Журавель Павел Александрович: другие произведения.

Пробежки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Бегать он начал не потому что был толст и хотел похудеть, хотя был и толст, и хотел похудеть. Просто бегалось. Как стемнеет, сразу подымалось что-то, прямо задыхался он от домашнего воздуха. Начинал метаться по дому, сопротивляясь внутреннему смятению. После тяжело одевался в первую попавшуюся обувь, брал собаку и, вздыхая, шел бегать. Впрочем, не обязательно бегать, бывало, что и просто ходил, быстро или медленно. Он всегда шел по своей улице, т.к. стеснялся бегать на глазах у соседей, частенько шел вверх к парку, когда ленился. И в парк тоже любил заходить, а вот мимо забора рабицы, которая окружала здание музея, он бежал всегда. Бежал и пытался разглядеть, того, кто бежал по другую сторону забора. Первый раз когда он увидел того, за забором, испугался, т.к. решил что тот вор, что ограбил музей и теперь убегает. Увидев его в следующий раз, решил было, что это сотрудник, но потом передумал: совсем не музейный вид был у этого, из-за забора. Тот, кто мелькал по ту сторону, бежал не спеша, и был скорее женского полу, т.к. задирал коленки во время бега и руками двигал из стороны в сторону, по-девчачьи, хотя роста и комплекции этот кто-то девчачий был очень внушительного. Была еще одна загадка: фигура за рабицей двигалась размашисто и медленно, но все равно скользила гораздо быстрее его, даже когда он несся изо всех сил. Да! И появлялась эта фигура всегда от стыка бетонного забора и рабицы музея и исчезала в музейном хоздворе.
  Так они и бегали по разные стороны забора - он и его молчаливая спутница (он был уверен, что это она). Он даже стал с ней здороваться, но она обычно не отвечала, пару раз он услышал удары об сетку рабицы с ее стороны, но значения не придал. Однажды, пробегая с ней привычный отрезок маршрута, на него снизошло откровение:
  - А ведь наш забор (он его так про себя называл 'наш забор') с ее стороны упирается в кирпичную стену хоздвора музея. Может, там и есть дверца, но за стеной металлические гаражи. Там не может быть ничего, так куда же она дева....
  От ужаса он споткнулся о собственную ногу и упал всем телом на дорожку, а в конце падения еще и лицом приложился, т.к. забыл выставить руки.
   Особенно он приложился лбом, и вообще ударился больно и обидно. Вставал, вздыхал-чертыхался, пока не заметил, что с той стороны забора стоит его странная спутница. Жадно они друг друга разглядывали. Перед ним стояла крупная ширококостная девушка, непонятно одетая, и обутая. На голове у нее был малахай, 'как у наполеоновского гренадера Старой гвардии', - подумал он. На ногах - странной формы коньки, 'вот чего она так быстро, нечестно...', - опять прыснуло в голове. Одежда выглядела уж совсем несуразной.
  - Да-а-а-а, - только и носилось в голове, пока он рассматривал подружку по бегу. Судя по ее взгляду и приподнятым рыжим-рыжим бровям, он тоже ее впечатлил.
   - Ээээ... Побежали дальше, - сказал он ей, и сам первый рванул вперед. Она пожала левым плечом и через пару минут скрылась в заборе.
  Он на одном дыхании донесся домой, даже собака его отстала. Бежал, усмехался, а в голове неслось только дурацкое 'даааа...'.
  Дома, разглядывая битый лоб в зеркало, он корил себя: 'Вот дурак, хоть бы здрасьте сказал. Познакомился, нечего сказать, Идиот, ой, идиот... '.
   На следующий день, пробегая вместе этот участок, он остановился и окликнул ее, но она ровно и быстро унеслась в свою даль и исчезла.
  - Ну, и ладно, - сказал он и побежал, но рванул слишком резко для себя и слишком сильно наклонил корпус вперед, да и чувствовал... В общем он опять упал. Лбом об асфальт.
   Несколько дней на себя обижался, а потом снова побежал. Подбегая к заветному забору, он все шире раскрывал глаза, т.к. серая, крупная фигура в нелепом малахае могла быть только ее. Она стояла и ждала. Последние 10 метров к ней он шел - запыхался и из гордости.
  Он также остановился напротив и молча стал ее разглядывать и улыбаться. Она пошевелила рыжими бровями и швырнула какой-то комок ему через забор.
  - Заподарочкиспасибо, - хихикнул он. Пока нагибался к земле и нащупывал это что-то пушистое (дело было в сумерки), она ждала.
  - Что это? - спросил он вертя в руках вязаный ремешок с утолщением.
  - Корка, это. Малышам надевают, чтобы лоб не били, - ответила она.
  - Голос у нее смешной, детский совсем, - про себя отметил он и набрал воздуха для того, чтобы возмутиться подарку, но не успел.
  - Померяй. Если что, я его переделаю, - попросила она.
  Как-то тепло попросила, и он надел без разговоров. Пришлось впору.
  - Вот и отлично, а теперь побежали дальше, - обрадовалась девушка.
  - Дурацкое название какое - 'корка' - вертелось в его голове, пока бежали.
   Так они и бегали.
  - А вот куда ты бежишь, когда забор заканчивается, - осторожно спросил он?
  - А вот как тебя зовут, например, - взяла разговор в свои руки она, но ответить он не успел.
  - А впрочем, зачем нам наши повседневные имена, давай назовёмся тем, кто мы есть друг для друга. Мы бегаем с тобой вечерами меж сосновым лесом и водой, и я буду звать тебя Мерелинту, что значит Морская Птица.
  - Красиво! А....? - он опять не успел ничего спросить.
  - 'Морская' - потому что ты бежишь с той стороны забора, где море, а 'Птица' - потому что ты плохо бежишь и все время в летаешь лбом в песок.
  - Ээээ... - он хотел сказать ей, что он не в песок падает, а в асфальт, потом сказать ей что-нибудь обидное, потому что он обычно не падает, а падает только из-за нее, а еще сказать, что моря никакого нет, а есть маленький городской парк, а еще он лихорадочно думал, как бы ее обозвать, но сказал только - эээээ...
  - А вот где ты бегаешь, там музей и гаражи, а еще сараи, и падаю я, потому что когда тебя вижу, все время думаю, как ты там, на своей стороне в темноте не стукаешься ни обо что.
  - Неее, совсем светло здесь, я только днем после учебы бегаю, перед музыкальной школой, и тебя прекрасно вижу. И вообще у меня здесь все по- другому, - выпучив глаза и улыбаясь, щебетала эта, из-за забора.
  - Тут дорожка вдоль леса, по ней я бегу, дальше небольшой фрагмент забора, за которым ты бежишь, потом он к морю убегает, и ты тоже.
  - Раз ты у меня ночью, и глаза у тебя такие, я тебя Совой назову, - нашелся он.
  - О! Пёлля! Красивое имя.
  - Так у тебя там море - задумчиво тянул новоявленый Мерелинту.
  - Даа, и ты вдоль забора в него убегаешь, там еще пирс есть, с которого ты исчезай... Ой! - запнулась Пёлля, т.к. Мерелинту вдруг исчез, но через минуту появился и тяжело дышал.
  - Не, с твоей стороны все тот же двор, тебя нет, а вот собака есть, еле успел, - скороговоркой, возбужденно выдавал Мерелинту.
  Пёлля подошла к забору начала неумело карабкаться, но быстро спрыгнула.
  - Нет, песок есть, а тебя нет.
  - Забавно, - пожал плечами Мерелинту. - Мы существуем друг для друга только за забором.
  - Ладно, побежали, а то мне на скрипку пора, - завершила встречу Пёлля.
  - Вперед! На скрипку! - завопил Мерелинту, натянув корку на голову.
  Они расстались, не прощаясь. Для нее он прыгнул с пирса в море, а для него она снова пронзила кирпичную стену гаража.
  Так они и бегали.
  Два года вечернего бега.
  Пёлля одаривалась, значками, олимпийским мишкой и старинным квадратным фонариком, который нашел и практически восстановил заново Мерелинту.
  Пёлля вышивала Мерелинту мешочки для носовых платков, закладки для книг, изящный шарф и смешную остроконечную, зимнюю шапку, которую ни в коем случае нельзя носить в школе, потому что засмеют.
   Они пытались обмениваться книгами. Мерелинту принес ей 'Два капитана' и книжку о жизни первобытных людей, а Пёлля принесла книжку сказок о волшебных животных и колдунах, но прочесть их не смогли.
  Так они и бегали, и ходили, и разговаривали и... мало ли что можно придумать двум молодым людям по разные стороны забора.
   Однажды днем, возвращаясь из библиотеки через парк, Мерелинту увидел, что невысокий забор-рабицу зелено-ржавого цвета, их забор, меняют на другой чугунный, черный, высокий. Сердце Мерелинту затомилось. Он тяжело дожидался вечера, огрызался на любую фразу, обращенную к нему близкими, рычал даже на дедушку, что ни в какие рамки. Дождавшись сумерков, рванул к музею. Мерелинту пробежал новый забор приставным шагом, пристально вглядываясь сквозь широкие просветы меж прутьев. В конце линии забора остался только один отсек рабицы. Рабочие пока не придумали, к чему приварить последний фрагмент чугуна, и поэтому этот клочок рабицы между новым забором и кирпичной стеной гаража еще уцелел.
  Пёлля уже была там, испуганно хлопая выпуклыми совиными глазами.
  - Давай пробежимся назад, - потребовал он.
  Она кивнула и тут же исчезла в просвете нового ограждения.
  - Иди сюда! - крикнул Мерелинту. - Не работает!
  - Ну давай походим туда-сюда, - ответила Пёлля.
  - Ну, давай, - пожал плечами Мерелинту, хотя был уверен, что это конец.
  Они прошлись пару раз вдоль нового забора, каждый со своей стороны.
  - Не работает, совсем не работает, - грустила Пёлля.
   Пёлля не пошла на скрипку, а Мерелинту стоял, пока за ним не пришли родители и, ругаясь, не забрали его домой.
   Забор простоял еще несколько дней и почти все это время они были вместе. Мерелинту не замечал, как на него с опаской пялятся музейные охраники и парковые уборщики и сторожа. Пёлля забросила школу и скрипку. Мерелинту все время говорил, Пёлля улыбалась, слушала и что-то вязала. Он подарил ей камандирские часы, самое дорогое, что у него было, а она просунула ему сквозь дырку рабицы платок, на котором был вышит человечек летящий с пирса в волны.
  - Я? - спросил он.
  - Конечно, - ответила она.
  - Там, на другой стороне, мой адрес вышит, видишь?
  - Вижу, но не понимаю твой язык, прости, - усмехнулся Мерелинту.
  - Будет повод выучить, - ответила улыбкой Пёлля.
  - Будет, - сказал он.
  - Вишь как, вышила, - пытался шутить Мерелинту, чтобы никто не плакал. - А если ты переедешь, - спросил он?
  - Наша семья тут уже лет 200 живет, повода уезжать не было, - пожимала левым плечом Пёлля.
  - Здорово! - а наши все время туда-сюда, туда-сюда, - вздыхал Мерелинту.
  - Ручки нет, и бумаги, - страдал он. - Но если наш забор удержится, я тебе обязательно свой адрес принесу, по-английски напишу.
  Мерелинту написал, адрес самым красивым своим почерком на самом английском языке, аккуратно сложил листок бумаги в специально купленный на почте конверт, бежал всю дорогу к их забору, но его уже не было.
  Он постоял у нового забора, упираясь в него глазами, потом скомкал конверт и положил его в карман.
   Он засел дома. Родные и собака недоумевали и беспокоились. А потом нашел в кармане куртки конверт со своим адресом. Адрес вытащил, конверт разгладил и нарисовал на тетрадном листе в клеточку себя, летящего вдоль забора, и собаку, бегущую внизу. Неумело переписал на конверт с платка ее адрес, засунул туда рисунок. Обратный адрес переписал латиницей еще раз и подписал - 'Мерелинту'.
  Через три недели пришло письмо, там было все то же, что на его рисунке, только на заборе сидела сова и вязала варежку, от варежки тянулась стрелка к летящему полному человечку. И подпись на конверте - 'Пёлля'.
  Мерелинту захихикал, взял собаку, надел первые попавшиеся шкары (кажется, папины) и побежал. Надо рисовать ответ, а на бегу лучше думается.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"