Анчуков Сергей Валентинович: другие произведения.

30 батарея Береговой обороны Черноморского флота:

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 3.52*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Осенью 2004 года довелось побывать в Крыму. Решение задач служебного характера не помешало экскурсии на знаменитую ћ30 батареюЋ, расположенную на высотке к северу в 7-8 км от Севастополя. Восстановленная сразу после войны в настоящее время башенная батарея БВ ЧФ с шестью 305 мм корабельными орудиями находится на консервации и одновременно является выдающимся памятником русской военно-технической мысли. Батарея представляет беспрецедентное в своем роде по масштабам сооружение. Достаточно сказать, что эта батарея была и остается самой мощной из когда-либо существовавших в Европе, да, пожалуй, и на всем Евразийском континенте, батарей береговой обороны.

  С. Анчуков (Москва)
  
  Предложенная статья основывается на материалах Николая Гаврилкина и Дмитрия Стогний и печатается с их разрешения.
  
  
  30 батарея Береговой обороны Черноморского флота:
  героическое прошлое, неопределенное настоящее и бесперспективное будущее...
  
  Осенью 2004 года довелось побывать в Крыму.
  Решение задач служебного характера не помешало экскурсии на знаменитую "30 батарею", расположенную на высотке к северу в 7-8 км от Севастополя. Восстановленная сразу после войны в настоящее время башенная батарея БВ ЧФ с шестью 305 мм корабельными орудиями находится на консервации и одновременно является выдающимся памятником русской военно-технической мысли. Батарея представляет беспрецедентное в своем роде по масштабам сооружение. Достаточно сказать, что эта батарея была и остается самой мощной из когда-либо существовавших в Европе, да, пожалуй, и на всем Евразийском континенте, батарей береговой обороны.
  
  История создания
  
  Создание "30 батареи" относится к первому десятилетию XX века. В январе - феврале 1910 года при обсуждении вопроса десятилетнего переустройства крепости Севастополь Крепостная комиссия при Генеральном штабе выдвинула идею усиления береговой обороны базы Черноморского флота путем установки 12-ти дюймовых батарей на южном фланге Главной боевой позиции. Всего в состав позиции тогда предполагалось включить две группы батарей, 36 орудий, из них восемь упомянутых 12-ти дюймовых корабельных пушек.
  В связи с этим уже существовавшую главную приморскую позицию крепости-Севастополь предполагалось расширить на север, до устья р. Бельбек, и на юго-запад до Стрелецкой бухты. На флангах этой позиции и предлагалось установить на две батареи в каждой по четыре 12-ти дюймовых пушки. Первоначально планировалось строительство батарей с легко защищенными орудиями.
  К этому времени Обуховским сталелитейным заводом была разработано, испытано и освоено производством 12-дюймовое корабельное орудие, стрелявшее снарядом весом 470,9 кг с начальной скоростью 762 м/с на дальность 28,5 километров.
  На то время в мире это было самое могущественное морское орудие. Неудивительно, что Главное артиллерийское управление военного ведомства при выборе новой артсистемы для береговой обороны крепости Севастополь остановилось именно на "обуховской двенадцатидюймовке".
  В последующем первоначальное решение Крепостной комиссии было скорректировано и в утвержденном варианте предусматривало строительство бронированных батарей линкоровского типа. Это удорожало стоимость орудийных установок и строительных работ, но, как справедливо полагали разработчики проекта, значительно повышало боевую эффективность и живучесть батарей. В первую очередь было решено строить 12-ти дюймовую батарею южной группы на мысе Херсонес, так как это повышало возможности обороны на наиболее опасном для базы флота из всех морских направлении.
  В 1913 году, когда строительство батарей южной группы батарей, вооруженных 10-ти дюймовыми и 120 мм орудиями, было уже почти закончено, а возведение первой 12-ти дюймовой батареи на мысе Херсонес было полностью развернуто, на возвышенности Алькадар ("Мекензиевы горы"), примерно в 1,5 км восточнее устья реки Бельбек, началось строительство второй 12-дюймовой башенной батареи под номером "26".
  Расположение 26 батареи на узкой, языкообразной в плане возвышенности (высота над уровнем моря около 60 м) с крутизной склонов до 45 градусов представлялось тактически наиболее выгодным. Одновременно это обстоятельство определило особенности архитектуры и строительства возводимых сооружений. В отличие от сооружений батареи на мысе Херсонес башни 26 батареи были объединены одним монолитным блоком, как бы вмонтированным в тело высоты, а КП, дальномерные посты и подбашенные помещения соединялись подземными коридорами.
  К осени 1917 года, когда на башенной батарее Љ 25 южной группы были завершены все бетонные работы и начат монтаж первой башни, работа по сооружению подземного блока батареи Љ 26 были выполнены на 70 процентов. Для доставки на 26-ю батарею тяжеловесных частей башенных установок от станции Мекензиевы Горы была подведена железнодорожная ветка, были пробурены две артезианские скважины, под полом орудийного блока устроены бетонные резервуары для воды, общей емкостью 500 кубометров. Петроградский металлический завод заканчивал изготовление 100 тонного электрического крана. Продолжались работы по изготовлению башенных установок и орудий.
  Однако с началом революции строительство батарей было полностью приостановлено и после окончания гражданской войны долгие годы не возобновлялось.
  Только в 1927 году после больших маневров на Черном море Нарком обороны К.Е. Ворошилов обратил внимание на незавершенные строительством башенные батареи под Севастополем и доложил эту информацию Правительству. По его докладу состоялось специальное решение ЦК ВКП(б), в котором перед РВС СССР была поставлена задача в течение 1928-1932 гг. "создать надежную береговую оборону Черного моря". Примерно в тоже время в Севастополе был восстановлен Крепостной совет под председательством командующего береговой обороны Морских сил Черного моря И.М. Лудри.
  В том же 1927 году строительство башенных батарей возобновилось.
  Уже в 1929 году батарея на мысе Херсонес вступила в строй под номером "35", а летом 1933 года были проведены первые стрельбы батареей на высоте Алькадар, получившей номер "30".
  За два десятка лет строительства и забвения в первоначальный проект был внесен ряд изменений, отвечавших требованиям времени, масштабам строительства и соответствовавших развитию военной техники.
  Достаточно упомянуть о том, что в основание 30 батареи в ходе строительства было уложено более 20 тыс. тонн бетона и 2 тыс. тонн стальной арматуры. Исключительную сложность представляли работы по бетонированию орудийного блока батареи, расположенного в теле возвышенности. Ее небольшая площадь не позволяла разместить не только бетонный завод обычного типа, но и необходимые запасы цемента, песка и щебня. Поэтому было принято предложение военного инженера А.И.Василькова подавать бетон снизу при помощи бетонолитной мачты. По этой схеме было уложено несколько тысяч кубометров бетонной массы для монтажа жестких барабанов и неподвижной брони орудийных башен. К каждой из башен были построены подъездные пути, смонтирован 75 тонный электрический подъемные краны. Специально для батарей были разработаны современные приборы управления огнем "Баррикада", а существовавшие корабельные механизмы подачи зарядов были адаптированы для установки по сухопутному варианту.
  К середине 1934 г. был завершен монтаж внутреннего оборудования, инженерных коммуникаций и произведен пробный отстрел обеих орудийных башен 30 батареи и первой очереди системы управления стрельбой.
  По существу каждая из батарей представляла собой едва ли не половину "закопанного линкора". Полностью введенная в строй башенная береговая батарея Љ 30 состояла из следующих основных сооружений: орудийного блока с двумя башнями; командный пункт, включавший боевую рубку, бронированную дальномерную рубку, центральный пост управления и узел связи, и отдельный блок электрической трансформаторной подстанции. Броневые башни не имели ни амбразур, ни дверей. Доступ в башни осуществлялся только из подбашенного пространства через орудийный блок и командный пункт. входы в которые не имели специальных приспособлений и амбразур для самообороны.
  Особо стоит остановиться на конструкции сооружений командного пункта батареи. расположенный на возвышенности в 650 м. северо-восточнее орудийного блока КП батареи соединялся с ним подземным переходом, пробитым в скальном грунте на глубине до 37 м. Верхний наземный этаж командного пункта представлял собой железобетонный блок размером 15 х 16 метров с толщиной стен и перекрытий до 3,5 м. Внутри блока находились радиорубка с помещением для аккумуляторов и кубрик личного состава. Монолитный блок КП имел вход в виде коленчатого коридора с газовым шлюзом. В бетонный монолит блока КП была вмонтирована боевая рубка с бронированными стенами и крышей соответственно 406 и 305 мм. Она имела четыре смотровых щели и оптический визир командира батареи. В 50 метрах от основного блока КП, соединенная с ним подземным ходом была установлена вращающаяся бронированная дальномерная рубка, оснащенная стереоскопическим дальномером фирмы "Цейсс" с десятиметровой базой и стереотрубой с пятиметровой базой.
  В нижнем подземном этаже командного пункта, выполненного в виде бетонированного тоннеля длиной 53 и шириной 5,5 метра, находились: центральный пост управления огнем батареи, кубрики и каюты личного состава, санитарный узел, автономная электростанция, котельная с запасами топлива и фильтровентиляционная установка. В центральном посту располагалась основная группа приборов управления стрельбой "Баррикада" в составе: построителя горизонтально-базового дальномера (ГБД), трансформатора азимута и дистанции (ТАД), автомата прямого курса (АПК) и др. приборов. Электропитание приборов обеспечивалось от электромашинного преобразователя. Верхний и нижний этажи командного пункта соединялись между собой вертикальной шахтой с электрическим лифтом и лестницей. (Для обеспечения стрельбы батареи по сухопутным целям уже в ходе войны было оборудовано шесть корректировочных постов, располагавшихся на господствующих высотах в районе Севастополя)
  Численность личного состава каждой из батарей по штату превышала 500 человек.
  Одновременно с сооружением 305 мм батареи в состав действующих постепенно были введены береговые батареи менее крупного калибра и другие оборонительные сооружения.
  Так, например, подходы к 30 батарее прикрывали шесть железобетонных пятиамбразурных двухэтажных пулеметных ДОТов (в верхнем этаже устанавливался 7,62-мм пулемет "Максим" на поворотном станке, в нижнем находилось убежище и склад боепитания). "Полевые сооружения" непосредственно на позиции включали стрелковые окопы, проволочные и минно-взрывные заграждения. Шоссейная дорога, проходившая в тыльной части батареи по карнизу высоты, имела каменную подпорную стену, служившую одновременно бруствером для стрелков.
  Развертывание сил береговой обороны главной базы Черноморского флота на позиции в полосе от мыса Херсонес (сейчас ближний пригород Севастополя) до устья р. Бельбек продолжалось вплоть до 1940 года. В последствии именно эта позиция стала основой второй обороны Севастополя, реальная угроза захвата которого обозначилась не с моря, как предполагали, а с сухопутных направлений.
  
  Героическое прошлое
  
  Оборона 1941-1942 гг. и освобождение Севастополя тема не только героическая, но и в полном смысле этого слова - трагическая. Достаточно напомнить о последних днях более чем 25 тыс. защитников Севастополя (по некоторым данным их было более 50 тысяч), оказавшихся в июне 1942 года на мысе Херсонес без всякой надежды на эвакуацию и помощь с материка .
  К слову сказать, на том же скорбном мысе Херсонес в назидание потомкам для блокированных весной 1944 года остатков немецких войск история повторилась "с точностью до наоборот". По рассказам очевидцев более 20 тыс. немцев "организованно (кто успел и кому повезло поднять руки) сдались в плен" и растянувшейся на десятки километров колонной проделали почти тот же путь, что и последние уцелевшие защитники Севастополя летом 1942 года.
  Однако вернемся к нашей батарее...
  В 1941-1942 гг. при отражении трех последовательно организованных немцами штурмов Севастополя вместе с другими артиллерийскими подразделениями 30 и 35 батареи сыграли роль костяка 250-дневной обороны города.
  К началу обороны Севастополя в 1941 году артиллерия Береговой обороны главной базы флота включала три отдельных дивизиона, две отдельных подвижных батареи, один бронепоезд и семи групп артиллерийских дотов. 30-я и 35-я батареи вместе с 203-мм батареей Љ 10 и 102-мм батареей Љ 54 входили в состав 1 отдельного артиллерийского дивизиона береговой обороны Главной базы ЧФ.
  30 октября 1941 года на северном направлении обороны первый залп был дан батареей Љ 54 по мотопехоте и танкам 54 АК, авангард которого прорвался из района Сак вдоль побережья по направлению к пос. Николаевка. 30 батарея под командованием капитана Г.В. Александера (в командовании с 1937 г.) первые боевые стрельбы по наступающим войскам 11-й немецкой армии 30-я батарея провела с 12 часов 40 мин. до 18 часов 00 мин 1 ноября. Батарея шесть раз открывала огонь по скоплениям неприятельских моторизованных частей в районах города Бахчисарай, станции Альма, деревень Базарчик и Бурлюк, израсходовала 58 снарядов. При этом, по данным наблюдателей было уничтожено 9 танков, 15 бронемашин, 30 орудий и около 100 автомашин.
  2 ноября батарея провела семь стрельб по скоплениям противника на западной окраине Бахчисарая и в районе деревни Альма-Тархан. По подсчетам корректировочного поста было уничтожено до 40 автомашин, одно орудие и рассеяно до роты пехоты. 3 ноября батареей были уничтожены минометная батарея, одно орудие и до 50 человек пехоты в районе станции Бахчисарай, Бурлюк и Топчикой.
  Стремясь прорваться в направлении на Дуванкой, 4 ноября противник силой до полка атаковал участок обороны 3 полка морской пехоты и правый фланг 8 бригады морской пехоты. В этот день батарея провела 9 стрельб и выпустила наибольшее за первый штурм количество снарядов - 75. Исключительно эффективным был огонь 30 батареи шрапнельными снарядами. Атакующие потеряли 2 орудия с машинами, минометную батарею, около 15 пулеметов и до 2 батальонов пехоты. Огонь корректировал лейтенант Л.Г.Репков.
  В период с 1 по 16 ноября за сутки батарея открывала огонь 5-10 раз с расходом от 20 до 75 снарядов. В последующем интенсивность стрельб снизилась. В связи с низкой эффективностью стрельбы по закрытым от наблюдения целям штаб 1-го артиллерийского дивизиона запретил командиру батареи вести стрельбу без корректировки. Всего за время первого штурма батарея Љ 30 провела 77 стрельб и выпустила 517 снарядов.
  Предпринятые немцкой авиацией бомбардировки 30 батареи никаких результатов не дали.
  21 ноября наступление немецко-румынских войск на Севастополь окончательно выдохлось. В ходе первого штурма города противник потерял в дивизиях до 60% личного состава и перешел к обороне по всему фронту.
  Успешные действия 10 и 30 батарей северной группы в ходе отражения первого штурма Севастополя в ноябре 1941 года были отмечены в приказе начальника артиллерии СОР. За успешные боевые действия по отражению первого штурма Военным советом Черноморского флота командир 30 батареи капитан Александер Г. А. был награжден орденом "Красное Знамя", лейтенант Адамов С. О. медалью "За Отвагу". Медалью "За боевые заслуги" были награждены старший сержант Лысенко И.С. и краснофлотец Цаподий О.Н.
  17 декабря, после пополнения и перегруппировки войск, немецкое командование начало второй штурм города. В течение двух недель вплоть до 31 декабря практически на всем фронте обороны Севастополя шли ожесточенные боевые действия.
  Немецкие войска силами 22 и 132 пехотных дивизий наносили главный удар по долине реки Бельбек на Камышлы. В полосе 4 сектора Севастопольского оборонительного района против 90 стрелкового полка и 8 бригады морской пехоты действовали 22 пехотная дивизия немцев и румынский мотострелковый полк.
  Днем 17 декабря батарея провела 14 стрельб с расходом 96 снарядов. В тот же день в результате отхода 8 бригады морской пехоты и левофланговых частей 3 сектора СОР создалась угроза прорыва противника на позицию 30 батареи. Для поддержки контратаки, организованной командованием СОР, 18-19 декабря 30 батарея провела 12 стрельб и выпустила 68 снарядов.
  За период с 17 по 21 декабря на позиции батареи было зафиксировано более 200 разрывов, в том числе снарядов 203 мм калибра и выше. В результате обстрела 21 декабря 355-мм осадной артиллерией на батарее было выведено из строя одно из орудий.
  22 декабря противник ввел в бой резервы. Создалась реальная угроза его прорыва вдоль долины р. Бельбек к Севастополю. Подразделения частей морской пехоты 4 сектора не смогли удержать оборонительный рубеж и частью сил отошли в район совхоза С.Перовской, Любимовка. В этой обстановке на участке прорыва немцев были взорваны все стационарные батареи и доты. К вечеру того же дня в расположение 30 батареи вышло 52 человека из состава взорванной 203 мм 10 батареи.
  23 ноября противник силой до полка перешел в наступление с целью овладеть позицией 30 батареи, а 26 декабря бой шел уже в 1-2 км от ее расположения.
  Утром 28 декабря противник открыл огонь по всему фронту 4 сектора обороны, особенно сильным огонь был на участке Камышлы, позиция 30 батареи, совхоз им. С.Перовской. В непосредственной близости от 30 батареи четыре батальона немецкой пехоты при поддержке 12 танков атаковали наши позиции и к исходу дня потеснили части прикрытия. 30 батарея фактически оказалась на переднем крае обороны при явной угрозе захвата. Артиллеристы продолжали вести огонь по противнику шрапнелью практически в упор и в течение дня выпустили 61 снаряд. В результате предпринятых командиром батареи Г. Александером мер и организованной командованием СОР контратаки угроза уничтожения батареи 29 декабря была снята.
  31 декабря 1941 года, не добившись успеха под Севастополем и в виду отвода части сил 11 немецкой армии (170, 132 и часть 50 пехотных дивизий) на Керченский полуостров, противник перешел к обороне.
  В течении 6-8 января 1942 года в долине реки Бельбек и в районе деревни Любимовка войска 4 сектора СОР вели ограниченные боевые действия для улучшения позиций стрелковых войск. К середине января передний край стабилизировался в 1,5-2 километрах от огневых позиций 30 батареи.
  По неполным данным с 1 ноября по 31 декабря 30 батарея выпустила 1238 снарядов (по 300 на орудие при норме 200). Это было пределом живучести орудий. Следует добавить, что к началу первого штурма 35 батарея уже имевшая 85% износ стволов, израсходовав 329 снарядов, к началу января она также вышла из строя.
  Вопрос замены восьми 51-тонных стволов 305 мм башенных орудий в непосредственном соприкосновении с противником оказался первоочередной задачей не только для командования флота, но и личного состава батарей.
  План смены стволов 35 батареи был предложен воентехником Лобачевым и старшим комендором Артемовым. Работы осложнялись тем, что штатные краны на батареях были выведены из строя, а использование железнодорожных на виду у противника было исключено. Тем не менее, работы по замене стволов были проведены на 35 батарее в течение 40 суток, и появился неоценимый опыт, который был использован на 30 батарее.
  При разработке плана замены стволов на 30 батарее большую помощь оказал мастер Артиллерийского ремонтного завода ЧФ С.И.Прокуда, который предложил произвести замену орудий, не снимая горизонтальной брони с башни, а лишь приподняв ее для установки новых стволов. Предложение было принято и позволило значительно сократить сроки работ на башнях. В одной из них работы проводил С.Прокуда со своей бригадой, а в другой башне работала бригада, прибывшая с ленинградского завода "Большевик" во главе с мастером И.Сечко. Огромную работу провел личный состав батареи, в которой среди бойцов и младших командиров было много отлично подготовленных специалистов.
  На 30 батарее замена стволов была проведена в крайне сложных условиях, главным образом в ночное время и практически на виду у противника.
  Подготовительные работы на 30 батарее начались 25 января. Ночью 30 января паровозом подтянули первое орудие к башням. Когда паровоз, толкавший впереди себя платформу с телом орудия, вышел на позицию батареи, тендер паровоза въехал на засыпанную снарядную воронку сошел с рельсов и стал погружаться в размокший от дождей грунт. Личный состав батареи подтянул вручную платформу с телом орудия к башне и разгрузил ее. В это время бригада во главе с инженер-механиком И.Андриенко поставили тендер на рельсы и к рассвету восстановила рельсовые пути. В предрассветных сумерках паровоз, не обнаруженный противником, ушел в Севастополь за другим орудием.
  Работы были закончены в течение 16 суток.
  Уже 11 февраля батарея была приведена в полную боевою готовность.
  Отделом боевой подготовка Штаба Черноморского флота были подведены краткие итоги боевых стрельб береговых батарей БО ГБ ЧФ за 7 месяцев обороны Севастополя с 30 октября 1941 по 31 мая 1942 года. Командование флота отмечало:
  "Батарея Љ 30 провела 161 стрельбу, из них: по танкам -18, по автомашинам -12, по батареям - 34, по пехоте - 22, по населенным пунктам - 16, по другим целям - 59. Израсходовано 1034 выстрела, максимальный расход боезапаса на одну стрельбу 41, минимальный -1 снаряд.
  Большинство стрельб произведено на дистанции 60-80 кабельтовых, 22% - на дистанции более 100 кабельтовых. Прямой наводкой проведены 3 стрельбы, с корректировкой - 71, без корректировки - 87 стрельб (54 %).
  Результаты огня: разбито и повреждено 17 танков, 1 паровоз, 2 вагона, около 300 автомобилей с войсками и грузами, уничтожено 8 минометных и артиллерийских батарей, до 15 отдельных орудий, 7 огневых точек, до 3000 человек пехоты.
  К началу третьего штурма 305-мм батареи Севастополя были обеспечены в среднем по 1,35 боекомплекта, или по 270 снарядов на орудие. Для 30 и 35 батарей это количество снарядов было предельным (по износу стволов, С.А)...
  По состоянию на 30 мая 1942 года личный состав 30-й батареи состоял из 22 командиров и 342 краснофлотцев".
  Впереди предстоял самый тяжелый и героический период обороны Севастополя.
  
  Последний парад...
  
  6 июня (в ходе третьего штурма) для подавления 30 батареи противник применил сверхмощные 615-мм осадные мортиры "Тор" и "Один" фирмы "Рейнметалл" (Фото 2). Ночью 7 июня командир батареи капитан Г. Александер докладывал в штаб флота: "...прямым попаданием по горизонтальной броне 1-й башни 24-дм снарядом пробило броню..., лист брони сорван и провалился на тела орудий. Два листа горизонтальной брони сорваны и провалились в боевое отделение. Два листа вертикальной брони дали осадку до 20 мм, вследствие чего заклинило башню при горизонтальном развороте. Частично деформирована верхняя часть поворотного стола башни. Погнуты переборки, удерживающие горизонтальную броню башни. Разбиты: прицельная труба, прибор Љ 6, прибор Љ 23, колонка наведения (горизонтальный и вертикальный штурвалы). Зарядно-автоматный пост выведен из строя ударом упавшей брони. Левая пушка на расстоянии 4,9 метров от дульного среза имеет трещину и вмятину длиной 120 мм глубиной 140 мм. Орудие к стрельбе непригодно.
  Правое орудие войдет в строй при закреплении брони пушки электросваркой. Провалившиеся листы брони отнесены в сторону и находятся в боевом отделении. Электросварка возможна при наличии машины постоянного тока мощностью в 400 ампер. Батарейная машина (агрегат прожектора) дает только 150 ампер, что удлиняет срок готовности правого орудия".
  При таких разрушениях усилиями личного состава первая башня была введена в строй в ночь на 7 июня, но могла действовать только одним орудием. Однако на следующий день произошло прямое попадание двух 615-мм снаряда в ту же первую башню. 9 июня в левом орудии первой башни в процессе стрельбы отказал мотор вертикального наведения. Первая башня полностью вышла из строя.
  Несмотря на разрушения с 7 по 9 июня 30 батарея под непрерывным обстрелом 615-мм мортир и при постоянной угрозе окружения фактически тремя орудиями произвела 135 выстрелов.
  Примерно за тот же срок по 35 батарее противником было выпущено 177 снарядов. На ее позицию было сброшено около 120 авиабомб. Башни повреждений не имели. По докладам командиров потери на батареях к 9 июня составили всего 4 человека убитыми и 10 ранеными.
  Общий расход боеприпасов на батареях с 7 по 9 июня - 450 снарядов.
  14 июня противник выпустил по 30 батарее свыше 700 снарядов разного калибра. 15 июня батарея подверглась особенно сильной бомбардировке 60 самолетами. Доты на подступах к высоте оказались разрушенными. Бруствер подпорной стенки представлял собой бесформенную массу камней. По докладам Александера "...сухопутная оборона 30 батареи полностью разрушена".
  15-17 июня противник силами от двух до четырех полков с танками атаковал стрелковые части в районе Буденовки, рассчитывая захватить батарею Љ 30. При этом просочившаяся 15 июня в район совхоза им. С.Перовской группа немецких автоматчиков перерезала воздушную и подземную линии связи батареи с командованием СОР. 16 июня были уничтожены все наружные антенны. Пытки организовать связь с помощью подземной антенны результатов не дали. Связь с миром перестала действовать.
  17 июня батарея Љ 30 была окончательно блокирована противником. К этому времени на 30 батарее оставалось около 200 человек, в том числе группа бойцов 95 стрелковой дивизии и морских пехотинцев. Командир батареи принял решение послать техника-интенданта 1 ранга И.Т.Подорожного с двумя краснофлотцами для доклада командованию о сложившейся обстановке. Подорожный задание выполнил.
  На совещании у вице-адмирала Октябрьского было внесено предложение попробовать прорваться в расположение батареи, вывести ее гарнизон и подорвать орудия. 18 июня из-за интенсивного противодействия вражеской авиации и артиллерии попытка деблокирования 30 батареи успеха не имела. Попытка гарнизона прорваться в расположение наших войск ночью также не удалась.
  В переводе с немецкого "Дополнения к докладной записке об иностранных укреплениях", изданного в 1943 г. в Берлине, в главе "Борьба за Севастополь" говорилось:
  "В подготовке штурма (в том числе 30 батареи, - С.А) приняли участие батареи среднего, крупного и сверх крупного калибров. Всего с 6.06 по 17.06.42 г. (день последнего штурма) около 750 выстрелов, из них половину до полудня 17.06. В половине второго 17.06 на полевые сооружения пикировщиками было сброшено 20 бомб. Сосредоточенным артиллерийским обстрелом проволочные заграждения были прорваны, а минные поля засыпаны.
  Воронки, образовавшиеся в результате разрывов бомб и мин, облегчили наступление атакующих войск. Гарнизоны сооружений внешнего оборонительного пояса были большей частью уничтожены, а входящие в его состав легкие оборонительные сооружения разбиты.
  В результате обстрела западная броневая башня получила боковое попадание, благодаря которому одно орудие было полностью, а другое частично выведено из строя, восточная башня получила прямое попадание в амбразуру, которое вывело из действия оба орудия. Подземный ход к дальномерной установке был засыпан. Однако, все входы и железобетонное покрытие каземата остались почти нетронутыми. На защитников батареи (по их показаниям) обстрел не произвел никакого впечатления.
  Для последнего штурма батареи были назначены 213 полк, 1 и 2 батальоны 132 саперного полка и 1 батальон 173 саперного полка.
  Ранним утром и до полудня 17.06.42 был предпринят штурм в направлении противотанкового рва, отрытого к востоку от батареи поперек водораздела. Противник оказал упорное сопротивление. Огневые точки, стрелявшие по фронту и флангам были приведены к молчанию посредством пехотного и артиллерийского огня.
  1 и 2 батальоны 132 саперного полка атаковали фортификационные сооружения, расположенные перед батареей. 122 пехотный полк атаковал сооружения, расположенные на южном и западном склонах горы. Продвижению атакующих частей весьма препятствовали сильный артиллерийский и минометный огонь противника из долины реки Бельбек и расположенных к югу склонов, а также огонь снайперов и контратаки.
  Около половины третьего пополудни в результате повторной атаки западный склон горы был занят. Подход к командному пункту на восточной оконечности подземного хода был также занят.
  В 2 часа 45 минут второй батальон 213 полка начал атаку восточного склона и в 3 часа 15 минут достиг разрушенного фортификационного укрепления на отметке 400 м. к востоку от первой бронированной башенной установки, а первый батальон 173 саперного полка под защитой пехотного огня атаковал башенную установку. В 3 часа 45 минут шесть саперов проникли со связками ручных гранат в установку и уничтожили ее гарнизон. Гарнизон второй установки яростно отстреливался ружейным огнем из отверстий пробитых артиллерийскими снарядами в броневых листах башни. Атака сапер увенчалась успехом лишь благодаря фланговому обстрелу установки пехотными частями. Противник был уничтожен ручными гранатами. В это время, наступавшая по северному склону пехота, смогла контролировать западный склон. В 4 часа 30 минут саперы в результате нескольких повторных попыток достигли сильно обороняемых главных входов, для заграждения входов были установлены пулеметы. В результате этих действий гарнизон был заперт в орудийных блоках.
  В следующие дни противник уничтожался внутри форта с помощью подрывных зарядов, бензина и горючих масел. Внутрь башенных установок было подвезено около 1000 кг взрывчатки и 1000 литров горючих материалов. Перебежчики выдали расположение устройства форта. 20 июня во время подготовки взрывов в западной башенной установке произошел взрыв, стоявший жизни трех сапер. В результате нескольких последовательных взрывов в установке начались сильные пожары, внутренние помещения были заполнены дымом. В связи с этим, ворваться внутрь из опасения захвата противником входов не представилось возможным. 22 июня 6 батальон 173 саперного полка был заменен 3 батальоном 2 саперного полка. Гарнизон оборонялся посредством взрыва резервного выхода и сжигания дымообразующих смесей и масел.
  25.06.42 командир опорного пункта выполз через водосток и на следующий день был захвачен в плен. 26 июня ударная группа ворвалась внутрь блока захватила еще 40 пленных. Большая часть гарнизона погибла от взрывов или задохнулась в дыму. Скопление легко воспламенявшихся материалов в ходах сообщения форта способствовало распространение пожаров по внутренним коридорам и помещениям.
  Бронированные двери в местах взрывов ВВ были вдавлены, а в других местах так деформировались от взрывной волны, что дым мог проникать в подсобные помещения. Железобетонные конструкции пострадали от взрывов незначительно".
  И так... последний парад состоялся.
  Таким образом, 17 июня 1942 года 30 батарея была окружена немецкими войсками, но ее личный состав под командованием майора Г.А.Александера сражался в казематах и подземных сооружениях еще девять суток. Большая часть защитников батареи погибла, ее командир был взят в плен и расстрелян немцами.
  Вместе 35 батареей 30-я батарея являлась своеобразным "костяком" всей системы артиллерийской обороны крепости. Батареи нанесли противнику серьезный урон в живой силе и технике, сыграли важную роль в героической обороне Севастополя 1941-1942 гг.
  
  
  Восстановление 30 батареи в еще большей мощи и красоте
  
  Сразу после освобождения Севастополя в мае 1944 году началось восстановление объектов береговой обороны. На железнодорожной ветке, ведущей к 30 батареи, были оборудованы постоянные позиции для железнодорожной батареи Љ 11, успевшей в 1941 году уйти из Таллина и участвовавшей в обороне Ленинграда в 1941 - 1944 гг. На вооружении этой батареи состояли три 356-мм железнодорожные артиллерийские установки ТМ-1-14.
  Однако для более надежной обороны морских подступов к Севастополю Главком Военно-морского флота СССР 13 января 1947 г. принял решение Љ 0010 о восстановлении башенной батареи Љ 30 с использованием существующих фортификационных сооружений. Для ее перевооружения воспользовались двумя оставшимися неиспользованными башенными установками линкора "Полтава" (две башни линкора в 1930-е гг. были установлены на батарее им. Ворошилова во Владивостоке).
  3 июля 1948 г. Совет Министров СССР принял Постановление Љ 2417-1009сс о доделке этих башенных установок. В ходе этих работ башни были существенно модернизированы. В 1952 году на Ижорском заводе было заново изготовлено бронирование одной из башен (бронирование другой сохранилось в первозданном виде). Толщину вертикальных броневых плит оставили без изменения, но увеличили толщину плит крыши с 76 до 175 мм. Для быстрой смены лейнеров орудий в задней стенке башни были сделаны люки, закрывающиеся броневыми крышками. Путем изменения конструкции механизмов заряжания левой башни угол возвышения орудий увеличили с 25 до 40 градусов, что позволило повысить дальность стрельбы этих артиллерийских установок снарядом образца 1911 года со 127 до 156 кабельтовых (более 30 км). Противооткатные устройства также подверглись модернизации. Для увеличения скорострельности был введен постоянный угол заряжания - 6 градусов. Скорострельность составила 2,25 выстрелов в минуту. Досылатели на орудиях были сняты с качающихся частей орудия. Для сохранения уравновешенности орудий их заменили противовесом. Новые досылатели установили стационарно позади каждого орудия. В конце 1952 - начале 1953 гг. новые механизмы и орудия в сборе прошли испытания на Ленинградском металлическом заводе и проверены стрельбой на полигоне.
  Относительно малая глубина бетонных колодцев орудийного блока, рассчитанных на береговые башенные установки старой двухорудийной конструкции, не позволяла установить в них корабельные трехорудийные установки без кардинальной переделки механизмов подачи боезапаса. Для подачи боеприпасов к трем орудиям потребовалось оборудовать по одной дополнительной линии транспортировки снарядов и зарядов для каждой башни. Предусматривалась возможность работы механизмов как на электроприводе (каждая башня имела по 17 двигателей), так и "в ручную".
  Для размещения повышенного боеприпаса (1080 выстрелов на батарею вместо прежних 800) пришлось оборудовать из кубриков личного состава и других вспомогательных казематов еще три дополнительных погреба.
  Корабельные артиллерийские установки в новом исполнении стали "короче на целых два этажа". Кардинально переделанные корабельные артиллерийские системы получили новое обозначение МБ-3-12ФМ.
  На реконструированном командном пункте батареи была установлена новая, самая совершенная для того времени система приборов управления стрельбой "Берег-30". Основными отличиями ее от ранее существовавшей системы "Баррикада" было отсутствие горизонтального базового дальномера (после появления радиолокационных средств необходимость в нем отпала), наличие более совершенных центрального автомата стрельбы, трансформатора азимута и дистанции. Кроме того, того в составе КП был и резервный автомат стрельбы.
  В новом исполнении целеуказание поступало с трех точек наблюдения: расположенного в боевой рубке визира с тремя независимыми оптическими полдсистемами (бинокулярной для командира батареи и двух монокулярных - для наводчиков по азимуту цели и всплеска); бронированной дальномерной рубки с двумя восьмиметровыми стереодальномерами и с радиолокационной станции.
  Предусматривалось целеуказание с самолета-корректировщика (для этого в центральном автомате стрельбы имелся специальный индикатор), а также с командных пунктов соседних батарей. Для ночной стрельбы использовались две теплопеленгаторные станции, размещенные севернее и южнее огневой позиции батареи в специальных железобетонных казематах, действующие совместно с расположенными неподалеку от них прожекторами. Для дистанционного управления прожекторами в центральном посту батареи был установлен специальный прибор - "трансформатор азимута прожекторов".
  Система управления стрельбой батареи позволяли уверенно поражать движущиеся со скоростью до 60 узлов цели, днем и ночью, на дальности до 30 километров.
  Увеличение энергопотребление батареи заставило провести реконструкцию ее силового оборудования. В центральной силовой станции орудийного блока были установлены три новых дизеля горьковского завода "Двигатель Революции" мощностью по 450 л.с. каждый с генераторами трехфазного переменного тока мощностью по 320 кВт. Для управления дизелями были предусмотрены машинные телеграфы корабельного типа. Башенные электроприводы, работавшие на постоянном токе, снабжались энергией от трех электромашинных преобразователей мощностью по 160 кВт.
  Приказом главного штаба Военно-морского Флота СССР от 13 ноября 1954 г. батарея была включена в состав 291-й отдельной артиллерийской бригады ЧФ как 459-й башенный артиллерийский дивизион. Первым командиром дивизиона был полковник И.К.Бобух.
  До лета 1958 года дивизион входил в состав сил постоянной готовности береговой обороны ЧФ, выполняя каждый год практические и состязательные стрельбы. А затем начались печально известные "хрущевские реформы".
  Весной 1960 года дивизион был передан в состав 778-го отдельного артиллерийского полка. Уже через год полк был расформирован, а дивизион преобразован в 459-ю отдельную артиллерийскую батарею кадра с переподчинением начальнику ракетных частей флота.
  8 сентября 1961 г батарею перевели на штат мирного времени и возвратили в состав восстановленного 778-го отдельного артиллерийского полка. 20 декабря того же года батарею опять перевели на штат кадра. В последствии ее опять переформировали в дивизион сохранив прежний номер.
  15 января 1966 года, в связи с вторым и теперь уже окончательным расформированием 778-го артиллерийского полка, 459-й башенный артиллерийский дивизион был передан в состав 510-го отдельного берегового ракетного полка Береговых ракетно-артиллерийских войск (БРАВ) ЧФ.
  В 1997 году согласно договору между Российской Федерацией и Республикой Украиной о разделе Черноморского флота, личный состав 459-го башенного дивизиона убыл на Кавказское побережье и вошел в состав НВМБ. Территория военного городка была передана Военно-морским силам Украины. Но для охраны и содержания вооружения и фортификационных сооружений бывшей "30-й батареи" в составе Береговых войск ЧФ ВС РФ был сформирован 267-й взвод консервации.
  
  ***
  В преддверии 70-летнего юбилея "30-я батареи", ее посещение не только произвело на меня необычайно сильное впечатление, но и навело на печальные мысли...
  Хочу поделиться некоторыми соображениями с думающим по государственному читателем и хочу быть правильно понятым теми, кто принимает решения в интересах России, теми кто помнит о городе русской славы Севастополе и чтит память героев не на словах, а на деле.
  Сейчас трудно найти понимание, и тем не менее... надежда умирает последней.
  Не думаю, что расформирование 267 взвода консервации, принесет большую экономию средств для славного Черноморского флота. Даже при нашей "неожиданно открывшейся и невесть откуда взявшейся в новые времена повсеместной бедности. Но к сожалению речь идет именно о таких, мягко говоря непродуманных и продиктованных прагматическими соображениями предложениях.
  Что последует за такими "организационными мероприятиями" гадать не приходится. Легендарная и на удивление действующая всеми механизмами батарея будет немедленно разграблена и уничтожена "иванами не помнящими родства".
  Примерно так, как это случилось в угоду баям панам и господам с множеством объектов огромной исторической ценности и военно-стратегического значения на территории некогда великой России. По всей видимости, не все читатели знают какая судьба постигла уникальный оперативно-стратегический ракетный комплекс берегового базирования "Рубеж", уничтоженный, как говорят, по указанию из-за рубежа. Не все знают "печальную историю" уникальной по своим возможностям совсекретной базы подводных лодок в Балаклаве, которая на посмешище иностранной публике и праздношатающимся зевакам из стран СНГ нынешними геростратами превращена в "музей холодной войны".
  Не хочется думать, что в Ленинской комнате "30 батареи" будет устроен сортир для туристов из Германии, а башни, 60-тонные орудия и электромашинные преобразователи вместе с уникальными приборами управления стрельбой снесут в металлолом нищие "украинские аборигены". Впрочем, все может быть...
  Допустим, что память и труды "славных дедов" нас - "внуков поганых", по выражению наiкращего национально свiдомого стихоплета Т. Шевченко, не интересует. Но удивляет, почему так дешево ценится самоотверженный труд личного состава взвода консервации численностью всего в 15 человек, во главе со старшим прапорщиком (к стати студента четвертого курса вуза).
  Как тут не вспомнить Леонида Леонова с его "батальоном четверых" моряков, насмерть стоявших в обороне на Макензиевых горах, последних защитников мыса Херсонес, штурмовавших Сапун гору героев 32 таманской гв. ордена Суворова стрелковой дивизии, в которой мне довелось служить в восьмидесятые годы.
  Было бы неправильно всех мести одной "поганой метлой" и следовало бы перечислить тех, кто в течение пяти лет умудрился не только поднять из технического забвения, но и содержать в боеготовом состоянии "половину линкора". Не все в нашем царстве лжи, бесправия и забвения ... "внуки поганые". Содержание 30 батареи в боеготовом состоянии не является ли примером решения пресловутой проблемы повышения эффективности, в том числе управления.
  Только из соображений безопасности и искреннего желания помочь людям дела не буду этого делать, достаточно фотографии - Родина должна знать своих защитников и верных союзников в буквальном смысле слова в лицо.
  
  Фото 1. Карта схема расположения 30 и 35 батарей.
  Фото 2. Фото 615 мм мортиры "Один", однотипной с принимавшей участие в обстреле 30 батареи во время третьего штурма Севастополя.
  Фото 3. Личный состав взвода консервации в подбашенном коридоре.
  Фото 4. Первая башня батареи (подготовлена к окраске).
  Фото 5 и 6. Механизмы левого орудия в действии.
  Фото 7. Дизельный отсек орудийного блока.
  Фото 8. Центральный пост управления стрельбой (Дмитрий Стогний, "неизменный гид", по жизни электрик 267 взвода консервации).
  
  E-mail: asw1949@mail.ru
Оценка: 3.52*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"