Зикевская Елена: другие произведения.

Право Инквизитора

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В чём отличие обычного мстителя от наделённого правом Инквизитора? Что случается с теми, кто заглядывает под покров тайны, предназначающейся не для них? И если уж ты докопался до истины, хватит ли тебе сил вступить на путь Сиддхи, став карающим мечом Справедливости?
    Идея подарена автору одним старым знакомым.

0.

Осенними вечерами на набережной почти всегда безлюдно. Облачённое в строгий чёрно-серый гранит, городское побережье даже днём производило мрачное впечатление, став, вопреки ожиданиям мэрии, вместо любимого места отдыха горожан, одним из самых непопулярных районов города. Безжалостный промозглый ветер непрерывно дул с реки, и никакая одежда не спасала от этого холода. Но три раза в году даже здесь появлялись гуляющие и веселящиеся люди: День основания города, Рождество и Новый год - и Хэллоуин.
Сегодня именно такая ночь.
Хэллоуин! Праздник демонов и духов, торжество нечистой силы, к которому спешат присоединиться все верующие. И никакой холод не может отменить этого веселого времени, и даже ветер не в состоянии прогнать с гранитных плит гуляющих горожан. Кого только нет на набережной, под жёлтыми фонарями! Черти и ведьмы, скелеты и вампиры, персонажи фильмов ужасов и злые герои комиксов - все, кому человеческая мысль приписала такой пугающий и манящий таинственной тёмной силой ярлык "зло". Единственная ночь в году, когда добропорядочный, глубоко и искренне верующий обыватель может совершенно безнаказанно для собственной души и будущей райской жизни побыть на стороне Князя тьмы.
Время стремительно приближалось к полуночи, но небольшие стайки крепко подвыпившей для веселья молодёжи мелькали на набережной, громко распевая песни и разбивая бутылки о парапет.
Очередная ряженая и подогретая алкоголем компания, незадолго до самого зловещего ночного часа угнездившаяся на парапете, недалеко от скульптурного ограждения моста, не обратила внимания на фигуру мужчины, стоявшего на краю тёмной арки. Да и какое дело молодым до одиноких ночных скитальцев? Мужчина стоял неподвижно, слегка опираясь на узорчатые перила моста, и созерцал чёрную гладь реки. С виду ему было около сорока лет, никакого соответствующего празднику костюма, нет даже маски, а классическое кромби, под которое тщетно пытался попасть неугомонный ветер, не привлекало к себе внимания. Взгляды прохожих скользили по одинокому человеку. Люди морщились от вдруг возникающего непонятного чувства смутной тревоги, словно им заглянули в самые потаенные уголки души, поспешно отводили глаза, обходили незнакомца - и забывали о нём. И меньше всего их интересовало, почему мужчина вдруг перестал смотреть на воду, а обратил внимание на хохочущую под фонарём стайку подростков. Один из компании, обряженный в костюм Сатаны, вдруг передёрнул плечами и оглянулся. Взгляды мужчины и подростка встретились, губы взрослого почти беззвучно шевельнулись, ряженый вздрогнул, а незнакомец отвернулся, неторопливо спустился с моста и пошёл прочь, в глубину улиц, не обращая внимания на возникшие за спиной встревоженные крики, а потом и истерический женский визг.
  

1.

Голова болела нещадно, таблетки помогали плохо. Фреодерик Мария Антоний Декстер, предпочитающий называться просто Декстером, сдавил пальцами руль любимого старенького автомобиля "Ситри", зажмурил глаза и сдавленно застонал. Слегка запотевшее зеркало салона хладнокровно отражало страдающего похмельем коренастого мужчину средних лет, с короткой стрижкой, квадратной челюстью и крупными чертами лица. Углубившиеся, после обильного праздничного возлияния, морщины и появившиеся мешки под глазами только добавляли детективу возраст. Сейчас он как никогда соответствовал своему старинному прозвищу 'Бульдог', хотя сослуживцы наградили им Декстера не столько за внешность, сколько за хватку, упрямство и практически собачий нюх на преступников. Впрочем, умение доводить любое запутанное дело до конца сейчас не спасало детектива от похмелья.
Праздник он отмечал, видите ли. То, что возраст уже зашкалил за отметку "сорок' и время, когда можно глотать любую дрянь без особых последствий, стало историей, - про это он, так получилось, совсем забыл. А ведь как хорошо вчера всё начиналось... Сначала небольшая вечеринка на работе, потом продолжили отмечать Хэллоуин, а заодно и начавшийся отпуск Варда - уже в пивном погребке, потом заглянули в ирландский бар... Всё же зря он вчера так надрался. Вард теперь отсыпается, наслаждаясь заслуженным отпуском, а он...
...Декстер мотнул головой, прогоняя воспоминания, от которых боль только усилилась, вытряхнул из кармана новую пачку таблеток, проглотил одну, запивая минеральной водой. На этот раз реклама не обманула, голова и в самом деле стала болеть меньше. Да и шут бы с ним, со здоровьем. Мог бы вполне сидеть сейчас в конторе, потягивая какой-нибудь коктейль и прижимая ко лбу кусочек льда, тихо жалуясь самому себе на "магнитные бури".
Многолетняя практика доказывала, что клиенты пойдут спустя день после праздника: у кого украли кошелек, кого-то обчистили домушники, кто-то потерял любимую жену... Но в этот раз всё вышло иначе. Ну вот объясните кто-нибудь, какое этому Элигору дело до этих дурацких, непонятных смертей? Других дел у него нет, что ли?
Мысленно Декстер в который раз прокрутил в голове странный утренний визит.
Часов в десять утра в контору "Декстер и Вард. Детективное агентство" вошёл мужчина, лет тридцати-тридцати пяти, приятной внешности, в чёрном тренче и с белым шарфом, живописно обёрнутым вокруг шеи. Выглядел он при этом весьма элегантно, производя впечатление человека, привыкшего отдавать распоряжения. Судя по свежему виду, гость вчера не напивался, как некоторые... А ещё детектив вдруг понял, что не может определить род занятий визитёра: гость мог быть как заезжим бизнесменом, так и представителем творческой профессии, что обещало дело не простое, а весьма щекотливое. Он по опыту знал, что такого рода клиенты ещё достаточно эмоциональны и импульсивны, чтобы подозревать своих жён в готовности лечь с первым подвернувшимся мачо, но уже достаточно состоятельны, чтобы проверять подозрения не лично, а с помощью профессионалов.
Посетитель тем временем, игнорируя Мари Энн, новенькую секретаршу, неумело старавшуюся остановить раннего визитёра, прошёл прямо к кабинету Декстера и без стука открыл дверь. Войдя, гость молча достал из кармана плаща внушительную пачку купюр и довольно небрежно бросил её на стол. Детектив хотел было осадить хамоватого гостя, но вид денег, сразу напомнивший о многочисленных кредитах, сделал его более дружелюбным, и он решил не обращать внимания на мелочи.
- Слушаю вас. - Произнёс деловым тоном хозяин кабинета и директор агентства в одном лице.
- Отлично, детектив. - Голос у гостя оказался под стать поведению: холодный и высокомерный. И ни малейшего акцента: местный? - Просто великолепно. Вижу, я не ошибся в выборе конторы.
- Не ошиблись. - Подтвердил Декстер. - Чем могу служить, господин...
- Элигор. Лэнг Элигор. - Визитёр без всяких приглашений уселся в кресло для посетителей.
- Чем могу служить, господин Элигор? - Детектив прищурился, но стерпел и эту выходку. Пачка купюр на столе пока покрывала хамоватость возможного клиента, а дать наглецу от ворот поворот он всегда успеет. 'Бульдог' никогда не стеснялся резких высказываний, за что был особо не любим начальством.
- Вы, конечно, уже слышали про убийство Рэлсы Кадогена? - Поинтересовался гость, вольготно вытянув ноги и расположившись в кресле, как у себя дома.
- Убийство? - Декстер с лёгким недоумением смотрел на визитёра: неужели кто-то из бывших сослуживцев решил его разыграть, подослав этого типа? В своё время 'Бульдог' был притчей во языцех, распутывая сложные дела и находя преступников, даже если те скрывались в других городах. Коллеги же считали своим долгом периодически подшучивать над матёрой ищейкой, то пряча его вещи, а то и подсылая уличных актеров с рассказами о 'преступлениях'. Декстер же, к удовольствию зрителей, очень быстро выводил ловкачей на чистую воду, даже не используя свой 'нюх' - способность 'чувствовать преступника', как он сам это называл. Но то, что сейчас говорил посетитель, звучало крайне глупо даже для розыгрыша.
- Какое убийство? Это несчастный случай, сегодня в утренних новостях передавали. Мальчишка просто перепил...
- Несчастный случай... - жёстко усмехнулся посетитель, ничуть не смутившись под тяжёлым взглядом детектива и потирая гладко выбритый подбородок. - Знаете, какое заключение дали судмедэксперты?
- Понятия не имею. - Декстер откинулся на спинку стула. - Я не занимаюсь несчастными случаями.
- Хм... кажется, у вас напрочь отсутствует любопытство, - недовольно поморщился гость. - Так вот, у мальчишки разорвалось сердце. В прямом смысле. Хрясь - и всё. - Для большей наглядности Элигор подхватил со стола оставшееся после вчерашней вечеринки яблоко и с хрустом разломил его пополам. Декстер вздрогнул, вытирая щёку от попавшего на неё сока. Гость же небрежно бросил половинки яблока на стол, отряхнул руки и слегка усмехнулся, довольный произведённым впечатлением.
- Не совсем так, конечно, но общий принцип ясен. Так похоже это на отравление алкоголем?
- Не очень. - Детектив уже пришёл в себя и нахмурился: поведение этого Элигора ему определенно не нравилось, а голова после вчерашнего ощутимо потрескивала, не способствуя шуткам и поднятию настроения. От желания выставить хама за дверь удерживало только одно - пачка пока ещё не оплаченных счётов на одной из полок в сейфе. - Но и на убийство тоже не тянет.
- Конечно. - Элигор, однако, ничуть не смутился. - Не тянет. Как и во всех остальных случаях. Во всех десяти случаях.
- Десяти? - Детектив недоуменно посмотрел на визитёра, чувствуя, что ещё немного - и этот плохой фарс не перевесит даже пачка денег на столе. - Каких десяти?
Клиент поджал губы.
- Я думал, вы лучше знаете полицейскую хронику своего города, детектив.
- Я её знаю. - Ничто так не заводило Декстера, как намёк на его профнепригодность. - Если вы имеете в виду смерти...
- Да, - Элигор удовлетворенно кивнул. - Именно их я и имею в виду.
Детектив откинулся на спинку своего кресла и ненадолго задумался. Кем бы ни был этот Элигор, он явно владел информацией, которая совсем не предназначена для простых обывателей. В груди появилось знакомое волнение, более всего напоминающее азарт. Его 'нюх', ещё ни разу не подводивший за все годы работы, давал знать, что след взят. И, как бы бредово ни выглядело заявление гостя, посетитель не разыгрывал 'Бульдога'. Декстер снова посмотрел на невозмутимого Элигора, с лёгким прищуром разглядываюшего висевшие на стенах дипломы и награды, которые хозяин кабинета сумел получить за всю свою жизнь.
- Ну хорошо, допустим, это убийства. Но разве это возможно - убивать вот так?
- Очевидно, возможно. - Элигор оторвался от изучения регалий и, вновь обратив внимание на детектива, слегка пожал плечами. - Так или иначе, выяснить это предстоит вам. Аванс на вашем столе.
- Аванс? - На глаз содержимое пачки превышало обычный гонорар раза эдак в полтора, если не в два.
- Аванс. - Подтвердил клиент. - Видите ли, детектив... Я, в некотором роде, очень заинтересован в установлении истинного виновника этих убийств.
- Очень? - у Декстера мелькнуло подозрение, но его чутьё отмело эту версию едва ли не раньше, чем Элигор расхохотался.
- Думаете, я - маньяк, азарта ради заказавший розыск самого себя? Полно, господин Декстер, у меня хватает дел куда более важных, нежели заниматься такими детскими играми.
- Тогда зачем? - Декстер посмотрел Элигору в глаза, надеясь смутить странного клиента, но тот и не думал теряться.
- У вас принято соблюдать тайну клиента, детектив? Впрочем, я ведь могу обратиться в другое агентство, если мои условия вас не устраивают. Устраивают? Вот и отлично. Приступайте, а я буду наведываться время от времени и справляться о том, как у вас идут дела.
Таким образом, в родном офисе отойти от похмелья не получилось, и Декстер сидел в своей машине, массируя виски и тихо проклиная Варда, так вовремя взявшего отпуск: молодость давно прошла, и самому мотаться по городу, собирая информацию, тяжеловато.
Расследование же не клеилось. Да и как оно могло клеиться, если все - все до единой! - жертвы умирали без каких-либо признаков насилия! Как и говорил этот Элигор - разрыв сердца. В буквальном смысле.
Декстер в очередной раз пролистал лежащую у него на коленях папку со сведениями о каждом из умерших за последний год.
Адриан Бенеш, Мэрион Лу, Роберт Эрисмалль, Крауфорд Лонг, Рэлса Кадоген и другие. Преимущественно - обычные подростки, из нормальных семей. Трое из списка имели проблемы с законом, но мелочь - вроде перехода улицы в неположенном месте, остальные и вовсе были чисты. Проблем со здоровьем и сердцем не имел никто. Между собой знакомы не были. Кадоген и Эрисмалль, правда, в школе учились на параллельных потоках, но никогда активно не общались. Единственное, что ещё объединяло жертвы, - все смерти произошли в публичных местах.
Предположим, что все подростки действительно стали жертвами неизвестного убийцы или убийц. Оставим пока в стороне вопрос о способе убийства: детектив, при всём своём опыте работы, плохо представлял, как можно вызвать у жертвы разрыв сердца. Но даже в этом случае оставался вопрос, ответа на который Декстер никак не мог себе представить: зачем кому-то нужна смерть всех этих людей? Друг с другом они никак не связаны. Так что же могло объединять их в глазах неизвестного монстра?
Или это маньяк, выбирающий свои жертвы без всякого принципа?
Очень похоже, что да.
Декстер помассировал висок, пытаясь отогнать вновь нахлынувшую волну боли, снова проглотил таблетку. Нет, глупо. Маньяку надо видеть страдания жертвы, для этого он и совершает убийство. Допустим, что каким-то образом убийца сумел заставить всех этих людей принять некое вещество, провоцирующее остановку сердца, но как он сможет постоянно находиться рядом с жертвой, дожидаясь её смерти? Да и сама по себе смерть очень быстрая, навряд ли жертвы и понять успевали, что умирают...
Детектив снова перелистал папку, задержал взгляд на распечатке фотографии Рэлсы, которую один из подростков сделал за пару минут до смерти мальчишки. Фотография с телефона: смеющийся Рэлса в костюме Сатаны, а за его спиной, на мосту, виднеется тёмный силуэт человека, судя по всему мужчины, смотрящего Кадогену в затылок.
Декстер приблизил снимок едва ли не к самому носу, старясь рассмотреть незнакомца. Внутреннее чутьё будоражило детектива, указывая, что он на верном пути. Эх, ну что ему стоило вчера прогуляться по набережной! Глядишь, и не гадал бы сейчас... Но если это тот, кого он ищет, - где орудие убийства? В чём его мотив? Почему Рэлса? Может, это месть? Элифас и Йоланда Кадогены, родители мальчишки, считались одними из самых состоятельных и уважаемых людей в городе. Им принадлежала обширная сеть кафе и несколько автозаправок. Может, они чем-то не угодили этому типу?
Ну да, а заодно ещё десяток посторонних людей, не имевших к этому делу никакого отношения. И этот тип убил Рэлсу, даже не приближаясь к нему! Это даже не мистика, это ерунда какая-то! Прямо дешёвый ужастик, из тех, обожает Вард. К тому же Кадоген на данный момент является последней жертвой этого Мстителя - ну всё, закрепилось рабочее название. А поскольку Рэлса был последним, к чему мстителю - если это действительно мститель, - убивать перед тем ещё кучу людей, никогда в жизни даже не видевших Кадогена?
Уф-ф... Головоломка какая-то.
Но 'Бульдог' не привык отступать и не собирался терять след.
Он чувствовал: между убийцей и его жертвами есть какая-то связь.

2.

Элигор появился в конторе спустя три дня и сразу же потребовал отчёт о проделанной работе. Обычно Декстер не отчитывался до окончания расследования, но Элигор не был обычным клиентом - он был щедрым клиентом, и в итоге детектив решил поступиться своими принципами.
- Я почти уверен: все эти смерти - дело рук одного и того же человека. Вряд ли он испытывал чувство мести сразу к стольким разным людям. Скорее всего, это серийный убийца или кто-то в этом роде. А выбор жертв - случаен. Но каким образом он убивает их? Следов насилия нет ни в одном из случаев! - Этот вопрос не давал Декстеру покоя, но Элигор будто его и не слышал.
- Этот мужчина, который был на мосту... Что вы о нём думаете?
Детектив пожал плечами, решив для себя просто игнорировать манеры клиента, как бы хамски тот себя ни вёл.
- Было темно, фотография плохая, рассмотреть его почти нельзя, а описания его внешности у меня нет. Хотя я тоже думал об этом. Но если это он, то как ему удалось убить мальчишку? Все свидетели в один голос утверждают, что никто посторонний к ним не подходил, они разговаривали, а потом Рэлса резко побледнел, упал - и всё.
- Это точно всё? - Элигор хмуро смотрел в глаза детективу. И под этим взглядом Декстеру становилось как-то не уютно.
- Точно. - Детектив буркнул почти себе под нос. Но Элигора это не остановило.
- И мальчишка ни с кем, кроме них, не разговаривал и никому в глаза не смотрел?
Декстер изумленно вскинул брови, признаваясь сам себе, что или он становится староват и потому плохо понимает своих клиентов, или этот тип немного не в себе, если не слышал, о чём ему только что говорили. Однако Элигор ждал ответа.
- Нет, я же вам сказал. Они стояли, разговаривали, потом Рэлса оглянулся, потом побледнел и упал.
- Оглянулся... - Элигор с совершенно удовлетворенным видом неторопливо опустился в кресло. - Вот оно...
- Что оно? - Декстер всерьёз стал опасаться за умственное и душевное здоровье своего клиента. - Вы о чём?
Странный клиент, довольный, как кот, безнаказанно наевшийся сметаны из хозяйской тарелки, уже привычно проигнорировал вопрос детектива. Зато в очередной раз задал свой.
- Декстер, вы когда-нибудь слышали об Инквизиторах?
Детектив в полном недоумении уставился на собеседника. Подозрения, что он всё-таки имеет дело с сумасшедшим, становились всё крепче. С самого начала своей карьеры он слышал, что с больными людьми надо соглашаться, какую бы чушь они ни несли, и потому кивнул, решив про себя разузнать про своего клиента побольше. На всякий случай.
- Да, читал что-то такое, в школе ещё. Святая Инквизиция, Джордано Бруно...
- Не то! - Элигор весело хохотнул. - Торквемада, конечно, был не самой гуманной личностью, но на наш случай у него неоспоримое алиби.
- Торквемада? Кто это? - Декстер в очередной раз признался сам себе, что был полным идиотом, когда позарился на гонорар и согласился связаться с таким ненормальным клиентом.
Элигор же довольно скалился в улыбке.
- Знаменитый инквизитор, хотя он не имел отношения к тем, о ком я говорю. Впрочем, чтобы было понятней, я очень рекомендую вам, детектив, посетить городскую библиотеку. - Клиент вынул из кармана небольшой, сложенный вдвое листок бумаги и бросил его на стол. - Вот вам список, пошарьте немного в книгах... И в архивах криминальной полиции заодно, если сумеете. А мне, пожалуй, пора.
Когда странный клиент скрылся за дверью, Декстер взял со стола листок и какое-то время крутил его в руках, раздумывая, мог ли Элигор, будучи душевнобольным, незаметно похитить крупную сумму денег. Не припомнив за последние несколько лет ни громких краж, ни побегов из лечебницы, детектив со вздохом развернул список.
Первое же название повергло в недоумение. Это не было учебником по криминалистике или архивным документом, это даже не было каким-то историческим материалом, чего Декстер в какой-то мере ожидал после разговора об инквизиции.
Автором книги значился некий А. Филлипс, и называлась она "Terra Mortuis".
Далее следовали "Coultes des drauges" Кристиана Мэллона, "Rationonfate" О. Веарука и "Безмолвный суд" Б. Саббатеи. Последнее название в списке оказалось подчёркнуто красными чернилами, словно составитель рекомендовал обратить на неё особое внимание: "Siddha" Эрика Сатора.

***

Река. Угрюмые, как Стикс, волны. Чёрно-серый мрачный гранит. Хмурые дома на том берегу.
Я жду здесь. Где убит мальчишка.
Пронзительный ветер не тревожит одежду и душу. Уже давно.
Раньше были - ненависть и слова приговора. И - страшная, обжигающая боль, ярым пламенем вспыхивающая в мозгу, вырывавшаяся наружу, испепеляя осуждённого.
Но - знал ли я, что выбор верен?
Знал ли, что приговорённый - приговорён?
Или это был лишь мой выбор?
Мой...
Раньше был слепой жар ненависти. Болезненное удовлетворение. Муки совести. Кошмары. И молитва. Надежда, что всё это кончится.
Теперь - холод. Ледяная уверенность клинка, обрывающего нить чужой жизни. И Сиддха.
Кто я был? Палач?
Или - судия?
Когда я смог задать эти вопросы, ответы уже не имели значения.
Прежде была ненависть.
Теперь не так.
То же пламя, та же боль.
Но никаких колебаний.
Сиддха.
Единение с неоспоримым, непоколебимым и безжалостным знанием. Приговор. Боль. Исполнение.
Я - Инквизитор.
Карающий меч Справедливости.
Меч, который многим стоит поперек горла...
...Он здесь.
  
Лэнг Элигор остановился в нескольких шагах от мужчины в тёмном пальто, созерцавшего волны, досадливо дёрнул уголком рта: хотел опередить, но его уже ждали.
Двое мужчин, неуловимо похожих и внешне разных как правая и левая рука, некоторое время стояли, глядя, как холодный ветер старается докинуть до парапета ледяные брызги. Элигор не желал начинать разговор первым. Но он знал, что стоявший рядом с ним может молчать часами, понимая всё без слов. Называвший себя Лэнгом Элигором так не мог.
Уже не мог.
- Однажды ты ошибёшься, - он покосился на собеседника, чей жёсткий профиль гармонично вписывался в мрачно-серые цвета пейзажа. - И станешь таким же, как я.
- Возможно, - спокойно раздалось в ответ. - Никто не минует Суда и Приговора.
Элигор вздрогнул, а затем развернулся и пошёл прочь.
  
Он уходил, ёжась от ветра.
Снова бросил мне вызов.
Он ждёт, когда я проиграю.
Мой враг.
Мой хранитель.
И это тоже часть Сиддхи.
Её Игра.
Её Закон.

3.

День, что и говорить, выдался насыщенный. С самого утра Декстер носился по городу, копаясь во всевозможных списках, книгах и отчётах. С архивом криминальной полиции ему повезло: начальник одного из отделов был старым приятелем детектива, благодаря чему Декстер смог беспрепятственно просмотреть документы пятнадцатилетней давности. Попутно он попробовал разузнать про своего клиента, но на все запросы получил одинаковый ответ: в архивах не значится. С одной стороны, отсутствие имени Элигора в криминальной хронике родного города успокаивало, с другой - Ленг Элигор не значился и в обычных архивах, словно такого человека и не существовало. Впрочем, последнее обстоятельство нисколько не смутило Декстера. В конце концов, он не видел документов с настоящим именем своего клиента, соблюдая ту самую тайну, о которой Элигор упомянул в первый раз. Скорее всего, имя вымышленное, но в равной степени загадочный клиент мог оказаться и приезжим психом, и человеком из тайных служб. Слишком много непонятного и странного он говорил. В любом случае, улик, чтобы обвинить Элигора хоть в чём-то, у Декстера не было.
Попутно детективу удалось перекинуться парой слов с медэкспретом, делавшим вскрытие Кадогена. На недоуменную реплику Декстера о том, почему Рэлса умер такой странной смертью, медик пожал плечами и сказал, что, возможно, мальчишку убил страх.
- Видите ли, детектив, - объяснил эксперт, стоя у автомата и дуя на горячий кофе в бумажном стаканчике, - разрыв сердца может быть вызван разными причинами. Обычно это бывает у тех, кто перенёс инфаркт или входит в группы риска по полу и возрасту. В данном случае, думаю, алкоголь сыграл не последнюю роль. Выпивка заставляет организм вырабатывать адреналин и тем самым ускоряет работу сердечной мышцы. Когда человек испытывает страх, то весь организм начинает работать с повышенной интенсивностью. Если количество адреналина очень большое, возникает фибрилляция - чрезмерно частое сердцебиение, больше похожее на дрожь. Оно возникает в нижних камерах сердца - желудочках - и не позволяет им перекачивать кровь. Если ритм не нормализуется, мышца может не выдержать и порваться, что автоматически ведет к летальному исходу. Конечно, мальчишка не относился к группам риска, но в жизни случается всякое, а выпить они успели изрядно.
- Но что могло вызвать такую реакцию? - Детектив мысленно дал себе обещание не пить слишком много: он-то к группе риска был куда ближе Кадогена.
- Не имею представления. - Эксперт допил кофе и выкинул стаканчик, заканчивая разговор. - Я патологоанатом, а не психиатр.
Но если с документами криминальной полиции, 'орудием убийства' и личностью Элигора дело обстояло более-менее ясно, то оставленный список книг по-прежнему внушал лишь недоумение: в большинстве своём это оказалась литература откровенно оккультного характера, причём описываемые там практики явно не ограничивались сбором чудодейственных травок в ночь новолуния. Некоторые книги были переписаны со старинных трактатов и содержали множество рисунков. Декстер взглянул на одну такую гравюру, после чего немедленно захлопнул книгу и хотел вернуть её на полку, но что-то помешало ему, и он заставил себя пролистать пухлый том до конца. Однако понятнее ничего не стало.
- Итак, что у вас нового? - Элигор вошёл, как всегда, без стука и приветствия.
- М-да... - Детектив отложил данные, которые нашёл в архивах, посмотрел на клиента, с привычной деловитостью и наглостью усевшегося в кресле. Никаких признаков сумасшествия визитёр не проявлял. Наоборот, смотрел внимательно и заинтересованно, ожидая отчёта о работе.
- Вынужден признать: идея прошерстить архив оказалась удачной, я бы не подумал связать все эти случаи вместе. Честно говоря, я вообще про них забыл.
- Ни минуты не сомневался в этом, детектив. - Элигор даже не скрывал сарказма, но Декстеру было не до того.
- Откуда вы, чёрт возьми, знали? Эти сведения для служебного пользования!
- Неважно. - Элигор почти по-хозяйски развалился в кресле. - Значит, наш друг уже проводил своё экзотическое сафари на ночных улицах?
- Да, - Декстер хмуро кивнул. - Я нашёл сведения о двух подобных сериях смертей, одна была семь лет назад, другой скоро стукнет пятнадцать.
- Ну и?
- Они похожи, как близнецы-братья. Одна и та же картина: внезапный разрыв сердца, следов насилия нет. Собственно, никто и дела не заводил, списали на проблемы со здоровьем, только вот ни у кого из умерших проблем с сердцем не было, зато было полно проблем с законом. В первый раз было шесть трупов, во второй - десять.
- Виновника, конечно, так и не нашли? - Элигор, видимо, даже не сомневался в ответе, но 'Бульдог' только хмыкнул. Может, его клиент и больной на всю голову, но дело и в самом деле становилось всё интереснее и интереснее.
- Сложный вопрос. Никакого виновника и не искали. Хотя во втором случае к дознавателю пришёл какой-то человек, заявил, что он-де и виноват в этих смертях. Нёс какую-то чушь про судию, про испепеляющее пламя и всё в таком духе.
- И что с ним сделали? - Элигор слушал рассказ с видом финансового директора, проверяющего годовые отчёты. Декстер незаметно вздохнул, подумав, что возможно, зря подозревает своего клиента в душевной болезни.
- Сперва, на всякий случай, его всё-таки закрыли в следственную камеру. Думаю, в итоге бедняга угодил бы в психбольницу, но не довелось.
- Что так? - Элигор заинтересованно приподнял бровь.
- В первую же ночь он повесился у себя в камере.
- Та-а-ак... - Клиент явно разочаровался в таком исходе. - И на этом всё?
- Всё. Дело о его смерти сразу было закрыто, чистой воды самоубийство на фоне умственного помешательства.
- Ясно. - Элигор задумчиво возвёл глаза к потолку. - Если тот безумец действительно был убийцей, наш нынешний клиент никакого отношения к тому делу не имеет. Хотя сомневаюсь...
- Почему? - Теперь уже детектив заинтересованно ждал ответа: версия клиента наверняка кардинально отличалась от его собственной.
Элигор недовольно поморщился.
- Полно, Декстер, ведь ясно же, что здесь работает профессионал. Жестокий, умный и хитрый одиночка с определённым 'почерком', если хотите. Вы много видели убийц, которые сами приходили, сдавались, а потом еще и вешались, верша над собой справедливый суд и лишая присяжных законного куска хлеба?
Уязвлённый детектив счёл за нужное в очередной раз промолчать в ответ на этот сарказм. Он не мог не признать определенную правоту Элигора. Однако способ совершения убийства по-прежнему оставался загадкой. Не считать же за истину все те бредни, которые 'Бульдог' прочитал в "рекомендованных" книжках? Скорее он бы поверил в мгновенный гипноз, хотя, насколько детектив в этом разбирался (пришлось однажды ловить грабителя, который таким способом обчищал доверчивых дамочек), для того чтобы загипнотизировать жертву, с ней надо минимум поговорить...
- Ещё я никак не пойму...
- Чего? - Элигор почти раздражённо взглянул на Декстера, словно все вопросы детектива не имели никакого отношения к делу. Но хозяин кабинета не собирался поддаваться на такие психологические уловки.
- Книги. Какого чёрта вы заставили меня притащить домой эту идиотскую подборку?
- Все книги отыскали? Отлично, - клиент удовлетворенно кивнул, пропустив замечание Декстера мимо ушей. Детектив заставил себя говорить спокойно, хотя такая снисходительная манера поведения его чертовски раздражала.
- Не могу понять, какое отношение они имеют к нашему делу.
- Самое прямое. - Элигор совершенно невозмутимо посмотрел детективу в глаза. - Вспомните, я говорил вам об Инквизиторах.
- Ну, помню. - Декстер отвёл взгляд, чувствуя себя нерадивым учеником перед строгим учителем, хотя возраст детектива превышал возраст клиента лет на десять, если не больше. - И что с того? Хотите сказать, что вся эта чушь...
- Это своего рода легенда. - Элигор откинулся на спинку кресла, его лицо приняло немного отрешенное выражение. - Никто не знает, когда в мире появились первые Инквизиторы, но только с тех пор они неузнанными ходили среди людей, и каждый Инквизитор в свой час уступал своё место наследнику.
- Это секта, что ли? - Декстер всё больше чувствовал себя не просто глупцом, а идиотом. Но он и в самом деле не понимал, к чему клонит этот ненормальный тип. Клиент же покачал головой.
- Нет. Самое забавное, что в мире есть Инквизиторы, но нет Инквизиции. Они разрозненны, но это только идёт им во благо.
- И чем же эти... Инквизиторы занимаются?
- Чем занимаются? - Элигор вдруг недобро усмехнулся и снова посмотрел Декстеру в глаза. - Они убивают, детектив, вот чем они занимаются.
- Убивают? Кого? - Декстер не успел сдержаться, поражённый тем, насколько просто и обыденно прозвучал ответ загадочного клиента.
- Людей, кого же ещё, - Элигор пожал плечами, посмотрел куда-то за окно. - Но только не всех, а лишь тех, кто это заслужил. По их мнению.
- Понятно, - Декстер облегченно вздохнул: наконец-то всё встало на свои места. - Религиозные фанатики.
- Да говорю же вам - нет у них религии и быть не может. - Элигор недовольно скривил губы, отчего детектив снова почувствовал себя идиотом. - Религия - это слепая вера в догматы, придуманные одними людьми для других, где указано, что, по мнению авторов, есть добро, а что зло. Инквизиторы же убивают не тех, кого считают злыми или аморальными - такие суждения чересчур уж субъективны, детектив, а потакание своим эмоциям редко приводит к хорошим результатам. Взгляните ещё раз в дела убитых, Декстер. Внимательно взгляните, особенно на полицейские сведения.
- Да, я заметил, у них у всех серьезные нелады с законом были. - Детектив даже не стал возмущаться по поводу такого фамильярного обращения: всё равно бесполезно. - В тех двух сериях. А в этот раз...
- В этот раз они все были законопослушны и порядочны, не так ли? Молодые люди, подростки, которые только-только начали жить, были убиты, хладнокровно и безжалостно.
- К чему вы клоните? - 'Бульдог' окончательно перестал понимать загадочного клиента. Тот встал, подошёл к окну, непонятно что высматривая в щёлку жалюзи.
- Инквизиторы не сражаются с каким-то аморфным загадочным злом, Декстер. Это глупо. Такое отлично подойдёт для детских сказочек, но в жизни подобное геройство оборачивается лишь фанатизмом и идиотизмом. Обычно жертвы Инквизиторов - преступники, маньяки, насильники, подонки общества. Они убирают отбросы человеческого общества, детектив. Понимаете, о чём я?
- Кажется, понимаю, - Декстер удовлетворённо кивнул. - Ребята занимаются полезной работой. Но при чём здесь эти убийства? Рэлса не преступник, у него вообще проблем с законом не было!
- В этом-то и вся соль, - Элигор вдруг сбавил тон почти до шёпота. - Есть у них одна... хм... идея. Будь они обычными людьми и найдись среди них этакий Мартин Лютер или Ян Гус, уверен, эта идея и стала бы их религией.
- Что за идея? - 'Бульдог' насторожился, чувствуя, что наконец-то приблизился к пониманию мотивов убийцы.
- Они считают себя... как бы это сказать... связанными с миром какими-то особыми узами. Инквизиторы верят, что мир - это живое существо и что именно мир решает, кого из своих обитателей он более не намерен терпеть.
- Бред какой-то, - разочарованно фыркнул детектив.
- Может, и бред... - Взгляд Элигора был странным. - А может, и не совсем. Впрочем, я уверен, метод Инквизиторов приводить приговор в исполнение вам наверняка понравится.
- И что за метод? - Декстер с жадным интересом ждал ответа на давно волнующий его вопрос.
На губах Элигора появилась тонкая улыбка.
- Инквизиторы не пользуются оружием, оно им ни к чему. Это маги, Декстер.
- Маги? - Детектив был обескуражен. Неужели нюх его подвёл и его клиент всё-таки псих? Хотя чего, собственно, можно было ещё ожидать после всего, что он слышал до этого?
- Именно, - Элигор удовлетворенно кивнул. - Своего рода магический Орден, если хотите, только без званий и титулов, да и без организации, если уж на то пошло. Каждый Инквизитор сам по себе, и в то же время они все вместе. Это сложно объяснить, да вам это и не нужно. Они пользуются силой этого мира, дабы устранять самые отвратительные его порождения. Собственно, Инквизитор - это что-то вроде орудия, аккумулятор Силы, карающий меч Справедливости. Не в его праве выбирать жертву, он лишь казнит тех, кого приговорили... кто сам приговорил себя к смерти.
- Элигор, вы... вы в своём уме? - Декстер сам не понял, как у него вырвались эти слова, но слишком уж всё, что он слышал, походило на бред сумасшедшего.
- Я уж думал, вы так и не спросите, - Элигор в ответ на смущение детектива снисходительно улыбнулся. - Признайтесь, детектив, вы искали информацию на меня?
- Возможно. - Хозяин кабинета нахмурился, уже не сомневаясь, что клиент имеет своего человека в архиве полиции. Иначе откуда ему знать про запросы и все те случаи?
- Ай-ай-ай, нехорошо, детектив, - Элигор полушутливо погрозил пальцем, но Декстеру вдруг стало не по себе, словно от всей фигуры гостя повеяло ощутимым холодом.
- Но вы неплохо поработали, - его клиент снисходительно улыбнулся. - Пожалуй, я покажу вам кое-что, чтобы избавить вас от лишних сомнений и сэкономить время.
Декстер не успел ответить, как свет в комнате погас. Детектив встал, желая сменить лампочку в патроне небольшой люстры, и в этот момент увидел...
Глаза Элигора светились в полумраке кабинета. Нет, это не было отражением света уличного фонаря или фар проезжающих машин. Глаза Элигора источали холодный синий свет, и выглядело это более чем жутко.
Всё длилось не больше десяти секунд. Сам собой вспыхнул свет, и гость 'Бульдога' снова ничем не отличался от прочих людей.
Внешне.
- Кто вы такой, Лэнг Элигор? - Декстер сам не узнал своего голоса, вдруг ставшего низким и хриплым.
- Это не имеет значения, детектив. Сейчас важно, чтобы вы отыскали того, кто ещё недавно был Инквизитором.
- Был? - Детектив сумел справиться с остатками страха. Кем бы этот тип ни был, он до сих пор нуждался в его услугах.
- Разумеется, - усмехнулся Элигор. - Декстер, неужели вы думаете, что я, в здравом уме и трезвой памяти, рискнул бы начать охоту на действующего Инквизитора? Да я и дня бы не прожил! Знаете, как это бывает: случайная трагическая гибель... ну, скажем, под колёсами машины. Очень сложно выжить, когда против тебя восстаёт твой собственный мир.
- Значит, вы... - Голова у детектива уже шла кругом от попытки хоть как-то осознать всю внезапно свалившуюся информацию. - Вы... тоже Инквизитор?
- Да нет же, глупый вы человек! - Элигор раздраженно всплеснул руками. - Просто рано или поздно любой Инквизитор начинает ошибаться. Он убивает уже не тех, кто предназначен к этому, а просто всех, кто вызовет его отвращение. А таких много, Декстер. В любом мире всегда много тех, чьё присутствие противно для конкретного индивидуума. Проблема в том, что вы против этого бессильны, а у Инквизитора, даже бывшего, остаётся власть над Силой. Именно поэтому Инквизитор не имеет права ошибаться.
- Ни разу? - Детектив позволил себе небольшой скепсис, но его клиента это не смутило.
- Если Инквизитор ошибается, это уже не Инквизитор, - Элигор холодно посмотрел на детектива. - Это означает, что он утратил... хм... возможность узнавать приговорённых - они называют её сиддха. Когда это происходит, Инквизитор перестаёт быть Инквизитором. Формально.
- То есть? - Детектив озадаченно смотрел на Элигора. Он сам не понимал, в какой момент времени начал воспринимать всё услышанное на полном серьёзе, да и воспринимал ли вообще. После жутких синих глаз Декстер мог только слушать, собирая и накапливая информацию. Но клиента такое состояние детектива не смущало нисколько.
- Представьте себя на его месте, - невозмутимо продолжал говорить Элигор. - Имейте в виду, что Инквизитор - это не работа, от этого нельзя отказаться и нельзя просто так забыть. Обретая сиддху, Инквизитор понимает, какова цена такой власти. Однако рано или поздно сиддха исчезает. Никто не знает, почему и по каким законам это происходит, известно только, что лишённый сиддхи Инквизитор не в состоянии вернуться к тому образу жизни, который вёл до её обретения. Да и к тому же сам он редко когда может точно определить, с ним его сиддха или нет. В итоге мы имеем парня с надломленной психикой, наделённого в придачу огромной, необоримой властью над чужими жизнями. Понятно, к чему я клоню?
- Но если вы сам не Инквизитор, откуда вы знаете про них? И вообще, какого чёрта вам понадобился весь этот цирк с расследованием, если вы с самого начала знали вдесятеро больше меня?! - Декстер не выдержал и сорвался на повышенные тона. Но на Элигора это не произвело ровно никакого впечатления.
- Терпение, друг мой, терпение. - Загадочный клиент снова перешел к своей излюбленной снисходительности. - Не всё сразу. Что же до того, откуда я про них знаю... Ладно, постараюсь объяснить. Мы для этих ребят что-то вроде кураторов.
- Мы? - Детектив внимательно смотрел на этого ненормального, чувствуя, что ещё немного - и ему самому придётся обращаться в клинику для душевнобольных.
- Мы, Декстер. Такие, как я, - Элигор снисходительно улыбнулся. - Не знаю, как выразиться конкретней, у нас никогда не было никакого названия. Мы просто есть, и всё. Мы отслеживаем деятельность Инквизиторов, мы помогаем новичкам научиться обращению с сиддхой, а ещё... Ещё мы заботимся о тех, кто сиддхи лишился.
- Заботитесь? - Декстер пристально посмотрел в глаза гостя. Тот не отвёл взгляда.
- Вы правильно поняли меня, детектив. Поверьте, никакой радости нам эта... хм... забота не доставляет, но это единственный способ справиться с тем монстром, которым неизбежно становится всякий бывший Инквизитор.
- Чёрт знает что... - Декстер рассеянно тёр лоб, собираясь с мыслями. - Я прошу прощения, Элигор... или как вас там на самом деле зовут, но всего этого слишком много для одного немолодого детектива. Все эти ваши Инквизиторы, сиддхи... И всё равно я не понимаю, зачем вам понадобилось впутывать меня в эту историю? Если вы такой крутой специалист, неужто вам сложно самому отыскать этого чёртового Инквизитора, прихлопнуть его согласно правилам вашей секты и с чистой совестью доложить начальству об уничтожении монстра?
- Всё не так просто, детектив, - Элигор не обратил внимания на "секту". - Все отнюдь не так просто, как вам кажется. Поэтому я и обратился к вам. У каждого Инквизитора свой излюбленный метод 'казни'. Кто-то убивает 'опосредованно' - таким образом, что после вынесения приговора с жертвой в течение нескольких часов или дней происходит несчастный случай. А кто-то, как наш с вами 'клиент', убивает сразу. Все эти серии - 'почерк' конкретного Инквизитора. Мне были нужны независимые доказательства того, что он утерял сиддху и убивает невиновных. Теперь эти доказательства есть. Я помогу вам отыскать бывшего Инквизитора. Но убивать его я не стану.
- Нет? - Декстер изумленно уставился на невозмутимого, как статуя, клиента.
- Нет. - Элигор сделал небольшую паузу. - Это сделаете вы, друг мой.
Директор агентства решительно и резко поднялся из-за стола.
- Всего доброго, Элигор!
- Декстер...
- Весьма сожалею, но вы, кажется, и в самом деле ошиблись в выборе конторы. Я не наёмный убийца! Вы просили найти сведения - я нашёл! Вы хотели доказательства, они у вас есть! Я свою работу сделал! Разбирайтесь со своими психами сами!
- Послушайте меня...
- Убирайтесь. - 'Бульдог' решительно показал на дверь, бывший клиент проследил взглядом за его рукой и неожиданно печально вздохнул.
- Декстер, - голос Элигора вдруг стал мягким и проникновенным. - Декстер, я отлично знаю, кто вы такой. Я не требую, чтобы вы поступались своими, не сомневаюсь, железобетонными принципами. Но я прошу вас: представьте себе на минуту, что ещё способен учинить в вашем городе маньяк, убивающий любого, кого сочтёт нужным и когда сочтёт нужным. При этом полиция никогда не вычислит его, а даже если это и удастся - где доказательства? Не забывайте, все жертвы умирают исключительно своей смертью, а ведь у вас, в отличие от Рэлсы, проблемы со здоровьем есть. Бывший Инквизитор завалит город трупами. Ваш город, Декстер. Он не остановится. Никогда. Если бы я мог сам это сделать - я бы сделал.
Детектив молчал долго, Элигор терпеливо ждал его ответа.
- Мне нужно время. - Декстер с трудом справлялся со всеми чувствами и мыслями, которые вдруг разом нахлынули на него. - Я не могу так... сразу. Дайте мне хотя бы один день.
- У нас нет в распоряжении лишнего дня, детектив. - В голосе Элигора вновь зазвучал привычный холод. - В то время как мы с вами сидим здесь и наслаждаемся светской беседой, он бродит по улицам, выбирая очередную невинную жертву. Мечтательного юношу или влюбленную девушку, - холод в голосе снова сменился мягкой проникновенностью, почти завораживая Декстера. - Ребенка, играющего во дворе своего дома... Женщину, спешащую к своей семье... Ни в чём неповинных старика или старушку, отдыхающих в парке... Вашу дочь... В вашем распоряжении час, детектив, - Элигор вновь резко сменил проникновенный тон на холодный деловой. - Ровно час. Думайте.
Крепко задумавшийся 'Бульдог' даже не слышал, как хлопнула дверь.
Элигор покинул агентство.

4.

Пожалуй, это был самый тяжёлый час за всю жизнь детектива.
Его не пугала мысль о применении оружия. Декстеру приходилось убивать людей: и в молодости, когда будущий детектив служил в Иностранном Легионе, и потом, во время работы в криминальной полиции, ему не раз случалось смотреть на человека сквозь прицел. Но сейчас...
Сейчас - не война. И даже 'Бульдогу' не так-то просто убить совершенно незнакомого человека, который не сделал лично Декстеру никакого зла. Впервые знаменитый 'нюх' дал сбой. Несмотря на всё услышанное, что-то не давало детективу до конца поверить в безумие Инквизитора. Если бы он сам хоть раз увидел этого 'мстителя', чтобы окончательно увериться в его виновности...
С другой стороны... Если Элигор прав, бывший Инквизитор вполне способен завалить трупами улицы города.
Этого Декстер допустить не мог.
Детектив не жалел тех, кто погиб в первых двух 'сериях': там умирали подонки и мерзавцы, и внутренне Декстер был очень согласен с таким развитием событий. Вставать на защиту людей, вроде Самюэля Трейша, убившего собственную мать ради жалкого наследства, или Аскура Зайля, насиловавшего маленьких девочек, у детектива не было ни малейшего желания. Именно из-за своего внутреннего несогласия с тем, что таким выродкам предоставлялись какие-то права и назначались слишком мягкие наказания, а ещё чаще они и вовсе избегали всякой ответственности из-за отсутствия прямых улик, он и ушёл из полиции. И вот теперь он даже испытывал тихую радость, узнав, что хоть кто-то устраняет таких подонков. В конце концов, по его мнению, существовала определенная справедливость в том, что подобные нелюди больше не оскверняли своим присутствием этот и без того недобрый мир.
Но сейчас... Сейчас умирали безвинные, обычные люди, которые чем-то не понравились всесильному убийце. Декстер мучительно потер лоб, прошёлся по кабинету от двери до окна, остановился возле стекла, несколько минут бездумно смотря, как спешат по своим делам мужчины и женщины, торопятся после школы домой дети, и возвращаются с лекций студенты университета. Сейчас город жил своей обычной жизнью, туристический сезон закончился, и в криминальной полиции наверняка вздохнули с облегчением: количество краж и мошенничества резко пошло на убыль, а значит, многие полицейские встретили Хэллоуин вместе с семьями.
Сам Декстер, из-за пристрастия к своей работе, недолго был семейным человеком: молодой супруге быстро надоели и ночные дежурства, и звонки с работы посреди ночи, и маленькая зарплата полицейского. Через полтора года совместной жизни она забрала шестимесячную дочку, собрала вещи и ушла к биржевому маклеру, который смог её обеспечить всем, что она хотела. Декстер поначалу переживал, спорил с бывшей женой по поводу дочери, а потом махнул рукой. Насколько он знал, сейчас его дочь, которая всю жизнь считала уже матёрого маклера своим настоящим отцом, изучала право в Кёльнском университете, и ей не было дела до какого-то обычного детектива.
Детектив вздохнул, наблюдая, как мужчина, в коротком тёмно-сером кромби, остановился на другой стороне улицы, возле стеклянных дверей кофейни, где подавали замечательные пирожные. 'Бульдог' любил иногда побаловать себя тамошней чашечкой отличного кофе по-ирландски и парочкой свежих эклеров.
Декстер вдруг снова подумал, что в тот злополучный вечер они с Вардом беззаботно до полуночи бродили по извилистым мощёным улочкам в центре города, перемещаясь из бара в бар, мимо закрытых ресторанчиков и сувенирных лавок, весело подшучивая над ряженой молодежью. Потом Вард остался болтать с кем-то из знакомых в баре, а он отправился домой, памятуя, несмотря на выпитое, что утром нужно в офис. Где-то по пути 'Бульдог' всё же не удержался на ногах, и какой-то поздний прохожий помог детективу встать и проводил до дома. Исполненный благодарности, Декстер, однако, почему-то почти не запомнил этого доброго самаритянина, хотя они даже разговаривали о преступниках и преступлениях, совершающихся на ночных улицах... Всё, что он помнил: тёмная пола пальто, кажется кромби, мелькнувшая перед глазами, когда детективу помогали встать на ноги, да какой-то 'меч справедливости'...
Стоп! Что там говорил этот Элигор? Декстер напряг память, вспоминая слова клиента: 'Инквизитор - это что-то вроде орудия, аккумулятор Силы, карающий меч Справедливости...' Ошеломленный внезапной догадкой, детектив вытер рукавом мокрый от холодного пота лоб. Не может быть... В тот вечер он говорил с убийцей Кадогена!
'Бульдог' чуть ли не рычал в бессильной ярости: несмотря на все старания, он не мог вспомнить лицо бывшего Инквизитора! Единственная улика - одежда, в которой ходила едва ли не треть города! Декстер приложился лбом к прохладному стеклу, с горькой иронией уставившись на человека в тёмно-сером кромби, изучавшего меню на дверях кофейни.
Тем временем мужчина обернулся, его взгляд мазнул по стёклам детективного агентства, поднялся в небо с хмурыми тучами, а затем прохожий, поправив воротник пальто, шагнул в стеклянные двери кофейни. В небе глухо громыхнуло, в стекло ударили первые капли, улица запестрела раскрывающимися шляпками зонтов. Мирная жизнь, обычные люди, которые даже не подозревают, что где-то рядом с ними ходит идеальнейший убийца...
Декстер решительно сжал кулаки. Убийцу надо остановить. Вычислить, поймать, обезвредить.
Или...
Или - убить.
Декстер невольно покосился на сейф, а затем подошёл к нему и достал из металлических недр небольшой, но довольно мощный "Ньярло". Знакомая тяжесть в руке давала уверенность. Может, он никогда и не имел дела с магией и прочими подобными вещами, но за плечами у детектива не один десяток лет работы в криминальной полиции, и Декстер по опыту знал: такие люди, как их нынешний с Элигором "клиент", весьма высоко ценят свою драгоценную жизнь. И уж точно не остановятся ни перед чем, спасая её.
'Бульдог' мрачно нахмурился, сделав окончательный выбор.
Ему предстоит настоящая схватка. И в ход пойдут все возможные средства и методы.
Детектив не собирался проигрывать преступнику.

***

Кафе.
Дождь.
Остывающий кофе на столе.
Покой.
Тихая, дремлющая пустота.
Умиротворение.
Редкая роскошь, которую я иногда могу себе позволить.
У меня нет богов, к которым можно воззвать, и нет демонов, которых можно связать заклятьем и заставить отвечать.
Я вне людей. И мне не нужны слуги.
Иногда я об этом сожалею.
Человек в здании напротив. Полыхает гневом. Жаждет справедливости. Хочет очистить мир. Я был таким же. Давно.
Теперь я знаю, что задумал мой враг.

***

Из размышлений о способах и методах предстоящей войны Декстера вывел тихий щелчок дверного замка за спиной. И накопившееся в нём за этот час напряжение нашло свой выход.
- Детектив?
Поворот и выстрел хозяина кабинета были стремительны, недаром он получал свои наградные дипломы, но стоявший в дверях успел уклониться, дверной косяк разлетелся в щепки, а вернувшаяся с обеда Мари Энн испуганно взвизгнула и картинно упала в обморок.
- Декстер, это я! - Элигор вскинул перед собой руки. Детектив тихо выругался и опустил пистолет. Видимо, внутренне он уже настолько свыкся с мыслью о предстоящем, что был готов даже к тому, что этот Инквизитор уже стоит у него в дверях.
- У вас отменная реакция. - Гость отряхнул от щепок одежду, закрыл за собой дверь, ничуть не заботясь о бесчувственной секретарше, оценивающе смерил взглядом образовавшуюся щель между стеной и дверью. - Извините, не хотел вас пугать. Итак, вы мне верите?
- Верю, - детектив ответил не сразу. - Похоже, вы не оставляете мне особого выбора, Элигор.
- Хорошо, - ненормальный клиент как всегда проигнорировал его замечание. - Значит, вы поможете убить его, пока он не натворил новых бед?
- Да, - снова помедлив, сказал Декстер. - Конечно.
Визитёр кивнул, словно и не ожидал другого ответа.
- Рад, что не ошибся в вас. - Элигор сел в кресло и скользнул взглядом по "Ньярло". - Вижу, вы уже готовы к войне.
- К войне? - Декстер проследил за взглядом гостя, нахмурился и убрал пистолет со стола. Ему не понравилось, что Элигор так легко угадал его мысли.
- Именно к войне, детектив, - клиент удовлетворенно кивнул, а секретарша в приёмной уже приходила в себя. Декстер видел, как девушка сначала осторожно выглянула из-за стола, убедилась, что гор из трупов и моря крови нигде не наблюдается, а он мирно беседует со своим клиентом, поднялась, села на своё место и с сердитым выражением лица стала приводить себя в порядок, что-то неслышно говоря сама себе. Детектив сел и устало вздохнул, подумав, что, после такого случая она наверняка потребует прибавки к жалованию. Да ещё придется дверь менять... Элигор тоже оглянулся, хмыкнул, подошёл к стеклянной перегородке и закрыл жалюзи, отделяя приёмную от кабинета непроницаемым занавесом. 'Бульдог' мрачно сверлил столешницу взглядом.
- Неужели вы думаете, что Инквизитор при вашем появлении впадёт в панику, бросится бежать, после чего поскользнется на каком-нибудь разлитом масле и свернёт себе шею в лучших традициях дешёвых детективных кинолент? - Элигор вернулся в своё кресло.
- Нет, но...
- Это Инквизитор, детектив. Пусть и бывший, но Инквизитор. В каком-то смысле - совершенный, идеальнейший убийца. Чтобы отнять у вас жизнь, ему не понадобится оружие, не понадобится даже приближаться к вам на расстояние удара. Ему достаточно посмотреть вам в глаза, Декстер. Просто посмотреть в глаза. И он не уклонится от схватки, потому что знает: рано или поздно она всё равно состоится.
- Но ведь для него - лучше поздно, чем рано, - детектив нервно усмехнулся. Хороший же противник ему достался на этот раз. Убить одним взглядом - это вам не в обычные догонялки с пушками играть...
- Чем лучше? - Элигор недоуменно пожал плечами. - Ему всё равно, он не боится её и не боится смерти. Он сильнее вас, Декстер... или думает, что сильнее. Он не побежит.
- Почему вы сами не можете убить его? - Хозяин кабинета посмотрел в глаза гостю. Тот едва заметно усмехнулся.
- Потому что он просто не подпустит меня к себе. Он знает, что я ищу его, но о вас ему ничего не известно. Мы найдём, где он скрывается, и вы устроите там засаду. Самое главное - помните: не смотрите ему в глаза. Ни в коем случае! Иначе он убьёт вас, как убил несчастного Рэлсу.
Декстер кивнул, чувствуя, как его наполняют решимость и уверенность. Он был готов к битве.
- Как мы его найдем?
Гость вновь усмехнулся и жестом фокусника достал из кармана визитку одной из гостиниц. На оборотной стороне карандашом был написан номер комнаты, 212А. Рядом с визиткой на стол лёг новенький дубликат ключа.
- Он здесь, - Элигор выжидательно смотрел на детектива. - Я не терял времени даром. Вы готовы?
'Бульдог' молча смотрел на визитку и ключ, а потом решительно сгрёб их ладонью и убрал в карман пиджака.
- Да, - он перевел взгляд на довольного Элигора. - Готов.
     

5.

Номер 212А находился на втором этаже недорогой, но приличной гостиницы. Сняв один из соседних номеров, Декстер ненавязчиво осведомился о других постояльцах, сославшись на важную работу и необходимость тишины в дневное время. На это он получил ответ, что все клиенты - люди приличные и днём в номерах никого не бывает, все приходят только вечером, в чём господин может убедиться сам, поскольку все ключи от комнат сдаются лично в руки консьержу, и все они сейчас у него перед глазами. Удовлетворенно кивнув, детектив поднялся на этаж, прошелся вдоль дверей, убедившись в справедливости сказанного консьержем, нашёл в кармане дубликат ключа и осторожно открыл заветную дверь.
Одноместный номер встретил детектива тишиной и пустотой. Закрыв за собой дверь, 'Бульдог' внимательно оглядывался, испытывая определённое разочарование. Полный порядок, идеальная чистота, никаких личных вещей, забытых на туалетном столике, в шкафу строгий и неброский костюм, на столе свежие газеты. В ванной - обычный для гостиниц набор гигиенических средств и снова ничего личного. Ни любимой бритвы, ни потрёпанной зубной щетки, ни зверски выжатого тюбика с зубной пастой. Конечно, тут убирали, но ни один человек не в состоянии поддерживать такой идеальный порядок постоянно! Хотя бы чемодан с вещами у этого Инквизитора должен быть?!
Декстер прошёл в спальню, наклонился посмотреть, нет ли чемодана под кроватью, когда почувствовал, что затылок, а затем и вся голова налились приятной тяжестью, глаза сами закрылись, и детектив мирно уснул.
Тихие шаги вошедшего в комнату человека не смогли разбудить сладко спящего Декстера.
     

***

Детектив. Тот самый.
Спит.
Охранные заклинания сработали как должно.
Это хорошо. Он любит свой город и хочет, чтобы жизнь в нём стала немного лучше. Он не похож на других. В нём есть Сила. Он - как я.
Сейчас он хочет убить меня. Считает, что это будет справедливым. И не догадывается, как его подставили.
Я не позволю моему врагу выиграть эту партию.
"Ньярло". Хорошая игрушка. Надежная и простая. Ключи от "Ситри", деньги, документы. Сложить всё в пакет, тихо уйти.
Пусть спит.
Игры Сиддхи пока не для него.

*** 

Декстер проснулся резко и неожиданно, словно от какого-то нервного толчка, и не сразу понял, где находится. За окном мягко светило утреннее солнце, он лежал на кровати в гостиничном номере, только почему-то в одежде. Протирая глаза и тихо ругаясь, детектив сел, приходя в себя и вспоминая, как же он тут оказался, когда взгляд упал на гостиничную визитку и ключ, лежавшие на кровати.
Номер 212А.
Декстер вскочил с кровати так, словно рядом с ним лежала боевая граната с выдернутой чекой. Не веря сам себе, что ещё жив, детектив кинулся в ванную, долго плескал в лицо холодной водой, пытаясь понять, как же его угораздило уснуть в номере самого опасного убийцы в городе, если не во всей стране и мире. Но даже умытое отражение в зеркале ничего ему не сказало. Всё, что он помнил: как нагнулся поискать чемодан с вещами под кроватью, - а дальше наступало полное неведение и темнота. Совершенно растерянный 'Бульдог' вытер лицо, вышел из ванной, заглянул в шкаф. Как он и ожидал, там было пусто.
Инквизитор ушел, ускользнул от него, как ускользает утренний туман под рассветными лучами солнца. Детектив даже не стал предполагать, почему его оставили в живых, логика просто отказывалась выдвигать варианты, и Декстеру оставалось только растерянно подобрать ключ и визитку и сунуть их в карман, но только затем, чтобы снова разразиться ругательной тирадой сначала в собственный адрес, а потом в адрес Инквизитора и Элигора вместе взятых. Потеря оружия и документов грозила потерей лицензии, а значит, оставляла его на улице практически без куска хлеба, не говоря уж о любимой работе. Убедившись, что его обчистили как младенца, Декстер в отвратительнейшем настроении покинул гостиницу, уныло посмотрел на оставшийся на парковке "Ситри" и пешком направился в офис. Там, в сейфе, ещё было немного денег от гонорара Элигора, которые придется потратить на восстановление документов, покупку нового оружия и новой лицензии, замену замков в машине...
- Детектив! - Элигор вошёл в его кабинет так стремительно, что у Мари Энн слетели со стола бумаги. - Вы его упустили! Он исчез из города!
- И что? - Директор агентства хмуро смотрел на разгневанного посетителя, разом утратившего всё высокомерие. Клиент яростно щурился и раздувал ноздри, но пока держал себя в руках. - Что вы от меня хотите?! Я не волшебник, я простой человек! И я рад, что ваш чокнутый псих свалил отсюда! Вы втянули меня в эту авантюру, я потерял оружие, деньги и документы, у меня теперь будет куча проблем, и нечего на меня так смотреть!
Элигор несколько раз шумно выдохнул сквозь зубы, сложил руки на груди.
- Вы даже не представляете, детектив, КАКИЕ проблемы теперь у вас будут...
Декстер, чье настроение и так было хуже некуда, почувствовал, что ещё немного - и он просто полезет в банальную драку.
- Убирайтесь из моего кабинета.
- Декстер...
- Я сказал - ВОН!
Элигор в последний раз гневно смерил детектива взглядом, развернулся и удалился из агентства столь же стремительно, как и появился, громко хлопнув дверью напоследок.
Декстер устало сел за стол, помассировал виски и подумал, что ввиду наступивших и будущих неприятностей он вполне может позволить себе несколько минут покоя за чашечкой кофе по-ирландски.
     

6.

Детектив понял, что день окончательно не задался, когда в любимой кофейне не обнаружилось ни одного столика, где бы он смог посидеть и поразмышлять в одиночестве. Оглядев зал, Декстер вздохнул и направился к единственному свободному месту. За столиком 'на двоих' пил кофе и читал свежую газету мужчина лет сорока, в тёмно-сером кромби. Кажется, тот самый, которого 'Бульдог' видел вчера из окна. Значит, тоже понравилось меню. Возле мужчины стоял небольшой пакет, видимо, с покупками из ближайшего магазина. Из-за отогнувшегося края газетного листа детектив разглядел, что лицо у хозяина пакета твёрдое, гладковыбритое, но слегка усталое, и Декстер решил, что они вполне смогут попить кофе, не мешая друг другу.
- Вы позволите? - Детектив подошёл к столику. Мужчина молча кивнул, Декстер сел, жестом подозвал официантку, сделал заказ. Его сосед жестом попросил повторить свой. Официантка убежала, а 'Бульдог', от нечего делать, стал изучать видные ему газетные заголовки.
- У вас проблемы, детектив? - Неожиданный вопрос заставил Декстера вздрогнуть и обратить внимание на обладателя приятного баритона. Владелец газеты смотрел на него светлыми голубыми глазами, но в спокойном взгляде сквозила непонятная усталость, словно человек нёс в душе ответственный груз. Классическое пальто, короткая полувоенная стрижка, которую предпочитали многие, блеск седины в тёмных волосах, жилистые сильные руки сорокалетнего человека. Не почтенный отец семейства, скорее одинокий холостяк, как и он сам. Но в то же время неожиданный собеседник чем-то неуловимым напомнил Элигора. Декстер невольно усмехнулся своим мыслям: всего за неделю едва не сошёл с ума с этим психом, и ответил:
- С чего вы решили, что я детектив?
- Вы вышли из этой конторы. - Его собеседник кивнул в сторону окна. - И вы похожи на детектива. У вас профессиональный взгляд. - Он аккуратно свернул газету, отложил в сторону, наблюдая, как подошедшая официантка расставляет чашки с дымящимся кофе и тарелки с пирожными. Декстер хмыкнул, скрывая удивление. Лично он о своём собеседнике не мог сказать ничего определенного, и этим незнакомец вновь вспомнил Элигора. Но, в отличие от бывшего клиента, хозяин газеты мог оказаться как простым служащим средней руки, так и человеком, отдавшим свои лучшие годы службе армии или полиции и теперь спокойно живущим на скромную пенсию. Судя по наблюдательности незнакомца, 'Бульдог' решил, что последний вариант ближе к истине.
- Вы полицейский? - Детектив отпил кофе, наслаждаясь отменным вкусом. Его собеседник слегка улыбнулся.
- В некотором роде. - Он тоже пригубил напиток. Декстер заинтересованно ждал продолжения, поставив чашку на блюдце. Мужчина коротко взглянул на детектива и снова едва заметно улыбнулся.
- Я - Инквизитор.
В себя Декстер пришёл минут через пять. Все это время его собеседник спокойно пил кофе, читал газету и, казалось, нимало не обращал внимания на совершенно шокированного человека напротив него. Кофе по-ирландски уже остыл, любимые эклеры оставались нетронутыми, а потрясённый детектив всё никак не мог поверить собственным глазам и ушам. Инквизитор допил кофе, сложил газету и снова жестами попросил повторить заказ. Расторопная официантка довольно быстро принесла две дымящиеся чашки, убрала лишнюю посуду. Инквизитор вновь посмотрел на Декстера.
- Я знал, что вы придете, детектив, и ждал вас. Здесь отличный кофе. Но ваш остыл, и я решил, что вы не откажетесь от нового.
- Э.. да, спасибо. - Декстер, с трудом воспринимая реальность не только такого поступка, но и всего происходящего, взял чашку и медленно отпил. Горячий напиток огненным шариком прокатился по языку и горлу, но вкуса и аромата детектив не чувствовал. Всё происходящее просто не укладывалось у него в голове. Совсем. После всего, что он узнал от Элигора, после кражи документов и оружия 'Бульдог' ожидал чего угодно, вплоть до выстрела в спину из собственного "Ньярло", но никак не такой вот беседы в кафе. Детектив оторвался от созерцания кофейной глади и, как на нож, напоролся на спокойный и внимательный взгляд голубых глаз Инквизитора.
"Не смотрите ему в глаза, Декстер! Иначе он убьёт вас!"
Воспоминания о предупреждении Элигора заставили детектива вздрогнуть, и он едва не уронил чашку. Его собеседник спокойно откинулся на спинку стула.
- Вы боитесь, - Инквизитор говорил с абсолютной и непоколебимой уверенностью. - Боитесь, что я убью вас. Но я мог сделать это и сегодня ночью. Или прийти к вам в офис. Или когда вы подошли к моему столику. Да мало ли способов, не так ли, детектив?
Декстер только молча кивнул: Инквизитор почти читал его мысли, смотря при этом холодно и спокойно.
- Рэлса Кадоген был подонком и насильником, - убийца говорил негромко, ровно так, чтобы его слышал только изумленно вскинувший голову Декстер. - Он изнасиловал соседскую девочку и запугал ребенка едва ли не до смерти, чтобы она ничего не рассказала родителям. Он украл в школе вещи учителя и подкинул своему однокласснику, чтобы того выгнали из школы. Он постоянно отбирал деньги у малышей, избивал и запугивал их. И это только начало. Он никогда не раскаивался и не раскаялся бы. Останься он в живых, на его счету появилось бы ещё много преступлений и крови. Все остальные были ничем не лучше.
- Откуда вы знаете? - Декстер, забыв про все опасности, смотрел Инквизитору в глаза, и детективу казалось, что он смотрит на яркое солнце через тонкие голубоватые льдинки.
- Это знание даёт мне Сиддха. Я знаю всё о вас и могу в любой момент узнать всё о любом человеке. - Льдинки на мгновение исчезли, и ослепительный, как настоящее солнце, взгляд Инквизитора проник в самую душу детектива. Декстер вздрогнул и даже моргнул несколько раз, вдруг подумав, а не найдутся ли и у него за душой поступки, за которые одно наказание - смерть?
- Нет, не найдутся. - Инквизитор смотрел на вновь вздрогнувшего детектива холодно и беспристрастно, сияние сиддхи вновь скрылось за голубизной глаз. - Мы не убиваем тех, кто просто оступился или сотворил зло по незнанию. Сиддха выбирает тех, кто это по-настоящему заслужил.
- Так, значит, вы не теряли Сиддху? - Декстер сам не знал, радоваться услышанному или нет.
- Нет. Никогда.
- Но такое, в принципе, возможно? - Детектив решил, что глупо упускать шанс и не узнать правду из первых рук.
- Возможно. - Инквизитор посмотрел в окно, а на его лице мелькнула и тут же пропала печаль. - Возможно...
- Скажите, - Декстер набрал воздуху в грудь и выдал на одном дыхании, как мальчишка: - Скажите, зачем Элигор хотел, чтобы я вас убил?
Инквизитор взял чашку, допил остывший кофе и невозмутимо посмотрел в глаза детективу.
- Чтобы я потерял Сиддху. Это была одна часть плана.
- Это как это? - Декстер изумленно уставился на своего собеседника.
- Неужели вы думаете, что и в самом деле смогли бы убить меня, детектив? - Инквизитор даже не скрывал иронии. Декстер сконфуженно уставился в собственную чашку с кофе, торопливо допил остывший напиток, снова посмотрел на необычного собеседника. Голубой лёд бликовал солнечными зайчиками.
- Ну-у... наверно... нет?
- Нет. - Солнечные зайчики исчезли, и взгляд Инквизитора обрел прежнюю беспристрастность. - Вы бы даже подойти ко мне не смогли с таким намерением.
- Тогда зачем?
- Затем, что если бы я счёл, что моей жизни угрожает опасность, поддался соблазну и убил вас по собственному желанию, а не по высшей воле, я бы потерял Сиддху.
Декстер молчал, впервые понимая, как ловко Элигор сплел правду и ложь и какой разменной пешкой в этой игре он был. Инквизитор невозмутимо смотрел в окно.
- Зачем это Элигору? Кто он такой? - детектив не мог не задать эти вопросы.
- Отверженный. - Инквизитор спокойно смотрел на Декстера. - Один из тех, кто жаждет нашего провала, нашей смерти. Это Игра и Закон Сиддхи. Есть Инквизиторы, есть Отверженные. Раньше нас называли правой рукой Господа, а они - левая рука Дьявола. Всё в мире находится в равновесии, детектив. Наш и их долг - блюсти это равновесие. Сиддха - это сила, право и ответственность Инквизитора, не каждый способен её выдержать. Мы не имеем права ошибаться, а они постоянно устраивают нам испытания.
- И что было бы с вами, если бы вы потеряли Сиддху?
Солнце за голубыми льдинками скрыли тучи, и Декстеру сразу стало не по себе. Очень уж взгляд Инквизитора напомнил ему жуткие мгновения под синими глазами Элигора.
- Инквизитор, потерявший Сиддху и силу, становится Отверженным. Или умирает. Если бы это случилось... - Инквизитор замолчал, его лицо больше всего напоминало высеченную из камня маску. - Элигор бы блестяще одержал победу, убив сразу двух зайцев: вас и меня.
Декстер молчал, подавленный тем, что услышал. Его собеседник жестом подозвал официантку, попросил счёт.
- Почему вы рассказали мне всё это? Зачем Элигору моя смерть? - 'Бульдог' даже в таком состоянии не утратил способность анализировать и оценивать информацию, без труда разгадав вторую часть плана бывшего клиента.
Инквизитор еле заметно улыбнулся.
- Чтобы вы знали, Декстер. Вы - как я. Вы можете встать на этот путь. Выбор - за вами.
Под долгим взглядом детектива Инквизитор поднялся, оставил на столе деньги и неторопливо направился к выходу. Декстер молча смотрел ему вслед и, только когда тёмно-серое кромби скрылось за стеклянными дверями, вспомнил про стоявший возле стола пакет. Решив, что оставлять его тут явно не стоит, 'Бульдог' заглянул внутрь и даже не удивился, обнаружив всё пропавшее имущество.
- Сиддха... - Детектив убрал деньги и документы в карман, оставив "Ньярло" в пакете, чтобы не пугать оставшихся немногочисленных посетителей. - Инквизиторы... Отверженные... - Он жестом попросил официантку повторить заказ, покрутил в руках подзабытый эклер.
- Эх, Декстер, Декстер... - Он вздохнул, на мгновение представив себя на месте Инквизитора. Абсолютное знание. Право казнить. Казнить тех, кто действительно виновен. Вычищать этот мир от человеческой грязи, не давая подонкам и шанса уйти от справедливого возмездия. Хотел бы он такой жизни? Зная, что ошибиться не имеешь права, что за ошибку одно наказание - потеря Сиддхи и смерть?
Детектив неторопливо допил кофе, ещё сомневаясь в ответе на свой собственный вопрос, бездумно посмотрел в сторону звякнувшего колокольчика у стеклянной двери, успел подумать, что если бы он мог...
Ослепительный солнечный луч отразился от стекла и ударил по глазам. Ударил, чтобы в голове Декстера вспыхнуло солнце и засверкало в бездонном голубом небе. И не было ничего важнее этого ослепительного света. Беспощадного, но справедливого Знания.
- Сиддха...
- Я научу тебя.
Декстер перевёл полуослепший взгляд на стоявшего рядом со столиком Инквизитора. Неловко усмехнулся, стараясь проморгаться.
- Я...
- Идём, - Инквизитор помог ошеломлённому детективу подняться, бросил на стол мелочь, подхватил Декстера под руку, не забыв пакет с "Ньярло", и повёл бывшего детектива к двери.
Декстер шёл, улыбаясь внутреннему свету, и на душе у него впервые за многие годы царило глубокое и полное умиротворение.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"