Жоров Алексей Андреевич: другие произведения.

Второй шанс Сикорского.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 5.27*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Не многим даётся второй Шанс. Редко, крайне редко судьба балует Избранных. В этот раз Второй Шанс прожить новую жизнь даётся Игорю Сикорскому, Изобретателю, который хлебнул в жизни многого, но ни когда не сдавался. Кто откажется от Второй Жизни?

  Второй шанс Сикорского.
  
  
  
   Пролог.
   Старик в последний раз пожелал своей жене Лилечке спокойной ночи. Утром она нашла его с кротко сложенными на груди руками. Тихое утро было прекрасно. Голубое небо, листья на деревьях горели багровым пламенем, в воздухе ощущалась неземная красота, он не мог выбрать для ухода лучшего времени.
   Когда гроб опускали в землю, на большой высоте два самолёта на перпендикулярных курсах образовали своими следами большой белый крест. Этот крест казался благословением неба, которое принимало к себе душу великого человека и труженика.
  
   Глава 1
  
   Галактика М51.
   Эстианская империя.
   Новая Эстиана.
   3380 год Династии.
  
   Только сейчас, спустя три тысячелетия, семейство Лоеси дало согласие на публикацию дневников самого знаменитого из своих представителей, который, не побоюсь этого слова, открыл древним Эстианцам дорогу в небо.
   Эстианская империя, единственная в нашей галактике, созданная потомками первой волны переселенцев из Млечного Пути, все остальные межпланетные образования не выдержали проверки второй волной переселенцев, больше похожей на лесной пожар. Все Вы, мои современники, прекрасно помните отгремевшую десятилетие лет назад Войну Передела. Наша империя потеряла тогда четверть своего состава, то есть двадцать тысяч терраформированых миров стали грудами шлака, в том числе и Эстиана. Наши противники получили то, к чему стремились, око за око. Все пять держав стёрты с лица Галактики и, необходимо отметить, немалая заслуга в этом принадлежит *Лоеси Корпорейшен* триста внепространственных бомбардировщиков, с эмблемами Крылатой горы на маршевых дюзах, успели сойти со стапелей Герцогства до уничтожения Материнской планеты.
   Этих кораблей хватило, чтобы уничтожить первые два суперлинкора противника на линии Гранитного утёса. Девять лет войны дались нам страшной ценой, особенно я сочувствую тем героям, которым приходилось уничтожать свои планеты, захваченные врагами, а так же миры предателей-колаброционистов. Как вы знаете, на восьмой год войны противник предложил нам мир, сначала возвращение к прежним границам, а затем отдавая всё большие и большие куски своей территории. Они узнали о проекте *Возмездие* и о постройке *ЛК* новых верфей. Ведь у них, как им казалось был сильный козырь, первые пять тысяч наших миров они получили почти не повреждёнными. Вы помните как они торговались? Сначала миролюбивое словоблудие, затем просто краснобайство, затем показательные казни. Они поздно испугались, посчитав нас слабей себя, время подтвердило правоту выживших.
   И, сейчас, спустя десять лет, когда экономические последствия войны почти позади, редакция *Эстианского Вестника* надеется, что эта книга будет пользоваться большим спросом у наших читателей.
  
   Эстиана.
   381 год Династии.
  
   Корабль, отходивший от пирса, был страшно перегружен. Мятежники, наконец-то отбросили осторожность, а последние королевские войска отчаянно обороняли подходы к порту, давая шанс на спасение для близких. И, чтобы уплыть на одном из кораблей, недостаточно было полных карманов золота, иногда решали и заслуги. Нашёлся угол даже для раненого пехотного офицера. Ни кто из людей, набившихся в этот плавучий гроб, до последнего мига не верил, что революционеры приведут фарланских всадников.
   Использовать таких всегда было себе дороже, за века общения с ними эту простую истину поняли все окрестные правители, и давно брошены собакам кости тех кто не понял. Они, до безумия, верны нанимателю, но ещё больше верны своим родам, а глава рода всегда мудро выслушает просьбу верховного Хана. Северная половина континента у них в руках и, если бы не Исполинский Кряж, они давно бы уже хозяйничали на более холодном юге. Но южных повелителей, в большинстве своём, дураками назвать трудно. И сейчас наше королевство обречено, его растащат соседи, призвавших общих врагов вырежут, а территорию поделят. И с потерями, в данном случае, считаться не будут. Так что лучшим для меня выходом будет добраться до соседнего графства и записаться в его армию. Ни семьи ни поместья мне не вернуть, но велик шанс на месть. В нагрудном кармане лежат Малые родовые перстни младших братьев, отдельно, на золотой цепи, перстень главы рода, теперь принадлежащий мне.
   Я не винил себя в их смерти, доблестно сражаясь, я отправил многих врагов служить им в мире духов. Зараза, опять кто-то, перешагивая через меня, наступил на раненую ногу. В одноместную каюту, близ которой я лежал, набилось три семьи - женщины и дети. Их мужи прикрывают отход, и то, что узкий фарватер ещё не простреливается пушками мятежников, означает, что у защитников ещё остались патроны. Здесь много не надо, одно орудие и наш переполненный гроб оправдает название, данное ему каким-то из портовых шутников.
   Светает, за нами всё сильней громыхает шум боя, мы предпоследний корабль проходящий горловину, все тихо молятся. За них, что на берегу, за себя, даже грудные дети перестали плакать , впитав в себя дикое напряжение старших. Близкий выстрел из пушки, второй третий, всё дамы, на одном из проходов полегли все защитники. Я, на одной ноге, хватаясь за поручни, отчаянно лезу вверх, превозмогая боль, хочется умереть на палубе. Вот я на неё родимую и выбрался. Вокруг обречённые белые лица попутчиков, семьи моряков в основном, знают, что значит очутиться на дне. Это мы, сухопутные крысы, побаиваемся океана вообще, они же лучше знают конкретные опасности.
   По каравану лупят уже несколько пушек, сзади раздаётся мощный взрыв, замыкающим у нас шла военная калоша, наверное в артпогреба снаряд угодил. Ну и мне помолиться не мешает, видимо. Поправляю золотую цепь, достаю и надеваю все перстни, теперь я и есть весь род, мне можно. Да и то, что вещицы очень дорогие засвечиваю в наше смутное время, теперь всё равно. Умереть надо достойно, надеваю перстни, поворачиваюсь спиной к берегу и становлюсь на колени. Краем глаза ловлю жёсткий взгляд молодого парня. Знакомый, чую видел где-то, но где? Но слова прощальной молитвы уносят все мысли, не время сейчас думать о суетном. Вот и молитва закончена, а зараза с косой всё медлит. Кажется, само провидение бережёт наш корабль. Два, идущие впереди, уже рассечены на щепки. Незаметно подкравшийся вечер вот-вот обещал подарить нам надежду. Следующее мгновение выпало из памяти, очнулся я от холода морской воды. Из последних сил я начал барахтаться и, вдруг, меня за шкирку ухватила чья-то рука. Её хозяин, проворно затащил меня на импровизированный плот, гася несильными тычками моё слабое сопротивление стал снимать родовые кольца, шарить за пазухой, выгребая всё ценное. Вот, убедившись, что больше взять нечего, нападавший криво ухмыльнулся и достал нож. По этой ухмылке я, наконец, вспомнил где видел этого парня.
   Министерство Королевских Природных Ресурсов, именно эти козлы, щедрым золотым потоком вымостили дорогу маленькой гавкающей кучке самозваных борцов за права народа, затем съевших своих благодетелей. Три года назад этот юноша был совсем ещё мальчишкой. Именно он чуть не сбил меня в коридоре министерства, тогда я почти не обратил на него внимания, обычный мальчишка в костюме рассыльного. Только его мгновенный недовольный взгляд и запомнился, прежде чем он рванул с порученным свёртком прочь, такой взгляд не у всякого каторжанина со стажем встретишь. Вот он занёс нож, а я всё гадал кто он, шпион мятежников или родственник кого-то из министерских, или и то и другое. Зуб на меня был у обоих банд. Выходит моя искренняя молитва не пропадёт зря и я воссоединюсь с предками.
   Недалёкий взрыв, свист, меня почти сбрасывает с импровизированного плота. Лишь ржавый гвоздь, проткнувший рукав и задевший руку не даёт мне скатиться в воду. Сверху на меня падает тело моего не состоявшегося убийцы. Затем организм отключился и наступила темнота. Очнулся я от осторожных и нежных прикосновений, было жарко, в нос бил сильный запах рыбьих потрохов. Это был небольшой рыбацкий баркас, и хоть парус на нём, на сколько я понял, был поставлен довольно неуклюже, шёл он быстро. Со скрипом повернув голову в другую сторону, я увидел моего несостоявшегося убийцу, он был жив и какая-то молодка перевязывала его голову. Хоть и не убил, а кольца спёр, теперь надо постараться их вернуть. Та же женщина, покончив с предыдущим пациентом, принялась кормит меня, почти через силу - мне не понравился запах вездесущей рыбы. Когда я открыл глаза в следующий раз, надо мной безвольно болтался парус, а в воздухе пахло грозой. Я хрипло прокашлялся, разгоняя мокроту в застоявшемся горле и выдавил - Где я?
   Надо мной раздался мальчишеский голосок, потом топот босых ножек, через минуту пришла давешняя женщина. Склонившись надо мной, она аккуратно переворачивала моё избитое тело, и, увидев что я очнулся, начала свой монолог. Из её рассказов я узнал, что из всех на судне только она, пару раз в детстве, видела море. Остальные - типичные горцы. Её дядя, хозяин посудины, забрал в последний момент, ждущую в условленном месте племянницу с детьми и несколько случайно оказавшихся рядом семей. Вся проблема была в том, что уважаемый дядюшка на пути из устья в океан, поймал грудью пулю. Единственный юнга тоже был убит, бросившись на помощь хозяину. Утром они наткнулись на нас.
   Кому из этих идиоток пришла мысль плыть на остров Корос, не знаю и знать не хочу. С их-то знаниями мореплавания они надеялись что смогут пройти по прямой сто миль точно на запад? Остров видите ли большой, не промахнёмся. Промахнулись, и теперь не могут повернуть обратно, с местными ветрами и течениями в это время года не поспорить на этой лоханке. Им нужно было идти к соседям, а сейчас мы могли плыть только на запад, при желании забирая немного на север или на юг. А, впрочем, пятнадцать детей, пять женщин и двое подранков теперь почти наверняка обречены на смерть. Море не любит самонадеянных, больше чем неумелых. Хотя воспользоваться небольшой сетью из дядюшкиных запасов у них ума хватает, что утешает, если умрём то не от голода. Но в воздухе носится запах грозы, а что такое гроза в океане? Я чую, что это знание не принесёт мне радости. Опять судьба подкидывает мне очередную пакость.
   Вернуться бы на пару лет назад, в то тихое время, когда мой полк получил приказ выступать на охрану недавно открытого приграничного золотого рудника. Министерство Королевских Природных Ресурсов всегда помогало в карьере офицерам, которые стерегли их вотчины. Кэмпровцы всегда снимали с любого блюда сливки и, прежде чем попасть непосредственно в казну золото усыхало, по слухам, более чем на половину. Молодого короля эта делёжка не устроила и плохо стало всем. Горстка, казалось полных безумцев, горланящих лозунги, под предводительством десятка бывших бандитов, слопала всех.
   А ведь они могут и удержаться. Если сразу умудряться уничтожить наёмников, а это вполне в их духе, отдадут часть шахт соседям, а сами засядут в самых укреплённых и непреступных. Потом, если действовать с умом, то можно сыграть на противоречиях противоборствующей коалиции и сохранить половину страны. Если их дикое везение всё ещё с ними, то так и будет.
   Буря была долгой и страшной, как мы выжили не знаю. Паруса не, двоих смыло за борт, нет, решительно чудо. Но мой убийца всё ещё на судне и у нас питьевой воды на пять суток. Мы плывём на запад, повинуясь течению и, чуть забираем к северу. Под моими понуканиями наши леди, чуть ли не срывая с себя последние юбки, соорудили жалкое подобие паруса. Хоть чуть-чуть на север, только это может нам дать призрачный шанс, спасибо буре. Она нас изрядно протащила в нужном нам направлении. И хрен с ним, пусть на этом островном архипелаге живут пираты, лучше они, чем смотреть как от жажды умирают вокруг тебя дети. Вот дела! Сегодня убийца очнулся и стал гугукать, чисто младенец. Сильно беднягу по голове приложило, не притворяется видать.
   Бог или боги нас не оставили. Не знаю принадлежит ли этот остров к Сокмовскому, или как чаще говорят к Пиратскому, архипелагу, а может сам по себе, не важно. Главное, что здесь есть вода. Природа исчерпала наш лимит удачи, разгрузить судёнышко мы успели, а вот оттащить подальше на берег нет. Ураган был хороший, с твёрдой земли смотреть на него одно загляденье. Нога почти зажила в течении месяца под чутким уходом женских рук, а я стал чувствовать себя отцом большого семейства. Двое младших женщин стали приходить ко мне по очереди, чтобы вместе коротать ночи. Даже бывший убийца стал для меня чем-то вроде младшего брата.
   Я учил этого юношу говорить, очевидно, он потерял память, но чудовищно быстро восстанавливал утраченные знания. Затем произошёл перелом, в тот день он пришёл ко мне какой-то пришибленный, но мы смогли изучить и запомнить в десять раз больше чем за предыдущий урок. Уже через неделю он мог разговаривать как семилетний ребёнок, пусть и очень примитивно, из-за очень маленького словарного запаса. Он коверкал слова со странным иностранным акцентом, но это не мешало ему жадно запоминать всё новые и новые. Играл с младшими детьми, как мальчишка, мастерил им странные замки из песка. Помогал женщинам загораживать сетью участок, куда во время отлива стала набиваться глупая рыба. Мы ели моллюсков и морские водоросли, знакомые мне по лучшим ресторанам столицы, так вот откуда оказывается к нам поступал этот деликатес.
   Постепенно, вместо уроков, я стал рассказывать парню о своём роде, поясняя, по мере необходимости, незнакомые слова. Об отце, матери, братьях, жене. Рассказывал ему как мой отец, черноволосый, с проседью, грузный и высокий господин, любил сидеть на открытой веранде с огромной дорогой заморской сигарой, не замечая суетящихся вокруг слуг. Я описывал ему в мелочах наш семейный быт, подстёгиваемый тоской и детским любопытством, светящимся в его глазах. В своих видениях, после таких бесед, на фоне вечернего океана, мне рисовалось ни чем не замутнённое прошлое. Детство, юность, офицерский корпус, давно оговоренная женитьба, наши предки договорились ещё за долго до нашего рождения. Моему младшему брату, самому младшему, не повезло в этом смысле особо. За его будущее договорился ещё наш дед. Он, чуть ли не один из родичей, пехотой не считался, очень уж хорошо владел иностранными наречьями, вот его и приметили. Попал по распределению в МИД, то бишь в филиал военной разведки. Покидало его жизнью по всей Эстиане и, когда попал он на Северный материк в Восточную империю, спас там на местной войне одного Герцога, потом тот его, побратались. Договорились выдать младшую герцогскую внучку за младшего дедового внука, все остальные были уже обещаны.
   Временами мой ученик и казался мне младшеньким, даже лицом были слегка похожи, только младшенький был на десять сантиметров повыше. А, в общем, на острове жили счастливо, пища есть вода есть, кто не умер тот здоров, чем не рай. Кстати, о здоровье, один из мальчишек стал страшно заикаться от пережитого. Тогда бывший курьер стал забираться с ним в одну из самых дальних и тёмных пещер, где они вместе, в полной темноте, горланили весёлые детские песенки. Мой названый брат водил его туда каждый день, минимум на час. Если тот не хотел и упрямился, задабривал его, обещал сделать его долю в общей работе, построить вместе новую песочную башню, поймать для него новую красивую рыбу. И, чудо, через месяц малец почти перестал заикаться. Орек, так назвал себя парень, объяснил, что где-то слышал, что так лечат заикание. Мать ребёнка отблагодарила парня по-своему, по-женски. Всё хорошо было в нашем необычном роду, семьи, еда, дети, новые дети на подходе.
   Пища наша и разрушила идиллию. Сначала умер малышка, лет десяти от роду, сильно вздулся живот, был страшный жар, она сгорела буквально за день. Потом то же самое случилось с её матерью. Заболел и я, но, как ни странно, на третий день оклемался, даже смог ходить. Лучше бы я не вставал, картина была дьявольская. Лишь Орек, страшно ослабленный, держался из последних сил. Он рассказал, что заболел одним из последних.
   И тут меня как будто молнией ударило, я спросил, ел ли он яйца местных чаек, проход к которым и разведала пару недель назад малышка, умершая первой. Он признался, что лишь однажды. Всё стало ясно как день, это была не чума, меня, ещё когда мы прибыли на остров, удивил большой размер здешних чаек. И, хотя я заставлял женщин хорошо проваривать пищу, многим понравился вкус сырых яиц. Я и сам попробовал пару раз сырые, но не понравился вкус. А детвора, не смотря на все, впрочем не слишком строгие, запреты любила их пить, они пробивали маленькую дырочку и высасывали внутренности. Мы с горем пополам похоронили изуродованные болезнью тела. Я чувствовал себя паршиво, будто второй раз потерял семью. Эти заключительные строки я пишу при свете факела известняком на стене одной из дальних пещер, лишь Орек знает о моём своеобразном дневнике. В последнее время мне всё чаще кажется, что мир сошёл с ума и я вместе с ним. То один день, то неделя просто выпадают из памяти.
   Недавно, например, мне вдруг показалось, что Орек и мой брат Скор - это один и тот же человек, просто потерявший память. В порыве безумия я сделал ему родовые татуировки, тайные в том числе, и вручил ему младший фамильный перстень. Мы часто сидели на камнях, как на тронах, близ входа в пещеру, я брал в руку короткую толстую палочку, похожую издали на сигару. Мы сидели, как на веранде, любовались закатом и дышали ароматом океана. Я рассказывал ему тайные семейные обряды, передававшиеся от отца к старшему сыну бесчисленное количество раз, а он мне невероятные истории из своих снов.
   Сегодня, когда он уснул, я пришёл сюда, чтобы написать эти последние строки-завещание. Я не уберёг моих родных второй раз, мой род не достоин своего последнего представителя.
   Вот моя последняя воля. Я, Нид Ван Сем, завещаю все кольца и память рода моему названному младшему брату Скор-Ореку.
   Прости братишка, что я оставляю тебя, но я боюсь ещё раз оказаться в такой ситуации. Боюсь, что проснувшись однажды утром вновь потеряю незащищённое и мне не кому будет даже отомстить за это. Я боюсь твоей смерти. Живи братишка, живи.
  
  
  Второй шанс Сикорского Глава 2.
  
  
   Галактика М51.
   Эстиана.
   381 год Династии.
  
   Ничему не надо удивляться, первой моей мыслью в новом мире было - Мама! Как вы наверное поймёте из дальнейшего повествования, это не дневник в прямом смысле слова, это описание прошедших событий. Я всегда мечтал вести дневник, но когда выделил для него время, то получилась автобиография.
   Настоящее моё имя Игорь Иванович Сикорский, но кроме жены и тёщи его никто не знает. С момента начала здешних воспоминаний, а конкретнее с того момента, когда я очнулся стоя на коленях над распростёртым телом и сжимая в руках нож, я подумал о маме, выронил нож, хотел свернуться клубочком, как у себя в коляске, а дальше темнота.
   События на плоту и другие в течение месяца я просто запоминал неосознавая. Лишь только через месяц, когда ко мне вернулась часть воспоминаний о прошлой жизни, я смог худо бедно понять происшедшее. За один сон ко мне вернулись шесть лет прошлого. Сейчас, спустя четыре местных года я могу сказать с уверенностью, каждые шесть земных месяцев повторяется одно и тоже, а мой опыт увеличивается на шесть лет, иногда это приносит ужас, часто печаль, но всегда пользу.
   Как посчитать мой возраст на данный момент? По прошлым воспоминаниям мне уже сорок восемь, телу моему от силы двадцать два, а ведь надо учитывать опыт четырёх лет Эстианы, обильно испачкавший мне руки в крови и машинном масле.
   Расскажу лучше о том месте, откуда я родом. Планета, на языке моих соотечественников, называется Земля и, по некоторым непроверенным сведениям, Эстиана была заселена дальними потомками землян. Затем, очевидно, произошла катастрофа, придания смутно говорят о Железной чуме, когда все механизмы останавливались и не желали работать, население вернулось в каменный век. Но вернёмся к Земле. Она, как и Эстиана, была разделена границами десятков и сотен больших и малых государств.
   Российская империя моего детства была большой по территории и сильной страной. Столица её, Санкт-Петербург, располагалась на холодном севере. Я же имел честь родиться и провести юношеские годы в более тёплом месте, городе Киеве, стольном граде первого русского княжества, из которого и выросла впоследствии Империя. Отец мой, Иван Алексеевич Сикорский, был человеком достойным и уважаемым. Он написал много научных трудов по медицине и воспитанию детей, был знаменит на родине и за рубежами её, имел обширную врачебную практику, много преподавал. В 1889 году, по земному летоисчислению, в семье случилось два знаменательных события, был издан труд отца под названием *Наука о заикании*, а через месяц родился я, самый младший и последний ребёнок.
   Кроме меня у родителей был мой старший брат Сергей и три сестры Елена, Ольга и Лидия. В первой жизни способностью в любой момент вызвать в памяти почти любое происшедшее со мной событие, я не обладал, и приобрёл это замечательное качество уже здесь. Исключением являются первые несколько месяцев, наверное сознание новорождённого устроено как то по особому. А потом наступил прорыв, поэтому приведу этот первый вечер отчётливых воспоминаний дословно.
   По всей видимости меня только-только накормили грудью, я довольно причмокиваю, мягко покачиваясь в деревянных яслях, а мама, кружевным платком, аккуратно вытирает молоко в уголке моего рта. Скрип-скрип, тихо поскрипывают половицы, но я доволен жизнью, пока сухой и сытый, поэтому не обращаю на мелкие отвлекающие шумы внимания. В комнате у камина только я мать и отец, других детей поблизости не было, видимо играли с соседскими, а может ещё чем занимались.
   Надобно сказать, что жили мы на улице Ярославский Вал, дом 15. Многие соседи, как и папа, были известными медиками. Соседний особняк, как и пара других, чуть поодаль, на другой стороне улицы принадлежали светилам медицины, все они, как и отец, принимали пациентов на дому. Один из таких пациентов, по предварительной договорённости, и побывал у отца утром. Так вот, в подарок, этот пациент оставил отцу только что вышедший журнал под названием *Наука и жизнь*, статью из него и пересказывал сейчас матери отец.
   Там было описано как какой-то богач, под наблюдением корреспондентов, проверил на себе лечебное голодание в течении 30 суток. Автор делал из этого очень интересный вывод, раз можно обойтись без пищи месяц, почему нельзя 100 лет, как-либо замедлив процессы в организме, например во сне. Далее автор рассуждал, какую интересную картину довелось бы увидеть уснувшему. Какая богатая и великая страна откроется его взгляду через век, со сколькими невиданными достижениями имперской научной мысли он там столкнётся.
   Прелюбопытнейшее описание было. Это мне с колокольни моего теперешнего сорокавосьмилетнего опыта написанное наивным бредом кажется, перекликаясь с опытом пережитого, а тогда... Правда этот диалог я вспомнил уже в новом мире, в том у меня память была не настолько идеальная. Мария Стефановна, так звали мою мать, слушала отца краем уха, и глядела на меня. Смотри, говорит, Ваня, какой у Игорька взгляд сосредоточенный, никак всё из твоих слов понял. Умный у нас, говорит, сын вырастет.
   Мать моя вообще была молодцом, ей я дважды обязан жизнью. Второй раз - это само моё рождение на свет, а первый - это настойчивый отказ на советы врачей прервать беременность. Не уступила она соседям, светилам медицины с их дьявольскими происками, чувствовала, что последний её ребёнок прославит своё имя. Правда в первой жизни об этом я узнал только тогда, когда имя моё по Руси святой уже гремело, узнал я об этом от одного из тех докторов, к тому времени высохшего старичка. Чуяла, говорит, твоя родительница, что великий сын у неё будет.
   Но вернёмся из моей прошлой жизни к жизни новой. Снова вспоминается тот день, когда я проснулся на острове уже шестилетним. Плохо мне стало, где мама не знаю, вокруг люди малознакомые. Закуксился я, но до меня особо никому дела не было, поесть в руку сунули, и стали все делами несложными заниматься, ну и я впрягся. Хорошо хоть брат подоспел названный, стал меня уму разуму учить, заметил сразу, что я намноголучше за ним всё повторять начал, учить меня стал втрое быстрее. Ему отвлечься от дум своих тяжких надо было. Ведь если бы он, как и намеревался вначале, оказался у соседей в карателях против своих доморощенных революционеров, это помогло бы ему смириться с потерей своего рода. Но он был далеко от боёв и на руках у него оказалась семья новая. Тоже своеобразная замена, есть чем заняться, о ком заботиться.
   Хотел он казаться сильным и несокрушимым, но и о прошлом своём душу излить кому-то надобно было. А до того как я первую партию памяти получил я всё больше улыбался сидел да обезьянничал, не вникая в смысл уроков. Лучшего молчаливого собеседника он себе и представить не мог. А когда я начал задавать вопросы, то уже втянулся, стал считать меня чем-то вроде младшего брата. Мне он тоже моего старшего брата Сергея напоминал, нет не лицом, а поучающими интонациями в голосе. Помню, когда два с половиной мне было, мы с матерью отправились на Крещатик. Возле библиотеки Идзиковского, был небольшой магазин игрушек. Вот там мама и купила мне этот деревянный набор. Красивая вещь, все детальки одна к одной, Троицкий собор в миниатюре. Отцу в тот день гонорар пришёл из Германии, была на Земле такая страна, за издание его книги по воспитанию детей. Вот он всем членам семьи по пятнадцать рублей выделил на подарки, а за меня мама придумала, что купить.
   Она этот набор давно высматривала, да уж больно дорог он её казался, а тут будто сам бог велел купить. Дождался нас этот конструктор, уж больно дорог был. Так вот, о брате, помню его апломб, с которым он рассказывал мне, малявке, как это надо собирать. Я был мальчик тихий и послушный, но за месяц научился собирать быстрее брата, и никогда не пропускал не одной детальки, а на план я не смотрел, так как по малолетству ничего там не разбирал, мне всё и так понятно было.
   Помню было мне три года, когда одного из соседских мальчишек, моего друга, сильно напугала большая псина. Родители его к моему отцу обратились, просили слёзно от заикания вылечить. Болезнь не была запущена и понадобилось всего с десяток сеансов для очень простого и эффективного лечения. Надо было, не пугаясь, сидеть в полной темноте и беззвучии и петь весёлые песенки. Мы с другом так и делали, потом выходили к отцу и разучивали новую песню или стишок, затем шли обратно. Знакомый дом, друг рядом, весёлая обстановка, всё это помогло перебороть зарождающееся заикание и через год все дефекты речи у него полностью исчезли. Так что уже к четырём года я знал простейшую методику Демосфена, усовершенствованную и успешно применяемую моим отцом. Тем более вероятней было излечение, если поступал к нему ребёнок сразу же после подобного происшествия.
   Вот и на острове, нахватав и интерпретировав своей новой памятью и с помощью названного брата множество слов, так, что я уже мог говорить на уровне шестилетнего, я увидел знакомые симптомы заикания у одного мальчишки. Решил помочь ему, чем смогу этому товарищу по играм. Ведь хот я и был во взрослом теле, разум был шестилетки и я играл со всеми детьми, кто соглашался со мной играть. Мне не составило большого труда чтобы в темноте, я объяснил, что так интереснее, он научил меня новым песенкам. Мы забирались в дальний закоулок пещер и, по словам его матери, будили местных духов своими кошачьими воплями. Лечение полностью удалось, а дальше последовало непредвиденное. Мать мальчика, женщина видная, к тому же давно без мужской ласки, решила, что такой стройный и крепкий молодой человек достоин её благодарности. Вот она и решила проверить, все ли органы у меня работают после того удара по голове, от которого я на плоту якобы потерял память. Благо было мало света, так как шестилетка в моём мозгу сильно испугался, но тело своё дело знало и мужской род не опозорило. Женщина, похоже, осталась так же не в обиде, и, в дальнейшем, часто устраивала мне проверки самочувствия.
   Как ни странно, именно после этого момента я окончательно примерился с новым миром, а до этого чувствовал себя здесь чужим. Моя старая память стала наконец полностью помогать мне выжить здесь, а не сбивать с толку. Появилась , правда тяга к переносу обычаев из того детства в это. Мне отчаянно, вдруг, захотелось, если и не увидеть немедленно близких, то вспомнить наши домашние праздники. Я облазил весь островок, пытаясь найти хотя бы отдалённо похожее на ёлку дерево. Мне вспоминалось, как мы проходили с матерью по Крещатику, выбирая среди витрин подарки к празднику и дорогие ёлочные украшения. Елку мы ставили дома, но ещё одна, живая, у нас была в дальнем конце сада. Если позволяла погода, то подарки мы оставляли под обеими. Отцу из подарков были милее всего новые книги для его библиотеки. Для поисков лучших книг по медицине мать обычно заходила к Шеппе или Идзяковскому, иногда попадались интересные экземпляры в магазине Чернухи. Ёлку, кроме немецких новогодних игрушек, украшали сладостями и фруктами, за последним обычно шли к Макарову в его *Конкуренцию*, по богатству выбора она была вне конкуренции, простите за каламбур.
  Хоть я и был ростом поменьше своих сверстников, давать сдачи мне приходилось частенько, вот тут скажу огромное спасибо моему брату Сергею. Именно после он, после одной из воспитательных акций, полученных мною от таких же пятилетних сверстников, он преподал мне простейший урок кулачного боя. Он объяснил мне, как надо бить на точность прямо в глаз противнику. После этого в драке один на один я всегда побеждал. Ещё из прошлого я всегда вспоминаю красочные картонные наборы, подаренный мне к четырёхлетию *Народы Европы*, а на следующий новый год *Славу России*. Это было великолепно, ни у кого из окрестных пацанов такого не было, что в частности иногда и провоцировало разногласия, да и дорогие эти наборы были очень, их больше дворяне раскупали.
   Воспоминания, воспоминания, а между тем обстановка на достаточно светлом горизонте моей новой жизни координально изменилась. Ну не нравился мне вкус сырых яиц местных чаек, да и дома я предпочитал хорошо прожаренную яичницу. А женщинам и детям этот вкус показался родным и близким. Когда мы забрасывали с моим названным младшим братом их могилу камнями я плакал над моей новой семьёй. Оставить где-то дом, близких, и опять... Спасло общение с братом, он, как одержимый, вываливал на меня ворох знаний, словно не сомневался, что я их все запомню. Я же рассказал ему, в качестве снов, некоторые вещи из моей прошлой жизни. Он выслушал их с отстранённым интересом, потом сделал мне несколько татуировок на предплечьях и одну сзади на шее, и отдал мне кольцо своего брата Скора. Последние свои дни он часто сиживал перед входом в главную пещеру, изображая из себя своего покойного отца. Мы часто разговаривали в те дни просто ни о чём, он что-то рассказывал, я что-то рассказывал, вспоминал всех своих родных и знакомых. Он вылавливал из своей памяти такие детали, о которых, казалось, и сам забыл.
   А потом был мой беспокойный сон и пасмурное утро, встретившее меня на выходе из пещеры приближающимся ненастьем. Что-то меня как будто толкнуло, и я пошёл искать моего названного брата вблизи его каменного дневника. В ответвлении пещеры с почти гладкой и ровной стеной при свете факела я увидел его остывшее тело. Мне показалось, что он умер не от какой-то конкретной причины, просто устал жить. я, часто моргая, прочёл последние строки его дневника. Я уговаривал себя, что я уже большой и мне просто необходимо выполнить его поручение. о котором он упоминал в последнем разговоре. Сказал мне, что я теперь по всем канонам младший его брат, пусть и приёмный, со всеми правами и обязанностями. А в разговоре за день до этого, он рассказал мне о договоре, по которому самый младший из его братьев должен был взять в жёны одну из младших герцогинь с северного континента. Он рассказал историю данного сговора предков со всеми подробностями.
   И я был абсолютно уверен, что ему было бы приятно если я выполню хотя бы эту старую семейную клятву. Хоть я и был мал умом, задерживаться на проклятом острове я не собирался. Одним из общих островных наших проектов было послать гонца во внешний мир. Плот был готов, парус тоже связан, но дотащить это громоздкое детище до воды не успели. Медленно, подкладывая под него натёсанные ещё Нидом круглые брёвнышки, я тащил его к цели, это длилось пять дней. Ещё через два дня, нарезав водорослей и наполнив все ёмкости питьевой водой я отчалил на Север. Я не знал её имени, уродина она была или красавица, но имя её рода было Лоеси.
  
  
  Второй шанс Сикорского Глава 3.
  
  
   Галактика М51.
   Эстиана.
   381-382 год Династии.
  
  
   Моё имя переводится с древнего наречия - Светлая, надо сказать своего имени я сейчас не оправдывала. Родители назвали меня в честь Сутты, самой маленькой Эстианской луны. Собственно, у них выбора другого не было, ну сами посудите, назвать старшую дочь в честь Дессы - самой большой луны, одного из Сыновей Фар - в честь средней, ну как они ещё могли назвать младшую доченьку? А маменьке доктора рожать запретили, надорвалась на тренировках, так что я последняя была, как ни крути. И вот теперь светлая Сутта сидит сейчас в тёмном подвале и лускает сухие кукурузные початки своими загрубевшими, отнюдь не дворянскими ручками.
   Пираты самые жуткие в своей прагматичности бизнесмены из тех кого мне доводилось знавать. Наши торговцы - бараны, по сравнению с этими морскими волками. Ведь если посмотреть на их острова на карте, что они из себя представляют, да ничего, меньше букашек. Например Треугольник, на котором я сейчас нахожусь, самый большой из них, столица, обитель самого сильного клана. Да этот, с позволения сказать, остров в два раза меньше нашего курортного Прибрежного! А какие там пляжи, какие подруги, но это, к сожалению, до войны было. Что там сейчас твориться, страх господень, я бы на месте серединников там экспроприацию в первую очередь проводила.
   А пираты, знают ведь, что герцог родича ни в коем случае выручать не будет, это вопрос чести, но, как всегда, есть одно но... У отца, то бишь у семьи, золотые и серебряные приискам дают чистой прибыли тридцать миллионов золотых, и отнюдь не ассигнациями. Но миллиона он за меня не заплатит, хоть ты тресни. И матери деньги семьи не даст для этого использовать. Вот тут и всплывает это но - мама у меня ведь тоже отнюдь не из черни. Конечно мелкопоместных лесных баронов особо зажиточными не назовёшь, а то, что они к Восточной Империи присоединились всего сто лет назад, в глазах ста сорока двух герцогских семейств делает их чуть ли не потомками торговцев во втором колене. Но ведь дочурка вытащила приз, умудрилась влюбить в себя наследника одного из Герцогов, не дать ей достойного приданного в таком случае, это позор. Так что родичи набрали ей украшений на сто двадцать пять тысяч в нынешних ценах.
   И, представляете, приводят меня в первый же день после прибытия на Треугольник, всю провонявшую после долгого плавания в антисанитарных условиях, и куда меня ведут? В Библиотеку. Ещё в пути из толпы рабов отобрали возможных заложников, слава богам, что это у них быстро налажено, а то мои бывшие соотечественники мне уже платье на голову задрали и на четыре точки поставили. Как только я сказала , что дочь герцога, меня сразу же отделили, но что из Лоеси, их не очень порадовало. С других герцогов можно и слупить, но горец упрется. Но в одиночку тесную хоть посадили, и за это огромное спасибо. Привезли на остров и сразу в библиотеку. Вылез из за стола достаточно почтенного вида мерзкий старикашка, сально и оценивающе меня оглядел, потом задал кучу вопросов. Затем пошёл к полке на *Л*. Ни очень, говорю, вы на библиотекаря похожи дедушка, шрамов у вас больно много. Дед не обиделся, поэтому охрана мне только пару тумаков отвесила. Слава богам, что я, в свои девятнадцать, не в его вкусе оказалась, как я потом узнала, он помоложе предпочитал.
   Вот и говорит дед, полное название ведомства, это Библиотека возможных клиентов. И нашёл на Л нашу семью. Оказалось, что и на меня отдельный лист имеется. Дед задал ещё несколько вопросов, и кивнул конвоирам, не врёт, мол, девчонка, вернее госпожа Сутта. Понимаете, госпожа, у нас тут бизнес, а не благотворительность, а так как денег мы от тебя пока не видели, то отдельный номер, пока организовать не можем. Но сто двадцать пять тысяч золотых, потенциально очень хорошие деньги. Это, конечно, не миллион, но и бордель тебе на покрытие расходов пока не светит, товар ты ценный, а моряки наши буйные, попортить могут. Но и праздно шататься, побеги замышляя, у нас не принято. Будешь на лёгкой работе, при деле.
   Лучше бы он меня в спальню к себе отвёл, пень трухлявый. Я девушка опытная, лишний стежок на вышивке картины не испортит. Ну и дело мне подыскал этот сыч, право слово. По девять часов в сутки, в ручную, лускать кукурузные початки. В темноте! Нет, лучше уж бордель. На светильниках экономят, заразы. Зёрна идут в один желоб, чистая кукуруза в другой, на топливо. Не обращать внимания на периодически доносящийся из под ног писк. В первый день я заартачилась, мыши, мол, боюсь, прошу лучших условий труда, и.т.д. Вошёл главный охранник местный, посмотрел на мой ошейник с тройкой, то есть больше 100000, оглядел мои выдающиеся части тела, крякнул от досады, и приказал подручным проводить, пока, правда, только на показательные смотрины.
   Гориллы его взяли меня под руки, приподняли меня на метр от пола, и потащили. Смотреть повели на провинившуюся, такое же мелкое нарушение, но у неё на ошейнике четвёрка. Кинули её в камеру где Фарландские наёмники сидят, аж пятнадцать душ. Ну какой с них выкуп? Вот и используют их как гладиаторов на арене, особо стойкие здесь уже два года. Злые, женщин дают редко. Вот кинули им добычу, проорали напоминающее, что на ошейнике четвёртая категория, то есть больше 10000 выкупа, поэтому без синяков. После десяти минут зрелища, через потайное оконце, я готова была расцеловать всех крыс и мышей здешних подвалов. Уговорила местных конвоиров побыстрее отвести меня назад, чтобы предаться общественно полезному труду.
   А недавно я узнала, зачем этой кукурузы, чёртовой, им столько надо, тут целая пищевая цепочка. Здешние мелкие морские зверьки от кукурузы балдеют, за уши не оторвёшь. Местные деликатесные водоросли на нашем семейном столе редкостью не были, знала я, что они не из дешёвых. Доход от них составляет половину бюджета островов. А эти водоросли, в свою очередь, очень любят местные рыбки. Пираты, не будь дураками, разбрасывают кукурузу на плантациях водорослей, и местные любители не пускают на прикормленную территорию ни каких конкурентов. Рыбы пытаются брать числом, но зубки у зверьков ластоногих острые, проворностью боги не обидели, да и не мало их. Самки от кукурузы хороший приплод дают, есть где расходный материал для битв брать.
   Вот так и живу уже восемь месяцев, вкалываю, как ломовая лошадь, без выходных и праздников. Местное начальство то же всё понимает и не торопит, война. Работаю я справно, а мой выкуп им, что деньги на депозите. А свои чары я на старшего охранника растрачиваю, у нас с ним сделка, такое тут допускается. Одна ночь в десятидневку его, а за это плата информацией. О ходе войны, живы ли братья, и так далее. Он человек правильный, как только я это предложила, перетёр всё с начальством. Согласие, ясное дело, получил. А мне не жалко, хоть и немного противно поначалу было, девушка я умная, время выбираю, чтобы не зачать, его предупреждаю заранее. Он к тройке на ошейнике относиться с пониманием и не настаивает. У него три личных наложницы имеется и работниц куча, но полузапретный плод на порядок слаще.
   Вот только кто меня за муж теперь возьмёт? Нет, если по сговору предков, тут всё ясно, фиг он отвертится. К тому же с этой стороны ко мне претензий быть не может. Сама суда я что ли лезла? Нет? Я ведь вне отчего дома была, выясняла, где у нас в громадной державе обучают не только традиционной в горах стрельбе из лука и арбалета. Оказалось, чтобы получить профессиональные навыки, надо идти в военные медики. Резерв армии и всё такое, даже из пулемёта стрелять научат. Нет, ну кто сказал что аристократкам неприлично огнестрелы в руках держать, глупость же только кинжалами и рапирами баловаться! Вот я из за этого бзика поругалась с родителями и сбежала из дома в очередной раз. Поддельные документы себе выправила, поступила в Западную Медакадемию, тут уж меня, как оказалось, кинули, оставили сладенькое на потом. Винтовку в руках дали подержать лишь на третьей неделе занятий, а на следующий день началась война.
   Эти чёртовы серединники опять поднакопили силенок, и ударили крепко. Во Внутреннем море, близ Прибрежного, флота у нас больше не было. Всего-то и понадобилось сотня самоубийц на подлодках с велосипедным приводом и один купленный в кредит суперкрейсер. Если бы они не погнались за вторым зайцем, в лице своих южных соседей, нам бы совсем несдобровать. А так они из наших земель заняли только острова Внутреннего моря, и небольшой треугольник земли до гор. Вся беда в том, что западный угол этого треугольника венчала батарея, полностью контролирующая пролив во внутреннее море. С другой стороной пролива у них вышла заминка, южане бешено сопротивлялись, а их диверсанты были выше всяких похвал, взорвали уже два вновь возведённых форта, со своей стороны пролива. Дело было в том, что в нижнем углу треугольника, в Глате, и располагалась наша медакадемия.
   Когда пришлось срочно уносить ноги у меня при себе оказалось только десять золотых, но соображала я быстро. Моя беда, что иногда я верю честному слову сволочей, если они достаточно привлекательны. Этот капитан с Миркса был в моём вкусе, впрочем так же он очаровал многих. Корабль взял столько пассажиров, сколько смог, вода пресная у него была в избытке и, конечно же он не пожалел для неё снотворного. Карманы наши выпотрошили, а нас продали. Ну а дальше я уже говорила, нет, клянусь, если я отсюда выберусь, сначала пристрелю того капитана, затем выйду замуж и буду строгать маленьких горцев. И даже не буду изменять мужу... Часто.
   Нет, всё же мы, я имею в виду всю Восточную Империю, не сразу раскусили Хартию. Когда в противоположной от нас части великого континента Ксанда, Смела, Брутотрис, Форк и Ашкуа заключили торговый договор, наши подумали, что хоть каперство немного уляжется. Улеглось, похоронив за десять лет под собой все малые страны, разделённые между собой членами Хартии. Запад стал сильнее востока, Южное королевство и Серединников пока спасали горы. Теперь хартия играет по новому, типа Свобода торговли и кредитов. Дали Серединникам полмиллиарда своих, пахнувших свежей типографской краской, фантиков, причём половину тут же отобрали за корабль. Серединникам отдавать теперь придётся территориями, но им плевать, если это будет за наш счёт или за счёт южан. Впустят волка в овчарню, остолопы. У Хартии военного тоннажа вдвое больше чем у нас, но в открытую они пока не лезут. Просто смотрят, пока. Намёки разных калибров демонстрируют.
   Так что не пройдёт и пары дней как снова придет мой медведеподобный любовничек и расскажет мне новую сказочку. Чёрт, может четвёртой наложницей к нему напроситься. На душе кошки скребут, в прошлое посещение он предоставил мне дополнительную информацию, бесплатно. Добрый был в этот день, ни одной попытки побега на вверенной территории, ни одного суицида, лепота. Так вот, он читал моё дело, поэтому знал, имя моего наречённого, Скор Ван Сем. По-видимому тот погиб. Резня у них была в государстве, вроде даже Фарландцы там поучаствовали, он что же Кряж прорвали? Плюс революция, так что по неподтверждённым данным я теперь вдова, надо сказать, что чёрные наряды сидят на мне неплохо. Но его смерть это очень неприятное известие, потеря жениха плюс пребывание к пиратов, вот это уже чувствительный удар по репутации. Пираты, надо сказать, в этом конфликте пытались примерить противников, очень уж им было противно, что столько рабского человеческого материала погибает бесхозно. Бесхозник - это на островах страшнейшее оскорбление, так и не продали им враждующие стороны ни человечка. Ругали они на островах этих бесхозников, ведь некоторые острова для выращивания водорослей не подходят, такие сейчас по всему свету оружейников покупают, последние награбленные портки в дело вкладывают. Вот и мой охранничек сказал, что и мятежники для наёмников-фарландцев оружие здесь покупали. По соотношению цена-качество равных им уже почти не осталось. Вот и купил посредник Министерства Природных Ресурсов якобы для королевской армии пароход оружия, а в войска попала лишь десятая часть. А мятежники не дураки, всех объегорили, даже фарландцев перед решающим сражением сон-травой попотчевали и с разведкой якобы напутали. Вывели союзников прямо на их лагерь, те, хоть и полусонные, двадцать тысяч душ с собой утащили. А мятежники, после такого кровопускания союзникам, удерживают три четверти территории и все основные прииски и рудники. Большую часть из оставшихся отдали самому сильному соседу, остальных задабривают, плюс покупают оппозицию в их странах, пока армия вне дома. Фарландцы погибли, вот коалиция потихоньку и разваливается.
   А пиратам золотое дно, оружейные заводы в разоренной стране уничтожены, причём все. Пираты даже своих агентов не использовали на этом, подряжали на это дело местных анархистов, продавали винтовки и пушки обеим сторонам. Нет, морские волки кто угодно, только не бесхозники. Разделение труда у них железное, совет старейшин есть, из тех боевых капитанов, что до преклонных лет дожили. Если кто из кланов сильную волну гонит, старейшины могут заявить, что в течении месяца, а то и года они этот клан не поддерживают. Пожива он, короче. Пятьсот лет эта система держится без серьёзных изменений, а это скажу вам срок.
   Вот мои предки, Лоеси, переводиться это слово как? Если мягко сказать - это не очень умная гора. Когда восточные герцогства стали меньше собачиться, а больше засылать друг к другу посольства, сватов и убийц, в неуступчивых горных семействах проснулась обида. Собрались в одной долине все главы, предварительно поклявшись в мирных намерениях памятью предков, и три дня и три ночи спорили до хрипоты, кто из них станет герцогом. Знаете кого выбрали? Правильно. Того, кому эта вакансия была по барабану. Сидит с прямой спиной, помалкивает, да и посапывает с открытыми глазами. Битвы нет, жена под боком в шатре, все вокруг родичи да и страшным мирным словом связаны. Врагов за милю вокруг не видно, а дальние подходы стерегут общие дозоры. Хороший воин везде уснёт, знай только кивай, если тебя о чём-то спрашивают. И так всем это его соглашательство со всеми доводами соперников понравилось, так его ясный ум приглянулся, что избрали его герцогом единогласно и Молчаливым прозвали. Но жена, слава богам, ему попалась умная. Власть осталась за родом. И с тех пор всех женщин семейства и приходящих в него проверяют на ум смекалку и жёсткость, неидеальные выбраковываться, впрочем, в последнее время, в основном мягко.
   А уж когда в совсем непролазных местах герцогства золото стали находить, то первым инженером дочь тогдашнего графа стала. Есть золото, значит есть финансисты, они у нас тоже все женщины. А мужчины кто, воины, вот и весь сказ, ну и детей делать помогают, когда позовут, в императорском совете, опять же, кому-то заседать надо. О своих мы стараемся заботиться, не в ущерб семье, конечно. Вот и меня мои наверное отыскали в моей медакадемии и мягко следили. Мама отца уговорила, она у меня золото, всё что отец не попросит, всё выполняет, и попробует отец вякнуть какую-либо просьбу без маминого согласия! Но это внутрисемейное, мы стараемся подробности из семьи не выносить. Ну и с семейными узами у жены графа строго, поймают с любовником, лучше сама сигай с обрыва, пока не скинули. Ну я, слава богу, не жена Графа!
   Вот тебе и раз, половина рабочего дня только-только пролетела, а меня дёрнули в библиотеку. Отвёл меня мой медвежонок с головорезами и не слова ни пол слова по дороге. Привели в соседний с библиотекой зал, усадили в кресло. Интересно, наверное, я со стороны выгляжу, с мозолями, в рабочей одежде сижу в антикварном кресле за двадцать тысяч золотых. Появилась делегация, прямо. Библиотекарь, узник, охрана и пара совсем уже больших шишек, возможно старейшины. Взгляды стальные, седина, одежда простого покроя, стоит больше, чем иной корабль. Усадили худосочного пленника в соседнее со мной кресло, библиотекарь папочку достал и говорит.
  - Вы, мол, молодой человек утверждаете, что ваше имя Скор Ван Сем.
  - Да, это так.
   Но библиотекарь, старый плут, не поверил. Перстни ему ничего не говорили и он прогнал человека на своих вопросах. Вот тогда мой нежданно воскресший жених поведал свою историю. В общем бред, но обычно только подобный бред и может быть правдой.
   Предложили моему жениху уменьшить мой выкуп, если укажет точное место положение острова. И вот тут этот порядком заросший индивид им и выдал. Координаты я знаю, говорит. Знаю так же примерную цену тех водорослей, что я привёз на плоту, знаю что плантации там огромна, а естественных врагов нет. так что выбирайте, или я вообще остановлю себе сердце, или доставите нас в Империю в обмен на координаты.
   Неделю его уламывали на предоплату, а потом сдались. Нам даже свадьбу на Треугольнике пышную устроили. Вот и плывём мы сейчас на север, медовый месяц отмечаем. Теперь главное в грядущей беседе с Маман правильно расставить акценты в последних событиях. Тогда появиться большой шанс пойти в заместители к двоюродной бабушке Фионе, нашей главной финансовой советницы. Вперёд, туда, где тянуться в высь родные горы!
  
  
  
  Второй шанс Сикорского Глава 4.
  
  
   Галактика М51.
   Эстиана.
   382 год Династии.
  
  
   Только одно позволяет мне самому поверить в то, что я выжил, бросив вызов океанской пучине на хилом плотике. Я верю в везение, как его именуют одни, или божественное благословение, как зовут другие. Ярким примером тому служит мой батюшка, когда-то он купил участок с маленьким домиком на углу Большой подвальной, или как её стали именовать позже на Ярославском валу, только за великолепный сад. Деньги же на четырёхэтажный особняк он нашёл во время своего ежеутренневого получасового бдения, а именно окапывая деревья. 300 золотых монет-дирхемов и шесть прекрасных золотых браслетов. Все вокруг и называли это не иначе как божественным провидением.
   Так вот, плот был плох, это не подлежало сомнению, но мне везло. Удачи хватило на десять дней хорошей погоды. Через семь дней плавания на север я заметил два идущих рядом корабля с парусами с синей акантовкой. Так я не кричал ни разу в жизни, но они спокойно прошли курсом на запад не заметив меня. А может и заметили, но не остановились, кто знает? Восьмой, девятый и десятый день я предавался отчаянию, а затем наткнулся на пиратов. Вот они-то никуда не торопились и основательно потрошили строптивого купца, который вздумал прошмыгнуть их территорию без должного вооружения и экскорта. Добыча была знатная, они по доброте душевной, даже выделили шлюпку, чтобы узнать что-за плот, с лежащим на нём оборванцем, попался им посреди океана.
   И тут начались неожиданности. Я не пил уже больше дня и на пиратов мне было уже наплевать, я шёл к их архипелагу, потому-что всё остальное было ещё дальше. Но два джентельмена спицефической наружности, которые залезли на мой плот, повели себя не по пиратски. Один вывалил всё из моих карманов и уже собирался прирезать, когда другой перехватил его руку и стал возбуждённо показывать на съедобные водоросли устилающие плот. Из списанного задохлика я превратился в почётного пленника, которому в разных вариантах задавали один и тот же вопрос - Откуда водоросли. Как ни странно, я мог ответить на вопрос почти точно, до встречи с двумя приметными судами я плыл почти строго на север - по компасу, взятому Нидом с рыбацкого баркаса. Но я не спешил с этим изображая потерю сознания, что было сделать совсем не трудно.
   Пираты легко могли найти остров, стоило прчесть путевые журналы кораблей. Дело осложнялось для них тем, что подобных островов-скал вокруг в океане достаточно много. Пиратам было проще надуть шестилетнего, но за день до нашей дружелюбной встречи мне пришли новые воспоминания, морских грабителей встретил умный двенадцатилетний парнишка, собирающийся по стопам старшего брата поступить в морской корпус. Этот парень знал, чего хочет, и не торопился делиться сведениями. А пытать меня не решились, слишком слаб был поначалу. Даже внешний вид островка я описовать не стал, рассказал лишь о водорослях, их приблизительном колличестве и где они ростут. Рассказ заставил их бросить выпотрошенного купца живым и даже не сжечь корабль. Они рванули к родным островам пытаясь быстрее здать меня вышестоящему начальству, я заявил, что торговаться координатами буду только с ними. Решили переложить ответственность, ни что не вечно под луной.
   Я ещё не успел найти для себя достойный предмет для торга, не знал будет ли с моей стороны наглостью просить не только проезд в Восточную империю, но и что-либо сверху. Торговаться меня обучили изрядно, когда наша кухарка ходила на ближайший рынок я часто увязывался следом. Судите сами, в нашем особняке четыре этажа, верхние два занимала семья, первый этаж был отдан лечебным кабинетам отца, а второй занимала больница для детей с психическими отклонениями. На всю эту ораву каждый день требовалось изрядное колличество пищи. Она торговалась, её муж, истопник, нёс, а я шёл рядом и слушал. Судя по виду вней не было ни капли еврейской крови, но те люди, с кем она торговалась, были уверенны в обратном.
   Но пираты преподнесли мне сюрприз, они сами нашли для меня искомое. Когда я увидел её длинные чёрные волосы, её большие синие глаза и приятные формы я понял, что просить большего излишне. Но торговаться яы не перестал, тем более что поначалу было выдвинуто неприемлимое условие - сначала я называю координаты, а затем получаю невесту и свободу. Я тогда не знал, почему они согласились на столь большие уступки. Это позже, когда я буквально мог входить к начальнику разведки Восточной Империи и требовать нужные мне для производства сведения, я узнал в чём дело. Половинв плантаций водорослей в тот год неожиданно зачахла, многие подозревали в преднамеренной порче регулярно обуваемых недоброжелателей. Факт в том, что зто был уже заранее оговоренный к продаже товар, впереди маячили грандиозные финансовые затруднения. Решать вопрос надо было быстро, и лишь моё появление дало некоторую надежду. Поэтому мне удалось настоять на своём варианте.
   Морское путешествие было незабываемым, так как джентельмены удачи на прщание устроили нам роскошную свадьбу, а на судне выделили достойную королевского медового месяца каюту. Так что на борту шёл непрерывный процес, прежняя пассия не знала и десятой доли того, что проделывала моя обожаемая половина. Хорошо, что мне тогда было лишь двеннадцать, если бы данное событие случилось на полгода позже, идеальность моей обожаемой принцессы оказалась бы вдребезги поколебленна. Так что всё что не делается, всё к лучшему.
   Мы с женой ступили на берег, с нами был один из старцев. Он заранее извинился, что нас доставили в это место, просто они полностью были уверены - нас сегодня здесь не побеспокоит ни одна из воюющих сторон, да и нейтралы не заглянут. Нас сопровождали три деревянных паровых фрегата, на тот невероятный случай, что стукачи пиратов ошибуться датами. Здесь на берегу я и поделился всеми доступными мне сведениями и соображениями на счёт местоположения острова. Извинился за неполноту сведений, но мне с улыбкой ответили, что знают эти корабли, довольно известный торговый дом и в нём, разумеется, пираты имеют некий оговоренный процент. Так что теперь он понял, о каком острове идёт речь, и это достаточно странно, ведь по их сведениям 25 лет назад там в округе нужных водорослей не было, по крайней мере в заметном колличестве. Подумав, старик сказал, что после порверки сведений, если мои слова будут заведомым враньём, это будет считаться тяжким оскорблением, с тем и откланялся, сказав, что если попадёмся ещё раз нам сделают скидку.
   Мы поблагодарили любезного пирата и припустили в лес от приятственной беседы. Моя жена, когда почуствовала, наконец, что ей не грозит пуля в спину, встала на колени и поцеловала родную землю. Встала с колен уже совсем другая женщина, которая сказала мне приказным тоном - Вперёд, муж мой. Незаметно подкралась ночь, было достаточно тепло и сухо, так что мы переночевали между корней какого-то большого дерева. Утром, через два часа быстрой хотьбы, я наконец прекратил на неё дуться и спросил, куда мы так отчаяно спешим. Оказалось, она узнала это место, пираты сжульничали, но в рамках неких правил. Недалеко отсюда она училась и, хотя считалось что здешняя территория контролируется империей, фактически здесь хозяйничали небольшие отряды противника. По её мнению самыми ближайшими имперскими силами были блокадные корабли и, так как она знала территорию, у нас был небольшой шанс проскочить по тихому. Точного плана не было, но был девид рода - Лоеси не здаются! С этими словами все мои сомнения были отметены в сторону. Ей в голову, видимо, через чур ударил аромат родного леса. По её скромному разумению флот должен будет сделать не меньше двух фортов на нашем берегу, как раз за пределами дальности орудий серединников в проливе. Место одной из баз она знала наверняка, сама бы там устроилась. И подходы неприметные знала, правда с чужих слов. И, надо же, она почти не ошиблась! Этим почти, оказался последний, на пути к нашей цели, пикет врага. Не знаю, почему нам пираты всё же выдали оружие, но оно пригодилось. Я, благодаря урокам брата, свечу с пяти метров гасил легко. Пистолеты мне вручили двуствольные, старой модели. Серединники удивились нашей встрече сильнее, потому я и смог выстрелить первым. Пока я делал из четырёх живых людей, четырёх мертвецов, моя жёнушка вцепилась в глаза пятому, шедшему чуть в стороне. От боли этот боров на секунду забыл о своём оружии за поясом, а когда дикая кошка, получчив мощный тычок, полетела в кусты, было уже поздно. Пара секунд неравной борьбы позволила мне дотянуться до револьвера одного из упавших.
   Система оказалась незнакомой, всего четыре заряда, но хватило и одного. Вытащив мою растрёпанную, рассерженную и ругающуюся благоверную из колючего кустарника я убедился, что передвигаться быстро она не в состоянии и, закинув её на плечо, побежал к батареям. По нам стреляли, но видимо с достаточно большого расстояния, так как пуля у моих ног взвизгнула о камень лишь однажды. К нашему счастью то, что стреляют именно по нам заметили и на батарее. От пулемётного огня на такой дистанции не скрыться, а так несколько очередей охладили пыл наиболее ретивых преследователей. Когда мы перебрались через первый земляной вал, я опустил свою ношу в руки подбежавших солдат, а сам рухнул без сил. Когда нас привели к командиру, по чину где-то чуть ниже земного полковника, я представился, назвал так же полное имя жены. Мол возвращались после медового месяца, подлец капитан был нанят за бешенные деньги, чтобы доставить домой, но договор не выполнил, а высадил на территории занятой противником. Пришлось прорываться, в скоротечном бою противник понёс потери, пять человек убитыми.
   Манера доклада полковнику понравилась, он поинтересовался моим чином и местом службы. После того, как я назвал своё королевство, ок сказал, что знает о нашем бардаке, и поинтересовался, как я то остался в живых? Я рассказал историю, что мы были обвенчаны ещё нашими дедами, рассказал что потерял семью и в сражении был ранен. Очнулся в госпитале соседнего герцогства и на последние средства поспешил к месту заранее оговоренной встречи с моей наречённой, так как это был последний приказ моего батюшки. Я поинтересовался, почему батареи этого берега ещё не подавленны. Ведь, по идее, я служил в артилерии и этот вопрос был обязан был прийти мне на ум в первую очередь. Да и всои двенадцать лет я проштудировал множество военных книг, ведь мне предстояло через несколько лет поступать в морской корпус. Я шёл по выбранной родителями стезе, и мне казалось, что этот путь, именно то, что мне нужно. Я ведь был сыном действительного статского советника, то есть в армии его чин приравнивался к генеральскому. Значит имел на это право, хоть и происходил не из дворянской семьи.
   Вот я и спросил полковника, почему до сих пор не подавленны правобережные батареи. Ведь даже временное их молчание позволит протралить проход достаточный для семи броненосцев. Есть там у них подлодки на велоходу иили нет, без элемента внезапности они как боевая еденица мало чего стоят. Достаточно подолгу не оставаться на одном месте. Полеовник с досадой покачал головой, эх молодость, молодость, всё время горячку порит. С берега пяточёк где умостилась батарея прикрывают неприступные скалы. У противника был один воздушный шар, но его удалось сбить, блародаря дерзкому рейду диверсантов-снайперов. На этом заканчиваются все хорошие новости.
   Мы пробыли на батарее неделю, когда прибыл корабль и все всполошились, забегали. Один монстр, увиденный мной мельком на одной из барж, поражал воображение. Как я узнал у конаниров к этому орудию полагалось всего двадцать зарядов. Создано было это чудо техники по прихоти предыдущего императора. С приходом его сына, Миротворца, или как иронизировали некоторые - мудозвонца, все военные задумки батюшки были заморожены. В частности, на счёт этого монстра, на том основании, что стрелять эта бандура не сможет, была подписанна бумажка с приказом об уничтожении орудия. Ответственным за флот был поставлен один из дядьёв нового царя. он предпочитал строить новые корабли на бумаге, но старые кадры всё ещё имели вес и попытались решить проблему имеющимися средствами. Это устраевало стареющего ловеласа, предпочитающего проматывать корабельные деньги с балеринами, даря им огромные брилианты.
   Но старые адмиралы держались, мне очень по душе такие люди. Мой отец принадлежал именно к таким людям, к так называемой прослойке державных интелигентов, считавших, что родине надо продолжать служить несмотря ни на что. Но было в этой, своевременно спрятанной батарее одно но. Колличество снарядов было жутко ограниченным, и нужен был коректировщик. Радио здесь ещё не знали, поэтому бить нужно было точно по артскладу. Место на пяточке для батареи поотивника было достаточно ограниченное, и серединники устроили артпогреба в одном месте. У нас имелось два воздушных шара, но для удачной арткорректировки надо было подойти к проливу минимум на километр. Тогда мне в голову пришла идея и я высказал её полковнику. Через пять суток, часть ночи на небе не будет ни одной из лун. На флоте, в связи с нехваткой судов, присутствовал в качестве вспомогательного такой раритет, как гребная галера. Обматываем уключины и в середине ночи прижимаемся вплотную к скалам и выпускаем шары. Чуть свет начинаем стрелять. Времени в обрез, пока галеру не потопят огнём с противоположного берега, или навесным с правобережной батареи.
   План понравился всем участвовавшим в совещании, состоявшимся на следующую ночь. К тому же мне было предложенно стать одним из корректировщиков-смертников, что каждый из присутствующих почитал великой честью, так что отказаться не было ни какой возможности, тем более Ван Семов ни когда бы не позволило настоящему представителю столь древнего рода отклонить столь лестное предложение. Четыре дня тренировок на карте, благо я знал о корректировке что-то от брата, что-то из книг. Сутта узнав о плане надавала мне пощёчин, заявила, что я её намеренно бросаю, потом прижалась ко мне и разревелась. Ночи прощания были такими горячими, что днями я ходил полусонный.
   И был тот день, и была ночь. Викинги новой эры, надёжно обмотав уключины, поплыли вперёд тёмной дорогой славы пировать за столом Одина. Враги опомнились только после десятого нашего выстрела. То есть палить просто в белый свет они стали уже на третьем, но только на десятом осознали опасность галеры и стали бить целенаправленно. Наш восемнадцатый выстрел совпал с попаданием в грабное судно, галере хватило одного попадания. Мой конец верёвки внизу оборвался и меня понесло в открытое море, напарнику не повезло больше, видимо в его шар попали из ручного оружия и он стал быстро снижаться. Специальными фонарями с зеркалами внутри я дал корректировку для последнего выстрела, недолёт два влево. Мой шар тоже стал стремительно снижаться и последнее, что я помню, запутавшись в страховочных ремнях, перед ударом о воду был звук девятнадцатого выстрела, а чуть позже, как бы вторя ему, раздался сильнейший взрыв со стороны вражеской батареи.
  
  Второй шанс Сикорского Глава 5.
  
  
   Галактика М51.
   Эстиана. Восточная Империя.
   382 год Династии.
  
  
   Мне хотелось выть, проклиная своё невезение. Вокруг меня простираются родные горы, я, наконец-то вернулась, но это единственная новость, которая радует безо всякого подвоха.
   Возвратилась я не одна, а с мужем, героем, награждённым высшим знаком Белого листа, но... Вот уже третью неделю он не выходит из комы, хотя сильных наружных, да и внутренних, по словам врачей, повреждений нет. После последнего выстрела орудия, который он скорректировал, снаряд угодил в артелерейский склад. Дальше была протралена полоса, достаточная для прохода судов и, хотя одно из них и было потоплено батареей с другого берега, до того момента как её подавили, семь стальных имперских морских змеев и несколько пузатых торговцев проскользнули в горловину и поставили за собой минный заслон против опомнившихся судов Хартии. Затем одно из судов сменило флаг, и новый корабль серединников стал отгонять неприятельские тральщики. Берега Внутреннего моря отлично подходили для высадки десанта, и всего лишь в двадцати километрах от горловины. Вместе с десантным кораблём к берегу подошёл купец. Партизаны-южане, заранее предупреждённые о возможной высадке, им наши флотские рассказали сказку о лодках с оружием, действительно получили это оружие, причём в таких количествах, о которых не смели и мечтать. Сотни пулемётов, винтовок, тысячи патронов и гранат.
   Через день была подавленна база миниатюрных подлодок на велосипедном ходу в одном из заливов прибрежного острова. Правда малютки всё же потопили один из кораблей, но адмиралы согласились на этот размен. Корабль из стали, гордость серединников загнали и потопили к концу недели. Тут подоспело второе но... Хартия вдруг признала настоящими южанами какое-то другое правительство. Новое и демократическое, под руководством никому неизвестного местного коллаборациониста. Это правительство тут же вошло в Хартию как сателлит Ашкуа, которое тут же направило в помощь вассалам пятьдесят тысяч своих гренадёров. Прямо в район проливов. Наши генералы и адмиралы, мгновенно поняв в чём дело, вырезали всех новоявленных эмигрантов-серединников на Прибрежном и других островах архипелага Внутреннего моря. Они верно просчитали следующий ход противника.
   Наш слабовольный монарх опять прислушался не к тем советам и подписал мир, правда его мать, чуть ли не валяясь у него в ногах, упросила его оставить границы как были до войны, а не отдавать территорий. Разумеется был в договоре пункт о Комиссии Хартии, они всем сейчас такие навязывают. Эти деятели, допущенные на Архипелаг, не нашли там не одного серединника. Хорошую работу наших генералов на якобы спорных территориях комиссары признали, пусть нехотя, но признали. Но пункт о свободном проходе через проливы военных судов любой стороны весь наш народ, особенно военные, однозначно расценили, как предательство. Вырезанные горские и приморские деревни, на Прибрежном осталась только половина довоенного населения, всё это теперь лежало на императоре. Хартийцы же, на этот раз, очень сильно засветили своё участие в наших дворцовых интригах. Во всяком случае теперь странная смерть, якобы от простуды, старшего брата императора, везде трактовалась однозначно. Да и долгую болезнь батюшки нынешнего монарха извлекли из забвения. Страсти постепенно накалялись.
   Третье но... Моё родное герцогство потеряло в процентном соотношении больше всех вместе взятых. Как оказалось серединники получили от Хартийцев ещё один кредит на пять новейших дирижаблей. На достаточно большом протяжении Внутреннего моря селиться невозможно - и в воде и в глубине суши идут сплошные непролазные скалы. Тянется эта полоса около четырёхсот километров. Но эти скалы скрывают золото и с другой стороны, со стороны герцогства Лоеси, эти богатства уже разрабатываются. Если протянуть через непроходимые пропасти от одной из точек побережья воображаемую прямую, то ближайшая золотая шахта будет в сотне километров. Есть у серединников такая часть элитная - Серебряные пояса. Всего тысяча бойцов, но отборные, и наши генералы с ужасом ожидали где же противник бросит против них это подразделение, но такого не предвидел никто. Натаскали их по горам хорошо, чтобы скрытно взять первый рудник они высадили лучшую сотню за десять километров от него. Они оставили на скалах два десятка людей, шахту же они захватили без потерь.
   Следующая ночь, новый заброс, продолжалось это удовольствие для них дней пять, затем они не учли, что не все шахты у нас учтены центральными властями, а так же паранои моего отца. Но всё-таки хоть герцог, кто мог предположить, что орудия с эсминца , установленные у пяти крупнейших золотых шахт, и их канониры-отставники когда-либо понадобятся. Серединники слишком расслабились от лёгких успехов и потеряли два летательных аппарата и четыре с половиной сотни бойцов - снарядами отец тоже запасся. Пушку они завалили через одну ночь, кинув на неё морскую мину с третьего дирижабля, но темп был потерян, связь у нас в герцогстве протянули чуть ли не самой первой в империи, так что папаня раздал весь свой дворцовый арсенал и во главе ополчения рванул к прорыву. Герцогство не уклонялось от мобилизации, ибо понимало, что при серединниках будет намного хуже, поэтому с отцом были все - от десятилетних мальчишек до седых старцев. Серебряные пояса были элитой, за ними уже шло пушечное мясо калибром поплоше, но смерть ополчения ни кто не назовёт напрасной. Пока они перемололи наших мужчин, женщинам удалось сдержать основные перевалы и не дать выплеснуться захватчикам на оперативный простор, или самим занять пригодные к обороне перевалы. Подмога успела в самый последний момент. Вместо женщин, уже сражающихся зубами и камнями, так как пули, арбалетные болты и динамитные шашки были уже израсходованы, заняли войска с равнин. Наше герцогство потеряло шестерых мужчин, из каждых десяти, и каждую пятую женщину. Серединники уже наращивали в глубине занятых позиций новый ударный кулак, но тут наши адмиралы протиснулись, с весёлым чпоком, через игольное ушко пролива. Высшие военные знали о ситуации в горах, но основная масса войск, нет. Мне не сказали, чтобы не расстраивать меня, чтобы я не расслабляла мужа, вдруг полезшего в герои. То войско, что пришло герцогству на помощь, было из резервистов, но самых лучших - ополчение северных баронов. Они были недавно оснащены самыми лучшими образцами оружия, да и своего у них было много, а железную дорогу мы перекрыть не дали. На расстояние выстрела к базе дирижаблей на прибрежных скалах подошёл самый маленький из эсминцев. Итог закономерен, ни одного дирижабля ни одного транспортника не ушло от расплаты. Северяне и горские вдовы пленных брали только для уточнения диспозиции оставшихся, что характерно, Хартия о горной экспедиции серединников не вспомнила и даже не попыталалась навязать в Лоеси ни одну из своих знаменитых благотворительно-шпионских миссий. Во Внутреннем море теперь свободно плавали военные суда Хартии, а на берегах Великой Западной реки, осознав необходимость подводного флота, уже сделали первую копию с вражеской подлодки.
   Ну и последнее но... У меня жуткая депрессия, раньше, во время такого далёкого детства, я убегала из дома и лезла в горы, теперь же и это бы мне не помогло. Моему мужу было плохо, и я не могла оставить его надолго, но несмотря на это я почти каждый день выкраивала время, чтобы сходить на могилы отца, братьев и сестры. Хоть тело отца и не было найдено, но в нашем герцогстве сейчас старшинство моей матери абсолютно ни кто не оспаривал. В этом случае надо подождать шесть лет буде он не объявиться и если нет, то передать трон сыну или внуку рождённому в законном браке, вот так вот слово в слово в договоре о принятии нашего герцогства в Восточную империю и записано. Так что единственный шанс на сохранение династии был, если мой муж очнется и в течении шести лет подарит мне сына.
   Могила же отца пока представляла из себя большой камень в дальнем конце кладбища. Все наши знали что он мёртв, было даже два подтверждения от пленных. Его пост они смогли пройти только завалив его с дирижабля зажигательными бомбами. Сегодняшний поход на кладбище стал последней каплей в омут моего отчаяния. Я прошла к отцу мимо таких же как он камней без лиц и без дат. Хотя я и пришла к могилам сегодня чуть свет, там уже было с десяток женщин так же отрешённо стоявших кто у молчаливых кусков скалы, кто у именных надгробий. Чуть позже они разойдутся по своим дневным делам, стряхнув воспоминания, продолжив заботиться об оставшихся в живых. Мать решила проблему нехватки мужчин кардинально. По её личной просьбе командующему северного ополчения, по стечению обстоятельств являющемуся её троюродным кузеном, тот разрешил ей бросить среди неженатых воинов клич. Тридцать тысяч человек, а это немногим меньше половины, северное воинство потеряло за один день.
   Новый день принес людям новые предварительные свадьбы, которые официально регистрировались только после рождения ребёнка. В случае неудачи через год пары меняли партнёров и пробовали ещё раз. Так вот, этот десяток женщин, был, как на подбор, состоял из статных красавиц, рознящихся не осанкой, но возрастом. Раз смогли похоронить мужей на этом дорогом кладбище, бывшие мужья были людьми не бедными, да и из северного пополнения, скорей всего, красавцев дворян себе в новые мужья нахватали. Одну из них, особу лет на пять старше меня, я узнала, она не редко бывала у матери во дворце - начальница сталелитейных мастерских, десять лет назад в одной из долин нашли хорошее железо. Я подошла к ней, поздоровалась и, хотя она была постарше меня, общее горя сразу дало нам тему для разговора. Когда мои голос стал невольно возвышаться от негодования, я вдруг обратила внимание, что мы не одни, и вокруг нас собрались женщины, которых уже гораздо больше десятка. Вот тут я и произнесла слова, которые раздули в душе вдов не маленький огонёк негодования, но настоящую бурю.
   И, хотя я не была до конца вдовой, пусть судьбы моего мужа сейчас колеблется между жизнью и смертью, я верю что на этом свете его удерживает моя любовь, а на тот свет тянет чудовищный мирный договор, поправший память усопших. Но я верна трону, я не верю, что император подписал этот закон сам, я уверена, если бы он увидел настоящие вдовьи слёзы, то он сразу же разорвал эту позорную бумагу. Я говорила ещё много, потоки слов моих сливались в могучую реку, позднее подхватившую меня. Когда я пришла днём домой, то была без сил, и уснула в мягком кресле, близ кровати мужа. Проснулась я лишь на следующее утро от рёва сотен женских голосов под окном герцогского дворца. Мать безуспешно пыталась утихомирить эту волну стихии. Когда я вышла на балкон пять сотен рук вскинули вверх разряженные арбалеты. И я говорила опять о том же, о наболевшем. Всех слов своих я не запомнила, лишь последняя фраза накрепко врезалась в память - Он должен услышать наши слёзы.
   Затем я попросила десяток самых крепких из них подняться ко мне в покои, чтобы помочь перенести груз. Со стены мы сняли пять пик из отцовской коллекции холодного оружия и, если ты самым активным образом не возражал против такого произвола, то половина стен в твоей комнате были увешаны старинными орудиями убийства. Мы сняли с пик наконечники, прихватив их с собой, и подсунули крепкие жерди под кровать мужа. Я же неспешно шла впереди, задавая направление этой своеобразной колеснице о десяти кобылах. Мы пошли вниз по главной дороге, носильщицы сменялись, поддерживая темп, на пятый день наш караван дошёл до железной дороги. Теперь часть эскорта я отправляла верёд по железной дороге, где они отдыхали, поджидали основной караван и запасали продукты, а затем возобновляли путь. Ночью путь нам освещали факелы, остановки же были очень краткими, лишь только сменить простыни и покормить мужа. В дождь мы держали над ним своеобразный полог, я же всегда была подле него, лишь на время сна перебираясь в повозку, которая медленно двигалась за своеобразным саркофагом. Маленькая армия наша была хорошо вооружена, у каждой из женщин был арбалет, не стоило забывать и о пиках, самым же нашим главным оружием была решимость, мы катились лавиной медленно, но нас было не остановить. Постепенно мы, как комета, собрали вокруг себя хвост, за нами двигалось уже пять тысяч женщин, мы всё шли и шли. И вот случилось неизбежное.
   Канцлер, вернее его первый заместитель, ведь кто может принимать в расчёт эту старую развалину, издал приказ преградить нашему несанкционированному шествию путь. Он разумно выслал против нас свою личную гвардию, так как командиры других частей этот приказ просто игнорировали. На личные приказы, переданные устно через фельдъегерей они задавали один вопрос. Что, что вы говорите? А нам по фигу что вы говорите.
   Так что на встречу нам выдвинулось сто наёмников с Миркса при пяти пулемётах. Фарландцам справедливо не доверял даже этот шавка Хартии. Я абсолютно уверенна, что прямого приказа применять силу от своих иностранных хозяев он не получал. Мне кажется, что этот продажный младший сын знаменитого герцогского рода просто напросто запаниковал от совсем уж непредвиденной ситуации, да и к тому же не учёл особенности национального менталитета противников. А надо было мыслить масштабнее, хотя бы новую войну организовать, что ли. Мы бы тогда остановились, даже обратно бы пошли. Доставать своими слезами и соплями императора и главнокомандующего во время войны - это перебор.
   А в Мирксе отнюдь не матриархат, скорей даже очень и очень наоборот, так что женщин за противников они не считали, нас же господа военные предупредили, что впереди возможны осложнения. Противник начал стрелять, толькко когда мы уже подавили один из его пулемётов, ещё двоих мы взяли на пики в течении следующих десяти секунд, затем нам стало жарко. Я сняла с трупа трофейное оружие и боги направили мою руку, дальний пулемёт замолчал, а последний мы накрыли своими телами. На недавно мирной опушке вперемежку валялось три сотни тел и ошалело ходили оглушённые кровью победительницы. Моего мужа тоже зацепило в бедро шальной пулей, не рана, а так, царапина, но он очнулся. Он был очень слаб и произнёс всего несколько слов, но я была отчаянно рада и этому. Я встала, обвела моих боевых сестёр стеклянным взглядом и приказала идти вперёд, как ни странно меня послушались. Пять сотен женщин из обоза остались заботиться о раненых и убитых. Вперёд, иначе всё напрасно, мы шли и шли дальше.
   Десятитысячная женская процессия входила в дальние предместья трёхмиллионного города. Блистательная Хагура встречала нас закрытыми ставнями и пустыми улицами. Вчера император лично выступил перед гвардией и убедил их выступить против нас, буде мы войдём в город. Запала от его трусливой речи хватило до вечера и, так как мы немного припозднились, встречали нас без должного энтузиазма. Но у императора нашёлся мудрый советник, просчитавший такое развитие событий. Так что утром гвардейцам раздали большие, наспех сколоченные щиты и приказали вытеснить толпу женщин из города, не открывая стрельбу. Хороший план, но колонну возглавляла на сей раз не я, да и мужа моего на той кровати не было. Одна, похожая на меня, одела мою одежду, другая, с короткой стрижкой, заняла место на копьях.
   Я не собиралась прощать смерть соратниц и пренебрежения подвигом наших имперских воинов, отчаянной храбрости жителей нашего герцогства. Я знала, что наступил уникальный момент, когда армия вмешиваться не будет, а гвардейские псы будут только лаять, а не кусаться. И я повела сотню женщин, переодетых в мужское платье, вооружённых трофейным оружием и арбалетами, спрятанными под плащами, в обход. Мы пошли своим путём и напали с тыла. Золото перекочевало в руки машиниста товарного состава, когда он высадил нас прямо в поле. Пешком, небольшими группами, мы добрались до площади перед дворцом, где прокладывая путь золотом, где арбалетными болтами. Вперёд вышел отец Аспиан - молодой настоятель горного храма всех богов, сменивший убитого серединниками предшественника. Мы сбросили в пыль мостовой добротные плащи, оставшись в коротких безрукавках и широких брюках, если не считать увесившего нас оружия. На колени перед настоятелем опускались идущие на смерть, среди них был и мой муж. Он был слаб и оружия почти не нёс.
   По нашей просьбе, согласно старинному обычаю плакальщиц павших в великой битве воинов, отец Астиан слегка рассекал остро заточенным кинжалом кожу на левом виске. По нашей одежде текли первые капли крови, когда мы молча поднялись и яростно крича побежали к воротам дворцового парка. Церемония плакальщиц длилась минут десять и до обороняющихся дошёл её смысл. Вот тут и сказался ещё один просчёт императора, самых надёжных своих гвардейцев он отправил навстречу женщинам, на воротах же стояли хорошие солдаты, но в душе они были согласны с нами. Мы лезли вверх по прутьям и нас не кромсал стальной дождь гвардейских пулемётов. Передовой отряд распахнул ворота и мы увидели удаляющиеся спины гвардейцев, лучащиеся молчаливым одобрением.
   Затем император совершил третью ошибку. Заместитель канцлера предоставил в его распоряжение последний резерв - две сотни своих наёмников. Что творилось в голове императора, почему он послушался, почему он не бежал к основным силам гвардии? Может ему показалось, что весь дворцовый комплекс окружён рассвирепевшей толпой пришедшей за его жалкой душонкой записного добряка? Так или иначе они открыли огонь и начали стрелять слишком рано, а может кто-либо из слуг подложил им свинью, ибо сначала несколько раз в нашу сторону бабахнул револьвер. Вот тут нас и спас мой муж, светлая голова. В начале, после первых двух выстрелов он сбил меня с ног и пулемётная очередь прошла над нашими головами. Затем, по его совету мы подожгли парк перед дворцом, ветер дул в сторону оборонявшихся. Мы прижались к зданию, потеряв лишь несколько человек. Дальше свою победную песню запели инструменты горняков - динамитные шашки. Мы рвались к ненавистной цели, как горные львицы и остановились лишь в пахнувшей порохом зале, полном трупов, на голове одного из них, выделявшемся среди прочих полным отсутствием ног, сидела закопченная корона.
  
  
  
  Второй шанс Сикорского Глава 6.
  
  
   Галактика М51. Эстиана. Восточная Империя.
   382-383 год Династии.
  
  
   Тем и славен град Китеж, что светел. Местная столица до этого стандарта в моих глазах сегодня не дотягивала. Поймите меня правильно, вы женитесь в двенадцать, через какое-то время просыпаетесь, а вам уже восемнадцать, даже прелести незнакомой архитектуры стольного града не могут вас сильно взволновать. Хотя, конечно, город был хорош, кое-что из подобных изысков я видел и у пиратов, но там всё больше подчинено функциональности, им надо при минимальной площади поверхности создать как можно больший объём, вот и растут вверх. Здесь же была слегка побитая междоусобицей, как наш Киев при волнениях и еврейских погромах в 1905, величественная столица государства. Дня три мы были в ней почти полновластными победителями.
   Но генералы показали своё настоящее лицо, не желая уступать власти самозванцам. Мы сделали главное, расчистив для них дорогу, теперь у них были и свои кандидаты на трон. В дальнейших наших действиях, а они сделаны были мною во многом благодаря отцовской библиотеке и её историческим трудам, есть несомненная моя заслуга. Когда мы узнали о полном нейтралитете гвардии и возвращении её в казармы, а также по скором подходе к городу строевых частей, то мои жена и боевые подруги банально растерялись. Вот тут я и высказал своё мнение, что мы расчистили дорогу и теперь не нужны живыми новому генеральскому посаженцу ни в каком из качеств. На резонный вопрос в духе Чернышевского, что, мол, дорогой делать дальше, ответ был таков, за следующие два дня найти своего кандидата в цари, больше времени нам даже неразбериха на железных дорогах не даст. Только как искать? Здесь уж моя благоверная действовала быстро и со знанием местных реалий. Она поймала первого попавшегося местного, а именно забившегося в какой-то угол поваренка, который скулил от страха, и надавала ему оплеух. Протянула ему несколько золотых и спросила где именно по слухам прячут главных врагов короля. И повернувшись ко мне пояснила, что те уж точно знают где искать. Как оказалось нужный нам особняк охранялся не только отрядом гвардии, но и небольшой группой наёмников. Правильней сказать раньше охранялся, гвардейцы решили в заварухе быть поближе к своим, а наёмники решили быть поближе к народу, то бишь его карманам, в городе назревала анархия.
   А нам повезло, в который раз боги были с нами, царь нам попался сразу, и почти готовый царь. Внебрачный сын предыдущего императора от простолюдинки, до сорока лет сам не подозревавший, кем является. Этому капитану торгового флота всё пояснили местные тюремщики три года назад. Сынку попался на глаза тайник отца, а в нём дневник отца. Не забывал он незаконного сынка. хотя тот о нём не слухом не духом. Денег подкидывал на скромно-хорошее существование. Встретился со своим неизвестным братом император, рассказал ему обо всём, но братскими чувствами отнюдь не проникся и решил держать взаперти, имя на него какие-то виды. Документы мы нашли, срочно поспешив во дворец с одним из сидельцев-умельцев. Пришли уже в потушенный и разграбленный предприимчивыми слугами дворец, проверили царские покои, нашли искомое и опять в тюрьму. Наш сиделец-умелец был не один. Он был одним из кампании фальшивомонетчиков так ловко и масштабно подделывающих бумажные ассигнации империи, что их деяния были приравнены к государственному преступлению. Всего за годы отсидки из десяти урок осталось четверо самых стойких, готовых на что угодно, чтобы выйти отсюда. Я настоял, чтобы они все вместе присягнули на верность семье Лоеси, что без раздумий было проделано. Помытый и одетый в новое медвежатник отправился на новое задание, а императорским дневником занялся другой умелец. Деревенская пригородная церквушка, недалеко расположенная от загородного имения императоров, не представляла для старого профессионала проблем, в старые записи о венчаниях были на месте внесены небольшие поправки. Крепко вычищенному наследнику моя жена наедине сообщила, что теперь он самый что нинаесть легитимный государь. Во время повторного визита во дворец из запертого и потому не разграбленного царского гардероба, слуги торопились и брали только легко доступное, был извлечён подобающий наряд, а из тайника вытащены так же все регалии. Так что мы не откладывая облачились и не спешно отправились конной кавалькадой в главный столичный храм.
   По дороге, заехав сначала в деревню, мы ехали не особенно быстро, кричали здравицы новому государю и кратко выкрикивали его историю всем встречным. Одежды были новому государю несколько малы и начинали потрескивать по швам, так же начинала трещать площадь перед храмом, не вмещающая уже всех желающих. Мы потребовали у стихийного митинга десять представителей умеющих читать и позволили им вдоволь повозить пальцами как по императорскому дневнику, так и по церковным записям, привезенным нами вместе с подслеповатым настоятелем деревенской церквушки. Дальше делегаты были вытолкнуты обратно в толпу, то есть, пардон, они были вежливо выпровожены сеять нужные отечеству настроения. Церемонию коронации мы творчески скомкали до трёх часов, и когда первые пехотные полки, сгружённые с вагонов в чисто поле близ города входили в город их с цветами и угощениями встречали радостные горожанки и рассказывали им о произошедшем в храме. первый раунд был за нами.
   Первые десять указов императора появились тут же из под руки моей жены. Трое высших военных, которые пустили нас в город, чтобы расчистить им дорогу, именными указами получили в своё распоряжение то чего желали - более полную власть над армией и флотом. Начальник гвардии не допустивший в столице сильных очагов беспорядков и подавивший, как оказалось разгорающийся мятеж в Северо-восточной части города, на всякий случай окруживший войсками тайную канцелярию и в первые, самые важные, часы не разогнавший людей у центрального храма, остался на прежнем месте. Тайная канцелярия так же избежала чисток. Затем мы передали охрану нового государя совместному отряду гвардии и военных и пешком двинулись по направлению к родным горам, впереди гордо вышагивали пять копьеносцев женщин в закопченных одеждах. За нами опять шли люди и наша слава летела впереди нас, я был уверен в том, что нас и сейчас ни кто не будет останавливать, победивших героинь можно было остановить только наёмниками, а их сейчас в столице наблюдался дефицит.
   О том что царь-то не настоящий на свете знали он, мы с женой и четверо наших новых вассалов, идущих позади нас, в группе поддержки. Мы останавливались во всех населённых пунктах по дороге и рассказывали красочную историю своих действий, в слушателях не было отбоя. Продвижение происходило иногда и на поезде, тем более наш путь пролегал почти рядом с железной дорогой. И я, наконец-то, увидел то, что мужчина обязан увидеть хотя-бы раз в жизни - свою тещу. За время нашего отсутствия Герцогиня вновь наладила бесперебойное поступление золота в казну, по нашему настойчивому совету, переданному телеграфом с пометкой *жизненно важно*, весь прежний запас, составляющий около сотни миллионов, был отправлен в столицу в качестве подарка новому императору на коронацию. Теперь, во многом благодаря этому щедрому жесту, мы были уверенны в своей относительной безопасности. Но тёща била нам по мозгам за эти деньги два дня подряд. Пришлось увеличить число посвященных в тайну ещё на одного человека, а герцогиня, с горя, пошла в сокровищницу пересчитывать новые поступления от шахт - одиннадцать миллионов золотых. Тёща оказалась акулой почище наших Демидовых. Потеря мужа и свалившаяся на неё ответственность за жизни людей открыли новые грани её характера, которые не нравились даже Сутте.
   В замке я наконец-то смог организовать себе своеобразный выходной, то есть занялся моим любимым времяпровождением - засел в дальнем углу библиотеки. При всём обилии книг я обнаружил, что читать мне сегодня не хочется, накатили воспоминания. Я вспоминал прошлую жизнь, смерть матери, Марии Степановны. в марте 907го года. Вспоминал своё поступление в Морской Корпус, своё не ослабевающее увлечение авиацией. В здании Корпуса на Васильевском острове, созданным трудами Петра Великого и его дочери, я подолгу засиживался в библиотеке за трудами Жуковского, Джевецкого и Фёдорова, закладывающих фундамент новой небесной науки. Я вспоминал свою поездку во Францию в авиаторскую школу Де Ланно, свою всепоглощающую идею построить геликоптер. И я понял, что когда мне откроются следующие шесть лет прошлого, скорей всего окажется, что я уже построил какой-либо летающий аппарат. Но опыт пребывания во Франции подсказывал мне, что самое важное в данном случае мотор, точнее самое долгое в самостоятельной постройке. В восточной империи таких двигателей точно нет, даже в проекте. И так, однозначно, первый шаг программы минимум, это создание элементарной базы для производства двигателей, но с чего начать?
   Я пошёл с задумками к тёще, напирая на то, что данное изобретение в будущем поможет в борьбе с дирижаблями, на что последовал резонный ответ, что покойный муж неплохо в этом деле справлялся и пушками, а сколько денег потребуется для этого нового баловства? Конечно, я брал смету по минимуму, со многими неточными данными, но всё же с запасом прочности на перспективу и максимально сжатую во времени. Но эти 27 миллионов для только-только оправившейся герцогской казны было чересчур. Но тёща, видя моё потерянное состояние, немного отошла и, с улыбкой, посоветовала мне изобрести, что-либо подешевле и поперспективней. Нет ли, говорит, у тебя такой идеи? Я глубоко задумался и наскоро перелопатил голову. Через десять минут меня стукнуло по темечку вспоминание, Эврика! Небеса чуть-чуть подождут. Герц, Попов, Маркони. Имена создателей радио. Я же в библиотеке Морского Корпуса ознакомился не только с работами Попова в Журнале русского физико-Химического общества, но и с полным инженерно техническим описанием феномена во французской периодике.
   Прибор, использованный Маркони для связи с Ньюфаундлендом через Атлантику в 1901 году, и воспроизвёл уже через две недели, растолковав тёще всё значение изобретения, получив от неё деньги и производственные мощности. Приёмку прибора осуществлял морской министр со товарищи, я же, потратив тёщин миллион и хронически недосыпав последние две недели, всё же не ударил в грязь лицом. Расстояние с берега до Прибрежного в двадцать километров радио доставало на раз. Немедленно, даже без дополнительного согласования с Императором, мне были переведены пять миллионов из резервного фонда Морфлота. *Лоеси Корпорейшен* стала давать чистые прибыли уже через месяц. Клиенты сами выстраивались в очередь у центрального офиса, Хартия в том числе. Я обстоятельно объяснил военным, что даже один прибор попавший в руки противнику объяснит им принцип его действия, поэтому скрывать что-либо нужды нет, нужно брать с них как можно больше денег и самим двигаться вперёд. Как ни странно мне поверили, что удвоило наши прибыли. Пусть хартийцы балуются лампами и стружкой, через несколько месяцев мои воспоминания обгонят их минимум на шесть лет.
   Дальше я применил банальный шантаж, ведь патенты были на моё имя, и я выбил из герцогини нужную сумму на двигательный проект, оформив это как кредит корпорации на один год. После получения денег и начала строительства я увязал с Хартией вопрос о новых поставках радиопередатчиков с вопросом немедленной доставки мне оборудования. У них было что-то подобное тому, что я видел во Франции - двигатели для гоночных мотоциклов. К концу третьего месяца общее количество работающих на наших предприятиях превысило десять тысяч и половина из них была женщинами. На зарплату я не скупился, и от желающих не было отбоя. Квалифицированные рабочие руки текли в Каменную долину непрерывным потоком. Тёща подшучивала, что пора бы уже переносить столицу герцогства. Кронштадт, так я назвал городок, рос не по дням а по часам. В Российской империи солдат мог выслужиться до генерала, я тоже выделял самых способных. Конечно пришлось позаботиться и о том чтобы быть в курсе всех дел на производстве, поэтому многие рабочие были в приказном порядке назначены осведомителями заводского начальства. Так что будем искать собственных Платонов и следить, чтобы местные народовольцы была под колпаком.
   Я становился человеком уважаемым, на меня было две покушения. Может Хартийцы уже разобрались в производстве прибора, а может кому-то из прихлебал бывшего царя не удаётся забыть старые времена? Разумеется. может кому-то не нравиться, что я на всё беру патенты, в отличии от Попова? Ко мне начинала потоком течь техническая информация от дилеров корпорации на местах, лишь в хартии и Фарланде были с этим проблемы. Меня удивили серединники. В тот день я как раз получил долгожданный заказ на оборудование сети радиопередатчиков вдоль судоходных побережий империи, а так же на переоборудование нашими приборами кораблей торгового флота, вот в этот момент серединники и выдали перл. Они закупили сотню преборов, но расположили их вдоль южной границы с Хартией. К тому же до нас дошли слухи от наших друзей в партизанских отрядах у южан, о том что у них появился новый поставщик оружия - серединники. За живые, но достаточно небольшие деньги, южане получали даже пушки. Бывшим врагам плевали в лицо, но оружие брали. В южном королевстве половина территории полностью влилась в состав государства лишь полтораста лет назад, территория в той местности - невысокие, но очень лесистые горы, да и пещеры водились. Но и коллаброционистов было много, так что в стране разгорелась полноценная гражданская война. Дошло до того, что местами войска хартии прятались от медусобойчиков горячих южных парней.
   А покушались на меня профессионально, с помощью яда. Один из недавно завербованных деятелей науки, по виду - книжный червь, вскружил голову одной из наших горничных. Она готова была ради него на всё, вот и поддалась на уговоры - угостить семью герцога новым сортом кофе. Убийца переборщил с ядом, надо было выбирать препарат с более долгим сроком срабатывания. А так я на полчаса опоздал, в связи с очередной недоработкой нового оборудования. Остальные решили меня обождать и перенесли обед на час. Дальше как в сказке, одна из новеньких горничных не сдержалась и откушала хозяйского кофе. Её остывающее тело обнаружили через пять минут с кофейной чашкой в руках. Любвеобильную дуру-горничную, по решению семейного совета, отправили в одну из золотых шахт к зекам, пусть наслаждается мужским вниманием.
   Но лжеученого взять не смогли, он прошёл незаметно сквозь все кордоны. Охрана возле нас была усиленна, пища проверялась. А внутри меня, какбудто-бы, тикал секундомер. Бог будто бы говорил мне, небо откроется тебе, будь готова волосатая обезьяна, скоро Икар упадёт и у тебя будет шанс воспользоваться его крыльями.
  
  Второй шанс Сикорского Глава 7
  
  
   Галактика М51. Эстиана. Восточная Империя.
   382-383 год Династии.
  
  
  
   С гордостью могу вам сообщить - мой муж единственный и неповторимый. Убедить мою мать расстаться с большей частью герцогской казны, это надо очень и очень постараться. Лично меня его доводы, конечно, убедили, так это ж ведь я, жена. Да и верю я ещё иногда в человеческую благодарность, а точнее в честное слово императора. Хотя конечно человеку ниже меня, да и людям моего сословия я бы при аналогичных условиях не капли не поверила. Слишком велика сила личной выгоды и денег, особенно среди черни. Хотелось бы верить, что я не такая, но увы. Я имперская кость до мозга и костей, и на благо родины, то бишь по политической необходимости, могу поступиться парой запетых в клятве.
   Что далеко ходить за примером. Дали мы с мужем слово чести сохранить жизни четырём фальшивомонетчикам, которые подделали бумаги, способствовавшие возведению на трон нового императора. Да, я взяла с них личную присягу, но сердце чуяло, что двое из них в душе из черни. Полностью я верю только одному из них, вору который выкрал и положил назад церковные бумаги. У него была возможность бежать, прихватив церковные побрякушки, но он этого не сделал, теперь ему есть вера, а остальным нет. Я не нарушила слово. ведь я старалась дать его всей группе сразу, и ритуальная фраза *пока живы вы, жива и я*, при соответствующей расстановке запятых трактуется так - *пока жив хоть кто-нибудь из вас, жива и я*.
   Я завела их в сокровищницу, придержав на пороге вора, пока остальные пятились на злато, я сунула ему в руку кинжал и прошептав, что я доверяю только проверенным, аккуратно прикрыла дверь. Через пять минут я откинула засов и вошла. Двое были заколоты в затылок, один в сердце, всё обошлось почти без крови. За час Дуток, так звали вора, под моим руководством уничтожил все следы сделанного. Тела убирались по специальному желобу, который можно было преодолевать только в одном направлении. Внизу двухсотпятидесятиметровая шахта. Она служила нашей семье верой и правдой не одно поколение. Денег герцогов добивались в разное время разные проходимцы, теперь они навеки вместе обмениваются опытом.
   Вор оказался очень полезным, жестоким и исполнительным. Так как предприятия мужа требовали всё больше и больше рабочих рук, вокруг них стремительно росли поселения, лавки и притоны. Вот я и нашла для себя область приложения, выбила у матери подпись на документе, дающий мне право закрывать подобные заведения если они представляют опасность для жизни и здоровья клиентов, после этого дальнейшее было элементарно. Вор приходил с копией этой бумажки и с моей доверенностью, заявлял, что заведение подлежит закрытию и шёл в свой офис ждать, пока ему принесут дарственную на половину заведения. Если же хозяева не понимали намёка, хитрили, открывались в тихую по ночам, или переходили в другое место, приходил вор со товарищи. Через месяц все выжившие злачные места, дома свиданий и игорные дома, а все они принадлежали пришлым бизнесменам, платили половину мне. Мать знала, но порядку стало больше, а остальное её волновало меньше. Я получила добро на ночное королевство, пока ограниченное по территории.
   Должна сказать, что первым делом пришлось наладить разведку за конкурентами, их оказалось множество, хорошо что пока они не успели организоваться, поэтому не устояли. Прежде герцогство не испытывало таких проблем, его населяли или местные или зэки в некоторых рудниках. Шахты заключённых строго контролировались, в случае бунта в центральное ответвление летели ульи со спящими земляными осами. Они предпочитают селиться глубоко в пещерах и очень не любят компании. Их уже пару веков разводит один род в небольшой долине, очень уважаемый род. Даже захватчики сходу не пожелали вламываться в ту долину, хозяева были люди известными и предпочитали жить под землёй, нет, не полезли туда захватчики. Два укуса и верная смерть, может поднакопив сил и пошли бы, пустив вперёд пленных.
   Вор оказался полезен и честен, если что-то из золотого потока и прилипало к его ладоням, то это было не заметно на общем фоне и делу не мешало. Он разрабатывал и другие перспективные проекты, когда они давали первые плоды приходил и спрашивал разрешение для запуска идеи в серию. Как-то он принёс Хартийские деньги, деньги серединников и деньги Миркса. Среди вороха бумажек я так и не смогла различить где фальшивки, а где настоящие. Применять фальшивки я стала как посредник, закупая где только можно высококлассные станки, раздавая взятки в твёрдой фальшивой валюте. Уже здесь я продавала предприятиям мужа технику за приемлемую цену, но в золоте. Второе важное применение, это скупка специалистов в нужных нам областях, тут уж и говорить об экономии не стоит. Контракты заключались на три года, но только с теми кто соглашался ехать с семьёй. В каких областях брать спецов я всегда спрашивала у мужа, не всегда понимая ход его мысли, но всегда принимая его предложения на веру и выполняя их.
   Мой дорогой друг был разумеется умнее меня как учённый, но в некоторых житейских ситуациях всё было наоборот. Например, мы однажды, надев простые одежды и слегка загримировавшись, проходили мимо одной из точки моих напёрсточников, а все они приносили стабильный доход, и он ввязался в безнадёжную игру. Слава богу начальник команды кидал узнал меня и имел представления о моём месте в иерархии, он успел дать приказ на честную игру, чем заработал себе хорошую премию и повышение, а не понижение на пару метров под поверхность земли. А муж мой три дня ходил радостный, радовался своей удаче, и всё норовил пойти повторить, насилу отговорила.
   В своих отношениях с жителями герцогства правитель старался быть щедрым, благо золотые шахты это позволяли. Но ведь и радиодело оказалось очень выгодным, вот здесь мой муженёк выказал некоторую одержимость, мешающую делу. Он поначалу не хотел увеличивать расценки на труд рабочих, почему-то считая, что работа в таких передовых отраслях знания является сама по себе наградой. Не могла же я ему объяснить открытым текстом, что большую часть зарплаты рабочие оставляют в моих заведениях. А люди, это в основе своей были бывшие крестьяне, людям были нужны только деньги и возможность их потратить.
   За такими вот заботами и хлопотами застало меня неожиданное известие. Я беременна. Это было неожиданно, но прогнозируемо. Мы с мужем как раз на неделю смогли вырваться, и там его доставали проблемами, но поменьше, о специально тамошний радиопередатчик включал только раз в день на полчаса. Но всё равно, это был отдых, а через две недели по приезде, мне сообщили, что походка моя изменилась. Надо, кстати, сказать вам о горском обычае имени. Как только мать узнаёт, что у неё будет дитя, она должна дать ему имя. Если она угадывает с полом, щетается, что ребёнок будет удачлив, а вот если не угадает... Поэтому иногда от этого обычая отказываются, особенно в тех семьях, в которых у одного или у обеих родителей в детстве произошло подобное. Но мне был сейчас необходим сын, благодаря которому моё положение упрочится, а, возможно, я сумею даже потеснить мать. Так, что если это будешь ты, дочурка, прости меня. От скромности я не страдала, поэтому объявила, что нарекаю моего будущего сына Эст, в честь отца людей. Мой поступок был несколько вызывающ, потому что в нашей семье ещё никому такого имени не давали.
   Это имя свято уже более двух тысячелетий. Мало осталось, документов, но, как ни странно, большинство источников сходятся на том, что первый город людей возник у подножья одной из гор в южном Фарланде. Рассказывают совсем уж дикие истории, будто мы вообще прошли через врата всех богов или прилетели на небесной колеснице, но я считаю это бредом. По-моему Эст Легендарный возглавил поход в более благодатные земли, нежели те в которых раньше жило его племя. Затем создалась красивая сказка, которую подхватили люди, расселившиеся по всей планете. Теперь мы шныряем всюду, нас много, и поэтому мы стремимся уничтожить как можно больше ближних, чтобы освободить место для своих побегов. Жаль, что мало кто понимает, что войны - это суть необходимость. Вот взять нашу империю, до последней заварушки сорок лет мира, кому от этого стало легче? Последнюю войну мы не проиграли лишь на чистом энтузиазме комсостава и параноику-старику императору, который заставил двор хотя бы частично раскошелиться на нужды будующего армии.
   Государство выжило чудом, лишь благодаря нашей импровизации Хартия, добив Южан и серединникнв, не пошла на восток. Запас прочности нашей державы, заложенный поколениями наших предков, был как никогда тонок. Следующая война будет не в пример этой, она будет жуткой и всеобщей, так по крайней мере говорят знающие люди. Не будет в той войне не правых не виноватых и проиграют, по большому счёту, там все, ибо длительная война грани целей начального периода. То что получается в конце, не соответствует предвоенным желаниям ни одной из сторон.
   Рабочие. Я не с проста полезла копошиться в их корыте. Я дворянка в десятом поколении, мои руки по локти в крови, благодаря походу, организованному мной низвергнут добрый больной царь, прислушивающийся к советам врагов. Теперь на засохшую корку крови на своих руках я наношу мазки дерьма другого сорта, это жизни воров, сутенёров и убийц. Всё это только из-за того, что мне передались некоторые способности моей прабабки. Иногда в нашем роду просыпается такая способность - видеть почти вещие сны. Всё сегодняшнее действо с рэкетом я закрутила, потому что увидела во сне необычную картину. Большой глобус, в нескольких местах пробивается пламя. Пожар на территории южного королевства, у серридинников ничего не горит, потому что гореть там уже нечему, на карте в том месте жирный слой пепла. Пожар охватил архипелаг островов, соединяющий цепочкой Фарланд и Восточную империю. Самая западная и самая восточная границы империи начинают полыхать. Я увидела огромную и умелую армию нашего государства, большой флот, много самолётов, но... Но над всем этим, в середине страны, проступило лицо одного рабочего - Волда, вдруг распавшееся на сотни своих отражений.
   Муж показал мне этого рабочего с одного из своих предприятий. Если у него ломается внезапно конвейер, то зовут этого бывшего крестьянина, тот на слух определяет место поломки любого сложного агрегата, хотя впервые машину паровую увидел год назад, оторвав взгляд от сохи. Скор хотел поручить ему участок, но парень слишком подвержен соблазнам большого города. Не было бы моих заведений, он бы нашёл выпивку в других местах. Крестьянин, вне своей патриархальной деревни, вне жёстких рамок, он похож на вырванный из земли могучий дуб. Что он сделает завтра не знает никто, особенно он сам, он подвержен чужому влиянию и бредовым идеям во сто крат больше городского человека. Поэтому, увидев опасность для страны, исходящую от толпы с одинаковыми лицами внешне безобидных увальней, я поняла, что моя задача отныне влиять на их умы, и пресекать чуждое влияние. Так что мой следующий шаг был очевиден - эмиссары подпольного мира гор, щедро подпираемые золотом, оружием и фальшивками, пошли в народ. Сотни и тысячи таверн и салонов с плохой репутацией стали отдавать половину или вовсе продали свой бизнес. Несогласные же горели в отблесках синего пламени, точно на таком, какое было на глобусе.
   Я не была самонадеянна до бесконечности, поэтому мои действия пока не затрагивали центральных герцогств и столицы, всё больше окраины. Укус, бросок, удар, захват. Иногда приходилось сжигать даже тех кто согласился с тобой работать, мы оставляли ровно столько объектов, сколько могли контролировать.
   Император-воин сделал большое дело, не только большие пушки, он открыл по всей империи бесплатные школы начального образования. Три класса, хоть что-то. Пресса у нас была не то чтобы совсем свободная, но очень легко теряла страх за хорошие деньги. Я инкогнито купила несколько региональных жёлтых листков и с помпой объединила их, мол вместе они быстрее донесут до народа правду и объективную информацию. Некоторые конкуренты пытались не перепечатывать наши патриотические материалы, как мы им всячески советовали, а наоборот, высмеивали нас. У конкурентов ломалось оборудование, горели здания, их лучших специалистов переманивал наш газетный холдинг большими заработками, другие просто исчезали. Те которые были со мной в походе, они изменились, они больше не могли довольствоваться нормальной и тихой жизнью. Я попросила их и не одна не отказалась. Вор вдалбливал им азы, я давала золото, благословение и связь. Каждая из этих падучих занимала ключевой регион, селилась, обычно, в центральном городе тамошнего герцогства и принимала бразды правления пришедшими туда раньше эмиссарами-разбойниками. У нас были лучшие радиопередатчики и шифровальщики, непосвященные не могли услышать нашу сеть, легко путая щелчки и треск грозовых разрывов. Деньги текли рекой, но, в основном, вкладывались в новые проекты и в расширение прямо на местах. Если я чуяла, что крупный завод, единственный в этой местности, простаивает, я выкупала его за хорошую цену в фальшивках, не считаясь с мнением хозяев по поводу продавать или не продавать, и вновь давала людям работу.
   У занятых людей меньше остаётся времени на бузу. Особо одарённых рабочих, тех у кого после трудового дня хватало сил не только на кабак и бордель, но и на какой-либо тайный кружок, тем предлагали выбор - или мокрушниками в мою организацию, или они становились мокрым пропуском к нам для других, не столь щепетильных. Единственный бонус от меня для таких, это безымянный холмик.
   Две моих паучихи трагически погибли - в мире ещё так много зла, а так же непонимающих и конкурентов. Смерть их не была напрасной, она учила нас лучше прятать следы, обходиться исчезновением там, где мы раньше действовали напоказ. Из всех же моих разнокалиберных предприятий я старалась делать замкнутые цепочки. Пятидневная основная работа, а по субботам пол дня строительство жилья, пол дня тир. Домишки в первую очередь давались тем, кто проработал на предприятии больше трёх лет, каждый должен был заплатить в рассрочку из зарплаты только цену участка и оптовую цену строительных материалов. Стрельбище тоже решало многое - лучшим стрелкам дома давали вне очереди. Иногда замкнутые цепочки даже выглядели внешне бесприбыльными, только ночной вклад рабочих в кабаки, давал мизерную прибыль.
   Когда почти подошёл срок рожать снова пришло прежнее видение, но на этот раз лицо Волда было нечётким и так и осталось в единственном числе, правда вокруг него выросли могильные холмики. А вся территория империи покрылась очень тонкой, но видимо прочной, золотой паутиной. Лишь в нашем герцогстве золотые нити были отчётливо видны.
  
  
  Второй шанс Сикорского Глава 8
  
  
   Галактика М51. Эстиана. Восточная Империя.
   383 год Династии.
  
  
  
   Приближалась очередная круглая дата, то бишь окончание очередного полугодия. В эту ночь я смог заснуть только под утро, так как Сутта, хоть и была на пятом месяце, оставалась инициативной во всех отношениях супругой. Ладно бы всё своё рвение растрачивала на супружеском ложе, так нет же, заняла у матери денег, завела себе кучу кабаков и, если что не по ней, посылала разбираться своего ручного вора. Да и остальные его дружки-фальшивомонетчики исчезли. На мой вопрос куда, мне был ответ, что данные господа уехали по делам. Я не поверил, но проблема не стоила скандала и я удовлетворился расплывчатым ответом. Вот что у меня проскакивало иногда, так это чувство ревности, но слежка, для которой я нанял пару профессионалов ни чего криминального не выявила, по крайней мере по интересующему меня вопросу. Пара детективов, которых я нанимал, так и не доехала до столицы, отравилась некачественной пищей, купленной на одной из станций.
   Но в целом даже эта новость меня не слишком впечатляла. Я запряг себя в такую телегу, что пора бы мне обзавестись второй парой рук, чтобы успеть переделать все мои дела, да и лишняя голова бы не помешала. Но во, наконец-то, сон пришёл, и я направил сознание к новым вершинам, но после очередной порции памяти прежние вершины показались всего лишь низенькими холмиками. Ещё вчера я был доволен жизнью и собой, а теперь...
   Теперь у меня перед взором стаял мой самолёт Гранд Балтийский, последнее моё воспоминание было от 25 мая 1913 года. В голове метался один из последних нерешённых вопросов того утра, почему же вопреки расчётам тандемная установка винтомоторных групп не давала расчётного удвоения суммарной тяги? Наверное опять это чёртовое взаимовлияние воздушных винтов! У меня проскочила оригинальная мысль, как быстро переделать самолёт, но... Но самолёта который нужно переделывать здесь пока ещё не существует.
   Когда я утром высказывал свои пожелания-приказы своим подчинённым на заводе, то был сначала сочтён сумасшедшим. Но здесь я был хозяином, а не Шидловский. Семь следующих каторжных суток я добивался нового режима работы, который я так мечтал ввести на Руссо-Балте. Здесь же почти все дни текли по желанию моему, в моей голове был огромный объём данных по испытаниям лётной техники, в новом мире за один рывок можно было вырваться на годы вперёд. К несчастью моему эта мысль уже пришла в голову Хартии. Моя голова была оценена ими высоко, но сначала мне предложили одну из высших должностей в ихнем государстве, руководить Промышленным советом. Должность не простая и ответственная, где то на уровне министерской, или даже выше. Если такой человек скажет слово то с этого же дня по всей Хартии начнут делать, например, резьбу вместо левосторонней правостороннюю. Впрочем на этом посту дураков не было никогда и приказы Главного Промышленника у хартийцев гораздо взвешенной и полезней. По влиянию он уступает только главе Совета Пяти и начальнику Объединённой разведки.
   Я попросил день на раздумья и, тут же, вчетверо увеличил охрану свою и предприятий и только затем ответил фигуральным отказом, пристрелив парламентёра. Меня оценили по достоинству, и теперь покушения следовало за покушением, не реже раза в месяц. Я не раздумывал долго над тем, какое имя дать новому самолёту, я помнил недавний разговор за чаем с директором РБВЗ он был недоволен названием Большой, несолидно, мол. Там же и было впервые произнесены слова Русский Витязь. Здесь Русью и не пахнет, да и слово Витязь нет в языке, так что будет у нас Воздушный Воин, это другое из названий предложенных Шидловским. Очевидно, что здешний ВВ нужен будет, в первую очередь, для войны. Но так же очевидно, что лучше делать гражданский образец, переделка которого в военный может быть быстрой и чисто косметической.
   Первый самолёт появился на свет к рождению близнецов. Чего мне это стоило, знает только Бог, или женщины, которые вынашивают в себе по девять месяцев всё увеличивающуюся тяжесть. Особенно трудно нам дался мотор, он по всем параметрам походил на двигатели Большого или как его ещё называли Гранда. Правда тамошний Аргус давал 100 лошадей, здешний, при всех подобных параметрах, выдавал 80. Он меня победил, ни какие мои переделки не могли сравнительно быстро повысить мощность без долгой переделки и я, скрипя сердцем, поставил двигатели на поток. Работа на моторном, в отличие от остальных заводов, велась в три смены. ;0 двигателей для первых десяти воздушных гигантов нужны были мне не сегодня, не завтра, а уже вчера. Жена настояла, чтобы малышей, моих голубоглазых малюток, звали Эст и Эстиана, наверное у неё мания величия. Но больше часа времени моим крохотулечкам я уделять был не в силах. Мои терзания на счёт малой мощности двигателей и их расположенности вылились в удивительное открытие. Возможно в той, старой жизни мне тоже подобное пришло в голову, поживём, увидим.
   Для меня лично решение расположить четыре двигателя не попарно, а в ряд, было сродни архимедовскому крику Эврика! Хотя мой ВВ и был вне конкуренции, не надо думать что соседи дремали. Двигатель внутреннего сгорания на первых малосерийных авто у Хартии, Миркса и в паре стран Закатного континента были. И одномоторные самолёты от земли отрывались на пару минут. Здешних последователей братьев Райт нужно было лишь очень хорошо простимулировать кнутом, пряником, и развединформацией, чтобы они начали выдавать результаты на гора. Но там пока были уродцы первой волны, у меня же на свет появился Красавец.
   Следуя заранее разработанному плану первая авиалиния связала между собой одну из приравненных долин нашего герцогства и Столицу. Между ними три аэродрома подскока. Полёт проходил не спеша, за двое суток в одну сторону. На борт брали пять пассажиров, при трёх членах экипажа. Удобные плетённые кресла, горячие напитки в термосах, еда, приготовленная в столовых промежуточных аэродромов, и старательно завёрнутая в шубы - всё это добавляло впечатлений пассажирам, которые открыв рот смотрели на проносящуюся далеко внизу землю. Желающих полететь было очень много, поэтому мы безбожно завышали цены, но всё равно образовалась очередь. Дошло до смешного, ВВ-2 мне пришлось эксплуатировать исключительно на промежутке между столицей и ближайшим к ней аэродромом подскока. Аэродром располагался на окраине промышленного городка, там, ясное дело, была и железная дорога. Толстосумы, если хотели пролететь вне очереди, в первые рейсы выкладывали аж по 5000 за перелёт, а обратно ехали поездом, с гордым видом надувая щёки эти бывалые воздушные волки рассказывали восхищённым их смелостью слушателям, а главное слушательницам, как солнце над облаками заливает всё вокруг неземным светом. ВВ-3 курсировал между аэродромом на Прибрежном и столицей, ВВ-4 между Прибрежным и Лоеси.
   Подробнее расскажу об аэродромах, так как их строительство я посчитал первейшей задачей и они появились ранее самолётов. Строились они просто, вообще вся идея с ними исходила от одного из моих помощников. Он то и вёл этот проект, советуясь со мной лишь по профессиональным вопросам и по финансам. обычно выбирался проезжий тракт, недалеко от какого-либо города, параллельно ему прокладывалась взлётная полоса, изгородь, прежде всего от животных. Собирался небольшой бревенчатый домик или пара, с перспективой расширения в полноценную гостиницу, как для проезжающих по тракту, так и для воздухоплавателей. Взлётная полоса была покрыта необструганными досками. Мне эта задумка пришлась по душе, как вспомню все эти запросы наших Российских генералов, мол, самолет должен обязательно садиться даже на вспаханное поле. Здесь же разложить доски и поставить палатки можно даже за день, и лётчику удобно, и машине приятно. Часто всплывает в памяти 908-й год, так и не доведённый до ума из за несовершенства тогдашних моторов вертолёт на заднем дворе, но сколько полезного опыта он мне принёс! Одно то, что я отточил на нём производство винтов своими силами, а не покупал их за бешенные деньги за кордоном, как мои соратники-конкуренты, это очень большой плюс. Вспоминаю первые свои аэросани, первый надёжный аэроплан. Первые полёты над Киевом, первые овации, первый выигранный конкурс. Конечно, стоит отметить, что я ничего бы не смог добиться без поддержки семьи, ведь даже первые заработки на постройке самолётов для энтузиастов я тратил чтобы двигаться вперёд. Только став главным конструктором самолётного отдела РБВЗ и выиграв первые существенные призовые деньги, я смог, наконец-то, погасить долги перед членами семьи. Конечно, стоит отметить, что многое я перенял и у руководителя Руссо-Балта, особенно в искусстве управления. Это были непростые годы, но я с радостью бы пережил их вновь, ещё бы раз вошёл в Третий Рим триумфатором! Сейчас при всей видимой для постороннего наблюдателя грандиозности свершений, я почти всегда лишь повторяю уже однажды пройденный путь. Моя конструкторская мысль не успевает нестись вскачь за своим необычным сознанием. Новые горизонты открываются быстрее, чем я успеваю изобрести достойные машины.
   Здесь же, опять, запахло новой международной вакханалией. Хартии надоело брожение в королевстве Южном и она кинула на его подавление триста тысяч регулярных войск. Эти, не особенно церемонясь, выжгли три очага сопротивления и дали остальным подумать, объявив амнистию всем, кто в течении недели покаяться в своих грехах, ну и попутно выдаст парочку непокаявшихся. Разумеется Хартия расставила в тексте амнистии некоторые запятые с двойной трактовкой, так что большинство доверчивых окончили свои дни в шахтах. С оставшимися недоверчивыми справиться было полегче, во-первых их ряды убыли, а во-вторых убывшие рассказывали сначала добровольно, а после и не очень, о оставшихся на свободе соратниках. Компания заняла менее двух месяцев и была признана всеми молниеносной. Часть сил завоевателей, выполнивших задачи первого этапа, методично просеивала лабиринты пещер, вызывая где возможно, взрывами искусственные заторы. Скоро к ним присоединились все силы противника, оставив в ключевых местах лишь контингенты егерей.
   Добившись впечатляющих результатов при замирении вновь присоединённых территорий хартийцы решили сделать реверанс в нашу сторону. Удар был рассчитан с иезуитской изобретательностью. Архипелаг внутреннего моря, близ наших берегов, состоит не только из крупных островов, но и из всякой мелочи. Часть из этих крохотулек так мала, что там нет не только больших поселений, но и вообще ни одного человека, то есть контролируются они, мягко говоря, слабо. Хартия придумала хитрый приём. Надо сказать, что на крайней южной оконечности Закатного континента имеется довольно задиристое королевство Фагр. Этому крохотному до недавних времён государству принадлежит хорошо развитый флот и, недавно, оно увеличило свою территорию вдвое, оттяпав у другого королевства остров втрое больше нашего Прибрежного. Он находился от них за сотню километров на юго-восток и они облизывались на него не одну сотню лет. Попытки прежних хозяев вернуть собственность стоили тем вообще всего тоннажа, как военного так и торгового. А общих сухопутных границ не имелось.
   Аппетит приходит во время еды, и что обещали хартийцы этим морским львятам я не знаю, но два их железных монитора вошли с судами сопровождения в крохотную гавань одного из скальных огрызков и по радио объявили его своим. И тут же стали возводить на нём батареи невесть откуда взявшихся у них больших пушек, а над всем этим безобразием крутился дирижабль. А в паре десятков километрах от острова проходили учения флота Хартии - это было широко разрекламированное мероприятие, точных координат нам понятно не сообщили, но о самом факте учений в нейтральных водах самого мирного из мирных флотов они трубили сильно. Любому хоть немного знакомому с политикой дураку становилась ясно, что корабли под флагами пяти стран-основательниц не шутят, и возможность получить случайный снаряд ниже ватерлинии для иностранных судов вполне реальна, конечно позже перед вашей вдовой извиняться и выплатят большую компенсацию.
   Наш император и новоявленные военные министры и адмиралы были сбиты с толку и не знали, что можно немедленно предпринять. Хотя флот в связи с неприятельскими учениями был доведён до паритета, даже размен один на один сейчас не устраивал Восточную Империю. На северо-восточной окраине империи на морском побережье обдуваемом ветрами с ледяных гор, в глубокой тайне гигантскими темпами были построены новые судоверфи. Рядом, в лесах, находились гигантские залежи железных руд.
   Княжество-скала, под протекторатом Фагра, просуществовало четыре дня с момента своего необдуманного выхода в радио эфир, а сидели бы себе тихонько, никого не трогали бы, так мы бы их век не заметили. К моменту громогласного заявления воздушное пространство империи бороздили семь воздушных кораблей, а ВВ-8, ВВ-9 и ВВ-10 проходили предполётный обкат. Моментально по получении сообщения о захвате острова с них были демонтированы смотровые люки в полу, сделанные для удобства обзора пассажирам и для удобства фотографирования в варианте самолёта-разведчика. Но, как ни странно, эти забранные решёткой прочные стёкла не нашли горячего отклика у пассажиров, и те с опаской обходили их, прижавшись к борту, пришлось застелить их ковриками. Впрочем последним трём самолётам они не понадобились. Расстояние от мятежного острова до побережья империи по прямой было 120 километров. Когда я на вторые сутки после часа-Х прилетел в столицу и поспешил во дворец на удобном участке берега пришедшее с Прибрежного специальное судно, принадлежавшее герцогству, уже оборудовало аэродром. Пятьсот человек рабочих - вся наша строительная обслуга, я как чувствовал подвох от этих морских учений и выдал им принудительно добровольный отпуск в поместье Герцогов Лоеси на Прибрежном. Мобилизация заняла час, прибытие на точку пятнадцать часов. Палатки и полосу установили за четыре часа. Когда я рассказывал во дворце о моём предложении и просил дать мне карт-бланш на самостоятельные действия, шутливо намекая, что в случае отказа позову жену для оказания совместного словесного воздействия, первая тройка боевых самолётов уже садилась на только что возведённую взлётную полосу, а ещё четыре гражданских варианта прибыли в Лоеси для срочной переделки в бомбардировщики. Я не уточнял перед высоким собранием конкретных сроков готовности моих воздушных судов к действиям, так что генералитет после принципиального согласия императора с моим планом, спокойно разошёлся досыпать десятые сны, я же, сев в специальное авто, оборудованное маломощным радиопередатчиком, сразу же повернул специальную рукоять и в эфир пошёл слабый писк. Более мощный аппарат на ближайшем аэродроме тут же передал сигнал по цепочке, через полчаса он добрался до побережья.
   За час до рассвета тройка Воинов вылетела на запад. На их прозрачных бомболюках было закреплено лишь по одной бомбе, каждая весом четыреста кило, цель монитор противника. Первому заходу теоретически могли помешать пара пулемётов на кораблях противника, а фактически такого не могло произойти, ведь опыта отражения воздушной угрозы пока ни у кого на Эстиане не было. Сама бомба была позаимствованная у морского министерства, они подарили мне заводик, делавший гигантские снаряды для того монстра, огонь которого я некогда самоубийственно корректировал. Договор был прост - при производстве один снаряд мне, другой на мои дурацкие воздушные эксперименты, что я с ними буду делать, как их курочить, их не интересовало. хоть радиопередатчик им в хвост засуну, как выразился полковник из генштаба подписывающий совместный меморандум. Конечно, радио я ни куда не вставлял, ограничился стабилизатором.
   Главной особенностью горе-островка была достаточно хорошая бухта, собственно из неё и утёса и состоял остров. Целью был ближайший к выходу из бухты корабль. Первый блин прошёл хоть и комом, но достаточно удачно. Атака велась по непуганому противнику, поэтому бомбили с малой высоты и на очень маленьких скоростях. Одновременного выхода на цель не получилось, последний борт отстал, но это и сослужило хорошую службу. Напуганный налётом и двумя близкими гигантскими разрывами рулевой совершил оплошность. Гребной винт был повреждён, а судно застряло и перекрыло фарватер, не на долго, на несколько часов, но поставленную предварительную цель отряд Воинов можно сказать выполнил. При повторном налёте все вражеские корабли сгрудились возле своего повреждённого собрата, чем предоставили хороший шанс пока неопытным властелинам воздуха.
   Под вечер, когда багряный охрой окрасил усталые лица неприятельских моряков, с востока послышался уже знакомый им шум, к ним летела тройка ангелов. Что для востока выглядит как ангел, для них выглядело посланцами ада. Когда выжившая половина команды вновь атакованного судна на следующее утро смогла уснуть в тесных кубриках соседних судёнышек над Эстианой впервые в её истории раздался истошный визг наблюдателя - *Воздух!*. В конце второго дня налёт совершался двумя тройками и с большей высоты - кому-то на обречённых судах пришла идея обстрелять посланцев неба из пулемёта. К следующему утру в атаку полетели все семь боеспособных воздушных кораблей - на ВВ-9 починили, наконец-то, внезапно забарахливший мотор. В течении недели вставшие в пределах видимости с острова суда Хартии, прекратившие играться в свои игры, внимательно наблюдали за происходящим плановым перемалыванием металла, камня и человеческой плоти.
   Посланцы небес, созданные на земле, методично сеяли хаос. Вы спросите, что стало с дирижаблем? А ничего. На одном из кораблей на носу пулемёт, вот и прервал дирижабль полёт. Надо сказать, что когда полёты прекратились, последним заходом с ВВ-2 был сброшен буй с пятиметровой стелой флага Империи. Буй сбросили перед носом молчаливо стоящих кораблей Хартии. Те постояли ещё два дня, пока, наконец-то, их начальство не соизволило понять тонкий намёк соседей. Лишь тогда один из кораблей Империи подошёл к закупоренной гавани островка. Десантные шлюпки высадили вооружённых людей с собаками. Умные псы, поминутно чихая от непривычной вони, тем не менее умудрились разыскать трёх живых, и даже не раненых седых и полусумасшедших людей. Спустя месяц неизвестное судно, вне приделов видимости Морского города Фагр, передало по радио сигнал бедствия. Спустя три часа вышедшее в тот квадрат патрульное судно обнаружило большую спасательную шлюпку. В ней сидело трое широко улыбающихся людей одетых в форму королевского морского флота, с бессмысленно пустым взором, а на дне лодки лежали какие-то обломки с полусгоревшими надписями.
  
  
  Второй шанс Сикорского Глава 9
  
  
   Галактика М51. Эстиана. Восточная Империя.
   383 год Династии.
  
  
  
  
   Хартия ударила по нам в трёх местах, хотя нет, конечно не она, загребать жар чужими руками для неё привычнее. Вынужденные союзники, серединники, после того, как им предложили на выбор или они опять вторгаются к нам, или хартия приходит к ним. Ультиматум они подкрепили щедрой военной помощью, расплатиться за которую им пришлось шкурой ещё не убитого медведя - нашими землями. Прошло три месяца с тех пор как Фаргское королевство обломало о нас зубы, после чего нас испугались всерьёз, не знаю, может надо было отдать им этот чёртов островок.
   После военных действий все авиалинии были закрыты, все пилоты были переведены на один из аэродромов близ нашего герцогства для отработки совместных бомбовых налётов. Мы сложили все яйца в одну корзину, и охрана этой корзины оказалась недостаточной. Аэродром с охранным периметром и местом проживания лётного состава находился на одном из берегов реки, на территории нашего герцогства, за рекой, через каменный мост, находился городок Эркон, уже принадлежащий герцогству Свадени. За время работы авиалиний пилоты привыкли к жуткой своей популярности, особенно с нашей, женской стороны. Форма, пистолет на боку, гордый взгляд, который они специально вырабатывали перед зеркалом, всё это способствовало их популярности. Городок был достаточно не большой и, хоть девиц было порядком, порядком было и их сердитых отцов. Муж сказал, что мужчинам необходим громоотвод, так что я, потянув за одну из своих золотых нитей, организовала мужской части населения досуг. Были здесь заведения и до меня, но половину прибыли я с них уже получала, да и девочек я велела привезти получше и почище. Три заведения по ранжиру для Солдат, для Техников и для Лётчиков. Вот только незадача, те заведения, которые были потеряли многих клиентов, половина закрылась, девочек я подобрала, а вышибалы оказались на улице. Вот тут мне и улыбнулась удача, одного из этих оказавшихся на улице громил, среди нескольких горожан, я приказала завербовать в информаторы, так, на всякий случай. Через три месяца мой каприз стократно окупился.
   За неделю до начала событий, четыре красивых и разбитных, на вид, девицы постучались в дверь самого дорогого из заведений. Говорок у них был, как у уроженок южных герцогств Империи, хорошая рекомендация, которую не удосужились даже проверить. Девицы-красавицы владели своим телом как богини, позже оказалось, что они не хуже владеют и ножами. Вторая боевая четвёрка серединников, на этот раз мужчин, должна была поджечь ангары с самолётами. Вот здесь они сами себя перехитрили, через чур подстраховавшись. Как оказалось в городе была пара десятков бузотёров, среди которых оказались и выброшенные вышибалы. Вот в один из вечеров в облюбованную ими рыгаловку зашёл скользкий тип навеселе, по виду приказчик какой-либо лавчонки. удачно прикарманивший пару монет у хозяина и пришедший их пропить. Беда в том, что этого бузотёра видел как то мой агентишка, тот исполнял за хорошие деньги любые заказы, обычно прескверного толка. Вот мой осведомитель. как только всех начали усиленно поить за счёт новичка и тот начал наезжать словесно на новых городских заправил, бывший вышибала печенью почуял - будет кровавая буза. Он смылся, якобы отлить, затем через чёрный ход бегом до ближайшего замаскированного радиопункта. Позже, на дыбе, скользкий запел, что ему заплатила какая-то баба, за день до этого, чтобы он напоил всех и завёл, а те подожгли заведение. В кабак тот, как раз расположенный на берегу и в хорошей видимости от аэродрома, завезли как раз много крепкой выпивки. Замысел, видимо, был в том, чтобы на пару минут отвлечь охрану аэродрома заревом из-за реки.
   Телеграмму о готовящейся в городе мелкой заварушке мне передали сразу же. На всякий случай на один день я приказала поднять всю охрану объекта в ружьё, а так же с завтрашнего утра, на неделю, отменила всякие отлучки пилотов. Сама пошла в детскую, проверила как там кормилицы справляются с моими малютками, Эстом и Эстианой.
   Да, представьте себе, у меня родилась двойня, что окружающие посчитали вдвойне счастливым событием. После короткого периода воздержания, в последние пару месяцев меня уж слишком разнесло, все думали что будет чрезвычайно крупный мальчик, я держала мужа на расстоянии, зато после потребовала от него большей отдачи. Так вот, возвращаюсь я в опочивальню, а голубь мой уже не спит. Как не пыталась доложившая о телеграмме охранница аккуратно меня разбудить, не получилось. Так что пришлось рассказать ему, куда меня дёргали, а то что я вкладываю деньги в непристойные заведения и кабаки он уже знал. Выслушав, он дал совет послать дополнительных вооружённых людей на внешнюю охрану борделей.
   Подумав над его словами, а затем крепко подумав, я вместо секса лично отправилась в радиоузел. За пять минут я написала три приказа высшей категории. Первый - взять под охрану бордели, второй- усилить охрану на сегодня по всем заведениям синдиката, а последним, отчасти поддавшись приступу вдруг накатившей на меня паранойи, суточный аврал по красному коду. Так что передала радистке я лишь третью бумажку, так как первые две включались в третью. Затем я, с чувством некоего извращённого удовольствия, что заставлю побегать энное количество людей, из за одного из которых меня выдернули с супружеского ложа, пошла назад в кровать. Я не подозревала, что за этот приказ благодарные потомки, если бы им кто-либо про это удосужился рассказать, должны поставить мне перед каждым домом по золотому памятнику, лишь за то, что я позволила стерве, сидящей глубоко во мне, написать пару строк.
   Выспаться как следует мне не дали, разбудили уже в полночь. Четверо девиц, древнейшей профессии, я имею в виду убийц, легко вырезали пилотское заведение, затем направили свои стопы к месту разгула тнхнорей. Вместо одного полусонного охранника их взору предстали четверо злых и не выспавшихся мужиков вынужденных охранять бордель, да ещё и снаружи. Один из них оказался тёртым калачом, смекнувшим, что красный код, это не с проста, и державший за пазухой заряженное оружие. Но и ему удалось немногое, уже с перерезанным горлом рефлекторно дёрнуть за крючок. Дальше проще, в борделе после выстрела переполошились. В борделе гулял один из экипажей, то есть командир, он же первый пилот, и второй, решились завалиться сюда, потому что у их техник, после трёх дочерей, наконец-то, родился сын. Командир был при оружии, так же оружие оказалось у расторопной мамаши заведения. Мадам управляющая провела бурную молодость, в память о которой предпочитала держать под стойкой обрез и не откровенничать об этой самой молодости.
   Поэтому, как только двери заведения стали стремительно раскрываться, тупоносый ствол отрыгнул крупную дробь. Ну а довершил картину разгрома всё ещё меткий, не смотря на принятые к этому времени четыреста грамм капитан. Он летал на ВВ-4, этот младший сын одного из северных баронов, а уж как бароны учат стрелять своих сыновей вы знаете. Правда он был более привычен к охотничьему ружью, чем к револьверу, да и выпивка сделала своё дело, поэтому одной из девиц удалось уйти от этого примерного семьянина. Поджог тоже не удался, так как в заведение ворвалось с десяток профессионалов с дубинками и били они сначала, а лишь после спрашивали кто таков. Группа же диверсантов на том берегу, не дождавшись зарева, начала действовать. Патруль они благополучно сняли, но вот усиление их засекло и открыло огонь, а после того как в воздух взлетели осветительные ракеты вступил в дело пулемёт, благополучно довершив зачистку.
   Так вот, о красном коде, этим приказом я лишила сна многих людей в вести часовых поясах, это если считать лишь нашу империю. Многие люди, получая от посыльных с радиоузлов малозначащий текст, но написанный красным карандашом, стряхивали с себя сон и впрягались в лямку. Кто шёл к станку, я имею в виду денежный. Кто срочно шёл выполнять дополнительный заказ, я имею в виду мокрый. Дорогие девицы, если они были не совсем дуры, тоже принимались в организацию, они шли к своим рабочим кроватям, чтобы принять лишнюю сливку общества, которая в любовном угаре может выболтать интересные сведения. Некоторые из леди, получивших записки, находились на территории императорского дворца, там их должность называлась благозвучно - младшие фрейлины.
   Девицы прошли жестокий отбор, можно сказать, что они были идейными, так как были родом с Прибрежного и знали наши цели. Они находились в свите императора , но если сказать грубее, то обслуживали по ночам не занятую на смене ближнюю охрану монарха. Получив записку красного цвета, они вежливо но настойчиво выпихнули из кроватей пыхтевших на них кавалеров, сославшись на внезапно обострившиеся некие болезни. Так как подобное случалось редко, то парни не очень ворчали, только покручивали пальцем у виска, показывая как они относятся к некоторым причудам красивых шлюх.
   Далее девушки, проглотив тонизирующие пилюли, подобрались так близко к покоем императора, насколько это вообще для них возможно. У красавиц была очень хорошая и тренированная память, незнакомую горничную, вёзшую на тележке поздний ужин они, не узнав, остановили. Назвавшись во всеуслышание королевскими дегустаторами они в наглую стали отщипывать от каждого блюда по кусочку. Охранники, решив что боевые подруги так веселиться, сделали вид, что не заметили произошедшего. Когда же хорошенькая горничная метнулась вперёд, оставив позади безвольно падавшие тела с вилками в глазах, но парни были быстрее. Всю эту историю рассказали охранники, стоявшие в разных концах подходящего к спальне коридора. Так или иначе охрана у дверей начала стрелять не раздумывая. Охранники, царство им небесно, не зря ели свой хлеб.
   Как удалось установить позже, бомба была прикреплена к нижней полочке тележки с едой. Все охранники у дверей погибли, сам царь и две его ближайшие телохранительницы, неразлучные с ним даже в кровати, уцелели благодаря боковому расположению внутренней спальни. Утром меня с мужем вызвали во дворец, что было несколько излишне, так как информацию я получила через полчаса после взрыва, так что телеграмму мне передали уже на аэродроме. Вперёд я послала ещё одну молнию. с просьбой императору меня выслушать.
   Единственная хорошая новость того дня заключалась в том, что император остался жив, все остальные были похуже. Например мы узнали, что у хартийцы передали серединникам самолёты, плохонькие, с одним мотором, пулемёт впереди мог дать лишь одну очередь, ценой поломки пропеллера, затем вынужденный планировать вниз. Но всё равно это был большой шаг вперёд, это доказывало, что подобное оружие уже было в разработке и появление у нас Воинов лишь подтолкнуло их. Следующей плохой новостью стало то, что у империи осталось лишь два подготовленных пилота, один из которых, младший сын севера, собственно и вёл наш самолёт. У него было аж три помощника из числа техников, ориентирующихся в полёте, и не смотря на то что он вёз нас, я заставила взмокших помощников держать штурвал не менее часа каждого.
   Через три дня в столице мы были приглашены на Малый Совет. Как многие знают, у нас к тому времени в строю было сто пять малых подводных субмарин и, хотя только две из них были паротурбинными, именно они дали нам так необходимые дни, чтобы подлатать новый воздушный щит страны. своими жизнями платя за наши просчёты. В зале совета я и произнесла знаменательную речь, определившую во многом нашу будущую политику. Главная мысль доклада звучала так - коалиция наших врагов хочет от нас войны, а мы дадим им мира, затем развяжем войну непосредственно между сегодняшними соратниками. Правда моё предложение, в целом, звучало не столь радикально, но имеющий уши да поймёт и обтекаемые формулировки. Так же я подробно, по косточкам, разобрала настроения в империи, чего хотят рабочие, чего хотят крестьяне, настроения нижних армейских чинов. Дала почитать показания нескольких задержанных на моих заводах агитаторов, прямых представителей Хартии, проходивших подготовку у серединников, в специальном лагере, близ Ледяных гор.
   Кивнув на своего мужа и обозвав его гением, я напомнила, что бои опять ведутся на нашей стороне пролива, о том, что Хартия не обладая такими гениями владеет куда лучшей программой технической реализации своих и чужих идей. Я высказала предположение, что хартийцам остался лишь один шаг до того как будет создан самолёт, который будет бороться на равных с нашими Воздушными Воинами. И предположила, что это, отнюдь, не все сюрпризы Хартии, подаренные новому союзнику. Я доложила информацию от одной агентессы из славного города Сикты - столицы серединников. Позавчера она передала, что засветилась, силой добыв сведения, и уходит на дно, но информация того стоила, именно она натолкнула меня на мысль о теме доклада. Оказалось, что серединники, поставленные в позу на четыре точки перед могучими соседями, не оставили им выбора. Сами же они не очень горят желанием воевать против обладателей столь могучего оружия, очевидно самолёты их впечатлили, так что они стараются, пока мягко, саботировать все начинания своих наездников.
   В частности двадцать, теперь имеющихся у серединников дирижаблей, довольно вяло атакуют некогда разрушенную по корректировке моего мужа батарею, теперь превращённую в крепость. Хотя вокруг уже всё занято десантом, он так же не спешит в глубь территории, под тем предлогом, что надо добить эту крепость. В самих же их дирижаблях тоже не всё в порядке, так как якобы часть снаряжения сожгли наши диверсанты, хотя на самом деле, это и было раскопанной бомбой агентессы, то что действует личный диверсионный отряд Великого Господина, так серединники обзывают своего монарха. Моё предложение и состояло в том, чтобы действовать от имени того отряда, в определённых кругах хорошо известного, так как он, в основном, использовался для тихого устранения внутренней оппозиции. Другое предложение, которое я уже обсудила с мужем, состояло в том, что необходим паритет пилотов мужчин и пилотов женщин, мол женщины меньше по бардакам бегать будут. И хоть это и вызвало некоторый ропот сильного пола в за столом, но я говорила, в основном, для ушей императора, это не прежняя тряпка, генералитет у него прирученный, шаг вправо, шаг влево, и сразу на два метра под землю.
   А ястребам-генералам я сделала приятное, рассказав, что конкретно необходимо сделать, чтобы не просто перессорит союзников, но и заставит их воевать. Втянуть Хартию в такую авантюру на первый взгляд сложно, но и у них есть определённая, весьма внушительная, прослойка, которая счетает, что они и так уже сильнее всех. Правда, кроме нас, так как аэропланов подобных у них ещё нет, это даже они сами признают. Так, что предложение в Хартии расшевелить пророков войны, нашло всемерную поддержку в дубовых душах генералитета. Непосредственных надёжных исполнителей у меня в Хартии было трое, все трое в Ашкуа. Поразмыслив, я отдала двоих военной разведке, нате, владейте. Подделка под подчерк отряда Великого Господина не составляла труда, так как подчерк был один, смерть от якобы естественных причин, или в результате несчастного случая. Поэтому операция должна была быть не только деликатной, но и массовой, чтобы только кретины поверили в такие совпадения. Цели нападения, близкие тамошних ястребов, в основном молодая поросль. Ну вот и всё, понравилась сказка, ввязались в обсуждение без меня. Мы с мужем, кивками попрощавшись с императором, тихо вышли. Нам надо сейчас думать о главном, больше самолётов, больше летчиков.
  
  Второй шанс Сикорского Глава 10
  
  
   Галактика М51. Эстиана. Восточная Империя.
   383 год Династии.
  
  
  
  
  
   Я сидел в удобном кресле, обитом белым мехом какого-то местного высокогорного хищника и вспоминал отца. Вчера мне пришла очередная порция воспоминаний, на этот раз до весны 19-го года. Такого родной стране я не мог пожелать даже в самом кошмарном сне. Война, великая война, миллионы убитых, и всё из-за какого-то мёртвого эрцгерцога. ничтожный повод для бойни таких масштабов. Мой Илья Муромец, продолжатель дела Русского Витязя, работа, как всегда на износ. Двигательный голод 15-го года из-за эвакуации из Риги моторного завода РБВЗ, очередное предательство англичан. безбожно надувших нас с поставками своих двигателей, Которые давали только половину своей паспортной мощности и всё время ломались. Нет, ну надо же, если бы мы построили тот завод хотя бы в Санкт-Петербурге! Ведь весь пятнадцатый год прошёл бы под нашу диктовку.
   Господство наше в воздухе, хоть и сильно урезанное, до лета 16-го было полным и подавляющим. С одной стороны это было прекрасно, с другой порождало чудовищную безалаберность наших пилотов. Врагам удалось сбить только один самолёт, да и то при двенадцатикратном перевесе и по вышеназванным обстоятельствам. ЭВК, придуманное Шидловским, безусловно является самой гениальной из его игрушек. Всё, что делал Михаил Владимирович в своей жизни он делал увлечённо. Это надо же было рискнуть всеми своими капиталами и состоянием жены, вложив их в разваливавшееся на тот момент, в 80-х годах, безнадёжно больной Русско-Балтийский Вагонный Завод. Но он всё же купил этот ворох акций, затем уговорил остальных крупных держателей выгнать взашей проворовавшееся руководство и самому встать за кормило тонущего гиганта. Затем стремительный взлёт, тонкий мухлёж с иностранными комплектующими для русских вагонов, выведший компанию к новым коммерческим высотам. Затем был переход на полностью российские запчасти.
   Мы могли воевать с кем угодно, с лягушатниками, с лимонниками, с янычарами или даже с заморскими каторжниками, но только не с Германией. Малый просчёт в организации производства вызвал шквал последующих неувязок, затянул побоище до зловещего февраля. Струсившая и отрёкшаяся тряпка, бросившая превращённый её стараниями корабль Российской Державы в объятия айсберга вакханалии демократических крысиных стай. Я безо всякого сомнения уверен в том, что ни Колчак ни южные войска к моему следующему сну не добудут победы. Стая большевиков, это безусловное зло, но зло поддержанное народной семьёй, которую бросил в решающий момент струсивший отец. Пусть он не ушёл к другой женщине, пусть просто заперся в своём кабинете, это не важно. Важно, что Февральские генералы- стервятники на севере, востоке и юге, не дают народу того, что он глубоко внутри желает - земли и царя. Поэтому правит стая тех, кто умудрился пообещать хотя бы первое.
   Пока белые шайки грабят народ под благовидными предлогами, красная шайка лишь смыкает штыки и наращивает мускулы. Её простые и понятные слова ближе вооружённому простому народу, чем угар белого ура-патриотизма, безо всякой общей программы. Конечно, я ненавижу красных, но не всех, а евреев-комиссаров. Бронштейн, Ленин и иже с ним всегда были недовольны, но я, со своей конструкторской работой, мало обращал внимание на дореволюционные предупреждения отца. Лишь теперь, после его смерти, все приводимые им доводы на счёт больного свободой российского общества нашли своё страшное подтверждение. Конечно поздно хвататься за вилы, но сейчас, перебирая в уме события прошлого я часто спрашиваю себя, что бы было, если году скажем в 1900-м на меня свалилась сегодняшняя память, что бы я сделал? Опять строил бы великолепные самолёты, зная, что скоро наступит завтра и моих птичек просрёт убогий и негодный правитель с оравой своих жадных родственников? Нет. В морском корпусе у меня по стрельбе было отлично, да и будучи заместителем в ЭВК и главным конструктором я не расслаблялся. Так что я знаю, на кого бы потратил пулю.
   А сегодня... Сегодня я сижу, смотрю в открытое окно и любуюсь прекрасными красками осени, а ведь многие новые сведения требуют немедленного применения. Прежде всего прицел для бомбометания, это наиважнейшая задача, увеличивающая на порядок точность бомбардировки с трёх километровой высоты. Сегодня в строю восемнадцать воздушных воинов, Десять из которых опять на коммерческих вылетах, а на восьми оставшихся ускоренным темпом обучаются два отряда пилотов.
   Мужчины взяли себе на штандарт символ местного орла, его уважительно горцы зовут Небесным Властелином. У женского отряда на знамени пернатый ночной хищник, наподобие земной совы, но с тёмно-зелёным оперением. Половина Сов - бывшие вдовы из нашего герцогства, так что с названием пока неразбериха, одни их кличут Совами, другие Вдовами, но думаю остановятся на первом, так как им самим больше нравиться первое название. Сознание чётко прокручивает новые важные воспоминания - взлёт и посадка по ночам, посадка и бомбардировка при минимальных ориентирах, бомбометание в сумерках и темноте.
   Вот такие важные мысли в голове бродят, а я сижу, как последний лоботряс, и не даю им выбраться наружу. Вино попиваю полувековой выдержки. Вот мои губы растягивает воспоминания грустной улыбкой, это я вспоминаю отца, всё-таки не отрёкшегося от дела Бейлиса, но успевшего обмануть своих врагов. Он умер в январе 19-го, за два дня до того, как в город пришли красные части. Ещё не успев разграбить церкви, отряд комиссаров в чёрных кожанках, размахивая маузерами, заколотил в дверь особняка, с требованием выдать немедленно доктора-черносотенца. Я улыбнулся ещё раз представив их удивлённые и недоверчивые лица, когда их провели к гробу. Выругавшись и пообещав ещё вернуться они пошли искать более живые жертвы.
   Эх, отец, твои слова были правдой, ты спасал сотни детей от сумасшествия, но лучше бы ты в начале века сам сошёл с ума и сделал один выстрел, этим бы ты спас в сотни раз больше русских жизней. Власть не опирающаяся на железо, позволяющая безропотно себя дурить и вытирать об себя ноги единицам - вроде графини толстой с её знаменитым тринадцатым томом, в народе вызывает не почтение, а смех, с последующим игнорированием. Безвластие же порождает всесилие местечковых чиновничье-промышленных бояр, всеми силами своих газетёнок ещё больше расшатывающих веру людей в Государя. ЧК большевиков показывает всем, что подобных ошибок новая власть допускать не желает.
   Ладно, красные, белые, да хоть серо-буро-коричневые, я всё же не совсем тот Сикорский, который ступал по той Земле. В ворохе горя и страданий моей памяти мне нужны лишь искорки великих знаний и тени практического опыта выживания.
   Возьмём трёх людей, пытавшихся выбраться из по крылышка рабочей власти. Первый -я, второй генерал Шидловский, третий - одноногий лётчик-ас Северский. Как удалось спастись мне от кровавых лап рабоче-крестьянской власти? Теперь я осознаю, что заставляя низовых работников предприятия работать в моём темпе я делал невозможное. Заработки рабочим ни кто не повышал, тыловики-спекулянты задирали цены, но недовольство мной было всё же не огульным. Ведь я пахал у них на глазах, как лошадь, да ещё заставлял энтузиастов-конструкторов задерживаться до полуночи. Когда комиссары пришли за мной на завод, я, по счастливой случайности на пару часов заехал домой. Один из рабочих, лишь услышав в чём дело, рванул ко мне коротким путём и предупредил. Месяц после этого я жил на задворках лётного полигона, затем, когда смог наконец вернуться и достать из тайника деньги, несколько сот фунтов и рубли, рванул на север. Я добрался до Мурманска и сел на тот Английский пароход лишь по воле случая, так как капитан был авиатором-любителем и, конечно же знал мои самолёты. Реальность в том, что в окружающей меня толпе, в нужный момент нашёлся один, рискнувший жизнью и протянувший мне руку, при молчаливом, пусть и не всеобщем, одобрении остальных.
   За Шидловского, при пересечении им финской границы, никто не вступился. Его в генеральском мундире, предварительно посрывав всё ценное, так и похоронили, так и забросали снегом в том неглубоком овраге.
   Северский, наш молодой герой. Он был богом неба, и оставшись без ноги смог летать с протезом, до того призирая опасность, что его личная храбрость стала именем нарицательным. Когда в его купе, в поезде ехавшем в Харбин, ворвался рабочий патруль - то даже среди них, в глухом полустанке, нашёлся бывший матрос, корабль которого спасла безумная храбрость безногого аса. Толпа не однородна, а русский человек, даже во время смуты не режет огульно всех, он определяет тех кто по общенародному мнению достоин выживания. Ведь не могли не узнать Шидловского расстреливавшие его солдаты и матросы, узнали, узнали, голубчики. Но первым делом увидели в нём не блестящего создателя и командира ЭВК, они в первую очередь вспомнили о том, что он, занимая должность председателя совета акционеров РБВЗ и генерала ЭВК, заказывал сам себе самолёты. Как заказчик, он присылал заявку на вдвое большее число самолётов, чем оплачивало военное ведомство. То есть, для того чтобы покрыть увлечённость своего начальника, рабочим задерживали зарплату на месяц, а то и на два. Среди тех, кто его расстреливал, скорей всего нашёлся родственник или просто знакомый, тех мужчин, которые не смогли принести домой зарплату в те сложные годы. Возможно это привело к смерти кого-то из домочадцев. Такой человек в народном сознании не жилец.
   А значит я не прав на счёт жены и её лозунгов. Недавно она двинула в массы идею, что если они хотят войны, то мы дадим им мира, и пусть, мол, с ними воюют другие. А ведь примени такой подход Николашка, я бы перед этим пустозвоном всю жизнь бы на коленях проползал. Или, на крайний случай, объявил бы войну одной лишь Турции и долбить её, под шумок общеевропейской бойни.
   Так, значит завтра же сделать калькуляцию прибылей и добавить рабочим зарплату, скажем процентов на пять. Доходы, конечно, позволят и на двадцать процентов, но лучше сейчас кинуть эти деньги в расширение производства и модернизацию. В голове всплывает, во всей красе, Муромец, тип В. Чертржи, все до последнего винтика здесь. Тип Г и Д, к сожалению, не подходит, В всё равно лучший, а остальные лучшие, но во вред хорошему.
   Теперь о задумке жены, с её верным эскадроном. Для меня не секрет, что со своих вдов, разбросанных по всей Империи по её предприятиям, она берёт личную присягу, ну ладно, чем бы ни тешилась, лишь бы, как говориться...
   Но следующие несколько недель подтвердили её правоту, а самое главное то, что её производственные ресурсы оказались больше моих. Когда я через пару дней показал ей новые чертежи и посетовал, что производство ВВ придётся прервать, а новой модели ждать ещё месяц, она попросила отложить это на день. На следующее утро она, так и не появившись ночью в спальне, не выспавшаяся, но чрезвычайно довольная, сообщила мне, что не только сможет осилить производство пяти машин новой конструкции в месяц, но и наладить для них производство двигателей, аналогичных РБВЗ-6. А старые машины продавать или дарить, но кому?
   Армия серединников, которая хоть и отчаянно цеплялась за каждую пядь родной земли, всё же оставила войскам Хартии две трети родины. Одна из её совиных вдов, оказалась родом из серединников. Молодая женщина, лет тридцати, с яростным взглядом синих очей, она потеряла мужа и двух детей в первые же дни войны. В отряд пришла сама, как то сумев сюда добраться, с стояла на коленях перед воротами, пока её не выслушали и не приняли. Жена предложила ей, и ещё пятнадцати бывшим вдовам из Лоеси, переправить в район боевых действий все восемь боеготовых самолётов. Переправить пока по железке, через двадцатикилометровый, почти равнинный зазор, между южными склонами Ледяных гор и северными склонами Лоеси. Стена, фундамент которой заложили древние серединники, отбиваясь от орд варваров, живших на территории сегодняшней Империи. Сейчас же необходимо прикинуть, как доставить туда четыре готовых аэродрома.
   Со стороны Великого князя вопрос оплаты так же решаем, за счёт его личных вкладов в банки Миркса и Пиратских островов. Как ни странно, но, по моим сведениям, огромные средства на этих счетах ни смотря на войну и бедственное положение страны, не израсходованы даже на половину. и лежат они в равных долях в валюте Хартии и Восточной Империи. Очень приятно, когда твоим деньгам доверяют враги, приятно и полезно. А серединники враги, потому что как и наши братушки болгары из того мира, не помнят они битв минувшие дни, и в спину готовы ударить они.
   Но война на территории серединников - это сейчас то что доктор прописал. Решительно, если будут воевать против Хартии будем продавать им половину вновь построенных самолётов старой серии. Цену, конечно, за эксклюзивный товар заломим не божескую, да и брать будем не только деньгами. В княжестве осталось множество очень и очень высококвалифицированных мастеровых. Великий Господин удерживает пока основу своей силы, и это прекрасно понимают рвущиеся вперёд Хартийцы. Промышленный район у подножия Высоких гор, Так у серединников принято именовать южную оконечность ледяных гор. Пока они ещё держаться за рудники, нужно вывозить от них не менее важное достояние - специалистов, лучше с семьями. Потребуем у князя нужных нам по списку, и пусть сразу подписывают десятилетний контракт на минимальную зарплату. Если окажутся полезными, то остальное выплачу премиями.
   Вот я и опять уселся полюбоваться закатом, я устал неимоверно и жду новых вестей с полей, то есть с фронта. Жена уже пошла спать, намаялась, бедняжка с близнецами, у них последние два дня животики болят, понос сильный, но вроде на поправку пошли. Ну да ладно, вот и долгожданный адъютант принёс длиннющую радиограмму. Так, отчёт о воздушных боях, как я и ожидал, скрыть переброску не удалось, поэтому вперёд пошли специалисты-разведчики с радиоаппаратурой, и отряд, сразу после приезда знал свои цели. Когда на спешно возводимый противником аэродром прибыли самолёты-истребители Хартии, в количестве двадцати штук, и превосходящих ВВ по скорости, на этих птах был совершён налёт. Боеприпасы у нас имелись только для больших судов, ими и пришлось бомбить. Бомбили ранним утром, в предрассветных сумерках, разведка даже, на всякий случай развела костры-целеуказатели. Зенитная артиллерия на аэродром противника прибыть ещё не успела, за это тоже кого-либо из своих хартийцы при разборе полётов по головке погладят, до полного отсечения оной.
   Второй налёт Совы совершили на станцию, где по информации должны были разгружаться два состава со снарядами, была разрушена станция и половина ближайшего городка. Третий налёт был на вражеский порт, они нарвались на сильный пулемётный огонь с кораблей, вдовы лишились одного самолёта. Но, в целом, одиночная атака мела ошеломляющий успех. Потоплено два минных катера и, самое важное, один гигант, вроде земных линкоров. Невероятно, чтобы с одного захода! Но здесь написано, что все атаки, как и было приказано, снимались на фото. Умницы. Подзываю адъютанта и приказываю сверхсрочно отправить один из местных самолётов на аэродром близ Великой Стены. Чую, будет в этих снимках, что-то очень полезное, совы уже несут в клюве добычу. А менять один линкор на один самолёт, да завсегда! Мы их в месяц уже 12 клепаем не сильно напрягаясь.
  
  Второй шанс Сикорского Глава 11
  
   Галактика М51. Эстиана. Восточная Империя.
   383-384 год Династии.
  
  
  
   Первым делом я его наградила. Кого? Того, кто навязал этой вертихвостке большую бочку, на треть заполненную машинным маслом и на две трети бензином.
   Ладно, расскажу всё в порядке живой очереди. Эта молодая вдовушка-совушка, хороший пилот, как я уже говорила не очень долго убивалась о своём благоверном, да и женаты они были всего три месяца. Так вот выполняла она порученное командиром, доставила на аэродром возле стены, той что между серединниками и нами, фотографии и описания успешной атаки на линкор противника, думала придётся везти важные документы непосредственно в Лоеси, но это не понадобилось. На тамошнем аэродроме стоял в готовности недавно прибывший борт, так что извозчик нашёлся.
   Дамочка, по такому случаю захотела немедленно отправиться назад в часть, мол там мои сёстры воюют и всё в таком духе, и вот тут всплывает мой награждённый. Эта летающая стервочка, не знаю за что, невзлюбила этого наземника, хоть малый и видный, и не проявляла к нему своей знаменитой любвеобильности. Так что отвергнутый ухажер, если была законная возможность, находил удовольствие в мелких уколах небесной повелительницы.
   Как раз вчера ему пришла по железной дороге две ёмкости на триста литров каждая, как я уже сказала полные дьявольской смеси, с простейшей зажигательной бомбочкой в паре. Состав адской смеси, кстати, задумка моего мужа. Дело в том, что моя организация, при всём своём стремительном расширении, почти не вторгалась в такую высокодоходную область как производство оружия, считающуюся привилегией высшей аристократии и императора. То есть я, действуя инкогнито, старалась не связываться с оружейными заводами. Правда один пришлось взять, но тут мы действовали от своего имени, взявшись за производство больших снарядов и бомб из них. Но тот завод фактически принадлежал нам лишь на половину, так как половину произведённого, а именно снаряды, мы отдавали императору бесплатно.
   И вот в столице имперской нефтяной индустрии, городе Саподе, что на востоке империи, на берегу океана, перепала мне собственность. Вернее не мне эти две вышки и перегонный заводишко достались, а моему синдикату, один из шулеров которого и раздел богатого лопуха-картёжника. Нефти вокруг города было хоть залейся, а внутри Империи было пока достаточно мало потребителей, вот и гнали основной поток на экспорт. Это было на руку местному герцогу Саподскому, весьма неглупому человеку. Ростовщик до мозга и костей, он понимал опасность крупных иностранных концессий, и предпочитал давать взятки Императорскому дворцу, чтобы не допустить иностранных гиен к кормушке. Как раз перед последней перетрубацией во дворце, на его прикормленных чиновников стали давить со страшной силой, чтобы протолкнуть к нефтяному пирогу хартийцев.
   Как мы узнали позже, пара полков имела возможность быстро добраться по железке в охваченную анархией столицу и, если не спасти прежнего императора, то однозначно не дать нам посадить нового. Так вот, этот нефтяной магнат будучи членом одного влиятельного клуба имперских банкиров, сдержал порыв ретивых вояк. В результате чего два полковника досрочно вышли в отставку, на свои небольшие деньги купили небольшие участки земли в Саподском герцогстве и, о чудо, у них забил нефтяной фонтан. Непрямая взятка была всучена мастерски, так что у каждого теперь было по пять нефтяных вышек и годовой доход в четверть миллиона. Герцог не давал дороги только крупным конкурентам, в основном иностранцам, к имперским пайщикам он относился терпимее, особенно если они были из дворян и тем паче связаны с ним родственными узами, но совершенно левых соинвесторов не любил, подозревая козни врагов.
   Поэтому когда подставное лицо синдиката, урковатого вида тип прибыл вступать во владения его сразу навестила пара стражей порядка. Но мужик был тёртый и с пониманием ситуации, кинул каждому по сотне и попросил сделать вид, что они его не находили до вечера, а сам тут же доложил по команде. В три часа дня отвечающая за тот район паучиха признала свою некомпетентность в столь деликатном вопросе и связалась со мной. ситуацию я поняла с ходу, хотя до этого подобными приобретениями не баловалась. У нас, к тому времени, уже было восемь часов вечера и я передала радиограмму, чтобы подстава представился моим доверенным лицом. Села дальше пить с мужем чай, и крепко задумалась, куда, кроме самолётного бензина можно направить вновь приобретенный нефтяной поток. До сего дня топливо я брала у герцогской корпорации, цену он запрашивал божескую, скидки делал, топливо по графику доставлял, так что не будет ли этот случайный эпизод неправильно расценен, мол я хочу избавиться от топливной зависимости?
   этой мыслью я поделилась с мужем, пояснив ситуацию, что достались мне за долги две вышки, а теперь мучаюсь, вдруг неправильно поймёт меня нужный человек, к тому же дальний родственник - бабушка моей матери была сестрой дедушки жены второго сына герцога. Вот здесь муж и пояснил мне, что уже проводил на этот счёт опыты, используя бочки с горючим в качестве бомб. Так что его пояснения, слово в слово, о лучших смесях, дающих самую высокую температуру, я и отправила второй радиограммой. Так что заявившимся в конце дня шести полицейским был дан ответ, что дальняя родственница герцога Сутта Лоеси, мать наследника Эста, купила данное предприятие для производства особых авиационных бомб. Если потребуются дополнительные разъяснения они тот час же будут предоставлены герцогу лично, по первому его требованию. Через два дня господин, с немного кривоватой, из-за застарелого шрама улыбкой, тщательно проинструктированный лично прибывшей паучихой, предстал перед Герцогом-магнатом. После недолгих приветствий мой поверенный по нефтяным вопросам, так было решено назвать бывшего рэкетира карточных кидал, передал герцогу подробные разъяснения.
   Герцог заинтересовался, но всё же выказал удивление, что такой важный вопрос решается без его дружеской помощи. Делец, в нём сидящий, уже ухватил суть возможных перспектив, и сразу высказал предложение, которое, конечно, заинтересует его обожаемую родственницу. Старый хрыч аккуратно стал выкручивать руки и через неделю мы были свидетелем рождения новой корпорации - *Лоеси & Сапод, армейское снаряжение*. Но, надо признать, если герцог за что-то брался, то результата можно было ожидать в самое ближайшее время. Сотня бочек прибыла в Лоеси уже через неделю по железной дороге. Две из них и были немедленно направлены на этот приграничный аэродром, большая часть остальных же должна была быть испытана на полигоне.
   Но я отвлеклась. Как уже было сказано я наградила этого зануду, заставившего задержаться на три часа рвущуюся ввысь перелётную птицу. Вот и представьте, летит эта совушка назад, настроение в конец испорченно навязчивым ухожором, экипаж боится и слово вымолвить, чтобы не быть выкинутым с высоты трёх километров. И вот, подлетает наша птица к родному, овеянному славой, аэродрому и что же она видит? Сражение идёт у неё под крылом, точнее давят числом защитников аэродрома, последние охранники Лоеси аккуратно складывают свои головы на алтарь победы. И враги хорошо видны - серединники из внешнего кольца охраны и хартийские элитные части. Увидела она на втором заходе как падают последние пилоты-подруги, пытающиеся из каменных казарм, возведённых на месте руин старого замка, прорваться к самолётным ангарам, чтобы те не достались врагам. Последняя не добежала метров пятьдесят, и тут у нашей совушки что-то перевернулось, спустилась она на самоубийственно низкую высоту в третьем заходе и освободила от бочки внешнюю подвеску. До аэродрома у стены она дотянула на двух двигателях, все в экипаже были ранены, а общее число дырок оказалось равным шестидесяти шести. Дальнейший ход событий, в этой охваченной пламенем земле, мы выяснили от одного из перебежчиков-серединников через месяц.
   Великому Господину Хартия предоставила убедительные доказательства, что его кинули именно наши агенты. Великому очень не понравились предоставленные доказательства, собеседники предлагали вернуться почти к статус кво, забрав себе лишь десятую часть королевства за беспокойство. То есть ему даже не предлагали добровольно-принудительного вступления в Хартию, платой были самолеты. Были проведены предварительные переговоры, на девять десятых был назначен точный день передачи аэродрома и тут, буквально за три дня до срока, вдовушки выдали серию атак, наглость, организованность и успех которых изменил общий расклад. Хартийцы заподозрили Господина в двуличии, сам Великий, после подобной демонстрации стал подумывать держаться всё же нашей стороны. Хартия поступила просто - купила одного из генералов, предоставив ему баронство в одном из основных государств Хартии.
   Вот тут совушка-вдовушка и порушила коварный вражий план, Великий господин, лишившись авиации и поняв, что его хотели кинуть, пошёл вразнос. решив, что терять ему уже нечего, он выложил на стол свой последний смертельный козырь. как мы выяснили позже, в одном из закрытых монастырей в ледяных горах собирались больные с болотного края, что на юге Середины. в одно и то же время осенних дождей болезнь выползала наружу за пределы болот, но, к счастью, кроме холода болезнь убивало ещё одна вещь. Кора одного достаточно редкого на континенте дерева давала очень хороший результат. Перед тем как выпустить болезнь на прогулку Великий приказал вырубить по всей территории захваченной противником и где дотянуться в Хартии, деревья с лечебной корой. В течении ста пятидесяти лет монастырь только принимал больных, теперь же его двери распахнулись в противоположном направлении. Сто пятьдесят узников вышли прогуляться по территории захваченной врагом. Инкубационный период нового вируса оказался равен двум неделям, культура посеянная в благодатную почву стала стремительно всходить. Симптомы болезни были известны врачам Хартии были известны, только сама болезнь как бы ускорилась в четыре раза.
   Наша агентурная активность не прошла даром, один из военных медиков серединников прослышал про хорошо оплаченное предательство одного из своих сослуживцев, решил дорого продаться, только не Хартии а Восточной Империи, и вышел на нашего агента. Медик приоткрыл краюшек сведений, имеющихся у него в особой папочке, а за всю потребовал предоплаты в два миллиона. Ценный агент был вывезен самолётом в Империю, сам император лично вручил ему чек, а до Хартийцев только-только стало доходить, что они по уши в гумусе.
   Не побоюсь этого громкого слова, но сейчас Восточная империя единственное государство на Эстиане, которое, с большой долей вероятности, может перекрыть границы по морю и по суше. Благодаря радио и аэродромам на побережье можно было топить всех нарушителей карантина. Все две тысячи восемьсот пятьдесят четыре дерева, кора которых оказалась так полезна, были взяты под охрану. Вакцинация, в первую очередь, шла в районе империи прилегающей к стене, надо сказать, что нам удалось избежать эпидемии лишь чудом. Мы заняли в течение месяца круговую оборону и продержались до первых холодов. Мы топили всех, наплевав на всё. Наша авиация не боялась не бога ни чёрта, с одинаковым успехом топила корабли и выжигала заразу. как в том маленьком прибрежном городишке, что опрометчиво приютил парусную лодку с Середины, только потому что там были дети. Армия заблокировала городок, тогда мы лишь начали массовое производство вакцины, да и пример нерадивым был очень необходим.
   Авиаторам было страшно, ещё более страшно приходилось серединникам. Мы превратили пространство в пяти километров за стеной в сплошное море огня, а они всё лезли и лезли. Лишь две недели назад на границе стояли очереди трудовых мигрантов, теперь лишь горелая земля и сладковатый запах разлагающейся плоти. Наконец в северные районы пришли холода, и мы, и Хартия задышали поспокойнее. У врагов вымерла приблизительно десятая часть населения. В Ашкуа до морозов пришла госпожа Анархия. Правильно сваренная кора со взрослого дерева помогала двадцати тысячам больным, но это если соблюдать все правила. Деревья же брали штурмом, разрывая охрану. Покрытые язвами тела, как мухи засиживали невысокие толстые стволы. Кору сдирали пальцами, рвали их в кровь и жевали сырой, набивая ей желудок, отрыгивая невозможный состав, и снова продолжая жевать. Бывало часто. что коры не доставалось, тогда вторая волна захватчиков, если она была многочисленнее вспарывала счастливчикам животы, чтобы добраться до древесной кашицы в желудке.
   Восточная империя, в целом, на этом кризисе выиграла. Половина коры со взрослых деревьев по строгой технологии доктора-перебежчика перерабатывалась. Ободранный ствол замазывался специальным составом, чтобы дерево не погибло. Из полученных семи миллионов доз противоядия, миллион был использован, миллион остался в резервном хранилище в столице. миллион был разбросан по окраинным госпиталям империи. Оставшиеся четыре миллион были проданы за рубеж по пятьсот золотых каждая. По моему настойчивому совету Фарландцам мы лекарство напрямую не продавали. и им приходилось брать его втридорога. За три месяца мы не только погасили все государственные долги, но и добились чудовищного профицита бюджета. А в небольшой уютной долине герцогства Лоеси был сооружён лагерь для военнопленных. Комендантом данного учреждения лечебно-исправительного типа император уговорил стать нашего доброго доктора. а *Л&С,АС*, был дан заказ на производство бочонков из прочного стекла.
  
  Второй шанс Сикорского Глава 12
  
  
   Галактика М51. Эстиана. Восточная Империя.
   384 год Династии.
  
   Мы стали богаты и могущественны, я имею в виду Восточную Империю, стали понемногу обрастать жирком и смотреть свысока на других. А возле нас, подзуживаемые слегка сбросившей излишнюю людскую массу Хартией, сплачивались полки и сгущались тучи. Население Эстианы уменьшилось на десятую часть, особенно пострадали экваториальные страны, за исключением Пиратских островов, где карантин и железная дисциплина сделали своё дело, вымирали лишь три небольших островка. Эпидемия оказалась не такой опасной, чтобы без постоянной подпитки человеческим гением убивать такими же темпами как в начале. Там где температура хоть раз в год опускалась ниже ноля о ней забывали. Но южные болота середины, те места где родилась болезнь, обезлюдили полностью, как будто в их прокляли. Хартийцы, на всякий случай организовали вокруг них кордон. Правда, ходили слухи, что они там сами экспериментами балуются.
   А шевеление со стороны Хартии были не понятные, вроде война у них с нами, но ни кто, вроде, её и не объявлял. Лишь благодаря навязчивой идеи, что это отвлекающий манёвр, на западное направление было затрачено меньше средств на разведоперации чем на Фарланд, эту непонятную державу. Ну, посудите сами, людские ресурсы сравнимы с Империей, посевные площади немного меньше по объёму, но намного лучше по климату и почве. Имеются богатые залежи руд, которые прежде не обрабатывались по религиозным причинам, исключение делалось только для золота и тех, из которых делают оружие, короче. закрытая это страна. К счастью, имеются оттуда эмигранты, хотя это и редкие это голуби. Одного из таких уникумов люди моей жены и нашли, а потом эвакуировали на имперской подводной лодке.
   После того, как я получил очередную порцию памяти и после десятка испытаний, проведённых по результатам атаки Сов, уничтоживших вражеский линкор, стало окончательно ясно, что утопить можно любое корыто. Правда применение ПВО делало размен один самолёт на один корабль невозможным, из того что мы знали о новом зенитном вооружении Хартии, скорее получится размен 1 к 5, а на линкор 1 к 10. По опыту Российской Империи я знал, что догнать вырвавшуюся в тяжёлом самолётостроении державу можно года за два-три, так что это время, видимо у нас было. Но уж Фарланд себе и за десяток лет при такой ретроградной политике ничего не построит, но оказалось, что строить им вроде ничего и не надо. В общем то, о чём поведал перебежчик, вызвало у многих недоверие. Лишь я один, с опытом первой четверти двадцатого века, смог поверить ему сразу и безоговорочно.
   Оказалось, что Фарландские легенды, в которых говориться о них, как о первородных, в чём-то соответствуют истине. мы узнали, что они уже тысячу лет назад пробили скальный грунт к гигантскому ковчегу, по сравнению с которым Ноев, это всего лишь утлое судёнышко. Из всех знаний о гиганте, а наткнулся на этот корабль далёкий предок нынешнего Правителя, первым делом фарландцам удалось включить маленький ящичек, подобный тому, что изобрёл мой товарищ по эмиграции Зворыкин. Лишь до неё дотрагивался человек, эта коробка начинала показывать один единственный фильм, там рассказывалась история планеты у которой было две луны, которую людская жадность довела до экологической катастрофы. Собственно говоря, из этого фильма и Вырос современный Фарланд. Но до нынешних времен эта находка была единственной, и лишь двадцать лет назад, когда фарландский флот стали костерить ив хвост и в гриву все кому не лень, Повелитель достал с пыльных полок легенду о том, как его предок смог открыть маленькую дверь внутрь корабля. Правитель подошёл к делу методично, поэтому для проекта в целом были привлечены местные научные кадры. Одним из этих добровольно-принудительных счастливчиков был и отец нашего перебежчика. Вся прелесть Громадного корабля была в том, что дверей в нём было очень много и открывались они людьми снаружи по какой-то хитрой системе. Во всяком случае предок Повелителя просто приходил в течении года и прикладывал руки к кораблю, вот в нём и открылась маленькая дверка, ведущая в отдельное помещение. Вот новый повелитель, взяв на вооружение эту методику стал использовать огромное количество рабов помощников, беда была лишь в том, сто и те места, где были двери, и все остальные выглядели одинаково. Но капля камень точит, за одной из следующих, открытых лишь совсем недавно дверей, было найдено нечто, похожее на сверкающий самолёт. Верхняя прозрачная часть, этой похожей на большую игрушку машинки, поднималась от простого прикосновения.
   Во время недавней эпидемии отец беглеца умер, его же, оставшегося без отцовской поддержки, съели коллеги-конкуренты родителя. Итогом интриги стало то, что его перевели в категорию фактических рабов изо дня в день прикладывающих руки ко всем местам корабля. После многолетних проб и ошибок было доказано, что необходимо коснуться в течение года пять раз одного и того же участка стены, причём у некоторых людей это срабатывает, у других нет. Найденная же. похожая на самолёт машина оказалась учённым не по зубам. Глава разведки Хартии и был привлечён Фарладом в партнёры. хотя они конечно понимали, что придётся поделиться находками. за месяц до того, как случилась неприятность с отцом перебежчика, совместными усилиями удалось заставить машину оторваться от пола и вылететь наружу, оказалось. что корабль может генерировать поток света, который образовывает в твёрдых породах необходимый для пролета машины коридор. Правда освоили в самолётике далеко не всё, учённые нашли, как можно убирать вес корабля, как набирать высоту, опускаться. Так что наружу кораблик пришлось вытаскивать с помощью верёвок, предварительно отключив вес.
   На носу аппаратика было некое утолщение, откуда учённые научились стрелять лучами, вроде как у Герберта Уэллса, он светился в темноте и не повреждал предметы. Его пользу осознали лишь тогда, когда хартийский истребитель попал в его зону действия. Двигатель моментально заглох, пилот погиб. Для верности угробили ещё четыре машины, и теперь никто не испытывал сомнений - это оружие. Правда максимальное расстояние оказалось небольшим - всего с километр. Хартийцы были согласны почти на любые условия, лишь бы забрать игрушку себе. но Правитель упёрся самолёт стал первым летательным аппаратом ВВс страны. Любимый внук правителя, бойкий и бесстрашный парень, был назначен пилотом. Фарланд и Хартия договорились, вкратце, о следующем: десяток крейсеров передаётся флоту Фарланда, а те, в свою очередь, становятся центром компактной группировки хартии, над которыми, на привязи, будет реять чудо-машина. Главное же для этого сборища дать пройти Фарландскому десанту 150 км, а уж там они себя в горах покажут, ни какими самолётами не выкуришь.
   Вы спросите откуда узнал такие подробности пониженный до положения раба учённый? Отвечаю. Как уже было сказано ковчег был очень большим, и со всех сторон опутан сетью прорытых возле него тоннелей, которые всё углублялись. Сам корабль похож на большую фасолину и видимо кода приземлялся температура обшивки была как на солнце, так что камень плавился и тёк, ковчег вошёл в скалу, как нож в масло. Лишь жалкие 10 метров остались над землёй на пару секунд, а затем оползень скрыл и этот след. Лишь много веков спустя отчаянный разбойник и изгой решит проверить старую легенду, в которой говориться о том, что великий ковчег из последних сил опустился на планету, и как люди, лишённые одежды и рассудка вскакивали из своих холодных саркофагов и бежали что было сил под вой серены в сей негостеприимный мир. Теперь корабль был опутан паутиной ходов и каждый его метр мог скрывать дверь. Теперь внутрь кроме верхнего выхода, откуда тысячи лет назад бежали обезумевшие люди, вело ещё три входа, вот только вели они лишь до первой внутренней двери, дальше опять требовались годичные пляски.
   И нашему учённому к тому же чудовищно повезло, совсем рядом с ним нашли пятый вход. Когда наш горемыка приложил руки к очередной меже, где-то позади послышались радостные крики и все рванули в ту сторону, желая увидеть своими глазами новые ворота. У учённого всё поплыло перед глазами от страха, когда он расталкивал людей локтями не переставая орать, что он младший учённый и прислан сюда самим Повелителем. Вокруг же было полно бывших крестьян, которые съедают любую лапшу со своих ушей. Он медленно подошел до чуть приоткрытой двери. три раза нажать в одном месте, затем в другом и дверь начинает плавно приоткрываться. Человек рыбкой кидается внутрь, бьёт рукой по красной кнопке - дверь тут же захлопывается за ним.
   Как же он выбрался наружу? Просто то что было за дверью оказалось ему знакомым. Именно такую же летающую лодку изучал отец. Через час, после того как он залез внутрь аппарата и стал нажимать на кнопки, мир мигнул, сверху упал прозрачный колпак. Дальше пришлось импровизировать, ещё несколько кнопок замигали. И вдруг, при очередном бездумном нажатии, он услышал знакомые голоса Несущих Свет, словно это была радиопередача, из их разговора понял, что они находятся на поверхности близ первого летающего аппарата. Видимо рядом не было посторонних ушей и высшие чиновники Фарланда говорили о многом интересном. Затем связь оборвалась, а машина стала взмывать вверх. Остановить сей безумный подъём нашему смельчаку удалось лишь в космосе, затем было стремительное снижение на ночную планету. Благо кораблик снесло к югу от входа.
   Дальше было бегство, хотя кто мог за ним гнаться по таким кручам? Основным же врагом было дикое урчание в животе, голодать прежде ему не доводилось не разу в жизни. То что на него через три недели мытарствований наткнулись чёрные добытчики алмазов - большая удача для него, а то, что свою добычу они сдавали имперскому перекупщику - удача двойная. Перекупщик с недавних пор работал на Синдикат, что стало среди подобных типов признаком своеобразного преуспевания, к тому же леваки быстро теряли доверие и жизни. Так что поджарые незнакомцы не терпящие чужих не просто так оставили незнакомца в живых, просто им было предложено вознаграждение за любые сведения об объекте в горах. Но они были слишком благоразумны. чтобы лезть в петлю без предоплаты, а так, раз наткнулись по дороге, и говорит. что с объекта. почему же не взять с собой. Больше они и не расспрашивали учённого, и вообще в деле все они были редкостными молчунами, да и вообще искусственный отбор в Фарланде отрезал слишком любопытных.
   Так что то, данный тип принёс нам много интересного - главный наш интерес сейчас был в летающей машине. Достать её целиком не получилось, хотя нашли мы её достаточно быстро - всё же память у молодого учённого была отличная, в тишине и покое он вспомнил свой путь чуть ли не по минутам. Вот только не одна из знакомых комбинаций не срабатывала, машина на дне глубокой промоины оказалась мертва. Сдвинуть её то же не смогли, лишь прозрачный колпак полностью вышел из пазов, и его удалось отделить от аппарата. Из всех членов экспедиции, которых забирало два корабля разведки, только учённый вместе с записями и колпаком были размещёны на первом, остальные поплыли на втором поменьше. К несчастью второй корабль в открытом море постигла авария, ни кто не выжил, об этом позаботились снайперы. Теперь мы были вооружены знанием, а значит предупреждены и частично готовы к неожиданностям.
   Когда Хартия стала стягивать свои конвои к Харланду мы начали бомбить их не объявляя войны. При производстве тяжёлых самолётов 25 штук в месяц к этому времени у нас было боеготовых 109 машин, все они погибли. Пятая часть из них вначале не несла бомбовой нагрузки, лишь мощные радиопередатчики. Если в конвое замечали большие корабли, лишь по таким целям совершались налеты, главное было выбить их да и распылять силы мы не могли, если бы у нас было хотя бы 1000 машин. Противник приближался, некоторые конвои проходили нетронутыми вообще, перекрыть все пути не удавалось. Хотя старались, первый ВВ с рацией передаёт где, затем часы ожидания и свист бомб, ложащихся впритирку с палубой. 9 машин, сразу после первых атак на конвои, на всякий случай полетели на запад, контролировать Хартийцев. Но противовоздушная оборона на кораблях становилась всё лучше и лучше, так что атаки становились похожи на самоубийство. Где найти по нашим временам 109 смертников? Я отловил нужных людей в потоке беженцев-серединников. За счастье для своих детей они умирали в прямом смысле этого слова. Некоторые становились брандерами в прямом смысле этого слова.
   За месяц воздушной вакханалии когда мы теряли самолёты десятками, было создано 25 машин класса Ж, в том мире не одна из них не сошла с конвейера из-за Февраля, да и здесь кораблики получились дороговатые, в основном по причине дороговизны алюминия, идущего на некоторые детали. Один из самолётов нёс управляемый самолёт-снаряд на подвеске. Мы заманили врагов в ловушку, дав им начать высадку в перспективном для них месте. Все выпущенные за последний месяц самолёты модели Ж были оснащены поплавками. Поэтому, когда одним ранним утром три корабля с десантом уже почти коснулись прибоя, а остальные были сбиты в кучу близ основного ударного кулака. Лишь когда Объединенный флот достиг побережья империи из одного замаскированного фьорда выдвинулись воздушные корабли. К нашему счастью враги, как и ожидалось не стали выдумывать ничего нового. Наши налёты с использованием брандеров убедили врагов, что машин у нас не счесть, поэтому вся надежда была на чудо, то бишь на супероружие. Они атаковали на очень тихой скорости, ибо все суда им пришлось разместить на достаточно узком пяточке.
   Это была авантюра, но лучшего я придумать не смог, противопоставив сверхоружию сети и камни. Во вторых на чашу весов была брошена вся наша одномоторная авиация. Гибель этих сотен дала шанс ВВ. Одиннадцать ВВ атаковали одновременно с разных курсов, со стороны восходящего солнца последней атаковала машина с самолётом-снарядом. Он представлял из себя планер без мотора, но забитый взрывчаткой, радиоуправление, в последний момент, решили дублировать живым смертником, и данное решение себя оправдало. ВВ подошел к самолёту близко, так как шёл на планировании, перед тем, как его разнесла объединённая ПВО, он выпустил планер. Цель была достигнута, фал между кораблём и летающей машиной был перерублен. Вообще-то планер управлялся по радио и был создан по чертежам старого мира, где то в августе 17-го они были составлены, но в работу ничего так и не вошло. Но смертник оказался нужен, радио под воздействием луча тоже сбоило.
   Но главной ударной силой были два двухмоторных цельнометаллических самолёта построенные по чертежам S-29А, созданного мной в Америке. В это время ПВО было насколько дезорганизовано - на корабли накинулись подлодки. То что мы рассчитали место встречи позволило использовать даже машины на велосипедном ходу. Пилот слегка сносимого ветром корабля растерялся, не зная опускаться ему, или наоборот поднимать кораблик. Вот появился, опять со стороны солнца одинокий ВВ, он планировал на кораблик, загодя набрав высоту. Пилот был не только смертник но и ас, прихваченный специальными зажимами прозрачный колпак буквально оделся на нос вражеской машины, он сидел немного криво, и возможно будь у Фарландца пара минут он бы сбросил опутанный металлическими сетями колпак со своего лучемёта, но времени как раз у него и не было. Две металлические 29-ки шли рядом и несли между собой металлическую сеть. Поймав, как бабочку, вражеский аппарат, они потащили его прочь с поля боя. Когда последний, прошитый очередями. двигатель двухмоторников заглох, они были вне зоны ПВО, и повисли мёртвым грузом на маленьком кораблике. который на видимые отчаянные усилия преодолеть вес специально перетяжеленных самолётов, опускался вниз. Но ПВО не было, лучи не били, поэтому ещё две пары полуметаллических самолётов модели Ж, гружённых камнями, повторили смертельный номер 29-ок.
  
  
  Второй шанс Сикорского Глава 13
  
  
   Галактика М51. Эстиана. Восточная Империя.
   384 год Династии.
  
  
  
  
   Зелёная дверь, теперь лишь она предрекала мне неприятности в тревожных сновидениях. Прошли сны о пожарах на западе и востоке Империи, а пятая колона, которая пыталась организовать беспорядки в момент нападения Фарланда, благополучно удобряет родную землю.
   Все рады, все довольны, все устали от войны. Лишь муж понимает моё беспокойство, да ещё Император, но даже он, против ветра людских чаяний вынужден двигаться медленно и со скрипом. Новоявленные пацифисты, чтоб их, я отбиваюсь от этих созданий всей мощью синдиката, особо одарённых привечаю, особо надоедливых и принципиальных выбрасываю на свалку истории. Зелёная дверь всё ближе, до того времени как она возможно откроется уже не меньше года. но не больше трёх. Там лежит что-то. что Фарланд использует как оружие и всем будет плохо. Именно это я поведала императору, и он мне поверил и обещал помощь, не смотря на проблемы с миролюбивой толпой. Поэтому решено было поспешать не торопясь
   Первым делом, как говориться, самолёты. После пополнения лётного парка, ровно через месяц, будет совершен воздушный налёт на Фаргос. Как уже говорилось, между Фарландом и Империей находиться цепочка островов, и самый крупный из них Фаргос. Длинна его достигает ста пятидесяти километров, в самом широком месте двадцать, на карте он напоминает искривлённую саблю. Фарланду он принадлежал всегда, так что, наконц то мы перешли к боям на чужой территории. Детишки мои растут отлично, не нарадуюсь, сыночек, правда, всё время норовит уползти куда-нибудь подальше. Хорошо, что есть у них нянюшки, не представляю как бедняки обходятся без них.
   Месяц спокойствия был потрачен с пользой, гоняла в хвост и в гриву разведку синдиката. Лагерь у стены, близ ледяных гор, теперь берёт в Империю прежде всего не тех, у кого лучше работают мозги, а горных жителей. Раньше боковые заслоны в горах в основном отстреливали тех, кто пытался обойти двадцатикилометровую стену, но сейчас этим скалолазам-любителям дают выбор - забота о семье в замен личной присяге мне. Уже создано сто разведгрупп по пять человек в каждой, которые пойдут к фарландскому ковчегу с самого неприступного направления, с юга. Группы, после притирки, перебрасывались самолётами в порт Саб, на юго-востоке Империи. Отсюда они шли кружным путём до восточного побережья Фарланда. У каждой из групп был переносной радиопередатчик, правда с малым радиусом действия, всего двадцать пять километров. У каждой десятой группы был разобранный стационар - с дальностью сигнала до побережья. У некоторых из них были свои задания, например найти достаточно близко к объекту площадку, где смогли бы садиться самолёты.
   Всё вертелось достаточно быстро, когда надо я могу добиваться скорости исполнения от подчинённых, а то нагуляли бока на тучных нивах. Наше с Саподийским герцогом предприятие разрастается. Герцог оказался скрытым пироманом и принялся яро экспериментировать над составом своих игрушек, добился не малых успехов, вернее повезло двум его сотрудникам. Учённые заслужили премии, они соорудили из нефти нечто, что невозможно было погасить водой. Для испытаний было выделено два самолёта и две сотни военнопленных. для чистоты эксперимента фарландцем даже выдали холодное оружие. Позже с Императором и свитой прошлись по этой закупоренной долине, подышали гарью, просмотрели фотоподбор атак, гости остались довольны и трёхсотлитровые бочки суррогата пошли в серию. Неспешно пролетело время, я старалась работать не больше четырёх часов в день, для срочных вызовов создала кризисный штаб, и меня перестали дёргать ежеминутно по пустякам.
   Моей главной задачей стало определять стратегию действий и осуществлять лишь выборочный контроль за контролёрами, что бывало непросто, так как приходилось почти ежедневно зарывать зарвавшихся. Синдикат стал настоящим государством в государстве. Традиционные криминальные отрасли в интересующих меня регионах были захвачены, да и угроза рабочих волнений сильно уменьшилась, но организации не стоило, по моему мнению, почивать на лаврах. Тут и пригодились многие идеи мужа, не реализованные по разным причинам им самим. Товары повышенного спроса. Взять хотя бы его идею термоса, это две колбы, одна в другой, а между ними воздух как теплоизоляция, долго сохраняет температуру без изменений. Или идея синематографа, и то и другое приносит очень неплохие деньги. Образовалось сразу несколько киносъёмочных компаний, одна из них даже стала снимать фильм по сюжету нашего неожиданного знакомства на Пиратских островах, но кроме падения мужа вместе с шаром в воду всё переврано до неузнаваемости, я хохотала до слёз, читая сценарий.
   Так же хорошими темпами развивались сети розничной торговли, уже более пяти тысяч продовольственных и промтоварных производств было полностью нашими, я имею в виду меня и моих последовательных сторонников. Я же больше получала удовольствие раздавая награды отличившимся. Но всё проходит, прошло и время спокойной предварительной суеты. Теперь то, что мы делали называлось ограниченной военной операцией по овладению стратегически важной для национальных интересов империи опорными пунктами, это так Император загнул словесно в своей речи. Налёт на западную оконечность Фаргоса был ужасен, и для на тоже, так как их батареи были нашпигованы зенитками. Но рукоять сабли, это не только батареи, это ещё и город порт, именно на него, со стороны наименьшего поражения зениток накатила наша воздушная волна. Сорок бочек адской смеси, и город запылал. Следующий налёт был осуществлён ночью. В этот раз атаковали батареи с круговым обстрелом и те из них где было больше ПВО, следующий налёт на город, и опять зажигалки. Три налёта за следующий день , затем один ночью, причём ночью пошли уже двадцать машин.
   В ночь летели по компасу и по огням цепочки судов добирались до места, в самом городе всё хорошо подсвечивали пожары. Скоро у фарландцев появилась ещё одна головная боль, как только были подавленны батареи на расстояние выстрела подошли наши корабли и стали бить навесными по площадям, жители, те кто уцелел, ушли под землю, в целый каскад лабиринтов старых каменоломен. Враг сделал хитрый финт ушами, он подвёл ночью в порт несколько кораблей по уши набитых пулемётами и стал освещать небо ракетами, причём атаковал грамотно, одну из четвёрок. которая уже отбомбилась, а потом сразу попытался уйти. Четыре самолёта погибли, но у одного из них была рация. так что на хвост уходящим кораблям село сразу же десять самолётов, конечно атака зажигалкой это не то, но двое из пяти судов домой не дошли, а в дальнейшем мы стали осторожнее. Надо ли говорить что эти пять судов были хартийцами, правда под фарландским флагом.
   Четвёртый день прошёл строго по плану, десантные суда выкинули воинов на узкую полоску суши, главным достоинством которой была достаточно ровная прибрежная дорога, за пятнадцать километров от города. В течении дня туда было перебазирована половина авиации а сами горы вокруг нашпигованы десантникам с сотней пулемётов, роль береговой артиллерии досталась кораблям. На следующий день все сорок самолётов взлетали с нового аэродрома и бомбили весь остров без перерыва, десантники же, постепенно расширяя территорию, нашли двух сбежавших под шумок рабов, с радостью показавшим входы в катакомбы. Через две недели после начала бомбёжки Фаргоса, первый имперский самолёт показался над материковой частью Фарланда. Бомбы ложились на прибрежные укрепления, но теперь нам противостояли так же истребители, пилоты которых, в основном, недавно приняли фарлендское гражданство. Мы же продолжали усиленно делать вид, что подтягиваем людей и технику на остров, это было действительно так, но копошились для виду мы в десять раз сильней. Но авиация работала с умом, действую прежде всего по быстро возгорающимся и слабо защищённым целям. Когда на Фаргос прибыла следующая партия в девятнадцать машин, мы потеряли уже десять самолётов, так что хоть мы и продолжали их делать быстрей чем противник их уничтожать тенденция была не хорошей. Выручало то, что на каждую машину имелось по три слётанных экипажа. так что проблем с живым материалом пока не было, к тому же позволяло совершать максимально возможное для машины количество вылетов. Вот таки шли дни отвлекающей операции. пока. наконец разведгруппы в фарландских горах не вышли в эфир.
   Собственно те кто передавал сигнал были в разведгруппах самым слабым звеном, остальные были прирождёнными скалолазами. Так как не выполнение задания или не выход на связь грозил немедленной депортацией их родичей обратно в анархию середины, три группы, потерявшие радистов приняли яд, так же входящий в состав снаряжения. Они оставили записи, так что в последствии были найдены фарланцами, после операции буквально наводнившими горы, так что на совете у императора было решено не отправлять семьи погибших на родину, только сократить выплаты по сравнению с погибшими в бою на половину. Тем же кто дошёл и погнал информацию в эфир пожизненные пенсии были обеспеченны, плюс хорошая работа на одном из моих подконтрольных предприятий, в случае же невозвращения это гарантировалось родственникам. Через пару дней по совокупности поступивших в штаб сведений и из воспоминаний перебежчика составили подробную карту-схему, в макете пещер уже тренировалось три сотни десантников, до зубодробительного скрежета запоминающие изгибы никогда не виданных ими пещер.
   На всех научных работников был составлены подробные словесные описания, все они подлежали ликвидации в первую очередь, затем шли все те рабы, которые ежедневно пытались пробиться в корабль. В тот момент когда мы начали действовать почти сотня засланных на север Фарланда в течении года под видом рабынь смертниц начала уничтожать подручными средствами мосты. Девочки были хорошо подготовлены и распропагандированы, начиная с четырнадцати, у которых все родственники погибли в эпидемию или на войне. О своём конкретном задании они узнали лишь за день до операции. Правда двадцать из них были набраны из подающих надежды молодых паучих, у этих была установка не просто достойно умереть, а, нанеся максимальный урон, выйти к своим. Награда - повышение, то есть трон в новом районе, в основном в бывшей середине. часть которой было решено прибрать к рукам.
   Сведения продолжали поступать, детали операции выкристаллизовывались всё яснее. Теперь основным моментом стало то. чтобы враг до начала не понял, что в налётах на него участвует намного меньшее количество воздушных вымпелов. Было сымитировано покушение на императора и попытка захвата власти группой высшего дворянства, на самом деле они ещё только начинали готовиться. но это ни кого не интересовало. так как их смерть была необходима отечеству. Под этим предлогом, якобы в столицу отозвали половину машин, якобы опасаясь за верность некоторых частей. Легионам, ведомым от победы к победе и вовремя получающим денежное довольствие бунтовать было не с руки, но врагов мы всячески убеждали в обратном.
   Самолёты же были погружены на корабли и кружным путём пошли к западной оконечности Фарланда. Так дорого доставшийся Фаргос был на девять десятых оголён, так что при хорошем навале его даже стало возможным отбить. Десантная же операция наших судов прошла великолепно, без особых накладок, первыми ночью высадились рейдеры. Отрезав небольшой кусок выступающей суши от дорог дальше на материк, через перевалы, подводные лодки одно за другим потопили немногие военные суда в гавани небольшого порта, сам же городок к нему прилегающий стали чистить десантники, так как от горожан им нужны были лишь продукты. За четыре часа был сооружён первый аэродром, ещё через два с него взлетел самолёт.
   Три сотни сорвиголов, много это или мало? В древней истории такое войско бывало решало судьбу народов, а уж судьбы династий три сотни преторианцев меняли запросто, в основном без затей, обходясь подсвечниками. День *X* настал, всем диверсантам империи в Фарланде был дан зелёный свет. Глубоко внедрённые на десятилетия агенты, выкапывали в дальних углах своих подвалов оружие и взрывчатку. Десант сосредоточился на аэродроме подскока, первым же делом горцев-середиников было захватить и удержать площадку в километре от объекта, где можно было посадить самолёт. Подходы к наружным норам были залиты зажигалкой, по горящим телам десант ворвался под землю, в наружных объектах резвились горцы. Десант резал всё, что движется и захватывал всё ценное. Дальние штольни проверять было некогда, поэтому сделав в ответвлениях несколько тайников, заминировав их и закидав камнями, десант втащил внутрь сброшенные прямо к входу на парашютах бочки. После того как все покинули норы из глубины раздалось громкое ПЫХ, и те внизу кто стал пытаться дышать дымом позавидовали зарезанным. Фарландцы были не только фанатиками, но и быстро учились, так что первые кинувшиеся на подмогу смертники несли пулемёты, нацеленные в небо, а к священному месту летели все наличные истребители. Пятьдесят человек, выбранных по жребию среди десантников и горцев продержались достаточно, чтобы последняя перегруженная машина, натужно ревя винтами, потащилась в сторону аэродрома подскока. Затем они вернулись и сбросили с заоблачной высоты бочки из прочного стекла, родственники замурованным внутри цитадели. Они были трёх видов. но всех их объединяло одно, на дне виднелись несколько букв - *Л&С,АМ*.
  
  Второй шанс Сикорского Глава 14
  
  
   Галактика М51. Эстиана. Восточная Империя.
   384-385 год Династии.
  
   Вот мне и сорок два стукнуло. Утро ослепительное, настроение отличное, но что может быть лучше того, чем при внутренней уверенности, что тебе пятый десяток лет, а твоё тело говорит тебе, шалишь братец, я себе двадцать лет от силы дам. Но сегодня мои мысли были о судьбе, о судьбе моих машин.
   Я вспоминал бесполезно растраченные мгновения жизни моих родных летающих исполинов, принесённых на алтарь людской глупости и людских амбиций. Я, как любящая мать, в муках рождал их в своём беспокойном мозгу, лелеял их, любил их. Сначала они были маленькими, были макетами, по мере взросления они росли, покрывались тремя слоями лака, на них ставили моторы, поправляли им шасси. Затем они, как птенцы огромной орлицы, величаво поднимались в воздух, ведомые моим вдохновением. Если же они становились по настоящему взрослыми, то и у них тоже появлялись свои дети, самолёты подобные им, а то и внуки. На моей памяти, правда, внуки появились у меня лишь от одного из моих сыновей от Ильи Муромца.
   Он был родоначальником великих свершений и стал лучшим моим сыном, он держал на плечах родное небо и не его вина была, что ему подрезали сухожилья. Он рухнул, и пока все попытки большевиков сохранить власть над своим небом, напоминают действия человека, который после могучего удара упал на спину, затем перевернулся на живот, тряся гудящей головой, и пытается встать на четвереньки. Но пока он похож скорее на вымазанную в грязи свинью, а не на античного героя, сверкающего рельефной мускулатурой.
   Помнит ли кто-либо как временщики-демократы не удержали армию от развала в семнадцатом? Троцкий-Бронштейн тогда был лишь предводителем горстки бомбистов и не помышлял ещё о Красной Гвардии, а немцы рвались к Москве не сдерживаемые ни кем. Кто остановил их на Украине, кто втоптал в грязь их наступающий кулак? ЭВК. Брошенные охраной из распропагандированных казаков, на последних остатках горючего, используя последние снаряды, все боеспособные самолёты поднялись в воздух, чтобы достигнуть зенита своей славы в небе уже не существующей страны, преданной и оболганной лжепатриотами, которых смёл кровавый поток толпы, не понявшей их олигархических устремлений. Немцы остановились, нет, если бы у них было несколько дивизий в резерве, они бы пошли дальше, но...
   Но во-первых у них не было этих дивизий, а во-вторых ЭВК разрушил главное, подвижной состав. Благодаря гениальной прозорливости Николая первого железные дороги в России не чета Европе - колея разная. Так что наступать по ним можно только в русских лаптях, сиречь локомотивах. Этот подвиг ЭВК замолчан и забыт в вихре кровавой вакханалии последующих событий. Мои дети и внуки умерли бездарно, их жгли, глотая слёзы, собственные пилоты, чтобы не достались врагу. На заводах Руссо-Балта ржавели десятки наполовину собранных остовов, до которых ни кому не было дела, потому что ответственным за авиацию был назначен неграмотный рабочий-дезиртир из частей второй очереди, всё отношение к авиации выразивший в двух словах, мол, баловство это, жрать мол нечего, а они в небо хотят. Империя была в впереди планеты всей, осколки империи отстали от других уже на двадцать лет.
   Другие дети? Да, теперь появились ещё, мой любимый американский сын, плод бессонных ночей. И он в конце концов принял смерть, дав мне вернуться в авиацию, поднявшись в воздух в 24-ом и выполнив до 27-го двести полётов, спасая мою семью от голодной смерти. Но затем у меня не осталось времени на его пилотирование и мне пришлось уступить его Роско Тернеру, который через год продал его Говарду Хьюзу. Именно в картине последнего, знаменитых Ангелах Ада, заслуженно погиб мой потомок, по иронии судьбы сыграв роль немецкого бомбардировщика минувшей мировой войны.
   S35, тоже ребёнок, но мертворожденный, дитя атлантической гонки, из за ретивости заказчика, Рене Фонка, не смог оправдать надежд. Но его смерть, как ни странно, всё равно послужила хорошей рекламой. Даже торопыга Фонк, снова доставший деньги у инвесторов, опять пришёл ко мне, но 20-го мая 1927-го года нас опередил Линдберг, до того безвестный пилот, он смог на своём одномоторном коне перелететь океан и дотянуть до Парижа. Но именно Линдберг, как ни странно, во многом способствовал успеху другого моего ребёнка. Именно его заключение для Хуана Триппа, о целесообразности использования в Латинской Америке небольших самолётов-амфибий дало жизнь первой десятке S-38. В начале 29-го года можно было спросить у любого американца, что он знает о S-38, и он не задумываясь ответит, что это лучший в мире самолёт, потому что именно на таких летает Линдберг, главный пилот-консультант компании Пан Америкен.
   Самолёт стал чудовищно и заслуженно знаменит, он сделал то, что не удалось Муромцу, он стал мирным крылом над океанами. Именно под 35-й и под 38-й и разрабатывался план, который был мною озвучен на заседании *Союза Русских государевых людей, имени Великой княжны Киры Кирилловны*. Название было незамысловатым - *О рейде в СССР эскадры из 25 кораблей*, неожиданный авиационный удар которой смог бы свергнуть власть большевиков. Язык мой - враг мой, экспертиза дала очень большую вероятность того, что неудача атлантического перелёта Фонка - это саботаж агента ОГПУ. На следующее утро после катастрофы не вышел на работу, вообще исчез из города, один молодой механик, из пяти обслуживающих самолёт перед полётом. Так что не вышло новой ЭВК, как погиб Македонский не поделили диадохи его наследство, всякие РОВСы не поделили даже шкуры ещё не убитого ими медведя.
   Я повернул голову, улыбнулся и с нежностью провёл, едва касаясь кончиками пальцев, по волосам спящего ангела, в образе моей жены. Как де Сутта похожа на Елизавету, мою земную Лилечку, короткая стрижка, форма носа, глаза, но вот характер... Сутте следовало родиться мужчиной, причём лучше сразу Императором, её склонность повелевать кажется мне чрезмерной, особенно сегодняшним утром. В сегодняшнее утро я перенёсся из мягкого домашнего уюта, сопровождаемого каждодневной умственной работой над совершенствованием летающих лодок, что давало мне покой и уверенность для дальнейших свершений. У Сутты, к сожалению, семья на втором месте. Нет, хотя она хорошая мать и жена, но её первенцем, безусловно, является работа. Все её сотрудники занимают в её сердце место вровень с детьми, она их, несмышлёнышей, так же опекает. Вот так вот и уживаемся, два трудоголика под одной крышей.
   К счастью, у нас есть бабушка, которая внуков в обиду не даст и, если что, вовремя накормит. Некоторые мужчины выразили бы протест, мол я или не я в доме верховожу. но мне, с моими двумя жизнями этот вопрос кажется абсурдным. Главное все живы, здоровы, накормлены, а остальное приложится. Вот и жёнушка заворочалась, прильнула ко мне и, в следующий час, мне стало не до посторонних измышлений. Но за завтраком меня начинает распирать, и я хватаю из кармана халата карандаш и блокнот и начинаю рисовать силуэт S-38, забыв про еду. Как шутили про эту машину американские юмористы, это не один, а два самолёта, летящие в плотном строю. Громадные расстояния Восточной Империи, большие и малые водоёмы по всему миру, всё это было создано исключительно для моего самолёта, если надо, то он может приземляться и на сушу. К тому же не стоит забывать о словах, сказанных мною одному из писак-янки, в которых я предрекал Нью-Йорку к 1980 стать прежде всего громадным перекрёстком воздушных путей. Самолёты к тому времени будут летать на высоте 10 километров и развивать скорости в 1300км/ч. Не надо думать, что подобного не будет в этом мире, так что нужно готовиться загодя. Но я думаю, что систему, подобную Пан Америкен, мы потянем уже сейчас.
   Особенностью Эстианы является вдвое большее, по сравнению с Землёй количество небольших островов. А уж просто торчащих из воды скал больше, наверное раз в пять. Вложив эту идею в супругу и дав ей этим проникнуться я по радио связался с императором и, обговорив встречу, послал в столицу пробивать нужное нам решение мою благоверное. Идея была в том, чтобы занять и хорошо укрепить небольшие островки около Фарланда, Миркса, Закатного континента и пиратского архипелага. Они могут служить как перевалочным пунктом для мирной и плацдармом для военной авиации. Фарланду сегодня нанесён сокрушительный удар, но добить его можно лишь с очень большой кровью, так что овчинка выделки не стоит. а вот иметь поближе к ковчегу островок-аэродром стоит, да ещё и как. И иногда, по ночам, сбрасывать в районе ковчега новые штаммы болезней, превращая это место в зону ужаса. Лишь когда я выскребу всю мою прежнюю память, взяв её на вооружение, вот тогда, поигрывая несравнимо длинной дубиной можно идти на врага. Там где он будет бросать в бой миллион солдат, я брошу миллион летающих гаек и болтов, только при таком обмене тайны корабля окупаться. Да и о Хартии не стоит забывать, ведь что-то из техники к её загребущим ручкам прилипло. Так что впереди много работы, нужно бежать всё1 быстрей в этом сумасшедшем мире, чтобы хотя бы остаться с теми же картами.
   Прошла неделя, чертежи готовы, всё винтик к винтику взято из умной головы. Вот и на земле, после успеха Пан Америкен с 1928-го года любая авиационная компания набирала в инженерный штат не менее половины русских, иначе инвесторы просто отказывались давать ей деньги. Император действовал быстро. стоило только его уговорить отбросить сомнения. На четыре облюбованных мною острова отпарилось четыре военных экспедиции по четыре корабля в каждой, один военный и три транспортных. Как только будут выгружены самолёты и установлены орудия. над новыми клочками суши взмоет гордое знамя империи.
   И добрый доктор нас радует результатами, буде мы ему даём материал для исследований. Некоторые корабли Фарланда высадили десант во время нашего боя с корабельной шлюпкой, так вот их, согласно наставлениям доктора, бомбили выжимкой из одного растения, запах которого усыпляет человека. Доктор сам изобрёл его, вернее усовершенствовал ранее известное и довёл до экономически приемлемого результата. Так что хоть мы и извели весь газ, 5000 подопытных кроликов, весело звеня, пошли на переплавку. Но зарекомендовавший с хорошей стороны газ был нужен, и для многих крестьян в империи вырубать ли то из чего его изготавливали - сорные колючие кусты, точнее синие ягоды на них, больше не стоял. Наоборот, засаживали все пустыри и не нужные клочки земли. мне кажется, что если бы кусты давали синие ягоды в первый же год после посадки, то и пшеницу садить никто не стал бы. Но всё же было посажено столько, что через три года не Фарланд, так Миркс усыпим точно.
   Нет, всё же при моей большой нелюбви к большевикам на земле их наглость мне импонировала. Интересно где бы были большевики, меньшевики и вся прочая думская кодла, имей Николай Второй хоть тысячную долю большевицкого гонора и уверенности? Когда они не смогли сами производить самолёты, так как все лучшие инженеры лежали расстреляные по рвам или эмигрировали, но их наглость не оставила их и тут. Немцы, проигравшие войну, не имели возможность строить новые самолёты, большевики им любезно предоставили эту возможность, сдав в аренду бывшим врагам бывшую собственность Руссо-Балта в аренду на 50 лет. А когда те наладили производство и натаскали инженеров из комсомольского призыва, Юнкерса просто попросили уйти. Он протестовал. доказывая свои права на цельнометаллическое крыло, но по-русски он разговаривал плохо, наверное поэтому его никто не услышал. Немцы, в целом, тоже не остались в накладе, наладив элементарную базу и задел в науке. Большевики же получили заводы, где бомбардировщики можно было строить сотнями.
   Но вернёмся к более приятным вещам. Восточная Империя переживала промышленный бум, победоносный морской флот потерял в войне достаточно небольшое количество вымпелов, и сейчас демонстрировал свой флаг по всей планете, сопровождая конвои торговцев. И если позариться на имперского одиночку ещё могла прийти мысль ещё паре-тройке самых отмороженных пиратов, то на конвои не смотрел ни кто. Слава державы перемалывающей любого противника защищала надёжно, а кто не понимал этого на того обращали внимание поднебесные существа и мор и глад приходили на землю ослушника. Если для имперских товаров раньше были границы, то сейчас такое заявление отдельных стран было равноцнно объявлению войны. Даже самолёты ранних модификаций сейчас стали товаром, за которых некоторые царьки платили почти что в весе золотом, чтобы не отстать от соседей. Раньше я думал периориентировать старые производства, но теперь новое производиться на новых заводах, а старое идёт на экспорт.
   Многим купившим один или два самолёта порой начинает казаться, что все их проблемы решены, но это ошибочная уверенность. Страшны именно массовые ЭВК, бесперебойно снабжаемые пилотами, снарядами и горючим. Только Россия в первую мировую смогла обеспечить эти необходимые качества, и реши Брусилов повернуть фронт на Питер и бросить в прорыв авиацию, то где бы были эти временщики?
   Первый 38-й сошёл со стапелей через полтора месяца, и ещё десять остовов были на последней стадии отладки. Опять на новом производстве был аврал, опять три смены, но ни кто не жаловался, сейчас моих рабочих уважали как в древности на Руси кузнецов кующих лучшее оружие против монголов. все знали, что отливая крылья родины, надёжно прикручивая гайки, даже отделывая красным деревом внутренности салона самолёта, каждый рабочий обеспечивает безопасность родины, а значит и своей семьи. Так же мной широко вводилась пенсионная система, выплаты семьям погибших при аварии и потерявшим трудоспособность. Люди это знали и не роптали, когда сверхзаказ, хоть и хорошо оплаченный, съедал очередные выходные. За первый месяц ворота завода покинуло пятнадцать машин, названых незамысловато Крылатой Лодкой. КЛ приобрели бешенную популярность, перевезя за первый месяц эксплуатации 3000 пассажиров, при средней цене за билет в сто монет.
   Ради спора один из наших сорвиголова совершил перелёт до островка близ Миркса напрямую через территорию Хартии, сев промежуточно на одно из высокогорных озёр, так как его брат из академии наук писал научный доклад о рыбе водившейся лишь там. Все пассажиры с удовольствием приняли участие в рыбалке. так как их в известность о месторасположении самолёта не поставили, вся Империя хохотала над хартийским послом, из газетных фотографий об удачливых рыбаках узнавшем о рыболовно-диверсионном рейде противника.
  
  Второй шанс Сикорского Глава 15
  
   Галактика М51. Эстиана. Восточная Империя.
   385 год Династии.
  
  
  
   И всё же я очень не спокойная натура, все большие проблемы, вроде бы отступили, ан нет, опять повалили непонятные сны. И общее в этих снах одно, то что будущее несёт новые опасности и испытания. Избавишься от одной картины локального апокалипсиса и вздохнёшь спокойнее, так нет же. обязательно окажется что за ней пряталась другая, ещё похуже первой. Вот только послание бедующего я не поняла до конца, но по свежим воспоминаниям сделала несколько набросков того, что вызывало у меня страх. Из за этого неясного пророчества я первым делом пошла у мужу, не попробовав до конца разобраться своими силами. Пришла я к нему и рассказала, что чую, что беда идёт с неба, что вины в её возникновении нашей нет так как она надвигается уже несколько десятилетий, но мы её остановить в силах и протянула ему наброски. Он повертел их и так и сяк, выдав в ответ. что если мои предыдущие предсказания в целом сбылись, то наверное какой-то смысл есть и в этом. Дальше он стал проводить параллели - раз я изобразила размытый контур на фоне знакомых созвездий, то ответ надо искать в документах добытых в ковчеге, так что, дав мне время лишь для того чтобы чмокнуть на прощание малышей он рванул на аэродром и потащил меня в столицу, так как все бумаги и приборы, добытые в Фарландском рейде, осели там.
   Сначала он правда мы поехали в императорский дворец и запаслись у хозяина оного необходимыми пробивными документами. Аналитиков и языковедов набралось для расшифровки всего этого барахла аж пятнадцать штук, их повыдёргивали со своих кафедр со всех концов империи, дав воинские звания и астрономический гонорар, потребовав, правда, полной отдачи. В оценке простейших из доставленных из рейда предметов, например ножей, всё вроде было ясно, за исключением качества материала из которого их изготавливали. Со всем остальным подвижек почти не было. Муж, узнав о столь плачевных результатах, наорал на столь бездарных олухов, которые только и делают. что топчутся на месте, и посоветовал отдать всё добытое детям, те если не сломают, то точно разберут. В доставшейся бумажной части наследства предков было около тысячи книг, да вот беда, язык, вроде и знакомый, а непонятный, и ещё четверть на вовсе непонятных наречиях. Точнее, книги были сделаны не из бумаги, а из чего-то очень на неё похожего, она рвалась с великим трудом и не горела. Часть книг, очевидно, представляла собой техническую литературу, во всяком случае там было полно графиков, диаграмм и формул, была там так же пара десятков толстых журналов, исписанных от руки.
   Одно полезное дело учённые всё же сделали, они рассортировали книги по языкам. Муж посмотрел по одной из каждой стопки, а вот тетрадями заинтересовался вплотную, на втором десятке он наткнулся на нечто, что заставило его закрыть глаза на всё остальное. Он быстро велел предоставить нам отдельную комнату и принадлежности для письма, угадайте кому выпало счастье записывать его перевод, правильно угадали, мне. Когда мы оказались наедине, а возле двери он поставил ещё и охранника, не до конца доверяя любопытным профессорам, то он объяснил, что у них в семье из поколения в поколение передавался этот тайный язык предков. но дело было даже не в этом. внутри было вклеено несколько снимков. один из которых сильно смахивал на моё видение, только звёзды вокруг него были совсем не похожи на наши, а последней фотографией был вид Эстианы с орбиты, где большая часть суши была закрыта облаками.
   Нид начал переводить, это был рассказ звёздного пилота, родившегося на планете Новая Астрахань, в галактике под названием Путь Молока. Начальное жизнеописание было изложено предельно кратко, затем шло описание события, которое повернуло судьбу рассказчика с накатанной колеи. Наш офицер-звездолётчик, был подданным империи под названием Звёздная Русь, пилот вернулся с трудного конвоя, расслабился в баре и совершил проступок. Он занял небольшую сумму у одного знакомого, который и вошёл в бар, когда наш герой только начал набирать градус. Когда оба были уже в стельку пьяны, тот поинтересовался, а когда, мол, долг думаешь возвращать. Рейс был трудный и в ответ прозвучало непечатное выражение, следующими обоюдными аргументами стали пивные кружки, дальше провал памяти, затем картина прояснилась, он стоял над распростёртым телом и в руке у него был, окрашенный красным, острый обломок ножки от стула. Дальше был суд и пять лет рудников.
   Там он вёл жизнь однообразную, дни сливались в недели, недели в месяцы, даже жестокие драки за место в местной иерархии стали для него обыденными. Но судьба ещё не сказала последнего слова, на их тюрьму напали пираты, нет не для того, чтобы набрать для себя волонтёров, этого добра у них было как грязи, им нужно было как можно большее количество рабов при как можно меньшем количестве неприятностей. Поэтому против охраны они применяли мощные параллизаторы, а в рабство брали только зеков. Вот тут судьбы расщедрилась нашему горемыке на подарок, ибо обычно судьба рабов не завидна, но в этот раз пиратам достался неповреждённый тюремный информаторий. Джентльмены удачи связались с посредником, преобретающим высококвалифицированный персонал на долгосрочные контракты, то бишь спеца по дорогим рабам, всего тот купил у них десять душ по сто тысяч за каждого. Перепродали его сразу же, пилот оказался нужен некоему кораблю, везущему членов сообщества пилигримов.
   Дело в том, что по своей галактике человечество путешествовало от звезды к звезде, по специально создаваемым гравитационным вихрям, но если кто то не желал, чтобы его дом беспокоили, существовало очень дорогое оборудование, при применении которого ни один корабль не мог вынырнуть в этой звёздной системе. Если желание посетить таких затворников было достаточно велико, можно было долететь к ним со скоростью обычных кораблей. в пятую часть световой. Но на дальних оконечностях галактики изредка возникали аномалии, предсказать их появление учённые пока не могли, но уже существовал прибор, который фиксировал непосредственный фронт волны, то есть для этого корабль должен был оказаться в области аномалии. За год удавалось засечь две-три аномалии. Самые сильные псионики Млечного пути могли слышать друг друга с разных концов галактики, их было меньше тысячи. За сто лет до описываемых событий двое псиоников на своих яхтах попали в такую волну, один из них прослыл среди своих безбашенным, вот и здесь он включил вихревик на предел мощности, уже было известно, что после этого корабль исчезает. Лишь через год потрясённый дублёр услышал его мысленный голос, он рассказывал ему о прелестях ближайшей к Млечному пути галактике. С тех спор специальныё старатели со всё совершенствующимся из года в год поисковым оборудованием, старались они за хороший куш, который им выплачивали сообщества пилигримов. У них была своя философия близившегося галактического апокалипсиса и они мечтали поскорее убраться от него. Прилив обычно охватывал с десяток близлежайших звёздных систем, так что часто даже купившая права на новенькую галактику группа не могла гарантированно уберечь себя от незаконных квартирантов. Волна обычно длилась от месяца до трёх.
   Люди к которым попал наш неосторожный убийца, попали в неприятную ситуацию. Пилигримы тоже конкурировали друг с другом, так вот, в этот раз некие германцы заявили, что они купили волну, с чем были не согласны все остальные пилигримы, всех перессорил сильно жадный до денег разведчик, продавший координаты сразу всем. Германцы начали хамить физически, одной из самых лёгких шалостей было нанятое киллера для основного и запасного пилотов того корабля, куда попал наш рассказчик. Заменить пилотов было не кем, так как миллион замороженных тел на ковчеге составлялся из кого угодно, но не из подготовленных звездолётчиков. А без человека, настроенного на вихри ментально, можно было не рассчитать с мощностью прилива и не вынырнуть вовсе. За день до конца прилива они купили всё же своего пилота, отдав за него последние полмиллиона. Надев на него микро взрыватель в ошейнике, десятеро не спящих членов команды поклялись, что в новой галактике его тут же снимут и примут его в экипаж полноправным членом. Они успели добраться до окраины волны, но и здесь хитрые германцы навредили, специально оставили в системе катер-убийцу, но даже это не останавливало пилигримов, кроме ковчега многие, даже с боями, прорывались и ныряли в волну.
   У ковчега же луч катера на излёте внёс нестабильность в системный двигатель. Но всё это наш рассказчик, Виктор Иванович Эст, узнал позже, уже снимая ошейник в галактике М51. Для улетевших прошло одно мгновение, для оставшихся их ожидание растянулось на три года. Знаете, кого наш лётчик вспоминал в мгновение перехода? Своего прадеда, бывшего адмирала, доживающего свой век на Земле, в Южно-Российском мегаполисе. К счастью, прилив раскидал пришедшие суда по разным системам нового галактического дома, системный двигатель работал на последнем издыхании, топлива для вихревика было наработано лишь на один прыжок, а на закупку лишнего не было денег, пилигримам опять повезло, что из трёх достижимых звёзд класса Ж, Эст выбрал это солнце. Только появившись в новой системе планетарный двигатель сказал ПЫХ, а на мониторах выплыла строчка, что для саморемонта надо минимум 25 лет. К сожалению анабиозные капсулы были рассчитаны максимум на пять лет, да и реально и того меньше, ибо планетарный движок давал внутреннюю энергию, и теперь анабиозные камеры были запитаны от резервных аккумуляторов. Но дальнейшее доказывает профессионализм Эста, уложив остальной экипаж в анабиоз он остался один и за полгода на маневровых и импульсах вихревика в качестве тормоза он дополз до планеты. На этом хорошее закончилось и на планету он стал падать и, чтобы спасти жизнь остальным, он обесточил десять процентов всех капсул, этого всё же хватило на два коротких посадочных импульса. Но автоматика пошла вразнос, после посадки температура стала повышаться по десять градусов в час, и в этих условиях вывести оставшихся в живых наружу пусть без техники, почти без одежды, а в руках неся лишь размороженных детёнышей животных и семена - это было равносильно подвигу. Корабль же избавившись о заботе о хрупкой внутренней протоплазме, и следуя последним инструкциям Эста, поднял температуру до двухсот и лёг в долгий саморемонт, благо наномодификаторы задеты не были. Эст знал о веках тьмы, на которые он обрекает своих ведомых. поэтому свой дневник он оставил в корабельной библиотеке, где кроме компьютерного банка данных располагались и книги из пластобумаги на интерлингве, так что дальнейшие крохи сведений о нём мы можем черпать лишь из легенд и сказаний.
   Всё же мой муж обладает странным чувством юмора, что помноженное на мою дикцию даёт интересный результат. Поэтому выйдя к жрецам от науки, что от нетерпения подпрыгивали за своими столами, делая вид, что погружены в свои исследования, он объявил, что эта тетрадь представляет собой дневник Великого Эста и далее я, торжественным тоном, делая по ходу повествования драматические паузы, прочла перевод. Поднявшийся после галдёж и перекрикивание, типа антинаучная ложь, или Локегр был прав, был пресечён рыком мужа, после которого он прошёл возле каждого учённого мужа, показывая всем фото Великого. На дружные поползновения потрогать руками раритет и вопли о его научной ценности, муж заявил, что первым делом это увидит император, и лишь ему решать, что ценно а что изморозь у его стоп.
   Слух, быстрее мысли и прилива, пока две роты сопровождали нас до дворца, уже вся столица знала, что переведены дневники Святого Эста, а что там каждый выдумывал в меру своей фантазии. Пока император вдумчиво вчитывался в перевод я лично вышла ко всё увеличивающейся толпе и успокоила её и сбила накал. Когда я вернулась Император бурчал на мужа, что лучше бы вы сожгли это, чем разглашать, хлопот, мол, несоизмеримо меньше. Это же священная книга для многих и теперь на нас накинуться даже свои, если пустить умно слух, что мы лжём. Предложение моего Нида о дальнейших действиях было как всегда просто и радикально - разгласит всё, растиражировать, пускать к книге десятками имперских лучших военных, инженеров, священников, рабочих, заграничных меньше и по выбору, тех кто поверит, доступ организовать круглосуточный. Прежде всего, пока печатается первый тираж, созвать всех газетчиков и представителей ведущих держав.
   Здесь опять с дополнением влезла я, указав, что катер-убийца с фото в тетради очень похож на моё видение и с этим надо что-то делать. В моей голове пронеслись мысли - первый прилив, это заселение, второй прилив, это вторжение. Я начала сбивчиво описывать в слух то что увидела наяву, тысячи новых кораблей возникающих на фоне почти знакомых созвездий, и они уже знают, что на другом конце прилива их ждут благодатные луга М51. И что то мне подсказывало, наверное упоминание о рабском ошейнике Великого, что этот прилив не несёт добра для нас. В общем я, выговорившись, грохнулась в обморок, но уже через минуту я очнулась и принялась отбиваться от шарлатана лейб-медика, вспомнив всю его родословную и их родство с разными представителями животного мира.
   Император, как только лишние покинули кабинет, задал резонный вопрос, и что нам с этим делать? Я честно попыталась обдумать вопрос, но голова была тяжёлой и работать отказывалась напрочь, выручил, как всегда, мой дорогой муженёк. Он предложил мои видения тоже максимально растиражировать, сделать из них пугало, не скрывая источника, но добавив немного новых деталей. Для этого все успехи империи в последнее время, включая идею самолётов, объявить моими откровениями. Мол, идущие в будущее по моим стопам выживут, а те кто не со мной те против правды и нет им спасения. Под этим этическим гарниром было предложено объявить Фарланд, Хартию, Миркс и иже с ними отдельными княжествами Эстианской Империи, территория нынешней Восточной империи получала статус Метрополии. Сутта становиться Верховной Хранительницей Знаний и объявит имя общего Императора, но подтвердить его должна Фарландская церковь, так как теперь ясно, что она первая среди равных.
   Вот на такой сумасшедшей ноте мы и начали свой концерт. Конференция была назначена на следующий полдень, и к этому времени в закрытой военной типографии без устали стучал печатный станок. и был день. и было представление. Десятки книжиц раздали по рядам и дали час на ознакомление, после этого всем нашим врагам выдали всю техническую документацию, даже на самые современные самолёты и способы изготовления бактериологического оружия и методы борьбы с ним. Потом было запланированное возвеличивание моей скромной персоны, я, ещё хорошо помня вчерашнее состояние повторила его один в один, даже в обморок выпала натурально. Затем была сухая до технической деловитости, и потому пробирающая до мурашек речь мужа, потом речь Императора. Он был одет в мундир, очень похожий на капитанский Основателя, только погоны разнились.
  
  
  Второй шанс Сикорского Глава 16
  
  Галактика М51.
   Эстианская империя.
   Новая Эстиана.
   3379год Династии.
  
  
  
  *Эстианский Вестник* Љ24 3379г/Д
   *Везение империи*.
   Как наверное многие наши читатели знают, Эстианской Империи очень повезло в период планетарного объединения. Оно прошло достаточно бескровно, если сравнивать с другими планетами нашей галактики, но случилось это во многом из-за внешнего фактора, имя ему Вторая Волна Переселения. Она исковеркала и разрушила все до этого момента возникшие империи и союзы. Как вы знаете основным богатством Старой Эстианы на протяжении тысячелетий оставался Ковчег, а то, что он считался старичком ещё во время перелёта стало для нас улыбкой фортуны. За пять лет до того момента, когда он поймал прилив, была изобретена игрушка, позволяющая юным чадам лучше управлять минироботами. Как всегда бывает, не прошло и четырёх лет, как на этом принципе один умник создал аппарат другого назначения. Случайно он узнал, что в разрушенном во время землятрясения здании, один ребёнок играл с роботом, так вот некоторые элементы бытовой техники в этой квартире, которые могли при случае уцелеть при атомном взрыве, вдруг стали работать с перебоями. Воздействие этого явления, последствия которого в Млечном Пути вызовут Великое безумие, особо проявлялось при гравитационной межгалактической волне, или, как её еще называют, Приливе. Вот во время перелёта наших предков в М51 это явление, пока ещё плохо изученное, уже применялось группами переселенцев как оружие. Но даже те несовершенные приборы были миниатюрными, и позволяли добавлять их в пищу, оставаясь инертными до сильного гравитационного воздействия. При этом одни капсулы вызывали смерть носителя, а другие, намного дороже, вызывали сам эффект. Капсулы были не надёжны и нестабильны, но их было много. Причём иногда возникал пик, если человек был латентным псиоником, который захватывал всю окрестную звёздную систему. Германцы напихали остальным достаточно, но и у них один экипаж не уберёгся, этого оказалось достаточно.
   Что мы имеем в результате взаимных подлянок? Когда млечный путь наконец-то нашёл защиту и оправился от жесточайших войн, где все стороны использовали аппаратуру на ВБ-принцыпе, что вызывало последующий дисбаланс техники, и вот наконец цивилизация достаточно оправилась, чтобы опять начать баловаться межгалактическими перелётами. Наконец от воздействие научились экранироваться и сердце корабля, его нано-аппараты, работали почти без перебоев. Во время перехода в Приливе устанавливалась дополнительная защита. Но наша галактика, увы, не самый лакомый кусочек, и дополнительной защитой пренебрегли и Вторая волна, вместо того, чтобы снести всё на своём пути, временно остановилась на планетарном уровне. Как вы знаете ото дало возможность государствам нашей галактики бороться с агрессорами. В начале им удавалось сдерживать рубежи. но техника за тысячи лет не стаяла на месте, да и опыта ВБ войн у пришлых было в избытке. Так что, когда многие запросили пощады, им в ней было отказано. Группы завоевателей, в лучшем случае низводили население планет до статуса второсортных, в большинстве же случаев побежденных ждал ошейник.
   Как вы, наверное, знаете, кано-модифицирующая техника очень дорога и энергозатраты такие, что о миниатюрных вариантах речи не идёт. Миниатюрные нанофабрики, о которых грезило человечество, остались недостижимой мечтой ещё и потому, что измененные атомы нуждаются в постоянной энергоподпитке, если её отключить, то они вернуться к прежнему состоянию. Большие модификаторы корабельного типа обычно могут изготавливать один вид продукции, обычно это составляющие антиматерии, которую заключают сразу в энергококоны. Для того чтобы изготовить звездолёт нужны наномодификаторы, которые можно изготовить имея звездолёт. Получается почти замкнутый круг, который лишь начала разрывать первая волна переселенцев. Затраты на изготовление первых наномодификаторов были астрономические, это знание молекулярной физики не менее тысячи орбитальных заводов в течении десятков лет работающих лишь на один проект. Как показал опыт тысяч осколков человечества, этот путь не на один век.
   В чём же повезло Эстиане? Ну, во-первых, нано фабрики ковчега сохранились идеально. ВБ корабль не задело, на него посчитали не нужным тратить капсулы, луч же катера-убийцы, повредив двигатель, энергоустановку и нанофабрики не задел не задел. То что наномодификаторы были военным старьём сыграло решающую роль, так как внутри установок находились резервные компьютеры большой ёмкости. Именно благодаря им кораблю удалось запустить авторемонт после жесточайшей посадки и самовостановиться за полтысячелетия. К великому сожалению после войн последовавших за смертью Основателя полного пароля входа не сохранилось, да и генетический эталон кого-либо из советников прослеживался в потомках еле-еле, так что компьютер корабля, объединенный из нескольких иск-интов, был сборной солянкой, но отличался исключительной верностью. причём одна его часть прежде всего была верна людям, вторая инструкциям, третьей было всё равно, а остальные модули были на столько тупы, что не понимали суть вопроса.
   В целом победил сторонник инструкций, но человеколюбивый смог исхитриться, и нашёл в инструкциях трактовку, правда неоднозначную, что генетическим потомкам капитана и команды можно в экстренных случаях открывать внешний пояс дверей без ввода пароля. Для этого необходимо было произвести пять идентичных попыток через равные промежутки времени. В целом, сторонник инструкций был прав, люди оказались сродни стихийному бедствию, первый блок же только хмыкнул в ответ и передал одному из роботов в самой верхней точке корабля напылить черной краской отпечатки человеческих ладоней. Как вы знаете, события Планетарного Объединения началось с бурного развития авиации в Метрополии. Ко времени поднятия в воздух первого тяжёлого бомбардировщика прошло уже десять лет с того момента, как на краю нашей галактики схлынул второй Прилив.
   Вторая волна закрепилась в Ста Системах, и на той территории тогда ещё действующие одной командой кланы начали ковать оружие для своих амбиций. Самым успешным стал тот из них, который сумел захватить тихоходный купеческий корабль, с двумя наномодификаторами на борту, которому не повезло сунуться в этакую окраинную глухомань. Но опыт был поучительный и его сразу же стали перенимать другие клорабли-государства, подманивая любопытных гравиволновым сообщением. Но долго это продолжаться не могло, нарвались на осторожного, который сначала стрелял с дальней дистанции, а потом думал. Корабль ушёл и разнёс тревожную весть, опасность была оценена и понята, благо корабль принёс пленных, все не все, но ближайшие государства стали готовиться к войне, да и сами были не прочь поживиться у новичков новыми технологиями. Эстиана располагалась далеко от нового десанта, на задворках освоенного пространства, о ней никто и не подозревал, до ближайшего от неё людского мира, Кенедиума, ходили лишь нерегулярные рейсы от одной из торговых федераций. Кенедиум находился от Эстианы на расстоянии пятидесяти светолет, наномодификаторов, а тем более звездолётов не имел, а торговцы делиться не спешили. Сама планета была заселена белыми выходцами из Северной Европы, колонисты прилетели на одноимённом корабле, списанном с одного из военных флотов. Он был, как сборная солянка. составлен из восемнадцати самостоятельных боевых отсеков-челноков, этакий своеобразный авианосец, отрыжка конструкторской мысли.
   Когда фарландцы стали усиленно заниматься ковчегом, в частности свинчивая всё что плохо лежит, один из свинченных приборов был датчиком радиации. Это был сам по себе подвиг неизвестного учённого, так как аппарат работал по принципу умной пыли, и размерами не превышал полутора миллиметров. Так что в данном случае традиционалист в корабельном мозгу пришёл в ужас и потребовал немедленных действий, а экспериментатор-человеколюб сразу же послал во все стороны гравитационный сигнал СОС, с почти полным описанием данного конфликта. Крик души разбираемого на части компьютера был услышан на Кенедиуме через 20 лет, так как передатчик Ковчега был старый и более 2,5 скорости света не выдавал. Кенедим ко времени получения сигнала так и оставался раздробленной на восемнадцать частей планетой, каждое государство в которой образовал отдельно приземлившийся отсек. Три государства получили лучшие природные ресурсы и правителей. так что у них к этому времени уже были гравиприёмники, пусть плохонькие, размерами 10 на 10 километров, но галактические новости ловили и крохи технической информации из них извлекали.
   Вот так, неожиданно, в трёх государствах и узнали, что рядом существуют лохи, не знающие универсального пароля для кораблей типа Ковчега, которые не могут извлечь из под своей задницы главный клад того времени - полностью восстановленный звездолёт с тремя нанофабрикаторами. Челноки, давшие название государствам Кенедиума, оригинальностью не блистали, и звались в честь разных букв древнегреческого алфавита. так вот, правители Альфы, Сигмы и Омеги, получив сигнал, стали кусать себе локти от зависти и рыться в архивах. Способ они нашли быстро, да и знали о нём всегда. Это был модифицированный вариант длинного межзвёздного прыжка - одной из первых попыток человечества добраться до звёзд. Вот только без двигателя и наномодификаторов возникал эффект наподобие ВБ, и первые звездоплаватели оказываюсь в набитых мёртвой автоматикой гробах.
   Да и при большом желании даже самые простенькие движки были не нужны, в качестве запала годился четвертьгигатонный заряд. Но что делать после таких немалых расходов на месте прибытия? Короли и диктаторы такими проблемами не заворачивались, надо, значит надо. Было отобрано в каждом государстве по пять лучших пилотов-десантников, управление челнока осуществлялось на глазок, посадка была возможна только в упрощённых десантных капсулах. Но и это ещё не всё, расчётная точка выхода, ближайшая к Эстиане, которая находилась в двух миллионах километрах от планеты, получалась доступной для удачного десанта лишь раз в году. После получения сообщения до открытия точки оставалось лишь два месяца и лидеры гонки Альфа и Омега смирились, что в этом году не успевают и двигались не спешно. А Сигма, хоть и выглядела послабее, сделала рывок и успела, в чём нужно благодарить в первую очередь дедушку нынешнего правителя, сварганившего в секретных лабораториях так и не применённый пятисотмегатонный боеприпас.
   Но знали ли правители Кенедиума о Второй волне, конечно знали, чай не лаптем щи хлебали, гравиприёмник, опять же, в наличии имелся. Но хоть открытая война длилась уже пять лет многие её всерьёз не воспринимали. А вот заполучить сразу три модификатора в глухом углу, вот это было серьёзно. Я напомню вам, что Эльви-С-71, то чем пользуется сейчас бесплатно любой подданный Эстианской Империи, эти капсулы мы начинаем принимать с 25 лет, и изготавливают их нанофабрики. В те времена на Кенедиуме с отдельными энергокапканами продавался Эльви-Б-3, а наши предки, прилетевшие на ковчеге принимали препарат под литерой Б-2. Цифра обозначает во сколько раз замедляется процесс старения. Не даром наши предки прилетели на корабле с тремя наномодификаторами, один и был предназначен для последующего переоснащения под лекарство. Так что правители Кенедиума, платящие торговцам Федерации за продолжение молодости огромные деньги просто слюной исходили при мечтах о эстианском ковчеге. Как я уже сказал, сигма сделала рывок и успела отправить корабль.
   Прыжок прошёл, на удивление, в расчётных параметрах, пятеро звездоплавателей остались живы и собрав из деталей атомный заряд поместили его в камеру и, нацелив аппарат по звёздам, обеспечили первый импульс. Машину вёл профи, поэтому топлива для коррекций хватило даже на два круга вокруг планеты, но что вы хотите? Без точной техники разброс капсул составил сто километров. Цель у них была проста, пробиться на объект, хватать первых попавшихся аборигенов и заставлять их набрать пароль. После этого в течении пяти секунд необходимо было избавиться от оного, и корабль признавал любого живого человека, находящегося на борту, за временного капитана. А, как известно, нет ничего более постоянного, чем временное.
   Один из приземлившихся сел и вовсе не удачно, его отделял от Фарланда горный хребет. Дальнейшие действия пятёрки были не тривиальны, ведь они обладали умением и стрелковым оружием другой эпохи, в частности каждый имел пакет, высыпав который в кубометр воды, он выращивал через десять суток дополнительный миллион патронов. У каждого из воинов было по одному такому пакету. Конечно этакое биомоллекулярное конструирование было чрезвычайно дорого, да и вода нужна была дестелированная. Каждый пакет стоил как 40 доз Эльви-Б-3, но что такое расходы, когда впереди Главный Приз. Четверо собрались мобильной группой по тихому, убив всего несколько невезучих индивидуумов, пятому же пришлось шуметь. Ему даже не хватило тысячи наличных патронов и он забился в нору выращивать добавку. Вращающийся по постепенно снижающейся орбите челнок служил хорошим отражателям для простейшей радиоаппаратуры, так что четвёрка решила его не ждать. Пятый же пострадал по недоразумению, незамеченный им крестьянин передал на заставу что видел чудо-богатыря Фарландца, и его, согласно традиции, попытались уничтожить. Перебив три сотни не утративших пыл энтузиастов, он воспользовался наступившей темнотой и скрылся. Пока подрастали боеприпасы он, освоившись, добыл по окрестностям трёх проводников и двадцать вьючных лошадей. самое интересное. что жёны проводников не особо возражали, видимо потому что он за каждого давал пару перстней, предусмотрительно отхваченных им при отступлении с поля боя. Так что эти своеобразные вассалы, хоть и связывались на ночь, рабами не были. так как знали, что их семьи обеспеченны. Пятый воин, не испытывая боле нужды в боеприпасах, спокойно перемалывал посылаемые против него войска, тем паче, что из отдельных боеприпасов можно было делать модификации, от гранаты и мины. до летящего на километр ракетного снаряда. Необходимо добавить, что столь дорогие солдаты получили в вены сразу трёхгодичный цикл Б-3, так как он давал, к тому же, чрезвычайную устойчивость к болезням. А вот их подопытному материалу не столь повезло, дохли они, как мухи.
   Нескольких четвёрка всё же дотащила до, почему-то совсем обезлюдевших, окрестностей ковчега, но тут в ночном небе послышалось басовитое гудение, а на земле звон разбитого стекла, и, через пару минут, в живых остались только десантники. Совещание было коротким, в эфир ушёл приказ пятому подобрать по дороге остатки капсул, координаты прилагаются.
  
  
  
  Второй шанс Сикорского Глава 17
  
   Галактика М51. Эстиана. Восточная Империя.
   385 год Династии.
  
  За великими наполеоновские планы подчас приходиться расплачиваться нервами соответствующей величины, то есть объединение на не военных рельсах двух стран казалось невозможной задачей. Это было ясно всем, кто соображал в политике хоть немного, то бишь тем, у кого хватало свободного времени ей заниматься. А вот средний класс и работные массы, увидев в идее нечто для себя правильное, в течении месяца только и склоняли на все лады эту идею. Пикантности ситуации добавляло то, что слух о смерти Великого Господина Середины оказался несколько преувеличенным. Не представляя на сей момент реальной политической силы, он смог укрыться в одном из горных убежищ и, выйдя оттуда мог надеяться лишь на свою личную охрану. Но услышав о заявлении императора, он из своей радиофицированной норы тут же подал запрос, от имени Середины, на вступление в Эстианскую империю. На совместном заседании главой данного объединения утвердили нашего императора, а Фарландскую сторону попросили это утвердить, намекнув, что в случае отказа с этим справиться и наша церковь. Они нашу просьбу выполнили, хоть и выдвинули требование, что при вступлении самого Фарланда вопрос о кандидатуре Императора подниматься ещё раз, мы не возражали.
   Вот в этом водовороте ко мне пришла очередная часть воспоминаний и оказалось, кроме того, что у меня родился внук, четырёх килограммовый Борис, я создал неплохой бомбардировщик - S-44. Как только его чертежи и технологические цепочки были переложены из моей головы на бумагу, их тут же размножили и передали во все возможные посольства. Жест был оценен и фарландцы наконец перестали в открытую бурчать, что наш брак с Серединой прошёл столь поспешно.
   Подоспели пренеприятные новости, из того будущего, о котором предупреждала жена, в Фарланде высадилось несколько неуязвимых бронированных монстров, с мощным стрелковым вооружением, которые принялись продвигаться по направлению к Ковчегу. У Хартии в Фарланде было агентов поболе нашего, причём много было вполне официальных наблюдателей, вот их донесений они и испугались до дрожи, начав, вдруг, отчаянно с нами дружить и даже, по нашей просьбе, спешно вывели войска с серединной провинции Эстианской Империи. Хартийский и Фарландский послы буквально прописались в Императорском дворце, начав выдавать напрямую информацию о деятельности десантников. Вот только над тем, сколько их прилетит ещё и как их остановить мы, до сих пор безуспешно ломали головы. Сотня таких солдат сотрёт с карты не только Фарланд, но и метрополию.
   Опять были приостановлены коммерческие авиарейсы и 145 вымпелов было переброшено на Фаргос, а пока Фарланд дал разрешение на строительство аэродрома в ста километрах севернее ковчега, в предгорную конечную станцию тут же отправились составы со всем необходимым для трёх посадочных полос. А пока лучшие умы империи придумывали способы уничтожения врага, все данные по пришельцам и их оружию бесперебойно стекались в один центр. Во многих вариантах был необходима зажигалка, так что её производство увеличили втрое, бомбить ей врага было решено с максимальной высоты, лучше в темноте на радиомаяк. Аэродром был построен в рекордный срок, за счёт усилий местных трудяг и военных под руководством наших инструкторов. От начала первой доски и до того, как взлётных полос коснулся первый самолёт, прошло три дня. Теперь налёты на Ковчег стали массовыми, но сейчас даже фарландцы не возражали против массовых бомбардировок своей святыни. Мы сразу стали нести потери ибо даже нашим ассам сложно управлять машиной без одного крыла.
   Наконец мы собрали силы в ударный кулак и начали бомбить без перекуров, но именно в этот момент потоком пошла информация по пятому фигуранту. Необычным было то, что он свернул не на долго с прямого пути, и подобрал какие-то непонятные предметы овальной формы. Тут я и призадумался о намерениях пришельцев, а ещё я подумал о том оружии, о котором ходило множество слухов на земле в конце тридцатых, о бомбе, которую могут создать физики. Кто знает, может именно такую штуку везут к Ковчегу, может они хотят его таким способом хотят взломать или взорвать. Мои опасения были услышаны и новичка было решено остановить на подходах. Ловушка была расставлена в одном из ущелий, которое находилось на кратчайшем пути закованного в броню война к цели. Место было выбрано на широком участке ущелья. но, если фигурант хотел двигаться побыстрее, с протоптанной тропинки в середине он не сойдёт. Были установлены два радиомаяка. Жаль что маяка было всего два. но цель двигалась быстро, и ловушку делали уже в полусотне километров от ковчега, времени было маловато.
   Он прошёл нужный участок и по проводам побежала искра, отрезающая дорогу его маленькому каравану и, одновременно, включающая дымовую завесу. Как мы и думали он бросил лошадей и рванул вперёд, но самолёты были уже на подходе, и вторая искра включила один из радиомаяков и взорвала вторую дымовую завесу. дорога утонула в огне, некоторые самолёты отработали и по всей длине дымовой завесы и скоро стали рваться его боеприпасы. Самолёты легли на обратный курс. а в лоб одинокому воину ударило две тысячи фарландскихи всадников.
   Ни у одного из смертников не было в руках оружия, все они были разбиты попарно и несли металлические сети. У него был шанс - отступи он назад или попробуй отойти немного в сторону на склон он расстрелял бы их и ушёл, но за три секунды до того как лава его накрыла он принял неправильное решение и стал стрелять сразу очередями. Перед ним возник вал тел, но место было уже пошире и лавина пошла с флангов, когда он поднял гору умирающих тел и с флангов у его оружия сухо щёлкнул боёк, перезарядить он уже не успел. Последние оставшиеся в живых загонщики превратили его в кокон из металлической сетки и подвесили её между лошадей. Они споро направили коней в сторону расположенного не подоплеку военного лагеря, где расположилось начальство. Первым делом мне показалось разумным поставить рядом с нашим пленником станцию радиопомех, так как резонно было предположить наличие у подопечного миниатюрной радиостанции. Дизель генератор, доставленный гидросамолётом, и питающий станцию помех, подключили так же слабым током к опутанному сеткой и пытающемуся вырваться пришельцу.
   Несколько из амфибий стартовали с горного озера и понеслись на север к хорошо оборудованным полосам. Такая поспешность, а вначале было решено провести первичную работу с пленником на месте, объясняется тем, что пара его соратников вдруг сорвалась в рысь и понеслась в нашем направлении. Так что первичную задачу - поднять забрало пленника с помощью домкрата мы осуществили первым делом на месте прибытия. Мужик, молодой, светлая кожа, в полной отключке, наверное с током я переборщил. Ведро ледяной воды исцеляет быстрее всех лекарств, что ещё раз было продемонстрировано на конкретном примере, пациент очнулся, отплёвываясь. На вопросы на разных языках отвечал гримасой непонимания, мол, не местные мы, господин хороший. и лишь когда я попробовал заход на английском, мужик себя выдал микроскопической паузой, до того как изобразилась гримасу непонимания на его челе опытного убийцы.
   Я на некоторое время оставил пациента в покое, так как по радио пришло сообщение, что двое его друзей, так и не добежав до места его пленения, повернули назад. Пленника, прямо в коконе поставили стоя и примотали к деревянной опоре в одной из хижин, возведённой на скорую руку близ взлётных полос. Пленника покормили, он не отказался от пищи, ел с видимым удовольствием, пусть его и пичкали из ложечки, как ребёнка. Убивать его решили лишь в крайнем случае, слишком уж много сил на него потрачено, главное узнать для чего они лезут к ковчегу и чего хотят. Теперь на английский он не реагировал, а я чувствовал, что надо торопиться, где-то впереди неприятности. отечество моё новое в опасности. пусть эта империя мне и не родная, но и двоюродную родину нужно защищать. Решился на радикальные меры, приказал привести ко мне оставшихся в живых после конной лавы фарландцев, летевших в других самолётах. Их, ходячих, оказалось пять десятков. Какая-то часть меня, видимо та, которая верит в высшие силы и пишет богословские работы, недолго колебалась, но, к счастью, слабость быстро прошла, надо так надо.
   Но воспоминания шевельнулись, вспомнилась Америка, так и не занявшая в моём сознании место потерянной родины. Сейчас я делал то, что было мне вдвойне неприятно. Как господь придумывал искушения в пустыне я изобретал крючок для связанного воина. Надо было доказать, что наша стороны сильнее, надёжнее, ведь сила и готовность умереть в сознании таких людей значат многое, а если пойти служить этой силе? Дело в том, что наш добрый доктор из горной долины в Лоеси экспериментировал на пленных. детали не важны, важно то, что в конной лаве участвовали те, кому и так осталось не более полугода. По моей просьбе их пропесочили местные священники, теперь эти люди рады умереть по моему приказу. Мы отошли с полусотней выживших подальше и раз сто, повторили фразу на английском - будь одним из нас. Дальнейшее было просто, я вернулся в хижину, и объяснил нашему другу всю подноготную ситуации. Расписал так же, что он приобретёт, став одним из нас.
   Ответом мне стало ожидаемое молчание, я вздохнул, затем приказал стоящим за дверьми войти в дом. Троица вошла, средний встал перед пленником на одно колено и произнёс заученную фразу. В принципе я не ошибся, то как фарландец вышиб себе мозги из пистолета, произвело впечатление на зрителя. Боковые вынесли тело, а спектакль закрутился в том же духе, но с разными вариантами смерти. На тридцатом он стал материться по-английски. Когда их осталось пять, он наконец-то начал отвечать на вопросы и задавать их. Ему было двадцать пять, он служил в десанте пилотом. Он рассказал о государственном устройстве своей планеты, о том, что его экипаж первый из трёх. На мой повторный вопрос, на желает ли он присоединиться к нам, тот спросил, в каком чине его готовы взять на службу? Ответ был очевиден, я сказал ему рас ты пилот, первым твоим делом будет управление ковчегом, затем подумал и сказал, что у нашего императора кроме сына есть дочь, и хотя ей всего пятнадцать, а тебе на десять лет больше, должность Капитана Священного Ковчега придаст тебе необходимый вес. А когда-нибудь мы дойдём и до Кенедиума и ему потребуется генерал-губернатор, так что думай. Мужик думал не долго, видно в вопросах выбора между жизнью и смертью он был не новичок. Он начал рассказывать более предметно чего его бывшие хозяева ждали от ковчега и нашей планеты, что и почему. Услышанному я обрадовался, значит с его помощью шансы попасть к рычагам управления кораблём действительно были. Рассказал, что уровень знаний строителей ковчега был немного выше, чем сейчас на Кенедиуме. Но то, что мы попадём во внешний оборонительный пояс и сможем включить систему свой-чужой, чтобы уничтожить следующие экспедиции.
   Решил я ему поверить на слово, впрочем выбора у меня не было, распутали мы его путы, скинул он амуницию. Когда мы вышли из помещения я приказал оставшейся в живых пятёрке охранять амуницию. а сам шёл и слушал рассказ десантника о личном. Тот пояснил, что с любым другим из его бывших соратников номер бы не прошёл, все были счастливы в браке, а вот у него от оного остался лишь один красивый фасад. Жена оказалась гулёной, к тому же недавно узнал, что принимает противозачаточные и ни в какую не хочет детей. Так что мои уговоры легли на обильно унавоженную женской рукой почву. Мы вышли на взлётное поле и направились к ожидающему самолёту, по дороге он рассказывал истории из жизни Сигмы, рассказывал о её колониях в системе, рассказывал, что он стал первым их родичей получившим удвоение жизни. Возле самолёта мне пришлось поспорить, я хотел лететь на Фаргос, а Фарландцаы предлагали перебраться к горному озеру, сошлись на ближайшем к Фаргосу крупном целом городе на материке. Устраивающие всех решение было принято и все расселись в мягкие кресла, самолёт стал кругами набирать высоту. Я повернулся к эллюминатору, и, как раз смотрел в сторону недавно оставленного дома, возле которого мельтешились фигурки охранников. Дальше случилось то, о чём я не мог и мечтать. Мой новый соратник вроде сказал да. но выстрелит ли он по своим?. Теперь у меня было больше уверенности в этом, ибо вызвать такой огненный ком, покачнувший и наш самолёт, могли лишь доспехи снятые пришельцем.
  
  Второй шанс Сикорского Глава 18
  
   Галактика М51. Эстиана. Эстианская Империя.
   385-386 год Династии.
  
  
  
   Пока мужья изволят геройствовать нам, жёнам, приходиться заботиться о делах домашних. То что мой ненаглядный при этом чуть не попал под взрыв, которым десантники хотели подорвать попавшего в плен товарища, конечно вывело меня из себя, мужа извиняет лишь то что он остался жив. Но дела домашние не ждали, пришлось идти на предприятия и доводить до потока последнюю идею мужа - парашют. Лишь когда принесли подробности пленения десантника я согласовала все детали и дала отмашку для запуска изделия в серию. Задумка была простая - атака всей имеющейся авиацией в пять заходов зажигательной смесью. Два быстроходных купца уже отошли от причалов Сапода, набитые под завязку бочками. Все самолёты, и старые, и новые, в спешном порядке стягивались на Фаргос. Через четыре дня мы должны были собрать в Фарланде почти две с половиной сотни машин. Будет пять заходов, а затем десант, на дальних подступах самолёты сядут, а прямо на ковчег заброс на парашютах. Эта партия, которую сейчас прострачивают мои мастерицы не пробная. предыдущие небольшие огрехи, стоившие жизни нескольким испытателям, устранены, и через восемь часов самолёт увезёт её на Фаргос. Будет большая тренировка, выжившие и составят десант. Я торопила своих мастериц, как могла. Чувство опасности, исходящее от этой четвёрки загнанных в тупик зверей, не только не уменьшилось, а совсем наоборот, возросло. Откровения пленного не добавляют мне оптимизма. Чёртов Ковчег, вся эта свистопляска из-за него, единственное, что вселяет надежду, что наш пленник оказался перебежчиком. Но, всё равно, с приходом на нашу землю звёздников я в спокойную старость уже не верю. Я знаю что, если боги будут на нашей стороне, мы справимся с ближайшими проблемами, за их спинами вырастут новые горные вершины. которые. рвя жилы. опять придётся покорять. Очень многим жителям Восточной Империи, или как сейчас уже начинают поговаривать - Метрополии, в принципе всё равно кто будет править, лишь бы дети были одеты и накормлены. То что кусок хлеба для маленьких подданных напрямую зависит от таких отвлечённых понятий, как предотвращение глобальных угроз и замедление центробежных сил, им на эти непонятные слова плевать. Многим кажется то, что мы намяли бока Хартии, должно хватить на сотни лет мира.
   Вот и начало операции, всё вроде штатно. Когда первые самолёты оторвались от взлётной полосы и пошли в вечернее небо, по радио пришло сообщение, что двое пришельцев напали час назад на дальний фарландский секрет, пятерых вырезали, а двоих утащили с собой. Первой волне изменили приказ - её задачей стало залить зажигалкой все проходы к ковчегу с той стороны, откуда произошло нападение. Пока взлетали самолёты второй волны на аэродроме собралась тысяча прошедшая ускоренные парашютные курсы, здесь были фарландцы, восточники, даже полсотни хартийцев из элитного морского десанта. Единственной общей деталью у этой разношёрстной компании был парашют и матерчатая эмблема на правом предплечье. Он был в форме щита, где на фоне солнца серый крылатый конь нёс на спине закованного в броню всадника с копьём. Прибыл император, собственной персоной, на чём я особенно настаивала. По моему совету он принял присягу у воздушного десанта как полноправный глава Эстианской Империи. Факт был отрадный, ведь даже если уцелеет лишь половина, оставшиеся возглавят интернациональный костяк нашей бедующей воздушной кавалерии. В сегодняшней огненной мясорубке со внешним врагом уцелевшие изменят свой взгляд на общепланетную империю, даже фарландцев должно зацепить, а уж наша задача сделать так, чтобы они об этом не пожалели.
   Вторая волна, накрытие основной цели, третья волна, четвёртая, пятая, вот уже и утреннее солнце начинает пробиваться сквозь мглу. Вот уже самолёты, несущие десант, начинают разбег со взлётных полос, мимо прогорающих костров по их краям. Садящиеся в самолёты десантники проходили вереницей мимо императоры и приветствовали его, идя на смерть.
   За час до этого он выступил перед ними с речью, в которой рассказал о планах захватчиков, о том, что Сигма не остановилась бы на простом захвате звездолёта. В кулуарах Кенедиума, например, малые государства решили присоединиться к тому, кто захватит ковчег. Ну а территории Эстианы, само собой. были уже поделены предварительно на поместья и со старыми хозяевами никто считаться не собирался. перед тем как улететь на Кенедиум Ковчег должен был пройти над всеми крупными городами и промышленными центрами включенными на полную планетарными двигателями, с нижнего контура которых будут сняты защитные экраны. Конечно для необходимого эффекта надо будет слегка перегрузить двигатели, но скорость здесь неважна и потихоньку полегоньку за три дня можно избавиться от избыточного населения. Вот об этом и рассказал император, поправляемый перебежчиком Освальдом Свенсоном, которого представили как героя, отказавшегося принести Эстиане бесчисленные страдания и перейти на сторону добра. Так что всем стало ясно - если инопланетники доведут до корабля живого пленника, всем наступит полный п....ц, полный и окончательный. Люди отнеслись к идеологической накачке с пониманием, фарландцев в сказанном особенно задело, что эти четверо не только хотят осквернить своим присутствием Священный Ковчег. а использовать его как оружие, до этого святотатства даже восточники не дошли. Как ни странно, но особой ненависти они к нам не испытывали. даже досадовали как сами не дошли до такой простой, а главное разрешённой заветами предков мысли, как биологическое оружие.
   Воздушный десант, новое слово на Эстиане, к которому людям ещё предстоит привыкнуть, но в нашей галактике это слово отнюдь не новое, а в сотне других галактик человек освоил его в совершенстве. нашим врагам в тот день не повезло. Фарландцы поделились картой вентиляционных тунелей, хотя десантники пробились с пленниками внутрь пещер, это им не помогло. Пока десантники укладывали взрывчатку в каждую из отдушин к главному входу несли бочонки, затем одновременный взрыв. Мы так и не узнали подходили эти двое пленников по крови или нет, но, по-видимому, времени им не хватило лишь малость. Недостаток кислорода внизу был жуткий, и как только пленников достали из их запаянных бочек вместе с зелёными растениями, те просто угорели так и не набрав необходимых цифр. Позже компьютер ковчега признался что даже ретроград в нём не признал нажатия клавиш безвольной рукой, которую держала лапа инопланетника.
   А десантники? А что десантники. они не добившись результата попробовали выйти через одно из вентиляционных отверстий, уткнулись в завал и пошли к центральному входу, но к этому времени и тот был обрушен и, по совету нашего перебежчика ещё и завален железными остовами бочек, которые мы выливали в дыру, поддерживая огонь. Десант, подойдя к преграде. с отчаяния, открыл по ней огонь. Но пробка была сделана на славу. В две узкие отдушины, которые мы лишь заткнули камнями, полились новые потоки зажигалки, этот огонь мы поддерживали ещё сутки. Еще неделю занял разбор завалов и принудительная вентиляция пещер. По настоянию Свенсона, четырёх его товарищей мы похоронили в сотне метров от входа, одного в сотне на юг, другого на север, и так далее.
   Вот наступил день, когда была собрана наша делегация для попытки договориться с духами ковчега. Для участия в ней прибыли главы Фарланда и Миркса, хартийский Совет Пяти в полном составе, главы церкви фаландской и восточной ветви. все понимали. что если данный корабль полетит, как было обещано, по слову императора и сядет близ Хагуры, то спорить с ним будет не просто трудно, но невозможно. Единственно кто мог помешать сплошным навалом сейчас, так это фарландцы. но они крепко сидели на крючке своей религии и ждали ответа на вопрос действительно ли наш император это предсказанный Небесный Властелин, Повелитель Ковчега. Да и участие фарландцев в будущем было обговорено и нарушать это слово нам не было ни какого резона. Некоторые заблудшие. ослушавшиеся генеральной линии, были перебиты накануне и теперь ничего не омрачало идиллии взаимопонимания.
   Пакости можно было ожидать лишь от хартийцев. Возможность для этой пакости мы им предоставили, оставив несколько хартийце-десантников в охраняющем делегацию почётном карауле из полусотни бойцов. Десять этих, десять тех, остальные из Метрополии. Когда Освальд играючи сдвинул стеновую панель и пропустив к кнопкам императора стал диктовать порядок цифр, все ощутили как зазвенели нервы на кончиках пальцев у охраны. Мы ожидали, что приказ о начале боя отдаст Ашкуанец, но это оказался хартиец из Смеллы. Действовали они хитроумно, купив одного таланта из младших церемониймейстеров, тот ухитрился подменить всем, кроме хартийцев, боезаряд. Тут бы нам и конец пришёл. да только ни один автомат у охраны стрелять не мог, ещё бы, с такими-то повреждениями. Да и приказ стрелять выполнили из десяти лишь трое. Револьвер, в рабочем состоянии был только у Освальда, да с его подготовкой он с нами справился бы и безо всякого револьвера. Четыре выстрела, четыре упавших тела, затем тишину разорвал громкий и монотонный голос.
   -Вы признаны капитаном корабля, желаете как прежде управлять через совет. либо единолично станете отдавать приказы?
   Властью император мудро делиться не стал. Когда он отдал кораблю приказ перелететь на новое место близ столицы Империи, корабль перешёл в общении с нами на мягкий женский голос и приказал идти вдоль светящейся линии в зал с удобными креслами. Мы так и поступили, правда сидений в этом зале было не меньше пары тысяч. Когда мы опустились в их мягкие объятия вокруг талии сам собой возник страховочный ремень. некоторые из присутствующих занервничали, но знакомый женский голос всех успокоил, заверив что это не на долго. При взлёте мы ощютили лишь слабую дрожь и когда недовольный голос заворчал, что можно было обойтись и без привязи, мы поняли её значения. Всё вокруг, даже кресла, стало прозрачным. Мы неслись над планетой на дикой скорости на дикой высоте, кто то их присутствующих начал молиться. кто-то испортил брюки, кто-то воздух. Весь полёт занял едва ли больше трёх минут, а корабль ещё и извинился за свою малую скорость. мотивируя это тем, что двигатели нуждаются в проверке.
   Что дальше? Дальше были торжества. Фарланд присягнул сразу, не затягивая, хартийцы пока отнекивались. говоря что нужен полный совет. но когда присягнул Миркс и выстроилась очередь карликов пятый угол был немедленно найден и весь Совет, расталкивая представителей малых государств, пристроился за Мирксом. Что ещё? император настаивал на как можно быстром объединении всей планеты под единой державой, так что планов стиле Кенедиума пригодились. Правда ковчег не согласился с совсем уж варварской трактовкой, но на дедовские методы был согласен. Корабль, не напрягаясь, поднял 50000 десантников, первой, по просьбе мужа, была присоединена его родина. Повозиться пришлось лишь в двух местах, как только потери превысили сотню поступил приказ вернуться в Ковчег. после чего корабль зависал над объектом и включал звук. Глухие подданные, это тоже подданные. Королевство было усмирено за три дня. затем наступил черёд пиратских островов. Пиратов не торопили, предложив им добровольно присоединиться в течении двух дней. Их согласие стронуло лавину и через месяц осталась лишь троица упёртых, не понимающих своего счастья субъектов международного права.
   но сие было им прощено. так как центральная власть была слаба, население дикое, а главным блюдо местных посиделок у костра была вражеская печень. Их очищенную территорию, тут даже корабль артачился не особо, поделили по быстрому между соседями. Наступила Идиллия, исполнилась вековая мечта, император напился до свинячьего состояния и умудрился засунуть куда-то корону, в общем все были счастливы. Целый день. На следующее утро огромная объединённая армия похмелялась и гадала. а не сократит ли её теперь император и задумчиво поглаживала ножны. Но небеса вняли молитвам многих и послали новое испытание. Слава богу, война нас не оставила. К тому же я стала спать спокойнее, хотя и видя впереди грозы, но это были жалкие дождички по сравнению с ураганами прошлого.
   Так что же произошло на небе, спросите вы? Ответ прост, Альфа и Омега. Во-первых они объединили экспедицию, понимая, что если Сигма будет первой, то совершенно не важно кто будет вторым, а кто третьим. Вот только не повезло ребятам, за день до старта, когда на объединенной станции шли последние проверки корабля. который завтра свалиться в Систему Эстианы далеко от нужной траектории, лишь с 50% вероятностью долететь до планеты, на Кенедиуме случилась катастрофа. Дело в том, что люди, которых на планете считали далёкой сказкой. постучались к ним в гости. А между тем небольшой кораблик представителей Второй Волны, скорее катер, действовал не задумываясь. Он погрузил всю планету в хаос, применив ВБ, да и сам пострадал слегка, так как межзвёздный движок у него издох. Но теперь у него была планета на отшибе, прекрасная база, а двигатели и починить можно. Так что выжившие на станции, а это в основном были техники и экипажи в ангарах основного и дублирующего кораблей, решили, что проект необходимо продолжить, а второй корабль потихоньку пошёл к планете, всё же заряд чуть менее гигатонны это весомый аргумент.
   Так что представители Кенедиума вынырнули в нашей системе, собрали радио из деталей. Послушали. подумали, и объявили о себе. Через два дня ковчег доставил шесть лучших убийц потенциального несостоявшегося врага в столицу.
   Что делать с ними никто не знал, ибо он от имени своих государств попросили о вступлении в Эстианскую Империю.
  
  Второй шанс Сикорского Глава 19
  
   Галактика М51. Эстиана. Эстианская Империя. Кенедиум.
   385-386 год Династии.
  
  
  
   Планетарное объединение это великий день для всех, величайший праздник. В канун его мне стукнуло 54 и, видя веселящихся на площади людей, я думал о другой Империи. Грезил о том, что было бы послушай царь Алексеева в 1914, распусти думу, введи военное положение. Проливы, часть Турции, Сербия, Болгария, Чехия, Словакия, всё это бы вошло в Империю. Я представлял несколько ударных авиагрупп, подобных той, что летом 17 остановили на Украине бег немцев к Москве, отчищают русскую Маньчжурию. 1/6 суши, потом1/5 и, возможно, 1/3, а там и до целого шарика рукой подать. Сладкие грёзы иммигранта.
   А на Эстиане, при похожих начальных условиях, объединение получилось. Да, кстати, теперь моя старая память не принесёт мне новых технических знаний. Я уже нашёл то, что было создано мной в земной жизни. Где, спросите вы? Ответ простой в Ковчеге. На экран одного из компьютеров в рубке управления Свенсон вывел, по моей просьбе, всё, что нашёл на Фамилию Сикорский, одной из ссылок и был я. Хоть я и не надеялся на ответ, ведь сколько тысяч лет моя душа ждала нового тела, история проросла мхом, но я оставил в ней хороший след. Люди запомнили Илью Муромца, но наиболее подробная часть биографии относилась к годам эмиграции. В истории я остался как Мистер Вертолёт. Первая действительно рабочая лошадка, первый перелёт машин через океан. В свои 54 я помнил подробности строительства лишь VS-316 или XR-4, как его назвали военные. Вспомнил добрым словом пилота Грегори, молодец мужик, после Перл-Харбора, меднолобых солдафонов не ставить на одну лошадь и это дало свет и деньги моему проекту. XR-4, это был их четвёртый проект. Помню, как после демонстрации военной комиссии, их первого крупного заказа и первого заказа от королевских ВВС, я пошёл в правление *Юнайтед Эркрафт* и вежливо попросил их вернуть моей фирме самостоятельность от Воута. Патенты на вертолёт были лично моими, а из старых бук на совете директоров заранее я предупредил лишь президента компании, после, за чашкой чая, мы вспоминали, посмеиваясь, их кислые лица. Нет, я не собирался порывать с ними и уходить на вольные хлеба, мне хватало моего пакета акций, главное я мог творить не на кого не оглядываясь. Патенты стали моим надёжным зачехлённым оружием и, если бы я захотел, легко обеспечили бы мне место в совете директоров, но мне этого не требовалось. я Главный Конструктор и если мне взбредёт в голову, что здесь зарыто техническое сокровище, то дело наших бюрократов помочь мне выкопать его и, пока я довожу его до ума, ограждать меня от напалков прочих бюрократствующих хищников. Мир, в 40-ых, становился всё сложнее и, чтобы иметь возможность применять талант, надо надёжно оградить свою голову от охотящихся за ней волков.
   Мой взор опять вернул меня к настоящему за окном. Праздник, лишь в кулуарах знают, что он состряпан за три дня, в честь инопланетных гостей. Вот и мне, через пару часов, придётся покинуть гостеприимный особняк в центре столицы, принадлежавший нашему семейству, и направиться во дворец. Сутта, уже во всю прихорашивается гадая, чем бы там поразить гостей с этого провинциального Кенедиума. Импровизаторы, так их через дышло, это кто ж у них удумал присоединение? Понятно, что это просто крик души, спасите, мол. Ведь даже в том случае, если кораблю-дублёру удастся уничтожить агрессора, самостоятельности планете не видать. Торговцы, прилетающие к ним из Федерации, до тех пор торгуют достаточно честно, пока у вас есть пара бомб, которыми вы можете их поприветствовать. Сейчас же они прибудут в мир с разрушенной инфраструктурой и, под шумок, забьют себе трюмы всем, до чего дотянуться их грабли. Олаф рассказал мне одну историю, о планете, очутившейся в подобной ситуации, только там катаклизм был природный.
   Раздевали её пять лет. За первым кораблём прилетел второй, затем сразу пять и, к пятому году разграбления от выжившего населения осталась половина загнанных, как откормленные кролики, существ. боящихся солнечного света, предвещающего налёт работорговцев. Нет. они могут попроситься в Федерацию в качестве колонии, но пенку с них всё равно снимут, да и рабские оковы заменят крепостничеством. Федерация им ведь предлагала присоединение, по хорошему предлагала, теперь это им припомнят. Никто не подаст им руку, их заставят, их заставят жрать дерьмо ложками, ибо такова судьба проигравших. Всё же интересно. кто именно первым в объединённом экипаже Альфы и Омеге первым предложил присоединение? Этого человека нужно срочно вычислить и забрать к себе на службу или к жене в её структуры завербовать. Умный тип, опасный тип. Сейчас золото прекращает играть главенствующею роль, главное богатство теперь - люди, кадры решают всё, как говорит вождь Большевиков Сталин. И если *Лоеси Корпорейшен* хочет остаться в веках, уже сейчас у руля её должны становиться умные люди.
   Ну вот и солнышко моё ясное выплыло из-за хмурой тучи, лицо, то есть ещё хмуриться, а так ослепительна в своём блеске. Я тут на днях тряхнул стариной, вспомнил Гуруна Аль Рашида, послушал разные разности. Знаете как мою благоверную называют? Королева Шулеров. Недоброжелатели словцо подпустили в оборот, а оно возьми да прилипни к языку, не отмоешься. Надо было её заранее святой объявить, тогда б языки развязывали с меньшей охотой. Но в печати ни строчки, эти всё понимают и молчат. Ну что же, если родина прикажет, можно и рога дьявола приспособить к общее делу. А какое у нас общее дело, правильно Империя. Она сейчас, как только что построенное высотное здание, даже шатается слегка на высоте от ветра. Сейчас самое время проверить его на прочность, а для надёжности необходимо заложить базу на Фаре, без персонала, лишь примитивный автомат для сброса орбитальных бомб, сбрасываемых по команде с Эстианы, с десятком штук, не более. И пусть на Кенедиуме почти всё вышло из строя, люди не оборудование, сломать сложнее, так что вперёд за спецами. Главное у нас есть, это Император и Ковчег, а остальное приложиться. Да у нас есть знамя и оружие, теперь надо перемешать население Кенедиума и Эстианы до такой степени, что они сами не вспомнят, что жили где-то ещё, кроме Эстианской Империи. Но вообще эти мои мысли лучше вслух не высказывать, некоторые несознательные личности могут камнями закидать.
   Вот и дворец показался, вышли неспешно в скопище охраны и военных разных цветов и размеров, эти всё больше с большими лампасами, младших чинов среди них не видно. А вот и шестеро прилетевших гостей, виновники торжества, вокруг них чуть ли не хоровод, приказ Императора есть, чтобы не приставали придворный люд к ним, а поглядеть хочется, поэтому желающие посмотреть на новых зверей в зоопарке как бы случайно проходят мимо. А вот нашего дорогого Олафа я пока не наблюдаю, а встретиться нам желательно, я ему позвонил и кратко набросал план про базу на спутнике, он сказал, что выяснит всё о необходимом для этого оборудовании, может поэтому и задержался. А вот и он, лёгок на помине, слегка пофлиртовал с моей второй половиной, в рамках приличия, и мы неспешно отправились в сторону императора. Поздоровавшись с монархом мы направились к шестёрке пилотов и сигмовец отдал им честь, те его, безусловно знали, если не лично то по фото, но ребята тёртые на лицах ноль, лишь кивнули в ответ. Свенсон стал с ними разговоры разговаривать, пару раз пошутил, но специфически, мне юмор остался не понятным, но гости улыбнулись. Олаф стал отвечать как перешёл на нашу сторону и почему, конечно немного передёргивая одеяло действительности на себя. Мол счастлив служить императору, который объединил планету, не убоявшись крови, как ни странно именно этот аргумент оказался собеседникам наиболее близок и понятен, отчуждения не возникло.
   Я притронулся к рукаву Олафа и он, оторвавшись от беседы взглянул на меня, потом вспомнил о чём я его просил на подходе к его сопланетникам и задал вопрос, кому из них первому пришла мысль о вхождении в Империю? Пятеро стрельнули взглядом, и лишь один не повёл бровью. Я, извинившись, что разбиваю компанию, попросил нужного мне индивида следовать за мной. Моя жена вцепилась в его руку и вместе мы поволокли ценную рыбу подальше от товарок. Про себя я назвал этого крепыша Гранитной Мордой, вот так молча мы и подтащили его к Императору. Имя его было Питер, а фамилия Шитс, по дороге я вкратце расспросил его, оказался целым полковником, руководителем одного из отделов военной разведки в Альфе. Пробившись, наконец, к властителю мы показали новое приобретение и попросили у Императора разрешение поставить его нового подданного главой наших корпоративных интересов в Кенедиумской провинции. Вокруг стали замолкать разговоры и оттопыриваться уши, поэтому мой дальнейший рассказ о задумке с лунной базой был услышан многими. Император его дополнил, сказав что лучше пусть база будет обитаемой, небольшой жилой модуль, на пару человек, а команда двое из прибывших. Уж эти точно приказ исполнят, даже в случае смерти отдавшего этот приказ на планете. Олаф доложил, что для жилой или не жилой базы на Фаре всё есть, оптимальный срок монтажа и проверки три дня, но, если по быстрому, то и за день управимся. С собой в Ковчег много народу решили не брать, из десанта отобрать лишь тысячу самых лучших, конкурс среди соискателей уже 1 к 100. Император всё одобрил скопом и завертелось.
   Конкурс оказался даже выше, примерно втрое, и мы, чтобы не заворачиваться определили судьями инопланетников. Этим было не до крысятничества и кумовства, они отбирали инструменты, чтобы отчистить отчий дом и им прочность метлы была стократ важнее её родословной. Наш же полковник ГРУ на следующий же день предоставил мне список и краткое описание всех мало пострадавших, по его мнению, предприятий Кенедиума не в стратегических отраслях, на которые наложит лапу сам император, а чуть в стороне. Купить их задешево у хозяев и восстановить, а если что-то конкретно продавать не захотят и замортачаться, просто сделать всё возможное, чтобы упорствующий как можно дольше не нашёл кредитную линию для восстановления своего предприятия. За основу людских ресурсов он предложил взять, не мудрствуя лукаво, его родной отдел, для сотрудников которого он был царь, бог и отец родной. Мысли были стоящие и я дал добро, Сутта только ввела коррективы, навязав бравому полковнику в помощницы десять женщин, которых называла паучищами, с Императором вопрос их участия в экспедиции она как-то утрясла.
   Как я и думал половина выдержавших экзамены десантников была с Фарланда, точнее512 человек, второе место заняли мы с 203, третье Миркс, затем Хартия, ещё полсотни набралось с разных уголков планеты. Пиратов только не было, ну ничего, захотят осваивать просторы космоса подтянут физподготовку. Базу на Фаре создали без проблем, правда не за три, а за четыре дня, потому как император приказал увеличить обойму в 10 раз. Неделю Ковчег летал по системе, меняя режимы хода, затем мы вернулись на планету погрузили десант и без остановок проследовали к славе, или к смерти, или ко всему в одной упаковке. Уже через восемь часов мы были в системе Кенедиума.
   Явившись почти незваными мы затаились, выставив наружу все уши, с жадностью впитывая в корабельные мозги информацию приносимую радиоволнами. В эфире, как ни странно, ещё оставалась сотня радиоисточников, конечно полгода назад это показалось бы каплей в море. Пришельцев всё же достали, но части экипажа, на одной из повреждённых спасательных шлюпок, всё же удалось приземлиться на островке под названием Югат. Островок имел приятный облик, принадлежал Сигме и полсотни тамошних богачей поделили его на поместья. Эти латифундии имели до прихода пришельцев внушительные замки и охрану, но теперь основа всего - электронная начинка, приказала долго жить. Шлюпка, хоть и повреждённая, худо-бедно над поверхностью на сотню метров поднималась и противометиоритная пушка против голых стен была вполне, так что остров они контролировали. Теперь он был объявлен столицей Кенедиума и радиостанция шлюпки, на всех волнах, отдавала распоряжения, которые все, в основном, игнорировали. Иногда Столичное радио сбивалось с указов и начинало чуть ли не умолять население подчиниться, рассказывая ему, в общем то правдивые сказки про бедующий налёт торговцев. Около дюжины радиостанций на территории Альфы, Сигмы и Омеги объявили о слиянии государств, конечно больше было в этих речах лозунгов и призывов, но дело видимо всё же двигалось, хоть и было понимание, что торговцы прилетят быстрее. Югат грозился всем ослушникам, что у него осталось несколько ВБ бомб, на что ему, с усмешкой, отвечали, что, как только прилетит корабль торговцев, ему сразу же об этом сообщат, а так же дадут подробные координаты острова. Выход напрашивался сам собой - мегатонная ракета по точным координатам. Останавливало лишь то, что космический объект, а бомба была самоделкой корабля, за те сотни лет, что он лежал в земле одна из его программ, бывшая военная, убедила остальные мозги в создании суррогатных заменителей боевой техники и боеприпасов, на что ей и был выделен один процент ресурсов. то есть маскировка у ракеты была доморощенная, сама она по габаритам большая, так, что если внутри шлюпки сидит смертник с ВБ генератором внутри, дай ему секунду успеет жахнуть.
   Шитс и предложил во время мозгового штурма более надёжный план, жахнуть ракетой, уйти из системы, вернуться через час, но тоже были недостатки, шлюпка могла уйти. Неунывающая Каменная Морда выдала вариацию предыдущего и даже корабельный мозг выдал 90% вероятность положительного исхода. Несколько из работающих в системе радиостанций были вне планеты, одна на базе, от которой улетела на Эстиану наша шестёрка пилотов-десантников. Там были дополнительные простейшие системы обеспечения для возможной постройки ещё нескольких кораблей, персоналу удалось кое-что наладить. Две другие были на крупнейших рудных месторождениях на внешних планетах, после некоторого спора было решено захватить передатчик одной из них, так как он чаще всего целенаправленно общался с некоторыми конкретными абонентами на Кенедиуме. Захват бывшего Омегианского Горнодобывающего Концерна, в основном люди здесь вгрызлись в поверхность планеты ради гелия-3, прошёл как по нотам. Полковник не выбиваясь из обычной схемы с помощью того же радиста связался со своими людьми. Мегатонна не мегатонна, а пятикилотонный чемоданчик у ГРУ Альфы на территории Сигмы имелся. Средство доставки искали дольше, но нашли. теперь уж помог я, обратив внимание на информацию об одной из учебных частей Сигмы. Там молодых пилотов натаскивали на вертолётах. Конечно и там было полно электроники, но один вертолёт, разобрав пять, сварганили, плохонький, похуже моего первого образца, наверное. Пока тянулась подготовка я выкупил шахтный комплекс у владельца, который оказался и управляющим предприятия. ситуацию он уяснил после первой же беседы, лишь выбил для себя 10% участия в прибыли кроме денег, и его теперешнюю должность. Сделка устраивала всех, так что ударили по рукам. За день до атаки Олаф, в одиночку, увёл Ковчег из системы.
   Операция прошла как по маслу, в дополнение было набрано около сотни смертников, которые, потеряв близких, безропотно согласились идти на парусных судах к острову для проверочной зачистки. Вертолёт с бомбой так же пилотировал профи, начальник этой учебки, семья которого осталась под развалинами одной из столичных высоток.
  
  Второй шанс Сикорского Глава 20
  
   Галактика М51. Эстианская Империя. Кенедиум. Эстиана. Ледяная.
   386 год Династии.
  
  Разоренный Кенедиум будоражил воображение, но не видимыми с орбиты проплешинами технологических катастроф, а тем, что я представляла на его месте Эстиану. Как ни странно, но более менее боролись с катаклизмом на территории бывших сверхдержав этого мира. Альфа, Сигма и Омега, боясь друг друга, делали такое количество страховочных вариантов, что диву даёшься. Например, маленький горный городишко Сорель в Альфе, всего семь тысяч жителей, внезапно после применения ВБ стал столицей провинции только потому, что дедовская гидроэлектростанция на местной речушке какой-то светлой головой из Генштаба была поставлена на глубокую консервацию. Очень пригодилась и свалка бытовой электроники рядом с соседним городишкой, так что уже через три дня заработал первый электроприбор. Конечно не появись мы здесь этому бы пришёл конец, торговцам очаги цивилизации нужны не были. теперь же ковчег принёс на орбиту персону гораздо более мирного в средствах завоевателя. точнее будет сказать собирателя земель. Именно на технологические разрушения я и советовала упирать императору на встрече с бонзами Кенедиума, ибо самой большой угрозой для них было то, что мы улетим, так что только объединение на наших условиях, в случае затягивания переговоров или отказа необходимо уйти. Конечно жаль, что мы не взяли у пришельцев не одного пленного, но что поделаешь, операция производилась местными кадрами и им приказать брать противника живьём было проблематично. Моему предвидению доверяют уже, как показанию компаса, так что могу сказать, что опасность с этой стороны нам угрожает, но пока далёкая. Купцы прилетят гораздо раньше, так что будем решать проблему усекновения по мере поступления голов. Так что оставим мысли о альма-матер агрессоров и вернёмся к делам насущным.
   Невесёлое это было зрелище смотреть на Кенедиумцев добровольно принимающих подданство Эстианской империи, очень уж кислые лица были у этих просителей, но память о выживших родичах делала их благоразумными. Я же думала о том, как нам стать в глазах этих людей благодетелями, это слово, в моём понимании, означает работодателя, и здесь меня ожидал людской золотой прииск. Там где представители двора видели рано поседевшее растрепанное человеческое стало, я видела нужные мне кадры, обученные, готовые к употреблению за гораздо меньшую зарплату, чем всего год назад. Но сильно я с окружающими этим взглядом на жизнь не делилась, втихую подгребая под себя все сливки, до которых могла дотянуться. Будущее приближалось с каждым взятым мною под крыло маленьким человечком, но тут опять проснулся мой компас в черепушке, и начал ныть над другой проблемой. Он мне показал, что даже если мы сделаем Кенедиум по технической базе равной столице ближайшей к нам Федерации, то до их разведки и до технической защищённости нам далеко, так что один прорвавшийся к нам корабль с ВБ сведёт на нет все усилия. Решение у этой проблемы было, прежде всего я увидела его в добровольном присоединении планет, то есть в Империю надо брать без единого выстрела, как Кенедиум, или осваивать не занятые миры.
   Ну вот и обед торжественный, по случаю официального принятия в Империю, и прочая, и прочая, и прочая... Подойдя к мужу, сидевшему по правую руку сюзерена я вежливо его согнала и зашептала на ухо коронованной особе результат моих видений. Государь поморщился от моей бесцеремонности, но видя, что меня распирает от информации, промолчал и лишь кивнул в конце монолога, что, мол, информация принята к сведению. мысли его были невесёлые, по всему выходило, что на Кенедиуме придётся задержаться минимум на год, как требовала логика ситуации. Возвращать промышленный потенциал проще всего здесь, где море специалистов и расходных материалов, пусть часто в качестве лома. и первым номером необходимо возрождать энергетику, ибо сезонные перепады на Кенедиуме имеют место быть поболе чем на Эстиане, вторым номером шёл антиграв. С ним как раз оказалось достаточно легко, в одном из второстепенных государств, желающих догнать соседей, затеяли стройку века, десять лет разворовывали казённые денежки и перед прилётом захватчиков почти построили завод полного цикла по производству антигравитационных платформ. возле этого завода и сел Ковчег, вывел наружу энергетический кабель, запитав завод, и стал выгружать из своей утробы разные полезные вещи, в том числе и одну из своих нанофабрик. Конечно компьютерные чипы на заводе пришлось выбрасывать, заменять их нашими самоделками, что не могло не сказаться на первом этапе на качестве работы. Но как раз на этом отрезке пути можно было обойтись топором вместо пинцета, так как новых платформ мы делать пока не собирались.
   Сейчас по всей планете собирались вышедшие из строя и относительно целые внешне антигравы, то есть те, которые находились в момент атаки чужаков на земле. Пусть таких была всего половина. но это уже даёт без малого миллион. Наш завод должен был разбирать их, тестировать отдельные узлы, и из двадцати уцелевших клепать одну. причём вдвое хуже по параметрам, чем оригинал. С первой проблемой. проблемой энергии, справились достаточно быстро , для этого лишь потребовался хороший мозговой штурм всех лучших инженеров планеты. Требовался максимально простой в производстве на нашей технической базе компактный энергетический генератор. Подумав наши яйцеголовые заявили, что с некоторыми нановставками можно закольцевать безвзрывной Вихревик Шаубергера. Технология эта древняя, КПД, при используемых технологиях, до смешного мал, требует как минимум раз в неделю долива дистиллированной воды. Но 5000Вт в секунду на гора выдаёт исправно, технически неприхотлив, а то что 4000Вт при этом приходиться на поддерживание нановставки, так это, можно сказать, накладные расходы.
   Через месяц первая тысяча генераторов уже разгоняла тридцатиградусную стужу в домах жителей Омеги. Первыми генераторы ставили в большие помещения, чаще цеха или залы, где люди спали вповалку, прижимаясь друг к другу, боясь потерять драгоценное тепло, провиант же до кризисных районов довозили первые собранные платформы. Через месяц ковчег отлип от запущенного, наконец-то, завода, превратившегося в огромный промышленный комплекс. Из-за почти полного отсутствия строительных роботов все работы в этой сфере выполнялись людьми, да и во вновь построенных цехах место автоматов выполняли часто живые люди. Вместо небольшого городка рядом вырос палаточный, на миллион человек, которых не надо было упрашивать и подгонять, людей, которые со страхом смотрели в небо.
   Но вот случилось и давно ожидаемое событие, с окраин системы в наше сторону летел давно ожидаемый купец. Даже по сравнению с ковчегом эта рухлядь выглядела как паровик рядом с электрогенератором, так что больших хлопот он не доставил. Привыкнув, что в защите. скорости и энерговооружённости ему равных на этой территории нет, он спокойно полетел к планете. Конечно на его борту заметили что радио эфир на планете изменился, но причину этого он понял неверно, так как последние два месяца на планете все сообщения происходили минуя радио, велась грандиозная игра. Идея была Хартийцев, разработка темы и подготовка сценария радиоигры *Ядерная Весна* оставалась за объединённой контрразведкой. Пошли мы на это не от хорошей жизни, но торговцы непонятного не любили и могли повернуть на полдороге, но не в том случае если им, якобы, светит громадный куш. Всё прошло достаточно гладко, взяли торговца когда его колымага могла уже определить, что ни какой ядерной войной на планете не пахнет. Радиоигра купчин обманула настолько. что они подпустили корабль якобы с беженцами на расстояние подходящее для стрельбы. Ковчег пожертвовал тремя малыми лазерами, с повреждённой фокусировкой, починить которые было нельзя, они давали максимум пару импульсов, потом сгорали. Их банально переделали для одного залпа с атомной накачкой.
   Пузатый торговец, озабоченный тем, как бы половчее снять шкуру с уже, как им казалось, убитого медведя, залез в ловушку. Кораблик этот был изучен всеми доступными на планете способами за предыдущие годы вдоль и поперёк. После вывода из строя лазерами двигателей корабля на приемлемую для себя дистанцию огня вышел ковчег, голодными, облучёнными и готовыми продать последнюю рубашку нападавшие не выглядели. Наоборот, старенькие орудия Ковчега били в полтора раза дальше торговцев. Он подавил все вывяленные заранее орудия и подошёл на дистанцию дальнего десантирования, как оказалось не зря не выключая щит. Специально оставшиеся пушки не прятали, это скорее всего была прошитая ещё при закладке метеоритная защита. Так или иначе, когда десять тысяч кенедиумцев, а это были все, кто вообще мог совершить такой манёвр в скафандре и стрелять, прошли на миг отключенную корабельную защиту, проснулась молчавшая артиллерия. Потратив долю секунды на Ковчег, и обломав зубы, огонь перенесли на десант. За те две сотые секунды, пока недобитков не подавили, от людей летевших к кораблю с допотопным оружием и в лёгких скафандрах времён первой волны осталась тысяча. Они, обозлённые, взяли корабль на нож, благо специального приказа о пленных не было. Из команды в живых остался только один. благо нападающие были не полными профанами, и поняли, что дверь двигательного отсека вскрывать чревато, и вернулись туда лишь зачистив остальные помещения. Механик, благоразумно укрывшийся там при известии об абордаже, оказался человеком очень и очень полезным. Первым делом он отсоединил все входящие из-за приделов двигательного отсека сигналы за это ему огромное спасибо. Пока он ковырялся, настраивая движки на разнос, если мы попытаемся взломать дверь, он нашёл что подобная команда давно вшита в память компьютера, и вводиться с капитанского мостика. Капитан или не успел поторговаться или мстители от народа ему не поверили, так или иначе приказ он отдал и даже успел удивиться , секунды две, пока было чем. С Ковчега переговоры с механиком вёл сам Император, так что гарантии, какие возможно, были даны. Теперь это был крупный землевладелец, так же владелец двух предприятий на одной из внешних планет системы Кенедиума.
   Император был доволен. новоиспеченный Барон, свежепридуманный щит которого украсила золотая шестерёнка на фоне звёздного неба был счастлив, выжившие десантники были довольны, ибо пьяны в дугу, празднуя своё возвращение и поминая товарищей. Купца мы разобрали по винтику и растащили по разным углам системы, внешняя обшивка, например, послужила основой для орбитального завода.
   Местные кадры из *Лоеси Корпорейшен* ориентировались в местной обстановке зачастую лучше меня, зная о своём доме где, а главное что плохо лежит и не прибито гвоздями. Вот, например, купленные у государства подлежащие восстановлению фармацевтические предприятия сожрали прорву средств, но отдача вернулась сторицей. а главное быстро. Я даже поругалась с Императором, а потом переманила к себе в концерн того кто подал ему идею выкупить у меня обратно всё за сумму превышающую покупку и расходы вдвое, пусть боги хранят меня от таких благодетелей. Скрытая национализация не прошла, сошлись на десятине в госрезерв по себестоимости и повышении налога. Ну налог, он и есть налог, всё, в конечном счёте, ляжет на плечи потребителя, государство об этом прекрасно знает.
   Муженёк у меня вцепился в Ковчег, как клещ, он просто не отходил от его баз данных. Потому я и не удивилась когда он озвучил свою мечту о строительстве космоверфей, мол, чем мы хуже людей, самолёт могём, так и это осилим. Надо сказать, что на этот раз это была самая дорогостоящая мечта, она изволила съедать всю прибыль от лекарств. Моя вторая половина смогла доказать мне, буквально на пальцах втолковать, что если мы хотим остаться Эстианской Империей, а не превратиться постепенно в Империю Кенедиума, то на Метрополии надо строить именно судоверфи. И вот теперь уже сотня антигравов собирает, в одной труднодоступной долине Лоеси, самый простой корпус с одной лишь противометеоритной пушечкой, так что на военное судно этот корабль не тянет. Конечно это так сказать решето, без запасов специальной пены, вовремя оприходованной по дешёвке моими людьми на складах космопортов Кенедиума, объём же судна вдвое меньше взятого нами на абордаж купца. Да, сам корпус получался вдвое хуже, но этот ребёнок будет наш, кривой, косой, да свой. Дело в том. что муж не собирался ставить на борт наномодификаторы, в связи с дефицитом оных. Просто в связи с катастрофой на Кенедиуме почти встало сельское хозяйство, хотя темпы попыток его реанимировать поражали, но вот вновь запустить урановые шахты, скупленные нами по дешёвке, на внешних планетах, оказалось легче. Так что один корабль, фактически состоял из корпуса и двух челноков- двигателей с каждой из сторон маршрута. Именно эти агрегаты, собранные по винтику на Кенедиуме, фактически и пожрали всю прибыль от лекарств. Физиков-термоядерщиков. с опытом работы по всей планете я скупила на корню, заключив договор с Императором о поставке половины произведённой продукции по достаточно невысоким ценам, тем не менее позволяющим финансировать производство бомб и для нужд корабля-решета.
   Вот так и начало возить наше чудо техники туда продукты, а обратно разобранные простейшие бытовые товары и корпуса от электрических вихревиков. В третий рейс корабль оправдал вложения и пошла бумажная прибыль, почему бумажная? Да потому, что наш энтузиаст сразу принялся за второй. А за то время, пока корабль себя оправдывал он роздал тысячам семей в лоеси чертежи простейших деталей и предложил за бесперебойные поставки комплектующих определённую цену. Семьсот восемьдесят маленьких производств вывалили в это дело все сбережения, но смогли наладить поставку комплектующих, остальные стали производиться централизованно, и лишь малая часть пошла с Кенедиума. Конечно, некоторые узлы планетарных двигателей перекинул Ковчег, но тут уж ничего не попишешь, могём и блоху подковать, да топор не влезает.
   На Кенедиуме захватническая политика Синдиката в своей сфере полностью не прижилась, и вовсе не из-за отсутствия объектов приложения сил и рынков сбыта, просто на месте уже существовали конкуренты. После первых неудач я не окунулась в вакханалию огульной мести, а на неделю включила тормоза и напрягла аналитиков, те и предложили обложить подшефных десятиной и небольшим контролем, не лазя, в целом в их дела, а служа своеобразным буфером, который доводит до дна общества пожелания императора. На детальное разъяснение сути моих предложений руководству интересующих меня сильных семей ушло пять дней, за это время все силы Синдиката, демонстративно не вступая в переговоры, утюжили неприсоединившихся не к одной крупной структуре индивидов. Из половины выживших отщепенцев сбивали местные организации. После пятидневного ультиматума только три из двадцати проплатили первые из представленных нам счетов. Информацию давала разведка, так что даже местных кадров хватило на то, чтобы обезглавить остальных и главам отдельных их региональных представительств дать день на оплату. Согласилась половина, остальных мы обвинили в крысятничестве и убирали их руками их же бывших собратьев, платя из каждой поступающей десятины определённую ценовую позицию за определённый лот-голову. Местные кадры пополнили лучшие специалисты с Эстианы, чуть больше сотни, работали они на тех же условиях. Сначала выбивались финансисты, затем самые боеспособные ликвидаторы, потом начальство. затем выборочно шерстили остальных, половина из оставшегося в живых мяса с радостью шла в структуры местных Паучих, так как завоёванные огнём и мечом территории в Синдикат входили полностью. Вот так без одной затраченной изначально монеты, даже первичные кадры работали на окладе, за счёт информации и поступающих от побеждённых денег синдикат утвердился на половине Кенедиума, доя вторую половину. Общественность, в целом, смотрела на месячник действия, в целом, одобрительно, Паучихи снизили таксу с подшефных структур в разы, некоторых, нужных для ускоренного развития и вовсе отпустили в свободное плавание с охранным мандатом, предупредив лишь о пятилетнем моратории на изменение профилирующих производств предприятия и намекнув что бывшую дань хорошо бы тратить не на цацки, а на расширение дела. Имеющий уши, да услышит, имеющий глаза, да увидит, имеющие мозги промолчали и все были довольны. В целом.
   Я же, наконец избавленная от общей координации собирательных действий, арендовала у Императора, на неделю, Ковчег. Сейчас все силы брошены на восстановление, но скоро торговые аппетиты населения выйдут за рамки предложения обоих планет, поэтому я тратила многие силы и средства для убеждения Императора для того, чтобы поскорей вылезти из своего медвежьего угла. Главная цель, это внедрение во внешние миры разведчиков, добыча технологий, ликвидация объектов, а главное, когда представители Кланов Второй Волны будут близки к победе и готовиться передраться из-за захваченного, посильно их стравливать. Ибо логика их действий говорит о том, что они не монолит, так что главное не прозевать у них этакого собирателя, центр кристаллизации, вот этого индивида надо будет мочить несмотря на любые затраты. Все были согласны, что на неделю Ковчег увезти из системы можно, боялись лишь внепланового прибытия нового торговца, но и с ним было о чём поговорить и без Ковчега. Нападения клана пославшего корабль разрушитель, мы не ждали, все были уверенны, что это операция рейд, да и против любого корабля с ВБ Ковчег бы не выстоял, так что арендовали мне его смело, тем паче для общественного блага.
   В выборе цели мне помог бывший механик, а ныне барон, сохранивший правда сленг и любовь к высокоградусной выпивки от своей прежней плебейской ипостаси. Он указал на небосводе солнце некой системы, куда, по его словам, приходил два десятилетия назад, корабль с его дядей на борту. Землеподобная планета, большие ледниковые шапки, но на экваторе температура хорошая, суши достаточно много, но планета хороша тем, что находиться в медвежьем углу, то есть лететь от неё ближе к Эстиане, чем к Кенедиуму. Федерация местная, скрипя сердцем, выделила патрульный корабль для постановки на орбите найденной торговцами планеты гравимаяка, чтобы застолбить территорию, но лететь колонизировать чёртовы кулички желающих не нашлось, да и затратно. А гравимаяк просто мечта, не постоянного включения, к нему подойти, скрываясь за луной на расстояние выстрела, это плёвое дело.
   Быстро нашлись несколько сотен пар-добровольцев с Кенедиума и Эстианы, из тех кто задолжал Синдикату. Они не глядя подмахнули контракты, и поехали осваивать новые территории, ибо полной комплексной биологической проверки планеты никто не приводил, нашему же оборудование с Ковчега было желательно иметь для тестирования объекты, находящиеся в контакте с окружающей средой нового мира хотя бы пару месяцев. Купцы же использовали Эльви-В-3 или хотя бы Эльви-В-2, поэтому такими проблемами не заворачивались.
   Экспедиция прошла штатно, гравимаяк не выдал в эфир не единого писка и, высадив счастливых в своём неведении подопытных кроликов, Ковчег отправился на Кенедиум, где опустился на небольшой райский островок, ранее принадлежавший Альфе, где свила временное гнёздышко наша беспокойная пара. При возвращении я прокручивала с разных сторон мысль. что пора бабушке и честь знать, надо забирать детей в успокоившийся быт.
  
  Второй шанс Сикорского Глава 21
  
   Галактика М51. Эстианская Империя. Кенедиум. Ледяная.
   Торговая Федерация Дальних Миров. Протекторат Водная Смерть.
   386 год Династии.
  
  
   Пламя ненависти легче разжечь, чем погасить, именно эту мысль я более пространно высказала на последнем Малом совете при Императоре. Я опять говорил, как умудрённый сединами старец, ибо в ночь перед советом пришли новые воспоминания. Собрались мы по важной причине, к нам в руки попало ВБ устройство, пока его не трогали, во-первых от него за милю фонило радиацией, а во-вторых разбирать его решились в другой планетной системе, отогнав предварительно ковчег, хоть оно и без носителя, но чем чёрт не шутит когда бог спит. Корабль опустился на планету и высадил робота, сжимающего в манипуляторах драгоценный груз. Робот простоял неподвижно до получения сигнала от Ковчега, затем принялся за дело. Все проделываемые операции он снимал на плёнку и периодически отсылал коротким импульсом данные на ретранслятор, затем снова замирал. Ковчег выныривал, забирал данные и уходил снова, когда он вынырнул в седьмой раз ответом ему было молчание. Но и шести информационных пакетов хватило. Собранный за два дня до совета опытный образец был высотой с пятиэтажный дом и еле мог протиснуться в грузовой люк Ковчега. Вчера в соседней системе, в полупарсеке от нас, прошло испытание. За рычаг дёргал доброволец-смертник.
   Почему, спросите вы, наша заштатная мини империя смогла украсть секрет, над которым бьются в последнее десятилетие матёрые волчища галактической политики? Ответ прост, мы расшифровали дневник одного из клана. К сожалению сильная радиация заставила сработать самоликвидаторы на всех аппаратах с защитой от ВБ, но на этом незащищённом электронном носителе было не менее важное. Во-первых один из ВБ был спрятан в схроне, переоборудовавшемся как раз по постоянный пульт мертвеца, во-вторых была история экспедиции. Их было сто человек, молодые решительные, капитан был наследником главы клана, но хотел во всем превосходить отца. Его место, как он считал, было на переднем крае экспансии, вот туда он и сунулся, не послушав родителя. Вот только до ВБ оружия он добраться не смог, очень уж хорошо оно охранялось, схемы сборки у него были, как же без них, но вот изделие - чёрный куб со сторонами в полметра, был намного больше оригинала. То, что создали в первом приближении мы, было очень большим и радиус поражения у этой махины был всего 200000 км. А на полуметровом образце самоликвидатор доморощенный на близкий ядерный взрыв отреагировал неправильно, и не взорвался. Да здравствует молодость, пусть всегда она дарит глупость врагам нашим и пусть они не научаться на ошибках своих, аминь. Спасибо тебе господи за маленькие милости.
   Теперь дело за начальником Внешней разведки, которого самым наглым образом увели из нашей корпорации. Шитс попробовал дёрнуть за собой и своих спецов на госхлеба, но тут уж мы упёрлись, отдали лиши половину запрошенных. и то на полставки. Покричали душевно, поспорили до хрипоты. При чём же здесь пламя ненависти, спросите вы? Очень просто, после применения ВБ на Кенедиуме осталось несколько десятков тысяч человек, возвращение к нормальной жизни для которых проблематично. Но к тому же они не тихие сумасшедшие, а очень даже резвые, вот и давайте отправим их в своеобразную разведшколу, пусть в конце мы получим одного из ста, но этот один будет готов на всё. На это предложение меня натолкнуло воспоминание о РОВСе, о его неприкаянных душах, вступивших в Абвер лишь ради мести. Именно из подобных людей я и предложил строить разведсеть, прежде всего продумав систему самоликвидации таких агентов. Будем помнить о заветах Бисмарка и учиться на чужих ошибках, главное сейчас скрытность. Через два месяца отсева первой группы у нас осталось десять выживших, две женщины и восемь мужчин. Наш механник-барон дал наколку на интересный мир, этакую псевдосвободную территорию, которую на самом деле просто не поделили трое больших братьев. Первопоселенцам свой собственный мир не очень нравился, иначе они бы никогда не назвали его Водной Смертью. Сотня крошечных островов, разбросанных в безбрежном океане, в котором плавают жуткие твари. Если бы одной из этих страхолюдин не нашлось применения, планетой ни кто бы не заинтересовался. Местная разновидность гигантского ската наловчилась выбрасывать такую икру, общий механизм защиты которой, при помещении в неё наноматериалов, сохраняя их до года без энергетической подпитки. Икринка в диаметре пять сантиметров, добыв куб такой икры спокойно можно купить корабль размером с Ковчег. Беда в том, что хищник обитает в больших глубинах, умеет хорошо себя защитить, причём самки часто в качестве оружия используют свою икру. Охотятся на них с подводных лодок, лицензии на лов не надо, ибо смертность среди рыбаков собирает постоянную и обильную жатву. Вот в команду такой субмарины и предстояло превратиться нашим людям. Ковчег для операцию заброски предварительно состарили, двигатели слегка рассинхронизировали, третью нанофабрику заглушили. Купец купцом, а не Ковчег. К подлодке переделали одноразовый тормозной двигатель. Прошли в соседней системе мимо патруля, вопреки опасениям того, кроме сотни тысяч и липового регистрационного номера больше ничего не интересовала. Война со Второй Волной была для этих поборников, от слова побираться, справедливости далеко, получив деньги, вернее их эквивалент в редких металлах, они лишь сонно проводили нас взглядом. Сбросили подлодку и назад, через тот же патруль, предупредив, что скоро подкинем ещё одного клиента. Набор ещё одной группы и 50 часов в оба конца, через знакомых постовых. Скоро наши лодки стали охотиться стаями. Первый, второй и четвёртый экипаж охотились, а тройка барражировала на поверхности, именно она и подобрала всплывший буй с двумя полумёртвыми людьми. Память у них отшибло напрочь, как удалось взять зверя, выяснили лишь из компьютера всплывшего аппарата.
   Икра в этом мире воды значит всё, деньги, почёт. Легализовались тут же, купив паспорта местного оффшора. Главное - икра, ведь это не энергококон, на радарах она не светиться, малые пассивные атомные наномины. Это одна из тех вещей, из-за которых Вторая Волна ещё не захлестнула полностью эту галактику. В общем продали икру, купили корабль, а заодно объявили, что на охоте они спаслись лишь чудом, и теперь желают стать основателями Церкви Спасения. Основной догмат, это то, что вторую волну можно пережить, лишь отправиться в новый мир и спрятаться там. Идея упала на благодатную почву, очень многие не верили бравурной пропаганде своих правительств, а видели лишь то, что территорию старых поселенцев захватывают молодые хищники. Так что новоявленные проповедники за неделю навербовали больше двух тысяч своих последователей и отнюдь не все из набранных были пропащими личностями, многие были очень цивильные, некоторые уходили прочь от не понявших их родичей. Так что корабль в первый полёт пошёл не пустой, а с новой общиной на борту.
   Конечной целью была Ледяная, так назвали планету близ которой был маяк Федерации, на которой пока не было зафиксировано ни каких смертельных заболеваний. Ссыльные находились на другом континенте, ни тем ни другим о существовании соседей известно не было. Мы отнюдь не бросали на произвол судьбы новую общину, щитовые дома, животные, семена растений, а так же небольшой парк сельхозроботов им оставили, улетев за следующей партией. Лохов разводить оказалось действительно выгодней чем пшеницу, аналитики из ВР не зря ели свой хлеб с маслом. Статус легальных чудаков значит многое, он позволяет, в частности, прикрываясь интересами церкви, использовать людей втёмную, не сообщая новообращённым подробности. Теперь новых людей на Водную Смерть не забрасывали, и технику и человеческий материал для подводной охоты покупали тут же на пожертвования сочувствующих. Охоты группами стали приносить прибыли, хотя потери ловцов были огромными. С помощью вновь купленных кораблей не только перевозили новых переселенцев, но и занимались исследованиями. Отделения новоявленной церкви открылись уже на шести мирах федерации, поток пожертвований всё ширился, из ручейка превратившись в полноводный поток. Тратили это не задумываясь, скупали, прежде всего, корабли и информацию по периферии. Конечно, эти грузовые калоши были медленнее ковчега раза в четыре. Только у судов Второй Волны характеристики были лишь чуть-чуть лучше ковчега.
   Необходимо пояснить, как передвигались суда по галактике. Все корабли старались минимализировать износ двигателей и агрегатов, например купленные нами на Водной Смерти космические корабли приходилось подлатывать, а полностью выпрямлять на Кенедиуме. Износ принуждал торговцев идти от звезды к звезде с помощью небольших, не более парсека, переходов, это был самый экономичный маршрут. Информацию же о том где искать нужные нам планеты то же не избегала нашего пристального внимания. Лишь Ковчег и прибывшие со Второй Волной суда могли свысока поплевывать на износ, сделано было крепко и на века. Самое интересное, что сопутствующее колонизации оборудование, закупаемое церковью, не вызывало ни у кого вопросов. А то что конечному потребителю перепадало не больше половины, на то они и святые тайны, чтобы храниться глубоко в недрах чёрной бухгалтерии. Так что Кенедиум, на таких вливаниях, развивался не по дням, а по часам, он уже мог не только производить продукцию, но и простейшие станки, которые тут же отправлялись на Эстиану.
   Прилёт второго торговца прошёл буднично и спокойно, одна из шлюпок первого церковного корабля была переделана, двигатели форсированны, а всё остальное свободное пространство занимала аппаратура ВБ, малая капсула, каморка пилота-смертника и двух десантников. Правильно подобранная сеть медленоволновых гравимаяков, сигнал затаившейся шлюпке, затем форсаж. Пришедший через два дня Ковчег догнал идущий по инерции корпус и, не торопясь, отбуксировал его к планете. Не надо думать, что Империи достался один металлолом, ВБ сработало ровно за 60000 км от корабля, зацепив лишь половину, так чтобы наномодификаторы не пострадали. Отстыковавшаяся заранее капсула зачистила корабль, трое из экипажа ещё оставались живы, и даже смогли выстрелить единственной оставшейся работоспособной ракетой, правда цель они выбрали не верную, разнеся ВБ, а капсулу пропустив.
   Неожиданно меня увлекли дела церковные, хотя сначала, участвуя в её создании, я относился к делу с юмором, взяв себе псевдоним из прошлого, отец Сикорский. Религия Эстианы не подходила для внешников, везде своя специфика, да и жестоковата она была для изнеженных цивилизацией инопланетников. Для моего, впрыскивающего мне свою память, Альтер Эго вера в Бога значила очень много. Она помогла ему пережить крушение одного из миров, знакомого и родного, и выжить в другом, насквозь холодном и рациональном, в мире, где проходящий мимо тебя, лежащего в пыли, наклониться лишь для того, чтобы проверить в твоих карманах бумажник. Так что каюсь в своей гордыне, церковные каноны писал именно я. Но меня оправдывало, в какой-то мере то, что я считал всё это на начальном этапе бутафорией. А затем наша псевдо религия, затевавшаяся прежде всего для вербовки агентов и для закупки на лоховские деньги промышленного оборудования, превратилась в нечто большее, она стала необходима людям других государств. Незаметно для себя я стал чем то вроде Победоносцева из России конца 19-го века. Как и он, уважаемый всеми юрист и человек достаточно далёкий от религии, я вдруг получил Синод в кормление. Мой псевдоним, ставший широко известным в Анклавах, а к ним, кроме вышеназванной Ледяной, присоединились планеты Принцесса и Далёкая Родина, очень ценили. Большинство миров в ближайшей к нам федерации было англоязычными, так что, как и на земле, её трактовали как Сикор Небесный. Некоторые, на полном серьезе считали меня святым.
   Однажды, когда я ещё учился в Морской Корпусе, ко мне подошёл один из преподавателей и спросил, читал ли я труды своего отца, я смутился и сказал, что многие поверхностно, на что получил отповедь о том, что сыновья должны интересоваться созидательной работой своих отцов. Из этой фразы, впоследствии переосмысленной, и родились мои исследования, но на этот раз я изучал труды отца своего небесного. Так родились книги *Послание молитвы господней* и *Невидимая встреча*. Как я узнал на Ковчеге из своей дальнейшей биографии меня было ещё две религиозных фундаментальных работы, но, как ни странно, о них ничего, кроме названия, в информатории ковчега не сохранилось. Не было этих произведений и в архивах Федерации, так что будем ждать очередной порции памяти, а первые два я с лёгкостью запустил в оборот снова. Причём небольшая книжица издалась и на Эстиане, причём удалось, хотя и не без некоторого скрипа. получить благословление церкви Метрополии и Фарланда.
   Незаметно подкралось и другое знаменательное событие, это был выпуск первых а-грав платформ, полностью новых, а не из вторсырья. Интересна и находка нами двух планет, Далёкой Родины и Принцессы, мы заплатили за информацию о них за десять миллионов. Продал её нам один из корыстолюбец в одном из разведывательных ведомств Федерации жена которого повадилась посещать проповеди новоявленных церковных гуру. Проповедям новоявленный добрый самаритянин не верил, жену строго рукопреложил так, что она пару дней смогла видеть свет истины лишь левым глазом, а молоденького гуру бить не стал, наоборот предложил через него церкви сделку. Руководство рассмотрело дело и дало добро на проведение мероприятия, деньги были переданы и все причастные были счастливы. Счастлив был Гуру, бывший магазинный зазывала из трущоб, с одной из своих прихожанок, красивейшей женщиной, согласившейся сопровождать его в Пути Исхода к планете Принцесса, для того, чтобы занять место первосвященника одной из тамошних общин. Рада была женщина, которой нравилось смотреть на свет истины исключительно обеими глазами, на данный момент она обрела своё счастье. Рад был и рогатый муж, после того как он принял снотворное в чашке чая, жена аккуратно жена аккуратно вложила в его руку пузырёк из под спрея для носа, в котором уличные толкачи продавали наркотик радости. Затем подсоединила его служебный терминал к удалённому доступу, подождала три часа, отключила данное ей в Церкви устройство и ушла, напоследок написав губной помадой на зеркале в ванной, что не любит больше и поэтому уходит. В родной конторе убитый радостью индивид слыл выжигой, часто забывал делиться, его смерть проверили поверхностно, основной семейный счёт жена не тронула. Сошка была не велика, ни за что особенно важное не отвечало и все, с радостью, сошлись в том, что самоубийство, это лучшая из версий. Дело открыто, дело закрыто, да здравствует правосудие.
   Все, переселяющиеся в новые системы, принадлежали Императору душой и телом, так как до всех колонистов доводились сведения, что он отец-основатель церкви. На видеообращении Император имел вид внушающий доверие, речь получилась на загляденье. Теперь все присоединяемые планеты оборудовались, в первую очередь, сетью гравимаяков и парой шатлов с ВБ. Вся инфраструктура колоний была сугубо сельскохозяйственной, в сторону примитивизации механического труда, но с применением биотехнологий. Но маскировка была на уровне, так что появись даже не Федерат, на которых ВБ и было рассчитано, а один из клановцев, Шатлы бы просто не вылетели на его перехват, а на планете от его ВБ ничего сверхопасного не произошло бы. А вот на Кенедиуме, нашей индустриальной базе, применение ВБ стало бы катастрофой. Эстиана так же стремительно вытаскивала себя за уши в век звёздных технологий, но кадров решительно не хватало на два фронта. Разведка и ВР сыпали различными планами, как вытащить все технояйца из одной корзины, но надёжного, а главное дешёвого плана всё равно не появлялось. Тогда собрали спецов из всех ведомств, от которых можно было ожидать умных мыслей по этому вопросу, и провели мозговой штурм в духе выборов Папы Римского, то есть заперев всех. Давали лишь воду и минимум еды, три дня рождалась истина в голодающих мозгах. Решение было из разряда парадоксальных - подстегнуть прогресс ещё более, а технологии для этого занять безвозмездно. Император прочитав итоговый документ долго смеялся, но специалистов с Пиратских Островов велел пригласить перед свои очи добровольно и немедленно.
  
  Второй шанс Сикорского Глава 22
  
   Галактика М51. Эстианская Империя. Кенедиум.
   386-387 год Династии.
  
  
   Увиденная мной картина так и просилась на холст придворного художника. Недавно такого быть не могло, но время меняет всё, так что вместе со старейшинами с Пиратских островов, деды были за десять минут до сего момента возведённых в Имперское дворянство и получивших немалые должности в разведке, государь вовсю обсуждал предстоящую операцию, торг же основной шёл вокруг трофеев. Дедки были матёрые, цену своему опыту знали, своего упускать не хотели и посему упирались остатками не довыбитых центральной властью рогов отчаянно. В комнате находились, кроме вышеперечисленной четвёрки, мы с мужем, Олаф и два гвардейца. Свенсона, как аргумент, государь раз десять призывал к себе. В речи императора отчётливо проскальзывл бывший торговец, прошлое не спрячешь, но манера торговли становилась всё больше и больше с военным уклоном, Олаф и был наглядным олицетворением аргументов главного калибра. ОН было напоминанием о том, как в наше время быстро можно долететь до другой планеты, а уж нажать пару кнопок на оружейном пульте для выравнивания поверхности мирового океана, вообще дело пары секунд. Но вот взаимные угрозы, оскорбления и причитания отзвучали, а договаривающиеся стороны, с недовольными лицами, но втайне довольные друг другом, подняли тост за успех дела и завертелось.
   Тихо подставь ближнего своего и будет тебе удача, эта старая истина не старается из памяти уже тысячелетия. так что прежде вперёд пускалась разведка, объект нам нужен был маленький, а козёл отпущения побольше. Рогатое животное обошлось нам дороговато, более двух миллиардов на взятку одному из высокопоставленных чинов разведки флота Светлой Империи, государства объединяющего в себе 25 обитаемых миров, на двенадцати из которых есть судоверфи, так что визит трёх кораблей в определённый сектор близ лежавшего пространства не сильно выделялся в общей массе. Но незамеченным совсем различными канторами он не остался. Дело всё в том, что кланам нужно ВБ, но, как мы узнали из дневника, делать его по тем миниатюрным стандартам они не могут, а более массивные модели требуют заменителя, с очень большим номером в таблице Менделеева, синтетик был дорог, да и пока лишь один клан осилил установку под свои нужды, прочим трансурановые проще было добывать. На Кенедиуме данное вещество было и его изредка использовали, да и от торговцев тайны не делалось из чего некоторые малые страны клепают минитермоядерные заряды. Так что теперь резонно предполагать что экспансия остальных кланов не минует такие системы где есть хоть пара граммов разведанных, но не добытых трансуранидов. Топографические карты завоёванных территорий у высокопоставленных беженцев можно было купить за относительные гроши.
   Так что вычислить этот пояс астероидов не составило труда, хоть он и был порядочно подчищен, но именно искомое кланами пользовалось малым спросом и дурной репутацией при транспортировке, так что запасы не довыгребли. Пояс располагался на территории бывшего государства на таком отшибе, что при первых выстрелах его покинули оставшиеся горняки и клан не встретил не только сопротивления, но и вообще ни одного человека. Светлая Империя теперь была пограничной державой, клан знал все её корабли наперечёт и наглый вход в контролируемое пространство аж трёх разведчиков заставил оператора-смертника, без раздумий, повернуть рубильник. Козлы отпущения были оставлены, теперь можно было приступать к операции. Три небольших уродливых порождения эстианских космоверфей *ЛК*, вынырнули недалеко от цели и на ручном управлении, на глазок, пошли на сближение. Ещё три оператора ВБ умерли бесцельно, а допотопные монстрики везли десант к цели. Система была чиста от межзвёздников, но то, что в любой момент может появиться противник, мягко говоря нервировало десант, так как тогда шансы вообще стали бы нулевыми. Храбрецов было всего чуть больше сотни на трёх судах до нужного места они пилили полдня. Засекли десант на выбранном камешке давно, вот только посчитали что справятся и харакири себе делать не спешили, десятерых рабынь правда убили ошейниками сразу, чтобы не было соблазна предать, поэтому главная цель операции, взятие живых языков, была выполнена. Десант стрелял только по ногам, поэтому когда сопротивление прекратилось в трофейных скафандрах осталось всего десять бойцов.
   Трое пленных, много это или мало? По сравнению с ранее достигнутыми нулевыми показателями, это чудовищно много. Если сравнивать со всей саранчой Второй волны, то чудовищно мало. Для наших же целей это оказалось в самый раз. Трое специалистов-геологов, а именно они уцелели из сорока горняков, в головах не выветрили ещё из себя щенячий возраст и завышенную самооценку. Второе помогло на переговорах и три новых дворянина-перебежчика основали свои роды, девяносто серебряников тоже деньги. Кланы сами по себе не Империя, как кажется их противникам. просто временное сообщество для достижения совместного результата. Ничего личного, лишь опыт подобных действий в других галактиках, говорящий, что совместно егеря выживают, а разрозненно уходят в воспоминания дичи. Вот только бояться их все, посему расслабились они до нападения, перед дракой кулаками махать устали. Конечно когда враги на мониторах, то они все свои ошейники из сейфов по доставали, горные лазеры тут же в мобилизационный вариант на поверхность по выкатывали. А ошейники это покойники, так на что нам было надеяться? На остальные трофеи, недооценку и фарт. Оказалось главной сестрой нашей удачи была скука, и трое молодых специалистов ей позорно поддавшиеся, и отправившиеся на противоположный конец камешка диаметром 60 км, и взявшие на якобы разведку двух рабынь и еды на неделю. Ошейники они не надели, даже с собой не взяли, что на фоне раздолбайства остальных осталось незамеченным, но скафандры имели самоликвидатор по сигналу с центрального пульта, даже их палатка имела такую вещицу. Совсем идиотами они не были, поэтому генератор защиты от ВБ взяли. Да вот только расположились они в глубине пещеры, генератор маломощный, вот они свой транспорт, а это был примитив местной сборки, и профукали. Диспетчер был пока добрый выматерил их и приказал забиться в норку. Подвела их техника безопасности, одели они сами скафандры и баб своих подневольных одели. Наши к этому времени уже пришвартовали уцелевший корабль и грузили трофеи. да вдруг выяснили, что койко-мест на пять больше, чем трупов. Техникой местной воспользовались для поиска, глухо, а в этот момент одна из девиц пульт выбила и под ноги будущим дворянам кинулась, другая ножом десантным, который один из них выронил, по мембране и с потоком воздуха поближе к поверхности. Три секунды она выиграла, но двадцать метров породы это не 60 километров от центрального пульта, самоликвидатор сработал. Вот только лучше бы они её догнали, взрыв небольшой в потоке кислорода сверкнул как факел в ночи. Взяли их тихо и аккуратно, на трупик изуродованный у их ног посмотрели спокойно, не из нашей стаи самка, сразу сделали предложение и фильм показали старинным проектором на белой скатерти о судьбе барона-механника. Тряслись над ними в пути как над богатой бабушкой ещё не написавшей нужного завещания, что в целом было верно, так как свой защитный генератор они раскурочили, причём аккуратно и без возможности сборки, у одного из них ремонт подобных систем был второй специальностью.
   Светлую Империю мы подвели под монастырь качественно, пару слухов подкинули в узкие круги, три имени настоящих назвали, и про секретный исследовательский центр наплели и будущую мощь империи. Не серчайте братья, уж больно у вас хорошие солдаты и техника были, потенциал объединителей самый высокий. На империю накинулись все кланы с одной стороны и самые умные соседи с другой. Кланы кинули все резервы, когда на мины не хватало брандеров то пускали живых , но кто-либо со сверхмощной ВБ прорывался. Дальше вакханалия, мозги промывали всем и жёстко, о полученных идиотах никто не заботился, трясли все щели, то что не могли выкурить уничтожали. Пару планет уничтожили полностью, не смотря на то , что раньше до такой бесхозяйственности почти не опускались. Затем выбили из двух захваченных систем соседей, на плечах удирающих и волне неразберихи и ужаса пришли к ним и обстреляли ВБ, но без захвата. Наша попытка была удачной, игра пошла не в рабские ворота, а с душком геноцида, посему было ещё как минимум три попытки захвата языков. Но предупреждённые клановцы взрывали себя, даже если калоши, подобные нашей, оказывались в сотне тысяч километров до объекта.
   Все подозревали всех. звери покусывали соседей, егеря косились на своих и переругивались. Защиты от ВБ пока никто из неклановцев не делал, что ещё больше нервировало. Послышались требования к более удачливым собратьям о равных долях, так как территория некоторых разнилась уже на порядок. Мы слушали доставленные расшифровки, потирали руки и думали, думали. Страхи наших оппонентов нужно поддерживать, поэтому несколько расположенных в нейтральных территориях передатчиков стали вещать на самых длинных волнах от имени самого сильного клана предложения всем государствам галактики о мире и схему генератора защиты от ВБ. Кланы взбесились, их самое главное преимущество уплывало, техники у противной стороны было больше и они пошли ва-банк, распределив цели и попытавшись атаковать всех, у кого были космоверфи и процентов на 90 план сработал, так как генераторы шли на корабли и судоверфи в первую очередь. Попутно мы, от имени одного жадного диктатора, продали всем желающим схему ВБ, брали технологиями. Диктатору, за посредничество. предоставили готовые защитные генераторы, затем, позволили копировать входящую информацию, затем слили его клановцам.
   Обе стороны выдохлись чудовищно, убитых никто не считал, домашние собаки сбросили с себя последние следы цивилизованности и защищали свои норы, а у егерей закончились патроны. Вот только волкам это известно не было, поэтому получился пат. Под шумок нарушив договорённость объединились четыре рядом стоящих малых клана, все это проглотили так как боялись ещё больших подвохов отовсюду. Расклад тут же объяснили всем желающим неизвестные доброжелатели, от имени одной из Федераций. Оставшиеся в живых Империи и Федерации были хорошими учениками, месть для них была теперь вторична, поэтому атаковали они малыми разведчиками с ВБ и лишь подбрюшье, то есть только-только захваченные территории. Просто мы им любезно сообщили, что из-за недостатка мощных ВБ генераторов они используют в ряде критических случаев трофейную технику. Пока все вокруг воевали мы на минимуме информации строили модели и продавали их всем, у кого ещё оставались проверяемые ноу-хау.
   Потом прошло непонятное шевеление у кланов, которое наш аналитический отдел расшифровал, после пары бессонных ночей, как консультации перед полным объединением клановцев. Это мог быть конец, мы были слабы а доминанта нас бы расплющила. Помог один из секретных техотделов занимающийся миниатюризацией ВБ. Им на усиление кинули молодых атомщиков и те, работая ночами, сделали схему и поставили интересные эксперименты. Берётся человек, берётся обесточенное ВБ, а между ними термоядерный на трансурановых. Тридцатый эксперимент дал интересный результат, именно его схему мы дали выборочно некоторым кланам и тем из государств на территории которых было меньше всего термояда. Кенедиум защитили полностью, и не зря, так как вынырнул сразу через неделю после прохождения информации малый корабль, этакий вольный старатель, жахнул, без разговоров ВБ, затем понёсся к планете, пусть земля этому безумцу будет пухом. Новое ВБ било на малых расстояниях, меньше 1000 км, но защиту прошивало спокойно. Правда губило не технику, а психику, что тоже немало. Слава богу, что молодой создатель данной схемы оказался достаточно безумен, чтобы создать защиту и от этого. Это мы уже не продавали, ибо если трое из работающих с ним ещё разобрались в его объяснениях как работает нападение, но как и главное почему работает защита никто кроме него не понял. Император наградил безумца всеми возможными наградами и приказал тихо удушить. У кланов ещё оставались эмпаты для связи с Млечным Путём, так что через год о схеме знали все. Млечники тоже испугались и поступили довольно оригинально, пустив под нож всех связников со своей стороны.
   Как вы понимаете кланы передрались, с частичным применением нового оружия, тоже самое происходило по другую сторону, мы подлили масла в огонь пустив по прежде достоверным каналам ложную информацию о нападениях, что подтвердилось в половине случаев, так как на стягивание кораблей противника для отражения атаки принимали за атаку и отвечали не раздумывая. Информационная война великая вещь, тому кто придумал первым, как организовать это бескровное с нашей стороны побоище надо поставить памятник из костей наших врагов. Начался новый виток, после которого противники непросто выдохлись, они потеряли два десятка планет разрушенными, доверия между ними не было больше никакого. Самое интересное они не понимали кто их стравливает, хотя поняли что этот кто-то реален и могуч. В целом ситуация в освоенной галактике выглядела так, от старых образований осталось десять процентов территории, кланы захватили остальное, вот только технологии сравнялись и кораблей было поровну. Нейтралов-однопланетников на всякий случай подвергали ВБ и, если была возможность, захватывали, если нет, то делали так, чтобы не достались врагу. Все воевали против соседей. от взаимного уничтожения всех отделяло то, что средних и тяжёлых судов осталось слишком мало.
   Наша церковь процветала, несмотря на всю очевидность того, что на защищённой по последнему слову техники пересидеть смерть вероятность была больше. Но люди были в страхе и, если им говорили, что мы вас спасём, то многие верили. Единственное, что большие корабли мы на планетах не садили, слишком большой соблазн это по нынешним временам, да и оружием приходилось пользоваться лишь купленным, Как раз это, несмотря на цену, проблемой не было, так как деньги текли рекой и, обнаглев, мы стали уводить людей из под носа у кланов. Сначала скромно, всего тысячу, плёнки с этим налётом мы продавали, отбоя от желающих купить не было. Планеты бывало отбивали, но чтобы освободить уже окольцованных с давно захваченных миров, такого почти не было. Финансовый поток стал стремительно расширяться, а финансовое могущество церкви плюс вера в неё прихожан равны чуду. Поток желающих ломал все планы, Император уставал сниматься в своей тиаре для всё новых и новых общин верующих, благословляя веси сверху заранее, ибо маскироваться все учились в первую очередь. Разнообразнейшие системы маскировки и защиты, связь узкими пучками или по подземным кабелям. Соседние общины не знали точного расположения друг друга, связь лишь с помощью запутанных подземных дорог, словом мы вовсю потакали людской паранойе. В то же время малая поверхностная механизация выравнивалась высокой производственной культурой биоинжинерии. Пример - полые стволы дерева и плод скатывающийся в сборник у корней, а подобного было множество.
   Круг посвящённых во все хитросплетения политики был мал, каждый брался на учёт и большую охрану, но мы понимали, что информация о наших художествах когда-либо просочиться, поэтому потоки лжи выливались на противника постоянно, а мы готовились стать к тому времени сильнее всех вместе взятых, лучше раз в десять, а то всё равно кинуться.
  
  Второй шанс Сикорского Глава 23
  
   Галактика М51.
   387 год Династии.
  
  
   На чашу весов выживания нашей империи упал ещё один шанс, на этот раз порадовал нас клан Хоукенс, оттяпавший у Свиридофф три планеты. Я их конечно понимаю, лёгкая добыча привлекает, а такое сырьё тем паче, но это была первая ласточка открытого раздора, чему мы были искренне рады. А ведь нападать на отдельные планеты друг друга в их среде милое дело, так как системы орбитальной защиты в новых мирах нет. Конечно о войне на уничтожение речи не идёт, но и прежняя аморфно-монолитная структура покрылась глубокими трещинами недоверия.
   Империи принадлежит уже шесть кораблей, это Ковчег, Австралия, Европа, Азия, Америка и Африка. В названиях Генштаб решил не оригинальничать, будем кораблям давать имена континентов, сначала Прародины, а затем и имперских планет. Моё время полностью принадлежит церкви и верфям, с семьёй надо бы бывать почаще. У верфей *ЛК*, кстати, уже трое конкурентов, в Фарланде, Хартии и на Кненедиуме. Верфи один в один наша, строились под ту же продукцию, по нашим чертежам. В двух первых наше участие по 10%, а в Кенедиумском Кораблестроительном Консорциуме 50%. Мы не в коем случае не конкуренты, ибо сразу после того как они выпустили первый корабль со стапелей, мы перешли на военные заказы. Император и малый совет прекрасно понимали, что завеса тайны - наша главная защита. Сейчас приходиться уповать на эти лохани под командой самоубийц, ибо первый полноценный корабль сойдёт со стапелей Кенедиума лишь через полгода. В результате наших действий купить корабль корабли стало почти невозможно, и не только для нас. Даже колонистов теперь приходиться брать с тех планет откуда мы уверенны что взлетим, ибо остаться без корабля сейчас для частника легче легкого.
   Всё больше и больше людей мы получаем в зоне нового завоевания кланов, честно сказать нам их пока просто продают. Представьте себе достаточно населённую планету, где до нападения жило 270 миллионов, а сейчас 230, где есть небольшие очаги сопротивления, и на охрану этой махины поставили два малых корабля и три сотни десанта. Новоявленный губернатор, на которого давит начальство, требуя немедленно покончить с сепаратизмом чисто и своими силами, но на его просьбы о подкреплении не как не реагирует. Ошейников рабских у него всего 50 миллионов, все уже использованы. остальное население можно и перестрелять, но тогда и живые сдохнут, планета станет непригодна, а буза распространяется. И вот появляется на пределе дальности корабль Церкви, выбрасывает на шлюпке представителя, который в приватной беседе рассказывает барину, что мёртвые души с его шеи снять можно. Продаёт он нам 2000000 человек с самовывозом в криокамерах, причём только в бузотёрных районах, чтобы они быстрее пошевеливались их немного пугают, химическим на несколько килотонн. По сотне за голову, пусть вражескими деньгами, так сегодня они враги, а вдруг завтра друзья? Чешет он тыковку и говорит то, что от него и ожидают услышать - Да! По отработанной на Ситне схеме мы начали договариваться с другими губернаторами. Со следующей планеты мы вывезли 16 миллионов, пусть вывозили в жутких условиях, пусть месяц экипажи почти не спали, пусть до места назначения довезли только 15, ни кто не жаловался. Конечно перегон пришлось делать в два этапа, с дополнительной пересадкой на одном астероиде, наскоро переделанном под базу, туда людей привозили вживую, затем замораживали штабелями и вперёд к новым Родинам! Как раз в к это времени Африка вернулась из круиза, четыре планеты, таков его итог. Сорбонна, Евпатория, Босфор и Чикаго вот имена новых родин.
   Во время этой свистопляски я почти не заметил прибавления ещё одной порции шестилетних воспоминаний, мол, ну и бог с ними, запас карман не тянет. Вот рождение второй это событие! Жена по уши завалена делами, она даже когда пошли воды ещё что-то умудрялась диктовать и давать подчинённым Ц.У. Ольга, это вылитая мать, тот же гонор и громовой рёв, теперь она опекаема больше братом и сестрой, чем вечно занятыми родителями. Мы работаем, как лошади, ради светлого завтра, но когда оно наступает, оказывается, что надо трудиться ещё больше для нового завтра, главное, чтобы дети это оценили. Нам многое удаётся, нам везёт в мелочах, а все маленькие плюсы, постепенно складываются в большие, перекрывают кислород большим катастрофам, не давая им перевернуть корабль нашего и так неспокойного бытия.
   На наших икорных плантациях идёт нескончаемая битва за урожай, куб в месяц мы оттуда увозим регулярно. Ещё один куб продаём, но как уже было сказано выше, корабль купить невозможно, а вот оборудования любого, даже крупногабаритного, но без защиты от ВБ, этого добра завались. Икра, это пока наше всё, нам уже пришлось уничтожить с её помощью пару соглядатаев, на Принцессе и на Чикаго. Действовали они стандартно, на том и прогорали, в первую очередь стартуя к планете, чтобы проверить её класс, а дальше только рожки да ножки остались от... Как уже было сказано ранее наша Эстианская космоверфь перешла на военные заказы, вот мы и стали делать средства доставки боеголовок. Сзади, на всякий случай ВБ на 20000 км, но на икру надежд намного больше, так что пока наша судьба охотиться на живца, подставляя свои задницы под стрелы любопытных охотников. Теперь близ каждой колонии по три наших челнока-торпеды, тормоза в которых отсутствуют напрочь, и у экипажа и у корабля. Гравимаяк даёт сигнал и, как только торпеда стартует всё пространство вокруг забивается медленными гравиволнами, послать быструю передачу в таком шторме невозможно. Как бы на гребне этой штормовой волны устремляется пара Грандов в свой смертоносный полёт. Первый атакует сам корабль, второй бьёт по самому быстрому вектору отхода, начинка каждого сделана из полутоны икры, но мы пока не сильно экономим. Главное опыт и площадь поражения, как только мы придумываем что-то новое из тактики что даёт подобный результат при экономии икры, мы сразу это применяем, но до этого момента лучше пускать деньги на ветер. К счастью, капитаны разведчиков сами народ хозяйственный, поэтому генератор защиты от ВБ на корабле всего один, весит полтонны, радиус действия едва выходит за обшивку, поэтому торпеды, покидая корабль, защиты лишаются. Капитан смертника отстреливает торпеды с защитой, затем умирает, включая ВБ, как только вражеские торпеды попадут в радиус действия.
   Следующей урожайной планетой была Мицуяма - два миллиона, Аделаида - четыре, Пусан - два с половиной. Затем кланы, видимо, пригрозили своим губернаторам, так что халява закончилось, продавать стали лишь детей, и не менее чем по тысяче за голову. Но дети, это довесок ко взрослым работникам, нам же нужны были лучше всего спецы. ну женщины. на крайний случай. Так что цены для нас оказались неприемлемые, мы по галактическим меркам, люди бедные, каждую лишнюю копейку в активную оборону вкладываем, воинов поддерживаем или там бывших капитанов с пиратских островов.
   Вот так мы и наткнулись на информацию, что один из кланов оставил захваченную планету, что то у него там не срослось, да и выровнять переднюю линию обороны было необходимо. А та империя, которой этот водно-биотехнологический мир принадлежал, сама укрепления латала и готовилась дать последний и решительный бой. Так что 40 миллионов подвешенных душ, выживших после Катаклизма от ВБ, медленно загибались на крышах своих подводных городов-куполов, выходивших вершинами на поверхность. Гибли они пачками, клан не хотел терять деньги и ошейники, съеденные местной плотоядной живностью. Как мы узнали, что на Планктоне вообще кто-то уцелел, так нам разведчики империи, бросившей свой мир, сведения и продал. Правда корабль-разведчик располагал командой в десять человек, но трое из них слышали краем уха, что церковь хорошо платит за подобные сведения. И действительно, за информацию для удачнейшего полёта Африки мы. не торгуясь, выложили запрашиваемые два миллиарда одному юному хакеру, добывшему на электронных полках государственных запасников интересные сведения. Не найдя понимания у остального экипажа трое самых решительных, среди которых был младший пилот, проголосовали оружием в свою пользу, затем нашли ближайшее церковное консульство вне империи. Деньги - информация - люди, произошёл круговорот принёсший нам тридцать шесть миллионов переселенцев высшей квалификации. Их опыт был уникален в галактике, на всех кроме нас они ненавидели. Они хотели много воды и немного суши, мы дали им карты необитаемых островов империи, каждый смог сделать свой выбор. с собой они обязательно брали самое ценное, мать могла бросить подступающему монстру в пасть своего грудного ребёнка, но Это попытаться сохранить. Это может оказаться биотехнологически выведенный сорт водных лилий или новый вид червей, которые зачем-то обязательно хотят иметь богачи в другом мире, но это обязательно было ценным. Обычно семена и кристалл памяти переносили в контейнере от одного до десяти литров. Наши люди так и находили, особенно на крышах небольших семейных куполов, картины яростно сопротивления, превратившегося в пир, где в центре лежали такие матовые контейнеры, пришедшие не по вкусу чудовищам. Часто к ручке контейнера стискивала отгрызенная женская кисть.
   Как верёвочке не виться, а всех увезти мы не смогли, пару миллионов мы бросили, когда, почти одновременно, на окраинах системы замаячил разведчики обоих воюющих сторон. Что мы могли сделать для оставшихся? Только дать им право достойно встретить врага и умереть в битве, вовремя умереть это ведь самое важное в жизни. На последнем подхвате мы брали только оставшихся девочек, женщин и бабушек, хранительниц контейнеров, взамен оставляя охраняющим их мужчинам атомные заряды, иногда гигатонные. Клановцев оказалось больше, бывшие же хозяева предпочли ретироваться. Гигатнных или около того зарядов набралось пять сотен, вместе с зарядами мы дали передатчики, поэтому взрыв вышел почти согласованным. Сначала не выдержала кора, а потом треснула и планета. Они потеряли 28 кораблей, а это пятая часть флота клана, причём осколки только довершили работу, основное сделал гравитационный удар при разломе. По ту сторону фронта церковь ещё более зауважали, потому как испугались, количество топтунов увеличилось раз в десять, а в церковь, встать на Путь, поток желающих возрос в пять раз, половина из которых была агентами. Всему местному церковному начальству стали таких красавиц подсовывать пачками, что у тамошних братьев глаза стали от выбора разбегаться, а тот орган, что пониже, стал стираться от усиленного использования.
   После этого мы клановцев по всей территории соприкосновения щипать начали, нападать на базы где корабль один, пусть даже внизу все окольцованные. Такие места были почти наперечёт, в основном это были одноплановые планеты класса *В* и *С*, с парой-тройкой миллионов населения работающем на производстве одного товара. Мы включали глушилку и брали корабль на абордаж, планеты только взятые, ПКО днём с огнем не сыщешь, умеючи подкрасться можно. Подходили мы к кораблику на дальние подступы и били изо всех лазеров по корме, а затем врубали ВБ, малого радиуса, ибо такие планеты брали, в основном, без его применения, ибо от него все бы там сдохли. Если была внезапность, то основной генератор защиты от ВБ мы накрывали, а при переходе на резервный наш смертник и дёргал ручку, синхронность там была дай боже, но десять минут для десанта пока они были в отключке у нас было и в половине случаев корабль мы брали неповреждённым. Долго ли, коротко ли, стрясли мы с данных плантаций пятьдесят два миллиона урожая, всех их засунули в место столь отдаленное, найденное одним сумасшедшим капитаном ещё 250 лет назад, который так и не вернулся домой. Планету, в честь его мёртвого. летящего в свободном полёте, корабля назвали Ланс. Планета была на загляденье, настолько далеко, что там устроили сразу же пункт возможной эвакуации, пять миллиардов этот мир мог кормить не напрягаясь. Животный мир немного агрессивен, гравитация чуть меньше стандарта, но всё равно, конфетка, а не мир. У нас к тому времени уже было четырнадцать захваченных целыми кораблей и куча запасных частей от наполовину удачных операций.
   Но не одних нас бог не обделил умом, поэтому, вскоре, мы обнаружили в одном из захваченных кораблей грамотно замаскированный передатчик, настроенный на сброс полученных данных через три месяца. И мы поняли - хватит, эта нива изжила себя и ждут нас здесь тучные стада, а серые волки, так что пора было шерстить противоположную сторону. Работать тут было сложнее и проще одновременно, просто надо было заходить от туда, где, как им казалось, хорошие минные поля, а кораблей почти нет. Конечно главное здесь это предварительная работа высокопоставленных сторонников церкви. Мы прорывались без потерь сквозь прореженные предателями родины поля мин, подходили к планете и отстреливали в воду 149 имитаторов и один настоящий гигатонный заряд. Все о нас знали и по садившимся судам обычно слабенькие ПКО не стреляли. В первый раз добровольцев мы набрали всего 100000, затем взлетели и собрали имитаторы. Настоящий заряд мы оставили в подарок, ибо он был собран из привозного сырья и с Кенедиумом его связать было нельзя. Мы постарались чтобы до разобранного устройства первыми добрались журналюги и дали репортаж в эфир, нам это было необходимо, ибо это был последний наш заряд на данный момент, на остальные мы только нарабатывали материал. Мы дали вестям разойтись и в похожем на предыдущий налёте взяли 8 из 160, затем 9, потом 11, затем 5. Под церковным флагом действовало 20 кораблей, забитых гибернаторами, из вооружения было по икорной торпеде на брата, ВБ, ну и по мелочи. Один раз, уходя из системы, мы в наглую прошли мимо равного нам флота местного императора, на всех волнах ведя репортаж о событиях, вели их местные журналюги, которых мы теперь катали до окраины системы, а потом дарили им шлюпку и по миллиону на брата. В общем местные имперцы не стали стрелять в своих, команда одного из них даже пристрелила своего капитана, отдавшего такой приказ.
   Мы становились больной мозолью многих, в трёх государствах на нас взъелись всерьёз, но на всякий лом есть приём, нашёлся он и на несговорчивых. Действовать решительно собрался один из императоров, аналитики просчитали его натуру заранее и в тамошнее представительство мы забросили 10000 молодых фанатиков. Последние три дня из их жизни по коридорам старинной крепости мельтешили три акулы пера и снимал, снимали, снимали. Они опрашивали людей многие из которых были вывезены с территорий кланов, все они были разбиты на 5000 пар и перед самым захватом состоялось торжественное бракосочетание. Большинство из молодых женщин были беременны, последние три месяца они принимали специальные препараты и не предохранялись.
   Операция по захвату началась на рассвете, эти идиоты для преодоления поля подогнали к одиноко стоящему историческому сооружению автоматические модели, для преодоления поля-купола. Вы знаете, что такое крестный ход? А расстрелянный крестный ход? Лазеры рассредоточены были равномерно, и должны были выключиться автоматически, как только поле исчезнет. Только это могло отменить программу или личный приказ императора, который сам сидел в столице за пультом. Крестный ход вышел из всех ворот за стены, а потом поле уменьшилось вдвое. Сигнал отмены из столицы нам удалось глушить 2,74 секунды, этого хватило вполне. По императору это ударило сильно, его и семью ликвидировали военные, у них как раз готовился минипутч, так что теперь у них диктатура. Но ещё больше репортажи с места событий сплотили нас. В десяти тысячах люди были отовсюду и каждый переселенец прежде всего увидел в расстрелянных друга, соседа, брата, сына, дочь. Выступление нашего императора после показа этих кадров увидела вся империя. Люди на Лансе и Кенедиуме, Эстиане и Босфоре, Чикаго и Сорбонне, Снежной и на Далёкой Родине, Евпатории и Принцессе, на богатых астероидах поясах с системе рядом с Лансом. Гибель агнецев стала тем необходимым закрепителем, после которого слово ЭСТИАНЕЦ стало для них родным. Орден памяти, в который посмертно принимаются теперь воины, погибшие во благо империи, имеет окантовку из 10000 мелких бриллиантов и родное сердце, глядя на присланную побрякушку, немного меньше терзает боль потери.
  
  
  Второй шанс Сикорского Глава 24
  
   Галактика М51.
   387-388 год Династии.
  
  
  Реки выходят со временем из берегов, моря наступают на сушу, возникают новые материки, всё течёт, всё меняется. Информация о координатах наших планет, это такая своеобразная вещь, что так и норовит просочится сквозь пальцы, не смотря не на какие меры предосторожности. Сегодня у нас в Малом Совете запоздалый мандраж, потому как мы сейчас в который раз удостоверились, что боги нас, дураков, любят, как собственных детей. Грубо говоря, после расшифровки последней записи, мы поняли, что проворонили шпиона, матёрого диверсанта, в чём мы собственно виноваты сами. При высадке колонистов на Ланс 50000 человек попали прямиком в госпиталь и проверку прошли лишь по готовности, а тут пожар, пара десятков трупов, вобщем, прошляпили мы его. Вот так, нежданно негаданно заполучили мы законсервированного универсала, по-видимому, натасканного не на нас, но от этого не слаще. Как он пробрался на корабль в грузовой, запечатанный отсек, мы так и не поняли, единственная отрада, что наши экипажи дёрганные, стреляют, не спрашивая, да и систему самоуничтожения клановцев мы переняли для экипажей. Мужик был профи, систему уничтожения корабля со смертью капитана он заблокировал, но вот круговую закольцовку на экипаж снять не смог, не повезло нашему антигерою. Кэп, когда понял, что машина его не слушается, сделал три выстрела, одним уничтожил кое-что в рубке, не имеющее дубля на резервном пульте, затем, выйдя в коридор закоротил кабель питания передатчика, третьим снёс себе полчерепа.
   Главное, что шпион не спешил, вот только корабль на Ланс доставил лишь оказию, взял не срочный груз на Кенедиум, а сам ушёл в свободный поиск. Как раз СМИ кричали о гибели 10000, всему экипажу подвига хотелось, вот и рванули подальше в то самое оно, в неизведанное. Конечно по шапке бы получили, но только если бы вернулись без результата. Поганец спрятался хорошо и вылезал аккуратно, дошёл до резервного пульта и полночи там колдовал. Корабль добыли недавно, системы безопасности наладили не полностью, сразу на дело послали, рабочую лошадку этакую, да и моторесурс был не 100%. Знали бы вы, какие у нас ассы за идею и хлеб с маслом пашут, натасканные на дальние полёты в никуда, ценящие каждый процент мотресурса. Каждый из них вызубрил на зубок, что когда процент износа подходит к 70, надо делать ноги домой. Сейчас же корабль быль был изношен на 68%, наши шли на дальних прыжках и капитан, перед гибелью, капитан в рубке уничтожил именно логический блок на котором эти проценты и высвечивались, отдельные программы для вычисления этого есть и в компьютере, но обычно их вместе не собирают, ибо летая по известным и проверенным маршрутам износ идёт чуть меньше чем на порядок. Если бы остался хоть один из экипажа, кто объяснил бы захватчику значение сожжённого прибора, он бы и сам вывел кривую, но этого не произошло. Домой пошёл он на средних, как привык, видимо, так идти было разумно, но не в данном случае. Корабль предупредил его когда ресурс был израсходован на 98% и если бы он был в освоенном пространстве ему бы с лихвой хватило времени добраться до ремонтной базы. До освоенного пространства было 100 светолет, но теперь то он обратился к опыту экипажа и увидел, что Кэп предпочитал дальние прыжки, так он и поступил. Он был не прав, выход у него единственный, но был, надо было идти на сверхмалых, с длинными перерывами, растянув путь на месяц. Вот только место прибытия было бы не в его клане, так что наш неосторожный решил рискнуть. Три сверхдальних движок не выдержал, сгорел после второго, система необитаемая и даром никому не нужная.
   Шпион понял, что жмотничать не стоит и надо позвать хоть кого-либо. Гравиволновой передатчик был закорочен, но ценой взрыва один короткий импульс на средних волнах он дать мог, делать было нечего, агент выбрал засветку. Через три недели в ближайшей, такой же как эта ненужной никому системе сигнал услышали, вся беда была в том, что именно там задержались, разрабатывая дальнейший маршрут три небольших капера. Пример церковников был заразителен, все поняли, что кланы грабить можно и нужно. Вот и краткий сигнал они справедливо причислили к сигналам о помощи, подумали и решили слетать разведать, стоит ли овчинка выделки. Ребята они были серьёзные, мать родную загрызут за новые технологии, так что пошли они на абордаж, едва увидев плачевное состояние корабля. Диверсант был подготовлен лучше, только вот их оказалось намного больше. Из двадцати оставшихся один лучше других владел логическим мышлением и как только заметил, что генератор защиты от ВБ имеет незнакомые очертания, то делиться не пожелал. Скачал информацию о перемещениях корабля, взял с кресла в одной из спален личную вещь одного из церковников и с первой партией груза отбыл на один из кораблей. Стоит ли говорить, что яйцеголовый был капитаном одного из кораблей. Дальше последовала смерть дежурного пилота и расстрел соседних кораблей. Надоело ему мотаться по космосу, хотелось осесть где-либо в безопасности и с большими деньгами, а там продолжить исследования, которые прервала нехватка денег. Превратив соседние лохани в груду шлака и максимально его развеяв он отправился в ближайшую свободную систему, за время полёта он вызубрил все цифры полученные на призе, а саму информацию стёр. Собрав наличные и поставив автопилот на один прыжок, а последний, килотонный заряд, на взрыв через час, он на шлюпке, с окраины системы за несколько часов добрался до планеты. Там он проплатил за год стоянки, а сам, на ближайшем рейсовике отправился на планету, где есть представители церкви. Местная СБ проверила его, но поверхностно, лишь только когда о взрыве корабля в соседней системе стало известно и связаны все концы, только тогда его начали искать. До церкви его проследили, но к тому времени все причастные или хотя бы видевшие его покинули церковную обитель и оказались в колониях.
   И вот сегодня этот индивид прибыл к нам, теперь сидит скромно в уголочке, ангелочек чёртов. лысину протирает. Комп корабля мне распечатку исторических книг с Земли мне дал, так мне особенно понравилось, когда казнят гонца. принёсшего недобрые вести. Но решили всё же по справедливости, мол, достоин, награду дали, там цацку на грудь, титул и деньги. Выяснили, что за лабораторию он хочет создать, спецы, прибывшие для её экспертизы заверили что в этой области физики создать что-то вроде ВБ невозможно, в общем дали добро. Он, кстати оказался оголтелым демократом, титул сначала не хотел брать, но этот вопрос немедленно увязали с разрешением на лабораторию и все возражения немедленно были сняты. Сам император по столу кулаком треснул, сказал, мол, если не возьмешь эту нагрузку баронскую, уши обрежем для симметрии, а то сильно на фоне твоей лысины выделяются. Осерчал в общем, но отошёл, даже тост предложил за новую опору державы, чтобы род его не потерялся в веках. На всякий случай выдали ему корочки капитана разведки и выделили куратора, а то, чем чёрт не шутит, что там он в конце концов сварганит. На контролёра он согласился, но потребовал красивую и свободную, тогда без возражений. Я, подумав, согласилась, ну вот и у ещё одной паучихи личная жизнь наладиться и даже лишний титул у суверена выбивать не придётся.
   Не смотря на всё большую нашу обособленность и стопроцентному выполнению наполнению стратегических запасов продовольствия сельхозпродукции у нас всё равно было выше крыши. Четыре адресата готовы были брать излишки, но мы пока сомневались, что брать оттуда. Деньгами империй они отказывались, а клановский товар мы брать сомневались из-за возможных подлянок, лучше уж дуть на воду, чем потерять одну из планет. Пока мы отстреливаем нарушителей по одному, ни кого не упуская, но если будет точная информация быть беде. Но скоро, надеюсь, мы отчасти решим эту проблему. Продовольствие за информацию, таков наш порядок, один малый клан и десять полусамостоятельных планет по другую сторону фронта, все они остро нуждались в продовольствии. Теперь это своеобразный лагерь подскока для наших шпионов и рассадник их собственных, работающих по нашим заказам. Их шарашки доводят до практического применения украденные их разведчиками обрывки технологии. Голодным массам плевать кто их кормит, церковь или сам дьявол, союзник тот кто их накормит. Сбрасываем мы им еду в пустых секторах, работают там наши агенты-церковники ни сном ни духом ни ведающие, что есть такая *Империя Эстианская*.
   Клану продовольствие доставлять сложнее, у них там передел секторов, у клана всего 15 населённых планет, а систем приходиться защищать две сотни. Но система сбора информации у них налажена будь здоров, нам есть чему у них поучиться. Мы и учимся. Клан ещё упирался, но мы отправили туда четырёх священников, выходцев из кланов. Семьи их на Сорбонне теперь, а они своё содержание ещё три года тут будут отрабатывать, так что переходить на другую сторону им противопоказано, да и незачем. А попытки, само собой. начались сразу, поклёп на нас наводили, очерняли в их глазах почём зря, но скороспелые батюшки индивиды стойкие, аморальные ко всему. что не касается их родных. Особо резвым, прикидывающимся друзьями, они в лицо хохотали и голографии сытых лиц своих детей с Сорбонны показывали. С каждым месяцем желающих поискать нас становилось всё больше, но желающих, почему-то, не прибавлялось. Корабли, с помпой отправляющиеся на наши, в смысле свободных территорий, поиски имеют, по крайней мере, если не прямых наших сотрудников то агентов влияния. Очень, очень многие из них пополняют армию вольных каперов.
   Заказы для них даём мы, для них давно готовы тайные базы с запасами продовольствия и топлива. Нам они везут рабов, сведения, стратегические запасы. Берут и у своих и у чужих, они теперь без роду без племени, не до брезгливости. Рабов теперь сортируют и до нас доходят лишь полезные категории, остальные в кланы в ошейники, рай теперь только для избранных, которых в контейнерах с штабелями автономных гибернаторов передают через открытый космос. А те принципиальные поисковики, которые отвергали наши посулы, расстреливались теми же каперами, за наличный расчёт, как только те выходили за охраняемые периметры. Каперы теперь получили расчётчики дальности, и под своей маркой толкали его всем желающим. Выходит поисковик не согласившийся с доводами разума за охранный забор, а ему прямо в морду, то бишь в ходовую с трёх сторон и врассыпную. 90% оплаты. если у противника осталось менее 10% ресурса, вот что выбирали каперы, так и овцы целы и волки сыты и зубы у них не болят. Но если встретиться группа или неуживчивые и выйдут далеко за обжитую зону, с теми уже не церемонятся, если находят, гасят до полного обнуления ресурса, бросают рядом, но вне досигаемости, медленноволновые передатчики и оставляют умирать.
   А, вскоре, начали действовать и на планетах, лазер для одного выстрела можно собрать и из подручных средств, а то место в наружной ходовой, в котором можно создать микротрещину и ополовинить ресурс дальности высчитывал в одной из империй по нашему кружному заказу целый кораблестроительный институт в течении квартала. Противники хитрили, на орбитах планет готовились, мы тоже лыки не вязали, или мощность луча увеличивали или гражданский флаер на низкую орбиту кидали.
   Лишь одно универсальное средство нам требовалось постоянно во всё больших количествах и гибло всё больше и больше глубинных скатов, чтобы жизнями своих детей проторить дорогу нашему государству. Половину мы честно продавали, половину вывозили на свои нужды, с каждым днём взятки таможне под это дело увеличивались, как на дрожжах. На двух отдельных огромных субмаринах доращивали икру до мальков искусственно, под это дело отдавали полпроцента собираемой икры. Губернаторы о нашей рыбоводческой деятельности знали, поэтому, сцепив зубы, старались особо к нам не лезть, а брать побольше и, соответственно, больше отправлять налево в центр.
   Ну а то, что Млечный Путь обрезал связь, так на это мы не могли нарадоваться, ибо большой брат мог подсказать младшему брату всякие нехорошие мысли, например где искать нас, вычислить нас по косвенным данным. Но обошлось, их страх перед новыми видами ВБ был у них в крови и, наверное перешёл в безусловный рефлекс, сначала убей учённого, а потом спрашивай у его души можно ли использовать этот аппарат в мирных целях.
  
  Второй шанс Сикорского Глава 25
  
   Галактика М51.
   388 год Династии.
  
  
  
  Намедни мне стукнуло 72, ну ничего, для этакого старичка я прекрасно сохранился,вот остальная часть информации была намного хуже. Тот, кто присылает эти воспоминания, показал мне в картинках, что смерть в прошлом явиться смертью и моего нынешнего тела, такое вот на меня наложено ограничение. И значит это, что остался мне жизни год, хоть ты тресни. Вот и сижу я в смятении планов, а в голове сумбур колобродит. Сначала хотел застрелиться, затем повеситься, но одумался и пошёл в спальню, к второй половине под бочёк на терапию. После двух часов тесного общения мне полегчало, и, глядя в потолок, я, наконец-то, нашёл конструктивное решение. Наказав Сутте попытаться проверить будущее на предмет туч, мол, чудиться мне тоже что-то нехорошее. Затем связался с Императором и с его разрешения передал приказ Церковной службе информации, то бишь разведке, утроить суммы и усилия для подкупа и немедленно сообщать обо всём непонятном и потенциально опасном. Из своей электронной биографии я знал дату смерти, значит, при приёме второго пакета информации, я умру, но ждать смерти, рвя волосы, это не по мне, а вот рвануть ей навстречу и напакостить старухе с косой, это хоть сейчас.
   Нужно совершить героическое и небесцельное самоубийство, но это требует, в свою очередь, достойного врага, а его найти после наших превентивных действий очень не просто. Поперетравливали и стравливаем до сих пор пачками, даже не насилуем их социумы глобально в лоб, так, отстреливаем отдельных индивидов с потенциалом объединителей, как клановских так и имперских.
   Нужно напоследок побольше времени бывать с женой, с детьми, хочу остаться в памяти хорошим отцом. Папа трудоголик, не есть *зер гут*, конечно на пропитание им заработал порядочно, на тысячу поколений хватит закормить этими бумажками. мемуары, опять же, после себя оставить надо, в папку с грифом секретности *сжечь не раскрывая*. Надо, надо порадовать потомков откровениями уникального шизофреника, пару умных мыслей оставить, пару портретов заказать для замка. И, самое главное, сбросить свою обер-прокурорскую мантию на надёжные плечи. Кого бы впрячь в этот неподъёмный воз, кандидатуры целых три, но не хватает в них чего-то, огонька райского в них мало, в этих бюрократах от церкви. И обязательно чтобы благообразный образ, а то мне для съёмок приходиться специально гримироваться, чтобы выглядеть постарше. Нужен помощник, но из тех кто себя помощником не мнит, а сам себя видит хозяином. Может Сутте пост отдать? Она уж их построит по стойке Зю, будут бегать по струнке и грязный пол мантиями мыть. Но у неё своих подопечных полно, корпорацию ей так же одной тянуть надо будет. Но церковь, это ведь не только переселение на новые колонии, это прежде всего люди вовне, вот церковную разведку я ей на баланс по тихому спихну, никто и не заметит, а то что останется, это действительно службой информации и будет, поделать этот безрукий монстр ничего не сможет, при таком раскладе и один из троицы на кресло сойдёт.
   Но как ей рассказать? Всё равно, придётся ведь, она девочка понятливая, но вот что принесёт ли ей это понимание? Решено, объясню ей всё в последний момент, а до этого буду самым лучшим отцом и мужем, умеющим справиться с любой проблемой. Да и для паствы нужно сделать что то, чтобы оставить добрую о себе память в веках. Почти всё, что им нужно сейчас у них есть, новый дом, достаточно надёжный, есть уверенность в будущем, есть пища для себя и своих детей. Придумал! Нужнее всего людям внимание, и взрослым, и детям, нужно организовать службу доставки, чтобы и дети и взрослые могли присылать мне свои мысли и пожелания. Чтобы это было достаточно редко, скажем раз в год, в день рождения близнецов, стать для паствы этаким Санта-Клаусом. Право на одно послание в год для детей до десяти лет, а кому больше, раз в пять лет. Дети будут просить подарки, а взрослые, чтобы их выслушали. Пусть они обдумывают свою мысль или изобретение в течении пяти лет, и пишут об этом предельно коротко, этак вырастет нация лаконичных философов, способных сжимать свои идеи до кончика пера.
   Так, а мои дети, что я могу ещё оставить им? Сейчас они многого не оценят, но на перспективу... Нужно что-то вроде десяти заповедей, чтобы род жил в веках. В веках? Перво-наперво нужно разложить яйца по разным корзинам, внушить жене и потомкам, чтобы семья строила свои предприятия на как можно большем количестве эстианских миров. Лоеси должны сохраниться в тысячелетиях и не дать ветру времени помешать повести за собой волны переселенцев в другие галактики. А мир в роду, как сохранить его? Как добиться того, чтобы наследники ели друг друга поедом в сугубо конструктивном русле для рода и корпорации? Как добиться, чтобы младшие наследники Дома вторгались в смежные отрасли, а старшая ветвь занималась деньгами, оружием и кораблями, не перегрызя друг друга? Или может дать им цель посадить когда-либо на трон своего представителя? Нет, пусть лучше породнятся так, что в наследовании трона, чёрт ногу сломит, и вообще пусть детали потом Сутта разрабатывает и у неё об этом голова болит.
   Наша идея с частичной забивкой гравиэфира медленными гравиволнами большой мощности начинает приносить плоды, приёмники в такой какофонии работают, а вот передатчики нет. Единственный выход, уничтожать автономные передатчики, но когда их тысячи и некоторые уже покинули плоскости эклиптики систем, это поверьте не сахар. А, иногда ещё и мины рядом плавают... Наша промышленность гонит передатчики и мины потоком в три смены, конца и края не видно. А я, что я, кручусь уже месяц после пренеприятного известия как белка в колесе, разрываюсь между делами и семьёй. нещадно экономя на сне. Месяц я изображаю из себя старика-рыбака, прочёсывающего церковный информационный невод в поисках золотой рыбки. Но попадаются лишь обычные караси, предательство, подкуп, геноцид, продажа оружия кланами империям и наоборот. Они быстро скооперировались по разные стороны от границы, но всё это мелочь, а вот искомая опасность никак не дается в руки. Но теперь я уверен что найду её, так как и жена начинает видеть очертания чего-то нехорошее, опасное, так как глубоко спрятанное и отравляющее жизнь непонятно откуда. Опасность идёт от человека, да не от простого, так как он старается сознательно гасить вокруг себя эти волны. Кто же он, один, который в поле воин, что за организация за ним стоит, или ещё один супершпион в нашей колонии?
   Но сейчас, это не тогда, теперь мы лучше расстреляем дополнительные 50000 раненых, чем позволим иголке проскользнуть в стог сена. На кораблях тройная защита, мышь, если и проскочит, то кораблю трындец, не взрыв, но общий сбой, чтобы прервать ещё два корабля нужно. В общем, нужно искать и анализировать, и побыстрее, песочные часы торопят, надо подарить близким свою смерть, а не бесцельно растратить её в своей постели. Кажется, я всё же перебрал с пылкостью, Сутта что-то заподозрила, по правде говоря, не брезгую химией, не потенциальной, а так, для бессонницы. Но вот в выводах моя дорогая пошла по ложному пути, ревность как всегда впереди разума, теперь она шерстит моё окружение тихой сапой на предмет постоянной пассии, а то и бастрада-другого. Нет, я жене почти верен, но та втемяшила себе, что нет, что я влюбился, пришлось срочно отселять от себя всех потенциальных любовниц на материк. Ну не ссориться же из-за такой мелочи в последний момент, лучше почаще её на руках носить до спальни, ласковыми речами ей уши поласкать. Умница она, красавица, жаль расставаться, до боли жаль, что эта жизнь оказалась короче, чем предыдущая.
   Но вот зазвенела одна из нитей сети-паутины, неужели рыбка! Пока нет, это людь в разведке одного из кланов передал весточку. Необычными были его выводы, он сидел в службе на приёме данных и информация о новом пищевом синтезаторе не прошла мимо него. Но он точно знал, что из материнской галактики на этот аппарат дали только предварительную информацию, а не полную, до того момента, как связь с той стороны была выкорчевана. Самостоятельно разрабатывать такую махину лет пять надо, а тут он услышал разговоры в курилке что уже готовиться предсерийный образец! А это может означать одно из двух, или большие средства кинули на его разработку, или одна из ниточек связи не прервалась. По моему это мне подходит, копать эту яму, копать и ещё раз копать.
   Дополнительных агентов к ним мы слать не решились, а вот перекупить за огромные деньги хозяев других кротов, это было организованно. Хозяева кротов были тоже любопытные и вскоре копать стали все, надёжно похоронив персональный интерес именно с нашей стороны, а дальше события пошли лавиной. Поднадзорный клан разослал своих представителей в другие и на такой уровень, что даже звука сверху не долетало. И вот главы, наследники, или, наконец, представители всех кланов стали собираться в столице подозреваемых. Пока птички слетались. информация просочилась, оказывается связь держат через Туманность Андромеды, ручеёк был запасной и о нём кроме самого латентного телепата и главы клана не кто не знал. Начали они работать, а тут противоположную сторону млечники вычислили и взяли под контроль, поняли, что хотя бы одного телепата поберечь надо было, но у страха глаза велики оказались. Теперь вот подключили аналитиков и выяснили, с большой долей вероятности, кто мутит воду в пятьдесят первой луже. Соседям они информацию не передали, лишь намекнули на встречу, а за право участвовать срубили отменный навар. Не кто не захотел быть в хвосте, такими заявлениями не бросаются направо и налево.
   Это было паршиво, это было преддверием ада. На тридцать один корабль было погруженно тысячи тонн грузов смерти, всю икру подчистую, ВБ, старое и новое, генераторы медленных волн. Флот подтягивался заранее, ибо даже предварительная информация была плохой, так что все сборы заняли день. Это было рано, ещё полгода и я бы не колебался ни секунды, но теперь страх иногда приходил, но не дальше подкорки. Причина ухода из жизни выбрана, мандражировать не след, а то что в системе две сотни судов клана и почти столько же прилетевших правителей, то это лишь увеличивает главный приз.
   Полёт напрямую занял пять дней, мы не скрывались, лишь ставили глушилки, а всех встречных на ходу лишь обездвиживали. Но данный предусмотрительный клан нельзя было назвать глупым, систему окружало три пояса обороны, на пятьдесят светолет вокруг были включены дестабилизаторы и прыгать можно было лишь на два десятка светолет. Кольцо казалось и оказалось почти не преодолимым. Мы смогли пройти лишь потому, что некоторые линии обороны ещё укреплялись и нам достался поводок, купленный за полмиллиарда на одного крота-военинжинера. Дальнее кольцо мы взяли нахрапом потеряв пять судов брандеров. Перед следующим прыжком мы готовились основательно, но всё зависело от аппаратуры, протащенной кротом на следующую точку. Маяк-мина была заменена на ВБ нового поколения, закрытие глаза контролёру стоило вообще несусветных денег, но это стоило того.
   Двое смертников допили последние стопки, забрались на утлое судёнышко, это был несостоявшиеся эстианские десантники на Кенедиум, да и способ проникновения был оттуда. Мина изменила траекторию полёта, изо всех сил вереща, что видит корабль противника и вызывая недоумение товарок. Траектория её шла мимо станции, прикрывающей один из локальных узлов системы, и экипаж лишь взял сумасшедшую железку на прицел. Но тут все сенсоры, наконец то, разглядели идущий на реактивных допотопный металлолом и мина как раз пересекала его курс, за ней тут же кинулись две последовательницы. Скучающий экипаж объявил общую тревогу, но не стрелял, дав мине шанс. За секунду до столкновения оба включили торможение на форсаж. Во время столкновения контакт сработал и клановцы отправились по их стопам обживать территории верхнего мира, оставив станцию на произвол судьбы. С точностью до мига во время срабатывания нового ВБ вынырнул один из брандеров и интеллект станции опоздал на секунду с выстрелом, напрасно борясь за жизнь операторов. Корабль взорвался, но последний из тонны пятисантиметровых шариков был уже в километре от него. Через пятнадцать минут монстр был скорей жив, чем мёртв, но следующий корабль с лёгкостью сдержал остаток мощи его лазеров своим защитным полем.
   Через секунду он исчез, а ещё через четыре минуты вынырнули все корабли и подавили остатки вялого сопротивления. Затем в слепца выстрелили несколькими гигатонными снарядами и оставили в покое этот искорёженный кусок металла. До другого конца системы корабли имели несколько локальных стычек, но противника были единицы, и до точки дошли все. Последовал довольно быстрый перегруз, медленным досталась икра, быстрым гигатонники. Прорыв в материнскую систему прошёл штатно удручающе, здесь ни о каких хитростях речи быть не могло и основная надежда флота сразу же рванула из плоскости эклиптики, оставив между собой и местной станцией своих медлительных медленно погибающих товарищей. Систему укрепляли два десятилетия, поэтому уйти на безопасное расстояние удалось лишь семерым, но этого было достаточно. Четыре из них рванули к точке между местным солнцем и ближайшей к нему группировкой врага, а троица прямо на светило. Капитаном одного из них был я и этот корабль создавался лишь для скорости и защиты, вся команда. впрочем как и на других судах состояла из добровольцев.
   При прощании Император не обещал нам рая, он обещал лишь создать его максимальное приближение для наших родственников. Мы шли, приветствуя цезаря, воплощать одну из задумок убитого по приказу нашего повелителя создателя нового ВБ. У него оказались прелюбопытные дневники с десятком идей, но только для проверки этой всё было под рукой. Мы рвались к звезде и противнику это не нравилось, вот погасли четыре одиноких огонька, задержав авангард разве что на минуту. Два оставшихся рванули к самым резвым из противников, ибо те уже включили запредельный форсаж, очень уж им не нравилась наша траектория и выводы из неё помноженные на нашу репутацию. Парочка исторгла двадцать катеров торпед с новым ВБ и начала отстреливать самостоятельные мины-гигатонники. Они выиграли ещё пару сотен секунд, но нам хватило бы и половины. Когда мы ворвались в протуберанец все члены экипажа находились в ангаре. Полями в его центре поддерживался шар диаметром в двадцать метров, это были нестабильные искусственные трансураниды, и как использовать их раньше никто не придумал, ибо лишь выходя из кокона они распадались, взрыв был. но не пропорционально расходам на создание этакой махины, пшик в пару килотонн. Но никто и не собирался их взрывать обычными способами. Я сидел в отдалении, остальные были равномерно распределены вокруг сферы, на нас были ВБ шлемы малого радиуса на автоматике, у меня новой системы, у остальных старой. Когда защита корабля лопнула, мой шлем сработал.
  
  Второй шанс Сикорского Глава 26
  
   Галактика М51.
   403 год Династии.
  
  
  Мы с детьми часто суда приходим, на этой стеле нет не единого имени, так, высокий тонкий шпиль, исчезающий в небе. Но скоро эти ежегодные посиделки закончатся, сын пойдёт в Высшую Школу Поиска, а там с практикой строго, вырваться в отпуск кадетам не разрешается даже по очень большому блату. Да и у дочерей часто планы расходятся с желанием матери. Смешно, но теперь при нашем здравоохранении, которое во всю использует серию Эльви, мы будем жить намного дольше чем раньше, а я, в свои сорок, чувствую себя старухой.
   Ну зачем он меня бросил? Подвигов захотел, герой чёртов, про какие-то переселения душ навыдумывал. И что только мужики не придумают, чтобы в поисках приключений на свою задницу сбежать с супружеского ложа, и очень часто находят. Через призму прожитых лет все мои воспоминания о том, ради чего была затеяна вся экспедиция солнцепоглотителей сгладились и сделались не важны, и даже свет взрыва сверхновой дойдёт до Эстианы через сотни лет. Я давно вывела из черноты и легализовала под крышей нашей семейной корпорации все незаконные дела, теперь человеческие пороки надёжно служат обороноспособности государства. Каждая рюмка оборачивается корабельной заклёпкой либо пулей.
   За эти годы мы лишь один раз по крупному вмешались в жизнь остального человечества нашей галактики, проведя бомбардировку планеты, где окрестные императоры обсуждали объединение в союз. Экономика и есть политика, поэтому наши двести систем всё ещё слишком слабы и малонаселённы для открытой борьбы, да и терроформирование планет класса *В* и *С* идёт быстро, но этот биотехнологический процесс растянется не на один десяток лет. Нашу церковь за кордонами запретили окончательно и вычислили Кенедиум, даже попытались его взять навалом пять лет назад. Но что такое для нас сотня кораблей, если благодаря нашей разведке мы узнали о цели за две недели до налёта. Резервы подоспели, трое наши на два вражеских корабля, плюс оборонительные линии системы. А люди к нам всё равно бегут, особенно после того, как за некоторые преступления на обнаруженных планетах мы стали ссылать вовне, но только тех кто не знает координат остальных миров и даже не догадывается, а таких довольно мало. Но эффект даже от сотен человек несопоставим, из их рассказов следует, что люди у нас живут лучше и дольше. Да и привирают, ради красного словца, эти выселенцы, но и правда, а это бесплатное Эльви-В-2, гарантированные 100 м2 на человека и минимальные налоги для многих выглядит сказкой. В целом, проблем у нас из-за предмобилизационного состояния экономики и больших военных расходов полно, но внутренней оппозиции почти нет, ибо она терроформирует планету класса *С* в ручную. А высылки наш народ стал опасаться ещё больше, потому как словосочетание Подданный Эстианской Империи, часто вызывает неприятные последствия.
   Будущее, по крайней мере ближнее, теперь для меня закрыто, после того как он ушёл в пламя Сверхновой, хотя, как мне кажется я просто стала видеть на большую перспективу, измеряемую веками. Эх, знали бы вы какие женихи вокруг меня круги нарезают, сам император, за чашкой чая, посмеиваясь, признался, что его генералы и министры, втихомолку от меня, ему все уши прожужжали о необходимости второй жены, и даже кандидатуру выдвинули. А то, вдруг, найду себе левого жениха, при таком состоянии это головная боль имперского масштаба. Мы становимся зажравшимися и сугубо мирными субъектами, когда-либо нам растрясут жирок хорошей войной на уничтожение, но, будем надеяться, до этого ещё несколько веков. Вы не поверите, но я разработала колею развития семейной корпорации на пять тысячелетий, на больший период фантазии не хватило. Управлять будет прямой потомок, акции, только привелегированные, на руках у многих членов семейства, а голоса обычных передаются ему. Избранник должен пройти военную службу, минимум до среднего офицерского чина, так же обязательно экономическое образование и стаж работы в корпорации.
   Передается всё это не по старшинству, а по личному почину предыдущего главы. в случае внезапной смерти без наследника пост передается общим собранием акционеров, но кандидаты на должность должны соответствовать. Мне хотелось бы надеяться что наше дело переживёт память о нас.
  
   Галактика М51.
   *Эстианский вестник* 3385г/д. Редакторская статья.
  
   Вот и всё, дорогие наши читатели, кончились века изоляции, открытие, совершённое потомками людей в одной из отдалённых галактик, в очередной раз перевернуло нашу жизнь. Свободный переход из галактики в галактику стал возможен, он лишь на порядок дороже обычного прыжка между близлежайшими звёздами. К счастью, открытие сделали энтузиасты от чистой науки, которые прибыли в Млечный Путь на крохотном судёнышке, затем, на всю мощь быстрых гравиволн, прокричали о своём открытии. Они умные ребята и поступили единственным образом, позволяющим им остаться со славой и жизнями. Ну кто бы дал троим учёным с захолустной планеты Гонеп, название которой сейчас известно всем, развивать и внедрять самостоятельно данный революционный принцип, который в единоличном пользовании давал не только деньги, но огромную власть? А теперь самые сообразительные и быстроногие дельцы материнской галактики собрали еле-еле работающие прототипы, воткнули их себе на яхты и рванули на окраины Млечного пути, для облегчения прыжка в соседние галактики, продавать не своё *знаю как*. Например нашей империи это обошлось в 10000000000, плюс дворянство новоявленному подданному, быстроногому прохиндею.
   Будущее нашей империи далеко не безоблачно, но оптимистично. Мы так и не совершили глупость, на которую нас толкали горе-крикуны, сокращения флота не было, было принято предложение *ЛК* о временной консервации трёх четвертей кораблей на её подготовленных базах и за её счёт. Именно сейчас, сию минуту, специалисты корпорации работают в три смены на постановке судов в строй с новыми типами двигателей.
   Один из высокопоставленных военных поведал мне в приватной беседе, что аналитический отдел генштаба даёт 97% вероятности как минимум удержания занятых позиций в нашей галактике и 99,9% расширения вовне. А вот о наших соседях можно смело забыть, ибо их шансы на независимость не превышают 3%, так как в млечном пути и других старейших человеческих галактиках уже собираются армады каперов, младших сыновей или просто авантюристов и это лишь начало. Главные игроки, это государственные и корпоративные образования пока лишь копят силы для занятия плацдармов в других галактических островах. Не минула чаша сия и нас, но мудрость предков и традиции победили, мы, как всегда, будем захватывать на новых территориях пустые планеты класса *В*, укреплять их и терроформировать. Со смехом сквозь слёзы я воспринимаю попытки некоторых наших старых врагов и нейтралов немедленно войти в состав Империи, часто они даже не ставят ни каких условий, оставляя всё на милость нашего Императора. Вчера они били нам в спину или, как минимум, совали палки в колёса, а сегодня они кричат о своей невиновности, мол мы, патриоты, защищали нашу демократию, или на худой конец теократию.
   Но зачем нам они, я считаю правильной и оправданной политику императора, согласно которой между заявлением о намерении присоединиться, а это на каждую планету не чаще раза в сто лет, и рассмотрением дела проходит год. Мы не подаём милостыню, сейчас, всё продаваемое оружие старых моделей идёт по баснословным ценам в другие галактики, у местных просто не хватает денег перебить их цену. ВПК и *ЛК* расконсервируют старые, отработавшие своё заводы старой военной продукции ибо спрос огромен, даже на перочинные ножи, так что если господа враги выдержат год непрерывных атак мы их возьмём под крыло, может быть. Мы не боги, но мы, надеюсь, их достойные ученики.
   Сегодня у нас достаточно ветеранов с огромнейшим боевым опытом, по предварительной оценке наш флот по мощи стоит на двадцать девятом месте в освоенном человечеством пространстве, а по боеготовности, как минимум, на пятом. А на те лживые наветы, что империей управляет не Император, а генеральный директор *ЛК* хочу сказать одно, это всё чушь. И зачем племяннику метить на место дяди, у него власти и так хоть отбавляй, ибо то, что корпорация называет испытательными полигонами, на самом деле не что иное как полностью подконтрольные ей миры. сегодня их 36, а скоро их будет намного больше и не только в нашей галактике, я думаю не меньше десятка на каждую освоенную галактику. Везде где есть люди им всегда будет необходимо оружие.
  Ну что же дорогие читатели, на прощание пожелаю вам того, чего желал мне дед, чтобы вы жили долго и счастливо и не застали новую эпоху перемен.
  
  
  Эпилог.
   Млечный Путь.
   4638 г/д. *ЛК*. Полигон-планета Љ12400. Нулевой уровень.
  
  Сам этаж был отделён от основного здания 150 метрами земли и бетона, а наверху, в заводоуправлении и сборочных цехах, об этом месте не догадывалась ни одна живая и мёртвая душа. на этаже сейчас бодрствовали лишь двое, а общий состав этого анклава службы не превышал сорока человек. О нём не знали не Император не генеральный, возможно лишь пара тройка руководителей гипер-доминионов подозревала о них. Гипер-доминионы, именно так называли прежние огромные галактические объединения, которые смогли выжить после выхода на межгалактическую арену. Эстианский Доминион был, если смотреть со стороны, местом очень странным, ибо он ни кого не завоёвывал и не принуждал к присоединению агентурным путём. Оружие в этой империи производилось, в основном, лишь одной из корпораций, которая, при всём своём экономическом могуществе, почти не лезла в дела империи и не платила прямых налогов. С другой стороны империя не делала видимых попыток проглотить этот жирный оборонный пирог. Конечно, система родственных связей между корпорацией и империей, была всеобъемлюща, но определяющим было не это. Мало кто в полуторомилионном Гипер-доминионе и двадцатитысячном *ЛК* об этом задумывался.
   Ответ был прост и глубок, ровно на 150 метров. Служба, без названия, была создана в недрах *ЛК* ещё Легендарной Суттой Лоеси. Когда она создавала маленький, не подконтрольный ни кому кроме неё, отдел паранормальных явлений, она назначила его руководителем фанатика своего дела. Одержимость идеей, плюс неограниченный кредит, вот ключ к успеху любого безумства. Ни кто не спрашивал у него отчёта, вообще, первые ощутимые коммерческие результаты появились лишь у его последователей тысячу лет спустя после смерти Великой Паучихи, точнее в 1730 г/д. К этому периоду было два не совсем удачных генеральных, которые бездействием или неуёмным рвением серьёзно подорвали могущество корпорации в финансовой сфере. Именно тогда селекционная политика и методы тренировок детей позволили произвести первый феномен контролируемого отделения сознания от тела, без смерти последнего. Мало кто знает, что первые уродливо выглядевшие корабли-матки для поиска первых планет-полигонов, над которыми хохотала вся галактика, были специально спроектированы для того, чтобы надёжно спрятать гибернаторы с детскими телами. Планетарная глубокая разведка этими методами давала поистине неслыханные результаты. Отдел, так себя и не выдавший, действовал при помощи скрытых рычагов, оставленных основательницей.
   Неспешно двигаясь вперёд. не форсируя, но и не тормозя, он разрабатывал раз и на всегда осёдланную тему. стремясь когда-либо в будущем достигнуть сумасшедшей цели. указанной в завещании Сутты. Побочная её цель, а именно способствовать гармоничному развитию и совместному выживанию Корпорации и Империи. Проходили сотни лет, отдел шлифовал способности, иногда принимал в свои ряды новых уникумов, побочные инструменты влияния в корпорации были сведены к минимуму, он лишь изредка останавливал сердца у слишком любопытных или властолюбивых Императоров и Генеральных, пытавшихся разрушить статус кво. Большую часть жизни люди службы в трёх анклавах существовали как на первых фотонных звездолётах, двое дежурных и тридцать пять спящих в гибернаторах. Впрочем дежурство давно стало условностью и необходимым профилактическим якорем, привязывающим их к этой стороне жизни. В отделённом сознании можно было выстраивать достаточно материальный носитель, чтобы воздействовать на окружающую среду физически, поэтому в нескольких пустых креслах, как бы ниоткуда, появлялись изредка фигуры людей, сообщали новости или перекидывались с не спящими в картишки.
   Около года назад в невидимой невооружённым глазом из млечного пути галактике один из фантомов в режиме свободного поиска наткнулся на интереснейший феномен, когда он сунулся к одному из объектов его отбросило на минуту назад во времени. С тех пор половина спящих в анклавах занимается только этим, частично приостановив старые программы по нахождению сырьевых миров, воровством технологий, выращиванию возможных кандидатов. Ибо в завещании Сутты был наказ, чтобы сознания её и мужа всегда были вместе. и так как она не верила ни в какой рай, а лишь в себя и в слова мужа, то она приняла на веру, что души могут в будущем переселяться в новые носители, это и было основное предначертание отдела. Вот это безумство, пожирающее громадные деньги, и было создано лишь для того, чтобы они когда-либо встретились. те эфирные создания. периодически возникающие на запасных креслах. психологически очень мало напоминали обычных людей. Для них, например, высшим блаженством было в полуматериальном проявлении пройти через фотосферу звезды и бесконечный свободный поиск, а бестелесно отдохнуть в ядре звезды было равнозначно хорошему сну.
   Всё это мало способствовало идентификации себя с гомо-сапиенс, но сложившейся ситуацией они были довольны и другой жизни не хотели. Единственное что они чтили, да и то благодаря воспитанию, это заветы основательницы. Вот рядом с двумя картёжниками появилось сразу 16 фигур, половине даже не хватило кресел. Но этого никто не заметил, все были возбуждены и радостны, практическое использование находки было разработано. Время, по крайней мере прошлое, было теперь в их распоряжении. Перенос в прошлое, а обратно своим ходом, закукливаясь в чёрных дырах, чтобы скрасить ожидание, двое самых опытных уже согласились на практическое осуществление мечты родоначальницы. Подготовка не заняла много времени, понадобилось лишь, для надёжности, подключение нескольких аппаратов к телам испытателей, искусственно повышающим информационный порог мозга для возможности охвата сознания умирающего человека, того, что во все века называли душой. Испытателей было двое. мужчина и женщина, они всегда путешествовали вместе, забираясь всегда дальше всех и с наибольшей неохотой отрабатывали обязательную годичную трудотерапию в материальных телах.
   Но вот настал миг и...
   Миг, и они пронеслись по проторенным межгалактическим мостам к пробою метрик.
   Миг, и они в той же точке пространства, но за тысячи лет позади во времени. Путь в Млечный Путь занимает не один год, ибо приходиться самим разведывать и наводить мосты между галактическими островами. Солнце, ядро, капсулирование.
   Миг, и они за триста лет до рождения искомого объекта. Они проносились над сушей, гуляли по дну, пугая океанических рыб. Короткий период работы в 1694. Окраина Киева, воришка-лихоимец прячет украденное у боярина золото на пустыре и, крадучись пробирается домой. В тот момент, когда он проходит мимо оврага рядом с ним появляется светящаяся фигура мужчины и делает шаг в его сторону, вор с воплем катиться вниз, падая на дно со сломанной шеей, деньги найдут не скоро, близ корней выросшего рядом плодового дерева. Солнце, ядро, капсулирование.
   Миг, и перед маленьким Игорьком возникает видение внутреннего убранства салона самолёта-амфибии, созданного им через десятки лет...
   Миг, и двигатель самолёта, в карбюратор которого уже попало насекомое, вопреки всем законам физики, работает ещё минуту, позволяя пролетающему над городом молодому конструктору выбрать единственно возможное место для приземления...
   Миг, и сверкающий солнечный луч ослепил пилота немецкого аэроплана, он чуть раньше сбросил бомбу, и две упавшие внизу фигурки отделались лёгким испугом вперемешку с грязными мундирами...
   Миг, и в спальне спокойно спящего старика появляются две призрачные фигуры, дыхание лежащего замедляется и к нему наклоняется мужчина. В последний момент умирающий раскрывает глаза и улыбается, получая улыбку в ответ...
   Миг, и в другой галактике. на другой планете стая птиц понемногу сбивается с курса, проложенного предками, и, вслед за странно ведущим себя вожаком садиться на небольшом острове...
   Миг, и молодой мужчина, захлёбываясь криком опускается на колени на хлипком плоту.
   Миг, и окружённая плачущими родственниками умирающая старуха с властным выражением на иссушённом заботами и печалями лице, вдруг улыбается увиденному лишь ей и черты старого лица становятся радостными и почти детскими...
   Миг, и в далёкой галактике, не видимой ни с Млечного ни с М51, происходит планетарный локальный конфликт. Представители корпорации допущены с ведома обоих воюющих сторон на место боя, он рассматривают, обмениваясь мнениями, результаты боевого применения нового ручного оружия с логотипом *ЛК* на рукояти, один из них моргает, тряся головой, ему почудились на поле боя посторонние мужчина и женщина. Оружие поступило на вооружение обеих сторон всего неделю назад и это тоже часть эксперимента, найдено и подобранно несколько выживших раненых, их изучат, вылечат и, скорее всего, в качестве бонуса предложат поступить в охранные части местной планеты-полигона, отказников от гражданства в Эстианском Гипер-доминионе почти не бывает. Двое лежат на соседних походных кроватях, юноша и девушка, в форме противоположных сторон, но лица их повёрнуты друг к другу а глаза светятся счастьем.
   http://zhurnal.lib.ru/z/zhorow_a_a/wtorojshanssikorskogo.shtm
Оценка: 5.27*10  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"