Жуковский Василий Давидович: другие произведения.

Гусли валаров

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


  

Когда и врагов не надо.

***

   - Тырво курво Йохолайнен! Тырво курво як-цуп-цоп!
   Один из невольных предков великого русского народа, ______________________________________________________________________________________________________________________________живописно одетый крестьянин-финн, радуясь первым утренним лучам солнца, напевал свою народную песню, увы, так и не попавшую в отдалённом прекрасном и светлом будущем в красивые монографии этнографов.
   Не судьба была той песне познать известность и славу.
   А песня была хорошая. Она символизировала миролюбие и жизнеутверждающую силу грядущего дня, а так же любовь к труду, как общеклассовый признак крестьянства того времени. И ещё то, что единому классовому сознанию крестьянства был далёк оголтелый национализм - более позднее и уродливое порождение буржуазной эпохи, - времени строительства национальных государств, - и каждый из них, из крестьян, готов порадовать окружающих своей простой и незатейливой песней. Даже если не все в этот ранний час выспались в должной мере. Нет! Не судьба...
   - Ну, чудь белоглазая, я тебе рот законопачу! - грозный рёв сопровождался полетом глиняного горшка, пущенного могучей рукой по весьма опасной траектории.
   "Бум!" - разлетевшись на тысячу осколков под ногами крестьянина, он привел последнего в величайшее волнение.
   -Убью во пса место! - неистовствовал кто-то здоровый в сафьяновых сапогах с вывороченными носами и фонарём под правым глазом. - Ишь, нашёл, под чьими окнами выть!
   Чухонец подслеповато прищурился и, разглядев, наконец, на чьё здание набрёл в конце улицы, испуганно охнул, подобрал порты, и с тонким вскриком припустил крупной рысью в противоположном, от страшного места, направлении.
   "Иванище-богатырь!"- билась кровь в дурной голове. - "Пропал я совсем!"
   Заполненный песком лапоть настиг его уже на излёте, мягко шмякнул по голове и полетел дальше. А бедный финн улёгся на землю в глубоком обмороке.
   Продемонстрировав силушку и дурной характер, русский богатырь развернулся к крыльцу, с которого спустился минуту назад. И не увидел, как из дальней избы выглянула молодица, подхватила незадачливого финна и быстро уволокла к себе в опочивальню.
   Ибо не валяются долго бесхозными на Руси малопьющие неженатые мужчины.
   Вскоре лишь ветер разносил по опустевшей улице привычный для этих мест запах браги.

***

   Палаты Ильи Муромца пользовались шумной и скандальной известностью. Вино и пиво лилось рекой, и богатыри часто собирались здесь, чтобы обсудить такие рутинные вопросы, как то: а не спасти ли округу от Соловья-разбойника или кого ограбить самим; а не снести ли с плеч долой голову Идолищу Поганому или поболтать за жизнь с Кощеем Бессмертным; а не осчастливить ли одним своим появлением легендарное Девичье царство, всласть погонявшись за могучими поляницами, после чего пойти париться в баньку аккурат к Бабе Яге, живущей на полдороге в мир мёртвых. Для бешеной коровы сто вёрст - не крюк, и одичавшие от долгих путей добры молодцы заходили к Илюше на огонёк погреться и вдоволь нахвастаться нажитой славой. Надо ли говорить, что с таким сборищем по соседству горожанам жилось ой как неспокойно?
   Но лучший способ избавиться от многочисленных сказочных чудищ, оказался - завести своих - им под стать. И приходилось терпеть!
   Доставалось за обиды от богатырей и князю: кому братину не в его черёд поднёс, кого серебряным блюдом обделил. Но Владимир, рассудив на трезвую голову, что с дружиной он потеряет малое, а без дружины - всё, ублажал богатырей, как мог, с некоторым беспокойством наблюдая, как власть из княжеского дворца постепенно переползает в неказистый дом, где обитал дедушка русских дружин Илья Муромец.
   Именно здесь, в этих хоромах, а не под княжеской, украшенной булавой, крышей, принимались вековые решения отмстить неразумным хазарам, пойти грабить Константинополь, отплыть к себе за море, окрестить всех поголовно и вновь заставить принять язычество, порубить в щепу идолов и отправиться в далёкий набег, а по утру, на буйну голову, силиться вспомнить, в чей полон попал. Обо всём этом позднее слагали былины, но начиналось, как правило, всё весьма прозаично и обыденно.
   В этот раз в горнице у Ильи Муромца за чарой зелена вина собрались сослуживцы, числящиеся богатырями при старшей дружине князя Владимира. Они часто приходили сюда развеяться, отдохнуть от ратных дел и патрульно-постовой службы.
   Надобно сказать, что собрание, оккупировавшее нынче горницу Ильи, помимо употребления веселящего напитка, имело своей целью решить кое-какие организационные вопросы, накопившиеся за истекший период.
   В частности, Забаву Путятичну, племянницу князя Владимира, похитил птичий оборотень. И унёс в свою пещеру, или гнездо, или где он там, болезный, живёт. Там, на колких ветвях или холодных каменюках, ей самое и место, и богатыри, хорошо знавшие Забаву, могли пернатому похитителю лишь посочувствовать. Но так как была затронута честь их князя-кормильца, злорадствовать не приходилось. Богатыри привычно скинулись на хмельное и сели в горнице думу думать: как освободить Забаву Путятичну? Кого послать? Кто из них, богатырей, с таким делом лучше справится? Кое-кто, по привычке, косился на Илью, ожидая, что тот, ткнув пальцем в первого попавшегося, матерно пошлёт назначенного героя совершать ратные подвиги. Но Илья сегодня был молчалив.
   Думали долго. Со вчерашнего утра. Как водится в таких случаях, в горницу набилось много постороннего люда, да и своих приживал хватало.
   Выпито и съедено было более чем достаточно, но никто из дружинников не был ещё настолько нетрезв, чтобы согласиться на роковое предприятие. Причины нежелания крылись в душевных качествах похищенного создания. Княжеская племянница вечно втравливала затюканных такой жизнью богатырей в решение её личных проблем, общение с ней сулило множество неприятностей, и в богатырской среде дело освобождения Забавы Путятичны считалось крайне непрестижным. Никто из них поехать выручать племянницу князя - ясна-солнышка на трезвую голову добровольно не вызывался. Но ехать было надо, и, как водится среди друзей, разговор скоро должен был зайти об отсутствующих.
   В частности - о Добрыне Никитиче, который, ввиду общей слабости организма, был вынужден покинуть коллектив в состоянии полного изумления часа три назад.
   Так как голос Добрыни на подобных сборищах никогда не был решающим, друзья с пониманием отнеслись к простой человеческой слабости.
   Следовало признать, благо дело обсуждалось в тесном кругу, что Забава была девой непутёвой. Только на памяти здесь присутствующих злые колдуны и разная нечисть похищали Забаву раз восемь. Имея неуёмный характер, Забава жить не могла без приключений, так как, попадая в переделку, она тут же оказывалась в центре внимания не только многострадальной княжеской дружины, но и всех заморских искателей приключений, что ей самой дико нравилось. Оравы мускулистых мужчин бездарно тратили время, пропадая в лесах и болотах, дабы найти пострадавшую и отвезти её домой, где её ждал дядя ...и очередные приключения.
   Каждый раз за похищенной племянницей князь снаряжал экспедицию, и Забаву, к великому её неудовольствию, освобождали из плена. Потом её приходилось везти домой, и это было самое сложное. Чувствуя себя в полной безопасности за богатырскими спинами, она впутывала своих спасителей в такие неприятности, по сравнению с которыми поединок с обезумевшим упырём - вурдалаком казался приятным времяпровождением. Ведь полоумного кровососа за его выходки можно было хотя бы убить, а за то, что вытворяла Забава, приходилось отвечать самому богатырю.
   И биться, не чувствуя за собой правды.
   Добровольцев не ожидалось, но теперь, когда богатыри были изрядно навеселе, следовало найти крайнего, и, с выражением всяческих соболезнований и признанием былых заслуг, спровадить беднягу в это грустное путешествие. С уходом Добрыни проблема казалась почти разрешенной. Оставалось лишь найти вину - причину, за которую столь милого и хорошего человека можно было обречь на тяжкие муки.
   - А вот мы здесь делом заняты, а Добрыня то где-то прохлаждается! - подкинул тему для обсуждения Алёша Попович. - Всего второй день сидим, а друга нашего уже и не найти.
   Алёша едва заметно улыбнулся. Наделённый природной хитростью и склонностью к интригам, он обладал ещё одним нехорошим свойством, а именно: умением перессорить любую компанию.
   Не со зла, а лишь токмо ради собственного удовольствия.
   -Да. Не боец он. - Авторитетно заявил тощий, в чём душа держится, калика перехожая, по дороге в какой-то языческий центр год назад зашедший проведать Илью Муромца, да так и не сумевший за всё время пребывания на дармовых хлебах обрести достаточно вразумительное состояние, чтобы продолжить странствие.
   -Силу ему надо доказать-показать! Силу! - поддакнул Никита Кожемяка. - И пусть делом докажет.
   -Бес-с-пременно!- поднял над столом голову изрядно захмелевший Самсон Самойлович.
   - И заметьте, - продолжал коварный Алёша Попович, - ведь всем нам князь поровну гривняными платит, а когда на вино скидывались, каждый по рублю выложил, а он, хитрец, три резаны дал, да и говорит, что денег у него и нету!
   Денежный вопрос, как всегда, нашёл живой отклик в душах собравшихся.
   - Врёт, наверное. - Предположил некий малозначительный богатырь, чьё имя даже в летописях не упоминалось. - Кто старший? Илья! Так чего же он такое терпит?
   Алёша едва заметно усмехнулся. Наделённый природной хитростью и склонностью к интригам, он обладал ещё одним нехорошим свойством, а именно умением перессорить любую компанию.
   -Точно, так и было - не доплатил ведь! - Радостный, что способен что-то помнить, взвился Самсон Самойлович. - Жмот он!
   -И конформист! - воспользовался случаем охарактеризовать отсутствующего Добрыню калика перехожая. - То он идолов помогает устанавливать, то крушит их в щепы, по реке вплавь пускает! Вы то, небось, со старыми богами бережнее обходились.
   -Да мы и сейчас в них веруем! - заверили калику присутствующие и сунули ему под нос многочисленные амулеты и обереги, некоторые из них весьма массивные.
   Калика испуганно отшатнулся.
   -Да пошлют вам боги удачу за радение ваше, ребятушки. - Пробормотал он.
   - Так кого за Забавой посылают? Ась? - стал выбираться из-под стола неожиданно для себя задремавший в столь неудобном для этого месте другой малозначительный богатырь Чурило Пленкович. При этом он опрокинул лавку вместе с сидевшим на ней поборником старых богов, чем привёл кудесника в величайшее расстройство и смятение чувств.
   -Что Илья говорит-то? - спросил Чурило, выбравшись из-под стола окончательно. - И Добрыня куда-то подевался. Давайте, братие, Илью спросим, кого за нашей злыдней в поход снаряжать.
   -Да! Как Илюша скажет, так и приговорим, - хором ответствовали богатыри. - Что скажешь, Муромец?
   -У моего отца корова жила. Всё пила да ела не в образ. Вот пузо у неё и лопнуло, - ни к кому не обращаясь, произнёс Илья Муромец и отхлебнул из чаши. - Говорят, лебяжьей костью подавилась, - продолжил он и грузно осел на лавку.
   -Так. С Ильёй всё ясно. - Печально констатировали присутствующие.
   Богатыри, чьими стараниями погреба Муромца стояли сейчас пустыми, не винили хозяина за столь расплывчатую формулировку. Дело в том, что Муромец начал праздновать ещё за неделю до описываемых событий очередную годовщину своей встречи с Лихом Одноглазым. Попили и пожрали тогда всё, да так основательно, что на эту беседу пришлось собирать деньги.
   Кстати, до встречи с Ильёй Лихо Одноглазое на зрение не жаловалось.
   -А может, кощуна нашего спросим? - подал голос Микула Селянинович - Слышь, кудесник! Что присоветуешь? Кого ты больше всех не любишь?

***

  
   "Не так живу. Не о том думаю. О душе забыл. Так вот и сдохну. Никому ненужный, лежать останусь... Мысли разные мучают, а поговорить не с кем! В церковь собрался, с богом за жизнь побеседовать, так приятели-собутыльники который месяц не дают." - Добрыня Никитич прекратил ворочаться и предпринял ещё одну героическую попытку подняться. Перекатился с боку на бок и окончательно сполз в канаву. Там и заснул.
   И приснился богатырю сон тяжёлый да страшный. Добрыня, не просыпаясь, тяжело, натужно закричал. По этому крику посыльный-то его и нашёл.
   - Что, Добрыня, опять Русь-матушка приснилась?
   - Ага.
   - Про Забаву слыхал?
   - Да. Кто её, шаболду, на этот раз умыкнул?
   - Финист Ясный сокол. А тебя, стало быть, вызволять отправляют.

***

   - Финист? Где живёт?
   Князь Владимир мерил гридницу широкими шагами.
   - А кто, его, птицу, знает!- Владимир нахмурился и со значением произнёс:
   - К Яге поедешь.
   Добрыня сморщился.
   Пролетающие над лесом редкие птицы могли видеть и слышать, как по дороге двигается маленькая матерящаяся точка:
   - Опять! Опять коня сожрал! ДА Я ТВОЁ ВСЁ ИМЕЛ!!!
   Из придорожных кустов, на расстоянии, в полтора раза превышающее полёт стрелы, высунулась испуганная волчья морда:
   - Отслужу, как пожелаешь, Добрынюшка! Хочешь, в царевну превращусь?
   - С-В-О-о-О-Л-О-о-О-чь!!!
   Это был Добрыня Никитич, русский богатырь. Его путь пролегал через жуткий болотистый лес, именуемый Чёрными Грязями. Этот лес был тёмным и непроходимым. По краям ведущей в центр леса дороги стояли мёртвые деревья с засохшими листьями. Идти предстояло долго. Наконец, устав и будучи очень голодным, Добрыня пришёл к бабе Яге.
   - Фу-фу-фу! Раньше русского духа и слыхом не слыхать, и видом не видать. А тут живой человек в мои владения сам пришёл!
   Добрыне не в первый раз доводилось посещать бабку.
   - Ты, старая, меня сперва напои, накорми, спать (Добрыня с ужасом вспомнил проваливающуюся под ним кровать-ловушку, расположенную аккурат над сырым подвалом) уложи. А сейчас, чёрт с тобой, топи баньку. Мыться буду.
   - А - а, Добрынюшка! Не признала, долго жить будешь.
   Банька у Яги была преотвратная, в ней Добрыня предпочёл не задерживаться, и сейчас с омерзением осматривал то, что было на столе.
   - Слушай, бабушка! Я - не царевич какой приблудный. Да и у тебя не первый раз харчуюсь. Думаешь, мне приятно есть то, что мертвяки жрут? Нет, ты знаешь, я могу и это оприходовать! Но давай ты меня сегодня нормальной едой кормить будешь.
   - Значит, в Мёртвое царство тебе не надобно?
   - Нет. На родную кровь гадать будем.
   - Что, из сродственников пропал кто?
   - Из сродственников. Из твоих. Внучка.
   - Запава? Всё пристроить своё естество не может? Ах, дурёха! Годы пройдут, вот и будет, как я, старая, в лесу куковать.
   Добрыня гадливо выбросил из блюда с грибами пару мухоморов и решил грибы не есть. Вместо этого он подхватил чару зелена вина и быстро осушил её. Вино отдавало птичьим помётом и ударило в голову конским копытом. Богатырь рухнул на лавку, пребольно ушибив копчик. В очах померк свет, разум помутился. Странный туман и странный голос внутри него говорили: пойдёшь-найдёшь-вызволишь да в медном царстве сыщется!
   - О, это долгий путь, - сказала баба Яга. Но есть способ сделать его короче. Пойди в конюшню, возьми там грязную маленькую горбатую лошадь с большими ушами. Она вмиг тебя довезёт.

***

  
   Сгущалась ночь. Темень украсила небосвод звёздами, и грозно светила кровавая луна, освещая стелющийся по земле печной дым и туман озёр, припозднившихся путников и глаза волкодлаков в чащобе.
   Иногда густая туча, спешащая себе мимо, закрывала и свет звёзд, и луну, и наступала на земле тьма кромешная.
   Но чернее ночи были думы богатырские. Горбатая коняшка быстро высадила Добрыню посреди степи и тут же смылась. Тьма вокруг стояла - хоть глаз выколи.

***

  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"