход были пущены все средства, но на второй день зачисток местный парламент, заседающий в авральном режиме, сгорел, а половина войск отказалась выполнять приказы оставшихся народных избранников, мол, кворум сгорел.
  Грызня за власть позволила мне принудить оставшийся криминалитет к безусловному подчинению и договориться с транснациональными монополиями, контролирующими местные полезные ископаемые. Они знали, кто я, а так же мою репутацию местную и в России. Поэтому вместо зелени и евриков за местную руду и алмазы в страну должну будут поставляться новые ветряки, минизаводы и АЭС. Санкции за задержку поставок комплектующих тоже были назначены в сырье, поэтому можно было надеяться на некоторую честность с противоположной стороны. Одного из местных полевых командиров, зулуса по национальности, но женатого на белой, парламент избрал пожизненым президентом с правом передачи власти по наследству.
  Дальнейшее ползучие продвижение на север моей организации было остановленно в Мозамбике и Намибии совместными действиями "советников", а вот Ботсвана "поддалась уговорам", быстрый референдум закрепил Де Факто присоединение к ЮАР новой провинции...
  
   Святейший Сатанист Миротворца Глава 16
  
  В которой Читателю будет рассказано о том, что некоторые снимки надо ещё хорошо срежесировать. А так же о том, что главное для организации, это подбор верного "шефа".
  
  
  Выдержки из "Дневников Старца Тимофея" 1956г/изд. "Русская мысль" Скт-Пт.
  Что такое маневреная война? Это когда сильнейший противник гоняется за слабейшим. Северные янки, наконец-то, обрели реального врага. Ожесточение к южным "рабовладельцам" со стороны северных "голодранцев" теперь соответствует тому, с каким белые поселенцы вырезали индейцев на понравившихся им землях.
  Сразу оговорюсь, что приезжать сюда, на место "событий", не было ни какой необходимости. Местные кадры умело поддерживают "накал страстей", доводя до сведения солдат-северян вести о новых пожарах и сошедших под откос поездах на севере, а до южан кадры новых репрессий. Главное, почему я "сбежал" сюда, было опять в "подобревшем" Отце Семёне.
  Ну, не могу я его выносить в этой ипостаси! А тут всё просто, кругом враги, и только успевай их стравливать. Англия уже создала, с согласия южан "временную военную базу", но они несколько обеспокоились напором лимонников. Теперь предлагают России, за небольшую плату в рублях, арендовать Форт Росс с окрестностями на 99 лет.
  
  Выдержки из папки 17182.(Стр. С. для прочт. допуск Имп., Обер-Пр. Св.Син., зам. обер-пр. по прод.испр.мон.)
  Тимоха, хитрый малец, рванул от меня "в командировку", как только почувствовал "доброту" мою в очередной раз. Негодяй! опять на меня оставил разбирательство, что натворил за "месяцы зла" отец Семён. Моё кипение от возмущения действиями моего альтер-это не дошло до критической точки, как только я увидел последний доклад. Победоносцева скоро "уйдут". Причём примерение тут невозможно, так хочет сам царь.
  А если "уйдут" нашего создателя, то и для его "детища" возможны варианты. Думай голова, картуз куплю. Что делать? Александр скоро "представиться" Михаил пока молод... Молод? Ерунда! Для "шефства" он как раз сгодиться! А там, когда ему, к тому времени царю, будут "дуть в ушко" на подшефную организацию, есть большая вероятность, что "хитрожопых" он слушать не будет.
  
  Выдержки из "Дневников Старца Тимофея" 1956г/изд. "Русская мысль" Скт-Пт.
  Первый русский корабль прибыл в Форт-Росс. Груз его два десятка пулемётов "Максим" и очень много патронов к ним. Впрочем, на месте укрепления их останеться всего четыре, остальные пойдут в счёт аренды. Ещё пара подобных поставок и новоявленное правительство Южных Штатов бедет удовлетворенно суммой аренды "в металле". Юг уверенно держит оборону. "Рельсовая война" выматывает северян хуже любой другой. На правительство "непризнаной республики" одно за другим сыплються заманчивые предложения о мире, но с условием сохранения единного госсударства.
  Пойдёт ли на это ноый Юг? Однозначно нет. После того, как взбесившаяся толпа линчевала одного такого "миротворца" идиотов повторять его подвиг нет. Что завело толпу? "Случайная" утечка в газеты "мирного" письма северян, а после этого жутчайших фото. Это были несколько в своё время не напечатаных снимков, над видами карпели наши лучшие люди. Иногда им приходилось находить в вырезанных городках выживших, чтобы дополнить некоторые незавершённые композиции более яркими красками.
  
  Выдержки из "К. П. ПОБЕДОНОСЦЕВ. ПИСЬМА" 1921г/изд. "Русская мысль" Скт-Пт.
  ПИСЬМО К Михаилу II
  Родился я в Москве, в семье профессора моск. университета. У отца моего было 11 человек детей, кои все устроены трудами отца. Воспитан в семье благочестивой, преданной царю и отечеству, трудолюбивой. Меня, последнего сына, отец свез в Петербург и успел определить в 1841 году в училище правоведения. Я кончил курс в 1846 году и поселился в родном доме в Москве, на службе в сенате.
  По природе нисколько не честолюбивый, я ничего не искал, никуда не просился, довольный тем, что у меня было и своей работою, преданный умственным интересам, не искал никакой карьеры и всю жизнь не просился ни на какое место, но не отказывался, когда был в силах, ни от какой работы, и ни от какого служебного поручения. В 50-х годах московский университет, оскудев профессорами юристами, обратился ко мне, и я не отказался, оставаясь на службе в сенате, читать там лекции, по 8 часов в неделю, в течение 5 лет.
  Когда начались реформы по кончине Императора Николая и в Петербурге закипела работа разных комиссий, меня перезывали туда, но я отказывался пуститься в неведомое море новой работы, которая пугала меня.
  Но, наконец, нельзя было уклониться. В 1861 году граф Строганов стал вызывать меня для преподавания юридических наук цесаревичу Николаю Александровичу. Из чувства патриотизма я не мог отказаться и переехал на целый год в Петербург.
  Это решило дальнейшую судьбу мою роковым образом.
  В 1863 году меня пригласили сопутствовать цесаревичу в поездке по России. Я стал известен и двору. По окончании поездки я вернулся в Москву к своим занятиям и мечтал остаться тут.
  Но Богу угодно было иначе. Цесаревич скончался, оплаканный всею Россией. Новый цесаревич, слышав обо мне доброе от покойного брата, пожелал меня иметь при себе для преподавания. Я не мог уклониться и переехал в Петербург в 1866 году на жительство и на службу. Тут довелось мне последовательно вести занятия и с в. кн. Владимиром, и с цесаревной Марией Федоровной, и с в. кн. Сергием, и даже с в. кн. Николаем Константиновичем. Я стал известен в правящих кругах, обо мне стали говорить и придавать моей деятельности преувеличенное значение. Я попал, без всякой вины своей, в атмосферу лжи, клеветы, слухов и сплетен. О, как блажен человек, не знающий всего этого и живущий тихо, никем не знаемый на своем деле!
  Цесаревич сочувственно относился ко мне и показывал мне доверие. В Аничковом дворце я стал привычным лицом. Но в ту пору из министров и правящих лиц никто не имел общения с цесаревичем, и эта среда питалась всякими слухами и сплетнями об его характере и настроении. Меня они тоже не знали и питали себя подозрениями о каком-то моем влиянии на цесаревича, а Государю тогдашние временщики - гр. Шувалов, Валуев и пр.- внушали такие же подозрения. С другой стороны, в силу того же мнения обо мне, люди, осуждая и браня меня на стороне, старались быть со мною любезными.
  Без всякого ходатайства с моей стороны и без всякого участия цесаревича я был назначен членом Госуд. Совета и тут получил возможность высказывать вслух всем свои мнения по государственным вопросам,- мнения, коих никогда ни от кого не скрывал. Так, мало-помалу приобрел я репутацию упорного консерватора - в противодействии новым направлениям и веяниям государственных либералов.
  К концу царствования эти влияния и направления приобрели господственное значение. Началось, в виду общего недовольства, безумное стремление к конституции, то есть к гибели России. Это стало в умах какою-то заразой русские люди, сохранившие еще разум и память прошедшего, ждали в страхе, что будет, ибо покойного Государя склонили уже совсем к этому гибельному шагу.
  Таково было настроение, что и катастрофа 1-го марта никого не образумила. Напротив, кучка людей, державших власть в руках, спешила тем более в первые же дни после катастрофы достичь своей цели. Молодой Государь, захваченный врасплох страшным событием, казалось им, не мог воспротивиться,- никто из них не знал его, и все они надеялись захватить его в свои руки и управлять им.
  Положение его было ужасное,- он не знал, как поступить и что делать, чтобы из него выйти. Я видел, до чего разгорались страсти, и прямо боялся за его безопасность,- нечего и говорить, как боялся за судьбы России.
  И, правда, чтобы выйти из этого положения, я убедил его сделать решительный шаг - издать манифест 29 апреля 1881 года. Всем было более или менее известно мое в этом деле участие.
  И вот с этого рокового для меня дня начинается и продолжается, разгораясь, злобное на меня чувство, питаясь и в России, и всюду за границей всеобщим шатанием умов, сплетнею, господствующею ныне во всех кругах общества, невежеством русской интеллигенции и ненавистью иностранной интеллигенции ко всякой русской силе.
  К несчастью, и у нас, и там существует закоренелое мнение, что в России при самодержавной власти есть непременно тот или другой - один человек всесильный, который всем распоряжается и от которого все зависит. И вот этим человеком все и всюду стали считать меня и доныне считают, - человека, всегда уклоняющегося от всякого исключительного присвоения себе какой-либо власти.
  Естественно, что молодой Государь на первых порах, чувствуя себя одиноким, растерянным, стал обращаться ко мне,- к человеку, ближе ему известному и преданному. Он советовался со мною о людях, и мне довелось в немногих случаях указывать ему на людей на барона Николаи - для народн. просвещ., на графа Дмитрия Толстого - для мин. вн. дел, и, к счастью, я не ошибся. Когда ко мне обращались, я отвечал; когда государь поручал мне работу, я ее исполнял. Но вот и все. Ни разу я не позволял себе ни выпрашивать для кого-либо милостей или назначений и тому под.
  Но люди воображали обо мне иначе, и тут пришлось мне видеть много людской пошлости в нашем обществе. Ко мне обращались за милостями и назначениями; а когда я отвечал, что не вмешиваюсь в эти дела и ничего не могу, кроме того, что касается до порученного мне дела - мне не верили и бранили меня. С другой стороны, возбуждалась ко мне ненависть иных людей из придворной и других сфер, которым иногда случалось мне помешать в осуществлении разных своекорыстных планов.
  Я видел очень ясно свое положение. Несмотря на все доверие ко мне Государя, я мог предвидеть, что и оно может поколебаться, и знал, какими внушениями оно колеблется у государей. Стоит только заподозрить человека в том, что он ищет преобладания над волею и решением государя. Зависть и интрига - дело обычное в придворных сферах. Люди, составлявшие обычное общество Аничкова дворца, не зная меня, не имея прямого со мною общения, слышали только разговоры и анекдоты обо мне в гостиных и, передавая их, успевали производить впечатление и на Императрицу Марию Федоровну, и на Государя отчасти. Я продолжал исполнять его поручения, но уже чувствовал в последние годы, что на меня что-то насказано. Не мешаясь ни в какие дела других ведомств, я вел жизнь уединенную; однако, при всем том всюду - и в России и за границей - я продолжал считаться всесильным человеком, от которого все исходит, в России, и на мой счет ставились все и всякий распоряжения правительства, о коих я даже не имел понятия. Из разных углов России, из Европы, из Америки, до её раздела, сыпались мне злобные, угрожающие письма то от нигилистов, анархистов, либералов всех оттенков, то от жидов, приписывавших мне лично все ограничения, все распоряжения об их высылке и проч.
  Настало новое царствование, и все противоправительственные, лже-либеральные элементы оживились новою надеждою. Оставаясь едва не старейшим из старых слуг трех царствований, я готов был на службу новому Государю в чем мог. Но уже настало другое время - люди вокруг меня и в кругах правительственных все переменились люди нового поколения, чуждые прежних преданий, прежних порядков, минувших событий. Я сам ослабел. На первых порах нового царствования я считал своим долгом говорить иногда молодому Государю о делах и людях, но этому надо было вскоре положить предел, и я ограничился только делами порученного мне звания, а люди вокруг меня и около престола стали все новые - люди нового поколения, многие знавшие и меня только по слухам обо мне и толкам.
  И, несмотря на все это, не только не замолкли, но еще разгорелись и усилились нелепые обо мне слухи, будто я всесильный человек в России. Они не затихли и в высших кругах общества, судящих о положении дела только по газетам да на основании болтовни в гостиных, а в разросшихся кружках анархистов, социалистов, радикалов - и за границей и в России - я стал, более чем когда-либо, человеком, стоящим на дороге против всего прогресса и главным виновником всякого стеснения, всякого преследования, гасителем всякого света. Таково ощущение всей обезумевшей теперь молодежи и в столицах, и во всех углах России толпа людей, не имеющих никакого понятия о ходе государственных дел, о пружинах администрации, о делах и о людях, выставляет меня виновником всех,- что у них слывет,- злоупотреблений, насилий, ретроградных мер, и кричит, что во имя свободы надобно меня уничтожить. От этого предрассудка, от этого злобного ко мне представления я, неповинный ни в чем, что мне приписывают, не в силах отделаться и принужден по необходимости терпеть его. Можно судить, как оно разлилось повсюду, когда представителем его явился из небольшого кружка самарского несчастный Лаговский, стрелявший в меня. В своем показании он прямо объясняет, что хотел истребить меня, как главного виновника всяких стеснений, мешающих прогрессу и свободе. Любопытно, что на первом месте в указании вин моих он ставит 'распространяет в народе суеверие и невежество посредством церковноприходских школ'. Из этого, уже видно, в каком невежестве и в какой дикости ума и сердца растет и развивается эта масса недоучек или пролетариев науки, воспитанная на статьях либеральных газет, на нелепых прокламациях, на подпольных памфлетах, на слухах и сплетнях, из уст в уста передающихся. И мне ставится в вину дело, которое я считаю в нынешнее время самым важным и нужным для России делом,- ибо в народе вся сила государства, и уберечь народ от невежества, от дикости нравов, от разврата, от гибельной заразы нелепых возмутительных учений - можно уберечь только посредством церкви и школы, связанной с церковью.
  Вот - судьба моей жизни. И я верю, что руководит ею провидение, которое, помимо моей воли, нередко вопреки ей, ставило меня в положение видное на дело, от коего я не вправе был и не мог уклониться.
  Последней моей нижайшей просьбой к Вам будет сохранить полезнейшее для России Управление, шефом коего вы являетесь бессменно. Оно полезно для государства более, чем моя жизнь.
  
  
  Святейший Сатанист Миротворца Глава 17
  
  
  В которой Читателю будет рассказано о том, что лучшая армия, это та, которая приносит прибыль. А так же о том, что очень много золота в России добывают из дерьма.
  
  
  Вернувшись "назад в будущее" на этот раз я обнаружил, что лучше всего отец Семён справляется с паствой, когда ему принадлежит полнота власти. Развернулся он не на шутку, хотя и для них было найдено место. Например, как можно относиться к "подаркам" земельной собственности всем крупнейшим корпорациям земли? Плохо? Но выделив каждой по квдратному километру и клятвенно пообещав не лезть "во внутренние дела, причём безо всяких условий, вроде китайских "70% покупки местных комплектующих"... Земля выделялась на границах Намибии, Зимбабве и Мозамбика, так что с той стороны границ уже через неделю прекратились всякие "провокации". Для тысяч новых строек потребовались сотни тысяч рабочих, и миллионы тонн стройматериалов, больше половины которых были местного производства. Международная истерия тоже быстро сошла на нет.
  Нашего пожизненного президента с супругой приняли везде, ведь во время поездки он "раздаривал" земли на океанском берегу под военные базы. Посетил янки, лимонников, руских, лягушатников, китайцев и япошек. По поводу последних было много хая. Из положения вышли назвав их базу "торговой", а на их деньги купили у русских ракетные корабли и сдали Японии в аренду. Разместили базы три по две, янки с китайцами, япошек с французами, лимонников с русскими. Пожизненного президента, хоть власти у него и никакой, внутри страны все стали усиленно восхвалять. Это потому, что он стал считаться моей правой рукой, хотя был лишь указательным пальцем. В корпоративных анклавах вообще тварилось форменное веселье, ведь подарив всемирно известым фирмам зелю, оставшуюся "пограничную территорию мы стали продавать. Один "корпорат" сто миллионов евро.
  Думаете дураков преобреать недвижимость без коммуникаций у чёрта на куличках не нашлось? За первый месяц мы продали земель почти на три миллиарда. Чем только не занимались там, причём банальная работарговля и генетические испытания на людях это только верхушки айсберга. Прибывающих с территории ЮАР досматривали и проверяли, но весь нелегал старались привозить и увозить через сопредельные территории, купив и запугав не только тамошних пограничников, но и перестреляв кое где руководство стран. Армия ЮАР была увеличина на 130%, причём служили по три месяца, а следующие три были в "неоплачиваемом отпуске". Во время этого "отпуска" солдаты становились наёмниками в специально созданной "негосударственной" корпорации, которая сдавала своих солдат корпоратам за приемлимые деньги. Платили им втрое, если сравнивать с постоянной зарплатой, самым же главным условием было не лезть во "внутренние дела суверенных территорий". То есть не давать рабам, или "постоянным служащим" бежать.
  К тому же у возвращающихся к ПМЖ наёмников никто не требовал отчёта, да и "трепание языками" пресекалось жёстко на уровне профсоюзов, полностью теперь состоящих из жрецов вуду. Так что прибыв в тело "подпольного правителя" я получил очень хороший задел и экономику на подъёме. Некоторые работы на стройках в корпоратах требовали рабского труда, так как при высоких сроках возведения на них была большая смертность. Определив численность необходимого контингента в 700000 стали брать больных спидом. Прошедшие по стране стихийные митинги дали ещё столько же народу, так что темпы строительства возрасли. Белых, как ни странно, из страны убежало не более ста тысяч, остальные, с радостью, окунулись в водоворот новых возможностей, многие стали жрецами. Для умников были организованны государственные программы, принеся туда свои безумные и не очень идеи, которые не могли осуществить сами, они получали процент с чистой прибыли, буде государство вообще заинтересовывавалось ихними прожектами и претворяло их в жизнь.
  Один, например, снизил себестоимость синтетического горючего на десять процентов, но при инвестициях в 19 миллиардов евро. Пока процентов он не получает, так как чистой прибыли ещё нет, но потенциально он самый богатый из умников. Другой, на этот раз чёрный, создал схему прудовых хозяйств с весьма интересными особенностями. Теперь имеет 50000 евро в месяц, причём госсударство, которое потратилось на международный патент, только продаёт лицензии, а само разведением не занимаеться. Отметились и несколько бывших русскоподданых, один из них весьма солидно. Бывший мастер с одного полузакрытого предприятия, переехавший к дочери, которая вышла за муж за местного бизнесмена, хозяина трёх ресторанов. Приживалой ему быть осочертенело, вот он и обратился в новый проект, не особенно на что-то надеясь.
  В союзе его участок предприятия выпускал транзисторы и семисторы с высоким содержанием золота, до 60г на тысячу. Бракованные и "обрезки" отвозили на свалку, потом переполненную и законсервированную. В 1987 один из химиков предприятия, в связи с недостатком денег на выпивку, разработал "прцесс добычи". На водяную баню поставил сосуд с царской водкой, через двадцать минут снял, остудил и профильтровал, отбросив кусочки пластика. В получившуюся жидкость добавил в качестве катализатора окислитель, использующийся в ракетной и авиационной технике. В итоге получалась коричневая масса, похожая на кофе. Её необходимо поместить в тигель вместе с бурой и "катать" по стенкам струёй пламени ацетиленовой горелки.
  Принеся "в клюве" информацию, а так же приблизительное колличество зарытого на яблоновской свалке золота, бывший прораб был почти уверен, что золото теперь отделить от многих тонн постороннего мусора. Единственное, что давало надежду, так это то, что их режимный объект пользовался льготами, и далеко на свалку не проезжал, сваливая всё в ближайшем от въезда углу. Информация была принята к рассмотрению, её проверили два агента, бывшую свалку удалось выкупить за сто миллионов рублей. Вывозили из российской империи не золото, а похожую на кофе массу, доводя до кондиции её уже на месте. Первое же небольшое судно оправдало затраты и принесло 500% прибыль.
  Как ни странно, англичане, бывшие самые лучшие друзья ЮАР, стали теперь её яростными антиподами. Де Бирсы, не смотря на то, что их алмазы поступали с шахт в срок, а сами они к подаренному "корпорату" прикупили ещё два, не любили нас абсолютно. Как ни странно, больше всего их нервировал детектор лжи. Точнее то, что теперь нельзя было купить, из-за ежемесячных проверок, не одного хоть сколько-то значимого должностного лица. Понимание того, что их в любой момент могут "попросить" и тут же вытурить силой не нравилось никому. То, что никто их выкидывать из сложившейся пищевой цепочки не собирался, было им безразлично. Политикой непрямого вмешательства они всегда добивались нужных им результатов. Но как "нормально" работать в такой стране, граждане которой сыты, в большинстве своём поддерживают своё правительство, но в то же время бояться его до жути?
  
  
  Эпилог
  
  -Мы нашли этих козлов, сэр!
  -Ухватили?
  -Да, но только того, который в ближайшей временной паралельности.
  -Стереть!
  -Простите, генерал, но мне нужен письменный приказ, раз инфильтрации-вторжения в тот мир не будет, то все ликвидации строго по графику. Вы же знаете сколько одноразовая акция жрёт энергии...
  -Ладно, прикрою вашу задницу, капитан, но когда-нибудь вы у меня Смит допрыгаетесь. Наткнёмся где-либо на русскую Империю, которая в Шаге от победы над тамошними штатами... Я уж постараюсь чтобы вы за свободу и демократию сражались в первых рядах.
  -Да, сэр! Извините, сэр! Конечно же мне достаточно только устного приказа, постараюсь минимизировать энергопотери!
  
  
  Не обратил бы я на этот бредовый моноглог в моей голове внимания, сочтя его за сон, вот только... Из ЮАР меня выкинуло на два месяца раньше срока, и похоже, что на совсем. Пытались,видимо, совсем сознание "стереть", но неведомый капитан схалтурил, сэкеономил энергорессурсы. Теперь нам с Отцом Семёном очень плохо. Формула "одно тело - два сознания" не работает.
  На пару минут в день я всплываю на поверхность, на пару минут он. в остальное время пускаем пузыри и ходим под себя с довольной улыбкой. На дворе уже второй год нового века, У власти крепко сидит Михаил, а меня каждую неделю навещает Тимоха. Вроде как докладывает, что сделано, а чего так и не удалось добиться. Эта информация иногда до меня доходит. Даже по статистике две минуты в сутки когда-нибудь да совпадают с его часовым докладом. От Японии Англичане отказались, прикинув размеры кредитов, необходимые для восстановления обороноспособности.
  Южные штаты безропотно продали пару территорий под русские базы, а так же Гаваи. Северные Штаты так и не признали отделения Южных, так что у них там вялотекущая "холодная" война. Некоторые сведения всплыли на поверхность, так что русских активно теперь не любят ни Северяне, ни Южане. А зачем нам их любовь? Лишь бы боялись...
Оценка: 3.02*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"