Журавлев Сергей Валентинович: другие произведения.

военном перевороте в России

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Когда офицеры снимают погоны, а обыватель начинает рядиться в военную форму, следует ожидать революции. Еще несколько слов о возможности военного переворота … Но этот мятеж - сродни забастовке по-итальянски и только в форсможорных обстоятельствах. Пожалуй, только униженное состояние офицеров является реальной опасностью для власти. Именно униженные и оплеванные обществом офицеры в гарнизонах способны на такой особого рода мятеж. Загнанные в угол знатоками военного дела кучеренами и сванидзе, толпой прокуроров, проверяющих из общественной палаты и правозащитников офицеры в гарнизонах, на которых только и держатся остатки порядка в войсках, возненавидят форму и погоны, окончательно потеряют ответственность и перестанут выполнять элементарные обязанности. Все начнется с бунта голодных солдат под предводительством неформальных по большей части уголовных авторитетов и ћдедовЋ. В отсутствии офицеров, эпидемия беспорядков по типу броненосца ћПотемкинаЋ охватит сотни дезорганизованных частей. Попытка навести порядок силами МВД приведет к прямому вооруженному столкновению и многочисленным жертвам. Вот это и будет мятеж-война с возмущением душ, которая приведет к настоящей девальвации власти и переоценке ценностей, в настоящем предложенных обществу болтунами от демократии. Помни мятеж-войну…

  
  О военном перевороте
   С. Журавлев ... разве случалось, чтобы какая-либо великая задача, стоявшая перед государством, была бы осуществлена без сильного человека, одержимого непреодолимой потребностью действовать? Ничто не было бы достигнуто, если бы восторжествовали советы соблюдать низменную осторожность или трусливую скромность. Более того, люди, совершающие великие дела, должны часто пренебрегать условностями ложной дисциплины. Так, в 1914 году Лиотэ удержал Марокко вопреки приказам свыше, а после Ютландского боя лорд Фишер с горечью заметил по поводу донесений Джеллико: "У него все качества Нельсона, за исключением одного: он не научился нарушать приказы". Шарль де Голль Важнейшими качествами генерала всегда будет оставаться твердость характера или нравственная неустрашимость, ведущая к великим предприятиям, и хладнокровие или душевное мужество, которое всегда господствует над опасностями. Анри Жомини - швейцарский военный мыслитель По сути, в этих выдержках речь идет о проявленных в прошлом качества военачальниках, ныне в известной степени характеризующих в лучшем его смысле такое понятие как 'бонопартизм'. 1. Прежде всего, в контексте наших рассуждений о мятеж-войне определимся в понятиях. Каждый успешный переворот называют революцией, а каждый неудачный - мятежом. Джозеф Пристли в 1791 г. Принятое определение 'переворот', - коренное изменение в общественно-политическом устройстве государства и жизни общества. Исходя из этого, государственному перевороту всегда сопутствует изменение в сфере политики. Переворот - явление двухстороннее, рассматривается как диалектический процесс антагонистическое взаимодействие двух конфликтующих сторон. По характеру государственный переворот не обязательно - коренное изменение государственного устройства и общественного строя и почти всегда - антиконституционное действие. Если оставаться на диалектических позициях, то переворот может быть революционным, в интересах ликвидации отжившего старого, и контрреволюционным, имеющим целью возврат к прошлому, даже замаскированному новыми, прогрессивными формами общественно-государственного или экономического устройства общества. В этом смысле революционный переворот 'исторически предопределен', поскольку имеет объективные причины. Революционный (контрреволюционный) переворот обусловлен наличием коренного, неразрешенного противоречия в обществе, и даже форсможорными обстоятельствами. Во всех случаях государственный переворот сопровождают неконституционные действия, насильственное прекращения деятельности высших должностных лиц, государственных органов власти, парламента или полномочий депутатов. Военный переворот - частный случай государственного переворота, совершенного при решающем или активном участии армии с передачей власти на относительно большой или срок временно в руки военным. Мятеж - стихийное восстание, вооруженное выступление против легитимной власти (установленного порядка подчиненности). Путч - попытка государственного переворота, а также сам переворот в виде последовательных (или стихийных действий) группы заговорщиков, направленных на изменение власти. Мятеж имеет в основе 'смятение духа' в достаточно большом слое общества. Путч по своей природе носит верхушечный характер. Причины мятежа и путча в известной мере субъективны. Мятеж и путч рассматриваются как локализованные или не имевшие развития действия, но при определенных условиях способные инициировать полномасштабный государственный переворот с коренным изменением общественно-политического устройства и жизни общества. Таким образом 'государственный переворот' логически сопрягается с понятиями 'мятеж' и 'путч', которые усиливают его, Однако с точки зрения привычного (обыденного в известной мере искаженного) сознания имеют резко негативный оттенок в оценке действий мятежников и заговорщиков-путчистов, а также последствий совершенного ими переворота. Перечисленные выше понятия в принципе имеют идеологическую окраску, и соответствующим образом оцениваются участниками конфликта, вплоть до применения в пропагандистских целях противоположных по сути и в оттенках понятий. Так, вполне правомерно применение таких понятий как: революционный переворот, государственный или военный переворот, антиконституционный, контреволюционный переворот, вооруженное восстание (мятеж), путч. Если иметь в виду перспективу диалектического развития общества от одной общественно-экономической формации к другой, то в полной мере правомерно применение только противоположных по смыслу понятий революция (революционный переворот) и контрреволюция (в известной мере конрпереворот, мятеж против установленной законом власти, в основе которого лежит смятение духа народных масс. Следует отметить, что революция есть политическое разрешение экономических противоречий, по своей сути революция прогрессивна, не противоречит интересам народа (большинства). В этом смысле революционный переворот не может рассматриваться как антинародное деяние. Напротив контрреволюция осуществленная в форме мятеж против законной власти народа или верхушечного путча, всегда антиконституционна, имеет в виду интересы меньшинства, реставрацию антинародных форм правления, возврат к старому, строго говоря, к исторически отжившему. Типичным революционным переворотом можно рассматривать: Великую французскую революцию XVIII столетия и Октябрьскую революцию 1917 года в России. Обе революции привели к коренному изменению общественно-экономического строя и политического устройства государства в интересах подавляющего большинства народа. Объективно абсолютизм королевской власти противоречил логике экономического развития Франции, что с необходимостью привело к восстанию народных масс, в последствии названному великой революцией. Ситуация в России начала ХХ века объективно привела к революционному перевороту, и никто более кроме большевиков не был способен 'подобрать власть' путем революционного восстания. Решающим обстоятельством оказалась массовая поддержка переворота народом при активном (но не решающем на первом этапе) участии в нем армии. Примерами в полном смысле контрреволюционного переворота являются: военный антиправительственный переворот в Чили 1973 года, государственный переворот 1991 года в СССР, имевший целью коренное изменение государственного устройства и легитимно установленной системы народовластия, антиконституционный мятеж 1993 года в России, который под видом 'демократических преобразований' привел к коренному изменению общественно политического и экономического устройства государства. В приведенных примерах характерным было насильственное изменение режима власти в форме путча при активном участи армии и создание условий для реставрации существовавшего ранее общественно-экономического порядка (строя) в виде 'дикого капитализма'. Особо нужно отметить ряд верхушечных переворотов в СССР 1953, 1956 и 1964 годов, не имевших последствиями изменение государственного устройства и системы власти в целом. С. Анчуков: Мятеж - вооруженное и иное выступление, беззаконная попытка или заговор с целью свержения (свержение) исторически сложившейся в интересах народа и конституционно установленной от его имени власти, в том числе с применением военной силы. Любой мятеж как и война противны праву и принципу справедливости, хотя внешне имеют целью ее достижение. В контексте книги и в соответствии с ключевыми понятиями мятеж-война - это прямая агрессия против России в виде мировой войны, интервенция в форме локальной войны или инспирированной, в том числе извне, братоубийственной гражданской войны с целью ликвидации любой легитимной власти, как мятеж-война против народа, единственного носителя власти. Именно в таком виде могут быть представлены инспирированная извне и поддержанная частью населения антиконституционный переворот, организованная 'демократами' в 1985-1993 гг. внутренняя война, имеющая целью свержение в России конституционно установленной в 1922 году власти Народа. Нет сомнения в том, что 'приговор, якобы, вынесенный холодной войне' на Мальте на самом деле означал только переход к более эффективным способам ведения всеобщей мятеж-войны главным образом в сфере идеологии и в форме битвы за душу народа. Но так же верно то, что на территории России развязана мятеж-война в форме тотального террора. Террора с сознательным использованием нелегитимного насилия со стороны асоциальных групп населения, объединенных единой целью достижения власти заведомо беззаконными способами. В связи с этим, было бы более удачным название этой книги 'Тайны террор-войны', но оставим все как есть... 2. Премудрости переворотов. Закон - "уравновешенный разум". Аристотель Безусловно, переворот (военный в том числе) имеет две стороны медали. Как ни странно в хитромудрых, выдуманных победителями пропагандистских терминах, сложно разобраться: где революционный, объективно подготовленный обстоятельствами переворот, а где элементарно-бесславный путч и беззаконный антигосударственный мятеж. Успех революционного переворота определяется соответствием условий переворота признакам революционной ситуации. Успех военного мятежа и путча определяется решительностью действий и жестоким подавлением всяких попыток противодействия мятежу, не обязательно силами армии. Даже наоборот, представители маргинальных слоев общества и комбатанты могут принять активное участие и оказать решительное влияние на успех переворота. Последний тезис требует пояснения. Действительно, высшая политика (бессмысленная философия и несбыточная мечта человечества о социальной справедливости) иррациональна и ничего общего не имеет с реальной политикой выживания большинства. Общая тенденция развития мира - строительство 'светлого будущего' и как минимум справедливое, вне зависимости от 'способа производства и особенностей присвоения прибыли'. Это совсем не означает, что будет построен коммунизм и справедливое 'общество благоденствующих потребителей'. в полном соответствие с теорией 'конца света' еще не факт, что строительство светлого будущего - 'равно' прогресс человечества, а 'революционные изменения' так уж необходимы. Миром правят предательство, глупость и корысть. Отсюда любые попытки осуществить революцию в интересах народа есть ни что иное как бесперспективная попытка временно закрепиться на краю пропасти. Именно это показывает история России. Тем не менее, в историческом тупике не редкость революционный переворот при массовой поддержке или сочувствии населения, а контрреволюционный переворот - напротив, по идейным мотивам или интересами почти всегда локализован территориально или относительно узким кругом поддержки. В отсутствии 'классовых противоречий' для успешного революционного переворота нет никаких оснований. Для мятежа и путча в любой форме особое значение имеет подготовка общественного мнения средствами массовой коммуникации и создание соответствующих условий, характерных для 'смятения умов и душ'. В первой стадии переворот развивается как заговор ограниченного круга лиц, а в последующем - даже как восстание, 'на которое имеет право всякий народ'. В связи с этим следует отметить как массовое инициированное в известной мере извне явление смятение умов и душ в России в эпоху правления Горбачева и Ельцина. Такого рода смятение умов под прикрытием 'разработки государственной идеи и реформ в России' в еще более изощренной и провокационной форме проявляется в последнее время, а переворот 1999 года со сменой режима личной власти Ельцина нельзя расценивать как заговор и 'десант КГБ-ФСБ в Правительство, который выполнил поставленные задачи'. 3. Исторические традиции. Перевороты совершаются в тупиках. Бертольд Брехт Революционные перевороты, контрреволюционные мятежи и путчи не такое уж редкое и даже более того типичное для последних двух столетий общественное явление. В том или ином виде они были характерны практически для всех стран мира. Революционные перевороты в виде социалистических революций были характерны для динамично развивающихся стран (в известной мере Россия на рубеже XIX-XX столетий, Китай во второй половине XX столетия). Для относительно развитых экономически стран (в свое время это Нидерланды, Англия, Франция, США) - в виде буржуазных революций. Контрреволюционные мятежи, путчи и верхушечные перевороты более характерны для традиционных монархий (Франция конца XVIII - середины XIX века, Россия в 'эпоху дворцовых переворотов' вплоть до 1825 года), для экономически отсталых и слаборазвитых стран Латинской Америки (второй половины XX века), для бывших колоний и стран с сильным иностранным влиянием (страны Азии и Африки, для которых путч и военный переворот вне зависимости от последствий и условий в силу их неразвитости практически всегда именовался не иначе как революционный переворот). В чистом виде военный переворот с радикальным изменением жизни государства и установлением военного правления был относительно редким явлением (франкисткая Испания, Аргентина, послевоенная Греция, Чили). Государственный переворот в виде военного путча с установлением личной власти не редкое, но локализованное в принципе передачей власти внутри правящего класса или активного общественного слоя действие, без изменения экономического строя. В таком виде государственный переворот существенного значения для общества в целом не имеет, 'поддержка народом' является пропагандистским ходом (Парагвай, Аргентина, страны Африки). Нередко революционные (контрреволюционные) перевороты сопровождаются кровопролитными гражданскими войнами с прямым иностранным вмешательством, которые в наибольшей степени затрагивают население (гражданские и революционные войны в Англии Франции, США, России). 'Эпоха дворцовых переворотов", принятое в отечественной историографии название периода 1725-1762 гг. и далее до 1801 года, когда в Российской империи смена власти происходила главным образом путем верхушечных дворцовых переворотов, инициированных дворянскими группировками при содействии гвардии. В 1725 А. Д. Меншиков возвел на престол Екатерину I; в 1727 Долгоруковы добились от Петра II ссылки Меншикова; в 1740 гвардия свергла Э. И. Бирона; в 1741 Елизавета Петровна свергла малолетнего императора Ивана VI Антоновича; в 1762 Екатерина II свергла своего мужа Петра III. Дворцовый переворот 1801 года. Считается, что незадолго до своей смерти Екатерина II предполагала завещать Александру престол в обход сына. По-видимому, внук был в курсе этих ее планов, но принять престол не согласился. После воцарения Павла положение Александра еще более осложнилось, ибо ему приходилось постоянно доказывать подозрительному императору свою лояльность. Отношение же Александра к политике отца носило резко критический характер. Именно эти настроения Александра способствовали его вовлечению в заговор против Павла, но на условиях, что заговорщики сохранят его отцу жизнь и будут добиваться лишь его отречения. Трагические события 11 марта 1801 серьезно повлияли на душевное cостояние Александра: чувство вины за смерть отца он испытывал до конца своих дней. Александр I взошел на российский престол, намереваясь осуществить радикальную реформу политического строя России путем создания конституции, гарантировавшей всем подданным личную свободу и гражданские права. Он сознавал, что подобная "революция сверху" приведет фактически к ликвидации самодержавия и готов был в случае успеха удалиться от власти. Однако он также понимал, что нуждается в определенной социальной опоре, в единомышленниках. Ему необходимо было избавиться от давления как со стороны заговорщиков, свергнувших Павла, так и поддерживавших их "екатерининских стариков". Уже в первые дни после воцарения Александр объявил, что управлять Россией будет "по законам и по сердцу" Екатерины II. 5 апреля 1801 был создан Непременный совет - законосовещательный орган при государе, получивший право опротестовывать действия и указы царя. В мае того же года Александр внес на рассмотрение совета проект указа о запрещении продажи крестьян без земли, но члены Совета дали понять императору, что принятие подобного указа вызовет брожение среди дворян и приведет к новому государственному перевороту. После этого Александр сосредоточил свои усилия на разработке реформы в кругу своих "молодых друзей" (В. П. Кочубей, А. А. Чарторыйский, А. С. Строганов, Н. Н. Новосильцев). Несколько особняком стоит восстание декабристов 1825 года, организация которых в значительной степени формировалась офицерами армии. Декабристы, русские дворянские революционеры, поднявшие в декабре 1825 восстание против самодержавия и крепостничества. Главным образом офицеры, участники Отечественной войны 1812 и заграничных походов русской армии 1813-15. Первые организации в 1816-21 - "Союз спасения", "Союз благоденствия", с 1821 - Южное общество (в 1825 в него влилось Общество соединенных славян) и Северное общество. Планировали произвести в 1826 военный переворот силами армии. Программа: отмена крепостного права, установление унитарной республики ("Русская правда" П. И. Пестеля, Южное общество) или конституционной монархии с федеративным устройством ("Конституция" Н. М. Муравьева, Северное общество). С усилением республиканского крыла в Северном обществе (1823-24) намечалась выработка общей программы и единого плана действий. Междуцарствие после смерти императора Александра I вызвало преждевременные вооруженные выступления: восстание 14 декабря 1825 на Сенатской пл. в Санкт-Петербурге и восстание Черниговского полка на Украине (29 декабря 1825 - 3 января 1826). После разгрома движения к следствию привлечены 579 человек. 121 человек предан суду, по приговору которого 13 июля 1826 в Санкт-Петербурге повешены П. И. Пестель, С. И. Муравьев-Апостол, К. Ф. Рылеев, М. П. Бестужев-Рюмин и П. Г. Каховский, остальные приговорены к каторге, ссылке в солдаты и др. Репрессиям подверглись также св. 3 тыс. солдат и матросов. В 1856 оставшиеся в живых декабристы помилованы. Военная организация "Народной воли", организация офицеров царской армии и флота в 1880-83. Цель: подготовка военного переворота. Руководитель - Центральный военный кружок в Санкт-Петербурге (А. П. Штромберг, Н. Е. Суханов), кружки в 20 городах (ок. 400 человек). Разгромлена полицией, лидеры осуждены по "процессу 14-ти". АВГУСТОВСКИЙ ПУТЧ 19 - 21 авг. 1991 С точки зрения правящего режима - это попытка антиконституционного (!?) переворота, осуществлявшаяся консервативным крылом руководства СССР и КПСС. Был направлен на восстановление в полном объеме власти партийно-государственной номенклатуры. Мятеж возглавил Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП) в составе О. Д. Бакланова, В. А. Крючкова, В. С. Павлова, Б. К. Пуго, В. А. Стародубцева, А. И. Тизякова и Г. И. Янаева. Для придания своим действиям видимости легитимности путчисты заявили, что президент СССР М. С. Горбачев не может исполнять свои обязанности по состоянию здоровья. Его функции были возложены на вице-президента Янаева. В Москву были введены войска, а Горбачев блокирован на даче в Крыму. Запрещались деятельность оппозиционных КПСС общественных объединений и выпуск демократической прессы, восстанавливалась цензура. Сопротивление мятежу оказало руководство Российской Федерации во главе с президентом РСФСР Б. Н. Ельциным, опиравшееся на поддержку россиян, прежде всего населения Москвы. В столкновениях с войсками погибло 3 человека. Путч окончился провалом. Его результатами явились падение коммунистического режима и ускорение распада СССР. В 1994 арестованные по делу ГКЧП были амнистированы Государственной думой Российской Федерации. На самом деле, действия ГКЧП и руководства РФ во главе с Ельциным в 1991 году, а также их последствия до сих пор оцениваются неоднозначно. Более того, события 1993 года по аналогии не могут не расцениваться как вооруженный мятеж против конституционно установленной власти народа. Именно в силу имеющих место противоположных оценок событий действия Ельцина и его команды имеет смысл рассматривать именно как антиправительственный путч по отношению к легитимной власти и конституционный переворот. В Интернете, и в бумажной прессе не раз высказывалось предположение, подкрепленное серьезными аргументами, о том, что покойный генерал Л. Рохлин - лидер 'Движения в поддержку армии' - в 1998 году готовил военный переворот с целью смещения Ельцина и его команды и оставалось лишь отдать приказ о выступлении. По данным газеты 'Комсомольская правда', Таманская и Кантемировская дивизия были готовы блокировать столицу, войска Московского военного округа поддерживали мятежного генерала, Рохлин даже вел переговоры с Куликовым - тогдашним главой МВД о том, чтобы милиция столицы не противодействовала восставшим военным. Рохлин активно зондировал настроения и выяснял намерения действующего генералитета Минобороны и Генерального штаба. Убийство Л. Рохлина странным образом положило конец деятельности мятежного депутата. Очевидно, что по российской традиции военному перевороту Рохлина (если он действительно готовился) помешала извечная неорганизованность и нерешительность заговорщиков. Таким образом, несколько попыток 'переворотов', предпринятых властью в современной России с участием военных, отличались крайней непродуманностью и невнятностью действий. 'Путчисты' во всех случаях вели себя крайне нерешительно, будто не рассчитывая на успех, и просто позволяли противнику себя победить. Более того, военные перевороты в России всегда маскировались более или менее легитимным участием властной верхушки и естественно не встречали массовой поддержки со стороны тех слоев населения, интересы которых якобы пытались отстаивать мнимые заговорщики. Своего рода это проявление своеобразной военной культуры и понимания населением России роли и значения армии в обществе. Иностранный опыт переворотов в новое время. Если рассматривать как например Латинскую Америку, то только за последние 150 лет было совершено около 550 удачных военных переворотов. Число неудавшихся путчей не поддается учету. Ограничимся классическим примером - путчем генерала Аугусто Пиночета. Начнем с того, что переворот готовился заранее, в частности оперативный план захвата столицы был разработан офицерами чилийского генштаба за 6 месяцев до мятежа. В час 'Х' события начали развертываться строго по плану. В 8 часов 30 минут 11 сентября 1973 года военная хунта обратилась по радио к чилийскому народу. Суть обращения состояла в том, что президент Альенде и его приближенные готовят в стране марксистский переворот и в этих условиях 'чилийские вооруженные силы и корпус карабинеров' для 'спасения Родины' берут власть в свои руки. Военные приказывали прекратить передачу информации, направленную против хунты. В противном случае радио- и телестанции обещали 'атаковать с земли и с воздуха'. Рабочим Чили хунта обещала сохранить все социальные блага, которые они приобрели при социалисте Альенде. Жителям Сантьяго было рекомендовано не выходить из дома 'во избежание случайных жертв'. Несмотря на обилие слов и откровенную ложь об опасности марксистского переворот, были названы причины выступления военных, обозначен враг, четко сформулированы задачи. Никаких двусмысленностей и неясностей допущено не было. Благодаря этому население сразу смогло определиться в отношении к хунте и решить вопрос на какую сторону встать. Слова были подкреплены делами. Уже через полтора часа после заявления по радио, в 10 часов начался обстрел Ла Монеды, где находился президент Альенде. В 11 часов Альенде было предложено сдаться, он отказался и начался штурм. В 12 часов президентский дворец был атакован ракетами с воздуха. В 15 часов дворец был занят войсками, все его защитники - около 40 человек, включая президента Альенде, были убиты (впрочем, на следующий день СМИ сообщили, что Альенде 'покончил с собой'). Свое обещание относительно репрессий к нелояльным журналистам хунта выполнила в точности и в тот же день. В радиостанции, которые осмеливались передавать последнее обращение к нации президента Альенде, либо врывались военные и расстреливали всех на месте без предупреждения (включая ни в чем не виновный техперсонал и случайных посетителей), либо их атаковали самолеты ВВС Чили. Так радиостанция 'Порталес' была уничтожена ударом с воздуха немедленно после того как она передала в эфир обращение Альенде. А радиостанция 'Магальянес', сделавшая то же самое была захвачена военным патрулем и все 50 человек, которые там находились, были расстреляны на месте без суда и следствия. Жесточайшие меры дали ожидаемые плоды - уже через день все основные, влиятельные СМИ находились под контролем хунты, деморализованные и запуганные журналисты передавали в эфир хвалебную информацию о хунте. Более того, сопротивление политических противников удалось подавить тоже в считанные дни. Коммунисты были сильны среди фабричных рабочих, путчисты врывались на фабрики и просто расстреливали всех активистов. Оппозиционные политики, не успевшие бежать за границу, были арестованы, многие были расстреляны, другие 'пропали без вести' (то есть были замучены насмерть военными и места их захоронений скрываются). Только за первые недели после переворота военными было убито около 20 тысяч человек - в основном журналистов, профсоюзных деятелей, активистов левых партий, множество просто случайных людей. Есть данные, что путчисты действовали по принципу 'бей своих, чтобы чужие боялись' убивали даже 'правых журналистов', которые искренне были сторонниками Пиночета. Все, что случилось в Чили 'совершенно ужасно и не может быть оправдано с моральной точки зрения'. Тем не менее, оценивая 'технологию путча', можно признать, что перед нами настоящий военный переворот, имевший значение коренного изменения политики. Его участники всерьез, любой ценой хотели взять власть, не пытались играть в восстание и морализировать. Они не страшась никаких жертв, стремились к власти методично и планомерно, в полном согласии с принципом идеолога реальной политики Макиавелли, 'если начал действовать - действуй до конца, для политика лучше ошибиться или прослыть жестоким, чем проявить робость и нерешительность'. Какой разительный контраст с теми худосочными, беспомощными и слишком гуманными попытками военного мятежа, которые показывает современная Россия! Представим себе, что бы было, если генерал Пиночет 11 сентября 1973 года действовал бы в российских традициях. Плана переворота не было бы и в помине. Вместо него присутствовало бы бестольковое толковище о котором непременно была бы осведомлена власть. Переворот начался бы случайно и даже неожиданно для многих второстепенных его участников. Утром Пиночет выступил бы по радио с обращением к народу. Там говорилось бы, что президент Сальвадор Альенде не может выполнять обязанности руководителя государства по состоянию здоровья и впредь до его выздоровления, и власть в силу обстоятельств переходит к некому комитету спасения отечества. Дальше следовали бы обтекаемые словеса из бюрократического жаргона, из чего можно было бы заключить следующее. Во-первых, страна находится в глубоком кризисе и в опасности даже ее обороноспособность, но без указания источников опасности и виновников этого кризиса. Во-вторых, что комитет во главе с Пиночетом всемерно поддерживает курс, взятый правительством Альенде и направленный на развитие в Чили институтов социализма. В обращении ничего бы не говорилось ни про то, как должны действовать радиостанции и ТВ, что делать гражданскому населению, не было бы никаких обещаний народу со стороны военных. Народ бы гадал: за кого все же путчисты - за 'левых' или за 'правых' и что случилось с Альенде? Ни радио, ни ТВ никаких разъяснений бы не давали, по ним круглые сутки передавали бы классическую музыку, отменив все передачи. Зато активно работали бы иностранные радиоголоса и их подпевалы в Сантьяго. Они бы обвиняли Пиночета и комитет в подрыве демократии и свободы слова, и их бы никто не глушил. В Сантьяго вошли бы танки и пехота и расположились около правительственных зданий и редакций газет. Личный состав от безделья сутки общается с сердобольными бабульками и ссыт в подъездах. Но никакой активности войска не проявляют, ссылаясь на отсутствие приказов. Журналисты, отчаянно потрусив несколько часов, стали бы строчить статьи против Пиночета, с ухмылкой поглядывая в окно на солдат, которые в знак мирных намерений демонстрируют зевакам пустые магазины автоматов, а те в свою очередь под заклинания 'лишь бы не было войны, украшают танки цветами. Коммунисты, первоначально хотевшие было уйти в подполье или эмигрировать, призвали бы к национальной забастовке. Вокруг здания ЦК Компартии Чили шел бы нескончаемый митинг, на котором Луис Корвалан, взобравшись на танк (экипаж которого ни с того ни сего, заблудившись на улицах столицы 'перешел на сторону народа') заверял бы всех, что Фидель Кастро и великий Советский Союз не бросят в беде чилийский пролетариат... Убедившись, что им ничего не будет, демонстранты запрудили бы улицы Сантьяго, а Пиночет, кусая ногти, и трясущимися руками осушая стаканы с минералкой, не решился бы отдать приказ их разогнать и не придумал бы ничего лучше, как ехать в Ла Монеду, к отключенному от всех средств связи Альенде ... за советом. Тем временем, реальная власть перешла бы уже к Луису Корвалану и ни Пиночет, ни Альенде ничего бы уже не решали. Через несколько дней Альенде 'добровольно' подал бы в отставку, Пиночет оказался бы в тюрьме, откуда он вышел бы целым и невредимым через месяц, а президентом стал бы Корвалан и Чили была бы провозглашена социалистической республикой. Коммунисты шутили бы между собой, что нет ничего лучше маленького путча и если бы не этот раздолбай Пиночет с его бестолковым комитетом, то до сих пор у власти был бы умеренный социалист Альенде с его половинчатой реформаторской программой... Так бы все и было, если бы Пиночет действовал как Рылеев и Муравьев-Апостол, как Корнилов и Крымов, как Язов и Крючков...Но не Ельцын, который несомненно человек действий и ради действий, и сам по себе - 'историческая интрига', заточенная на переворот и радикальные изменения. 5. 'Исторические личности...' и военный переворот. "У него все качества Нельсона, за исключением одного: он не научился нарушать приказы". Шарль де Голль Заговоршики эпохи дворцовых переворотов - Декабристы - 'страшно далеки они были от народа'. Страх не советчик, ужас - не мировоззрение. Ганс Секст Разговоры о военном перевороте периодически инициируются и усиленно муссируются в прессе, даже в таких демократически развитых странах как США и Израиль. Современная Россия - не исключение. Военный переворот в России не может рассматриваться как традиционное или типичное политическое явление 'при решительном участии армии'. Для России военный переворот скорее аномалия, явление ограниченное локальным и даже стихийным участием армии в действиях мнимых заговорщиков или в провокациях, устроенных самой властью. В связи с этим успешный военный переворот, точнее военный путч поддержанный мятежом в войсках, может рассматриваться как гипотетически возможное, но в принципе невероятное для действующей власти событие. Такого рода соображения исходят не только из исторических традиций, но и основываются на действии ряда объективных и субъективных факторов. Во-первых, нет сомнения в том, что в России создана пусть даже видимость стабильности в социально-экономической сфере и некоторого улучшения ситуации в армии. В связи с этим 'лежащими на дне и дышащими через соломинку' ситуация оценивается примитивно-обывательски: главная опасность это попытка что либо изменить, а заботы о безопасности сводятся к простому - 'как бы не забулькали'. Население в 'лучших русских традициях' - рефлексирует: 'лишь бы не было войны', а всякие патриотические порывы нивелируются извращенными до предела и простыми фразами: 'патриотизм - последнее прибежище негодяев' и 'моя хата с краю'. Поэтому радикальные действия не могут оцениваться иначе как экстремизм негодяев страшно далеких от народа. Таким образом, никакие экзотические действия 'не имеющего авторитета генералитета и униженной армии' (какие либо действия по образцу 'латиноамериканских горилл' здесь вовсе не рассматриваются), не будут поддержаны населением из соображений собственной безопасности. Во-вторых, в России действует хорошо известное правило - 'власть удерживает тот, кто что-либо делает для улучшения жизни народа'. Зная это, вороватая власть пытается и успешно создаёт видимость дел. Тем более, что сегодня для 'умножения бесконечно малого - много не нужно'. Достаточно много обещать, представлять желаемое за действительное и создавать видимость благополучия или невероятных усилий по 'достижению света и конца туннеля'. Тем более, что в этом политическом тупике полностью отсутствует ответственность перед 'лежащими на дне с соломинкой обывателями'. Да собственно о какой ответственности перед исчерпавшим лимит на революции и уставшим народом может идти речь? И в самом деле, после 1993 года для населения страх бытия - главный советчик, а ужас выживания - идеология и мировоззрение. В-третьих, рассматривая генералитет в качестве возможного субъекта переворота или военного мятежа, можно отметить следующее. Можно ли предположить, что найдется российский генерал, который отдаст приказ, прямо ведущий к мятежу против власти? Это представляется невероятным, а если и случиться, то самый разумный с точки зрения исполнения приказ будет поставлен под сомнение второстепенными участниками мятежа и не приведет ни к каким реальным результатам. Не стоит ожидать решительных действий от генералитета, волей судьбы или по велению власти перекочевавшего в структуры той же власти в регионах. 'Невероятно' - потому, что сегодня полностью отсутствуют действующие генералы, понимающие политику, как 'реализацию на деле государственных интересов', и полно рефлексирующих офицеров, а вооруженные силы по указанию власти 'живут как бы вне этой политики'. Собственно армия - плоть от плоти народная и по большей части православная. Тогда с какой стати личный состав Вооруженных сил должен в своем служении Отечеству выпрыгивать из штанов и быть святее 'народа богоносца', призванного в этом мире страдать и безропотно терпеть? Если углубиться в субъективные факторы на уровне личности и ее роли в истории, то нет никаких оснований говорить о том, что в офицерской среде, тем более в среде высшего офицерского состава появится способный на решительные действия генерал. Не только в силу неспособности прикормленных властью генералов по-генеральски оценить политическую ситуацию, но и потому, что отсутствует настоящая военная корпоративность, способная идеологически и организационно обеспечить заговор. В новейшей истории России нет ни одного примера дееспособной генеральской корпорации. Любая попытка организации 'военной оппозиции' и проявления 'военного бонопартизма' успешно контролируется властью. Интриги, элементарный подкуп, организационные изменения - сегодня представляются вполне достаточными мерами для нейтрализации любой попытки генеральского мятежа. При наличии 'определенных претензий к власти' и не самых лучших мнений о ней в деполитизированной офицерской среде, отсутствует базовая идеологическая основа 'для политического смущения душ', а следовательно отсутствуют какие либо основы для военного мятежа в армии. Лозунг 1995 и 2000 года 'Сегодня - Грозный, завтра - Москва', фикция. В-третьих, В отсутствии массовой поддержки народа деполитизированная армия с униженными офицерами никогда не пойдет против легитимной власти. Более того, будет искать поддержки именно у власти. Это подтверждено массой примеров новейшей истории (1991 и 1993 год в особенности). Хотя бы и по тому, что российская армия - инструмент государственной политики (сегодня и внутренней), а вся ее жизнедеятельность традиционно подчинена приказам начальников и уставам. В худшем виде из мятежа может получится то же, что имели декабристы во времена вполне легитимной монархии в 1825 году, так называемые 'путчисты' стоявшие на страже законов СССР в 1991 и сторонники не менее легитимной Советской власти в 1993 году, - отсутствие плана и стихийность действий, нерешительность и как максимум показательный расстрел из танковых пушек. Кстати, расстрел силами той же 'народной армии', под управлением 'деполитизированных и законопослушных генералов', не имеющих офицерской чести, человеческого достоинства и политической совести. В чем же дело? Перевороты задумывают - мудрецы, осуществляют - фанатики, а их плодами пользуются - негодяи. Почему в России перевороты кончаются так бесславно, а в Латинской Америке один удачный переворот следует за другим? Думаем, все дело в отношении общества к армии и вообще к войне и к военным. История России изобилует войнами, но в большинстве своем - это войны, в которых русские защищались от агрессивных соседей, напавших первыми - от немцев, французов и т.д. Естественно, Россия вела и наступательные войны (в основном - на восточном направлении), но гораздо реже и гораздо более гуманными средствами, чем народы Запада. Русские принимали в свою семью народов вновь завоеванных инородцев как желанных братьев и если и подвергали их тяготам, то лишь тем, что несли и сами. И, наконец, самое главное - завоевательные войны русских - скажем, кавказская война 19 века - не отразились в памяти народной как важное и славное событие, которым можно гордиться (в отличие от французов, которые гордятся кампаниями Наполеона). Неудивительно, что при таком восприятии войны русские поговорки не слишком-то жалуют и военных и уж во всяком случае, не видят в них 'соль нации'. Армия в России всегда была сильна опорой на государство, а не на народ, если эта армия выступает против политического руководства государства, как в случае с военным переворотом, она окажется без почвы под ногами. Трудно ожидать от таких заговорщиков решительности, если от народа поддержки они не ждут и даже сомневаются в поддержке низших чинов армии - того же народа в шинелях. Вероятность победы такого переворота практически равна нулю. При всей 'неадекватности оценок' в ожидании сильной руки, трудно представить, что 'Пиночет и сухопутные войска' в Москве могли бы действовать так же бездарно как наши болтливые военные в 1991 году. Но так же невероятно вообразить, что в России появится поддержанная организованными и решительными действиями войск военная оппозиция подобная чилийским путчистам. Может быть, мы еще увидим 'нового Руцкого' с чемоданами и перевертыша с повадками Азефа - десантного генерала Лебедя. Но нет никаких оснований рассчитывать на появление и поддержку народными массами неформального лидера, способного на жестокие и решительные действия. Впрочем, все страшилки о военном и государственном перевороте пустые шизофренические разговоры ни о чем. Времена бонопартов прошли, их внуки давно выродились в жвачных животных живущих инстинктами. Народная рефлексия (как бы чего не вышло!) превратилась в преобладающую черту национального характера, а личности фанфаронов генералов измельчали настолько, что ничего кроме 'эволюционно-легитимного бездействия' от них ожидать не следует. Власть может без страха традиционно шаркать в чужих дворцах на дипломатических приемах, предавать интересы народа и менять стратегические ресурсы страны на стекляшки западных ценностей. Если военный переворот не произошел в 90-х, когда армию не просто смешивали с грязью в СМИ, душили недофинансированием и кадровым хаосом, прямо предавали во время чеченских кампаний, то вряд ли он произойдет сейчас, в относительно стабильных условиях выживания. Думаю, что если бы и произошло невероятное, то попытка военного переворота не имела бы никакого успеха и закончилась бы полным поражением. И не только в силу исторически бесперспективной борьбы с властью в форсможорных обстоятельствах строительства ужасного будущего, но и в силу сложившихся традиции проведения подобных акций в России. *** Когда офицеры снимают погоны, а обыватель начинает рядиться в военную форму, следует ожидать революции. Еще несколько слов о возможности военного переворота ... Но этот мятеж - сродни забастовке по-итальянски и только в форсможорных обстоятельствах. Пожалуй, только униженное состояние офицеров является реальной опасностью для власти. Именно униженные и оплеванные обществом офицеры в гарнизонах способны на такой особого рода мятеж. Загнанные в угол знатоками военного дела кучеренами и сванидзе, толпой прокуроров, проверяющих из общественной палаты и правозащитников офицеры в гарнизонах, на которых только и держатся остатки порядка в войсках, возненавидят форму и погоны, окончательно потеряют ответственность и перестанут выполнять элементарные обязанности. Все начнется с бунта голодных солдат под предводительством неформальных по большей части уголовных авторитетов и 'дедов'. В отсутствии офицеров, эпидемия беспорядков по типу броненосца 'Потемкина' охватит сотни дезорганизованных частей. Попытка навести порядок силами МВД приведет к прямому вооруженному столкновению и многочисленным жертвам. Вот это и будет мятеж-война с возмущением душ, которая приведет к настоящей девальвации власти и переоценке ценностей, в настоящем предложенных обществу болтунами от демократии. Помни мятеж-войну...
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) Э.Холгер "Чудовище в академии, или Суженый из пророчества"(Любовное фэнтези) В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) В.С.Г. "Патол. Акт первый: Тень."(Уся (Wuxia)) О.Мансурова "Нулевое сопротивление"(Антиутопия) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"