Журавлёв Андрей Борисович: другие произведения.

Тень и Тьма

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Девушка отправляется в путешествие в дальние страны и вглубь своей души. Только ей предстоит быть не туристом, а военным инструктором


   Роберт Грин ждал её у входа в кафе. Кэрол узнала его сразу, даже не успев рассмотреть. Просто больше некому было так сразу впиться в неё взглядом. Рыжая заглушила мотор "Камаро", вылезла наружу и направилась к ожидающему, приветственно помахав рукой.
   Лицом Грин напомнил ей какого-то актёра -- особенно огромными глубоко посаженными глазами. Из памяти всплыл Стив Бушеми, почему-то в роли серийного убийцы, но его кандидатуру Кэрол тут же отвергла. Не то. А затем просто перестала об этом думать.
   -- Майор Грин? -- протянула она руку для пожатия.
   -- Мисс Локхарт, -- отставной майор немного замялся, но руку пожал.
   Прошли внутрь, взяли по кофе. Затем Грин высказал свои впечатления.
   -- А вы мне представлялись иначе. Я считал, что слухи о вашей красоте несколько преувеличены.
   -- Ах, майор... -- пропела Кэрол, -- лишь бы не казались преувеличенными слухи о моей репутации.
   Грин посерьёзнел.
   -- Да, вы правы. Вы нигде не служили -- это, конечно, минус, но отзывы и рекомендации впечатляют. Вы уже проявили такие качества, что перед вами можно только снять шляпу.
   Кэрол молча наклонила голову, соглашаясь.
   -- ...Индокитай, конечно, не тот, что в шестидесятые, но действуют там, кажется, похоже. -- продолжал Грин. Кэрол знала, что начинал службу он рядовым во Вьетнаме, и, очевидно, видит её контракты в том регионе, как нечто сближающее. Об этом стоило поразмыслить, но сейчас ей эта тема была неинтересна. Кэрол из вежливости послушала ещё немного и решила, что пора уже и о главном.
   -- Если можно, к делу, -- тихо попросила она. Грин кивнул.
   -- Что вы знаете о такой стране, как... -- он назвал страну.
   -- Так называемая "республика", фактически - социалистическая диктатура, -- затянула Кэрол. -- С девяностых находится в состоянии вялотекущей гражданской войны, точнее -- межплеменных разборок - сами понимаете, границы колоний с границами племён не увязывали. Плюс конфликты христианского меньшинства с мусульманским большинством. Основная сила...
   -- Достаточно, -- поднял руку Грин. -- Так вот, мы должны выступить в качестве инструкторов. Подготовить ополчение в одном из регионов, где террористическая активность антиправительственных группировок особенно сильна. Проблема: среди команды нет никого, кто был бы по-настоящему знаком с африканской спецификой. Некоторые даже не знают, что она есть. А вы как раз знакомы и могли бы оказать ценное содействие. Это раз. Я уже упомянул, что рекомендации у вас впечатляющие. У меня же ребята подобрались хорошие, но... у некоторых боевой опыт минимальный, у некоторых вообще не совсем боевой. Это два. Ну и третье -- не буду врать, вы меня очень заинтересовали, и было бы интересно посмотреть на вас в деле.
   Кэрол была довольна. Вот оно -- репутация уже делает своё дело. В других обстоятельствах, майор, наверняка, никакую бабу всерьёз бы не принял, а тут... И должность-то светит практически заместителя командира -- не прогресс ли?
   -- Значит, подготовка ополчения, -- протянула Рыжая. -- А я -- в качестве главного консультанта по "местной специфике" и вообще в качестве "доверенного лица". Меня это устраивает, майор. Хотя я ещё и не услышала об оплате.
   Грин назвал сумму. Кэрол кивнула.
   -- Подробности обсудим в другом месте, или у вас всё с собой? К сожалению, выпить за успех совместной работы не смогу -- не пью...
  
   От радости Кэрол чуть было не решилась на страшное -- запрыгнуть в машину, не открывая дверь. Однако своевременно передумала. Зато, плюхнувшись на сиденье, позволила себе издать торжествующий вопль. Оставалось одно маленькое дело. И Рыжая достала телефон. В Америку она перебралась одновременно со школьным товарищем, который имел вполне мирную профессию, но -- вот же повезло -- детство провёл в той самой стране, в которую предстояло отправиться Кэрол.
   Ответили сразу. Последовал обычный обмен приветствиями.
   -- Представляешь, какое совпадение, -- не стала тянуть Рыжая, -- у меня тут наклёвывается дельце на твоей родине. Ну, я считаю, грех не воспользоваться. Можешь подогнать какую-нибудь полезную информацию по обычаям-традициям?
   -- Воспользуйся, конечно, -- засмеялись на другом конце, -- это можно. Соберу всё, и тебе на почту скину. Особенно насчёт взяток...
   И вот тут Рыжая взяла и брякнула такое, о чём потом не раз вспоминала.
   -- А в старших классах, помнится, ты про другие ужасы рассказывал, -- весело напомнила она. В трубке замолчали.
   -- А туда, где "эти" ужасы, ты не попадёшь, -- пришёл наконец, ответ.
   -- Ну и чёрт с ними, -- отмахнулась Кэрол. -- Значит, скинешь, когда составишь. Век помнить буду.
   Закончив переговоры, она немного задумалась над словами про "другие ужасы". Да ладно, наверняка тогда он преувеличивал, а сейчас не хочет вспоминать. Да и кто бы хотел...
   Она вставила ключ в замок зажигания, и завела двигатель.
  
  
  
   Самолёт приземлился в "международном аэропорту" -- одна полоса, параллельная рулёжка, несколько хилых ангаров, одноэтажный терминал. Как и ожидалось, подкатился "борт спецрейса" не к терминалу, а туда, где под маскировочными сетками виднелись вертолёты. Среди встречающих она сразу увидела Грина, на всякий случай помахала ему.
   -- Как долетели? -- поинтересовался майор.
   -- Как-как... -- с пересадками! -- отмахнулась Рыжая. -- Так понимаю, все уже в сборе?
   -- Да, все уже прибыли. Собственно, всё готово, прямо сейчас можем отправляться на точку, -- Грин и в самом деле "отправился", девушка последовала за ним.
   -- Это хорошо, -- кивнула Кэрол. -- Времени терять не надо. А что на точке?
   -- На точке как бы тренировочный лагерь, в который прислали... кого только не прислали. Со всей страны. А людей настолько не хватает, что мы там, фактически, на весь срок предоставлены сами себе. Вот так.
   -- Отлично! -- одобрила Рыжая. -- А это что -- все наши стоят?
   -- Точно так. Сейчас я вас познакомлю.
   Они подошли к небольшой группе людей, одетых в основном "по гражданке", но со здоровенными рюкзаками. Такими же, как у самой Рыжей.
   -- Это мисс Локхарт! -- представил её Грин. -- С этого момента -- моя правая рука, особенно в том, что касается отношений с местными. Кто-то из вас о ней слышал, кто-то нет, но всех прошу принять к сведению: у неё есть реальный боевой опыт, в отличие от некоторых здесь. Помимо Африки, она работала в "золотом треугольнике", и никаких нареканий не имела... если бы она нормально служила, то уже в орденах бы...
   Вот про ордена, по мнению Кэрол, он брякнул напрасно. А реакция команды в целом ей нравилась. Забавно было думать, что женщину-консультанта "по местным вопросам" они, в принципе, увидеть были готовы, но того, что в ней будет шесть с лишком футов роста, а к ранцу приторочена метровой длины винтовка калибра .308 -- не ожидали. Какое впечатление обычно производит её рыжая грива, даже в виде косы, Кэрол тоже прекрасно знала.
   С краткими биографиями бойцов она ознакомилась. Самый опытный, ветеран-десантник Кевин Стюарт, на оговорку насчёт орденов не повёлся и смотрел насмешливо. Зато невысокий, и с виду какой-то очень юный парень чуть рот не открыл. Джефф Дэвис, несмотря на безобидный вид, отслужил полный контракт в армии, был на хорошем счету, но на службе не задержался, предпочёл карьеру частника. Все остальные сохраняли равнодушные физиономии. Кроме одного. Мартин Карвер, бывший помощник шерифа из какого-то северного захолустья (и тот самый "некоторый" без боевого опыта) имел очень недовольный и подозрительный вид. И Рыжая поняла, почему. Он, будучи афроамериканцем, прибыл в Африку отдавать долги прародине, или что-то в этом духе, и явно сомневался, что белая женщина может лучше него понимать местную специфику. Кэрол же, со своей стороны, готова была спорить, что он местную специфику не понимает совсем.
  
   Погрузились в машины. Кэрол при этом разместилась в "Лендровере" Грина. Кроме водителя, больше в нём никого и не было. "Командирская машина" -- хмыкнула Рыжая про себя.
   -- Ну, и как вам ребята? -- спросил Грин.
   -- Нормально, -- пожала плечами Кэрол. -- Адекватные, в смысле компетентные. Не лучшие из лучших, но так нам и не государственный переворот организовывать... Карвер вот смущает. Вроде бы из приличной семьи и работа была нормальная -- а туда же. Я думала, таким только в гетто страдают.
   Грин слушал молча, изредка кивая.
   -- А что такое? -- заподозрила Кэрол.
   -- Ничего. Приятно видеть, что вы действительно оцениваете их по профессиональным качествам.
   -Ну а как иначе то? -- позволила себе обидеться Рыжая и далее в основном смотрела на зелёную саванну, расстилающуюся по обе стороны дороги. Пару раз вдали пробегали ориксы, один раз промелькнул слон. Почти как дома...
  
   Лагерь, в котором предстояло тренировать солдат, раньше был настоящим расположением военной части. Потом правительственные войска убрались, а новая власть пока что могла позволить себе только такое вот "ополчение". Так что сейчас наёмники были в этом лагере верховной властью. В офицерском бараке каждому нашлось по комнате, а Грину даже и кабинет.
   Кэрол сбросила рюкзак, поставила его у стены, изучила небогатую обстановку. Всё нормально, всё как всегда. Первым делом, прежде всего прочего, она достала и повесила на стену фотографию молодого Рона Рейд-Дэли в Малайе. Отошла подальше и полюбовалась. Ну вот, нужный уровень индивидуальности достигнут.
  
   За стол сели все вместе. Еда, конечно, была из сухпайков -- запасов этого добра, поставляемого в страну под видом гуманитарной помощи, хватало. Беседы Рыжая внимательно слушала и смеялась вместе со всеми, но сама травить байки пока остерегалась.
   -- Вы, значит, консультант по отношениям с местными, мисс Локхарт? -- задал вопрос Стюарт.
   -- Просто Кэрол, -- отреагировала девушка, -- или можете звать "Рыжей", я не обижаюсь... так вот -- да. Консультант.
   -- А в "Золотом треугольнике" тоже консультировали?
   -- Увы, нет, -- призналась Кэрол. -- Там стреляли. Стреляю я, видите ли... неплохо.
   Повисло какое-то напряжённое молчание.
   -- Да, майор что-то насчёт орденов говорил...
   -- О, он преувеличивал, -- улыбнулась Кэрол. -- Там буквально мелочи, ничего выдающегося. Разве что...
   Она всё-таки рассказала пару смешных историй, и напряжение спало.
  
  
   -- Не будем тянуть, -- объявил Грин. -- Объезд поселений в нашем секторе начнём сегодня же. У вас есть какие-то рекомендации, которые вы могли бы высказать сразу?
   Рекомендации у Кэрол были, и высказать их она была готова всегда.
   -- Сразу, майор, запомните вот что -- это не Америка. Да, я совершенно уверена, что у вас есть чернокожие друзья. Умные, образованные... возможно, даже образцовые граждане. Но они... они, даже если не росли всю жизнь в... культурном окружении, они сознательно выбрали нашу, европейскую культуру. Американские ценности, если хотите. А здесь совсем по-другому. Не обманывайте себя. Выбросьте из головы фигню про общечеловеческие ценности. Не играйте в гуманного и снисходительного. Они поймут это, как слабость.
   -- Такое предложение не очень-то привлекательно, мисс Локхарт, -- нахмурился Грин. -- объяснитесь.
   -- Ведите себя... -- начала объяснять Кэрол. -- ну, как "великое белое племя". Как представитель морально превосходящей культуры. Чтобы они видели в вас того, кто имеет право ими управлять.
   Грин молча смотрел на неё, напряжённо размышляя.
   -- Ладно, -- уступила Рыжая. -- наблюдайте за мной и делайте выводы. Похоже, правильно сформулировать я пока не очень могу.
   -- Мне просто кажется это... не очень правильным, -- объяснил затруднения майор. -- фактически вы предлагаете обращаться с ними так, словно мы -- цивилизованные люди, а они -- дикари.
   -- А что, разве не так? -- непонимающе глянула на него Кэрол. -- разве не об этом я тут толкую? В общем, смотреть будет проще и понятнее.
   -- Ну, сегодня посмотреть не получится, -- признался Грин. -- я буду здесь... разгребаться, а вы поезжайте сами. Возьмите кого-нибудь из ребят для сопровождения -- и поезжайте.
   -- Будет сделано, -- отчеканила Рыжая. -- но в таком случае разрешите мне прямо здесь кратенько обрисовать, чего от них можно ждать в худших случаях.
   -- Хорошо, рассказывайте, -- разрешил майор. И Рыжая начала рассказывать. Поведала исторические факты, разгласила кое-какие воспоминания ветеранов и сдобрила это всё теми самыми рассказами "из старших классов", чтобы эффект усилить.
   -- Как-то вы очень спокойно об этом говорите, -- внезапно прервал её Грин. Как-то очень внезапно. И сам осёкся, как будто вякнул что-то неуместное. Рыжая собралась было съязвить что-нибудь в том духе, что не правозащитница, чтобы истерить, но вовремя сообразила, что это может значить. Страшно стало, и вот, прорвалось. Кэрол мысленно отметила, что вообще-то сохранять лицо майору удаётся хорошо. Так что она неопределённо развела руками и продолжила.
   -- Нет, достаточно, спасибо, -- прервал её Грин. -- кажется, картину я представляю. Ну что ж, раз вы так хорошо ориентируетесь -- я вам мешать не буду. Займусь общими вопросами. А вы контактируйте.
   На том пока и порешили.
  
  
   Для объезда деревень, а точнее, пока одной деревни, крупнейшей и ближайшей, Рыжая решила взять с собой одного из инструкторов. Конкретно -- Дэвиса. Для нужного эффекта и вообще на всякий случай поехали целой колонной. Он разместился на заднем сиденье "Лендровера", Рыжая занимала переднее пассажирское, слева. Дэвису страшно хотелось с Рыжей поговорить. До этого случая не представлялось. Да и роль её, Рыжей, нуждалась в уточнениях. В конце концов, мало ли зачем она Грину. А опыт... ну мало ли, какой у неё опыт. Но быстро стало ясно, что отношения у них с майором сугубо деловые, а теперь было видно и то, что она действительно занимается отношениями с местными. Но одна маленькая вещь его беспокоила, а теперь было самое время её уточнить.
   -- Слушай, -- спросил вдруг Дэвис. -- Так ты же консультант по связям с этой... общественностью?
   -- Вроде бы да, -- отозвалась Кэрол.
   -- Тогда зачем тебе оружие?
   Рыжая заржала.
   -- Вот действительно -- зачем? -- простонала она. -- Наверное, чтобы использовать, а?
   -- Не смешно, -- пробубнил Дэвис. Некоторое время ехали молча, затем он пришёл к выводу, что действительно сморозил какую-то хрень, и лучше делать вид, что он этого не говорил.
   -- А жарко, всё-таки, -- не оставил он попыток поддержать разговор, -- а тебя вроде не донимает.
   -- А я теплолюбивая и вообще на зиму обычно улетаю в тёплые страны, -- ответила Кэрол. -- Ты на жару особо не жалуйся, ещё дождей не было.
  
   Рыжая приказала остановить машины чуть поодаль круглых хижин, и пошла искать вождя.
   Дэвис остался в изумлении пялиться на гигантские рога бродящих по деревне коров, настолько большие, что сначала он коров и не признал, посчитав их какими-нибудь антилопами. Потом отвлёкся на голые груди и бритые головы местных женщин. Рыжая тем временем, не удостоив негритянок вниманием, обратилась к самому приличному на вид мужчине. Тот худо-бедно её понял и вызвался провести.
   Насколько знала Кэрол, исторически во главе деревни стоял настоящий "король-жрец", носящий титул "мастера гарпуна", но за все годы колониализма и постколониализма разделение светской и духовной власти таки случилось. Во всяком случае, в их регионе точно.
   Вождь особого впечатления не произвёл, но враждебности не проявил, а заинтересованность Рыжей оценил. И сказал, между прочим, что здешний "мастер гарпуна", Луол, стар, а в молодости вроде как часто общался с белыми. Рыжая взяла факт на заметку, поинтересовалась расположением его жилища, и, закончив расшаркивания с вождём, пошла именно туда. Снаружи никого не было, а вот изнутри слышался шум. Немного помявшись, она вошла в хижину, сразу же увидев старика-жреца.
   -- Меня зовут Кэролайн, -- солидно представилась полным именем Рыжая. -- У инструкторов я отвечаю за контакты с мирными жителями, конкретно и с вами. По всем вопросам -- ко мне...
   Знахарь смотрел на неё хитрыми глазами, и, кажется, не очень верил.
   -- Луол долго живёт, -- заговорил он, -- всякое видел -- были белые женщины с докторами. Были с учёными... с солдатами не было.
   -- Не было, -- согласилась Кэрол, -- но я именно с ними. И вам придётся иметь дело именно со мной.
   -- Белые солдаты -- им платят, -- продолжил знахарь свою речь. ,-- им платят, они воюют. Белая женщина тоже воюет, чтобы у неё было много золота?
   И посмотрел очень пристально. Рыжая взгляд не отвела.
   -- Белые люди ушли, многого не закончив, -- твёрдо произнесла она, -- закончить должны те, кто остался.
   Во взгляде Луола неожиданно мелькнуло понимание. Но пока он молчал.
   -- Я с юга, -- сообщила Кэрол, не уточняя. Знахарь осторожно кивнул.
   -- Пока обращаться не с чем, -- ответил он, наконец, -- но я запомню.
   Рыжая кивнула и вылезла из хижины, решив, что знахарь -- совсем не дурак, но работы ещё полно. К машинам её провожали взгляды. Настороженные, но в целом дружелюбные.
  
  
   -- Нихрена себе тут коровятины, -- поделился впечатлениями Дэвис, когда колонна тронулась. -- рога можно за бивни выдавать.
   -- На самом деле не нужно, -- ответила Кэрол. -- Коровы здесь -- всё. Валюта в том числе. И объект эстетического наслаждения, если понимаешь. За корову убить могут. В самом серьёзном смысле. Вплоть до войны.
   -- Ну и как поговорили? -- перевёл тему Дэвис. Кэрол неопределённо пожала плечами.
   -- Поговорили-то нормально, -- сообщила она, наконец, -- но рано, рано пока выводы делать.
   -- Ой, ладно тебе, -- поморщился Дэвис. -- Как-то ты слишком серьёзно к этому. Я вот так вообще не знаю, чего от нас ждут. Ну, это хорошо, когда с нами сотрудничают, но мне что-то кажется, мы тут до конца никаких террористов не увидим. Ну и спрашивать не придётся...
   -- Уверен? -- язвительно поинтересовалась Кэрол. -- Лучше за тем леском смотри. Вон какие деревья. Он мне ещё на карте не понравился, а когда мы в прошлый раз его проезжали, пока ты дулся...
   Что именно случилось в прошлый раз, Дэвис не узнал, потому что Рыжая вдруг замолчала. Но что-то в её голосе заставило подобраться и приготовиться... к чему-нибудь. А когда справа потянулись те самые деревья -- стал пристально высматривать там подозрительное. Хотя бы для очистки совести -- в реальность контактов он всё ещё не верил.
   И тут впереди бухнул взрыв, а головная машина окуталась дымом. Откуда-то из зарослей раздались выстрелы. Рыжая тотчас вылетела из "Лендровера", Дэвис перевалился через борт следом за ней. Упав в дорожную пыль, он заметил, что укрылась Кэрол за передним колесом, грамотно. Она глянула на него, поднимающегося из пыли, и неожиданно весело подмигнула. Дэвис поднял брови, а Кэрол уже выкатилась из-за колеса, намереваясь отстреливаться из-под машины.
   -- Эй! -- крикнула она ему, сделав четыре выстрела. -- Иди к пулемёту, пусть целятся по моим трассерам! Пошёл!
   Дэвис дёрнулся в направлении машины с пулемётом, затем рассудил, что приказ вполне разумный, и рванулся с удвоенной скоростью. Как и следовало ожидать, пулемётчик вошкался слишком долго, и был подстрелен. Дэвис встал за ДШК сам, повернул ствол туда, куда летели трассеры, и нажал на спуск. Палил примерно пять секунд, пока не кончилась лента. Тут оказалось, что выстрелы вообще прекратились. Кто-то зашвырнул в заросли гранату для профилактики.
   -- Фу, блин! -- он поискал взглядом коробку с лентой, перезарядить на всякий случай. Пока разбирался, сзади подошли -- оказалось, Рыжая.
   -- Всё, кого не свалили, -- те ушли, -- сообщила она, -- надо бы догнать, но, боюсь, людей не хватит. Так что в следующий раз. Пошли, трупы надо собрать! И оружие...
   "Вот это да!" -- про себя восхитился Дэвис.
   Они забрались в машину. Негр-шофёр, оказалось, как упал при звуках выстрела под руль, так там и провалялся, и только теперь решил выковыряться. Смотрели на него с неодобрением.
   -- А если бы машину подожгли, тогда что? -- вскользь заметила Рыжая. Негр что-то виновато пробормотал.
   Колонна продолжила путь в лагерь. Дэвис некоторое время сидел молча.
   -- Признаю, был не прав, -- повинился он, наконец. -- и про оружие особенно.
   -- Бывает, -- отмахнулась Рыжая.
   Её сейчас занимали другие мысли -- надо было подготовить отчёт для Грина. Впрочем, Дэвис эту задачу ей облегчил. Пока Кэрол излагала на бумаге свои впечатления от посещения деревни (пока одной, ближайшей) и разговоров с вождём, он взахлёб рассказывал, как колонна попала в засаду, как крута была Рыжая, и как он сам не подкачал.
   Так что, когда Кэрол отправилась отчитываться, майор был уже в курсе инцидента.
  
   -- Итак, во время неожиданного нападения вы немедленно сориентировались, приняли командование, организовали отпор... -- перечислил Грин. -- Так?
   -- Так, -- согласилась Кэрол, не склонная прибедняться и преуменьшать заслуги.
   -- Оч-ч-чень хорошо, -- довольно протянул майор и забарабанил пальцами по столу.
   Кэрол задумалась. Ну вот и чего он сидит с таким видом, как будто она какой-то тест прошла? Про "Золотой Треугольник" -- в курсе, а про то, как они там на "Провайдере" жёстко сели и как она людей выводила -- не дочитал? За этими мыслями она не сразу заметила, что её о чём-то спрашивают.
   -- Извините, недопоняла, -- сказала она на всякий случай.
   -- Что же непонятного? -- удивился Грин. -- Я считаю, имеет смысл расширить круг ваших обязанностей. Будете моим заместителем не только в том, что касается отношений с местными, но вообще по всем вопросам. Устраивает это вас?
   -- Конечно, -- бодро ответила Рыжая, мысленно продолжая недопонимать. А чего он вообще с этим назначением тянул-то? Но уточнять не стала, рассудив, что майору виднее.
   -- Ну, раз устраивает, принимайте дела, -- хмыкнул тот. -- работайте... Кстати, как ваши впечатления от местных?
   -- Политическая власть в лице вождя довольно индифферентная, -- доложила Рыжая, -- а вот религиозная, "мастер гарпуна", кажется, вполне готов сотрудничать.
   -- Понятно, -- протянул Грин. -- Больше не задерживаю, работайте!
  
  
   -- Здравия желаю! -- поздоровался Дэвис, просунув за дверь голову. -- Разрешите говорить неофициально?
   -- Разрешаю, -- рассеянно отозвалась Кэрол, занятая чисткой винтовки, и тут же удивлённо вскинула взгляд. -- Что это тебе в голову взбрело?
   -- А-а... хотел извиниться, -- смущённо объяснил боец, -- мы в тебе сомневались, а я теперь понял -- зря.
   Рыжая только рукой махнула.
   -- По-моему, сомневаться в командире, которого первый раз видишь -- это вообще нормально, разве нет? -- поддела она.
   -- Это ты про Грина, разве нет? -- сделал удивлённое лицо Дэвис.
   Оба рассмеялись.
   -- А правда, почему ты служить не пошла? -- прозвучал вопрос, -- доказала бы...
   -- Кому и что? -- скривила рот Кэрол. -- Путь наименьшего сопротивления, знаешь. Чтобы сломать бюрократический аппарат минобороны, рекомендаций нескольких ветеранов недостаточно. Но зачем вообще его ломать -- ради одной меня? Да и не только в этом дело. В какой армии мне служить? И с кем воевать? Об этом ты подумал?
   Дэвис не подумал. Казалось самоочевидным, что человек, желающий повоевать, первым же делом предложит свои услуги своей стране. Таким же очевидным, как то, что прибывшая из Америки и говорившая по-английски Кэрол -- американка. А набраться знаний об Африке... ну, мало ли где можно.
   -- Как-то это всё непонятно, -- протянул он.
   -- Мне, допустим, тоже кое-что непонятно, -- заявила, переводя тему, Кэрол. -- Почему вот ты ушёл из армии, как только начались настоящие кампании? И почему вдруг нарисовался здесь, а не вернулся...
   -- Кхм... -- смутился Дэвис. -- когда начались кампании, я думал, что военной жизни с меня уже хватит. Думал осесть, как полагается... а потом понял -- чего-то не хватает. Может, даже что-то упускаю. Но... на страну работать уже не хотелось.
   -- Всё с тобой ясно, "отличник боевой подготовки", -- подытожила Рыжая. -- Хотелось чтобы и вольные хлеба, и чтобы в потолок плевать между контрактами.
   -- А с тобой не ясно, -- Дэвис, поборов смущение, явно решил вернуться и тему добить, хотя бы и с другого направления. -- Вот скажи, что с тобой будет через десять лет?
   Одновременно он заметил, что смотреть ей в глаза очень даже приятно. Когда она в хорошем настроении, во всяком случае. Тогда нейтральный зелёный кажется тёплым.
   -- Десять лет... -- протянула Кэрол. -- Ну, либо я погибну, либо стану таким крупным игроком, что во всех локальных конфликтах мира будут искать мой след. Одна перспектива меня устраивает, а со второй приходится мириться. Что, разочарован отсутствием в списке мужа с приличной профессией и кучки спиногрызов?
   -- Да мне, в общем-то, без разницы..
   -- Угу. А какой смысл воспитывать детей так, чтобы они могли сделать мир лучше, если сам в состоянии это сделать? Просто специфика такая, что на что-то времени не хватает...
   -- А как же...
   -- Да никак. У меня сестра есть, Полли. Рано вышла замуж, рано родила. Дети прекрасные. Мне вполне достаточно.
  
   Возникшее приятельство с Дэвисом Рыжую устраивало. Пока ещё неявная враждебность Стюарта -- не очень, но с этим приходилось мириться. А вот чего она не очень понимала -- это отношение командира. В какой-то момент вдруг оказалось, что в повседневной жизни он участия практически не принимает. Кэрол была знакома с принципом "капитан должен организовывать работу, майор должен знать, что где делается", но такая буквальная его реализация была... странноватой. Но долго думать об этом было некогда, тем более, что нарисовался, лёгок на помине, Дэвис. Чайку погонять да побеседовать. Рыжая была совсем не против. Было видно, что у бойца свербит задать какой-то очень важный вопрос, но начинать с него он не хочет.
   -- А я всё спросить хочу, -- начал он, наконец. -- Это кто на фотке, не узнаю. Клинт Иствуд, что ли?
   Кэрол заржала.
   -- Гораздо круче, -- сказала она сквозь смех, -- но раз ты не в курсе, то я не буду пока рассказывать. Потом.
   -- Ну окей, -- смирился Дэвис. Но тут же нашёл другую тему.
   -- Почему FAL? -- спросил он. Кэрол встретила вопрос непонимающим взглядом.
   -- Для душевного комфорта мне нужно оружие мощнее, чем калибра 5.56, например, -развела она руками. -- особенно там, где бегает много крупной дичи. А ещё я умею с ней обращаться.
   -- Но есть же ещё М14, G3...
   -- А-а! -- дошло до Кэрол. -- не. Не то. М14 тогда достать было негде, а вот рядом с R1 я с детства.
   -- R1? -- почесал Дэвис затылок
   -- Ну, южноафриканская сборка FAL, ты чего!
   Вот в этом месте бойцу окончательно стало ясно, откуда Локхарт "есть пошла быть" и где набралась опыта в обращении с "кровожадными дикарями". И даже пятна зелёного камуфляжа на оружии. Она тем временем продолжала:
   -- ...только свою я сама собирала. Ствольную коробку делали на заказ, из титана. Ствол быстросменный из углеродного волокна с лейнером из нержавейки. Весит, как стандартный, но по прочим характеристикам можно считать за тяжёлый. Ствольные накладки тоже карбоновые. В итоге по массе тянет фунтов на семь-восемь вместо одиннадцати. Спуск доработанный. Компенсатор отдачи Халбека, только, опять же, титановый, -- она помолчала. -- приклад вот поменять хочу. Не знаю пока -- на что...
   -- Я тоже, -- невпопад сказал Дэвис, -- не, серьёзная штука. А патроны? Собственного изготовления, экспансивные с ядом?
   -- С ума сошёл? -- рассмеялась Рыжая. -- Сколько я своих патронов на себе провезти могу? Обычные, М80. Сто сорок шесть гран.
   Почему-то Дэвис в этом ответе отметил то, что принципиальное наличие патронов собственного изготовления не отрицается. Возможно, даже и с ядом...
   -- Несколько месяцев, наверное, в магазине подрабатывала, чтоб купить? -- пошутил он.
   -- Да нет. -- не оценила юмор Кэрол.-- на новой машине сэкономила -- у меня "Камаро" третьего поколения. Продавался без ходовой.
   -- Хорошая экономия... -- пробормотал Дэвис.
   -- Правда. Там был гоночный мотор, хозяин его себе оставил. А трансмиссия была убитая, причём этим гоночным движком. Ну, так мы с другом нашли на свалке...
   Про это слушать было уже не очень интересно, хотя Дэвис и вообразил себе организованный по всем правилам военного дела рейд за запчастями.
   -- А вот насчёт крупной дичи, -- вставил он. -- А можно тут на львов поохотиться?
   -- Можно, -- подтвердила Кэрол. -- Но не нужно.
   -- А ты вообще пробовала?
   -- Один раз пробовала с ассегаем. Ну, не хочу сейчас рассказывать, чем кончилось...
  
   Контакты налаживались довольно быстро. "Вступив в должность", Кэрол съездила в деревню уже с конкретной целью -- просить содействия в обнаружении врагов. И уже через пару дней результат появился. О нём надо было доложить командиру.
   К майору Рыжая вошла с самым озабоченным видом. Грин молча кивнул и жестом предложил садиться. Кэрол, тоже жестом, отказалась.
   -- Есть первые результаты, -- приступила она к докладу, разложив на столе карту. -- Сочувствующий из местных сообщает, что вот здесь, порядка десяти миль от деревни видел подозрительных лиц. Есть вероятность, и большая, что где-то здесь может быть лагерь. Или перевалочный пункт. Предлагаю выйти ночью в разведку, половить языков. Шесть, возможно семь человек. Дождя быть не должно, мокнуть не придётся.
   -- Шесть-семь, это с вами вместе? -- уточнил Грин. -- Кто же в лагере останется?
   -- Точно так, со мной. Но не все из наших, пару из местных я присмотрела,-- поспешила уточнить Рыжая, -- в качестве пулемётчиков сгодятся. Если выгорит -- тогда можно будет и штурм планировать...
   -- Штурм... усмехнулся Грин. -- Вы всё-таки не забывайте, что мы здесь в первую очередь инструкторы и у нас даже поддержки толковой нету.
   -- Да знаю я, -- махнула рукой Кэрол. -- Было бы хоть что-то -- мы бы их так прижали... но как прижать-то? Что за вертикальный охват без вертикали? Но ведь и у них не лучше.
   -- Не лучше, -- согласился майор. -- Ну что же, я даю добро, действуйте.
   -- Отчитаюсь по исполнении! -- хищно ухмыльнулась Кэрол и исчезла.
  
   Дело двигалось. Рыжей определённо нравилось и то, что местные идут на сотрудничество, и, теперь уже, и позиция Грина "знать, что где делается", и предстоящая акция. Пока ещё не спланированная, но это временно. Про "вертикальный охват" она вставила, конечно, больше для солидности -- вертолёты пока ей никто доверять не собирался. Но ведь спланировала бы, при наличии!
  
   -- ...задача -- взять языка для допроса с целью установления точного местонахождения лагеря,-- увлечённо повествовала Кэрол. -- Если живых не будет -- проследить путь, найти своими силами. Пойдут -- Стюарт в качестве моего заместителя, Чейз и Дэвис -- автоматчики-гренадёры, пулемётчиков возьмём из здешних. Выход в шестнадцать часов. Всё. Вопросы есть?
   Вопросов не возникало. Дэвис даже крутил в руках какой-то дурацкий комикс, вероятно, раздумывая, дочитать ли по-быстрому сейчас, или изобразить служебное рвение.
   -- Я бы Уэста заместителем взял, -- словно про себя заметил Стюарт.
   -- Отказываешься? -- поднял голову Дэвис
   -- Нет. Я говорю -- я бы взял. Своим заместителем.
   -- Имеете возражения по составу группы? -- вежливо осведомилась Кэрол.
   -- Абсолютно никаких, -- процедил Стюарт. При этом посмотрел на девушку, так, как солдат-ветеран может смотреть на лейтенанта только что с военной кафедры. Дэвис окончательно отложил в сторону комикс. Кэрол, однако, не стушевалась и не пришла в ярость от посягания на авторитет. Улыбнулась, сказала "хорошо!" и вышла.
   -- Зря ты так, -- укоризненно заметил Дэвис. -- Ну что она тебе сделала? Ты когда служил, поди, с офицерами так не разговаривал...
   -- Когда я служил, -- скривился Стюарт, -- девки мной командовать не пытались.
   -- Ну и тем более зря, -- Дэвис решил вернуться к комиксу, но тема его как-то задела. -- Я с ней под обстрелом уже был. Не пытается она командовать, а командует. И грамотно. Маму не зовёт.
   -- И рекомендации у неё самые лучшие, помню, -- вздохнул Стюарт. -- только один хрен, если начнётся -- сломается. Так что хорошо, что не начнётся. Ну, не здесь...
  
   Приблизительное "место встречи" удалось найти почти сразу, а вскоре, ещё до заката, нашлась и та самая тропка. Еле заметная, но всё-таки хорошо видная тем, кто знал, куда смотреть. Некоторое время ушло на поиск огневой позиции, а дальше потянулись часы ожидания. Львов, к огорчению Дэвиса, встретить не удалось, зато получилось разлечься наблюдением за жирафами.
  
   Окрашенный ночным прицелом в оттенки зелёного мир был тревожен. Люди готовились убивать тех, кто собирался где-то поблизости, чтобы убить несравнимо больше. Рыжая подумала о том, что нет у них ни современных тепловизоров, ни активных наушников -- ничего такого, что позволяло бы любому ощутить себя хищниками, ждущими жертву. Они, однако, "любыми" не были. И, выделив среди ночных звуков подозрительные шумы, Кэрол отбросила все посторонние мысли, а увидев через окуляр прицела пробирающиеся по той самой, еле заметной тропке фигуры, положила палец на спуск. В следующую секунду та фигура, в которую пришлись выстрелы, свалилась в траву, а остальные пытались то ли разбежаться, то ли залечь в укрытие -- уже вовсю работали пулеметы, выбивая из земли клубы пыли. Рыжая обозначила трассерами границы площади, стараясь достать тех, кто пытался за них убежать. Хлопнули, сверкнув в ночи, два гранатных взрыва. Кэрол поймала в прицел ещё пару фигур, выстрелила несколько раз, не стараясь попасть, однако одна из мишеней упала. Рыжая окончательно опустошила магазин, разорвались ещё две гранаты, теперь уже ручные... А потом всё кончилось...
  
   -- Не повезло нам с языками, -- доложил Стюарт, когда все трупы разыскали и стащили в кучу. -- все дохлые.
   -- Тоже результат, -- отмахнулась Кэрол, -- ущерб нанесли, показали, что не бездельничаем. Если что -- отследим, куда тропка ведёт, сегодня уже не укладываемся. Всё, обыскали? Уходим!
  
   Но на самом деле Рыжую "тоже результат" не устроил. Всё-таки обещали "языка", обещали местонахождение перевалочного пункта. Да, не цель первостепенной важности, но как-то оно непрофессионально, что ли. Так что доспать она решила как-нибудь потом, а первым делом -- предоставить рапорт. Сразу. Как только Грин проснётся.
  
   -- Значит, не удалось, -- констатировал Грин, ознакомившись с докладом. -- А вы серьёзно к этому относитесь.
   -- А как мне иначе "к этому" относиться, -- всплеснула руками Кэрол, -- я же отвечаю!
   -- Ну, противник уничтожен, потерь нет... было бы, за что отвечать! Но, кстати, вы правы.
   -- В чём именно? -- насторожилась Кэрол.
   -- Надо активнее вовлекать местных. И не делать вид, что всё, что за границами лагеря, нас не касается. И я сам этим займусь! Вы занимайтесь лагерем.
   -- А вы помните...
   -- Прекрасно помню, -- отрезал Грин. -- Я помню, что вы мне объясняли, и сам уже разбираюсь, как надо. Не волнуйтесь.
  
   Кэрол и не волновалась. Просто она не совсем поняла, с чего вдруг он решил взять дело в свои руки. Ну и ладно, решила она, там видно будет.
  
   Обычно Грин за подготовкой солдат следил не очень-то требовательно, довольствуясь рапортами. И вдруг приказал выгнать всех на плац, под жаркое солнышко, и долго ходил перед шеренгой, вглядываясь в каждого, и интересуясь успехами то у Рыжей, то у Стюарта. В конце концов, отобрал нескольких, руководствуясь одному ему известными признаками, и объявил, что эти поступают в его личное подчинение. А затем сделал неожиданное заявление.
   -- В свободное время я посетил соседнюю деревню. И вообразите: возможно, благодаря стараниям мисс Локхарт там нашлось достаточно молодых людей, готовых добровольно присоединиться к обучаемым. Как вы на это смотрите?
   Стюарт и "мисс Локхарт" оторопело переглянулись. Затем молча посмотрели на Грина. Во взгляде Стюарта читалось "это твоя проблема, как объяснять, почему людей стало больше", а Кэрол пыталась вспомнить, кого же так удачно сагитировала записываться в добровольцы. Возразить в любом случае было нечего.
   -- Хорошо! -- заключил майор. -- значит, примете пополнение.
  
   После прибытия пополнения Кэрол решила съездить в деревню, чтобы узнать, что же там за подвижки такие. Вождь ничего странного не замечал, к решению некоторых молодых повоевать относился с пониманием, в общем, толку от него было немного. Что было даже странно -- деревня жила неплохо и недоедания точно не водилось, местный "средний рост" где угодно сошёл бы за "высокий". Но, что важнее, в первое посещение люди о вожде говорили явно уважительно. А вот теперь те же люди вели себя как-то подозрительно. Рыжая решила провентилировать это дело с "духовной властью" и пошла к знахарской хижине.
  
   -- Скажи, а что такое происходит? -- спросила Кэрол. -- Я же вижу -- народ какой-то беспокойный, а вождь как будто не замечает. Спросила у него -- такую рожу скрючил...
   -- Скот умирает, -- подумав, ответил Луол. -- Плохо, когда скот умирает. Знак!
   -- Знак, говоришь... -- протянула Рыжая. -- Не, это вряд ли. Был бы знак -- он бы сам заметил. Не дурак же.
   Старик загадочно улыбнулся.
   -- Вот, и ты в курсе, что это просто так... -- истолковала эту улыбку Кэрол, -- ничего. Дела наладятся -- забьют на знаки. Может быть. А с добровольцами-то что такое? Мне в заслугу ставят, а я вот что-то не помню, чтобы тут активно пропаганду вела. Ну, заеду раз пару дней, так и...
   -- Так ваш главный заехал. Командир! Ко мне не ходил. С вождём разговаривал. Всех смотрел, изучал.
   -- Мда, что-то ему и пример не очень нужен, -- пробубнила Кэрол.
  
   На обратном пути Рыжая вдруг осознала, что общение со знахарем ей просто нравится. Настолько, что она готова и без наличия "вопросов" навещать его и болтать за жизнь. Было в этом то самое ощущение взаимного доверия. Лезли в голову интересные мысли о том, как разница между круглыми хижинами в деревне и прямоугольными постройками в лагере смыкается с разницей между солдатской дисциплиной и буколическим бытом, замешанным на коровьем молоке и построенном на каркасе из рогов. Но главное -- ещё это пробуждало воспоминания о раннем детстве в Транскее, среди чёрных. С такими приятностями, как запекание собственноручно пойманных полевых мышей. Интересно, весело подумала она, а если бы сейчас тех мышей предложить такому гордому своим "африканством" Карверу? Хотя нет, каких мышей? Он же и в деревню, кажется, ни разу сходить не пожелал, приникнуть, так сказать, к негритюду. Зато кого строит-то из себя...
   Нет, мышей она ловить, конечно, не будет. А вот отловить павиана, скажем, можно. Сверившись с часами, она оповестила Грина о том, что собралась на охоту, и исчезла.
   Возможно, именно её отсутствие спровоцировало одно забавное обсуждение -- о таком всегда удобнее говорить, когда обсуждаемый не может внезапно появиться. Бойцы просто болтали о всякой фигне...
  
   -- Кстати, что там у тебя с ней? -- внезапно спросил Чейз.
   -- Ничего. Общаемся, -- пожал плечами Дэвис, -- с ней, знаешь, разговаривать интересно.
   -- Это ты зря, -- мечтательно протянул Чейз, -- всё-таки... такие ноги.
   -- Ноги отличные. Только ты не мне это говори, а ей, -- ядовито посоветовал Дэвис, -- вдруг оценит. Денщиком сделает!
   Проходивший мимо Уэст уловил обрывок беседы и сменил курс, сообразив, что настал удачный момент.
   -- Слушайте, парни, -- начал он, -- вы же её в бою видели...
   -- А также до и после боя... -- уточнил Чейз, -- а некоторые даже и...
   -- ...так вот, ей сиськи не мешают?
   Оба опрошенных прыснули.
   -- Ты прости, но она там не в бикини бегает, -- растоптал Дэвис мечты, -- а почему ты вообще решил, что должны мешать? Ты что, её без лифчика видел? И не сказал?
   -- Ну просто мне казалось, что должна быть большая. Ну знаете, как у этих...
   -- А-а. Во, уже два кандидата в денщики. Кстати, а тебе сиськи не мешают?
   -- Какие? -- не понял Уэст.
   -- Её. Ты о выполнении поставленных задач должен думать, -- серьёзным тоном начал Дэвис, -- а у тебя грудь на уме? Да ещё и командирская? Нет дисциплины!
   -- Да ну тебя в жопу! -- обиделся Уэст и ушёл.
   Что именно Рыжая собирается принести с охоты -- никто не знал. Ну, понятно, что слона или бегемота никто не ожидал. Но когда она появилась с тушкой павиана -- в воздухе повисло что-то страшное.
   -- Что это? -- подозрительно спросил Стюарт, указывая пальцем.
   -- Дичь, -- невинным голоском ответила Кэрол, -- а что-то я Карвера не вижу?
   -- Да он там вон... -- неопределённо махнул рукой кандидат в денщики Уэст, -- а зачем он тебе? Это ему, что ли?
   -- Вообще-то... да, -- сообщила Рыжая таким тоном, как будто светит Карверу бесплатный обед в хорошем ресторане. -- Только вы ему пока не говорите...
   -- А что, оно -- вкусно? -- подал голос Чейз.
   Рыжая молча пожала плечами и отправилась дичь свежевать.
   Прибывшего на отдых Карвера встречали с такими улыбочками, что он сразу заподозрил худшее.
   -- Какого... -- начал было он.
   -- Такого! -- оборвал его Дэвис. -- Интересно всем, что ты с ней сделал, что она лично для тебя жратву готовит?
   Афроамериканец даже пошатнулся.
   -- Что за ёбаный бред... -- он снова попытался сказать что-то значительное.
   -- Какой же бред, когда вон запах идёт? -- заметил Чейз.
   Карвер обратил умоляющий взгляд на Уэста, на что тот развёл руками -- мол, всё так и есть.
   -- Окей... -- протянул Карвер и стал ждать развязки.
   И вот Кэрол появилась. Афроамериканца усадили за стол, поставили перед ним, перехватив у Рыжей, тарелку с мясом.
   -- А вторая кому? -- уточнил Дэвис.
   -- А вторая мне! -- заявила Рыжая, защищая вторую тарелку. -- Я же должна пример подавать.
   И подала. Глядя на неё, Карвер явственно чуявший подвох, наконец спросил:
   -- Да что это такое хоть?
   -- Павиан, -- сделав мощный глоток, ответила Кэрол, -- хороший, не гнилой, ничего...
   Все заржали, Карвер выматерился, на пробу отщипнул кусочек, и вдруг сообразил, что если не съест -- окончательно уронит свой "африканский" авторитет. Он отпилил кусочек и потащил в рот, превозмогая не столько брезгливость, сколько соображение "если чёрный -- значит обезьян должен жрать?" Сунул в рот, прожевал.
   -- Эк тебя перекосоёбило, -- заметил Стюарт, -- вот сразу видно, что к армейской жрачке не привык.
   -- К какой "армейской"? -- возмутился Карвер и сам не заметил, как отчекрыжил кусок побольше. Измельчать не стал, заглотил так. Попытался продолжить фразу с набитым ртом, но пришлось проглотить.
   -- Ну это ты загнул, -- встрял Дэвис, -- в армии похуже было. Всё-таки, когда индивидуально готовят...
   Боявшийся потери темпа афроамериканец решил достойно ответить после следующего куска.
   -- Да ну, вон как наворачивает, -- отметил Чейз, -- а притворялся...
   -- "Отец-командир" она быть не может, -- философски заметил Дэвис. -- Значит, мать. То есть, ты буквально мамкину стряпню ешь. И не ценишь!
   Последнее было сказано настолько обвиняющим тоном, что Карвер чуть было не брякнул машинально, что очень даже ценит, но вовремя одумался и решительно покромсал остатки мяса.
   Опустевшие тарелки встретили аплодисментами.
   -- Да ладно, ничего так, в общем, -- заявил Карвер, но на всякий случай ретировался. За ним ушёл Уэст, видимо, решив, что дружеская поддержка может оказаться не лишней
   -- А его точно не пронесёт?-- встревоженно спросил Чейз.
   -- Не должно, -- пожала плечами Рыжая.
   -- Да если пронесёт -- хуже не будет, -- злорадно заметил Стюарт.
   -- Ну, для желающих -- там ещё осталось, -- пригрозила Кэрол и тоже ушла.
  
  
   Рыжая сидела в тенёчке, отмахивалась от мух, попивала сок из пакета и наблюдала за Стюартом, муштрующим солдат на плацу. И пыталась найти ещё что-нибудь, требующее её внимания. Всё вроде было охвачено, всё шевелилось. И тут она вспомнила, что разговоры о "дурных знаках" в деревне вовсе не рассосались, вопреки её надеждам. Этим надо было заняться серьёзно.
   "А оно тебе точно надо?" -- спросил внутренний голос, настроенный скептически. "Надо" -- отрезала Кэрол. Надо вникнуть, надо помочь, надо делом доказать, что тебе не всё равно. Оно, конечно, и так делается, но хуже-то не будет. А вообще Кэрол смущала одна мелочь -- о том, как вести расследования, девушка имела самые общие представления. Анализ разведданных и допрос -- это не совсем то. А ещё в копилке знаний был какой-то старый телефильм, где BSAP расследовала преступление в краале.
   Наконец она решилась. Подумала о том, кого бы с собой на всякий случай взять. Дэвис был занят, а свободен только приятель Карвера Уэст. Ладно, пусть будет он. Надо ли оповещать Грина? По результатам отчитается, а отпрашиваться незачем.
   Уэст поначалу состроил кислую мину, потом вдруг сообразил, что ему вообще-то светит провести какое-то время с красивой женщиной, и преисполнился энтузиазма. Так они и выехали из лагеря вдвоём, не считая чёрного водителя.
   -- Чего случилось-то? -- решился спросить Уэст через несколько минут, -- к местным, что ли, едем?
   -- К ним, -- подтвердила Рыжая. -- Детективы любишь?
   -- Ну как бы это...
   -- Вот и поучаствуешь. Поможешь, постоишь для внушительности...
   -- Так это тебе надо было Мартина взять, -- подумав, сообщил Уэст. -- Он же в полиции служил, он соображать должен.
   -- Соображать здесь -- моя работа, -- воздела палец Кэрол, -- и... и вообще.
   Что это за "вообще" Уэст уточнять благоразумно не стал. Однако пообщаться захотелось, и они немного обменялись мнениями об оружии, как самой очевидной теме. Уэст вспомнил, что в патруле видел зебр, а Рыжая рассказала ему о немецких попытках использовать их в кавалерии. Собеседник очень развеселился.
  
   По прибытию Рыжая велела Уэсту наблюдать "за всем, чем можно", и отправилась искать вождя. В итоге глаза наблюдателя, что называется, разбежались. Высокие негры с о шрамами на лицах, коровы с гигантскими рогами, молоко повсюду.
   Вождь обнаружился у себя дома. Кэрол поинтересовалась, как идут дела, выслушала, убедившись, что никаких настоящих поводов для беспокойства он по-прежнему не видит, и предложила свои услуги. Вождь поначалу не мог уразуметь, какие именно услуги, но позволил. Если хочется -- почему бы и нет? Он, вождь, уверен, что всё мелочи и устаканится, но раз уж предлагают... Кэрол уточнила, может ли ей помогать "мастер гарпуна" -- оказалось, может. Рыжая для порядка поинтересовалась, не заезжал ли майор -- оказалось, что был. Пытался после успешной вербовки провести агитацию среди взрослых женатых мужчин, но ему объяснили, что этого пока делать не стоит. Рыжая согласилась и извинилась за чрезмерное рвение командира.
   "Детективы" раскланялись с вождём и направились в хижину Луола.
   -- А зачем этот вождь, если он сам ничего не решает? -- спросил Уэст по дороге.
   -- Он решает, -возразила Рыжая, -- судит, отношения с соседями определяет. Это главное. Не тоталитаризм же...
   Тут они подошли к хижине, и просвещение пришлось прекратить.
   -- А мы к тебе по делу, -- брякнула с порога Кэрол. -- Разбираться будем, что у вас за знаки и почему скот дохнет.
   -- Ага, -- подтвердил Уэст.
   -- Ты умная, -- улыбнулся Луол. -- ты знаешь, что знаков нет.
   Я-- знаю, что если бы были знаки -- ты бы так наплевательски себя не вёл, -- хмыкнула в ответ Рыжая. Луол довольно кивнул.
   -- Вижу, что не знаки. Все правильно идёт, всё хорошо. А коровы всё мрут. А недавно змей потоптали. Совсем плохо. А кто -- не знаю.
   -- Ну, хотя бы тех, кто первый заметил... кто громче орёт - этих же надо расспросить, -- начала размышлять Кэрол.-- Может, вообще окажется, что кто-то соседское зверьё из зависти замочить хотел, а кто-то другой не так понял.
   -- Верят, что знак, -- сник Луол. -- Начну расспрашивать, скажут -- плохой знахарь.
   Кэрол понимала, что ждёт "выработавшего ресурс" знахаря. Уэст не знал, но она на всякий случай бросила на него взгляд и изобразила руками удушение. Тот понимающе свистнул.
   -- Хорошо, -- рубанула она. -- Пошли, покажешь подозреваемых.
   Уэсту она велела напустить на себя самый грозный вид. И они пошли опрашивать.
  
   -- Спроси: он точно змей не сам подбросил? -- втолковывала она через некоторое время Луолу, решившему помочь и в качестве переводчика. -- скажи, будем судить по законам военного времени, если что! А если сознается -- ничего не будет.
   Очередной подозреваемый что-то бубнил, скрывая взор, а Луол объяснял "следователям", что тот ничего не трогал, не подбрасывал, и вообще не знает решительно ничего.
  
   -- Боятся, -- вздохнула Рыжая, когда очередного свидетеля отпустили,-- а чего боятся? Повторяем же -- не будем наказывать, если сознаемся...
   -- Раз боятся -- значит, запугали! -- вставил мысль Уэст.
   -- Ну а кто? Что-то я тут не вижу никого, кто может запугать. Это серьёзный такой конкурент вождю должен быть, а кто здесь...
   -- Здесь нету, -- вторил Луол, качая головой.
   -- Вот, и "мастер" подтверждает. А если не здесь... А! Ну всё понятно!
   Она вскочила.
   -- Кажется, есть. Ну, не обещаю, что прямо сразу, но причину уничтожим.
   Рыжая кивнула старику и вылетела из хижины. Уэст поспешал за ней.
   -- Что получается-то? -- выпалил на ходу он.
   -- Получается то, -- ответила Кэрол, прыгая в "Лендровер", -- что их могли запугать и натаскать террористы. Очень может быть. И нам это не надо!
   По отмашке машина помчалась назад в лагерь.
  
  
   -- Разрешите войти? -- сунулась в командирский кабинет Рыжая. Грин нетерпеливо и как-то не по-военному махнул рукой -- дескать, заваливайся.
   -- Куда ездили? -- спросил он почти по-дружески. Кэрол почти насторожилась, но решила не обращать внимания.
   -- В деревню. Надо было разобраться кое с чем, -- ответила она, усевшись.
   -- Ну и с чем же? Что-то я не помню...
   -- В деревне необъяснимо умирал скот, -- разъяснила Кэрол. -- Я попыталась провести расследование своими силами... и пришла к выводу, что это заговор.
   Грин засмеялся.
   -- Мисс Локхарт, вот очень ценю вашу помощь, но это вы хватили. Вы же сами видите, то есть знаете, как они живут -- мало ли отчего коровы дохнуть могут...
   -- Майор, я тоже надеялась, что всё само пройдёт. Не прошло. Теперь я уверена -- кто-то под вождя копает.
   -- Ну и кого же вы подозреваете? -- очень благодушным тоном спросил майор.
   -- В деревне никого явного нет. Похоже, это что-то извне. Не знаю, откуда наши соседи такого набрались, но думаю -- это они хотят выбить из-под нас всю почву для взаимоотношений с местными. Вот так.
   -- И что вы предлагаете? -- уточнил Грин, почему-то хитро сверкнув глазами.
   -- Продолжать контрпартизанские операции. То логово мы так и не нашли -- вот и пора закончить.
   -- Хорошо, -- сообщил Грин, некоторое время поразмышляв. -- Продолжайте работать. Вы хорошо работаете.
  
   И вскоре следопыты обнаружили тот самый вражеский лагерь. Голос внутреннего скептика подсказывал Рыжей, что она всё-таки лезет не в своё дело. "Очень даже в своё" -- возразила она самой себе. Работу надо делать хорошо, а что покажет качество лучше, чем демонстрация боеспособности? И вообще -- последнее слово за Грином. Не позволит -- значит, ничего и не будет.
   -- Ну, что там у вас? -- поинтересовался майор. Причём с таким видом, как будто посещение его отвлекает от чего-то важного.
   -- Лагерь террористов там у нас, -- в тон ему ответила Кэрол, -- нашли всё-таки. Пока людей в нём мало -- есть предложение зачистить. И проверить уровень подготовки, таким образом. Я их сама поведу.
   За время этого монолога Кэрол успела обнаружить, что Грин её слушает очень невнимательно, вполуха. И прийти из-за этого в замешательство. Поэтому завершающее сообщение о том, что команду зачистки возглавит она лично, у неё и вырвалось.
   -- А-а, вот как, -- протянул Грин. -- Конечно, займитесь, зачистите. Я вам полностью доверяю. И не задерживаю.
   Кэрол молча кивнула и вышла. Несмотря на то, что судьба вроде бы благоволила её планам, разговор был очень странным. Если она сама испытывала некоторые сомнения, то уж ему-то, командиру, сам бог велел! И что он такое важное обдумывает, что о рейде даже слышать не хочет? Полная херня...
  
   Но с этой херней она поделать ничего не могла, а то, что могла -- сделала. Вызвала Стюарта и Чейза со всеми им подотчётными "ополченцами" и изложила план. Доехать до условленной точки на машинах, незаметно окружить лагерь... далее по обстоятельствам. Стюарт и Чейз возражать не стали, негры -- тем более. Все разошлись готовиться, а Кэрол собралась контролировать репетицию. Впрочем, возражения чуть позже прорвались.
  
   -- Эй! -- окликнул идущую на "смотр" Рыжую Карвер. Очень недовольный. -- ты чего добиваешься?
   -- Успешной отработки контракта, например? -- невинным тоном предложила вариант Кэрол. Карвера не устроило.
   -- Ты под кого прогибаешься? Вот что тебе не нравилось -- сидели, стрелять учили. И сидели бы так до конца, и прекрасно. Нет, рейды ей устраивать надо...
   -- Грин одобряет, -- ледяным голосом заметила Кэрол. -- Можешь к нему обратиться. А я тебе просто скажу, что когда такие толпы вокруг шатаются, то курорт заканчивается обстрелом из миномётов. Свободен.
  
   По отмашке Рыжей машины встали, заглушив двигатели, а группа зачистки спешилась и рассредоточилась. Всё-таки кое-чему местные научились -- двигались они почти бесшумно и вполне организованно, а позиции занимали правильные. Оставалось буквально полдела -- окружить лагерь террористов -- с виду больше похожий на обычную деревню, и, собственно, зачистить. Противники полными вахлаками не были, поэтому рассчитывать на то, что удастся незаметно покрошить всех в капусту ножами, не приходилось. Но дыр в организации их караульной службы нашлось ровно столько, чтобы позволить "чистильщикам" незаметно подобраться вплотную и занять огневые позиции. Группы Стюарта Рыжая контролировала сама, голос Чейза в гарнитуре тихо сообщил, что у него тоже всё нормально. И Кэрол отдала приказ начинать.
   Хотя хлопки гранат и плотные пулемётные очереди, казалось, предвещали скорую победу, враг оказался зубастый. Далеко не все стали беспорядочно бегать и палить во все стороны, некоторые попытались организованно залечь и прицельно отстреливаться, так что Кэрол, поймав в прицел и пригвоздив к земле особо наглого стрелка, бросилась приводить в чувство потерявших темп бойцов штурмовой группы.
   И тут в бой вклинился грохот тяжёлого пулемёта. Или даже двух? В наушнике заматерился Чейз.
   -- Что там, блять? -- заорала Кэрол.
   -- БТР, сука! С пулемётами! Двоих уже в мясо!
   -- Укройтесь там, не отходите, я иду! И дым поставьте! -- приказала Кэрол. Затем обратилась к Стюарту. -- Я -- к ним! Держитесь здесь, никого не выпускайте! Ты! -- это уже было направлено к негру-автоматчику, -- со мной! Живо!
   Пока они бежали, крупнокалиберный пулемёт прогрохотал ещё раза три. Автоматных очередей слышно не было. А вот слева зашуршали кусты -- очевидно, кто-то хотел пробраться во фланг прижатой пулемётами группе. Рыжая вскинула винтовку, и одной очередью скосила двоих выбежавших террористов, третьего принял прикрывающий солдат. Шуршать перестало. Пулемёт дал ещё одну очередь.
   "Машины далеко оставили, если бы подогнать... ДШК бы его взял... только у машин-то никакой брони нету", -- обдумала Кэрол возможную ошибку. -- "А вот и наши".
   -- Свои! -- крикнула Рыжая, падая рядом с Чейзом, -- что там?
   Не дожидаясь ответа, постаралась аккуратно высунуться и оценить ситуацию. Ситуация оказалась не настолько плоха -- противостоял им накрытый маскировочной сеткой БТР-152 со сдвоенным зенитным КПВ. Но как только Кэрол убралась обратно в укрытие -- в камень ударили тяжёлые пули. На Рыжую накатила было волна страха тут же сменившегося яростью. Броневик уже не просто надо было уничтожить. Его хотелось уничтожить.
   -- Так, -- решила она. -- кто тут гранаты лучше всего кидал? Вы двое? Заходите ему с тыла, постарайтесь забросить внутрь. Когда дойдёте -- стрельните в воздух, чтобы мы поняли. После взрывов -- кидайте! Поняли? Давайте, парни! Они вас грабили -- а вы их еду сожрёте! Пошли! А вы -- прикрываете!
   Сама Кэрол вытащила из винтовки магазин, опустошила патронник, поймав вылетевший патрон, и начала рыться по карманам.
   -- У тебя к подствольнику гранаты осколочные? -- спросила она.
   Чейз кивнул.
   -- Ну и хорошо. Главное, чтобы хоть дезориентировало.
   Она нашла, наконец, какой-то патрон, зарядила его, единственный, покрутила газовый регулятор, а затем достала ружейную гранату.
   -- Старьё югославское, -- объяснила она. -- на всякий случай типа такого...
   Со стороны, в которую ушли солдаты, раздались выстрелы.
   -- Пошли! -- рявкнула Рыжая.
   Выстрел из подствольного гранатомёта Чейза хлопнул рядом с бортом БТРа, заставив наводчика вслепую нажать на спуск. Очередь ушла куда-то вверх. В это время из-за укрытия выглянула Кэрол. Кумулятивная граната воткнулась в корпус бронемашины, но в район двигателя. Взрыв, конечно, вывел технику из строя, но на работоспособности турели не сказался. Зато две гранаты, упавшие на пол боевого отделения, окончательно подавили огневую точку.
   -- Всё, -- констатировала Кэрол, -- что-то, кстати больше не стреляют...
   Выйдя на связь с машинами, она скомандовала колонне подъезжать. Остальные занялись сбором трофеев и полезностей. Сама Кэрол осталась стоять, задумавшись. Вроде бы всё прошло по плану. Местные сработали вполне достойно, потери допустимые. Но всё-таки потери же. И БТР этот чёртов... Уничтоженная бронемашина Рыжую почему-то особенно возмущала, и это яростное возмущение требовало выхода. И тут как раз к ней подвели небольшую колонну унылых типчиков с поднятыми руками.
   -- Вот пленные, -- объяснил Стюарт. -- Эти сдались сами, вон те были раненые...
   -- Ясно, -- отрубила Кэрол. -- Всех повесить. Прямо здесь.
   Стюарт оторопел и вроде как попытался поймать взгляд Рыжей. Та, заметив это, облегчила ему задачу, стянув тёмные очки.
   -- Не надо вешать! -- подскочил вдруг негр-сержант, -- не надо. Они наших людей убивали. Они наши деревни грабили. Мы их сами хотим наказать.
   Стюарт совершенно потерялся в этой ситуации, переводя взгляд с негра на Кэрол. И обратно. Сама Кэрол явно призадумалась.
   -- Ладно. -- махнула она рукой, и снова нацепила очки. -- Делайте, что хотите. А ты (это уже относилось к Стюарту) -- присматривай, на всякий случай. Остальные -- к машинам!
  
   И только когда Рыжая уселась в "Лендровер", её посетил простой вопрос -- а с чего, собственно, ей так припекло казнить пленных? Злость злостью, но она ведь даже не подумала о том, что их сперва допросить надо. Даже если сказать им нечего. И почему -- повесить, для кого? "Ну да чёрт с ними", -- решила она, -- "главное -- налёт удался".
   "Каратели", меж тем, возвращаться не спешили. Рыжая начала поглядывать на часы, пытаясь сообразить, каким же образом можно так долго развлекаться с приговорёнными. В подтверждение того, что всё-таки никаким, в поле зрения наконец появились радостные негры. И совершенно офонаревший Стюарт.
   -- Знаешь, как они их наказывали? -- поинтересовался он, подойдя к машине Рыжей. -- Развели костерок, потом стали отрезать уши, поджаривать их... и заставляли есть. Уши -- это сначала. А закончили хуями... только те, у кого сперва их отрезали, умирали, так что кормили ими тех, кто остался... Я, конечно, в местной специфике не разбираюсь, но лучше бы их повесили!
   И ушёл. "Вот блядь" -- подумала Кэрол, затем повторила это вслух, сплюнула, и только тогда приказала заводить моторы.
  
   После разбора полётов с Грином, который выглядел так, словно готов Рыжей орден вручить, Кэрол решила, что ещё остаётся время смотаться в деревню. Проверить обстановку. Но, подумав, пришла к выводу, что пока что от этого толку не будет и надо выждать.
   Ожидание принесло неожиданные результаты -- на следующий же день отправленный в рейд отряд нашёл изуродованный труп. Опознать не удалось, в деревне на пропавших никто не жаловался. Кэрол предположила, что это жертва террористов, которую заподозрили в предательстве и оперативно казнили прямо в пути. А потом нашли ещё один труп. А ещё через день -- сразу два. Это было жутко, непонятно, и Кэрол решила поговорить, наконец, с Луолом. Тем более, что уже можно было спросить, не прекратились ли "знаки". И в этот раз решила никого с собой не брать.
   По пути она размышляла о том, что вместо банального "прилетели -- погоняли местных по плацу - улетели" получается что-то странное и необычное. Все эти неприятности в деревне, лютующие враги, какое-то непонятное отношение Грина... Что-то происходило, а что -- эту картинку сложить не получалось.
   К вождю она заходить не стала, отправилась сразу к Луолу.
   -- Ну как тут у вас, знаки прекратились? -- спросила она, протиснувшись в хижину.
   -- Кончились, -- ответил старик. -- Знаков нет. А люди видят.
   -- Ну, это... -- промычала Кэрол, -- всё-таки раз кончились -- значит, правильно мы угадали? Подстрекать больше некому, теперь должно устаканиться. Хотя херня какая-то, конечно. Но не могу же я им приказать взять и забить!
   Помолчали. Луол молчал, но его настроение было понятно -"действительно, не можешь".
   -- Может, я что-то не так делаю? -- спросила полумрак хижины Кэрол.
   -- Ты помогаешь, -- ответил Луол. -- Пытаешься разобраться, помогаешь. Что ещё надо?
   -- Да вот одно слово - "пытаешься"! -- отмахнулась Рыжая. -- Что-то тут происходит, а я не вижу. У вас эти интриги -- откуда они, ведь никогда такого не было, да? У нас парни чудеса творят -- не хуже террористов. Да сама я как-то звереть начинаю.
   Луол пристально смотрел на неё, но молчал.
   -- Кстати, майор к вам больше не заезжал? -- спросила Рыжая на всякий случай.
   -- Был. -- коротко ответил Луол. -- Долго не говорили.
   Ещё помолчали.
   -- И вообще что-то нехорошее готовится, -- поделилась Кэрол последней тревогой. -- Трупы стали находить.
   -- Война! -- ухмыльнулся прокуренными зубами Луол. -- Какая война без трупов...
   -- Вот в том и дело, что с такими -- какая-то не война... Мне кажется, это по твоей части.
   -- Знахарь не убивает, -- покачал Луол головой. -- Ты знаешь.
   -- Да ты дослушай, -- не утерпела Рыжая и рассказала тут же задумавшемуся знахарю о том, в каком именно состоянии находят трупы. Когда дошла в перечислении до ушей, затолканных в рот, и отрезанных пальцев, торчащих из ушных отверстий, перебил уже Луол.
   -- Ты их знаешь?
   -- Кого? -- не врубилась сходу Кэрол. -- Убитых? Да если бы и знала -- по зубам мне их, опознавать, что ли...
   -- Убивают. Кого убивают -- не знаешь. Зачем убивают -- не знаешь...
   -- Запугивают же! -- не согласилась Рыжая.
   -- Кого пугают? Находят белые солдаты, мы не находим. Белые солдаты испугались?
   Кэрол потёрла лоб. Неожиданно простой и очевидный расклад рассыпался на мелкие кусочки. И старик, похоже, заметил что-то такое, о чём она даже не задумалась.
   -- Тогда я совсем не понимаю, -- призналась девушка.
   Луол одобрительно кивнул.
   -- Если это не ритуалы и не запугивание, -- начала рассуждать Кэрол, -- то это не соседи? А если находим мы... может, это запытанные террористы, которых оставили, чтобы их нашли мы, чтобы... а нафига? И кто это может делать?
   -- Знахарь знает, кто не может делать, -- покачал головой Луол. -- Это - "по моей части"...
   -- А что тогда по моей? -- против желания улыбнулась Рыжая.
   -- А ты хочешь помочь. Ты хочешь, чтобы было лучше, -- и Луол засмеялся.
  
   Беседа со стариком Рыжую не то, чтобы уж очень ободрила, Но слова про "хочешь, чтоб было лучше" ей определённо понравились. Вот происходящее оказалось ещё более странным и запутанным. Ещё несколько дней она пыталась обдумать происходящее, благо никаких неотложных дел не подворачивалось. Обдумывалось плохо. Атмосфера в лагере в какой-то момент изменилась. Если сразу после прибытия вокруг витал милый сердцу Рыжей дух колониальной армии -- дисциплинированной в лучших европейских традициях, возглавляемой белыми офицерами, то теперь она всё чаще ловила себя на ощущении того, что вокруг такой же лагерь террористов, только более приличный с виду. Это портило настроение, это было жутко, и это сбивало с мыслей. А потом её вызвал командир. Кэрол отправилась к нему, ожидая получить втык за развал дисциплины.
  
   И уже в дверях поняла -- будет что-то другое. Грин выглядел настолько важно и торжественно, что казалось -- не отставной майор, работающий инструктором в африканской глухомани, а вполне действующий генерал, руководящий наступлением. И мысли его ничем посторонним заняты не были.
   -- Итак, все вылазки террористов на нашей территории мы пресекаем. И это во многом ваша заслуга. Но надо пойти дальше. Надо отбить желание сотрудничать у ближайших соседей.
   -- А хуже не будет? -- позволила себе усомниться Рыжая. -- В том смысле, что если мы полезем за пределы своих земель, то не подумают ли они, что мы слишком наглеем?
   Грин одарил её отеческим взором.
   -- Это направление у противника неприоритетное, -- наставительно объяснил он, -- стаскивать сюда более крупные силы они не могут себе позволить. Так что просто заткнутся и будут бессильно клацать зубами. Ну, на какое-то время. Поняли? Выбора, можно сказать, нет. Так что отправляйтесь вот сюда и проведите там разъяснительные работы.
   Кэрол проследила за майорским пальцем, тычущим в точку на карте.
   -- Поселение, -- констатировала она и встала. -- Хорошо, отправляемся прямо сейчас. Возьму...
   -- Отставить! -- неожиданно скомандовал Грин. Кэрол застыла на месте.
   -- Что-то...
   -- Возьмёте тех ребят, которых я отобрал. Помните их, я надеюсь? Больше никого.
   -- Будет сделано! -- пообещала Кэрол. Уточнять ничего не стала, догадавшись, что объяснять ничего и не станут.
  
   Пока заводили моторы и грузились, к Рыжей подошёл Стюарт.
   -- Что за тревога, почему мы не в курсе? -- мрачно поинтересовался он.
   -- Я сама только что была... не в курсе, -- развела руками Кэрол. -- Грин послал.
   -- А наших никого нет?
   -- Никого. Хер его знает, что он хочет. Может, проверяет, как они самостоятельно действуют. Ладно, хрен с ним.
   Рыжая прыгнула в "Лендровер", и выезд на "разъяснительные работы" начался.
  
   Поселение разочаровало. Кэрол надеялась, что раз уж оно выбрано мишенью, то в нём будет хоть какое-то активное шевеление, но... деревня как деревня. Как полагается, жителей согнали в центре, объявили им, что если они будут укрывать террористов, будет им очень плохо. На жителей какого-то заметного впечатления это не произвело. "Вероятно, потому, что террористы пугают больше" -- подумала Рыжая, наблюдающая за происходящим из машины, и вдруг обозлилась. Кому они, в самом деле, тут что-то втирают? Ведь знают же, все знают прекрасно, что больше солдаты сюда не вернутся.
   Она вылезла из автомобиля и медленно пошла к людям. Бойцы приняли подобострастный вид, а жители, в свою очередь, поняли, что всё ещё только начинается.
   -- Ну что вы тут балаболите? -- недовольно спросила она у сержанта. -- А обыск, а допрос подозрительных?
   Обыск ничего не принёс, "подозрительные" уныло ото всего открещивались. И тут Кэрол явственно различила на одном из чёрных лиц усмешку.
   "Потешаются" -- ожесточённо подумала она. -- "Ну, суки".
   -- Где их скотина? -- задала она вопрос. -- Коров сюда привести, немедленно!
   И, когда коров привели, достала пистолет, жалея винтовочной пули, и прострелила ближайшую рогатую башку. Как по сигналу, солдаты оттеснили жителей и принялись палить по животным из автоматов.
   Вряд ли поднятые на штыки младенцы произвели бы большее впечатление, чем казнь священных животных. Из поражённой ужасом толпы выскочил какой-то старик. "Колдун" -- догадалась Рыжая. Его тут же скрутили, бросили к скоту, да там и расстреляли. А потом стали поджигать хижины. "Всё верно" -- подумала Кэрол - "скота нет, колдуна нет... что от домов толку".
   -- Наказание богов, -- сумрачным голосом сообщила она, -- за укрывательство. Всё, сворачиваемся!
  
   Но, когда возвращались, мрачно-торжественное настроение вдруг стало рассасываться. Сперва Кэрол, проанализировав результаты, решила, что никаких серьёзных успехов не достигла, даже наоборот. А потом вдруг ясно представила случившееся не в виде собственного отчёта, а как газетную статью об очередных зверствах. Нет, ну какие же зверства? Ведь и не убили же никого... колдуна вот только... так сам виноват!
   Или нет. Не надо оправдываться. Сожгли деревню, убили скот, вогнали в ужас, опозорили... оставили о себе такую добрую память, что дальше некуда. А лично она -- так продемонстрировала моральное превосходство, что... но ведь, чёрт побери, всё казалось совершенно оправданным. Казалось. Но не было. Рыжая вспомнила, как стояла там, молчаливо выражая одобрение, и ей стало совсем мерзко. "В жопу" -- подумала она. "И дорабатывать не надо -- пойти к Грину, отпроситься в город, а там..."
   Здесь ей стало ещё мерзее, потому что она вдруг поняла, что планирует постыдное бегство. А драпать хочет не из Африки -- от себя. "Нет уж" -- решила она -- "всё таки могло быть хуже, и хорошо, что не стало. А чтобы хуже не было потом -- нехрен так себя вести..."
  
   По возвращению она хотела пройти к себе незамеченной, но её поймал Дэвис.
   -- Неудачно съездили, да? -- оценил он мрачной вид Рыжей. -- Значит, вообще непруха пошла. В нашей-то соседней деревне вождя кокнули! А твой друг, говорят, сбежал...
   Если бы Кэрол держала что-то в руках -- то наверняка бы уронила.
   -- И... что там теперь? -- одними губами проговорила она.
   -- А хер его знает. Военное положение, что ли. Грин туда ускакал -- лично на контроль взял, кажется.
  
   У себя Рыжая напилась чаю, походила из угла в угол, и немного вернула ясность мысли. Значит, всё пошло по худшему сценарию, по самому худшему. И все её усилия пошли прахом. Но что-то в это есть странное, что-то не стыкуется. Если это были действительно мелкие интрижки, совершенно случайно совпавшие с происходящим -- то где же претендент "на престол"? А если это хитрый план соседей -- почему так не вовремя, почему так легко дали Грину утихомирить себя? И с Грином тоже как-то непонятно -- почему не дождался её, почему не позвал для консультаций? Что ему надо? И, если он ждал чего-то такого, то почему отправил её подальше? А если допустить, что он сам спланировал "бунт", и услал "правую руку" в рейд, чтобы не мешала? Тогда это значит, что это он копал под вождя, с самого начала? Мог. Но зачем ему это? Какое-то безумие. Хорошее слово, кстати, безумие. Под то, что она учинила, тоже вполне подходит.
   А что случилось с Луолом? Бежал? Или... не добежал? Вот это будет позорище, если убьют. Нет, с этим лучше не затягивать. Значит, снова ехать...
  
   Грина в деревне не оказалось. Рыжая прикинула, к кому теперь лучше обратиться, и направилась к одному из солдат. Грозно прошипела "Как стоишь?" и потребовала привести старшего по званию. Когда старший прибыл, началась атака:
   -- Куда делся колдун? Почему упустили? -- загремела Кэрол.
   -- Никак нет, сэр.. мэм! -- отрапортовал солдат, -- Труп нашли, нам сказали -- это он!
   -- Кто сказал? -- резко спросила Кэрол.
   -- М-местные.
   Так. Вот это было интересно. А кто из их солдат вообще видел Луола? А никто. Водителя оставляли с машиной, встречались обычно были в хижине. Подсунуть любой достаточно изуродованный труп -- и готово... Гвардейцы из местных узнали бы. Но надо проверить.
   -- А труп где? Не закопали ещё?
   -- Н-нет. Копают пока.
   -- Пошли, покажешь! -- потянула его за собой Кэрол. Причём последние ярды пришлось действительно тащить -- боец забубнил что-то о проклятии, которое падёт на всех подошедших к трупу. Рыжая бросила его и к телу подошла уже одна.
   Вождь действительно оказался вождём. А вот под видом знахаря подсунули... да чёрт знает, кого. И времени думать о том, откуда взяли труп, не было. Радость Рыжая прятать не стала, только приврала насчёт её причин.
   -- Ага, он! - "подтвердила" она. -- Ну, молодцы, хвалю. Продолжайте.
   Пока Кэрол шла к машине, она ловила на себе взгляды откуда-то из-за хижин. Недобрые взгляды. Недобрые и напуганные.
  
   Началось что-то совсем непонятное. Грин пропадал в деревне, возвращался и уходил скрытно, рапорты Рыжей выслушивал вполуха, распоряжения выдавал настолько общие, что почти ни о чём. Когда днём пошёл дождь -- вообще из деревни не возвращался. Кэрол тщетно пыталась понять, что он задумал -- и не понимала. Хотелось заняться поисками Луола, чтобы тот хоть что-то прояснил, но было страшно от мысли о том, что майор о поисках узнает. А затем, когда Кэрол перед сном твёрдо решила ошарашить Грина предложением устроить очередной рейд, утром её разбудили моторы. Поняв, что это их собственные машины, она раздумала готовиться к обороне, но... какого чёрта?
   -- Куда это наши намылились? -- спросила она у часового.
   -- В деревню уехали, порядок навести! -- охотно поделился тот информацией.
   -- А-а, ну-ну, протянула Кэрол, и тут представила, какой порядок может начать наводить в "бесхозной" деревне такая толпа. Она ломанулась к себе, вернулась, увешанная оружием, и побежала к машинам, надеясь, что увели не все. Один "Лендровер" и правда остался.
   -- Гони! -- приказала она офонаревшему водителю. -- В деревню давай!
  
   Кэрол выскочила из "Лендровера", не дожидаясь "полной остановки транспорта". Винтовка болталась на ремне, зато в руке она держала пистолет, демонстрируя полную готовность наводить порядок любыми мерами.
   -- Отставить! -- гаркнула она изо всех сил. -- Смирно! Кто позволил? Какого хуя? Вы что тут творите?
   Последний вопрос был, скорее, риторическим, потому что мирных жителей мордой в грязь просто так не кладут, какую-то мясницкую колоду просто так к ним не подтаскивают, и под дулами автоматов всё это просто так не делается. И тут Кэрол услышала знакомый голос. Ощущения были -- как будто контузило.
   -- Вольно, мисс Локхарт! Всё под контролем. Под моим контролем. Зря вы... разнервничались.
   Рыжая развернулась на голос -- и внутри у неё упало. Грин каким-то неуловимым образом изменился. Осунулся, что ли, глаза запали ещё глубже... и появился в них совсем нехороший блеск. Впечатление, однако, получалось поистине демоническое. "Держись, Кэрри". -- простонала она самой себе, -- "Держись и не психуй!"
   Почти строевым шагом она протопала к майору, запихивая пистолет в кобуру. На ту простейшую операцию у неё ушло секунды две.
   -- Я разнервничалась, майор, потому что мне доложили, что тут погром начался, -- она прокашлялась. -- и занимаются этим наши. И я не вполне понимаю... то есть совсем не понимаю...
   -- Здесь были террористы, -- почти ласково объяснил ей Грин, -- в деревне их явно их укрывают и не желают сообщать, куда они ушли и откуда пришли. Ваши "сердца и умы" тут не очень-то помогают. Я буду действовать решительно.
   Кэрол подавила в себе желание оглянуться и заставила себя смотреть в глаза майора. Даже если пулемётчики на джипах её поддержат... нет, шансов почти нет. Надо говорить.
   -- Вы, конечно же, правы, -- начала она, осторожно подбирая слова, -- моим действиям решительности... не хватило. Но если сейчас вы... сделаете... то, что задумали, то скорее всего, деревня ("точнее, то, что от неё останется" -- добавила она про себя) точно будет для нас потеряна. Я думаю, они уже достаточно напугались, и... осознали ошибки. Ваши действия уже произвели должный... эффект.
   Грин задумался.
   -- Пожалуй, вы правы. Дадим им шанс. Другого не будет.
   Он отдал команду -- и напряжение спало. Жители разбегались по хижинам, солдаты пошли строиться. Рыжая потопала к "Лендроверу", борясь с желанием побежать. А ещё она вдруг отметила, что всех участвующих в непотребстве солдат она видела -- тот самый отборный отряд, с которым недавно она ездила на "разъяснительные работы". И только теперь осознала, что "добровольцев из местных" среди них -- большинство.
  
   Кэрол вбежала к себе и упала в кресло. Её едва ли не мутило, в голове почему-то стучали мысли о том, что стресс нужно снимать выпивкой. Наконец она приказала себе успокоиться и попыталась обдумать ситуацию как следует. Итак, что это было? С какого чёрта Грин чуть не устроил в деревне гекатомбу? Сошёл с ума? Спокойно, не горячись. Может, он не собирался ничего такого делать, может -- просто изображал? Ага, как же. Почему же ты тогда чуть не пересралась, Кэрри? Отставной майор вдруг оказался гениальным актёром? А может быть, он сейчас сам осознал, что почти натворил, и сам сидит в ужасе от почти содеянного? Сходить к нему, поговорить... выслушать благодарность... что-то не хочется, да?
   Рыжая поднялась и сделала несколько проходов от стенки к стенке. Затем твёрдо произнесла "нужно мнение" и вышла.
   Дэвиса она обнаружила, жарящим яичницу. Он покосился на неё и что-то проворчал.
   -- Нужно поговорить, -- потребовала Кэрол, -- дело очень важное.
   -- Десять минут-то подождёт? -- унылым тоном вопросил боец, почуявший, что покушать обстоятельно и со вкусом не удастся.
   -- Нет, -- вдруг резко заявила Кэрол, -- новую приготовишь. Если захочется!
   -- Ну ладно... -- пробормотал тот. С сожалением посмотрел на сковороду и поинтересовался, что же случилось. Вместо ответа девушка потащила его в самую пустынную часть лагеря, где, удостоверившись, что никого нет, и рассказала о том, чему стала свидетелем.
   -- ... я склоняюсь к мысли, что наш майор Грин рехнулся, -- завершила она историю. -- Но железной уверенности у меня пока нет. Вот я и решила посоветоваться.
   -- "Посоветоваться!" -- фыркнул Дэвис, -- ничего себе! Эта твоя сказочка на драное военное преступление тянет, а тебе советоваться надо?
   -- Не кипятись, -- ровным голосом ответила Рыжая. -- Ты что, уже что-то решил?
   -- Естественно, мать твою! Надо сообщить о том, что он творит. Потому что я замешанным в этом быть не собираюсь.
   -- Хорошо. А как ты будешь сообщать? Передатчик-то у Грина. Если он действительно сошёл с ума -- даст он тебе его?
   Дэвис явно озадачился. Подумал. Закурил.
   -- Если он сошёл с ума, то меня и наружу могут не выпустить. А если я никому не скажу? Самоволка. А когда вернусь -- вы всё подтвердите...
   -- Да, менее простых вариантов, похоже, нет, -- подытожила Рыжая, -- удачи. Если что -- я делала тебе замечания и требовала подчинения, а ты посылал меня подальше и клялся, что ноги твоей больше не будет...
   Удачи Дэвису Кэрол пожелала совершенно искренне, но отвратительных предчувствий это не рассеивало. Все варианты развития событий выглядели как-то непривлекательно, и надеяться не хотелось ни на один из них.
   А на следующее утро разговоров только и было, что об исчезновении. Но только среди наёмников. Никаких "официальных комментариев" со стороны Грина не последовало. Не снизошёл майор до объяснений. Рыжей это очень не нравилось. А ещё её начало покалывать неудовольствие от невозможности связаться с гонцом. Да что там связаться -- хотя бы узнать -- выбрался ли он. Так что, прихватив винтовку, она решила поискать маршрут. Ушёл... а как ушёл? Соображения найти самый разгильдяйский пост наверняка хватило, а потом? Взял курс на дорогу, надеясь выйти туда уже вне поля зрения. Похожие следы нашлись, и действительно вывели на дорогу... Вскоре, однако, исчезли. Так. Здесь он остановился, поняв, что хвост таки есть, и нырнул в заросли. Она на всякий случай огляделась сама и решила, что за ней не следят. Почему? Не то, чтобы это было плохо, конечно. Да, навык у отличника боевой и политической был не тот, и чутье местных следопытов не очень-то он представлял. Поэтому, когда его следы внезапно оборвались, Рыжей захотелось обнять дерево. А ведь выстрелы должны были слышать в лагере, подумалось ей, отсюда же вполне можно... значит, не стреляли. Ладно. Одно ясно точно -- дело дрянь. И настолько дрянь.
   Вернувшись назад, она созвала всех ребят. И объявила:
   -- Мальчики, мы в глубокой жопе. Наш обожаемый командир совершенно ёбнулся кукушкой, -- дальше был вновь повторён рассказ о событиях в деревне. -- вчера я решила обсудить это с Дэвисом. Он заявил, что сомневаться не в чем и что он сбежит, чтобы предать инцидент огласке. Так вот, далеко он не ушёл. Труп я специально не искала -- времени жалко. Но могу попытаться найти, вместе с сомневающимися...
   -- Вот это нихуя ж себе! -- охнул Чейз. -- Правда, что ли?
   У Стюарта нашлись более конструктивные, но не очень уместные, с точки зрения Рыжей мысли.
   -- Надо же, кто поднимает панику из-за зверств, -- протянул он. - "Всех повесить прямо здесь"? Ну скажи теперь, что ты этого не ожидала.
   -- Вот и не скажу, -- презрительно фыркнула Кэрол. -- Мне оправдываться не в чем. Вот решить, что нам нужно делать, мы должны. И обязаны. А потом можно будет выяснять отношения. Если захочется.
   -- Всё действительно так плохо? -- спросил кто-то.
   -- Планов Грина я знать не могу, -- развела руками Рыжая, -- но завершение контракта и отправка по домам в них точно не входит.
   -- Минуточку, -- снова подал голос Стюарт, -- как это ты "планов знать не можешь"? Ты его правой рукой была! Последние недели его вообще никто, кроме тебя, не видит, а ты вдруг "планов знать не можешь"?
   -- Как будто он со мной советовался эти "последние недели", -- процедила Кэрол. -- Я к нему приходила -- он спускал мне указания. Он с местными больше общался...
   В этом месте она осеклась, почувствовав, что напала на что-то важное. Стюарт эту осечку заметил, и истолковал по-своему.
   -- С местными и ты общаешься, Локхарт. Может, он тебя королевой племени решил сделать, в обмен на...
   -- Что ты сказал? -- страшным голосом спросила Рыжая. -- Последнее, про королеву.
   -- Э-э-э, -- забормотал Чейз, -- вот не надо, действительно, разборок!
   -- Ну точно же, -- горько проговорила Кэрол, -- ради кого местные будут вообще на всё готовы? Даже не ради короля -- ради бога. А вас, парни, либо сделают младшими божествами -- либо скормят гиенам, как Дэвиса. Вот такой получается наша обстановка.
   -- Нет, это перебор уже, -- заявил Уэст, -- ну, ударило ему что-то в башку, это точно. А боги -- это не-е-е...
   -- Может, и перебор,-- согласилась, помолчав, Рыжая.-- Укрытие террористов -- вполне повод. Для параноика. Но нам что, сильно с того легче?
   Спорить и доказывать, что гораздо легче, никто не захотел. Разошлись, бормоча что спать будут вполглаза и с оружием под рукой, а так же что "там видно будет". Рыжая осталась обдумывать возможности. Стюарт, однако, тоже задержался, видимо, решив сообщить что-то важное.
   -- Так парня жалко... -- пробормотала Кэрол, сидевшая, уперев подбородок в ладони.
   -- Первый раз, что ли, друзей теряешь? -- с неожиданным участием спросил Стюарт.
   -- Теряю-то не в первый, -- уныло хмыкнула Кэрол. -- Первый раз лично на смерть посылаю. И ведь льва так и не увидел... Ну что... живём дальше.
   -- Я думал, ты сломаешься, -- сообщил Стюарт, -- молодец.
   -- Мне ломаться нельзя, мне происхождение не позволяет, -- серьёзно сообщила Рыжая. -- Мы по части "stiff upper lip" метрополию уделывали.
   -- Это что за происхождение?
   Кэрол посмотрела на него пару секунд, а потом неожиданно запела. Очень фальшиво:
   "R is for the Regiments who fight the winning fight
   H is for the Homefires that the folks are keeping bright
   O is for the Other Ranks and Officers as well
   D is for the Diehards who will even fight in hell
   E is for the Enemy, that just won't ever win
   S is for the Spirit of our men that won't grow dim
   I is for the Independence that we have to share
   A is for the Arms that we will always have to bear..."
   Ты ненормальная, -- потряс головой Стюарт, разгадав акроним, -- но это ничего. На меня теперь можешь положиться.
   Попробуй вякнуть, что я занимаюсь "неженским делом", и я свалю на тебя всю ответственность и буду изображать даму в беде, -- вдруг заявила Рыжая, наставив на него палец.
   Идёт! -- хохотнул тот и протянул ей руку.
  
  
   А на следующий день Грин исчез. Не один, а вместе с той самой личной гвардией из местных, которую присмотрел и отобрал для себя лично. Оставшихся в лагере это совершенно не взволновало -- Стюарт чуть из себя не вышел, пытаясь узнать у чёрного сержанта, что произошло. Сержант, со своей стороны, так и не смог понять, что же в произошедшем такого странного. Ну, ушёл и ушёл. Его право, кто может ему запретить и зачем кому-то о чём-то расспрашивать? Пользуясь тем же правом, "гвардия" сняла с "техничек" пулемёты, а двигатели машин вывели из строя. Озверевшая Кэрол ворвалась в опустевший кабинет Грина, чтобы обнаружить мрачную картину -- майор взял с собой всё. Выругавшись, она села за стол, положив перед собой пистолет, и тоскливо подумала о том, что застрелиться может быть не худшей идеей. Нет. Для этого рано. Она ещё покажет, кто чего стоит. Но надо было снова посоветоваться с ребятами.
   -- Ну что, есть ещё желающие приписать мне дружбу с рехнувшимся? -- хмуро поинтересовалась Кэрол. -- Меня-то он тоже посчитал недостойной, раз с собой не взял...
   -- По-моему, самое время уходить, -- подал голос Чейз. -- Раз его нету, значит, за нами уже никто не следит. Хоть и пешком, еды хватит. И людей сейчас здесь меньше -- отмахаемся, если что.
   -- Уверен? -- мрачно спросил Стюарт.
   -- Нельзя уходить! -- решительно произнесла Рыжая, не дав Чейзу обосновать уверенность, -- уйдём сейчас -- всё потеряем. А пока Луол жив и на нашей стороне -- есть шанс выиграть.
   -- Ты что, до сих пор об этом думаешь? -- вытаращился Чейз.
   -- Думаю, -- подтвердила Рыжая. -- Меня для этого и нанимали, кстати. Так вот, если удастся вернуть знахаря к власти -- сориентируем в нужную сторону. На это и надо работать.
   -- В "нужную"? -- тихо спросил Стюарт, -- в нужную кому?
   И вот тут Кэрол озадачилась. Действительно -- кому нужную? Для чего нужную? Местным племенам? Царькам, которые под именами президентов и министров сидят в столице? До сих пор она об этом не задумывалась, просто вцепившись в представившуюся возможность. А теперь... Прокручивая в памяти свои беседы с колдуном она вдруг наскочила на одну простую мысль.
   -- Возможно, -- ещё тише проговорила, почти прошептала она, -- в нужную нам всем...
   Осталась мелочь -- найти Луола. Рыжая вспомнила, что по традиции он был бы не только "жрецом", а "королём-жрецом". Желание Грина его устранить обретало особенно зловещий смысл. Зато в случае успеха он точно сможет вернуть племя к нормальной жизни. И разнести нужный посыл соседям.
   "Далеко он уйти не может", -- рассуждала Кэрол, глядя в карту. - "запасы у него небольшие, если вообще есть. Значит, должны снабжать. Но при этом на границе досягаемости, чтобы проследить было сложнее... А это значит..."
   Снаружи раздались какие-то крики -- Рыжая отвлеклась и пошла проверить, в чём дело. Оказалось, что на КПП откуда-то из зарослей выбрел негритёнок. Ну, заблудился, бывает. Подозрений он не вызывал, и его уже почти отпустили, как вдруг он подбежал к Рыжей, и что-то сунул ей в руку. Кэрол это что-то не глядя сунула в карман, а когда негритёнка повели в деревню, рассмотрела. На клочке было нацарапано что-то типа карты...
  
  
   Кэрол осторожно вошла в пещеру, подождала, пока глаза не привыкнут к темноте. Внутри точно кто-то был.
   -- Луол, не прячься, -- позвала она, -- я же уже тебя нашла...
   Темнота сгустилась в образ старого знахаря.
   -- Ты нашла, -- улыбнулся он. -- От тебя и не прятался.
   -- Слава богу, живой, -- выдохнула Рыжая. -- Я ведь тоже чуть на тот труп не повелась.
   -- И трупом не тебя обманывали...
   Кэрол только рукой махнула. Затем, пошевелив ногой лежащий в пыли булыжник, решила задать вопрос.
   -- У вас правда террористов укрывали?
   -- Зачем нам укрывать? -- удивился Луол.
   -- Так мне Грин сказал. Вы сотрудничали -- он решил наказать.
   -- "Террористы", -- старательно выговорил знахарь, -- это для тебя. А для нас -- колдовство.
   -- Какое ещё колдовство? -- не врубилась Кэрол.
   -- Колдовство! За него вождя убили
   До Рыжей дошло. Брошенные в разговоре предположения о "местном боге" оказались до жути близки к правде. Всё-таки наказание за укрывательство было бы неоправданно жестоким и неуместным, но вполне разумным. А вот попытка добить "оппозицию" под предлогом укрывательства... И попытка захватить власть над местными, подставив вождя... Она вспомнила другие разговоры. О попытках агитировать взрослых мужиков, краткое "был, долго не говорили". Копал, копал под вождя. Тащил на свою сторону, пока был ещё относительно адекватен, а потом... а что ещё он мог творить потом?
   -- Так это он тогда замученных пленных оставлял? -- охнула она, -- чтобы нам показать, как надо действовать? И чтобы "соседей" запугивать, если они найдут?
   Луол промолчал. А Рыжую озарило ещё одной простой вещью. Удивлялась, значит, с чего вдруг местные под зулусов косить стали? А про то, как сама Грину про Изандлван рассказывала, забыла? И кормёжка отрезанными ушами не с потолка взялась -- это ты знания передавала, а тебе про это чуть ли не отец рассказывал. Короче, молодец, Кэрри. Просветила и наставила. Указала верную линию поведения.
   -- Jou ma naai vir viskoppe daar by die docks! -- прошипела она в ярости. Отвлёкшийся знахарь удивлённо поднял голову. Языка он не знал, но по интонации, конечно, понял достаточно.
   -- Не обращай, -- отмахнулась Кэрол, -- ничего. Справимся. Пока ничего конкретного не предложу, но придумаем что-нибудь. Главное -- я в курсе, что ты жив. Кстати же! Как тебе это удалось?
   Луол улыбался.
   -- Был больной старик. Знахаря уважает. Белого бога не хочет. Как больному старику помочь? Ему -- лёгкая смерть, а тело...
   -- Здорово, -- оценила Рыжая, -- а как почуяли, что пора?
   -- Когда ты сказала, что знаки прекратятся. Ты не виновата. Это он понял, что время пришло. Иначе не успеет, иначе ты докопаешься.
   -- Ясно, -- протянула Кэрол. -- Ну, я пойду. Еды достаточно приносят? А то я могу...
   Старик мотнул головой.
   -- Ну, как хочешь, -- вздохнула Рыжая и скрылась.
  
  
   Жизнь в лагере шла, на первый взгляд, своим ходом. Если как следует всмотреться -- можно было понять, что ритм, заданный инструкторами теперь поддерживается более-менее самостоятельно, а сами военные советники уже не уверены в том, в каком именно качестве они тут находятся. То ли стараются не совать пальцы под маховик, то ли выжидают, когда система даст сбой, чтобы поправить.
   Кэрол чувствовала себя паскудно, обстановка, атмосфера, вообще всё происходящее затягивали, тащили куда-то вниз, и вариант был всего один -- чтобы не тащило, надо идти самому, без принуждения...
   -- У шлагбаума делегация какая-то из деревни, -- нарисовался с новостью Стюарт, -- хотят тебя видеть.
   -- Сдать кого-то хотят или охрану просят? -- уточнила Рыжая, оторвавшись от оценки загрязнённости ствола.
   -- Точно не охрану -- весёлые очень, -- поделился соображением Стюарт.
   -- Тогда сходим, -- решила Кэрол.
   И, втроём (с ещё одним автоматчиком для сопровождения), сходили. Получалось так, что в деревне праздник, очень-очень большой праздник! Вечером пир горой! А белым солдатам, которым большое спасибо за то, что так хорошо помогают защищать тихие деревеньки, на этом пиру должно быть почётными гостями.
   Кэрол, не настроенная шаткую дисциплину хулиганить, к идее отнеслась без энтузиазма, но пообещала ответ дать попозже.
   Прекрасно! Пусть попозже! Лишь бы ответом стало согласие! И вот тут Рыжей ясно вообразился Грин, засевший где-то с биноклем, и внимательно наблюдающий. Она довольно фальшиво икнула, схватилась за живот, и под этим предлогом раскланялась.
   -- Мне это не нравится, -- заявила она Стюарту.
   -- Точно так, -- согласился Стюарт.
   -- Собрать всех, -- распорядилась Кэрол. И, подумав секунду, уточнила. -- Наших.
   Выслушали её рассказ о приглашении, щедро пересыпанный всяческими "подозрительно", "неспроста" и "не к добру". Оценили солидарность Стюарта, добавившего, что он "печёнкой чует".
   -- Думаете, нас там прибить захотят? -- озвучил, наконец, все эти невысказанные подозрения Чейз.
   -- Нет, убить вряд ли, -- замотала головой Кэрол, -- вот в чём он точно не врал, так это насчёт гостей. А вот что от этих гостей там потребуют...
   -- Жертвоприношение совершить? -- предложил кто-то.
   -- Ну, уж этим нас не напугаешь, -- хмыкнула Рыжая, -- а чем, кстати, напугаешь? Нас...
   Повисло молчание. Наконец, уставившаяся было в стол Кэрол подняла взгляд. Страшноватый.
   -- Ну, конечно же. Мне же рассказывали ещё когда, а я не верила. Скорее всего, угощать будут человечинкой. Так что всем советую получить хотя бы пищевое отравление. А тем, кто не отравился -- в дежурство и свободные патрули...
   И вот тут с места поднялся Карвер. Трясущийся от гнева и с пылающим взором.
   -- Я терплю, терплю, и я не знаю, почему столько терплю! -- гаркнул он, -- Что это за ебаный расизм -- раз чёрные, то обязательно людоеды? Раз чёрные, так обязательно зарежут, нахер, за ужином? Ты-то ещё ладно, тебе от апартеида сто лет ещё не отмыться! Но от вас-то! Это, блядь, неуважение! К моей культуре! А я вас заставлю! (в этот момент он, очевидно, сообразил, что заставить не очень сможет) Вот пойду туда и докажу, что ничего не было! И вообще ничего нету, а кто-то просто панику разводит.
   Здесь Кэрол ощутила, что от неё ждут приказа скрутить афроамериканца и никуда не пускать. Прикажи они -- выполнили бы. Но...
   -- Вот и иди. И докажи. Что моё частное мнение неверно. Я же не сказала "приказываю", я сказала "советую".
   Бунт не получился. Карвер сглотнул, затем сверкнул глазами и заявил:
   -- Я с Уэстом пойду.
   -- А Уэст тоже горит желанием доказать, как вредны стереотипы? -- тихо, но крайне ядовито спросила Рыжая.
   -- Я... в общем, я с ним, -- встал Уэст, у которого дружеские чувства явно пересилили страх.
   -- Молодцы. Потом расскажете, как погуляли...
   Она развернулась и пошла к выходу. Уже на улице её нагнал Стюарт.
   -- Ты правда их вот так отпустишь? -- резко спросил он, -- а как же...
   -- А как я могу им доверять, если они готовы мне не подчиняться? -- тихо ответила Кэрол. -- Я же видела всё. Ну, связали бы вы их, и что? Про вас же потом шутить стали бы, что бабе трусливой верите...
  
   -- Ушли, -- доложил Чейз. -- Увезли их, то есть. В повозку с ослом посадили, и...
   -- Ослы -- это хорошо, -- невпопад заметила Рыжая. -- Страшно?
   -- Страшно, -- признался Чейз. -- Вдруг их там... самих сожрут?
   -- Да не должны, -- сомнительно утешила его Кэрол. -- Накормить точно накормят, а вот чтобы самих...
   Тут на неё саму нахлынули сомнения. Так если своим нынешним зверствам они научились у Грина, то многого ли стоит её информация? Да нет, всё-таки не должны. Раз уж он пока что пытается затянуть их к себе, то убивать не будут.
   -- Дожили мы, -- тихо бросила она, -- что самих сожрут -- боимся, а вот что они там человечины наедятся...
   -- Ну, может и не наедятся, -- рассудительно заметил Чейз, -- может, придумают что-нибудь...
  
   Когда на рассвете к въезду подкатила та самая повозка (а может, и другая), стало ясно -- не придумали. Чейз даже уверял, что издалека Карвера от Уэста отличить было почти невозможно. Возница-ословод, широко улыбаясь, объявил, что ребята "очень хорошо погуляли" и трясутся исключительно от выпитого. Стюарт на всякий случай сделал вид, что трясущиеся от ужаса и с бодуна для него -- одно и то же, и транспорт отпустил без дополнительных расспросов, а "отпраздновавших" велел под микитки отвести к старшему. То есть к Рыжей.
   Кэрол в душе очень радовалась возвращению товарищей, но вид сохраняла самый суровый и думала почему-то о том, что если начать отпускать язвительные комментарии -- оба зайдутся в рыданиях и придут в полную небоеготовность.
   -- Значит, не врали стереотипы, да? -- тихо спросила она, -- ничего, парни. Молодцы, не сломались. И не сбежали оттуда. Ведь убили бы, если бы сбежали, да? А так -- живы! И мы точно знаем, что там творится.
   -- Не знаете... -- выдохнул Карвер.
   -- Так расскажи, -- предложила Кэрол, -- повторяю -- я тебя ни в чём не виню. Я тобой горжусь даже -- пошёл и вернулся. Рассказывай.
   -- Закурить дайте, -- попросил вдруг Карвер. Стюарт нашарил сигарету, Рыжая поднесла зажигалку. И последовал рассказ.
   Началось всё достаточно мирно. Местные бегали нагишом, соревновались в заглатывании огромных порций пива, смешанного с молоком. Друзья пялились на всё это с открытыми ртами, веселились и прикидывали втихаря, не удастся ли уволочь в тёмный угол кого-нибудь из негритянок. Вроде бы для этого нужно было перепить всех прочих. Была на празднике и майорская "гвардия", развлекалась вместе со всеми. И всё было прекрасно, пока на пир не притащили пленников. Что это именно пленники -- поняли сразу. Хмель и весёлое настроение улетучились. Но чего Карвер и Уэст ожидали -- расстрела? Или что зарежут? Вторая догадка была ближе к истине. Не учли они того, что гвардейцы пленных разделывать начнут заживо. А потом лучше куски предложили лично им. Сейчас бы Карвер предпочёл сожрать десяток павианов, сырых или гнилых. А ещё не было никого, кто шуткой бы помог взглянуть на происходящее с нестрашной стороны. Да может ли быть у такого "нестрашная сторона"? И они ели предложенное, в ужасе от себя самих. Карвер жевал человечину и ему казалось, что Уэст -- не друг, согласившийся пойти с ним в самое страшное, а сообщник по гнусному злодеянию. Где-то далеко была Америка, в которой он защищал закон и порядок... или не было её? Что было, если то, к чему он стремился -- вот это вот? Кто-то на ломаном языке радостно рассказывал ему, что этих поймали уже давно, но не убивали специально для праздника. Наоборот, откормили как следует. Хотелось заорать и двинуть ближайшую чёрную рожу блюдом по морде. И в то же время -- упасть и зарыдать. И было интуитивное понимание, что в обоих случаях их точно так же сожрут заживо. Или всё-таки помурыжат, откармливая, до следующего случая. Тут он встретился с другом взглядом и оба поняли -- надо выдержать. Выдержать и вернуться. Домой. Потому что был он, был! Вместе с законом, который он всё-таки недооценивал.
   Уэст на протяжении рассказа только поддакивал и матерился, но на вопрос о том, за что удалось зацепиться, ответил. Оказалось -- в нём проснулся "внутренний расист2 и он понял, что если сломается там, где прошёл Карвер, то уважать себя перестанет.
  
   -- Я так понял, Грина в деревне не было? -- высказался Стюарт, когда отпраздновавших с трудом успокоили и увели. -- тогда где он теперь?
   -- Вот и надо понять, -- пробормотала Кэрол, разглядывая карту. -- Похоже, в деревне они временно стояли, а теперь... Как там он сказал - "место белого бога"? Теперь у него своё логово, вот что. Надо найти.
  
   Конечно, сразу и вдруг найти не получилось -- на голодный желудок. А когда Кэрол вернулась к планам местности, к ней постучались.
   -- А, это ты, -- узнала Кэрол Карвера, -- что случилось?
   -- Да так, думаю вот, -- признался тот, -- неужели мы все такие?
   -- Кто "мы"? -- уточнила Кэрол. -- Мы -- люди? Или...
   -- Нет! -- отмахнулся Карвер. -- Мы -- чёрные! Неужели мы все такие?
   Рыжая горько усмехнулась.
   -- Не все. Не все чёрные и даже не все африканцы. И даже не все белые. Ты не забывай майора нашего. Это он за всем стоит, да, -- Кэрол помолчала, -- да и я не буду отрекаться от своей роли.
   -- А ты-то что?
   -- А я ему показала, в какую сторону смотреть. Понимаешь?
   -- Не очень, -- признался Карвер, -- потом разберёмся, если выживем. Что теперь-то делать-то надо?
   -- Продолжать идти, пока куда-то не придём... А для ориентира надо найти то место, где наш любимый командир окопался!
   Почему-то первым делом в голову Кэрол пришёл тот лагерь, который они разгромили во время рейда. И она даже поняла, почему -- из соображений, что в однажды зачищенном месте искать не станут. Тут же она сообразила, что подход неправильный. Грин не скрывается, он должен засесть в месте, которое достаточно легко найти... и куда ходить страшно. Значит, надо было искать неподалёку от деревни, но в какой-нибудь чаще. Хотя бы относительной. Когда приблизительные места были найдены, на разведку ушли Стюарт, как самый опытный, и Карвер, как самый желающий реабилитироваться. И именно "афроамериканцу" повезло. Увиденное так его поразило, что рассказывать он ничего не стал -- только предложил Рыжей сходить на точку самой. Или с ним. Начавшийся дождь оказался недостаточной причиной для отсрочки.
  
   Грин построил себе настоящий храм. То, что это именно храм, а не дворец, угадывалось сразу. Монументальностью, конечно, постройка не отличалась -- пять больших хижин, соединённых крытыми переходами, четыре вокруг центральной. Но само осознание того, что к её обитателю относятся со всей серьёзностью, создавало нужное настроение. А для тех, кому этого было мало, на создание настроения работал заборчик, на колья которого были надеты чьи-то головы...
  
   "Головы, головы, головы..." -- бормотала Кэрол, пытаясь сообразить, что же её в них смущает. На секунду откуда-то прорвалась мысль -- каково это, сидеть и размышлять о том, что же может быть неправильного в отрезанных головах на частоколе? Она затрясла головой, прогоняя её. Восстановила в памяти картинку.
   -- Эй, Карвер! -- позвала она, -- ты носитель культуры, ты должен знать. Какой смысл в отрезанных головах, зачем они напоказ выставляются?
   -- Так, иди нахер! -- быстро и грубо открестился от культуры Карвер. Кэрол хмыкнула.
   -- Между прочим, серьёзно спрашиваю, -- обратилась она уже к Стюарту. -- Вот ты живешь среди диких негров. Банда нападает на твой дом, ты их уничтожаешь и решаешь для запугивания на забор установить головы врагов. В какую сторону они будут смотреть?
   -- Наружу. -- сходу ответил Стюарт.
   -- Именно. Даже не задумался. А кого Грин запугивает, если они не по сторонам, а на его логово смотрят?
   -- Не себя же...
   -- Не себя. Или себя, но наоборот. Это он на трофеи наглядеться не может, до сих пор победу празднует. Совсем поехал...
   Она забарабанила пальцами по столу, размышляя.
   -- Но это не значит, что за ним не надо следить. Так. Чтобы хоть один наблюдатель у этого логова торчал постоянно. Сами сорганизуйтесь, в каком порядке и всё такое. Но чтоб глаз не спускать!
  
   И всё-таки головы произвели на Кэрол впечатление. Осознание того, что майор вовсе обезумел, отбило у неё всякое желание соваться в его логово, помогая рисовать пессимистические прогнозы. Рыжая уныло думала о том, что Грин всё-таки крут, опыт у него огромный, а уж на что он может быть способен в таком отбитом виде -- и помыслить страшно. "Может, выйдет как-то иначе справиться?" -- спрашивала она себя. Ага, как же. Сжечь? И чем -- факелами? При этом запалив их совершенно бесшумно и незаметно? Или оперативно сколотить своё собственное войско из оставшихся в деревнях, и устроить качественно новый межплеменной конфликт? Хотя было бы круто. Особенно когда контракт окончится и о них вспомнят. Этнографов заинтересует.
   В этом месте Рыжая ощутила, что коснулась чего-то верного. Этнографы. Советоваться с ними было бы глупо, да и нет под рукой... А вот человек, всю эту хрень не просто знающий, а ей живущий, под рукой как раз есть.
   Кэрол решила искать помощи у Луола.
  
   Приготовления к визиту в убежище нарушил какой-то шум. Оказалось, что Стюарт, сменившись с поста наблюдения, столкнулся с одним из "гвардейцев" Грина. Нейтрализовал и приволок в лагерь, выдав за пленного террориста. В бараке пленника привязали к стулу и стали решать, что делать.
   -- Что он вообще там делал? -- спрашивал Уэст. -- может, он сбежать хотел.
   -- Мог! -- подтверждал Чейз. -- Надо расспросить как следует. Вдруг он поможет.
   Рыжая стояла поодаль, молча изучая пленника. Верного слугу живого бога. Готового "грабить насиловать, убивать" своих родных по шевелению божественного мизинца. Кто они для него, по сравнению с его владыкой? А вот сейчас он узнает. Она тихо вытащила нож, не обращая внимания на то, что пленный уже что-то говорит.
   -- Думаешь, поможет? -- засомневался Карвер, решив, что допрос начнётся с сразу с "третьей степени".
   -- Конечно, -- бесстрастно ответила Рыжая. -- Так, отвяжите его.
   -- А зачем нож? -- заподозрил неладное Уэст, -- он же уже... он сбежать хотел, он...
   -- Мне всё равно, -- спокойно объявила Кэрол. -- Отвяжите его, а то шкуру снимать неудобно.
   -- Какого хуя? -- спросил Стюарт.
   -- Ты что, десантура, не свежевал ничего? Смотри и учись.
   Совершенно спокойный голос произвёл тот эффект, который не дала бы самая презрительная интонация. Зелёные глаза при этом горели едва ли не как два лазера.
   -- Если даже он не врёт, -- начала объяснять Кэрол, помахав в воздухе ножом, -- нам его информация вот совсем ничего не даст. Он для нас бесполезен. А для Грина это будет значить, что мы слабые и добренькие и нехер с нами чирикаться. А знаете, как ему продемонстрировать, что мы ещё чего-то стоим? Я знаю. Добро пожаловать в Африку, если кто ещё не понял.
   И в повисшем молчании прозвучало последнее:
   -- И включите, кто-нибудь, музыку погромче, чтоб снаружи не заинтересовались, что тут за ор...
  
   Кэрол накрыло через несколько часов, когда остатки пленника утащили -- подбрасывать Грину, а снаружи снова начался ливень. Полковник Рейд-Дэли на портрете брезгливо отворачивался.
   Что, Кэрри, это ты недавно хотела сдёрнуть подальше, когда деревню разнесла? А там ведь и правда малой кровью обошлись, коровьей в основном. Ну да, ты не будешь, как майор, строить вокруг себя культ, ты выше этого. Ты сделаешь всё спокойно, хладнокровно, и логично обоснуешь. Ну, допустим, здесь у тебя выбора не было. А когда будет, что выберешь? Ты же так искала другой вариант, так старалась, тебе так не хотелось этого делать, что Карвер опять чуть в белого не превратился.
   Дальше её начало трясти, мысли превратились в обрывочные, а затем полностью распались. Её пытались привести в чувство, она как-то реагировала на попытки, кого-то даже узнавала...
  
   Пришла в себя Рыжая на следующий день. Вспомнила события до "выпадения" и удивилась теперешнему самоощущению. Бежать подальше или стреляться прямо здесь не хотелось. И даже думалось вполне спокойно. "Вот так, Кэрри" -- подумала она - "ты, оказывается, ещё похлеще Грина можешь. И не смей, девочка, про это забывать".
   -- Ну что вы на меня так пялитесь? -- недовольно спросила она у ребят, которые, кажется, даже спать не ложились. -- Рожи недовольные, как будто ждали, что я поседею. А хер вам.
   Все молчали, хотя Карвер хихикнул.
   -- Чейза сменяли?
   -- Ага, -- буркнул Стюарт, -- труп ему не показывали, и не рассказывали ничего. Сказали -- поплохело тебе.
   -- А вы расскажите, -- потребовала Рыжая. -- Всё, как было. И объясните, что вот к этому нас Грин и ведёт. И что мы туда не пойдём. И ему не дадим.
   Кто-то облегчённо выдохнул.
  
   Покружив, как следует, и запутав следы, Кэрол снова вышла к пещере. Луол, очевидно, услышав чьё-то приближение, старался сидеть тихо, и явно успокоился, когда вошла она.
   -- Страшно? -- спросила она вместо приветствия. -- Вот и мне тоже.
   Луол красноречиво промолчал.
   -- Что за хрень происходит, а? -- спросила его Рыжая. -- Нет, что Грин спятил и хочет быть живым богом -- я понимаю. И я знаю, что чуть не скатилась прямо за ним. Но что мне делать теперь, что будет правильно?
   Старик задумался.
   -- Ты коснулась злых духов, -- сказал он наконец, -- и ушла от них. А он сам стал злым духом. Его ты не спасёшь. Ещё можешь спасти от него. Только ты. Остальные не знают. Остальные убьют человека. Ты убьёшь злого духа. А если уйдешь...
   -- Ну, вот инициаций мне только не хватало, -- пробурчала Рыжая, -- сколько можно-то? Ну что же, выбора нет, да? Спасибо.
   У выхода она повернулась.
   -- Знаешь, что? Завтра надо будет тебя отсюда вытащить. Перепрячем. Можно и сейчас, но сейчас не соображу, куда тебя засунуть. Держись!
  
   На следующий день Рыжая отправилась выполнять обещание. Но, по мере приближения к пещере, Кэрол почуяла неладное. А точнее, заметила, что вокруг пещеры слишком сильно натоптано. Нырнув в кусты, затаилась. Прислушалась. Нет, ни звука, ничего. Сняв винтовку со спины, щёлкнула предохранителем. В два прыжка добралась до входа. Нет, там точно пусто. И это ещё не значит, что... Она запрыгнула внутрь. Готовясь к худшему, принялась высматривать труп старика. Его не было.
   Рыжая опустила ствол и поставила винтовку на предохранитель. Присела, и попыталась прикинуть дальнейшие действия. Первым пунктом оказалось "объявить боевую готовность", так что она немедленно вскочила и понеслась в лагерь.
  
   -- Жопа, мальчики! -- крикнула она с порога. -- Луола похитили! Живо все сюда, тащите карту, будем...
   -- Не надо карты, -- остановил её Стюарт, -- пока ты гуляла, наблюдатель сменился.
   Рыжая всем видом изобразила нетерпение.
   -- У них твой знахарь, -- доложил вышедший вперёд Чейз. -- Приволокли под утро в это... святилище.
   Рыжая упала на стул и погрузилась в молчание, покручивая в пальцах патрон. Похоже, ждать было больше нечего.
   -- Ждать больше нечего... -- повторила она вслух. -- Луол -- это наше всё. "Сердца и умы". Потеряем его -- и только убегать... Ну вот что, -- дёрнулась она. -- собери всех. Будем решать.
   На самом деле решение уже вызрело, и совещаться можно было только для вида. Будь знахарь Грину не нужен -- его б прикончили где-то в кустах. А если бы бывший майор хотел, чтобы о нём никто не узнал -- нашли бы темницу поудобнее. Значит, ждёт. И ждёт кого-то конкретного.
   -- Полный бред, -- пробормотала Кэрол себе под нос. Ну не делаются так дела! Зачем ему это всё? Затем, что он больше не думает, как офицер, как солдат, как современный человек, мать его так.
   Тут до неё дошло. Он по-прежнему хочет сделать их "богами" вроде себя. Считает это благодеянием, и особенно сильно желает облагодетельствовать её, Рыжую, поэтому и прощает до сих пор её "взбрыкивания". Но почему? Да потому что с самого начала ты, Кэрри, пролопушила ещё один важный момент. Ошиблась в оценке его мотивов. А он же, "заинтересовавшись" тобой, решил, что невесть какую услугу оказывает, и что ты ему в рот будешь смотреть.
   Ну что же, сейчас это даже в плюс. Он переоценивает своё влияние, свои возможности. Возможно даже, до сих пор недооценивает Рыжую... но нет, нет, на это рассчитывать не стоит. Лучше переоценить. Лучше исходить из того, что он сильнее.
   Вбежал Карвер.
   -- Там к тебе этот... парламентёр! -- выдохнул он. -- С пакетом!
   -- Так давай его сюда! -- немедленно распорядилась Кэрол, -- пакет, я имею в виду. Парламентёра пока придержи -- вдруг поколоть придётся.
   Карвер убыл, да так и остался "придерживать", перенаправив "пакет" со Стюартом. "Пакетом" оказалась написанная от руки записка. Рыжая, присев на край стола, внимательно её изучила, а затем зачитала издевательским тоном.
   -- "Твой друг-колдун у меня в плену. Прибудь ко мне сегодня в час ночи одна и без оружия. Если договоримся -- обещаю выдать его тебе". "Ко мне"... а куда -- не сказал. Знает, что мы и так уже в курсе. Ну что, какие у кого подозрения?
   -- Обещает выдать. Не обещает выдать живым! -- поделился подозрением Стюарт.
   -- Правильно... -- кивнула Кэрол, -- а ещё одну зовёт, хотя у него так и так численный перевес. А договариваться с ним мне о чём?
   -- Не ходи! -- встрял Чейз.
   -- Нет, пойти надо. Только на своих условиях, -- решила, наконец, Кэрол, нашарила ручку, и принялась что-то сосредоточенно писать на обороте записки. -- Во, как вам: "Обещаю прибыть одна, без заряженного огнестрельного оружия, и боеприпасов".
   -- Слов много, -- поморщился Уэст.
   -- Много. Но я думаю, он незаряженного пистолета не испугается. А вообще-то под такую оговорку можно много интересного пронести, -- оглядевшись, тихо сообщила Рыжая.
   Конечно, рукопашной или ножевого боя Грин бояться не мог. А вот давно ли он практиковался в отражении штыкового боя -- тут у Рыжей имелись очень серьёзные сомнения...
   Когда посланный обратно парламентёр вернулся с согласием, положив конец тревожному ожиданию, стало ясно, что проверить сомнения очень даже удастся.
  
  
   Логово охраняли слабовато -- два "гвардейца" торчали в свете факелов у входа. Неразумно, если ждешь врага. И вполне уместно, если ждёшь его не для того, чтобы уничтожить на подступе. Рыжей на секунду даже стало жаль парней -- уж больно незавидную роль им "бог" отвёл. Впрочем, они вряд ли возражали... Как бы то ни было, их двое. И стоят они в прямой видимости друг друга. Ну что ж... Ей удалось подкрасться так, чтобы видеть обоих. И, когда дальний не просто перевёл внимание, а повернулся в противоположную сторону, Кэрол рванулась. Часовой получил одновременно удары ребром ладони по шее и кулаком в поясницу. Негр осел, теряя сознание, и Кэрол схватила его удушающим захватом, оттаскивая назад. Заметив, что второй "страж" начинает поворачиваться, Рыжая подстраховалась, пырнув полузадушенного часового ножом, и прыгнула обратно в заросли. Второй, обнаружив пропажу напарника, явно встревожился, однако, побежал не на место происшествия, а внутрь. Там Кэрол его и настигла, угостив ножом в почки. Ну вот, свою роль они отыграли. Внутри, кажется, никого нет, кроме главных "действующих лиц". Но какую-то ещё гадость ей точно приготовили. Гадость... нет, не надо забываться. Караул она сняла не потому, что они были полными идиотами, а потому, что хорошо сработала. Совсем в поддавки они бы играть не стали. Значит, гадости могут быть и смертельные. Подумав об этом, Кэрол осмотрелась. Внутренности "комплекса" освещались факелами, но Рыжая сразу же подумала о том, что в таком ненадёжном освещении спрятать те самые гадости очень легко. И достала фонарик. Яркий луч дал гораздо больше информации, чем вся эта факельная иллюминация. Помимо входа, был всего один проём, ведущий в коридор, соединяющий "залы". Всего один. Почему? Чтобы погнать её по нужному маршруту, разве нет? Ну, пойдём. Далеко идти не пришлось -- примерно посередине коридор был перегорожен грубо сколоченной клеткой. Сверху на неё был навален какой-то хлам, а внутри сидел... гепард.
   -- И что это значит? -- пробормотала Рыжая. Вернее, не так. Зачем это здесь? Осторожно, стараясь не пугать зверя, она приблизилась, чтобы рассмотреть мусор. Зачем он? Для чего ты его сюда навалил, майор? Ответ пришёл сразу: чтобы лишить возможность перелезть поверху и не связываться с хищником вообще. А разве всякого барахла достаточно, чтобы эту возможность отсечь? Конечно, нет. Тут она и заметила вызывающе сверкнувший бок жестяной банки. Оценила её положение -- добраться вдруг не получится, если только с обратной стороны.
   Она даже не сомневалась, что при попытке расчистить ход из банки выкатится граната без чеки. Хорошо... И что же предлагается сделать по сценарию? Заколоть гепарда через прутья и вытащить наружу? Ох и сволочь ты, Грин. А главной вещи и не понял...
   Кэрол медленно подошла к прутьям, не глядя зверю в глаза и мурлыча что-то успокоительное. Открыв дверцу, присмотрелась к надетому на гепарда ошейнику, стараясь не провоцировать хищника на резкие движения. "Поводок" заканчивался примотанной к противоположной стенке гранатой. Достаточно длинный, чтобы чека оставалась на месте, пока гепард внутри, а вот если он, скажем, попробует выпрыгнуть. Рыжая представила, как, изучив обстановку, открывает клетку и провоцирует гепарда на прыжок. Обезвредил бы и себя, и гранату... Кэрол предпочла незаметно для зверя перерезать привязь. Когда тот убежал, осторожно загнула усики гранатной чеки, и засунула её себе в карман. выбила ногами заднюю дверцу, вылезла. Да, сзади ловушку вполне можно было обезвредить. И вторая граната была бы не лишней. Если бы не приходилось всё время держать её в руке. Так что Рыжая осторожно сняла банку, и швырнула её в сторону входа, стараясь попасть за угол. А когда затихло эхо взрыва, попыталась понять, что всё это значило. Псих просто забыл, что у неё не только нежная привязанность к кошачьим, а кое-какой практический опыт общения? Или просто хотел, чтобы она изменила своё отношение? "Покажи, что достойна, уничтожив то, что..." Кэрол помотала головой. Нет, он поехал безвозвратно. И, к несчастью для него, забыл, что она к нему не за посвящением идёт. Так что пусть утрётся. Но нужно быть гораздо осторожнее. Тем более, что от следующей "ловушки" воняло вполне ощутимо. Рыжая прошла во второй зал, фонарь высветил источник мерзкого запаха. Разумеется, труп. Именно такой, каким он и должен быть на третьей неделе разложения. Волосы и одежда свидетельствовали -- это Дэвис. Гиены остались голодными... "Зачем?" -- пульсировал вопрос. Пугает? Не удалось. Отвратительно -- не страшно. Чего он хочет? Кэрол переступила через тело и прошла дальше. Но тут же остановилась, сообразив, что воняет ещё что-то. Присмотрелась к полу. Под ворохом листьев нашлась небольшой глубины яма, густо утыканная смазанными дерьмом кольями. Глубины небольшой, зато во всю ширину прохода. И в длину -- с места не перепрыгнуть. А у самого, наверно, доски какие-нибудь есть, чтоб перебросить. Перебросить... Да ладно! Кэрол поняла, что в качестве мостика ей предложили использовать труп товарища. Отвращение возросло, и было на сей раз вполне адресным. "А не пошёл бы ты к ёбаной матери!" -- вдруг подумала она, и пошла назад. Вернулась, волоча труп заколотого на входе стражника. Ну вот. Он и ростом повыше, и если осторожненько... а оставшееся пространство как раз можно перескочить...
   Запрыгнув в очередной "зал", Рыжая первым делом обдумала ситуацию. Итак, Грин сочинил для неё совершенно ублюдочную программу посвящения, причём настолько провалился в свой мистический мир, что даже не в состоянии вообразить, что кто-то может не сделать в точности то, что требуется. А что требуется на этот раз? Дальнейшее продвижение опять блокировалось каким-то ящиком. Кэрол вспомнила гепарда и подумала "повторяется..."
   Но нет, на этот раз было иначе. Сверху на ящике была установлена подвижная секция, которую можно было сдвинуть либо так, чтобы она свесилась над полом, либо так, чтобы она закрыла собой отверстие в крышке ящика. Проход освободится в любом случае. Вроде бы всё просто. Она посветила фонарём в отверстие и тут же отскочила. В ящике спали маленькие дети. Трое. Нетрудно было догадаться, что урод предлагал их так или иначе убить. А как? Сдвинешь секцию -- и в дырку что-то высыплется? Раз есть вентиляционные дырки -- значит, что-то живое. Кэрол попробовала поднять верх -- он подался. Когда луч высветил клубок змей -- тут же захлопнула. Вынимать их по одной -- дурость, пожалуй, большая, чем вываливать себе под ноги. Но какова мразь. Что это значит -- бог должен мочь покарать любого из поклоняющихся? Или что-то вроде этого? Неважно. Надо что-то придумывать. Попытаться залезть на ящик и сдвинуть так, чтобы змеи упали вниз, а самой тут же пролезть дальше? Но тут Рыжая вспомнила об одной штуке и, охлопав карманы, вытащила тюбик с пастой для розжига. Выдавила содержимое в вентиляционные дырки, затем сняла со стены факел, и, сбросил крышку, быстро сунула огонь внутрь.
   "Ну, подожди, "командир" -- повторяла она про себя. Оставался последний проход и последний "зал". И эта самая последняя хижина, в которой должен был находиться ход в "центральное помещение", оказалась закрыта. Дверью. Довольно крепкого вида, но просто деревянной дверью, без видимых замков и засовов. Было это очень подозрительно, до омерзительности. Кэрол осторожно пощупала дверь. Вроде бы выпадать от малейшего прикосновения не спешит. Попыталась потянуть -- подаётся очень неохотно. Лишний раз напомнив себе, что по безумному плану она сейчас и должна изо всех сил эту дверь тащить, Рыжая в злости уставилась на плетёную стенку прохода. И начала её ломать. В последний раз прошипев под нос "на своих условиях, да!", она обнаружила перед собой щелястую глиняную стену "центрального зала". Вспомнила, как быстро это чёртово святилище возвели. Прикинула возможную толщину. Вытащила "трофейную" гранату, радуясь решению сохранить её на всякий случай. Засунула её в одну из щелей, и бросилась в сторону. Через четыре секунды грохнул взрыв, посыпались куски глины, и подбежавшая Кэрол увидела вполне подходящую для пролезания дыру.
   Вкатившись в пролом, Кэрол быстро огляделась -- и Грина не увидела. Наверное, залёг за перегородкой. Зато через проход в "угловую" хижину отлично было видно связанного Луола и висящий над ним тяжёлый камень.. Вот почему дверь так тяжело подавалась. И вот чем бы кончилось, если бы она её открыла.
   -- Майор! -- заорала она. -- Пидорас ты, а не майор! Из жопы тебя родили -- пизда занята была!
   Из-за перегородки послышался шорох. Великий белый бог изволил показаться. Сейчас он был страшен. Лицо походило на что-то среднее между обезьяньей мордой и человеческим черепом. Хотя, может, это из-за факелов. Зато на нём ясно читалось разочарование. Кэрол стало мерзко. Жалеет, что посвящение сорвалось. Пока что он молчал, только сверлил её безумным взглядом... и она вдруг поймала себя на мысли: может, лучше не сопротивляться? Ярость уходила. Может, стоит хотя бы поговорить, и всё разрешится?
   Грин сделал шаг вперёд, а Кэрол, собравшись усилием воли, направила луч фонаря ему в лицо. "Тактический", всё-таки, "для ослепления противника". На долю секунды лицо бывшего майора стало обычным человеческим, к тому же растерявшимся.
   Возможно, стоило тут же подбежать и треснуть ему фонарём по черепу, потому что пока Кэрол возилась со штыком, Грин успел проморгаться. Но фонарь -- средство вполне ожидаемое, а вот несущаяся на "бога" в штыковую Рыжая произвела нужное впечатление. Впрочем, он смог увернуться и даже попытался выбить оружие. "Что-то умеет" -- зафиксировала Кэрол. - "Сейчас снова попытается разоружить, а я..."
   Не попытался. Потому что молчавший до сих пор Луол зашевелился у себя в клетке и начал что-то говорить грозным голосом. Грин дёрнулся, отвлёкшись, -- и штык вошёл ему под рёбра. Издав нечленораздельный вопль, Кэрол ударила врага ещё раз. И ещё. Последние удары пришлись уже по лежащему телу. Механически, слыша только удары собственного сердца, она отомкнула штык, вытерла лезвие об одежду мёртвого бога, закинула винтовку за спину, и пошла к Луолу.
   -- Спасибо, -- хрипло выговорила она, -- вовремя ты.
   -- Ты победила, -- констатировал знахарь, пока девушка разрезала его путы. -- Что сделаешь дальше?
   -- Дальше?.. -- невидяще глядя на него, переспросила Кэрол. -- А... ну да, точно...
  
   К трупу "поверженного бога" она вернулась, не убирая ножа... Закончив, кивнула знахарю и просто сказала: -- пошли, там ждут, наверное. Только мостки надо найти, перебраться.
  
   И её ждали. Столпившись у входа. Глядя на неё -- страшную, потную, с отрезанной головой в руке, с... какими чувствами? Да так ли это важно? Кэрол скользнула взглядом по знакам безумия бывшего командира -- и в ярости швырнула голову в толпу.
   -- Поговори с ними, -- подтолкнула она задержавшегося чуть сзади Луола.-- Ты у них главный. Про детей не забудь!
  
   И она пошла прочь, в направлении тех кустов, где должен был сидеть наблюдатель. Оказалось -- даже два. Стюарт и Карвер, появившись из зарослей, смотрели на неё с тревогой и явно не решались заговорить.
   -- Да я это, я! -- не выдержала Кэрол. -- Всё нормально! Вот эту хрень, -- ткнула она пальцем в святилище, -- надо будет срыть к чёртовой матери, чтоб следа не осталось. И зарубите себе на носу -- майор Роберт Грин погиб в бою с террористами. Тела не нашли. А вот Дэвиса всё-таки похороним. Там он...
   -- Так точно, -- с облегчением выдохнул Стюарт, -- так и будет.
   Карвер, начавший было улыбаться, вдруг снова принял озабоченный вид, заметив приближающегося Луола.
   -- А что, с народом уже всё? -- спросила Кэрол.
   -- С народом всё. С вами -- нет.
   -- Что-то мне это не нравится... -- забормотал Карвер.
   -- Мы должны быть благодарны, -- не обратил на него внимание знахарь, -- и мы...
   -- Ой, тогда просто помогите уничтожить это логово, -- начала было Рыжая, -- и...
   -- Завтра приходите сюда. Можете с картой...
  
   В лагере никто не спал. Готовились, в случае чего, давать последний бой. И возвращение Рыжей встретили чуть ли не аплодисментами.
   -- Слава богу! -- выпалил Чейз.
   -- Что там было-то? -- встрял Уэст.
   -- Потом расскажем. -- оттеснил его Стюарт...
  
  
   На следующий день "логово" уже уничтожали. Сейчас оно даже не выглядело страшным -- так, неумелая имитация какого-то древнего храма. Луол присутствовал -- вероятно, чтобы провести какие-то ритуалы, предположила Кэрол.
   -- Карту мы принесли, -- тихо сообщила она, подойдя к знахарю.
   -- Хорошо, -- прокомментировал он, и сделал приглашающий жест. Некоторое время смотрел в карту, а затем ткнул пальцем.
   -- Вот здесь.
   -- Что "здесь"-то? -- не удержался Стюарт.
   -- То, что больше не надо скрывать. Что теперь ваше, -- загадочно ухмыльнулся Луол и отошёл в сторону.
   -- Далековато, -- заметила Кэрол. -- Возьмём машину. Карвер, поведёшь.
   -- А вдруг там террористы? -- заподозрил Карвер. -- конкуренты этому колдуну не нужны, вот и пошлёт нас прямо им в клешни.
   Стюарт прыснул. Кэрол позволила себе обозначить улыбку.
   -- Пошли уже, -- махнула она рукой.
  
   Карвер рулил, Стюарт был за штурмана. Кэрол сидела сзади.
   -- Глухомань, -- сообщил водитель, -- ни колеи, ничего. Вот что тут может быть?
   -- Ну, хотя бы понятно, что не "кто-то", -- хмыкнула Кэрол, -- может, там алмазные копи.
   -- Копи бы не упустили, -- встрял Стюарт.
   -- А знаешь, что? -- вдруг объявил страшным голосом Карвер, -- вот хер с ней, с этой Африкой. Это ты отсюда, вот ей и занимайся. А я американец. Чёрный американец, и лучше буду чистить головы наших чёрных от этой африканской дури.
   -- Вот это поворот, -- удивился Стюарт, -- так...а кажется, немного осталось. Вроде вон у тех деревьев.
   -- "Направление атаки -- отдельно стоящее дерево", -- пробубнила под нос Рыжая, когда они спешились. А когда подошли к деревьям и принялись искать хоть что-то подозрительное -- радостный возглас издал Карвер.
   -- Эй, а может, действительно копи? Вон там не вход в пещеру?
  
   Пещера была не пещера -- что-то вроде катакомб, неплохо замаскированных. Были они просторные, а внутри кругом лежали слоновьи бивни...
   -- Ни хера себе... -- проговорил Стюарт, -- это что, кладбище слонов?
   -- Не-а, -- покачала головой Кэрол. -- Их же не бывает. Это кто-то их специально собирал... а забрать не успели. Может быть. Или они для ритуалов нужны были.
   Карвера посетили более прагматические мысли.
   -- Так это всё нам? Это же сколько денег за всё то можно выручить...
   -- Кучу, -- коротко ответила Рыжая. -- Только ведь это не за то, что мы его спасли. Это вообще не плата.
   -- А что же? -- нахмурился Стюарт.
   Конечно, это не могло быть платой. Здесь лежали огромные деньги, Их нельзя было спустить на "маньяну" до конца жизни. Луол это знал. Не мог не знать. Значит, надо найти им правильное применение. А во что же она может их вложить? Господи, но ведь она знала ответ с самого начала...
   -- Дэвис, вечная ему память, спрашивал -- где я буду через десять лет, -- начала, говоря вроде как в сторону, Кэрол, -- так вот... если на деньги из этих бивней можно вооружить маленькую армию, то как насчёт того, парни, чтобы через десять лет занять посты в Силах Безопасности Родезии?

Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) М.Анастасия "Инициация ведьмы"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Д.Игнис "Безудержный ураган 2"(Уся (Wuxia)) А.Минаева "Замуж в другой мир"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"