Зима Ольга: другие произведения.

Темное пламя

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 5.84*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Нижний мир, где живут ши, был проклят. Магия почти умерла, настоящая взаимная любовь грозит смертью. Вот и солнечная принцесса поплатилась за любовь: уснула мёртвым сном. Чтобы спасти любимую, волчьему принцу придётся пройти полмира в поисках чудесного цветка папоротника. Заодно обрести друзей, пожертвовать многим, снести устоявшиеся каноны и побороть собственных демонов. Да только ли за любовь он сражается? Удастся ли ему снять проклятие? Вопросы, вопросы. На них ответит фамильяр, золотая ящерица, которая знает эту историю лучше прочих. В соавторстве с Ириной Чук.

  Ольга Зима
  Темное пламя
  
  Книга I. Глава 1. Трава
  Когда-то Черный замок был живым. Волчьи головы, замершие ныне барельефами в анфиладах темных коридоров, выли, предупреждая о нападении, а обсидиановые зеркала прокладывали путь в любое место Туата-де-Данаан. Все переменилось, когда тень легла на наш мир...
  Когда-то весь мир был иным. Когда-то. Одну или две тысячи лет назад.
  Теперь все не так, разве тронный зал - прежний. Черное зеркало пола с лунными искрами. Высокий стрельчатый потолок теряется в холодной злой дымке, растительный орнамент ползет по восьмигранным колоннам...
  Волчий король пристально смотрит на троих детей.
  Двое в мужской одежде своего дома. Плещется на черном шелке серебро вышивки: воющий на луну волк украшает сюрко. Сероглазые и темноволосые, Дей и Гвенн. Мальчик и девочка, а как похожи!
  Они меня не интересуют. Волчата. Хищники. Пусть их дом и главный, но так было не всегда, далеко не всегда.
  И моя Лили! Моя девочка. Будущая королева. Восьмигранник дома Солнца золотится на ее груди. Наш дом, увы, не такой уж и значимый среди прочих.
  Девочка вежливо улыбается - всегда. Девочка слишком легко одета. Она вздрагивает, а я не могу согреть ее, хоть и очень хочу.
  Алиенна - одна в этом северном доме. Няня, стражники - разве достойная свита? Но моя девочка вырастет и станет самой прекрасной женщиной этого мира. Как ее мать, которой я служил, пока... Нет, не буду о грустном. Нельзя думать, нельзя тосковать.
  Девочка, переступив ногами, вздыхает, чувствуя мою боль. Дотронулась бы до плеча, погладила гребешок, но не может. Для всех, кроме нее, я всего лишь рисунок на плече солнечного ребенка.
  Мы связаны до конца наших дней. Ши живут долго, а королевские семьи - почти вечно. Она - третья моя королева. Королева Алиенна. Последняя. Самая любимая.
  Волчий король вопрошает, отвлекая меня от печальных воспоминаний:
  - Чья это работа?
  Самодельный нож появился в зале королей поутру. Чей он? Глупый вопрос! Мидир мог бы и сам догадаться. Эти ши такие смешные! Кто еще настолько криво может вставить костяную ручку, кроме?.. Но я молчу. Не моя забота.
  О! Моя забота покраснела. А ведь вроде не жарко.
  Дети не сводят глаз с короля волков. Он прекрасен, да. Редкий случай, когда ши выглядит старше двадцати лет. В черных волчьих волосах серебристая прядь струится рекой печали. Я знаю, когда она появилась...
  Владыка Благого Двора начинает хмуриться. Серые, чуть темнее, чем у детей, глаза пристально смотрят с тяжелого лица, не постаревшего за прошедшие тысячелетия.
  Он все так же привлекателен - как для ши, так и для смертных. Сколько времени потребовалось ему, чтобы соблазнить королеву галатов? Мало. Как мало оказалось простых земных женщин!
  Дети не отвечают. Давненько мы не встречались с Мидиром! Девочка бывает здесь редко.
  Позади трона тенью - Джаред. Советник.
  Своеобычно молчит.
  Еще один повод позлиться. Спрятать, спрятать когти, проклиная мужскую глупость - так и хозяйку ранить недолго.
  - Гвенн? Алиенна? - король переводит взгляд с серых глаз на карие.
  Вот уж смешно. Хотя Гвенн - та может. Как сделать, так и пырнуть. Волчица опускает взгляд, моя госпожа - вскидывает голову, делая шаг вперед.
  - Это мое, - произносит волчонок, бросив быстрый взгляд на Алиенну. - Я хотел сделать тебе подарок, отец.
  - Подарок? Испортив отличную заготовку и дорогую ручку из рога?! - горячится Майлгуир, но мгновенно берет себя в руки и продолжает негромко: - Наказание тебе назначат воспитатели. Дети, оставьте меня.
  Те, переглянувшись, спешат к выходу. Волчий принц выбегает первым, цапнув оружие. Младшая волчица, недовольно покосившись на Лили, покидает зал последней.
  Я же, соскользнув с плеча госпожи, задержался тут, за дверью.
  - На прошлой неделе - ваза, теперь - нож, - вздыхает Майлгуир.
  - Вряд ли моему королю жаль подобной мелочи, - негромко отвечает Джаред.
  Разумеется. Он больше недоволен своеволием и упрямством наследника.
  - Дети... Не думал я, что буду растить их в одиночестве.
  Я не застал королеву Мэренн. Она прожила совсем недолго...
  - Мой король, сын старался для вас. Он всего лишь пытается обратить на себя ваше внимание.
  За высокой спинкой трона советник совсем незаметен. Джаред. Светловолос. Добр к моей госпоже. Насколько это возможно. А она слишком мягко улыбается ему. Своему спасителю. Убийце ее семьи. Моей второй королевы!
  Не хочу о нем думать. Не хочу его слышать!
  - Пусть занимается тем, что пригодится ему в жизни, - король откидывается назад, в привычном усталом жесте прикрывает глаза рукой. - Война закончилась, мой друг... Но не закончится никогда.
  - Пока длятся дни мира, наш принц делает весьма значительные успехи, что во владении оружием, что в танцах и сочинении стихов.
  Дни мира?! Никто не помнит, что с лица земли стерт целый дом?
  - Пусть знает все, что должен. Как наша воспитанница?
  Пленница. Она - пленница. Король, не будь наивным!
  Советник запинается лишь на миг.
  - Солнечная принцесса понемногу привыкает к нашим колючим елям после лесов юга. Ее сестра теперь за старшую в доме. Она женщина здравомыслящая и понимает, что это самое мягкое наказание из всех возможных.
  - Алиенна слишком дружна с Деем, - голос короля глух и недоволен.
  Нет, это Дей слишком дружен с моей госпожой. Для Алиенны есть чудная партия, из небесных. И лесные не против... Но только не волки!
  - Разве вы не этого добивались? - удивляется советник. Слишком напоказ. - Вчера Дей взял вину на себя, но ведь старинную вазу разбила Алиенна, вытаскивая лесного котенка. Солнечная девочка смягчает крутой нрав вашего сына. И дядя души не чает в племяннице.
  Он хорош, да. Я тоже его люблю, хоть он и не золотой.
  - Дей - принц, наследник и будущий король Благого двора! Он должен отвечать за свои слова и действия в полной мере! - вот теперь в голосе Мидира звучит знакомая сталь. - Хочет брать ее вину на себя - пусть берет!
  Короли бы отвечали за свои слова. И за свои глупые действия.
  - И еще он ваш сын, мой король, - очень мягко произносит советник. - И ему, хоть изредка, нужна не только твердость королевской руки, но и тепло объятий отца.
  Голос волчьего короля полон застарелой усталости, и говорит Мидир об ином, привычно не желая давать волю чувствам:
  - Дядя Алиенны. Да. Союз с домом Неба нам бы очень пригодился. Это единственное, что меня радует.
  - Небесный правитель в племяннице души не чает, уже дважды навещал за столь короткое время.
  - Девочка продолжает смущать меня одним своим видом. Возможно, я поступил тогда слишком жестоко.
  Только возможно?.. О, Солнце и Небо! Кожа на стене висит клочьями, ну и пусть.
  - Смущает? - вновь удивляется советник. Король сжимает пальцы на подлокотниках. - Не думал, что вы знаете это слово.
  - Не забывайся, Джаред! Шла война, был убит Мэллин!
  - Мой король, вы поступили согласно закону. Но мое мнение вам известно.
  - Вот и держи его при себе!
  Советник. Посланник короля. Убийца. Лучше бы раньше голову ломал, кто убил брата короля и зачем.
  Как же я ненавижу волков!
  Не удержавшись, я опять выглядываю из-за двери. Король тяжело вздыхает, глянув на пустой трон рядом с собой.
  - Зверушку бы Дею какую... Может, щенка?
  - Я подумал, это будет не лишним. Он уже выбрал, самого дикого и крупного из помета. Но они вроде поладили... Не оставил на псарне, сам каждый день сносит его на руках по лестницам - ему сказали, что щенок может подвернуть лапу и охрометь на всю жизнь. А ведь пес едва ли не больше его самого!
  - Что Гвенн?..
  - Заявила, что ей хватает одного волчонка... Мой король, я хотел поговорить насчет северных границ. Нехорошие ныне дела творятся на побережье, фоморы вновь...
  Я услышал достаточно. Достаточно, чтобы расстроиться, но недостаточно, чтобы что-то сделать. Пора.
  Моя госпожа. Я знаю, где ее искать. Девочка слишком дружна с одним зверем. Девочка не понимает опасности.
  
  
  ***
  
  Ветви колючей елки в заветном месте ниспадают почти до земли. Моя госпожа пришла в его логово впервые. Но выглянувший Дей сердит.
  - Пошла прочь!
  Мальчик, а глаза покраснели. Будешь так зло смотреть на мою госпожу - укушу за палец.
  - Ты что, шла за мной от самого замка? Следила, да?
  Девочка, ты может быть, обидишься на него? И мы пойдем домой, в тепло? Здесь так холодно. Здесь всегда холодно!
  Девочка и не думает уходить. Девочка солнечно глядит на волчонка. Срывает с головы надоевший бант и нацепляет его на руку. Фу, какое грубое нарушение этикета! Цапнуть бы.
  А можно и просто посидеть на ее плече. Потрогать ушко.
  Но девочка занята. Девочка окидывает взглядом свое пышное платье в тяжелой вышивке и туфли с круглыми желтыми пряжками. Потом, с гораздо большим интересом - шалашик волчонка.
  - У тебя там рогатка, я видела! И лук со стрелами! И шарики.
  - Иди вышивай, или что там вы должны уметь! - сердито бурчит волчонок.
  - Это очень скучно, - вздыхает девочка. - А вот оружие...
  И вовсе не скучно. Знаменитые солнечные вышивки! Они ложатся стежок за стежком, они ведут пути Неба и Солнца, они сберегут от любой напасти!.. Не забывай: ты солнечная, ты можешь повелевать всеми силами и всеми домами... Да, сейчас у нас нет даже своего дома, а силы лишены все. Невежливо напоминать мне об этом. Тебе больше интересен этот звереныш?
  Алиенна улыбается, словно говоря - да, интересен. Она касается веток, и те сразу зеленеют яркими свежими побегами.
  О, ты можешь! Хоть чуть-чуть, но сила у тебя есть! А значит, не умерла и надежда.
  - Можно мне пересечь порог твоего дома? - произносит девочка вежливо.
  - Да ради Луга, - ворчит звереныш.
  - Покажи, - Лили заходит, тянется к ножу, а Дей отодвигает руку. - Они не хотят учить меня, говорят, что я девочка дома Солнца!
  - Кто же ты? - не выдерживает Дей и тоже улыбается.
  - И ты туда же! Неважно, кто я. Волчат обучают вместе! И носит твоя сестра что захочет, а не ходит ряженой куклой. Я тоже хочу быть волчонком... Ой, сколько тут всего интересного!
  - Не трогай ничего! Это все мое!
  Да подавись, волчонок. Пойдем, моя госпожа, ну пойдем же!
  Девочка еле заметно качает головой. Все слышит, отвечать не хочет.
  - А посмотреть-то можно?
  Дей хлопает рукой по горке сухой хвои.
  Девочка еще и садится рядом с волчонком! Пассматривает обжитую нору с развешенным по зеленым стенам вполне приличным оружием и мальчишеской дребеденью.
  Мое солнце, может, домой? И я, так и быть, забуду эту ужасную фразу про то, что ты хочешь быть волчонком.
  Девочка молчит, и это еще более ужасно.
  - Держи! Все равно ему не понравилось, - Дей протягивает злополучный ножик.
  Не один месяц сидел за работой, я видел. Ящерки проскакивают всюду.
  - Спасибо! - девочка задыхается от восторга, сверкает теплыми светло-карими глазами. - А стрелять научишь?
  - Посмотрим, - ухмыляется волчонок.
  Небо хмурится, дует резкий ветер. Ранней осенью он частый гость в этих краях. И всегда приводит за руку затяжной дождь, длящийся не одну неделю.
  Мрак и холод правят в краю волков.
  Крупные капли все сильнее бьют по еловым веткам, скатываются по густым иглам, но не попадают в шалашик, неожиданно ставший очень уютным.
  Ладно, девочка. Если хорошо тебе, хорошо и мне. Только... помни, нельзя доверять волкам.
  Дей накидывает свой плащ на озябшие плечи Лили. Моя госпожа прижимается к волчонку, а волосы!.. Волосы солнечного ребенка золотятся только от счастья.
  Я готов терпеть этого волчонка гораздо дольше, лишь бы опять видеть это чудо!
  Трава острыми лучиками проклевывается под ногами моей королевы.
  Глава 2. Подснежники
  Волчий клинок, моя госпожа. Ты носишь его на поясе. Хорошо хоть, в золотых ножнах. Им так здорово играть?
  Видимо, здорово. Я поднимусь с твоего плеча, оглянусь вокруг. Ты ведь не против?
  Девочка не отвечает. Девочка самозабвенно играет в ножички на плотной земле над обрывом. И с кем? С Мабоном, поваренком, собирателем сплетен. Хотя... он единственный, кто не отшатывается от тебя, словно ты не ребенок светлого дома Солнца, а дитя безумия Неблагого двора Темного мира.
  Дей никому не дает тебя в обиду. Но Дей занят, а то бы опять ходил за тобой хвостом. Волчьим хвостиком. А Гвенн ходила бы за Деем, прячась и все так же злясь. Не будь сестрой, решил бы - ревнует.
  Спокойная река хорошо видна с высоты. Серебристая лента Айсэ горм еще не оделась в лед, но ждать осталось недолго. Черный замок дома Волка возвышается над крепостной стеной.
  Как холодно! Пять лет мы здесь, а я все никак не привыкну. Высокие ели, растущие здесь во множестве, дрожат на ветру серебряными лапами. Кивают загнутыми верхушками, будто прислушиваются. Но нет, духи деревьев перестали являться ши. Раньше бы прилетели феи воздуха - они так любят детей! Веселились бы, щекотали носы, хихикали, кувыркаясь, шелестя крылышками и рассыпая золотую пыль. Вот только где они ныне? В какой мир, еще более Нижний, чем наш, улетели? Вернутся ли когда-нибудь снова?..
  Я не перестаю надеяться. Вздыхаю, как старик, и погружаюсь в воспоминания. И не улавливаю момент, когда моя госпожа ойкает и зажимает порез на руке. Перетягивает ранку и сразу же начинает утешать испуганного поваренка.
  Когда успевает подойти Дей, я тоже не замечаю.
  - Покажи, - монотонно говорит волчий принц, кривя губы. - П-пожалуйста.
  Слова даются ему тяжко. Волчий наследник не привык ни к просьбам, ни к отказам.
  Ох, что творишь ты, Мидир! То строго наказываешь за мелочь, то дозволяешь все, что серой душеньке угодно. Конечно же, никаких чувств, "от любви одни беды".
  Только принц слишком непокорен. И слишком привязан к моей госпоже.
  - Все хорошо, мой принц, - девочка отвечает легко.
  - Не все хорошо.
  Дей чует запах раньше, чем видит кровь, проступившую через спешно забинтованную руку. Глаза его сужаются. Взгляд Дея, как лезвие, упирается в побледневшего Мабона. Тот отшатывается. Сбежал бы, но знает - будет только хуже.
  - Кто виноват в этом?
  Девочка торопится успокоить:
  - Никто! Это произошло случайно. И совсем не больно. Прости, что встревожила, мой принц! Ты всегда слишком волнуешься за меня.
  - У тебя всегда все хорошо. И тебе никогда не больно, - Дей гладит щеку моей госпожи, словно хищный зверь проводит мягкой лапой.
  Его глаза теплеют на миг и снова холодеют, как тревожное северное небо над нами.
  - Поторопись в замок, моя принцесса, и будь осторожна, на мосту скользко. Меви тебя обыскалась, а учитель заждался.
  - Танцы, как же я могла забыть!
  Девочка, поднимаясь на цыпочки, касается губами щеки Дея. И нечего так улыбаться! Это лишь благодарность, волчонок!
  Алиенна, а ты огорчаешь меня. Как можно? Какое ужасное нарушение этикета! Если тебе так уж хочется выразить благодарность, нужно поклониться и поцеловать руку наследного принца.
  Ой-ой!
  Девочка, там, где ты стоишь, вылезают из хмурой земли бархатные, лилово-белые бутоны подснежников!
  Я ошеломлен, я побуду здесь, а мою королеву провожу взглядом.
  Она бежит легко, словно солнечный зайчик, к высоким темным башням, огражденным каменными стенами. Ворота Черного замка открыты, тяжелый мост на скрипучих цепях через ров опущен.
  - А я кое-что видел, - ехидничает глупый поваренок, отвлекая меня от важных мыслей. - Что за диво: волчонку нравится солнечная девочка? Ты хоть помнишь, что случилось с твоим дядей? Кажется, ему тоже нравилась солнечная.
  Пес у ног Дея рычит в ответ, а поваренок ровно не видит опасности.
  - Зря ты это сказал.
  Голос Дея металлический, но меня бросает в дрожь. Дей подходит ближе и Мабон, крича "Не подходи!", замахивается клинком.
  - Ты хочешь напугать меня? Ножом?!
  Дей достает свой - тоже сделанный им, но куда более совершенный. И очень острый. Загибает рукав и вырезает на руке восьмигранный символ дома Солнца. Не могу смотреть. Поваренок тоже отшатывается. Дей делает еще шаг, и поваренок отступает на край обрыва.
  - Но это не главное. Ты посмел тронуть мою принцессу.
  Земля под ногами поваренка осыпается, и теперь испуган Дей. Он рвется вперед, пытаясь поймать ускользающую руку, но тщетно. Поваренок вместе с куском земли падает вниз.
  Гвенн смотрит издалека и улыбается.
  Дей, замерев на миг от вида изломанного тела на острых камнях, встряхивает по-звериному черной гривой и бежит в замок.
  Нужно торопиться в тронный зал...
  Дей врывается к королю и, задыхаясь, бросает с ходу:
  - Отец, я ви...
  - Папа, папа! Я видела! Такой ужас! Мабон сорвался со скалы! - Гвенн, размазывая слезы, влетает следом за Деем и отталкивает его с дороги. - Засмотрелся на реку и сорвался. Я видела!
  Майлгуир хмурится недовольно. Видно, больше из-за того, что дочь расстроилась.
  Дей открывает рот... и закрывает. Недоволен, но молчит. Теперь его откровенность будет равно обвинению Гвенн во лжи. Слово брата против слова сестры. Король может вынести многое, но вранья не потерпит.
  Гвенн улыбается краем рта. Знает выбор Дея. Она слишком хорошо понимает брата, особенно - его темную сторону.
  Король отправляет Джареда разбираться со всем произошедшим. Это все же трагедия. Ши редко умирают и почти совсем не рождаются. Алиенна - последний ребенок Благого двора.
  Советник постоит на круче, послушает шепот воинов за спиной и вой ветра: что-то похожее уже было здесь ранее - край земли все больше и больше откалывался. Наверняка что-то смутит его после внимательного осмотра, но, поскольку есть свидетель естественной смерти, да еще волчья принцесса, на том дело и закончится. А еще - Джаред слишком предан своему королю...
  Над могилой Мабона сажают плакучую иву. Дей обнимает мою госпожу, прекрасную даже в слезах. Гвенн бросает взгляд и тут же отводит его. Наверняка замечает и нежное объятие, и тихий шепот в самое ушко, и, словно невзначай, легкое касание губами волка золотистой кожи принцессы Солнца.
  Шепотки о том, что, мол, играл с солнечной девочкой, и чем закончилось, сразу почтительно стихают, когда Дей проводит взглядом по рядам ши.
  От волчьей принцессы разит недовольством: девочка заложница, почти пленница в их доме. Или это все-таки ревность?
  Грей, зверь Дея, никого не подпускающий близко, лижет ладошку девочки розовым языком.
  - А мы-то думали, у волчат нет сердца, - шепчет няня стражнику из немногих детей дома Солнца.
  Меви переживает о потере друга моей госпожи. А внимание волчьего принца ее лишь пугает. Меви добавляет, утирая слезы:
  - Посмотри только, как расстроились оба.
  Иногда ши удивительно слепы. Оба ребенка правящей династии крайне недовольны своими действиями и сильно разочарованы их последствиями.
  Поодаль стоят, опустив головы, охрана, домочадцы, слуги и кое-кто из горожан.
  И Дей, и Гвенн сразу привлекают внимание и очаровывают обитателей холмов. Что уж говорить о тех несчастных из Верхнего мира, коим довелось повстречать их в ночь Самхейна, когда стирается грань между мирами? Королевские волчата даже в столь юном возрасте выделяются дикой, необузданной красотой.
  Разве что моя госпожа вскорости сможет соперничать с ними.
  Но тебе не придется. Время пролетит незаметно, ты вернешься в свой дом и возможно, именно ты - надежда этого угасающего мира.
  Последняя надежда.
  Глава 3. Вода
  Девочке не сидится. Девочка прыгает на кровати. Няня не против, хоть и не положено моей госпоже баловаться.
  - Почему... наш... дом... так... назы... вается?
  Так скоро и у меня голова закружится.
  - Терпение, моя принцесса.
  Няня обкусывает нитку. Расправляет складки одежды, любуется вышивкой.
  Солнце горит как живое.
  - Когда-то он был главным.
  Меви вздыхает опечаленно, и я не могу с ней не согласиться. Моя госпожа тут же падает рядом, растрепанная и горячо дышащая.
  Ай-ай-ай, ну как же можно так себя вести, моя королева?
  Девочка дергает плечиком, показывая, что можно.
  - Расскажи, ма... Меви.
  - Мы могли все то, что делают другие дома.
  Няня гладит по волосам моей госпожи, заплетает потуже выбивающиеся пряди. Косы тяжелые, быстро расплетаются. У ее матери были такие же. Светлые, почти белые, ровно топленое молоко. Золотые от счастья, серебряные от гнева. Ах, Лианна! Перед ней склонялись самые дикие звери! Но - не люди и не ши. Почему, все же, почему я не могу вспомнить случившееся?
  Меви, видно, тоже вспоминает былое, старательно пряча вздох и смахивая слезу.
  - И что не могут ныне: повелевать силами природы, тварями лесными, ветром и землёй. Оживлять умершее! Внушать любовь и сострадание. На похоронах лишь твое искреннее горе опечалило жесткие сердца волков. Когда-то любовь правила нашим миром. Любовь... и магия. Но Проклятие все стерло. Тебе расскажут по-другому, но кое-кто злоупотребил и тем, и другим. А потеряли все. Сейчас ты балуешься, заставляя бутоны распускаться от прикосновений твоих пальчиков... И это уже чудо.
  Да, я видел, видел! А вот кто настолько обрадовал тебя, не понял. Не догадался.
  - Как перстни, проявившиеся на пальцах твоих родителей. Знак истинного союза.
  - Но, Меви... Как-то глупо называться именем светила.
  Девочка наматывает локон на палец. Рассматривает безымянный, словно ожидая появления огненного знака.
  - Глупо одевать тебя каждый день по-разному, - переводит все в шутку Меви. - Все равно прибегаешь такая грязная, даже цвет не разобрать. И исцарапанная. Дай гляну.
  Няня приспускает ткань с плеча, разглядывает почти зажившую ссадину и вздыхает. Проводит рукой. Щекотно, я чуть не чихаю. Что царапина? У ши все заживает быстро. Много быстрее, чем у людей. Сказал бы, как на собаке, но не хочу обижать собак.
  - Эта ящерка словно смотрит на меня, - недоуменно говорит няня, поднимая рукав тонкой ночной сорочки.
  Девочка фыркает и решает продолжить:
  - Но почему восемь? Дом Леса, Неба, Солнца, Степи, Огня и Камня... Конечно же, Волка! Они правят волками?
  - Волки правили зверями, сыны Леса - деревьями, - наставительно говорит Меви. - Сыны Неба могли управлять погодой, Степи - всем, что растет на земле. Дети Камня могли двигать горы! Но о них уже давно не слышно.
  - А как же вода?
  - Тшш! - вскидывается Меви. - Не тронь воду.
  - Да почему же? Почему? Почему нельзя даже упоминать о...
  - Вода принадлежит фоморам, - негромко говорит Меви. - Вся вода этого мира. И всё, что в ней находится. Когда-то Балор украл королеву Рек, забрав себе этот дом, и теперь мы не можем дышать в пресной воде. Только в соленой. Да и границу мира можно пересечь лишь со стороны моря.
  Это не совсем правда. Говорят, что королевская кровь раньше давала право пересечь рубеж между землями благих ши и обителью фоморов, синекожих рогатых демонов морских глубин с белесыми глазами. Но проверять как-то не хочется.
  Стылой влагой тянет из окон в ответ. Рассвет сереет туманом. И правда, не надо о них говорить. Помянешь фомора, и он появится. Вот и Дея нет - отец отправил его на границу. Гвенн просилась тоже, но Майлгуир запретил. Теперь она куксится и срывает злость на моей девочке. Еженедельно приходят письма, но не волчьей принцессе. Алиенна сияет, читая их, и тут же бросается писать длиннющие ответы. Я смотрел через плечо - там рисунки цветов и птиц, забавные случаи в сторожевых башнях. Но на самом деле Дей воюет, пусть официально у нас и перемирие.
  - Но волки же оборачиваются! - удивляется девочка.
  - Это их суть, дитя мое. В том нет ни капли магии.
  - Меви, - тихо произносит моя госпожа, - а мама Дея и Гвенн, она?..
  - Она... она погибла. И хватит уже.
  Подобные разговоры не дозволяются в доме Волка. Красавица Мэренн, растопившая сердце Майлгуира... Все волчьи королевы живут недолго.
  - Значит, Дей и Гвенн тоже сироты, - шепчет моя госпожа.
  Няня вздыхает:
  - Не забывай, Лили, них есть отец, - и поджимает губы. Она очень не любит волчьего короля. И очень сильно это скрывает.
  Отец же Дея очень редко выказывает свои чувства. Он знает: его любовь - отрава.
  Меви встает, убирает одежду в платяной шкаф. Выбирает, что надеть моей госпоже сегодня. Маловат выбор-то. Меви, словно подумав о том же, бормочет:
  - От сестры твоей... помощи не дождешься. Ладно, дядя помогает. Так и не женился, упрямец.
  И не приезжал уже давно.
  - А почему он не женился? Я обязательно женюсь, и у меня будет куча детей! - перестав грустить за Дея и Гвенн, радостно щебечет моя госпожа.
  - Не "женюсь", а "выйду замуж", - привычно поправляет ее няня. Достает очередное платье, проверяет, не обтрепались ли рукава, цела ли вышивка. - И, пока наш король тебя не отпустит... если хоть кто-то не побоится попросить разрешения, будет уже хорошо.
  - Почему это?
  - Потому что... Если пойдет что не так, не поздоровится всем.
  - Что может пойти не так?
  - Я расскажу тебе, - хмурится Меви. - Позже.
  Кто осмелится взять в жены девушку, чьи родители повинны в смерти ши королевской крови, более того - правящей фамилии? Чью жизнь вытребовал Джаред вопреки всем канонам кровной мести? Чей род в опале, дом уничтожен, а замок - разорен? Да если хоть волосок упадет с головы Гвенн, Дея или Майлгуира, смерть будет грозить и моей девочке, и ее будущему мужу.
  Не нужно ей это горькое знание. А если моя госпожа уедет, может, оно и вовсе обойдет ее стороной.
  Глава 4. Туман
  Дей возвращается в канун Самхейна. Возмужавший и еще более красивый. Его приезду радуется весь дом, а он радуется Алиенне.
  И ведет ее к лесу, что мне совсем не нравится! Безошибочно выводит к тому месту, где когда-то был Золотой лес. Только теперь тут лишь непроходимая чаща.
  Туман выползает из ельника, окружает опушку кольцом - сизым и плотным. Можно смотреть, можно щупать. Пульсирует от слов, ровно от ударов сердца.
  - Покажись! - кричит Дей.
  Марево переливается то сизо-синим, то грязно-зеленым.
  Не надо паниковать, надо бежать! Бежать от этой обманчивой хмари!
  Девочка улыбается, девочка держит за руку Дея. Они не трогаются с места. А мне страшно за обоих. Чую присутствие магии, магии древней и запредельной. Кто, откуда? Морок друидов? Возможно. Даже под Тенью они пострадали меньше прочих.
  - Я пришел. Как и обещал, - шепчет марево. - Прелестна... Волчье солнышко! Всегда лучится улыбкой, даже когда больно.
  Дей вскидывает голову, раздувая ноздри, а туман продолжает:
  - Ты так уверен в ней, что решил показать мне? Вдруг она мне понравится больше, чем тебе? Вдруг я захочу забрать ее?
  Туман хохочет. Мерзкий склизкий туман заливается разноголосо, гримасничает множеством лиц, и весь лес, кажется, возится и шушукает. То ли в поддержке, то ли в страхе. Лица мужские и голос мужской, но это ничего не значит. Черты немного похожи на Дея - кто зеркалит его?
  Кривляки сливаются в одно. Мужчина. Тень за его спиной колышется призрачно, закручиваясь над головой вверх и в стороны, словно рога. Или он и есть эта тень? Рука! Синяя рука, выплывает из тумана и тянется к моей госпоже.
  - Она моя! - не выдерживает Дей. Девочка молчит.
  - Какой же ты злой! Настоящий волчонок, - опять хохот, но рука останавливается. Грозит пальцем: - Жду не дождусь, когда подрастешь.
  От этого голоса у меня мурашки и гребешок дыбом. Оборачиваюсь: замок вдали еле различим. Никого из взрослых.
  Самхейн!
  Девочка примиряюще говорит Дею, готовому сорваться:
  - Ему очень одиноко.
  Волчонку, видно, тоже одиноко. Раз такой у него друг, которого он решил показать моей госпоже. От королевских волчат все шарахались еще сильнее, чем от моей госпожи. Теперь Дей подрос, но друзей у него не прибавилось.
  - И грустно, - добавляет она.
  Туман из смешливого становится заинтересованным:
  - Какой это умник отправил снежинку прямиком в темное пламя? - тень опять подается вперед. - Родители? Нет... Сестра! - глубокий вздох словно сочувствует одиночеству. - Будь осторожна, принцесса. Волки очень красивы, но жестоки даже в любви.
  Дей... Он на несколько лет старше моей госпожи. Широкоплечий, высокий, узкий в бедрах. Правильные черты лица оживляет капризная линия припухлых губ и гордый излом бровей. Светло-серые глаза пылают серебристым огнем, гладкие черные волосы подчеркивают матовую бледность кожи.
  Истинный волк. Как его отец когда-то.
  Синяя рука снова тянется вперед, и Дей закрывает Алиенну:
  - Не смей ее трогать!
  Но теперь рука не останавливается. Она словно пересекает невидимую границу - дрогнувшую, как поверхность воды - обрастает черной шерстью, пальцы изгибаются, выпуская черные когти.
  Звериная лапа молниеносно хлещет по щеке Дея, оставляя красные полосы. Брызжет кровь, и моя госпожа вскрикивает от неожиданности и боли. Серые языки тумана быстро тянутся к ране, жадно лижут ее...
  Мы не на опушке! Где мы? Как же страшно! Хмарь на миг скрывает все вокруг, и мы... мы в глубине леса! Пасмурный день сменяет призрачная ночь, воздух сгущается, вязнет, не продохнуть, и темнеет. Трава сереет и сохнет, ломаясь под ногами оглядывающегося Дея. Волчонок знает весь лес подле Черного замка вдоль и поперек, и он тоже уверен: нет в их лесу такой необычной поляны! Он по привычке хватает воздух вместо крестовины меча над левым плечом. Оружие - в замке.
  Изогнутые, словно под рукой великана, деревья лишены листьев и скрипят без ветра, невидимые птицы рыдают, будто оплакивая кого-то. Нет просвета, нет даже крови на щеке Дея.
  И туман здесь другой. Он клубится, меняет форму, увеличивается и тянет свои щупальца. А в его глубине что-то переливается черным, растет и зреет, готовое вот-вот прорваться.
  - Неплохо, очень неплохо, - шелестит голос.
  - Бежим, Лили!
  Я опять согласен с Деем, еще как согласен. И оружие здесь не поможет, хоть Дей и выхватил кинжал.
  Он бросается в сторону, где светлее, не отпуская руку моей госпожи. Вряд ли знает, куда бежать, но и оставаться невозможно. Что-то тяжелое, большое и доселе невидимое тоже летит следом. Бухает, шуршит и топает, ломая сучья. Я знаю: стоит лишь обернуться и нам не выбраться из этого леса.
  - Быстрее, быстрее!
  Ой! Дей запинается о корень и падает наземь.
  - Беги! - кричит он. - До опушки недалеко!
  - Нет!
  Девочка взмахивает рукой. С ее тонких пальцев срывается рой зеленых пчел? Стрел! И летит к туманной фигуре, склоняющейся над лежащим Деем. Она покрывается мелкими красными каплями, как кожа от стеклянных осколков.
  - Не того защищаешь, - шипит чернота и пропадает.
  Теперь это лес, просто лес, где мы были не так давно.
  Дей поднимается торопливо, и они пересекают границу света и тени. Недоволен, что моя госпожа его защитила, а не наоборот.
  - Как это у тебя вышло? - хмурится Дей. - Попробуй еще раз!
  Это было чудесно. Но у моей госпожи свои заботы: кровь у Дея полилась сильнее.
  - Нужно остановить, - девочка достает платок, встряхивает и прижимает к щеке волчонка.
  - Мелочи, моя принцесса. Все затянется за день, - со знанием говорит Дей. Похоже, ему не впервой получать раны.
  Медлит, но все же отдает Алиенне ее платок.
  На его руке восьмигранный шрам так и остался. Не вывел. Оставил метку, волчонок?
  - Знаешь... - девочка мягко улыбается, - странный у тебя друг.
  - Не знаю, друг ли. Ты его явно взволновала, - усмехается Дей. - Ты нравишься всем.
  И утыкается носом в макушку Алиенны! Ну что за бесстыжая порода!
  Лили тихо и очень незаметно хмыкает мне в ответ. И прижимается к волчонку!
  Ох, а друг у него и правда странный. Тревожный. А Дей "А ты - моя!" забыл добавить.
  - Вернемся домой? - шепчет Дей и гладит Лили по голове.
  Да-да, моя госпожа! Пора домой! Вы оба даже не понимаете, как близко были от смерти. Я все еще дрожу весь - от рожков до кончика свернутого хвоста!
  Девочка поводит головой в несогласии. Вот же упрямица!
  - Посмотрим на звезды? - просяще шепчет моя госпожа. Солнечную девочку редко выпускают из Черного замка.
  О, так домой мы попадем нескоро.
  - Как пожелаешь, моя принцесса, - привычно отвечает Дей.
  - Позовем Гвенн? - теплые, полные любви к этому миру глаза распахиваются, и мне одновременно радостно и тревожно.
  - Не получится. Она веселится в Верхнем, - кривится Дей. - Пойдем на горку?
  Звезды над Айсэ Горм большие и желтые. Они смотрят на нас с черного неба, огненными стрелами падают за горизонт, расчерчивая небо над елями.
  - Во-о-он, смотри, какая полетела!
  Девочка улыбается.
  - Нет, это ты загадай желание, мой принц. Она твоя!
  Ее голова покоится на коленях Дея. Он не шевелится, хотя ноги наверняка затекли. Только поддергивает свой плащ с меховой подбивкой, укрывающий озябшую Алиенну.
  - Ты знаешь, что это маленькие солнца? Зачем мне они, когда у меня есть мое?
  Девочка улыбается в ответ. И волосы... Ох, Лили. Твои волосы горят мягким золотым светом!
  - Я давно уже все загадал для нас, моя принцесса.
  Глава 5. Вьюнок
  Вот и ежегодный бал Бельтайна. Время начала лета, время показа детей. И тех, кто скоро обретет совершеннолетие. Девочка на нем впервые.
  Здесь ши со всех концов благой страны. Статуи, каменные и деревянные, расположенные вдоль стен, ненамного отличаются от живых. Огромные четырехугольные колонны зала королей возносятся на высоту нескольких деревьев, они увиты рунами и растительным орнаментом. Стрельчатые окна: четыре ряда ввысь и вширь.
  Под потолком ведут хоровод ласточки, несущие свет на крыльях. Лишь они разгоняют мрачность высоких сводов. Их привезли от сестры моей госпожи. Сама приехать не решилась. Откупилась подарком.
  А дядя Алиенны все еще не вернулся с дальних морских границ. И теперь за спиной моей девочки свита не более десятка детей Солнца.
  Мидир выглядит величественным и умудренным годами правителем. Он приветствует своих подданных, принимая подарки и выслушивая пожелания долгих лет здравия миру. Деревянные поделки лесных, изумительные по сложности и красоте изделия небесных, есть даже подарки от огненных пэри, горящие и не гаснущие лампы.
  Дей стоит по правую руку от короля. Он уже получил выговор, но опять отвлекается от гостей, забывает вежливые слова и смотрит на мою госпожу. Едва удерживается, чтобы не сорваться с места, не закрыть собой от жадных взглядов, в которых сквозит далеко не одно восхищение. Глаза его то и дело вспыхивают яростным желтым огнем, а в оскале показываются волчьи клыки.
  Девочка улыбается ему издалека. Девочка поводит плечами, не замечая ничего. Она полна радостью и счастьем. Золотое шитье ласкает шелковистую кожу, светлые волосы падают ниже колен.
  Наш Дом почти последний, но ты привлекаешь внимание что детей Леса и Неба. Ты... почти девушка! Как быстро летит время, моя госпожа.
  Принцесса Леса и принц Неба просят согласия у правителя, решив приурочить взаимное согласие к великому празднику.
  Мидир дарит им кольца, они произносят клятву... Ого! Зажглись над двоими огни, закрутились спиралью зеленого и голубого и рассыпались ворохом бабочек. Шепот, тревожный и радостный, пробегает по рядам обоих домов. Лесная королева не может сдержать стон. Знак истинной любви - рисунки в виде сплетенных цветов - появились на пальцах молодых. Диво дивное и редчайшее! Принц и принцесса радуются, как дети. Возможно, они - избранные, что снимут заклятие.
  Это великая честь - и великая печаль. Ведь в Темную эпоху кольца истинной любви предрекают скорую гибель обоим.
  Мать все же падает в обморок. А веселье продолжается.
  Без масок: здесь каждый - как есть. Раньше реальный облик был данью вежливости... Теперь магия умерла.
  Вы, бессмертные ши, можете выходить в день Самхейна и там, наверху, притворяться кем угодно. Старик может стать молодкой, ищущая приключений волчица - мужчиной, покоряющим женские сердца. Можете путать и пугать людей, выглядя хоть облаком душ. Да вот только...
  Здесь вы - только вы. Пропали духи деревьев, те маленькие очаровательные существа, что жили в каждом цветке, в каждом вздохе, в каждом луче солнца. О гномах никто уже и не слышал. Феи улетели неведомо куда... И дети больше не рождаются.
  Проклятие, серая тень, скоро окончательно накроет ши.
  Девочка не грустит. Девочка смотрит в зал, и ши танцуют словно для нее одной. Каждый в одежде своего дома.
  Танец детей Леса плавен, словно ветер качает ветки деревьев. Танец Огня - призрачен и ярок, безумен и яростен. Дети Неба - переменчивы и быстры. Сыны Степи - основательны и неторопливы. Волки - серыми призраками скользят по залу. Кажется, они всюду.
  Наконец все смешалось. Закончилась церемониальная часть.
  Рыжий принц опять смотрит на мою госпожу так, что краснею даже я, делает шаг вперед...
  Дей, бледнее обычного, все еще по правую сторону трона, в ярости рвет салфетку. Гвенн что-то говорит успокаивающе, но вряд ли он слушает. Приподнимает губу, обнажая клыки. Он вот-вот сорвется. А Гвенн словно довольна.
  Король опускает руку на плечо Дея.
  - Простите, мой принц, - раздается рядом с нами. - Я первый.
  Джаред. Когда успел? Голос негромкий, мягкий, но в нем непреклонность хорошей стали. Хотя сын Леса подчиняться не собирается:
  - Она еще никому не обещала танец!
  А уж тем более, тебе, полукровке, говорит его взгляд.
  - Я обещал танец ее матери, - тихо говорит Джаред.
  Рыжий принц Леса отступает. Советник подхватывает мою госпожу и кружит в танце.
  Первый взрослый танец в ее жизни. Джаред умеет танцевать, хотя очень редко это делает, Алиенна прекрасна - и теперь на них смотрят все.
  Зачем ты сделал это, советник? Она бы постояла в сторонке, радуясь чужому счастью.
  Девочка, не нужно так смотреть на него. Он всего лишь выполняет просьбу твоей матери. Последнюю просьбу.
  Но моя госпожа улыбается открыто. Карие глаза ее вспыхивают чистым радостным светом. Светлячки появляются среди танцующих. Расцветают улыбки.
  Все ахают. Вьюнок, единственное, что выживает в полутьме замка, внезапно начинает расти.
  Он быстро оплетает стены, вскарабкивается на колонны, потолок, и солнечные цветы распахиваются навстречу этому миру.
  Глава 6. Охота
  Моя госпожа сама расчесывает длинные волосы. Накручивает у висков жгутики и закрепляет на затылке золотой заколкой. Простая ежедневная прическа, но как ей идет! Светлые пряди горят в утренних лучах солнца.
  Девочка давно помогает Меви, у той хватает забот. Девочка стараниями Дея хоть немного, но владеет мечом, а стараниями няни - вышивка из ее рук выходит чудесная. Хоть и спроворена ныне без капли волшебства, но словно, как и прежде, готова хранить от всех бед и напастей.
  Только дитя Дома Солнца может поделиться подобным умением. Всему остальному мою госпожу учат те же учителя, что и Дея с Гвенн.
  После праздника ши долго гадали, кто послужил причиной цветения вьюнка. Хранитель дома Волка проверил всех присутствующих и мою девочку тоже. Отпустил, произнеся важно: "Она совершенно не владеет магией!" Звать друидов волчий король отказался наотрез, слишком много горя принес их прошлый визит. Дей вздохнул облегчённо, а я чуть было не рассмеялся. Хрюкнул уж точно.
  Девочка не владеет магией. Девочка - сама магия!
  Решили, что всему виной обручальные кольца. На том дело и успокоилось.
  - Меви, - девочка обводит пальчиком восьмигранник. - Почему все молчат о девятом доме?
  - Я тоже не помню его, - неумело отговаривается няня.
  - Ну пожалуйста! - просит моя госпожа, и я вспоминаю, насколько она еще юна.
  - Не нужно тебе знать!
  Сегодня Гвенн выдала, что Лили может увидеть своих родителей в небе. Опять вредничает! Никого в этом доме нет!
  Алиенна присаживается рядом с Меви, забирает щетку из рук и обнимает няню.
  - Вокруг меня одни загадки и недомолвки. Раньше мне это казалось обычным... Про родителей ты говорить не хочешь, так скажи хотя бы про...
  - Дети Полудня, - не выдерживает упоминания о родителях Меви. - Они могли управлять временем. Но их давно нет, даже память о них стирается. Теперь это лишь уголок на твоем знаке.
  - Мы тоже когда-нибудь... да? - печалится моя госпожа, словно солнце заходит.
  - Нет, - уверенно говорит Меви, но продолжить не успевает.
  Торопливый стук заставляет подняться обеих. Меви открыть дверь с упреком, моей госпоже - спешно накинуть поверх нижнего платья верхнее, скрывшее даже ступни.
  Всего лишь посыльный от Финтана, лесного и наследного принца.
  Девочка смотрит задумчиво на принесенный гребень дивной работы. В нем будто сплетены ветки и листья, а россыпь камешков горит, словно ягоды, подсвеченные солнцем. Няня молчит, но смотрит с надеждой. Финтан настойчив. Все давно разъехались, а он остался. Да, его взгляд всегда словно раздевает мою госпожу, но... Мне ли судить, что для нее лучше?
  Посыльный, мелкое дитя леса, рыжеволос и заносчив еще более, чем его хозяин. Не сомневается, что моя госпожа потеряет разум от щедрого подарка, тут же рассыплется в благодарностях и кинется на шею наследнику деревянного трона. О, Финтан еще и на свидание пригласил через подданного!
  Да-да, я все слышу, моя госпожа!
  Принятие настолько личного всегда означало принятие подарившего. Неужели лесной принц об этом не знает? Или покупать расположение дев ему привычно? Обманчивый народ эти лесные, а уж королевская фамилия...
  На поясе моей госпожи висит меч волчонка, да не просто волчонка - наследного принца главного из восьми Домов. Алиенна и Дей видятся реже, и заботы у наследника давно взрослые, и не одна милашка побывала в его покоях... Вот только медальон с прядью волос Алиенны носит он не снимая. И моя госпожа, вырисованная придворным художником, светло улыбается ему с оборота.
  Король недоволен, очень недоволен, но пока молчит.
  Меви боится, что моя госпожа станет игрушкой темных страстей волчонка, а я боюсь иного. Но я всего лишь ящерка, и моя госпожа очень редко советуется со мной.
  Девочка просит вернуть гребень с извинениями. Ей жаль огорчать лесного принца, но взять столь дорогую и знаковую вещь она не может.
  - Передавайте сами! - оскорбляется посыльный отказу и пропадает.
  Девочка торопится вернуть нежданный подарок. Где можно застать принца леса поутру? Конечно, там, где в потешном бою сходятся клинки...
  Но лесного принца нет. Длинный зал пуст.
  Его стены увешаны оружием, и рыцарские доспехи грозно смотрят на нас.
  Алиенна поднимает красиво отделанный короткий меч. Ой, я знаю, чье это червленое серебро! Положи его, моя госпожа, немедленно положи!
  Но она не успевает: словно из-под земли появляется Гвенн. Шаги волков почти не слышны.
  - Это не твоё! - чуть не рычит она.
  - Возьми, - протягивает клинок моя госпожа.
  - Ну уж нет! - продолжает щериться волчица. - Посмотрим, чему тебя обучил мой брат.
  В ее руке возникает второй меч, длиннее и тяжелее.
  Девочка, это не шутки. Уйдём отсюда!
  Но моя госпожа поворачивается боком и поднимает меч, вызывая усмешку у Гвенн. Легко отбивает удар, но волчица особо и не старается. А вот по плечу Алиенны попадает ощутимо.
  - Не больно? - заботливо спрашивает Гвенн.
  Девочка мотает головой.
  - Тогда продолжим.
  Финт за финтом, удар за ударом. Гвенн старше, ее занятие - война, но Алиенна не отступает.
  - Ты берешь не свое, - продолжает волчица всё злее. - Иногда за это может больно достаться.
  Бьет основательно, в полную силу, и моя госпожа не держит удар.
  - На Охоту Дей тоже будет тебя брать? - шипит Гвенн.
  Дей, подошедший неслышно, зажимает занесенное лезвие между ладонями и отвечает монотонно:
  - Нет. Дей не будет брать ее на Охоту.
  Дей не просто в ярости, он взбешён. Гвенн кланяется и исчезает, словно ее тут и не было.
  - Алиенна, - на одной ноте продолжает говорить волчонок. - Меч не для твоих рук. Я буду рядом всегда, чтобы защитить тебя.
  - Ты порезался! - не спорит - ахает моя госпожа.
  Подхватывает его руку, касается губами ладони, и порез затягивается на глазах.
  Дей смотрит на девочку. На его кровь на ее губах. Глаза волчьего принца темнеют до черноты, и мне страшно.
  Дей притягивает мою госпожу за талию, касается ее губ своими... Алиенна вздрагивает и отвечает на поцелуй.
  Шумная компания вваливается в дальние двери, и Дей, неохотно выпустив девочку, покидает зал.
  Лесной принц принимает свой подарок с улыбкой, но не соглашается с проигрышем.
  - Безделица не стоит вашего огорчения. Видимо, гребень был недостоин вас, госпожа Алиенна. Я подумаю над этим.
  Сам не сводит глаз с ее губ, припухших от первого поцелуя. Касается взглядом открытых плеч, девичьей груди. Обволакивает ее фигурку, словно сетями. Нет, он мне определенно не нравится!
  Девочка, досадливо простившись, торопливо уходит.
  Снаружи ее поджидает Гвенн. Улыбается виновато. Поправляет прямые волосы, черные как вороново крыло. В серых глазах таится пламя, не менее темное, чем у ее брата.
  Лес? Сегодня вечером? Одна? Там же... Девочка, это ловушка!
  Девочка не слушает меня, цепляясь за надежду помириться с Гвенн...
  Ну вот, вот же! Я так и знал! Домой, Лили, срочно домой! И нечего отмахиваться от меня!
  Еловый лес притих, словно ждет чего-то.
  Ох, ну конечно, волки! Черные волки!
  Олень почти загнан, и стая, несущаяся по свежему снегу, вот-вот накинется на него. Вожак уступает место, молодой волк взвивается в воздух...
  Зубы смыкаются на загривке, и олень падает. Но я вижу, понимаю - рана смертельна. Пытается подняться и опять падает.
  Молодой волк легко перегрызает горло жертве. Затем поднимает лобастую голову и смотрит на мою госпожу. Морда в крови, взгляд беспощаден. Узнает ли он ее? Вряд ли.
  Скользящий шаг вперед.
  Ель над нами оледенела от ужаса моей госпожи.
  Волк останавливается словно в раздумии. Рядом с нами шевелятся ветки, и из тьмы выступает знакомая фигура.
  - Что вы здесь делаете? Кто вам показал это место?
  Ну хоть один ши рядом! Ох, это же... конечно, советник!
  Мою госпожу подхватывают на руки и несут в замок.
  Она не отвечает Джареду. Девочка дрожит и тихо всхлипывает на его плече, смотря на рвущую оленя волчью стаю. Привычно закрывает ладонью рот, чтобы не разрыдаться от запоздалого ужаса.
  Глава 7. Огонь
  Двое суток Гвенн не выходила из своих покоев. Столько же проспала моя госпожа. Она понемногу холодела и дышала всё тише и реже. Очнулась к рассвету третьего дня, а то я заволновался, изорвав, к удивлению Меви, расшитую подушку в изголовье. Сон-жизнь, непереносимость реальности, приводит к смерти. Подвержены ей все ши, королевской крови - особенно. Няня так и не сомкнула глаз, разговаривая с Алиенной и умоляя ее вернуться.
  - Мне это приснилось? - первым делом спрашивает девочка.
  - Нет, моя дорогая.
  Алиенна закрывает лицо ладонями и отворачивается.
  Меви знает, что приключилось. О церемониале известно всем, и никому не придет в голову соваться в лес. А о том, кто послал мою госпожу прямо на путь Дикой охоты, неизвестно.
  Девочка качает головой в ответ на расспросы. Виновата. Сама пошла, случайно наткнулась... Ох, и досталось же страже! Теперь солнечную принцессу не выпустят из Черного замка ни под каким предлогом.
  Алиенна же не выдаст Гвенн, хотя Дей все понял без слов. Иначе с чего бы волчьей принцессе носить руку на перевязи? Видно, потрепал ее, будучи зверем. Но та не злится на брата. Она жаждет пусть гневного, но - внимания. Его внимания...
  
  Я был у Гвенн этой ночью. Дей всё же проведал ее.
  - Но почему, почему мы не можем быть вместе? Что с того, что ты мой брат! - шепчет Гвенн, прижимая к щеке его ладонь. Видимо, лихорадка, иначе она никогда бы не решилась на подобное. - Есть Дома, где женятся на сестрах!
  - Потому что я не люблю тебя, - отвечает Дей. - Не люблю так, как ты этого заслуживаешь.
  Гвенн, до крови прикусив губу, отворачивается, и на миг мне ее жалко. Дею жалость неведома. Но... он осторожно и бережно гладит ее по раненой руке. Может, я плохо знаю волков? Правда, рана эта им же и нанесена.
  - Ты приходил ко мне, - невнятно и обиженно бормочет она.
  - Я приходил к тебе давно, - мягко соглашается Дей. - Когда было больно или плохо. Я благодарен за то тепло, что ты мне дарила.
  Голос у Дея бархатный, завораживающий, как у отца. Слушал бы и слушал. Но когда Гвенн оборачивается, ее глаза горят, рот перекошен, волосы черными змейками раскиданы по плечам. Даже теперь она невероятно красива:
  - А потом появилась Лили! - называет она мою госпожу детским прозвищем, скорее, яростно выплёвывает его. - Я убью её!
  - Убьешь ее - убьешь меня, - не злясь, просто показывая очевидное, отвечает Дей. Он, оказывается, может держать себя в руках.
  Гвенн тут же стихает. Голос ее становится кроток:
  - Поцелуй меня.
  Дей очень нежно касается ее пылающего лба.
  - Не так! Мне всё равно, как ты меня любишь. Я согласна на малое. На всё! Я согласна быть те...
  - Нет, Гвенн, нет, - Дей высвобождает свою руку. - Зато я не согласен. Это лишь унизит тебя.
  - С другими ты можешь! - не зная, что сказать, упрекает его Гвенн.
  - Ты сестра мне, Гвенн, - встает волчий принц.
  - И что, Дей, и что?! - в непонимании кричит Гвенн ему вслед.
  - Других я не люблю, - отвечает волчий принц, прикрывая дверь.
  Гвенн долго плачет, а потом внезапно успокаивается. И это пугает меня.
  - Значит, ты все-таки любишь меня, братец, - шепчет она. Улыбается по-волчьи. - Но её больше, - хотя Дей ни слова не сказал про мою госпожу.
  Мне страшно, во что может вылиться откровение Дея и его желание объясниться с сестрой...
  
  - Церемониал проходит раз в год, но этот год был особенным, - вздыхает Меви и возвращает меня в настоящее. - Теперь Дей - не просто Дей. Он - будущий король дома Волка и правитель Благого двора.
  - Это большая честь для Дея... для принца и радость для всего Волчьего дома, - отстраненно отвечает моя госпожа.
  Она первый раз говорит о Дее как о постороннем. Встает с трудом и подходит к окну, за которым хмурится ненастное небо. Темные облака все набухают, но так и не проливаются дождем.
  - Я вспомнила Джареда. Он уже нес меня. И я помню огонь!
  - Не нужно печалиться о том, чего нельзя изменить, - шепчет Меви, но девочка не успокаивается:
  - Он хотел спасти маму. А она... она отдала меня?! Она погибла из-за меня! Пламя охватывает занавеси слева и справа ответом на ее яростный крик.
  Меви кидается к окну, срывает горящую ткань. Огонь потушен, и Меви обнимает испуганную девочку.
  - Наша королева спасла тебя, пожертвовав собой. Как каждая мать, - приговаривает Меви, целуя ее. - Я бы поступила так же.
  Успокаивает, гладя по голове.
  - Я совсем не помню. Ничего не помню! Ты расскажешь, что знаешь, - не просит - требует моя госпожа.
  И я ничего не помню, хоть и должен. Если бы я мог что-то рассказать! Если бы я мог хоть что-то исправить...
  - Обязательно, хотя бы то, что известно мне, - отвечает няня.
  Но не указывает время. Столетием раньше, столетием позже...
  В двери стучат. Кажется, там много ши. Весть о том, что принцесса Солнца пришла в себя, каким-то образом просочилась во дворец.
  Первым на пороге появляется лесной принц. Желто-зеленые глаза на миг вспыхивают оранжевым, а королевский знак - дуб, раскинувший ветки - горит золотом и так. И на перчатках, и на груди, и на спине. Вдруг кто позабудет, кто такой Финтан! Первый наследный принц деревянного трона дома Леса! Листья дуба видны даже в затейливом ободке, удерживающем темно-рыжие волосы.
  За его спиной - несколько лесовиков. Уф, куда же принц без свиты. Лица их, согласно последней моде, расписаны цветами и птицами. Но не у Финтана - либо он чтит заветы перворожденных и поэтому не красит лицо, либо уважает или боится лесного лорда Фордгалла.
  И я склоняюсь к тому, что боится.
  Дей же, побывав на границе, относится к своему платью еще более небрежно, и обычно ходит в обычном черном дублете, как и вся стража. Но умудряется выделяться среди всех.
  - Тут что-то жгли? - настораживается Финтан, сбивая мои мысли. Застывает как вкопанный и заходит, лишь получив разрешение. Пусть это Черный замок, но все же личные покои - именно дом, закрытый словом лучше, чем замком. Меви не сразу находит слова для ответа, не в силах слукавить, но и не желая говорить правду. Финтан отказывается от напитка, который предлагает ему Алиенна. Но не уходит.
  Девочка держит спину прямо и говорит очень вежливо, хоть ей тяжело и то, и другое. Благодарит за заботу о ее здоровье.
  Мне опять кажется, или интерес Финтана глубже обычного ухаживания? Лесовик окидывает взглядом еще и Меви. Светловолосая, как все дети Солнца, она красива мягкой, закатной красотой.
  - Так что же здесь жгли? Надеюсь, не больше чем печальные воспоминания? - тянет носом Финтан, и мне чудится тревога в его словах.
  - Всего лишь свеча, - пожимает плечами Меви.
  Свеча и правда была, няня не обманывает, лишь использует любимый трюк ши - фигуру умолчания. И не соврала, и правду не сказала. Ей тяжело это дается, солнечные привыкли быть откровенными во всем: и в любви, и в дружбе.
  - Нужно послать вам бездымные, - глаза лесного принца, обращенные на мою госпожу, становятся маслянистыми, а острый интерес почти не заметен. - Негоже, чтобы солнце заходило так надолго! Буду ли я иметь счастье видеть вас за ужином, госпожа Алиенна?
  - Она постарается прийти, - опять отвечает за воспитанницу Меви, видя, что девочка готова отказать.
  - Простите мою настойчивость, - кланяется лесной принц. - Она вызвана лишь безмерным восхищением солнечной красотой.
  - Да разве мало прекрасных ши в Черном замке?
  - Прекрасных - много, но все мы надеемся на то единственное чудо, что изгонит мрак со Светлых земель, - привычно обаятельно улыбается Финтан. - А кто, как не солнце, сможет выжечь тени?
  Лесовикам больше других известно про Проклятие. И про искупление. Дети Леса были при падении Золотой башни, дети Леса присутствовали, когда в Черном замке жила королева галатов, под влиянием волшебства любившая Мидира - как своего мужа.
  А потом наш мир лишился магии и волшебства.
  - Пожалуйста, не сочтите за невежливость, - просит Меви, - но моя госпожа нездорова. Чтобы она могла присутствовать на ужине, ей нужно время прийти в себя.
  - Я ухожу, унося в своем сердце память о вашем очаровании, - почти выйдя, Финтан негромко договаривает: - Пока не смогу унести что-то более существенное.
  - Вам помочь в этом? - бросает Дей сквозь зубы, столкнувшись с ним у входа. Лесной принц улыбается и кланяется в ответ.
  Дей, тут же забыв о нём, бросается к моей госпоже. Видя Меви, останавливается с трудом.
  - Алиенна, - глухо шепчет он.
  Девочка закрывает глаза. Девочка бледна, как бы она ни сдерживалась, по ее щеке скатывается слеза.
  Дей опускается подле нее на колено, целует пальцы.
  - Мой принц, - негодует Меви нарушению этикета, но Дей, не глядя, поднимает руку, и та смолкает.
  Волчонок. Сын Мидира! Ему все подчиняются уже сейчас.
  Няня отходит, становится около входа и отворачивается. Я смотрю. Смотрю на Дея и мою госпожу.
  Меви решается выйти. Прикрывает дверь и просит всех зайти позже.
  - Моя принцесса... - Дей не сводит тревожного взгляда с моей госпожи, серые глаза его кажутся почти прозрачными на белоснежной коже. - Прости! Прости, что огорчил твою солнечную душу. Я отдам всю свою волчью кровь за твою улыбку, - осторожно снимает слезу с ее щеки. - Только не плачь, прошу тебя!
  Дей просит прощения? Дважды? Первый раз на моей памяти. Я ожидал негодования, упреков - девочка чуть не помешала Дикой охоте! - или приказа быть внимательнее впредь... Только не этого неистового северного взгляда.
  Эти безумные, безумные волки!
  Девочка открывает глаза и улыбается. Солнце выходит из-за туч.
  - Пусть лучше твоя кровь останется при тебе, мой принц. Ты достаточно часто терял ее из-за меня.
  Глава 8. Птица
  Гвенн приходит лишь через несколько дней. С извинениями и предложением пройтись. Она - сама забота, само участие. Снисходительное участие, но Алиенна этого не замечает.
  Девочка собирается мгновенно, лишь пару раз присев от слабости. Меви просит поберечься и быть осторожнее. И я бы хотел этого, но моя госпожа лишь отмахивается - что может случиться в волчьем замке?
  Принцессы прогуливаются по галерее. Отсюда можно увидеть многое. Ши на широком дворе забавляются стрельбой из лука, и у Гвенн непроизвольно сжимаются пальцы. Она поучаствовала, а может, и победила бы, но не сегодня. Кажется, у нее намечены дела поважнее. Да и рука, хоть не на перевязи, но, видимо, еще побаливает.
  Гвенн заговаривает о Дее, который навещает мою госпожу каждый день, но та молчит. В общий зал не ходит, отговариваясь нездоровьем. Финтан посылает подарки все роскошнее. Его не смущает, что девочка каждый раз возвращает их.
  Глупая птаха все время подлетает к нам и вновь взмывает ввысь. Девочка провожает ее завистливым взглядом.
  Юбки одинаково шуршат у обеих - Гвенн сегодня тоже в женской одежде, да еще какой! Открытые плечи, глубокий вырез, а кожа словно светится. Тончайший бархат расшит серебром, и серебряный же шнурок оплетает узкую талию, но без намека на хрупкость.
  Девочка - в одежде своего Дома, плотная вышивка бежит по светлой ткани слева-направо, по движению солнца в небе.
  Черная и золотая. Вот только восхищенных взглядов и отдаленных поклонов моя госпожа собирает всё больше. Гвенн замечает это.
  - Ты уже знаешь, что мой брат - будущий король Туата Де Данаан? Эта благая весть донеслась до самых отдаленных краев нашей земли. Но ты же спала, как сурок, - девочка молчит, и Гвенн продолжает: - Нельзя быть такой чувствительной! Это всего лишь олень. Тебе нужно привыкать к нашей жизни, - наставительно произносит она и тут же смеется: - А может, и не нужно. Так ты знаешь? - более настойчиво спрашивает Гвенн.
  - Мне известно об этом, - сдержанно отвечает моя госпожа. - И я очень рада за Де... за нашего принца.
  - Рада не рада... Но это свершилось, - притворно грустит Гвенн. - Вашей детской дружбе придет конец. Дею теперь нужно жениться, и скоро. Вы расстанетесь. Чудесная лесная принцесса уготована ему моим отцом. Это очень укрепит наше положение.
  Алиенна не отвечает, но розы, цветущие на открытой галерее, вмиг опускают головки.
  - Это у вас заправляли женщины, - продолжает Гвенн. - В Доме Волка правит король. А у тебя меньше прав и больше обязанностей, чем у последней из дворни. Но не печалься, мой брат или мой отец подберут кого-нибудь. Может, у тебя есть кто на примете?
  - Я не думала...
  - Именно, - сочувствует Гвенн. - Солнечные редко думают. Вы живете на чувствах, а это ни к чему хорошему не приводит. Кому-то приходится думать за двоих. Лесной принц тебя хочет... он ведь наш союзник. Его Дом - второй после Дома Волка.
  - Финтан, - вздыхает моя госпожа. - Уж не знаю, как дать понять, что он не интересует меня. Даже сказала впрямую, хоть и очень боялась обидеть. А он лишь смеется и сыплет комплиментами, словно клен листьями по осени.
  - Фи-и-интан! - мечтательная улыбка, и я в ярости - они все-таки спелись! - Знает, как доставить женщине удовольствие. Ты хоть думала над моим предложением? - не дождавшись ответа, продолжает: - Глупо выходить замуж, не испробовав всех прелестей свободной жизни, а земные обожают как никто из ши. Не хочешь наведенной любви, просто развлекись. Если не Финтан, то... Должен же тебе нравиться хоть кто-то?
  Девочка, опустив взгляд, смотрит на Джареда. Он, в цветах Дома Волка, позади всех. Не участвует в состязании, а мог бы выиграть. Светловолос, обманчиво спокоен, но держит в поле зрения всех ши. Похож на хищную птицу. Джаред предан королю, Джаред всегда говорит правду, и... он немного похож на отца Алиенны.
  - Оу, - видит ее взгляд Гвенн и понимает его значение. - Так Дей или Джаред?
  А ведь только что низвела чувства к брату до простой дружбы!
  - Дей? - вздыхает моя госпожа. - В нем... вся моя жизнь.
  Девочка замолкает, и мне хочется думать, что я ослышался.
  - Он всегда рядом. Я не задумывалась раньше, кто он. Да, я знаю, знаю! Так же недостижим. Как брат!
  - Это чудесно, - улыбается Гвенн.
  - Что именно? - недоумевает Алиенна.
  - Чудесно иметь такого брата, как Дей. Не мечтай о большем.
  Девочка останавливается.
  - Я не слишком помню родителей... Но они любили друг друга. Их любовь... она все еще со мной, - девочка на миг прикрывает глаза, кладет руку на сердце, а потом говорит необычайно твердо: - Я благодарна тебе за твою заботу, Гвенн. Но я никогда не вступлю в брак не по любви.
  - Полюбить - все равно что умереть! Так говорил отец, и я с ним согласна. Да где ты видела эту любовь? Если бы король мог, он бы запретил ее, как и магию. Не стоит тебе зарекаться, жизнь иногда преподносит сюрпризы, - кривит губы Гвенн.
  - Ты так спокойно рассуждаешь об этом... Ты ведь тоже кого-то любишь! - восклицает моя госпожа. Касается плеча Гвенн, и та вздрагивает. - Подожди.
  Девочка кладет обе руки на плечо волчьей принцессы. Мне показалось, или золотое сияние идет от ее рук?
  - Больше не болит, - удивленно говорит Гвенн. - Как ты это сделала?
  - Я почувствовала твою боль. Словно фальшивую ноту в песне.
  - Только пой ее потише, - шепчет Гвенн. Всё же смерти моей госпоже она не желает.
  - Меви говорит то же самое.
  - Потому что она тоже любит тебя, - улыбается Гвенн. - А еще я люблю стрелять!
  Достает натянутый лук, и птица, опять любопытно подлетевшая, падает во двор.
  Девочка, ахнув, бежит за ней, Гвенн не отстает.
  - Зачем, ну зачем ты это сделала? - взволнованно шепчет моя госпожа, разглядывая подстреленную птаху.
  - Потому что могу, - пожимает плечами Гвенн. - Потому что... она мне мешала!
  Девочка опускает руки над птицей, но тщетно. Девочка исчерпала силу, помогая Гвенн.
  - Ну нет! - сердится моя госпожа. На себя и на весь мир.
  Вытаскивает острый наконечник и царапает им ладонь. Затем прижимает ее к птице.
  Девочка, никто не учил тебя, но сила в тебе растет.
  Я не слышал биения сердца этой птахи, но оживлять умершее тебе вряд ли по силам. Скорее всего, она была просто ранена, раз так легко и свободно упорхнула из твоих рук.
  Глава 9. Снова туман
  - Все хорошо, - успокаивает Гвенн подбежавших встревоженных ши. - Глупая птица! Всех переполошила, - но обращается словно к моей госпоже.
  Дей примчался первым - когда девочка едва только чиркнула по коже. Но пока молчит.
  - Я был уверен, что ты убила ее, - недоумённо и подозрительно уточняет Финтан.
  - Ласточку, - поправляет его Алиенна. - Это была ласточка. Она не улетела от нас на зимовку, что редкость. Ее друг болен, вот она и...
  - Я только сбила ее с пути, - обольстительно улыбается Гвенн, перебивая мою госпожу и пряча стрелу в колчан за спиной. - А принцесса Солнца вернула в небо.
  - Алиенна может, - усмехается Финтан и переводит взгляд на мою госпожу, вытирающую кровь с ладони. На свету глаза его выглядят желто-зелеными. - Хотя иногда волчице виднее. Солнцу тоже есть чему поучиться у ночи.
  - Как и лесу у волков, - заканчивает Дей.
  - Не сомневаюсь, мой принц, - с поклоном отходит Финтан, но не слишком далеко, а сам продолжает смотреть на потупившуюся Гвенн и улыбается. - Не сомневаюсь.
  - Алиенна, быть может, ты вернешься в покои? - беспокоит Дея бледность моей госпожи.
  - Всё хорошо, мой принц. Это... не моя кровь.
  - Не только твоя, - поправляет Дей, чутко втягивая воздух подрагивающими крыльями носа.
  Девочка не может себя вылечить, и её платок полон крови.
  Дей срывает с себя тонкий серебристый шарф, затрепетавший по ветру не хуже улетевшей птицы. Не обращая внимания на ропот за спиной и возражения моей госпожи, перевязывает ее ладонь.
  Ши перешептываются в отдалении, Гвенн разве не рычит.
  Дальше - больше. Дей кладет кисть девочки на сгиб ладони, оглядывает двор и выходит из замка первым. Так, словно ведет королеву. Финтан протягивает локоть расстроенной Гвенн. За ними тянутся все остальные.
  Сегодня гостевые столы расположены у кромки леса, но Дей с Алиенной почти не едят. Грусть висит над моей госпожой, словно туман. Нет, это и впрямь дымка. Она осторожно садится на лес и луг. Холодает.
  - Что тревожит тебя, солнце? - не выдерживает Дей.
  - Я верну его, - виновато и так же тихо отвечает моя госпожа. - Прости... - тяжелый вздох, - за беспокойство.
  - Тебе дорог кто-то другой? - напрягается Дей. - Скажи, кто он, и я убью его.
  Девочка улыбается сквозь печаль, а ведь Дей серьезен. Безумие, ревность, сумасшествие - в его волчьей крови жуткий коктейль дурной наследственности.
  - Я не это хотела сказать, - поправляется она.
  - Так ты... отказываешь мне в праве сделать тебе подарок? Даже такую малость? - мгновенно вскипает Дей, понимая, о чем умалчивает Алиенна.
  - Гвенн мне рассказала! - поднимает полные муки глаза моя госпожа. - О лесной принцессе, о том, как этот брак важен для Дома Волка. И для вас. Меньше всего я хочу навредить вам, мой принц. Разрешите... дайте мне свободу. Я должна уехать к сестре.
  Дей бросает взгляд на Гвенн, словно нож, и та, вздрагивая, роняет бокал.
  - У меня уже есть принцесса, - негромко отвечает Дей и сжимает пальцы моей госпожи. - И эту принцессу, несущую вздор, мне сейчас очень хочется... то ли растерзать, то ли обласкать. - Алиенна отчаянно краснеет. - Но я не могу сделать ни то, ни другое. Ты можешь навредить лишь своим равнодушием. Ты равнодушна ко мне, Алиенна?
  - Дей, - отчаянно тихо шепчет моя госпожа. - Это же личная вещь! Я не могу позволить себе принять ее.
  - А я не могу позволить тебе истекать кровью! - рявкает волчий принц. Наклоняется ближе и его глаза опасно темнеют. Договаривает медленно: - Я могу либо загрызть тебя, либо зацеловать до смерти.
  - С другими... ты держишься, - девочка слабо улыбается.
  - Но не с тобой. Это очень, очень личное... - Дей касается щеки девочки, выпрямляется и говорит, как о решенном: - Шарф останется у тебя. Можешь помыть им полы, можешь растопить камин. Но. Шарф. Останется. У. Тебя.
  - Тогда...
  Девочка достает платок, переливающийся всеми оттенками солнечного света, одинаковый с двух сторон.
  - Раньше считалось, наша вышивка защищает того, кому подарена. Это только оберег, ты можешь носить его где угодно!
  Спасал бы он Дея от самого себя, было бы и вовсе чудесно.
  Дей доволен. Принимая подарок, он вкладывает в карман так, чтобы яркий край платка, резко выделяющийся на фоне черно-серебристой одежды, был виден всем. Но прекрасные ши разбрелись по лугу, каждый занят лишь собой и своей парой, еда и вино - лишь повод для веселья. Гвенн в обнимку с Финтаном пропадают в лесу. Теплая зима больше похожа на позднюю осень, даже трава зазеленела. Легкая музыка рождается словно бы из ниоткуда. Кое-кто танцует. Издалека слышится счастливое троекратное "да!" - молодым ши не королевской крови немного нужно для супружеских уз.
  - Алиенна, - зовет Дей, наклонившись к моей госпоже. - Ты вышивала его для меня?
  Целует пальцы, и моя девочка розовеет, словно рассвет.
  - Лили, солнце мое, - продолжает Дей очень тихо и очень серьезно. - Ты...
  - А вот и друид! - торопливо перебивает его вернувшаяся Гвенн.
  Показывает на старуху, выглядывающую из домика такого хилого, что кажется, он вот-вот развалится. Туман там особенно плотен.
  Щеки волчьей принцессы пылают.
  - Вернее, друидка. Алиенна, солнце наше ясное, сходим?
  - Не стоит, - морщится Дей на ее развеселый тон.
  - Ты решаешь за всех на свете? - не унимается Гвенн. - Ты ей не брат, не муж и не отец. Папа всегда говорил: вольные птицы умирают в клетках, - и Дей нехотя отпускает руку Алиенны.
  - Я ненадолго, - оборачивается моя госпожа.
  - Помни, три вопроса, - предостерегает ее Дей. - Не вернешься вскорости, я раскатаю эту хибару по бревнышку!
  Сгорбленная женщина, скривившись вместо улыбки, машет рукой словно именно моей госпоже.
  - Что-то мне уже и не хочется, - шепчет она.
  - Иди, иди же! - подбадривает Гвенн, а сама не торопится. - Это такая редкость, они давно никому не гадают.
  Девочка подходит к кромке старого леса, поднимается за приглашающим жестом старухи в крохотный домик по скользким скрипящим ступенькам. Он полон трав и грибов. Дым клубится над снадобьями. Пегий кот зевает, жмурясь и доедая на колченогом столе пойманную мышь. Колдунья гонит его веничком, и тот спрыгивает, мявкнув недовольно. Напоследок сверкает желтыми глазищами, словно видит меня.
  - Ну, спрашивай, раз пришла. Кому другому и вовсе гадать не стала бы. Волчонку этому, - сморщенная женщина покачала головой. - Дай мне руку!
  Девочка не успевает отдернуть кисть, как старуха отворачивает шарф.
  Ох, как мне все тут не нравится! Туман клубится уже в самом доме, и он все плотнее.
  - О, да тут достаточно крови не только для гадания! - довольно бормочет друидка.
  - Покинет ли Тень нашу землю? - шепчет моя госпожа.
  - Вопросы-вопросы, - улыбается строгая старуха, но недовольно. Поправляет волосы под серым капюшоном. - Спросишь еще раз, как узнаешь ответ. Теперь - только о себе.
  Девочка молчит, словно о себе ей спросить нечего.
  - Говори! - бормочет горгулья. - Что девушки, такие молодые и сладкие, спрашивают обычно? "Выйду ли я замуж"?
  - Я выйду замуж? - со вздохом повторяет моя госпожа.
  - Во-о-от, обычные вопросы! Да, моя принцесса, - спокойный кивок головы.
  - Мой муж будет любить меня?
  - Он уже тебя любит, - грустная улыбка в ответ.
  - А у меня будут дети?
  - Мальчик и девочка. Близнецы!
  - Будет ли счастлив мой муж?
  - Четвертый, четвертый вопрос. О-о-о! Узнаешь сама, когда придет время. Деточка, самого главного-то ты и не спросила! Уходи уже.
  Все тревожнее и тревожнее.
  Девочка идет обратно сквозь белое пылающее марево, а до выхода, до которого было всего пара шагов, никак не может дойти. Пегий кот шипит на полу, бьет хвостом. Я спрыгиваю и кусаю его, зверюга отшатывается...
  Моя госпожа быстро шагает за дверь.
  - Тебе еще нужна ее кровь? - раздается позади.
  Я оборачиваюсь и столбенею от ужаса.
  Темная рука сочится серым дымом из плотно закрытых створок, хватает со стола окровавленную тряпку... Втягивается обратно, я несусь к окну и чиркаю хвостом по зеленовато-синей коже. Но поздно. Синяя рука, шарф и кровь моей госпожи пропадают вовсе.
  Снаружи ничего, кроме тумана, Дея и испуганной Алиенны. Волчий принц откидывает растрепавшиеся золотистые волосы с ее лба.
  - Я волновался за тебя, - шепчет он, касаясь ее лба губами. - Ты станешь моей...
  Дуновение ветра сдувает хмарь и приносит запах. Запах тревоги и боли. Запах смерти. Дей мгновенно показывает клыки и оборачивается раньше, чем крики прерывают его вопрос. Черной молнией бросается в лес, отбрасывая мою госпожу на траву.
  - Да что же это!
  - Ужас какой!
  Алиенна бежит следом. Там молодой ши, кажется, мертвый. На нем что-то зелено-бурое. Похоже на... водоросли.
  - Финтан, уводи ши в замок, - торопливо кидает Джаред лесному принцу. - Мне нужно поспешить за Деем. Он лучше всех идет по следу.
  Глава 10. Снег
  Девочка стоит у высокого окна в темном переплете.
  Она не сводит глаз с дороги, теряющейся почти сразу после подъемного моста через ров. Но не видать ни черного волка, ни серого пса, ни даже белого полукровки, лишь сыпется с неба печальная крошка из дождя, переходящего в снег, укрывая далекий лес.
  - Алиенна, - зовет ее няня. - Вечереет уже.
  - Я почувствую, когда он вернется, - шепчет моя госпожа, играя золотой бахромой новых занавесок и не поворачиваясь. - Даже если не увижу этого. Я подожду. Спи, Меви. Ты прости за волнение.
  Няни не было на прогулке. Она уж и не знает, за что больше переживать, за личную вещь, принятую моей госпожой от волчьего наследника и тут же отнятую непонятно кем, за выставленные напоказ способности, которые вполне мог уловить зоркий или злобный глаз, или за украденную кровь... За кровь - волнуется особенно сильно. По ней легко найти ши не только на нашей земле, но и в любом из миров. Много чего можно сделать с чужой кровью. Меви заклинает девочку отцом нашим Солнцем не рисковать понапрасну и вздыхает о невозможном. Ее тетя умерла в бесплодной попытке оживить мать Алиенны. Дети Солнца ценят жизнь превыше всего, да только про свою - забывают.
  Я осторожно спускаюсь с плеча моей госпожи. В замке шумно, в замке волнительно. Убийство, да еще какое! Ши стали слишком беспечны, никто даже не думал выставлять охрану.
  Двенадцать лет мира. Сегодня он закончился.
  - Алан, они не вернулись? - спрашивает в который раз Майлгуир.
  - Нет, мой король, - отвечает капитан замковой стражи.
  - Друидка? - произносит король и скалится от ненависти.
  - Как появилась, так и пропала, словно и не было. Даже трава не примята.
  Мидира это не удивляет. Друиды, эти искатели правды и наставители на путь истинный, ходят в междумирье, как он по своему замку. Вот только судьбы отдельных ши им безразличны.
  - Как он мог! Как он мог быть таким беспечным! Зачем он кинулся в погоню?
  - Я отправил следом, кого мог собрать быстро, но...
  - Но Дей быстрее всех, - договаривает король в гордостью.
  - Джаред догонит его. Вы не думали, может... - Алан понижает голос, - послать Копье?
  - И на кого оно обернется, ты подумал?! - взрывается яростью Мидир. - Кто остановит его? Копье не может отличить своих от чужих! - он прикрывает серые глаза, тушит пламя досады. - Только Луг с ним и справлялся. Эти вещи еще более безумны, чем их владельцы. Я не стану подвергать своего сына подобному риску.
  Король спускается с трона и начинает ходить по залу.
  - Алан, усиль охрану замка и доложи немедля об прибытии принца, - теперь это уже не печаль, а гнев. - Немедля! Но как?! Как посмел он подарить личное? И кому! - и все-таки опять тревога. Мне кажется, или седины в его волосах прибавилось?
  - Мой король, никто не видел этого подарка. Почти никто, - уточняет Алан. - Я знаю, потому что присматривал за нашим принцем с крепостной стены, ведь рядом с принцессой Алиенной он...
  - Алан! - король бьет одной рукой, но отбрасывает ши далеко от себя. - Не смей рассуждать, что можно, а что нельзя Дею!..
  Алан с трудом поднимается с черного зеркального пола. Просит прощения за не вовремя сказанные слова.
  - Может, и хорошо, что шарф пропал. Дей... Он и так был лишен слишком многого. Пусть делает что хочет и берет, что хочет!.. Алиенна может дарить что угодно, ее подарки не имеют силы.
  Ошибаешься, мудрый Мидир. Здесь больше нет ничего интересного. Следую дальше. А вот и Гвенн, да не одна! Хохочет, показывая острые зубки.
  - Нет, нет, провожай не так далеко-о-о, - шепчет она, а взгляд говорит иное. - Мы ходим и ходим!
  - Я обещал Джареду проводить всех, вот я и провожаю, - отвечает Финтан со смехом.
  Вот только оглядывает темный коридор замка слишком цепким взглядом. Он притворяется развеселым, а сам вовсе не пьян. Одно дело - открыто ухаживать за принцессой, а совсем другое, при всех свободных нравах этого дома... но никого нет, и лесной принц, тряхнув темно-рыжими волосами, получив разрешение, заходит следом за Гвенн в ее покои.
  - А кто провожает Алиенну? - спрашивает он Гвенн, и та моментально вспыхивает:
  - Вот иди и проверь!
  - Мне и здесь неплохо, - притягивает к себе Финтан волчицу. - Даже очень неплохо... - шепчет в самое ушко. - Просто интересно... Ее хоть что-то трогает?
  - Ну... она... ее еще никто не трогал, - уворачивается та, но не слишком рьяно.
  - Она проспала все эти годы? - Финтан так поражен, что отшатывается от Гвенн. - Нет, не может быть, чтобы в волчьем логове... - в его глазах разгорается желтый огонь. - Тогда это будет славный трофей!
  - Знаешь, а она нежна и чувственна, эта девочка. Ей понравится, - усмехается Гвенн. - С опытным ши. А еще Дети Солнца очень ответственные!
  - Ты так нахваливаешь ее. А как же Дей? - опять до ужаса спокойно уточняет Финтан.
  - Пока король - Майлгуир. И он не в восторге от сыновьего... - Гвенн пожатием роскошных плеч дает понять, что она тоже, - влечения. Отец будет лишь благодарен тому, кто избавит наш Дом от этого... от этой напа...
  Я толкаю бокал в руке волчицы, и красное вино заливает одежду. Финтан со смехом стягивает черный бархат с Гвенн, она отстраняется, но тут же прижимается обратно, шепча почти жалко:
  - Только будь понапористее.
  - С ней или с тобой?
  - Со мной ты и так уже...
  Разговоры закончились. Пора к госпоже.
  Глава 11. Дуб и ель
  Дей не вернулся. Ни наутро, ни на следующий день, ни на последующий.
  Девочка, следуя просьбе - вернее, приказу - Мидира посещает трапезную, выходит на короткие вечерние прогулки. Мидир - хитрый лис, а не волк! Алиенна могла бы прикрыться нездоровьем, но не может уклониться от слов, переданных королевским лекарем: "Если принцессе Солнца плохо живется в доме Волка, то она может и дальше продолжать не выходить из своих покоев".
  Девочке немыслимо обидеть кого-то, тем более - целый Дом, особенно - Дом Дея. Дея любящего, отчаянно храброго и находящегося сейчас непонятно где. Раньше птицы и звери давно бы принесли весть о нем, солнце и небо разрешили бы видеть его следы, а уж ночь, время волков, и вовсе поведала, где он и что с ним. Но - не теперь. Не теперь.
  Я дремлю на плече моей госпожи, открытый чужим взглядам так же, как и она. Коплю силы. Мне трудно надолго покидать ее. Но желтая ящерка не вызывает ничего, кроме любопытства, девочка же...
  Девочка волнуется. Она, не споря с Меви, надевает одно из лучших платьев. Девочка не умеет отказывать по мелочам, и на просьбу Гвенн побыть с ней, изволновавшейся по брату, тоже отвечает согласием. А где Гвенн, там и Финтан. Но он переменился. Спрятав взгляд охотника до лучших времен, стал строже и сразу взрослее.
  Они оба переменились по отношению к моей госпоже, и это пугает меня. Участие, дружеское внимание, доброта и сочувствие - лишь маски. Это притворство скрывает неблагие намерения. Хотя... Неблагие удивились бы этому сравнению. Они просто другие, но не гадкие и не подлые.
  На очередной прогулке Алиенна идет под руку с Гвенн, Финтан - конечно же, рядом. На мою госпожу заглядываются все. Но дело не в волосах, словно впитавших солнечный свет, не в золотистой коже, не в фигуре - еще юной, но уже очень женственной, нет. Ее глаза горят ярче обычного. Они видят главное и не обращают внимания на тени. А теней нынче много.
  - Что говорят? - спрашивает Гвенн у Финтана. - Кто же напал на нас? Нам нужно начинать бояться?
  - Разное, - пожимает он плечами. - Но где вода, там и...
  - Фоморы, - притворно пугается Гвенн. - Хотя, может, не так уж они и страшны, раз у нас с ними бывают общие дети! Лили, а ты что скажешь? Тебе нравятся все, а вот фомора ты смогла бы полюбить?
  Девочка молчит. Больше слушает, но душа ее рвется на левую башню замка - самую высокую. С нее хорошо видно дорогу.
  Они идут все дальше и дальше по тропинке, и Финтан, решив, видно, развеселить своих спутниц, рассказывает про бескрайние кленовые леса, что прячут замок его Дома. Как они полыхают огнем по осени, словно сам Луг жжет их кроны. Какие упрямцы дети из клана Самшита, как трудно договариваться с негибкими Соснами, чтящими заветы первых богов, и что все деревья хороши по-своему.
  - Вы прекрасный рассказчик, принц Финтан, - улыбается моя госпожа. - Я словно сама побывала на вашей родине.
  - Одно слово, принцесса, - опять не сводит взгляда с ее губ Финтан. - И моя родина станет вашей!
  Алиенна вспыхивает и еле сдерживается. Потом говорит негромко:
  - Я думала, что никогда не забуду ясный свет березовых рощ и раздолье лугов моего Дома. Хотя покинула его очень давно. Но... сама не заметила, как полюбила этот суровый край. Всей душой, как и его обитателей. Волки яростны и упрямы, иногда говорят и делают лишнее, но... они живые. И сильные, и гордые, и отчаянно храбрые. А холодные только с виду!
  - Почему обо мне вы не говорите подобным образом, моя принцесса? - с болью в голосе произносит Финтан, и я на миг верю ему. - Я чувствую себя потерянным в этих елях. Неужели меня нельзя любить так безмерно?
  - Финтан, я знаю вас мало, но уверена - вас есть за что любить, - негромко отвечает Алиенна. - Думаю, какая-нибудь другая девушка наверняка почтет за счастье быть с вами.
  Странно, куда подевалась Гвенн? Только что стояла рядом - и ни следа, даже ельник не шелохнулся. Правда, теперь Алиенна и Финтан прогуливаются по дубовой аллее. Но я не вижу даже охрану!
  - Мне не нужна другая! - останавливает ее Финтан. - Я что, уродлив или не слишком знатен для вас? Почему вы отворачиваете взгляд, словно я рогатый фомор с синей кожей? Я принц Леса, второй после Волка, и я не привык к глупым отказам! А Дей - не для вас, вы все равно покинете этот Дом. Еще неизвестно, кто будет править этим миром!
  - Позвольте мне вернуться, - негромко говорит Алиенна и вырывает руку. - У меня нет сомнений в вашей знатности и привлекательности, лишь в хороших манерах. А обсуждать вопросы политики и престолонаследования вам лучше с отцом Дея.
  - Дей, Дей, Дей! - морщится Финтан. - Вы хоть на миг можете забыть о нем? Может, один поцелуй заставит вас замолчать, а меня осчастливит?
  Финтан притягивает к себе мою госпожу, и звонкая оплеуха нарушает тишь дня. Лесной принц вскрикивает от негодования.
  - Кусаться? Тем лучше, сама дала повод.
  Девочка отступает, пока не упирается в толстый ствол. Рука ее ищет кинжал Дея, но ему нет места на праздничной одежде, где искрится мех, горят самоцветы и играет вышивка - вот только все это не сможет защитить мою госпожу.
  Финтан подходит ближе. И улыбается нехорошо.
  - Знаешь, почему обычай хранить невинность до свадьбы остался лишь в вашем Доме? Потому что лишивший ее обязан жениться на той, кому посчастливилось... или наоборот, не посчастливилось, стать предметом его страсти. Вне зависимости, хочет этого девушка или нет.
  Он что-то говорит негромко на старом, и я в ярости. Магия дерева, да это просто бесчестно! Хотя что Финтан знает о честности?
  Из ствола вытягиваются тонкие ветки с крошечными зелеными листочками. Они выглядят нежными, но это не так. Они оплетают и разводят руки Алиенны не хуже стального капкана.
  - Я не хочу, чтобы тебе было слишком больно. Но лучше не сопротивляйся. Это - мое дерево по матери.
  Алиенна молчит, яростно пытаясь сбросить ветви. Разозлись, прошу!
  Девочка не понимает опасности. Ей все это кажется глупой шуткой.
  - А это - мой лес и мой Дом.
  Джаред! Как же я рад его видеть! Дорожная одежда запылена, рукав надорван, но Советник - само спокойствие.
  Его кинжал легко режет мерзкие ветки, а вздрагивает от боли Финтан. На запястьях принца Леса проступают тонкие порезы - он слишком слился с деревом.
  Джаред отбрасывает Алиенну подальше от коварного дуба - к низкому пушистому ельнику, который сегодня кажется родным даже мне.
  - Откуда ты взялся? - щерится Финтан не хуже волка. - Может, залезешь обратно в ту нору, откуда Майлгуир тебя вытащил, людское отродье?
  - Принцесса Солнца под крылом нашего Дома. Оскорбив ее, вы оскорбили всех нас, - сухо отвечает Джаред и достает меч.
  - Я не стану драться с тобой, - отвечает Финтан и смолкает от брошенного платка.
  Финтан неплох, совсем неплох. Не злится, хоть и должен быть в ярости. Джаред позволяет - явно позволяет - ему немного побарахтаться, видимо, щадя его самолюбие.
  Мечи сверкают в воздухе в смертоносном танце.
  Потом советник быстро выбивает оружие и бросает Финтана наземь. Тот смотрит на лезвие около шеи. Молчит.
  - Финтан, - Джаред чуть нажимает острием.
  - П-простите, принцесса Алиенна, - нехотя бормочет тот. - Я был ослеплен вашей красотой.
  Девочка кивает и наконец разжимает судорожно сжатые руки.
  Финтан поднимается с земли и уходит. Он выглядит довольным и победившим.
  - А где Дей? - тихо спрашивает моя госпожа.
  - Мы разделились, - отвечает Джаред и почти улыбается, вкладывая меч в ножны. - Славная была драка! Фоморов мы догнали у самого моря. Отбросили, а потом решили объехать крепости по границе наших миров. Я думал, он уже вернулся.
  - Дайте, я перевяжу, - видит девочка кровь на рукаве Джареда.
  - Пустое, - качает головой тот. - Царапина. Уже не важно.
  - Пожалуйста, - просит девочка, и Джаред уступает. - И... спасибо вам.
  - Неровный узор, - замечает Джаред, пока Алиенна бинтует его руку. - Хоть и королевский. У мамы твоей, - досадливо морщится, - куда лучше выходило.
  - Я пробовала новый рисунок, - улыбается Алиенна. - Вот, смотрите, огненное колесо по краю. У него дуги загнуты против хода солнца, зато катиться оно будет только по ходу. Меви говорит, вышивка может многое... Куда лучше я подарила Дею. Но ведь мне можно делать ему подарки?
  - Моя принцесса, - тихо говорит Джаред. - Не нужно, - глянув в ясные глаза и покачав головой, объясняет: - Не надо было перевязывать меня платком, похожим на тот, что вы подарили Дею.
  - Какая глупость! - девочка всплескивает руками.
  - Волки собственники по природе, моя принцесса. Плохо это или хорошо, они любят яростно. И - до конца своих дней, - Джаред задумчиво смотрит на повязку, словно желая, чтобы она исчезла. - Теперь без толку снимать, лишь хуже будет. Дей учует, чья кровь и на чьем платке. Вам следует быть очень осторожной и никогда более не давать принцу ни малейшего повода для ревности. Никогда! Простите, что не уследил, - смотрит на приближающихся стражников, встает и произносит еще тише: - Госпожа Алиенна, вы очень похожи на мать... Надеюсь, ваша судьба будет более счастливой. Для меня было честью знать вас.
  Девочка не понимает. Я - да. Дуэли запрещены - раз, Финтан - гость и союзник - два. Но... лучше Джаред, чем Дей. Тогда война и внутри страны будет почти неизбежна.
  Мне опять нравится Джаред. И мне жаль его.
  - Что вы такое говорите? Вы...
  Стража подошла очень вовремя!
  - Простите, советник, но мы обязаны... - неловко говорит черноволосый ши.
  - Я знаю! Я знаю, - Джаред встает, окидывает взглядом хмурый ельник и тревожную Алиенну. - Все хорошо. Прощайте, моя принцесса.
  Глава 12. Отрава
  Девочку не подпустили к королю волков - Финтан подоспел первым. Чтоб он в своем лесу заблудился.
  Теперь ей запрещено выходить из покоев. Она знает только, что Дей появился вскорости после Джареда, но его самого не видела. Волчий принц не приходил к ней и не давал о себе знать. Может, потому, утешает Меви, что Дей ранен, но - несерьезно, как и Джаред. Джаред, который, вернувшись в родной Дом с победой, попал прямехонько в тюрьму.
  Судя по слухам, наводнившим замок и принесенным взволнованной няней, все уже решено Мидиром, честь Дома которого советник ценит выше, чем сам король.
  - Видно, в награду за преданность, - не сдержавшись, горько заплакала Меви. - Это все лесные! Если бы Джаред не сдержал их тогда - никого бы не осталось из нашего Дома.
  Возможно, только возможно, я был не слишком-то справедлив к нему. Может, и правда, он выбрал меньшее из двух зол...
  Кстати, насчет зла.
  Мне известно, почему Дей еще не выбил дверь в покои Алиенны, не задушил ее в объятиях и не вручил отысканный на морском берегу глаз Ллира и увядшие, но все еще прекрасные первые подснежники с юга.
  Это меня беспокоит куда более украденной крови моей госпожи, Джареда в тюрьме на пороге смерти, столкновения двух Домов и неизбежной войны с фоморами.
  Сын волка крушит собственные покои. Да поможет нам Дану, праматерь богов клана Туата Де Данаан.
  *
  - А что Алиенна? - удивляется Гвенн на вопрос брата. - Она не скучала без тебя... - бросает волчица и торопится уйти.
  - Хочешь что-то сказать, Гвенн - говори прямо, - Дей подозрительно щурится, приподымает верхнюю губу, почти скалясь. - Только быстро. Я смертельно устал.
  На пол летит изорванный плащ, весь в сине-зеленых подтеках, затем - перчатки и куртка в не менее печальном состоянии. Видно, Дей особо не останавливался ни в одной из сторожевых башен, торопясь домой.
  Серый пес рычит у ног - он всегда не любил Гвенн, и Дей выставляет его за дверь.
  - Ничего особен-но-го, - почти поет Гвенн. - Она всего лишь мило болтала с Джаредом и целовалась с Финтаном.
  Долгая пауза, специально для Дея, жестокая и пустая, как слова про мою госпожу.
  - Ты сам говорил, её нельзя не любить!
  - Ты, - мгновенно задыхается от бешенства Дей, - просто ревнуешь! Скоро захлебнешься ядом в своем языке! - успокоиться взрослому волку трудно, он сжимает и разжимает кулак, прикрывает глаза, но жестокая пауза подбрасывает слишком много картин. Выдыхает: - Я не собираюсь тебя слушать!
  - Я?! - поражается Гвенн, оскорбленно дергает обнаженным и манящим любого ши плечиком. Только её брат явно не любой, что, несомненно, Гвенн огорчает. Яд льется дальше. - Это не я дралась за нее! Это Джаред и Финтан! Джаред знал, несомненно знал, - тут елейный голосок волчицы просто кричит, что Джаред знал даже то, о чем Дей пока смутно догадывается, а Дей не привык узнавать все последним, - чем все закончится. Однако это его не остановило.
  Голос Гвенн призывает мстить, Джаред не нравится ей не только потому, что вступается за мою госпожу, но и сам по себе, а злить склонного горячиться брата почти безопасно.
  - Что?.. - глаза Дея темнеют.
  Вообразить Джареда, всегда спокойного и всегда говорящего правду Советника дерущимся из-за его Алиенны почти невозможно. Но, видимо, волчий принц вообразил.
  - А вот ты - ты не знал! - в голосе принцессы волков мешаются сочувствие и горечь. Если бы Дей почуял злобу, комедия прекратилась бы очень быстро, и Гвенн откладывает ее на потом. - Наша девочка нравится всем. А кто нравится ей? - вопрос повисает в воздухе, который, кажется, уже подрагивает. От неподвижного Дея, замершего, как зверь перед прыжком, волнами расходится ярость. - Она хоть раз говорила тебе, что любит? Ведь нет! Так почему ты так в ней уверен? Ты ее так хорошо знаешь?
  Гвенн неплохо владеет мечом, но в стрельбе с ней никто не сравнится. Разящие стрелами вопросы опытной лучницы метко летят в сердце волчьего принца.
  - Ты целовал ее, Финтан целовал ее, Джаред...
  Гвенн прерыватся, стучит указательным пальцем по губам, в задумчивости возводит глаза к потолку, словно не видя и не чувствуя нарастающей угрозы. Добавляет с видом знатока:
  - Не знаю, не видела. Она говорила мне... - обрывает себя, хитро косится, будто обещала держать в тайне только что выдуманные секреты подруги, но хитрость уходит, сменяясь вновь сочувствием. - Ну да ладно. Ты слеп, братец. Или глупеешь с этой...
  Гвенн переигрывает, истинно волчья, непримиримая злоба рвется на волю, и принцесса обрывает себя, виновато смотрит из-под ресниц: хорошая девочка, проговорившаяся о темных секретах плохой. Дей не отвечает, Дей занят, Дей пытается дышать.
  - Пойду. Проведаю бедного, бедного Джареда.
  - Пос-той, - кажется, Дею больно уже не только стоять, не только дышать - ему жить невозможно. Он ухватывает за руку Гвенн так, что, кажется, она сейчас сломается. - Что... ска-зала Л-лили?
  - Но ты же не собираешься меня слушать!
  - Говори, Гвенн, - монотонно произносит Дей, и волчица сразу подчиняется. Хотя сначала отступает на два шага, и только потом продолжает:
  - Я всего лишь спросила, кто ей мил, а она... посмотрела на Джареда! С теплотой и нежностью, - кивает, будто вспоминая подробности, словно не видя еще сильнее побледневшего брата. Вздыхает мечтательно: - Это же так мило, влюбиться в своего спасителя! Тебе не кажется, это было бы ужасно мило? Балладу можно сложить.
  И смотрит, будто ждет, жаждет ярости, крика, разрушений. Волчья принцесса не умеет любить, что бы сама себе ни придумывала.
  - Если ты врешь, Гвенн, если просто хочешь позлить меня в очередной раз!..
  - Я никогда не врала тебе! - рычит Гвенн не тише. - Никогда не врала!
  Вскидывает голову, стремясь дотянуться, почти подставляет губы для поцелуя, сужает глаза, захлебывается новой волной злости, чувствуя, что поцелуям не бывать никогда. И продолжает травить то, что не в силах уничтожить. Бросает самое страшное обвинение, бережно приготовленное:
  - Рука Джареда перевязана платком Алиенны! И ещё... Лили сравнивала тебя с братом. Это правда, клянусь нашим Домом! Мы выросли вместе. Ты принимаешь дружбу за любовь. Ты для нее - как брат!
  Между волком и волчицей повисает гулкое молчание, мне кажется, я слышу далекий звон нежных колокольчиков, сбереженных в долгой дороге подснежников, которые одни выдерживают лютый холод. Они молят принца вернуться и вспомнить... Вспомнить!
  - Моя сестра хочет меня как мужчину, а моя любимая...
  Гвенн вздрагивает тоже, охватывает себя руками, забывая о притягательности плеч, желая тепла, желая объятий, желая брата, но его разбитое сердце не может, кажется, удержать даже кровь, не то что семейные привязанности. Дей бледен и смотрит сквозь неё, но в душе просыпается знакомое и успокоительное - вот только волки так могут - бешенство.
  - Сравнивает меня с братом?!
  Дей, Дей, почему же ты ей веришь?
  Гвенн подходит к нему, заглядывает в его глаза, внезапно ставшие совершенно светлыми, осторожно дотрагивается до его плеч, а ее голос дрожит от слез:
  - Тебе не кажется, что это предательство?.. - слово ранит Дея вновь, растаптывая уже не сердце, а душу, он рычит, спасаясь знакомым жестом, ему трижды не нужна жалость! Сейчас он ненавидит весь мир. - Будь Лили поумнее, давно бы все сказала тебе, не давая напрасных надежд. Все женщины такие, даже наша мать... Алиенна лишь одна из них. Только я всегда буду верна тебе.
  Дей вырывается, шумно дыша, ему непросто дается даже молчание, но крик гибнет, встает поперек горла, мешая жить, заставляя метаться, обрекая на яростную тишину.
  Эмоции волков так сильны, что кажется, вот-вот полыхнут стены.
  И Гвенн продолжает опечаленно:
  - Ты все еще не веришь мне, дорогой... - не договаривает "брат", но Дей не слышит, ему все равно, как именно зовет его Гвенн. Голос волчицы становится тверже, она кажется обнадеженной. - Поверь себе. Алиенна многим делилась со мной, я хорошо ее знаю, я - не ты! Нежный облик обманчив.
  Гвенн все-таки решается довести свой обман до завершения, она не видит Дея сейчас, она видит Дея в будущем, под руку с ней. И совершенно неважно, какое у него там, в будущем, выражение глаз. Пусть даже точно такое же, как сейчас.
  - Она прибежит к тебе просить за Джареда еще до того, как солнце уйдет за холмы! - Гвенн волнуется, рубит фразы, истолковывая только грядущие события на свой лад. Она слишком хорошо знает мою госпожу, чтобы ошибиться. - Ты для нее лишь средство. Расскажи ей правду про нашего Советника. Любая женщина захочет отомстить убийце родителей. Любая... кроме влюбленной. Подожди до заката, и Лили сама развеет твои сомнения.
  Ох, только не этот безумный взгляд! Страшно вспомнить, каких бед в подобном состоянии наворотил Мидир, заподозрив в измене свою жену. Не понимаю, чего добивается Гвенн, но выглядит она весьма удовлетворенной.
  - Мне жаль тебя, братец. Но я на твоей стороне.
  Смолкает опять, поднимает руки ладонями вверх, понимая, что заигралась, Дей может её не узнать. Называет "братец", самодовольно задирает нос, хочет казаться обычной, но хорошо понимает опасность.
  - Я всегда буду на твоей стороне и я помогу тебе даже в этой прихоти. Знай, Финтан просил короля отдать ему Алиенну, предъявив дважды побитую щеку и царапину на шее. Наш отец почти согласился, а ее сестрица будет только рада. Дядя слишком далеко, чтобы вмешаться. Завтра наш король объявит о помолвке, стараясь задобрить лорда Фордгалла. Если ты не поторопишься, ее отнимут у тебя...
  Кулаки Дея сжимаются враз, он весь выглядит подобравшимся, того и гляди прыгнет, дыхание волка чуть сбивается с последним словом Гвенн, но он уже напряжен и готов, он не дастся и не отдаст пусть не любящую, но любимую женщину, поэтому даже не вздрагивает, когда Гвенн договаривает:
  - Навсегда.
  Глава 13. Гроза и радуга
  - Де-е-ей! - зовет моя госпожа.
  Не услышав ответа, едва успев зайти в сумрак за полуоткрытой дверью, она оказывается в объятиях серой тени, метнувшейся к ней, кажется, с другого конца комнаты.
  - Дей, я...
  - Тшш!
  Тень обнюхивает, потом прижимает к себе, неистово и жадно целуя что попадется - глаза, нос, щеки, волосы...
  - Молчи, молчи, Лили. Молчи! - выдыхает в приоткрытый рот, не давая сказать ни слова и прикусывая до боли, раскрывает губы.
  Вдруг ложь, гнусная, искусно сплетенная Гвенн, изящно дополненная выдранными кусками правды, а оттого еще более страшная, окажется реальностью, вдруг моя госпожа скажет не то, что ждет сердце, и волк растягивает этот немой момент счастья, пока она еще целиком и полностью его, пока прекрасное вчера не превратилось в одинокое сегодня.
  Да что же это, я стал чувствовать его эмоции, как эмоции моей госпожи! С Гвенн было не так, у нее все написано на лице, все ее уловки и ложные ходы.
  - Де-е-ей... - на вдохе летит от моей госпожи. Потом, как только она обретает дыхание, просит его: - Дей, подожди!
  Его губы дотрагиваются до ее губ еще раз, еще, еще, не желая отпускать, его руки лишь сильнее сжимаются на ее плечах - но все же подчиняются. Отодвигают от себя медленно, с неохотой, словно обрывая все связывающие этих двоих нити.
  - Что тут произошло? - удивляется моя госпожа, попривыкшая к сумраку - в покоях принца разломано, кажется, все, что можно сломать. Кроме оружия.
  - Я думал, - хрипло отвечает волчий принц, все еще тяжело дыша.
  Девочка видит и то, что в руках Дея, и не может сдержать восклицания:
  - Мой платок! - и протягивает руку забрать, немного краснея оттого, что Дей увидел эту кривовато вышитую вещь, всего лишь упражнение.
  Эх, девочка, не о том тебе надо волноваться!
  - Твой... - Дея не волнует способ и прилежность вышивки. А вот румянец моей госпожи настораживает, волк разве шерсть не поднимает. - Платок?..
  Тьма, ставшая теплой и уютной с приходом моей госпожи, как в волчьей берлоге, выпускает ледяные иглы.
  - Как ты, Дей? Ты ведь ранен? - беспокоится Алиенна о нем самом и о его голосе, словно сломавшемся посреди фразы.
  - Платок, Лили! - говорит обвиняюще Дей, помахав им перед ней, не собираясь отвечать на неважные вопросы. Раны тела затянутся, а вот раны души...
  - Я... - вздыхает она, осекаясь от взгляда Дея. В его глазах зима, что незнакомо ей, моей бедной, теплолюбивой госпоже.
  Девочка остро чувствует диссонанс мира, нарушение тонкой работы небесных сфер, поломку изначальной задумки богов, ей до боли в сердце нужно успеть поправить вопиющую несправедливость, восстановить равновесие вокруг нее.
  Но... лучше бы она не отвечала.
  - ...перевязала им Джареда.
  Девочка, расскажи ему все, прижмись к нему, разгони тот ужас, что явился вновь, куда более страшный, раз слетел с твоих дорогих зацелованных уст, а не со злых губ Гвенн, и опять не дает ему дышать! Подари ему всего-то - подробности. Подробности, мелочи, детали, что вновь сложат для него светлую реальность из кромешной тьмы, успокоят, дадут почувствовать твою любовь и твою веру в него!
  Но ей кажется, все просто. Просто и понятно. Перевязала, потому что был ранен, а как же иначе?..
  Дей молчит, разглядывая платок, словно змею. Стежки-то кривые, кривые! Ну кто же дарит такое на память, в знак близких отношений? Но он словно не видит очевидного, не может увидеть. Запах Алиенны и крови Джареда он знает слишком хорошо, и сейчас эта гремучая смесь слепит его, словно яд гадюки. Реальность искажается, и он уже видит Лили в объятиях советника, его Лили, вот так же задыхающуюся от долгого-долгого поцелуя! Но не с ним.
  Едва прогнав образы переплетенных тел и перемешавшихся светлых волос, он переводит не менее пристальный взгляд на ее губы.
  - Это...
  Мой гребешок встает дыбом сам по себе, девочка, ну очнись же, девочка! Мир, весь мир горит у твоих ног, останови его!
  Это уже не иглы, они сгорели мгновенно, это пламя, Дей наполнен им до краев и готов взорваться. Он, не замечая, сжимает руку и срывает портьеру со стены. Ну вот. Теперь тут все ещё и порвано.
  - Кто это сделал?!
  Моя госпожа виновато облизывает губы. На нижней - след от поцелуя, скорее, укуса лесного принца.
  - Это... - вздыхает она.
  Вину, мнимую вину моей госпожи моментально чует Дей. Только вот понимает совершенно по-иному!
  - Финтан!
  - Дей, я...
  - И кто из них твой любимый?! - вслед за злыми словами в стену летит, едва не задев мою госпожу, каким-то чудом недобитая ваза.
  В полутьме глаза Дея горят волчьим огнем.
  - Дей, как ты можешь! - ахает моя госпожа, тревожно разгораясь мерцающим светом, так бывает, когда слишком сильный ветер старается погубить ровное пламя.
  Девочка выпрямляется гордо, оскорбленная его подозрениями. Девочка не собирается оправдываться в том, в чем нет ее вины.
  - Я не стану сейчас говорить о том, кто мне дорог. Я буду просить за того, кому грозит смерть. Из-за меня!
  - Его ты тоже потом предашь?
  Уж лучше бы принц кричал! Он говорит медленно. В душе его стремительно схватывается льдом все, что горело и грело, ему больно жить, но продолжать любить ещё больнее.
  Девочка ахает от подобной несправедливости. Сдерживает себя, глотая слезы. Глупо, как же все глупо выходит! Дей часто был груб и говорил ей обидные вещи, но это было очень давно. Очень. До того, как узнал ее и, да - до того, как полюбил.
  Девочка сдерживается, мерцает только чаще, продолжает как можно спокойнее:
  - Гвенн сказала, - моя госпожа верит в силу прочной дружбы и сестринской любви, знакомое имя кажется ей безопасным и добрым, - ты можешь...
  Ох, не надо было про Гвенн! Джаред, Финтан, Гвенн...
  И его сестра, и его любимая говорят про одни и те же поступки, повторяют одни и те же имена, и Дей уже не может отличить правду от лжи, обе кажутся искренними - ведь Гвенн тоже не лжет!
  - Ах, Гвенн! Та, с кем ты откровенна куда больше, чем со мной! С ней ты делишься всеми своими секретами?!
  - Гвенн... Моя подруга, но... - девочка озадачена, она забывает о слезах и обидах. - О чем ты?! Какие секреты?
  Дей выглядит почти спокойным, но это не так, вовсе не так. Говорит безэмоционально:
  - Хватит об этом.
  
  Делает ещё один отвращающий жест рукой, прикрывает глаза, а когда распахивает вновь, из серых они становятся янтарными. Дей очень плохо себя контролирует, когда дело касается моей госпожи.
  - Ты хочешь узнать про Джареда?..
  Девочка кивает. Ещё одно имя, бывшее для Дея одним из дорогих, а теперь причиняющее чистую боль.
  - Я отвечу. Как бы он ни был дорог отцу и сколь много не сделал, защищая наш Дом... Его убьют завтра. Оскорбление сына Леса. Тут бессилен даже король, он не готов и не будет воевать со всеми кланами из-за одного ши.
  Девочка зажимает рот, сдерживая крик. Дей продолжает так же внешне равнодушно:
  - А Джаред много сделал для нас. Ты знала, что он командовал нашими войсками, когда Дети Леса сровняли с землей Золотую Башню? Знала?! - в ответ глядит испытующе, продляя собственные муки: - Ты все еще просишь за него?
  Боль за Джареда, боль за Дея гаснет перед горькой памятью о прошлом, сжимает горло, и моя госпожа едва может вымолвить:
  - Да, мой принц...
  - Тогда ведь погибли твои родители, Лили! И он приложил к этому руку. Просто ничего не делай, и ты отомстишь. Ты все еще просишь за него?
  Ах, какие эти волки все-таки эгоистичные! Если бы ей надо было спасать тебя, она бы просила за тебя, глупый и жестокий принц! Она бы попросила за тебя и перед твоим отцом, и перед всем миром, и перед тобой!
  - Да, Дей, да!
  Месть для моей госпожи неприемлема, особенно месть человеку, который тайно вывез ее из владений бывшего Дома Солнца, присматривал за ней всю ее жизнь, а не так давно снова спас. Но для Дея это еще одно доказательство правоты Гвенн.
  - Невероятно. И объяснимо лишь одним, - Дей продолжает монотонно. - Но я готов выполнить твою просьбу, принцесса Солнца, если ты выполнишь мою.
  Девочка смотрит непонимающе. Мерцание моей госпожи потухает, ее с Деем все так же разделяет два шага в почти полной темноте, но пропасть между ними - куда больше.
  - Убийства невозможны в дни королевских свадеб! - рыкает Дей и снова стихает, но тонкий лед внешней холодности трещит от еле сдерживаемой ярости, боли и гнева. - Ты готова пойти на это?!
  - Я... - девочка запинается, она не хочет думать, что это именно те слова, которых она ждала, не ожидая, на которые не смела надеяться в самых своих ярких мечтах, - не понимаю...
  - Ты станешь моей женой и матерью моих детей? - волк требует, волк страдает, волк не может отпустить, его мир почти погиб, но он будет счастлив даже постоянно режущими осколками. - Примешь ли ты мой Дом как свой?
  - Что с тобой, Дей? - девочка делает шаг вперед и тревожно заглядывает в его напряженное бледное лицо. - Ты не болен? Ты...
  Девочка вздыхает прерывисто, устраивает ладонь на его широкой груди. Сердце принца колотится как сумасшедшее, но он перехватывает её руку, словно боясь, что его глупое сердце выскажет все напрямую.
  - Не договорил слова. Не спросил, люблю ли я, и не сказал, что любишь сам, - произносит она удивленно.
  - И не надо.
  - Ты не любишь меня, Дей, сейчас - нет!
  - Я знаю, кто и кого любит. Это неважно.
  Чего еще ожидать от волка? Волки жестоки, но больше всего они жестоки к самим себе.
  Девочка качает головой - как это может быть неважно? Ее Дею это было важно! Но вот только... ее Дей не сомневался ни в ней, ни в себе, не смотрел, как на чужую, обдавая то льдом презрения, то огнем ненависти. И не стал бы делать предложение так, словно зачитывает приговор.
  - Ты - моя, и только моя. Скажи - да, принцесса Солнца, и тот, за кого ты просишь, не умрет.
  - Не так я думала...
  Девочка поднимает взгляд на Дея, руками больше не тянется, но улыбается слабо, поражаясь разнице мечтаний и реальности. И хотя в душе есть разочарование, волосы больше не мерцают, светят ровно, пусть и неярко, моя госпожа почти счастлива.
  - Да, Дей. Да, конечно же, да!
  Безусловное согласие. Не оспорить. Но это не самое страшное. Страшно то, что посреди комнаты закручивается вихрь из черных и золотых искр, разделяется на две части и опускается на два безымянных пальца, принца Волка и принцессы Солнца.
  - Но даже твоего согласия - мало для королевского брака.
  Принц пугающе спокоен, мне вовсе это не нравится!
  Дей сжимает руку моей госпожи. Рана неглубока, но плохо проходит, как все магические раны, кровь снова бежит сквозь повязку и пальцы волчьего принца. Ноздри его трепещут. Алиенна не вырывается, она кладет другую кисть поверх его, смотрит непонимающе. Девочка все еще тревожится не за себя - за своего Дея!
  Он видит это. Волчонок, приди же в себя! Должно хватить и колец!
  Он прикрывает веки, почти успокаивается, и я так надеюсь... Но потом ощутимо накатывает вторая волна огня: ревности, злости и бешеного желания, сжигая свежевыстроенную им плотину, Дей открывает глаза, и в них бьется невыносимо яркое пламя. Я не знаю, что сможет остановить его теперь.
  - Дей! Ты пожалеешь, - ужасается своему пониманию моя госпожа. - Дей, не надо, не сейчас, Дей, прошу тебя, нет!..
  Девочка, ты создана, чтобы любить и чтобы тебя любили. Ты смогла бы оживить наш угасающий мир. Это - что угодно, но только не любовь. Почему его пламя настолько темно?
  А ты! Что ты делаешь, глупый мальчишка! Ты торопишься, боясь лишиться ее. Приобретешь... И потеряешь навсегда. А ведь кольца сомкнулись на ваших пальцах - моя королева создана для тебя, создана землей и небом нашего мира!
  Девочка моя, найдешь ли ты силы сохранить хоть каплю добра и света?.. Или луч надежды погас навсегда?
  Я не умею плакать. Но, чтобы пожалеть о несбывшемся и оплакать конец этого мира, достанет одной золотой слезинки.
  Хотя... рано печалиться.
  Что происходит? Гроза за окном бушует еще яростней, еще свирепей, вот только молний больше нет.
  Девочка не сопротивляется - без толку, когда Дей такой, не вскрикивает от острой боли, пронзающей ушибленный локоть. От волков убегать - только хуже. Она просто смотрит - смотрит с отчаянной верой в прежнего Дея. Не выдерживая ее взгляда, он опускает голову. Прикусывает кожу на обнаженном плече, словно оставляя метку. Волки ничего не отдают, никогда. Но этот волк, опять ломая себя, шумно выдыхает, скалится... и отстраняется. Он готов уйти навсегда - преданным, оскорбленным, обманутым... Он готов пойти против воли отца, против всего мира! Но вот взять любимую против воли - не готов, даже яростно и безумно желая.
  - Ух-ходи, Лили, - тяжело выдыхает волк и отворачивается, боясь не совладать с собой.
  Девочка ощущает весь ужас потери любви и счастья, его бездонное, беззвездное одиночество. Произносит тихо, очень-очень тихо, позабыв о собственных страхах и боли:
  - Нет, Дей. Я люблю тебя...
  Слова слетают с ее губ с золотистым шорохом, и все меняется. Волк разворачивается к Лили, вглядывается в чистые солнечные глаза.
  Дей, вконец отчаявшийся Дей, слушавший, но не слышавший ее весь этот вечер и почти потерявший, Дей, начавший ненавидеть себя и весь этот мир, ощущает и принимает ее слова, звучащие музыкой неба и солнца, вселенской гармонией, объединяющей несовместимое. Музыкой старой, но прекрасной и вечно молодой, ведь влюбленные каждый раз произносят их заново.
  - Я люблю тебя, Дей!
  И наконец слышит ее, верит ей, впитывает это ее признание всей своей волчьей душой. Ревность и боль, злость и ненависть тают в солнечном сиянии, оставляя лишь чистую любовь.
  Его поцелуи все так же неистовы, но и нежны, каждый звучит как вопрос - правда, правда, правда? И когда моя госпожа сама подается ему навстречу, притягивает его голову и шепчет счастливо: "Да, глупый мой волк, да, да!", грозу за окном прогоняет радуга.
  
  Примечания:
  КОНЕЦ ПЕРВОЙ КНИГИ
  Глоссарий. Листок из книжки советника дома Волка
  Благой Двор Девяти Домов (хотя Детей Полудня можно исключить), в том числе давно отколовшееся Морское королевство фоморов.
  Неблагой Двор Четырех Стихий.
  Верхний Мир - только во время Самхейна. Люди - возможно в иное время. Уточнить.
  Фоморы - четыре океана и все моря нашего Мира (кроме внутреннего моря Неблагих, сунулись - съели).
  Друиды - достоверно известно о троих высших, Не-сущих-свет, по собственному их выражению "пытаются блюсти равновесие". Не принимать на веру. Возможно: нейтралитет. Возможно: борьба за власть.
  Принц Дей. Правящая династия, Дом Волка, Благой Двор (умный волчонок, будет отличным королем. Если доживет)
  Младшая сестра: Гвенн (вечно недоговаривающая особа. Особенно любит недоговаривать правду и вносить свою ясность)
  Сводный брат от Мидира и Этайн: местонахождение неизвестно, хотя... (зачеркнуто)
  Отец: король Майлгуир (старый бог, Мидир - до Проклятия и падения Тени, в Неблагом Дворе также именуемом Искажением). Дя... (вымарано) Король никогда не отличался кротким нравом, а после двух последних потерь ему трудно быть спокойным. Не знаю, что бы мы делали без Дея и Гвенн.
  Мать: Мэренн, погибла
  Дядя: Мэрвин, старший брат Мидира, погиб
  Дядя: Мэллин, младший брат Мидира, погиб
  Далее стоило бы вписать себя, но после всей этой череды смертей нет желания пополнять список.
  
  Принцесса Алиенна (Лили). Дом Солнца, Благой Двор. Луч света в Светлых землях. Как ни странно и вопреки всему.
  Старшая сестра: Анора, старшая в Доме Солнца, которого официально почти нет. А старшая есть. Для полной неопределенности им не хватает династического брака с Небом (снова)
  Мать: Лианна, королева Дома Солнца, погибла! (подчеркнуто и обведено)
  Отец: Джилрой, король Дома Солнца (бывший принц Неба), погиб
  Дядя: Джалрад, король Дома Неба, при всей высокомерности тучек действительно радеет о племяннице.
  
  Финтан, Принц Леса, Благой Двор. Любит строить свои интриги поверх любых, даже моих. Осторожность не помешает. Удар поставлен неплохо, будет опасен - когда накопит сил или разумения - очень. Пока - не очень.
  Сестра: Фиделма, погибла после появления Кольца истинной любви (разобраться уже, какая связь этих колец с Проклятьем, а то скоро ши не останется!)
  Брат: Флинн (при дворе не появлялся, прячут)
  Отец: король Леса Фордгалл. Тварь еще та... (вымарано много). Нужны доказательства. Лучше поздно!
  Бранн, высший неблагой, третий принц Дома Четвертой стихии, правящей династии Неблагого Двора. Внук Лорканна. Неопределенно безумен.
  Лорканн, бывший король Темного мира - Неблагого Двора. Определенно, безумен.
  Неопределенность с родней. Парящих королей, старших братьев Бранна, внуков Лорканна, то ли один, то ли два, сведения о его сестре смутные и противоречивые. Еще более противоречиво то, что случилось с детьми Лорканна, его женой и им самим. Хорошо, что Неблагой Двор не моя забота.
  Нис, приемный сын Айджиана, короля фоморов. Айджиана не зря прозывают Балором, крут нравом и рогаст как отец. Хотя вроде порассудительнее (насколько может быть рассудительным фомор, каждую неделю кроящий береговую линию туда-обратно). Нис подходит по возрасту для... (вымарано) Возможно, стычки с волками - его рук дело. Не упускать из виду.
  Записано Джаредом, благим волком, племянником Миди... (далее вымарано)
  Том II. Глава 1. Звон колокольчиков
  Жена волка натягивает повыше меховое одеяло, ловя ускользающее тепло, щурится и ахает от внимательного взгляда еще одной пары желтых глаз.
  Замирает. Тихонько отведя руку назад, трясет за плечо мужа:
  - Он... - моя госпожа так не краснела, кажется, никогда в жизни, вьюнки уплотняют свой полог, тоже дотягиваясь до Дея, толкая его в спину. - Был тут всю ночь?!
  Был, как и я. Хорошо, что ты про меня не вспомнила. Мой гребешок то поднимался, то опускался вплоть до самого утра.
  - Грей! - рявкает тот полусонно и сладко потягивается. Хватает в охапку мою госпожу и щекотно отвечает в ухо: - Я уверен, он отвора-а-ачивался!
  Тут уже впору покраснеть и мне. Или попытаться. Опять! В который раз!
  Моя госпожа пунцовеет летним утром, приходящим на смену знойной ночи, а Дей, высунув голову из-под одеяла, спрашивает очень серьезно:
  - Правда ведь? - его руки обвивают мою госпожу, он чувствует, как она вздрагивает от щекотки и прикосновений. - Ты отворачивался, поросенок?
  Благородный пес оскорблен в лучших чувствах, и я его понимаю. Косится недовольно, хотя чувствует, что хозяин счастлив.
  - Иди уже!
  Грей, ворча, кладет голову на пол, не желая никуда уходить, на его черный нос садится невесть откуда взявшаяся бабочка, желтая, как цветок вьюнка, и тут же слетает. Потом серый все же встает, продирается через заросли, опутавшие дверь и часть спальни, скрывается в коридоре.
  Дей ворочается, щупает что-то за спиной, вытаскивает такую же плеть вьюнка из-под себя, отбрасывает подальше, ворча нарочито:
  - Ты моментально заняла всю мою спальню! Нашу спальню, Лил-л-ли...
  Кажется, моя госпожа, мы попали в руки не волку, а удаву! Дей обнимает так, что прикасается сразу везде, но моя госпожа согласна на такой плен. Вьюнки шуршат, отрастая махом еще на полфута.
  - А в твоей спальне - нашей спальне! - поправляется она в ответ на его грозно сведенные брови, - осталась целой только постель. Ты все заранее рассчитал! - она улыбается прямо ему в лицо, обвиняя, уличая, указывая, соблазняя. Моя госпожа, я и не предполагал, что ты так можешь! - Знал, что крушить. Видно, много думал.
  Моя госпожа хмурится, показывая, что думы были серьезными, а сама обнимает Дея в ответ, слабо-слабо ровно светится, устала, но счастлива, выдыхает почти ему в губы, и глаза волка темнеют. Опять.
  - Да не о том!
  - Постель - только начало, - деловито докладывает Дей, немного отстранившись после поцелуя, но не размыкая объятий, продолжая ласкать и взглядом, и руками. Заговорщицки добавляет, приблизившись вновь, заглядывая в глаза моей госпоже, теперь и его госпоже тоже: - А иногда она вообще не нужна.
  Голос увлекает за собой куда-то вниз, сердце у обоих гулко бьется в груди, неистово и нежно, сочетая несочетаемое, как и их брак. Солнце и луна, день и ночь, волк и вьюнок. Но как же я за них счастлив!
  - Начинаю догадываться, - после очень долгой паузы шепчет Алиенна, пряча улыбку.
  Хотя от Дея прячь или не прячь, все одно. Ну вот, и я говорю, стоило ему только попасться!
  Волк мгновенно притягивает ее к себе, долго целует, бормочет всякую милую чушь, она смеется в ответ, и я щурюсь, глядя на них. Волосы Алиенны растрепаны, щеки розовеют, глаза горят. Дей любуется ей так же, как и я. Шепчет, не было ли ей больно, а она, конечно же, мотает головой. Потом стеснительно спрашивает, а было ли ему хорошо с ней?
  Было, было! Я тому свидетель!
  Я больше не могу называть Лили девочкой, и вот это - больно. Зато мне радостно видеть их вместе - счастливого Дея, сияющую Алиенну, и я готов смириться с потерей. Это всего лишь имя, люди и ши меняют их, когда завершается какой-то этап и начинается новый. Мидир вон тоже стал Майлгуиром когда-то, изменившись сам и перечеркнув старую жизнь. Теперь и Алиенна...
  - Дей, ты успеешь? - тревожится она, вспоминая о чем-то за границей вьюнков.
  Да-да, моя госпожа, там вас ещё дожидается целый мир!
  - Немного времени у нас есть, - как настоящий волк, Дей неутомим и ненасытен, а еще очень, неприлично счастлив, что у них есть это время. - Совсем немного, но...
  Поцелуи иногда нужны больше слов, а Дей не больно-то разговорчив. В этих поцелуях, впрочем, смысл читается очень явно.
  - Пока твой пес!.. - дыхание моей госпожи прерывается, невыносимо горят губы, в груди её сладко, вьюнки закручиваются крутыми спиралями желания. Выдох снова в губы Дею, о моя госпожа, ты будишь зверя! - На нас не смотрит?
  - И твоя ящерица. Солнечная, - тянет довольно. Он водит пальцем по ее коже, покаянно гладя укусы. Потом в который раз обводит их языком, - как ты.
  Глаза волка снова зажигаются знакомым огнем, золотятся мирным янтарем, муж моей госпожи видит сейчас только её, не сводя своих волшебных глаз, шутит:
  - Пусть тоже уходит, я стесняюсь.
  Он не стесняется, нет, я уверен! Но он не хочет ни с кем делить мою госпожу, сейчас - совсем не хочет.
  От мысли, что Дей может чего-то стесняться, Алиенна опять заливается смехом, но тут же серьезнеет:
  - Как это?
  Её пальчики деловито зарываются принцу в волосы, черные, теплые и плотные, как звериная шерсть. Дей вздрагивает всем телом, ему трудно сосредоточиться на словах, но ради моей госпожи он готов на такой подвиг.
  - Её же никто не видит!
  Я хотел было уехать на широкой лохматой спине Грея. Но я здесь, я все вижу. И Дей меня?!
  - Я тот, кто видит, чего другие не видят!
  Дей расслаблен и доволен, как вдоволь наигравшийся зверь, он даже позволяет себе шутить. Да, Алиенну обнаженной никто, кроме него, не видел. Только я. Она шепчет, теперь мне, именно мне:
  - Побудь с ним сегодня. Пожалуйста.
  Взобраться на плечо Дея - пара секунд. Его волчья кожа бела, как свежевыпавший снег, и пахнет зимой, под ней круглятся мускулы, что мне непривычно. А еще она плотнее и горячее, чем моей де... моей госпожи, супруги волчьего принца.
  Я ощущаю его руку на ее руке, его бедро на ее бедре. Я прикрываю глаза, не мешая им радоваться.
  Кольца перед рассветом запылали ярче, очень надеюсь, что к счастью.
  
  
  ***
  
  - Кому, как не мне, дорог Джаред! - рявкает Майлгуир.
  Он поджимает губы, не глядя на наследника, подлокотник трещит в крепкой руке короля, и мне кажется, я слышу муку в его голосе.
  - Он чтит честь нашего дома более, чем мы сами.
  - Отошли его на дальние рубежи, - убеждает его сын. - Там сейчас очень тревожно. Фоморы то и дело нарушают границы, одиночные вылазки могут легко перейти в нападение отряда, и тогда мы легко не отобьемся. Нам и так словно разрешили победить! Для лесных это назначение будет выглядеть почетной ссылкой, а спокойнее станет всем нам, - это слово звучит для Дея уже иначе, но король пока этого не замечает. Дей умеет быть убедительным даже с собственным отцом. Научился. - Джаред будет только рад заняться обороной. Укрепить необходимо две сторожевые башни, а построить - не менее четырех.
  - Нужен веский повод для помилования! Очень веский.
  Король озлоблен, ему не нравится терять советника, почти друга, но если не пожертвовать Джаредом, то политические игры могут выйти вообще за пределы каких-либо правил.
  - Пусть бы Финтан себе помял эту девку. Джаред всегда подставлялся ради солнечных!
  Бросает взгляд на Дея, и мне кажется, это проверка. Или Мидиру до такой степени безразлична судьба Алиенны? Да и отдал ли он Джареда на растерзание? Ой, вряд ли. Услал бы на время, наказывая за неповиновение, это да.
  Дей недвижим. Ни бровью, ни вздохом не дает понять своей ярости, только глаза на миг вспыхивают желтым огнем.
  - Я шел за Джаредом следом, и он прикрыл меня в Черном Замке, как прикрывал в бою. Я понял, за что ты его так ценишь. Принцесса Солнца по защитой нашего дома, и он лишь вступился за нее. Вместо меня. Волки никогда не выказывали слабость!
  Король хмурит брови, но - сдерживается. Майлгуир сдерживается! Это удавалось лишь Джареду, но Дей сейчас рассудителен и спокоен, словно... Советник.
  - Сегодня сыны Леса союзники, завтра - враги. Разве так уже не было? Протяни палец, откусят руку, - тут Дей скалится, будто напоминая, чьё это право, откусывать руки. - Хочешь мира - готовься к войне, разве не это ты мне говорил когда-то?
  - Финтан просил отдать Алиенну ему, - говорит король невпопад и опять пристально смотрит на сына. Наверняка ему есть что сказать, но сегодня он хочет слушать.
  - Но ты ведь еще не ответил, мой король? Все равно, нельзя отдать в жены ту, кто уже замужем.
  Дей ждет ответа, возмущения, вопросов, но король напряженно молчит, и принц продолжает:
  - Объявишь свадьбу и отменишь приговор, - это кажется отличным решением, но Майлгуир пока хмурится в непонимании, о чьей свадьбе идет речь. - Если уж принцу Леса так не терпится увезти жену из нашего Дома, что он готов пойти на насилие - ты не знал? - пусть возьмет Гвенн. Они подходят друг другу, и нет принца родовитее, чем Финтан. Это сблизит нас, как ты и хотел. Джалрад ведь просил руки Алиенны...
  Дей глубоко вздыхает, имя любимой жены, супруги, нареченной против воли, будит чувства, кольцо пульсирует в такт с сердцем, а ещё греет, словно моя госпожа все еще рядом с ним. Заканчивает уверенно:
  - Мы договоримся. Ты хотел упрочить связи с домом Неба, и теперь это возможно.
  - Ты вернулся вчера, что произошло за это время? - Мидир догадывается, не может не догадываться, он искушен в интригах, наш король, поэтому пока не видит очевидного: его сын счастлив. - Мне о чем-то не доложили?
  - Отец, Алиенна - моя жена, - тихо произносит Дей. Выпрямляется гордо, готовый защищать ее и свое счастье.
  - Я так и знал, что этим все закончится!
  Кубок с ближайшего столика летит в стену, все-таки волки все напрочь безумные. Майлгуир с трудом подбирается, сощуривается, поспешно прикидывает в уме.
  - Постой, не торопись, все еще можно отменить. К чему тебе она?! - в этом слове столько годами сбереженной боли, рухнувших надежд, непонимания, досады. Не такой судьбы желал король своему сыну. - Ты еще так молод, к твоим услугам любая! Развлекся бы, выйдя из Тир Тоингиреа, а с солнечными девочками одни беды!
  - Я пробовал с другими, папа, - принц, пожалуй, даже чересчур смел! перебить отца! - Не единожды. И с теми, кого ты мне подсовывал, и со смертными. Женщины Верхнего влюбляются, словно кошки, в того, кто привел их... - Дей поводит плечом, будто сбрасывая тяжелый плащ, он не хочет говорить об этом, даже вспоминать не хочет, не сегодня. - И теряют свободу воли. Мне нужна только Лили. Может, земному королю тоже нужна была лишь его возлюбленная? Меня всегда интересовало, как Этайн смогла вспомнить Эохайда?
  М-м-м... Вот оно что! Принц хочет сказать, что отец сам не без греха, как сказали бы земные? Или... что Мидир тоже любил когда-то? Это не праздный интерес, но сейчас вопрос звучит просто пришедшимся к слову. Король тем не менее отвечает:
  - Все было не так. Друиды, - морщится, прислоняет пальцы к виску, будто справляясь с сильной головной болью. Прошлое немилосердно. - Она очнулась... - настоящее, впрочем, тоже немилосердно к королю дома Волка. - Хватит об этом! Достаточно нам одной войны из-за женщины. Если тебе настолько нужна Алиенна... Сделай так, чтобы дядя принцессы не смог оспорить брак.
  Дей смотрит на него исподлобья, и король ахает:
  - Ты уже это сделал! - в ясных волчьих глазах читается сейчас полное смятение. - Ты думаешь, она полюбит тебя? Надеюсь, она сказала "да"? Ты не применил силу?
  - Раньше тебя это мало когда заботило, папа! - срывается Дей.
  - Поэтому и предостерегаю. Не стоит повторять всех моих ошибок. Ты можешь посадить птицу в клетку, но сами старые боги не заставят ее петь! Моего разрешения ты не получишь!
  - Не знаю, чем тебе так не угодила Алиенна, и не хочу знать! - рычит Дей. - Мы с ней - уже муж и жена по всем законам, земным и небесным! И нас уже не разлучат ни королевская воля, ни интриги домов!
  Дей стягивает перчатку, показывает и вновь прячет кольцо.
  - Дей! Нет! Дей, только не ты!
  Мука в голосе короля ранит даже меня. Майлгуир долго молчит, закрыв лицо. Говорит сдавленно, не отнимая рук:
  - Мне всем нравится Алиенна, - и замолкает.
  Голос монотонный и глухой, верится в это с трудом. Если бы Мидир знал, чем обернется дело, я уверен, он бы сам закинул крошку-принцессу к ее родителям, в догорающую Золотую Башню.
  - Я боялся именно этого.
  - Отец, но ведь вовсе не обязательно, что мы...
  - Дей, мальчик мой! Не прошло и полгода - полгода! - всхлипывает Мидир, - как умерли те двое, у кого эти кольца проявились в последний раз. Проклятие снять невозможно не потому, что никто этого не хочет! Или никто не пытался, - король отнимает руки от лица. Печально смотрит на взрослого, красивого сына, наследника, надежду. - А потому что никто не знает точно, в чем оно состоит! "Пока Иная, прошедшая моим путем, не подарит истинному королю, что взято быть не может". Что-то про покаяние и про жертву. Я думал, может быть, дело в детях... или в любви... Что только не делал!
  Дей ждет, отец никогда не рассказывал так много о себе, но тот ни слова более не говорит про ту давнюю историю. Он говорит о нем самом:
  - Сынок, я... - голос короля прерывается, старший волк никогда не был так откровенно слаб. И так восхитительно силен. - Быть может, был излишне строг, но я всегда любил тебя! Не думал я, что тебе придется платить мои долги. Мне казалось, я за все заплатил уже с лихвой.
  Руки на лице смыкаются плотнее, белеют, словно вдавливая слезы обратно, плечи содрогаются. Они без слуг, без охраны. Дей обнимает плачущего отца - первый раз на моей памяти. И долго молча сидит рядом.
  - Зачем ты заставил Алиенну покинуть покои? - спрашивает Дей. - Она ведь не хотела.
  - Твоя сестра просила меня об этом, - отвечает Мидир почти спокойно. - Сказала, что ей одиноко, а Алиенна - ее подруга.
  - Подруга, значит, - еще более спокойно повторяет Дей.
  
  
  ***
  
  Гвенн караулит у дверей не хуже стражников. Улыбается и кланяется до пола.
  - Весь Дом говорит о том, как ты весело провел время! Бедняжка Лили! У нее, видно, не было выбора, кроме как подчиниться! Может, мне сходить, вытереть ей слезки?
  - Гвенн, ты обманула меня, - все так же спокойно говорит Дей. В одном этом слове больше смысла, чем в титулах и званиях. Дей оскорблен, рассержен, озлоблен - был вчера. Теперь он равнодушен, и это много страшнее. - Своего брата. Своего принца. Будущего короля.
  - Нисколько. Просто не договорила. На вопрос, кто ей дорог, Лили посмотрела на Джареда, - елейным голосом говорит Гвенн. - А сказала, что ты - весь ее мир. Никогда не понимала подобного. Словно вьюнок, - а вот это она зря, о вьюнках Дей с некоторых пор очень хорошего и однозначного мнения, глаза сужаются в щелочки-бойницы, - обвивший дерево. Я рада за тебя, братец, искренне рада, ведь ты получил, что желал... Интересно, если дерево вдруг запылает, что произойдет с миром глупого доверчивого вьюнка?
  Это разозлило бы Дея вчера, сегодня принцу настолько все равно, что у меня от лютого холода его взгляда сам собой заворачивается хвост!
  - Хорошо, что ты откровенна хотя бы сейчас.
  Все же мой Дей - истинный волк! Он яростен и горд, он не собирается спорить, отрицать слухи о своем насилии над Алиенной, хоть ему и горько это слышать, почти невыносимо. И он не будет обсуждать хоть что-либо из сегодняшней ночи.
  - И лишь поэтому жива. Знаешь, ты удивительна, принцесса Волка! - невесело улыбается он, и Гвенн мгновенно подбирается в непонимании, что это - похвала или оскорбление? - Ты смогла уничтожить даже то теплое чувство, что я испытывал к тебе.
  Гвенн отшатывается. Незнакомец, говоривший с Гвенн голосом брата, не злится, не поддается на обычные уловки.
  - Либо ты станешь женой Финтана, либо я до конца жизни не обмолвлюсь с тобой ни словом. Никаким - ни гневным, ни братским. Тебе решать.
  - Нет, только не это! Прошу тебя! Я просто... - задыхается, смотрит с отчаянием, готова признаться в своей позорной слабости сколько угодно раз, сказать это так прямо, как только возможно. - Не могу жить без тебя!
  Не крутит и не лжет, ей уже не до обмана. Гвенн теряет самое дорогое, она теряет свою жизнь!
  - Спутать любовь с жаждой обладания легко. Но они разные по сути. Ты слышала, Гвенн. Мне больше нечего добавить.
  Дей вздыхает сердито, но это чувство никак не относится к Гвенн, он зол на себя вчерашнего, что вообще слушал. Прищуривается, возвращаясь в сегодня.
  Дей выглядит настолько другим, что Гвенн не понимает, что ответить. Кажется, она не понимает даже, о чем он говорит.
  Завидев принца Леса, она уходит, почти убегает, не желая, чтобы еще и он видел ее унижение. Гвенн в полной растерянности, ей страшно и больно, как никогда. Но мне ее почему-то совсем не жаль.
  - Позвольте вас поздравить, - Финтан шутовски отвешивает поклон Дею. - Вы выиграли, а я умею проигрывать. Принцесса ваша, - словно передает чашу на пиру. Или кубок турнира победителю. - Надеюсь, ей понравилось.
  Принц Леса смотрит так же многозначительно, как Гвенн. До чего же в этом Доме низкие нравы! Они все свято уверены, что их принц и будущий король взял мою госпожу силой! Чуть ли не по плечику его похлопывают. В спину подталкивали - так уж точно. Жаль, Джареда здесь нет. Он бы похвалил Дея и гордился бы им.
  Мне нравится смотреть сегодня на мир с широкого плеча волчьего принца.
  Финтан смотрит на Дея внимательнее и тут же серьезнеет под его взглядом:
  - Простите меня, мой ко... - принц Леса оговорился не зря, в глазах Дея сейчас истинно королевское величие, ему невозможно не подчиниться. - Мой принц. Это было глупо, жестоко и неуместно.
  Низкий поклон, хотя и быстрый, будто боится надолго подставлять волку шею. Правильно боится.
  Дей придавливает локтем лесного принца к стене так, что тот едва дышит:
  - Если я узнаю, что ты помогал Гвенн в ее мерзкой затее, - Дей шипит сквозь зубы, прошивает коренастого принца Леса взглядом сверху вниз, - тебя не спасет ни королевская кровь, ни союз с нашим Домом! Что тебе нужно от моей жены?
  Дей произносит это так, как обычно рассчитывает удары на поединках, выверенно, четко, ясно, не позволяя противнику усомниться, свернуть, передумать. А клинком он владеет безупречно.
  - Жены? - хрипит Финтан, округляя глаза.
  Дей приподнимает уголки сжатых в линию губ, это может показаться улыбкой, но он просто сдерживается, это гримаса напряжения. Лесной принц, забывая оскорбиться вовсе не королевскому обращению, повторяет в ошеломлении, не зная, чему удивляться больше:
  - Алиенна - ваша... - Финтан переводит дух, собираясь с душевными силами, его пробирает мороз от того, насколько он только что был близко от грани, - жена?! - Бормочет, потирая вспотевший лоб, уже для себя: - Гвенн это придумала?..
  - Что, она провела и тебя?
  Высокомерный принц Леса сбит с толку, но он способен думать, осторожнее, мой Дей, не роняй слова, о которых потом можешь пожалеть.
  - Или ты знал?
  Кулаки молодого волка сжимаются мгновенно, глаза вновь превращаются в бойницы, и принц Леса нервно мотает головой, чувствует холодное дыхание грани.
  - Знал?!
  - Мой принц, она сказала лишь быть понастойчивей.
  Финтан слабо улыбается, пытаясь вернуться на почву обычных мальчишеских шалостей, которые они склонны именовать подвигами. Но мой Дей уже мужчина. Улыбка Финтана меркнет под зимним взглядом, принц Леса торопится:
  - Я думал, она помогает мне заполучить Алиенну...
  Дей не отвечает. Он стягивает перчатку зубами, не сводя взгляда с Финтана. Трилистники - золотой и черный с серебром переплелись на его безымянном пальце.
  - О-о-о! - сквозь зубы втягивает воздух Финтан. - Никогда не видел подобного, - шепчет как завороженный. - Знал бы, близко бы не подошел. Я не самоубийца.
  Еще одна нервная улыбка, заискивающая, оправдывающаяся, Финтан понимает, что значит семья в глазах волка, тем более - этого волка.
  Лесной принц знает и то, что этот Дом в чем-то очень-очень дикий. За подобные забавы с замужними вспарывают живот и бросают на берег моря, где фоморы жуют сластолюбцев еще тепленькими.
  - Что. Тебе. Было. Нужно. От. Лили!
  Ох, мой Дей, этак недолго скатиться до рычания!
  - Она милашка... - пытается съязвить принц Леса, вот только губы дрожат.
  Дей подступает ближе, скалится, и Финтан сдается, поднимая руки:
  - Хорошо!..
  Отшатывается, находя спиной стену, прислоняется с облегчением. Ноги отказываются держать его.
  - Хорошо! Моему отцу сказали, что эта дочь Солнца может быть той самой!..
  Не будь Финтан в таком отчаянии, слов не вытянуть бы из него клещами, но принц умен, он предпочитает потерять тайну, не жизнь. Досадливо продолжает, сердясь на тех, кто послал его сюда, и даже на тех, кто не уследил за сведениями изначально, и, кажется, начинает сердиться на Гвенн.
  - Все совпало, а ваш глупец Хранитель не увидел очевидного. Алиенна не знает своей силы, но она - артефакт нашего мира, она - его сердце! - принца Леса трясет и пошатывает, он бледен и в испарине. Но пережитый чудовищный страх помогает ему собраться. - Его Солнце. Кто владеет ей, владеет всем!
  Дей, Дей! Звенят колокольчики, звенят отчаянно и тревожно. Забудь про Финтана. Что-то не так. Что-то очень не так! Это почти колокола, и звонят они к беде!
  Тепло, но серые снежинки падают с неба, злыми осами влетают в открытые окна волчьего Дома.
  
  
  ***
  
  Алиенна осторожно опускает босые ноги на каменный пол. Она наклоняется, поднимает подснежник - помятый и сломанный. Золотое сияние, окружавшее ее и освещающее всю комнату, тускнеет.
  - Это - для меня! - пораженный шепот, она была бы рада этим цветам вчера, безумно рада, но сегодня они заставляют задуматься и усомниться. - Он собирал их для меня!
  Вчерашний ужас накатывается с новой силой. Алиенна собирает раскиданные по комнате цветы. Находит камень на кожаном шнурке, с трещиной посередине, видно, с бешеной яростью брошенный в стену.
  - Как он мог!
  Вьюнок жухнет на глазах, чернота расползается от моей госпожи все дальше по плетям, а сияние почти пропадает, лишь кольцо тревожно пульсирует на пальце жены волка.
  - Как он мог не поверить мне, себе, даже - даже цветам!
  Алиенна плачет. Она отчаянно пытается убрать трещину с камня, похожего на сердце, залатать хотя бы его. Ведь это подарок Дея!
  Нет-нет, не нужно! Не сейчас, у тебя нет сил, ты же все отдала, ты вычерпала себя, чтобы достучаться до Дея и залечить его раны!
  Весь свет сейчас в руках моей госпожи, но уставшие пальцы вздрагивают, словно кто-то подталкивает ее под локоть, и он стекает с ладоней, сочится на пол огненными каплями. Черные снежинки кружатся в хороводе против хода солнца, и тьма, плотным кольцом окружившая Алиенну, вытягивает из нее остатки сияния.
  - Холодно... Как же здесь холодно!.. - сонно шепчет моя госпожа, закрывает глаза и медленно опускается на пол. Слишком медленно для живой.
  Дей, торопись, торопись же, ты нужен как никогда! Согреть и спасти ее может только живое тепло!
  
  
  ***
  
  - Да только... - не договаривает Финтан.
  За окном темнеет. Ох, как жутко!.. Снег летит сплошными валами, мгновенно насыпая сугробы высотой со взрослого ши.
  - Она гаснет... - шепчет Дей.
  Волосы на его затылке становятся дыбом, в сердце закрадывается страх. Обернувшись на глазах изумленного Финтана, волк несется по коридорам и лесенкам. Взмывает в башню, перелетая через ступеньки...
  В спальне никого не видно, но он сразу чует жену.
  Она, закутавшись в его плащ так, что видна лишь розовая пятка, лежит на полу, в ворохе мертвых стеблей, сплетенных кем-то в огромный черный венок.
  - Лили!
  Не отвечает. Не чувствует, как он трясет ее, не слышит его отчаянного волчьего воя.
  Принцесса Солнца спит неправильным, нехорошим сном, прижав к груди принесенные Деем подснежники.
  Глава 2. Не-сущие-свет
  Черные ели грустно баюкают звезды в мягких лапах. Им не холодно, как и волку. Снег везде, от него свет и тишь, но свет этот льдист, а тишь - непокойна. Не ко времени.
  Дей, вернись в башню!
  Не слышит. Снег заткнул уши, разлился сонным молочным зельем на полях, нахлобучил шлемы на верхушки дерев, словно ослепив их, вдавил в землю и уничтожил первую травку, что проклюнулась раньше времени. Себе на беду. Беда. Беда кругом - синяя тень мелькает вдали, проносясь еле заметно даже для волчьего глаза. Пропадает. Снова проносится бесшумно с другой стороны и снова пропадает. Молодой волк, зарычав, несется вдогон, но - ничего. Никого. Была ли?
  Дей, что ты делаешь здесь? Порыв ветра тревожит снег, серые звезды слетают с еловых веток. Может, ветер донесет мои слова?
  И правда, пора. Пора домой, в замок. Только темна вода глубокого рва вокруг Волчьего Дома и подернута она льдом. Тонкая грань, отделяющая два мира, прозрачна ровно стекло, призрачна, сквозь нее многое можно увидеть... Если пристально и очень долго смотреть в воду, можно разглядеть морских обитателей в своих замках, знают ши. Сейчас волк - видит глаза.
  Дей! Очнись! Очнись же!
  Глаза, что смотрят изо всех зеркал. Знакомый разрез, знакомый прищур. Вот только... они зеленые! Дей недоуменно снимает рогатый шлем, и черные волчьи волосы полощутся на всё усиливающемся ветру, путаясь со злыми снежинками. За пальцы цепляются металлические щитки, не хотят отпускать. Дей сбрасывает их вместе с перчатками, как ядовитую тварь. Недоуменно разглядывает синюю кожу ладоней, потом кладет руку на горло. Нечем дышать. Воздух вокруг или вода?
  Дей! Это сон, сон! Дыши, Дей, дыши! Это не ты!
  Незваный гость уже на мосту, и как появился? Ни стрелы, ни копья защитников замка не могут пробить его щит. Он тоньше бумаги, но сильнее железа. Иногда достаточно слов.
  - Она моя! - кричит фомор, указывая на левую башню. - Моя по праву!
  Вылитый Дей. Только глаза - злые, а рот, как и все лицо, искривлен гримасой недолюбленного ребенка.
  Дей, плавной серой тенью слетев с галереи, уже на мосту. От его тепла тает щит, и Дей толкает лапой фомора в грудь. Тот, заваливаясь вниз, хватается за волка, и они падают - падают вместе, разбивая лед на осколки реальностей, уходят все ниже сквозь призму зеркал в синюю-синюю глубину Северного моря...
  Дей! Ну хватит слов. Царапаю плечо, тот резко подскакивает и только потом озирается.
  Он на самом верху черной башни, и нет никаких фоморов. Дей задремал перед рассветом, серый пес рядом. Меви - у изголовья госпожи. Спала ли она, не знаю. Джаред не ложился точно.
  - Что? - сглатывает волк кошмар ночи.
  Кошмар дня поступает с новой силой, Дей сдерживается, сжимая кулак так, что ногти впиваются в ладонь - чтобы опять не завыть отчаянно. Поворачивается всем телом к Джареду, не видя, но ощущая его присутствие. Как чует он Алиенну, но спросить проще, легче, чем снова смотреть на нее. Она лежит недвижимо, держа в руках невянущие подснежники. Хранитель сказал их не трогать. Больше он не смог помочь ничем.
  - Все по-прежнему, мой принц.
  Советник говорит негромко, но сочувствие и боль в его голосе различимы явственно. Ему небезразлична Алиенна, и Джаред единственный во всем Доме и за его пределами, кто уверен, Дей не насильник. Даже Меви не удержалась, вскрикнула: "Что ты с ней сделал?" - увидев лежащую в беспамятстве госпожу. Упала на колени, закрыв лицо руками, и прошептала: "Она верила в тебя, как в истинного короля. А ведь истинный - не только тот, кто силен, но и кто способен отдавать! Чем ты пожертвовал ради неё?" "Ничем", - ответил Дей. Опустился рядом, дотронулся до плеча, и Меви, опомнившись, смолкла.
  Он чересчур горд, чтобы оправдываться, слишком винит себя, чтобы принимать извинения няни, ставшей почти матерью для его возлюбленной. Теперь все думают, что принцесса Солнца впала в сон-жизнь после ночи, проведенной с бессердечным волчьим принцем. Насилие вполне допустимо по законам этого Дома, хоть и не поощряется, особенно если финалом служит смерть.
  Не успели отгреметь высокие ноты радости, означающие свадьбу, как тут же запели низкие звуки печали. Почти похороны. Три дня прошло, принцесса Солнца не очнулась. Значит, она будет угасать все быстрее. Я заглянул в ее легкие теплые сны, там Дей. Ей хорошо, а вот ему...
  Дей подходит к Алиенне, долго смотрит на нее, почти не дыша. Свет под разными углами падает из восьми узких высоких окон, и принцу все время мерещится, что Лили вот-вот глубоко, просыпаясь, вздохнет.
  Он осторожно касается ее щеки. Глаза Лили плотно закрыты, лишь светятся волосы и золотится кожа рук, лежащих поверх белого покрывала, ниспадающего до пола. Дей еще более бережно касается кольца на холодном пальце. Не поворачиваясь, спрашивает низким голосом - почти рыча:
  - Как? .. - рядом вздрагивает Меви, но Дею нужны сведения, он обрывает рокот в горле, следит за голосом. - Очнулась? .. - плоховато следит, Джаред кладет руку на плечо принцу. Дей прикрывает глаза, но когда распахивает их, внутри совсем не мирный желтый огонь. Руку с плеча, впрочем, не сбрасывает. - Этайн?!
  - Мой принц. Не знаю, имею ли я право...
  Рука на плече сжимается, безмолвно и вне всяких правил говоря о поддержке, а также напоминая - пострадал и отец Дея. Стоит быть разумнее. Мой Дей не хочет быть разумнее.
  - Можешь и должен! - вопреки словам в голосе Дея звучит почти просьба. Волк очень сильно повзрослел за эти дни. - Если тебе хоть немного дорога моя...
  Голос, который слышен на поле битвы лучше прочих, прерывается. Джаред темнеет глазами, я вижу, ему страшно хочется поддержать гордого наследника, отодвинув этикет и слухи. Дею хватает пары мгновений, чтобы собраться с силами.
  - ...принцесса Солнца, расскажи мне все!
  Джаред потирает подбородок, словно не уверен, может ли тайна короля быть открыта без его ведома. Почти в той же степени его тревожит вопрос, что станет после этого с Деем. Смиряться молодой волк не собирается, это очевидно и слепому, а Джаред всегда был очень зорким.
  - Отец сказал про друидов, - невесело щурит глаза Дей. Я горжусь им, мой Дей видит Джареда сейчас почти так же, как я. - Вернее, у него вырвалось. Как позвать их?
  Любопытство и боязнь, решимость и отчаяние, Дей не собирается останавливаться, не предприняв всего, что может, для спасения Лили. Ох, Дей, не вздрагивай так, прости, я случайно упомянул её имя.
  - Они...
  Он не стар, наш советник, но это было на его памяти. Дей заинтересованно подается вперед, однако Джаред смолкает совсем и убирает руку с его плеча при виде поднимающегося короля.
  - Придут... - вежливая улыбка больше похожа на болезненную гримасу. Отчаяние становится привычным чувством каждого дня. - Сами... - еще более низким, чем у сына, голосом продолжает Майлгуир, одно слово приходится на одну ступеньку. Поднимается с видимой натугой, от тяжких мыслей, а не от нехватки силы. - Только... - резкий жест, чтобы расправить плащ, похож скорее на короткий замах меча. - Пускать их нельзя! Она бы тихо ушла...
  В его голосе боль, но и решимость. Плоды волчьего отчаяния затяжной беззвездной ночи. Светом короля долгие годы был Дей, но Майлгуир понимает, Дея без Алиенны нет. А её для Майлгуира уже нет. До чего же они отчаянные, эти волки.
  - Но она очнулась!
  - Да, очнулась.
  Тон старшего волка не выдает чувств так явно, но гордо вздернутая голова и потемневшие серые глаза ничуть не хуже деева рычания. Он просто контролирует себя лучше, хотя я вижу, показывать свою боль, обсуждать свой крах Майлгуиру вовсе не по душе.
  - Очнулась! - сердито повторяет он, оглядывает рычащего пса, спокойного Джареда, еле сдерживающую слезы Меви, спящую Алиенну и, наконец, опять останавливает взгляд на Дее. - Друиды вдохнули в нее силу, и она... - он не договаривает, голос не прерывается, просто тухнет, в том воспоминании нет света, а в душе больше никогда не будет звезд. - Лучше было пожертвовать ее жизнью. А ведь я любил её!
  И любит до сих пор. Одну. Единственную. Даже расплачиваясь страшно за грехи. Не мог он поступить иначе, как бы не уговаривал себя сейчас. Ну что за отчаянная порода!
  Дей бросает на отца недоверчивый взгляд. Да, мой Дей, твой отец тоже любил, тоже был молод, тоже был порывист. И точно так же, как ты, не мог просто взять и отпустить свою любовь.
  В башне почти под небом негде присесть, король опирается спиной о черные камни и продолжает негромко:
  - Я познал многое за свою жизнь и возомнил себя подобным старым богам. Мне подчинялись все стихии - все! - кроме одной. Этайн любила меня не слепым обожанием Верхних, нет. Я перенес ее любовь к мужу на себя, и...
  Речь дается королю непросто: он может понять сына, он может понять себя в те годы. Он не может понять, как выходит, что бороться за любовь означает отдавать жизнь.
  - Не смог вернуть королеву галатов Верхнему Миру. Я нарушил все мыслимые законы, и ее супруг, как равную меру от друидов, получил помощь и путь под Холмы. Осада длилась долго.
  Король замолкает, глаза его блестят воинственно, очень легко представить его молодым и ярким, подобным Дею, опасным полководцем, отчаянным и умным. Но у всяких сил есть предел, то время для мира ши стало большим испытанием.
  - Я решил открыться, когда ей пришло время рожать. Рождение - тонкая грань между жизнью и смертью, морок мог спасть и сам. Я надеялся, что она полюбит меня не наведенной любовью, настоящей!
  Майлгуир восклицает это с чувством, все пораженно застывают, ибо давным-давно не видели своего короля таким, сияющим, живым, азартным. Мой Дей чувствует боль за отца, только теперь понимая разницу, пропасть, разрубившую его жизнь на два имени.
  - Или хоть просто останется здесь. Что ребенок привяжет ее ко мне! Я готов был отдать ей всё! Всё! - глаза отливают знакомой желтизной. - Кроме свободы.
  Отпустить - все равно, что лишиться сердца. Мой Дей смог, в чем-то он уже сейчас сильнее отца.
  Король подходит к Алиенне. Долго глядит, словно выискивая черты другой женщины. Редкие снежинки ложились когда-то на щеки зеленоглазой красавицы с огненными волосами и сердцем... и так же не таяли.
  - Я сделал ее своей королевой! Она заснула, не выдержав реальности, не дослушав меня. Я позвал друидов, и друиды помогли.
  Теперь король словно пересказывает скучные страницы книги по истории. Чувство погибло тогда. Без чувств на самом деле ещё больнее, мой Дей.
  - Потом случилось то, что случилось, и беды посыпались на нас, как камни из пращи Луга. Этайн ушла, я уже не мог удержать ее. Магия умерла, как умерла и любовь, а у кого она возникает...
  Король смотрит на сына, с усилием отворачивается, понимая, что не может на этот раз защитить. Не сейчас. Не от этого. Прячется за злостью:
  - Эти проклятые кольца! Земля все же дает нам что нужно, но - именно дает. Мы живем, пусть плохо, но живем! Каких бед натворит принцесса Солнца, владея силой друидов, не знают даже старые боги! - теперь король возвращается в тусклое настоящее, его заботой снова становится только королевство. Вещи. - Она уже чуть не сожгла было замок!
  О, Финтан просто мастер! Кто еще мог доложить волчьему королю? Дей ждет продолжения, сощуривая глаза, ставя зарубки в памяти.
  - А зима... - улыбка Майлгуира полна боли, он словно упивается этим. Оглядывается на Дея, улыбка уходит, даже король не может не сочувствовать сыну, но продолжает пытаться остановить. - Что зима? Пришла не вовремя, уйдет непонятно когда, подобное не ново. Однажды она длилась десять лет. Но когда-то закончится. Когда-то заканчивается все. И любовь, и боль.
  - Она очнулась, - повторяет Дей главное. Ему дела нет до остального. - Как найти друидов?
  Торопливые шаги, и стражник, взбежавший по крутой лестнице, склоняется в поклоне.
  - Мой король, - он испуган так, что не может скрыть дрожь рук, и кладет кисть на рукоять меча. - Не-сущие-свет... - задыхается, не то от бега, не то от ужаса. - Они явились! ..
  Друиды всегда являются сами, особенно - избранные, Не-сущие-свет, владыки над жизнью и смертью. Они приходят, стоит лишь призвать их. Подумать о них.
  Три серые тени, непонятно, мужские или женские, стоят перед рвом. У нет ни имен, ни лиц. Сами зайти не могут. Пересекут порог, только следуя зову хозяина или того, на кого укажет хозяин.
  - Пропустите их! - выглянув в окно, кричит волчий принц.
  - Нет! - приказывает король, вроде негромко, но явственно, тени остаются за порогом, не в силах навредить или помочь оттуда. Майлгуир отворачивается от пламенеющего взгляда Дея. - Это мой Дом!
  Он может рычать сколько угодно, но я чую, а Дей знает, король всё ещё хочет защитить сына. Пусть и знает, что здесь он не властен. Невозможно защитить от любви, такой любви, истинной и горячей.
  - Это моя жена! Пропусти их, отец. Или я уйду вместе с ней.
  Это не угроза, но король вздрагивает, отвернувшийся Дей не видит, выглядывает в окно и кричит:
  - Я разрешаю вам вход под крышу этого Дома! Я принимаю на себя всё! ..
  Дей запинается на миг, а вздрагивает не только король, Джаред смотрит с мукой, Меви - пораженно, не ожидая этого от волка, Грей скулит жалобно, ему виднее, что несут с собой Не-сущие-свет. Майлгуир скрещивает руки на груди, в эти лихие времена защищаться приходится даже волкам.
  - Всё, что последует за вами. Мое слово, мой зов!
  Король неохотно, вымученно кивает, это движение дается ему против воли, лицо бледнеет, он готовится столкнуться с тем, что положило начало истинному мраку в королевстве ши, с тем, что слишком дорого обходилось всегда, а его семье - особенно. Расплатой за любовь.
  Друиды, поднявшись сизым дымом, оказываются в башне. Меви дрожит, Грей прижимается к ней, готовый к прыжку, страх, что бросает в последний бой, глухо клокочет в его глотке. Джаред проводит рукой по мечу. Пусть не выручит, но так спокойнее.
  - Спасибо, Избранный, мы поможем тебе.
  Голоса. Их голоса шелестят мертвыми осенними листьями, скрывающими бережно вырытую яму. Будь осторожен, мой Дей, в этих листьях притаились и змеи!
  - Помогите ей! Вы можете помочь ей?
  Мой Дей просит не за себя, он готов платить любую цену, я боюсь, что друиды это тоже чувствуют. Самое главное свое сокровище он не отдаст, но мой Дей богат, истинно богат.
  Тени бормочут что-то, благодаря, истинно благодаря, действительно признательные, что не может не пугать, мой хвост сам свивается в спираль, мне зябко, мой Дей. Что ты согласился отдать им, что их радует настолько? .. Водят руками, затем кружатся вокруг Алиенны в своем призрачном танце. Это выглядит почти как туман, серый и ватный, но мне чудится, пахнет горелым, ши никогда не жгут осенние листья, но за людьми такая привычка есть. Солнцу трудно пробиваться сквозь дым, я почти теряю Алиенну из виду. Дей подается вперед, тоже теряя, и король удерживает сына за плечо - если сунуться туда сейчас, сгореть прошлогодним листом может даже ши королевской крови.
  Друиды замирают. Края их одежд все ещё свиты дымными прядями, щупальца распадаются неохотно, прячась до поры до времени, скрываясь, но не уходя, оплетая руки и тела. Это даже не морские гады, мой Дей, не волшебные звери, это что-то внутреннее, ставшее внешним. Возможно, под одеждой и вовсе ничего, кроме дыма, нет. Однако слова их тверды, падают, будто камни, всего два:
  - Цвет. Папоротника.
  - Цвет папоротника? - ошеломленно повторяет Джаред, переглядывается с Меви, бросает осторожный взгляд на короля, упирается в невозмутимого Дея. - Где его взять в эту стужу, в этом мире?
  - Мы поддержим ее. Ненадолго.
  Друид шипит, его голос похож теперь на заливаемое водой пламя, только что горевшее, но слишком буйное для жизни. Я боюсь, мой Дей, что их зажгло? Что они жгли? Не-сущий-свет ещё раз проводит рукой над Алиенной, обращаясь только к принцу:
  - Ее свет быстро гаснет. Торопись, избранный. На окраинах нашего мира его еще можно найти. Или...
  Ох уж эти паузы! И без того не внушающий доверия шелест наводит на мысли о затаившемся в яме драконе. Если бы, конечно, эти драконы ещё существовали, говорят, всех переловили. Но лучше бы змеи!
  - ...за его пределами.
  - Темные земли... - шепчет волчий король и прикрывает глаза.
  - Неблагой Двор! - отзывается Дей.
  Он рад своей догадке, надежда ещё есть, однако остальные выглядят вовсе не такими обнадеженными. Ох, мой Дей, как долог путь! Я боюсь за тебя!
  - У них еще есть ма-а-агия, - шепчет тень слева. - Принеси...
  Внутри дымного серого мелькает что-то яркое и зеленое, мелькает и пропадает, заставляя усомниться в увиденном. Что означает сочный цвет жизни, страшно даже задумываться, как и о том, кто был погублен ради этой насыщенности. Возможно, феи вовсе не улетели.
  Мой Дей, я прошу, я умоляю, будь осторожен!
  - Принеси цветок! - чуть громче повторяет третья тень. Требуя. Приказывая.
  Приказывать принцу имеет право лишь его отец, но молодой волк кивает, он готов бежать прямо сейчас, не спрашивая разрешения короля. С Не-сущими-свет разговаривать иначе нельзя. Они злопамятны, обидчивы, могут легко передумать.
  - Он поедет не один, - как обычно негромко, но выразительно говорит Джаред.
  В душе Советника тоже бушуют нешуточные страсти. Ему вовсе не нравится отправлять Дея в столь опасный и дальний путь одного. Каких только страшных историй не рассказывают о землях Темного Мира!
  Майлгуир ничем не показывает, но он признателен советнику. Джаред добавляет с почти незаметной издевкой:
  - Хоть десять раз скажете слово "Избранный"!
  Ты прав, Джаред, прав. Мой хвост совсем захолодел, мне страшно от твоего ровного мужества. И от пламенного мужества Дея. Сколько уже этих Избранных упокоилось под холмами!
  - Только он сможет спасти ее, - шипит тень по центру. - Остальные погубят!
  На плечах Не-сущего-свет мгновенно поднимаются и тут же опадают трепещущие щупальца дыма, спорить опасно, хотя Джаред бы поспорил. Но он отступает со вздохом, подчиняясь отстраняющему движению волчьего принца.
  - Береги ее, - говорит ему Дей и гладит заскулившего пса.
  - Дей, сын мой! - восклицает Майлгуир. - Не верь им! Там даже земля и вода ядовита! В Неблагом Дворе одни безумцы!
  - Неужели большие, чем мы? - усмехается Дей.
  - Друиды уже обещали помочь однажды... - Майлгуир продолжает пытаться, пусть даже сын возненавидит его потом, главное, чтобы остался жив! О кольцах в этот момент король забывает.
  - Значит, они говорят правду!
  - Они обманули! - глаза короля блестят непролитыми по своей любви слезами, отчаянием, бешенством и только неблагие знают, чем ещё. Майлгуир заставляет себя слушать.
  Кажется, он решил идти до конца, обнажить душу, рассказать сыну всё, что произошло тогда, в надежде остановить, удержать. Спасти.
  - Они вдохнули в Этайн слишком много силы! Она пробудилась, вспомнила все и прокляла - меня, мой Дом и наш мир, где любовь под властью магии сменилась желанием. Она почти сошла с ума! Она убила нашего сына.
  Дей вздрагивает. Он знает, что его старший брат так и не родился, но представить женщину, которая подняла бы руку на свое дитя, гораздо страшнее.
  - Поторопись, Избранный, - монотонно повторяет, прерывая разошедшегося короля, возвращая всех в эти дни, дни новой скорби по старому мотиву, Не-сущий-свет. - Да... Теперь у нас мало силы, но мы возьмем ее из цветка. Торопись! Нужен проводник. Что-то магическое осталось в этом... - шипение отдает презрением, в мире благих ши почти нет магии, и серые щупальца дыма словно вытягивают остатки, - м-м-месте?
  Дей снимает меня с плеча.
  Нет, нет, я ненавижу весь этот мрачный холодный Дом! Я не герой, я не гожусь! Ай!
  Друид касается меня пальцами.
  Прикосновение неощутимо, нематериально, но пронзает горьким теплом, мне хочется откашляться от дыма.
  Искры вокруг... Падает огненный шар, затем разворачивается и несется пылающей лентой туда, где сквозь золото, серебро и чернь рдеет цветущий папоротник, опаленный болью и кровью.
  Я, вскочив в протянутую ладонь волка, спешно забираюсь обратно на его плечо.
  Теперь нашу дорогу видит и Дей.
  - Сынок, ты забудешь ее! Не покидай меня, - просит (просит!) Мидир. - Ты можешь не вернуться!
  - Я не вернусь, если останусь. Ты смог забыть Этайн? - вскидывает голову Дей.
  Король не находит, что ответить. Обманывать себя он еще может, обманывать сына - не выходит.
  - Прости, отец.
  Дей прикрывает веки и опускает голову в почтительном жесте. А когда распахивает глаза вновь, там уже предвкушение дальней дороги. Переубедить его невозможно.
  - Быть может, мне повезет больше.
  Как все повторяется!
  - Дей, Дей, послушай меня! Ни друиды, ни Неблагие ничего не дают просто так! Все их дары пропитаны ядом!
  - Дай Луг, чтобы в этот раз пострадал только я!
  Дей легко вскидывает руку в прощальном жесте, он сказал все и услышал все, что должен был, мог и хотел.
  Я не хочу оплакивать тебя, не хочу оплакивать мою госпожу, я не буду оплакивать вас обоих! Мой Дей, я буду помогать тебе. Чем смогу, как смогу.
  Он оборачивается и бежит черной тенью по огненной дороге.
  - Дей! - несется вслед голос отца.
  Глава 3. Трясина и неблагой
  Дорога бежит вперед и вперед, ложась под широкие волчьи лапы, и Дей неутомимо несется по ней.
  Местность вокруг схожа и не схожа с известной мне, а я ведь видел многое. Она меняется медленно, но неотвратимо. Все вроде бы то же, но что-то неуловимо показывает - мы передвигаемся не только вперед. Мы словно проваливаемся куда-то.
  Высокие ели Волчьего Дома, скалистые обрывы и извилистые реки остались далеко позади. Мы пересекли ничейные земли за ними, дальше владения Дома Леса, и он оправдывает свое название. Багряные и желтые упавшие листья выстилают нам путь, затем их сменяет зелень лесная, живая, появляется трава на земле, плоды на деревьях... Леса-леса-леса. Вокруг светлеет, а ведь поздний вечер. Уже и цветы, колосится рожь на редких полях.
  Мы покинули Черный Замок зимой, а врываемся словно в раннюю осень, уже в лето. Мы идем против течения времени, рвем невидимые препоны, проламывая себе Дорогу к Неблагим. Невидимые, но ощутимые.
  Дей тоже чувствует это, ему тяжело, очень тяжело, но он не останавливается.
  Вторую ночь мы проводим в дороге, пересекая перевал Грозовых Гор. Дом Неба - он под самым солнцем... Но грозы нет, только унылый проливной дождь, скользкий спуск почти кубарем, в воде, грязи и камнях.
  Ясное солнце встречает нас поутру, но тут, в горах, холодно. Очень холодно. Мне становится теплее от чужого взгляда. Нет, это я грею, я грею тебя, Дей! Хоть немного!
  Однако чужой взгляд я ощущаю явственно. И в нем нет добра. Зла тоже нет.
  Дей, я могу не спать вовсе, но тебе нужно отдохнуть. У тебя лапы разъезжаются. И вовсе это не шутка! Ты не заметишь, как споткнешься об очередной камень, через которые перепрыгиваешь уже с натугой, упадешь в очередную трещину, приветливо ждущую именно тебя, или поймаешь очередной валун, свалившийся с самого верха горы.
  Хорошо, мой Дей, я замолкаю. Я помню о Лили. Я не знаю, за кого боюсь сильнее, за нее или за тебя. А это для того, чтоб ты не спал, раз уж решил бежать и ночью! Прости, нет, я не буду больше упоминать ее имя. Я чую, как тебе больно.
  Уф, мы закончили хотя бы с горами.
  Кругом луга. Маки, одни маки. Я люблю цветы, их любит моя госпожа, но эти траурные маки мне вовсе не нравятся. Тебе они тоже не любы, да, мой Дей?
  Нет, мой Дей, даже я не знаю, земли чьего Дома мы сейчас пересекаем. Может, Огня или Земли? Сколько же этих маков, они слепят меня!
  Дей, Дей, очнись! Ты уже не бежишь, ты плывешь в этом жутком красно-черном море! Только небо цвета индиго, жгущее солнце и приторный аромат маков!
  Вовсе не обязательно было царапать себе бок. Но я рад, что мы вернулись на Дорогу. Противные цветы слизали твою кровь и успокоились, выпустили нас. Чужой недовольный взгляд пропал, оставшись в маках. Пропал и жар, охвативший меня при входе в это сонное царство.
  Короткая ночевка, когда даже молодой волк падает от усталости, и опять долгий монотонный бег по красной растрескавшейся земле.
  И мы натыкаемся на болото.
  Волк не полезет туда, но человек, шатаясь, упрямо идет вперед. Волку по топкой почве идти было бы легче, но это же вода, вода, это не наш мир, это мир фоморов! Волк не будет сам соваться в капкан. Усталость и потусторонний страх вышвыривают Дея из волчьего тела.
  Мой Дей, мы, похоже, пришли. Дорога бежит вперед, в это болото! Оно же от края и до края этого мира. Редкие чахлые кусты, колышашийся под ногами бурый ковер, там и сям прерываемый черными ямами с тухлой водой, откуда временами вырываются пузыри. Даже не хочу думать, кому они принадлежат. Болото словно дышит, и дышит нехорошо.
  Оно слишком большое и слишком опасное, слишком незнакомое и явно отталкивающее, чтобы лезть все дальше без проводника. Давай обойдем его, пока не поздно, Дей, я чую дыхание трясины!
  Нет! Нет! Не ходи!
  Ну вот. Теперь вода ещё и в сапогах. До чего же они отчаянные, эти волки - все напрямик, напропалую, без сомнений. И мне по-прежнему кажется, что за нами кто-то идет. Мой Дей, может быть, стоит его подождать? Познакомиться? Спросить дорогу? Ах, я понимаю, понимаю, отчего мы настолько торопимся, не вздыхай так, но болото опасно! Я чувствую это всей своей вновь разогревшейся шкуркой!
  Да, я не знаю, отчего, но я рад, что получается тебя греть. Хотя бы немного. Я же знаю, как тебе холодно, мой Дей.
  Болото чавкает очень смачно, мне кажется, оно питается не только людьми, но и ши. Особенно - молодыми волками! Остановись, мой Дей, тут совсем плохо, это место стоит обойти! Не напрямик! Ох!
  Не дергайся, если одна нога увязла, то выбраться ещё можно, потерпи, я вижу несколько палок, ты сможешь до них дотянуться...
  Ох, нет! Мы вязнем! Дей, не дергайся, успокойся, Дей!
  - Мне кажется, благой, или ты решил покормить трясину? - раздается незнакомый голос.
  Я даже не заметил этого одинокого ши.
  Он сидит на корточках слишком близко, странное некрасивое лицо выражает равнодушный интерес, в глазах только любопытство. Ну, захотел и захотел покормить собой, кто может запретить?
  Смотрит прямо в глаза Дею. Пегие волосы неблагого слегка завиваются на концах, в ухе торчит что-то похожее на украшение, длинные губы загибаются вниз, зеленые глаза холодны. Все лицо ши кажется вытянутым вперед, и тянули вперед его именно за этот длинный нос.
  - Это не твое дело! - предсказуемо вспыльчив Дей.
  Ох, Дей, пусть он не нравится тебе на вид, но помощь не будет лишней!
  Дей проваливается еще сильнее. Ши, напротив, легко удерживается на зыбкой поверхности. Он склоняет голову вбок, хмурится, пытаясь понять.
  - Может быть, у вас так принято, благой, но кормить трясину мы привыкли особым порядком, и ши в её блюда не входят, - объясняет свои, совершенно дикие, традиции.
  Бежать бы от него, да трясина продолжает потихоньку засасывать.
  - Мы вообще не кормим трясину!
  Дей злится, но не будет вымаливать помощь, а странный ши не торопится предлагать, хотя болото аппетитно чавкает уже на уровне пояса.
  Дей! Смири гордость! Тебе же ещё быть королем! Ты должен уметь договариваться со всеми, даже с неблагими! Мы должны идти дальше!
  - А как вы тогда справляетесь с её голодным безумием?
  Некрасивый ши усаживается поудобнее, устраивает руки на коленях, склоняет голову вбок и продолжает смотреть волку в глаза. Заинтересовался беседой. И его совершенно не смущает, что собеседник всё больше уходит под воду.
  Странные они, эти неблагие.
  - Никак!..
  Ох, Дей, осторожнее, болото уже подступает к груди! Попроси! Просто попроси! Но Дей смыкает губы только плотнее, он слишком горд, а некрасивый ши ему совсем не нравится.
  - Мы не кормим болота! Потому что у нас нет...
  Гнилая вода заливается в рот, да попроси же!
  - Боло... - булькает Дей.
  Ши, сидя напротив, выгибает брови, удивляясь, что делает его лицо ещё более изогнутым, хочет что-то спросить, впервые беспокойно глядя на собеседника, но вода смыкается над головой гордого волчьего принца.
  Дей! Держись! Дей-Дей-Дей!
  Липкая жижа окружает, забивается в нос, сила волка не может помочь ему сейчас, она только вредит, барахтаться бесполезно, и я успеваю отчаяться, когда сверху опускаются руки, хватают за плечи, тянут вверх, туда, к свету - благому-не-благому - одинаковому для всех ши, красавец ты или не красавец.
  Трясина отпускает медленно, но некрасивый ши настойчив, он умеет обращаться со своим болотом. С отвратительным чавканьем Дея выплевывает прямо на руки ши, теперь тяжело дышащему, перемазанному в жиже, со слипшимися от грязи пегими волосами. Он все ещё некрасив, но теперь кажется мне прекрасным - в зеленых ярких глазах беспокойство.
  Ши резко передавливает грудь моего волка, Дей опять дышит, закашливается, падает рядом.
  Они пытаются отдышаться оба, некрасивый ши с сомнением косится на Дея, словно ожидая очередного подвоха:
  - Если бы ты сказал сразу, что не знаешь, как обращаться с болотом, вытянуть тебя было бы куда легче! Я думал, благой знает, что делает!..
  На сухом островке посреди этой мерзкой топи очень уютно.
  Неблагой словно из воздуха достает котелок и мгновенно разводит костер, ярко вспыхнувший так, как не должные гореть болотные деревяшки. Кажется, так же из ниоткуда некрасивый ши вытащил и островок сухой земли, на котором мы находимся.
  Дей молчит, приходя в себя. Оглядывается - мрак вокруг нас нарушают лишь белесые пляшущие огни. Но они не светят, а слепят. И, я уверен, утаскивают туда, откуда не вернуться.
  - Не стоит сейчас идти через Трясину, - ловит вопросительный взгляд неблагой, поясняет без экивоков и очень рассудительно: - Сожрет.
  - Мой Дом... - вздыхает Дей, начиная произносить редко употребляемую, старинную церемонную формулировку, решив хоть на словах отблагодарить того, благодаря кому он жив и еще не сожран, - готов будет принять тебя всегда. Волки придут по твоему зову, где бы ты ни был, - и прикрывает веки устало.
  Любопытство искрится в зеленых глазах неблагого, словно пляшут веселые феи, оно теперь неравнодушно, это любопытство. Кажется, для некрасивого ши слова Дея значат больше, чем просто слова; больше, чем вкладывал в них сам Дей. Для него эти слова значат очень многое. Это ведь раньше, еще при старых богах, произнёсший слова дружбы становился другом до конца жизни. Теперь не так.
  - Как хоть тебя зовут? - некрасивое лицо опять кажется мне симпатичным, ши доброжелателен, даже удивительно, что вот так сразу. - Меня - Бранн, - легкий кивок, голова склоняется набок, как у птицы.
  Дей молчит. Он никому не признается, что выдохся, лишился почти всех сил. Осторожно распрямляет ноги, делая вид, что просто вытягивает их к огню. Сжимает зубы, чтобы сдержать стон. У него болит все тело.
  От меня можешь не таиться, ты на грани. Давно уже на грани. Спать иногда нужно, мой Дей.
  Волк говорит о другом, не торопясь представляться - чем выше титул, тем больше потребуют в уплату за спасение.
  - Странные вы. У нас принято сначала помогать, а потом спрашивать, нужна ли помощь.
  - А мы всегда ждём приглашения, - пожимает плечами неблагой, зеленые феи в его глазах засыпают, словно Дей сначала чем-то очень порадовал, а потом сильно огорчил его. - Что-то я с тобой разболтался.
  И поворачивается спиной, начиная ворошить огонь. Темнота вокруг, блазнится мне, прислушивается к этим двоим, словно говорящим на разных языках.
  - Но я так и не попросил.
  Ему больно говорить, но нужно понять, с чего такая забота и что он теперь должен этому некрасивому неблагому. В мире ши ничего не дается даром. Вспомнить только виру, что истребовал Луг у сыновей Турина! Может, Дею тоже проще сразу утонуть в болоте?
  А Бранну, кажется, ничего не нужно за его спасение, и Дею еще более непонятно, чем непонятно было этому некрасивому неблагому - что именно Дей делает в болоте и стоит ли ему мешать. Может, моется в мягкой торфяной воде или проверяет скорость погружения в трясину?
  - Большинство моих знакомых дали бы тебе умереть, - отвечает Бранн, пожимая плечами и не оборачиваясь. Хотя костер горит достаточно ярко и не требует присмотра. - Но я часто нарушаю правила.
  Звучит немного легкомысленно, удивляет, что неблагой до сих пор жив. Впрочем, на то он и неблагой среди неблагих, кто их уразумеет.
  - Странно. Я... - кашель снова прерывает его, надсадный, глубокий. Болото очень хотело сожрать волка. - Мне говорили, у вас нет правил - одна свобода.
  - Свобода, мой благой несостоявшийся ужин для трясины, подразумевает куда больше правил, чем все ваши закостенелые церемонии, - теперь невеселый ши поворачивается к Дею, дает волю языку, словно закрыв сердце. - Не целуй руку тому, кто ниже тебя, не показывай своих чувств, не давай волю привязанностям... Сам-то всегда их соблюдаешь?
  Наши традиции неблагой знает довольно хорошо, но не понимает их. Дей молча пожимает плечами, не желая объяснять очевидного. Не всё, что дорого и важно, напоказ.
  - Нам ваши правила тоже не слишком понятны. Хотя бы, - в холодных глазах неблагого с заснувшими феями видна обида, и она наконец-то выплескивается в слова: - Хотя бы то, что при всех наших свободах не назвать свое имя - даже врагу! - худшее из оскорблений.
  - Дей! Дей, сын короля Майлгуира, наследный принц правящей династии Волчьего Дома и Восьми Королевств, муж... принцессы Солнца.
  - Как много слов!
  Бранн, откровенно хохочет, запрокидывая узкое вытянутое лицо. Изумрудные феи опять пляшут в глазах странного ши, оттаявшего так же быстро, как и замерзшего.
  - О, чуть не состоявшийся болотный ужин! Жаль, столь длинный титул не смог вытащить тебя из трясины, тогда бы мне не пришлось каждый раз произносить его во время приветствия!
  Дей разозлен, он готов вспылить, ринуться на обидчика. Каков наглец, выспросить имя, чтоб затем поиздеваться над ним!
  Для волка оскорбление титула и Дома смертельно, невозможно. А для неблагого - повод для шуток. Но на некрасивого неправильного ши невозможно злиться даже мне. Может, потому, что тот только что спас моему Дею жизнь?
  Ничего не поняв про свой долг неблагому, молодой волк выставляет его себе сам.
  - Зови меня просто Дей.
  Глава 4. Чистая вода
  Трясины не видно в ночной мгле. На уютном островке посреди болота весело трещит огонь, стараясь усыпить уставшего волка. Суетится возле котелка Бранн. Дей изо всех сил надеется, что неблагой готовит не еду и не какой-нибудь особо дружественный напиток - запах у того варева хуже чем у болота.
  Да, мой Дей, иногда волчий нюх, скорее, проклятье.
  Волк борется со сном героически, а легче всего это дается в наблюдении и разговоре. Говорить мешает все ещё не отступивший надсадный кашель, поэтому мой принц со столь дерзко осмеянным титулом попросту наблюдает за новым знакомым.
  Ну хоть теперь бежать вперед не порывается. Я благодарен неблагому ши, хотя он, кажется, задумал что-то, и это варево готовится неспроста!
  Бранн бросает косые взгляды на Дея, что-то про себя прикидывая и словно взвешивая волка, помешивает бурлящую жидкость найденной тут же палочкой. Потом, приговаривая негромко и непонятно, перетирает в ладонях мелкие белые цветы, словно соблюдая какой-то рецепт. Темное неаппетитное варево становится кристально чистым, как вода горных ручьев. А ещё - могу поклясться в этом, мой Дей! - мгновенно остывает.
  Волк подозрителен, он внюхивается в чудной горьковатый аромат настойки, слабый и тоже немного горький запах неблагого, впитывает тяжелую прелость болота. Приглядывается к загадочному напитку, ещё раз всматривается в Бранна, чтобы не упустить никаких деталей, но наш новый знакомец довольно и с облегчением выдыхает. Переливает голубовато светящуюся (не иначе, как от огня костра) жидкость, протягивает гнутую закопченную кружку.
  Зеленые глаза внимательны, но не таят угрозы.
  - Пусть ты и не веришь мне, благой Дей, но выпей.
  Зелье в кружке плещется призывно. Неблагой, понимая, что смотрится все вместе несколько подозрительно, объясняет:
  - Это от кашля.
  Ох, Дей, если это просто от кашля, то я огромный дракон! Будь осторожнее! Мой волк, конечно, бесстрашен, косится, чуть ли не прижимая уши, но пьет. "Вода" и впрямь ледяная.
  Я так и знал! Я знал! Дей, держись! Судорог от лекарств не бывает!
  А ты! Ты! Чудище болотное! Вытащил, чтобы погубить?! Убери от него руки!
  Неблагой меня не слышит. пока я успеваю подобраться к нему, чтобы тяпнуть, перехватывает падающего волка поперек груди и быстро выливает остаток "воды" в рот кашляющего Дея. Мой волк содрогается ещё раз, его рука выпрямляется и бьет наотмашь удерживающего его Бранна. Тот лишь слегка отворачивает голову, чтобы удар пришелся не в глаз. Этому неблагому хоть бы хны! Пропускает второй удар, переворачивает Дея набок, стучит по спине, и вот теперь в судороге что-то выкашливается из легких моего волка, что-то...
  О, старые боги! Что-то живое!
  Я передумал кусать неблагого. Я хочу укусить собственный хвост! Это волшебное болото! Волшебное и отвратительное!
  Дей приходит в себя. Распахивает глаза, отшатывается от склизких темно-зеленых комочков, копошащихся возле лица, опрокидывая Бранна на спину - неблагой все-таки меньше моего волка.
  - Вот теперь кашель пройдет, - звучит приглушенно, но спокойно.
  Мой Дей кое-как собирает руки-ноги, чтобы помочь подняться Бранну, с удивлением разглядывает свежий синяк на его скуле, потом переводит взгляд на продолжающееся копошение у ног и вздрагивает от омерзения, представив это внутри себя. Выдыхает с присвистом:
  - Что это такое?..
  Да, мой Дей, у меня тот же вопрос!
  Неблагой отряхивается, хотя это никак не сказывается на порядке его костюма, сует Дею в руки вновь наполненную голубоватым зельем кружку, а сам подходит, склоняется над комочками без страха или брезгливости, рассматривает с прищуром. Зеленые глаза вновь полны равнодушия, поэтому, когда легкий сапог с силой опускается на копошащуюся массу, мы с моим волком вздрагиваем. Мне кажется, я уже чуял такой взгляд.
  Из-под сапога доносится противный звук, словно со свистом лопается переполненная водой фляжка, ответом на это кажется обширный вздох Трясины.
  Бранн поднимает голову, долго вглядывается в темный горизонт. Мой Дей не стремится прерывать молчание. Бранн вздыхает устало, оборачивается, улыбается еле заметно, будто и не давил только что живые комочки, приглашает жестом к костру, сам отпивает прозрачного зелья. Остаток разливает по двум объемным флягам, прикручивает их к поясу. Доходит и до объяснения. Все же странные они, эти неблагие. Кивает на раздавленные останки, словно это совершенно обычная вещь:
  - Это было маленькое болото. Трясина любит расширять свои границы за счет ши. Стоит ей поймать кого-то достаточно сильного, она проникает внутрь, а потом отпускает свою жертву.
  Ох, мой Дей, мне сразу не понравилось это болото! Хорошо, что у нас их нет.
  Некрасивый ши, украшенный синяком, продолжает заунывно, заснуть можно:
  - В груди этого несчастного клокочет живая болотная вода, болотная же вода остается и в его следах, которые он оставляет за границами трясины, уверенный, что избежал гибели, даже не оглядывается. А потом падает. Где упадет, там образуется новый, вытянутый по его тропе край болота.
  Волк морщится, неблагой ворошит угли, отпивает ледяного зелья, не меняясь в лице.
  - То, что ты чуть не унёс отсюда, называется Детьми Трясины, они и разводят новое болото, становятся его местным разумом. Маленькие опасные твари.
  Мой Дей щурится, разглядывая лицо неблагого, больше всего моего волка волнует: откуда Бранну известно столько подробностей. Ведь раз он следит за питанием Трясины, то, возможно...
  Бранн, не заметивший этого взгляда, продолжает смотреть в огонь:
  - Так умер мой предшественник, другой Хранитель болота и этих границ, а за ним - ещё один и ещё, - подпирает ушибленную щеку кулаком, морщится и подпирает другую. Отпивает зелья. - Трясина очень любит жрать нас, следует быть аккуратным, благой Дей. Но Трясина же и дает средство справиться со своим проклятьем. Если знать, как готовить Чистую воду, выжить можно.
  И улыбается, улыбается - дикий, неправильный, не-благой ши!
  - И сколько раз ты готовил её для себя?
  Мой Дей проницателен, он хоть и молод, мой волк, но будущий король! Умеет видеть между строк!
  Неблагой Бранн улыбается радушнее, радостный от деевой проницательности, изумрудные феи в глазах опять вырываются на волю и пускаются в пляс:
  - Я не помню, благой Дей. Трясина очень упорна! - вздыхает. - Я живу здесь долго. Боюсь, теперь мне достаточно ее нюхать.
  - Ты не нашел лучшего места для житья?
  - Это был мой выбор! - вскидывает голову Бранн. - Это болото умно, для него нужен особый страж, иначе пожрет всех, поумнеет и разрастется, распространится на все земли, и ничего уже не...
  Мой Дей, ничего. Ничего, что твои глаза закрываются. Не вскидывай голову тревожно на каждый шорох, это всего лишь вздыхает болото, злое, голодное, хищное болото, лишившееся ужина. Поспи хоть немного. Этому неблагому можно доверять.
  Перед тем, как окончательно погрузиться в сон, Дей проводит рукой по плечу. Это почти что: "Спокойной ночи" для меня. Бранн недоуменно косится, но молчит. Затем продолжает вновь говорить о болоте, и Дей засыпает под его монотонный речитатив.
  Когда волк просыпается, брезжит рассвет. Неблагой не спал вовсе, а теперь он всматривается в так и не померкшие огоньки. Что-то его настораживает. Я не знаю, какое тут обычно утро, но сегодняшнее мне не нравится целиком и полностью. Тусклый свет, шепот болота, волны, идущие по воде непонятно откуда, набухающие все больше пузыри, пляшущие огни на корягах.
  Бранн бормочет сам себе, словно подтверждая мои и свои опасения:
  - Возможно, рано. Стоит еще подождать. - Видя, что волк уже не спит, поворачивает голову по-птичьи. - Кормить болото - вот твой выбор? Куда же ты путь держишь, просто Дей?
  После вчерашнего спасения волк без колебаний снимает меня с плеча и протягивает Бранну. Тот не удивляется. Мне кажется, он видит меня, хоть и нечетко.
  Дорогу?
  Не знаю, мой Дей, не знаю. Мне вполне нравится сидеть на твоем плече. Не хочу я ступать по чужим рукам, не надо трогать мой живот, щекотно! Неблагой осторожно принимает меня... Его ладонь не враждебна, но непривычна.
  - Покажи ему.
  Я показываю. Дорога, помеченная друидами, бежит вперед, она видна до горизонта строгой желтой линией. Но Бранн легко тянет ее на себя, словно бечевку, бормоча:
  - Кто тебе дал эту карту, просто Дей? Ей не одна тысяча лет. Тогда и трясины тут не было. А тут, вот тут - тут вообще обрыв! Еще хуже, чем мое болото.
  Эй, вот не надо так меня крутить!
  Неблагой основательно упирается сапогами в землю, ухватывает двумя руками, еще быстрее подтаскивает ленту дороги, и она приближается вместе со всем, что находится рядом, вернее, со смутными образами реальности. Я успеваю подметить долгий путь, горы, воду, много воды, над ней кружат странные птицы, похожие на драконов. Замки вдали. Золотой песок перед самым большим из них, и под ним тоже - замок словно парит на землей. Там горит заветный цветок, там конец нашей дороги.
  Бранн, поцокав языком, отпускает меня и ленту, лежащую у его ног пылающими кольцами. Она вытягивается, распрямляется обратно в струну.
  А я перепрыгиваю на Дея. Уф, аж голова кругом.
  - У тебя, видно, сильный поручитель, раз ты суешься к цветку папоротника, - щурит холодные глаза неблагой.
  - Поручитель? Какой поручитель? Нет у меня никакого поручителя!
  Какие-то правила неблагих, о которых нам неизвестно. И похоже, правила серьезные, раз Бранн не только приподнимает брови, но и поводит острыми ушками.
  - Ох ты, благой-благой! Ты же утонешь еще в Хрустальном море без поддержки. Причем - неблагого королевской крови. Возвращайся, откуда пришел.
  Равнодушия уже нет, непонимания - целое болото. Дей молчит, злится, а Бранн продолжает:
  - Что, Майлгуиру мало четырех волшебных предметов, он захотел средоточие магии? Сына не пожалел?
  - Отец пытался запретить мне!
  - Тогда что тебя занесло сюда? Гордыня, беда всех благих?! Подвигов захотелось, как у древних богов? Объясни мне, неблагому! Почему ты прешься по нашим и вашим землям, пугая все живое, не разбирая дороги?..
  О, я знал, я знал, чей это взгляд! Не он ли заманил нас на маковое поле?
  - Что сподвигло тебя нарушить законы вашего дома и правила волков?
  Дей открывает медальон.
  - Она.
  Я тоже смотрю, я подзабыл, какая ты, моя госпожа. На островке посветлело от твоих волос, а призрачные огоньки болота словно загорелись ярче.
  - Алиенна, принцесса Солнца, - читает Бранн тонкую вязь. - Она... - ши замирает, вглядываясь в рисунок.
  - Она прекрасна.
  - Вы все-таки слепцы, благие. "Прекра-а-асна"! - дразнит он Дея. - Ты даже не понимаешь, не видишь, какое сокровище снизошло до тебя. Доброта. Чистота. Ясный огонь.
  - Она умирает, - глухо выдыхает Дей, едва сдержав рычание в горле.
  - Сколько вы были вместе?
  Дей защелкивает медальон, сжимает его в руке.
  - Одну ночь... И всю жизнь.
  - Ладно! - хлопает себя по бедрам Бранн. - До дворца путь неблизкий. Я провожу тебя.
  - А как же твое болото?
  Трясина булькает за границей островка, словно понимает, что говорят и думают сейчас о ней. Мне не удается избавиться от чувства, что она хочет отомстить за своих Детей. Бранн приглядывается к трясине, к горизонту, тревожно и беспокойно, уголки длинных губ снова загибаются вниз, он хмурится и молчит.
  Не нравится мне это, мой Дей, ой как не нравится! Мой Дей, однако, нетерпелив. Как и всегда. Ох уж эти волки.
  - Мне нужно идти дальше! Ты видел! Я срочно должен попасть к Неблагому двору!
  Дей расправляет плечи и опускает левую руку на кинжал. Бранн, однако, не оборачивается, не сводит глаз с Трясины.
  - Я помню, Дей, я видел, я знаю срочность твоего дела. Сегодня воздух другой, что-то изменилось... Не сходи...
  Ну вот и, между прочим, зря Бранн не глядит на моего Дея, засмотревшись на особенно крупный пузырь! Нога волка касается первой кочки, болото выдыхает ровно и все пузыри на поверхности лопаются одновременно.
  - ...с острова.
  Бранн, наконец, оборачивается. Приподнимает брови, будто договаривая: "Так сложно было дослушать?" - прихватывает моего волка пальцами за рукав и подтягивает обратно на остров, тоже совершенно спокойно.
  - Она теперь нас видит. Приготовься, просто Дей. Мы разбудили что-то небывалое.
  Трясина оживает в ответ. Бурлит, шевелится, ворчит.
  - Что это?
  - Небывалое, мой друг, это как раз таки небывалое!
  Бранн обретает резкость движений и кидает в огонь все дрова, что лежат рядом. Оголяет меч, кривой и волнистый. В другой руке зажимает горящую палку, вчера служившую кочергой.
  Мой Дей становится рядом, вытаскивает свой меч. Ровный, как солнечный луч.
  Трясина слитно и злорадно выдыхает, эхом слышится вздох Бранна: неблагой хранитель этих земель изрядно обеспокоен. Зато мой Дей хранит веское молчание: сражается он великолепно, а болото страшным противником не считает.
  Мой Дей ещё очень-очень молод.
  Когда ожидание становится невыносимым, болото возле островка вспучивает - на берег выметываются, гибко скользя гладкими боками, какие-то... корни? Их встречают мечи неблагого и волка.
  Мой Дей, тебе тоже стоит обеспокоиться, болото не собирается сражаться честно! Один корень тянется со спины, его отсекает меч Бранна, на землю льется коричневая жижа, конечность извивается, старается дотянуться до цели. Прижженная палкой - отдергивается, над болотом проносится потусторонний вой.
  Ох, мой Дей, думаю, даже если спросить у хитрого Финтана, все знающего о своем Лесе, он скажет, что деревья не кричат. Неблагой двор сильнее отличается от Благого, чем Дом Волка от Дома Леса.
  Вслед за длинными корнями-лианами, которые оба ши - благой и неблагой - рассекают клинками, на островок лезут головы? Тела? Плечи? Стволы?
  Я не знаю, мой Дей, я никогда такого не видел, прости-прости, шкурка греется сама собой!
  Коряги очень живучи! Бранн толкает ногой головешки, они раскатываются, не касаясь ши, но не давая наседать корягам. Подвижные гнилушки переваливают свои тела все ближе, а их щупальца все быстрее атакуют ши, словно утвердившись на сухой почве. Но наталкиваются, напарываются телом на огонь, даже слишком живой для этого места огонь, и воздух наполняется визгом.
  Я чувствую, как спина Бранна, прижатая к спине Дея, содрогается - неблагому отчего-то хуже переносит этого высокий звук. Мой Дей обрубает щупальца, добирается до одного из тел, рассекает на две половины. Они растекаются, едко дымясь, разбрызгивая жижу, заменяющую им кровь. Бранн закашливается от дыма, глаза его слезятся, но кривой меч почти не теряет скорости и точности.
  От его удара одно из щупалец плюхается на плечо Дею. Прямо на меня! И тут же, шипя, падает наземь, обжегшись о мою спину. Я тоже могу помочь! Да, мой Дей, прости-прости! Я помню про свою цель и про Путь, я больше не буду лезть, это он сам!
  Когда коряги, нашедшие брюхом угли, останавливаются, мой Дей хочет добить их, но Бранн обессиленно хватает волка за рукав: едкий злой дым из тел чудовищ действует на него гораздо сильнее, чем на волка. Может быть потому, мой Дей, что неблагой уже достаточно долго живет на этом и так отравленном болоте. Он без сил, он задыхается, захлебывается едким дымом, почти повиснув на твоей руке.
  Дей, придерживая неблагого, досадливо обрубает самые длинные щупальца, подталкивает к ним угли. Поворачивает Бранна, усаживает его, отирает лицо тряпкой и поливает водой из своей фляжки - водой чистой, взятой далеко от злосчастного болота.
  Неблагой дышит шумно, но глаза больше не слезятся, ему явно лучше, он признательно кивает моему Дею. Стоит Дею, однако, попытаться сойти с островка, Бранн опять удерживает его за рукав, качает головой, шепча "ещё не всё".
  Откуда он знает, я тоже теряюсь в догадках, мой Дей, но он долго был хранителем этих мест, было бы неплохо его послушать.
  Волк отбрасывает подальше неаппетитные щупальца и разрубленные дымящиеся части то ли коряг, то ли чудовищ, слабо подергивающихся и так и норовящих вцепиться в ногу. Островок почти свободен, но весь покрыт липкой вонючей жижей. "Только не давай им дотрагиваться до себя", - полузадушенно хрипит Бранн, и волк кивает в ответ.
  Я горжусь тобой, мой Дей! Ой! Что это? Там! Вон-вон там! Я заметил это раньше, но теперь не обратить внимания невозможно - это что-то хрипит, выдыхая, выплевывает мягкую торфяную воду.
  Мой Дей и Бранн - оба застывают, потому что вид этого существа не предназначен, кажется, для живых, мой хвост сворачивается в тугую спираль, гребешок прижимается к голове, бежать отсюда надо, мой Дей! Бежать быстро!..
  Неживое - явно неживое создание! - приподнимается, словно всходит из глубины по ступенькам. В свете занимающегося утра видно... О, мой Дей! Её видно насквозь! Бывшая прекрасная ши, а теперь оболочка чего-то гораздо более внушительного и опасного, бесцветная девушка, под прозрачной кожей которой видна черная гнилая вода, там, кажется, копошатся и Дети! Длинные волосы прикрывают лицо, а когда она откидывает их аристократическим жестом, становится видно красивые, но искаженные черты. Впечатление только портит длинный разорванный до ушей рот, за прозрачными белесыми губами просвечивают острые игольчатые клыки, идущие чуть не по кругу. Мертвая ши улыбается, раздвигая губы и делая клыки видными совершенно ясно.
  - Вы-ы ду-умали убеж-шать от меня-а? - в голосе эхом, на грани слуха, присутствуют звуки болота, он будто складывается из них весь.
  Мертвая девушка обращает голову к моему Дею, я хочу закрыть его, но всего меня на это не хватит! Взгляд бледных, немигающих глаз, по ресницам которых ещё скользят капли черной воды, ощупывает моего волка, Дей не дрожит, он неприступен.
  Его греет черно-золотое кольцо.
  - Во-олк, редкая-а добы-ыча! - в прозрачной руке, которую она протягивает в нашу сторону, копошится склизский комочек. - Точно-о не хо-очешь покорм-иить мо-оих де-еток?..
  Мой Дей, к счастью, слишком высокомерен, чтобы отвечать на подобные вопросы, поэтому Бранн дергает его за рукав совершенно зря. Но я благодарен неблагому. Видно, этой особе лучше тоже не давать дотрагиваться до себя, ей, кажется, и отвечать крайне опасно.
  - Ах-х, во-олки не добы-ыча, ка-ак жше я позабы-ыла? - тварь глумится над моим волком, это уже опасно. Теряет, однако, интерес, поворачивая голову к закашлявшемуся опять, словно от ее голоса, Бранну. - О-о, мо-ой Храни-итель...
  Эта тварь трепещет ресницами. Ущипните меня!
  - Кото-орого лучш-ше назсва-ать тюре-емщиком!..
  В хлестком голосе отчетливо прорывается бульканье топи, в него легко погрузиться, а выбраться будет сложно, как из ее трясины. Слух спасает бьющийся в панике разум, и голос опять складывается в почти обычный, только с неприятным призвуком и присвистом.
  - Ты-ы корми-ил меня-а со-овершенными отбро-осами! Ты-ы заста-авил меня-а усну-уть! Поглу-упеть! Эти-и твои-и раз-сбойники-и!
  Она всплескивает руками, как настоящая девушка в жестоком разочаровании от проступков любимого, трясет головой с редкими длинными волосами.
  Бранн бледнеет, но не собирается отвечать, я вижу, мой Дей видит - неблагому тяжело дается его равнодушное спокойствие, но зеленые глаза смотрят на порождение болота, а возможно - душу Трясины, как на обычный пень. Даже не на нее, а чуть в сторону. Её это, кажется, злит. То есть, злит ещё больше.
  - Ты-ы уво-одил от меня-а самы-ых ла-акомых! - рот оскаливается шире, до середины щеки, и это ещё не предел. - Ты-ы похи-итил у меня-а моего-о во-олка! Ты швыря-ал мне отбро-осы!
  Э, нет! Волк тут только один! И он - мой! Мой и моей госпожи!
  - Ну-у та-ак по-олучи их-х обра-атно!
  По легкому жесту руки, вокруг которой завивается очередной комочек слизи, резко выделяющийся на прозрачно-мутной коже, топь начинает набухать многочисленными волдырями, пузыри поднимаются с самых глубин...
  Берегись, мой Дей!
  И Бранну тоже лучше бы поберечься! Из глубин поднимаются давно уже умершие, опухшие, уродливые утопленники, и при жизни не блиставшие разумом или красотой, но сейчас вовсе их лишившиеся. Белые глаза без зрачков и радужки рыщут в поисках жертвы, из-под ржавых шлемов раздается хриплый вой и стон, мертвые руки ловко тянут мечи из ножен, а позади смеется, задирая голову к небу и раскрывая жадную ненасытную пасть, сама Трясина. Подгоняя, приободряя, вдыхая силы и жажду убийства.
  А вдалеке еще и еще...
  - Ты отдавал ей разбойников? - мой Дей спрашивает это шепотом и настолько спокойно, что я поражаюсь.
  - Её надо было кем-то кормить! - шипит неблагой. - Чтобы гулять не ходила и совсем с ума не сошла!
  - По-твоему, похоже, что не сошла?
  Бранн косится на серьезного Дея. Недоверчиво, но несмело приподнимает уголки длинных губ. О, старые боги! Ну наконец шутка понятна обоим!
  - Если бы я скормил ей всех тех бабок, которые пошли за клюквой да заблудились, боюсь, у неё бы и старческое слабоумие началось.
  - Никогда не калечил старушек, - Дей разминает плечи, поводит ими, ожидая, пока враги двинутся вперед, - и впредь не собираюсь.
  Неблагой подбрасывает деревяшек, дует в сторону костра, и тот разгорается мгновенно, как от сильного ветра. Чую, огонь нам еще понадобится!
  - Еще была невеста. Едва отговорил топиться. Приходит раз в год, грустит и уходит, - добавляет Бранн ехидно. - Вот сейчас бы вылезла в красном подвенечном платье!
  Дей фыркает, перехватывает меч поудобнее.
  - Хватит нам одной красавицы, которая тебя жаждет!
  Трясина подозрительно смотрит на приободрившихся ши, ей вовсе не нравится, что их настроение изменилось, она поводит плечом, и остальные разбойники, послужившие ей ранее как еда, а теперь - как войска, резво бросаются в бой.
  Единственный крепкий островок посреди топи вмиг оказывается очень тесным. Спина Бранна вновь прижимается к спине моего волка, воздух свистит под их мечами, но рубить утопленникам руки или ноги бесполезно - они и так мертвы, они не ощущают боли и лезут вперед все резвее, забрызгивают жижей из обрубков, метя в лица и глаза ши.
  Особенно тяжко приходится Бранну, зловонное дыхание трясины давно стало его привычным воздухом, но теперь тянет силы быстрее, словно зная, куда бить старую жертву. Жертвой Бранн быть не хочет - он быстро стирает вонючую кровь с лица, кривой меч сносит очередную голову, горящая палка прижигает шею, следующее умертвие падает, а потом еще одно...
  Трясина заинтересованно подается вперед.
  - Головы! Руби головы!
  Мой Дей кивает на это, полагая, что стоит пока сберечь дыхание. Разбойники прибывают.
  - И вот что тебе стоило сначала лишать их оружия?
  Мой волк пыхтит, ему изрядно надоело мельтешение коротких клинков перед лицом, он бы с удовольствием провел круговой удар, снося головы хоть ближайшим, но голову Бранна немного жаль.
  - Когда я скажу, пригнись!
  Теперь кивает уже неблагой, тоже полагая, что собеседник его поймет. Дей чувствует движение спиной, примеривается, как бы половчее применить двуручник, рычит:
  - Пр-ригнись! - и Бранн бросается на землю куда быстрее, чем можно просто упасть.
  Полтора оборота, свист меча, рассекающего ходячие трупы, и первая линия опрокинута. Неблагой прижигает головы, а благой отшвыривает разбойничков обратно в черную воду.
  Передышка. Мне тоже неплохо отдышаться.
  Трясина смотрела на сражение с удовольствием, и теперь пропадать не собирается. Я полагаю, что это далеко не конец. Может, ей нравятся сильные противники?
  - И сколько было уморено душегубов на твоей памяти?
  Мой Дей тоже думает быстро. Он отдыхает, оперевшись на меч.
  Бранн вздыхает не менее прерывисто. Он, опустившись на корточки, вцепившись руками в колени, отвечает хрипло:
  - Слишком много, - на недовольное движение уточняет, - еще раз пять по столько же и ещё столько же. Я долго был хранителем. Она почти уснула.
  Пауза закончена. Чавканье трясины, и вторая волна утопленников, от которых раньше были видны только головы, отчаянно рвется к ши. Они тянут руки, хватают за сапоги, их не смущают удары, их цель - утянуть в родную топь.
  Удары ши теперь резки, коротки и точны, они перестали замахиваться широко. Один поддерживает другого. Дей и Бранн экономят силы, у меня такое ощущение, будто они о чем-то безмолвно договорились. Неблагой, зажав в руке длинную палку и временами дуя на нее, терпеливо и дотошно прижигает головы, отрубленные обоими.
  Двуручник еще трижды очерчивает полный круг, кривой меч и горящая палка рассыпают удары щедро и с толком, разбойники отшатываются, попадая под замах Дея, а кто проскальзывает, натыкается на короткий меч Бранна.
  Когда очередная волна утопленников упокаивается совсем, Дей, не ожидая новых, расталкивает костер по полянке, зашвыривает в воду.
  Трясина вскрикивает недоуменно, а Бранн за рукав тащит Дея к ней. Навстречу бледной болотной душе, поселившейся в теле давно умершей ши.
  Ох, вот связался же я с этими двумя! Им, видимо, мало того, что сейчас нас хочет сожрать сама Трясина!
  Там, куда ступает Бранн, топь схватывается, недаром Трясина назвала его хранителем - у неблагого тоже есть власть. Другое дело, что я не понимаю, как он собирается справиться с обезумевшей тварью. Да еще и Дея моего тащит! Дей, однако, не сопротивляется, что и вовсе необыкновенно, следит только, чтобы сапог попадал на твердую землю. Несколько раз оступается (оказавшись чуть дальше, чем на расстояние шага от неблагого) и быстро вытягивает ногу из черной, вмиг размягчившейся няши.
  Трясина начинает улыбаться. Во все свои клыки. Улыбка у нее выходит теперь в полголовы.
  Не ходи туда, мой Дей! Не смей! Нет! Нет! Мы должны вернуться! Она же сожрет тебя, мой волк!..
  - Ах-х, вы-ы идё-оте ко-о мне-э са-ами, ка-ак это-о ми-ило!
  Рука вытягивается в нашу сторону, манящим жестом сгибает пальцы, будто рассчитывая соблазнить. Рука красива, но по ней ползают Дети Трясины, это портит впечатление.
  - Я-а-то-о ра-ассчитывала, что-о мы-ы ещё-о развлече-омся, у меня-а ещё-о мно-ого раз-сбойнико-ов!
  Пауза, и опять этот томный трепет ресниц!
  - Благодаря-а моему-у Хра-анителю!
  Бранн в ответ на это отбрасывает все ещё горящую палку, которая без плеска скрывается в болотной воде. Лишь поднимается легкий дымок.
  И как прикажете это понимать? Он идет сдаваться?
  Левая рука неблагого тянется теперь к поясу, правой он отмахивает Дею, мой волк делает рывок вперед, но на его сапоге повисает сразу несколько всплывших трупов, тянут его вниз. Дей на земле, ловко переворачивается, рубит руки разбойников, торопясь за Бранном уже ползком, не давая никому приблизиться к его незащищенной спине.
  Трясина успевает расхохотаться неблагому в лицо, раскрывая пасть, с игольчатых зубов летит жижа, внутри неё, сразу за ребрами, там, где у порядочных ши сердце, клубится и извивается тьма, из которой, как мне теперь видно, падают вниз, в живот живые комки Детей. Смех этот, впрочем, быстро обрывается - когда Бранн завершает движение, срывая с пояса флягу, выдергивая пробку и широким замахом выплескивая зелье в лицо Трясине.
  Воздух наполняется зловонием, от которого можно сойти с ума, призрачная ши тонет в черной воде, утопленники сползают вниз очень быстро, бессильно разжимая почти дотянувшиеся до ши руки, поднимается ветер, уши опять закладывает от визга - Бранн прикрывает их руками, сгибаясь, длинные губы мучительно поджимаются, мой Дей поднимается, преодолевая порывы ветра, обхватывает неблагого за плечи, помогая устоять. Упадет Бранн - пропадет твердь под ногами, но я думаю, мой Дей хочет помочь ему и так.
  Ветер разгоняет дым и развеивает крики, разносит их по всей топи, как предупреждение и команду, мне вовсе это не нравится, мой Дей! Но теперь, ненадолго, вы в безопасности.
  Бранн вместе с Деем возвращаются к островку, подбирают еще могущие сгодиться вещи. Молчат, не сговариваясь, отходят от поля битвы и встречи с Трясиной. Протирают клинки, а потом так же молча оглядывают друг друга - не осталось ли где налипших частей разбойников, остатков коряг или деток болота?
  Бранн, примостив рядом уже три длинные жерди, разводит огонь опять и принимается варить Чистую Воду.
  - По болоту идти будет очень непросто и опасно, - Бранн вглядывается в Дея как-то иначе. - Она так просто нас не отпустит, но на границе мы сможем её запереть, замкнуть, я недаром Хранитель, я умею запирать калитки!
  Мой Дей хмыкает, весело прищуриваясь:
  - И это тоже твой выбор из многочисленных свобод?.. - моему волку понравилось подшучивать над неблагим, кто бы мог подумать!
  - Разумеется! - Бранн не понимает шутки, он слишком устал. - Каждый выбор в моей жизни сделан мной самим, - отводит глаза. - Пусть и немного подготовлен обстоятельствами. Но ты представь, оставить такое болото без Хранителя вовсе!
  Теперь, о, теперь, мы с Деем прекрасно это представляем, неблагой. Оно и с хранителем не то чтобы очень дружелюбно.
  Бранн разливает зелье по фляжкам, но рука его дрожит. Он не выдерживает и укладывается на спину.
  - Знаешь, что я тебе скажу, благой? - косит глазами туда, где уже плашмя лег Дей. Почти рядом с ним.
  Мой Дей хмыкает заинтересованно, говорить ему пока не хочется. Лишь поворачивает голову к неблагому.
  - Я тебе скажу, благой, что ты очень вкусный! Вкусный просто небывало! Ни одно поколение хранителей не помнит таких вкусных ши, чтобы за них стоило вырезать все живое на болоте!
  Взгляд Бранна устремляется в небо. Неблагой ши и не меняет тона, но благому, я чую, тоже хочется рассмеяться.
  Мне вовсе не весело. Если так встречает край земли неблагих, то что ждет нас дальше?
  Глава 5. Границы жизни
  - Завтра тяжелый день, - говорит Бранн Дею. - Нам понадобятся все силы. Ложись уже. Хватит вопросов.
  Волк спит вторую ночь подряд! Пытается спать. Он думает о близких...
  Темны чертоги волчьего Дома. Со дня отъезда наследника и начала сон-жизни принцессы Солнца здесь стало еще темнее и мрачнее. Майлгуир не покидает королевские покои, Меви и Грей - Алиенну, Джаред успевает везде. Он командует стражей, встречает свиту принца Леса, успокаивает пришедших волков, показывая бумагу о наследовании.
  "Дей вернется", - твердит он как заклинание, и его слова повторяет весь Дом.
  "Дей вернется", - шепчет Меви моей госпоже.
  "Дей вернется", - переговариваются стражники.
  Эту же фразу твердит Майлгуир, отчаянно пытаясь поверить.
  Я уверен в этом. Слово способно на многое, особенно - столь горячо и многократно повторенное.
  Волчий принц упрям и неистов не меньше отца, а может, и больше. Он еще не сталкивался с горечью поражения. Такие, как Дей, легко могут сложить голову, а могут пройти там, где отступят сто ши до него.
  Смолкает шум оружия и звуки голосов воинов, снаряженных и уехавших двумя отрядами охранять границы. Дома Неба и Степи тоже прислали войска - у моря все тревожнее.
  Перестает всхлипывать Гвенн. Разглядывает кольцо, подаренное Финтаном. С большим, красивым камнем, который прижался к ее пальцу, словно паук к мухе. Затем срывает его с пальца. Волчица долго смотрит в тьму за открытым окном, дважды замахивается... но так и не выбрасывает кольцо.
  Наверное, мой Дей, так все и есть в Черном замке.
  Недовольный Финтан, покинув покои волчицы, пробирается к себе. Не особо таясь.
  Что-то движется за ним следом, скользя по черному дереву стен. Финтан оглядывается, но, не видя ничего подозрительного, продолжает свой путь.
  Это плющ, всего лишь плющ - без цветов, с тонкими резными листьями. Однако он не отстает. Он приближается.
  Отделившись от стены, одна ветка стучит, словно пальцем, по плечу принца Леса. Тот оборачивается испуганно, но плющ мгновенно прячется.
  Никого.
  Финтан делает еще два шага, снова оборачивается еще более испуганно. Плющ, вспомнив обиду и не церемонясь более, яростно устремляется к нему со всех сторон, не давая вытащить кинжал, хватает за руки за ноги... На бормотание не обращает внимания - древняя магия леса не поможет там, где правит более сильное колдовство.
  Принц Леса, в одних сапогах, закрываясь стыдливо тем же дерзким вьюнком, бежит при свете луны до свои покоев, провожаемый хохотом стражников. На его крик: "Угомоните уже свои проклятые ветки!" следом доносится: "Принц Леса, это твои ветки, ты с них и спрашивай!"
  А вот черный, так и не убранный венок в покоях Дея распадается, но не на почерневшие ветки плюща... он распадается на множество тонких черных змей с треугольными головками. Разбуженные кем-то змеи ползут по длинным коридорам.
  Ты прав, Дей. Они опасны, очень. Не вздрагивай так, мы далеко, очень далеко, мы помочь не сможем. Мы можем только смотреть.
  Может помочь другое. Зеленые ветки плюща не дремлют. Они торопятся, спешат обогнать, опередить черных хищных змеек.
  Король спит, он не видит опасности. Черные змейки приготовились, им достаточно лишь раз ужалить...
  Ветки плюща бросаются вперед, они закрывают, затягивают Мидира, оборачивают его крепко.
  Так крепко, что он не дышит.
  Испуганным стражникам, вбежавшим в зал, предстает король, увитый множеством плотных рядов темно-зеленого плюща, недоступного для хищных черных змей, попрятавшихся в трещины камня.
  Прибежавший на звук тревоги Джаред с болью смотрит на живой шевелящийся ковер. Хранитель магии запрещает трогать его.
  Советник выставляет стражников по сторонам от постели короля. Почти - склепа. Дыхания Майлгуира не слышно.
  Волк вскакивает с криком.
  Да, мой Дей. Прости за скорбную весть. Ты теперь Король Волчьего Дома.
  - Бранн, проснись! Да проснись же! - трясет неблагого Дей.
  - Просто Дей, всем надо спа-а-ать, - сонно отвечает Бранн, - неблагим, благим, даже непоседам волкам...
  Взбивает, не размыкая глаз, мешок в изголовье.
  - Особенно - уставшим непоседливым волкам, за которыми следить в десять раз утомительнее. Ши нужно спать иногда... хоть время от хр-хр време-уэн...
  Укусить его, мой Дей?
  - Ай! - подскакивает Бранн.
  Видит муку на лице волка и даже не сердится: ни на него, ни на меня.
  - Мне нужно спешить! Мне очень нужно спешить!
  - Благой, подумай, - еще медленнее, чем обычно, отвечает неблагой на торопливость Дея. - Если ты сложишь голову в болоте, как это поможет тем, кто тебе дорог?
  Отворачивается и бормочет:
  - Спи, волк. Ночью мы в безопасности. Набирайся сил.
  До самого рассвета больше не было никаких снов.
  Пора в путь.
  Бранн и Дей - оба хотят выбраться из болота. Но каждый таит в себе отличную причину. Мой Дей, разумеется, жаждет добраться до цвета папоротника и вернуться с ним как можно быстрее, это желание гонит вперед на пределе сил. А вот неблагой на то и неблагой, чтобы видеться неясным - но я ощущаю отчетливо, что болото он хочет миновать сколь возможно быстро. Впрочем, головы не теряет. И когда мы третий раз проходим мимо одной и той же коряги, останавливается первым. Мой Дей сердито оборачивается - ему кажется, что победить болото можно одним лишь напором. Неблагой Бранн думает иначе. Он хмурится, обходит приметную кривулину, принюхивается, но не трогает. Садится на корточки, спрашивает:
  - Нам теперь только туда?
  О, мой Дей! Коряга качается сверху вниз, кивая узловатой веткой, будто головой! Неблагое, отвратительное болото!
  Бранн поднимается на ноги, хмурится ещё пуще:
  - Трясина не готова отпустить нас, не зазвав к себе на огонек. Там будет опасно. Может и смертельно. Но если не пойдем, она закружит нас в бесконечном кольце. Выбор обыкновенный: сражаться или ждать.
  Мой Дей глухо рычит от досады: он не может, не хочет задерживаться, но проклятая волшебная тварь не оставляет выбора. Ждать, разумеется, возможностью не считается.
  - Я в тебе не сомневался.
  Неблагой спокойно улыбается и выбирает новую тропинку, которая на вид, при всем Бранновом волшебстве Хранителя, не располагает к путешествию. Под ногами хлюпает еще пуще, совсем близко вспухают сернистые пузыри, деревья пропадают вовсе. Если бы наш провожатый не был Хранителем, тропка с удовольствием засосала бы всех со страшной скоростью - я чувствую голод, который живет внизу.
  Уж на что душа Трясины мерзка на вид, но место, к которому мы приближаемся по своей воле, выглядит более отвратительно. Мой Дей, похоже, мечтает научиться летать - с такой брезгливостью ставит на землю сапоги. Хотя, какая тут земля? Вокруг, сколько хватает глаз, блестят черные мокрые бугорки, соединенные, похоже, под водой. Вода просачивается меж их боками, стоит только поставить ногу.
  При очередном шаге Бранна один из бугорков неловко переворачивается другой стороной, и на нас с отвращением смотрят большие темные глаза, осмысленные, похожие на человеческие, и оттого жуткие. Секунду спустя тварь открывает рот и начинает монотонно вопить, как ржавая пила, её соседки приходят в движение, волна черных спин приподнимается и пробегает куда-то вперед. Мой Дей, усмирив брезгливость, каблуком переворачивает тварь носом в воду.
  Бранн отнимает руки от ушей и признательно кивает.
  Ковер из черных тел служит опасностью и опорой, для неблагих это, кажется, в порядке вещей: Бранн рубит щупальца, которые атакуют нас все настойчивее по мере приближения к центру этой отвратительной живой равнины.
  - Это ее спина, - Бранн мечом указывает вниз. - Уже выросшие Дети Трясины, помогают ей думать и тянуться повсюду. Большие опасные твари.
  Дей кивает. Ши идут дальше, хлюпая черной водой, мне не по себе здесь, мой Дей, я вижу, что даже Бранну не по себе, хотя он Хранитель этих болот, мне все это не нравится! Нет, я не могу перестать нагреваться, прости!
  В центре равнины я вижу дом, который не дом. Он выглядит, будто покосившийся пень, густо оплетенный толстыми корнями и тугими лианами. О, старые боги, я надеюсь, никого дома нет!
  Бранн останавливается, отпивает Чистой Воды, протягивает флягу моему Дею - да уж, вам следует подготовиться! Я бы не пустил вас! Не пустил! Да, мой Дей, не стоит фыркать столь насмешливо! Но вы оба слишком упорные в своих стремлениях!
  Бранн зажигает палку голой рукой и медленно идет навстречу покосившемуся строению. Дей обнажает меч и разминает плечи, следуя за Хранителем. Отходить от него я бы не рискнул, мой Дей, и тебе не советую - здесь нет иной опоры, кроме неблагого плеча.
  Ши подходят осторожно и тихо, но этот визит просто не может остаться незамеченным: из глубины домика слышится тягучий, с присвистом и призвуком голос.
  - А-а, пож-шаловали ко-о мне-е на-а огонё-ок? Ты-ы на-астоя-ащий дру-уг, - особо издевательски она тянет это слово, - мо-ой Хра-анитель, мне-е ка-ак ра-аз-с хва-атит ва-ашей кро-ови, что-обы почини-ить моё-о крас-сивое перво-ое тел-льц-се!
  Дом, кажется, рушится, мой Дей, будь осторожнее! Ох! Это не дом!
  Постройка начинает шевелиться и оползать, но это вовсе не разрушение, как показалось мне сначала, он просто... разъединяется. Отходят в сторону коряги, огромные, человекоподобные, мощные, оплетенные гибкими лианами-отростками вдобавок к рукам и ногам. Похоже, именно так выглядят выросшие пеньки. Гнилые огоньки, зеленоватые и противные загораются на вершинах их деревянных голов. Это выглядит дико-дико-дико! Это напоминает корону! Нашу корону! Неблагие выкормили самое отвратительное на свете болото!..
  Деревяшки расползаются, расходятся, это ещё не всё, что имеет нам показать Трясина.
  О, старые боги. О, боги. О, мой Дей!
  В центре того, что было домиком, мягкой и рыхлой, влажно блестящей грудой виднеется самый верх, кажется, огромного тела. Если это Дитя Трясины, то самое первое и старое, к нему сходится ковер маленьких и средних тел, это его щупальца издалека казались колоннами.
  А на фоне черно-серого, на глазах высыхающего, а потому непрестанно омываемого щупальцами тела, виднеется наша недобрая знакомая. Прозрачная ши пострадала, её лицо выглядит обожженным там, куда попали капли зелья, но тварь жива и по-прежнему хочет нас сожрать.
  Бранн шепчет "огромная опасная тварь" - и это почти забавно. Тут сгодилось бы другое слово, например, "разраставшаяся от начала времен", "ровесница Старых богов" или "ненасытная утроба, готовая сожрать весь мир"!
  - Вы-ы по-очти опоз-сда-али!
  Трясина опять хохочет, но умертвия из воды не лезут. Из воды лезут щупальца гораздо меньшего размера, плавно извиваясь живым частоколом. Им трудно тут, на поверхности, они быстро сохнут, но успевают хватать за ноги.
  - Держись, мой Дей, падать вниз нельзя!
  - Ка-ак это-о невеж-шли-иво, ш-ши! О-опять молча-ат! Ну нич-щего, нич-щего, я поучу-у ва-ас мане-ерам! Не-е хо-отите гово-орить, за-акричи-ите!
  По её жесту на нас начинают наступать древесные порождения болота. Мой волк переглядывается с Бранном - и они... О, старые боги! Они разделяются! Что ты делаешь, мой волк!
  Он повисает на руке ожившего дерева, с увлечением уворачивается от гибких лиан, рубит ствол там, где у ши пояс. Но дерево остается деревом, мой Дей, в ответ летят только темные щепки, и оно наступает.
  Посмотри! Посмотри! Кора не монолитна! Там, откуда тянутся щупальца, есть зазоры! Там мягкая сердцевина!
  Порождение воет, стонет и даже трещит, как раскалываемое зимними морозами, Дей хватается за корону, ладонь обжигает болотный огонек. Держись! Держись! Тебе нельзя разжимать пальцы и падать! Дерево по-прежнему стонет и пытается дотянуться до моего Дея!
  И где же Бранн, когда ему следует быть тут?..
  А, вот он, спешит, оставляя за своей спиной вторую, чадящую в небо деревяшку. Он оказывается рядом быстро, и живой, естественный огонь с конца его факела проникает туда, где блестит нанесённая Деем рана. Болотник содрогается, болотные огоньки короны гаснут, Дей спрыгивает рядом с неблагим, а деревяшка неожиданно уходит под воду - это опускается в глубину живой ковер тел.
  Мой волк раньше понимает, в чем дело, хватает Бранна под локоть, тащит туда, где еще можно удержаться на поверхности. Да, в непосредственной близости Трясины.
  О, старые боги, Дей! Я уйду от вас! Я поседею, состарюсь и умру! Ну и что, что ящерицы не седеют! Связались мы с этим неблагим болотом!
  За нами быстро уходят в топь черные блестящие спины, вода призывно и голодно плещется, удивляя тем, что это именно вода, пусть и мутная, но не жижа и не грязь. Бежать дальше некуда, ещё чуть - и мы влетим прямо в объятия скалящейся трясины! Бранн резко останавливается, поджимает свои длинные губы, готовясь что-то изменить, и втыкает свой факел прямо в спину одного из средних размеров порождений Трясины.
  Болотница недоуменно вскрикивает, опускание ковра останавливается, кажется, мой Дей, у нашего Хранителя есть особые права даже в сердце Трясины.
  - Ты-ы хо-очешь похи-итить моё-о сердце-э?
  Будто подслушала меня, гадина!
  - Оно-о тво-оё на-авсе-егда! Оста-авайся, бу-удь ка-ак до-ома! Види-ишь?
  Теперь по опустившемуся ковру наверх выходят пять странно одетых ши. Они явно были неблагими при жизни. Самый древний из них, хуже всех сохранившийся, кажется, может припомнить личные встречи со старыми богами. Бранн выглядит настолько равнодушным, что мы с моим Деем подбираемся - лучше бы наш Хранитель хмурился!
  - Види-ишь? Все-е твои-и дру-узья ту-ут!
  Новая порция безумного смеха, и неблагие утопленники обнажают мечи, тоже волнистые и кривые, как у Бранна. Я думаю, мой Дей, мы повстречали бывших Хранителей, вам стоит быть осторожнее! Хорошо хоть, почва под ногами не стремится уйти вниз - факел Бранна держит Детей Трясины крепко.
  Спина к спине мои ши - благой и неблагой - сходятся безмолвно, поднимают мечи. Справа щерится трясина, слева подходят хранители. Этот бой не может быть равным, но тут сверху падает почти позабытая колонна щупальца самой большой, центральной и массивной твари.
  Моему Дею приходится отскочить от неблагого, чтобы не попасть под удар, Бранн тоже отскакивает, но в другую сторону, а щупальце поднимается, чтобы снова опуститься на кого-то из них!
  Ненавижу болота!
  Моего Дея отрезает от Бранна, ему приходится в одиночку биться с тремя Хранителями! Пусть они и выглядят пустыми бездушными оболочками, но владение мечом осталось в их телах на уровне безусловных движений, они не думают, не ждут, не переводят дыхание и не боятся боли. Но отшатываются от солнечного меча моего благого Дея - такая сталь им не по вкусу! Звенят, сталкиваясь, лезвия, двуручник успевает сделать оборот, когда движение воздуха предупреждает о вновь падающей колонне. Дей уходит, но не туда, где проваливаются черные тела и поджидает топь, а обратно, к факелу, к Бранну, которому с лихвой хватает его двух противников.
  Я успеваю забеспокоиться вместе с моим волком - Бранн не спешит отскакивать из-под щупальца, но падает на поверхность и перекатывается почти под ним, кажется, что присоски задевают пегие волосы на затылке, зато и одного бывшего хранителя размазывает по поверхности тонким слоем. Из такого положения невозможно подняться даже утопленнику. Трясина позади разочарованно и азартно вздыхает - все её слуги прибавляют в прыти. Дей с Бранном успевают только переглянуться, когда их снова разъединяет монолит серого щупальца.
  Хранители подбираются в попытке загнать волка, подступают полукругом! Но мой Дей - опытный волк! Двуручник сейчас пострашнее клыков и когтей, сносит тяжелой и острой массой одного бывшего Хранителя, разбивает крепкий - все ещё! После стольких лет! - доспех, подрубает одно колено, выбивает кривой меч... И снова проклятое щупальце!
  Принц Волка откатывается спиной назад, к факелу, глухо рычит - Бранн откатывается к факелу тоже, но неблагой ранен, с ним бьется единственный противник, самый древний. Пачкать живой кровью Детей Трясины не годится!
  Щупальце падает ещё быстрее, мой Дей едва успевает отшатнуться, теперь рычит он совсем не глухо - мой Дей никогда не любил водных тварей, а уж болотных - тем более! Два самых шустрых утопленника вмиг оказываются перед моим волком, их встречает прямое лезвие меча, светящееся от ярости хозяина. Кривые мечи быстры, но коротки, Дей не уступает неблагим в скорости, но пропускает замедлившегося противника, отступает, оступается, сапог уходит в воду по колено, а под водой его пытаются схватить и затянуть щупальца мелких тварей. Сверху летит щупальце большое.
  Мой Дей! Ши благородных кровей так не выражаются! Причем тут праматерь всех волков и ее отдельные части?
  Мой Дей, зачем ты плюёшь на собственный меч?.. О! Оцарапанное в замахе огромное щупальце отдергивается, вся туша колышется, конвульсия проходит по ковру всех маленьких порождений Трясины - разжимаются и присоски под водой! Чистая Вода, которую ты пил, мой Дей!
  Волк успевает вытянуть ногу и отойти к безопасной площадке, когда ему в спину врезается Бранн. Выглядит наш Хранитель неважно - левая рука оцарапана, не сильно, хотя кровит, ко вчерашнему синяку на скуле присоединяется будто ошкуренный, содранный с частью волос висок, но зеленые глаза все ещё целы и равнодушны.
  - Обмен?..
  - Нет!
  - Трясина?
  - Да!
  И вот что они хотели этим сказать? Впрочем, понятно - Бранн возвращается к древнему Хранителю, а Дей добивает, наконец, медленного утопленника и сразу же рассекает напополам удачно подставившегося второго. Третий, однако, подбирает себе второй меч и теперь атакует моего волка непрерывно.
  Оцарапанное, кажется, вовсе незаметно, щупальце извивается наверху, почва под ногами продолжает конвульсивно, хоть и меньшими волнами колыхаться, а сверху начинают падать вразнобой и совершенно бессистемно другие, не раненные огромные конечности чудовища. Мой Дей тяжело дышит, но цел, противник его, однако, тоже, их то разделяет, то соединяет падение щупалец-колонн. Трясина азартно кричит что-то за спиной, кажется, блаженствуя в этом хаосе, Дею трудно ловить одним мечом оба вражеских, он вздрагивает от пропущенного скользящего удара по ребрам. Поэтому мой волк прекращает быть честным - пинает оставшегося Хранителя в колено, вязкий хруст и резкое подламывание ноги говорят о том, что теперь утопленник не будет настолько подвижным, а пока короткие волнистые мечи не нашли на новом уровне его живот, мой Дей сносит неблагому мертвецу голову.
  Сверху снова летит щупальце, но вколачивает в мягкую поверхность только окончательно мертвого ши.
  Мой волк оглядывается - Бранн все ещё сражается, ему приходится туго, но он способен выдерживать дикий ритм своего древнего предшественника. Ши времен старых богов дерется слишком хорошо для нашего уставшего Хранителя, мой Дей, нам следует поспешить!
  Кривой меч высекает искры из такого же кривого меча, они сталкиваются и разлетаются, мертвый ши не устает, каждый удар - удар со всей силы, которой при жизни у него, наверное, было много. Бранн не отвлекается даже чтобы стереть со щеки кровь, неблагой не оглядывается и не смотрит по сторонам, кажется, его противник тоже, потому что вырвавшийся из груди мертвого ши меч волка становится сюрпризом для обоих.
  Утопленник реагирует быстрее и, на мой взгляд, ужаснее - подтягивается по лезвию вперед, пытаясь дотянуться до моего Дея, но Бранн успевает раньше, и голова первого-последнего мертвого Хранителя летит вниз.
  Со стороны Трясины долетают мерные хлопки - она хлопает в ладоши!
  - Опасная тварь...
  Похоже, размер этой твари классификации не поддается.
  Бранн обеспокоенно кивает на пропитавшуюся кровью куртку по правому боку моего Дея, но мой волк только отрицательно качает головой - заживет быстро. Содранный висок нашего неблагого, как и рана на руке, тоже схватился первой коркой, а бурые потеки делают лицо Бранна странно притягательным, словно дикая раскраска.
  Берегитесь!
  На нас падают все щупальца разом, не убежать, не укатиться...
  Бранн хватает Дея за руку и бьет каблуком по той твари, на которой они стоят. Мир переворачивается - мы проваливаемся. В воде не холодно, она теплая, эта болотная вода, и здесь отчего-то очень ясно видно лес колышущихся маленьких щупалец, вращающихся темных глаз; а дальше, там, в центре - уходящую во все стороны тушу. На поверхности ее было видно мало.
  Щупальца сверху приподымаются, бьют ещё раз, в надежде достать ши, но они в воде, плохо только, что темные глаза начинают присматриваться к нам. Тонкое щупальце завивается вокруг щиколотки Дея, другое такое же - вокруг его шеи, Бранна оплетают за волосы, присосками сдирая свежую корку... Хранитель мотает головой, Дей орудует кинжалом - и оба ши всплывают, расталкивая уже сомкнувшиеся, сцепившиеся черные тела.
  - Во-он они-и!
  Дикий визг Трясины командует всеми, в том числе и самым большим узлом разума болота, но ши не собираются дожидаться нового удара - оба резво бегут, каждый своим зигзагом, к полупрозрачной девушке. Дважды моего Дея чуть не задевает щупальце, Бранн мелькает на границе видимости, но к Трясине оба подбегают быстро. Она хохочет им в лица. Впрочем, перестает, когда между зубов у неё оказывается такой же кривой, как меч, кинжал Хранителя.
  Трясина взмахивает рукой, но...
  О, мой Дей! Отпусти её! Фу! По этой руке ползут и Дети Трясины, что ты за неё хватаешься!
  Мертвая ши обездвижена, щупальца гиганта зависли над самыми нашими головами, я не могу не вжиматься в тебя, мой Дей, прости! Бранн с усилием разводит челюсти Трясины, она отчего-то больше не хохочет, а шипит и булькает.
  Из этих звуков, идущих уже не из её горла, а из самой топи, складывается:
  - Вы-ы по-опла-атитес-сь, по-опла-атитес-сь!..
  Левой рукой Бранн, торопясь, снова снимает флягу с пояса, но сегодня заливает зелье прямо в глотку твари, которая теперь осознает, что попалась, начинает дергаться, старается сбросить руки моего волка, однако Дей держит крепко. Хранитель не обращает внимания на укусы и неразборчивые угрозы - Трясина обещает ему самую мучительную, среди всех Хранителей гибель, но в глазах Бранна опять только равнодушие. И сосредоточенность, он следит, чтобы зелье попало в глотку до последней капли.
  Трясину бьет судорогой, Дея отшвыривает назад, и он быстро приближается опять - чтобы щупальца вдруг не сочли его нужной добычей. Мой волк рассекает грудь прозрачной ши, и пока темная сущность не успевает выбраться, заливает прямо на неё зелье из второй фляги удерживающего клыкастую пасть Бранна.
  Над болотом устанавливается тишина.
  Тишина иногда режет уши не хуже визга, мой Дей, ты прав!
  В этой тишине громко, с мягким шлепком падает одно из громадных щупалец. Тела под ним погружаются в воду, словно потерявшие опору. Тело бледной ши скрывает поднявшаяся из ничего воздушная воронка, тоже черная.
  Да что ж вы застыли!
  Бранн хватает Дея за руку и тащит туда, где все ещё горит его факел. Дею легче идти - волк свободен по своей натуре, он не был связан с болотом, которое только что потеряло свою черную душу, в течение долгих лет.
  Бранн падает на колени возле факела, тяжело вздыхает и обхватывает пламя руками. Вокруг явственно видно небольшой пламенный кокон, окруживший неблагого и моего волка.
  Очень вовремя - топь исчезает в черной воронке, вокруг завывает ветер, подобный ветру Самхейна, что-то очень древнее умирает сейчас в краю неблагих ши. И очень злое! Щупальца одно за одним врезаются в оранжевую стену, за ней проносятся тела маленьких и больших Детей Трясины, разбойники, другие утопленники - уничтожение души вычищает болото, оно больше не будет настолько злым.
  Стихия ветра и взбунтовавшейся воды беснуется вокруг, словно стараясь дотянуться до каких-то крохотных ши, посмевших нарушить давний ход вещей. Позади слышно громкий "пу-ф-ф!", а потом нас накрывает волной - видимо, провалилась внутрь себя та огромная тварь. Кокон мигает, и Дей присаживается рядом с Бранном на корточки, дергает за рукав, что рядом, Бранн кивает, и кокон плавно утягивается в размерах.
  Сколько это продолжается, непонятно. Я успеваю вновь остыть, когда нападки стихии прекращаются. Вокруг теперь серая топкая равнина, с редкими кочками, совершенно ровная и не оставившая даже воспоминания о черной массе отвратительных тел. Позади, однако, курится дымная ямина, в которую будто бы опасается затекать даже вода.
  Бранн убирает кокон, выпрямляется, опираясь на моего Дея, забирает едва тлеющий факел и идет проверять - что осталось внизу. Неблагой все еще хранитель этого болота - он ставит ногу не глядя, но даже вода становится для его шага опорой.
  Внизу, там, на дикой глубине ямы с водяными стенками лежит, в окружении ошметков своих слуг, прозрачная ши.
  - Меня-а... та-ак... про-осто-о...
  Мой волк нетерпелив, он не дослушивает и вытряхивает из все ещё зажатой в руке фляги остатки зелья. Трясина шипит, но продолжает трепыхаться.
  - Не-е уби-ить!
  Тогда Бранн кидает вниз факел.
  Пламя поднимается до небес, разрывается, становясь на миг черным, но быстро возвращается к естественному рыжему. Вода сходится над ямой без опаски, Дей с облегчением выдыхает, ему вторит Бранн:
  - Опасная тварь! Мертвая опасная тварь!
  Мы спокойно, хоть и долго, доходим до границы болота.
  ***************************************************************************************
  Вечереет, но звезд еще нет.
  - Ты говорил про поручителя, - вспоминает Дей важное и срочное. - Где его взять?
  Мой волк слишком быстр, созерцание и задумчивость - не его состояние. Бранн недовольно вытягивает губы дудочкой, прежде чем ответить.
  - Нигде. Поручитель отвечает перед Неблагим двором слишком многим, - уклончиво отвечает он, и мне не нравится его голос. - Он должен выбрать тебя сам. Но переживать не стоит.
  - Думаешь, я не дойду, - смеется волк, - и посему поручитель мне не понадобится?
  - Думаю, поручитель уже выбрал тебя, просто Дей, - вздыхает Бранн. - Когда принял на себя ответственность за твое спасение.
  - Ты ведь... Ты говорил про королевскую кровь?
  - У меня тоже есть длинный титул. Принц-который-всех-не-устраивал.
  - Смешно, - фыркает Дей, но видя, что неблагому совсем невесело, серьезнеет: - Что, взаправду?
  Некрасивый ши закатывает глаза и поджимает губы. Потом устало отвечает:
  - Бранн, третий принц Неблагого Двора правящей династии дома Четвертой стихии.
  Ого! Третье лицо Темных земель работает дворником при входе!
  В глазах молодого волка интерес - он по-другому оглядывает неблагого, принюхивается заново, словно кусает по-дружески. Для благого Дея титул значит многое. Для неблагого Бранна - не больше, чем надоедливая приставка к имени. Забавные эти ши.
  Неблагой косится недовольно, феи в изумрудных глазах тоже смотрят с укоризной, словно поражаясь глупости благого. Потом добавляет:
  - Я не поменялся, заметь. Ты уже меня знаешь, как знаешь и то, что титул из трясины не вытащит.
  Дей не отвечает. Он доволен, одна проблема решилась сама собой. Он чует, как и я: неблагой что-то недоговаривает про себя, недоговаривает вместе со своими феями, - но для моего волка это уже в порядке вещей. Он иногда не понимает и то, что Бранн договаривает. Пока они прекрасно ладят только в бою.
  Волк передохнул: отряхнулся, собрался. Он готов бежать дальше. Как только Бранна за шиворот не потряс?
  - Ночью? Не поле-езем, - опять переворачиваясь на спину и зевая отвечает неблагой на немой вопрос Дея. - Около болота ночью не менее опасно, чем на болоте.
  Мой Дей, он прав. Иногда он бывает прав, этот неторопливый ши, неблагой и некрасивый. Но... мне нравятся его неправильные острые ушки!
  - Проще сразу на меч кинуться, хотя... твоя свобода в твоих руках.
  Дей вздыхает, сжимает и разжимает кулаки, осознавая: без Бранна ему не обойтись, другого поручителя не найти.
  - Ты опять смотришь на небо. Словно ищешь там ответы.
  - Если живешь по уши в грязи, это не значит, что нельзя любоваться звездами, - очень тихо говорит Бранн. - Что тебе еще интересно узнать, просто Дей, лакомство Трясины?
  - Если у вас, неблагих, все можно... Почему голыми не ходите?
  Бранн опять меланхолично смотрит вверх.
  - Ты не думаешь, просто Дей. Или думаешь быстро, мысли вспархивают птицами и сразу улетают. Лови их за хвост, ты же хищник! Почему не ходим?
  Дей рычит, но мирно. Ему интересен ответ, и он его дождется.
  - Это может оскорбить кого-то, благой. Главное правило свободы - не навреди другим.
  Бранн поворачивается к Дею и стрижет ушками.
  - Вдобавок здесь слишком холодно, чтобы шастать нагишом! Еще вопросы?
  Дей присаживается рядом, откидывает волосы за спину. Проводит ладонью, по сюрко, пытаясь стереть болотную грязь. Да, мой Дей. Без толку.
  - И что та невеста в тебе нашла?
  Ну ровно щенок, вцепившийся в ногу взрослого. Дей всегда серьезен, а с Бранном... ему интересно. Неблагой думает по-иному. Волк может говорить обо всем, спрашивать обо всем. На краткий миг принц Дей может быть просто Деем, обычным, совсем еще молодым любознательным ши, без вбитого старшими знания о мире, без титула и без серьезности, ему соответствующей, без ответственности, заставляющей выверять каждое действие и каждое слово, ответственности за всех, которая не исчезла, но словно бы приподнялась с его плеч.
  - Да. Может, она смотрела глубже? - внимательно оглядывает его неблагой. Концы узких губ ползут вверх, кажется, шевелится кончик носа: - Не все тут озабочены наружной стороной вещей!
  - Я не...
  - Ты хорош, благой, - перебивает Бранн, но Дей не злится. - Иначе бы я за тебя не поручился. И хорош не столько внешне. Насмотрелся я, знаешь ли, на высших неблагих. Красивая оболочка, а пальцем ткни - гниль.
  Мне нравится этот ши все больше и больше. Мой Дей хорош на заглядение, во что его ни одеть. А Бранн... Надень на неблагого церемониальное платье волчьего Дома - красивое, да - неблагой будет смотреться нелепо. А в своем странном наряде - пуговицы наискосок, ворот рубашки то ли поверх ворота куртки, то ли заменяет капюшон, одна пола длиннее другой - он смотрится неподдельно. Словно эта неправильная, вольная одежда отражает его суть.
  Совсем стемнело. Костер горит ровно: Бранн подтаскивает дрова непонятно откуда, ведь кучка полешек не уменьшается. И еда у него неплохая. Но мне холодно...
  Спасибо, что погладил, мой Дей. Утро и правда иногда мудренее вечера. Да, спи уже, торопыга. Послушай, наконец, старого ящера!
  Глава 6. Окно и неблагая родня
  - Наконец! - Дей падает плашмя на более сухой участок уже за краем болота. - Думал, эта топь никогда не закончится.
  Мягкий, чуть влажный мох приветливо щекочет обветренную щеку. Мой волк, повернув голову, прихватывает пересохшими губами пару ягодок прошлогодней клюквы, которая сама просится в рот. Мы, пройдя по временной петле год обратным порядком, вернулись в раннюю весну.
  Неблагой молчит, он уселся на корточки и старается дышать ровно. По его лицу, с опущенными вниз уголками длинных губ, не понять, о чем думает. То ли грустит о смерти волшебного существа, пусть и скверного характером, то ли печалится о расставании со своим болотом, то ли (поскольку в это время начинает отряхивать одежду), жалеет об испорченном платье.
  - Ты говорил, нужно будет запереть калитки.
  Да, мой Дей. Ты всегда помнишь о важном. Лучше вовремя обрубить концы, чем получить щупальцем в спину.
  - А... запирай, не запирай, все одно, теперь это просто болото. Его незачем держать в узде.
  - Навсегда? - уточняет Дей, усаживаясь и выливая воду из сапог.
  - Навсегда... - Бранн уклончив. - Это слишком сильное слово.
  - Насколько тогда?
  - На тысячу лет. Может, - прикидывает что-то в уме, - чуть дольше. Пока люди, ши, фоморы... да и друиды... Все, живущие в трех мирах...
  - Что?
  - Не нагадят снова.
  Дей смеется хрипло - это болото и правда похоже на нужник. Только вот Бранн слишком серьезен.
  - Мыслями, словами, поступками, - продолжает он, теребя красную сережку. - Трясина ловит их все, скручивает, опускает на дно, даёт отстояться... И снова обретает душу. Безумную, хищную, но - душу. Болото не виновато - в нем нет ни добра, ни зла.
  - Тогда поторопимся?
  Ох, мой Дей! Вы оба мокрые, голодные и раненые. Хоть бы какой ручеек рядом, умыться и напиться. Бранн качает головой:
  - У меня царапины, словом я залечу их за пару часов. Как быстро заживут твои ребра? До Хрустального моря путь неблизкий.
  - Мои ребра не твоя забота! - фыркает Дей.
  - От этого зависит, как скоро мы двинемся в путь. Останавливаться будет нельзя ни до, ни после, - поражается невежеству благого Бранн. - Так сколько?
  Дей трогает бок, а потом - руку. Морщится.
  - Недолго. Как обернусь, на ходу все срастется еще быстрее. Так поспешим?
  - Подожди.
  Бранн встает, приглаживает пегие встрепанные волосы, где-то черные, где-то светло-серые. Откидывает голову назад.
  - Я еще не расшаркался при входе.
  Бранн, что это? Как нехорошо. Как неприятно! В меня словно молния бьет. Волк щерится, чуть ли не шерсть поднимает. Тишина наступает такая, что я слышу падение капель воды. Потом стихают и они.
  Держись, мой Дей! Ты тоже чуешь это?
  Небо над нами застывает голубым льдом. Все вокруг замирает, словно мир стекленеет. Прямо передо мной зависла мушка - она не падает, хоть крылья ее перестали трепетать.
  - Де-е-ей... - тяжелый, очень тяжелый выдох, который будто бы дробится, отражаясь от неподвижного воздуха. - Ты...
  Бранн не просит - он не может, не имеет права просить, хотя его шатает. Он оступается и едва не падает. Кажется, ему тяжело даже шевелить губами.
  Хоть моему Дею тоже очень трудно двигаться - словно с десяток ши повисло на его плечах - но он понимает неблагого. И встает рядом, поддерживая Бранна.
  Кто-то словно ударяет в лед над их головами громадным кулаком, и вместо синего неба...
  Море. Оно бьет о берег далеко-далеко внизу. Странные волны, похожие на живых существ, хихикают, пересмеиваются, кидаются пеной. Нестерпимо золотится песок.
  Все размывается в глазах - и через миг перед нами оказываются трое.
  Двое светловолосых взрослых очень похожи друг на друга - близнецы, не иначе. И девочка чуть поодаль - ненамного младше моей госпожи. Что-то есть неправильное, неверное в ее облике, но я пока не могу понять, что. Не могу уловить эту странность, но она есть. Хотя взрослые странны не меньше. Красивы, очень красивы.
  - Тебе запрещено появляться здесь, Бранн, третий принц, - говорит один из близнецов. Кажется, старший. Насмешка в его голосе заметна даже мне. - Третий принц весь в хлопотах.
  - Третий принц весь в своем болоте, - подхватывает второй.
  - Уже нет. Это был мой выбор, - с трудом отвечает Бранн. Расправляет плечи и задирает острый подбородок.
  Дей кладет ему руку на плечо. С натугой, будто на ней опять виснет Трясина.
  - Теперь он изменился? И поэтому ты тащишь в наши земли кого попало! Разве мало нам чужаков? - спрашивает первый близнец.
  - Разве мало нам зла от чужаков?.. - эхом подхватывает второй.
  Небо словно давит на Бранна, но он отвечает - с трудом, но отвечает.
  - Я ручаюсь за благого Дея.
  - Как мило! Благой, ты знаешь, кого берешь в поручители? Бранн! Болото тебя не съело...
  - ...так ты решил отдать жизнь за благого? - дополняет второй первого.
  - Мы всё думали, как избавиться от него...
  - ...да, мы всё думу думали. А надо было давно прислать к нему благого.
  - О чем он говорит? - тревожно одергивает его Дей.
  - Потом, - сквозь зубы шипит Бранн, но Дей не отстает. - Не тряси, свалюсь. Если что пойдет не так, нас убьют обоих. Доволен, волчонок?
  - Ему нужно было кормить Трясину! - удивленно говорит первый.
  - Ему всего лишь нужно было кормить Трясину! Он не справился и с этим, мой брат, да, не справился! - отвечает второй. - Ему нельзя поручить самое простое дело! Он отводит людей, а приводит безголовых разбойников.
  - Поедая умных, Трясина тоже умнеет, - неохотно выдает Бранн.
  - Что мы слышим! - ужасается первый. - Она умнеет! Трясина умная или Трясина глупая - поспорим, что лучше?
  - Мы не сможем поспорить, ах, какая жалость, а все почему, брат? Потому что мы и вовсе лишились нашей милой охранницы! - вторит другой. - Брат, скажи ему, пусть он, недоглядевший за огромной и неподвижной болотиной, изначально мертвой, для которой не нужно было ничего сверхсложного, пусть он ух...
  - Нет, - прерывает их девочка, и старшие смолкают.
  Она смотрит чуть вбок и словно мимо неблагого. Затем протягивает руку, и я чую тепло на его щеке. Через многие лиги, разделяющие их. Тепло в голосе ощутимо и так.
  - Я рада видеть тебя, Бранн. Кто с тобой?
  - Благой Дей из дома Волка. Я даю ему право на одну просьбу. Я подтверждаю это... обычным путем.
  Красивые лица неблагих искажаются.
  - Все равно он не пройдет сквозь пески, - говорит один близнец.
  - ...прежде его сожрут волны! - отвечает второй.
  - Поспорим?
  - На желание!
  Они пропадают.
  Младшая, склонив голову и видя невидимое, шепчет упрямо:
  - Он пройдет. Я ждала тебя, Бранн. Я скучала. Почему ты не отзывался? Нет-нет, не отвечай, Бранн. Просто приходи скорее.
  Пропадает и она, затем пропадает море, песок сыпется сверху прямо в глаза, и нас отпускает.
  Оба ши - благой и неблагой - падают на землю. Туда же валится и мушка. Мир обретает звук и свет, шелестит трава, а небо становится просто небом, голубым полем с бегущими по нему белыми облаками.
  - Как давно я не общался с родней, - шепчет Бранн. - Мог бы и еще лет триста не видеться! Зануды.
  - Но младшая, - еще тише шепчет Дей. - Она...
  - Я не буду говорить о ней, - очень твердо отвечает неблагой. - Ни слова! Это мое право и мой выбор.
  - Хорошо-хорошо! - еле поднимает руку Дей. Потом все же обратно падает на землю. - Что же так тяжело-то!
  - Они еще и усталость от Окна на нас сбросили. Я им это припомню, - ворчит Бранн, опираясь на локоть, но уже куда более спокойно.
  - Зато пропустили?
  - Да. Пока да.
  - Бранн, они говорили про пески и волны. Что за напасть? И они... даже не представились! - негодует волк.
  - Просто Дей, ты разве спросил их? - недоуменно шевелит ушками Бранн. - С чего бы им представляться? А все неприятности - по мере дороги. Дай передохнуть, а то и говорить устану.
  - Проще было драться с Трясиной, чем понять все правила неблагих, - вздыхает Дей.
  Да, мой Дей, я согласен с тобой.
  И... я понял, что не так с младшей принцессой. Мне холодно, а хвост сворачивается в спираль. Этого не может быть, это невозможно и небывало среди ши: неблагих и благих...
  Милая младшая сестра Бранна - красивая девочка с пепельными волосами и печальным взглядом ясных глаз - слепая.
  Глава 7. Волк и ворона
  Мой Дей, неблагой же сказал, дальше - никаких остановок! Так что полдня передышки - небольшая потеря, не злись, не сходи с ума. Да вы и вздремнуть успели, и поесть, и даже ополоснуться в чистом ручье, который ты нашел первым, озадачив остроухого и длинноносого Бранна. Нет, вовсе не шутка. Хоть иногда, но это нужно делать.
  Фуф! Не шутить, а отдыхать!
  Все-таки волки - вредные. Вредные и нюхливые создания.
  И восстанавливаются быстрее прочих. У тебя не только раны затянулись розовой кожицей, но и трещины в ребрах схватились. Думаешь, я не знаю? Я многое знаю о твоем теле... Нет, об этом не стоит, прости, прости, мой Дей. Да, ты ей тоже снишься.
  А знаешь, Бранн бормотал что-то тихонько перед вашим недолгим отдыхом, потирая плечо и прилаживая ободранный висок. Кажется, ему недостаточно захотеть исцелиться, нужно еще сказать слово. Может, магия благих больше внутренняя, а неблагих - внешняя? Нет, у вас не магия, у вас нет магии. Да, мой Дей, разница наверняка глубже.
  Тебе неинтересно? Так потормоши нашего поручителя, он куда больше меня знает о темных землях.
  - Бранн, а Бранн! - Дей, лежа на спине, проводит вытянутыми руками по травам, словно птица в полете.
  - Чего тебе, о неугомонное порождение благого мира? - не слишком довольно отвечает неблагой; тоже лежа, не поворачивая головы, утопая в мелких белых цветах.
  - Тот, старший - ваш король, да? - еще сказал...
  Дей недоговаривает то, что ему мнится неприятным для собеседника, Бранн предпочитает уклоняться от прямого вопроса. Ох уж эта парочка!
  - Мои братья короли оба. Они много чего сказывают, если ты заметил. Это свободный двор, - Бранн хмурится и садится, подбирая ноги под себя. Как птица в гнезде!
  Заметив усмешку на лице Дея, опускает уголки длинных губ:
  - Да, да! Каждый свободен делать, что хочет. Говорить, что хочет! И сдохнуть, где пожелает.
  Не надо фыркать в ответ на подобное представление о свободе! Мой волк, прояви уважение к традициям чужих домов и дворов! И где твоя хваленая выдержка?
  Не отвечает. Тоже садится, проверяет двуручник и кинжал. Бранн подтягивает потуже ремень, расправляет куртку, пошитую из разномастных кусочков материи.
  - Он сказал, я не знаю, кто ты! - не успокаивается мой волк.
  - Как только пойму, кто я... - неблагой на миг застывает, переставая запихивать в свой мешок невероятное количество вещей, - так и быть, обязательно поделюсь с тобой этим откровением, - и вновь складывает свои пожитки.
  Мой Дей, ты не можешь решить, дразнится Бранн или просто говорит о другом, умалчивая о главном? Глаза. Посмотри в глаза. Они у него без фей, и такие честные, что сразу понятно - он не то, чтобы не хочет - он не может ответить.
  - Как зовут твоих братьев-королей?
  - Как зовут другие, не знаю. Давно не был при дворе!
  Мой Дей, не злись, не злись. Ничего, что неблагой отвечает не то, что ты желаешь услышать. Может, ты рычишь слишком громко?
  - Зануда первый и зануда второй! - радует Бранн уже известными прозвищами и радуется сам.
  Феи сияют, он прищуривается, приопуская веки с ресницами: длинными, как и все на его лице. Договаривает скромно:
  - Так зову их я.
  - Скажи хоть имя своей сестры!
  Вот тут изумрудные малютки явственно гневаются, а потом и вовсе пропадают. Бранн закрывает выцветшие глаза, но все же отвечает. На выдохе, столь тихо, что расслышать его может лишь волк:
  - Линнэт... - и добавляет, вскидывая подбородок, распахивая вновь ярко-зеленые глаза, с внезапным озорством и даже вызовом: - Мне отвернуться или ты обернешься и так? Кто быстрее до моря?!
  - Ты не успеешь за мной! Не очень-то я это люблю, но, если нужно... можешь поехать на мне-е-р-р! - встряхивается Дей от носа до кончика хвоста и рычит уже волком.
  - Благо-о-ой! - укоризненно качает головой Бранн.
  Протягивает ладонь к черной лобастой морде с янтарными глазами... это опасно, очень!
  Волк отшатывается и щерится.
  - Не суди о том, чего не знаешь, - скрипит Бранн. - И не вздумай отстать!
  Мой Дей, ты оборачиваешься быстро, но хоть миг тебе нужен. Бранн же просто пропадает, а на пригорке сидит черно-серая ворона. Странная, встрепанная, как сам Бранн, с налипшей ягодкой клюквы слева от клюва.
  Неблагой, хоть приглаживай перья, хоть не приглаживай, краше не станешь! Ох, показывать язык молодому волку, тряся крыльями, плохая затея!
  Мой Дей, перья Бранна притягательны, но не надо хватать его за хвост, даже понарошку! Ему же еще лететь и лететь. Да что вы прямо как дети!..
  Волк рычит, Ворона каркает. Легко уворачивается от зубастой волчьей пасти, взлетает, роняя перо. Был бы Бранн в образе человека, вздохнул бы и ударил руками по бедрам.
  Птица устремляется вперед. Оглядывается на Дея, летит всё быстрее и быстрее...
  Ворона и волк несутся наперегонки по огненной дороге. На редких привалах пьют из чистых холодных речушек. Ночевать тут нельзя, и хотя Бранн не объясняет, почему, верится. Путь длится весь день и всю ночь, и еще один день через леса, поля и предгорья, ненамного отличающиеся от наших. Деревья повыше, породы незнакомы, да и только. Одно солнце, одно небо на всех. И одна земля. Благая ли, неблагая, какая разница?
  Вечером второго дня дорога уходит налево, в горы, словно изломанные чьей-то гигантской злой рукой, а мы поворачиваем направо, к яростной слепящей воде, край которой становится видно на самом горизонте.
  Она все ближе, переливается от лазури до бирюзы, и столь чиста, что замирает сердце. Синеву моря и ядовито-желтые чешуйки солнца оттеняет горный хребет, словно окрашенный киноварью, тянущийся вдоль пустынного берега на многие лиги.
  Благой и неблагой останавливаются на миг, переглядываются и мчатся вновь, уже на пределе сил. Добравшись до воды, падают на причал, далеко уходящий в море, уже в облике ши.
  "Я первый", - хрипит Дей. "С конца", - устало выдыхает Бранн. Дети! Вы пришли вровень.
  Отдышавшись, они поднимаются и доходят до края под скрип дерева и аккомпанемент волн. Бранн нагибается, словно выискивая что-то, любопытный Дей - следом. Там, глубоко на дне, среди камней, вправду видна одинокая рыбина, похожая на упавшее бревно. Можно различить камешки вокруг, мелкий песок и рогастую раковину.
  Бранн долго свистит на разные лады, потом стучит по дереву.
  Рыба наконец медленно поднимается из глубины и выпрыгивает на пирс. Смотрит только на Бранна, опираясь о причал свернутыми плавниками, ровно человек - кулаками. Туловище размером с доброго ши, глаз только один, и он полыхает рубиновым огнем. Гладкая пятнистая шкурка без чешуи блестит на солнце. Ой, блестит, словно вся в мелких алмазах! Странная эта вода.
  - Потише нельзя? Чего расстучался? - не очень вежливо начинает разговор рыба. - Видно, оглох на своем болоте!
  Бранн, положив руку на грудь волка, останавливает его: желание ухватить невежливую рыбину за хвост и с чувством постучать о причал ясно читается на лице моего Дея.
  - Нужна лодка, хранитель, - скрипит неблагой.
  - Спинка кита не устроит? - отвечает рыба ворчливо, но вполне разборчиво. - Малютка прибудет не позже девятого вала.
  - Протри свой глаз, пока не окаменел совсем. Со мной благой! Он не наживка для волн, - произносит Бранн всё так же спокойно, садится рядом с рыбой, подгибая под себя ноги.
  - Всё суетишься. А волны голодны, - поглядывая на моего Дея как на червяка, отвечает рыба. Приподнимает верхнюю челюсть, показывая зубы в три ряда, длинные и острые, будто иглы. - Штиля хватило бы надолго.
  - Уймись. Я за него поручился.
  Морское чудовище сверкает багровым глазом, со смачным звуком захлопывает пасть. Потом сворачивает и разворачивает боковой плавник, недовольно разглядывая его, словно человек - ладонь. Верхний костяной плавник, больше похожий на гребень дракона поднимается не меньше чем на фут. И вновь опускается.
  - Что ты опять творишь, Ворона?!
  - То, что должен.
  Рыба долго лежит молча.
  Нет, мой Дей, не вздыхай, она еще не умерла. Да, проверять не стоит.
  Ох, тебе бы подумать, что же такое Бранн уже сотворил, раз оказался хранителем хищного болота - по своей воле! - покинув Неблагой двор и любимую сестру много лет назад? Нет, прости, я не собирался... Да, он нам помогал и помогает, я помню это.
  Рыба, тоже что-то решив, сверкает глазом как рубином и громко хлопает хвостом по воде.
  - Ты мне больше нравился вороной. Разумнее был. Поберегись острова, там нынче особо весело, - кивает Бранну, моргает единственным глазом и пропадает в жидком хрустале моря.
  - И что теперь? - спрашивает Дей.
  - Теперь мы будем делать то, что ты любишь меньше всего и что у тебя получается хуже всего...
  Бранн не договаривает. Дей успевает дважды пробежаться по пирсу и даже заглянуть под него, насмотреться на волны, набегающие на высокие сваи причала, когда неблагой, который устроился поудобнее на досках, нагретых солнцем, заканчивает фразу:
  - ...ждать.
  Мой Дей, ты не удивляешься уже ничему, а мне странно всё. Бранн смотрел на одноглазое чудище как на равного себе. Да, вы можете обращаться, но не можете говорить в ином обличье. Может ли обращаться хранитель, и в кого, мне неведомо. Кто населяет неблагое королевство? Деревья, мимо которых мы проносились, ночью словно смотрели на нас. Помнишь корягу, что кланялась, помахивала веточкой и разговаривала с Бранном? Да, разговаривала! Нет, это тебе не померещилось. Спасибо еще, что короли у них ши. Вот бы было забавно просить цвет папоротника у подобного создания моря! Или вообще у листка или плавника.
  И вовсе я не болтливый! И не наседка!
  Я всего лишь старый ящер, который прожил всю свою неторопливую жизнь с двумя королевами дома Солнца - с одной благословенно долго, с другой до грусти мало - и чудесной принцессой, моей милой дорогой девочкой, ставшей твоей женой, а теперь оказался тут, с вами, неправильными и очень вредными ши. Я только и делаю, что волнуюсь за вас, мальчишки!
  Нет, я не ною! Я пытаюсь развлечь тебя, мой Дей. Не нравится мне эта вода из хрусталя, этот остров, которого надо бояться, не нравятся хищные волны и непонятные пески забвения. Мне все здесь не нравится! И мне страшно...
  Расплавленный шар солнца меркнет в Хрустальном море, словно сам Балор закрывает свой огненный, смертельно опасный глаз.
  Глава 8. Причал и Хранитель моря
  Ожидание, мой Дей, суровое испытание для тебя. Но это препятствие, одно из многих, которое нам предстоит миновать по пути к заветному цветку.
  Попробуй представить время как огромную пустыню, по которой несется волк... Да-да, похожий на тебя! Представь его: ветер треплет его шерсть, бегун переставляет лапы споро, неутомимо, ведь цель впереди, но как быстро ни бежал он, пустыня имеет свои размеры, простирается во все края, мой Дей, окружает палящим маревом, хватает зыбкими песками, она требует времени и получает его...
  Спи, спи, спи, уставший волк, ты можешь опереться о спину неблагого, которому ожидание дается много легче. Нет, отдых нужен и Бранну. Да, я посторожу, мой Дей!
  Сны волков беспокойны, как они сами. Мохнаты и тревожны. Где только не носятся эти неугомонные звери! Мой Дей бегает по лесам, по стенам замков, по моим сновидениям, он, кажется, носится даже по небу над моей головой.
  Я не привык сталкиваться со столь частой сменой событий, переживать так много в столь короткие сроки: все же мои королевы были домоседками. Правда, первая, еще не обремененная солнечным троном, в своей босоногой юности успела поохотиться на драконов! Интересно, тогда дом Солнца был главным? Я не знаю точно, что произошло - странно, я почему-то совсем не помню ни ее детство, ни ее приключения... Может, я спал или был совсем молод? Так молод, что был не желтым, а зеленым? И драконов теперь нет совсем, о них говорят без страха.
  Ну вот, пожалуйста, я говорю, что волки беспокойные создания! Теперь ему видятся драконы! Тебе не надо было слушать меня во сне, мой Дей!
  Моему волку не нужно бодрствовать, чтобы самым дерзким образом меня игнорировать!..
  С моря тянет водой и солью, а от воротника Бранна - ветром, только этим я могу объяснить, что в твоем сне драконы синие. Их не страшит глубина и мрак океанских впадин, они плещутся в волнах, а вместо огня выпускают ледяные иглы. И горе тем, кто попадётся им на пути!
  Нет, ну до чего непоседливы эти волки. Вряд ли что-то изменится, если ты поймаешь его! Ты же не морской волк, мой Дей! Дракон извивается, не в силах вырваться, он опускается все ниже и ниже, в темные глубины, куда не пробивается свет небес. Вот не надо так правдоподобно захлебываться! Это сон! Сон! Прекрати уже терзать хвост этого синего чудовища и всплывай!
  Отчаянное создание!
  Ну вот, так-то лучше, берег это наша территория, твердая земля, крепкая и основательная, тут можно бегать и резвиться, сколько твоей серой душеньке угодно. Хотя оборачиваешься ты в угольно-черного волка, цвета твоих волос. Уф, носись, носись вдоль прибоя по желтому песку из мелких ракушек, туда и обратно.
  Для меня все ещё загадка, мой Дей, как ты можешь бегать во сне, чтобы отдохнуть от бега наяву? Ладно-ладно, глупый вопрос, не рычи.
  Ну вот, дорычался.
  Нет, этот причал тебе не снится, как и тихо мерцающая вода, и мелькающие в ее глубине непонятные тени, и ночное беззвездное небо, затянутое тучами. И уж Бранн - тем более. А вот то, что ты бегал по морю - это сон. Мы, как и прежде, ждем обещанную лодку.
  Холодает.
  - Бранн, ты не спишь?
  - Поспишь с тобой.
  Неблагой тяжко вздыхает, как будто действительно не спал. Но застыл он ночью не хуже моего Дея. Видимо, неблагие так дремлют.
  - А почему у рыбы один глаз?
  - Такой уродилась, - ворчит Бранн, похожий не на ворону, а на не вовремя разбуженную сову.
  - А почему эти волны не плещутся, а звенят?
  - Волны звенят, потому что Хрустальное море не зря носит свое название.
  Бранн устало стучит костяшками по доскам пирса, словно пытаясь перевести внимание моего волка на другой предмет.
  - А почему отсюда не виден лес?
  Мой Дей, ты треплешь неблагого вопросами, как игрушку в зубах! И хватка у тебя мертвая!
  - Потому что мы обежали горы - хотя кажется, что нет, на самом деле, да...
  Ответы неблагого становятся туманнее, он как будто говорит сразу мысль. Зевает и смыкает веки.
  - А почему мы не заметили, что обошли горы? И как тогда они выглядят с высоты?
  - Горы сверху прямые - цепь и цепь.
  Бранн открывает глаза и косится на Дея, который теперь ложится на живот, подпирая голову и продолжая внимательно отлавливать фей в неблагих глазах. Видя, что волк не успокоился, неблагой продолжает в напрасной надежде, что при подробном ответе вопросы иссякнут:
  - Кажется, что изломанные, потому что магия гнет, корежит их видимую часть.
  Дей молчит, но Бранн, подняв углы губ, отвечает:
  - А я некрасивый, потому что ты меня таким видишь.
  - А я не спрашивал!
  От меня, мой Дей, тебе не скрыться, тебе было любопытно - ведь быть некрасивым для ши просто неприлично! - а Бранн вовсе не обижен, можешь не приподнимать брови так оскорбленно.
  Он прикрывает глаза и не успевает... как Дей настигает его новым вопросом:
  - А почему вода хрустальная?
  - К воде не соваться! - невпопад отвечает Бранн и замолкает долго. Особенно для непоседы-волка. Кажется, неблагой и не дышит.
  Мой Дей, он ответил тебе на незаданный вопрос, потому что больше не хочет отвечать вовсе. Потому что на каждый отвеченный вопрос ты выдаешь два новых. И потому, что ты всех достанешь! Нет, это не я тут вредина.
  - Бранн! Бранн! Ну Бранн же!
  Третий принц этого двора задумался слишком глубоко. И даже намека на фей в открытых глазах нет!
  - Бранн!
  Теперь мой волк всерьез обеспокоен - неблагой сидит как неживой с подобранными под себя ногами, сцепив пальцы в замок перед собой. Наконец глаза неблагого светлеют, он словно выныривает откуда-то, медленно поднимаясь к свету и воздуху этого мира, но поза не меняется, отчего моему волку хочется рвать и метать. Он трясет неблагого за плечи.
  - Ты хоть изредка-то шевелись! Чтобы понятно было - еще не умер! А не то я умру тут от скуки!
  В глазах вороны хороводят феи, когда он медленно и вдумчиво поводит ушками.
  Ой, мой Дей, не надо рычать так громко! Да, мне тоже кажется, он знал, как тебя это разозлит.
  Давай оставим неблагого в покое, он, похоже, действительно устал, мой волк. Можно еще разок обойти пирс. Или даже два раза. Ну, или три?
  Подходить к этой воде, мой Дей, кажется плохой идеей... И Бранн просил тебя поостеречься. Я понимаю, что тебе скучно, а вода - хоть какой-то еще не осмотренный, не обнюханный, не ощупанный и не покусанный тобою на этом пирсе предмет, однако третий принц сам достучался до того хранителя. Не надо так фыркать!
  Ой-ой, мой Дей, может быть, мы все же не будем склоняться так близко к этим тревожным бликам? Мне все это не нравится! Вблизи вода кажется твердой и острой - она перетекает словно мозаика, не теряя очертаний маленьких раздробленных хрусталиков!
  Мой Дей! Нет! Не надо туда наклоняться близко! Не вглядывайся в них! В дробящемся отражении не ты! Дей! Тот, кто смотрит на тебя оттуда - это не ты! Но он тянет руку к твоему ножу, и она тянется будто сама! Дей!..
  Фух! Я еще никогда, кажется, не был так благодарен неблагому!
  - Нет, я, конечно, знал, что благие плохо понимают слова, но которая часть фразы "к воде не соваться" тебе не ясна?
  Бранн отряхивается, как разбуженная птица, досадливым поворотом головы и движением плеч возвращает сбившуюся куртку на место, заинтересованно продолжая вглядываться в моего волка. Дей ещё не отдышался - Бранн налетел с размаху, воздуха пока не хватает. Неблагой помогает сесть, отряхивает спину.
  - Это что там... такое... дробится?
  - А ты думал, море просто так называется Хрустальным? Это осколки зачарованной воды, очень хорошо все режут и бликуют на зависть пересмешникам. Поглядел бы подольше, еще и зарезал бы себя. Вот волны бы порадовались.
  Неблагой совершенно спокоен, а вот мой хвост, мой Дей, опять скручивается в спираль! Эти края не для нас!..
  Рассекая серебрящуюся под ночным небом воду, к причалу наконец плывет долгожданная лодка. Как и все окружающее, странная и очень, просто очень неблагая.
  Что меня смущает? Мой Дей, часто ли ты видел лодки из хрусталя? И то, что Бранн спокоен, вовсе не показатель. Да! Не показатель! А может, она утонет? Как вообще хрусталь держится на плаву?
  Впрочем, конечно, мои вопросы не к месту, прости, мой Дей, я стал часто отвлекаться на необычные вещи вокруг. Я тоже никогда не был в неблагом краю, но я помню, зачем мы здесь, не вздыхай так, мой Дей. Я видел Алиенну в твоем сне, я... Молчу.
  Лодка уже подана к причалу, а у нас есть поручитель.
  Между синим небом и синей водой светлеет полоска, обозначающая рассвет.
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 9. Хрустальное море, радужный остров
  Сходни, прозрачные, как и всё на прибывшей из ниоткуда лодке, звонко падают на пирс. Ходят вверх-вниз от легкого волнения, скребутся, как металл скрипит о металл. Волки чутки, мой Дей улавливает малейший шорох, но ничем не показывает, насколько ему неприятно и тревожно. Как и мне.
  Бранн, подхватив котомку, идет первым. Да, мой Дей, мне тоже слышится, будто неблагой открывает какие-то двери. Взойти на лодку без него было бы невозможно.
  Ворона бормочет что-то про себя... и нет, это не ругательства!
  Волны под сходнями взметываются вверх, шелестят, плещутся любопытно, будто разглядывая тебя, мой волк, но при свете дня не торопятся держать добычу отражением. Их трескотня забивает уши, манит, притягивает...
  Бранн беспокойно оборачивается, мы отстали, следует поторопиться!
  - Дей. Дей. Просто Дей.
  Изумрудные феи следят за нами с легким интересом. Бранн зовет тебя, мой волк, отвлекись от шепота живой магии, прислушайся к нашему неблагому. Негромкие слова наконец вливаются в уши, и другой шепот отступает.
  Дей недовольно крутит головой и подходит к Бранну.
  Стоит нам оказаться на лодке, по ней прокатывается долгий глухой звон. Лодка ропщет, но Бранн опускает руку на перила, звон прекращается, посудина затихает недовольно... Однако как круги на воде, вокруг шуршит расходящийся шорох, тихий стон, шелест, предвкушающий звук. Бранн тяжко вздыхает:
  - Ты все-таки очень вкусный, благой Дей.
  Мой волк беззастенчиво фыркает. Где твоя благая сдержанность, наследник Благого двора, сын Мидира?
  Нет, Бранн научит тебя плохому, помяни мое слово! А ты и рад, да? Нет, чувствовать себя добычей не слишком обычно для тебя, пусть привлекательной и вкусной до синих фоморчиков.
  Сходни поднимаются сами собой, и лодка отходит от пирса. Одноглазый хранитель всплывает, показывает темную спину, плещет хвостом, непонятно как не калечась о волны.
  На пределе слуха нас преследует звонкий шепот, похоже, магия таится внутри этого корабля. Или снаружи?
  Ой, мой Дей! Не надо подходить к краю!
  В рассветных лучах лодка словно парит над водой, просвеченная розоватым светом. Хрусталь глади моря и дна лодки шуршит, позвякивает на острых волнах. Брызги взлетают на высоту твоего роста, мой Дей, будь осторожен! Они похожи на алмазы и столь же безжалостно остры. Их края скребут по борту, будто кровожадные когти.
  Бранн прихватывает волка за локоть, оттаскивает к мачте.
  - Держись от воды подальше. Поутру она особенно хищная.
  Мой Дей досадливо хмыкает. Волны звенят по-иному, будто заискивающе.
  Бранн встряхивается, косится на Дея - услышал его волк или нет. Мой Дей складывает руки на груди, готовясь к новому томительному ожиданию.
  Хранитель долго смотрит нам вслед, и я бы не сказал, что взгляд его дружелюбен.
  Солнце выкатывается мгновенно, словно выныривает из моря. Миг - и оно уже высоко в небе.
  Волк осторожно садится около прозрачной мачты на прозрачную же палубу. Далеко под нами - редкие камни и песок - он наверняка белый, но кажется голубым. Нет, рыбок нет. Да, скукота, мой Дей. Море почти спокойно, небо чистое - солнце выпило и легкие облака, и туман на горизонте.
  Берег давно пропал вместе со своим хранителем. Время словно застыло, как и вода.
  - Бранн...
  - По лодке ходить можно, - торопится ответить неблагой. - Кроме трюма.
  А, тут и трюм есть? Нет, не видно, все слишком прозрачно и сливается для нашего зрения. А может, опять какой-нибудь магический фокус.
  Да, шепот нарастает, когда ты отбегаешь от Бранна. Он просто сверлит уши! А когда возвращаешься - стихает.
  Солнце в зените, и за прозрачным штурвалом становится видна смутная тень, почти неуловимая. Борода, четкий орлиный профиль. И тоже одноглазый!
  - Бранн, тут люди!
  - Не совсем, - Бранн, приоткрыв тоже только один глаз, смотрит на Дея. - Ты же не думал, что лодкой никто не управляет? Еще есть в трюме... Не надо их трогать!
  Мой волк отдёргивает руку.
  - А то что, укусят? Или я сам таким стану?
  - Просто им неприятно. Говорить они не могут, но все чувствуют.
  Голубое небо, голубое море и слепящее светило над нами. Полный штиль, но наша лодка плывет.
  Бранн повязывает на голову платок и протягивает второй Дею:
  - От солнца. Свалишься и не заметишь как. Возьми!
  В мешке у нас нет подобной роскоши. Там вообще почти ничего нет. Да, я помню, ты убежал из Черного замка второпях. Но кое-что у тебя всегда наготове. Свернутый плащ, правило для лезвия, конечно; да, что тут еще? Кремень, ножницы, кожаный котел, веревка, иголка с ниткой. Фляга с водой.
  Заметив, как мой волк достает ее, Бранн предупреждает:
  - Не пить! Только полощи горло.
  Да, мой Дей. Лучше его послушать, хоть мне так же странно, как и тебе. А ты забавно смотришься в этом платке! Нет, я сказал не "смешно", а "забавно", не надо его сразу стягивать! Твоя грива из-под него выглядит еще более пышной. И ты похож на пирата - да, те самые, что грабят корабли в Верхнем мире. Зачем? Не знаю, может, это такая работа? Или церемония?
  А вот сам Бранн на пирата не похож. Больше всего Бранн похож на дикого-дикого неблагого, впрочем, как и всегда, не фыркай так, мой Дей!
  Нет, ничего не изменилось. Мы все так же плывем и плывем. А тебе все так же не сидится и не сидится. Ну побегай, шорох стих окончательно, как стихли и волны.
  Бранн, провожая моего волка взглядом, замечает:
  - Все равно...
  Мой Дей не дослушивает, хотя это, кажется, вовсе неблагого не расстраивает. Бранн провожает нас взглядом. От одного борта мы спешим к другому, изумрудные феи следуют за нами с легким интересом.
  - Вплавь...
  Снова пауза. Неблагой вовсе не смотрится удивленным. Полный смысл догоняет нас в следующий забег:
  - ...гораздо медленнее. Да и сожрут. Опасные твари.
  Под нами, глубоко внизу, что-то мелькает. Темное и опасное даже издалека. А уж как опасно само море, понятно и так.
  - Не надо меня успокаивать! - бросает Дей.
  - Тебя даже ушат холодной воды не успокоит, не то что пара слов.
  О, мой Дей, я понимаю, что ты чувствуешь угрозу, но неблагой не виноват в этом море. И в этом солнце. И даже в прозрачных моряках.
  А Бранн улыбается, улыбается! Его восхищает твое упорство, мой Дей, но он... улыбается. Первый раз за все время нашего совместного путешествия. Ты развеселил этого странного неблагого!
  Ну не сердись, мой Дей, улыбка широка вовсе не от насмешки. Вот теперь хмурится и Бранн, явно о чем-то вспомнив.
  - Дей, мне нужно поговорить с тобой.
  Волк садится рядом, кладет руку на согнутое колено, он заинтересован, но не напуган.
  - Близится остров, просто Дей.
  Бранн и не стремится пугать моего волка, щурится от яркого солнца и острых бликов воды, но смотрит на Дея в упор.
  - Мы высадимся?
  Ах, усмири свое нетерпение, мой волк, кажется, у тебя даже пальцы дрогнули, так тебя гложет желание размяться. Потерпи, на лодке все равно быстрее, даже Бранн говорил!
  - Нам бы мимо пройти, - он снова вздыхает тяжко, как будто только и мечтает, что пройти мимо. Нет, Дей, вряд ли там интересно.
  - Бранн, корабли вроде плавают?
  О, мой Дей, не цепляйся к словам, это не лучший способ вести беседу, пусть тебя он и развлекает, а других способов убить время вокруг не наблюдается.
  - Дей, у вас нет кораблей. Корабли всегда ходят.
  Неблагой подчеркивает слово, не повышая и не понижая голос, попросту паузами, наверное, он знает, о чем говорит, да и лодку эту уже видел. Может расспросить о?..
  - Ну да, по морю аки посуху, - вырывается у моего волка.
  Ну конечно, мой Дей, лучше выместить на неблагом свое раздражение, чем послушать старого, мудрого меня, пережившего не одну сотню лет посреди благого дво... Ох, прости, я отвлекся.
  - Дослушай меня, Дей. Это остров смеха.
  Бранн продолжает так же спокойно, похоже, уши вороны могут слышать очень избирательно. Например, пропускать мимо твоё оскорбленное хмыканье. Ну и что, что дергаются? Тебя раздражает это палящее солнце и этот непробиваемый неблагой, вспомни, одно с другим никак не связано!
  - Бранн, я думал, что уже достаточно повеселил тебя!
  - Тебе не захочется отплывать и будет казаться смешным все, абсолютно все.
  - Неприятно, но не смертельно, - никак не хочет проникаться опасностью Дей.
  Бранн сердито молчит вместо ответа. Может, пытается изобрести слова, чтобы попасть прямо в голову благому?
  - Побудем вблизи полчаса и умрем, задохнувшись от смеха. Может, раньше, - неблагой тревожно поводит ушками, ловя тихий пока ветер. - Очень надеюсь, что волны придут позже острова.
  - Как избежать смеха? Может, обернуться? Думаю, в волчьем обличье у меня пропадет чувство юмора, - Дей мрачно откидывается спиной на мачту.
  Молодого волка гложет глухое недовольство - неблагой край успел надоесть неясными правилами, которые писал непонятно кто и непонятно чем. И непонятно для кого. И как их читать без Бранна тоже непонятно. А мой волк не привык быть ведомым.
  Бранн вздыхает:
  - Зато, обернувшись, ты захочешь броситься в волны и доплыть до острова. И ни я, ни кто другой не сможет удержать тебя.
  Мой Дей недовольно косится на Бранна, но в глазах его - тревога. Волк смиряет свое недовольство, осторожно уточняет:
  - Откуда ты знаешь об этом?
  Мой волк теперь насторожен иначе, даже принюхивается к сидящему рядом - настолько жаждет доискаться ответа.
  - Ты не первый благой, который пытался пройти этим путем, - неблагой видимо огорчается, феи пропадают и даже ушки опускаются.
  - Прости, Бранн, прости! - отзывается Дей.
  Поворачивается всем корпусом к неблагому, кладет руку на плечо. Всякое недовольство слетает, принц, обнаруживший в себе просто Дея, может сочувствовать горячо.
  Это безумие штиля, мой Дей, заставляет тебя задираться.
  - Я не хотел тебя огорчать. Я не знал!
  Бранн медленно поднимает глаза - целый сонм фей танцует радостно. Длинные губы несмело дрожат уголками и расползаются в длинную улыбку.
  - Ах ты! Обманщик! А я так расстроился за тебя! - сочувствие в момент сменяется негодованием, но в полную силу, как раньше, злиться мой Дей не может - Бранн разыгрывает его слишком бесхитростно, слишком по-неблагому.
  - Меня предостерег хранитель, - Бранн рад, что нашел-таки слова, которые смогли передать свой смысл Дею. За этими словами таится очень невеселый смысл. Волк проводит рукой по кинжалу, и неблагой договаривает:
  - Просто Дей, оружие тут бессильно. Нужно проплыть мимо как можно быстрее. Команда не слышит зова.
  Острые ушки невольно дергаются, Бранн прихватывает их за кончики руками, кажется, так он нервничает. Нет, это не похоже на стригущую ушами лошадь, мой Дей! Ну не смейся так!
  - Беда только в нас с тобой, - Бранн косится на тебя, мой Дей, наверняка ведь понимает, что ты придумал об его ушах! Хотя... улыбается.
  - Так. Что нужно делать?..
  Отсмеявшийся волк опять готов ко всякого рода испытаниям, он подбирается, всей позой выражая целеустремленность.
  - О, мое горе! - искренне печалится Бранн. - Опять ничего.
  Нас бултыхает на девяти волнах, мимо проплывает темная спина.
  - Малютка прошла, - бросает Бранн. - Теперь лезем на мачту. Будем ничего не делать чуть выше...
  Тут очень высоко. Высоко и неприятно. Висеть над палубой, привязанными к мачте, пусть и сидя на перекладине - то еще развлечение. Особенно для непоседы-волка. И мачта качается! Да, мой Дей, еще как!
  Смотреть на круглые носки своих сапог моему волку становится скучно очень быстро.
  - Бранн, а Бранн!
  - Что тебе... - вздыхает тот, свесив ноги. - О, скопление всей энергии благого и неблагого мира?
  - Я подумал, это может пригодиться.
  - А я подумал, что ты и пяти минут не можешь побыть связанным!
  Кажется, Бранн уже в том состоянии, когда его ничто не удивит, мой Дей. Думаю, это целиком твоя заслуга. Да, ты весь один - слишком удивительный.
  - Есть способ быстро привести меня в чувство. Если я потеряю разум и обернусь, надо обжечь меня раскаленным железом. Лучше в плечо, чтобы лишнего шкуру не портить, - мой волк бухтит недовольно, без восторга, но это правда важно, а подстерегающее в краю неблагих безумие слишком осязаемо.
  - Почему лишнего? - не понимает Бранн.
  - Я не очень хорошо владел своим телом. А поскольку я принц, - объясняет Дей очевидные для него вещи, - меня учили особенно настойчиво. Там еще видна голова волка.
  Досадливо дергает плечом, насколько позволяют веревки. Мой Дей недоволен собой, он был не слишком покладистым волком, никогда не понимал слишком простых правил и вечно переспрашивал.
  Не волнуйся так, мой Дей, это только кажется недостатком. Я уверен, отец был горд тобой. Ох, прости!
  - Следы от ожогов... Ого. Тогда быть принцем совсем невыгодно. И благим - тоже, - равнодушие Бранна сменяется непониманием, а потом и негодованием: - Нет, словно у вас разума нет и вовсе! Можно иногда пользоваться и головой!..
  Замолкает надолго. Нет, мой Дей, не стоит говорить неблагому, что голову прижигать никто из волков не додумался!
  Мы всё плывём и плывём.
  - Бранн, а Бранн!
  Дей поворачивает голову насколько может, косит глазом на неблагого:
  - Кто догадался подарить красную сережку к зеленым глазам?
  Мой волк страстно жаждет сменить тему и забыть о том, что ждет его дома, а потрепать Бранна странными, как он сам, вопросами - самое благое дело.
  - Дей, давай лучше о Хрустальном море! Или о воспитании молодых волков!
  Наверное, есть что-то в этой теме такое же мучительное, Бранн действительно не хочет говорить, моему Дею приходится искать другой повод подергать неблагого.
  - Бранн, ты рано нас привязал, я не вижу никакого острова на горизонте!
  Нет, тебе не показалось, мой Дей, Бранн мученически вздыхает и, кажется, бьется затылком о мачту. По голосу, однако, ничего такого не заметно.
  - Когда увидишь, просто Дей, будет уже поздно. Сиди смирно.
  - Я сижу смирно! - искренне возмущается Дей.
  - Сидеть смирно, значит: не царапать мачту, не трясти ее, не трясти меня, не пытаться слезть, не наклоняться перед, не высматривать остров, не бултыхаться так, что можно упасть обоим, - нудит неблагой.
  - Тут слишком мало места, чтобы сидеть смирно.
  И слишком много правил. Да, мой Дей, думаю, неблагой об этом догадывается.
  - Дей, ты свернешь мачту, выломаешь дно, мы остановимся и утонем, - меланхолично вещает Бранн. - Мне казалось, что ты все-таки хочешь на тот берег?
  - Это просто мачты у вас хлипкие! - мой Дей сердится, но вырываться перестает. - Это ж надо догадаться, по морю на хрустале плавать! Неблагие!
  - Рядом с тобой, благой, что угодно станет хлипким. Да, боюсь, просто Дей, тут я вынужден согласиться с тобой - хрусталь все же не слишком прочный для лодки материал. Особенно для такого пассажира.
  Мой Дей сверкает глазами, ему страшно не нравится сидеть на месте, более того - обездвиженным, но Бранн рядом, это немного мирит волка с происходящим.
  - Самая прочная лодка была бы из твоей непробиваемой занудности!
  Изумрудные феи снова сияют в глазах Бранна:
  - Или из твоей неукротимой непоседливости!
  - Из моей непоседливости лодка вышла бы непотопляемая! - Дей гордо расправляет плечи, хоть это и трудно сделать, будучи связанным, и связанным основательно. - Ей бы не лежалось на дне, она несла бы нас по любым волнам...
  - Особенно по волнам твоей самонадеянности, - насмешливый хмык от Бранна. - И как только она могла бы оказаться на дне? Теряюсь в догадках!
  - Бранн! - теперь смех Дея мне вовсе не нравится.
  Не нравится и то радужное марево, мимо которого мы проплываем. Там кто-то кривляется и ехидничает, нет! Там облако из множества лиц, и все они корчат рожи одна другой смешнее.
  Неблагой вторит волку, откровенно хохоча. Ребята, вы что, с ума посходили?
  - Этот Остров и впрямь ужасно забавный, давай посмотрим его поближе!
  Ой-ой! Широкая грудь волка рвется вперед, веревки натягиваются, настоящие канаты едва выдерживают усилие моего Дея!
  - Давай, Дей! Я и забыл, как там весело!
  Голос неблагого перескакивает на нехороший повышенный тон. Спокойный Бранн ерзает не хуже непоседы-волка!
  Они в голос зовут команду и дергаются так, что мне кажется - мачта точно не выдержит их общего напора.
  Бородатый носач не поводит в их сторону ни ухом ни глазом. На месте второго - огромная дыра. Ну просто мир одноглазых - теперь и мне так смешно, что я готов спрыгнуть с Дея и...
  Шкурка нагревается, в груди горит тоже, это продолжается всего секунду. Всякий смех пропадает.
  - Ты похож на ворону! - заливается Дей, просто покатываясь от смеха, моего волка гнет и тянет вниз.
  - А ты на волка! - хихикает Бранн, феи в глазах обезумели вовсе. - И твой ящер кусает меня!
  - Да, меня тоже! - новый взрыв хохота, несмотря на все мои усилия! - И от этого еще смешнее!..
  Остров приближается, он переливается еще сильнее и притягательнее, он, кажется, веселит одним своим видом... вот только благой и неблагой уже не могут смеяться - они хрипят натужно и задыхаются. Ши выгибает под веревками, выражения лиц все больше похожи не на смех, а на плач, слезы стоят в глазах, дыхание перехватывает.
  Дей едва может расправить плечи, Бранн сипит, захлебываясь воздухом. Хрустальное море одинаково жестоко ко всем ши.
  Если они задохнутся, всей моей магии в этом краю намного не хватит, а отсыпаться придется невыносимо долго.
  Одно меня радует - наша лодка идет вперед. А волны не один раз переливаются через борт.
  Мы медленно, но минуем остров со всем его смертельным весельем. Он словно тянет нас за собой, и только хрустальному капитану нет дела до его притяжения.
  Еще более медленно остров пропадает вдали.
  Оба ши перестают смеяться одновременно, словно минуя какой-то порог. Повисают на веревках: слабо шевелится Дей, редко моргает Бранн. Отдышавшись и собравшись с силами, молодой волк, оглядев горизонт, произносит:
  - Фух, зараза какая!
  Моему Дею хочется ругаться гораздо сильнее, но пока не хватает дыхания. Он измученно прикрывает глаза.
  - Большая опасная гадина, - в своей любимой манере отчитывается Бранн. С другой стороны мачты тоже доносится тяжкий вздох.
  - Ты нас завязал чудесно и обрезал все концы. И я очень благодарен тебе, что не умер, - Дей старается говорить обстоятельно, но пока мысли путаются, и без того не слишком склонные к медленному разворачиванию - они прыгают, как маленькие волки. - Опять! Но теперь у меня, не иначе, как после долгого общения с тобой, возник вопрос.
  Теперь Бранн настороженно затихает, кажется, ожидая чего-то вовсе необъяснимого.
  - Кто нас теперь развяжет? - Дей шевелится, но веревки прочны. Бранн подозрительно молчит, словно сам об этом не подумал, и волк продолжает: - Может, поступим ужасно магическим образом? Ты их - как там? - уговоришь развязаться.
  - Я их уже уговорил не слушать ничьих слов. А вот команда получила приказ развязать после острова...
  Я не вижу, но феи наверняка опять веселятся в глазах Бранна.
  - ...меня. Ты еще повисишь немножко, просто Дей. Не печалься, я побуду рядом.
  - Ах ты!
  Дей отчаянно пытается дотянуться до полного коварства и веселых фей неблагого, но тщетно.
  Бранн что-то командует капитану, тот молча поворачивается в сторону трюма и еще один член команды, до этого невидимый, быстро и ловко поднимается к нам по канату.
  - И меня развяжи, и меня! - почти умоляет мой волк.
  Хрустальный человек наклоняется к Дею, проверяет веревки, что-то скрипит в сторону Бранна, хлопает волка по плечу и... слетает вниз.
  - Прости меня, Дей. Я не удержу тебя один.
  - А как же твое понятие свободы?! Я не хочу больше быть связанным!
  - Если бы я связал тебя сейчас, я бы нарушил твою волю. Но вспомни, ты согласился посидеть у мачты добровольно. Мое право подержать тебя еще немножко!
  Я не вижу Бранна, не хочу уходить с твоего плеча. На неблагом поле тебе его не переиграть. Думаю, феи в его глазах не только хороводят, но еще и хихикают. Как-никак, мы миновали остров смеха!
  Глава 10. Хрустальное море, темные берега
  Теперь подпирают спинами мачту трое из хрустальной команды. Они видны то ясно, то вновь зыбко, будто скрываясь за порывами ветра. Но их точно тут не было чуть раньше, мой Дей. Думаю, это Бранн приказал на всякий случай. Он серьезен и встревожен, он даже не отвечает тебе - ни на вопросы, ни на ругательства, ни на угрозы.
  Неблагой не сводит глаз с темнеющего горизонта.
  Наша лодка начинает раскачиваться и по ходу движения, и от борта к борту. И звенит все сильнее. Слитное ощущение звона и ударов проходит по телу от макушки до пяток, мачта за спиной только усиливает его, и да, не сказать, что это приятно, мой Дей.
  Бум-м! Бум-м! Бум-м!
  Волны ровные и длинные - во все море. Лодка ритмично переваливается по ним, скрипит, шуршит, оцарапывается, но пока выдерживает напор. Пару раз хлебнула волну бортом, теперь по палубе перекатываются и хрустят под ногами команды звонкие острые кусочки моря.
  Да, мой Дей, у меня язык не поворачивается назвать их водой.
  Волны уже не звенят и не скрежещут. Вся гамма звуков складывается в отчетливый мотив, который не слышится опасным, в нем выстраивается своя мелодия. Они поют. Поют печально и ласково, словно призывают что-то. Или кого-то.
  Мне не по себе, мой Дей, я не знаю, отчего их музыка кажется тебе приятной, я слышу в ней отзвук Трясины, здесь тоже есть своя опасность, она велика, велика и ужасна как это море, мой Дей! Сосредоточься! Подбери уши!
  С верхушки мачты обзор хороший, какое-то движение на границе зрения привлекает твои зоркие глаза, мой волк. Даже неблагой ещё не видит и не чует того, что уже открывается твоему взгляду. Далеко впереди море проседает, в нем появляется огромная воронка. Это плохо. Это совершенно точно плохо, мой Дей! Неблагой край не подчиняется фоморам, но оттого опасность, выныривающая перед нами, только больше: ни ты, ни я не знаем, с чем придется столкнуться. Эта странная воронка не всасывает, а выталкивает воду. Волны расходятся от края воронки чаще, кто-то поднимается оттуда. Огромная туша бьется по ту сторону моря или пульсирует огромное сердце, разгоняя морскую кровь?
  - Вот зараза, - лицо неблагого не меняет выражения, зато тон чрезвычайно ворчливый и недовольный, это сказано скорее про себя, а вот продолжение уже нам: - Берег все-таки появился. Не иначе, как только из-за тебя, - Бранн печально улыбается, желая подбодрить наперекор всему. А может, тоже сожрать примеривается? Мне не нравится его вид и его голос, мой Дей! - Молодого вкусного волка.
  Бранн с ловкостью кошки перебирается ближе по крохотной смотровой площадке, где едва хватает места сесть. Неблагой вцепляется в веревки, нависает над тобой, каблуком упираясь в рейку невысокого и скорее формального ограждения. Он стремится заслонить от тебя горизонт, мой Дей! Кривая куртка, неправильная и несимметричная, вызывает желание разодрать её когтями на части совершенно ровные, и я не могу винить тебя в этом, мой волк, смотреть на этот хаос больнее с каждой секундой. То ли дело гармония поющих вод... В глазах темнеет, видно, от усталости.
  - Дей! - ишь какой требовательный! Он дерзит нам, мой Дей! - Смотри только на меня! - не должно так обращаться к принцу Дома Волка, самого славного и могущественного Дома восьми королевств! - Смотри только на меня!
  Под бортом скребется что-то живое, скребется осмысленно. Стоит, однако, перевести туда взгляд, ощущение пропадает, острые волны, хрустальные брызги, оскаленные треугольные зубы.
  Что?! Нет, там нет зубов, мой Дей, показалось. Это волнение состоит из певчих и хищных неблагих Волн. Над морем светит солнце, дробится и бликует, но над поверхностью будто плывет туман. Боковым зрением, мой волк, сейчас виднее, косая куртка Бранна, правда, тоже, но она хоть не расплывается, как профили Волн, не щерится голодно. А что там вдали поднимается темное, откуда приходят Волны, не хочу даже смотреть.
  - Дей. Дей. Дей. Смотри только на меня.
  Мой волк! Бранна слышно отчетливо, хоть голос у него и противный, но он не расплывается и не прячется за чужими личинами. Только за своей. Ворона. Но я не к тому. Может, то, что тебе его голос кажется страшно мерзким, вот будто карканье вороны - это не взаправду? Мне нехорошо. Я слышу хриплый голос Бранна и чудесное пение Волн и не знаю, чему верить.
  Темное, округлое медленно поднимается из глубин, продолжая пульсировать, оно растет и растет, а вода стекает по его гладким дышащим бокам. Размеры пугают, этого просто не может быть в реальности, мой Дей, этого просто не может быть! Дыши реже, мой Дей, опасность повсюду, но бежать мы не в состоянии! А все из-за этих треклятых веревок!
  Раздается треск - падает один лепесток, приоткрывая середину. Рядом вздрагивает неблагой, он тоже слышит, но не оборачивается, не видит, тормошит нас зачем-то, неинтересный и неприятный ши! Вся поверхность нового, волшебного острова раскрывается от центра восемью лепестками, которые один за другим опускаются в воду. Там должен быть всплеск, хотя хрустальная поверхность спокойна. Что происходит с жизнью вокруг? Мне пусто, мой Дей! Неблагой трясет тебя за рукав, давай просто оскалимся, я могу обжечь его, хотя ты прав, зачем отвлекаться? Взгляд приковывает пугающее и манящее чудо.
  Волны зовут и манят на берег - их берег! - нет, наш, наш! Там цветы и трава, там вечное лето, там Лили, живая и здоровая! Лили, моя девочка! И... о старые боги, я знал, есть на свете истинно благословенный край! Там её мать! И твой отец! Они сердечно улыбаются нам, хотя не размыкают губ, ласково приглашают, но не зовут, верно, боятся оторвать от чего-то важного! Что может быть важнее семьи, мой Дей? Я тоже думаю, что ничего! Неблагому не понять нас! Может быть его отпугнут клыки или рычание? Вот пристал!
  Бранн продолжает говорить, и пелена возникает перед нами от его слов. Трясти головой не помогает, хотя рассмотреть берег можно, особенно если сильно захотеть.
  Нет ничего прекраснее, чем это место, я согласен с тобой, мой Дей! Я никогда не видел настолько зеленой травы и ярких цветов! Кто бы мог подумать, что на той черной земле... Ох, трава подергивается рябью, что-то затмевает её или пытается прорваться изнутри, не разобрать! Это все ворона! Только очень жестокие ши могут не пускать нас туда. Неблагие! Надо чтобы он отошел, пусть он отойдет, он слишком близко, он мешает, все вокруг мешает и держит, нам надо освободиться, у меня очень острые зубы, мой Дей, веревкам не устоять! Даже заговоренным веревкам!
  Бранн что-то бормочет и бормочет своим некрасивым голосом, не давая видеть дорогих нам людей. Да отстань! Он исчезает на миг, но потом снова падает перед нами откуда-то сверху, мешает, мешает, мешает, все бы ему лезть!
  Ай, как же больно!..
  Мой Дей, какого фомора мы внизу, у неблагого куртка на спине продрана когтями, а обрывки веревок болтаются на той смотровой площадке?
  Ой, мой Дей, какие мы необузданные.
  - Вы очень странные, благие!
  Бранн выдыхает это с облегчением, когда ты, мой Дей, приходишь в себя и смотришь на него осмысленными глазами.
  - Как можно позабыть про разум, надеясь только на тело?..
  Неблагой вздрагивает, как будто его тоже ткнули раскаленным железом, отнимает от твоего плеча все еще красный меч, легко бросает его на хрустальную палубу.
  - Когда разум отсутствует, полагаться приходится на то, что еще присутствует!
  Мой Дей, не оскорбляйся, он вовсе не хотел обидеть тебя - в глазах неблагого обеспокоенные феи.
  - Главное, ты остался. И - ты помнишь! - разрешил сам.
  Бранну физически больно за Дея, но, видимо, куда больнее, что он вынужден сам причинить страдания другому.
  Волны скрипят недовольно, звенят отчаянно, но их манящий шепот смолкает.
  Море уже не поет - оно кричит, словно кошка с прижатым хвостом. Нет в его сердце никаких ши, там создания с женскими телами и рыбьими хвостами! И лица их вовсе не доброжелательны. Они искажены злобой и голодом. И ползают они по темному дну словно тюлени, все еще машут руками призывно. Щелкают челюстями, больше не стесняясь своих мерзких улыбок! А зубы во рту не хуже чем у Трясины. Мелкие опасные твари, как сказал бы Бранн, ныряют в черную жижу.
  
  Берег гудит оскорбленно, никогда раньше не думал, что можно гудеть настолько злобно и оскорбленно, мой Дей. Кажется, тебя хотели съесть и тут. Черная, похожая на землю, хотя не являющаяся ей, масса смыкает лепестки, словно огромная злобная кувшинка, и медленно опускается вниз, под воду. Воронка на месте "кувшинки" быстро разглаживается, и вот уже солнце вновь играет желтыми бликами поверхности. Волны звенят в последний раз, все стихает.
  Бранн все еще удерживает тебя поперек груди, сначала волчьей, потом - обратно человечьей. Мы каким-то образом очутились на палубе, расставшись с крепкой хваткой веревок.
  Я виноват, мой Дей.
  - Там было так красиво, - шепчет Дей. - Мне казалось, нам нужно именно туда. Мне казалось, там все сокровища мира - мне даже показалось, там мои родители... и моя жена.
  - Чернота Берега проникает в уши и глаза, благие бросаются в волны, - Бранн говорит глухо, тихо, немного в сторону от нас, как будто заклинание, - и погибают. Берег смерти не миновать - он поднимается из глубин сам.
  Это звучит одновременно обреченно и оправдательно, мой Дей, я тоже не люблю сладкоречивые реверансы. Мы виноваты, мы оба, не нужно вовсе никакое утешение!
  - Отпусти! - из последних сил огрызается Дей.
  - Нет! - Бранн возражает горячо, слишком серьезно, но меняет тон, чувствуя, похоже, твое настроение. - Ты такой пушистый! То есть теплый!
  О, мой Дей, не удивляйся так, чего еще ожидать от неблагого, он просто хочет погреться!
  - Шучу!
  - Боюсь, слово "шутка" не станет для меня прежним!
  Мой волк способен оценить порыв неблагого и больше не сердится. Впрочем, на ногах тоже больше удержаться не способен.
  Бранн осторожно опускает его на палубу, придерживая за плечи, усаживает около многострадальной мачты. Еще более осторожно кладет руку на плечо окончательно измученного волка, произносит одно непонятное слово - и под его рукой обгорелые лохмотья платья. И розовая кожа вместо ожога.
  - А чего же раньше, - выдыхает мой Дей, едва приподнимая в удивлении брови, - ребра не вылечил?
  - Я нанес тебе эту рану - в моем праве излечить ее, благой.
  Бранн опять очень серьезен, серьезен и собран, кажется, в этом занятии он чувствует себя как рыба в вод... Ладно, неудачное сравнение, мой Дей, зачем сразу закатывать глаза!
  - А ребра тебе повредила Трясина. К сожалению, она умерла, и я не мог попросить ее залечить твои трещины. Нет! - торопливо поднимает свободную руку Бранн. - Ничего больше не спрашивай о Темном Береге.
  - Только одно, - смурнеет Дей. - Ты назвал его Берегом смерти...
  Ворона торопится ответить на не прозвучавший вопрос.
  - У него много названий - Темный Берег, Глаз моря, Земля Волн, Берег смерти.
  Как будто моего Дея может волновать эта неблагая география, право слово! Лучше бы дослушал вопрос, торопыга!
  - Это ведь не значит...
  Дей, нет!
  Но мой волк заканчивает упрямо - он всегда предпочитает знать пусть горькую, но правду.
  - ...что все, кого я видел там, умерли?
  Бранн садится рядом, склоняет голову набок. Он взъерошен больше обычного и феи его печальны. Видно, как и я, уловил непривычную для моего волка слабость. Мне тоже страшно. Кажется, Дом, который мы оставили за спиной, не более реален, чем этот мираж.
  - Мне нечем тебя порадовать, ибо мне неведомо, кто жив, а кто нет. Черный Берег показывает то, что особенно дорого, - подхваченным мечом отталкивает остро сверкающие кристаллы, ползущие к Дею, подальше. Снова внимательно смотрит на него: - Не думал я, что ты так быстро потеряешь надежду!
  - Я ничего не собираюсь терять! - яростно хрипит волк, а глаза его привычно загораются желтым.
  - Вот и хорошо, Дей! - имя моего волка в устах неблагого наполнено силой. Ворона прикрывает глаза и упирается затылком в мачту, выглядя ужасно уставшим. Но его ушки чутко ловят окружающие звуки, он продолжает следить за осколками и за тобой, мой Дей. - Вот и хорошо...
  Потихоньку смеркается. Волны звенят уже привычно, без прежней злобы.
  - Утром мы прибудем в Золотой Город, - негромко говорит Бранн, открывая глаза, опять яркие, с изумрудными феями.
  Не вздрагивай, мой Дей. Это просто совпадение. Ах, это же я вздрогнул, прости-прости! Золотая Башня разрушена очень давно. Она была дивно красива, но дело не в этом, хотя, может, и в этом тоже. Она была высока и чиста - там пропадали низменные страсти, коим так подвержены ши. Она тянулась в небо, и тянула за собой...
  Этот Черный Берег тоже вытянул из меня то, что было очень дорого когда-то. Вытянул, встряхнул, вывернул, и, скомкав, засунул обратно. Теперь все болит. Болит твое тело. И моя душа. Или наоборот. Он всколыхнул то, что дорого нам обоим.
  Мне хоть немного нужно побыть одному. Я умолкаю, мой Дей. Я расскажу как-нибудь про Золотую Башню и мою королеву. Потом. Прости. Слишком больно. Слишком свежо...
  Благой и неблагой не спят. Опираются спинами на мачту и смотрят на слабо светящуюся воду. Хрустальное голубое марево отражает блики теперь не поверхностью, а глубиной, мы плывем в лазурном свете, лодка просвечивает тоже, тени падают на лица сидящих ши самым странным образом, вспархивают и снова опускаются от каждого движения.
  - Дей, - голос неблагого нарушает тишину, но больше не кажется каркающим. Ну, сверх обычного. - Я так понял, ты рос без матери?
  - Она умерла вскоре после рождения Гвенн, - мой волк еще без сил, но имя сестры возвращает часть твердой памяти о доме, и Дей продолжает: - Упала с башни. Что до отца...
  О, мой Дей, я тоже не хочу думать, что тот разговор был последним. Помедлив, волк договаривает:
  - Я видел очень нехороший сон.
  - Я сожалею, - Бранн прикладывает левую руку к груди и склоняет голову. Те же самые слова, которые произнес бы всякий благой, в устах неблагого звучат... Да, мой Дей, они просто звучат искренне, это не форма, это суть.
  - Можно тебя спросить о личном? - лазурный свет и необыкновенный день, наполненный переживаниями, настраивают моего волка на разговор. - Бранн, раз братья твои - короли, то... - мой Дей переводит дух, все равно собираясь с силами, косится на неблагого, который теперь кажется старше, чем при свете солнца, - где ваши родители?
  - А можно, я не буду отвечать? - но Бранн, не выдерживая суровую паузу, шевелит ушками. - Нет, тут нет секрета, - поводит плечом, склоняя к нему голову. - И есть. Они покинули нас.
  Неблагой смотрит на тебя, мой Дей, но не видит, почти позабытое спокойное выражение (с тобой обо всяком спокойствии забудешь, мой волк!) появляется на лице, опуская уголки длинных губ, сощуривая веки, зато задирая нос. В движении среди теней это выглядит чуточку пугающе.
  - Не смогли выдержать появление еще одного неправильного ребенка.
  - Еще одного? - ох и много их там, мой Дей, четверо, надо разобраться. - Ну да, близнецы, да продлится вечно их правление, те еще уроды! - пренебрежительный жест рукой заставляет Бранна улыбнуться.
  - Я не про сестру, - так же спокойно, как обычно, поясняет он. И еще больше все запутывает.
  - Ты же третий, - мой Дей непонимающе хмурится. - Третий принц!
  - И четвертый, - опять склоненная к плечу голова, - ребенок в семье. Я родился уродом, больше похожим на птицу.
  Длинный нос опять задирается вверх, Бранн тоже не любит жалости к себе. Но смотрит на тебя и вновь смягчается до обычного своего настроения, объясняет:
  - Принцессы не в счет, королевское правило всех Домов, - вспоминает о чем-то, добавляет, видимо, неблагих принцев тоже хорошо учат: - Кроме вашего Дома Солнца.
  Моему волку требуется время прийти в себя, он недоверчиво хмурится, трясет головой, не замечая настороженного взгляда вороны. Смотрит на неблагого и уточняет, не веря:
  - Линнэт старше тебя?!
  - Ненамного, - острое ухо дергается.
  - Но ведь... - мой волк задыхается, не находя слов, поднимает руки. Не сказать, что со своей сестрой у него все гладко, но эти мелочи меркнут перед бедой неблагого. Мой волк ахает: - Бранн, Бранн! Она же ребенок!
  - Она не захотела быть взрослой, - ворона больше даже не пытается обороняться, даже от себя. Особенно от себя. - Это моя вина.
  Бранн сползает по мачте вниз, кажется, в попытке убежать от яркого лазурного света. Прячется в тень, которую создает себе сам. Дей молчит, пытаясь осознать метаморфозы возраста неблагих.
  - Ей скоро в четырехсотый раз исполнится двенадцать, - по голосу неблагого и не скажешь, что речь о его сестре, а лицо он спрячет в сумраке.
  - Но, Бранн, может, можно что-то сделать?
  Неприкрытая надежда и волнение в твоем голосе, мой волк, кажется, режут Бранна хуже ножа, съедают быстрее Трясины, а еще - ломают какую-то преграду.
  - Ты думаешь, - Бранн вскидывается одним движением, лазурный свет отражается в изумрудных глазах, феи страдают, - я не пробовал? Зануды... - прикрывает глаза, обрывает сам себя. - Братья скрывали от нее саму возможность зрения! Да мы все трое любим ее без меры! - кончики ушей опять подрагивают, но это вовсе не весело, да, мой Дей. - Я надеялся, что когда расскажу ей о мире, свете, она...
  Бранн подносит руки к груди, словно оберегая ладонями что-то хрупкое и воздушное. Наш неблагой страдает сильно и неприкрыто. Опускает руки и договаривает:
  - Захочет видеть! Тогда бы я помог ей. Я летал с ней, пытаясь показать мир. Воздух ведь такой разный, над гладью моря шелковый, терпкий и теплый - над бором, в котором купается солнце! И какой вязкий и сладкий он над цветущей сиренью по весне! А они не видят и не слышат очевидного. Её право, ее свобода! Может, она... - вороний голос затихает, безнадежно повторяя единственное возможное оправдание, - просто не понимает, что в клетке! И лишь поэтому не хочет из нее выбраться! Какая же это свобода?..
  Глаза Бранна вновь обращаются к моему волку, вопрос, который из раза в раз задавал он исключительно себе, вероятно, впервые переадресуется кому-то живому и сочувствующему.
  - Бранн...
  Да, мой Дей. Я тоже не мог не представить себе Гвенн, обрекшую себя на вечную тьму. Или Алиенну.
  - Мне очень жаль, Бранн.
  Неблагой, не любящий прикосновений, кладет свою ладонь на руку волка, опустившуюся на его плечо.
  Мой Дей, да. Он очень долго ни с кем не говорил. Ни о чем, а уж о сестре - тем более.
  - Я решил, что моя свобода в том, чтобы рассказать ей. Она не услышала меня! И захотела... - Бранн прерывисто вздыхает. Усмиряет себя и произносит спокойно. - Захотела не взрослеть. Я не мог ей отказать, ведь из-за меня она потеряла так много, а не приобрела ничего! Потом, где-то одну людскую жизнь, я пытался, всеми силами пытался что-то придумать, я просто жил в нашей библиотеке и узнал многое. У меня оказалась неплохая магическая сила... - я знал! Я знал, мой Дей, наш неблагой весьма непрост! Хотя сам он этого не признает. - Да что толку, если Линнэт просто не хочет видеть!
  - Так это она! - догадывается Дей. - Это Линнэт подарила тебе сережку?
  Видно, Бранна Черный берег тоже задел, пусть краем. Но - задел. Он передергивает плечами, не отрицая и не соглашаясь. Впрочем, Дею и не нужно его согласие.
  - Ты не спрашивал друидов?
  - Друидам к нам вход воспрещен. Да что могут эти твари! - Бранн морщится пренебрежительно.
  - Ты не особо хорошего мнения и о них, да, Бранн? - волк требовательно сжимает руку на плече, ему необходим этот ответ. Этот - точно необходим.
  - Кому они помогли по-настоящему? - ворона сощуривается, в глазах его чувства уступают место холодному разуму. - Они используют всех для своих целей. Замучаешься просить. А уж если неблагая не хочет сама... - сокрушенно качает головой.
  Дей насторожен - а как же принцесса Солнца? Я, признаться, ошарашен не меньше. Никогда особо хорошо не думал о друидах. Но и особо плохо - тоже.
  - Они помогают - но никогда просто так. Демоны морских вод, фоморы, больше похожи на нас, ши, чем друиды. Их любимое дерево - омела. В нем они видят смысл жизни и его соотносят с собой. Друиды так же высоко сидят над всеми ши, как омела над дубом. А что такое омела, ты не думал?
  - Вроде бы из нее готовят лечебный отвар? - мой волк изрядно озадачен, его всегда устраивало, что растения, деревья и трава не его мир.
  - Вроде бы! - не удержавшись, поддразнивает Бранн. - Много из чего готовят отвар. Омела - паразит. Она питается соками дуба, и тот погибает в итоге.
  Бранн смотрит на непривычно притихшего Дея и договаривает:
  - Не думаю, что друиды обманут тебя. Не в их это правилах. Но когда вернешься домой - а ты обязательно вернешься! - будь настороже.
  Глава 11. Пески забвения
  Мы плывем и плывем по слабо журчащей лазури вод. Долго-долго, до самого рассвета. Спокойствие моря и неба, окружающее нас, воистину хрустально.
  Мой волк, умаявшись, спит крепко, ухватив себя за плечи; Ворона - не разобрать. Словно грезит с открытыми глазами, привалившись к мачте и запрокинув голову к звездам.
  Ох, мой Дей! Во что за время пути превратилась твоя праздничная одежда - черного бархата, расшитая серебром. Прорехи, пыль. У плаща даже цвет не определить, как и чем заляпан. И тебе надо основательно расчесаться, а то твоя грива уже не волчья, а львиная. В каком виде мы предстанем перед Неблагим Двором?
  Волк, вздохнув глубоко, отворачивается. Конечно, продолжай не слушать меня даже во сне!
  Дею не до меня, Дей не бегает, к Дею приходит Лили, она улыбается безмятежно, закидывает руки ему за шею, притягивает к себе, ближе, ближе, каскад слабо мерцающих волос закрывает влюбленных от мира, их губы сливаются, и я торопливо покидаю волчий сон. Может, Дей видит то, что снится Лили? Счастливый сон. Только просыпаться после него будет еще больнее.
  Видимо, неблагой все же спит, раз я вижу Линнэт. Не ту девочку, что ласково глядела на него из Окна, а взрослую - девушку, какой она могла бы стать, а не станет. Линнэт кажется надменной, но это не так. Просто она мало улыбается, и в глазах у нее та же зеленая сталь, что и у Бранна, говорящая: "Вы ничем не удивите меня. И ничем не затронете". Густые темные брови, упрямый подбородок, широковатые губы, вздернутый нос - неуловимая красота, состоящая из неправильностей. Линнэт смотрит прямо на Бранна и видит его. Улыбается ему, только ему, и все ее несовершенства складываются в образ, от которого не оторваться.
  Неблагой вздыхает, морщит лоб, дергает ушком недовольно, словно чует меня, и я ухожу, решив больше не беспокоить.
  Хрустальное море тоже дремлет и мнит себя безобидным озером. Да, мой Дей, сам удивляюсь! Ой, прости-прости, я не хотел тебя будить. Нет, вставать еще рано. Въяве море сейчас тоже тихое, оно похрустывает на редкой ряби под судном, посверкивает одиночными искрами, играет синими бликами, и только.
  Не сны, а тени снов - летящий на рыбачью шхуну огромный вал, загибающийся пенистым гребнем, просверки молний, отчаянные крики гибнущих моряков - видимо, от нашей команды. Значит, они все же люди. Пусть бывшие, но люди. Может, особо храбрые? Ты хотел бы получить такую посмертную жизнь? Прости, мой Дей, я умолкаю.
  Горизонт светлеет второй раз за время нашего пребывания подле Хрустального моря. Справа появляется все тот же неровно изломанный горный хребет. Его рассекает сверкающая дорога, которая наконец догнала нас. У причала она резко поворачивает и идет вглубь страны неблагих все такой же ровной линией. Но на этот раз совпадает с трактом.
  В лучах рассвета появляются точки в небе. Они приближаются к нам быстро, и это не нравится мне, мой Дей. Может, тебе стоит проснуться? Их много, можно разглядеть контуры, это птицы, и похожи они на пеликанов. Не могут ведь это быть древние летающие ящеры? Они вымерли, как и драконы.
  Бранн вздрагивает, поводит рукой в воздухе, словно рисуя круг, и те разворачиваются обратно, пропадают в утренней дымке. Одна, отставшая от стаи, суется вперед и, словно натыкаясь на стенку, камнем падает в море. Оно чавкает довольно и смолкает.
  Нет, мой Дей. Ровным счетом ничего интересного, подумаешь, море поело. Но просыпаться пора.
  Мы причаливаем, и хрустальные сходни падают уже на другой берег. За длинным пирсом - желтая земля. Вдали, очень-очень далеко, видны острые шпили города неблагих. Золотого города.
  - Ты можешь передать спасибо команде? - спрашивает Дей перед уходом.
  - Скажи им это сам, - говорит хмурый неблагой. - Коли море язык не откусило.
  - Благодарю за помощь! - громко произносит мой волк, обращаясь к пустоте перед ним.
  Нет, мой Дей, я тоже никого не вижу, но посудина звенит в ответ, и звенит на удивление отчетливо и даже приветливо. Ты будешь удивлен, но команда гордится, что перевезла благого.
  - И тебя, - поворачивается Дей к Бранну, замершему в непонимании.
  Волчьи глаза, обращенные на неблагого, кажутся синими, словно впитав море и небо. Мой Дей прекрасно прячет чувства, но еще более прекрасен он, когда их открывает. Произносит очень искренне, он это может, мой Дей, слова идут от сердца:
  - И тебя, мой друг, я тоже благодарю.
  Ворона не отвечает. Бранн даже голову в плечи от неожиданности вжимает, а вот феи трепещут да уголки губ подергиваются, словно желая и не смея растянуться в улыбке.
  - Идем? - мой Дей торопится.
  - Подожди.
  Бранн колеблется, словно ему нельзя говорить, но потом все-таки произносит:
  - Берег Смерти показывает, что тебе дорого. Пески Забвения постараются отнять. Я не смогу быть рядом с тобой, благой. Эту последнюю преграду тебе придется миновать одному.
  Что за напасть, мой волк? Не уверен, что ее можно догнать и изничтожить. И меч, который ты трогаешь, вряд ли поможет.
  Море начинает звенеть громче, радуясь, что хоть кто-то сожрет то, что оно упустило. А вот Линнэт, которую я видел во сне, сказала, что ты пройдешь. Да, я тоже верю в тебя.
  Судно позади медленно отходит от причала. Никакой рыбины тут нет, да, мой Дей. Видно, со стороны неблагих нечего стеречь и некого выпускать. Это немного тревожно. Да, мой Дей, нам как-то нужно еще и вернуться.
  Желтая-желтая земля вокруг, но дорога, по которой мы идем, еще более желтая. Желтая волна невысоких шелковистых растений по обе стороны от нас то поднимается, то опускается, подчиняясь порыву ветра. Желтое солнце смотрит на нас с небес. Бранн вышагивает рядом, но нет радости в его лице, а ведь он возвращается домой. Домой, где не был так долго!
  Видно, ему было там вовсе не весело, да, мой Дей. Матери ты не помнишь, но отец очень любил тебя. Нет-нет, он и сейчас тебя любит! И твоя жена, и сестра. И Джаред, да. Скажу тебе один секрет - простым волкам ты тоже нравишься. Откуда? Пфф! Я знаю многое! Нет, и вовсе я не раздуваюсь от гордости. Ну, самую малость.
  А нашу Ворону любит, кажется, только Линнэт.
  Дорога на удивление пуста. Бранн молчит мрачно, Дей - целеустремленно, мой волк все ближе к цели. Я тоже могу помолчать, немного, конечно, но могу. Да, могу! Молчать втроем куда веселее, чем одному.
  Солнце доходит до зенита, а мы доходим до препятствия. Это лишь шестифутовая канава, ничего похожего на огромный ров, хранящий Дом Волка. Город кажется все таким же далеким. Да, мой Дей, возможно, это марево скрывает его, не дает разглядеть. Кто его знает, что за город и тайны у неблагих!
  - Это и есть те самые пески? - недоуменно говорит волк. - Их можно даже пере...
  Вот каков Бранн! Даже я не ожидал от него подобного коварства! Он толкает моего волка в спину, и мы летим куда-то очень-очень долго!
  Никак не можем мы лететь так долго, даже до дна этого рва, мой Дей!
  Ох, приземление на песок, который кажется жестким, тоже не назвать приятным. Дей встает, отряхивается совсем по-волчьи - мы одни, одни среди безбрежной пустыни, а город все так же сияет на горизонте.
  С Бранном или без Бранна - нам туда.
  Ох, да. Барханов тут хватает. Не знаю, как еще назвать эти противные горы песка.
  Мой волк карабкается на склон, скатывается с другой стороны и тут же забирается на следующий. Бормочет что-то про себя.
  Ой, мой Дей, о чем это ты?
  - Я буду звать тебя Луг, - шепчет волк. Неразборчиво, но я понимаю.
  Мой Дей, даже не знаю... старому ящеру непривычно и непросто обрести имя. Можно сказать, неприлично. Ящер и ящер!
  - Нет, а что, Луг, светящийся, - повторяет волк, забираясь на очередной песчаный склон, бесконечный среди череды бесконечных склонов. - Как звала тебя Лили? Никак? Имена есть у всех, почему тебе не дали?
  Сказал же, непривычно! Хотя... мне нравится. Апчх! Нет, это я не предложил тебе новое имя. Это противный песок забивается в нос, и я чихаю. Странно, я не сразу вспомнил имя моей девочки.
  - Луг, тебе подходит, - выливая последние капли из фляги, говорит Дей.
  Задирая голову, скалится, глядя на яростно палящее солнце с расходящимися от него огненными кругами. Совсем не похоже на тот ясный свет, что идет от моей госпожи. Прости, нашей госпожи, мой волк! Лили, да, Лили!
  Мне кажется, Дей сейчас взвоет, город неблагих не приблизился ни на миг. Но нет. Откашливается от колючего сухого песка. Песок везде, он елозит, скрипит на зубах, проникает под кожу. Он вытягивает последние капли влаги и забирает что-то еще, что-то очень ценное.
  Сколько прошло времени? Не знаю, мой Дей. Час, день, вечность?
  Волку уже не хватает сил резво взбегать на очередной песчаный склон. Он скатывается обратно, вниз, вниз. Но каждый раз встает и упрямо идет вперед.
  Надо поторопиться, Лили ждет.
  Кто такая Лили? И почему я так часто ее поминаю? Дей, мой Дей, что с тобой? Как это, не пора ли домой?
  Тебе плохо и пусто не просто так, мой волк. Не надо! Не надо опускать руки, ты сразу погружаешься в песок!
  Вот, вот смотри - на левом предплечье у тебя восьмигранник. Как, что это значит? Это символ Дома Солнца, ты сам вырезал его, в память о моей госпоже. О Лили, да, Лили! Что вырезал, помнишь, а для чего - нет? Ох, мой Дей. Твой отец, твой Дом, твоя сестра? Ничего, пусто? Нет, ты не просто волк из леса! Волк, который в песке уже по бедра! Нет, не нужно, чем больше ты дергаешься, тем больше тебя затягивает!
  Кто я такой?! Луг, я Луг, потому что ты назвал меня - Луг! Вспоминай же, мой волк. Я уже согласен носить это имя, имя первого бога.
  О ком прошу вспомнить? О Лили. Да, Лили, твоя Лили, наша Лили! Какая она? У нее светлые волосы, они светятся в темноте вашей спальни и доходят ей до колен. У нее нежная улыбка, а глаза - золотятся, когда она смотрит на тебя. Она очень добра к ши и животным. У тебя обручальное кольцо на пальце, как и у Лили. Нет, это не просто рисунок!
  Нет! Дей, нет же, нет, Лили не твоя фантазия, не призрак! Как это слишком хороша, чтобы быть настоящей? Лили существует, нет-нет, перестань! У тебя на шее медальон с прядью ее волос, мой Дей! Ты не можешь забыть ее! Она - твое волчье солнышко! Да, это ты так говорил, ну не я же! Дей, мой Дей, вспомни же! Торопись, волк, песок все сильнее засасывает тебя, он уже по пояс!
  Не пойму, что ты задумал. Зачем лезешь в куртку?
  Ой, ты все делаешь правильно! Наконец твои глаза загораются желтым! Да, это платок, что она вышила для тебя! Наша Лили!
  Фух, а говорят, солнечная вышивка перестала хранить того, кому подарена. Вернусь, зубы пересчитаю. Ну, хоть мысленно.
  Волки все же нюхливые создания, я говорил тебе, мой Дей, и скажу еще раз. Безумно нюхливые и безумно верные.
  Да, ее забыть невозможно, не надо, не надо корить себя, мой волк. Ты ведь вспомнил сам!
  Открой, открой медальон. Ты столько раз хотел это сделать! Порывался и отступал. Отложенное желание еще хуже невыполненного. Да, ее волосы пахнут солнцем. Она сама - солнце! И она ждет тебя, мой Дей. В твоем Доме, с твоим отцом и твоей сестрой. Да, и Меви, Джаред тоже там! И другие волки, и даже Финтан!
  О старые боги, которых нет, спасибо вам! Вот только песок уже по грудь, и как нам теперь выбираться отсюда?
  Ох, вот это новости! Кто это тащит нас вверх?
  Бранн уже по другую сторону рва, который прикидывался таким коротким! Не иначе, как перелетел. И больно легко он высвободил тебя из этих неблагих песков.
  - Я толкнул тебя, Дей, прости, - говорит он, протягивая откупоренную флягу. Пытается отряхнуть твою одежду.
  Да костюм теперь точно лишь на тряпки. Нет, мой Дей, кинжал и двуручник при тебе. А вот мешок остался где-то между барханами. Нет, думаю, пески не отдадут его, сколько ни проси. Поди-ка сами уже забыли, где он лежит. Забывучие пески.
  - Ты, видно, был должен, - с трудом отвечает Дей, напившись и отдавая флягу. Даже мне вода кажется очень сладкой.
  - Нет. Не должен. Просто я старался сократить тебе путь, - хмуро растягивает губы неблагой.
  - И что, сократил?
  - Не знаю, а ты не заметил? - огорчается Бранн.
  Мой Дей, он расстраивается еще пуще, зря друга в спину толкнул. Ну, может, он прикинул, сколь долго будет объяснять, куда прыгать, зачем прыгать и почему нельзя перенести тебя прямо в город! И решил сократить путь хотя бы на разъяснения. Нет, я и не думал издеваться!
  Ой, может, не надо так сильно стучать его по плечу в ответ?
  - Будем считать, что сократил, - отвечает Дей. И Бранн косится почти довольно.
  Волк, стряхнувшись, спрашивает:
  - Скажи, а есть в вашем неблагом краю место, где тебя не хотят сожрать, выпить, свести с ума, околдовать или покалечить? Или расширить границы за счет резвых ног?
  - Добро пожаловать в Золотой Город! - поднимает уголки губ Бранн.
  Глава 12. Золотой город
  Ворона все равно отряхивает плечи моего Дея, вздыхает тяжелее, слабо улыбается, похоже, собираясь с силами для окончательного возвращения домой. Кажется, стоит Бранну обернуться, как прежняя жизнь набросится на него, не оставляя костей. Мой Дей чувствует настроение неблагого, снова хлопает по плечу, подбадривая и поторапливая - настроение настроением, а спешить нам приходится.
  Золотой город оказывается близко - всего-то несколько лиг от рва с коварным песком, и мы попадаем в предместья. Заметно, что это столица Неблагого Двора, дальше виднеются высокие и вычурные здания, которые блазнятся... Да, мой Дей, мне тоже хочется потрясти головой и протереть глаза руками - здания кажутся танцующими!
  Бранн вышагивает рядом спокойно, его эти выкрутасы построек не впечатляют, но на то он и неблагой. Я тоже никогда раньше не видел, чтобы здание высилось крышей вниз или боком вверх. Или состояло из одних только зеркал! Или загибалось над улицей, будто его потянули за угол! Или выглядело сплюснутым, словно смотришь под воду!
  Одно смотрится и вовсе издевательством над здравым смыслом: его очертания такие, будто ты пьян! Или я пьян, мой Дей! Старые боги, оно еще и двигается! Проще смотреть на дорогу под нашими ногами. Приметивший это Бранн бормочет:
  - Ты привыкнешь, все быстро привыкают.
  Дорога у неблагих тоже очень странная, ровная, чистая и широкая, пусть кое-где попадаются гнутые линии с затейливыми рисунками, а жителей пока видно мало, но неясный гул на грани слышимости намекает, что их тут достаточно. Первый попавшийся по пути неблагой дико косится на нас, его волосы шевелятся, хотя ветра нет, он кивает Бранну, получает кивок в ответ, но и после того, как мы расходимся, продолжает оглядываться.
  Да, мой Дей, мне тоже не по себе. Я понимаю, что настораживает в облике неблагого только тогда, когда он скрывается за поворотом: вместо волос у него на голове змеи. И вовсе обычным по сравнению с этим смотрится то, что он бос. Пыли здесь нет совсем, равно как и обуви, похоже - по желтой, светящейся мостовой стучат только легкие сапоги Бранна, да твои высокие охотничьи, мой Дей.
  Когда дома поблизости перестают обращать внимание своей вычурностью каждый, а хотя бы через один, становится ясно, что жизнь уже кипит на улицах, просто вначале незаметно. На карнизах и фасадах порхают птицы, они пересвистываются слишком осмысленно для обычных; крошечные феи стайкой проносятся, заставляя обернуться на движение сбоку; Бранн прихватывает тебя за рукав, останавливая и не давая опустить ногу на важно ползущего крупного, по колено тебе ящера, перешагнуть тоже не дает, заставляя дожидаться, пока тот проползет:
  - Ты же не хочешь начать кровную вражду с королем Песчаных барханов, просто Дей? Она будет длиться пятьдесят поколений, что недолго для ящеров, но твои дальние потомки окажутся в страшной опасности! - глаза Бранна впервые светлеют, там затейливо прыгают озорные феи. - Если ты не бросишь вызов никому из его потомков на протяжении ближайших пятидесяти лет, чтобы сразиться на церемониальной дуэли, предполагающей ползание по нагретым до огненного жара камням в своем перворожденном виде, - выразительный взгляд на одежду, - то потомки всех жителей Песчаных барханов откроют охоту на твоих потомков!
  Важно переставляющий лапы король Песчаных барханов бросает на нас высокомерный взгляд, и я очень рад, мой Дей, что ты слишком ошарашен для ответа. Ящер, однако, присматривается к Бранну, во взгляде сквозит узнавание, он шипит:
  - Дтх-а-а, емху-у мхо-ош-шно вферить! Пх-ходтробности-и дху-уэли нхе-еблагхо-ой пхри-инц-с зснае-ет на-а схво-оей-й шкху-уре!
  Бранн отвешивает глубокий поклон, но вскидывает голову почти шутя:
  - Тогда ты был гораздо-гораздо меньше!
  Ящер королевского рода надменно задирает подбородок, но косится вполне дружелюбно и проползает дальше чуть быстрее, снова можно идти.
  Мой Дей, однако, не спешит трогаться с места, пристально смотрит на Бранна:
  - То есть ты?.. - недоверчиво поворачивает голову боком.
  - То есть когда я был меньше, я знал не так много окружающих свобод, - Ворона слегка чешет нос длинным пальцем, как будто хочет спрятать за рукой лицо, - и не так внимательно смотрел под ноги. Но лазал и тогда хорошо!
  Ох, мой Дей, да, мне тоже хочется потрясти головой, но я боюсь беспокоить твое заживающее плечо.
  Мы идем дальше, то и дело натыкаясь на новых и новых неблагих, и, о старые боги, они все разные! Кажется, их вид не повторяется даже в общих чертах! Поэтому когда Бранн затаскивает тебя в какую-то неприметную сумеречную лавку, вылетевшие феи, слабо светящиеся зеленым, наряженные в одинакового фасона сюртучки, прямо радуют глаз! Пауки, однако, тоже чинно выстроившиеся вдоль стены, тоже в форменной одежде, радуют глаз не так сильно.
  Феи порхают вокруг головы Бранна, и я бы отмахнулся на его месте, как и ты, мой Дей, но Ворона терпеливо ждет и, кажется, прислушивается к перезвону их крыльев, его острые ушки немного подрагивают. Наконец, одна малютка замирает напротив его лица, едва не садясь на длинный нос и заставляя скашивать на себя глаза. Хотя неблагого это, видимо, не беспокоит - он не отшатывается и не подается вперед, оставаясь на своем месте. Тонюсенький голосочек едва различим в шуме столицы, если бы не твой острый волчий слух, мой Дей, вряд ли мы были бы в курсе беседы.
  - Третий принц, пилик-пилик! Какая честь, пилик! - и еще эта крошка раздражающе пиликает. И строит глазки неблагому, не стесняясь разницы в размерах. - Вы не были у нас уже долгих триста лет, желаете забрать свой заказ, пилик?
  - Если он ещё не истлел! - Бранн приподнимает уголки длинных губ, но феи в его глазах не обозначаются. Боятся показаться сородичам? Ох, мой Дей, смири смех, это нервное, хоть покашляй!
  Стоит тебе перестать картинно кашлять, беседа возобновляется с прежним настроением:
  - Конечно же, пилик, не истлел! - малютка оскорбленно вспархивает чуть выше, следящий за ней Бранн выглядит забавно, но теперь его глаза хотя бы расходятся от переносицы. - Наши, пилик, портные, - жест крохотной ручкой на зависших в воздухе шеренгой других фей, - и наши, пилик, ткачи, - раскланивающиеся пауки, мой Дей, я тоже ошеломлен, - берегут доброе имя торгового, пилик, дома, существующего больше тысячи, пилик, лет! Один из заказов, пилик, еще дожидается возвращения старых богов!
  Феечка надменно воздевает указательный пальчик вверх, задирая нос и закрывая глаза. Ох, мой Дей, связываться с неблагими церемониями мне больше тоже не хочется, лучше постоим в сторонке тихо, ненавязчиво, я уверен, насчет старых богов она не соврала, надеюсь только, заказ делал не Балор...
  - Я пришел не только забрать заказ, но и сделать, многоуважаемая Фаэ, - Бранну, по всей видимости, привычно говорить с таким крошечным собеседником. - Моему благому другу нужно будет предстать перед моими братьями, а в нынешнем виде это совершенно невозможно. Только вам и по силам переменить этот печальный ход вещей!
  Феечка стреляет в тебя глазами, мой Дей, кажется, благое происхождение ей вовсе не по вкусу. И все равно подлетает! Звенит крылышками совсем рядом, вглядывается в тебя, мой волк, оборачивается на Бранна, будто в поисках отговорок или сил, тяжко выдыхает, кивает оживившимся портным, да, мой волк, кивает на тебя.
  - Благой, пилик, стой на месте, пилик! - подлетает вплотную к уху, полагая, что ты её не слышишь. - Сейчас мы снимем, пилик, мерки!
  Феи звенят вокруг, это раздражает, крупные, в размер Бранновой головы, пауки, приподымаясь на задние лапы, передними щупают сапоги и ткань твоих изорвавшихся штанов! Ах, мой Дей, как же я рад, что сижу высоко! Один паук пытается взобраться по спине, неудивительно, что ты так вздрагиваешь. Он не удерживается, отцепляется и падает прямо в руки поймавшему его Бранну.
  Благодарит нашего неблагого басом.
  Мой Дей, я все-таки сошел с ума?
  Ах, нет, если даже сошел, то не один явно: Бранн приподнимает этого паука на нужную высоту, чтобы он ощупал твою куртку и воротник рубашки!
  Фаэ тем временем примеривается к воротнику рубашки Бранна, ревниво оглядывает его косую куртку, облетает раз за разом на уровне плеч, благо, руки он поднял, и весь пошив можно разглядеть очень подробно. Лоскуты цветов болота, на котором он жил, коричневые, серые, темно-зеленые - все разных оттенков, охватывают фигуру неблагого диагональными линиями, перекошенными и даже кое-где волнистыми, что оскорбляет взор маленькой портняжки.
  
  - И как это, пилик-пилик, понимать! Что это вы на себя нацепили, пилик, третий принц? - сердито упирающая руки в бока фея зависает перед лицом Бранна. - Кто был настолько дерзок, пилик, и жесток, пилик, чтобы вырядить вас в это?! Мне придется выкрутить ему совершенно все, пилик, уши!..
  Неблагой улыбается, все равно немного вжимая голову в плечи:
  - Боюсь, многоуважаемая Фаэ, тогда вам придется выкручивать мои уши, - переводит дух, отвлекается, чтобы перехватить паука поудобнее. - И я прошу пощады.
  Тут же сменившая гнев на милость и зарумянившаяся феечка делает круг над головами обоих ши, возвращается уже совершенно иной:
  - Куртка, пилик, неплоха! Когда, пилик, нужен заказ? - Фаэ трепещет ресничками, зависая возле лица Бранна, а я не уверен, что он вовсе различает это движение.
  Хотя улыбается, наша неблагая Ворона, продолжая удерживать басовитого паука.
  - Заказ нам понадобится к вечеру, многоуважаемая Фаэ, - Бранн отвлекается на закопошившегося паука, поэтому пропускает взгляд, наполненный настоящими стрелами любви от феечки. Да, я тоже не знаю, что все это значит, мой Дей. - На прием мы попадем уже утром.
  - О, третий принц! Пилик! Как же так, пилик! Такая скорая встреча и такое скорое расставание, пилик! - феечка заламывает руки, картинно пытаясь упасть в обморок, Бранну приходится из вежливости подставить ей плечо, как площадь посадки, руки заняты. - Мы уже думали, что Трясина сожрала вас, пилик, принц, пилик, а теперь вы искушаете, пилик, судьбу ещё пуще!
  Ворона косится на лежащую спиной вверх, бьющую его по плечу ногами и кулачками, только что надменную фею и вздыхает:
  - А как поживают ваши детки, многоуважаемая Фаэ? Уже выбились из светлячков в фонари или даже лампы? Может быть, нашли ремесло?
  И следующие полчаса, пока остальные феи облетают тебя раз за разом с мерной лентой, а пауки ощупывают, кажется, даже оружие, уважительно и басовито переговариваясь на своем паучьем наречии, мы вынуждены слушать семейные истории древней, оказывается, Фаэ. Ну или её история просто выглядит затянутой из-за непрекращающегося пиликанья.
  Наконец феи отлетают, пауки отходят и отпрыгивают, а Фаэ совершенно деловым тоном заявляет:
  - Заходите, пилик, на закате, третий принц!
  Когда за нами закрывается дверь, Бранн похлопывает тебя по плечу:
  - Её дети выросли очень быстро, а внимание она очень любит, ты молодец, просто Дей.
  Ну поворчи, поворчи немного, мой волк, иногда надо, а в краю неблагих - просто жизненно необходимо!
  - И почему, Бранн, скажи на милость, мы не можем пойти во дворец уже сегодня, сейчас? - мой волк, ты очень нетерпелив, чтобы показать это, вовсе не обязательно притоптывать по мостовой с очередной тянущейся линией рисунка. - Разве свобода не подразумевает свободу явиться даже во дворец? Тем более если один из нас местный принц?
  Наш неблагой косит зеленым глазом, склоняет по-птичьи голову:
  - Свобода, просто Дей, у нас, конечно, есть, и заявиться во дворец мы, разумеется, можем! И заявимся! - погоди радоваться, мой волк, это еще не все. - Но у Зануд тоже есть своя свобода, например, - неблагой поворачивается к нам целиком, - не принять не готового к королевскому приему просителя!
  Мой Дей, осторожно! Впереди на мостовой какая-то ямина! Даже линия скользит в обход, и нам следует обойти! Но Бранн тянет прямо туда, советует заглянуть - и взору открывается огромная, уходящая вглубь спираль с винтовой лестницей по стене, откуда расходятся вбок множество дверей. В самом низу, который плохо видно отсюда, стоит телескоп-великан. Рядом с благоговением выдыхает Бранн:
  - Это башня Звездочетов! Оттуда, с самого дна, звезды видно в любое время - дня и ночи!
  Городовой стражник из неблагих, несущий на спине не только алебарду, но и тяжелые даже на вид орлиные крылья, окликает нас, чтобы отошли и не мешали важному труду составления гороскопов и предсказаний на грядущее десятилетие, страшно точных, а потому страшно ценных!.. Стражник собирается подойти и объяснить свою мысль доходчивее, применяя служебную алебарду по назначению, но узнает Бранна, вздрагивает, машет рукой и отходит патрулировать дальше. Мой Дей, нашу Ворону узнают очень многие! Сам Бранн продолжает с нескрываемым уважением вглядываться в то, что он называет башней Звездочетов.
  - А по-моему, это больше похоже на яму, - мой Дей, они не хотят запутать именно и только тебя, они так живут!
  - Это и яма, и башня, - Бранн жестикулирует, очерчивая воображаемый конус башни, а потом переворачивая его. - Это башня по другую сторону поверхности, но Звездочеты имеют право на чудачества, - пожимает плечами как о чем-то само собой разумеющемся.
  Ох, мой Дей, не рычи, не рычи, он правда хотел только объяснить!
  Дорога в столице на удивление прямая и по мере приближения к высоким зданиям только расширяется, вдалеке, там, у золотого дворца, виднеется площадь с фонтаном, и только тут, среди зданий в два или даже три этажа, начинают попадаться неблагие в обуви. Их мало, почти все носят туфли, мы со своими высокими сапогами очень выделяемся, пусть Бранна это и не смущает. Его и башня-яма не смущает, мой Дей.
  Дома опять начинают загибаться самыми вычурными видами, в этом районе - еще пуще, словно архитекторы дорвались до нужных объемов: дома играют в прятки, проявляясь из очертаний окружающего только вблизи; дома кажутся дикими серыми пещерами времен старых богов, чтобы оказаться вычурно и изысканно изукрашенными серыми колоннадами на расстоянии вытянутой руки; у некоторых отчетливо видна клыкастая пасть входа, которую составляют белеющими зубами поднимающиеся и свисающие с карниза цветочные клумбы! К одному из фонарных столбов лепится домик медово сияющих фей, который выглядит словно осиный улей. Крошки жужжат, как те же осы, отправляясь на работу - в стеклянные будки фонарей, залетают, прихорашиваются и начинают сиять ярче. До сумерек еще далеко, мой Дей, я тоже не понимаю, зачем они это делают!
  По мостовой все более частыми линиями просматривается тот странный рисунок, кажется, тоже ползущий к дворцу, его размах поражает, видимо, это примета неблагого города, а может, обозначение приближающегося дворца, кто их, неблагих, разберет?
  Среди ши попадаются похожие на обычных, именно они ходят в обуви, и да, думаю, стоит спросить Бранна, раз тебя так беспокоит этот вопрос.
  - Почему не все обуты? От чего это зависит?
  Попридержи все свои вопросы, мой Дей, дай нашему неблагому хоть подумать.
  - Это зависит от близости дворца, - Ворона кивает на все больше нависающее над городом здание, парящее высоко, с главной ажурной башней цвета слоновой кости, кажется, узоры в ней прорезаны насквозь, мой Дей, но за ними ничего не разглядишь, неблагое колдовство, не иначе. - То есть не совсем от близости, а оттого, ходишь ты туда или нет. Обычные дороги мы чистим заклинаниями, действующими тем лучше, чем проще составлены.
  Бранн поводит плечом недовольно, разглядывает носки собственных сапог, а потом твои охотничьи, мой Дей. Высокие, хорошей выделки кожа, пряжка и серебряные шпоры, шнуровка под коленом... Хотя о чем я? Ворона, я уверен, не видит ничего из этого!
  - Проще всего настроить заклинание чистки на уничтожение всего лишнего и неживого, - в поднятых глазах неблагого парят тоскливые феи, - поэтому обувь через некоторое время исчезает сама. Пыли тоже нет, дороги сияют постоянно! У жителей почти есть свобода иметь обувь, но пользуются этим правом лишь те, кто ходит во дворец, там много ковров и изразцов, заклинания чистки посложнее.
  Под вашими сапогами вьется линия рисунка, Бранн засматривается на неё, погружаясь в свои мысли, да, мой Дей, следует его оттуда, как из болота, побыстрее вытаскивать - лицо неблагого застывает нехорошо, слишком спокойно, это не наша Ворона, это Третий принц Неблагого двора, Дома правящей династии Четвертой стихии.
  - А откуда взялись эти линии? - стучать для наглядности по рисунку каблуком, мой Дей, может быть чревато, снизу взлетают искры, тусклые в солнечном свете, они быстро гаснут, но успевают прожечь твой рукав! На общем состоянии твоего костюма это, конечно, не сказывается нисколько, но все же!
  - Их нарисовали, - неблагой вопреки всему замыкается сильнее, с большим облегчением переводит тему: - Нам ещё надо заглянуть в библиотеку, просто Дей, будет весело! - позабытые феи снова порхают в зеленых глазах.
  Да, я полагаю, настаивать на происхождении рисунков не стоит, об этом можно подумать на досуге, подсказки у нас были, мой волк, но Бранн очень здорово для птицы путает следы. Или очень типично для птицы перепархивает с предмета на предмет. Или делает и то, и другое, да, мой Дей. Однако нам стоит за ним поспешить!
  Библиотека располагается в стороне от главного проспекта, хотя стоит на широкой тоже улице, здесь попадаются самые разные неблагие с повреждениями! Что за повальное увлечение чтением среди увечных?! Вот тому филину поможет разве что чудо, никак не книга, мой волк! А эту фею теперь, кажется, собирать только по частям... Бранн не останавливает их, хотя по взгляду заметно, что ему очень хочется это сделать, проходит мимо расплывчатой очереди тянущихся к знаниям пострадавших, мимо главного входа с колоннадой, сходящейся в единую вершину, как пирамида, огибает здание слева, останавливается возле обычной, кажется, дверцы. Разве что без ручки.
  Ну да, мой Дей, как повелось - только кажется, что обычной. Я горд - ты почти не вздрагиваешь, когда она открывает глаза!
  - Третий принц? Вы ли это? Наверное, мне пора засыпать навечно, вас, как и живой магии, тут быть не может! - у двери нет рта, но голос звучит, определенно, от неё. - Передавай привет ши Бранну, бродячая душа, он был славным малым... - дверь зевает (судя по звуку, да, мой Дей) и прикрывает глаза.
  Наш неблагой передергивает плечами, словно почувствовав на себе те одежды, в которые его преждевременно вырядила слишком живая для двери, да, мой волк, я с тобой согласен, Дверь. Бранн стучится, стянув перчатку и прикасаясь к деревянной, вроде как, поверхности, всей ладонью.
  - Третий принц?! Третий принц?! - глаза распахиваются резко, часто моргают. - Мне приснилось, что вы пропали на триста лет, а потом ко мне пришла ваша душа, требовать давний долг!..
  - Я не единственно душа, Буук, и я здесь! - неблагой приподнимает уголки губ, хмыкает, сдерживая смех. - И твой долг вполне пора отдавать, как считаешь, триста лет - достаточно милосердный срок, чтобы не разорить тебя?
  - Бранн!.. Бранн! Третий принц! Тут! Живой! - дверь распахивается с таким оживлением, что слегка бьет по стене, не успевая остановиться. Глаза тут же оказываются на внутренней стороне створки. - Да что угодно! Вы вернулись! Вернулись! Я всем скажу!
  Ворона только успевает подобрать длинные губы, чтобы произнести нечто серьезное, как глаза с двери пропадают. О, мой Дей. О. Мой. Дей. Что здесь вообще творится, мой волк? Неудивительно, что у тебя нет ответа, но, может быть, он есть у Бранна?
  - Бранн, а что? Кто это? - да, ты вполне можешь вздрогнуть от прохладного воздуха обещанной библиотеки, такой же странной, как все вокруг! Я полагаю, никто не догадается, что тебя передергивает по другим причинам, мой Дей.
  - Страж ворот, - неблагой явственно озабочен чем-то иным, он принюхивается к воздуху, поводит острыми ушками, тон его голоса падает до механического, мысли Вороны далеко, но, может, он что-то все же скажет. - Буук, глаза и уши, дух этого здания, помнящий всех и помогающий самым отчаянным пациентам, - Бранн определяется с направлением, следует за своим длинным носом, вытянувшимся в сторону правого коридора.
  - Пациентам? В библиотеке?..
  Да, мой волк, у меня тот же вопрос!
  Наш неблагой досадливо поводит плечом сначала, потом останавливается и оборачивается. Он очень спокоен.
  - Я и забыл, просто Дей, что у вас не так, - глаза от взгляда на тебя теплеют, мой Дей, наш неблагой все-таки небезнадежен. - Если помнишь, я лечил тебя словами, лечил себя словами, и тут лечат словами, а где их больше всего? - отворачивается и сам отвечает на свой вопрос: - В библиотеке. Слова, конечно, не просто слова, а магические, хотя последнее время даже лекарство дается нашим библиотекарям с трудом. Магии все меньше, слов требуется все больше, простота определяет все.
  Неблагой говорит загадками. Впрочем, как и всегда. Можно будет развлечься укладыванием этих загадок в голове тогда, когда он заснет, Бранн устает быстрее тебя, мой волк.
  Меж тем, мы двигаемся по светлому коридору, здесь прохладно, мой Дей, как в арсенале Дома Волка, где хранится оставшееся с последней войны оружие. Надеюсь, там так же спокойно, мой Дей. Сверху стучат шаги, где-то носятся взбудораженные ши и прочие неблагие, но Бранн не торопится, почти крадется, заворачивает к ближайшему стеллажу от третьей двери по правому краю, снимает пыльный том с верхней полки, причем корешок книги становится видным только тогда, когда Бранн за него хватается. Неблагая библиотека!
  - Это мой долг, Буук! - сказано в пространство отчетливо. - Возьми, Дей, пригодится!
  Пыльный талмуд выглядит древним, но не стремится развалиться прямо в руках, желтые страницы торчат во все стороны, вот бы только они не растерялись! Бранн застывает, держа книгу на вытянутых руках, бросает беспокойный взгляд на потолок.
  - Но! Мне некуда его положить! - отсутствие сумки, съеденной забывучими песками, ощущается как никогда хорошо.
  - Главное - возьми, - Ворона торопится, почти сует тебе в руки фолиант, тут же, словно по мановению руки волшебника из тех, первых, легендарных, изменяющий свой вид. Подравниваются торчащие желтые страницы, подновляется корешок, а сама книга начинает уменьшаться в размерах.
  До того, как ты можешь удержать её двумя пальцами, удается прочесть название: "Истоки магии и колдовства, история артефактов и сила проклятий". Подарок Вороны довольно странен, но неблагой уже расслабленно шевелит ушками, успокоившись, советует припрятать книгу в карман и выводит нас через ближайшую дверь на верхний этаж. Тут оживленно, но стоит неблагим в форменной песчано-коричневой одежде заметить Бранна, как становится ещё более оживленно.
  Крошка-фея в сюртуке, светящаяся легким голубым, садится нашей Вороне прямо на голову; пожилого вида ши, что само по себе странно, да, мой Дей, обнимает третьего принца, не забывая величать его полным титулом; глаза Буука умильно щурятся с высоты потолка; приковылявшая коряга, тоже в форменной одежде, тянет навстречу свои гладкие корни.
  Наш неблагой приседает на корточки, чтобы поздороваться честь по чести:
  - Ну здравствуй, Оак! Что, думаешь, я совсем одичал на своем болоте? Не отличу руки не от рук? - Бранн не торопится пожимать протянутые корешки, а я не хочу даже думать, мой волк, что может протягивать этот Оак, кроме рук. - Думаешь, я не отличу твоих рук от ног? - улыбается широко и жмет сразу все корни, заставляя корягу скрипеть от удовольствия.
  О, мой Дей, я совершенно не приспособлен к жизни среди неблагих, давай отойдем в сторонку, смотри, тут кто-то бросил книжку прямо на куст! И даже открыл! Это все-таки библиотека! Но что за обращение с книгами! Да у нас даже самый последний волк не бросит книгу в куст!
  Стоит, однако, приподнять издание "Лечебных трав, авторства Литонна Вечнозанятого, Вечноворчащего и Вечнозеленого", которое вызывает вопросы одним своим названием, как куст тоже начинает скрипеть. Рядом оказывается Бранн с феей на голове, а куст вздрагивает, дрожит отдельными ветками, пышной листвой - до кончиков листьев! - и разгибается. Мой Дей, я полагаю, перед нами тот самый Вечнозеленый! Или его дальний родственник!
  Промеж листьев прячутся темные глаза, которые легко принять за жучков, руки и ноги - толстые ветки, густо оплетенные лианами и листвой, пышная лиственная шапка куста, нет, пожалуй, Куста, разрастается из спины. Куст еще раз вздрагивает, находит взглядом свою книгу, потом натыкается на заслонившего тебя Бранна, зеленые щеки расходятся в радостной улыбке - и Куст аккуратно вышагивает из своего горшка, не уронив ни щепотки земли. Пожимает Бранну руку. Шепотом, напоминающим шорох сухих листьев, интересуется, надолго ли и кто это забрал его любимую книгу. Ворона приветливо улыбается Кусту, забирает у тебя книгу и возвращает владельцу. Писателю? На Вечнозеленого этот куст, по крайней мере, очень похож!
  После взаимного обмена любезностями, Бранн отводит нас в сторону, не обращая внимания на приноравливающуюся спать у него на голове голубую фею:
  - Нам надо ещё найти тебе браслет, - по тону понятно, что вопросов об этом самом браслете неблагому сейчас не надо. Ну, или, вернее, их не надо тебе, как раз потому, что надо браслет.
  Да, я тоже уже запутываюсь в своей логике, мой Дей.
  - Но кто? Но что? Но как?! - ты молодец, мой волк, да, это я тоже прочитал в глазах неблагого! Но и сам так думаю!
  - Это Гринн, он давний старожил библиотеки.
  - Лекарь?
  - Читатель, - Бранн улыбается тебе, а фея в его волосах уже спокойно спит и видит десятый сон. - Однажды ему надоело уходить, если все равно потом приходить, и он пустил корни у нас.
  - Бранн, скажи, на фоне всего, - Дей пытается никого не обидеть, но, кажется, не может подобрать слова, хотя вопроса тоже сдержать не может, - этого многообразия, как твои родители могли посчитать тебя неправильным ребенком?
  Фея на голове Бранна шипит сквозь сон, разворачивается спиной к волку, Ворона молчит, неблагие вокруг смотрят так, словно волк ляпнул глупость несусветную. Кажется, Бранна тут любят!
  - Как вообще тебя и можно посчитать неправильным? - от души удивляется мой Дей.
  - Все в порядке, - успокаивает Ворона взволнованных посетителей и обитателей библиотеки, добавляет так, словно это все объясняет: - Он же благой! Мне повезло - или не повезло - появиться в семье высших неблагих, - вымученно улыбается Бранн уже Дею. - Такие всегда рождаются прекрасными ши, а оборачиваться могут в кого угодно. Я же больше похож на птицу.
  - Вольнолюбивую птицу. А птицы прекрасны всегда, - хлопает Дей по плечу Ворону.
  
  Примечания:
  http://www.funlib.ru/cimg/2014/102014/5830733
  http://i.azur.ru/aimg/49/3049_9d4cb.jpg
  Глава 13. Золотой день
  После твоих слов о птице наш неблагой видимо расслабляется, мой Дей, ты все-таки очень талантливый волк! Правда, странная грусть из глаз Вороны не уходит. Феечка снова копошится в волосах Бранна, неблагой поднимает глаза ко лбу, пытаясь понять, что творится у него на голове, стоит только отвлечься. А с высоты твоего роста, мой Дей, смотреть, конечно, только на пол!.. Ну, еще на темечко Вороны.
  Хотя я согласен с тобой, надо передохнуть немного от вида неблагих, чуть-чуть перевести дух, не обращать внимания, как шуршит Гринн, возвращаясь в свой горшок, как тихонько переговариваются-перескрипываются Буук и встретившие Бранна работники библиотеки.
  Ох! Мой Дей! Что это?! Что это ползет?! Подползает целенаправленно к Бранну! Огромный светло-коричневый удав, толщиной с твою руку!
  Надо пересилить себя, мой Дей, и смириться, что сегодняшний день - День соприкосновения со всякими гадами. Вот уж на что щекотно тебя хватали пауки...
  Вот ничего себе! Удав так быстро метнулся вперед, что мы не успели! Обвился вокруг Браннова сапога! Но неблагой ведь должен что-то чувствовать! Да хватит уже прикрывать голубую фею прядями! Скажи ему! У него тут удав на ноге!
  - Бранн! Бранн! Да Бранн же! - ну не сердись так, мой волк. - У тебя тут! На ноге!
  Неблагой смотрит сначала на тебя, потом на свой сапог, встречается взглядом с обвившей щиколотку змеей, приостановившейся, словно ожидающей разрешения. Расплывается в улыбке.
  Не Бранн.
  Змея.
  - Здравствуй! Здравствуй, Боаш! - вот теперь улыбается и наш неблагой. - Поднимайся! Я тоже соскучился!
  И огромный песчаный удав завивается спиралью сначала по ноге Бранна, а потом - вокруг туловища и лоскутной куртки нашего неблагого. Мой Дей, мне кажется, нам с тобой пора заканчивать удивляться...
  - Я тоже соскучился по тебе, профессор! - Бранн договаривает приветствие.
  ...А нет, мой Дей, мне кажется, можно удивляться и дальше.
  - Т-трет-тий принц! Какое счаст-тье, чт-то вы вернулись! - удав продолжает подниматься, быстро-быстро высовывает раздвоенный язык из пасти и долго произносит слова, не шипит, впрочем, как положено остальным змеям. Неблагой змей. То есть профессор. То есть удав. Да, я тоже не знаю, какое из этих званий должно быть первым, мой Дей.
  Бранн крутит головой, стараясь смотреть по-прежнему в глаза змея. Боаш охватывает нашего неблагого пятью или шестью оборотами, укладывает плоскую голову ему на плечо и радостно вглядывается в лицо:
  - Магии ст-тало мало, у нас несколько совсем т-тяжких случаев, мы не справляемся даже вмест-те с Ннарбом и Бууком! - в глазах змеи огромная надежда, он искренне переживает за пострадавших. - Может-т быт-ть, вы в силах, хот-тя бы в т-тех же силах?..
  - Я, конечно, помогу! - Бранн даже не раздумывает. - Тяжелые случаи в том же зале, что и раньше?
  Боаш кивает, а потом укладывает голову нашему неблагому на плечо и прикрывает глаза, будто тоже греется, как феечка, уже зарывшаяся Бранну в волосы чуть не целиком.
  Ворона косится на тебя, мой волк, не просто так - он хочет, чтобы ты последовал за ним, хотя какой прок от того, что ты будешь присутствовать там, совершенно непонятно. Однако спрашивать вслух, я полагаю, не лучший момент, да, мой волк, ты чуешь не хуже меня - Бранн сейчас опять в большом напряжении, которое то ли подкатывает волнами, то ли проявляется перед чем-то знаковым.
  Мы опять идем знакомыми уже светлыми коридорами, кругом раздаются самые разные звуки, но отвлекаться сейчас на каждый из них, мой Дей, невозможно, да и ни к чему. Отрывки разборчивых фраз, конечно, любопытны - многие знают Бранна, явно.
  - ...ох, смотри, неужели третий принц? Говорили же - в один конец его дорога? - гудит голос древней коряги.
  - Ты пробовал пройти через перевал Созвездий? Бают, опять опасно! - это уже странное палочное создание, слегка напоминающее Гринна, только облысевшего. Обезлисченного?
  - Да это как всегда Парящие короли, они что-то задумали в своей башне... - говорящий кот лениво точит когти и вылизывает перья. Да, перья, мой Дей.
  - Вечером, на закате, зеленые огни швей... - голос шуршит из-за двери, даже он сам кажется темным, я не хочу туда заглядывать.
  - Ты видела, ух, не сиял ли, ух, Цветок, ух, в эту ночь? Может быть, ух, вернулся не, ух, третий принц, ух, а его личина? - филин озабоченно ведет за нами взглядом, прослеживая нашу маленькую процессию, безболезненно поворачивает ушастую голову вокруг оси, делая почти полный поворот.
  - Да нет, глупый, Ннарб бы обязательно отличил, а Буук не пустил, их никакими личинами не обманешь! - рядом сидящая совушка взмахивает крыльями, мягко ударяя соседа по голове.
  Мы все идем, в конце коридора не тупик, как кажется поначалу, а подъем к темной лестничной клетке, тут совсем нет света, звуков, посторонних запахов, после двух пролетов мы оказываемся у тяжелой двери, с которой смотрят, теперь печально, темно-серые, как мокрый камень, глаза Буука.
  - Третий принц, вы уверены? Там всего несколько ши, но все с большим переутомлением и перекосом, на каждого потребуется много сил! Я едва могу удержать их по эту сторону Золотого города!
  Удав обеспокоенно поднимает голову, внезапно озаботившись ответом Бранна и на этот вопрос, но наш неблагой только уверенно кивает, а потому дверь распахивается опять сама собой. Я уверен, мой волк, что это происходит только по воле Буука - иначе попасть в это помещение невозможно.
  И мы попадаем в калейдоскоп.
  То есть поначалу кажется, что в калейдоскоп. Все пестрит перед глазами от постоянных изменений вида шести существ, лежащих на отдельных кроватях. Смены вида каждого происходят раз в пару мгновений, но из-за их количества кажется, что картина мира изменяется и перескладывается из мозаики постоянно.
  Бранн пытается удивленно вздохнуть, но удав, обвившийся поперек груди, одним своим плотно охватывающим присутствием обрывает вздох на середине. Боаш тревожно приподнимает голову с плеча неблагого, бормоча искренние извинения, но Бранн только похлопывает его по плоской голове и закручивает расслабившийся хвост на себя снова.
  Ворона оборачивается, безмолвно прося подождать у входа, пусть ты не очень любишь ждать, мой Дей. Я горд твоей выдержкой!
  Бранн шагает к первой койке, где судорожно меняет обличья, как мы знаем ши, но видим - крота, тушканчика, сурка, змею, песца, норку, собаку, черепаху, а потом опять крота и далее по кругу. В любом своем виде пострадавший неблагой не открывает глаз, он и дышит-то едва-едва! Наш неблагой встряхивает руками, а потом резво перехватывает опять появившегося крота за голову, укладывая одну руку на грудь. Крот больше не перекидывается, перехваченный Вороной, видимо, не только в зримом мире. Шепот Бранна, кажется, отражается от непробиваемых звуками стен, дробится, пересекается и накладывается сам на себя, упруго ударяет моего Дея в грудь, отчего мой волк даже слегка пошатывается. Странным образом отраженный от моего волка шепот прилетает к Бранну удесятеренно сильным, очень быстро нарастает в громкости, а потом бьет под ладонь, лежащую на груди у крота, и исчезает без следа, даже без эха.
  Бранн оборачивается на тебя, мой волк, кажется, он тоже не ожидал, признательно кивает, хоть моргни ему в ответ! Его магия возросла в твоем присутствии, и у тебя тоже прибавилось сил. Ох уж эти неблагие! Все у них слабопонятно и почти необъяснимо!
  Голубая фея, позабытая под пегими волосами, вскакивает резко, разгораясь свечением; профессор-удав Боаш распускает и тут же свивает свои кольца обратно, стараясь не перехватывать Бранна слишком крепко, склоняясь через его плечо, тревожно глядя на лежащего; глаза Буука светлеют и становятся темно-зелеными.
  Да, мой Дей, как иглы зимних елей. Хорошее сравнение. Родное на фоне всех этих неблагих чудес.
  Бывший крот оказывается обещанным ши - лежит, пытаясь отдышаться, ошалело смотрит на Бранна, который дошептывает что-то утвердительное, приподнимает уголки длинных губ и убирает наконец руку.
  - Брат! Третий принц! - ши еще задыхается, а оттого рубит фразы. - Я вам! Обязан! Жизнью! Мой до!..
  Бранн не дослушивает, кивая Бууку, а тот делает что-то - и едва очнувшийся неблагой засыпает. Теперь в своем естественном виде.
  - Мне не нужен твой долг, второй принц Дома Первой стихии, - с этими словами наш неблагой переходит к другой кровати, где сменяют друг друга саламандра, ящерица, огненная птица с полыхающими перьями, горящая золотом рыба. - Равно как и от тебя, принцесса Дома стихии Третьей, не вздумай предлагать!
  Да, я тоже не понял, мой Дей, братом он Бранну быть никак не может! Хотя фомор разберет этих неблагих, может для них и общие на два Дома дети - в порядке вещей?
  Повторяется колдовской шепот, повторяется яркое и сильное эхо, упругий толчок в твою грудь, мой волк, повторяется результат, только теперь на кровати пытается отдышаться дивной красоты девушка с рыжими волосами. Она Бранну ничего предлагать и не думает, её губы кривятся, а брови сходятся на переносице - пытается понять, отчего она тут и зачем рядом с ней, так близко, да еще уложив руку на солнечное сплетение, рядом стоит наш неблагой. Высокомерный взгляд смеряет Бранна от макушки до пят, насколько она может разглядеть лежа - начиная с взъерошенных феей волос и заканчивая краем лоскутной куртки, обвитой профессором-удавом. Боаш шипит, недовольно приподымая голову, Бранн не реагирует никак. Девушка резко вскидывает голову, теперь жестом негодования, красивое личико кривится в гримасе пренебрежения, брезгливости...
  Не рычи, мой Дей! Буук уже успел погрузить в сон и неблагодарную дочь Дома пламени. А у самого Буука глаза теперь цвета летней ели!
  Возле огненной принцессы отдыхает таким же образом её брат - и Бранн не жалеет сил и времени, приводит в порядок высокого рыжего молодца, столь же ослепительно красивого, как сестра, и тоже выглядящего при пробуждении оскорбленным. Наш неблагой, чуть более встрепанный, чем обычно, неожиданно озорно улыбается на обжигающее презрение, едва смиряемую ярость и пламенное негодование, склоняя голову к плечу и ненароком прижимая щекой профессора:
  - А я только что так же держал твою сестру! - самодовольные феи танцуют в зеленых глазах, рыжий, сжимая кулаки, подхватывается с хриплым угрожающим сопением, когда его на полпути усыпляет окончательно зеленоглазый Буук. И он не делает падение принца на кровать более мягким.
  Хранитель и страж щурится, кажется, наслаждаясь происходящим, он тоже не против проучить неблагодарных детей огня. Я чувствую, мой Дей, тебя радует, что эти неблагие библиотекари полностью на стороне Бранна. Хоть бы часть его дома должна оказаться домом, ты прав, мой Дей.
  Три других высших неблагих ши, к которым, как мы теперь знаем, по роду-племени относится и наш, с любой стороны особенно неблагой, приходят в себя и тут же отключаются обратно - восстанавливать силы. Однако из шести застрявших в бесконечном круге повторений благодарным оказывается только первый, сын Земли.
  Бранн поправляет рукава, весь встряхивается, заставляя профессора опять приподнять голову. Оглядывается на тебя, мой Дей:
  - А теперь нам надо найти браслет! Мастерская как раз недалеко отсюда, - глаза нашей Вороны вопреки всему (и особенно вопреки потраченным силам) светятся ярче сидящей у него на голове феи.
  - Маст-терская? Зачем вам маст-терская? - профессор-удав отклоняется от браннова плеча, заглядывает в глаза, уточняет вопрос: - Вернее, зачем благому браслет-т?..
  Бранн только широко улыбается, не размыкая губ, прищуриваясь и не обещая ответов.
  Да, мой Дей, лучше ни о чем его пока не спрашивать. Побереги свою гордость, наш Ворона не отвечает даже профессору.
  Мы покидаем палату-залу для тяжелобольных, спускаемся на один пролет и в той же тишине, которая больше не кажется напряженной, заворачиваем к обитой железом самой обычной двери. Наш неблагой, однако, замирает, поднимает руку и осторожно выпутывает из волос вполне уютно устроившуюся там феечку, та возмущается и пиликает, как и Фаэ, и еще хватает Ворону за пальцы:
  - Но я тоже, пилик, хочу, пилик, в мастерскую! Она закрыта, пилик, уже почти триста лет, пилик, мне интересно!
  - Таким маленьким феям туда вовсе нельзя, Шайя, тебе ли не знать? И триста лет назад тоже было нельзя, - голос у Бранна увещевающий, без намека на раздражение, хотя волосы, по-хозяйски уложенные феечкой, стоят дыбом и вихрятся в разные стороны. - Лети к остальным, хрупкая фея, мы скоро вернемся!
  Оскорбленная в лучших чувствах фея поправляет рабочую курточку песчаного цвета, не спеша освобождать явно необходимую для открытия двери руку Бранна. Отряхивается, поправляет рукавчики, сдувает вовсе малюсенькую пылинку с плеча...
  Бывают ли вообще пылинки таких размеров, мой Дей? Вот я тоже думаю, что не бывает!
  Наконец весь костюм приведен в образцовый порядок, и Шайя подлетает над ладонью нашего неблагого, очень изящно кланяется, сияя небесно-голубым, а потом подлетает к щеке Бранна и звонко, а главное - неожиданно громко чмокает его в щеку! Третий принц смеется:
  - Лети уже, подлиза, дальше порога тебе нельзя!
  Шайя оскорбленно задирает носик, но лететь в таком положении трудно - дороги не видать, поэтому опускает голову и скоро скрывается за поворотом.
  Глаза Буука на этот раз не спешат переползать на створку двери, Бранн сам крутит большое железное колесо, тянет окованную створку на себя, с радостью принимает твою помощь, мой Дей, вряд ли ему кто-то помогал ранее. Вдвоем вы легко и быстро разводите створки в стороны, а за ними скрывается большая комната, где один за другим загораются факелы на стенах - здесь много стеклянной посуды, маленьких очажков, а еще тут полно магии!
  Мой Дей!
  Я не чувствовал такого с очень давних времен! Здесь, в этой комнате, кропотливо собрано множество магических предметов, рун, осколков, маленьких вещиц и составляющих для зелий. Вот уж точно мастерская, но только - магически-алхимическая. Правда, эта магия даже на вид отдает опасностью, такую нельзя взять в руки, она скорее убьет Буука, чем поддержит силы стража, скорее разметает крошечную фею, чем заставит сиять. Эта магия бурлит непреложенной силой, шумит в ушах опасным прибоем, искрится маленькими молниями на границе зрения. Теперь понятно, отчего вход в мастерскую закрыт хрупким феям, а двери обиты железом и заряжены не одним заклинанием против проникновения. Вряд ли кто-то кроме толкового мага может управляться с подобного рода волшебством.
  Буук остается за порогом, а мы шагаем вслед за Бранном, с хозяйским видом оглядывающимся среди массы вещей, колб и совершенно диких конструкций. Профессор-удав напоминает о своем присутствии:
  - Т-трет-тий принц! Быт-ть может-т, мне ст-тоит-т уйт-ти? - указующее движение хвостом в сторону двери. - Я могу помешат-ть!
  - Вовсе нет, оставайся, Боаш, твоя помощь тоже очень пригодится, - Бранн отвечает задумчиво, почесывает выгнутую в удивлении бровь. - Куда же я засунул?.. А!
  Наш неблагой склоняется под стол, скрываясь почти по пояс, вытягивает ящик с заготовками - там много металлических вещей, состав металла самый разный, но Бранн роется внутри с определенным интересом и достает в конце концов тонкий серебряный браслет. Пока Бранн ворчит над браслетом и что-то ищет среди посуды, в которой плещется, кажется, все: кусочек Хрустального моря, темная жижа трясины, сияющее золотое облачко - у нас есть время осмотреться.
  Удобная мебель, чистая и красивая посуда, выскобленные столы, а в одном углу таится среди теней ковер с подушками, подозрительно напоминающий походную кровать. Во всю стену висит огромный и крайне подробный рисунок какого-то цветка с разными завитушками. На ближайшем стуле привлекает внимание аккуратно сложенная форменная одежда песчаного цвета, словно оставленная вчера. Я уверен, мой Дей, как и ты - принадлежащая Бранну. Похоже, мы нашли гнездо нашей Вороны.
  Сам Бранн пока занят с браслетом - он о чем-то тихо переговаривается с профессором-удавом, освободившим хвост и подпирающим им подбородок так, словно это рука. Указующий хвост снова тычет в браслет, и наш неблагой хмурится в непонимании, обдумывает предстоящее колдовство. Никто не запрещает нам обойти это помещение, да, мой волк?
  Что значит "хватит о себе воображать, Луг"? Я тоже обхожу помещение! Пусть и у тебя на плече! И некоторые детали остались бы для тебя загадкой, если бы не мое необычайное внимание, восприятие тонкостей и нюансов, потрясающая проницательность и благая магия! И я вовсе не раздуваюсь от гордости, мой Дей! Как тебе не стыдно, спорить с престарелым ящером! Ну вот! Добился своего, да? Я опять нагреваюсь! Терпи! Может быть, это проявляется воля благого солнца, зовущего нас обратно, а может быть - зовущего только меня, ибо я прожил свою жизнь и оставлю тебе в наследство только свой чудный хвост... Не надо фыркать! И я не воображаю! Я вообще, может, переволнуюсь за тебя, безумный волк, и умру?!
  Ах, ладно, мой Дей, умеешь ты вовремя погладить по гребешку, ладно, я передумал умирать... Но волноваться не передумал! Поэтому не тяни, пожалуйста руки к изображению цветка! Приглядись, мой волк! Оно переливается - в нем тоже полно магии, только какой-то странной, то ли накатывающей волнами, то ли подступающей в знаковые моменты: пока изображение не светится, хотя я чую, что должно, оно пытается вспыхивать по краям цветка, как будто бежит только один светлячок магии по всему очертанию цветка.
  Да, мой Дей, я тоже не могу узнать, что это за растение - в голову ничего не приходит даже с моим многовековым опытом, а ты растениями в принципе не слишком интересовался, да и молод ещё, так что не стоит наивно предполагать в этих очертаниях неизвестный цвет папоротника. Я, конечно, понимаю, что тебе хочется найти его поскорее, но это в любом случае не тот, что нам нужен. Моя карта ведет дальше, да и ты сам чувствуешь - цель пусть и близко, но не прямо перед носом. А еще на приличной высоте.
  Бранн оживленно разговаривает с профессором-удавом, эта парочка выглядит странно, все же удав, поймавший Ворону... да, мой Дей, мне тоже смешно, причем, поймавший, кажется, на приманку из разговоров! Впрочем, ладно, они спорят, им не до нас и не до браслета, можно осмотреться ещё.
  На столе под рисунком высится кипа разрозненных пергаментных листочков, где разборчивым крупным, почти каллиграфическим - Бранна учили быть принцем - почерком тянется обоснование необходимости сделать Хрустальное море не таким опасным, желательно, обезвредить хищные осколки, с ними станут не такими жуткими и русалки. А Черный Берег победить невозможно. Итак, на этом манускрипте изложено несколько возможных способов: уговорить море - вычеркнуто, заставить море - вычеркнуто, заколдовать море - вычеркнуто несколько длинных формул-слов! Осушить море - и знак вопроса после. Почерк ближе к последней формуле насчет заколдовать становится все мельче. Да, мой волк, мне тоже кажется, что это листочки невыполненных проектов одного неблагого принца, склонного к экспериментам. Причем, похоже, он успел повзрослеть, но мыслей не оставил. Именно поэтому в одной из колб звенит кусочек Хрустального моря, слишком маленький, чтобы быть опасным.
  - Просто Дей!
  Уф! вот напугал! Бранн стоит прямо за твоим плечом, хорошо, что ты не ударил случайно от неожиданности, в глазах его витают нетерпеливые феи, до чего-то Ворона с удавом дошли. Увидев, что привлек наконец твое внимание, договаривает:
  - Мне нужна капля твоей крови.
  Да, присмотрись, мой Дей: в браслете образовалась круглая лунка, там уже темнеет капля крови, видимо, неблагого, но я не знаю, зачем это надо, стоит ли так рисковать, мой волк, он же не обещал отдать этот браслет тебе...
  Ну конечно, ещё бы! Зачем меня слушать! Лучше подставить руку под кривой кинжал! Бранн прокалывает кожу аккуратно, произносит одно слово, и ранки как не бывало, но то, что происходит в серебряном браслете описанию не поддается! Кровь благого и кровь неблагого схлестываются крошечными волнами, спорят, выходя по очереди на поверхность, а потом с громким "пуф-ф-ф!" покидают этот лишенный магии мир!
  Бранн поднимает голову, почти упираясь лбом в твой лоб, не стоило так близко наклоняться к браслету, мой Дей. А вдруг бы полыхнуло? В глазах нашего неблагого множество вопросов, но озвучивает он лишь один:
  - И как же сделать так, чтобы тут была и моя, и твоя кровь? - это вопрос скорее к самому себе, Ворона снова задумывается, уходит в себя и свои неблагие мысли, удачный момент, чтобы спросить то, что волнует тебя, мой волк!
  - А зачем мне вообще этот браслет, Бранн? - будем надеяться, ответ не слишком сложный.
  - Чтобы ты вышел... - мысли Бранна отсюда очень далеко, даже фей в глазах не видать.
  - Откуда? Куда? - ох, мой Дей, смири любопытство, лучше по одному вопросу, осторожненько!
  - Отовсюду. Туда, - Бранн с трудом фокусирует взгляд на твоем лице, его брови расходятся, лоб разглаживается. - А вообще вопрос должно задавать не "откуда" или "куда", а "как". Потому что ответ - в одиночку.
  Ох! Мой Дей! Выдохни! Выдохни осторожно!.. Подыши! Разожми кулаки! Вдох-выдох, вдох быстрый, выдох медленный, мой Дей, Бранн просто не подумал! Ну не сердись так, ладно-ладно, пусть он даже "слишком хорошо, похоже, подумал"! По-ды-ши!
  - Дей? Ты в порядке? - Ворона озабоченно заглядывает в глаза, опять хмурится. - Это не из-за крови?
  - Нет! Вовсе! Не поэтому! - мой Дей, аккуратнее, на неблагом еще намотан удав, не стоит хватать его за грудки, а то общими усилиями все-таки задушите! За плечи безопаснее, да, мой волк.
  Бранн ошарашенно отстраняется, отклоняя голову от твоего приблизившегося лица, удивленные зеленые глаза широко раскрыты, кажется, недоумевающих фей можно разглядеть во всех подробностях. Рядом с его лицом зависает плоская, похожая на треугольник без вершины, приподнявшаяся голова удава, но на него пока не стоит обращать внимания, мой Дей. Хотя о чем я? Ты и так не обращаешь.
  - Почему ты думаешь, что я уйду один?! - молодец, мой волк, это же неблагие, с ними не работают простые вопросы, надо выяснять всю историю рассуждений.
  - Потому что у тебя может не остаться выбора, - Бранн все ещё озадачен сверх меры, браслет, однако, держит, из твоих рук не вырывается. - У Зануд есть право оставить меня в Парящей Башне навсегда и неживым. Скорее всего, они этим правом воспользуются.
  - А раньше сказать?! - не раздувай ноздри так грозно, мой волк, неблагой может напрочь запутаться в твоих вопросах, он пока не слишком тебя понимает. Я бы сказал, он твоего волнения и вовсе не понимает.
  - А что бы это изменило? - Бранн устало прикрывает глаза, чтобы тут же распахнуть их вновь от воспоминания. - За цветом папоротника тебе идти все равно сюда, да и мне самому остался небольшой выбор: или Трясина, или Зануды - но так я, возможно, успею тебе помочь! - намек на пожатие плечами, потому что двигаться в твоей стальной хватке, мой Дей, невозможно.
  Ворона добавляет тише:
  - Алиенну, принцессу Солнца, все равно надо спасать, Дей, как бы ни повернулась дорога, ты должен возвратиться обратно! - еще одно пожатие плечами. - И раз я взялся тебе помогать, то браслет у тебя тоже будет! - Бранн грозно хмурится, хотя делать это, вися в воздухе, не очень впечатлительно.
  Ну отпусти его наконец, мой Дей! Да, я тоже думаю, что эта хмурость не напугает даже котенка, не то что взрослого волка, но гораздо страшнее вороний грай: он отчего-то почти распрощался с жизнью!
  Оказавшийся ровно поставленным на пол Бранн встряхивается, оглядывает себя сердито и недоуменно, словно ты ему не рукава помял, а что-то большее. Например? Например, представление о жизни, мой Дей!
  Удав на его плече укладывается обратно, успокоенный и улыбающийся на свой змеиный манер. Вот он, похоже, понял, что тебя так рассердило.
  Бранн замирает на середине движения и стремительно оборачивается к позабытой стеклянной посуде, словно твой тряс выбил из него важное решение. Откупоривает склянку с осколками Хрустального моря, вынимает один голой рукой, не боясь порезаться, ибо это тоже входит в его планы. Стекающая по грани осколка прямо в лунку браслета кровь накрывается этим же самым осколком, и он вновь подступает к тебе с кинжалом.
  Пусть неохотно, но мой волк протягивает ладонь, чуть морщится от мимолетного укола, хотя не столько от укола, сколько от неблагой настойчивости: в данный момент моему Дею больше всего хочется выбросить этот браслет к синим фоморам в бездну!
  Однако результат интересен, он заставляет моих ши склониться над браслетом опять: на этот раз кровь не спорит друг с другом, не вытесняет друг друга из мира, а растворяет осколок каждая со своей стороны. На краткий миг становится видно, что осколок превращается в жидкую и обыкновенную воду, кровь перемешивается, безостановочно вращается, создавая крохотный водоворот, но не истребляет сама себя. Теперь это что-то одно, соединенное неблагим волшебством и зеркальной водой!
  Бранн радостно запечатывает лунку серебряной монеткой, потом прикрывает глаза, и на браслете проступает гравировка в виде расправившей крылья вороны. Возле Бранновой руки за браслет хватается хвост удава - фон становится похож на змеиную кожу - по серебру проступают маленькие выпуклые чешуйки.
  - Теперь ты найдешь дорогу и помощь, даже если меня не будет рядом, - Бранн протягивает тебе изукрашенный браслет.
  Мой Дей! Не надо скрещивать руки на груди так непримиримо!
  - Я. Его. Не. Возьму! - аккуратнее, мой волк, тебя трясет, а наш неблагой смотрит в полном непонимании. - Если. Только...
  Что же ты задумал, мой волк? О! Ты уверен? Конечно, разумеется, глупый вопрос, но что подумает об этом сам Бранн? Ворона может отказаться!
  - Если что?.. - Бранн подозрительно переспрашивает, для него вся ситуация продолжает оставаться в высшей степени неясной.
  - Если ты тоже не примешь от меня подарок.
  Твоя напуская безмятежность настораживает неблагого похлеще твоей же злости, осторожно, мой Дей. Кажется, Ворона тоже просек, что спокойствие после бешенства - дурной знак.
  - Очень простой, но мне будет за тебя спокойнее.
  Бранн с сомнением вглядывается - ты поднимаешь истрепавшийся подол и отрываешь от него длинную полоску подбоя, такого же плотного, серого и шерстяного, как и весь плащ. Твоя одежда, конечно, тоже непростая, мой волк, но ты уверен, что хочешь это сделать?
  - Прими в дар все, что заключено в этой вещи! - темно-серая полоска, больше похожая на веревочку, вытягивается перед носом неблагого. - Я прошу тебя, Бранн!
  Третий принц Неблагого Двора водит взглядом за качающейся нитью, подозрительно принюхивается, магия вокруг шипит, стремясь помочь, в зеленых глазах крадутся очень недоверчивые феи.
  - И тогда ты возьмешь браслет?.. - быстрый взгляд из-под полуприкрытых век.
  - И тогда я возьму браслет! - утвердительный кивок, мой Дей очень честно смотрит прямо в глаза неблагому.
  Наш неблагой колеблется, он чувствует в выборе слов серьезный подвох, но ни блестящий ум, ни дружественная магия не помогают определить, чего добивается мой Дей.
  Ох, неблагой-неблагой! Цели моего волка, похоже, так и останутся для тебя тайной, раз ты не можешь осознать ценность собственной жизни для кого-то, кроме тебя!
  Бранн переминается с ноги на ногу, уточняет недоуменно, зато почти согласно:
  - И что мне делать? - голос Вороны полон ожидания подвоха, но нет, клятв на крови тут не будет.
  - Просто возьми, скажи "да" или "принимаю" или ничего не говори, а потом повяжи себе на запястье.
  Совершенно не подозрительно, да, мой Дей, вот нисколько, ни на один волчий волос!
  - Ладно, - с глубоким вздохом Бранн все-таки решается. - Только браслет носи обязательно! Так я или кто-то другой, нужный, сможет тебе помочь.
  Обрывок перекочевывает из рук в руки, неблагой ши завязывает его на запястье ловким двойным узлом, избыток нити быстро сжимается, утолщает и запечатывает веревочный браслет.
  Из волчьей шерсти.
  Снятой с собственного плеча и подаренной королем Дома Волка.
  С ритуальными словами!
  - Ну что ж... - мой Дей, слишком довольный для рычания, разводит руками. - Я не могу не прислушаться к совету моего нового королевского волка! - и сам вынимает серебряный ободок из пальцев застывшего, как жук в янтаре, Бранна.
  
  Глава 14. Золотая библиотека
  Застывший памятником самому себе, сбившийся с ритма дыхания и резко замолчавший Бранн привлекает внимание задремавшего чуть раньше удава: Боаш открывает глаза, всматривается в застывшие на веревочном браслете руки, в прикрывшего от шока даже глаза неблагого. Оценивает подрагивающие ушки.
  - Чт-то т-тут-т произошло? Бранн заколдован?
  Ах, кабы все объяснялось так просто! Однако мой Дей не спешит волноваться:
  - Я дал Бранну защиту от его братьев, вот не знаю, как отнесется! - тон моего волка снова бодр, несмотря на то, что Бранн застыл очень качественно.
  - Он может-т от-т эт-той защит-ты от-тказат-ться? - Боаш взволнованно приподнимается над плечом Вороны с каким-то непонятным чувством, то ли надеждой, то ли негодованием, то ли любопытством.
  - Нет! - мой Дей рапортует еще более бодро. - Обратной силы не имеет!
  - Т-тогда большое спасибо! - удав учтиво склоняет голову. - Признат-ться, мы все переживали, т-трет-тий принц, - скашивает глаза на Бранна, вздыхает, - иногда не думает-т позабот-тит-ться о себе! И т-так было, и т-так, видимо, будет-т! - хвост наставительно приподнимается почти человеческим жестом.
  Да, мой Дей, мне тоже кажется, что удав не с самого своего детства был собственно удавом!
  Наша неблагая Ворона пока не подает никаких признаков жизни, только дергаются острые ушки, да, я помню, мой Дей, что он так нервничает! И придерживает их руками, да, ты это к чему, мой волк? О! А может все-таки не стоит?
  Боаш диковато косится на твои тянущиеся к острым кончикам руки, впрочем, не препятствует. Даже ушки у нашего неблагого особенные - на ощупь мягкие и как будто опушенные, действительно, мой Дей! А на взгляд и не определишь! Острые кончики теплые, тонкие, чувствуется, как дергаются напряженные мышцы, однако от твоего касания дерганье постепенно стихает.
  Боаш пораженно качает головой:
  - Я думал, он сразу в себя придет-т! - приподнимается гибко, нависает над ближайшим захваченным ухом. - Поразит-тельно! Может-т, и впрямь, всё уст-троит-тся...
  - А что это за "всё"? - да, мой волк, ты сразу чуешь важное и опасное, а также недоговоренное. - Что Бранн настолько не поделил с братьями, что они злы на него вплоть до убийства?
  Да, мой Дей, потряси головой, я тоже не понимаю, как такое возможно в рамках кровного родства, тем более - полного родства, Ворона даже не сводный их брат!
  Боаш затейливо изгибает хвост, поджимая его, опасливо смотрит на медленно дышащего Бранна, свивает кольца выше и переползает на твою руку, все приближаясь. Да, касания неблагого удава нам, мой Дей, видимо, было сегодня не избежать.
  Боаш шепчет, зависая прямо перед твоим лицом:
  - Т-трет-тий принц заст-тавляет-т наших Парящих королей опасат-ться за свой т-трон и за уст-тойчивост-ть Парящей башни!..
  Бранн начинает отмирать именно сейчас, конечно, то ли почуял, то ли собрался, наконец, поэтому Боаш скоренько свивает кольца обратно:
  - Т-ты видел Парящую башню, не мог не видет-ть, т-так вот-т, я не шучу, наш т-трет-тий принц может поколебать её! Или даже обрушит-ть, но об эт-том нельзя говорит-ть за пределами маст-терской, можно т-только догадыват-ться, - пусть он скажет еще хоть что-то конкретное! - Обрат-ти внимание на рисунок...
  - Боаш, - слабо произносит Бранн, и змея затихает с самым невинным видом, так же, как до этого, приподнимаясь над его плечом. - Что за разговоры о рисунках?
  Ворона недовольно хмурится, удав изображает святую простоту, а его хвост незаметно для Бранна и недвусмысленно тычет в сторону картины во всю стену. Как же с этими неблагими все запутано, да, мой Дей!
  Наш неблагой приподнимает руку с веревочным браслетом, разглядывает обреченно:
  - И отыграть назад, конечно, нельзя? - зеленые глаза серьезны, в них нет места феям, но и равнодушию, которого ты так опасался, тоже нет, мой Дей.
  - Тебе тоже пора присваивать профессорское звание, Бранн! - не блести глазами так насмешливо, мой Дей. - Проницателен как обычно!
  - Нет, чтобы присвоить профессорское звание, мне надо воспитать по крайней мере четырех лекарей-ма...
  Ворона обрывает сам себя, поджимает губы, прикрывает глаза и снова распахивает, он уже не так серьезен, с тобой невозможно оставаться серьезным, мой Дей, который просто Дей.
  - Да ты надо мной издеваешься! - вот тут я бы на твоем месте начал опасаться, и удав, по всему видно, а особенно по скрывшейся за плечом Бранна голове, со мной согласен. - Издеваешься! Какой я тебе волк?!
  - Королевский! - важно произносит Дей, а неблагой давится воздухом от возмущения. - Ну, небольшой, допустим, но дело-то не в размерах! И вообще, не дерзи своему королю!
  Глаза Бранна становятся размером с золотой, его прошивает какое-то новое осознание, ушки нервно подрагивают опять, хорошо, что ты их не отпустил, мой волк. Ворона этого, похоже, пока и вовсе не замечает. Что к лучшему.
  - Королю!.. Это же теперь есть и среди новостей волшебных королевств! - всего Бранна слегка передергивает, но твоих рук на ушах он по-прежнему не чувствует. - Это же теперь все в курсе... Боаш?
  - Боюсь, что т-так, т-трет-тий принц! - голос у удава, правда, все равно довольный.
  - Это будет сложно принять, - Ворона зажмуривается, а потом приоткрывает один глаз: - И тапки я тебе приносить не буду! Или что там положено делать?
  - Если ты думаешь, что у меня недостаточно слуг, ты ошибаешься! - мой Дей наклоняет голову вперед, чуть нависая над нахохлившейся Вороной. - А вот друг пока один! И никаким Занудам, и никому другому я не дам причинить своему другу вред!
  - Но я же ворона! Ворона! - Бранн обороняется из последних сил, пытаясь доказать свою правоту рационально. - Как я могу быть твоим королевским волком, если я ворона? Ворона!
  - А это заметно! Ты, похоже, способен проворонить и прохлопать своими неблагими крыльями даже опасность собственной жизни! - осторожно, мой Дей, не злись на него всерьез, а то уши под твоими пальцами все-таки пострадают. - Да если бы я на тебя корону надел, ты и то заметил бы её, только когда на уши бы сползла!
  - На уши? - и только теперь Бранн прослеживает взглядом твои руки, тянущиеся к его голове. Одно ушко, правое, дергается на пробу. Удав опять прячет голову за его спину. - Ты что? За уши меня держал? Все это время? И я не почувствовал?
  - Они дергались! - твоей выдержке и твоей наглости, мой Дей, могут позавидовать даже самые отпетые, северные, живущие среди льдов фоморы.
  - Конечно, они дергались, чего бы им не дергаться? - Бранн бухтит как-то вовсе обыкновенно, как будто устал. - Отпускать собираешься?
  - А вдруг они ещё дергаются? - не делай такие невинные глаза, мой Дей, сердить Бранна сверх меры опасно.
  Вот! Я же говорил! Бранн сощуривается! Сейчас как запустит в тебя каким-нибудь страшным проклятьем, мой Дей! Просто убери руки!
  Но вместо ответа Бранн только сильно дергает ушами, так, будто это не уши, а крылья, высвобождая их из твоей аккуратной хватки. Насмешливо улыбается! Неблагая ворона! И благой волк, да, мой Дей, теперь Бранн - окончательно странное создание.
  За всеми этими выяснениями, однако, Ворона теряет боевой пыл, успокаивается до своего обычного состояния. Вздыхает задумчиво, осматривается, то ли запоминая обстановку, то ли примериваясь, что еще стоит захватить с собой.
  Отходит к пергаментной кипе, пересматривает несколько верхних листочков, улыбается немного печально, думаю, твоя догадка, мой Дей, была верна - эксперименты тут идут от самых детских лет. Бранн сначала отодвигает от себя стопку, ровняя уголки листов привычным жестом, но потом аккуратно скручивает все листы в трубку и обвязывает веревочкой, забрасывает в котомку, оборачивается, натыкается взглядом на тот подозрительный рисунок. Удав Боаш раскручивается так, чтобы его голова снова оказалась за спиной Вороны, и активно нам подмигивает.
  - Боаш, я все вижу, - ничего он не видит, мой волк, но очень хорошо чувствует, удав весь завернулся вокруг него, тут сложно не почувствовать. - И тут нет ничего интересного, я просто хочу подобрать поводья...
  Бранн подходит к рисунку и замирает напротив, полотно размером практически в его рост и очень подробное, разглядеть можно каждую завитушку, каждый мигающий огонек. Чернильный силуэт цветка подмигивает золотым огоньком то там, то тут, Ворона гипнотизирует его взглядом, а потом снимает перчатку, вытягивает перед собой левую руку раскрытой ладонью вперед.
  Ох, мой Дей, я не знаю, что делает сейчас Бранн, но все молнии на границе зрения приходят в движение, да, шум прибоя усиливается без всякого шепота, рисунок волнуется и... О, мой Дей! Отходит от полотна! Черные линии с золотым бегунком зависают в воздухе напротив нашего неблагого, переливаются разными оттенками темноты, будто колышущиеся на поверхности воды, а потом махом становятся меньше, словно сокращаясь вместе с ударами какого-то неспокойного колдовского сердца!
  Удар! Рисунок размером меньше Бранна! Удар! Очертания сжимаются еще на пятую часть! Удар! Цветок уменьшается снова!
  Еще три или четыре волнения-сокращения, и вот рисунок висит между огромной рамой и вытянутой рукой Бранна - цветок может уместиться на ладони нашего неблагого. Кажется, мой волк, он именно этого и добивался: картинка приближается, не переставая отсвечивать чернотой и золотом попеременно, а потом пристает к ладони Вороны, точно умещаясь на его левой руке.
  Воздух и волны раскручивают собравшиеся складки, прибой отступает, молнии бьют реже и неохотнее. Бранн выдыхает. Думаю, нам тоже можно перевести дух, мой Дей. И он назвал это "подобрать поводья"? Это что же за поводья такие? Я полагаю, можно спросить его...
  Стоит вам, правда, обернуться, как оказывается, что вы уже не одни, да, мой волк. На приличном расстоянии от порога, я бы сказал, на почтительном, сгрудились Оак, Ннарб и Шайя. Буук смотрит на вас с противоположной стены, в его взгляде полное довольство жизнью.
  - Мы уже прослышали, третий принц Бранн, что вы теперь не только наш принц, но и благой волк, - пожилой ши с яркими, отчетливо красными глазами склоняется в поклоне, вся его фигура кого-то очень напоминает. - И мы пришли поздравить вас первыми, третий принц Бранн! А также - поблагодарить вашего благого друга! Мы волновались, куда вас может не вывести дорога из Парящей башни!
  Ворона не слишком довольно дергает своим острым ушком, но улыбается приветливо, берет тебя за локоть, и мы покидаем комнату-мастерскую, чтобы, вероятно, сюда больше не возвращаться - тяжелые двери становятся на старое место с окончательным лязгом, еще можно заметить, как снова гаснут никому не нужные уже факелы.
  Когда створки двери закрываются окончательно, смыкаясь обитыми железом боками, Бранн сощуривается, задерживая ладони на поверхности, и я чувствую, мой Дей, как восстанавливаются охранные заклинания, как возводится поверх дверей защита тоньше, но прочнее железа.
  Наш Ворона, правда, не торопится оборачиваться к друзьям, ощутимо смущаясь, но собирается с духом - и его лицо становится таким же дружелюбным, как при первой встрече с этими неблагими.
  Бранн оказывается прямо напротив пожилого ши, заговаривает, обводя всех взглядом:
  - Спасибо, это было внезапно и для меня, однако, - делает задумчивую паузу, а Боаш распускает свои кольца и тут же сжимает опять, кажется, это объятия. Бранн гладит первый попавшийся под руку бок удава, - я тоже хочу поблагодарить своего благого друга.
  Поворачивает голову к тебе, а вместе с Бранном это движение проделывают все его здешние друзья. И становится заметно то, что раньше не бросалось в глаза.
  О, мой Дей!
  Лица Бранна и пожилого ши совершенно одинаковые! Те же длинные губы, вытянутый вперед нос, высокий скошенный лоб, разрез глаз, словно самими старыми богами предназначенный для равнодушного взгляда! Но глаза старшего ярко-красные в той же степени, в какой глаза Бранна ярко-зеленые! Морщины на лице и борода с усами делают сходство не таким отчетливым, волосы пожилого ши не пегие, а седые, что смягчает все лицо, оно словно расплывается, поэтому захватить взглядом их похожие черты невероятно трудно.
  - О, третий принц Бранн, вот теперь он заметил, - пожилой ши и не думает смущаться, улыбается широко, так широко, как никогда не улыбалась наша Ворона, демонстрируя ровный ряд антрацитово-черных зубов. - Думаю, стоит объяснить вашему благому другу, что я не ел вашу душу и не заключал сделок с Балором или вашими братьями, - вздыхает сочувственно, скашивая красные глаза на нашего неблагого, - кто знает, что было бы хуже.
  Бранн приподнимает уголки длинных губ - оценил шутку! - но все-таки поторапливается объяснить, хотя ты, мой Дей, застыл очень качественно. А может быть, именно поэтому.
  - Я не сказал сразу, потому что в это трудно поверить даже после знакомства с неблагим краем и видами нашей столицы, - Ворона склоняет голову к плечу, сосредоточившись на тебе и не обращая внимания, что все окружающие смотрят как раз на него. - Ннарб моё отражение.
  - Отражение?..
  О, мой Дей, я тоже в растерянности. Я никогда о таком не слышал.
  - Ты хочешь сказать - родственник? Отражения живут в зеркале и ровно до тех пор, пока ты перед ним стоишь!
  Осторожно, мой волк, это же неблагие, у них то же самое слово может нести совершенно другой смысл.
  Бранн, кажется, очень хорошо тебя понимает, продолжает говорить спокойно и устраивает руку на плече красноглазого Ннарба, не слишком дружелюбно вскинувшего голову.
  - Нет, я говорю именно то, что имею в виду: Ннарб это я, только не здешний я, а отраженный. Мы похожи друг на друга как близнецы, с той разницей, что душа Ннарба - отражение моей, и наоборот. Если смотреть из Города отражений, то верхним покажется именно Золотой город.
  - Города отражений?..
  - Он находится над нами и виден только ночью или в сумерки, там живут антрацитово-черные отражения всех жителей Золотого города, в своем естественном виде заметные только противоположным цветом глаз...
  - Дай я лучше ему покажу! - Ннарб горячится, не иначе как поэтому тычет нашему неблагому, бросает на Бранна взгляд одновременно требовательный и просительный. - Так будет проще!
  - Тебе же потом долго возвращаться в форму? - Бранн, напротив, чрезвычайно спокоен.
  Ох, мой Дей, я не виноват, что это звучит как шутка!
  - Ты же рядом, я вернусь обратно быстро! - Ннарб производит впечатление вспыльчивой натуры.
  Хотя да, какое нам дело до его натуры, мой Дей, когда с него полностью сползают все цвета - только бледно-коричневая форма и ярко-красные глаза оживляют переливающийся черным вид. Теперь понятно, почему у него черные зубы: он просто не менял их тон. Бранн так и не убирает руку с плеча своего отражения, а Ннарб еще и повторяет жест - смотреться более разными им вовсе невозможно. Слово берет черный ши:
  - Обычно мы не можем задерживаться в Золотом городе больше одного дня, а когда оказываемся здесь, часто забываем, кем мы были, и ждем высказанных своим отражением желаний, - хлопок по плечу Вороны. - Но мне повезло, моё отражение ещё страннее, чем я сам: Бранн вызвал меня и попросил подождать!
  Ннарб фыркает, Бранн легко улыбается, будто речь идет о старой шутке, но ушки чуть-чуть краснеют.
  - И он тогда ещё что-то искал, хотя как потерять что-либо возможно в столь идеальном порядке, - Ннарб кивает на закрытые двери, - для меня до сих пор остается загадкой! Но первое, что я услышал, было "надо найти, надо найти!", а увидел - безразличный затылок вроде как заинтересованного вызывающего!
  Черный ши хохочет, смущая Бранна еще больше, ушки полыхают целиком, Ворона, правда, все равно улыбается.
  Да, мой Дей, Ннарб Бранну друг. Но ты отчего-то вызываешь в нём ревность. Пусть проявления этой ревности чувствуете только вы двое - Ворона восхитительно прекрасно пропускает всё совершенно мимо. Да, мой Дей, именно неблагая Ворона, что с него взять.
  - И вот тогда-то я увидел перед собой две цели: найти что-то потерянное и дождаться возвращения отражения...
  - Ну да, - прерывает его Бранн, улыбаясь рассеянно, он попросту вспоминает, как было дело, - зато когда дождался, я едва от тебя отбился! Хорошо, что ты пришел в себя быстрее, чем я собрался ударить со всей силы!
  
  Тут настает очередь хмуриться и идти серыми пятнами на фоне антрацитовой кожи отраженному ши. Ворона же опять поворачивается к тебе, мой Дей, точно так же не замечая и того, что сыграл против, как не замечал того, что играл за. По-прежнему в упор не видя небольшого напряжения, висящего между тобой и Ннарбом, хлопает того по плечу и убирает руку, переводя тему:
  - Но как вы так быстро узнали? Неужели афиши, наконец, стали подпитывать магией, как чистку улиц? - Ворона оглядывается, ожидая ответа.
  Снизу неожиданно раздается скрип - в беседу вступает Оак, не вздрагивай так, мой Дей. Однако сейчас ты в этом не одинок: слишком сосредоточенный на тебе Ннарб вздрагивает зеркально, бросает на тебя понимающе-негодующий взгляд. Может, он не так уж и плох!
  Оак тем временем продолжает что-то скрипеть, Бранн внимательно слушает, кивает, уточняет:
  - То есть это благодаря Линнэт? - улыбается на имени сестры, когда коряга утвердительно и коротко поскрипывает. - Я так и думал, что она сможет вникнуть в управление магическими потоками, если захочет! Если правда захочет!
  Наша Ворона аж светится от таких новостей, и глаза остальных неблагих тоже проясняются. Шайя звенит, сияя голубым во все стороны, Буук щурится блаженно, даже Ннарб расслабляется - и его лицо снова становится естественного для обычных ши цвета. Правда, теперь усы и борода иссиня-черные, а морщины исчезли вовсе. Да, мой Дей, скорее всего, отражение так маскировалось. Два молодых бранновых лица слишком похожи, хотя нашего неблагого отличить можно, кажется, в любой обстановке и в любом окружении. Просто найди самого взъерошенного.
  Оак от радости приподнимается на своих корешках, оборачивается вокруг себя, припадает на передние конечности, как выученный конь или выдрессированный придворный. Ну или наоборот, мой Дей, не цепляйся к словам! Бранн, однако, от этого движения хмурится и настораживается, подозрительно уточняет:
  - А ну-ка стой, Оак! - поднимает руку, которая ощутимо пульсирует силой. - У тебя один бок во мху от и до! Как же ты себя так запустил! Дай я тебя почищу!
  Против всех ожиданий пенёк шарахается в сторону от нашего неблагого и его руки, оскорбленно скрипит, прячется за ноги Ннарба и выглядывает оттуда.
  - О! Так это ты красоту наводишь? - Бранн опускает руку, присаживается на корточки, нимало не смущаясь, просит: - А покажись ещё раз, я не все разглядел.
  Польщенный пень (о, мой Дей, я тоже не думал, что так вообще бывает!..) кружится, опять приседает на часть корней, подбирается ближе к Бранну, позволяя не только осмотреть, но и ощупать тёмно-зеленый мох. Наш неблагой не разочаровывает ни его, ни тебя, мой проницательный Дей, и отчебучивает в своем стиле дикое:
  - А тебе идёт!
  Пень гордо выпрямляется, кажется, изрядно взбодрившийся от одобрения Бранна. Тот вздыхает:
  - Но нам пора. Спасибо за помощь!
  Шайя всхлипывает и опять падает на голову Вороне, видимо, не желая расставаться. Бранн поднимает глаза, словно может разглядеть её, но быстро вздыхает и, дождавшись пока ты подойдешь, мой волк, выбирает дорогу. Остальные неблагие сопровождают вас, тихонько переговариваясь, как будто все равно не надеются увидеть Бранна еще раз. Забежавший вперед почти перед самым выходом пенёк разряжает атмосферу - он вышагивает строго впереди Вороны, как будто показывает путь, раздувается от гордости (вот как это должно выглядеть, мой Дей! Ты обвиняешь меня обычно голословно!) пыхтит важно и поскрипывает. Через пару шагов становится ясна такая перемена: возле больших створчатых дверей стоит гибкая рябина, перебирая высокими ветками свитки на самых дальних полках. Оак дрожит, ненавязчиво поворачивается шикарно заросшим мхом боком, а рябина роняет от волнения пару свитков.
  Мой Дей, еще немного и мы увидим, как происходит любовь между мебелью, не то что между деревьями, нам определенно отсюда пора!..
  Наш неблагой расшаркивается с остальными неблагими, обнимает Ннарба, искренне опечаленного расставанием, вынимает из волос фею, опять цепляющуюся за пальцы с безутешным пиликаньем. Гладит стену возле глаз Буука, благодарит старого друга. Боаш распускает и крепко сжимает кольца, заворачиваясь и вокруг вороньей шеи, прижимаясь плоской головой к щеке. Бранн обнимает змею на свой манер, желает выздоровления брату - с этим нам еще предстоит разобраться, мой Дей - и берет Ннарба за руку, чтобы Боаш переполз на него. А уже успевшему опечалиться Оаку Бранн снова жмет все конечности, гладит замшелый бок и расписывает заслуги. Рябинка позади, похоже, готовится потерять сознание от избытка чувств, тихонько поскрипывает в восторге.
  Наконец, все эти неблагие прощания завершены - библиотекари машут нам с порога, не выходит на крыльцо Ннарб, да глядит со стены Буук, покачивая вместо руки вывеской. Библиотека скрывается за поворотом, и Бранн вздыхает - горестно, но и с облегчением:
  - Осталось только дойти до дворца.
  Глава 15. Парад воспоминаний
  Под твоими каблуками, мой Дей, опять видны линии и завитушки: основная черта шириной в две твоих стопы, как раз такая, чтобы по ней можно было идти. Зачем это сделано, кем и когда - все ещё непонятно! Впрочем, наверняка, дело такое же скучное и замшелое, как бок Оака, а у нас есть вопросы более занятные и срочные.
  Тот же удав!
  - Бранн, а Бранн!
  Мой Дей, ты нетерпелив просто страшно, туча вопросов роится в самом твоем голосе. Осторожнее, как бы не пришлось заново изучать придворный этикет после визита в неблагие земли!
  Ворона ещё и улыбается поощрительно. Вот точно! Научит он тебя плохому, мой молодой волк!
  - Да, просто Дей, мой третий король, единственный и неповторимый, в отличие от Зануд? - в зеленом небе его глаз парят феи, которым вовсе дела нет до оборачивающихся стражников и прохожих.
  Однако светловолосую неблагую, что засмотрелась на тебя, ахнула и оттого чуть не упала, он подхватывает за локоть не глядя. И так же быстро отпускает.
  Подыши, мой Дей, румянец пройдет!
  - Я хотел уточнить у тебя, мой неблагой и не благой королевский волк с вороньим клювом вместо пасти! - рыкает Дей в ответ.
  Ну вот теперь Бранн смеется. Погоди, пусть отсмеется, а то не услышит собственно вопроса.
  - Возможно ли детям разных Домов быть братьями? Или тот ши был братом удаву?
  Озадачившийся Бранн некоторое время разглядывает твое лицо, мой волк, и он в этом занятии не одинок - все чаще попадающиеся высшие неблагие провожают тебя заинтересованными взглядами, меряют высоту твоих сапог, почтительно расступаются не перед Вороной, а как раз перед тобой. Даже кланяются очень низко, хоть они и не твои подданные. Думаю, их тоже пленяет твоя красота. Только, боюсь, в отличие от нашего неблагого, они видят и отдают дань лишь сугубо внешнему. Неужели твоя безупречность стала тебя тяготить? Ну, не рычи, не рычи. Думаю, говорить Бранну, что ты откусишь руку первому, кто посмеет до тебя дотронуться, тоже лишнее.
  - Тот, кого ты называешь удавом... Напоминаю, его зовут Боаш, - Ворона не отчитывает тебя, он добивается ясности в своем неблагом стиле, - на самом деле первый принц Дома Первой стихии. И второй принц, разумеется, его брат.
  Бранн разводит руками, по-прежнему не обращая внимания на прохожих, которые оглядываются и заглядываются преимущественно на тебя. В центре совсем мало отчетливо неблагих жителей, похоже, расселившихся по окраинам и средней части. Ближние возле дворца здания занимают только высшие неблагие. Они выглядят как ши, ходят как ши, восхищенно свистят как ши, но все это они проделывают как очень высокомерные ши.
  Да, мой Дей, не надо сверкать глазами, это внимание липко и неприятно, его хочется смыть с кожи вместе со следами их взглядов.
  Хотя твоим сапогам достается больше, мой Дей!
  Ну вот, хоть улыбнулся.
  Наш неблагой на подобном фоне смотрится и вовсе необъяснимо чудесным, при всех своих чудачествах - самым нормальным высшим неблагим, пусть некрасивым, хотя сейчас это слово по отношению к Бранну утратило смысл, но зато дружелюбным и стремящимся помочь. Тем более, он продолжает объяснять то, что ставит тебя в тупик:
  - Боаш всегда любил заниматься исследованиями. Мы познакомились в библиотеке, когда он остался ночевать там в третий раз, а я уже не помню в какой, - Ворона не бравирует, рассеянно припоминая давние обстоятельства. - Он сетовал, что как только успеет додумать мысль до следующего этапа, так уже ночь или день, обед или завтрак, спать или просыпаться, во дворец или домой - все пора! - Бранн качает головой с пониманием и сочувствием.
  Да, мой Дей, мне тоже кажется, что экспериментатором наш неблагой был с самого нежного воронячьего возраста. Ты видел его проекты, идея обезвредить Хрустальное море была только первой в списке! Удивительно, как библиотека вообще устояла.
  - Мне показалось, что с основательностью стихии Земли надо подходить не только к исследованиям, но и подготовке к ним, - Бранн приподнимает уголки длинных губ, закрываясь всей ладонью, снова почесывает кончик носа жестом, будто прячется. - О чем я Боашу и сказал. А он понял это на свой земляной манер - принял ту форму, в которой ему удобнее всего думать!
  - Как может удобство дум зависеть от формы?
  Но мой Дей! Вспомни хоть себя! Волком ты отказался лезть в болото, тогда как в своем обычном виде - смог пересилить инстинкты и опасения. Нет, добавлять голос разума я в этот список изначально не собирался, мой Дей!
  Ладно, не слишком удачный пример, мой волк, не сердись.
  - Думать Боашу удобнее оттого, что удаву не нужно есть слишком часто, он только переваривать будет неделю, а еще несколько - ползать сытым! - Бранн загибает пальцы. - Удаву можно долгое время находиться в неподвижности, проползать везде и всюду, взбадриваться от жары и успокаиваться от холода, Боаш даже может влиять на свое настроение. Удавом быть очень удобно.
  Наш неблагой кивает с таким видом, будто сам бы с удовольствием жил при библиотеке еще одним удавом.
  - Правда, Боаш из-за этого пользуется репутацией опасного вольнодумца, вдобавок служит наглядным примером того, что бывает, если связаться со мной, - Бранн и сейчас не замечает взглядов от прохожих, да, мой Дей, причем взглядов любых, и любопытных, и осуждающих.
  Я полагаю, мой волк, у нашего неблагого тоже есть определенная репутация, и, скорее всего, не только вольнодумца.
  Громада дворца приближается постепенно, линии, тянущиеся по проспекту, тоже идут к нему, а мы идем вместе с ними, да, мой Дей! Ближайшие строения не дают оценить весь вид целиком, но когда мы выбираемся на площадь с фонтаном, становится видно песчано-золотистую высь основного здания и немного наособицу - одиночную стрелу Парящей башни, сдвинутой правее всего ансамбля. Уже отсюда видно, что понизу завивается какой-то особенно вычурный барельеф, кажущийся поначалу пристройкой или игрой неблагого света.
  Чем ближе мы подходим, тем отчетливее вырисовываются гигантские головы, больше всего похожие на змеиные, но серьезно от них отличающиеся: в пасти каждой из семи голов торчат сабельной длины клыки, глаза посажены глубоко и спрятаны под мощными гребнями, вдоль шеи каждой головы идет ряд костяных наростов. А сбоку мне блазнятся плотно сомкнутые не менее жесткие крылья.
  Мой Дей, я прошу тебя, скажи, что мне мерещится, или хоть уточни у Бранна - зачем им такое чудовище около дома?
  - Сейчас ты можешь увидеть Семиглавого змея. Обрати внимание на его пасти и чешую, - неблагой опережает твой вопрос, мой волк, на какие-то жалкие мгновения. - Чешуя топорщится у него против обычного движения и роста шерсти, потому что появился он на свет из земли. Произрастал как сорняк у нас в дворцовом парке, выглядывая на поверхность самым кончиком хвоста...
  Пока Бранн говорит, мы приближаемся ко дворцу. Вблизи работа скульптора и архитектора потрясает еще больше: изваяние щерится как живое всеми семью головами.
  - Существует легенда, что тот Счастливчик, который вытянул Семиглавого из земли, дал ему команду защищаться и защищать столицу неблагих. А так как это был первый король из ши, а не старый бог, он не потрудился объяснить, каковы правила той самой защиты, - Бранн недовольно поводит плечом, не слишком восхищенный своим непредусмотрительным предком. - И долгие годы длилась война Неблагого двора с Семиглавым змеем, мы проигрывали, ибо мощь создания, полного магии и выпестованного землей нашего парка, не поддавалась измерению.
  Наш неблагой вещает как заправский сказитель, а дворец все приближается. Перед ним вьется голубая лента то ли широкого рва, то ли узкой реки, через которую перекинут каменный мост. Прочная кладка глухо стучит под вашими сапогами - фортификация, видимо, давно потеряла значение укрепления, осталась единственно ради украшения.
  Здание дворца вблизи кажется очень массивным, барельеф в виде Семиглавого змея только добавляет ему основательности, но я все равно не понимаю, мой Дей, зачем следовало увековечивать в камне настолько страшного врага? Кольца его шей в обхвате как пять воинов-волков, чешуя, встопорщенная острыми концами от морды, заставляет думать о дикобразе, только наоборот, иглы тут расходятся широко от тупого конца, собственно пасти, а сабельные клыки внутри пасти смотрятся очень острыми даже в камне. Сколько же потратили сил неблагие, чтобы воспроизвести каждую деталь угрожающего облика!
  И самый нижний виток змеиной шеи на такой высоте, что ты едва дотянешься, мой волк, даже если встанешь на цыпочки. Да-да, я чувствую, что ты хочешь его потрогать.
  - Когда почти все население столицы было истреблено, ибо змей защищал себя и город, но защищал в том числе и от жителей, - Бранн рассказывает историю, как хорошо выученный урок, даже руки за спину заложил, будто на самом деле держит ответ перед кем-то строгим, - была созвана коллегия магов, которые могли бы, при объединении сил, сравняться по мощи с самими старыми богами. Магов было пятеро, - Ворона косится на тебя, тут должны быть имена, но они, похоже, длинные и ничего тебе не скажут, поэтому уточняет: - Один из них, по имени Лорканн, маг Дома Воздуха, основал потом библиотеку и написал ту книгу, которая лежит у тебя в кармане.
  Дворец приближается медленно, но чем короче расстояние до него, тем сильнее заметна разница архитектуры основного здания и Парящей башни. Шпиль устремляется в заоблачные выси, его окончание высоко, оно едва заметно даже твоему острому глазу, мой волк. Башня нависает надо всем краем, и она, мой Дей, да, действительно парит. Висит в воздухе, не опираясь ни на что, связанная с другим крылом дворца веревочными мостками. Параллельно с ними, но чуть ниже, натянуты тяжелые даже на вид цепи, шириной с тебя самого, мой волк. Как будто неблагие опасаются, что Парящая башня возьмет и улетит окончательно! И мостки, и цепи - все крепится к широкой металлической полосе, скользящей по стене, похоже, да, если присмотреться... Парящая башня еще и поворачивается вокруг своей оси. Я полагаю, что посетителям приходится дожидаться, когда хоть одна из арок входа окажется перед мостом. Все-таки заметно, что правящий Дом этого королевства принадлежит стихии Воздуха.
  - Эта коллегия сначала попыталась повергнуть змея в прах, но Семиглавый впитал через волшебную землю защиту от всяких чар, а потому им пришлось пуститься на хитрость, - Бранн поднимает глаза на скалящийся барельеф. - Они решили опутать и обуздать мощь змея новыми условиями договора с ним. Многие сложили головы, чтобы удержать Семиглавого, давая возможность Счастливчику, вытянувшему его из земли, договорить нужные слова, а коллегии - напитать их магией.
  Мы почти подошли к главным воротам, но Ворона сворачивает на боковую дорогу, тянущуюся, насколько можно судить, вокруг всего дворца. Парящая башня остается за спиной, мы направляемся к левому крылу. Праздных прохожих тут больше нет, их взгляды не отвлекают тебя, мой волк, зато отвлекает и дразнит принесенный порывом ветра запах свежей выпечки. Да, самое время подкрепиться, мой Дей!
  - Счастливчик, бывший тогда королем Дома Первой стихии, погиб сразу после произнесения части новых слов, не успев сковать змея полностью, - так это был не его предок! Бранн прерывается, переводя дух и что-то активно не одобряя, - как и большая часть коллегии магов. А единственный выживший - Лорканн, объявил траур по всей стране, взял власть над опустошенным королевством в свои руки и установил новые правила: так как змей все ещё был опасным, посещать столицу предписывалось только днем. Новые слова договора с Семиглавым насилу замкнули его страшное могущество в пределах ночи, на время дня он обращается в камень.
  О! Мой Дей! Так это не статуя?!
  - И почему ты зовешь первого короля счастливчиком? - да, очень хороший вопрос, мой Дей. - Если он сложил голову в первые же годы, а его династия лишилась титула?
  - Потому что, в отличие от имени, это его официальное прозвище, пережившее века, данное из-за того, что он все-таки сумел вытянуть змея. Другая причина: Счастливчик - современник Лорканна, а рядом с ним, будучи великим магом и даже родней, можно было сложить голову куда более изощренно и куда менее героически, - Бранн в смущении чешет нос. - Для деда всегда была ценна власть.
  "Для деда"! Ну да, мой Дей, семейка у нашего неблагого та ещё!
  Стена с живым барельефом все тянется справа от вас. Хотя теперь понятно, отчего так сильно разнятся архитектурный стиль самого дворца и башни: дворец строили основательные дети Первого дома, а башня возводилась уже вспорхнувшими на престол детьми дома Четвертого.
  - Братья, - Ворона печалится от подобного пренебрежения как к жизням горожан, так и, словно бы, если мне не кажется, мой волк, змея. - Только рады, если он в темное время суток жрет, что ни попадя. Контроль над магией, а тем более магическими существами всегда давался Занудам плохо, я спрашивал почему, они молчат. Хотя Семиглавого контролировать и с магией невозможно - я пытался.
  - То есть, - уточняет волк, постучав для верности по одной из загнутых каменных шей, самой низкой, до которой мы наконец дошли. - Ты хочешь сказать, ночные прогулки невозможны?
  - Почему? Возможны, - без капли иронии отвечает Бранн, поднимает и так приподнятые брови. - Только они очень коротки и плохо заканчиваются.
  Ворона напряженно наблюдает за тем, как ты хлопаешь по чешуе Семиглавого, мой волк, осторожно! Стоит тебе перестать, Бранн опять двигается по дороге. После очередного поворота она упирается в кованую фигурную решетку, отделяющую сам парк. На створках выкован силуэт странного создания, отчасти точно птицы, не разобрать, но мы подходим, и я знаю! Я знаю, кто тут изображен, мой Дей!..
  Это-это-это грифон! Это среднее между львом и орлом создание, водившееся на заре эпохи ши и исчезнувшее примерно тогда же! Ну не ворчи, мой волк, ты ещё очень молод, ты не можешь знать всё, но на то у тебя есть я! Старый и опытный ящер, повидавший в этой жизни столь многое, что не любой мудрец сравнится со... И вовсе я не раздуваюсь от гордости, как ты можешь, мой Дей!
  Петли на воротах без скрипа поворачивают створку по мере приближения Бранна. Сами! Каким бы образом династия воздуха ни оказалась у власти, очевидно, закрепились они всерьез и надолго.
  Ворона приостанавливается на входе, пропускает тебя перед собой, похоже, створка распознает детей дома Четвертой стихии, а вот сопровождающих - не очень-то. Металлический силуэт грифона искажается, по нему проходит рябь, мне кажется, я слышу отголосок в шорохе листвы за оградой: "Благой? ш-ш-што ты удумал, мальчиш-ш-шка?"
  Но мы хотя бы не видим говорящего, да, мой Дей, можно особо не волноваться. Вот как увидим, так заволнуемся. А пока я не хочу представлять ни живого грифона на воротах, ни говорящие камни за воротами, ни даже смущенно улыбающегося в ответ на этот шепот Бранна! Представлять я не хочу, но и не надо - наша неблагая Ворона, имея весьма шкодливый вид, тоже проскальзывает за ограду.
  В парке тихо и свежо, в отличие от широкого светлого проспекта, тут много деревьев, с желтыми стенами дворца контрастируют зеленые травы лужаек. Насыпные тропинки, тоже желтые, изгибаются во всех направлениях, между ними виднеются серые башенки маленьких скульптур, фонтанов, статуй и попросту колонн с чашами на вершинах. Что интересно - даже изваянные в камне чаши изображаются наполненными. Среди чаш небольших и просто объёмных выделяются семь огромных, расставленных вроде бы в беспорядке, хотя я уверен, как и ты, мой волк, сверху этот беспорядок выглядит четче. Высокие кусты в рост или только в половину роста разграничивают пространство, создавая уединенные и темные уголки, воспроизводя коридоры и маленькие улочки на всем пространстве парка. Бранн уверенно идет рядом и чуть впереди, и я рад этому, мой волк, я чувствую, плутать здесь можно долго: что-то шумит на границе сознания, как будто звенящие от бесконечных поворотов хрустальные нити изящной люстры или осколки зеркал. Этот парк, видимо, и есть родина Семиглавого змея, он наполнен магией даже сейчас!
  Когда мы минуем одну аллею, почти выйдя из-за высоких кустов, в поле зрения показывается ши, но какой-то странный даже для неблагого: он не идет, он парит над землей, на высоте примерно твоего колена, мой волк, сцепив ноги в щиколотках. Небольшой рост и кругленькая фигура отчего-то не вызывают подозрений в добродушии, дорогой камзол туго обтягивает бока, рукава немного топорщатся в районе кистей, закрывая большую часть ладони. Тонкий нос выглядит особенно острым, чутко поворачивается по ветру, спрятанные под мощными бровями глазки блестят то ли бурым, то ли красным, а рыжие клочковатые волосы, обрамляющие плешь, делают этого ши окончательно неприятным. И я бы тоже не обратил на него отдельного пристального внимания, мой Дей, но едва завидевший эту фигуру Бранн резко выдыхает и с силой затягивает тебя обратно за куст, продолжая этот жест, поднимает ладони и закрывает трепещущие снова ушки!
  Наша Ворона смотрится одновременно пристыженным и устрашенным, оттого летучий ши становится интересен. Да, мой волк, думаю, раз уши скрылись за руками так быстро, угроза существует и им. Да, думаю следует подождать, пока подозрительный ши скроется с глаз, а уже потом задавать вопросы.
  Будто почуявший что-то толстяк оборачивается, оглядывается, так что Бранн быстро приседает на корточки и вдобавок зажмуривается. И все это - не отнимая рук от ушей.
  Не хмурься так, мой волк, дай этому поганцу улететь, думаю, надо разобраться в ситуации, а потом уже решать, как поступить. Я уверен, шанс еще предоставится. Наконец маленький неблагой улетает, важно заложив руки за спину, можно подергать Бранна.
  - Эй, эй, друг, ты как? - присесть возле него на корточки хорошая мысль, мой Дей. Убери еще только отзвук рычания из голоса и будет совсем хорошо. - Это кто был? Главный маг? Прихвостень Зануд? Старый бог?
  Наш неблагой качает головой, не отнимая рук от ушей. Как он слышит при этом - загадка!
  - Хуже! - в свистящем шепоте Бранна по-прежнему ужас, зеленые глаза широко раскрыты. - Это был церемониймейстер!
  - Церемониймейстер? И что в нем настолько ужасного? - да, мой волк, я тоже не понимаю, но Ворона перепугана слишком явно, чтобы попросту посмеяться.
  - У него очень длинные руки и пальцы! И он любит выкручивать мои уши! И выкручивает! - в глазах нашего неблагого старая память и свежий ужас. - Очень больно! По любому поводу!
  Ох, да, мой волк, можно похлопать нашего неблагого по плечу, может быть, он хоть немного расслабится. Бранн теперь выглядит больше пристыженным, рук от ушей, однако, не отнимает и объясняет:
  - Я раньше думал, что он наказывает меня таким образом за провинность, а потом оказалось, что наказывает он меня в любом случае, что бы я ни сделал, - глаза Вороны всё ещё очень круглые. - Даже если я все сделал, как было сказано! Так что единственный способ сберечь уши, - Бранн вздрагивает, и его можно понять, ты помнишь, какие ушки мягкие на ощупь, наверняка, вдобавок, чувствительные, - это не попадаться ему под руку!
  Ворона поднимается на ноги, осторожно выглядывает из-за куста, но летучий ши уже удалился, можно двигаться дальше. Бранн отнимает руки все равно весьма нерешительным жестом, видно, что ему совсем не хочется вспоминать эту часть прошлой жизни.
  Под ногами успокаивающе стелется тропинка, другая, мелькают статуи и фонтаны, большие клумбы и закрытые цветники, но наш неблагой целенаправленно идет куда-то в середину парка. Услышав ворчание твоего желудка, поводит ухом и улыбается, извиняясь:
  - Мы скоро пойдем подкрепиться, прошу, подожди, просто Дей, надо кое к кому заглянуть, поздороваться!
  Кто бы сомневался, что у него есть знакомые и в парке. Я уже боюсь думать, мой волк, кем окажется неблагой знакомый на этот раз? Кусты мы видели, фей тут, похоже, нет, вероятно, звон зеркал не позволяет им здесь селиться и летать, удавами нас больше не удивишь, отражениями и глазами без тела - тоже. Но меня, как и тебя, все равно преследует ощущение, что Бранну это снова удастся. Во всем, что связано с неблагим миром, остается только надеяться на чувство равновесия, ибо главное - не упасть. Остальное переживем, да, мой Дей, мы пришли не просто так и просто так тоже не уйдем!
  Примерно в центре парка, откуда разбегаются в разные стороны желтые тропинки, где плещутся сразу два фонтана, тоже выстроенные в виде гигантских чаш, возвышается памятник какому-то заслуженному ши, Бранн останавливается. Заговаривает:
  - Извини меня: я не приходил давно. Этому есть разумное объяснение, хотя я знаю, что тебе больше нравятся неразумные объяснения, но я их давать не умею, - Ворона сияет, обращаясь в пространство. Непонятно, ждет он ответа или нет. - Я скучал!
  - Бранн, а ты с кем?.. - только ты успеваешь начать вопрос, мой волк, как на границе зрения заметно движение.
  Стоит начать оглядываться, движение пропадает, зато слышится скрип, и... О мой Дей!.. Памятник на постаменте распрямляется, привставая с каменного сиденья, разминает плечи и спускается вниз. Все равно, правда, продавливает следы на песчаной тропинке, опоясывающей пьедестал. Хорошо ещё, что там не растут цветы. Тебе хочется отшатнуться, мой волк, но Бранн стоит спокойно, да ещё улыбается. Полагаю, пока можно постоять рядом.
  - Ну вот, явился не запылился! - каменный ши выше тебя на полголовы, мой волк, у него хищное лицо и его глаза горят злым янтарем, прошивают тебя насквозь, впрочем, взгляд скоро опять возвращается к нашему неблагому, неостановимо смягчаясь. Даже хищное лицо кажется попросту решительным. - Ещё и благого с собой притащил! Нет, решительно плохая наследственность, что бесталанный сын, что бестолковая дочь! И ты этому живое доказательство! Мальчишка! - каменный ши отчитывает Ворону, но тот лишь улыбается, с каждым словом все шире. Мне тоже непонятно, мой Дей.
  Каменный гость мира живых вздыхает сокрушенно, подходит к Бранну вплотную, янтарь искрится неблагим весельем, как ни странно - не жестоким:
  - За это и люблю! - гремит если не на весь парк, точно на половину.
  Каменная громада подхватывает Бранна под руки, словно младенца или совсем маленького ребёнка, поднимает выше своей головы, поворачивает то одним, то другим боком, бормочет:
  - Повзрослел, конечно, эх, а все равно птенчик! И как только раньше болото не сожрало? Ты хоть что-то там ел? Одни кости да глаза! - ворчание перемежается обеспокоенными вздохами. Такого я не ожидал, мой Дей, да, как и ты. - Интересно, а головой ты там думать не разучился? Раз ты здесь, может, все же решил воспользоваться советом старика и уничтожить братьев, а не ходить к ним на поклон? - на мгновение черты лица становятся истинно жестокими, даже где-то кровожадными.
  - Де-ед! - Бранна эта метаморфоза не пугает ни капельки. Он спокойно висит на руках жестокого и древнего создания, и теперь понятно, почему. - Что о тебе подумает мой благой друг Дей?
  Ты опять удостаиваешься пронизывающего взгляда, но на этот раз, мой волк, я рад, что ты готов к этому. Янтарь блестит хищно, но и довольно.
  - Какая знакомая благая морда! Отпрыск волчьего короля, не иначе! Да уж вижу, вижу, мальчишка! Завел себе друга, так завел! На другой конец мира тащиться пришлось! И ещё потащитесь, под землю пойдете и под воду! Мальчишки! - каменные плечи недовольно поднимаются, но Бранна его старший родственник не выпускает. Ворона радостно смотрит на тебя, похоже, его радует услышанное от сурового деда "мальчишки". Переводит взгляд на родственника, дергает ушком, продолжая улыбаться еще шире и склоняя голову к плечу. - Вот и не смотри на меня так! Не смотри! Сколько раз я тебе говорил, убивать надо тварей, жаждущих твоей гибели в каждую секунду, то есть родственников, а сохранять жизнь предсказуемым и незлобивым, то есть магическим созданиям! Особенно - столь редким, что пора организовывать заповедник! И что я вижу?! Вместо того, чтобы пришить хоть одного Джока, эту глумливую тварь, не стоящую ни полфунта меди, ты порешил Трясину! Мальчишка!
  - Это бы ничего не решило, не заставило бы Джоков полюбить меня и не вернуло бы зрение Линнэт, - Ворона склоняет голову к другому плечу, а в остальном висит на вытянутых руках памятника спокойно.
  - Имей в виду, поплатишься ты за своё мягкосердечие! Ты маг! Ты не должен сострадать! Ты должен сражаться и пожинать плоды побед! - в глазах изваяния опять загораются яростные янтарные звезды. - И поплатишься прямо сегодня! Если не соберешься обмануть фей или хоть бросить кого-то на растерзание вместо себя! А всё эти мерзостные Джоки! - памятник потрясает Бранна в воздухе, пытаясь, видимо, вложить в голову внука свои мысли.
  - Джоки?!
  Мой Дей! Может быть, стоило повременить с вопросом. Памятник оборачивается на тебя очень быстро, а вот Ворона смотрит виновато.
  - Джоки, Джоки! Джок Первый и Джок Второй, так называемые братья этого мальчишки, - Бранна опять потряхивают, - гадостные малявки, толком не умеющие обращаться с магией! Ну или Зануды, если Бранн представил их тебе так, хотя на самом деле им бы подошло "бездушные ублюдки"! Да если бы не жалкие городские колдуны, столицу уже смело бы Глубинным Ужасом Хрустального моря! Или разорвало когтями Семиглавого! Или разнесло на песчинки безумным ветром равнин! Или склевало бы птицами Роака!.. Не для таких потомков я строил Парящую башню! Падальщики-грифы!
  - Грифы? Но на воротах же тоже гриф?
  Мой Дей! На воротах грифон!
  - Волчонок, ты разбиваешь мне сердце, а я разобью тебе голову! - Бранн обеспокоенно вскидывается, и жестокий памятник добавляет: - Если ещё раз посмеешь при мне сравнить жалкое создание грифа с могущественным грифоном! Неудивительно, что Джоки оборачиваются в падальщиков. Своих талантов у них нет, только и могут, что обдирать клювами труп былого величия моего дома!
  Лицо каменного ши искажается, резкие морщины делают лицо жестоким снова. Перемены его настроения пугают, мой Дей. А вот наш неблагой, наоборот, похоже, сочувствует: мягко похлопывает по руке, отвлекая от безрадостных дум.
  - Не думай о них, дед, не расстраивайся!
  - Предлагаешь расстраиваться о тебе?! - гневное лицо статуи обращается к опечаленной его печалью Вороне. - Кто тебя просил экспериментировать с Цветком?! Ты хоть представляешь, чего добудился? - от вида дрогнувших ушек потомка предок опять необъяснимо смягчается. Договаривает спокойнее: - Это, конечно, хороший способ расширить свой потенциал, я вижу, что тебе удалось... Но хороший только для самоубийцы! Мальчишка!
  Памятник переводит дух, мой Дей, возможно, это не только и не столько камень!
  - И друга себе подобрал в масть! Что один самоубийца, что второй, - пронизывающий янтарный взгляд обращается к тебе, мой волк, читает что-то в твоих глазах. - Да еще и прокляты! Ох, мальчишки! Ну что за мальчишки!
  - Проклят?.. - Бранн теперь вглядывается в тебя и делает это, надо сказать, не хуже деда. - Проклят! Просто Дей! Почему ты не сказал раньше? - Ворона даже в подвешенном состоянии, дрыгая ногой, умудряется выглядеть обеспокоенным.
  Ох, мой Дей, смири рык, не стоит срываться на Бранне, во-первых, он волнуется за тебя, а во-вторых, на тебя очень внимательно смотрит его неуравновешенный предок!
  - Проклят-проклят, родом проклят и любовью, кольцом проклят, землей и небом - проклят, обласкан лишь солнцем и сердцем, хотя этого может и хватить, да, этого может и хватить! - непочтительный памятник бормочет что-то странное. - Проклятые мальчишки! Ну вот как вам помочь, если любое движение пошатнет равновесие или вас самих?
  Бранн, не обращая на деда особого внимания, ёрзает и выкручивается из хватки каменных рук, мягко падает и тут же подступается к тебе, мой Дей.
  - Почему не сказал? Почему?! - в зеленых глазах просто туча обеспокоенных фей, мой волк, и все они беспокоятся о тебе!
  - А ты почему не сказал? Про братьев? Про опасность? Про возможность убийства?! - ох, ну не взвивайся, мой Дей. - Думаешь, это неважно?!
  - Я думал, что это важно, но не думал, что важно для тебя! - Ворона, наоборот, говорит глуше, когда сердится. - Какое тебе дело до неблагого, встреченного на болоте?
  Осторожно, мой Дей, хоть переведи дух или оглянись вокруг! За вами страшно внимательно наблюдает живой памятник и в его внимании есть большая опасность, я не объясню, какая, но есть! Ну конечно!
  Зачем меня слушать! Лучше ухвати Бранна за плечи! И потряси, да! Злая магическая статуя это же: "Пфе"! Вовсе не аргумент для тебя, мой волк! О да, сияй глазами и выпускай клыки в свое удовольствие!
  - Какое мне дело?! А какое тебе дело до благого, встреченного на болоте?
  Ворона нахохливается недовольно и вжимает голову в плечи, но смотрит так же упрямо. Опускает взгляд на серую замшу, обтягивающую твои пальцы, потом опять смотрит в глаза. Бранну нужно, очень нужно увидеть, как тебе - потрогать.
  Ярость и недовольство стекают с лица моего волка, он стаскивает перчатку - зубами, разумеется! - шевелит кистью, показывая кольцо, и сразу натягивает обратно. Договаривает, по-мальчишески удивленный каверзой судьбы, мой Дей все-таки очень молод:
  - Не понимаю, как любовь может стать проклятьем!
  Памятник опять шевелится, но, видимо, передумывает что-то говорить, предоставляя вам разобраться самим.
  - Да все может! - иногда мне кажется, что феи в глазах Вороны живые, сейчас они вьются ужасно обеспокоенно. - Проклятью нужен повод, а не наполнение! Но как я не заметил? Ну почему, почему ты мне не сказал?
  - Да о чем тут говорить?! - нервный лающий смех, мой Дей, не лучший показатель хладнокровия и устойчивости.
  - О, проклятье... - Бранн сначала произносит это, а потом понимает, до чего неуместно звучит фраза именно сейчас, поэтому несмело приподнимает уголки длинных губ, тоже порываясь засмеяться.
  Памятник напоминает о себе заметнее, кажется, он сделал для себя какие-то выводы:
  - Да, проклятье, маленький знак: уголь, золото и звездная ночь, но - знак удачи, как и трилистник! Тебе повезет, волчонок, если ты готов будешь пойти на риск, - голос памятника делается глуше, задумчивее. - Или расстанешься с чем-то жизненно важным тебе в пользу другого, бескорыстно и волшебно. Это послужит противовесом...
  Дей вскидывается, чтобы задать вопрос, но памятник продолжает:
  - Мальчишка, ты думаешь, что сражаешься за любовь? Но на кону многое, очень многое! А ты, Бранн, береги свои треклятые уши, поменьше их развешивай! А больше ушей - береги друга, по одному вам не выбраться, каждый может погибнуть не раз и не два, бойся темноты. И оба остерегайтесь воды! Ах, мальчишки! Проклятые и проклятые мальчишки! - большая голова немного скрипит, когда памятник качает ей удрученно.
  Переглядки с Бранном, мой Дей, тоже бесполезны, кажется, даже родство не помогло ему понять загадочное бормотание деда. Он пожимает плечами, а потом осторожно, немного неловко двигает ими ещё раз в немой просьбе отпустить. Отходит к памятнику:
  - Дед?.. Нам надо дальше, но покажи ещё напоследок их? - Ворона не уточняет, кого именно, видимо, это обычная просьба.
  - Всё-таки вспомнил, что это парк воспоминаний? - памятник ворчит и хмурится. - Опять их? Столько лет прошло, что ты как маленький? Может, не надо? - но осекается, наткнувшись на умоляющее выражение лица Бранна. Вздыхает: - Ну хорошо, хорошо.
  В зыбком мареве возле фонтана, сотканные на фоне брызг, под сопровождение усилившегося шелеста зеркал и звона хрусталя, начинают проявляться, повинуясь указующему жесту памятника, две фигуры. Бранн весь подается вперед, подходит к ним ближе на два шага. Соткавшийся из брызг силуэт высокого мужчины взмахивает руками, вещая о чем-то важном, постепенно проступает и его лицо: окладистая черная борода аккуратно подстрижена, яркие синие глаза смотрят решительно и высокомерно. Сидящая на бортике фонтана женщина беременна, она поглаживает живот и смотрит на супруга теплыми голубыми глазами, длинные губы такой же формы, как у нашего неблагого, только смотрящиеся гармоничнее, изгибаются в очаровательной улыбке.
  Думаю, ты прав, мой Дей, это родители Бранна.
  В пространство возле фонтана влетает другой высокий силуэт, изящный и золотоволосый, как мать, но памятник недовольно ворчит и меняет картину, полагаю, любого из Джоков он ненавидит даже в виде воспоминания.
  Теперь у фонтана гуляют гораздо более молодые родители, явно не отягощенные грузом ответственности за детей: они идут под руку, озорные синие искры то вспыхивают, то гаснут в их глазах, ярких, но страшно непохожих на глаза нашей Вороны. Сам Бранн, кажется, вовсе и не дышит.
  Моменты жизни сменяются один за другим, родителей много, Джоки встревают часто, как бы безжалостно ни обрывал их наш памятник, мелькают даже яркие зеленые глаза незрячей крошечной Линнэт, но нет ни одного воспоминания с самим Бранном. Родители все печальнее, Джоки все настырнее, Линнэт все больше, указывая на её зеленые глаза шумит отец, кажется, обвиняя супругу в измене, та сначала удивлена, потом огорчена, но это воспоминание прячется быстро, перематывается привычной рукой неблагого деда. Он вздыхает возле тебя, мой волк, цедит что-то неразборчивое о бесталанных ублюдках и возвращает первую картину счастливой семьи, ждущей пополнения.
  - Там ты, Бранн, - рука памятника ложится на плечо Вороны, а вторая указывает на круглый живот женщины. - Они были счастливы с тобой.
  Наш неблагой замедленно кивает, кажется, не в силах оторваться от завораживающего зрелища, но с усилием смыкает веки и отворачивается.
  - Нам пора, дед, спасибо! - голос Вороны почти не дрожит. - Подумай тут еще на досуге, может, тебе стоит проснуться не только в парке?
  Смягчившееся лицо памятника становится очень хитрым:
  - Как только твоя сестра прозреет и сядет на трон предков!
  Бранн против воли смеется, смотрит на тебя, мой Дей, и оттаивает окончательно:
  - Спасибо за все! Нам надо дальше, ещё успеть перекусить.
  Памятник снова перехватывает Бранна в объятиях, громким шепотом советует пару заклятий, смахивающих по результату на смерть от естественных причин, показывает на Парящую башню, на что Бранн только улыбается и дергает ушками.
  Наконец полуживой предок нашей Вороны вновь устраивается на постаменте, закрывает глаза, кладет руки на колени и затихает. Можно обратить внимание на его имя, да, мой волк!
  - Бранн, скажи, мне кажется или на постаменте твоего деда действительно высечено имя "Лорканн"? Или был ещё один Лорканн в истории твой родословной?
  - Боюсь, Дей, двоих Лорканнов не выдержало бы даже неблагое королевство! - опять стрижет ушками от твоего откровенного удивления и добавляет: - Да, это именно он сражался с Семиглавым змеем.
  Глава 16. Тени прошлого
  К зданию дворца, подсвеченному солнцем, мы подходим молча. Бранн пребывает в меланхолии, разглядывая песок дорожек под ногами, но сегодня грусть его светла.
  Он словно слегка смущается своих все более оригинальных родственников, наверное, поэтому на твое (закономерно!) очередное подергивание у кованой ограды: "Бранн, а, Бранн!", отвечает торопливо:
  - Чего тебе, мой проклятый и обласканный любовью король, молчащий о важном?
  - Вот это ты сейчас к чему? - Дей щурится, прикрывая глаза, на мгновение полыхнувшие желтым пламенем.
  - Что еще я не знаю о тебе?
  Бранн прямолинеен, да, мой волк, на понятный вопрос ты получишь самый искренний ответ. Надо только уметь спросить, да.
  Ну вот, ты злишься напрасно. Не нужно поднимать еще и шерсть на загривке! И разводить руки так широко - тоже!
  - Что я сам не хочу знать о себе! Но спра-ашивай, - не стоит издевательски и сердито тянуть слова, это же Ворона, - мой королевский волк! - ладно, Дей, не совсем ворона. - Я готов поведать все свои секреты! Хочешь узнать, как рано я лишился девственности? Может, тебе интересно, сколько женщин было у меня до Лили? Или спал ли я со своей сестрой?!
  Ты задираешься совсем как щенок, да, мой Дей. А незначащее Ворона давно навострился пропускать мимо своих неблагих ушей. Недаром они у него такие острые!
  - Меня не интересует даже, спят ли мои братья друг с другом. Давай оставим пустое для сплетен, коими полнятся Дворы и без наших усилий... - в голосе Бранна нет насмешки или издевки, да, я подтверждаю. И чувствую, что лишь поэтому ты говоришь с ним, мой гордый волк. - С Кольцами ясно. Вернее, непонятно, требует изучения, в огромной опасности ты и принцесса Солнца, но факт. Что с проклятым родом?
  - Р-р-родом?!
  Мой Дей, не стоит сотрясать ограду и рычать, задирая верхнюю губу, на абсолютно, совершенно спокойного Бранна с мирно спящими феями на тихих лугах его глаз. Ему правда нужно разложить все по полочкам. Не только тебе задавать вопросы. Да, секреты Дома куда страшнее, чем личные, мой Дей, тут задета гордость и честь твоего рода... Думаешь, твои расспросы были для Вороны менее болезненными? Сомневаюсь. Ну так ответь своему другу, ответь!
  - Мой отец - Мидир-р-р!
  Бранн хмурится, что-то не стыкуется в его неблагой голове.
  - Услышь это дед, мигом отправил бы моих учителей охранять Хрустальное море в самой болотной его части, а то и сразу на русалочий корм. Так ошибиться с правящей династией! Разве король Дома Волка на протяжении многих веков, властитель Благого Двора, засим твой отец, не Майлгуир?
  Подыши, подыши, мой Дей. Все же иметь одного отца с двумя именами проще, чем двух братьев с одним. Да, сам доволен. Отпусти уже эту железку, пока не погнул, а то еще грифон оживет и клюнет тебя! В конце концов ты - это не твой отец! Ладно, молчу, молчу.
  - Мой отец не был наречен Майлгуиром при рождении. Он стал им по доброй воле, - монотонно отвечает волк, окончательно прикрыв глаза.
  Но я вижу, что ограда в твоих побелевших пальцах все же изгибается со скрипом.
  Ворона поднимает брови - все же смена имени штука неслыханная. Да, как и смена жизни. Волк продолжает столь же невыразительно, не глядя на Бранна:
  - Мидир вычеркнут изо всех хроник и генеалогических древ. Его ничего не связывает с Домом Волка, кроме родовой памяти немногих. Имя он сменил после того, как...
  Все же мой Дей запинается.
  - ...украденная у земного друга жена прокляла его самого, его род и весь наш мир? - не шелохнувшись, еще более спокойно договаривает Бранн.
  Мой Дей, не надо сжимать челюсти и раздувать ноздри. Неприятно, но так оно и есть. Да, тебе рассказывали по-иному. Можно шалить с девками, но обидеть замужнюю... Я тоже не знал про друга. Ну что поделать? Во-о-от, расправь ограду обратно. Не будем злить грифона, та еще птичка!
  - Что-то навр-р-роде того!
  Отмашка рукой больше похожа на выпад мечом или удар, осторожно, мой волк! И что, что твой отец разломал играючи два ваших мира? Молчу, мой Дей.
  - Разве это не случилось очень, очень, очень давно? - уточняет Бранн.
  - Не так уж и давно, - не приподнимай брови так невозмутимо, мой волк, ты сам встретил только восемнадцатую ночь Самхейна! - Всего какая-то одна или две тысячи лет!
  - Что же делал Мидир - прости, Майлгуир - эту одну или две тысячи лет?
  Бранн по-прежнему спокоен, хотя трудно избавиться от чувства, что он клюет тебя, выискивая, выслеживая ответ наводящими вопросами.
  - Боролся с Проклятием. Воевал, насколько мне известно, когда началась Смута и Дом пошел против Дома, - Дей дергает щекой, слишком многое в его знании о родителе изменилось за последнее время. - Появились первые Кольца, первые погибшие, и Мидира стали проклинать еще и во всех Домах Благого Двора. У вас ведь нет ничего подобного?
  Бранн слушает внимательно и сразу качает головой.
  Да, мой Дей. Лишь Проклятый благой может снять Проклятие, это наш проступок и наша боль. Знать бы, как!.. Я помню, помню это время, время Темных Небес, когда весна все не приходила, а солнце словно померкло. Жизнь тогда скудела, выцветала на глазах, теряя любовь и магию.
  - Отец пытался убрать Тень любыми средствами, использовал все стихии, кроме одной, которой опасался, - рассказывает Дей почти спокойно. - Пока не встретил ту, что полюбила его беззаветно. Попробовал последнее средство - не получилось. Кольца не возникли, Проклятие не снялось, хотя "то, что взято быть не может", было подарено волчьему королю. Видно, отец не слишком любил маму, если любил вообще... Можно сказать, мы с Гвенн - побочный эффект очередного провального эксперимента.
  Не надо, мой Дей. Уж в чем-чем, а в любви отца сомневаться не надо.
  - Получается, твой отец из первых богов? - занудно уточняет неуемная Ворона. - Сильнейший маг, который мог черпать первозданную энергию всех стихий?
  - Он был им до Проклятия. Кажется, единственный, кто остался, если остался, - гордость мешается в твоем голосе с печалью, но это не слишком заметно, не волнуйся, мой волк. А даже если бы и заметно, это Бранн. - Вроде, есть еще Балор у морских...
  - Короля фоморов зовут Айджиан, Балор - его прозвище. За ярость в бою и в дни мира, за отсутствие детей, - Бранн растягивает губы в улыбке. - Нис, наследник - приемный сын. Еще Айджиан прищуривает глаз, поврежденный в битве, - Бранн неосознанно повторяет этот прищур правым глазом, - словно стрелять собирается, как тот жестокий древний бог. Только этот не ненавидит, а без меры обожает своего Ниса.
  - Это все очень интересно и познавательно, Бранн. О фоморах нам известно мало. И я, несомненно, многое почерпнул из нашей беседы на зависть своим учителям, - вздох у тебя получается весьма горьким, мой Дей. - Но поведай еще одну вещь - есть неблагим и вовсе не положено?
  - Прости за задержку, - примирительно говорит Бранн и трет пальцем нос.
  Мы проходим в главное здание, стражники под одной из арок, на которой, кстати, змеятся силуэты удавов, приветствуют третьего принца Четвертой стихии троекратным перестуком древков. Порядком вымуштрованы, раз осматривают тебя взглядом, далеким от восхищения. Двое из четырех в пылающих на солнце доспехах выпускают из рук алебарды, и те, скрестившись в воздухе, закрывают путь волку.
  - Он войдет с оружием в мой дом, - говорит Ворона. - Король Дей мой гость. Я ручаюсь за него.
  Летающие алебарды возвращаются к хозяевам, и нас пропускают.
  Не успевает, однако, Бранн даже на шаг зайти под арку входа, как сверху, прямо с этих неблагих небес раздается громкий и протяжный крик! Крик становится все пронзительнее и громче, а существо, которое так внушительно заявляет о себе, трудно разглядеть даже твоим зорким глазам, мой волк!
  Бранн шагает назад, прищуривается и бьет прямо в воздух волной, ощутимо идущей от его ладони. Крик замедляется, стремительное падение тоже. На легкий манящий жест застывший воздух с замершим внутри небольшим созданием подплывает к Вороне. Ровно волна выбрасывает свою добычу на берег.
  Наш неблагой вытаскивает из прозрачного воздушного мешка небольшого грызуна, больше похожего на полевую мышь или хомяка, а ускорившийся до прежнего напора воздух взмётывает пыль под ногами Бранна.
  - Ах! Ф-фпасибо! Ф-фпасибо, добрый колдун, я не ожидал, ф-фто Парящая баф-фня подкинет меня так высоко!.. - щеки хомяка забавно трясутся, натерпевшийся зверь, однако, не узнает Бранна. - Я теперь ф-ф неоплатном долгу перед ф-фами, добрый колдун!
  При этих словах лицо Бранна искажается, брови сходятся на переносице, в глазах появляется злой изумрудный блеск - наша Ворона очень похожа теперь на своего деда.
  - Это ненадолго, - облизывается, словно примериваясь, за какой бок покусать мышь сначала. - К счастью, вороны всеядны!..
  Хомяк трясется всем телом и закатывает глаза, шмякаясь на приютившую ладонь очень натурально. Бранн встречается с тобой взглядом, и это опять наша неблагая Ворона. Пожимает плечами:
  - Всегда срабатывает.
  Бранн передает говорящего хомяка в руки одного из стражников, наказывая отнести подальше за ворота и только там отпустить. Бормочет, скорее про себя:
  - Надо им уже повесить табличку - не вставать под Парящей башней! - осознает, что тебе тоже слышно и интересно, мой волк. - Дей, специально для тебя - руки, ноги или волчий хвост под нее тоже лучше не просовывать. Там, и правда, лишь воздух. Только этот воздух пропитан магией древних.
  Огромный пустой холл со стражниками вдоль стен, красивый, белый с голубым. Чаши с цветами парят в воздухе, что уже не очень-то и удивляет. Вот если бы парили стражники!
  Мы поворачиваем налево и идем по длинному, тоже белоснежному коридору.
  - Нам сюда, - говорит Бранн, толкая очередную неблагую дверь и перешагивая через достаточно высокий порог.
  Видимо, это кухня, хотя - о мой Дей! - кухней ее можно назвать только по запаху.
  Ой, мой Дей. Ущипни меня. Печальный серый осьминог сидит на низкой табуреточке и крошит остатки еды, которые шустро подбирают мелкие рыбешки, плавающие - плавающие! - на полу, покрытом тонким слоем воды. Завидев нашу Ворону, он резво вскакивает с места, становясь розово-зеленым.
  На одних столах в колбах, напоминающих мастерскую Бранна, пузырятся разноцветные жидкости, на других из пробирок и стаканов идет пар, на третьем что-то греется, на четвертом насыпаны всевозможные порошки, на пятом... на пятом что-то охлаждают, раз пар опускается.
  Да, наверное, это такие неблагие приправы, мой Дей. Раз Бранн этим питался и все еще не умер, значит, есть можно и благому волку.
  - Ужин мы пропустили, но нам принесут, - говорит Ворона, открывая дверь с другой стороны коридора, судя по всему, в трапезную, и рукой просит тебя зайти, подождать. - Я потороплю мистера Октопу.
  Да, думаю, это тот самый осьминог, что аж затрясся от радости, увидев Бранна.
  День был суматошным, а ты попал в тепло, утром мы были у Хрустального моря, потом в Песках Забвения, затем в Золотом городе, а день все никак не может закончиться.
  О, пять минут - достаточно для отдыха! Ну конечно! Зачем отдыхать вообще? А ведь комната уютная, кресло хоть и белое с голубым и вообще из непонятной материи, но мягкое. Думаю, Бранн надеялся, ты немного подремлешь... Ну, нет так нет. Сидеть на месте, это не для тебя, куда лучше заглянуть вслед за Вороной.
  Какое нарушение этикета - принцу (тем более, королю!) самому бродить по кухне в поисках куска хлеба, или о чем ты там мечтаешь, волчонок, о свежей вырезке, небось? Молчу, молчу.
  На фоне обитателей библиолечебницы повар удивляет тебя не особо, хоть он явно из простых неблагих, раз носится по натертому до блеска полу на десятке щупалец, причем нарезает круги на непочтительном расстоянии от Бранна. И похож больше всего на упитанного осьминога при полном кухонном параде.
  Ой, не подскользнись, мой Дей! Повар катается так шустро потому, что пол покрыт дюймовым слоем воды! Только неблагие могут придумать водяные полы!
  Осьминог, то ли запыхавшись, то ли переволновавшись от лицезрения Бранна, подбегает в угол, толкает щупальцем более темную плитку, и сверху его орошает легким дождичком. Да, ему явно жарко, и он так остывает - вон, сразу из красного становится салатно-зеленым, под успокоительный цвет стен.
  Почтительный осьминог опять кружится возле Бранна, подавая то ложечку, то лопаточку с самым различным содержимым, причем подцепляет присосками! Замирает в ожидании ответа, а услышав "Ах!" разной степени восторга, начинает носиться еще быстрее.
  Штук десять осьминожек поменьше, тоже зеленые, тоже в колпаках и передничках, стоят в ряд вдоль стены, завешанной всевозможными кухонными приспособлениями, и вежливо молчат, прислушиваясь к разговору.
  - О, какая прелесть! "Возьми ксантановую камедь, десять щепоток альгината натрия, пять - хлористого кальция, добавь пыльцы персиковых фей, но не больше, чем в земляной чай с трюфелями", - с придыханием читает Бранн подвешенный на золотой гвоздик листок. - Я смотрю, мистер Октопа, все-таки пробуешь себя в паракулинарии?
  Бранн присаживается на корточки, благодарно пожимает щупальца, предварительно ополоснув руку в воде на полу, видно, чтобы не высушить нежную кожу неблагого.
  О, мой Дей!
  Этот мистер Октопа обвивает пальцы Вороны щупальцами, присасывается присосками, а потом с чпоканьем отрывает, покрываясь золотыми пульсирующими звездами на фиолетовом фоне. Не будь я ящер, если это не поцелуи!
  Затем отмирает, кивает довольно несколько раз и тычет в зеленую пену. Бранн, видя тебя, тоже кивает и тоже несколько раз. Пробует с лопаточки, закатывает глаза:
  - Это достойно древних богов!
  - Странно, что ты тут ничего не намагичил, - говорит Дей, а осьминог, отмерев, недовольно крякает в ответ.
  - Ну, была одна идейка, - Бранн смущен более обычного, раз потирает нос двумя руками. - Но никто не захотел включать в меню желе, которое бы тряслось, моргало глазами и причитало: "Я такое вкусное! Я знаю, ты хочешь меня! Съешь, съешь меня поскорее!"
  Бр-р-р! Я бы тоже не стал, мой Дей. Хотя мне тут многое из этого есть не хочется. Почти все. Ну и что, что я не ем! Я же сказал - и не хочется!
  - Что это? - косится мой Дей на зеленую пену.
  - Попробуй, - сует лопатку под нос Бранн.
  - Спаржа с миндалем? - фу, мой Дей, как это можно есть! Похоже на мыло. - Вкусно! - волк косит глазом на золотые тарелочки с белой пеной, выстроенные в ряд. - А это взбитые сливки?
  Мой Дей, я не знал, что ты сластена!
  - Нет, это пшеница разных сортов, - Бранн доволен твоим смущением. - Ну... ужин более... э... - взгляд Вороны затуманивается в поисках подходящего слова, - оригинален, вот я выискивал для тебя что-то попривычнее.
  - Чем говорящая яичница?
  Мой Дей, что я слышу! Это азарт! Тебе действительно хочется взглянуть на неблагую трапезу во всей красе? Я бы не советовал!
  - Чем мороженое со вкусом яичницы, лосось в виде зефира или в должной степени подтухлое яйцо? - отвечает еще более довольный Бранн и поднимает уголки длинных губ. - Думаю, не стоит! Но мы можем быстро поджарить рыбу!
  Осьминог наставительно тыкает зеленым щупальцем, показывая, где они эту рыбу собрались жарить. Ну точно неблагие!
  - А там вода! - указывает Дей на булькающую жидкость и полную несуразицу.
  - Немножко посахарить, и пойдет!
  Правильно, мой Дей, лучше не уточнять, как можно жарить на сахарной воде.
  - Да-да, я знаю, - отвечает Бранн на кряканье осьминога. - Холодный чай с трюфелями есть всегда. Не думаю, что мой благой друг оценит вкус.
  - Бранн, я не трус, - мой Дей, никто и не сомневается. Наоборот, мне бы хотелось, чтобы ты хоть немного думал о безопасности. Ну хоть иногда! Ну, нет так нет, продолжай тут все пробовать. - Но даже я боюсь спросить, из чего этот чай?
  - Из говядины, - прищуривается Бранн.
  Видно, боится выпустить таких же ошеломленных, как ты, фей. Глотает протянутый одним, самым длинным осьминожьим щупальцем напиток и постанывает:
  - Выдерживали неделю? - кивает на радостное крякание с посвистом. - Я предлагал это еще триста лет назад, а меня никто не слушал!.. - теперь в крякании осьминога явственно слышится возмущение. - А, ты тоже предлагал и тебя тоже не слушали, и вот наконец распробовали? Чудесно!
  Нам выносят вполне приличный окорок, холодную курицу, тушеные овощи в горшочке. А вот вкус и цвет напитка не поддается описанию. Переливается синим и желтым, меняется, как Хрустальное море, только надеюсь, мой Дей, он не столь ядовит.
  Бранн поглощает собранные специально для него всякие пенные и желейные странности.
  - М-м-м! Вот чего мне так не хватало на болоте!
  Феи в его глазах трепещут от восторга. Неблагой, что с него взять? Мне хлеб с мясом приятнее даже на вид. Мой волк, тебе, видно, тоже. Осторожнее, язык прикусишь! Конечно я помню, что вы толком не ели почти неделю, но так можно сгрызть и тарелку!
  Напиток бодрит и веселит одновременно? Точно неблагой. И еще пузырится? Так это же Дом Воздуха, мой Дей! Тут все либо пузырится, либо взрывается, либо летает.
  Высокие табуреты, на которые вас усадили, мой Дей, стоят чуть в стороне от исходящих паром и холодным воздухом столов, вряд ли на такой конструкции может усидеть сам мистер Октопа, зато вам, ши, очень удобно подбирать ноги на приступочку и давать им отдых. Да, почти как на жердочке, мой Дей, судя по вольготно расположившемуся Бранну, детям Дома Четвертой стихии такие табуретки милее всевозможных уютных кресел вроде того, которое осталось в гостевой трапезной.
  Ворона сидит чуть дальше, на расстоянии вытянутой руки, мой волк, и, похоже, не замечает ничего вокруг - мистер Октопа некоторое время дергает нашего неблагого за штанину, тщетно пытаясь привлечь внимание, а потом просто поднимает еще одно блюдо на своих самых длинных щупальцах прямо на стол. Видимо, Бранн действительно по всему этому неблагому меню соскучился!
  Тебе мистер Октопа, одобрительно кряхтя, подсовывает все новые и новые деликатесы, пусть не настолько неблагие, а вполне обыкновенные, но отличающиеся тонким вкусом и богатым, а главное - приятным даже твоему волчьему обонянию ароматом. Жареный окорок, овощи в горшочке - все сметается слишком быстро, за ними следуют мясной пирог и тушеная капуста, молодая картошка с маслом и котлеты. И пододвинутые отбивные ты тоже сможешь съесть, мой изголодавшийся волк?
  Ах, ну да, чему я, собственно, удивляюсь, вы с Бранном потратили слишком много сил, а ты еще и воспринял очень много нового, тебе надо подкрепиться как следует, мой Дей, чтобы не загрызть грядущие неблагие чудеса просто на подлете. Да, что эти чудеса еще будут, я не сомневаюсь. Как и ты, мой молодой, но проницательный волк! И вовсе я не глажу тебя по голове, тебе кажется, вообще, ешь! И не отвлекайся! Мои лапы слишком крохотные, чтобы ты мог их почувствовать! А ну вот не спорь со мной! Маленькие и точка! "Точка с хвостом"! Это ты с хвостом, а точки, они без хвоста!
  О, мой волк. Мы немного отвлеклись.
  Довольное крякание мистера Октопы в какой-то момент становится тревожным, но уследить за скользящим понизу осьминогом трудно, пусть он больше и не сливается со стенами, а отсвечивает рубиновыми пятнами вокруг каждой присоски! Среди поварят-осьминожек тоже происходит какое-то волнение, они скользят, меняются местами, как будто стараются спрятаться один за другого, но Бранн по левую руку от тебя убийственно спокоен.
  Впрочем, наш третий принц и королевский волк сосредоточен исключительно на еде, а не замечать нюансы, не касающиеся дела, удается нашей Вороне исключительно хорошо. Появившийся в поле зрения мистер Октопа хватает поварешку и, грозясь пятью мягкими кулаками из скатанных на концах щупалец, начинает эту поварешку нагревать над раскаленным столом!..
  Мой Дей! Что происходит? Кулаки направлены в сторону Бранна, но тот спокойно трапезничает...
  Ох! Только не поперхнись! К нашей Вороне подкрадывается по воздуху тот самый ужасный церемониймейстер!
  Недоеденная куриная ножка летит на пол, стоит тебе рвануться вперед, ибо неприятный толстяк уже тянет руку к острому ушку! Пальцев под пышным рукавом прячется как-то особенно много, но ты успел! Ты успел, мой волк! Рука церемониймейстера перехвачена за запястье, воротник сюртука мнется под твоей второй хваткой ладонью.
  От резкого движения сбоку Бранн пригибается и сразу накрывает уши руками.
  Ох, как хорошо, мой волк, что ты успел!
  Толстяк шипит и как будто зудит у тебя в руках, извиваясь в нелепой попытке освободиться от твоей хватки, зато у нас есть время рассмотреть его руку. Да, мой Дей, тебе не показалось - пальцев тут гораздо больше, чем положено от природы обыкновенным ши, их по крайней мере десять! Тонкие, постоянно двигающиеся, сейчас сжимающиеся и разжимающиеся в кулак, с заостренными коготками, выточенными треугольным краем...
  Бранн медленно оборачивается, все-таки находя в себе силы встретить самый страшный кошмар, но почти не меняется в лице, только немного бледнеет, да руки прижимаются к ушам плотнее.
  - Отз-з-з-зовите з-з-звоего бешеного благого, третий принз-з-з-з, - толстяк не оставляет своих нелепых попыток освободиться то ли от тебя, мой волк, то ли от сюртука, а потому его требования выглядят жалко, он пыжится и брызжет слюной. И, правда, зудит, словно какое-то насекомое. - Я к вам по делу!
  Бранн усаживается ровнее, продолжая прижимать руки к голове, но говорит обычным голосом, видимо, слышать это нисколько не мешает.
  - Извольте проявить уважение, церемониймейстер Норвель!
  Да, мой Дей, я бы тоже не поверил, но Ворону как будто подменили! Обычно спокойный голос становится обжигающе холодным, сам Бранн застывает, выпрямившись с безупречной осанкой, равнодушный взгляд сверлит собеседника, и вот теперь это не только титул, это афиша, это третий принц.
  - Мой гость может вызывать какие угодно чувства у вас лично и Неблагого двора в целом, но король Дей имеет право на элементарную вежливость!
  Картинку немного портит только то, что наш серьезный принц не отнимает рук от ушей. Я не вижу, мой волк, как и ты, но также уверен, что острые кончики нервно подрагивают. Видимость остается видимостью, Бранн в ужасе.
  Пора напомнить им, что благие волки - создания очень импульсивные, как считаешь, мой Дей? Ох, вот не надо, никаких мыслей я у тебя не читал!.. А, ты в этом смысле. Да, порой мы думаем совершенно об одном и том же, мой Дей!
  - Вежливость оценить я умею! - колобок щелкает челюстью, поддернутый вверх твоей рукой. - Но таких неблагих еще не видел! Ты расскажешь мне, Бранн? - вторая рука, удерживающая запястье, что безуспешно пытается выкрутиться, приподнимается. - И что это за неблагое количество пальцев? Может быть, стоит превратить этого недоделанного ши в доделанного?
  Волчьи клыки вытягиваются из-под твоих губ так выразительно и так смачно щелкают возле треугольных коготков, что Норвель перестает сопротивляться, обмирает в ужасе, а лицо Бранна становится таким неподвижным, что сразу понятно - он изо всех сил сдерживает улыбку.
  Феи, однако, никакой мимике не поддаются - парят и сияют, словно изумрудные блики.
  Мистер Октопа, про которого все ненадолго забыли, взмахивает раскаленной поварешкой в опасной близости от тоненьких, как и ручки, ножек Норвеля, заставляя того почти жаться к твоим пальцам, мой волк. Осьминог идет красными воинственными треугольными пятнами и что-то крякает ужасно агрессивно, только опусти сейчас церемониймейстера - и получишь отбивную, да, думаю, смысл именно таков.
  Ворона все-таки не выдерживает и приподнимает уголки длинных губ, склоняет голову к плечу:
  - Так какое было у вас ко мне дело?
  Норвель, продолжая поджимать ноги и втягиваясь в свой плотно застегнутый сюртук, переводит загнанный взгляд на Бранна. В буро-красных глазках мелькает чистая, незамутненная и пламенная ненависть.
  - Такое же, как и вз-з-з-зегда, третий принз-з-з-з! Чтобы вы вели з-з-зебя прилично! Чтобы вы не походз-з-з-з-зили на неправильного, гадкого, нечиз-з-зтокровного отвратительного бродягу! Или на дз-з-з-зевку из-з-з тех оз-з-з-зтроперых, что приз-з-з-злуживали вашей ма!..
  Челюсти Норвеля снова ударяются друг о дружку, ты выбрал момент удачно, мой волк! Правда, язык этот зудящий ши все равно не прикусывает. Но всегда есть вторая попытка, да, мой волк.
  - Ты давай поточнее, комарик, дела такими расплывчатыми не бывают даже у неблагих!
  На "комарика" Норвель вскидывается так оскорбленно, так натурально захлебывается воздухом, так зло пытается прошить тебя взглядом, что сразу ясно - настолько сильно ранит лишь истинная правда. Тот, кого ты держишь, не был ши изначально, вероятнее всего, мы имеем дело с выбившимся из неблагих в высшие неблагие. Однако ему достался плохой переводчик, а может быть, так повлияло Искажение, но сущность Норвеля так и осталась истинно комариной, соответственно, не слишком изменилось и тело.
  - Такое же, как и вз-з-з-зегда!.. - настойчиво и злобно зудит он, продолжая сверлить тебя взглядом, мой волк, хотя обращаясь, конечно, к Бранну.
  Позабыв об опасности от мистера Октопы, церемониймейстер получает уже не такой горячей поварешкой по ноге и не менее злобно оглядывается, теряясь, кого же именно ему страстно ненавидеть в этот конкретный момент. Октопа радостно зеленеет темными кружочками, пять щупалец, одно - с поварешкой, вытягиваются вверх, а неразборчивое кряхтенье с высоким оскорбительным свистом, несомненно, угрозы. Неблагой повар вряд ли допускает присутствие в своей вотчине этого комара-церемониймейстера.
  - Я в-з-з-з-зегда напоминаю третьему принз-з-з-зу, что настала пора из-з-з-з-зменить портрет в з-з-з-земейной галерее! - ненависть обжигающим потоком возвращается к Бранну, старающемуся спрятать длинную улыбку. - Его портрет не менялз-з-з-зя уже триз-з-з-зта лет!
  Тонкие мерзкие пальчики ещё разок привычно смыкаются, словно пытаясь выловить чье-то нежное беззащитное ухо прямо из воздуха, но Ворона даже не вздрагивает, это можно считать твоим новым личным достижением, мой Дей!
  - Хотя там вз-з-з-зего одно полотно! Наш третий принз-з-з-з! Никогдз-з-з-за не может уследз-з-з-зить з-з-з-за временем, пхф!
  Да, мой волк, в этот раз колющий словами комаришка прикусил свой язык!
  - Раз это требуется, я, конечно, приду, - феи в глазах Бранна парят на привычном месте, а вот руки спокойно опускаются на колени под неверящим взглядом Норвеля. - Вам лучше подождать за дверью, пока мы с моим монаршим гостем закончим трапезу.
  На лице толстяка написано отчаяние, он дергается к принцу всем телом, стараясь быть угрожающим, но Ворона только сощуривается, целиком, мой волк, доверяя тебе и твоим рукам. Да, я полагаю, вполне можно порычать:
  - А если нет, то монар-р-рший гость вполне готов подкр-р-репиться свежей комар-р-рятиной!
  Мистер Октопа воздевает вверх половину щупалец и недружелюбно тычет в ляжку Норвеля поварешкой, видимо, обещая приготовить даже такое неблагое со всех сторон мясо по вкусному рецепту. Церемониймейстер вскидывает голову высокомерно и оскорбленно, но натыкается затылком на твою ладонь, мой Дей, и сразу ежится, теряя спесь. Цедит сквозь зубы, неповторимо зудя и шепелявя:
  - Холос-с-с-со! З-с-с-зв-фать больф-ф-шэ не буд-т-ту!
  Маленькие осьминожки, радостно подкатившиеся к дверям, с готовностью распахивают створки, через которые ты, мой Дей, я чувствую, с большим удовольствием отбрасываешь толстяка. И получаешь в награду один свирепый взгляд и двенадцать признательных. А если считать меня, то и все тринадцать, да, мой волк!
  - Жаль только, что он действительно будет нас ждать, - Бранн качает головой, встает и протягивает руку. - Спасибо, мой друг.
  Ворона выглядит благодарной и не менее благодарно трясет твою ладонь, ушки немного шевелятся, неповрежденные и тоже как будто счастливые. Ох, да, мой Дей, свяжешься с этими неблагими, даже уши счастливыми будут казаться!
  Мистер Октопа идет смущенными овалами и обнимает твой сапог сразу двумя щупальцами, признательно крякает, свистит и ворчит! Вибрация довольного салатового осьминога - тоже весьма неблагое ощущение.
  Однако же, мы чревоугодничали? Самое время вспомнить о еде, да, мой голодный волк! Ты оглядываешься на отброшенную и угодившую в воду на полу куриную ножку, но там только расплываются очень толстые придонные (припольные?) рыбки! Печальный вздох нескрываем, но все неблагие - начиная сияющим Бранном и заканчивая поварятами-осьминожками - веселятся. Шеф-повар ворчит что-то прямо в твой сапог, а Бранн переводит:
  - Мистер Октопа обещает собрать тебе в дорогу самой вкусной и сытной благой еды, мой друг. Ты поразил его своим поступком в сердце каждого щупальца! Отныне король Дей желанный гость на этой кухне, - и добавляет уже явно от себя. - Поздравляю!
  Глава 17. Тени дворца
  Неблагой обед изрядно порадовал моего Дея благими блюдами, а мистер Октопа - объемным мешком припасов, который каким-то волшебным образом умещается в заплечной сумке Бранна.
  
  Добродушный зеленый осьминог крепко обнимает тебя и твои сапоги, мой волк, на прощанье. Я полагаю потому, что мнит обувку твоей отдельной гордостью, раз она настолько высока! Бранну вновь достается лицезрение выпуклых золотых звезд на шипастом фиолетовом фоне, присосочные поцелуи и умиленное кряканье - как ни крути, а третьего принца неблагие любят.
  
  Ой, мой Дей, ты зачем трясешь ногой? А, одна из рыбок вцепилась тебе в каблук? Вот зараза приставучая, мало им оброненной ножки, о потере которой ты до сих пор сожалеешь. Да, сожалеешь, хоть и съел чуть ли не втрое больше обычного. Ну вот и красноперая хищница наконец осталась за порогом.
  
  Правда, как водится, любят Бранна не все, о чем не устает напоминать маячащая неподалеку круглая фигура Норвеля. Церемониймейстер опасается приближаться к вам, думаю, из-за тебя, мой волк - твой характер показался ему крут в достаточно пугающей мере. И сытый оскал ничуть не добавляет твоей улыбке дружелюбия.
  
  Да, как и было задумано, мой Дей.
  
  Висящий в воздухе толстяк поджидает вас в белом коридоре. Он напряженно кланяется, сжимая и разжимая кулаки, но не подлетает, общаясь преимущественно жестами: видимо, язык прикушен качественно.
  
  Норвель призывает вас с Вороной последовать за ним, собираясь быть провожатым к галерее семейных портретов, однако еле держит себя в руках - острые ушки Бранна неимоверно притягательны и вызывают желание за них схватиться. Но ты умеешь быть пугающим, мой волк, поэтому церемониймейстер летит вперед, только оглядываясь на вас иногда и продолжая нервно шевелить комариными пальцами.
  
  Коридор сменяется коридором, и все они выполнены в белом и голубом цветах, по мере того как мы поднимаемся, все больше смещающихся в сторону голубого. Кажется, даже апартаменты Дома Четвертой стихии отражают близость его детей к небу. Большие залы сменяются широкими анфиладами. Там выставлены образчики неблагих скульптур, которые время от времени можно распознать исключительно по пьедесталу и подписи, настолько они далеки от привычных статуй. Картины поначалу кажутся пустыми рамами, потом становится понятно, что они закрашены удивительным количеством неблагих оттенков белого! Эти странные рамы с неразличимыми картинами заставляют увериться: и кроме обеда тут может быть кое-что сногсшибательное...
  
  Когда мы проходим очередной коридор, поуже, звук разносится ясно и далеко, как будто живые ши находятся за ближайшим углом. Да, смеющийся коридор, мой Дей!
  
  Голоса дробятся, хотя можно различить, расслышать, что смеются мальчик и девочка. Среди белых стен, стоит тебе любопытно обернуться, мой волк, мелькает небольшая черная тень, что выглядит странно, но мелькание не повторяется, а смеющийся переход все тянется. Бранн задумчиво вышагивает рядом, но как будто разбуженный твоим движением спешит ответить на невысказанный вопрос:
  
  - Из-за отсутствия зрения Линнэт обладает очень острым слухом, звуковые волны ходят по воздуху, и она навострилась ловить их в весьма юном возрасте, - Бранн замолкает. Теперь понятно, кому принадлежит девчачий смех. - Однажды мы играли тут в прятки, и Линнэт так понравилось, что она случайно вплела звуки игры в стены Дома.
  
  Теперь можно различить хлопок, как если бы кого-то поймали, удивленный мальчишеский вскрик и опять хохот, видимо, Бранну тоже очень нравилось играть с сестрой.
  
  Да, мой Дей, думаю, эти звуки проснулись с прибытием Вороны.
  
  - Спрятаться от неё оказалось невозможно, я даже представить себе не мог, что Линнэт будет находить меня так быстро, - Бранн смотрится радостно удивленным. - Скорее всего, она лукавила, что не пользовалась магией. Линнэт находила меня всегда, куда бы я ни исчез!
  
  Переход этот, больше похожий обилием картин на какую-то галерею, заканчивается, а на следующем этаже таких монотонных изысков уже не встретишь: то тут, то там обычные изображения местных владык. Мы проходим мимо короля давней давности, и даже на подписи он значится как Счастливчик. На отдельном ростовом портрете - этот приземистый ши с властным взглядом застыл между вдохом и выдохом: ноздри яростно раздуваются, брови сведены, правая рука сжимает длинный, порядком иззубренный меч, а левая лежит поверх прямоугольного щита в половину роста, на котором можно разглядеть двух переплетенных удавов. Доспех опален и поцарапан, что странно для парадного портрета, а слева вдали художник умудрился запечатлеть крыло Семиглавого змея. Колючая корона, составленная из узких ободков, сцепленных зубьями разного цвета, намекает на главенство Дома Первой стихии - изумруды верхнего венца лучатся в солнечном свете точно так же, как сияют порой глаза Бранна. Ну или вот выразительно прищуренные очи Счастливчика. Теперь понятно, отчего зеленоглазые дети Дома Четвертой стихии так раздражали своего отца. Хотя Лорканн, например, был вовсе желтоглазым, что никому не мешало жить!
  
  Ты прав, мой Дей, дело не в глазах, а в ши.
  
  Это явно историческая часть королевской галереи, но Бранн нервничает и не хочет вести тебя мимо всей своей родни. Возможно, потому что под ногами снова змеятся позабытые было линии рисунка, похоже, заканчивающиеся не возле дворца, а прямо в нем. А может быть, Бранна заставляет свернуть давний пойманный голос Линнэт, зачарованный в самом удобном переходе. Я бы не удивился, потому что от стен отражается горькое: "Где брат? Я не слышу брата! Отведите меня к нему!" Норвель спокойно залетает туда, позабыв обернуться.
  
  Бранн заворачивает в более темный и узкий коридор, ведущий явно в обход, откуда раздается глухо:
  
  - Мы выйдем сразу к современным портретам, там меня найти проще.
  
  По этим неблагим стенам опять тянутся картины, состоящие сплошь из голубого или белого цветов, но ты уверен, что стоит спрашивать об этом Бранна? Любопытство кошку сгу... Ты, конечно, не кошка, я согласен, мой Дей.
  
  - Бранн, а что изображено на этих картинах? - недоумение в твоем голосе очень здорово отвлекает Ворону от её невеселых дум, твой выбор снова был верен, мой волк. - Тут же нет ничего, кроме одного цвета!
  
  - Ты и прав, и не прав, Дей, картины одного цвета потому, что изображают один предмет, но всякий раз по-разному, - Бранн загадочно блестит глазами, не торопясь давать разгадку. - Предмет изменчивый и порывистый, почти невидимый и вездесущий, отраженный в цветах нашего Дома...
  
  - Воздух! Вы рисуете воздух?! - да, мой Дей, неблагие еще найдут, чем нас удивить.
  
  - Ну, не все, - Бранн ощутимо смущается от твоего искреннего удивления, думаю, ему тоже не слишком понятны эти картины. - Хотя считается, что каждый принадлежащий этому Дому ши обязан увидеть и запечатлеть свой особенный порыв ветра. Говорят, большую часть этих картин написал наш двоюродный дед, брат Лорканна, но он сгинул довольно быстро, так и не успев никому ничего объяснить. Заставшие его рассказывают, что он не успел написать свой главный шедевр, и со значением косятся на выкрашенную в белый западную стену дворца.
  
  Ох, не фыркай, мой Дей, неблагие шедевры нам, похоже, не понять. Впрочем, судя по озорным изумрудным феям, некоторым неблагим - тоже.
  
  Коридор необыкновенно мрачен, и даже то, что он выкрашен в белый и голубой, не делает его более светлым. Затаившиеся по углам серые тени кажутся коренными обитателями этого места, а мелькнувшая на границе зрения маленькая черная заставляет тревожно оглядываться и ждать подвоха даже тут, посреди дома, пусть Бранн и выглядит спокойным. Ворона отпускает наконец какие-то тяжкие думы и возвращается в реальность. Это видно по оживившейся фигуре, он разве что крыльями не хлопает и не встряхивается.
  
  Вопрос так и вертится у тебя на языке, я чувствую, мой волк, и как бы ты ни прикусывал его, любопытство побеждает:
  
  - Бранн, а что произошло в этом коридоре? Тут почти нет света, а какой есть - не спасает!
  
  Ворона глядит на тебя так же любопытно, как ты на него:
  
  - Ты чувствуешь это, Дей? Интересно, - Бранн поводит плечом, но продолжает шагать, тоже стремясь пройти как можно быстрее. - Дело в том, что мы огибаем портретную галерею коридором, идущим вдоль внешней стены, здесь нет окон и сам белый кажется мрачным, потому что именно по этой стене завивается отдыхающий змей.
  
  Ох, мой волк, я тоже не ожидал такого объяснения!
  
  - Когда-то давно стена была им же и разбита, - Бранн поводит рукой в сторону ближайшей неровности, завешенной картиной, подходит и сдвигает раму. - И теперь днем Семиглавый обречен закрывать своим телом сделанные бреши, - за рамой топорщится вздыбленная чешуя.
  
  Рука моего волка сама тянется потрогать, и Бранн не препятствует, хотя подбирается в готовности то ли подхватить, то ли ударить. Каменная чешуя крупная, за нее удобно хвататься твоим длинным пальцам, мой волк, но острый край следует обходить даже тебе - торчащая вверх иглообразная вершина чешуи способна пробить насквозь и твою ладонь!
  
  Когда мой волк удовлетворяет любопытство, Ворона опускает раму на место очень медленно. Договаривает:
  
  - Ночью тут, конечно, очень холодно, да и вид у дворца заметно меняется, но оценить его некому, по ночам некому любоваться видами.
  
  Мрачные сероватые стены все же заканчиваются, и мы попадаем в широкую анфиладу, состоящую из множества ниш, каждая из которых полнится портретами. Бранн уверенно выходит по узорчатому, украшенному деревянными вставками в виде удавов полу, следуя за змеиным узором.
  
  Да, мой Дей, мне тоже кажется - изнутри дворец куда больше, чем выглядел снаружи. Неблагой воздух, неблагая земля. Нет, мне вовсе не страшно! Просто... неуютно.
  
  Мы минуем одно за другим несколько ответвлений галереи, из рам на нас смотрят в основном Джоки, хотя на три их портрета приходится и одно изображение Линнэт. Причем совершенно невозможно определить давность этих портретов, Джоки выглядят одинаково везде, а Линнэт не взрослеет уже четыреста лет. Меняется разве что мода, но я тоже не знаток неблагих костюмов, мой волк. И ни одного изображения третьего принца, да, мой Дей, даже если учесть его столь продолжительное отсутствие во дворце.
  
  - А где твои портреты?
  
  Ворона оглядывается, поворачиваясь к тебе лицом, он серьезен, что-то прикидывает, уже открывает рот для ответа, но спохватывается и обрывает сам себя:
  
  - Он ту... Один здесь, чуть дальше, там по пути ещё Джоки в перьях, - Бранн улыбается. - Это надо видеть! А второй остался в покоях у сестры, она как-то услышала, что мои портреты попросту пересвечиваются, и забрала старый.
  
  - Забрала себе? Она же не видит?
  
  Да, мой Дей. Линнэт мне тоже нравится все больше и больше!
  
  - Вот именно, - отвечает невероятно довольный Бранн.
  
  Не вполне понятно, что делает его таким довольным, невозможность сестре увидеть его предполагаемое уродство или сам факт ее заботы, но он, определенно, рад.
  
  Джоки в лазурном сменяются Джоками в аквамариновом, белом, небесном, сине-зеленом, костюм Линнэт повторяет одну гамму из трех, но фон её портретов, в отличие от полотен с братьями, не меняется - одна комната, одно кресло, одна немного напряженная поза.
  
  Да, как птица в клетке, мой волк, думаю, Бранн был прав - клетка давит на сестру ощутимо, пусть и вовсе принцессе не видна.
  
  Зато портреты Джоков разнообразием могут поспорить с архитектурой неблагой столицы: близнецы то стоят на вершине горы, знакомый вид, да, мой волк; то попирают ногами высочайшее дерево волшебного леса, то сидят на прибрежной гальке Хрустального моря, выряженные, будто павлины.
  
  Теперь понятно, отчего Бранн упоминал перья, забыть такое невозможно.
  
  - Перья им очень идут, - роняет волк по возможности равнодушно, придушив в себе порыв рассмеяться.
  
  Дай, мой Дей, похожи на страусиные.
  
  На совершенных лицах Джоков, торчащих из перьев, как из гнезда, можно прочитать недовольство, легкое, словно дуновение ветра. Перья, кроме лиц, огибают их фигуры, очерчивают словно бы скелет, но особенное скопление перьев у них... Хм-хм-хм! На месте хвоста! Что значит "протри глаза, Луг, это не хвост, это..." Мой волк! Что за выражения! Ну не давись смехом! Хоть покашляй!
  
  Бранн рядом прикрывает рот обеими руками, чтобы даже уголки длинных, разъехавшихся в улыбке губ были не видны. Его плечи, однако, подрагивают, твои - тоже, и вы оба смеетесь ещё больше от негласного запрета на веселье.
  
  Однако веселье весельем, а я еще никогда не встречал художника, умеющего настолько точно поймать момент - на заднем плане волны Хрустального моря будто дышат, перехваченные в движении. Самые малые детали не могут спрятаться от их придворного живописца! Любопытно на него посмотреть.
  
  Норвель показывается впереди, взмыленный и злой, очевидно, ваша пропажа заставила его побегать. Ну, то есть полетать, конечно.
  
  Церемониймейстер спешит к вам навстречу и выглядит особенно свирепым. Но стоит тебе выйти вперед и загородить едва оторвавшегося от созерцания Бранна, как резвый ши сразу сбавляет скорость. И хотя собирался вас отчитывать, вспоминает новообретенную шепелявость, прячет за спину ручки, которые подрагивают от бешенства и словно ищут бранновы ушки. Отрывисто кивает, побуждая ускориться.
  
  Окончательно успокоившийся Бранн выходит из-за твой спины и привычно вышагивает за Норвелем.
  
  - Тут уже недалеко, король Дей, а портрет делать быстро!
  
  Вся спина Норвеля выражает презрение, но Бранн все равно обращается к тебе во дворце при посторонних по титулу. Позади, среди бесконечных зеркальных Джоков снова мелькает черная тень.
  
  Да, мой волк, тебе не кажется, нас преследуют! Стоит быть настороже! Тень молчалива, ее невозможно услышать, только увидеть, это внушает беспокойство. А Ворона, похоже, вовсе не чувствует угрозы, значит, ощутимой магии в себе тень тоже не несет. Или очень хорошо маскируется, да, мой Дей.
  
  Тем временем мы подходим к портрету Бранна, единственному находящемуся в этой галерее, висящему в третьей от оперенных Джоков нише. Портрет в полный рост, как и у всех членов правящей династии, а фоном служит противоположная стена, где виднеются все те же портреты.
  
  Норвель подлетает к раме, жмет на один из выступов, и картина начинает съезжать вниз, так, чтобы портрет получился действительно в полный рост. Пока махина неторопливо ползет к полу, можно разглядеть Бранна трехсотлетней давности и сравнить его с нашей Вороной. Тот, давнишний третий принц Неблагого двора, наряжен в форменную песчано-коричневую одежду библиотеки, длинный фартук заляпан подозрительными пятнами, среди которых есть и отпечаток ладони, словно испачканной в чернилах.
  
  Закатанные рукава и пойманное волшебным художником движение к ушкам обозначают несомненное присутствие рядом Норвеля, а пунцовеющие острые кончики - едва обретенную от хватких пальцев свободу. На пегой голове нашего неблагого уютно сидят огромные, как у стрекозы, стеклянные глаза, видимо, используемые, чтобы защитить глаза изумрудные, но в честь портрета приподнятые на волосы, да, мой волк. В левом ухе, как и сейчас, отсвечивает алым сложная сережка. В общем юный Бранн смотрится более упитанным и домашним, хотя одновременно - более нервным и задерганным, чем наш неблагой теперь. Я полагаю, что его нынешнее спокойствие отчасти и твоя заслуга, мой волк.
  
  Стоит портрету опуститься на уровень пола, Норвель жмет другую завитушку - и становится понятно, о каком пересвете чуть раньше говорил Бранн. Полотно начинает выцветать пятнами, и все то, что успело спрятаться от твоего взора, безвозвратно исчезает вместе с портретом. Перед нами серый в основе, но переливающийся разноцветными бликами холст. Странно, но Норвель словно рад этому. Ему словно неловко смотреть на старый портрет Бранна! Вот это мастерство художника!
  
  И где же он, могущий перенести точно схваченную картину на неблагую основу? И даже многое сказать между красок?
  
  Бранн без понуканий становится перед рамой, устраивая одну руку на мече, а вторую свободно свешивая вниз. Наша Ворона смотрится равнодушной, и я тоже думаю, что это не дело, да, мой волк!
  
  - Бранн, а где художник?
  
  Ворона отвлекается, поворачивается к тебе, неостановимо улыбаясь и вещая, что художника тут нет, зато есть зачарованный холст, который магическим образом выбирает момент, стоящий запечатления. Иногда приходится ждать часами, чтобы картина проявилась, тут уже вопрос, кто кого переупрямит - холст модель, заставляя изменить позу, или модель холст, заставляя выписать то, что дают.
  
  Пока Бранн жестикулирует свободной рукой и улыбается, на сером фоне начинает проступать фигура третьего принца. Похоже, поза приглянулась неблагой картине. За очертаниями приходит насыщенность цвета, ярко блестит сережка, сияет левый, видный в профиль глаз... А рядом отражаешься ты, мой волк, хотя безусловно не попадаешь в поле картины. Думаю, даже у холста тут есть своя воля.
  
  Норвель, судя по звуку, задыхается от возмущения, и его можно понять: где это видано, чтобы на портрете представителя правящей династии присутствовал кто-то, пусть даже монарший гость из Благого двора, а все равно лишний. Холст, однако, имеет на этот вопрос свое мнение - неблагая картина торопится зарисовать Бранна, вот, ухваченные в один момент на полотне замирают приподнявшиеся в улыбке уголки губ, вот, стремительно очерченный прищуривается радостно левый глаз, вот замирает обращенной к собеседнику дружелюбно, ладонью вверх рука. Такое чувство, что этот холст-художник никогда не видел третьего принца настолько счастливым. А может, не надеется увидеть впредь.
  
  Ох, мой Дей, я не хотел! Конечно, Ворону у тебя никто не отнимет! Кто бы ещё так за тебя поволновался, мой волк... Что? Нет-нет, тебе послышалось! Что значит "Слух меня еще никогда не подводил"? А я подводил?! Ну ладно, ладно, только не накрывай меня рукой! Я говорю: у вас, разумеется все удастся! Даже то, что не удавалось никогда и никому, да, мой Дей, я верю! И очень о тебе беспокоюсь!.. Ну вот, пожалуйста, а это он просто недослушал!
  
  О, мы отвлеклись - взбешенный церемониймейстер пытается призвать холст к порядку, то есть жмет завитушку на раме, которая означает команду на пересвет. Успевает пропасть часть твоего высокого сапога, любовно прорисованного до каждой черточки, пока художник спохватывается, но вся остальная картина, включая твои волшебные серые глаза, совершенно волшебные на этой картине, переливается и злорадно хлопает. Были бы у рамы руки, Норвелю бы не поздоровилось, мне тоже так кажется, мой волк!
  
  И тут оживают окружающие полотна! Поверх изображенных Джоков проступают надписи оскорбительного характера! Мой Дей! И не надо так ухмыляться! На одном портрете старшему Джоку очень не везет - прямо по лбу красуется кроваво-красное и огромное "Норвель - трепетная фея!", на лбу младшего Джока проступает еще более опасное "Джок - осел!" и "Джок - благой!" у старшего, а чуть ниже подпись "Норвель". Причем подпись выглядит вычурной, а судя по побледневшему церемониймейстеру, она полностью повторяет его собственную. Но завитушку не отпускает. Тогда окружающие картины начинают полностью менять свои виды: вместо Джоков и кое-где Линнэт, проступают комнаты дворца, виды ближайших кварталов, утренние, дневные и вечерние пейзажи парка! На одном полотне даже мелькает ночная панорама, где хорошо виден освещенный столбом золотого света, идущим изнутри, дворец, но самое странное, если обратить внимание на левое крыло здания, Семиглавый все еще на месте. Ночной город сияет золотыми огнями, а феечки парят вне стеклянных колпаков фонарей, улицы полнятся неблагими всех мастей... Больше всего это похоже на праздник, но Бранн нам ничего такого не рассказывал, надо его спросить, может быть, есть в году такая ночь, когда змей остается скованным?
  
  Церемониймейстер недовольно шипит, отпускает завиток, и холсты нехотя возвращают на первый план портреты. Медленнее всего исчезает надпись "Норвель - фея!".
  
  Твой вопросительный взгляд, обращенный к Вороне, натыкается на такой же удивленный - Бранн явно не был в курсе подобных возможностей неблагих картин. Такое чувство, что у них временами отрастают ноги.
  
  Я бы не удивился, мой волк. Странно только, что Бранн об этом не знает, он, конечно, ворона, но не настолько.
  
  Как бы дело не обстояло с подвижностью рам, но ваш портрет, да, почти совсем двойной, мой волк, готовится радовать, ну, или печалить глаз посетителей. Последние штрихи ложатся на холст, волосы Бранна завиваются и топорщатся, как в жизни, и картина-художник звенит, обозначая финал работы. И впрямь недолго, да, мой Дей.
  
  Ворона недоверчиво оглядывает себя со стороны, кивает нарисованному тебе, похоже, ты в его глазах тоже именно такой, кивает Норвелю:
  
  - Завтра утром мы нанесем визит их величествам. Скорее всего, мои высокородные братья уже знают об этом, однако, не сочтите за труд их предупредить!
  
  Церемониймейстер поджимает губы и оскорбленно откланивается, а Бранн оборачивается к тебе:
  
  - Можно ещё осмотреть несколько достопримечательностей дворца, если хочешь, король Дей, время есть. Например, можно посетить оранжерею с зеркальными цветами. Хотя... - Ворона задумывается. - Нет, нельзя, цветы влюбчивы, они увидят тебя и будут отражать только тебя, тогда Джоки нас точно сживут со свету. Братья такого не простят.
  
  Бранн задумывается, стоя рядом с портретом.
  
  Да, мой волк, думаю, можно ради эксперимента нажать на ту завитушку, которая поднимет раму на место, на один уровень с остальными. Портрет бесшумно ползет вверх, немного сонно похлопывая, так, словно устал.
  
  Интересно, кроме прочего, что картина вписала вас в другую обстановку.
  
  - А где мы это стоим, Бранн?
  
  Ворона отвлекается, поднимает голову, вглядывается в картину с новым удивлением. Он, похоже, не обратил внимания, да, мой Дей, ну что с ним сделаешь!
  
  - Это моя комната, то есть мои покои и конкретно моя комната-кабинет, - теперь его удивление понятно. Эти картины знают очень много об обитателях дворца, вспомнить хоть подпись Норвеля.
  
  - Давай сходим туда, кажется, там интересно. И мы не напоремся ни на какие зеркальные цветы? - по интонации это больше утверждение, мой волк.
  
  - Разумеется, нет, - Ворона пожимает плечами, не отрывая глаз от портрета. - Хм, я и не замечал, что шторы там синие... Ну что ж! В кабинет, так в кабинет!
  
  Бранн без заминки отворачивается от полотна и не видит, что ты немного оглаживаешь теплую деревянную раму. Зато я очень хорошо чувствую, мой волк, как под твоей рукой радостно потягивается, прихватывая за указательный палец, тот самый завиток. Неблагой художник, запертый в картине, оценил твою добрую волю и рад был помочь.
  
  Догнать Бранна не составляет труда, он не торопится да и в принципе ходит не так быстро, как ты, мой волк, так что очередной неблагой коридор, белый уже только вдоль пола, вы минуете споро. Две лестницы, один полностью голубой этаж, еще две лестницы - и этаж по верхней половине стен синий, пусть это и идет вразрез с родовыми цветами правителей. Вдобавок, я думаю, сюда мало кого пускают из посторонних.
  
  И да, мой волк, сколько бы мы ни оглядывались, черной маленькой тени пока не видно.
  
  Следующий этаж уже наполовину темно-синий, по потолку рисуются звезды, складываются в созвездия, но незнакомые, видимо, это схема неблагих небес, несомненно, отличающихся от небес благих. Пол разукрашен облаками, так, будто мы действительно идем среди них, изображение кажется живым и в первый момент очень трудно справиться с собой, чтобы пересилить видение, ступить на кажущуюся висящей в воздухе картину.
  
  Разумеется, комнаты Вороны находятся под самой крышей, он, похоже, вообще звезды любит. Было бы это здание выстроено не Домом Первой стихии, а Домом стихии Четвертой, я уверен, да, как и ты, мой Дей, что тут было бы много подпирающих небо башен. Однако подобная башня тут только одна и явно нежилая, поэтому дети воздуха селятся во всего-то семиэтажном дворце.
  
  Узкий коридор, ведущий из главного здания в правое крыло удивительным образом оформлен. Будто вместо пола тут тоже провал - очень правдоподобно выглядят камни и торчащие внизу, на два этажа ниже, железные штыри. Как будто и ядом еще смазаны... Или так просто играет блик?
  
  Бранн не смотрит под ноги, но вид его не настораживает, похоже, это нормально - так расписывать полы во дворце обманчивых неблагих ши. Картины по стенам висят так напряженно, словно веревки, удерживающие их, вот-вот оборвутся.
  
  Да, странно, мой Дей, декор декором, но там, похоже, что-то совсем не так! Можно, конечно, понюхать воздух, но наш неблагой направляется прямо туда.
  
  Бранн спокойно заносит ногу над порогом, и в тот же момент его плечи пригибает чуть не на половину роста! Держи его! Держи, мой волк! Уф!
  
  Поймал! Успел!
  
  Ой-ой-ой! Перехваченный поперек узкой груди Бранн перевешивает вас обоих вперед, за порог, туда, где увеличена сила, давящая на всех ши сверху, туда, где ждут камни и штыри! И даже Ворона не успеет обернуться, чтобы затормозить! Я уж молчу про нелетучих волков! Ах! Задержите дыхание, мой волк! Задержите! Я сейчас!
  
  Так-так-так! Да где же под этими твоими длиннющими волосами воротник?! Ай, держитесь! Я сейчас! Вот так! За воротник! И-и-и-и-и! Назад! Я смогу! Я маленький, но умный, мой волк! А вы большие и глупые! Вы должны перевеситься, я уже тут лапками даже дергаю, ну-ну-ну!..
  
  Уф-ф! Ай! Только не раздави меня, мой волк!
  
  Мой волк падает на спину, вытягивая всем своим весом неблагого, хотя все равно это расставание с пропастью удается им с трудом! Бранн закашливается, лежа поперек Дея, но думает, похоже, не об едва миновавшей опасности:
  
  - И кх-хак это понимать, интересно?
  
  Да, мой волк, полежи пока, я тебе все скажу! Ворона смотрит ровно перед собой - прямо в потолок! Не удивляется, только недоумевает. Нет, я тоже не знаю, что он имел в виду! Да, я тоже рад, что никто из вас не умер! Я тут за вас так переволноваться успел! Мальчишки! Ах, когда ты гладишь по гребешку, это так приятно, мой волк!
  
  Ох! Ты тоже чуешь, мой Дей? За спиной, видимо, объявилась маленькая черная тень, там темно и тянет холодом! Теперь-то Бранн наконец насторожился! В два движения скатывается с тебя и встает, оказываясь лицом к лицу с маленькой черной девочкой, сияющей рубиновыми глазами. Темный шепот вливается в уши, и встать теперь гораздо труднее, хоть о стену обопрись, мой волк!
  
  - Они очень просили, чтобы умер один, очень просили, - монотонно выговаривает она. - Но не говорили, что будет трое: тот, кто нужен, тот, кто не нужен, и полуспящий проводник.
  
  Эй! Это я-то полуспящий?! Хотя проводник у нас Бранн... И кто из нас в итоге нужен? У этих неблагих как будто главная цель жизни выражаться загадками!
  
  - Светлый мир интересен, а чинить дворец - не слишком, прощайте.
  
  И черная девочка улетучивается так же быстро, как появилась. Да, мой Дей, думаю, мы столкнулись с отражением, вызванным для самого черного дела. Внушает надежду то, что она, похоже, решила оставить попытки, сочтя себя обманутой заказчиками. Впрочем, перебраться на ту сторону перехода по-прежнему невозможно, черное колдовство никуда не делось. Ворона тоже оглядывается на переход:
  
  - Ну не думали же они, что это единственный путь? - поворачивается к тебе. - Спасибо, Дей, если бы не ты, смерть нашла бы меня уже сейчас!
  
  Мой волк, я понимаю, что настроения церемонно расшаркиваться у тебя нет, но отмахиваться вовсе? Не отойти даже от стены?
  
  Бранн, однако, смеется.
  
  - Боюсь, мне придется просить тебя отважиться на ещё один подвиг! - подходит и подхватывает моего недовольно рычащего волка под руку. - Принять помощь в ответ. Магия почему-то сказалась больше на тебе, хотя ты почти не попал под удар!
  
  Ворона ведет тебя снова к лестнице, спуститься на три этажа ниже - и переход будет целым, при этом рассуждает вслух:
  
  - Я бы позвал тебя прогуляться вдоль коридора снаружи, но там надо хорошо держаться, поэтому, может быть, на обратном пути! И кто бы мог подумать, что они сподобятся на отражение! Да ещё и прямо дома! Да ещё и до встречи, нет, ну это просто некрасиво!
  
  Неблагие, мой волк, такие неблагие. Я тоже не знаю, как можно намекнуть Бранну, чтобы он понял, что убивать исподтишка вообще некрасиво. Не то что там "дома" или до "личной встречи"! Нет, его спокойствие меня с ума сведет!
  
  Этот переход не блещет оформительскими изысками, обычный коридор четвертого этажа, с тонким слоем белого понизу и тремя четвертями голубого. В правом крыле Бранн сразу же сворачивает еще направо, похоже, его покои выходят окнами на парк. И у тебя наконец хватает сил идти самостоятельно, мой волк!
  
  Как бы к Бранну ни относились его братья, покои все равно довольно большие - мы попадаем явно в гостиную, Ворона бормочет "и тут шторы синие, надо же", а потом провожает тебя в кабинет. За окном едва вечереет, но плотные шторы не пропускают свет, поэтому кажется, будто на дворе ночь.
  
  По ощущениям, да, мой волк, ночи уже пора бы и настать. День все длится и длится! Может быть, у неблагих и время течет иначе?
  
  Бранн усаживает тебя в кресло, а сам отходит раздергивать плотные занавеси и что-то искать. Пока он возится там, позади, можно разглядеть рабочий стол нашей Вороны. Ожидаемо - много-много-много бумаг и книг, перемежающихся какими-то отдельными вещицами, вещичками или целыми вещицащами!
  
  О, какой интересный камень лежит на ближайшей кипе бумаг, видимо, просто для веса. Вытянутый, длиной в две твоих ладони и почти такой же плоский! Один конец камня кажется сапфирово-синим, что смотрится изысканно на прочем сером фоне, но стоит поднести пресс-папье к глазам, как это ощущение пропадает. Кромка с другой стороны острая и вовсе тонкая, похожая на лезвие, думаю, из такого материала можно вполне выточить нож! Да, я знаю как ты это любишь! Откуда? Ха-ха, могут быть у меня свои тайны? Хотя каменные ножи быстро ломаются. Ну вот, опять не дослушал.
  
  Бранн продолжает возиться у окна, что-то громко перекладывает, отряхивает, чихает, но ты не отводишь глаза от его тени... его тень!
  
  Мой волк! Я тоже теперь вижу! Его тень дробится и множится, будто Бранна становится два, а потом снова один, а потом три! И между этими тенями просачивается что-то черное! Окончательно черное! Как та девочка!
  
  Этой черноты много! То там, то тут виднеется хвост, перестука вещей и дыхания Бранна стало не слышно! Но лучше не оборачивайся, Дей, эта тварь тоже готовится напасть! Она не подозревает, что ты её видишь!
  
  Знать бы только, какой из хвостов черноты несет в себе главную угрозу!
  
  Ах вот! Вот! Ты тоже видел! Два оранжевых огонька! За высокой спинкой кресла падает что-то большое, падает тяжело, но это не Бранн, Ворона падает мягче, так что сосредоточься!
  
  Острый камень, брошенный верной рукой моего волка, летит метко и вонзается в оранжевый блик, промелькнувший на одном из хвостов черной тени!
  
  По кабинету разносится вой, стон, шипение, чернота и темнота гаснут, взметываясь язычком пламени вверх, тень Бранна опять становится целой, а он сам обнаруживается схватившимся за высокую спинку кресла.
  
  - Нет! Ну это! Просто! Некрасиво! - я тоже не понимаю, от чего он задыхается больше, от возмущения или перехваченного опять дыхания.
  
  - Похоже, со свету сжить хотят именно тебя, - мой волк, не блести глазами так свирепо. - И кто может себе позволить охотиться за третьим принцем прямо во дворце, изволь сказать?
  
  - Отражения! - мой волк, переведи дух, дай Вороне сосредоточиться.
  
  - Но кто-то должен был отражения вызвать?.. - да, вот так, постепенно.
  
  - Отражения могут вызвать сами оригиналы... Или ближайшая родня.
  
  Позабыл, что ты благой? Что он не все рассказал тебе об отражениях? Что Ннарб отличается гораздо сильнее, чем казалось? Одно слово, да. Ворона.
  
  - И кто вызвал их по твою неблагую р-р-рассеянную душу? - рычания почти и не слышно в твоем голосе, но Бранн все равно навостряет ушки.
  Косится:
  
  - Джоки. Первый или Второй, я ещё не понял.
  
  Ох, мой Дей, не приглаживай волосы обеими руками. Со вздохом. Со свирепым видом. В общем, не приглаживай! Зато смотри - тот камень оказался упругим и уцелел! Тоже заглядевшийся на воткнутый в паркет камень Бранн подбирается к плоской и острой части аккуратно, выговаривает:
  
  - Может быть, это лучшее применение для драконьей чешуи...
  
  Ох, мой волк, так вот что попалось тебе под руку! Впрочем, удачно, не будь этот предмет хоть капельку магическим, вряд ли тебе удалось бы спасти Бранна.
  
  - А из нее может получиться кинжал! От всяких магических тварей! - да, мой волк, лучше отвлеки Ворону и отвлекись сам.
  
  - Это мысль, - Бранн неторопливо раскачивает чешуйку, не жалея паркет. - Пожалуй, мы её тоже заберем, раз за триста лет в хранилище не хватились, то и дальше не хватятся.
  
  Мой Дей, совершенно нечему удивляться. Пусть ворона, а не сорока, но натащил интересного в свой кабинет он явно со всего дворца.
  
  Бранн тем временем выглядывает за окно - косые закатные лучи подмигивают солнечным зайчиком, напоминая тебе о цели визита к неблагим, а Бранну, похоже, о времени.
  
  - Теперь нам надо на крышу, вот увидишь, тебе понравится!
  
  Драконья чешуя укладывается все в тот же заплечный мешок, а по оставленным за спиной покоям Вороны, похоже, нисколько не жалеете вы оба.
  Глава 18. Золотые облака
  - Пожалуй, это единственное место во дворце, которое я всегда посещал с удовольствием, - оглядываясь, говорит Бранн. Поднимает уголки губ, выглядя довольно и таинственно.
  
  Потом ведет нас по коридорам все более узким, лестницам все более извилистым, забираясь все выше и выше, пока мы, проникнув через узкий люк, не покидаем пределы здания и вовсе.
  
  На крыше, как и следовало ожидать, да, мой волк, шумит ветер. Неблагие небеса постепенно темнеют, схватываясь сумерками и обнажая очертания Города отражений - такие же бледные и еле различимые, как луна осенним утром.
  
  И такие же реальные, да, мой волк, я тоже в растерянности! Пусть Бранн уже рассказал, да и Ннарба мы видели, щупали и нюхали, но это все равно не укладывается в голове, ни в твоей, ни в моей. Ни даже в двух разом!
  
  Да, мой волк, про иные Отражения и вовсе не хочется вспоминать. Я понимаю твое желание открутить головы всем Джокам на этом свете и солидарен с тобой, но не сейчас.
  
  Пожалуй, стоит обратить внимание на Бранна, который, придерживая тебя под локоть, тянет вниз, туда, к краю крыши. Мой Дей, может быть, лучше не ходить? Ветер здесь задувает непредсказуемыми порывами, и хотя мы в компании с летучим неблагим, он, как оказалось, далеко не всегда летучий, точно не резво-летучий, а иногда и вовсе не замечает прилетающей на его хвост беды! Но ты, конечно, не слушаешь старого ящера! К чему?! Всего лишь опасная в неверном закатном свете крыша дворца неблагих! А во дворце вас уже пытались убить, и не единожды! Ох, мой Дей, укусить бы тебя, да все равно внимания не обратишь!
  
  Ну вот пожалуйста! Обратил! "Да ладно тебе, Луг!" - это не ответ. Фуф, мальчишки!
  
  Надо признать, я плохо думал о нашей Вороне - ветер становится тише тем больше, чем ближе мы подходим к краю, а возле самого ската видны прятавшиеся до того прозрачные перила, тоже изогнутые в виде удавов. Я бы сказал, что они хрустальные, мой Дей, но, может, и впрямь стекло. Бранн устраивает на перилах локти, а потом и вовсе перегибается через них корпусом, наваливаясь всем телом - дышит, прикрыв глаза. В воздухе полно ароматов, да, мой Дей.
  
  Вероятно, Ворона немного примеряет на себя волка, хотя настолько же вероятно - наслаждается тишью вечера и золотой россыпью заката, для него-то это привычный и даже родной вид.
  
  Судя по тому, как ловко он нас сюда привел, мой Дей, я неблагих мыслей не читаю!..
  
  - По дворцу мы погуляли хорошо, - да, мой волк, я чувствую, что ты доволен и сыт, как пищей ума, так и пищей тела. - Но зачем нам крыша?
  
  - Это тоже часть дворца, - ветер взъерошивает пегие пряди на затылке Вороны, но тот лишь щурится блаженно. - И, строго говоря, по дворцу мы гуляем именно сейчас, - в глазах светятся насмешливые феи, - а до того мы гуляли во дворце, Дей.
  
  Волк фыркает так же насмешливо, возвращая Вороне снисходительный взгляд, мол, "эти ваши неблагие придирки", но я вижу, я чую, оба ши чрезвычайно довольны собой и друг другом.
  
  Мой Дей осторожно прилаживает на перилах ладонь, поглядывает вниз, но не спешит перегибаться или наваливаться: слишком много воздуха всех направлений. То тут, то там мелькают желтые сполохи, но это не пожар, а очередное колдовство, да, мой Дей.
  
  Однако полюбоваться, и правда, есть на что! О, древние боги, которых нет! Воистину, подобных чудес мы еще не видели! Городу неблагих нет конца, а Город отражений, который падает и все никак не может упасть с темно-синих небес, кажется, можно потрогать! Город небесный в точности повторяет очертания города земного, хотя тревожаще, неуловимо непохож на него.
  
  Сумерки сгущаются, и Бранн опять оживает, отрываясь от созерцания городов-близнецов.
  
  - Надо поторопиться, подходит время визита к Фаэ, - косится на моего волка. - Надеюсь, ты не забыл, что нам нужно забрать твою одежду?
  
  Мой волк вздыхает тяжко: конечно же, не забыл, но срываться и куда-то снова бежать, а тем более через полгорода, совершенно не хочется.
  
  - А почему мы не вышли раньше? Нам же теперь спускаться во дворце, потом бежать по городу! - мой волк оглядывается на закатывающееся светило. - Время-то почти наступило!
  
  - А потому, что нам можно не выходить раньше, - Бранн склоняет голову и улыбается, глядя на тебя, мой волк. Впрочем, быстро серьезнеет. - И вообще не выходить, - Ворона иногда изъясняется не сильно понятно для меня. Да, мой Дей, немудрено, что ты его тоже не понял! - Надо только потренироваться, слишком многое ты резко во мне поменял.
  
  Бранн отступает на пару шагов, зажмуривается, неуловимый твоему глазу миг - и на перилах сидит ворона. И лязгает вершковыми волчьими клыками!
  
  Да, мой Дей, тебе не кажется! Ох, не упади! Ну не смейся так!
  
  Лязг раздается над самым твоим ухом! Он сейчас тебе что-нибудь откусит!
  
  Ах, нет, прошу прощения! Ворона тоже веселится, не имея возможности успокоиться: как только лязгают зубы, он смеется опять, а как только он смеется, зубы лязгают! Да прекратите же оба! Хоть клюв ему поймай!
  
  Зеленые птичьи глаза полны неблагого веселья, крылья разгоняют воздух, но в целом, Бранн, кажется, благодарен. Мгновение - и он в своем обычном виде, сидя на кровле, пытается отдышаться. И нет, я думаю, говорить, что у него сейчас волчьи уши, не лучшее решение. Ушки его нежны и трепетны, а тут такой благой подвох нарисовался. Ворона - Вороноволк? - встает опять, отряхивается, примеривается, оборачивается.
  
  Мой Дей! Держись за перила!
  
  Ну и что, что волчьи ушки теперь шевелятся на птичьей голове! Зато нет клыков в клюве... Ну, то есть вершковых нет, а так-то, похоже, есть... Ты так смеешься, мне щеко-о-отно! Да что вы за дети! Успокойтесь!
  
  Ворона, не в силах унять свой веселый грай, падает за перила! Ох, мой Дей! Осторожно, не кидайся столь резво следом! Он же ворона, а чем ему можешь помочь ты? Ты не умеешь летать! И прикидывать, как можно перелезть через перила, чтобы проверить, не расшибся ли Бранн - не лучшая идея, мой волк!
  
  А вот и сама Ворона! Вот видишь, хоть и в странном виде, а проносится мимо тебя!..
  
  После очередного виража присаживается на перила, поправляет перья - и снова перед нами неблагой ши. Трясет головой:
  
  - Так, а теперь серьезно! - хмурится изо всех сил, но в глазах по-прежнему парят озорные феи. - Дей, ты когда-нибудь летал?
  
  - Летал ли я?.. Не перескакивал через глубокий овраг со скользкими склонами или несколько вряд упавших деревьев, не переносился из окна в окно разных башен на спор с закрытыми глазами, собрав мордой все камни и переломав пару ребер, а именно летал?
  
  - Да, - дотошно уточняет Бранн.
  
  - Н-нет, видимо, нет!
  
  Ох, мой Дей, у тебя голос слегка подрагивает от смеха, прекрати вспоминать ворону с клыками!
  
  - Тогда у меня новости! - Бранн улыбается многообещающе. - Пусть и не такие, которые прогремят на все королевства. До тебя, король Дей, мне ещё расти и расти!
  
  Наш неблагой договаривает это и растворяется на секунду опять, а потом вместо привычной вороны на крыше рисуется огромный орел. Действительно огромный, мой Дей! Он легко может унести на своих крыльях не только тебя, но и еще троих взрослых волков! Наверное, даже в доспехах!
  
  Впрочем, когда первое удивление проходит, становятся видны небольшие детали, по которым всегда можно отличить именно нашего неблагого, да, мой волк: перья слегка топорщатся под разными углами, глаза отливают изумрудной зеленью, а с левой стороны прилипла неизменная ягодка клюквы.
  
  Бранн наклоняется, позволяя усесться ему на шею, недовольно подкидывает моего волка небольшим усилием мощной спины, заставляя вцепиться в перья на шее, а потом - после недовольного квохтанья - обхватить ее саму.
  
  Гладкие маховые перья скользят под пальцами, но Бранн, кажется, доволен результатом, в сгущающихся сумерках он расправляет большущие крылья, а потом мы отрываемся от земли!..
  
  То есть сначала падаем, а потом уже летим. Да, отрываемся от крыши, а не от земли! Конечно, земля еще дальше, да, мой Дей, но туда лучше не смотреть, слишком страшно. И нечего! Нечего меня девчонкой обзывать! Ну и что там может быть такого красивого, чтобы я...
  
  О! Мой Дей!
  
  Мы парим между двумя мирами, рассекая теплый и приветливый воздух! Сверху нацеливается шпилями самых высоких башен Город отражений, потихоньку сияя в звездном свете, очерчивающем грани темных построек, а снизу сияет разноцветными огнями феечек-фонарей Золотой город неблагих! Под нами раскинулась целая панорама, внизу собралась радуга огней, а один, такой же золотой, как сам город, бежит и бежит, не останавливаясь, по громадной дуге, части большого очертания. Помнишь, мой Дей, мы по нему проходили днем?
  
  Солнце тянет золотые лучи к тянущимся друг к другу шпилям, и словно поэтому между двумя городами появляются...
  
  Ох! Золотистые тонкие облака!
  
  Сияние солнца заставляет их отсвечивать яснее, в них клубится и копится что-то родное, но почти забытое, как колыбельная матери, то, что знакомо или должно быть знакомо всякому ши, да, мой Дей, вне зависимости, благой ты или неблагой. Или вообще волковорона, как наш Бранн!
  
  Орел бесшумно закладывает вираж - только свистит в ушах ветер, и мы нацеливаемся прямо на облако! И дергать бранновы перья бесполезно, мой Дей, да, похоже, нам обязательно надо попасть именно туда!
  
  Внутри золотого скопления... странно. Мягко и тепло, а не душно и влажно, как, казалось, должно было быть! Золотое облако окутывает ваши фигуры, и мою! И мою! Ах, мой Дей, держи меня! Меня оторвало от твоего плеча, это не я, я бы не стал!..
  
  Нет! Нет! Меня отрывает от тебя все равно! Мой Дей! Прощай, передай привет Лили-и!
  
  Золотые облака сияют много выше, с каждой секундой расстояние увеличивается, а мне остается только прикрыть глаза...
  
  Вздохнуть! Зажмуриться!
  
  Вот уж не думал, что мой конец будет таким странным! Сложить гребешок в неблагих землях, сдутым со спины волка, сидящего на спине орла, который на самом деле Ворона. Очень запутанно!
  
  И где же удар? Я успел додумать очень длинную мысль! Ах, нет, я чувствую порыв воздуха! Ой, кажется, вот!..
  
  И-и-и?..
  
  Почему я не умер? Почему так мягко? Кругом что-то гладкое и гибкое... ах, ну да, это же перья! Можно открывать глаза и осторожно идти к моему волку, сидящему чуть впереди. Перья, правда, выглядят страннее, чем я помню, а может у меня уже перед глазами сияет, но они смотрятся позолоченными! Орел под моими лапами вздрагивает, похоже, ему сложно терпеть движение против роста перьев, хотя у самого они так от природы торчат! И вообще, я маленький! Маленький и незаметный!
  
  Спасибо, мой Дей, с твоей помощью последний рывок получается очень быстрым! И я никогда раньше не замечал, до чего у тебя уютные руки, мой волк! Что это значит, "а я не замечал, Луг, что ты умеешь летать"? Я не умею! Тебе показалось! Вы же меня подхватили! Успели! И немножко вернули свой сегодняшний долг! Я один, такой маленький, спас вас, оболтусы, больших! Уж вы-то должны были исхитриться спасти небольшого меня! А вот и нет, я сразу не сомневался, что спасете! И нечего меня по гребешку гладить! Это кто тут вообще нервничает?!
  
  Ах, ладно, мой Дей, когда ты дуешь на меня, я перестаю нагреваться и волноваться. И все равно, мой волк, подержи меня ещё чуть-чуть, я больше не доверяю этим неблагим ветрам. Чтобы удержаться самому, тебе, я вижу, хватает и твоих длинных ног - если скрестить их за шеей Бранна. Орлу это, похоже, неудобств не доставляет, но к облакам он не возвращается, потихоньку снижаясь туда, где мы проходили утром.
  
  Да, мой Дей, ты тоже узнаешь? Вытянутый и широкий проспект, по которому тянутся видимые даже с высоты переливчатые линии рисунка - именно по этой дороге мы шли. Неблагие дома рисуются какими-то неправильными формами, хотя некому любоваться их вычурностью, на улицах почти никого не видать, светят только феи в стеклянных фонарях. Закатные лучи удерживают на небе золотые облака, а перед нами вырастает лавка крошечной Фаэ.
  
  Бранн приземляется очень мягко, будто регулярно катает кого-то на своей шее. Дожидается, пока мы спустимся, встряхивается - и перед нами опять привычный неблагой в лоскутной куртке. Признаться, я немного по нему соскучился.
  
  Выдыхает тяжело - устал. Наверное, орлом ему быть так же странно и выматывающе, как тебе оборачиваться медведем, мой Дей: величина и сила вовсе другие, контролировать тело сложнее.
  
  Все-таки наша Ворона - именно ворона. Ну или вороноволк, ладно! Банн трясет головой, на которой пегие волосы отсвечивают дорогим блеском, будто свернутые в прядки отдельными тонкими золотинками!
  
  Оживленный поутру квартал сейчас выглядит практически вымершим, да, мне тоже не нравится это, мой Дей. Фаэ, однако, вылетает на стук. Красивая, да? А переливчато-зеленое сияние феи очевиднее в сумерках.
  
  - Вы пришли, пилик-пилик! - поначалу зависает опять перед носом Бранна, а потом подлетает от волнения выше. - Я уже стала волноваться, пилик, за вас, пилик, третий принц! Вы все время находите что-то важное, пилик, ради чего не жаль сложить голову!
  
  Бранн медленно улыбается, глядя на беспокойно звенящую фею, встряхивается, отодвигая усталость, становится ровнее, скрещивая руки на груди:
  
  - Вы не зря волновались, многоуважаемая Фаэ, но, к счастью, я не один, - склоненная к плечу голова, - я с другом.
  
  Феечка сияет ещё пуще, оборачивается, мой Дей, подлетает уже к тебе, порывисто, словно пригнанная ветром, оказывается еще ближе, это подозрительно, да еще Ворона смотрит озоровато... Фаэ прижимается, раскрыв объятия, к твоей щеке!.. Эй! А ну руки прочь от моего Дея! Моего и моей госпожи!
  
  - Я благодарна тебе, пилик, благой! - ну и пожалуйста! А вот притискиваться к моему Дею вовсе не обязательно! - Это хорошо, пилик, что третий принц, пилик, вернулся, пилик, хоть и ненадолго.
  
  Эта беспардонная фея наконец отлипает от тебя, мой Дей, поправляет свой форменный сюртучок, тревожно оглядывается на небо и высвистывает мелодичную трель. В ответ открывается нижняя половина двери: пауки выносят два мягких свертка, удивительно тонких. Следом за пауками вылетают феи, снова выстраиваясь в воздухе шеренгой, но на сей раз не такой стройной, что-то серьезно беспокоит зеленых крох.
  
  - Да! - Бранн спохватывается от взгляда на фей, расцепляет руки. - Конечно, можете забрать оплату! - а сам снимает котомку с плеча, распуская тесьму и распахивая её перед пауками.
  
  Вокруг головы нашей Вороны роятся феи, звенят, переговариваются, только Фаэ в этом не участвует, оглядывается на тебя, мой Дей, поясняет:
  
  - Наш третий, пилик, принц, очень, пилик, великодушен! - растроганно и немного отчаянно косится на Бранна. - Благословение золотых, пилик, облаков выпадает дождем, пилик, редко, приносит, пилик, удачу и добрую магию! И оседает, пилик, только на тех, пилик, кто этого достоин!
  
  Феечка говорит вроде тебе, мой волк, а смотрит на Бранна - тот ёжится, вздрагивает, ему щекотно - в руках же зеленых фей можно разглядеть тонкие листики магического благословения.
  
  Удивительно, да, мой Дей. Вот так оплата!
  
  Пряди Вороны освобождаются быстро, все очень торопятся, хотя что может быть такого уж срочного вечером, мне тоже глубоко неясно, мой волк. Пауки сами завязывают котомку Бранна, поднимают на лапах вверх, кто-то из них мимоходом наваливается на воронью ногу и поздравляет с новым подданством. Похоже, тут, мой Дей, новости волшебных королевств расходятся очень быстро.
  
  Звенящие от радости феи хороводят вокруг головы нашего неблагого, а потом скорейшим образом скрываются в лавке, пауки тоже отступают, только один придерживает дверь, дожидаясь Фаэ. Зелёная фея аж мерцает от волнения, сцепляет руки перед собой, заговаривает, поначалу не поднимая на подошедшего Бранна глаз:
  
  - Третий, пилик-пилик, принц, пилик-пилик! - она нервничает и пиликает чаще. - Я хочу поблагодарить, пилик-пилик, и вас! Лично! Пилик-пилик! Если бы не вы, пилик-пилик, я бы никогда не увидела, пилик-пилик, свою пра-пра-пра-пра-пра-прабабушку! - феечка румянится зеленым, под цвет свечения. - Это были сказочные дни! Пилик! Спасибо! - и тоже порывисто льнет к щеке Бранна.
  
  Неблагой вздыхает, указательным пальцем аккуратно гладит её по спинке, умудряясь нисколько не повредить тончайшим крыльям. Фаэ вздрагивает в сдерживаемом рыдании, так что твой вопрос, мой Дей, я думаю, не слишком уместен, пусть и любопытно, конечно...
  
  - А разве феи столько живут?..
  
  Мой Дей, это бестактно! Хотя Фаэ отлипает от Вороны.
  
  - Нет! Пилик! В том-то и дело, пилик, что нет! - кажется, ты чем-то её крупно удивил, мой волк, она даже плакать забыла.
  
  Осерчала! Подлетела! У-у! Беспардонная фея! Она хочет добавить что-то, но тут вклинивается Бранн:
  
  - Многоуважаемая Фаэ, нам пора, да и вам тоже пора! Прячьтесь скорее! - Ворона с тревогой глядит в небо, почти принявшее ночные краски.
  
  Ох! Мой Дей, я и не знал, что феи могут летать так быстро! Фаэ почти ястребом пикирует, зависает пред глазами Бранна и звонко, как и Шайя, целует его между глаз! У них так принято, что ли? Или это особенность фей? Впрочем, это к делу не относится, да, мой Дей, зато к делу относится распрощавшийся с Фаэ Бранн, торопливо машущий нам рукой. На улице больше никого, кроме нас и колышущихся в фонарном свете теней.
  
  - Быстрее, Де!..
  
  Из темноты вылетает камень, бьет Ворону в плечо!
  
  Бранн вскрикивает хрипло, его лицо искажается, блазнится, это не испуг, а досада.
  
  Секунду спустя становится ясно, откуда прилетел камень и почему именно камень, хотя дороги Золотого города вымощены явно магией. В круг света выходит, натужно скрипя каменными суставами создание, полностью состоящее из горных пород, причем, разных горных пород.
  
  Да, мой Дей, мне тоже кажется, что этот неблагой будет очень опасным противником: пудовые кулаки опускаются на вздрагивающую мостовую в жесте угрожающего приветствия.
  
  Ворона отходит ближе к тебе, обнажая кривой короткий меч, за спиной шелестит твой покидающий ножны двуручник, вы сходитесь, глядя на объявившегося противника, но это явно не все, что имеет предложить нам закатная улица: по обе стороны от лоскутно-каменного монстра объявляются серые тени, высокие, длиннолицые, прячущие свои черты в складках газовой ткани. Их оружие - парные кинжалы, подпускать их близко нельзя, мой Дей!..
  
  За границей освещенного фонарем круга раздается шепот, темный шепот, который не вызывает желания видеть собеседника. Такой мы тоже сегодня уже слышали, мой Дей.
  
  - Убейте их! Благой и полублагой должны умереть здесь! - трое нападающих надвигаются, а источник шепота, наоборот, отходит в сторону: - Моё время истекает, но и ваше тоже!
  
  В тебя и Ворону летит камень гораздо больше первого! Берегитесь! Фух, мой Дей, я рад, что реагируете вы быстро - камень бьется о мостовую, разлетаясь осколками, но все равно не достает до вас. Серые тени расходятся налево и направо, быстрее, чем я могу уследить! И к спине Бранна нельзя встать спиной, потому что каменный монстр снова достает глыбу будто из ничего!..
  
  Наш неблагой шипит:
  
  - Ранить тень можно как любого ши, Отражение - только магически, камень пересиливает свет или воздух! - уворачивается от булыжника, едва успевает отразить короткий удар кинжалом, но противник снова пропадает. - Камень и Отражение оставь мне, берегись кинжалов и шипов!
  
  Ох, мой Дей, боюсь, речь нашего неблагого как раз очень буквальна! Он подразумевает именно то, что говорит, а это значит, что против тебя два осторожных и серых противника, не желающих сражаться честно!
  
  Бранн взмахивает перед собой мечом, волнистое лезвие бликует отраженным светом фонарных фей, выхватывая расплывчатые силуэты на подходе. У твоего двуручника, я уверен, мой Дей, этот прием удастся лучше!
  
  Ну так и есть! Впитавшее свет благого солнца лезвие преломляет лучи ярче, широкой полосой режет темень, становится видно подкрадывающегося убийцу! Бранн отходит, вернее, шарахается прочь, дает место для замаха, отводит внимание Камня на себя.
  
  Тот не зря примеривался к броску! Очередная каменюка, похожая на кирпич, разбивается о мостовую, как будто это известняк. Острые осколки отлетают в сторону Вороны, но он далеко, и камешки исчезают на полпути, а затем появляются, вновь собираясь в снаряд и возвращаясь к метателю!
  
  Бранн достаточно проворен, чтобы уходить от дальних атак, но он сокращает дистанцию, хотя я не понимаю, чем ему поможет сближение.
  
  Наши противники, мой Дей, тоже не слишком просты, то уходят, то вновь появляются, тревожат боковое зрение размытыми силуэтами, не шуршат и не шепчут, звенят только их лезвия, сталкиваясь с твоим мечом. И лезвия видны лишь в последний момент! Уф, ты быстр, мой волк, очень быстр, но этого может не хватить!
  
  Они совсем пропали! Я вижу не больше твоего, но слышу их шаги, легкие и вызывающие воспоминания о ночных кошмарах или скребущихся в полночи ветках. Я уверен, мой Дей, ты тоже услышишь, но для этого надо сосредоточиться на слухе, это опасно! Ты уверен? Хорошо, я скажу сразу, как почую!
  
  Мой Дей прикрывает глаза, находясь в круге света, вдыхает через нос, замирает с поднятым на уровне плеч мечом. Привычный вес знакомого оружия не оттягивает рук, не вызывает подрагивающего напряжения в мышцах, напротив, дарит ощущение близкой схватки, мой волк сейчас готов к бою чуть больше, чем полностью. Яркая активность моего Дея не глушит звуки, наоборот, обостряет слух. Вот, правее, легкий перестук сапог Вороны, медленное дыхание, прыжок - и разбитый булыжник, не достигший своей цели. Еще правее, почти за спиной, темное присутствие, голос и шепот, который не говорит, но звучит постоянно, внутри себя. Не вслушивайся, мой Дей, это отражение, наши противники не таковы. Да, они как нежный свист воздуха, рассекаемого клинком, не занесенным для удара, но обнаженным и находящимся в руках одной из теней.
  
  У них парные клинки, да, мой Дей, все верно! Свист! Замах за спиной! Блок, лязг, искры! Возвратное движение мечом, да только тень извернулась не направо, как можно было ожидать, уходя от удара, а налево от тебя, вниз и опять на безопасное расстояние, словно змея. Осторожно! Да, спереди попыталась подкрасться другая тварь, более коварная, но менее удачливая, чем ее товарка - в небо взлетает отчаянный визг, на секунду различимы открытый клыкастый рот, наполненные злобой черные глаза в красных прожилках, без радужки и зрачка. Стук! На мостовую падает отрубленная рука с кинжалом, что развеивается в дым.
  
  Раненая тень отшатывается, но свист второго лезвия теперь болезненнее и различимее. Шаг вперед, короткий замах - и тень, не ожидая отпора, сама напарывается на подставленный клинок, дергается, будто пытаясь выбить его из рук, а вторая тварь уже тут как тут, мой Дей!..
  
  Как хорошо, что у тебя тоже есть кинжал: блок левой рукой, скрежет, разъятые, как сцепленные в бешенстве зубы, лезвия, второй удар, опять блок, замах! Уф, мой Дей, ты успеваешь разминуться со вторым кинжалом едва-едва, нам срочно надо освободить меч!
  
  Позади из шума бьющихся камней и перестука шагов выделяется треск камня, а следом - рев озлобленной одушевленной груды, неприятный скрип суставов, резкий свист. Магия упруго отражается от твоей спины, уходит усиленная сама и усилившая тебя: Бранн тоже сражается, похоже, успешно.
  
  Один пинок по отяжелевшему на мече телу, два быстрых шага с поворотом в сторону - и дистанция с твоим пока живым противником увеличивается. Свист воздуха со стороны Бранна мешает уловить точно, где ходит наша тень, может быть, откроешь глаза?..
  
  Ну, нет так нет, конечно, хотя вот я бы на твоем месте...
  
  Осторожно! Короткое лезвие слишком хорошо слышно там, где только что было твое левое ухо, да, мой волк, тень опять отходит, но у тебя очень длинный меч! Быстрый круг - и вскрик, и всполох перед внутренним взором. Черно-красные глаза горят бешенством, кажется, их обладатель не привык испытывать боль или неудобство. Или сражаться с равным противником, да, мой Дей!
  
  Ты поворачиваешься за ним на слух, за спиной раздается грохот, опять треск, звон отлетевшего меча, мягкий удар о мостовую, кажется, Вороне досталось!
  
  Нет, мой Дей, не отвлекайся, Бранн явно жив - его шаги сейчас ни с чьими не спутаешь хотя бы потому, что вокруг вообще больше никого нет, а вот твой противник яростно желает тебе гибели! Свист одного кинжала дополняет свист другого, они приближаются к нам одновременно, перехват мечом, скольжение по лезвию до гарды, искры, искры, искры!..
  
  Опять удар, почти без паузы - второй, третий, четвертый! Противник на короткой дистанции и с короткими кинжалами грозится взять тебя скоростью, мой Дей, надо прекращать этот балаган! Блок, шаг назад, еще блок и еще шаг, а потом - круговой удар мечом и через секунду шум падения тела на мостовую. Еще более неблагого, чем все вокруг. Вот теперь можно открыть глаза.
  
  И все-таки я замечу, мой волк, ты напрочь безумный!
  
  Позади нас снова грохот и треск - Бранн, взобравшись на плечо Камню, вгоняет что-то похожее на воздушное лезвие в трещину на голове ожившего булыжника! Магия уже привычно дробится от твоей груди, возвращая силу Бранну и наполняя тебя. Воздух свистит и воет между ладоней Вороны, грохочут, смыкаясь в опасной близости от лоскутной куртки и пегих волос, кулаки размером с голову Бранна, но трещина уже растет, ширится под напором воздуха - монстр закатывает глаза и обрушивается обыкновенной грудой битого камня на мостовую. Бранн падает вместе с ним, неловко откатывается с неровных обломков, приподнявшись, продолжает движение, тянется к своему волнистому мечу...
  
  Мой Дей! Между ним и мечом возникает та самая оранжевоглазая фигура, темно шептавшая в библиотеке, обещавшая вам гибель сейчас, дожидавшаяся исхода схватки за границей света, а теперь будто высасывающая свет из фонарей и самих глаз!
  
  Бранн отшатывается, лови его, упадет!
  
  Мой волк успевает вздернуть Бранна на ноги и выставить перед собой меч - отражающийся от лезвия свет не поддается вытягиванию, он держит черную высокую фигуру на расстоянии. Со странно знакомого лица смотрят злобные оранжевые глаза - смотрят недобро и с плотоядным интересом.
  
  - Я скоро пропаду, - прищур и небольшой нажим на твое лезвие грудью, крови нет, двуручник без усилия проходит в тело, не причиняя вреда до тех пор, пока отражение не упирается в блик. Дальше по мечу двигаться не может. - Но и вы! Моё отражение хочет вашей гибели! Хочет! Хоче-е-ет!.. - срывается на визг.
  
  Наш неблагой выдыхает сквозь зубы, не торопясь заводить разговор, и тебе я бы тоже не советовал, мой Дей!
  
  - Я смогу выполнить его просьбу! - оранжевые глаза разгораются, черная ладонь поднимается и закрывает половину симметричного лица. - Вам нечего мне противопоставить! - вторая ладонь глухо закрывает изысканно красивое лицо...
  
  Феи в фонарях гаснут!
  
  Совсем! Они гнутся и засыпают! А вместе с ними угасает их сияние - и твоему мечу, мой Дей, больше нечего отражать, звезды слишком бледны, а последние лучи заката отгорели несколько минут назад!..
  
  Ворона беспокойно оглядывается, выворачивается из-под твоей руки, мой Дей, он опять что-то задумал! Подходит к стремительно сливающейся с темнотой фигуре, стягивает перчатку с левой руки и протягивает ладонью вперед - без страха устраивает на пальцах Отражения, закрывающих лоб! Темнота перестает подступать, как скоро феи просыпаются по одной - ладонь Бранна сияет очертанием цветка, только сегодня днем перенесенного туда с рисунка в библиотеке.
  
  Золотой свет разгорается медленно - и так же медленно отступает мрак. Феи беспокойно приникают к фонарям изнутри, следят за нашим неблагим и застывшим Отражением. Чем ярче разгорается золотое сияние, тем сильнее съеживается само Отражение, растворяясь вместе с уходящим мраком. Из-за ладоней доносится приглушенный вскрик, но Бранн не отнимает руку, хотя дышит тяжело.
  
  Отражение начинает кричать непрерывно, и на одной особенно жуткой ноте с серьезным усилием отнимает руки от лица, отталкивает ладонь Бранна, на лбу, выше оранжевых глаз, горит зеркальное отражение цветка!
  
  - Не-ет! Это ты должен сдохнуть! Ты должен, наконец, сдохнуть!.. - шипит в лицо нашей Вороне, пытается подступиться и нависнуть, когда Бранн снова вытягивает руку с горящим оранжево-красным цветком.
  
  На этот раз прикладывает, останавливая и обездвиживая, к правой стороне груди Отражения! Оно застывает, черты лица подрагивают от злобы, от невысказанной ненависти, непонятно откуда произошедшей. Мгновения тянутся как минуты, когда стоять неподвижно становится вовсе невыносимо, из черной спины напротив бранновой руки вылетает комок черноты! Видимо, сердце, но тело пока не меняет своих очертаний, и стоит Бранну убрать руку с облегченным вздохом, как черный кулак бьет его прямо в лоб!..
  
  Ох, мой Дей! Как хорошо, что у тебя отменная реакция! Если бы ты не поймал его, наш неблагой раскроил бы себе затылок обломками поверженного Камня!
  
  Побежденное отражение улыбается гадко и довольно напоследок. Исчезает, истончаясь и уносясь вверх темным язычком пламени. Оно возвращается в свой город, оставляя нас на улице, освещенной беспокойно парящими в фонарях феями.
  
  - Бранн! Бранн! Да Бранн же!
  
  Ох, не тряси его, мой Дей, неблагому и так прилично досталось. На лбу краснеет след от кулака, выбитый меч все ещё валяется далековато от хозяина, бока под лоскутной курткой, я уверен, тоже изрядно помяты. С ладони стекает кровь, словно ободрали свежеподжившую рану, и ободрали основательно! Главное - Ворона дышит, он скоро придет в себя, я знаю! Да, знаю, мой Дей, не волнуйся так!
  
  - Бра-а-анн!
  
  Феечки в фонарях тоже обеспокоены, они стучат в стекло крохотными ручками, куда-то указывают, но нам не до них.
  
  Ну вот! Я же говорил! Зеленые глаза нашего неблагого, конечно, поначалу выглядят не слишком осмысленными, острое ушко дергается, улавливая стук из фонарей, Бранн резковато садится, можешь отпускать его, мой Дей, Ворона явно в порядке.
  
  - Бранн! Ты как? - но лучше, конечно, уточнить, да, мой Дей, а то эти неблагие...
  
  Что-то не так! Бранн оглядывается, словно не узнает это место, сверлит тебя взглядом, ушки опять подергиваются нервно и мелко, как днем.
  
  - Как? - голос немного срывается. - Как я? Я?! - глаза Вороны округляются, воздуха ему немного не хватает, и вообще он производит впечатление паникующего, что Бранну в принципе не свойственно.
  
  Ох, мой Дей, лучше не думай - не мог он потерять память от одного удара в лоб! Феи бьют кулачками по стеклянным фонарям, пищат отчаянно, но это так незначительно, что можно не обращать внимания.
  
  - Ты! Ты! Ещё как ты! - не тряси его за плечи, мой волк, неблагой пытается отдышаться. Хотя я понимаю твое беспокойство. И разделяю. - Ты - Бранн, третий принц Неблагого двора! А с некоторых пор - королевский волк двора Благого!..
  
  Бранн кладет свою руку поверх твоей, мой волк, кажется, просит подождать, перестать трясти его настолько яростно. Он улыбается и дышит спокойнее, глаза возвращаются к обычному размеру. Уши, правда, все равно подергиваются.
  
  - Спасибо, Дей, мне было бы очень интересно послушать, какого ты обо мне мнения. Я переживал, особенно после сегодняшнего дня... - пока Ворона вздыхает, слышно раскатившееся по городу эхо какого-то удара. А вот феечки, наоборот, затихают, как мыши под метлой. Бранн заметно бледнеет, пот течет по его лбу. - И я помню, кто я таков, благодарю за заботу. Но меня беспокоит вопрос: как я, почти целый, - кряхтит, осторожно выпрямляясь, - третий принц Неблагого двора, почти целый королевский волк двора Благого, - мне кажется, или Бранн смеется? - и полный, образцовый остолоп, допустил, что мы с тобой находимся на улице после заката?..
  
  Удар-удар-удар-удар! И еще два! Всего семь! Небеса опасно чернеют.
  
  - Ты помнишь, Дей, что говорил про опасность на входе в Золотой город?
  
  Бранн медленно встает, пошатываясь. Феи в фонарях приседают в испуге, закрывая лица руками, их крылышки дрожат быстро-быстро.
  
  Ворона отряхивается, идет за мечом, поднимает и вкладывает в ножны.
  
  - Так вот, это все не касается Золотого города днем. Но очень даже касается Золотого города ночью.
  
  Вдали, там, где жмется к земле дворец и парит башня королей, в небо взмывает силуэт Семиглавого змея.
  Глава 19. Змей семиглавый
  Над ночным городом разносится переливчатый рев.
  
  Голос зверя нарастает в громкости и становится напевным, так, говорят, поют самые большие морские гады, именуемые китами. Только это не кит, а неблагой змей, кружащий пока над центральной частью. Небо темнеет, а потом вспыхивают шары из искр, только слишком далеко, невозможно поручиться.
  
  Бранн возле тебя, мой волк, смахивает пот. Задев ободранной рукой рукоять кинжала, морщится, но никуда не торопится. Как будто сзади к вам не приближается вытащенное Счастливчиком чудовище.
  
  - У меня для тебя, Дей, две новости. И обе хорошие, - интересное начало, что тут скажешь. - Выбора бежать у нас сейчас вовсе нет, есть выбор сражаться или сжираться.
  
  - А вторая новость?
  
  Мой Дей, я не понимаю, почему ты согласен, что эта новость была хорошей.
  
  - А вторая новость: у нас действительно есть шансы победить, - но Бранн все равно какой-то не слишком радостный, мой волк. - Если разбудить Цветок по-хорошему и найти описанное в древних манускриптах слабое место змея.
  
  Семиглавый меняет тон своей трубной переливчатой песни. Теперь в ней слышна ярость.
  
  - Ну вот, он меня почуял, - Ворона тяжко вздыхает. - Всегда любил полакомиться магами! Стой, пожалуйста, ровно, Дей. Нам надо вернуть силы.
  
  ...и без предупреждения выставляет вперед раскрытые ладони. Окровавленная и просто оцарапанная руки успевают вызвать вопрос, когда с них срываются упругие воздушные волны, все набирающие силу, становясь похожими на ураганный ветер.
  
  Мой Дей, я не понимаю, как тебе удается держаться на ногах!
  
  Даже голос Семиглавого отодвигается... Зато вместе с бьющими в грудь волнами к тебе возвращается бодрость, мой волк! Магическая часть отлетает, удесятеренная, к Вороне. Наш неблагой сразу выглядит лучше, бледность кожи пропадает, а в изумрудных глазах снова появляется озорной блеск. Пострадавшая сильнее ладонь с цветком мгновенно схватывается корочкой.
  
  Семиглавый завывает злее, гораздо злее! Мне чудится, мой волк, эта злоба направлена персонально на Бранна. Или кого-то из его дальних родственников. Или не очень дальних. Например, деда, да, мой волк, того самого ши, который укротил и использовал змея. Да ещё и усадил на свой дворец! Украшением! Закрывать дыры!
  
  Бранн тоже разбирает новые ноты, мрачнеет:
  
  - Прекрасно. Сегодняшний день стоит превратить в легенду, ибо эта опасная тварь не желает забывать о прошлом, - оборачивается к тебе. - Как думаешь, Дей?
  
  - Думаю, нам точно не стоит умирать сегодня, - мой волк! Какой азарт! - Завтра важная встреча!
  
  Ворона тоже приободряется, но время разговоров прошло - над вами пролетает со свистом, рассекая воздух кожистыми крыльями и высекая искры шипастым хвостом из мостовой, сам Семиглавый. Стоит вам броситься в стороны, змей заворачивается спиралью на месте, что возможно благодаря семи подвижным головам, и выдыхает из ближайшей что-то неразборчиво-темное.
  
  Бранн заталкивает тебя за ближайший угол, спешно подбираясь и сам. Что бы это ни было на вид, по ощущениям - самое настоящее пламя, мой волк!
  
  Обжигающий жар проходит волной над вами, темная кромка огня исчезает, но волосы на затылке Вороны слегка загибаются от жара. А после пламени праздничным салютом приходят искры.
  
  С противоположной стороны дома спешат опуститься две других головы, раскрывая пасти. Семиглавый тяжко плюхается на мостовую, чем пользуется Ворона, снова с усилием дергает тебя за руку дальше, дальше! В проход между домами, куда можно свернуть и опять разминуться с обжигающим пламенем. Кокетливые искорки позади отсвечивают радостно, появляется ощущение нереальности, сновидения...
  
  Бранн трясет тебя за плечо, мой волк, не просто так:
  
  - Надо выиграть время и пространство! Я обернусь, хватайся быстро!
  
  Над вами нависает очередная голова змея, на сей раз с усами. Бранн сердито щурится, тащит тебя проулками дальше, но некуда повернуть, огонь уже отовсюду! Семиглавый пытается попасть струями пламени, выдыхая их, видимо, в разных направлениях вам вслед.
  
  Я тоже не знаю, как Ворона определяет безопасный путь, но факт остается фактом - вам каждый раз удается опередить темное пламя, забежать вперед хоть на полфута, хоть на один поворот, и понаслаждаться исключительно видом искр.
  
  - И это называется, я не хотел будить Цветок в неподходящей обстановке!.. - успевает Бранн ворчать на ходу. - И это называется, я рассчитал время!
  
  Новая голова зависает над вами неожиданно, заставляя резко сменить направление. Мой Дей, тут узко для тебя! Бранн тянет за руку и буквально выдергивает из сужающегося проулка. Лапы змея стучат по крышам позади, приподнятые крылья заслоняют всякий свет, а темное пламя пожирает его окончательно.
  
  - ...и это называется, я не хотел торопиться! - договаривает окончательно запыхавшаяся Ворона.
  
  Искры, оставшиеся от пламени, оседают на мостовую, как огненный снег. Еще немного, мой волк, и Бранн зарычит в ярости.
  
  На ближайшем повороте, Ворона оглядывается - "Приготовься!" - а потом подпрыгивает, хватаясь за выступающий карниз, подтягивается и взмахивает уже орлиными крыльями.
  
  Какое счастье, мой волк, что ты такой высокий и прыгучий!
  
  Бранн хватает тебя за вытянутые вверх руки, неторопливо, но мощно взмахивает крыльями. Хотя время рассчитывает точно: все семь потоков темного пламени минуют вас.
  
  Поднимающийся орел заставляет змея снова завыть. Семиглавый вытягивает поочередно каждую голову - начинает песню одна, подхватывает другая, потом подключается третья... Видно, у его голов богатое разнообразие, раз переливы образуются сами собой.
  
  Кожистые крылья шуршат позади, расправляясь, да, ты можешь обернуться сейчас, мой Дей!
  
  Семиглавый сидит на крыше двухэтажного здания и сияет четырнадцатью мигающими рыжим огнем глазами - подвижные шеи извиваются, выдвигаясь вперед, чтобы полыхнуть пламенем, или отодвигаясь назад, чтобы вдохнуть для этого.
  
  Змей отталкивается и тяжело летит за нами - не очень быстро, но он огромен и силен.
  
  Бранн, вместо того, чтобы снизиться и позволить тебе удобнее сесть на его спине, наоборот, забирает ввысь. И болтаться снизу - это совсем не то же самое, что сидеть на его шее! Под ногами мелькают кварталы и феи, слишком близкие, чтобы не опасаться упасть. По мере того, как дома становятся мельче, позади все больше ужасает растопыривший чешую змей.
  
  Бранн некоторое время летит очень высоко, город отсюда вовсе маленький, а воздух холоднее поцелуя мертвеца. До шпилей Города отражений, кажется, можно дотронуться, а змей, змей!.. Этот Семиглавый почти догнал вас - с неловкой ношей Бранну ускориться невозможно!
  
  И я не понимаю, чего он добивается, скользя на воздушных потоках, позволяя Семиглавому вытянуть все головы строго прямо! И набрать воздух для пламени!..
  
  Мой Дей! Мы падаем!
  
  И рядом летит Бранн. То есть именно Бранн, а не орел! Выше проходят семь струй черного огня. Змей не видит, куда вы пропали, и над вашими головами расцветают хризантемы опаснейшего салюта. Город внизу приближается быстро, но Ворона не выглядит испуганной.
  
  Конечно! Он же птица!
  
  Бранн подмигивает круглым птичьим глазом, немного склоняется вперед, обгоняя нас в полете, в следующий момент принимает волка на широкую орлиную спину.
  
  В воздухе разливается то ли вой, то ли песня мести Семиглавого змея.
  
  Обхватывать Бранна за шею гораздо удобнее, да, мой Дей. Орел стал гораздо подвижнее, он закладывает крутой вираж влево, спасаясь от пламени. Не выходя из дуги, нагло пролетает перед двумя пастями змея, только отодвинувшимися набрать воздух. Сабельные клыки смыкаются, на две твои ладони не дотягиваясь до крыла Вороны. Он опять возвращается к бывшему курсу - нисходящая спираль, плавный поворот вправо, предупреждающий клекот. Думаю, надо схватиться крепче, и...
  
  Да, переворот прямо в воздухе! И я вовсе не понимаю твоего восторга, мой волк!..
  
  Оранжевые огоньки глаз из-под костяных гребней пылают свирепо, но и и внимательно. Думаю, теперь змей зол не только на Лорканна, но и на его дерзкого потомка, посмевшего столь нахально пролететь вблизи морд Семиглавого, внушающих всему городу ужас.
  
  Внизу светятся феи и огромный рисунок, чем-то напоминающий... Да нет, мой Дей, этого не может бы... Стойте-ка! Точно такой же, как цветок на руке нашего неблагого. О, мой Дей! Что вообще тут происходит?! Мир переворачивается на глазах!
  
  И это сейчас не поэтическое выражение.
  
  Теперь гигантский цветок полыхает золотым бегунком не внизу, а вверху, феечки сияют разноцветьем, и кажется, что туда просто невозможно упасть, а мир целый и совершенно круглый.
  
  Пламя проходит близко по другую сторону от орла, заставляя Бранна вздрогнуть, заклекотать и снизиться. Огромная птица несет тебя, мой волк, к приземистой часовой башне, возвышающейся по другую сторону дворца - там мы сегодня не проходили. Длинное основание и высокие стены больше напоминают крепость, надстройки уже не такие мощные, но башня с часами, наверняка, ровесница самого Золотого города: её камень темен, окна узки, а стены выглядят непрошибаемыми. Впрочем, как и во дворце - стоит только вспомнить один коридор - когда-то изрядно побитый.
  
  А ещё я не понимаю, что хочет сделать наш неблагой. Во всем городе сейчас не сыскать открытой двери или незамкнутых ставен!
  
  Бранн снова клекочет, змей ускоряется, полыхая пламенем на разной высоте, начиная с самой высоко поднятой головы, не давая нашему неблагому остаться на прежнем пути и набрать скорость. Орел опять уходит спиралью, но на сей раз возвышающейся, не давая подпалить свой хвост, закладывает круг около змея, легко ускользая от воздушной волны его крыльев, давая тебе рассмотреть вытянутое тело, длинное и узкое. Оно продолжается семью долгими шеями, широко расходящимися от основания. Плечи Семиглавого непропорционально широки, чтобы уместить все головы, а сужающаяся туша переходит в хвост почти незаметно. На конце хвоста - шипастые гребни, торчащие во все стороны.
  
  Да, мой волк, "достойный противник" - неплохое выражение для того, чтобы обрисовать ситуацию. Я бы даже сказал, "достойный старых богов противник"!
  
  Но нет, конечно, зачем меня слушать, всего-то мудрый и старый ящер. Вы явно рветесь в старые боги, вот что я тебе еще скажу, пока ты меня не слушаешь, мой Дей.
  
  Чешуя на шкуре змея топорщится, это замедляет его скорость, зато позволяет цепляться за воздух, проворачивая самые разные маневры. Вот теперь он пытается развернуться на месте, чтобы опять выдохнуть пламя, но летящий почти под струи Бранн теперь уходит не в стороны или вверх, а вниз, под брюхо змея.
  
  Семиглавый и с этой стороны замкнут в сплошной покров твердой чешуи. Непонятно, как можно его победить, разве что Бранн вычитал в своей библиотеке что-то действительно полезное. Задние и передние лапы загребают когтями воздух, пытаясь если не сцапать вас, то нарушить воздушные потоки. Бранн, однако, опять хитрее, ему удается, отклоняясь то на одно, то на другое крыло, пройти между и этих ловушек.
  
  Шипастый хвост, правда, со свистом мелькает почти перед твоим лицом, уходит в замах, наш неблагой только набирает потерянную скорость - и опять летит строго на часовую башню.
  
  Разворачивающийся змей воет шестью головами, седьмая набирает пламени, но Ворона больше не уворачивается.
  
  И я, кажется, понял, что он задумал! Мой Дей! Приготовься! Мы летим прямо на циферблат!
  
  Потому что Бранн хочет его разбить!
  
  Орел с размаху влетает в стекло, пробивая его клювом и когтями, позади кожисто шуршит змей, тревожные искры салюта вспыхивают и гаснут рыжими бликами, освещая стену, но вы успеваете!
  
  Поток пламени проходит дальше, ударяется в противоположную стену, пока вы с Бранном, уже в виде ши, откатившись в сторону, переводите дух.
  
  Наш неблагой морщится, но встает и поднимает на ноги тебя, прислушивается - и если прислушаться вслед за ним, можно уловить писк летучих мышей.
  
  - Он скоро вернется, мыши говорят, облетает вокруг, ищет, нет ли ещё добычи, - это значит, что Бранн не только слышит писк, но и различает слова. Лицо его привычно сосредоточенное, ярость, если она есть, совершенно холодна. - Мне надо разбудить Цветок, а тебе - приготовиться к поединку с Семиглавым.
  
  - Цветок, да? - мой Дей, ты думаешь, сейчас подходящий момент для любопытст... - Это тот самый, который раскинулся на полгорода, по которому мы проходили сегодня бессчетное количество раз и который "нарисовали"? - видимо, думаешь.
  
  Бранн поднимает левую руку и сосредотачивается на осевшем там днем очертании, проговаривает невыразительно:
  
  - Да, это именно он. Если принципиально, не "нарисовали", а "нарисовал", да, тоже я, - мне не нравится это "тоже", мой волк, тебе, я чую, тоже. Ой, прости. - Будить его долго и сложно, с отражением сработало грубое вмешательство через кровь, но тут нужен целый Цветок, весь Цветок, работать следует аккуратно... - вздыхает. - Я вообще не рассчитывал его будить.
  
  Твоя рука на его плече заставляет Бранна вздрогнуть и оторваться от своей ладони.
  
  - Не принципиально, Бранн, однако, интересно, - у тебя очень обаятельная улыбка, мой волк, когда ты улыбаешься искренне. - Обвинять тебя в чем бы то ни было я не собираюсь, но я собираюсь убить вместе с тобой Семиглавого змея, и мне нужны сведения.
  
  Лицо Бранна проясняется, отражая свет твоей улыбки:
  
  - Прости, Дей, я расскажу тебе потом в подробностях: Цветок нарисовал я, зажег его я, и слушается он тоже меня, ну, слушался, то есть - будет слушаться! - брови нашего неблагого решительно сходятся на переносице. - Но это моя работа, а тебе следует знать, что Семиглавый змей уязвим для обычного оружия...
  
  Бранн замолкает и прислушивается, летучие мыши под потолком опять пищат.
  
  - Змей возвращается, - Бранн хмурится еще пуще. - Отойдем дальше, ратуша и башня некоторое время устоят.
  
  В разбитый циферблат снова влетает струя черного пламени, вокруг пляшут искры, сразу несколько голов пытаются просунуться в разлом, но не проходят. Бранн отодвигается, прислонившись к стене спиной, на несколько шагов, кажется, просто из вежливости! Поводит над раскрытой ладонью левой руки кистью правой, не отрываясь, рассказывает:
  
  - Семиглавого змея я изучал еще в детстве, впрочем, более новой информации о нем все равно нет, - предмет изучения в бешенстве таранит наружную стену всеми семью головами по очереди, воет и таранит опять. Бранн спокойно пережидает шум ударов и треск сыпящихся наземь кирпичей. - У Семиглавого есть только одно слабое место: под чешуйкой в основании самой главной и длинношеей головы есть нервный центр, который связывает все головы с телом и между собой.
  
  Змей беснуется снаружи ещё пуще, рисунок на руке Бранна мигает, и Ворона умолкает, проделывая правой рукой какие-то пассы, на линиях телесного цвета, как старые шрамы, опять показывается кровь, хотя её не так много, как в схватке с отражением. Бранн закусывает губу, пережидая очередную серию ударов змея - башня уже трясется - и, видимо, приступ боли.
  
  Вряд ли это приятно или просто, да, мой волк, будить такую махину.
  
  - Проблема только в том, - занудствующий Бранн успевает зажечь Цветок на один лепесток, прежде чем опять прикрывает глаза и сосредотачивается на занудствовании, - что никто не выяснил, какая из голов Семиглавого самая длинная. Это невозможно.
  
  На руке зажигается, опять гаснет, а потом с усилием вновь зажигается еще один лепесток, Бранн проторяет дорогу, связывая крохотный шрам на руке и полноразмерное изображение.
  
  - Но как же? Змей же застывает на день? - хороший вопрос, мой волк!
  
  - Я пробовал, - кто бы сомневался, да. - Я пробовал измерить длину его шей шагами. Но всякий раз, - Ворона повторяет начало каждой фразы, пытаясь подцепить ещё один лепесток, - но всякий раз я терял сознание, стоило подойти к голове.
  
  Крышу трясет, там стучат лапы змея, а летучие мыши, испуганные его присутствием, вылетают, мельтеша черным бураном, во все слуховые окна.
  
  Ой-ой. Это плохо.
  
  Бранн шипит, втягивая воздух сквозь зубы, видимо, думает о том же.
  
  И не зря - змей просовывает длинный коготь в одно из слуховых окон. В другом показывается оранжевый глаз, в третьем - еще коготь, а четвертое прямо за вами!..
  
  Ты успеваешь схватить Бранна и оттащить от той стены за несколько мгновений до того, как палящее темное пламя снова пытается добраться до вас.
  
  Ворона бормочет:
  
  - Нужно больше времени, - кривится и машет рукой в сторону валяющихся у пролома стрелок.
  
  Железные штыри поднимаются и, словно копья, нацеливаются в дыры в стене. Следом за стрелками снимаются маленькие шестерни - и одной везет попасть в любопытный глаз, прямо под костяной гребень на голове змея. Правда, у него этих глаз! Этих голов! Так что проблемы не решает. Яростный рев от одной раны еще переливается под небом, когда шестерня побольше вылетает в разбитый циферблат - и вой приобретает новые ноты, становясь злее, раздраженнее. Семиглавому явно не доставляет удовольствия иметь дело с магом.
  
  Бранн же этого вовсе, кажется, не слышит, углубившись в колдовство над Цветком. Стоит очередному лепестку засиять - наконец обращает внимание на жуткий рев и удивленно приподнимает голову:
  
  - Я попал? - на твой кивок изгибает еще и брови. - Неудивительно, что он обещает мне мучительную смерть, - прислушивается, медленно повторяет, переводя рык: - Дело уже не в Лорканне... мелкий пакостник... жарить на медленном огне...
  
  Ворона видит твое лицо и осекается.
  
  - Бранн, раз ты так хорошо понимаешь его, - в твоем голосе, мой волк, кроме тревоги за Бранна звучит неприкрытое любопытство. - Значит, он тоже понимает тебя. И что ты ему сказал, когда был орлом?
  
  Мой Дей, твои глаза светятся янтарным!
  
  Бранн в сомнении приподнимает брови еще выше:
  
  - Эта зависимость срабатывает далеко не всегда, реже, чем хотелось бы, - покаянно вздыхает: - Но тут да. Я сказал змею, чтобы он отстал, иначе пожалеет!
  
  Ладонь с Цветком смыкается в кулак будто сама собой, и Бранн смотрит на это в не меньшем удивлении, чем ты, мой волк. Медленно разгибает пальцы, а над вашими головами снова воет и топочет лапами, срывая древнюю черепицу, Семиглавый. Словно в ответ.
  
  Бранн подытоживает:
  
  - Он уже жалеет, но не отстает. Надо только придумать, как добраться до его чешуи...
  
  Эти ваши молчаливые переглядки с Бранном меня пугают, мой волк.
  
  Рука Дея выразительно сжимается-разжимается в кулак, а потом бьет кого-то воображаемого сверху. Бранн даже отрывается от вновь мерцающего Цветка.
  
  - Ну что ж, с этим, похоже, ясно, - голос у Бранна очень довольный, а ты улыбаешься так многозначительно, мой волк! - С меня прочие развлечения, - спокойная Ворона поправляет рукава, не обращая внимания на вновь трясущиеся стены. - Надеюсь, башня выдержит: надо еще зажечь Цветок и потом соединить его с большим, - тяжко вздыхает.
  
  - Вот и поработай над этим! - мой Дей чрезвычайно бодр и азартен. - А я пока послежу, чтобы нас не зашибло! - да, ты верно тянешь Бранна за рукав, очередной кирпич пытается найти пегую голову.
  
  Змей, будто чувствуя, что вы договорились, ревет особенно сердито, бьет головами в стену рядом с Вороной, скребет перекрытия лапами. Он поставил себе цель до вас добраться, и не успокоится, пока не пожрет вас, мой волк.
  
  Хотя тебя это, я гляжу, не пугает! Ну вот нашел, что вспомнить! "Мы уже победили, Луг, одну гигантскую гадину!" Да Трясина по сравнению со змеем была тихой воспитанной девушкой! Она вам даже подмигивала! Что значит "Змей тоже подмигивает! Просто подбитым глазом!" Мой Дей! Ну что за шутки! Я тут за вас волнуюсь! Громадный огнедышащий ящер хочет вашей гибели!..
  
  Ну вот что я говорил! Вот что! Стена около Бранна идет трещинами, а тот и ухом своим неблагим не ведет!.. Как хорошо, что у него есть ты!
  
  Ой-ой! Стена идет трещинами не только справа от Бранна, но и слева от тебя! Змей сосредотачивает усилия, в правой бреши показывается длинный раздвоенный язык одной из голов, изгибается, стремится вперед, будто на ощупь или по запаху определяя, куда тянуться - к нашему неблагому, конечно, опять прижмурившемуся...
  
  Мой волк! До чего, должно быть, неприятна эта рана! Отсеченный метательным кинжалом язык извивается на полу, разбрызгивая темную кровь, больше всего похожую на черную подземную воду. Семиглавый втягивает остатки языка, перебирается по стене всеми лапами и прицепляется прямо за вами, яростно воя долгими, протяжными, свирепыми криками.
  
  Сокрушительные удары обрушиваются на стену. Один за другим, почти без перерыва, это похоже на какой-то барабанный ритм, бреши слева и справа расходятся одновременно, в каждой показывается тупорылая морда змея, оранжевые глаза сияют довольно, искры разлетаются от кожистых мелкочешуйчатых губ - пламя уже наготове!..
  
  - Бранн! - я не знаю, что и кому ты сейчас пытаешься объяснить, мой волк, просто хватай его и беги!
  
  Вот уж пинка в нос ближайшей от тебя головы Семиглавый точно не ждал! Он трясет головой обиженно, ломая шеей часть стены. Я полагаю, во взлетевшем под своды рыке таятся угрозы и наглым волчатам, да, мой Дей. По счастью, лестница близко, вы почти скатываетесь по ней - черный огонь накрывает всю площадку, а на пролете этажом ниже тоже пробиваются другие головы Семиглавого.
  
  - Бр-ранн! - просто тащи его дальше, мой волк, это бесполезно.
  
  - Не дергай меня, Дей, - голос у него занудный, вот что я тебе говорил.
  
  Нашу Ворону не беспокоит и не отвлекает даже очередная тупорылая морда, словно таран, пробившая стену и воздух в ладони от его рукава.
  
  Исходящий яростью змей поворачивает голову и смотрит тебе прямо в глаза - и там кроме обещания смерти полыхает лютая ненависть. Однако это странным образом заставляет Бранна прийти в себя: острый локоть в лоскутной куртке врезается прямо под гребень, и теперь уже Бранн, не дослушивая рыка, не дожидаясь пламени, тащит тебя за руку вниз по лестнице. Почти перед пролетом стену пробивает очередная - да сколько их у него! - голова змея, выдыхает вам навстречу!..
  
  Ворона бросается под чешуйчатую челюсть сам и бросает тебя, кажется, прикрывая магией, толкает тебя дальше, переворачивается на спину и пинает змея под челюсть, в мягкую на вид кожу, заставляя захлопнуть пасть. Скатывается к тебе, а ты не ждешь ни мгновения - вздергиваешь его на ноги и тянешь вниз еще резвее.
  
  Да, мой волк, ты невероятно быстр!
  
  Захлебнувшийся пламенем Семиглавый раскрывает пасти, похоже, все, и воет одновременно. Башня трясется, резонирует и стонет, кажется, каждым кирпичом. Но пока держится.
  
  - Цветок успел? - на бегу спрашивать и отвечать не очень удобно, однако Бранн тебя слышит, не отнимая свою ладонь из твоей, поспевает и отвечает.
  
  - Почти! Только! - прыгать через пару ступенек у него тоже получается неплохо, не так легко, как у тебя, хотя без труда. - Стебелек!
  
  Очередная голова змея махом прошибает наружную стену. Вы, не сговариваясь, скатываетесь по лестнице почти кубарем, спеша заскочить за угол, там Бранн тянет рванувшегося было волка назад:
  
  - Подожди! Сейчас! - с трудом выпутывает левую руку из твоей крепкой хватки, возводит над головой.
  
  На этаж выше и ниже слышно, как пробиваются головы, змей ищет вас, кирпичи валятся по всему зданию, треск и грохот, вой и шорох, переливчатые завывания и лязг смыкаемых в разочаровании клыков - и несмотря на все это, здесь и сейчас, на этой лестничной площадке, среди вьющейся пыли и старой кладки становится невероятно спокойно.
  
  Неблагая Ворона вдруг видится в столбе сияющего света, рассеянного золотого, вокруг него вьются изумрудные и золотистые искры, пляшут, как живые, словно ластятся. И сейчас как никогда ясно, что наш Бранн, во многом нелепый и странный, неблагой и необъяснимый, на самом деле могучий маг - сила вьется вокруг него вместе с искрами и тоже ластится, льнет, ожидая направляющей руки.
  
  Мой Дей, Джоки боятся возможностей своего брата не зря, а Боаш был невероятно прав: Бранн еще как может поколебать Парящую башню. Теперь, в этом свете, в момент тишины, ясно видна внутренняя сущность Вороны. Он завораживает не красотой, но осознанной мощью.
  
  Растянувшееся мгновение этой задумчивой тишины заканчивается, стоит Бранну открыть глаза и опустить руку, на которой переливается теперь весь цветок, полностью.
  
  Ворона озирается, прислушиваясь, бледнеет, а потом хватает тебя за руку и тащит вниз, прыгая чуть не через четыре ступеньки - в следующий момент там, где вы только что стояли, обрушивается стена, змей пролезает в здание целиком, раскурочивая опоры и лестницу, стремясь обрушить всю громаду высоченной башни прямо на вас.
  
  Три из семи голов тянутся к вам языками пламени, жаркие искры кружатся вокруг, неблагой тащит тебя вниз, вниз! Змей спешит за вами, поспевая каждый раз новыми шеями, уже набравшими огонь. Вокруг, не переставая, что-то горит и рушится, кирпич летит Бранну наперерез - и разлетается в пыль, Ворона не может себе позволить потратить время или затормозить, а ты чихаешь пару раз, попав чутким носом в облачко.
  
  Лестница больше не делится на площадки, опускается бесконечной спиралью, кажется, мы будем бежать так вечно!
  
  Змей тяжело бухает за вами лапами, но в какой-то момент лестница не выдерживает: он проваливается на пол-этажа, завывая, беснуясь, извиваясь и дрыгая лапами, крыльями, шеями... Что становится последней каплей для часовой башни: вся конструкция натужно скрипит, пронизывается мелкой дрожью снизу до самого верха, кажется, проходящей волнами-вздохами, змей немного затихает, а потом сверху начинает нарастать грохот.
  
  Бранн на ближайшем повороте заворачивает не дальше вниз, а к круглому оконному переплету, тянет руку вперед - переплет вылетает на улицу вместе с досками, которыми он заколочен.
  
  - За мной! - и проскальзывает в круглую раму, не оглядываясь.
  
  По счастью, мой волк, рама достаточно широка даже для твоих плеч, но ты уверен, что это разумно? Ну конечно, просто выходи в окно!
  
  Бранн снова ловит тебя на орлиную спину, вы выбрались на высоте седьмого этажа, да, отсюда вниз добежать бы не успели. Бранн отлетает подальше, направляясь к цветку, а тебе, мой волк, ничто не мешает оглянуться и полюбоваться, как складывается внутрь себя тяжелая и древняя часовая башня, давшая вам необходимый приют.
  
  Змей остался там, да, мой волк, но вряд ли... Я же говорю!..
  
  Куча камней разлетается фонтаном брызг, иные летят именно за вами, видимо, Семиглавый владеет отчасти стихией своей родной земли. Семь голов по очереди взметываются над обломками, злые глаза горят обещанием всех самых жутких смертей, а стоит выпутаться крыльям, туша взлетает в воздух, вспарывая небо растопыренной чешуей.
  
  Бранн легко покачивает крыльями, уходя от камней, он торопится в сторону дворца. Под нами мелькает парк, фонтаны переливаются в свете звезд, Город отражений тянется шпилями своего дворца к шпилям этого, змей позади хлопает кожистыми крыльями и воет переливчато. Кое-где виднеются не закрытые ставнями окна, кажется, неблагой люд наблюдает за нами, мой Дей, их можно понять. И тебя можно понять - в тебе просто искрится восторг, но махать им рукой?! Ты бы ещё Семиглавому помахал, мой волк!.. Это шутка была!
  
  Ну вот, пожалуй, отлично: змей мечтает оторвать тебе не только голову и ногу, которой ты пнул его в нос, но и твою нахальную руку.
  
  Бранн молча парит, но, кажется, не так быстро, как может, словно поджидает нашего преследователя. А ты Ворону, в смысле орла, конечно, но вообще-то Ворону! Не подгоняешь! Вы беспокоите меня, мой волк!
  
  Над парком змей тоже замедляется, зависает над семью чашами, которые были наполнены днем каменными фруктами. Сейчас эти же фрукты - настоящие, похоже, земля парка заботится о своем порождении. Каменный Лорканн спокойно сидит прямо под носом своего самого страшного врага. Бранн закладывает бесшумный вираж и опускается к спине змея медленно, как опавший лист, не нарушая его трапезы ни тенью, ни свистом, ни вздохом.
  
  Ты тоже замер, мой волк, мне это вовсе не нравится.
  
  Однако эти приготовления обрывает голос Лорканна, шипящий среди листвы: "Не трогайте кота, пока он ес-ст! Вы же ш-ши, а не добыч-ща... Ещ-ще банки к х-хвосту привязать забыли, мальчиш-шки..."
  
  Бранн так же тихо поднимается на прежнюю высоту, ненавязчиво и совершенно мирно ненароком пролетая перед мордой змея. Вот вы с ним два сапога пара, да, мой Дей, но оба левые!.. Демонстрировать ему оскорбительный жест было вовсе не обязательно.
  
  Змей давится очередным яством, одна голова от самой земли выпускает струю пламени вам вслед, пара других поспешно пьют из фонтанов, в брызгах которых мы видели воспоминания о семье Бранна. Порождение неблагой земли, мощно взмахивая крыльями, отрывается от нее, спеша перехватить наглую Ворону, радостно оторвать тебе... да, мой волк, думаю, оторвать он мечтает уже просто все! И чему ты так рад, я понимать отказываюсь! Отказываюсь! Что за гонки со смертью вы опять затеяли?!
  
  Вот прав Лорканн: мальчишки! Как есть мальчишки!
  
  Бранн ускоряется, он летит легко, рассекая воздух широкими крыльями, позади переливчато ревет змей, обещая обрушить на ваши головы все кары, земные и небесные. И да, мой Дей, чтобы об этом догадаться, даже не обязательно его понимать. Ещё более очевидными сделать его намерения могут разве что особенно длинные и жаркие струи темного пламени, почти дотянувшиеся до хвоста Бранна.
  
  Видно, Семиглавый поел и понабрался сил.
  
  Бранн заворачивает вокруг башни, спиралью опускается под очередным потоком пламени, пропуская его сверху, бесстрашно приближаясь к змею, чтобы в последний момент опять уйти прямо из-под носа. И темное пламя снова минует вас, мой волк, а вот сабельные клыки в окружении рыжих искр почти дотягиваются до кончика крыла. Головы беспорядочно извиваются, позабыв об выдыхаемом пламени, челюсти щелкают вокруг, а Бранн как нарочно не спешит улетать далеко, проносясь над спиной Семиглавого под самыми разными углами, переворачивается...
  
  И ты отпускаешь Ворону и падаешь, мой волк! Ты падаешь прямо на спину огромного огнедышащего гада, только мечтающего оттяпать тебе всё! Что ты творишь! Что Бранн творит! Пусть вернется и заберет нас!
  
  Ах, так это был план!
  
  Бранн и впрямь теперь с особенно оскорбительным клекотом припускает вперед, заставляя змея сосредоточиться на себе, пока ты тихо лежишь, прижавшись к чешуе, ухватившись за оттопыренные края. И я понимаю, мой Дей, до чего удобны цвета Дома Волка. Черное с серебром не только идут тебе, мой волк. В темноте звездной ночи, на черной шкуре неблагого змея, под шпилями города отражений - ты почти незаметен! Неразличим! Невидим!
  
  Змей ревет, вибрация от переливов пронизывает тебя и меня вместе с тобой, я опять нагреваюсь. Это случайно! Прости!
  
  Наш неблагой рассекает воздух крыльями впереди, змей извивается, загибаясь всем телом вокруг Парящей башни, задевая шпиль хвостом, но Бранн увертливый. Все семь голов смачно щелкают челюстями и поочередно разочарованно ревут. Или это воздух ревет в ушах? Не разобрать!
  
  Бранн хлопает крыльями впереди, змей злобно поджимает чешую к телу, прищемляя тебе пальцы! Мой волк! Срочно нужно что-то придумать! Да, метательные кинжалы, наверняка, сгодятся. Лезвия, подсунутые под чешуйку, тут же оправдывают ожидания, удерживая тебя на спине огромного ящера в то время как он закладывает мертвую петлю. Небо и земля не по разу меняются местами: яркие огни фей то слева, то справа, то вверху, то внизу. А стоит вам миновать дворец и оказаться над той частью города, которую вы проходили, как поражает золотым очертанием полностью горящий Цветок. Да, в точности как на руке Бранна. Острые лепестки вытянуты в одну сторону, они тянутся по улицам, домам и проспектам, хотя сердцевина сияет из левого крыла дворца, да, мой волк, где-то неподалеку от галереи портретов.
  
  Наш неблагой снижается, выделывая немыслимые кульбиты, целенаправленно, к рисунку, стараясь не попасть под опаляющее пламя, но просто купаясь в огненных вспышках искр. Воздух истинная стихия нашего Бранна, что нисколько не удивляет самим фактом, но увидеть это воочию - совсем другое. Орел снижается и снижается, падая в кольцо огня и замедляясь перед огненной стеной, вытаскивая крылья и хвост почти из зубов змея в последний момент, меняя скорость и направление, а в конце - попросту падая на проспект знакомым неблагим в лоскутной куртке.
  
  Змей завивается спиралью, притормаживая, Бранн бежит прямо по светящейся линии Цветка, и непонятно, что теперь ему надо сделать. Змей тяжело опускается на все четыре лапы, медленно двигается за Бранном, осознавая собственное превосходство, не торопясь, набирает огня во все семь пастей!.. мой волк! Скажи! Скажи мне, что это тоже план!
  
  Бранн добегает до первого перекрестка нескольких линий, не оборачивается, хотя не услышать поступь змея невозможно, а не увидеть сейчас искр - смертельно опасно. Вместо этого Бранн прикладывает свою многострадальную левую ладонь прямо к мостовой на месте пересечения светящихся линий.
  
  Цветок сияет теперь немного по-другому, да, мой Дей, будто дышит. Или в нем, под ним, пульсирует чья-то кровь. Да, мой волк, можно даже с уверенностью сказать - чья именно! Одной безмозглой Вороны!
  
  Его же сейчас спалят!
  
  Семиглавый втягивает воздух через нос и начинает открывать пасти... Когда Бранн, распрямляясь во весь рост, вытягивает руку с Цветком в сторону змея. И та линия, по которой летучая зверюга продолжает двигаться вслед за Бранном, наливается злым золотым светом, пришпиливает лапы, сдирает чешую с брюха. Семиглавый вздымает вверх крылья и головы, потом поливает черным огнем сияющий Цветок, на мгновение чернота заслоняет свет - и змей стремительно отрывает лапы от земли, заполошно хлопая крыльями, боясь снова оказаться в ловушке, но пока не в силах подняться выше. Переливчато рычит, оглядывается в поисках Бранна, но натыкается только на взлетающего орла - и преследование продолжается.
  
  Змей, кажется, владеет не только стихией земли, но дотягивается и до воздуха: порывы выстраиваются в удобные ему потоки, что позволяет догнать Бранна очень быстро. Головы извиваются постоянно, пока невозможно заметить, какая длиннее. Они заключают орла в живую клетку из чешуйчатых шей, но прежде чем она успевает сомкнуться, сквозь последнюю брешь выскальзывает наш неблагой. Бранн падает прямо на одну из голов, змей рычит, распутываясь - и наша Ворона припадает на одно колено, закрывая уши. Его шатает, стоит рыку закончиться, и немного ведет в сторону. Ох, мой волк, думаешь, защита змея все еще активна? И близость к голове заставляет выпасть из реальности? Да-да, я бы тоже не хотел, но Бранна шатает!
  
  Он, впрочем, и не падает, хотя змей трясет головой, а остальные изгибаются рядом, стремясь достать наглого ши зубами или огнем.
  
  Я полагаю, что ты и так помог ему, мой волк, не следует привлекать к себе внимание Семиглавого, вряд ли Бранна защищает неблагая магия, скорее - благое подданство. Наша Ворона расправляет орлиные крылья как раз в тот момент, когда мельтешение голов заканчивается, они все загибаются спиралью к нему, а потом разгибаются, провожая его темным огнем. Не хватает каких-то жалких ладоней, чтобы загорелись перья хвоста. Огненная дорога темнеет за Бранном, куда бы ни полетел, Семиглавый решает бить наверняка, поэтому наш неблагой возвращается ко дворцу: закладывает вираж вокруг башни, ускользает от пламени... И натыкается на распахнутую пасть.
  
  О мой Дей! Вылететь он уже не успеет! Поэтому опять падает в виде ши чуть ли не между зубов змея.
  
  Бранн падает!
  
  Переворачивается в полете на живот, распахивает руки, падает, падает! И перед нами уже знакомая ворона!..
  
  Темная птичка меньше орла настолько, что змей теряется в первый момент, кажется, вовсе упуская Бранна из виду, однако, что-то привлекает его внимание - все семь струй перекрещиваются в точке предполагаемого нахождения цели. Ох, не замирай так, мой волк! Или это я замер?
  
  Оранжевые искры салютом высвечивают часть неба - и насмешливо хлопающую крыльями гораздо выше Ворону. Фух! Вот мальчишки!
  
  Мой Дей! Смотри! Змей устал строить ловушки в воздухе. Он весь вытянулся вперед и вверх, туда, за Вороной, и теперь видно! Видно! Его головы!
  
  Самая длинная голова у него находится левее всех, а чем ближе к правому плечу, тем они короче! Это напоминает какую-то лесную или пастушескую свирель. Но теперь ясно, куда наносить удар. Можно потихоньку продвигаться к левой голове...
  
  Воздух вокруг опять обжигает холодом, Ворона впереди вдруг довольно странно хлопает крыльями, будто падает вниз, а не летит вверх, а потом и нас на спине змея тянет в другой низ.
  
  О мой волк! Что произошло?!
  
  Вокруг торчат антрацитовые крыши, здания поменяли свой вид, огни на улицах горят все одного цвета - бледно-голубого. Бранна впереди несколько раз переворачивает в воздухе, он тормозит перед мостовой, но падает на неё уже в виде ши, перекатывается дальше, ожидая струи пламени, поднимается, оглядывается и ахает.
  
  Из ближайшего переулка, прямо на нашу Ворону выползает огромный белый змей. Голова у него, кажется, одна, а свирепые синие глаза ищут ночную жертву. То есть нашу Ворону!
  
  Нет! Мой Дей! Не спрыгивай! Сейчас это ничего не даст!
  
  Бранн замирает. Ох, похоже, его поймал в ловушку взгляда змей ползучий. Мой волк?! Думаешь, попадешь? Наш Семиглавый все еще пытается найти опору в воздухе этого мира, нас болтает, промахнись, и отрежешь Бранну ух... ну что-нибудь! Ладно, я молчу! Молчу! И совсем не смотрю, как ты прицеливаешься пяткой метательного кинжала Бранну в затылок. И как над ним нависает огромная белая тварь. И как при ее приближении все мерзнет! Нет! Не смотрю!
  
  А? Уже можно?
  
  Шарахнувшийся в сторону Бранн перекатывается подальше от сложившихся петель белого хвоста, не забывая, судя по скребущему звуку, забрать и твой кинжал. Белые петли пытаются подсечь Ворону, он вспрыгивает на них, легко пробегаясь по чешуе, когда наш Семиглавый, метя в Бранна, выпускает темное пламя из всех семи голов. Белый змей воет и горит, пытается заморозить своим холодным дыханием черного, но шипастый хвост врезается прямо в единственную голову, сокрушая череп, дыхание, кости...
  
  По другую сторону останков в небо неловко поднимается знакомая встрепанная ворона.
  
  Ой-ой, осторожно! Змей всего лишь дергает туловищем, а тебя, мой волк, швыряет основательно. Хватайся же, хватайся! Одно неверное движение, и мы тут будем висеть вечно.
  
  Дей цепляется за чешую, а змей прижимает ее!
  
  Держись, мой волк! С-с-с! Вижу, что ты нанизал руку на шип. Ну вот, так гораздо лучше, хватайся за край. Да, "тварь летучая и колючая!" - это было почти вежливо.
  
  Семиглавый рычит переливчато, воет и стонет, превозмогая странное парение в воздухе, который почти не дает опоры снизу, подбрасывая вверх, на родину, но не выше второго этажа. Поэтому теперь погоня идет почти по улицам. Семиглавый ревет, его заносит - и шипастый хвост сметает части домов, печные трубы, фонари, свет которых разливается странными лужами.
  
  Отражение неблагого мира неблагое вдвойне! Черные здания мелькают повсюду, мертвенно-голубой свет режет глаза, а Бранн торопится, похоже, ко дворцу. Здесь Парящая башня как раз единственная стоит на земле, а парит именно основное здание, вытягивается вверх невообразимыми шпилями... Кажется, Бранн рассчитывает, что если следовать за высоким предметом, можно прорвать завесу обратно, подняться до своего мира.
  
  Золотой город отсюда рисуется вовсе сказочным, будто картина в книге или оживший кукольный замок, Цветок сияет во весь размер, и мне тоже странно представлять, как такую махину мог выписать не слишком большой Бранн.
  
  Ой-ой, мой волк! Нам следует оторваться от видов, потому что твои ноги отрываются от чешуи Семиглавого, задираясь назад!
  
  Держись!
  
  Бранн рассчитал верно - поднимаясь вдоль шпилей, мы прорываемся все ближе к Золотому городу, а после преодоления самой высокой башни Ворона складывает крылья и падает строго вниз, на уже знакомый нам дворец с парком и разбитым левым крылом.
  
  Змей, к счастью, достаточно разумен для обычного в этот момент преследования, а потом рычит яростно, но тоже складывает крылья как Бранн - кажется, что сейчас тело ничего не весит. Застынь, останься - и будешь парить между мирами вечно.
  
  Поэтому лучше ухватиться за чешую покрепче, да, мой волк!
  
  Бранн внизу по плавной дуге уходит от шпилей уже нашего дворца, расчеркивает крышу стремительно, Семиглавый воет довольно: это его и только его добыча! Ну вот не усмехайся так лукаво, мой волк! Переползать по чешуе, тем более по чешуе змея в движении - дело непростое, но тебе удается так, будто ты всю жизнь по чешуе лазал. Что значит "я воспользовался твоим опытом, Луг"? Ах ты, бесстыжий волк! Заглядывать в чужую память нехо... А, пошутил? Ну ладно, живи тогда, а то я тоже знаю несколько твоих чувствительных мест!
  
  Вот не время сейчас смеяться! Мой волк! Успокойся! Не упирайся в чешую лбом с таким видом. Это нервное! Что? Где Бранн?
  
  Так-так-так... ну как обычно - почти в зубах, почти под огнем, почти попался! Ах! Так вот какие он обещал тогда развлечения!
  
  Мой во-о-олк!
  
  Да, до основания левой шеи осталось всего ничего, а среди чешуи определить нужную довольно легко: она не топорщится вместе со всеми. Боюсь только, Семиглавый быстро обратит на тебя внимание, стоит ее тебе только сорвать!
  
  Один кинжал, загнанный под чешую, заставляет змея встревожиться и зависнуть на месте. Это опять площадь с фонтаном возле дворца! Семиглавый оставляет погоню и настороженно рычит, выдыхая слабое пламя и подсвечивая спину оранжевыми искрами.
  
  Да, мой волк, стоит замереть и не двигаться! Ты все ещё не замечен, когда опускаешь голову, углядеть тебя вовсе невозможно. Как хорошо, что руки прикрыты! Пусть перчатки и порвались немного, одна ладонь пробита, а пальцы придавлены не по разу.
  
  Второй-третий кинжал - змея заворачивает спиралью, жаркое дыхание из его ноздрей опаляет тебе руку и голень, головы рыщут, громко постукивая зубами, выпустив раздвоенные языки... Одна башка зависает почти над тобой, тебе везет, это та самая, лишенная своего чувствительного языка! Змей принюхивается исключительно носом, вглядываясь в чешую.
  
  Он вот-вот увидит тебя, мой волк!
  
  Неожиданно влетевшая в морду Ворона клюет громадину под костяной гребень, а ты резко поднимаешь пластинку на себя - Семиглавый извивается, снова переключаясь на Бранна, из-за потери глаза почти не чуя срыва чешуи.
  
  Наша Ворона привлекает внимание слишком хорошо и надежно, да, мой волк, поэтому надо крепко держаться. Даже за схлопывающиеся к телу окружающие чешуйки. Перевоткнуть метательные ножи ты не успеваешь, никто бы не успел, а змей стремительно загибается, мечтая порвать надоедливого противника в пух и перья. Земля и небо вновь меняются местами, но время любоваться видами прошло: остаются только руки, чешуя и необходимость держаться.
  
  Ревущее под тобой переливами чудовище закладывает петли, заставляя твои ноги приподниматься, а тело - отлетать на расстояние ладони, пусть ни разу ты не упал на змея плашмя, волки тоже ши. И устают как все! Хотя и гораздо медленнее, чем все прочие. Осторожный упор носками сапог и плавное уговорное приближение к Семиглавому, как к девушке... Да о чем ты вообще думаешь, мой волк? И вовсе я тебе не мешаю, не сбиваю и не говорю под руку!
  
  О! Змей завис! Опять!
  
  Ворона, напротив, еле держится в воздухе, хотя как ты это определил, я не понимаю, но верю тебе на слово. Усесться - дело одного мгновения, твой двуручник шелестит, покидая ножны, ближайшая голова видит это, раздается упреждающий рык, они поворачиваются к тебе все вместе! И сейчас их не способно отвлечь ничто. И под нижними челюстями всех семи голов уже созрело пламя.
  
  Мой волк, ты должен, просто обязан быть быстрее!
  
  Солнечный меч входит на всю длину под сорванную чешуйку змея. По телу раскрывшего для пламени пасти Семиглавого проходит конвульсия, кажется, что он кричит беззвучно, а потом рык переливается в последний раз, туша, подрагивая, валится вниз, сворачивая фонтан и распластываясь по тянущемуся тут Цветку.
  
  Вытянуть меч и спуститься по чешуе - дело нескольких мгновений.
  
  Ты, мой волк, кажется не растерял ни капли азарта, хотя твое лицо перемазано пылью и пеплом, а волосы у корней стоят дыбом от сильного ветра. Бранн неподалеку, он упирается руками в колени и старается отдышаться, но поднимает голову на твои шаги, улыбается, медленно выпрямляясь, вытягивает левую руку в сторону туши змея.
  
  - Для спокойствия, - ладонь смыкается, и все семь голов отлетают, мгновенно отрубленные золотыми лезвиями. - Я же предупреждал.
  
  - А ходить за одеждой мне понравилось, - мой волк, не хлопай Ворону по спине так воодушевленно. - Повторим?!
  
  Бранн косится на тебя с прищуром, мой волк:
  
  - Для этого нам понадобится ещё хоть один змей, а мы, боюсь, истребили всех ближайших.
  
  Да, мой Дей, припоминать белого вообще неприятно.
  
  - И куда ты, позволь, Бранн, спросить, смотрел? - твой голос опасно опускается, а рука сжимается на плече неблагого, но это вызывает лишь улыбку. - Когда эта бледная зараза пыталась тебя заморозить?
  
  - Я смотрел ему в глаза, - ох, наш неблагой это наш неблагой. - Спасибо, что привел меня в чувство и спас жизнь, - Ворона достает из-за голенища тот самый метательный кинжал и протягивает тебе.
  
  - Все-таки иметь дело со змеями вам, птицам, не стоит, - хотя ворчание твое недовольно, я чувствую, ты рад, что все обошлось.
  
  Из-под твоей руки Бранн, опять же, не выворачивается. Никто не пытается его поджечь, замучить или сожрать, и в этом тоже есть что-то успокаивающее.
  
  - Ох, Зануды, правда, расстроятся, - острое ушко виновато дергается. - Но мы сейчас попробуем...
  
  Повинуясь властному жесту, тело Семиглавого вздрагивает, окруженное золотистыми искрами, подлетает сначала на высоту твоего роста, а потом чуть выше - и планирует до стены дворца, туда, где мы видели его днем. Хвост и тело прихотливо загибаются по желанию Бранна, шеи свиваются сложным переплетением, закрывая бреши... Изрядно, впрочем, в этой картине не хватает голов.
  
  - Как думаешь, Дей, - в голосе мага, способного удержать эту тушу и придать ей нужную форму, сквозит смущение, - если приставить к шеям горшки с цветами, будет сильно заметно?..
  
  Твоя рука на его плече напрягается, стоит представить змея с кустом вместо головы, начинает разбирать смех, но Ворона пока этого вовсе не чует.
  
  - Если приставить ему головы, то змей может исцелиться, а совсем без голов, ну, - вздыхает, - Джоки и так заметят, конечно, но, может, не сразу?..
  
  - А ты думаешь, во всем городе ещё остался кто-то, кто не заметил? - рвущийся наружу смех делает твой голос сдавленным, мой волк, продышись.
  
  Вместо ответа Бранн на пробу поднимает в воздух ближайший куст в горшке и приставляет к освободившейся шее.
  
  Мой Дей! Смеяться прямо в плечо неблагого? Я понимаю, что тебе нужна опора, но... Бранн, однако, не дергается, а по мере того, как смех разбирает тебя, начинает веселиться и сам. Мальчишки! Да успокойтесь вы!
  
  Туша из-за подрагивающей руки мага тоже трясется, словно присоединившись к вам, а упущенная из виду шея сносит внешний барельеф и еще одну цветочную вазу.
  
  - Спишем это на змея, - Бранн, стараясь успокоиться, унять подрагивание рук, растопыривает пальцы... другая шея сносит украшение уже с крыши. - И это тоже.
  
  Мой волк! Да ты уже просто стонешь от смеха! Уймись! Да, горшки Бранн уже поставил обратно. Почти ровно.
  
  Все еще немного посмеивающаяся Ворона заворачивает тушу змея знакомыми извивами, а осиротевшие шеи направляет попросту в стену. Тело Семиглавого каменеет, повинуясь уже не магическому договору, а воле Бранна. Он критически склоняет голову.
  
  - Почти как было, - смущенно подрагивающие ушки портят впечатление. Наш мощный маг выглядит как малолетний шалопай, случайно свернувший со стола любимую вазу родителя.
  
  - Ну почти-и-и, - не тяни это так радостно, мой волк! - Если не считать семи маленьких огнедышащих деталей.
  
  Бранн алеет кончиками ушей, но кивает, поворачиваясь уже к этим самым деталям, отходит к головам, прикладывая к каждой левую руку и добиваясь рассеивания в пыль оскаленных морд.
  
  - Как-то раз я случайно отбил подлокотники у трона Зануды Первого, - голова Семиглавого весьма укоризненно косится на Ворону перед тем как исчезнуть. - Мне не хотелось читать историю, и я решил выспросить напрямую трон, а на пальцах еще осталась летучка-липучка...
  
  Бранн ощутимо смущается опять, стараясь не оглядываться на тебя, мой волк, а потому не видя, что ты его не осуждаешь. И я бы тебе посоветовал убрать довольную ухмылку с лица, одобрять такое баловство не годится, вдруг он и в твоем королевстве что-то учудит?!
  
  - В общем, так вышло, что подлокотник отлетел, - очередная голова змея задумчиво обращается в прах. - И я заменил его одним из подходящих по цвету барельефов... И никто не заметил! - вот теперь сияющие изумрудными феями глаза возвращаются к тебе. - То есть, целый месяц никто не замечал! - ушки дергаются на это маленькое уточнение. - А потом Зануда Первый ушиб локоть о барельеф фиги... очень долго и очень нудно меня потом отчитывал.
  
  - Думаю, подбор барельефа по цвету и прилипшее к рукам заклинание он вовсе не оценил? - мой Дей, оставь эти неблагие дела неблагому прошлому.
  
  - Нет, конечно, - Бранн пожимает плечами, но заинтересовывается. - А почему ты спрашиваешь?
  
  - Потому что, предполагаю, пользу от мертвого змея они тоже тогда попросту не увидят, - о, мой Дей, прости меня, ты все делаешь верно.
  
  Последняя голова Семиглавого растворяется в неблагой ночи, Бранн встряхивается сам, оглядываясь, натыкается на разбитый фонтан, поднимает кирпичи на место, снова заключая воду в прежний порядок. Площадь кажется невероятно пустой, а ночь невыносимо тихой. Видимо, неблагой это тоже чует, вы заговариваете одновременно.
  
  - И что теперь?
  
  - Нам надо вернуться...
  
  Бранн снова немного недоверчиво смотрит на тебя, мой волк, как в той галерее, на внешней стене которой сидел и сидит сейчас стараниями Вороны, пугающий даже сквозь кладку Семиглавый. Твоя чувствительность к обстановке чем-то его настораживает, впрочем, не настолько, чтобы он с концами ушел в свои мысли:
  
  - Теперь нам надо вернуться во дворец и переночевать. Предлагаю занять комнаты в гостевом крыле, что-то мне не нравится частота покушений, чтобы останавливаться в моих покоях.
  
  Бранн недовольно поводит плечом.
  
  - Я только за, чтобы пересчитать еще кому-нибудь наглому зубы, - ты широко зеваешь! Мой волк! - Но на сегодня, пожалуй, правда хватит.
  Глава 20. Золотая ночь
  Неблагой дворец все же не самое неблагое место в этом городе. Да, мой Дей, тут спокойно и тихо, сейчас тут нет ни змей, ни отражений, никаких прилипучих феечек с их неблагими поцелуйчиками и еще более липких взглядов высших.
  
  Я понимаю, как ты устал.
  
  Устал от пристального внимания высших, что женщин, что мужчин больше, чем от схваток. Ты никого не оскорбил и не обидел, нет, ты был выдержан и спокоен. Боюсь только, твоя слегка взъерошенная прическа (прямо как у нашей Вороны), гневный янтарный взгляд и сжатые челюсти производили впечатление прямо противоположное тому, что ты хотел добиться. Нет, сейчас волосы вымыты и расчесаны. И я вовсе не веселюсь, съезжая по ним! Я доложу Алиенне, что прекрасные неблагие тебя домо...
  
  Прости, прости.
  
  Плохие, плохие высшие. Все, кроме Бранна. Да, и Боаша. И Линнэт. Ну, еще брательник того удава сразу начал благо... Вот видишь, нельзя судить о неблагих по первому впечатлению. Что значит: "Бранн все равно лучше всех, и я заберу его с собой"? Что за собственнические замашки? Да, здесь ему оставаться смертельно опасно. Но, мой Дей, он теперь окончательно странный! Ты точно хочешь привести его ко Двору?
  
  Молчу, мой волк.
  
  Горячая вода тоже порадовала, я ведь мерзну! А ты, мой Дей, невозможно мало держишь меня в своих ладонях. Ну хорошо, хорошо, на плечо я тоже согласен, оно всегда горячее. Хотя в ладонях куда уютнее. Что значит: "Луг, не наглей, не котенок"? Ты такой сонный, что можно улечься и на глаза.
  
  Шучу, шучу!
  
  Забавную рубашку тебе соткали эти паучки. Нет-нет, просто она тонкая, щекотно скользит по коже. Неблагая. Зато цветов твоего Дома, черная с серебром. И целая, и даже чистая. И очень красивая, тебе идет.
  
  Спи, мой волк. Во сне твоя кисть заживет быстрее, рана уже схватилась розовой кожицей. Конечно, незачем было спрашивать Бранна, есть ли отрава на шипах Семиглавого!
  
  Впервые за долгое время мы ночуем на постели, достойной тебя. Да, и просто в постели! Даже потянувшись, ты не достаешь ногами до края. А ноги у тебя дли-и-инные. Нет, мне они совсем неинтересны. Нет, я не как "эти высшие, с башни головой вниз упавшие"! Ты же имеешь в виду не Башню Звездочетов, мой Дей?
  
  Ай! Только не за хвост! Я понял, понял, что ты про Парящую!
  
  Я это я, ты мне нравился всегда! Ну, почти всегда. Хе-хе, так-то я часто наблюдал за тобой, не будучи представлен. А откуда мне известно про ножи? И ты меня тогда не ви-и-идел! Слушай, я не знал, что ты так быстро краснеешь. Эй, порядочные волки так не выражаются! Нет, моей госпоже я ни о чем не докладывал! Подумаешь, несколько десятков оторванных подолов! Не покушался я на твою личную, весьма разнообразную жизнь! И уж на высоту твоих сапог я точно не покушаюсь!
  
  Да-да, побросай их по комнате! Нет, к выходу не попал, хотя очень старался.
  
  Не знаю, спать с двуручником не слишком удобно, нет? Да, кинжал под головой - самое то для волка, нет лучше подушки! Да, метательные ножи, конечно, можно и не снимать.
  
  Да, я тоже сплю. Вот переползу на шею и засну, ты не против?
  
  Де-е-ей, у тебя тут родинки. Золоты-ы-е... Видно, облака благословили и тебя, мой Дей...
  
  Наш Дом! Как давно мы не были там! Кажется, прошли годы, а ведь нет, меньше двух месяцев - хмурые остроносые ели еще в снегу. Или пришла такая зима, что закончится нескоро?
  
  Ночь, но никто не спит, в каждом окне горит по охранному светильнику. И тревога, тревога кругом! Она сочится из стен чернильной темнотой, крадется по улочкам зыбкой поземкой, пляшет огнями на высоких холмах.
  
  Да, мой Дей, давай вернемся! Давай вернемся в правую башню. Ты же знаешь путь к отцу настолько хорошо, что сможешь пройти его с закрытыми глазами!
  
  Уже десять волков стерегут покой Мидира. Коленопреклоненный Джаред словно застыл перед ним - другом, королем, родичем. Потом полуволк вздыхает, медленно проводит ладонью по плющу, словно спрашивая совета, и листья поворачиваются вслед за его рукой. Но молчат, говорить они не в силах.
  
  - Что же нам делать? - Алан за его спиной встревожен сверх меры. - Наш король не ответит.
  
  На что не ответит?! И почему начальник стражи в боевой броне?
  
  Джаред встает, отряхивает колени, словно смахивая сомнения.
  
  - Будем делать, что можем, - тише и ровнее обычного отвечает он.
  
  Страшна эта ровность - потаенный торфяной пожар, зреющий под землей, невидимый до тех пор, пока не прорвется огненным шквалом.
  
  - Вы же не станете? - ахает начальник охраны.
  
  - Алан!
  
  Глаза Джареда загораются желтым. Металл в его голосе слышен и мне, словно меч встретил гардой меч.
  
  - Зажигай. Костры.
  
  Нехорошо, очень нехорошо.
  
  Ох, мой Дей. Коридоры, коридоры. Как же темно и мрачно! Левая, самая высокая башня. Да, конечно, там же лежит Лили!
  
  Странно темное небо в просвете окон. Где же Меви и Грей? Нет, наверное, им тоже нужно спать, мой Дей. Хоть иногда.
  
  Лежащая посреди башни девушка, нет, женщина - беременная женщина! - вздыхает, шевелится, пробуждаясь от тяжкого, смертельного сна. Ох, все свершилось без нас? Дей, ты стоишь рядом... У нее огненные волосы и зелень весны в глазах. Где мы теперь? А! Кажется, нужно спросить - когда. Это не ты. Это...
  
  Мидир. Ты похож на него тогдашнего, нетрудно ошибиться. Чуть темнее глаза, чуть светлее волосы, а взгляд еще более яростный и отчаянный.
  
  Он берет очнувшуюся за руку, говорит о любви, возникшей из желания, о сыне, что должен родиться. Просит прощения - за все! - за насилие и обиду, за стертую память и наведенные чувства.
  
  Но Этайн прощать не намерена.
  
  Глаза рыжеволосой женщины полнятся не любовью. Понимание, шок, боль, ярость, гнев и... ненависть, подобно которой я еще не встречал. А я прожил много. Ненависть столь же сильная и страстная, какова была ее любовь, что смогла зажечь сердце волчьего короля.
  
  Любовь, принадлежащая другому.
  
  - Остаться? Ты, презревший законы гостеприимства, укравший жену у друга, предлагаешь мне... остаться?! Да будь ты проклят, Мидир! Будь проклят ты, твоя магия и твой мир - за то, что сотворили со мной!..
  
  Та же женщина в глухом еловом лесу. Окровавленный комок, закутанный в тряпку, в дрожащих руках. Три тени вокруг, со всполохами еще более серых крыльев на плечах, шипят прошлогодней листвой, гонимой злым ветром:
  
  - Отдай его нам. Ты же хотела. Убить.
  
  - Хотела. Хотела!
  
  Но Этайн лишь отшатывается от тянущихся к ней цепких недобрых рук, лишь крепче прижимает к себе новорожденного.
  
  - Отдай его. Отдай!
  
  - Нет! - куда тверже отвечает Этайн. - Это мой сын! И неважно, кто его отец!
  
  Она в коконе силы, серые щупальца тянутся к ней и, наталкиваясь на невидимую преграду, отдергиваются.
  
  - Неважно? - шепчут тени. - Твой муж пришел за тобой.
  
  - Мой... - темное пламя в глазах земной королевы гаснет, она первый раз всхлипывает. - Мой Эохайд? Мое сердце! Как же я... Как я смогу вернуться к нему такой?! После всего?
  
  - Он девять лет бился с Благим Двором, чтобы вернуть тебя. Его любовь не погасла... Он знает - ты отомстила так, что не снилось. Магии лишились даже мы!
  
  Они явно недовольны, серые твари! Потеря любви их не тревожит - она всегда была лишь подручным инструментом. Как и жизнь.
  
  - Что вам нужно от меня?
  
  - Дай шанс на спасение этому миру.
  
  - Все уничтожено, лишь мрак и пепел, - Этайн отрешенно проводит рукой по снегу, и он тает, чернеют даже жухлые прошлогодние травинки.
  
  - Не ради себя. Ради мужа, ради вашей любви.
  
  - Я не отдам ребенка! Весь этот мир не стоит одной жизни, его жизни! Что это будет за мир? Но я... подарю ему шанс.
  
  Этайн закрывает глаза, собираясь с силами. Затем произносит Слова, они вырываются из ее рта синей вязью, поднимаются, оттеняя беспросветную черноту неба, с которого посреди летнего дня сыпятся и сыпятся колючие белые звезды...
  
  Одна любовь смогла пронзить завесу Нижнего мира, так пусть другая - спасет его. Этайн говорит об Иной, об Искуплении, об Истинном короле. Она открыта, кокона больше нет.
  
  Серые тени хороводят вокруг женщины, то вскидывая рукава серых хламид со всполохами пламени, то опуская их. Но как же они не похожи на чистых фей в глазах Бранна! Не-сущие-свет высасывают силу и тепло, отправляя ее вверх, вверх - в холодное черное небо. Но часть прижимисто оставляют себе.
  
  Магия, что билась в женщине неослабевающим ключом, пропадает. Этайн падает наземь, и тени забирают ребенка из ее ослабевших рук...
  
  Мой Дей, мы опять в левой башне. Твой отец напряжен и готов ко всему, он внимает словам друидов.
  
  - Значит, Проклятие можно снять? Я знал - знал! - Этайн великодушна. Где она? Я должен поговорить с ней!
  
  - Мы отдали Этайн ее мужу. И закрыли дорогу, - шепчут тени. - Они уже в Верхнем. Ши теперь смогут попасть туда лишь в краткий миг Самхейна. А Этайн уверена теперь, что все эти годы пробыла лишь пленницей в замке волчьего короля. Эохайд только рад подтвердить ей это.
  
  Мидир сжимает кулаки. Спрашивает, пытаясь сберечь хоть что-нибудь из прежнего мира, от той любви, что все еще пылает в его глазах:
  
  - А как же ребенок, мой сын? Где он? Про него она тоже забыла?
  
  - Тебе извес-с-стно, что она хотела с ним сделать, - шипят друиды, словно не желая больше ни слушать, ни отвечать.
  
  - Вы довольны? Вы - довольны?! - с гневом и болью повторяет Мидир.
  
  О, мой Дей! Прядь его волос белеет на глазах - от виска до кончика, словно ледяная волна бежит по темной воде. Четче обозначаются морщины, теперь его уже не спутаешь с тобой. Но яростный желтый огонь в глазах разгорается сильнее - после еле слышного шепота Не-сущих-свет:
  
  - Не с-с-совс-с-сем...
  
  Мидир обнажает меч.
  
  - Вон из моего Дома и из моего королевства!..
  
  Словно ветер пронесся со всех сторон, грозящий задуть пламя. Дымные тени нападают молниеносно, безмолвно, и пронзают острыми кинжалами сердце короля.
  
  Фух, это сон. Не знаю, не знаю, кому из нас он снился. Прости, я сам не понял, как залез тебе на голову. И вовсе мне не страшно.
  
  Да, мой Дей, я все еще в ужасе, мой хвостик дрожит даже скрученный. Спасибо, твои ладони такие теплые. Прижимай меня к груди, прижимай!
  
  Ну все, теперь никакого отдыха. Нет, Алиенна не проклянет тебя, нет! Оживил бы, даже если проклянет?
  
  Эти безумные волки.
  
  Нет, надо еще вернуться, и да, надо вернуться с цветком, прости-прости старого занудного ящера.
  
  Хватит колотить подушку, она ни в чем не виновата. Да, Мидир рассказал все несколько по-иному, но...
  
  Ох, а тени-то во дворце тебе чем не угодили? Похожи на друидов, что не нравятся нашей Вороне? Они теперь и тебе не нравятся? Да, темнота теперь много неприятнее, чем когда Бранн привел и оставил тебя здесь, но...
  
  Ну конечно, пойдем разбудим еще и Ворону!
  
  - Бранн! - кричит Дей и врывается в его комнату, не дожидаясь ответа.
  
  Ох, мой Дей, ты скорее залетаешь, хоть птица-то у нас Ворона, а не волк.
  
  - Де-е-ей, - тянет в своей грезе Бранн, словно ожидая тебя.
  
  Он сидит на полу, и не думая ложиться в постель. Глаза его открыты, а взгляд устремлен в никуда. За левым ухом чудится голубое сияние, но оно быстро гаснет.
  
  - Хорошо, что ты пришел сам, - наша Ворона снова поднимается к поверхности из каких-то неблагих глубин. - Я тут подумал... Твой отец - великий маг. Ты его сын, пусть и после смены имени. Я должен был почуять волшебство в твоей крови, но я не ощутил ни магии, ни Проклятия. А я ведь не просто был рядом, я много раз дотрагивался до тебя, - свечи в люстрах и подсвечниках вспыхивают, взгляд Бранна обеспокоенно сверлит тебя, мой волк, кажется, в надежде просмотреть насквозь и добиться ответов напрямую. - Знаешь, что это значит, просто Дей?
  
  - Теряюсь в догадках!
  
  Да, ты шел немного не за этим, мой волк, но дай ему договорить: выслушать Ворону проще, чем терпеть его пристальное внимание.
  
  - Кто-то полакомился тобой, мой друг, - Бранн задирает голову, чтобы смотреть тебе в глаза. - И не очень давно. Высосал досуха, - прищуривается, словно просвечивая тебя взглядом. Добавляет тревожно. - Как ты еще жив, не понимаю!
  
  Ох, мой Дей. Для кого молодой хищник является лакомством?
  
  - Что для этого нужно было сделать? - не пугается, уточняет Дей, складывая руки на груди, хмурясь и припоминая. - Стоять рядом?
  
  - Нет, - Ворона задумчиво качает головой, что-то прикидывая и сейчас. - До тебя должны были дотронуться.
  
  Гвенн, отец, Финтан?
  
  - Вот так, - говорит Бранн, подхватываясь с пола одним движением и дотрагиваясь до твоих запястий.
  
  Как жарко! Мне не так давно было так жарко, мой Дей. Когда... Когда меня передал тебе тот друид. Это я? Это через меня тебя лишили остатков магии?!
  
  Держись, мой Дей, тебя немного качает, кажется, магии в тебе сколько-то должно обязательно быть!
  
  Ох! Вот только что было невозможно жарко, а теперь свирепо холодно. Полное ощущение, что мы опять в неблагих горах, мой Дей, как тогда, еще до болота! В ушах свистит ветер, меняя высоту и голос, свежие порывы ерошат волосы, уносят усталость и нервозность, ты снова как будто целый, мой волк!
  
  Я не знаю, что делает Бранн, но это все заканчивается так, словно он бьет тебя в челюсть!
  
  Голова моего волка откидывается, но потом приходит давно позабытая легкость, которой не было с тех пор, как мы покинули дом. Да, и мне тоже хорошо и легко.
  
  - И что это сейчас было? - моему Дею трудно сосредоточить взгляд на Бранне, который стоит по-прежнему очень близко и по-прежнему держит за руку.
  
  Глаза Вороны довольно блестят:
  
  - Это было небольшое лечение. Небольшое, потому что ты пока здоров, а до болезни лучше не доводить. Помнишь тяжелобольных высших? Вот до этого лучше и не доводить, - Бранн отпускает твои руки и отворачивается, сам тоже потряхивая головой. - Все ши глубоко магические создания, это часть нашего естества, её нельзя терять без последствий.
  
  Да, мой Дей, маги умеют много такого, что нам не слишком понятно. А неблагие маги - тем более. А уж наш неблагой маг!
  
  Наш маг разворачивает к себе, разглядывает твою окончательно зажившую ладонь и слабо улыбается. Уверен, он знал о твоей ране еще и тогда, когда ты стучал его по спине не правой, как обычно, а левой рукой. Затем Бранн присаживается в изножье кровати, поправляет рукава рубашки: мне, да и тебе, мой волк, видно, что веревочный браслет все ещё темнеет на его запястье. Как бы то ни было, от новой сущности волка Бранн не хочет отказываться даже столь символически.
  
  - Но ты же шел ко мне не за этим, Дей? - Ворона пытается сдержаться, но зевает.
  
  Тени за твоей спиной становятся особенно неблагими, поэтому ты так спешишь закрыть дверь и отойти от нее, да, мой Дей? Ворона, однако, ничего не чует, может быть, это разыгравшееся воображение дает о себе знать?
  
  - Да, Бранн, я не о том, - поворачиваться к Вороне лицом опять немного боязно, в голове крутятся варианты того, что может сказать наш неблагой. Что-нибудь про логичность сна по ночам или природу выдуманных видений. Но мой отчаянный волк договаривает. - Я видел сон.
  
  - Дей, я верю снам, - говорит Ворона, видя твое тщательно скрываемое смущение и оправдывая, казалось, необоснованные надежды. - Ты можешь поделиться.
  
  - Можно ли увидеть то, что произошло очень давно? - Дей все равно заходит издалека, пусть волнение почти отступило.
  
  - Былое прячется в земле и небе, в огне и воздухе, - Бранн откидывается плечом на столбик кровати, устало сутулится, нахохливается, подбирая руки, но смотрит живо и внимательно. Голова его явно уже проснулась. - Родовая память ши очень сильна, особенно - волчья, - не сомневается, констатирует факт Бранн, и Дей решается:
  
  - Мой брат, мой сводный брат - его не убила та женщина! - твои глаза, мой волк, горят ярче взметнувшихся вверх словно сами собой свечей, а твой кулак с размаху бьет в подставленную ладонь. Звук слишком резкий для ночи. - Его, кажется, забрали друиды!
  
  - Интересно. Очень интересно и вполне возможно. Вот только... Это значит, он все равно что мертв, просто Дей, беспокоящийся о брате, - говорит Бранн, и феи в его глазах полны сочувствия. - Полукровки невероятно вкусны и просто напитаны магией. Не его ли просили друиды у Мидира? Не-сущие-свет больше всего на свете жаждут власти...
  
  Неблагой рассуждает хладнокровно, перебирая варианты, выстраивая версии с опорой на безусловные факты. А власть, видимо, принимается им как еще одна стихия, с влиянием которой надо попросту смириться.
  
  - Они вполне могли подтолкнуть твоего отца попробовать овладеть любовью, - "овладеть", ну надо же, да, я тоже не ожидал подобного, мой волк, видимо, любовь для неблагого тоже еще одна стихия, - чтобы в итоге получить сына от сильнейшего мага и земной женщины. Сына, который родится в нашем мире, что увеличит его силу.
  
  Бранн прищелкивает пальцами, свет в комнате резко меняется на изумрудный, потом на красный и фиолетовый, только потом возвращаясь к ярко-желтому. Маленькая демонстрация привлекательных особенностей Нижнего мира. Пусть магов тут почти уже и нет, но магия до сих пор возможна.
  
  - Друиды, как всякие жадные до власти колдуны - ловкачи по части формулировок. Сказать что-нибудь обтекаемое, вроде: "Взамен воскрешения Этайн отдашь нам то, чего у тебя сейчас нет!", или "...что твое лишь наполовину", - свободный жест открытой ладонью, предлагающий подобрать еще неограниченное количество двусмысленных предложений, - или прочее мозго...
  
  - Бранн, ты только подумай! - нетерпеливо перебивает его Дей, начиная расхаживать по комнате. Три размашистых шага туда, поворот, три сюда, поворот, босые ступни не холодит деревянный паркет, согретый, похоже, тоже магией. Бранн внимательно наблюдает. - Мне втолковывали с рождения, с первой ночи Самхейна: "Это земная колдунья украла сердце твоего отца, наслала Тень!", или, по-вашему, Искажение, - три шага, поворот, три шага, поворот. - Не так давно я понял, что если кто и украл... - Дей отмахивается во всю длину руки, будто стараясь задвинуть свои чувства по этому поводу подальше, чувства не задвигаются, дыхание опять перехватывает.
  
  - Ты винишь себя совершенно напрасно, - мягко начинает Ворона, пользуясь возникшей паузой, но Дей, вернув себе сорванное дыхание, яростно останавливает неблагого.
  
  - Не надо, Бранн! - отстранение оправданий всей ладонью происходит прямо перед длинным носом, и Бранн забавно провожает твою руку, мой волк, взглядом, спохватывается и, чуть покраснев ушками, возвращается к твоему лицу. - Не надо снисхождения. Я знаю, это наша вина, вина нашего Дома - все, что произошло в трех мирах! А значит, моя. Даже забвение Лили, даже гибель ее родителей! - неблагой недоверчиво хмурится, ты удивил его чем-то. - Даже слепота Линнэт!.. - вывод, однако, отдает и радостью. - Сегодня я понял, что мой брат жив.
  
  - Только представь, что ты можешь узнать завтра? - спокойно приподнимает брови Ворона.
  
  И тут же поворачивается к медленно открывающейся двери.
  
  - Линнэт? - тихо зовет он.
  
  Силуэт маленькой девочки больше похож на привидение. Белая с голубым ночнушка смотрится настоящим платьем.
  
  - Бранн! - и она кидается в объятия к брату, с разбегу запрыгивает коленями на кровать, безошибочно определяя, где он сидит. Обхватывает за плечи, ласково дергает за ушки, притягивает за голову. - Я приходила! Я приходила не один раз, слышала тебя во дворце! - пепельные брови сходятся недоуменно. - А ты все не шел и не шел! Вернее, все ускользал и ускользал! Где ты был весь этот день?
  
  - Развлекал Дея, - смущенно прячет в объятиях лицо Бранн.
  
  - Под вечер это было довольно заметно, - хихикает Линнэт совсем по-девчачьи. - Не знаю, что видели остальные, но мне послышалось, что змей спел свою последнюю песню!
  
  - Мой благой друг... - Ворона начинает говорить все так же, не отнимая головы от плеча сестры.
  
  Да, мой волк, смотрится это странно. Гораздо страннее, чем воспринимается на слух. Линнэт старшая сестра нашего неблагого, даже если он почти в два раза выше принцессы. Но именно принцесса гладит склоненную перед ней голову по волосам.
  
  - Я знаю, я знаю! - торопится повторить Линнэт и отстраняется, но не отпускает Бранна. - И я очень благодарна ему. Но у нас ужасно, катастрофически мало времени! Джоки...
  
  Бранн договаривает за нее:
  
  - Послали Отражения еще утром? - его сестра не способна оценить мимику, но ты-то видишь без удивления приподнятые изогнутые брови. - Точнее, это сделал Джок Первый, его Отражение говорило с нами, сражалось и сумело удержаться в Золотом городе чуть дольше, чем положено.
  
  След от удара в лоб давно прошел, мой Дей, но говорит Бранн явно именно об этом, вряд ли Отражениям положено жить без сердца.
  
  Линнэт кивает, не в силах ответить, братская вражда знакома ей, но непонятна. Слепая принцесса не видит и некоторых невидимых вещей, а может быть, Джоки скрывают от неё не только тот, давний секрет.
  
  - Ну так и что? - Бранн слегка удивляется, склоняет голову набок. - Все кончено, они сгинули.
  
  - Сколько было Отражений? - уточняет Линнэт, по-прежнему удерживая брата за плечи, будто боится, что он пропадет, взовьется темным язычком пламени или растворится прямо под руками, оказываясь видением, сном, призраком.
  
  Да, мой волк, она очень скучала.
  
  - Три, - недоуменно отвечает Бранн, нахмуривается, силясь понять, что он упускает. Сестра тревожится:
  
  - И мое было? - Бранн медлит, потом все-таки кивает неохотно. - Брат мой, теперь тебе нужно опасаться еще сильнее! - детские руки сжимают спальную рубашку Вороны с недетской силой, черные вставки там, где у ночнушки принцессы голубые, слегка мнутся.
  
  - Опасаться чего? - наш неблагой все так же спокоен, кажется, он или слишком устал, или в принципе не реагирует по-другому на сообщения об угрозе.
  
  - Ты опять забыл одну вещь! Одну очевидную вещь! Одного, всего лишь одного ши! - Линнэт стучит Бранна по лбу раскрытой ладошкой, скорее отчаянно, чем сердито. - Ты забыл самое опасное и самое сильное из Отражений!
  
  Бранн сосредоточенно морщит лоб, недоуменно потирает второй раз за день пострадавшее от родни место. Ушки дергаются озадаченно.
  
  - Твое! - Линнэт до сих пор не сердится, но отчаивается ощутимее. - И твое Отражение, быстренько все прикинув, решит ударить в твое слабое место!
  
  Бранн почти болезненно выпрямляется и медленно поворачивается к Дею.
  
  - Ну, были там какие-то неприятные тени, - под пристальным взглядом Вороны становится немного неуютно, и вдвойне неуютно от блуждающего взгляда его сестры. Точно такие же изумрудные глаза, только совсем без фей, поднимаются на твой голос в тщетной попытке увидеть. - Вот я и пришел к тебе, - пожатие плечами.
  
  Ох, мой волк.
  
  А мы уже не одни. В спальне темнеет, свечи испуганно гаснут, прикрываясь взвившимися дымками, лампы тухнут.
  
  - Бранн! - тихонько зовет Линнэт и трет свободной рукой висок. - К полуночи их сила растет!
  
  - Не покидай пределы этой комнаты, - Бранн усаживает сестру поудобнее, встает, вытаскивает кинжал. - И ты тоже, Дей, - договаривает неблагой, а его отсвечивающий в темноте изумрудный взгляд предупреждает тебя о чем-то.
  
  Хочется уточнить, отчего наша Ворона не хватается в первую очередь за магию, а конкретно - за Цветок, но ты смолкаешь, не успевая начать вопрос, говоришь совсем другое.
  
  - И не мечтай, - и становишься рядом.
  
  - Поздно спорить, - от движения руки Бранна колышется воздух, свечи загораются, но только по периметру комнаты. Центр прямо перед кроватью занимает очень неблагой мрак.
  
  Посреди... сгущается тьма.
  
  Ой, мой Дей! Та самая тень! Она словно собирает сумрак, притягивает его к себе! И поднимается, расправляя за спиной что-то очень похожее на крылья. На правой руке ши или отраженного ши сияет мрачным фиолетовым отражение Цветка.
  
  Ой-ой, мой Дей, это плохо. Это очень плохо.
  
  - Так увлекся своим благим другом, что не заметил, кто пришел в его тени?.. И что ты теперь можешь сделать против меня? - шипит Отражение. Бранн, вылитый Бранн, только черный, а глаза горят как два рубина. - Ты создал Цветок, и в нем я черпаю Силу, которой нет у тебя! - фиолетовый рисунок потрясается перед носом Вороны с большой энергией. Бранн меланхолично, чтобы не сказать сонно, прищуривается. - Ты и все в этой комнате в моей власти! Я уведу и тебя, и твоего волка!
  
  - Ну, это мы еще посмотрим, - ворчит Дей, хотя сам, и правда, не может сдвинуться с места.
  
  Ой, что это с тобой? Линнэт тоже замерла, и Бранн недвижим! Хотя по нему понимать трудно, может быть, просто замер. Даже я не могу пошевелиться!
  
  - Ну уведешь, и что с того? Силу силой не заберешь. А в центре Цветка энергии и власти больше всего, мой зеркальный друг, - опять щурится Бранн, медленно, но поднимает кривой неблагой кинжал. Волнистое лезвие захватывает сразу два свечения, золотое и фиолетовое, связывая их, обещая полную чашу. - Правда, ее хватит лишь на одного истинного мага!
  
  - Что ты предлагаешь? - заинтересованно поворачивает голову Отражение, ему не терпится подобрать под себя все силы Бранна и порезвиться в Золотом городе, покуда есть еще время.
  
  Этот черный ши нетерпелив и, кажется, думает со скоростью полета.
  
  - Со-рев-но-вание, - с трудом выговаривает Бранн, медленно опуская и приподымая веки. - Кто быстрее добежит до центра Цветка, получает все магические нити. И всех в этой комнате.
  
  - И ты отдашь мне волка и свою силу? Если я добегу быстрее тебя? - Отражение Бранна подозрительно склоняет голову, рубиновые глаза пытливо вглядываются в изумрудные, но Ворона спокойна просто убийственно.
  
  - Конечно, - в голосе равнодушие пополам со сдержанным любопытством. Как будто Бранну даже занятно узнать, кто победит. Точно так же он смотрел на тебя, мой волк, при первой встрече. - Если ты добежишь, то я отдам тебе волка и сдамся сам.
  
  Мой Дей, мне тревожно, я чувствую, ты чувствуешь - Бранн не врет! Нисколько не врет! Но он устал! И Отражение это тоже чует. На что надеется наш полоумный полублагой? Мой Дей, как ты можешь его защищать, ты же сам слышал?..
  
  - Договорились, - улыбается темнотой Отражение, нехорошо блестя рубиновыми глазами в предвкушении добычи. - Тебе за мной не угнаться, уставший маг! - и срывается с места.
  
  Становится легче дышать, впрочем, подвижность к ногам возвращается не сразу - этот ши пытается жульничать.
  
  Бранн стоит на месте! Стоит! И ничего не делает! Медленно начинает улыбаться, разве что. Медленно приподнимает левую руку:
  
  - Запомни, просто Дей, - поводит правой над левой, и прямо на ладони видно черную торопящуюся точку несущегося сломя голову отражения.
  
  Стоит черному ши долететь до центра цветка, ну, почти до центра, Бранн словно размазывает воздух правой кистью, и черная точка исчезает. По дворцу разносится звон, усиливается, затем стихает. Ворона поднимает на тебя сияющие неблагим лукавством изумрудные глаза.
  
  - Запомни, просто Дей: никогда не заключай сделки с магом!
  
  Ушки дергаются знакомо, улыбается Бранн тоже знакомо, но коварство его нам знакомо не было, да, мой волк.
  
  - Бранн, - наконец можно пошевелиться, размяться, повести плечами и прикрыть смятение души смятением жеста. - Ты напугал меня до синих фоморов! Но как он не раскусил тебя?
  
  - Отражение, Дей, не всегда противоположность неблагому, поэтому и зовется Отражением. Вот, например, взять меня, - занудно рассуждает Бранн, отряхивая руки и слегка улыбаясь. - Довольно умен, магически не бесталанен, не слишком коварен... однако моим дедом был Лорканн. То, что я не живу его принципами, не значит, что не осведомлен о них, - заканчивает свою маленькую лекцию об этике магов, оборачивается к приподнявшейся и на ощупь ищущей столбик кровати сестре, подается навстречу, чтобы помочь...
  
  Что-то невидимое слегка звенит в воздухе, заставляя Бранна остановиться, а принцессу - найти, ориентируясь на звук, нужный столбик.
  
  - Линнэт! - глаза нашего неблагого опять круглые, но что его удивило в далеко не самом большом за сегодня чуде, пока непонятно. - Колокольчик все ещё с тобой? Я думал, он выдохся сотни лет назад! - Ворона манит пальцем это что-то невидимое, смыкает руку, удерживая, судя по форме, небольшой мячик. Ну или шарик, я не представляю, что это, мой Дей.
  
  - А вот и не выдохся! - очень довольная принцесса гордо задирает носик, как будто это её личная заслуга. Возможно, так оно и есть. - Это колокольчик тогда помог тебя вернуть, он рвался уйти за тобой, но я держала крепко и не отпускала, а потом выманила тебя всего, ну, почти всего, услышал ты меня не сразу!
  
  Принцесса недовольно притопывает ножкой, хотя ты все равно успеваешь заметить скрываемые от вас слезы, стоящие в глазах. То ли из-за старых опасностей, то ли из-за новых.
  
  Что-то мне тоже не нравится эта дорога, по которой Бранн уходил! Мой Дей, думаю, именно принцесса может, наконец, сказать нам, что за темные недомолвки сопровождают нашего неблагого. Правда, не прямо сейчас: колокольчик в руках Вороны раззванивается прямо-таки сыто и довольно, проявляется из воздуха, насыщаясь цветом. Больше всего колокольчик напоминает изумрудно-зеленый снежок, из которого то и дело вылетают крохотные звездочки-снежинки, вращаются по кругу и снова возвращаются к нему. Напитанный магией колокольчик подлетает к Линнэт и зависает чуть впереди неё, кажется, зачарованный на предупредительный полет.
  
  И слова про возвращение себя Бранн комментировать никак не собирается, старательно отводя глаза от вопросительного взгляда Дея.
  
  - Думаю, дорогой брат и его не менее дорогой благой друг, - пауза еле заметна, Линнэт чуть наклоняет голову в сторону моего волка и прикрывает зеленые глаза. - Вам стоит провести остаток ночи в моих покоях.
  
  Наш неблагой упрямо опускает голову, готовясь приводить абсолютно занудные и верные доводы, не собираясь подвергать сестру опасности. Но весь его пыл растворяется от нескольких простых, даже ни разу не магических слов:
  
  - Бранн, это для меня! - настаивает она. - Для моего спокойствия!
  
  И Ворона сдается.
  
  Мы идем не так уж и долго. Коридоры левого крыла дворца темны, впереди летит колокольчик, разукрашивая наполовину белые и наполовину голубые стены беспокоящими зелеными бликами, тени вытягиваются и сокращаются при вашем приближении, на каждом шагу продолжая неостановимый танец. Подспудно заставляя ждать угрозы.
  
  Линнэт поджидает Бранна на одном повороте и берет за руку, теперь гордо вытягивая брата за собой. Опустившая голову Ворона сильно напоминает нашкодившего озорника.
  
  - И ты, кстати, забыл ещё кое о чем! - Линнэт делает вид, что хлюпает носом совершенно просто так, безотносительно очередной опасности для одной неблагой непричесанной головы. - У тебя же есть Ннарб, ты рассказывал! Он до сих пор у тебя есть?
  
  - Да, Линнэт. Он все еще живет в библиотеке, хотя показываться за её стенами Ннарбу невозможно, он сразу начинает таять, мы еле восстановили ему однажды высунутую за порог руку... - Бранн явно готов углубиться в детали, но сестра обрывает его.
  
  - Значит, у твоего Отражения, ставшего жителем Золотого города и обретшего собственное имя, тоже есть...
  
  - Отражение! - твой голос заставляет неблагих вздрогнуть. - Отражение у Отражения? Так может быть?!
  
  Бранн, впрочем, оборачивается к тебе с облегчением, такое чувство, будто один твой вид, один твой голос подбадривает нашего вовсе замкнувшегося неблагого.
  
  - Отражение есть у каждого жителя Золотого города, Дей, - на ходу пожимает плечами, - раз он стал жителем, значит, есть, вопрос только, догадываются ли об этом Зануды? И что он может отражать? Если отражает Отражение? - взгляд Вороны затуманивается, неблагой чуть не вписывается лбом в косяк, хорошо, что ты неплохо видишь в темноте, мой волк.
  
  Косяк этих дверей оказывается входом в покои Линнэт, она отпускает Бранна и хлопает в ладоши: свечи тут зажигаются явно только для гостей. Возле фитилей трещит, сгорая, серая пыль.
  
  Гостевая Линнэт в цветах и... Да, мой Дей, тут очень много кукол. И тряпичных, и фарфоровых! Если Линнэт сядет среди них, то не сразу и определишь, где тут живая девочка.
  
  Особенно много кукольных Джоков, да, мой волк, тебе не кажется. В половину девчачьего роста, они сидят вдоль всех стен, а возле камина стоят двое почетным караулом. На каминной полке звенят и гудят, отбивая полночь, часы, и вы с Бранном оба вздрагиваете, когда караул у камина принимают два Джока в лазурном, а Джоки в белом, чеканя шаг, отходят и усаживаются у стены. Сами.
  
  - Они же любят покрасоваться, - Линнэт слегка краснеет, - но их так много, что мне пришлось установить очередь. Даже кукольные Джоки очень ждут возможности постоять в центре! - сидящие вдоль стен куклы, кажется, неодобрительно смотрят на хозяйку.
  
  Бранн издает странный звук, похожий больше всего на то, чем действительно является. На сдавленный смешок, да, мой волк.
  
  На стене повыше, прямо над очагом - портрет Бранна. Встрепанного, совсем юного Бранна, ему, похоже, не больше десяти лет. Бело-голубой наряд принца топорщится, собираясь складками, везде, хотя пошит явно на заказ, пегие волосы торчат вверх и в стороны, усугубляя высоту скошенного лба, зеленые глаза выглядят вовсе огромными на по-детски круглом личике, острые ушки радостно приподняты уголками вверх, широкая улыбка и оживленный вид... Кажется, нет, я уверен, он смотрит на сестру в этот момент.
  
  - Может быть, чаю? - очень спокойно и даже изысканно спрашивает Линнэт, а ваше покачивание головами разбирает без слов.
  
  Взмахивает величаво рукой, и половина кукольных Джоков марширует в соседнюю комнату. Девочка отходит проследить за ними, ты отходишь за ней, мой волк, и твоему взору открывается необыкновенное зрелище: это помещение превращено в маленькую копию бального зала! Там и сям стоят, замерев посреди движения, фарфоровые Джоки ростом с Линнэт. Так как кукол-девушек ей явно не хватает, Джоки составляют и бальные пары.
  
  Маленькие, проследовавшие из гостиной игрушки трудолюбиво подхватывают один диван, кажется, могущий сослужить кроватью даже тебе, мой Дей, и тащат сюда! Линнэт, уловив твой пораженный вздох, жарко краснеет:
  
  - Моя бальная зала. Я немного тренируюсь вести себя в обществе и при дворе, пусть я всего лишь принцесса! - девочка мило улыбается, но пока закрываются двери, ты успеваешь заметить ещё одну деталь неблагого спектакля: пара Джоков находится под ударом, за их спинами сторожит другая пара Джоков. С обнаженными и занесенными кинжалами.
  
  Да, мне тоже теперь кажется, мой волк, Парящие короли не умеют видеть настоящую угрозу.
  
  Рабочая бригада трудолюбивых кукол открывает двери в другой зал, но не успевает зайти, как Линнэт мановением руки захлопывает их обратно. Девочка продолжает улыбаться, но я могу поклясться, мой Дей, там мелькнуло судилище. А может быть, битва. Да, согласен, мой волк, Джоки очень странно упустили из внимания, что Линнэт всего лишь выглядит на двенадцать. Очередная видимость.
  
  Распахиваются в гостиную другие двери, там тронный зал, на двух стульях сидят очередные Джоки, но центральное кресло пустует. Второй диван выносится в гостиную, чтобы не мешать, вы с Бранном отходите к камину, Ворона попадает между двух оставшихся в карауле лазурных Джоков и, конечно, случайно сворачивает одного. Фарфор, как ни странно, не бьется, однако красивая кукла не может подняться, барахтается беспомощно на спине, яростно сверля голубыми драгоценными, похоже, топазовыми глазами нашего неблагого. Бранн извиняется, поднимает лазурного Джока, ставит прямо, походя взъерошивая идеальную прическу, почти отрывая рукав и сплющивая щегольский башмачок.
  
  Линнэт хохочет:
  
  - Бранн! Я чувствую ярость куклы! Сознавайся, что ты сделал? - девочке действительно любопытно.
  
  Наш неблагой просительно оглядывается на тебя, мой волк, отвечает:
  
  - Я его немного... - меряет пострадавшего критическим взглядом, - помял.
  
  - Не грусти, Бранн, кукол у меня много, - Линнэт улыбается шире. - Зато теперь одна будет особенная! - возвращается к маленьким Джокам. - Да не туда ставите, остолопы фарфоровые!
  
  Пока принцесса отвернулась, мой Дей тоже обращает внимание на каминную полку вслед за Бранном. Здесь много карманных куколок, а среди селянок и пастушек с пастухами попадаются странные личности в темных плащах, с кинжалами и короткими мечиками.
  
  - Бранн, почему у тебя на пижаме черные полоски, а у Линнэт - голубые? - мой Дей, ты думаешь, это уместно? И положи куклу обратно!
  
  Ох, зеленые глаза Линнэт тут же вспыхивают яростным огнем, слух у нее действительно потрясающий:
  
  - Ну это уже перебор! Бранн, они черные, правда? - наш неблагой ничего не говорит, складывает локти на полку и устраивает на них голову. - Еще бы лошадку* оставили!
  
  Бранн вздыхает, не отвечая. Потом поворачивается к тебе, глядя снизу вверх:
  
  - Намек от старших, - судя по интонации, это все объясняет. Впрочем, можно предположить, что черные вставки - своего рода черная метка, материализованное недоверие, отрыв от семьи, грозящий гибелью.
  
  - Им пора уже успокоиться! Как будто мало им было твоего изгнания! - у Линнэт захватывает дух, она не обращает внимания ни на установленные, наконец, диваны, ни на осуждающие взгляды кукольных Джоков. - Как будто мало им было твоей смерти!..
  
  Бранн вздрагивает, вжимая голову в плечи, а Линнэт, похоже, одновременно жалеет и радуется, что сказала.
  
  - Бранн... умер? - да, мой Дей, тут стоит удивиться. С той грани еще никто не возвращался. Даже для нашего неблагого это слишком!
  
  Ворона не оборачивается, так и стоит возле изукрашенной каминной полки, хотя перестает перебирать небольшие фигурки тряпичных франтов и модниц. Отодвигает их от себя очень аккуратно, словно боясь поломать, в зеркальной поверхности корпуса каминных часов видно, что лицо его застыло, а взгляд стал обреченным.
  
  - Линнэт, не надо, это не будет интересно, это не стоит расск... - а вот голос совершенно спокойный.
  
  Пока его не перебивает сестра:
  
  - Бранн! - протягивает руку в его сторону, шагает навстречу и крепко хватает рубашку. - Ты как будто вовсе не понимаешь, что сделал! И твоему другу, я уверена, нужно это знать! Особенно если вы пришли просить что-нибудь у Джоков! - брат не отвечает, и Линнэт горячится, дергает совсем по-детски за рубашку, повышает голос, стараясь добиться ответа. - Благому нужно это знать! Нужно! Ты герой! Герой, а не позор семьи!
  
  Девочка срывается почти до слез, прижимается к брату, закидывает его руку поверх своих плеч, обнимает и, кажется, всхлипывает.
  
  - Ну что ты, Линнэт, совсем как маленькая, а ты, между прочим, меня старше, - Ворона оттаивает и тоже обнимает сестру.
  
  Ох, мой волк, мне тоже очень неловко.
  
  - Все, все должны знать, что ты геро-ой... - Линнэт всхлипывает теперь в плечо Бранну, присевшему возле нее.
  
  - А все знают, - я и не предполагал, что ты можешь говорить так тихо, мой волк.
  
  Бранн удивленно поднимает на тебя глаза. Линнэт всхлипывает потише и оборачивается на твой голос.
  
  - Все знают, принцесса, - девочка слушает тебя, мой благой волк, вцепившись в брата, кажется, даже затаив дыхание, - за стенами этого дворца лежит неблагой мир, самые разные обитатели которого признают Бранна тем, кем он действительно является. Не знаю, что он сделал, только я.
  
  - Он не рассказывал? - сердится Линнэт, продолжая мять на плечах пижаму Вороны.
  
  Сам Бранн смотрит на тебя теперь с опаской, ему явно не хочется посвящать своего благого друга в неблагие тайны, пусть он и осознает, что теперь отвертеться невозможно. Мне страшно представить, мой волк, что же могла натворить эта рассеянная Ворона такого, чтобы вздрогнуло все королевство, чтобы обычные неблагие считали его героем, а высшие - негодяем, не стоящим элементарной вежливости. Пусть даже он и принц. Даже притом, что он принц!
  
  Ты много решительнее меня, мой волк, но пока Линнэт вздыхает, наш неблагой, которого, возможно, вовсе ошибочно называть нашим... Нет, я решительно не понимаю, отчего ты его защищаешь, мой Дей. Он втягивает тебя в авантюры! Он подвергает тебя риску! Он не хочет говорить о себе что-то на самом деле важное! И опять пытается увести разговор в другую сторону.
  
  - Пожалуй, не стоит утомлять нашего гостя этими подробностями, - неуверенно начинает Бранн, ушки слегка дергаются. - Завтра прием, и очень рано, уже пробило полночь, а день был весьма насыщ...
  
  - Стоит, ещё как стоит, - решительно хмурится и облокачивается на каминную полку основательнее мой волк.
  
  Линнэт невдомек, что выражают ваши лица, но брата она знает как облупленного, а ты слишком яркий, мой Дей, чтобы не прочитать твое настроение по голосу и интонации. Принцесса улыбается сквозь слезы, откидывается к брату, находя спиной опору на его плече. Не отпуская его рук, оборачивается к тебе всем лицом. Судя по тому, что маленькие трудолюбивые Джоки пододвигают диван поближе к огню, ей хочется устроить тебя поудобнее, мой волк.
  
  Проще говоря, ты очень нравишься неблагой принцессе, и, возможно, в этом виновато твое дружеское расположение к Бранну. Хотя пренебрегать гостеприимством я бы тебе все равно не советовал, лучше присядь.
  
  - Когда Бранн посчитал - и совершенно напрасно! - что совершил ошибку, рассказав мне о мире и о моей слепоте, он решил положить свою бессмертную жизнь на что-то достойное, - неторопливо начинает Линнэт, вытирая слезы. - Мой десятилетний брат посвящал свои дни поискам самого разного знания, проводил эксперименты, от которых, бывало, содрогались стены дворца или, чаще, библиотеки...
  
  В ответ на твой вопросительный взгляд ушки Вороны пунцовеют и подрагивают, а сам Бранн смущенно улыбается. Да, отбитый у трона подлокотник - это только цветочки, мой волк. Неудивительно, что первое движение Вороны после убийства змея было направлено на заметание следов. Почти что под коврик, мой Дей! И что в этом смешного, я тоже не понимаю. Отказываюсь понимать! Ну хватит! Нет, ну вы посмотрите - смеется. Слава старым богам, диван удобный, можно пересесть и вежливо откашляться. Откашляться! Откашляться, мой волк! Ну что о тебе подумает Линнэт!
  
  Впрочем, похоже, она думает о тебе все еще хорошо - фарфоровые Джоки споро подтаскивают подушки и подкидывают дров в камин. Зато Бранн пытается скрыться за тонкой фигуркой сестры. Все одно видные уши пунцовеют просто образцово, даже странно, что не светятся в темноте, как раскаленные угли.
  
  - Да, мой брат очень талантливый маг, - принцесса гордо улыбается, крепче перехватывая расслабленно выскальзывающие из ее рук ладони Вороны. Проводит пальчиками прямо по Цветку, похоже, чувствуя магию, безошибочно очерчивая лепестки. Жест, однако, такой, словно Линнэт хочет их стереть. - Что поначалу просто раздражало, потом заставляло опасаться, а после и ужасно пугало наших старших братьев.
  
  - Ну вот об этом можно было и не говорить, - Ворона бухтит неразборчиво, не поднимая головы, все ещё скрываясь за сестрой от тебя и твоего ясного взгляда, мой волк.
  
  - Думаю, благой друг обо всех стадиях ваших братских чувств уже догадался, - Линнэт слегка поворачивает голову назад, адресуя слова брату. Легко и печально улыбается, договаривает, снова глядя только на тебя, мой Дей. - И чем старше становился Бранн, чем больше он делал попыток, чем сильнее раздвигал рамки доступных средств магии, тем яснее становились две вещи: излечить последствие Искажения для меня невозможно или почти невозможно, а ещё - братья с тревогой следят за попытками. И не будут терпеть это долго.
  
  Ворона снова вздыхает, не спеша поднимать голову, очевидно, тоже вспоминает те события трехсотлетней давности. Не сказать, что его это радует, но и ужаса никакого в чувствах нет, сплошные печаль и стыд.
  
  Линнэт продолжает, прервавшись на то, чтобы тоже усадить Ворону на придвинутый куклами диван, однако, опять прикасаясь к брату всей спиной, смыкая его ладони вокруг своей талии, удерживая руки в руках и откидываясь затылком на его плечо. Да, мой волк, думаю, сколько бы ей ни было на самом деле лет, она скучала по брату так, словно ей двенадцать.
  
  Неблагой больше не отворачивается и не прячется, но его мысли очень далеко отсюда. Взгляд туманится, ушки подрагивают, ловя отзвуки прошлого. Изрядно неблагого прошлого, как подсказывает тебе и мне прозвучавшее начало.
  
  - Мой брат очень талантливый маг, а потому прошло почти сто лет, пока Джоки по-настоящему испугались, перво-наперво королевским указом запретив ему появляться в стенах библиотеки, - незрячие глаза Линнэт туманятся точно так же, как у Вороны, она жмется к брату ближе, тот смыкает объятия крепче. - Это вынудило Бранна отказаться от более-менее обычных исследований, заставило обратиться к самым древним источникам, хранящимся в нашей, дворцовой библиотеке.
  
  Принцесса рассказывает задумчиво, хотя за ее интонацией твоему чуткому слуху чудятся испуганные крики, дрожь земли и неба.
  
  - Тогда же Бранн обратил мое внимание, что я тоже могу колдовать не в шутку, - в подтверждение ее слов вперед выходят фарфоровые Джоки, подкидывают дров в камин и раскланиваются перед тобой, мой Дей. - И посему, во-вторых, его изгнали даже из дворца! Удачно припомнив, что принц не в силах быть именно принцем, то есть создавать видимость общения на балах, - кивок в сторону маленькой бальной залы, - и участия в переговорах! Пытались забрать титул, но это не в их праве. А официально - за кражу ободка короны Первого дома, но его изгнали без права возвращения! За государственную измену! - на лице девочки читается взрослая ярость. - Из дома! Из нашего дома!
  
  Мой волк, осторожно, отпусти подлокотник, отпусти, твоя ярость слабо поддается контролю, глаза снова горят янтарем, а опущенные плечи Бранна видятся в другом свете. Неудивительно, что он не хотел рассказывать. Правда, пока вовсе не понятно, как к этому всему относится Цветок.
  
  - Нашему брату пришлось жить у друзей, - Ворона опускает голову ниже, пряча глаза. Да, мой Дей, ты видел его друзей, их не так уж и много. - И он все равно не оставлял попыток помочь мне! Целых пять лет Джоки получали доклады, что Бранн постоянно торчит на улицах столицы, в любое время года, от рассвета и до самой темноты! И что-то рисует.
  
  Так, мой волк, переведи дух и отпусти теперь подушку: ещё чуть, и ты выпустишь когти. И пусть пронаблюдать за прибирающимися Джоками было бы забавно, но зачем портить вещи такой милой принцессы, как Линнэт? Вот, вот, мой волк! И вовсе я тебя не глажу по руке, тебе показалось. Я понимаю и ты понимаешь: друзей у нашей Вороны слишком мало для безоблачного полубездомного существования на улицах той столицы, которую мы видели. Впрочем, стража от него шарахнулась. Все это совсем невесело, да, мой Дей.
  
  Бранн рискует поднять на тебя глаза, а может быть делает это случайно или по зову любопытства - и застывает, прямо как в ловушке Белого змея, забывая, кажется, даже дышать. Он вовсе не ожидал такого живого сопереживания, да, рассеянная неблагая Ворона. Именно наша рассеянная неблагая Ворона! Раз его не могут оценить при этом Дворе по достоинству. Я, однако, сомневаюсь, мой волк, что он придется ко двору и у нас...
  
  Ладно, я молчу, мой Дей, когда ты рычишь в мыслях, мне становится страшно.
  
  Тем более, что Линнэт продолжает:
  
  - Пока линии сходились, стража устала следить за Бранном, поэтому никто не уловил тот волшебный момент, когда Цветок был завершен и зажегся, - лицо девочки выражает не радость, как можно было бы ожидать, а такую же печаль, как у нашего неблагого. - И в тот же день третьего принца Неблагого двора... потеряли.
  
  Упомянутый третий принц не шевелит даже ушками.
  
  - В тот день, когда Цветок засиял, как говорят, золотым светом, у всех жителей стали исполняться желания, - Линнэт переводит дух. - Неподвижные картины обрели способность ходить и менять предметы местами, мистер Октопа превратился в большого и страшного быка, чтобы поднять на рога церемониймейстера Норвеля, церемониймейстер стал обычным высшим, как всегда мечтал, и потерял способность летать, поэтому ему пришлось убегать от мистера Октопы... - Ворона слушает сестру так же внимательно, как ты, мой волк.
  
  Фарфоровые Джоки по углам, кажется, тоже внемлют её рассказу.
  
  - Магия оказалась среди нас, она помогала исполнять высшим и обычным неблагим те желания, которые не ограничивали свободу остальных, однако стража все равно сбивалась с ног. Впервые со времен Искажения достаточно было просто пожелать... Но я очень хотела найти брата, - Линнэт прищуривается, припоминая. - Я подходила к Джокам, но братья даже не вышли из комнаты, отвечали странными звонкими голосами, я звала слуг, я звала Бранна, я не слышала его, совсем не слышала...
  
  - Линнэт, правда, не надо! - Бранн увещевает сестру не потому, что ему неинтересно, да, мой волк, а потому что ему довольно страшно слышать её версию событий.
  
  Но принцесса неумолимо продолжает:
  
  - Как оказалось, это Цветок исполняет все желания! Один из магов, представившийся Бууком, рассказал, что надо только нарисовать его и оживить. Правда, для этого кому-то нужно было взлететь в небо, - глаза Линнэт смотрят прямо на тебя, мой волк. - А потом сложить крылья.
  
  - Я вполне могу догадаться, кто это был! - твой голос, мой волк, не предвещает некоторым воронам ничего хорошего. - И без всяких подсказок!
  
  Хотя это странным образом разряжает атмосферу: Линнэт улыбается, находя единомышленника, а Бранн поднимает на тебя глаза, веря и не веря, что ты за него волнуешься. Даже за тогдашнего.
  
  - Да, это был мой брат. Который решил сложить крылья и голову ради того, чтобы я видела, ради того, чтобы на нашей земле снова жила магия, а Золотой город был в безопасности, больше не осаждаемый тварями самого разного толка. Но больше всего... Больше всего я хотела, чтобы у меня был мой брат! - Линнэт отворачивается от тебя, мой волк, обхватывает голову Бранна своими детскими ладошками. - Ты слышишь меня, Бранн? Я не хотела и не хочу видеть такой ценой! Не ценой твоей жизни!
  
  - Но сейчас же Цветок снова горит золотым! И он целый! И Бр-ранн, - подозрительный взгляд на заалевшую Ворону, - не умер-р! Как это возможно? Или, - нет-нет, успокойся, мой волк, это предположение слишком страшное и слишком припозднившееся, - что-то может с тобой случиться?!
  
  Неблагой принц немного вздрагивает от вашего с Линнэт пристального внимания:
  
  - О чем он говорит, Бранн? - голос принцессы точно так же не обещает ничего хорошего.
  
  - Нет, сейчас нет никакой опасности! Тогда я должен был открыть Цветок, пользуясь его формой, пронизать через наш мир завесу, проткнуть в определенных местах, чтобы магия могла попасть сюда... - пожатие плеч. - Теперь мне пришлось только разбудить форму и установить связь, а не пробивать тоннель между мирами. Это можно сделать обычной магией, все равно что подставить чашку под струи фонтана. Притом, что чашка уже есть в руках, ее не надо вытачивать из собственного череп... - видит ваши лица и осекается. - Ну то есть просто не надо вытачивать!
  
  Нельзя сказать, что он вас очень успокоил, да, мой Дей, поэтому неблагой торопливо, насколько может, то есть чуть быстрее обычного добавляет:
  
  - И это не слишком масштабное колдовство. Цветок пропускает магию, пусть не в таком количестве, чтобы хватало на город, потому что в этот раз крылья никто не складывал. Ну, кроме змея. Если быть точным - двух змеев. Но это не в счет.
  
  - Да, - Линнэт вздыхает очень тяжело, - такая древняя магия признает только специальные жертвы! И в тот раз я дозвалась тебя потому, что три дня сидела рядом, в середине Цветка. И очень хотела, чтобы ты выжил, манила колокольчиком твою душу обратно...
  
  - Я просто не совсем умер, - уточняет Ворона. - Видимо. Я не слишком хорошо помню этот момент.
  
  Нет, вы на него посмотрите! "Видимо"!
  
  - Ох, Бранн, умер ты вполне по-настоящему, совсем прежним ты не стал... - похоже, Линнэт чувствует, что брат краснеет, по температуре его щек, иначе как объяснить, что она замолкает, словно увидела яркий румянец? - Просто помни, я рада, что ты жив!
  
  Надо признать, я тоже, Бранн. Я тоже.
  Глава 21. Цвет жизни
  Мой Дей, не зевай так неистово. Отдохнуть удалось хоть немного? Удалось. Тебе, волку, и подавно должно хватить. Проспал бы неделю? Кто бы сомневался, а уж если под боком Алие... Тогда бы точно забыл про сон? Молчу, мой волк, молчу. Нагреваюсь я от волнения, а не от смущения. Меня колотит с вечера. Да что там, меня трясло весь вчерашний день! Ну да, и до этого тоже.
  
  Мой Дей, а Бранн, кажется, ждет. Конечно, ему собираться и вовсе не надо. Да и тебе...
  
  Натянуть легкие штаны - пара секунд, еще быстрее - затянуть пряжки широкого кожаного пояса. Из-под ворота черной рубашки с традиционной вышивкой небрежно отбросить гладкие волосы, не глядя застегнуть манжеты. Обуться, накинуть более плотный и тоже черный сюрко, отделанный серебром, пристегнуть оружие - и ты готов, мой волк. Брошь, я настаиваю! Ну, почти готов. Перчатки...
  
  Так как зеркала тут нет, можно ли мне на правах твоего спутника высказать еще одно замечание? Благодарю, мой Дей. Так вот, пламя одной из голов змея, не скажу точно, какой именно... да, ты прав, как всегда, это неважно, совершенно неважно!.. немного опалило тебе концы твоих длинных волос, особенно слева. Зная, как трепетно Парящие короли относятся к красоте и симметрии, я бы посоветовал тебе внести некоторые корректи...
  
  Ай-и-и! Ну не так же! Ну кто так делает!.. Окончательно тебя неблагие испортят, мой младой волк! Я нагреваюсь! Я нагреваюсь и чихаю! Все, это конец! Как это не имеет значения? Не имеет значения?! Мало того, что ты выровнял пряди ножом, ты еще бросил их на пол! Теперь все-все смогут через них причинить тебе вред! Уф, вот, на угли, да! Ты облегчил мне душу.
  
  Могу и помолчать. Если немного. Совсем немного!
  
  Наша очень неблагая, как выяснилось, Ворона, открывает дверь комнаты, где мы ночевали, и жестом зовет за собой.
  
  Линнэт ушла куда раньше вас. Полночи шушукалась с Бранном - Бранном довольным и уже не смущенным - а под утро пропала. Даже твои волчьи уши не уловили ее детских шагов. Не иначе, магия!
  
  Мы выходим из дворца, дожидаемся арки входа с охранниками, которые поглядывают на нас не сказать чтобы с радостью, но вопросов не задают. Ох, мой Дей, у меня голова кружится то ли от воздуха, на котором стоит Башня королей, то ли от многократного повторения твоей речи. Да, она весьма убедительна. Ох, эта парящая махина! Она беспокоит все мои чувства. И кто туда в здравом уме полезет?
  
  Мы?.. Где мы, а где здравый ум, мой Дей?
  
  Башня высоко взметнулась над городом. Странное ощущение, мой Дей, тревожное. Внутри все хрупко и жестко одновременно. Если двери и есть, их не видно. Стены и ступеньки абсолютно белые, слепящие, с ярко-голубыми жилками. Словно небо вокруг. На то и расчет, показать нам, визитерам, насколько парящие короли выше простых обитателей Золотого города. И насколько значительнее.
  
  Мы поднимаемся и поднимаемся по винтовой лестнице, которой нет конца. Иногда пролеты и вовсе отсутствуют, а нас плавно взметывает неведомая сила. Да, мой Дей, так же легко она может и сбросить!
  
  Наверняка есть путь попроще. Но не для нас.
  
  Наконец почти под небом неблагой, ничем особо не отличающийся - ни змеями на голове, ни ветками на плечах, ни крыльями на спине - из высших, прикладывая палец к губам, открывает белые двери.
  
  Да, мой Дей, мне тоже странно заходить к королям и не приветствовать их. Бранн, кивая и тоже призывая к молчанию, шепчет: "Нам не помешает вся возможная удача", и мы заходим.
  
  Короли восседают на тронах недвижимо, смотрят на нас и молчат. Словно они просидели здесь все, без малого, четыреста лет с момента ухода Бранна. Вблизи они еще более красивы, убийственно красивы - симметричные, до дрожи правильные черты лица, доведенные до совершенства и оттого кажущиеся неживыми; белокурые локоны, голубые глаза. Белая же с голубым одежда, цветов их Дома, довершает идеальный облик Парящих королей.
  
  Неулыбчивая глазастая сестра Бранна - по левую руку. Смотрит так, словно видит тебя впервые. Вернее, не видит, но смотрит, фух, как все неблаго! Ее платье более нарядное, более детское, словно легкое пушистое облачко окутало березку. Кресло поменьше, но, как у братьев, золотое, отделанное резной костью - дивным невесомым кружевом из переплетенных листьев и цветов, меж которыми проглядывают птицы с животными. Так же выглядят и стены, вот только пола вроде бы нет, а вместо потолка - глубокое темно-синее небо, прикрытое от солнца, дождя и ветра воздушной дугой. Кресла парят над полом, на котором разлито густое, переливающееся бело-голубым марево. Смутно проглядывает лестница, по которой мы поднялись.
  
  Четыре вытянутых окна смотрят на четыре стороны света: но в них не небо и не город, а разные времена года, уж точно - разные места. Черный вулкан, извергающий огонь на фоне еще более темных небес, болото, которое мы с трудом миновали, злобное Хрустальное море и четвертое окно, зеркальное. Хотя королей оно словно не видит, в нем отражаетесь только ты и Бранн. Но - ненадолго. Оно мутнеет, а затем, далеко внизу, сквозь мглу облаков проявляются и постепенно приближаются черные башни нашего Дома.
  
  Ох, как щерится в небе злая морда! Мост надо рвом поднят - недобрый знак. Хуже только огонь на сигнальной башне...
  
  Дом Волка взял лунный месяц на раздумье.
  
  Да, мой Дей, мне тоже очень-очень тревожно. Сколько палаток и костров вокруг! Судя по трепещущим флагам и цвету плащей воинов, у нас гостей много. Дом Неба и Дом Леса пожаловали. И Дом Степи! Гости ли?..
  
  Все пропадает - четвертое окно снова просто зеркало.
  
  Тише, мой Дей. Ох, это я волнуюсь так, что дергается хвост. Может, ты его тоже подержишь, как ушки Бранна? Да, сейчас не до этого, прости-прости.
  
  Не знаю, зачем они это сделали, зачем показали смуту в Благом Дворе. Наверное, чтобы показать свою осведомленность о происходящем в нашем мире.
  
  И как дойти до королей?
  
  Кажется, между дверью и троном пропасть, одно большое ничего до самой земли, но вот Бранн, словно получив невидимый сигнал, шагает вперед, и Дей осторожно идет следом, утопая в молочном тумане с сизыми тенями, словно в густом мягком ковре.
  
  Слабо белеют стены, а над тронами близнецов полыхает заветный цветок. От него идут теплые алые волны, блики играют на стенах и лицах. Он похож на тот, что у Бранна.
  
  Да, мой Дей, думаю, это то, зачем мы здесь, вернее, я уверен, я вел тебя именно сюда. Святыня неблагих. Смогут ли отдать? Да, мой Дей, я смолкаю. Это у тебя нет сомнений.
  
  Короли смотрят только на Бранна, останавливая одинаковым плавным жестом все же открывшего рот волка. Наконец заговаривают:
  
  - Мы привыкли не получать от тебя должного уважения, третий принц... - край надменно начинает один.
  
  - ...да, брат мой, мы привыкли, - заканчивает другой.
  
  - Но при чем тут наша сестра?
  
  Бранн порывается что-то сказать, но ему не дают.
  
  - За все эти годы нельзя было открыть даже одно Окно? Ты хоть знаешь, остроперый, сколько раз Линнэт звала тебя?!
  
  Думаю, Бранн видел сестру, когда загибался на своем болоте от чувства вины и одиночества. И не отвечал ей. "Линнэт звала". Да, мой Дей. Видно, сами звать не собирались.
  
  - Ты столько раз заслужил смерть, что я даже не знаю, что с тобой делать, - говорит старший и кривит губы в усмешке. - За возвращение из изгнания, государственную измену, за вредительство - изничтожение волшебных существ!
  
  Линнэт первый раз теряет свою ледяную выдержку, вскидывает на старшего взгляд невидящих глаз, и тот смолкает.
  
  - Уважаемые короли, принц Бранн теперь принадлежит не только Неблагому двору, - с поклоном столь легким, что его вполне можно счесть за оскорбление, напоминает волк.
  
  - Нам доложили, - отвечает младший близнец. - Неужели благие думают, что нам не докладывают? Какая глупость, не правда ли, мой брат? Хотя чего еще ожидать от Вороны!
  
  Старший король, не особо ожидая ответа от Бранна и не отвечая младшему, переводит взгляд на волка. Рассматривает его пристально, потом говорит вежливо и очень снисходительно:
  
  - Король Дей, поскольку вы из всего неблагого народа перво-наперво общались с третьим принцем, у вас вполне могло сложиться превратное впечатление о нашем мире.
  
  Бранн выпрямляется, откидывает голову и замирает, равнодушно-упреждающий все, что могут сказать о нем. Просто снежный столб, а не Ворона!
  
  Мой Дей, охолони. Ты можешь ответить "со всем уважением", но они вроде бы нужны нам немного?
  
  - Досточтимые короли Неблагого двора, Джок Первый и Джок Второй! Принц Бранн много раз спасал меня, он обладает чутким сердцем и верной рукой. Смею надеяться, что стал другом для него. А во дворце нас три раза чуть не убили. Да, у меня могло сложиться превратное впечатление о вас, простите меня за это.
  
  Младшая принцесса фыркает от смеха, Бранн стоит, замерев теперь от удивления. Потом быстро моргает дважды, и феи в его глазах отплясывают самый веселый из всех возможных танцев.
  
  - Я бы хотела увидеть твоего друга, - говорит Линнэт так, словно только знакомится с тобой.
  
  Короли кривят безупречно-красивые лица.
  
  - Ты прибыл к нам издалека, король Дей... - начинает один.
  
  - ...и напрасно, мой брат, совершенно напрасно, - заканчивает другой.
  
  - Я лишь хочу, - вдохнув поглубже, начинает Дей, но его перебивают:
  
  - Нам известно, чего ты хочешь!
  
  - Да, мой брат, известно. И мы поражены беспримерной дерзостью благого.
  
  - Я могу... - пытается добавить волк, но его опять прерывают.
  
  - Нам известно, что ты можешь, - лениво начинает один.
  
  - Нам известно и то, что ты сделал, - не менее лениво продолжает второй.
  
  - Договор, дружба, мир? Оружие старых богов? - тянет слова первый.
  
  Дей кивает, после поводит головой, словно ему тесен его наряд. Делает шаг вперед и говорит громче:
  
  - Я готов...
  
  - Все это - в будущем!
  
  - Все это...
  
  - Не твои дары! - заканчивают близнецы вместе.
  
  Тебе опять не дают договорить. Это просто невежливо.
  
  Я понял, мой Дей. Бранн твой поручитель, ты для них равен ему. Уж не знаю, на их фоне даже Гвенн мне кажется милой.
  
  Продолжает старший - хоть немного, но его можно отличить от младшего.
  
  - Ты! Осмелился прийти к нам под прикрытием этого... - Бранн вскидывает голову, и говорящий поправляется, - третьего принца! Ты просишь отдать то, что бесценно!
  
  - И кому, кому мы должны это отдать?! - причитает второй.
  
  Король неблагих вскакивает, со звоном выхватывает меч и приставляет к груди моего Дея. Принцесса ахает, Бранн не двигается с места, но ощутимо напрягается. Мой волк недвижим.
  
  - Во всех бедах, что обрушились на наш мир, виновен твой Дом! Твой отец! - безупречное лицо искажается, в гневе проскальзывает страдание. - Ваша Тень упала на нас Искажением, а больше всех пострадала наша семья! Ты - такой же, как Мидир! Волки только берут! Ты виноват в забвении принцессы Солнца!
  
  Меч неблагого режет сюрко, рубашку, кожу - отступи на полдюйма, мой Дей!
  
  - Ты хоть знаешь, почему неблагие ушли из своих земель? Знаешь, сколько сил мы тратим, чтобы в Город не проникло внешнее зло?!
  
  Нет, волки совершенно безумны - Дей двигается вперед. Немного, но острый изогнутый клинок сразу впивается в живое тело. Почему больно мне?
  
  Мой Дей разводит руки, показывая безоружные ладони. Щурится, но произносит спокойно:
  
  - Если жизнь моя нужна в уплату долга - она в ваших руках, неблагие короли.
  
  Старший поворачивает голову вбок. Как делает Бранн, когда прислушивается к чему-то. Вот только король так же поворачивает лезвие! По черной с серебром одежде, пошитой добрыми феями, течет кровь. Волк ждет молча, напряженно, не отводя взгляд. Лишь сжимает зубы.
  
  Мой Дей, это же внук Лорканна, а ты сейчас в его власти! Своими неразумными словами ты даешь ему право убить. Убить тебя, гостя, короля Волчьего Дома - по всем правилам неблагих и безо всякой благой мести! Что ты делаешь, мой Дей, я... просто боюсь, я ужасно боюсь за тебя!
  
  Лицо старшего расслабляется. Все же он тут главный. Король вновь спокоен и равнодушен, он отступает. Опускает меч, стряхивая красные капли.
  
  - И что я получу взамен? На одного самонадеянного волка станет меньше. Это никого не спасет и ничего не улучшит.
  
  Возвращаясь к трону, бросает сквозь зубы:
  
  - Я бы так и сделал! Не хочу расстраивать сестру. Не знаю чем, но ты ей нравишься.
  
  - Послушайте... - опять начинает Дей.
  
  - Не собираюсь! - взрывается старший король, уже сидя на троне. - Ни слушать! Ни видеть! Тебя! Более!
  
  - Ему нечего предложить нам, мой брат, равного цвету жизни, этому глупому волку из глупого елового леса. Просто нечего, - сокрушается младший, изнеженно поводя плечом и поправив золотую корону.
  
  У старшего она другая, составленная из трех ободков. И четыре сапфировые вставки украшают верхний. Да, я немного отвлекся, мой Дей.
  
  Младший признает очевидное, кривясь:
  
  - Хоть он и совершенно красив, этот дикий-дикий волк.
  
  Не злись, мой Дей. Ты ведь уже понял, что у высших неблагих "красиво" означает "правильно", как бы дико это ни звучало.
  
  - Мои короли, - негромко говорит Бранн. - Я его поручитель и я прошу за короля Дея. Он прошел через два мира и переплыл Хрустальное море, он смог сделать то, что никому не удавалось, он пересек даже Пески!
  
  - Джок и Джок, - негромко говорит Линнэт, вежливо склоняя голову. - Я присоединяюсь к просьбе поручителя.
  
  - Не сейчас, Линнэт, - голос старшего смягчается, но ненамного. - Ты не имеешь взрослого голоса, когда речь идет о постороннем.
  
  - И о не постороннем - тоже. Я не в первый раз сожалею о своем решении, - еще более тихо отвечает Линнэт.
  
  - Благой прошел Хрусталь не без помощи неблагого! - уточняет младший король. - Нашего неблагого остроухого братца, к нашей всеобщей печали.
  
  - Другие не смогли и этого, - чересчур спокойно отвечает Бранн.
  
  - И что нам делать, мой брат, ведь змей мертв! - печалится младший. - Наш остроухий умудрился извести и эту неблагую красоту! Кто будет защищать город? Вместо того, чтобы держать границы, этот безумец их открывает, да, мой брат! И так было всегда! Я ужасаюсь при мысли, сколько теперь нам придется отписываться Отражениям. Они очень, очень недовольны гибелью Белого змея!
  
  - Золотой город защищают маги, а не змеи, - роняет Бранн, - По мере сил.
  
  Джок-младший морщится, а старший застывает словно от непроизнесенного оскорбления. Воздух словно звенит вокруг. Феи в глазах Вороны не феи, а грозные воины в доспехах и латах. Он указывает на горящий цветок и продолжает внешне равнодушно:
  
  - Цвет жизни давно уже лишён магической силы. Почему бы вам для разнообразия не сделать доброе дело? Джок и Джок. Вы хотели мой титул? Я готов отдать вам его.
  
  - Бранн! Ты нашел себе новый Дом, - говорит старший. - Ты должен его защищать, но это не поможет ни тебе, ни твоему... к-королю получить наше сокровище.
  
  - Я не отказываюсь от своей семьи, - отвечает Бранн, бросив взгляд на Линнэт. - Но и от друга отворачиваться не собираюсь. Я прошу вас как поручитель. И как брат!
  
  - Брат? Брат?! Не смей!.. Не смей произносить это слово! Ты давно позабыл, что оно значит! Ты не сильно думал о братьях, когда чуть не снес нашу башню! И ради чего? Ради пустой прихоти! - рявкает старший, а младший кривит губы. - Не думал, когда извел Трясину и Семиглавого!.. Полгорода лежит в руинах, а нота протеста упала уже с утра! Прием окончен. Покиньте нас немедленно! О-ба!
  
  Ох, мой Дей. Неужели все? Все напрасно?
  
  Ворона с силой сжимает веки, видно, боится, что феи вырвутся на волю и придушат родню. Принцесса вздыхает прерывисто, словно желая что-то сказать, бросает невидящий взгляд на братьев и закусывает губу.
  
  Я не знаю, что сказать, что предложить, мой Дей. Право, не знаю. Сила тут не поможет, как и ум Бранна.
  
  Контуры братьев начинают размазываться, расплываться в воздухе.
  
  - Подождите! - и короли возвращаются обратно, глядят заинтересованно.
  
  Мой Дей, ты делаешь непонятное.
  
  Волк вытаскивает кинжал, ловит свет лезвием. Открывает медальон с прядью волос и рисунком Алиенны. Ласкает его взглядом и закрывает со щелчком. Убирает кинжал в ножны.
  
  Улыбается неблагим королям, но как же безрадостна его улыбка!
  
  - Принцесса Четвертой Стихии, можете ли вы подойти ко мне?
  
  Линнэт встает с кресла, подходит, не глядя, но и не сбиваясь с пути. Дей опускается перед ней на колено.
  
  - Я редко прошу. Почти никогда. Я услышал твои слова, услышь и ты мои. Прими мой дар, принцесса. Прими от чистого сердца.
  
  Близнецы переглядываются, они неожиданно довольны. Я догадываюсь тоже, и мне страшно, как никогда.
  
  Волк понимает меня, чует мой ужас. Проводит рукой по гребню.
  
  Мой Дей, отчаянный, бесшабашный волчонок, о чем ты думаешь?!
  
  - Госпожа Линнэт, - негромко говорит волк и целует подол платья принцессы Неблагого Двора, - не в моих силах изменить мир... Но поверь мне, он прекрасен.
  
  Линнэт проводит детскими пальчиками по его лицу, слабо улыбается в непонимании.
  
  Я часто плохо думал о тебе, мой волк. Прости. Это ты прекрасен. И ты достоин моей королевы.
  
  - Я готов подарить тебе его, - очень тихо договаривает Дей.
  
  Бранн ошеломлен не меньше моего. Как и я, он не видит удивления на лицах братьев, только радость.
  
  - Вы знали?! Знали, что это возможно, и не сказали мне?
  
  - У нас в семье хватает уродов, - хрюкает младший.
  
  - Она бы не согласилась лишить тебя зрения, - поясняет старший. - К тому же столь простое и неразумное решение могло прийти в голову только этому безумному благому!
  
  - Да Линнэт и смотреть не хотела на нашего остроухого. Это волчий король ее заинтересовал! Да, мой брат? Что за глупая благость! - утомленно добавляет младший.
  
  - Нет! Не надо, - шепчет принцесса в ужасе, прижимает ладони к щекам. - Я не хочу, чтобы из-за меня он...
  
  - Ты выразила желание, - еще более довольно отвечают близнецы - опять вместе. Продолжают по-отдельности:
  
  - А он согласился...
  
  - ...да, мой брат, он согласился.
  
  - Этого достаточно. Позовите нашего...
  
  - Я сам! - прерывает братьев Бранн. И те, переглянувшись, замолкают.
  
  Навредишь моему волку, я закусаю тебя, Ворона!
  
  - Давай! - не просит, требует Дей.
  
  Бранн прикрывает глаза, сводит ладони перед собой, с силой раскрывает их, оттуда вырывается сноп золотых искр... И останавливается, опускает руки, глубоко вздыхая, смотрит на волка.
  
  Искры кружат золотым туманом. Тревожные феи хороводят в изумрудных глазах.
  
  - Дей, ты понимаешь, на что идешь? Ответь мне, какова твоя воля. Твое слово.
  
  Волк, сглатывая, кивает.
  
  - Да. Такова моя воля.
  
  Ой, мой Дей, что ты творишь! Ты даришь Линнэт мир, отнимая его у себя. У меня сейчас сердце выпрыгнет из груди. Или у тебя оно так отчаянно бьется?
  
  - Тогда держись, друг мой.
  
  Бранн опять сводит ладони и снова останавливается.
  
  - Дей, я должен, я обязан предупредить тебя! Ты рискуешь жи...
  
  - Да-вай! - рычит волк.
  
  Бранн в третий раз сводит ладони и с ощутимым напряжением раскрывает их. Шепчет слова, они распадаются на множество золотистых точек, кружащихся в воздухе. Их много, и каждая - воспоминание: полузабытая нежность матери, одобрительный взгляд отца, улыбка Гвенн, хмурость еловых лесов, быстрая синева рек, золото Алиенны, мягкость снега, зелень глаз Бранна, вся долгая память ши и торопливость людской жизни... быстрей, быстрей! Они собираются на веках, сливаются воедино!.. И больше нет мира, нет света - нет ничего. Ничего, кроме темноты и боли.
  
  Звуки пробиваются очень-очень нескоро.
  
  Нет, мой Дей, мы не умерли, Башня не рухнула и мы не свалились на землю неблагих, как тебе показалось. Мне, впрочем, тоже.
  
  Да, мой Дей, ты не кричал. А что упал на колено, не зазорно. Совсем нет.
  
  Тонкая ткань, которой оборачивают твою голову, сразу намокает - там, где вместо глаз теперь две кровавые раны. Руки Вороны касаются висков, он шепчет что-то, становится немного легче.
  
  - Тебе не больно, Линнэт? - кажется, старший, после долгой-долгой паузы. Первый раз в его голосе слышится беспокойство.
  
  - Все так странно! Я представляла иначе... Нет, уже нет. Только жжет немного.
  
  - Чем вы теперь недовольны, мои короли? - вопрос Вороны.
  
  - Ты не лишил его зрения, - привычно начинает один и недоговаривает.
  
  - ...а вырвал глаза, - заканчивает второй.
  
  - Да! Третий принц опять все сделал по-своему! И теперь, глядя на нашу сестру, мы будем видеть глаза волка!
  
  - Мы будем вынуждены видеть глаза волка! - ужасается второй.
  
  - Бранн, ты красивый, - слышен слабый голос Линнэт, и короли смолкают. - Братья мои. Дайте королю Дею то, за чем он пришел.
  
  - Это вовсе не обязательно, принцесса Четвертой стихии...
  
  - ...дорогая сестра, это вовсе не обязательно! Он предложил этот дар, а теперь - пусть уходит! Он ничего не просил взамен!
  
  - Он и не должен! - в голос отвечают королям Линнэт и Бранн.
  
  Молчание одно на четверых - яростное, на зависть волкам. Мне кажется, там просто искры летят. Но я ничего не вижу. Я еще не отошел от той ослепительной боли, что выпала тебе, мой Дей.
  
  Наконец после оглушительной тишины нам в ладони вкладывают что-то теплое, живое. Ласковое. Я чую руку на твоем плече.
  
  Это Бранн, да, мой волк.
  
  - Линнэт, у меня тоже есть подарок для тебя, - говорит Ворона. - Он гораздо проще, не бойся. Только мой друг смог враз разрешить то, над чем я бился чуть ли не столетие.
  
  Опять тишина - пугающая, настороженная. Лишь воздух словно взбесился - он то идет волнами, отражаясь от стен, то словно застывает.
  
  - Я, Бранн, третий принц Дома Четвертой стихии, - отчетливо слышен скрипучий голос Вороны, - жалую свой наследный титул единственной сестре Линнэт. Через год ты сможешь стать королевой - главной или одной из троих. Твоя воля. Надеюсь, ветры магии наконец подуют на защиту города, а не на чистку дорог и поддержание лиц!
  
  Негодующее ахание королей слышится отчетливо, а воздух перестает отплясывать свой безумный танец.
  
  - Зачем ты сделал это, Бранн? - шепчет Линнэт прерывисто. - Мне... нехорошо. Голова так кружится...
  
  - Уведите принцессу! - говорят близнецы в голос.
  
  - Бранн, не оставляй своего друга одного! Бранн, не оставляй! Скажи... скажи ему... спасибо!
  
  Кажется, остались только мы и трое братьев. Нет, я все еще ничего не вижу. Видимо, слишком сроднился с тобой за время нашего путешествия.
  
  Да, мой Дей, ты крепко держишь цветок. В полной тьме слова особенно слышны.
  
  - Что бы ты ни задумал, Ворона, у тебя ничего не выйдет! - брызжет ядом кто-то из близнецов.
  
  - Сейчас я задумал проводить его, - опять спокойный голос Бранна.
  
  - Проводить?! Ты привел его, ты отдал ему цвет жизни и ты же решил его проводить?
  
  - Пусть проводит, мой брат, пусть проводит. А если надумает вернуться, его будет ждать смерть, - добавляет младший.
  
  - Не надейтесь, что мы погибнем в пути. Я проведу короля Дея короткой дорогой. Моя воля. Последняя.
  
  - Ты обрываешь все нити, - произносит старший.
  
  - Так тому и быть, - сухо отвечает Ворона
  Глава 22. Путь домой
  Обратный наш путь напоминает шитье. Длинный стежок, много-много коротких. Бранн переносит нас на много лиг вперед, перекинув руку Дея через свои плечи, сам - ухватившись за пояс волка. Так мы покинули башню королей Неблагого Двора. Так мы шли вначале по пыльной дороге. Вернее, брели.
  
  Но неблагой мир не хочет выпускать нас. Я ощущаю опасность, хоть и не знаю, не вижу, откуда она приближается.
  
  - Подожди, мой король, - негромко говорит Ворона, мягко выскользнув из-под руки волка.
  
  - Тебе что, в кустики? - насмешливо спрашивает Дей, хоть ему совсем невесело.
  
  Бранн не отвечает. Не слышно ничего, даже звука его шагов. Тишина становится еще напряженнее, чем в зале королей, а вот слева что-то свистит прям как... меч! Скрежет металла о металл. Отбивает его явно наша Ворона.
  
  Еще и справа что-то рассекает воздух! Ох, мой Дей, вот так с ноги, а вдруг там Бранн? Но не стал бы Бранн сейчас разминаться, и мы слышим его слева. А кто говорил, нечего бить понизу - прилетит поверху?..
  
  Крик после твоего броска. Да, мой Дей, ты достал одного, не выпустив при этом цветок.
  
  Нет, магию наша Ворона не использует. Ох, мой хвост свернулся и развернулся. Еще как использует!
  
  - Дей, вот ни на секунду тебя не оставь, уже кругом трупы!
  
  Сам Бранн дышит тяжело, меч наверняка не убирает. Мой волк молчит.
  
  - Удачный день, мой король!
  
  - Кто-то пытался пожелать нам счастливой дороги?
  
  - Если бы, - уверен, Ворона опять трет нос, словно хочет спрятаться за пальцем. - Лишив себя титула, я не подумал о том, что лишил нас безопасности.
  
  Не надо хмыкать, мой Дей. Вы оба о ней не думаете!
  
  - И если против третьего принца можно послать лишь Отражения, что тоже невежливо, - продолжает Бранн, уже закинув твою руку за свое плечо. - То простой ши и его спутник могут стать легкой добычей для тех, кто промышляет разбоем. Или прикидывается таковыми. Поскольку мы покинули Золотой город, Отражения нам не грозят. Маги тоже не станут покидать его. Во-первых, за пределами города волшебство слабеет - по мере приближения к благим землям, где оно и вовсе иссякает. Во-вторых, те маги, которые могут выйти из города и не потерять сил, помнят меня и помнят Цветок. Одна половина вслух скажет, что я безумен, а вторая молча согласится, но некоторое уважение ко мне испытывают все.
  
  - А в-третьих?
  
  Бранн пыхтит, но как-то стеснительно.
  
  - Они разозлили меня. Послали каких-то... - вздыхает недовольно, - недотеп. И я подул.
  
  Ох, мой Дей. Ты улыбаешься! Я вот боюсь представить себе, что означает это "он подул"!
  
  - Теперь никто не посмеет сунуться до самого моря. А море для благих и неблагих давно уже стало лучшей границей.
  
  Бранн торопится настолько, насколько может идти волк. Я понимаю Ворону. Чем дальше мы от Парящих королей, тем спокойнее. Только мой Дей уже еле передвигает ноги, яростно преодолевая боль. Но упрямо бредет вперед.
  
  - Воздух соленый и влажный, - негромко говорит волк, крылья носа подрагивают. - Мы на подходе к причалу?
  
  - Да, король Дей.
  
  - Ты ведь Хрустальное море хотел осушить?
  
  - Глупая идея, - уверен, морщит лоб Бранн. - У меня было много глупых идей в детстве. Осушить море, научить Волшебный лес манерам, поговорить с картинами-художниками, оседлать грифона, укротить Семиглавого, щелкнуть по носу Зануд, найти дру... - некоторые его "глупые идеи" вам на пару удалось воплотить, но Ворона все равно смущенно запинается. Надеюсь, это было не "найти друида". - Я расскажу, - почти просительно, - если ты захочешь.
  
  Волк не отвечает. Потом жестом отказывается от ужина. Ложится навзничь на доски, одной рукой продолжая обнимать Цвет жизни. Ворона садится рядом.
  
  - Король Дей, ты у самого края.
  
  Для того, чтобы представить беспокойных фей, достаточно слышать их в голосе.
  
  - И что?.. - ох, мой волк, безразличие в твоем голосе глубоко ранит меня. И заставляет стоически вздыхать Ворону. - Засмотреться на блики мне уже не грозит.
  
  Бранн вздыхает, порывается что-то сказать, потом молча пересаживается поближе, отгораживая волка от опасной воды. Так и сидит до утра, купаясь в своей грезе.
  
  Мой Дей, нельзя же не спать всю ночь! Ну хоть просто полежи, что уже отдых. Да, море шуршит и скребется, и тихо звенит, так же, как и вечером, как и сто, и тысячу лет назад. Нет, звезд не видно, ну, наверное, не видно. Здесь никогда не видно звезд, словно лишь море достойно света. Волны колышутся до самого горизонта, неостановимо и неотвратимо...
  
  Да, мой Дей, ты бегал в своем коротком сне - один, за отвратного вида перегородкой. Но ведь... я молчу, мой волк. Я молчу.
  
  Еще один перенос, и мы по другую сторону моря. На другом причале.
  
  Нет, Хранителя ты не чуешь, потому что его нет, нигде не видно. Может, море позавтракало. Да, тут воздух немного другой - с гор тянет горечью и зноем, и влаги тут куда меньше.
  
  - Король Дей, - осторожно произносит Ворона. - Нам нужно торопиться.
  
  - Знаешь, Бранн, - задумчиво и самую малость заинтересованно говорит волк. - А я в детстве слышал много легенд. Была среди них одна, в ней кровь друзей возродила пустыню. Попробуем напоследок?
  
  Волк оголяет руку, и лезвие Вороны холодит кожу, боли почти нет. Чтобы ранка зажила быстрее, Бранн шепчет слова, порез закрывается мгновенно. Но это опять отзывается по глазам!
  
  Ах, мой Дей! Ты скрипишь зубами и хватаешься за руку Вороны. У него косточки словно у птицы, осторожнее!
  
  Уф, ничего ты ему не сломал. Ворона шипит сквозь зубы. Кажется, это обратное действие магии, снова к нему от тебя отлетела. Который раз он словно пытается подкрасться к глазам... Прости, к твоей ране, а боль лишь усиливается.
  
  Я убрал надежду очень далеко, хотя не собираюсь лишаться ее вовсе. Да, рана магическая, но... Хорошо, я молчу, мой Дей.
  
  Кровь Вороны, судя по звуку, стекает в ту же чашу, куда он набрал твою. Наверняка Бранн выливает смесь в море, что-то бормоча сначала озабоченно, потом довольно.
  
  Пусть мы и не видим нашего неблагого сейчас, мой Дей, но ты ведь слышишь - изумрудные феи парят даже в его голосе - легенда оказалась правдой!
  
  Хруст, звон и скрежет сначала усиливаются, а потом стихают. Затем ветер резко и сильно дует с побережья, судя по шелесту, от причала бежит волна все дальше вглубь моря.
  
  Да, мой Дей, мои поздравления. Вот что значит громко хлопнуть дверью! Вы на пару угробили еще одну тварюгу. Большую опасную тварь!
  
  Думаю, море будет жестоко, но уже не столь смертельно, как раньше. Да, мой Дей, цвет папоротника полыхает алыми волнами, и не думая тухнуть или меркнуть. Ты чувствуешь его тепло, как и я.
  
  На второй день я обрел зрение. Мой волк - нет.
  
  Бранн решает не идти пешком вовсе. Еще один перенос. И еще один, без ночевки, и мы уже за лесом. Вот только по времени - день.
  
  Мой Дей, положи, положи же руку на его плечо! Ну хорошо, не хочешь, не клади. Куда идти? Иди прямо. Левее, левее же! Левее - это и есть прямо. Так цветок уронишь, право же. Уф, ну вот и хорошо. Не зазорно благому держаться за плечо неблагого королевского волка. Да, а друга - тем более.
  
  Что, опять ночь почти без сна? Так ты свалишься днем, цветок повредишь. Поспи немного, мой волк. Я послежу.
  
  К вечеру пятого дня мы как раз успеваем добрести до болота.
  
  - Заночуем здесь, - говорит Бранн. - Не хотелось бы мочить ноги без необходимости. Любит... любила трясина пожирать очередной годный шалашик, только отвернись, - Ворона безрадостно примолкает, как будто Трясина утаскивала его жилье именно так, быстро и прямо из-за спины. - Вся надежда на сухие ноги - эти сапоги да поднятый на время островок поверхности, бывшей когда-то на месте этой трясины. Знаешь, я иногда вытаскивал островки, а там еще видны руины чьих-то домов! Я такие быстро опускал обратно, а потом уходил подальше и поднимал уже там. Только пару раз, когда сил не оставалось, а трясина была в настроении меня сожрать, на таких оставался.
  
  Неблагой прекращает свой рассказ, опуская голову к плечу, внимательно глядя на волка.
  
  Мой Дей проводит рукой по мху - когда мы были здесь прошлый раз, он его видел. Сжимает мягкие влажные ворсинки, явно не слушая ворону.
  
  Они такие же зеленые, мой Дей, как были. Как глаза Бранна. Среди них мелкие-мелкие белые звездочки цветов. Ты можешь их нащупать, если захочешь. Ну, и меня не слушай, и меня. И продолжай ни с кем не разговаривать!
  
  - Ни разу не понравилось! - бодро продолжает Бранн. - Всю ночь потом снились сны о пропавших с этого места...
  
  Бранн все говорит и говорит, а Дей все не отвечает и не отвечает. Первые дни он перенес легко, он получил, что хотел, за чем так отчаянно рвался. Цель достигнута. Как жить дальше, мой волк не думал. Потом задумался и замолчал. Он бегает каждой ночью, а просыпаясь... просыпается он тоже во мраке.
  
  Наконец Бранн перестает рассказывать о том, через что мы уже прошли, что нас окружает сейчас и что может ожидать в будущем.
  
  Неблагой подбирает губы, выдыхает медленно, пряча печальных изумрудных фей.
  
  Ой-ой, что-то мне нехорошо. Бранн, может, не стоит именно сейчас? Моему волку совсем худо.
  
  - Послушай, прекрати уже убиваться. Тебя ждет твоя женщина, твой народ и твой отец. Тебе нужно быть достойным их. Красота ведь - штука не только внешняя, - изогнутые брови приподнимаются, Бранн старается донести до моего волка ту мысль, которую Дей никогда не думал примерять на себя. Совершенство не в красоте, хотя из уст Вороны это звучит забавно. - Слишком уж вы, благие, повернуты на внешнем совершенстве. По мне, так ты стал еще прекраснее.
  
  Ох, Мой Дей, не надо рычать в ответ! Не надо так быстро хватать и так сильно трясти неблагого! Он, правда, не со зла!
  
  - Ты...
  
  Аж дух захватывает, мой Дей! Приди в себя! Досчитай до десяти! Выдохни! Ну, продолжай трясти Бранна.
  
  - Издеваешься надо мной?! Они все будут обмануты! Каким был, я никогда не вернусь!
  
  - Нет, нет, Де... да послу... да посм... ну не тряс...
  
  - Нет, это ты послушай меня! Посмотри на меня, посмотри! - шелковая повязка обмотана вокруг головы, закрывая веки, и мой волк почти упирается в лоб Бранна. - Мне нужно донести цветок! И все на этом! Я не могу быть королем! Я даже не волк теперь! И в мужья... - мой волк будто разом обнажает все едва затянувшиеся раны. И эта самая глубокая. - Лили я тоже не гожусь! Засунь свою жалость знаешь куда?! Обратно в свое болото! Сам его выкормил всем на беду, сам туда и полезай!
  
  А вот так можно и голос сорвать. Он хриплый и без того, мой Дей. Словно ты давно уже кричишь. Молча, бессильно, но от этого еще страшнее... Не думаю, что Бранна задели твои несправедливые упреки. А вдруг все-таки задели?
  
  - Ты словно не глаза потерял, а разум, мой друг.
  
  Умный, очень умный ворона Бранн. Он говорит еле слышно, с расстановкой, и мой Дей хоть немного успокаивается, стихает - просто чтобы понимать слова неблагого.
  
  - Твоя голова при тебе. А глаза... - попытка пожатия плечами. Не в твоей стальной хватке, мой Дей. Впрочем, Ворону это нисколько не смущает. - Что глаза? Некоторые слепы, имея их. Отпусти уже меня, злой Дей!
  
  Мой волк перестает трясти Бранна, только руки все сильнее сжимаются на его плечах. И все так же молчит.
  
  Впрочем, злись на него, злись. Злость лучше, чем отчаяние, только говорить тебе этого не буду.
  
  - Я последний, кто будет тебя жалеть, - шепотом договаривает Бранн. - Потому что я... - примолкает, собираясь с духом, мне уже не нравится, что он хочет тебе сказ... - горжусь тобой. Очень горжусь.
  
  Кхм. Иногда Ворона говорит умные вещи, мой волк!
  
  Дей опускается на землю, подхватывает цветок.
  
  - Уже вечер. Нужно сделать привал, как бы ты ни торопился.
  
  Ворона тем временем шелестит рядом, грязь отзывается хлюпаньем под сапогами, шуршат сухие листья вперемешку с молодыми побегами - состояние неблагого мира на этой границе и вовсе переходное, не понять, весна или осень. Аппетитные ароматы, похожие на те, которые ты ощущал сидя во дворцовой кухне неблагого осьминога, доносятся совсем близко.
  
  Бранн останавливается рядом, присаживается, не отбирая у тебя цвет папоротника, инстинктивно прижатый к груди, устраивает в твоей свободной руке ложку. А чашка с едой ставится непосредственно на твое колено, она горячая, хотя не обжигает, но ты чувствуешь ее явственно, как если бы вид... То есть просто чувствуешь, конечно.
  
  Бранн садится рядом, так же молча ест, если ты позволишь мне сказать...
  
  Спасибо, мой волк. Может, будет уже переживать, что обидел Ворону? И что с этим делать? Что с этим обычно делают? М-м-м... О! Вспомнил! Извиняются!
  
  Ну, когда не хватают за горло, чтобы убить, или там не выбивают зубы наглецам. Да, с Финтаном было куда проще! Нет, я ни на чем не настаиваю, ты вполне имеешь право говорить что хочешь.
  
  Бранн просто устал. Он вовсе не обижен, а молчит оттого, что ест. И вообще, ты же помнишь, мой Дей, как его трудно дозваться, когда он уходит в свои мысли. Даже Норвеля чуть ушами не прохлопал.
  
  И нет, я не подыскиваю тебе оправданий!
  
  Ну вот, благая еда у неблагих получается тоже неплохо, густая масса каши и выисканная тобою на запах котлета неплохо утоляют голод. Который раньше просто не подавал голоса, да, мой волк. И вот не надо, что Бранн тоже голоса не подает! Он забирает тарелку, уходит, под сапогами явно хлюпает, а потом звук совсем пропадает. Да нет, мой волк, куда бы он исчез? Не волнуйся, я посмотрю.
  
  Вот, что я говорил! Бранн все еще пользуется признанием болота - его шаги не шумят потому, что он, видимо, парит или делает поверхность волшебно твердой. Но он рядом. Возвращается не только с чашками, но и с хворостом, стелет вам одеяла на ночь. Тянет тебя за плечи, да, вверх, думаю, хочет пересадить на теплое и мягкое.
  
  И, кажется, ложится:
  
  - Дей, слева костер, справа я, если что, зови, - странный звук в заключение, это он так зевает, птица неблагая!
  
  Ты можешь вовсе не изви... Ах, своенравный Дей!
  
  Мой волк произносит:
  
  - Прости.
  
  - Тебя прощать не за что, мой пушистый и неистовый король Дей, - бухтит неразборчиво, уткнувшись в свой локоть, а стоит тебе чуть повернуть его, ухватив за плечо, голос приобретает истинно величественные интонации. - Можешь еще раз меня потрясти, если тебе станет легче.
  
  Вот так хохотать, опять утыкаясь в сонно хмыкнувшего эхом Бранна, вовсе не по-королевски!
  
  Я все-таки рад, что Бранн с нами. Очень рад. Может, он и сможет опять вытащить моего волка из трясины, куда тот снова погружается: один, молча, не прося о помощи. Если бы не цветок папоротника, он бы давно бросился на свой меч.
  
  Ночь приносит странные запахи и звуки с болота. Да, воздух влажен, как и на море, только другой. Он несет аромат цветов и сладковатость гнили.
  
  Ох, мой Дей, отчего мы опять не спим? Нет, я не буду напоминать больше о том, что говорил Бранн.
  
  Я чую, чую, что ты устал от своей несамостоятельности, устал идти следом, но что мы можем пока сделать сами? Я стараюсь, я очень стараюсь напомнить тебе, как выглядит светлый мир, но ты словно отрицаешь саму возможность снова что-то видеть. Ну да, конечно, не слушай меня, к чему тебе бухтение старого, умудренного жизнью ящера... да, лучше, лучше пощупать мир вокруг.
  
  О, мой Дей, иногда я сомневаюсь, что ты волк взрослый. Нельзя так резко садиться! Хорошо ещё, что Бранн спит крепко, не встревожился - слишком устал. Да, по левую руку у нас огонь, а по правую Бранн, чтобы ты от огня никуда не укатился. Неблагой даже согласен померзнуть вдали от костра, чтобы тебе было теплее.
  
  Нет, вовсе не стоит тянуть туда руку! Мой Дей! Обожжешься! Ох! Ну вот, ну вот, что я говорил? Конечно, так забавнее и живее! Затягивай ожог поскорее, он маленький, хватит нескольких часов... Но ждать эти часы смирно, желательно - во сне, ты, конечно же, не будешь, мой Дей, конечно, нет.
  
  Но что мы будем делать теперь? Ах, ну да, очень интересная трава... цветочки, надо же. Подорожник? Ты уверен, мой Дей? Нет, это опавший лист, мы далеко от дороги. Ох, не терзай его так яростно! Ты ещё научишься, научишься видеть по-другому - всеми остальными чувствами, а может быть, даже сможешь прислушаться ко мн... Ладно, я понял, мой Дей, пока рано для старых ящеров. Зато самое время вспомнить - во что одет Бранн. Что? Не подсказывать? Я и не собирался, мой Дей! Как ты мог так обо мне подумать! Я просто вспоминал, каким мы видели его во дворце и до него - эти его странные одежды, лоскутная куртка...
  
  Все-все, молчу, мой Дей, молчу, только не рычи.
  
  Да, на ногах ожидаемо сапоги. Сами по себе, похоже, замшевые. Нет, я тоже зажмурился, мой Дей, я ловлю твои ощущения. Ну или коротко-меховые сапоги. Но вообще, наш неблагой же бегал по болоту? Скорее это выделанная особым образом кожа. Под коленом - хоть бы он только не проснулся! - ощущается окантовка сапога, да, а как они зашнуровываются, не представляю. Может, застежка внизу, а может, её нет вовсе, это же неблагие, мой Дей, тебе ли не знать, до чего они странные. Окантовка точно меховая, похоже, какой-то водный зверь, чувствуешь - мех не пристает к влажноватым пальцам, рассыпается отдельными ворсинками.
  
  Дальше, мой Дей, разумеется, штаны. Плотная ткань, зернистая на ощупь, как очень-очень плотный хлопок или лен, плотный до жесткости. Бранн, конечно, спит на боку, но может быть, не стоит... А, тут уже край куртки. Край неровный, да, ты помнишь, у него куртка, как все у неблагих, кривая и непонятная, у Бранна еще более, чем у других. А, по краю? Меховая же оторочка, да, тоже рассыпается. Несколько швов... Кривизна, изгибы, лоскутки... один как бархат, другой как лен, третий как хлопок, а четвертый - атлас.
  
  Мой Дей, ты нащупываешь ощущения и жамкаешь куртку, отчего я бурно радуюсь, что Бранн спит крепко. Но слава старым богам, дышит ровно, устал он с нами, мой Дей.
  
  О, пояс! Да, пояс точно кожаный, без всяких "но". Неширокий, застегнут плотно. Хоть наш неблагой дышит спокойно и расслабленно. А с другой стороны на поясе пристегнуты ножны, но переворачивать его мы не будем! Не будем! Мой Дей! Ну же! Фух.
  
  Выше - согнутый локоть. Рука неблагого свесилась к земле, а ещё выше - рукав и плечо в рукаве. Да, тут тоже лоскуты. И, похоже, какие-то перья. Мой Дей, ты не помнишь, были у нашего неблагого на воротнике перья? Я тоже не помню, помню, что воротник темный... Ой-ой!
  
  - Что ты делаешь?
  
  Да, мой Дей, он точно проснулся только что, слышишь, какой хриплый голос?
  
  - Я устал. Мне было интересно почувствовать мир иначе.
  
  Бранн дышит почти так же ровно, как во сне, но чуточку чаще, едва заметно, но чаще.
  
  - И как?
  
  В голосе нет насмешки, мой Дей. Ответить ему можно, тебе не кажется?
  
  - Занятно. Только я не могу понять, что это под руками такое...
  
  Отчетливо слышится хмык.
  
  - Прям-таки не можешь? Благой Дей, что у ши на самом верху?
  
  - Голова!
  
  Простой вопрос, простой ответ: берегись, мой Дей...
  
  - А на голо-уове?
  
  - Волосы!
  
  - И что же у-э-это у тебя под рука-уами?
  
  - Но это же перья! Или не перья?
  
  Мой волк озадачивается и запускает пальцы глубже, натыкается на острое ухо, которое слегка дергается, а Бранн довольно фыркает уже сквозь сон:
  
  - Коне-эчно, э-это то-же похо-оже на пе-эрья-а...
  
  Бранн даже ответить толком не может. Зато можно поговорить со мной, да, мой Дей.
  
  О, мой Дей, а ты же сражался со спутниками Отражения! Нет, на дороге из Золотого города ты пинал не глядя. И на звук метнул кинжал. Сражался и победил, с закрытыми глазами! Да, я знаю, теперь закрывать нечего. Но представь, что они закрыты.
  
  Подними меч, оружие тебе всегда помогало. Теперь нюхай. Слабая горечь, как цвет полыни, размятый в ладони - это Бранн. Дым от костра, да. Запах еды и воды, болота и ночи. Запахи осязаемы, как и звуки. Что ты видел раньше? Тени? А теперь? Посмотри моими глазами, представь...
  
  Ничего?
  
  Прости, мой Дей. Это была лишь первая попытка. У тебя всегда есть я. Да, и Бранн. Да, так, на спине Бранна, можно прилечь, забыв про этикет. Тут все швы его неблагой куртки. Да, и сам Бранн тоже теперь никуда не денется. Вместе со своей курткой. Нет, вовсе я не расстроился! Но спасибо, что прижимаешь меня к груди.
  
  И мы движемся к дому.
  
  Мир можно соткать из всего, мой теплый и пушистый Дей. Из запахов и звуков: тишины и дыхания. Из дружбы и любви. И - из надежды.
  
  Спи, мой волк.
  Глава 23. Благие земли
  Мой волк, ты опять просыпаешься рано, слишком рано, хотя ненамного раньше нашей Вороны. Я не вижу особых поводов для радости, но просто счастлив видеть твою улыбку! Цвет папоротника греет руки и грудь. И меня! Его теплые волны будто наполняют нас силой - чем ближе мы подходим к благим землям, тем живее кажется добытый такой страшной ценой цветок.
  
  Ворона ворочается, неожиданно кряхтит, усаживаясь:
  
  - С тех пор как я ночевал на болоте последний раз, оно стало гораздо немилосерднее. По мне будто промаршировал Семиглавый... - тон Бранна становится подозрительным. Пусть и остается занудным в целом. - А что это за след у тебя на щек...
  
  - Это веточка!
  
  - Веточка, значит, - хмыкает. - Ну, пусть веточка, - поднимается, опираясь на твое плечо. - Возможно, сегодня мы будем уже на благих землях.
  
  Однако благие земли благими землями, а пока перед нами болото. Раскинулось, не такое коварное, как раньше, но несомненно: опасное, дышащее, топкое.
  
  Бранн ведет тебя, мой волк, по-прежнему беспрепятственно. Кажется, звание Хранителя осталось за ним и после всех приключений с Трясиной, и после развенчания его из принцев. Возможно, это пожизненное звание, мой Дей?
  
  Впрочем, пожизненное или нет, а через пару лиг, когда воздух становится отчетливо болотным и раздражает твой чувствительный нос, наш неблагой начинает дышать шумно.
  
  - Бранн? - беспокойство в твоем голосе заставляет неблагого остановиться, плечи под твоей рукой приподнимаются и опускаются.
  
  - Гх-ха, Дей? - заговаривает Ворона, а дыхание уже с хрипами.
  
  - Это болото? Опять? Но почему?
  
  Ты опираешься локтем на плечо неблагого, платок оказывается в твоей левой руке словно сам собой, а фляжка таким же странным образом в правой.
  
  - Пх-хоследний привет от, гх-ха, Трясины, - вертит головой Бранн и переводит дух. - Дей, а что ты, гх-ха, делаешь?
  
  - Совершенно ничего, - твое бормотание сопровождает поливание платка из фляжки.
  
  Вода чистая, ключевая. Пробку удобно выдергивать и держать зубами. Теперь влажный платок приятно холодит ладонь. Пробка возвращается в горлышко фляги, фляга на пояс, а свободная рука удобно устраивается на загривке Вороны. Ты поворачиваешься к нему лицом и говоришь очень назидательно:
  
  - Продолжай задыхаться в свое удовольствие!
  
  Не успевает Бранн ответить, как влажный платок шлепается ему на лицо. Ладонью можно ощутить, как длинные губы медленно растягиваются в улыбку.
  
  - Но не надейся, что я тебе! Позволю! - твоим голосом, мой волк, можно забивать гвозди и опрокидывать в обморок особо слабонервных. - Задохнуться! Да если ты будешь принимать все приветы ото всех заинтересованных в тебе девушек, мы рискуем сложить головы далеко от Благого двора!
  
  - Спа-гх-сибо, Дей.
  
  Прослеживать мимику осязанием очень неожиданно, в голове рисуются картины из белых вспышек в черном мраке. Платок изрядно мешает, но лицо Бранна впервые за без малого неделю видится ясно.
  
  Это приятно, да, мой волк, я чувствую, ты соскучился по знакомым очертаниям. Пусть и ужасно неблагим.
  
  Отдышавшийся Бранн не спешит выскальзывать из-под твоих рук, платок все так же покоится на его лице, а ты можешь ощупать его как следует и под вполне благовидным предлогом, мой Дей!
  
  Вроде бы все на месте, хотя глаза кажутся больше, чем были. Наверное, это чудеса твоего восприятия, смотреть и щупать не одно и то же... Но тебя беспокоит не эта возможность. Может быть, ты прав, мой Дей. Вполне вероятно, веки опухли и слезятся.
  
  Бранн вздыхает глубоко, но уже без страшных хрипов, твоя рука соскальзывает по его шее, под воротник. Там такой же пух, как на ушках. Наш неблагой быстро вжимает голову в плечи и странно ежится. Дыхание у него прерывается иначе, вместо слов выговаривает какие-то невнятные звуки:
  
  - Х-х, Де! Уб! Ери-и-и... Ру! Ку! - Бранн прижимает твою ладонь всем затылком, задирая подбородок, а выражение лица под твоей рукой одновременно напряженное и смеющееся.
  
  Очередной неблагой выверт.
  
  - Что? - твой голос выражает сплошное недоумение и рука на шее сама собой сходится чуть плотнее.
  
  - Щ-щ! Е! Кот! Но!
  
  Бранна слегка сгибает, моего волка посещает озарение, он убирает руку. Ему становится немного смешно и немного стыдно. Неблагой выговаривает уже понятно.
  
  - Я боюсь щекотки, Дей, лучше не надо!
  
  И да, ты не зря уверен, что в его глазах пляшут феи. Я не вижу их, закрытых тряпкой, но слышу ясно.
  
  Мой Дей с некоторым сожалением и одновременно удовлетворением убирает платок. Бранну стало лучше, а влажную тряпку можно заткнуть за пояс, чтобы высохла, но короткая возможность потрогать лицо неблагого растворяется...
  
  Впрочем, мой волк не привык унывать бездеятельно: вместо лица он теперь прямо в пути ощупывает одежду Бранна. Ворона то ли не чувствует, то ли не обращает внимания, а руки у моего волка длинные - и если сосредоточиться на ощущениях, лоскутная куртка рисуется ясно. Ромбик из бархата, длинный, уходящий к локтю кусок атласа, треугольная хлопковая вставка, жаркий ворсистый войлок трапецией, шелк, шерсть, парча...
  
  Изучать неблагое разнообразие интересно, мой волк любопытствует и не находит препятствий своему любопытству. Швы сходятся изогнутыми линиями, нитки на них тоже очень разные. Возникает ощущение, что наш неблагой ограбил швейную лавку! В какую-нибудь из ночей Самхейна! А потом шил и кроил это все триста лет, сидя на болоте и вяло переругиваясь с Трясиной!
  
  Ну вот, хоть фыркнул. Твое фыркание, мой Дей, дорогого стоит.
  
  Значительный отрезок пути вы проходите по болоту. Бранн больше не дышит так тяжело, но ты рад, когда ощущаешь магическое протыкание пространства: неблагой умеет быть незаметным для друзей и весьма заметным для врагов.
  
  Короткий переход такой же, как обычно: ветер в лицо одновременно с ураганом, толкающим вас вперед. Бранн идет легко, на то он и дитя Дома Воздуха. Но на грани слуха блазнится треск, видимо, вы что-то прорываете этим своим движением.
  
  Остановка уже на краю болота. Да, почти что место вашей встречи, мой волк. Встречи, от которой сложно было ожидать подобных последствий. Однако сейчас вы оба здесь. Ворона делает привал, разводит костер, делает горький отвар для укрепления сил...
  
  Потом утягивает тебя в еще один переход, пусть по вашим ощущениям почти ночь, а вокруг светит яркое утреннее солнце.
  
  Знакомое, не слишком гостеприимное маковое поле навевает сонную одурь. Бранн останавливается пару раз, чтобы встряхнуть тебя, и трижды ты встряхиваешь его - и это место границы благого и неблагого мира жаждет урвать свой кусок добычи, полакомиться парой вкусных ши. Я помню взгляд, равнодушно-холодный. Забавно, что это наш Бранн тогда так смотрел на тебя!
  
  Дальше начинается постепенный подъем. Сначала просто в гору, вверх, по узкой крошащейся тропинке. Неблагой идет уверенно, обходит несколько обвалов загодя.
  
  На ночном привале слышно, как сходит лавина. Там вы сегодня проходили, да, мой волк. Бранна, впрочем, не добудиться - хоть хватай его за волосы, хоть привольно располагайся на спине, хоть выспрашивай о лавине! Маг во время перехода раскручивает ленту времени не назад, а вперед, ему это ничуть не проще, чем тебе было прорываться сюда.
  
  Цвет папоротника горит все ярче, впитывая то ли твою страсть и надежды, то ли странно оживляясь от предвкушения благого королевства. Странным образом обретая магию там, где она, наоборот, должна иссякать.
  
  На нашем маге приближение границы никаким образом, кроме усталости, не сказывается. Он по-прежнему не брезгует магическим огнем, загадочным вытаскиванием целой поленницы дров из одного полена, таинственными поисками в своем удивительном заплечном мешке припасов от мистера Октопы.
  
  Неблагой осьминог, надо отдать ему должное, хорошо позаботился о вашем пропитании.
  
  Дорога сквозь гору отнимает у вас почти столько же времени, как если бы вы шли поверху. На твой вопрос, почему было обязательно проходить со сквозняком, Бранн исключительно нехорошо молчит, а потом вскользь роняет, что горы хотели вашей смерти. И непонятно, чьей больше. Неблагой явно не желает рисковать и выводит вас из-под гор так далеко и быстро, как только может.
  
  Стоит вам появиться на заливном лугу подножий, как позади гремит обвал. Не успевший отдышаться Бранн хватает тебя, мой волк, за руку. Вокруг снова шумит ветер, в свисте которого почти скрывается вздох большого облегчения. Бормочет:
  
  - Вот уж не думал, что тут настолько не рады видеть магов...
  
  Подъем продолжается, хоть вы миновали горы, но теперь карабкаетесь не по земле, а по времени. Длинные переходы почти пропадают, можно насладиться лесом вокруг, пением птах, шумом совершенно обыкновенной листвы, которая не таит в себе глаз или ушей. Где пеньки - это просто пеньки!
  
  Последняя преграда ощущается натянутой поперек груди плотной лентой. Это граница мира благих, Бранна оттесняет назад все сильнее, будто вот-вот швырнет из баллисты, тебя тащит вперед с силой катапульты!
  
  Мой волк! Не надо упираться в рыхлую землю каблуками так крепко! Каблуки оторвет! Нет, я согласен, что друг дороже каблуков. Ох, мой Дей! До чего же волки отчаянные создания!
  
  Граница еле-еле пропускает Бранна. Лишь тогда, когда ты обхватываешь его локоть обеими руками, упираясь всем весом, и тащишь вперед. Почти как в неблагом дворце, используя рычагом весь свой рост для того, чтобы вытащить одну неблагую Ворону.
  
  В конце концов вы оба влетаете в лес, прокатываясь по мягким прелым листьям до дерева, которое вышибает дыхание у моего волка. Уф! Рядом отфыркивается от колючек шиповника наш неблагой.
  
  И нечего удивляться, мой Дей, что под твоей рукой обнаруживаются две глубокие борозды - упирался ты просто потрясающе. Истинно по-королевски! Дерево, об которое ты приложился, ощущается настолько обычным деревом, что мне хочется плакать от счастья за тебя, мой волк.
  
  Мы пришли! Мы вернулись! Мы дома!
  
  А цветок папоротника по-прежнему сияет в твоей петлице. Он не выпал и даже не пытался выпасть, пока ты тянул Бранна. Сознательный цветок. Ну и я его немножечко придерживал, да, мой Дей!
  
  Ах, до чего приятно, когда ты меня гладишь.
  
  Бранн поднимается. Его слегка качает, как будто это он приложился об дерево, причем не спиной, как ты, а обязательно головой. Ворона подходит медленно, наклоняется к сидящему тебе, упирается в дерево плечом, кажется, хочет что-то сказать этому дереву, но вместо этого трясет неблагой макушкой, двигает ушами, дергает ими, стрижет!
  
  - Дей! Дей, скажи, почему так тихо? - он все еще покачивает головой в непосредственной близости от твоего лица. Смешно повышает голос: - Или я оглох?!
  
  - Стой-стой, Бранн.
  
  Ты протягиваешь руку на звук и касаешься его лба. Ладонь скользит вдоль головы и набредает на дергающееся ушко, гораздо более бархатистое, чем даже сам бархат на куртке неблагого. Теперь разница чувствуется ещё яснее.
  
  Твои пальцы смыкаются на нем, но Ворона словно не замечает.
  
  - Где это не слышно? Чего тебе не слышно? Ты же даже летучих мышей определял! И различал их разговоры!
  
  - Вот именно! - неблагой срывается на свистящий шепот. - Я их различал! А тут пусто! Как в барабане! Совсем пусто...
  
  Ох, мой Дей, я в такой же растерянности, как ты! Над нами шумит листва, поют птицы, вокруг скрипят стволы вековых деревьев. Владения Дома Леса обширны, а древние чащи помнят зарю мира! Стоит отдаться волчьему слуху, и вот оно - в земле возятся мыши, жук-короед занят делом, а между веток шиповника, ровно канатоходец, неуверенно двигается паучок по паутинке и, сорвавшись, падает наземь. А потом шустро взбирается обратно.
  
  Как же этого не различает наш неблагой?
  
  Бранн немного успокаивается. Ты заронил в нем сомнения, а твои пальцы совершенно волшебным образом действуют на его уши. Острый кончик перестает дергаться, Бранн переводит дух - чувствуется горячее дыхание по твоему рукаву, отличное от стылого осеннего воздуха.
  
  - Но почему я никого не слышу, Дей? - в голосе прорезаются отчаянные нотки. - Я слышу тебя и твоего проводника...
  
  - Его зовут Луг, - ах, мой волк, мне очень приятно, что мы с Бранном теперь официально представл...
  
  - Очень приятно, - приложенная к левой стороне груди рука.
  
  Эй! Я пошутил! Это не официальное знакомство! Если бы ты не спас моему волку жизнь! Я бы и знать тебя не хотел!
  
  - Он тоже рад, - без толики сомнения говорит мой волк.
  
  Как тебе не стыдно! И не надо отмахиваться от старого ящера!
  
  - Так вот, я слышу тебя и Луга, а больше - никого!
  
  Ворона вскидывается, только теперь осознавая, что ты снова поймал его за ухо. Удивленно приподнимает брови. Да, это можно представить и с закрытыми глазами, мой волк: слишком пораженный выдох.
  
  - Как будто тут вовсе нет никого осмысленного!
  
  От Вороны расходятся волны непонимания и усталого отчаяния. Он правда чувствует себя ужасно неуютно, пусть я и не понимаю, как тут можно помочь, мой волк.
  
  Ну конечно! Семь бед - один ответ! Перехватить его за второе ушко, возможно, не такая блестящая иде... А, ладно, блестящая. Бранн успокаивается снова, замирает.
  
  А ты, мой волк, и рад.
  
  Да, мы дома. Да, ты отвоевал своего друга у границы миров. Да, ты очень даже способен воздействовать на этот мир, видишь ты его или не видишь. И найти самые неблагие острые уши на свете тебе это нисколько не мешает тоже.
  
  Дрожь покидает Бранна отзвуком удара по спине. Ворона помогает тебе подняться, оглядывается, только сейчас осознав, в насколько большой лес вы попали. Уточняет:
  
  - Король Дей, могу ли я попросить у тебя право немного колдовать в твоем королевстве?
  
  Сомнение в голосе можно было бы принять за оскорбление...
  
  - Не знаю, получится ли, - продолжает Бранн. - Неблагие теряют магию в тех невероятно редких случаях, когда попадают к вам.
  
  - Конечно! Думаю, это вообще не запрещено, колдовать магам.
  
  ...если бы ты ни был так бодро настроен после возвращения домой, мой волк.
  
  - Интересно, как же узнать дорогу, если не у кого просить? Король Дей, подумай, прошу, о своем Доме. О том, как выглядит твой замок, сердце твоего королевства, столица Благого двора...
  
  Можно же было спросить меня! Я же специальный указыватель дорог! Ну и что, что начало пути нам прочертили друиды! И середину! И конец!
  
  Эй!
  
  Черный замок рисуется перед внутренним взором легко, заставляя щемить сердце, отдаваясь радостью и ощущением близкого понятного и родного дома. Над силуэтом города и стены вздымаются две остроконечные башни. Одна из них, королевская, служит в темные времена сигнальным костром: её шпиль выполнен в виде оскаленного в небо серебристого волка, из пасти которого может показаться дым или даже огонь.
  
  Наша Ворона сосредоточенно хмыкает.
  
  Картинка слегка смазывается, зато теперь в каждом из вас живет прямой указатель на замок. Даже если тебе придется расстаться с Бранном или пойти дальше без меня, ты дойдешь, мой волк.
  
  - Итак, нам надо идти... - начинает Ворона и замедляется.
  
  Словно сверяется с внутренним компасом! Но стоит ему обратиться к живущему внутри знанию, как от неблагого расходится изумрудно-золотая сияющая волна, которую мой волк чувствует теплым водопадом, который проходит сквозь усталое тело.
  
  - Это еще что тако...
  
  Волна сияет. Словно моя госпожа добрым днем. При взгляде на Дея.
  
  Она гудит, ширится, расходится, заставляя птиц с карканьем, пеньем, чириканьем, уханьем, курлыканьем и клекотом срываться со своих мест; зверей - разбегаться по норам в самой середине дня; а насекомых - застывать, как под опускающимся сапогом.
  
  Сама земля звенит, как огромная чаша - высохшая, растрескавшаяся, на дно которой упала одинокая капля живительной влаги.
  
  - Так сколько, говоришь, у вас при Дворе магов?
  
  Голос Вороны остается спокойным, он приподнимает руку, чтобы потереть правую бровь - ты чувствуешь его движение, он задевает твою кисть.
  
  - Считай: один придворный, говорят, давно он был мощным целителем, но был проклят королевой Верхнего мира, а потому растерял большую часть своей силы, - мой волк хмурится, припоминая. Ворона послушно загибает пальцы. - Потом у нас есть его помощник, про этого ничего не говорят, помощник и помощник. Ещё при дворе есть алхимик, его зелья пользуются спросом перед балами и ночью Самхейна среди тех, кому трудно использовать свою кровь, - Бранн под твоей рукой вздрагивает, но молчит, - чтобы обращаться или зачаровывать смертных.
  
  Мой волк задумывается, Бранн так и стоит с тремя сошедшимися в кулак пальцами и смотрит на них невидящим взглядом.
  
  Добро пожаловать в Благой мир! Неблагой избалованный магией ши!
  
  - Ещё есть звездочет, но вроде один. А не целая Башня, как у вас. Ну и, разумеется, живет он где-то наверху, по-благому, а не в яме! Вроде не умер, - говорит мой Дей словно сам себе.
  
  Бранн с усилием загибает четвертый палец, смотрит на не составленный кулак.
  
  - И теперь ещё пятый, если повезет, и я не лишусь магии.
  
  Кулак все-таки составляется. Нашему неблагому словно хочется им кого-то ударить, и это точно не ты. Вот и все, что я могу тебе сказать, мой волк.
  
  - Тогда понятно отчег...
  
  Уже второй раз нашу Ворону обрывают посреди слова - сразу представляется случай пустить сомкнутый кулак в дело! То есть поднять вокруг вас знакомый еще по болоту огненный кокон. Бранн делает это быстро и естественно.
  
  А по ту сторону огня беснуется оголодавшая буря.
  
  Поднявшаяся из ничего, она тянет ветряные щупальца, которые вздымают листья, вырывают комья земли, бросают их во все стороны, обозначая кокон, а затем сосредотачивают на нем все силы! Грязь облепила бы его целиком, но она сгорает, не долетая до поверхности щита.
  
  Бранн сердито вздыхает под твоей рукой:
  
  - Скажи мне, Дей. А много ли при вашем Дворе друидов? Меня гложет подозрение: их больше, чем нужно.
  
  - Да, с друидами у нас повеселее, - противореча смыслу слов, твой голос становится мрачным и не предвещающим ничего хорошего, мой волк. - Кажется, этого "больше, чем нужно" у нас очень даже с перебором. Я говорил с отцом, но что-то его удерживает от решительных действий. Думаю, как раз их численность.
  
  Град из комьев земли превращается в дождь. Бранн вздыхает слишком медленно даже для себя. Успокаивается? Бранн?
  
  Мой Дей, может быть, нам показалось? Ворона говорит сквозь зубы:
  
  - Заметно. Тут их подбирается, - еще одна теплая волна, - по крайней мере восемь. Я полагаю, встречи у тебя с ними не назначено, это не будет невежливо, если мы пойдем своей дорогой?
  
  - Вот увидишь, они не обидятся!
  
  Мой волк улыбается: Ворона, которая думает о приличиях!
  
  Бранн, который отвернулся в беспокойстве, этого сейчас не видит, не может видеть. Но плечи неблагого под рукой Дея расслабляются.
  
  Бранн не рассчитывал попасть в переделку прямо на границе. Его тревожит все - тишина, пустота, недостаток магов и магии, а успокаивает только мой Дей.
  
  Ворона проводит рукой, и внутри одного огненного кокона сияет второй. Его магический отзвук уходит второй каплей в чашу земли. Бранн встряхивается и бестрепетно шагает под грязевой ливень, обрушивающийся с силой сходящего оползня.
  
  И ты, мой волк, очень доверчиво шагаешь за ним!..
  
  Правда, оползень или не оползень, а до вас он не долетает, продолжая атаковать покинутую вами оболочку.
  
  Ворона сжимает левую руку, все перед внутренним взором невыносимо горит золотым. У тебя тоже, мой волк?
  
  Я понимаю, тебе приятно разнообразие. А здесь, в видимом мире, тоже бушует настоящая буря: порывы ветра, который призвали друиды, сталкиваются с хаотичными и разнонаправленными порывами, которые наслал Бранн!
  
  Отзвук волшебства проливается в опустошенную землю живительной влагой, но и припечатывает это место, распространяет волны по магии, которая едва обозначилась в лесу.
  
  Вокруг вас все продолжает выть и стонать. Ворона сцепляет зубы, тянет тебя за руку, и вы покидаете ту благую, хотя какую-то очень неблагую поляну.
  
  Когда свист ветра стихает за спиной, мой Дей решает уточнить, интерес и чувство азарта не покинули его:
  
  - И что это было?
  
  - Это была высокая волна, - Бранн нудит в своем стиле, но продолжает хмуриться, - чтобы перекрыть волны помельче. Наше присутствие слишком явно отпечаталось в лесу, магии вовсе не осталось в земле, воздухе, воде, одушевленных созданиях. Они все либо спят, либо сгинули.
  
  Бранна передергивает, и ты наваливаешься на Ворону чуть больше, обнимая за плечи - наш неблагой переживает потрясение.
  
  - Ну, мы же как-то живем тут, на благих землях, Бранн, все не может быть настолько ужасно, - рычащий временами голос Дея делается звучным и увещевающим. - Пусть магов у нас мало, а магии почти совсем нет, мы такие же ши, дети своих Домов, своего королевства, своего мира.
  
  - Вот именно, - недовольно бухтит Ворона, - вы дети, более того, благодарные дети, магия не ушла бы так окончательно, если бы дело было лишь в Проклятье.
  
  - Что ты имеешь в виду?
  
  - Я имею в виду, что ши, как магические создания, не только используют магию, они возвращают её в мир, в котором живут, - Бранн знакомо занудствует, словно успокаиваясь привычным тоном. - А кое-кто! Выпивает магию из всего. Из мира. Из земли. Из леса, - договаривает совсем тихо. - Из ши.
  
  - Совсем выпивает? - деловито уточняет мой волк.
  
  Да, теперь в голове складывается безрадостная, но более полная картина.
  
  - Начисто. Досуха. Да, совсем.
  
  Бранн неосознанно прижимается к тебе, мой волк. То ли в поисках защиты, то ли в желании защитить, но ему однозначно спокойнее поблизости от тебя. Нашего неблагого определенно ужасает благой мир.
  
  - Мы у кромки леса? - нос моего волка улавливает аромат полевых трав, не близкий, но и не далекий.
  
  - Да. И не стоит уходить далеко этой ночью.
  
  Он все так же напряжен, но, кажется мне, его тревожит что-то еще, кроме друидов.
  
  Нет, мой Дей, он отошел ненамного. Нет, я его не вижу. Тут деревья, мой волк! Хотя, возможно, ты прав, это повод принюхаться. И уже возвращается! Да, ты слышишь сам! И нюхаешь! Запах меха, запах влаги и страха - зайцы!
  
  - Несчастные создания, - похоже, действительно жалея животных, говорит Ворона.
  
  О, мой Дей! У одного голова разбита камнем, у второго, кажется, сломан хребет, как будто зверям не повезло попасть под обвал. Или камнепад. Да, в лесу, где нет камней.
  
  - Досталось вам от... кое-кого. Король Дей, ты любишь зайчатину? - никакая жалость, впрочем, не заставит его пренебрегать добычей. - На ужин у нас намечается приятное разнообразие.
  
  - Бранн, ты сможешь разделать тушку безо всяких неблагих штучек? Навроде того, чтобы кожа облезала сама, да еще и припевала при этом?
  
  Мой Дей основательно растягивается на одеяле и старательно закладывает руки за голову. И я знаю, почему.
  
  Запах свежей крови будит в моем волке желание полакомиться сырым мясом. До сжимания пальцев на локтях и вытягивания клыков. Что вовсе не пристало ши королевской крови.
  
  Дей прячет волчий голод за непринужденной беседой.
  
  - Обижаешь, мой король! - голос у Вороны, однако, вовсе не обиженный, неблагой легко рассекает кожу, сухожилия и кости зайцев своим волнистым кинжалом. - Твой не совсем бла... не очень-то благ... неблагой волк привык жить в самых неблагоприятных условиях.
  
  Да, мой Дей. Занудный голос Бранна опять развлек тебя. Неблагих волков не бывает! То есть не бывало, да, мой благой, именно благой волк! Один неблагой, однако, все же есть!
  
  Бульканье кипятка, что-то навроде чавкания и шипения - наша Ворона бросает в котелок разделанных и выпотрошенных (надо признать, довольно-таки ловко!) зайцев. Гулкие, но более мелкие звуки - туда же летят нарезанные коренья и щепотка приправы. Да, мой Дей, неблагой приправы.
  
  Острый, металлический запах свежей крови, бьющий тебе в ноздри, сменяется аппетитным ароматом похлебки. Сухой звук - соль, которую Бранн растирает в пальцах и сыпет в воду.
  
  Да, остатки он унес довольно далеко - поберег твое обоняние, не став сжигать на костре.
  
  - Дей, что это было за видение, в Парящей Башне? - наконец решает спросить Ворона, пока кушанье вашей истинно королевской трапезы...
  
  И вовсе я не издеваюсь, мой волк! Как ты мог такое подумать! Король и его королевский придворный изволят откушивать трапезу во владениях Дома Леса! Интересно, что скажет на это сам Дом Леса? То есть как это "ничего"? Однако, вернемся к Вороне, он, кажется, что-то спросил. А теперь спокойно повторяет:
  
  - Там, в четвертом зеркале, это же...
  
  - Это мой Дом, Бранн. Дом Волка зажег сигнальный огонь. Король... - Дей сжимает и разжимает кулак, не в силах договорить, - не может управлять страной более.
  
  Пробка, это всего лишь упала пробка от фляги. Дей, она чуть... Мой Дей, я просто хочу помо...
  
  Молчу, молчу.
  
  Мой волк проводит ладонью по влажной траве, забирает слева, потом - справа...
  
  Ну вот, зачем колотить ни в чем не повинную землю? И так страшно щериться? Всего лишь чуть шире, чуть дальше, еще чуть-чуть...
  
  Бранн осторожно подталкивает ребром ладони отлетевшую пробку. Дей, нащупав ее и вытащив из мха, отвечает:
  
  - В течение месяца правящий Дом должен выставить наследника миру ши, - и замирает.
  
  - Что-то непохожи они на верноподд... - Бранн ловит яростно отброшенный скривившимся волком кусок дерева.
  
  - Ты подкинул его! - мой Дей, вроде в этих словах нет рычащих букв, но ты умудряешься... - Я должен! Все! Делать! Сам! Хоть немного!
  
  Да, мой волк. Очень логично.
  
  - Будешь так рычать, от тебя не только пробка, но и фляга убежит, - меланхолично замечает Ворона. - Дай долью.
  
  - Не дам!
  
  Бранн осторожно тянет за флягу, мой Дей тянет обратно, но потом, пусть неохотно, отдает ее.
  
  Затем Ворона ждет, пока ты, мой волк, поешь - пахнет изумительно, да! И положил он тебе варево с мясом, но без единой косточки.
  
  А твои видения... Ну не надо так напряженно дышать, поперхнешься! Все это вовсе не значит, что твой отец умер, мало ли что могло слу... Прости-прости, мой Дей.
  
  Забрав плошку, Ворона продолжает:
  
  - Так что там про наследника?
  
  А вроде ведь в курсе наших обычаев. Или неблагих учили только поведению в обществе? Или без расчета на встречу? Да, мой волк, как всегда больше вопросов, чем ответов.
  
  - Тот, кто ух-ходит...
  
  Дей запинается. Он не предполагал, что с отцом может хоть что-то случиться в его отсутствие. С самим великим и опасным Мидиром! Дей рассчитывал рисковать только своей жизнью, а все получилось сложнее.
  
  - Должен отправить наследника на подвиги. Чтобы преемник показал себя достойным.
  
  - Начало мне уже нравится.
  
  Ворона подбирается, составляет плошки пирамидкой, скрещивает ложки, пытаясь добиться какого-то своего порядка, а тебе дать время передохнуть.
  
  - Подвигов должно быть восемь.
  
  Мой волк рассеянно запускает руки в волосы, приподнимая и взъерошивая аккуратную прическу. Видимо, пытается придумать, откуда брать подвиги, если что.
  
  - Хотя обычно ограничиваются одним.
  
  - Восемь, как ваших Домов?
  
  Бранн прищуривается, глядя на тебя. Затем усаживается, подбирая колени к груди и обхватывая их руками. Кажется, ему все равно очень неуютно в благой тишине леса.
  
  - Как и Домов. Кроме того, нужно, чтобы его деяния подтвердил спутник. Королевский волк!
  
  Ворона хмыкает. Дей продолжает:
  
  - Претендент должен состоять в браке и, желательно... - выразительно приподнимать брови у тебя удается прекрасно, мой волк, - тоже иметь наследников. Это все записано в Большой книге Благого Двора.
  
  - Пока не вижу противоречий, - Ворона разглядывает тебя внимательно, мой волк, и его нисколько не смущает повязка. Не вздумай отворачиваться. - Кроме наследников, хоть это и неважно. Или у тебя есть кто? - дожидается яростного мотания головой, продолжает. - Имеется даже необходимый свидетель. Что печалит тебя?
  
  Ворона потирает левое ухо с яркой сережкой - ему явно непривычно и неловко ничего почти не слышать.
  
  - Бранн, ты иногда поразительно быстро догадлив, а иногда невыносимо туго... Не видишь очевидного. Уродство для благого - худший из пороков. Нуаду...
  
  Мой волк опять вздыхает так, словно этим все сказано.
  
  - Нуаду сложил власть сам, причем дважды, а руки лишился лишь единожды.
  
  Суховатый голос Вороны подытоживает все сказанное. По порядку и по логике. А еще - по степени беспокойства, которое живет в тебе, мой волк.
  
  - Ты прямой наследник, ты женат на принцессе Солнца, ты совершил кучу подвигов.
  
  Вот Бранна это определение ничуть не смущает. Он лишь делает паузу для тебя. Хотя его и башня-яма не смущала.
  
  - Их хватит на десятерых! Я изучал манускрипты древности - книги благих давно скопированы в библиотеку магически, они обновляются при изменении оригинала, многие куски я помню назусть. Там не было ничего сверх того, что ты перечислил. Нигде не написано, что...
  
  - Нигде не написано! - яростно отвечает Дей, и кулак его в который раз обижает землю. - Потому что все благие! Знают! И так!
  
  Бранн устраивается щекой на колене, не обращая внимания на слово "благие", невпопад моргает дважды и вещает немилосердно занудным голосом:
  
  - Мой король, будь так добр и приведи мне параграф, опровергающий твое право на трон.
  
  - Нет такого! Но это и не нужно. Я сам отдам право. Пока я король на месяц - по праву крови и, видимо... - сильные пальцы в попытке выгадать пару секунд вырывают травинки покрупнее и тут же отбрасываются небрежным жестом, - по решению Дома.
  
  Мой Дей замолкает, и кажется, стихают ночные звуки - одинокое ухание филина, стрекотание цикад, весенний гомон счастливых птиц. Бранн молчит, не торопит, ждет.
  
  - Потом... Я пойму, что делать. Если меня не поддержит мой род...
  
  Еще более глубокая пауза. Да, надежды на это мало, мой волк, но твою грудь греет цвет папоротника, добыть который тоже казалось невозможным.
  
  Бранн, кажется, и не дышит.
  
  - Корона отойдет к другому Дому, более достойному. Как и земли.
  
  Глава 24. Место силы
  Дни были бы похожи один на другой, но мир вокруг, благой лес, греющая душу привычная тишина - заставляют чувства освежиться, а моего волка - обратиться к неприметным ранее деталям. Или вовсе новым.
  
  На спине Вороны под пальцами Дея бугрятся новые швы, там, где до сегодняшнего дня пролегали только незаметные скрепы: Бранну было некогда штопать дыры, которые прорвал мой волк, беснуясь посреди моря, бывшего тогда Хрустальным.
  
  А теперь, когда дорога не требует отдачи стольких сил, неблагой успел починить свою удивительную одежду. Да, мой волк, наверное, пока мы спали.
  
  По четыре коротких, но глубоких полосы разорванной ткани ощущаются на каждом плече Вороны - мой Дей приостанавливается и тщательно "осматривает" тыльную сторону куртки. Бранн реагирует на это как обычно, то есть никак. Складывает руки на груди, вздыхает, слабо усмехаясь на сердитое ворчание Дея: "мешаешь понять" и "постой ты уже смирно".
  
  Бранн стоит, дожидаясь, пока Дей удовлетворит свой интерес и начнет спрашивать. Сам неблагой говорить не рвется, словно опасаясь, что не сможет предсказать, какого рода вопросы гложут моего волка.
  
  Да, с неблагим мой Дей бывает очень непредсказуемым. В остальное время он непредсказуемый в обычной степени.
  
  Швы на дырах от немалых когтей черного волка выделяются ясно, Бранн не стремится их спрятать. Даже наоборот, словно выставляет напоказ! Чтобы убедиться в этом, молодой волк пробегает пальцами по правому боку куртки, который обычно можно пощупать ночью в свое удовольствие - и найти, как нашел мой Дей, несколько аккуратно зашитых прорех. Будить Бранна, чтобы спросить, откуда, не представлялось возможным, однако мой волк любопытствует сейчас:
  
  - Чем было продрано тут? - указательный палец упирается куда-то Вороне под нижнее ребро, толстая куртка при этом проминается самую малость.
  
  Да, мой волк. Бранн вдобавок еще более худой, чем всегда казался.
  
  - Стрела, - пожатие плеч заставляет материю приподняться.
  
  Волк перехватывает друга поперек груди, набредает чуткими пальцами на еще одну бывшую прореху:
  
  - А тут? - подозрительный вопрос ничуть не настораживает Ворону. Дыхание такое же размеренное: что бы Дей ни сделал, Бранн останется спокойным, как прежде...
  
  - Меч, - и ответы дает самые односложные.
  
  Наверняка, меч не сам на него упал! Ну да ладно, мой волк, это все потом. Потом ты вытрясешь все у этой сонной спокойной Вороны.
  
  - А здесь? - самый сложный на ощупь шов, который когда-то был громадным разрывом, ветвится, как дерево, по разным лоскуткам. Зашивать его явно было долго. И непросто.
  
  Мой Дей, не волнуйся так, дело прошлое. Да, он начинается слева, чуть ниже сердца.
  
  - Здесь... - Ворона впервые колеблется. - Здесь медведь. И дерево. И немного, - смущенно мнется с ноги на ногу. О, мой волк, это опасно, - камни.
  
  Твои брови, мой волк, сами собой ползут вверх. Было бы это не одновременно, он бы и назвал одну причину. Наш разумный неблагой очень любит последовательность и порядок. Но теперь отвечает стесненно:
  
  - Долго объяснять, - и даже прикасаться к его лицу не надо, чтобы понять - Ворона заливается краской.
  
  Мой Дей поднимает брови еще выше и опускает их, молча соглашаясь, что этот рассказ состоится не сегодня. Но состоится. Ворона, тоже понимая это, вздыхает еще пуще. Однако молодой волк преследует свой первоначальный интерес и задает бессмысленный, на мой взгляд, вопрос:
  
  - А здесь? - и складывает ладони на плечи неблагого.
  
  Бранн отвечает удивительно быстро и без всякого смущения:
  
  - А здесь были дыры, которые оставил ты!
  
  И радуется! Совсем неблагой неблагой!
  
  - И чем они отличаются от следа от стрелы, меча или странного медведя, вооруженного камнем и деревом?
  
  Мой Дей, твой голос наполнен азартом! Ты вышел на след! Вот только чего? Или кого? Планируешь ухватить за хвост нашу Ворону?
  
  - Они очень отличаются! Они отличаются тем, что доказывают твою дружбу!
  
  Дикий неблагой спокойно стоит под твоими руками, без капли страха или сомнения, и теперь, кажется, понятно, почему. Впрочем, погожу предполагать, ход мыслей этих неблагих... Да, ты тоже не ждал подобного ответа, мой Дей.
  
  - Это как это?..
  
  - Мне известна сила волков, как и волчье безумие. Там, на лодке, посреди моря, следуя за зовом Черного берега, ты мог разорвать меня в клочья, - тон Бранна не меняется ни разу, он почти счастлив, - но не разорвал. Ты порвал лишь мою куртку. За что я тебе весьма признателен!
  
  Мой Дей молчит. Не знает, как сказать, что сказать, и перебирает швы кончиками пальцев, которые стали очень чувствительными. Вспоминает, сколь неистово хотелось добраться до Черного Берега, как неимоверно раздражал тогда наш неблагой, как мир воспринимался картинами, а Бранн их загораживал и мешал. И теперь мой волк осознает, до чего безумен наш вроде как разумный неблагой - удерживать беснующегося волка, навалившись поперек груди, решится не всякий сумасшедший. А уж Ворона, с его хрупким телосложением и тонкими косточками!
  
  Однако всё остается на своих местах: Бранн тут, его куртка хоть и была разорвана, но спина под ней не пострадала, мой Дей жив и в уме.
  
  Волк выговаривает негромко и хрипло:
  
  - Ты все равно больше так не делай!
  
  От волнения мой Дей даже позабыл, что обернуться у него не выходит - слишком многое у благих завязано на целостности тела. Потом, не услышав ответа и подумав, что Вороне лучше все объяснить до мелочей, добавляет:
  
  - Я могу быть опасен!
  
  - Из всех опасностей эта меня тревожит меньше прочих, - Бранн легко приподнимает плечи под твоими пальцами. - Тем паче, сейчас у нас действительно есть повод волноваться.
  
  - Что ты имеешь в виду? - тут же настораживается, сжимая руки на плечах Вороны, мой волк.
  
  - Кажется, я упустил одну очень существенную деталь, - вздыхает Ворона покаянно. - Прислушайся, король Дей.
  
  Мой Дей отстраняется от всего - от запаха леса, от горечи потушенного костра, от Бранна и его слов. Замирает, как и Ворона.
  
  Чуткие уши волка, еще более чуткие, чем раньше, различают неприятные звуки. Неназойливое шуршание палой листвы, шорох чьих-то осторожных шагов. Оно приближается разных сторон, и больше всего похоже... на смыкающийся полукруг облавы!
  
  Дей вскидывает подбородок оскорбленным жестом: кто-то смеет охотиться на него! На короля! В собственных владениях!
  
  - Я услышал недавно. Идут небыстро, но уверенно, - Бранн снова вздыхает. - А я-то решил, что мы не оставляем следов...
  
  - И как они нас находят? - тон моего Дея исключительно деловой, он спрятал эмоции. Следует обдумать ситуацию и выбрать самое выгодное решение. - И почему?
  
  Ворона приближается к волку слева, вынуждая отпустить одно плечо, подстраивается под руку Дея.
  
  - Они нас находят, потому что сейчас, осенью, без отзвуков магии, в пустом от одушевленных существ лесу нас очень легко почуять.
  
  Бранн задумчиво возвращает одну руку на твой пояс, перехватывая поперек спины, и шагает вперед.
  
  Мой волк, кажется, ему просто так привычно и удобно, пусть ты и можешь теперь идти без подобной поддержки.
  
  Ворона жестикулирует свободной рукой, изредка задевая твои длинные пальцы, расслабленные на его плече, своей изящной кистью. Да, ты помнишь, мой волк - она тонкая, но не слабая.
  
  Сейчас вы оба без перчаток: ты по необходимости, Бранн из вежливости - руки у него подзамерзли. Поправляет твою сползающую ладонь, отвечает:
  
  - Мы оба с тобой, Дей, сейчас светимся на весь лес, мало того, что засыпающий к зиме, так еще и опустошенный магически, - чуть ниже плеча находится пуговица, за которую удобно держаться, стоит опустить длинные пальцы, Бранн же этого вовсе не замечает. - Мы покинули земли, где магия была, успели насытиться ею, напитаться, - перья макушки щекочут твою шею и щеку, это Ворона повернула голову. - И пусть я не колдовал, найти нас можно. Даже еще как.
  
  - Иначе говоря, скрываться смысла не имеет, - подытоживает мой волк, слегка прокручивая в пальцах деревянную пуговицу, как будто отполированную от долгого использования. - А сколько их?
  
  - Да, не имеет, Дей, мы можем идти вперед и подыскивать удобное для встречи место.
  
  Неблагой сбивается с шага. Сквозь тебя снова проходит золотистая согревающая волна, странным образом принося ощущение, что друидов девять, двигаются они правда как стая, подтягиваются с разных сторон - золотые точки горят, отображаясь перед внутренним взором.
  
  Своего рода зрение позволяет моему волку взбодриться, он отвечает себе сам раньше, чем Бранн открывает рот:
  
  - Девять! Их девять! Я видел! - пуговица оставлена без внимания, чтобы хлопнуть Ворону по плечу.
  
  - Интересно. Значит, магия в тебе отзывается, когда ты этого хочешь или не можешь воспрепятствовать...
  
  Голос у Бранна хотя оживившийся, все равно очень спокойный. Он опускает голову к плечу, и ты, мой волк, чувствуешь, что острое ушко дергается.
  
  Мой волк замирает на месте. Обрывает Бранна на полуслове, закрывая ему ладонью рот, жестом побуждая прислушаться. Я прислушиваюсь с моим волком, и теперь ясно: произнесенное заклинание поиска друидами было замечено! Они прибавляют скорость, грозясь догнать моих ши в самое ближайшее время!
  
  Впереди поляна с высоким камнем, даже несколькими камнями. Они стоят друг за другом, опускаясь своеобразной лестницей, если бы нашелся кто-то, желающий прыгать по их верхушкам: расстояние между ними примерно шаг. Поляна явно была местом силы до Проклятья, сейчас верхушки некоторых обелисков обломаны и валяются, оплетенные сухими стеблями плюща, внизу.
  
  И это хорошее место, чтобы принять бой, только если вы самоубийцы, мой волк! Столько препятствий, могущих отразить что-нибудь куда-нибудь совершенно внезапно! В этих камнях все еще спит сила! Следует поспешить, чтобы оставить их позади, однако наш неблагой нехорошо застывает.
  
  - Дей, похоже, мы пришли, - голос сдавленный, говорит медленнее обычного, видимо, пытается что-то прикинуть. - Придется принять бой тут.
  
  - Это почему? - мой волк удивлен непритворно. - Луг говорит, тут не слишком удобно!
  
  Спасибо за доверие, мой волк.
  
  - Луг не ошибается. Только, боюсь, нас никто не спрашивает.
  
  Бранн все еще говорит сдавленно, и его осанка слишком напряженная для того, кто общается исключительно с другом!
  
  - Как верно! - вклинивается неожиданно новый голос - гнусавый, издевательский, он уверен, что сила именно за ним.
  
  Мой волк! Здесь тоже есть друид! Он сидит на камне, его не было слышно, он не преследовал вас, а заглянуть вперед вы не догадались, не ожидая опасности с этой стороны!
  
  - Давно я не видел таких лакомых кусочков! Не хотите ли прыгнуть мне в тарелку сами? Скоро сюда подойдут мои братья, лучше не доводить до сего! Я обещаю выпить вашу магию почти безболезненно!
  
  И хихиканье у него тоже мерзкое.
  
  Бранн отшатывается, но сзади вспыхивает что-то, напоминающее молнию: неблагого ударяет хлестким концом в спину, Ворона вздрагивает! Это его ощущение бьет и по тебе, мой волк, расцвечивая уже привычную черноту голубоватой извилистой вспышкой.
  
  - Э-э, не-ет, братцы, рановато уходить собрались! - гнусавый друид плохо скрывает радость. - Эта поляна принадлежит мне. И вам не выйти отсюда, если только пегий не пообещает мне чего-то сладкого, как его магия! Или как его друг! Или не пообещает сдаться, а, Пегий?
  
  Дей только успевает возмущенно набрать воздуха в грудь, когда Бранн произносит спокойно и ясно, не обращая внимания на ощутимое приближение девяти золотистых точек со спины:
  
  - Зря надеешься, друид, я могу обещать возможность - сохранения твоей жизни, если откроешь нам проход.
  
  Гнусавый человек заливается таким же отталкивающим, как его голос смехом. Он сидит высоко, подпитывается от камня, чувствует себя хозяином положения и, разумеется, не собирается упускать такую редкую добычу! Не понимаю, на что рассчитывает наш неблагой?
  
  - Вот уж нет уж! Пегий! Ты выглядишь очень вкусным, начну-ка я, пожалуй, с тебя, - в голосе слышно предвкушение праздничной трапезы. - А калека все равно никуда не денется!
  
  По жесту друида деревья позади вас тянут ветки к вашим лодыжкам, пытаясь ухватить, оттащить, разнять... Впрочем, лицо нападающего быстро искажается досадой: его зеленые бесчувственные помощники отдергивают ветки обратно, застывая в изломанных позах, при том, что Ворона ничего не делал! То есть специально!
  
  Не дожидаясь, пока гнусавый разберется, что произошло, и почему магия его поляны отказала хозяину, Бранн тянет тебя под защиту камня, стоящего чуть на отшибе от "лестницы", высотой в половину твоего роста, мой волк, серый валун очень здорово скрывает вас от сидящего гнусавого, и прикрывает от показавшегося первым преследователя.
  
  Десять друидов и двое вас, да, мой волк, соотношение не слишком справедливое.
  
  Друиды прибывают один за другим, как будто просачиваясь сквозь ветки, сомкнувшиеся частоколом вокруг поляны, у них вход и выход отсюда точно беспрепятственный.
  
  - Король Дей, - за камнем пока тихо, но свист воздуха и скрип напряженных веток вокруг не дают обмануться. Голос Вороны, впрочем, одна из самых постоянных вещей мира. Очень спокойный, о да, мой волк! - Я вынужден просить тебя об одолжении, скажи, могу ли я пользоваться правом колдовать в твоих землях...
  
  Бранн прерывается, прижимает тебя ближе к камню правой рукой, отправляя левой воздушную волну, которая самым краем взъерошивает твою челку, а дальше, судя по шуму, разметывает что-то или кого-то ураганом.
  
  - Могу ли я пользоваться пра...
  
  Правая рука Вороны аккуратно и быстро нажимает на шею, заставляя пригнуться, загривком ты ощущаешь резкий жар, похоже, теперь был огонь, я не успел заметить, мой Дей.
  
  - Правом... Ах, чтоб вас ободрало.
  
  На сей раз волной идет земля под каблуком Бранна, камень, за которым вы сидите, приподнимает на маленьком холмике. Мой волк не выдерживает:
  
  - Скажи уже просто?!
  
  Мой волк, да, сидеть за камнем, который уворачивается от магии, чтобы прикрыть вас, довольно странно.
  
  - Я могу колдовать много? - голос Вороны остается спокойным, даже где-то задумчивым. Как будто проводит расчет.
  
  - Бранн! Конечно! Можешь! - Дей одновременно хочет засмеяться и оскалиться. Этот наш неблагой... - Речь идет о жизни твоей, твоего друга - короля этих земель! Ты можешь делать все!
  
  Наш неблагой довольно хмыкает, выворачивает поверх камня обе руки запястьями назад - и вот теперь, о, мой волк, вот теперь там воет настоящий ураган! Со всей поляны раздаются полусъеденные ветром крики друидов, прильнувших к камням силы и пытающихся уговорить воздух не отрывать их от земли!
  
  В это же время какое-то новое чувство стучится в голову моего Дея, из-за того, что поляна закрыта для нас и, наверное, для магии на какое-то время, она видится чашкой с сероватыми стенками, внутри которой, пока на самом дне скапливается колдовство! Вернее, его отзвук, долженствующий уйти в землю, но остающийся на поверхности и подобно воде очерчивающий предметы, создающий почти видимую для моего волка картину! Благодаря урагану, магического присутствия резко набирается по щиколотку, мой Дей в неверии разглядывает обозначившиеся возле него собственные ноги. Опущенная в "воду" рука тоже видится ясно: длинные пальцы, свежие царапины - силуэт руки светится серебристо-золотым с просверками, как бы это странно ни звучало, черного. Ворона рядом вздыхает, встает на колени, чтобы запульнуть в сторону подбирающегося против ветра, целиком, кажется, покрытого каменной броней друида что-нибудь поопаснее урагана - и сапоги Бранна с окантовкой из меха водяного зверя тоже видятся ясно! Очертания нашего неблагого переливаются золотисто-изумрудным, ярким и насыщенным!
  
  От ладоней Бранна, судя по звуку, уходит волна ревущего и раздуваемого все еще неистовым ураганом пламени. Друид кричит, камни нагреваются, больше не предоставляя защиты, а только опасность. И "вода" снова прибывает, махом поднимаясь по колено!
  
  Моего Дея просто распирает от радости: впервые за много дней он различает предметы! Действительно видит их! Возле сапога обнаруживается тонкая серебристая паутинка, любопытная и светящаяся. А еще можно поклясться, что ее раньше тут не было! И я не вижу ее обычным взглядом, мой Дей! Нет, не трогай!
  
  - Бранн? - найти на ощупь локоть нашего неблагого гораздо проще, когда видна нижняя половина его фигуры.
  
  - Дей? - Ворона кажется удивленной.
  
  - Что это за паутинка? Мы же сражаемся не с пауками? - твой палец упирается в вытягивающийся волосок, а озадаченно склонившийся к нему Бранн видится и всем своим неблагим лицом.
  
  Впрочем, выражение быстро сменяется с озадаченного на встревоженное, он перехватывает тебя за руку, поперек туловища, колдует что-то, подбрасывая камень и перебегая за ним ближе к камням силы - а позади землю вспучивает жестоким ударом! Слышится рев, будто обвал в горах, и грохот!
  
  - Что это было, Бранн? - мой волк бестрепетно перешагивает спекшегося в прямом смысле друида.
  
  - Это была дробилка! - голос неблагого нетипично неспокоен. - Увидишь еще такие паутинки, сразу говори мне!
  
  Вы свободно проскальзываете в урагане, несмотря на то, что друиды, которые смотрятся болотно-зелеными, цвета побежденной вами неблагой трясины, жмутся к камням, выкрикивают не долетающие до вас проклятья.
  
  Ворона прислоняет тебя спиной к камню, выглядывая за кривоватую и покосившуюся его колонну... Именно в этот момент магии становится резко по пояс, притом, что Бранн не колдовал. Это тревожно, мой волк спешит затянуть его обратно, рядом свистит серебристое лезвие высотой трижды превышающей колонну, которое должно было Бранна обезглавить, если не разрубить пополам.
  
  - Спасибо, Дей, - неблагой обходит, не убирая рук с плеч благого, моего Дея, выглядывает по другую сторону колонны. - Надо пробраться дальше, чуть правее, для паука мы как на ладони.
  
  Справа, оттуда, куда теперь выглядывал Бранн, на вас неожиданно выскакивает друид - болотно-зеленые очертания вблизи отталкивают еще больше, они заставляют думать о болезни земли, лишайниках и топкой жиже болот. Моему Дею нет дела до цвета, он вонзает кинжал наугад - в шею тут же захлебнувшегося кровью друида.
  
  Мои ши уходят вправо, как собирались, перекатываются за другой низкий камень, служащий одной из опор покосившейся каменной двери: створки валяются чуть дальше, опоры отчасти ушли в землю, верхняя перекладина неровно, но продолжает лежать на них, прикрывая теперь и ваши головы.
  
  - Я не понимаю, Дей, эти друиды нападают, будто стая бешеных лисиц: ни атаки, ни защиты, - Бранн встряхивается и обнажает свой короткий меч. - Как если бы они рассчитывали впиться зубами прямо в живое тело, не закрытое ничем, кроме одежды!
  
  Сидящий рядом неблагой видится теперь целиком, и мой Дей не может не улыбнуться, что настораживает Ворону, тот приподнимает свои изогнутые брови, задумчиво спрашивает:
  
  - Дей, тебя не задело? - а за его левым ухом внезапно обозначается что-то светящееся голубым, как одна наша знакомая феечка. - Ты как-то странно выглядишь...
  
  - Это ты, Бранн, выглядишь странно! - мой волк радостно и почти неощутимо щелкает ошеломленную Ворону по носу. - Здесь скапливается магия, я вижу твои очертания!
  
  - Правда? - неблагой впервые на твоей, мой волк, да и моей памяти улыбается неостановимо широко, во всю длину своих непропорциональных губ, даже жаль, что ты видишь это одними контурами, Бранн смотрится небывало счастливым. - Это прекрасно, просто Дей!
  
  Хорошие новости, впрочем, не повод забывать, что вас тут хотят убить, да, мой волк! Сразу несколько серебристых паутинок переползают через скрывающую ваши головы перекладину, ты подхватываешь Бранна за локоть и тащишь подальше, вперед, обходя поляну полукругом от того места, где вы прятались изначально.
  
  Очередная покосившаяся колонна образует некое подобие баррикады - к ней привалилось еще несколько камней покрупнее, но ты, мой волк, ориентируясь на серые очертания, не заметил, что выше вашего роста там скрывается от урагана другой друид! Движение сверху, резко взвывший от почуянной добычи ветер, толкнувший тебя в спину Бранн - и можно сориентироваться, сгруппироваться, перекатиться вперед через голову!
  
  Друид пытается раскромсать Ворону каменными лезвиями, обращаясь к стихии земли, прирастая к ней подошвами: никакой ветер не может сдвинуть его с места! Лезвия, похожие на костяные по тонкости, выскальзывают снизу то тут, то там, встречают и перехватывают атаку Вороны мечом, защищают человека от действия магии.
  
  Сверху опять слышится гнусавый голос сидящего друида:
  
  - Ну вот ты и показался, Пегий! А где моя остальная добыча? - хихикает. - Ничего-о, думаешь, мы его не найдем? Найдем! А паутинка моя тебе, похоже, не понравилась, а, Пегий?
  
  Наш неблагой не реагирует на это никак, но над его головой заворачивается в клубок, опуская несколько нитей, серебристая пряжа, опасная даже на вид! Магии прибывает по грудь, позади становится виден ещё один друид, старающийся подобраться к Бранну вдоль каменной арки, так и не превращенной в крошево.
  
  Мой волк! Пусть Бранну требуется помощь, но ты уверен?
  
  Да, это удивительное зрение позволяет видеть одновременно чуть больше и чуть меньше, но место, откуда поднимется земляное лезвие, ты угадываешь всякий раз точно! Они выскальзывают вверх почти непрерывно, рассыпаясь от приходящихся ребром и плашмя ударов Вороны в пыль, но есть одно место на спине друида, которое не закрывается ими полностью. И стоит поторопиться! Друид позади Бранна все ближе, нити раскручиваются все ниже!
  
  Дей тихо, не шелестя даже лезвием о ножны, достает метательный кинжал. Незаметный замах, удар - друид вскрикивает. Костяные лезвия больше не подавляют Бранна, очередное движение мечом, голова земляного друида летит в сторону, отрубленная лезвием ничуть не менее острым, чем его костяные. Бранн размахивается как-то даже слишком широко, будто не соизмеряя силу, на один момент разведенные руки оплетают за запястья стремительно опустившиеся серебряные нити! Руки прошивает голубой вспышкой, Ворона выпускает меч, паутинка оплетает локти поверх лоскутных рукавов, притягивая их одну к другой, стараясь опутать и связать, начинает поднимать Бранна прямо в клубок, теперь ощущающийся отчетливо опасным.
  
  Осторожно!
  
  Подкрадывавшийся к Бранну со спины друид теперь стоит на расстоянии вытянутой руки от тебя, стараясь по-прежнему не привлекать внимания и не попадать между тобой и изворачивающимся в путах неблагим, выпускает из плеч такие же болотно-зеленые, как его очертания, щупальца! Это напоминает Не-сущих-свет, с их дымными аурами и конечностями, на конце каждого щупальца этого друида присоски с зубами, похожие на картинки морских гадов!
  
  Извлеченный из ножен солнечный меч рисуется перед твоим новым взором ярко горящим, друид отшатывается, но одно из щупалец отлетает, отрубленное на середине длины! Второе вытягивается, силясь дотянуться до тебя с другой стороны, но двуручный меч достигает его раньше! Друид шипит, выплевывает какое-то заклинание прямо тебе в лицо, поднятая в защитном жесте рука отражает проклятье обратно! Человек хватается за глаза, кричит на одной ноте, что слышится на удивление ясно, и только теперь ты обращаешь внимание, мой волк, что вокруг тишина, ураган стих! Отсекаешь голову воющему друиду, чтобы лишить его какой бы то ни было возможности ударить ши в спину, задираешь голову.
  
  Магия поднялась совсем высоко, теперь видно и зависшего почти под клубком серебристых нитей Бранна, наш неблагой извивается молча, изворачивается, загибается пополам, ногами вверх, бьет клубок подошвами, тот вздрагивает тоже, в ответ паутина пропускает голубую вспышку по рукавам, но цели своей она не достигает, стекая голубой каплей по лоскутной куртке, падая на место, где Бранн стоял чуть раньше, шипя и искрясь возле волнистого меча, воткнувшегося в землю.
  
  Сверху глумливо отзывается друид, теперь кажущийся серебристым пауком - сидящий на вершине камня в центре как пришитый:
  
  - Ну что скажешь, а, Пегий, может все-таки обещание сдаться? - клубок немилосердно дергает Бранна за руки, втягивая ладони без перчаток в самую свою середину. - У тебя нет шансов, пусть ты, похоже, умеешь быть ши в этом позабытом богами королевстве!
  
  Наш неблагой, как за ним водится, не отвечает, вместо этого слегка раскачиваясь вперед-назад, словно хочет спрыгнуть, а ты видишь то, чего еще не замечает самодовольный друид: в левой руке Вороны разгорается злое золотое сияние. Беспокойство отпускает моего Дея, он оглядывается, пытаясь определить, где затаились оставшиеся друиды, снова подключает обоняние - чутко нюхает воздух, поводит головой влево и вправо. Один из друидов достаточно близко, можно до него дойти... И тут поляну прорезает вопль паука:
  
  - Ах-х! Пегий! Да убейте его, что же вы стоите! - хрипит дальше неразборчиво.
  
  Рядом приземляется раскачавшийся и отлетевший, чтобы не напороться на собственный меч Бранн, его руки все ещё сияют, правда, похоже, и кровоточат, рассеченные паутинкой, как леской, резкий запах крови моему волку решительно не нравится. Сверху догорают мгновенно вспыхнувшие серебряные нити.
  
  - Ты как? - мой Дей затаскивает Ворону обратно за массив камней, напоминающих баррикаду. - Руки?
  
  - Да, - вздыхает, встряхивается, - не убьем паука, не смогу залечить.
  
  Мой Дей улыбается весьма многообещающе:
  
  - О, его мы убьем обязательно! - Бранн справа хмыкает, даже улыбается своей длинной неблагой улыбкой.
  
  - Надо забрать меч, - успевает произнести наш неблагой, когда сверху спрыгивают сразу двое друидов.
  
  Туманное облако пакостной болотно-зеленой магии жадно тянется к окровавленным рукам Вороны, твой двуручник становится для них неприятным сюрпризом, рассекает даже облако, почти дотягивается до груди одного человека, заставляет отшатнуться обоих. Бранн пользуется случаем прокатить одну большую волну огня, она расходится от вас, не задевая ничего неживого, в мгновение пожирая магический туман, успевая обхватить одного друида, а второго только слегка лизнув по голове - такая же болотная, как его аура, водяная защита обволакивает фигуру целиком.
  
  Волна огня останавливается, рядом тяжело дышит Бранн, позади все еще слышатся стенания гнусавого паука, впереди еще один проклинающий вас ругательствами друид, а еще двое пытаются зайти с флангов. Мой волк тянет Бранна еще правее, не позволяя вернуться за мечом, оставшимся на открытом месте, окровавленная ладонь тревожно скользит в руке моего волка, хотя раны маленькие, но неприятные. Ши приходится привалиться к одному из камней силы спиной, потому что в себя приходит паук:
  
  - Ну-ну-ну, где-е, где-е моя добыча? Признаться, после вашей задиристости я проголодался только больше.
  
  В гнусавом голосе чудится алкание, однако не еды, вовсе не еды, да, мой Дей, ты верно все чувствуешь. Друид жаждет магии, живой магии, которую так просто вытащить из ши.
  
  - Вылезайте, вылезайте, поиграем ещё, я не буду шутить с паутиной больше, обеща-а-ю-у!
  
  - Дей, - Ворона произносит шепотом, выразительно смотрит на тебя, привлекая внимание. - Надо слетать за мечом, потом зайдем с двух сторон, осторожно, камни силы могут отразить не то, что в них ударило!
  
  - Бр-ранн, - мой волк, не сдержавшись, рычит, хоть и тоже шепотом, - ты увер-рен, что идея хор-роша? Пока ты р-рядом, я могу тебя пр-рикр-рыть!
  
  - Их еще трое и паук, мне нужен меч, а нам план, - Бранн пожимает плечами, - кроме того, стоит паука отвлечь, - указывает вверх на новый клубок паутины, собирающийся почти над вами, мой волк!
  
  - Остор-рожнее, - моему Дею все одно неспокойно.
  
  Миг - и ворона со слегка окровавленными крыльями вылетает из-за камня. В него тут же летит пара заклятий, птица уворачивается, а они бьют о поверхность, а потом с нарастающим свистом отлетают обратно.
  
  Наш неблагой предупреждал тебя не зря, мой волк!
  
  Дей поводит носом в другую сторону, выскальзывает дальше по окружности, огибая центр поляны и скрываясь за очередным камнем. Душа моего волка поёт - он все видит! Легкость заливает все существо благого волка вместе с магией, кажется, прикоснись к ней - и исполнится любое желание! Пока мой волк просто жаждет дотянуться до друидов.
  
  Словно в ответ на эту жажду на него пытаются упасть сверху серебряные нити, прикасаются к волосам, стараются заползти за шиворот, по ним бежит голубая вспышка, но солнечный меч быстрее: обугленные концы паутины извиваются от боли, гнусавый друид вскрикивает, на другой стороне поляны слышен звон, Ворона тоже явно нашла себе противника.
  
  - Ах-х, Пегий, - друид-паук скрипит зубами, - у тебя и калека, похоже, дрессированный, как тебе удалось? Обычно волки безумно дики и безумно тупы!
  
  Бранн не отвечает, но земля вздрагивает по всей поляне, заставляя камни силы покачнуться и нагреться, они дрожат и обжигают, моему волку приходится отстраниться... Ощущение разнонаправленной беды бьет по нервам, видение поляны подсказывает - следует броситься вниз!
  
  Над прикрытой руками головой проносится что-то дикое, неразличимое даже новым зрением, похожее на отзвук Дикой Охоты, древнее, спящее, но разбуженное. Один из друидов, не успевший пригнуться, вскрикивает слева, оттуда, откуда ты пришел, да, мой волк.
  
  Этот опасный порыв распространяется от камней, они нагреваются и дрожат все больше, как будто живые и в ярости, в воздухе повисает палая листва, поднимаются створки упавших дверей, обелиски подтягивают к себе сброшенные временем вершины!..
  
  Я не знаю, мой Дей, что разбудил Бранн, но это что-то существовавшее задолго до Проклятья!
  
  - Спасибо, Пегий! - гнусавый смеется с вершины камня. - Ты преподнес мне небывалый подарок! Ну надо же! Оживить место силы! Да ты вкуснее, чем кажешься!
  
  Сквозь неистовство магического ветра, гуляющего по поляне на уровне твоего колена, мой волк, различим шорох поблизости: друид жмется к камню силы, у которого вы стояли вдвоем с Вороной, видимо, человек надеется на поддержку или страстно желает слиться с колонной, потому что, не успев вскрикнуть, беззвучно проваливается внутрь! Серая глыба смыкается и размыкается совершенно неостановимо! Взмах руки, попытка схватиться за край - и этот человек исчезает в глубине камня.
  
  Да, мой волк, определенно, лучше отползти чуть подальше.
  
  Каменные створки поднимаются, распахиваются, за ними сияет что-то белое, тело последнего друида, тоже с перерубленной шеей, видимо, Бранн нашел его раньше, затягивает в проем.
  
  Гнусавый почему-то больше не смеется. Да, мой волк, он остался один и даже близко не представляет, на кого ему не повезло налететь.
  
  Волк осторожно перекатывается за внешним кругом камней, его цель - оказаться строго за спиной гнусавого, чтобы зайти со спины, подальше от дверей и сияющего пугающим белым проема.
  
  Серебристые паутинки теперь видны и на самом верху, на уровне последних веток деревьев - и этих паутинок так много, как будто друид действительно паук, затянуто все небо. В двух местах зияют черные проплешины, нити обвисли бессильно, да, это там, где ударила Ворона и где обрубил их ты! У каждого камня на поляне есть свой маячок, сигнальный колокольчик, вы попали сразу в сеть.
  
  Сейчас все свободно шевелящиеся концы стараются прикрыть распахнутые створки: понятно, отчего друид невесел, магия открылась не по его воле и не собирается ему подчиняться.
  
  Мой волк пробирается, прячась за камнями к центральной колонне - маг пока не обращает внимания ни на что, кроме створок, которые надо прикрыть, так как полы его одежды вытягивает по направлению к проему. Отзвук Охоты пропадает, можно выпрямиться, это значительно упрощает дело. Ветер магии завывает неостановимо, а по шуршащей листве, лежащей на земле, повисшей в воздухе, поднявшейся к деревьям, становится слышен шорох шагов. Кто-то спокойно идет, будто успокаиваясь или переводя дух. Или этот кто-то всегда так ходит, о да, мой волк!
  
  Прямо перед проемом застывает фигура нашей Вороны, его нисколько не пугает белый свет, изумрудно-золотой обвод чертит обнаженный меч в его руке, взъерошенные перья, неторопливую походку. Все-таки переводит дух.
  
  Друид вскидывает руку в отвращающем жесте:
  
  - Ах, Пегий, что ж ты не сказал сразу!..
  
  Вся серебристая сеть падает сверху на одного Бранна! Мой волк! Осторожнее! Да, ты уже у центрального камня, но погоди!
  
  Ворона вскидывает свободную левую руку в точно таком же отвращающем жесте, продолжая медленно приближаться прямо к центральному камню. Сеть зависает, светясь и переливаясь, вытягиваясь хвостиками к Бранну, но белое сияние давит куполом, просачивается между нитей, разъединяет волокна, режет, рубит, рвет! Невозможно не затаить дыхание и не вздохнуть резко, когда Ворона, наконец, опускает голову ниже и решительно отбрасывает от себя ошметки догорающей сети.
  
  Каменные двери за его спиной, следуя за медленным, каким-то благодарным жестом, закрываются, застывая в своей старой-новой целой форме.
  
  Друид сидит чуть выше тебя, ты уже можешь попросту схватить его за лодыжку, вздрагивает сам собою.
  
  - Эй, Пегий, думаю, мы можем дого...
  
  Мой Дей сдергивает беспечного сидящего на камне друида за ногу, тот, не ожидавший подобного коварства от слепого, вроде бы, ши, неизвестно когда оказавшегося так близко, нелепо взмахивает руками и соскальзывает по поверхности камня вниз, удивительным образом, однако, не расшибаясь. Впрочем, какая разница - возле уже стоит тяжело переводящий дух Бранн, на волнистом клинке которого выразительные следы крови.
  
  - Я даю вам проход! Даю! Проход! Маг! Ты обещал! - гнусавый друид взвизгивает особенно надрывно. - Ты обещал возможность жизни! Ты не можешь нарушить свое слово! - а вот это уже злорадно.
  
  Бранн, однако, не спешит убрать меч, наоборот, приставляет его к шее паникующего друида:
  
  - Я обещал возможность жизни, а не жизнь, - стоит человеку осознать тонкую грань, отделившую его будущее от его настоящего, он бледнеет мертвенно. Думаю, не зря. Хотя, на мой вкус, немного торопится. - А я не прощаю тех, кто называет моих друзей добычей или калеками, - почти невидимый замах, голова последнего на поляне друида откатывается к камню, на котором он раньше сидел.
  
  Вопросы к Вороне можно складывать уже в отдельный сундук, так быстро они копятся, но хоть один задать можно прямо сейчас, тебе не кажется, мой волк?
  
  - Бранн, - встрепанная голова поворачивается, между руками вращается золотое сияние, залечивая порезы, неблагой внимательно слушает. - Что это вообще было?
  
  Ворона вздыхает, видимо, затрудняясь подобрать слова, мимоходом морщится от боли, поднимает на тебя глаза:
  
  - Это было одно из первых арочных мест силы. Впрочем, и есть, раз я его немного починил. О таких рассказывал мне дед, они очень древние, времен старых богов, а может быть, богов древних, - улыбается, - и очень любят вежливые просьбы. Очень вежливые и именно просьбы, ни в коем случае не команды, король Дей. Друид слишком привык, что ему никто не отвечал.
  
  Золотое сияние в руках Вороны начинает гаснуть, что наводит на другие безрадостные мысли...
  
  Ой-ой-ой, мой волк! Оглядись! Серые стенки поляны-чаши исчезли! Уровень магии опять опускается!
  
  Она уходит не быстро, но оттого пытка ещё одной потери зрения кажется невыносимой! Мой волк опускает голову, не желая наблюдать за исчезающим миром, кладет руки на плечи растерявшемуся Бранну, смотрит в обеспокоенное лицо...
  
  - Дей? - Ворона чувствует, что происходящее неправильно, что теперь мой волк растерял весь свой азарт, весь свой восторг завершившейся удачно схватки.
  
  Указательный палец Дея утыкается ровно между бровей нашего неблагого, его глаза забавно скашиваются вверх.
  
  - Я скоро опять перестану видеть, Бранн, - ох, мой волк! Все еще наладится! - Магия уходит.
  
  Лицо неблагого выразительно меняется, Бранн полон сочувствия, но перьев на его голове тебе уже не видно, да, мой волк.
  
  - Это не может быть навечно, Дей.
  
  В голосе его тоже живая мука, думаю, он так сочувствует тебе, потому что сам же и лишил тебя глаз. Добавляет осторожно:
  
  - А видеть сердцем ты уже научился!
  
  Мой волк наблюдает, как чернота необратимо съедает мир: исчезает высокий скошенный лоб, хоть и ощущается под пальцем, теряются глаза, смешные гнутые брови, длинный нос. Длинные губы - шевелятся, Бранн что-то говорит, но мой Дей не слышит, не хочет слышать! Убирает руку, не дожидаясь, пока неблагой пропадет весь, отворачивается и садится прямо на землю.
  
  В шаге от мертвого друида, в бесконечности от зрячего друга.
  
  - Дей, ты сможешь видеть снова! Сможешь, - прорывается убедительный голос Вороны. Он стоит за спиной, раздумывая, договаривать или нет. - Для этого лишь надо снять Проклятие.
  
  Да, Бранн, лучше тебе было промолчать! Какой милый маленький пустячок!
  
  - Бр-р-р-анн, - рычит Дей. Ладони лежат на земле, пальцы то сгибаются, то разгибаются. - Оставь меня ненадолго!
  
  - Хорошо, просто Дей, - неблагая Ворона присаживается рядом на корточки, улыбается тепло всем своим целым неблагим лицом, кладет руку на плечо, в опасной близости цвета папоротника, указывает на него, не дотрагиваясь. - Но не забывай, каждая цель достижима.
  
  Поднимается и отходит, шурша листьями, не нарочито, обыкновенно, хотя сам по себе звук кажется слишком тихим.
  
  Да, мой Дей, привыкать, похоже, придется заново.
  Глава 25. Дыхание зимы
  Мой Дей застыл неподвижно и сидит, замкнувшись глубоко в себе, что вовсе на активного волка не похоже. Ворона в это время хозяйничает на поляне. Слышно шуршание опадающей обратно вниз, висевшей в воздухе листвы, снова приоткрывается дверь с белым светом - судя по волокущимся телам друидов, Бранн затеял уборку. Неблагой выбрасывает тела людей куда-то по ту сторону магии и мира, поправляет косяк, состыковывая то, что было недостыковано, поднимает отдельные вещи, оставшиеся от нападающих - где меч, где рассыпавшиеся руны, предрекающие близкую смерть или найденную жизнь, а где даже пергаментный свиток. Выбрасывает это тоже вслед за телами, закрывает дверь.
  
  Мой волк так и не пошевелился за все время. Подрагивают немножко разве что пальцы на земле.
  
  Шаги Вороны приближаются, обыкновенные, неторопливые, и не скажешь, что Бранн вот только прятал трупы. Вздыхает почти неслышно. Присаживается опять на корточки возле. Без вопросов подхватывает моего волка под руку, выпрямляется: легкая Ворона еле поднимает мощного волка! Слава старым богам, мой Дей слышит и чует напряжение, подхватывается сам на середине движения, укладывает руку на плечах неблагого удобнее, но на обеспокоенные вопросы по-прежнему не отвечает.
  
  Никак.
  
  Ворона умолкает, кажется, попросту откладывая их, тянется магией, Дей молча вцепляется в плечи, сам Бранн тоже шипит и трясет головой. Но оба ши явственно становятся бодрее.
  
  К вечеру, когда поляна остается далеко позади, а дыхание зимы ощущается все полнее, Бранн снова заводит разговор.
  
  - Король Дей, думаю, раз на нас ещё не напали после места силы, друидов в этой части благой границы нет, - осторожно тяжело вздыхает, как будто боится побеспокоить моего волка своей безрадостностью.
  
  Неблагому все ещё неспокойно в тишине, а молчаливый Дей добивает его окончательно.
  
  - Но это не значит, что их вообще нет поблизости, - перехватывает твой ремень, подстраиваясь под изменившийся шаг. - А искать заклинанием опасно, так можно их приманить, как светлячков на лампу.
  
  Изо рта Вороны вырывается облачко пара, которое Бранн с удивлением и интересом разглядывает. Именно сейчас Дей решает очнуться:
  
  - И когда ты собирался сообщить мне?
  
  Тон слишком оскорбленный, мой Дей, чем ты так недоволен?
  
  - О чем? - Бранн, кажется, вовсе непробиваем, только чуть озадачен.
  
  - О том, что ты несешь на себе фею! - не знаю, как тебе удается рычать без рычащих звуков, мой волк, но удается.
  
  - Фею?.. - наш неблагой озадачен сверх меры, но при этом выдыхает единственное слово еще и с облегчением.
  
  - Если ты думаешь, что я совсем слепой, ты ошибаешься!
  
  Мой Дей рычит опять, резко отнимает руку от левого плеча Бранна, достает длинными пальцами до левого же ушка, слегка дернувшегося из-за торопливого движения ладони.
  
  - Вот это, по-твоему, что?! - нащупывает за острым ухом, среди полуперьев, небольшой кокон, кажется, обернутый крыльями феи, будто одеялом.
  
  Ты не видишь, мой волк, но глаза Бранна размером с золотой! Он не ожидал! И не чуял! Но как? Как он мог нести на себе волшебное создание, не ощущая этого? Пусть фея, похоже, в спячке.
  
  Мой волк, припомни, прошу, не было ли какого-то знака, чего-то небольшого, но приметного...
  
  Наш неблагой тем временем сам доискивается фею, выпутывает из волос, примеривается и дует на небольшой кокон. Изо рта Вороны вырываются искры, а левая рука слегка сияет золотом - и фея на его ладони начинает разворачивать крылышки.
  
  Точно! Да! Мой Дей! Ты вспомнил! Еще при Неблагом дворе, во дворце, после победы над Семиглавым и ужасного сна, в достоверность которого невозможно поверить до сих пор, ты влетел в спальню Бранна, а за его ухом угасало голубоватое свечение! И на поляне с арочным местом силы оно было голубоватым! Наверняка, наверняка, это...
  
  - Шайя! - голос Вороны отдает удивлением в гораздо большей степени, чем до этого. - Как ты?.. Что ты?.. Откуда!
  
  Крошка-фея довольно усаживается на ладони Вороны, поправляет намотанное на пояс красное ожерелье:
  
  - Третий принц! Пилик-пилик! Как я рада вас видеть! Пилик! - и сияет своим удивительным голубым.
  
  На Шайе по-прежнему форменные курточка и юбочка библиотеки, тем более выделяется красная нить ожерелья.
  
  - Не называй меня так, - вопреки словам Бранн неостановимо улыбается, кажется, наслаждаясь магией, общением, знакомым голосом, присутствием неблагого мира в настораживающем и непонятном благом. - Я больше не третий принц, я передал титул сестре. Возможно, скоро у вас будет новая королева.
  
  - Но как же, пилик! По счету, пилик, среди мальчиков, пилик, вы все ещё, пилик, третий, пилик! - Шайя нахально задирает подбородок, усаживаясь нога на ногу. - А по рождению, пилик! Принц! Пилик! - и кивает сама себе.
  
  - Но ты лучше все равно называй меня по имени, - улыбка Вороны проясняется, ширится, - то есть, Бранн.
  
  - Хорошо, пилик, третий, пилик, принц, пилик, Бранн! - феечка ёрничает и добивается от Вороны ещё одной улыбки. Спохватывается: - Я вовсе, пилик, забыла о приличиях, пилик!
  
  Неблагое создание подлетает, сбрасывает на ладонь такого же неблагого принца, пусть и бывшего, красное ожерелье, потом хватает тяжесть, ну, для себя тяжесть, мой Дей, в руки и подлетает к тебе, зависает напротив твоей головы, да, мой волк, её очень хорошо слышно.
  
  Шайя, однако, не подозревает, до чего хорош волчий слух, пиликает на пределе громкости:
  
  - Благой! Пилик! Принц-король! Пилик! Дей! Пилик! - истинно неблагое обращение, да, мой волк, но я готов приветствовать тебя так каждое утро, если ты обещаешь хоть чуть улыбаться, как сейчас. - От лица всех друзей, пилик, нашего, пилик, третьего-принца-Бранна, пилик! Мы, низшие неблагие, пилик, вас благодарим, пилик! Парящие короли, пилик, извели бы его!
  
  Шайя тянется накинуть ожерелье тебе на шею, мой волк! Что это за дела! Да ну её вместе с её подарками! Никому она тут даром не сдалась!
  
  Ворона, несмотря на то, что ворона, улавливает твое и мое, да, настроение, перехватывает подвеску из рук феи, поднимает со своего плеча твою левую руку, мой Волк, и дважды оборачивает ожерелье вокруг запястья, создавая неблагой браслет.
  
  Красные бусины, вытянутые, как волчьи клыки, ложатся как влитые поверх серебряного браслета, подаренного Бранном.
  
  Да, мой Дей, неблагие весьма похожи в своих намерениях и подарках.
  
  Фея кивает, одобряя самоуправство Бранна, зябко обхватывает себя за плечи, звенит слева и усаживается прямо в перья Вороны. Как бы уважительно она к неблагому ни обращалась, в отношении него самого пиетет отсутствует напрочь.
  
  - Это ожерелье, пилик, то есть, пилик, браслет теперь, подарит вам, пилик, принц-король Дей, пилик, силы на глубине, магию среди магии и, - задумывается, бормочет про себя: - как же сказала, пилик, Ровэн... Ориентир там, пилик, где ничего не видно! - и сияет, сияет!
  
  Мой волк, да, стоит уточнить.
  
  - Ровэн?.. - брови приподнимаются над серебристой повязкой.
  
  - Рябинка, - наш неблагой, голос его стал улыбчивым, кажется, там промелькнули изумрудные феи. Может, почуяли товарку, мой Дей?
  
  - Они, пилик, с Оаком, пилик, вместе придумывали, пилик! - Шайя рассказывает новости больше Бранну. - А потом, пилик, додумались, пилик, и до свадьбы!
  
  - Правда? - теперь феи в голосе Вороны весьма отчетливые. - Давно пора. Всего пару-тройку столетий собирались!
  
  Ну не сердись больше, мой волк, лучше вспомни, какие смешные были пенёк и рябинка, как он нарастил мох, чтобы понравиться ей, как забавно вышагивал перед Бранном, важничая в стремлении поразить возлюбленную...
  
  Ну вот, хоть хмыкнул.
  
  - А теперь я, пилик, - крошка-фея снова зевает, надо же, не успела выспаться в своем коконе! - Буду сопровождать, пилик, вас! - и закапывается в перья Вороны глубже.
  
  - Спасибо, Шайя, - Бранн никак не реагирует на хозяйское копошение среди своих волос. - А как ты успела?..
  
  О, она уже спит.
  
  Я ощущаю, моему волку хочется сказать: он знает, как она успела, и в какие моменты Бранн, оказывается, вовсе не чувствует своей головы и даже ушей. Но страшная апатия, накатившая после схватки с друидами, опять выпускает свои мерзкие когти.
  
  Мой Дей! Скажи! Ты же хочешь! Скажи! Это же Ворона! Сам он не догадается точно!
  
  Но мой Дей молчит.
  
  Зимние сумерки подбираются быстро, под ногами уже скрипит первый снег, мерзлые листочки шуршат между ним совсем мертво, голые деревья шумят жесткими кронами, а звери и птицы затихли вовсе.
  
  Неблагой вздыхает, но не нарушает установившееся молчание, ведет моего Дея, своего друга все дальше и дальше, углубляясь в лес, не обращая внимания на мрачные тени, которых много и которые только мрачнее в свете восходящей луны.
  
  Мой Дей идет, молчит, но идет, не выказывая радости или огорчения, запрятав все свои переживания так глубоко, что, кажется, и не слышит присутствия кого бы то ни было рядом. Левая рука расслабленно покоится на плечах неблагого, Бранну приходится придерживать пальцы, чтобы вести волка было удобно и кисть не соскальзывала с неблагой куртки.
  
  Останавливаются они только тогда, когда ноги начинают увязать в сугробах по щиколотку - Ворона запинается, с трудом приноравливается к снежной зиме.
  
  Кажется, мой волк, в его краях никогда не было так холодно.
  
  Привал на самой удобной из попавшихся полян смотрится уголком дома и позабытого уюта: Бранн разводит огонь, высокий и жаркий, усаживает моего Дея поближе, принимается готовить поздний ужин, уже близится полночь. После трапезы, прошедшей тоже в молчании, во время которой Дей все-таки соизволил обратить внимание на еду, Ворона вздыхает решительнее:
  
  - Король Дей, друиды все ещё могут быть поблизости, поэтому полночи ты поспи, а я подежурю, - кладет руку на плечо, стараясь ощутить, услышаны ли были слова, мой волк совсем неподвижен. - А потом подежуришь ты.
  
  Молчание.
  
  - Дей? - легкое потрясывание.
  
  Мой волк наконец чувствует необходимость ответить. Слегка морщится, кивает, отворачивается, выскальзывая из-под руки Бранна, и валится прямо на снег!
  
  Мой волк! Побереги здоровье! Ну давай, давай, не отвечай даже мне!
  
  Бранн! Сделай что-нибудь!
  
  Кажется, неблагому не обязательно меня слышать, чтобы поступать верно: возле волка падает в снег собранный для сиденья лапник, сверху стелится самое теплое одеяло, а потом уже задремавший волк попросту перекатывается на получившееся ложе. Бранн отряхивает моего Дея от снега, и сверху укрывает вторым одеялом. Пусть волки легче переносят холод, Бранн или не знает об этом, или хочет согреть друга несмотря ни на что.
  
  Сама Ворона усаживается недалеко, пораженно зачерпывает снег рукой, долго разглядывает снежинки, так долго, что я тоже успеваю задрема-ать...
  
  Какой же ты теплый, мой волк...
  
  Просыпаемся мы тоже одновременно - что-то раздражающе пиликает не так далеко! И да, можно было бы перевернуться на другой бок, спать себе спокойно дальше, но в разговоре мелькает имя.
  
  - ...посмотреть Дея? - тихо-тихо выдыхает Ворона, стараясь не потревожить тебя, мой волк.
  
  Да, нельзя не насторожиться.
  
  - Но пилик-пилик! Третий-принц-Бранн! Пилик! - в голосе феи сквозит изумление. - Если разобраться, пилик, не смогли вы, пилик, то как смогу я?
  
  - Мне кажется, я что-то упускаю, что-то очевидное, - голос Бранна звучит устало, очень явно устало. - Травму нанес я, своими руками, - интонация, однако, до жути спокойная, - так что должен суметь и вылечить; Дей не лишен зрения, я вырвал ему глаза, но оставил способность видеть...
  
  И хоть бы слегка содрогнулся от этого! Бесчувственная Ворона! Его спокойствие ужасно неблагое, да, мой волк, мне становится зябко даже под теплым одеялом, среди согревшихся от тебя веток.
  
  - Я знаю столько способов вылечить глаза, - тяжкий вздох, сочувственный звон феи в ответ. - Но ни один не желает отозваться лечением. Только боль, обоюдная, я тревожу раны Дея и получаю её умноженное отражение, как до того магию во время схватки...
  
  - Но третий-принц-Бранн! Пилик!.. - в голосе феечки невысказанный вопрос.
  
  - Нет, Шайя, нельзя оставлять попыток, - Бранн зевает, потирает лицо свободной рукой, - по многим причинам нельзя. Поэтому я и прошу тебя: посиди завтра на нем, если Дей опять будет как сегодня, он тебя даже не заметит, а твоя магия, возможно, не отзовется по вам обоим. Если он реагирует так исключительно на меня, уже можно будет ду-умать да-альше...
  
  Шайя звенит, видимо, чтобы добудиться засыпающую Ворону. Тот смущенно кряхтит.
  
  - До чего же холодно, - треск подброшенных в костер веток. - И красиво.
  
  Дальше, мой волк, только молчание. Нет, хотя луна уже высоко, будить тебя Бранн, похоже, не собирается, следует воспользоваться случаем и восстановить силы.
  
  Спи, мой волк. С феечками и неблагими разберемся завтра...
  
  Снежное утро такое же хмурое, как и ты, мой волк.
  
  Вокруг носятся крупные влажные снежинки, влепляются с размаху в уши, так что можно позавидовать подвижным ушкам Вороны, врезаются в лоб, холодят щеки и пальцы. Сидящий рядом Бранн перехватывает твою руку и сразу вкладывает в нее теплую чашку, видимо, поджидал, пока ты проснешься, удерживая горький отвар непрестанно на огне.
  
  - Ты так хорошо и спокойно спал, король Дей, что я не стал тебя тревожить, - спокойный голос неблагого удивительным образом не раздражает, а умиротворяет тебя с утра, мой волк. - Поэтому нам придется сделать один привал сегодня. Если буйство снега похоже на буйство воды или песка, оно разыграется в полную силу ближе к середине дня.
  
  - Метель, - в твоем голосе, мой волк, намек на улыбку.
  
  - Что? - Бранн, похоже, не верит своим ушам именно по этой причине.
  
  - Это метель.
  
  Аж три слова за два дня! Мой Дей! Говори! Говори с ним!
  
  - То, что ты назвал буйством снега, называется метель.
  
  Да, мой волк, нашему неблагому, похоже, в новинку все, касающееся настоящего зимнего холода. Бранн с большим сожалением тушит костер, собирает одеяла, составляет ветки и дрова шалашиком, как будто думает сюда вернуться или делает запас для других случайных путешественников. И об этом тоже, разумеется, можно спросить, мой волк!
  
  - Зачем ты? - спросить лаконичнее просто невозможно, мой Дей.
  
  - Привычка, - волнообразное движение плеч, не понять, то ли пожал, то ли передернуло. - У меня осталось довольно много привычек с болота. Я уже говорил, что до шалашиков Трясина была охоча, приходилось жить у костра, переходить с места на место, иногда в спешке, иногда в опасности, иногда, - морозный выдох до сих пор заставляет Бранна примолкнуть и полюбоваться. - Как сейчас, в преддверии бури. И натыкаться на подобные запасы в иных стесненных обстоятельствах, когда от этого зависела жизнь, было спасительно.
  
  И голос его спокоен в той же степени, что с утра, за завтраком, что вчера, во время рассуждений о твоих глазах. Возникает ощущение, что Бранн каким-то особенно неблагим образом отвык волноваться.
  
  Впрочем, если только речь не идет о твоей жизни!
  
  Стоит тебе, мой волк, шагнуть вперед, Бранн оказывается рядом, подхватывает под руку и плавно выворачивает тебя в другую сторону. Жизнь не жизнь, но твою голову он от шишки спас.
  
  Да, мой волк, это было дерево.
  
  Дорога сквозь поднимающуюся вьюгу ложится вам под ноги, дело идет медленно, ветер завывает страшно, как будто он тоже волк, Ворона не успокаивает свою родную стихию, феечка, витающая вокруг вас, мой волк, то отбрасывается, то вновь возвращается к вашим головам. И то, что ты не даешь ей сесть на себя, выглядит не слишком дружелюбно. Шайя, впрочем, не огорчается и продолжает играть с порывами, на самом деле выказывая чудеса владения собственными крыльями. В конце концов, замерзает и падает тебе на плечо:
  
  - Пилик! Принц-король, пилик, Дей! Я тут, пилик, передохну, пилик, не возражаете? - прижимается к твоей шее.
  
  Её сияние ощущается странно, будто часть тела отмерзла и плохо слушается.
  
  Нет, мой Дей, сгонять ее сейчас будет вовсе невежливо и безнравственно, и недружелюбно, и...
  
  И нет, мой Дей! Я не пытаюсь изобрести ей оправданий, чтобы она прощупала тебя лечебной магией! А вот и нет! Что значит "а вот и да"?!
  
  Мой волк! Нет! Не нужно!
  
  Ну вот, пожалуйста! Отнял руку с плеч Бранна, подхватил фею в горсть, чтобы не помять крылья, безапелляционно пересадил на голову Вороне. И опять замолчал.
  
  Ох, мой Дей, ну зачем же ты так? Они хотели помочь!
  
  Бранн, похоже, не слишком надеявшийся на удачу, спокойно перехватывает твою вернувшуюся на плечи кисть, вздыхает. Вы идете вперед, лес немного редеет, ветер разгуливается вовсе.
  
  Снег уже привычно уходит под твоей ногой...
  
  Но мой Дей! Дей! Дей! Нога проваливается больше, чем по колено, и продолжает проваливаться!
  
  Под твоим весом начинает обваливаться целый круг до того лежавшего спокойно снега, Бранн старается вытянуть тебя, но куда там!.. Легкая Ворона может только упираться! Мой волк! Тебя кренит туда! В яму! Мой волк! Вокруг сапога сходится что-то невидимое, но по ощущениям похожее на щупальце или аркан! Азартно дергает вниз-вниз-вниз!
  
  Мой Дей! Да очнись же ты!
  
  Бранн встопорщивает все перья разом, твоя левая рука соскальзывает по его плечам, но неблагой успевает намертво вцепиться в запястье обеими руками.
  
  Мой волк! Мой Дей!
  
  Не слышит! Не чует! Отмахивается!
  
  Над головой Бранна обеспокоенно взвивается Шайя, сам неблагой пытается докричаться до моего волка, но ветер съедает слова, кусает за пальцы, замораживает Ворону и убаюкивает волка... Мой Дей повисает на руках Вороны всем весом, оттягивая их тем сильнее, что мышцы просто расслаблены. Дерганье снизу теперь не настолько частое, но не утихшее совсем, тянет вниз, подтаскивая Ворону к краю.
  
  - Дей! Дей! Просто Дей! - в голосе неблагого звенит отчаяние, изумрудные глаза аж мерцают от волнения. - Я не удержу тебя! Дей!
  
  Мой волк ушел слишком далеко, а родной край так привычно воет зимним ненастьем...
  
  Бранн поджимает длинные губы, сквозь сцепленные руки проходит мощная и упругая волна магии, целенаправленно бегущая к голове, к глазам!
  
  Ой-ой-ой! Мой волк вскидывается как от удара, его пальцы сходятся вокруг предплечья Вороны, сам Бранн смотрится белее снега, зрачки сузились от боли, хватка стала костяной, почти мертвой!
  
  Выдыхает, договаривает громко и почти спокойно:
  
  - Я создам ступеньки. Оттолкнись!
  
  Мой Дей оскаливается, давая понять, что услышал, под его правой ногой воздух уплотняется на момент, возводя опору, потом таким же образом порыв ветра останавливается под левой - мой волк выбирается из ямины.
  
  Впрочем, его руку Бранн так и не отпускает, пока показавшийся из-за края Дей не выпрыгивает, отталкиваясь в полную силу резвых ног.
  
  Оба ши прокатываются по снегу, застывая на расстоянии вытянутой руки друг от друга.
  
  У меня тоже, кажется, звенит в ушах, мой волк, хотя ни обо что ты головой не приложился! А! Это не в ушах! То есть в ушах, конечно, но не совсем.
  
  - Пилик-пилик-пилик! Третий-принц-Бранн! Пилик-пилик! - голосок феи бьется обеспокоенным колокольчиком чуть дальше и правее. - Пилик! Бранн! Пилик!
  
  Кроме феи слышно только вой ветра.
  
  Мой Дей! Не вскидывайся так резко, ты тоже пострадал!
  
  Ориентироваться на звук легко, и рука нащупывает лоскутную куртку Вороны почти сразу. Бранн тихо дышит - уже легче! Потрясти его за плечо, приподнять, перехватить за голову, да, он все ещё бледен, мой волк, глаз не открывает, но порывается говорить:
  
  - Думаю, нам пора сделать привал, - шипяще выдыхает. - Вот прямо сейчас.
  
  - И чем ты думал?! - мой волк перехватывает Ворону больше, вытягивая из снега, вытряхивая снег из волос, задевая совершенно заледеневшие, даже не дрогнувшие уши. - Раз твоя магия возвращается моей увеличенной болью?!
  
  - Я все рас-счи-тал, - теперь Бранн отбивает зубами дробь, бодает тебя лбом в грудь, стараясь вырваться и подняться, видимо, развести костер.
  
  Мой Дей перехватывает друга только крепче - пока нет уверенности, что Ворона устоит. И да, мой волк, расчеты нашего неблагого это просто нечто. Как с Семиглавым! На пол-ладони ниже пламени, на одно дыхание выше смерти! Да не оттолкни ты его от края, он бы ухнул туда вместо тебя! Не рассчитай он свой магический удар, потерял бы сознание от боли - и лежали бы вы там вдвоем!
  
  Шайя присаживается на твою руку, мой волк, обеспокоенно заглядывает в лицо Бранну, примериваясь, как она может смирить чужую боль. Фея не зря работала в библиотеке - чужие страдания воспринимает как собственные, хотя тут еще и беспокойство за её третьего принца, нашего неблагого, слишком неблагого, чтобы можно было отпускать его в столь дальнее путешествие без присмотра. Низших неблагих можно понять.
  
  Наш неблагой успокаивается, пригреваясь в твоих руках, мой волк, зубами больше не стучит, но и не вырывается пока:
  
  - Это была ловушка, рассчитанная не на зверя, - по-прежнему не открывает глаз, видимо, думает. - Она обвалилась вся сразу и потянула тебя так, как будто примеривалась именно к ши.
  
  Больше Бранн ничего не произносит, собирается с духом и все-таки выпутывается из объятий, помогает тебе встать, мой задумавшийся и слегка примерзший волк, отводит вперед, туда, где уже виднеются ели, владения Дома Леса закончились, начинаются владения Дома Волка. И на этом почти ничейном пограничье странным образом расположены ловчие ямы на ши.
  
  Мы идем уже сквозь метель, Шайя больше не рискует лететь, закапывается в перья Бранна, а Ворона продолжает размышлять вслух:
  
  - Ты меня не слышал, просто Дей, и слышал еще меньше, когда я звал тебя по имени, - теперь твоя рука вполне осмысленно приобнимает Бранна за плечи. - Такое не происходит само собой. Вдобавок, ветер убаюкивал твою тревогу и уносил чувство опасности, иначе ты выскочил бы из ямы сразу, как только нога ушла ниже уровня земли.
  
  Он прав, мой волк, Бранн не говорит лишь о том, что это и моя вина тоже.
  
  Я не заметил, прости, мой Дей.
  
  - Надо быть внимательнее впредь, - голос моего волка ощутимо успокаивает, кажется, спокойную Ворону, это заставляет задуматься. - Похоже, друидам не обязательно быть рядом, чтобы доставлять неприятности!
  
  На поляне среди пушистых елей в разы уютнее, чем на открытом перелеске, злой ветер теряется среди ветвей, снежинки не так активно заметают пространство, но ты не даешь Бранну устроиться снаружи, вместо этого затаскивая под нижний уровень веток ближайшей ели. Здесь уютно, почти как в шалашике, наш неблагой основательно переводит дух, приваливаясь спиной к стволу. Как бы то ни было, а он устал. Однако голова у Бранна работает, похоже, без перерывов:
  
  - И ещё один вопрос, король Дей. Где собрались все друиды, раз их так мало было на границе?
  
  Судя по нахмурившемуся Дею и помрачневшей Вороне, ответ не требуется никому из них, зато показывает любопытный нос Шайя:
  
  - Пилик! И где же, пилик? - оглядывается, опирается руками на лоб Вороны, высовываясь из его перьев.
  
  - В столице, - мой волк отвечает неохотно, переламывая в пальцах попавшуюся под руку сухую веточку. - Во дворце. У меня дома.
  Глава 26. Метель и снегоступы
  Следующий день путешествия начинается не с утра - метель не отпускает благие земли, выстанывая свою грустную и опасную песню, обещая заморозить любых путников, даже горячих волков, буде таковые попадутся на пути. Мой волк различает ее голос, не высовывается сам и не дает рискнуть головой Бранну. Феечка тоже греется у маленького неблагого костерка, разведенного на жестяной тарелке, нашедшейся у "третьего, пилик, принца" в заплечной сумке. Дым находит дорогу из-под веток сам, меняясь местами с воздухом - небольшое проявление удобства путешествия с магом, да, мой Дей.
  
  Наша Ворона разглядывает позавтракавшего волка внимательно, привычно склоняет голову к плечу, задумывается, потом принимает пустую миску и ложку, но все же интересуется:
  
  - Раз ты знаешь, что твоя боль бьет по мне в ответ, усиливаясь, значит, ты слышал, - это даже не вопрос, я тоже не понимаю, к чему он. - Так и знал, что проснешься, у волков очень чуткий слух, - ни капли осуждения или неудовольствия, да, мой волк, кажется, не только в голосе, но и в загадочной душе нашего неблагого.
  
  - Слышал, - мой Дей и не собирается оправдываться или отрицать.
  
  - А почему тогда не пустил Шайю посидеть? - и сама феечка любопытно показывается, выглядывая из-под перьев Вороны. - Она бы не причинила тебе вреда, только небольшое обследование.
  
  - Потому что надо было меня сначала спросить! Меня! Спросить! - глядя на непроизвольное облизывание, Бранн выдает тебе ещё сухарь, мой волк, тоже понимает, что ты не наелся, но припасы не вечны, а до Черного замка надо ещё дойти.
  
  - Но если бы я спросил, - задумчиво почесывает длинный нос, - ты бы не согласился...
  
  - Вот именно! - мой волк с аппетитом приканчивает горбушку, облизываясь теперь уже окончательно.
  
  - Тогда я не понимаю, - Ворона, очевидно, в тупике. - Ты и так, и так не согласился...
  
  - Но спрашивать, Бранн, хотя бы вежливо! - назидательный тон и небольшой поклон темной головой. Да, мой волк, уже пора припоминать манеры.
  
  Наш неблагой вздыхает, смиряясь, что какую-то часть сущего понять не в состоянии, как бы ни старался, сколько бы сил ни прикладывал. Большая часть этого непознаваемого сущего, мой Дей, заключена именно в тебе. И вот теперь ты раздуваешься от гордости! Ха! Я тебя подловил! Подловил! Да! А ты попался! Ай-ай! Только не за хвост!
  
  Ладно-ладно, мой хваткий волк, я тоже попался.
  
  За уютными ветками ели наконец устанавливается тишина, которая бывает только после отгремевшего ненастья: сама природа, весь лес, весь видимый мир испытывает облегчение, пережив свое содрогание. Осторожно начинают копошиться грызуны, подают голоса птицы, стучит дятел, осыпается мягкими шапками с веток снег.
  
  Вот это Бранн различает - острые ушки дергаются вслед за звуками, наверное, мой волк, наш неблагой уже освоился в мире обыкновенных звуков, никак не связанных с магией, волшебством, одушевлением созданий, темным шепотом злых лесов или волн.
  
  Можно отправляться в путь!
  
  Раздвинутые лапы ели опрокидывают на вас маленькие сугробы, в том числе и за шиворот, отчего Бранн тоненько вскрикивает и вжимает голову в плечи, спасая нежную шею, а ты, мой Дей, довольно фыркаешь, встряхиваясь всем телом. Настоящая снежная зима заметает владения Дома Волка.
  
  Не то чтобы причина её раннего прихода была радостной, да, мой волк, но зима ваше время, отчаянные, воющие на луну создания.
  
  Мысли об Алиенне заставляют вспомнить и о цвете папоротника, однако цветок ни капли не увял за все время вашего путешествия, алые теплые волны расходятся от него в стороны, они стали привычным ощущением, поэтому теряются на фоне всех и всяческих треволнений. Магия цветка не угасла, наоборот, как будто выросла или вернулась, возможно, волшебному цветку тоже приятно приближаться к своей цели.
  
  Ну не вздыхай так, мой волк, а то на тебя уставится пристально не только Шайя! Но и Бранн. А когда он смотрит пристально, то довольно сильно напоминает своего неблагого деда, помнишь такого? Да, круглые желтые глаза, забавные манеры... Тебе показалось, что они забавные? Ну, пусть будут забавные, мой волк!
  
  Фух, кажется, отвлекся.
  
  Волнение моего Дея не приведет ни к чему хорошему - он может вспомнить то, что придумал себе про Алиенну сам. А если он опять нырнет в мысли о собственной ненужности в глазах нашей любящей и любимой госпожи, то может уйти на слишком большую глубину, из которой его не вытрясет наш неблагой и не поднимет уже никакая боль.
  
  Установившаяся в природе тишина, показавшееся из-за туч солнце настраивают на мирный лад: весь лес застыл, изукрашенный, будто к празднику, суровый мороз весело щиплет за щеки и нос, а сверкающий снег так и просится в снежки. Ты лишен лицезрения этого великолепия, мой волк, но твоя душа раскрывается навстречу миру сама, без участия пострадавших глаз. Тебе не надо видеть, чтобы осознать окружающую красоту.
  
  Сугробы по колено, правда, изрядно тормозят ваше продвижение, как думаешь, мой волк, сумеет наша Ворона сообразить снегоступы, если ты ему просто расскажешь?
  
  Пару раз тебе уже пришлось, пользуясь своим ростом, вытягивать неблагого из сугроба. И я не понимаю, чего ты там себе придумал! Как можно тебе, моему волку, моему королю, мужу моей госпожи опасаться быть непонятым! Тем более - Вороной!
  
  Если он не поймет, опять же, он будет спрашивать, пока не поймет. Настойчивая неблагая птица.
  
  - Бранн, - мой волк все-таки решается, когда Ворона уходит в незаметный овражек мало не по пояс. - Есть способ ходить по поверхности снега...
  
  Вздох глубокого облегчения тебе не послышался, да, мой Дей. И совсем незаметно, что ты покраснел, сейчас мороз, румянец у тебя и так есть.
  
  - Король Дей, поведай же своему неблагому королевскому волку о хитростях северных ши! - усаживается прямо на снег, свешивая ноги в продавленную собой же яму, отказываясь куда-либо идти, да, мой волк, Бранн изрядно устал. - А то я приду к твоему двору вовсе диким.
  
  Он и так, конечно, придет диким, да, мой волк, это не поддается исправлению.
  
  - И вовсе превратившимся в снежного ши, - падает спиной на снег, голос Вороны становится задумчивым, как будто опять рассуждает о планах, угрозах и друидах. - А может быть, даже в неистового северного фомора, с во-от такими рогами... - руки раскидываются вширь.
  
  Ну и вот над чем ты смеешься, мой волк?
  
  Отлетевшая в ясном воздухе Шайя возвращается. Она слышала, похоже, последние слова, возмущенно приземляется на высокий лоб Бранна, топает ножкой:
  
  - Пилик! Третий-принц-Бранн! Пилик! Вам нельзя фомором и с рогами, пилик!
  
  Нет, мой волк, я понимаю, что у Бранна нет страха перед морскими жителями, он слишком, насквозь неблагой, чтобы бояться вещей, которые пугают всех, от мала до велика, но фея?! Почему Шайя позволяет себе такие легкомысленные высказывания?
  
  - Король Дей, ты слышал, фомором мне нельзя, - тяжкий вздох, слегка претендующий на искренность. - Надо разобраться со способом волшебной ходьбы по снегу, как по земле.
  
  - И вовсе он не волшебный, следует только подключить соображение, - мой волк серьезно подбирается, садится рядом, подгибая под себя ноги. - А высказываться в таком тоне о фоморах на этой земле не принято, Бранн, Шайя, учтите!
  
  - Прости, король Дей, - Ворона усаживается рядом, теряя по пути всякое веселье, - мы действительно не подумали, так, Шайя? - ты не видишь, мой волк, но Ворона закатывает глаза вверх, чтобы посмотреть на смущенно спрятавшуюся за его волосами феечку.
  
  - Пилик, так! Простите, пилик, принц-король Дей!
  
  Возможно, тебе и удастся призвать к порядку неблагую часть твоих подданных, мой Дей.
  
  - А для снегоступов мне понадобится двенадцать по-настоящему больших еловых лап и восемь отрезов веревки.
  
  - Веревку найти просто, - Бранн копается в своей сумке, достает оттуда моток бечевки, укладывает на твое колено, мой волк. - А лапы сейчас принесу.
  
  Поднимается, отряхивается, накидывает поверх сидящего Дея одеяло, видимо, рассчитывает, что поиски могут затянуться. Шайя звенит вокруг головы нашего неблагого, и это, кажется, единственный, кроме слабого ветра, отчетливый звук в зимнем лесу.
  
  Звон отдаляется, скрип снега под шагами Вороны как-то слишком внезапно исчезает.
  
  Ой-ой, мой Дей, не волнуйся, Бранн просто обернулся вороной, кажется, реально оценивает глубину снега и побаивается провозиться самостоятельно очень долго.
  
  Мой волк успевает заскучать, когда приближается хлопанье крыльев - Бранн несет несколько веток, удерживая в клюве, сбрасывает их мало не на голову своему королю! Неблагая ворона! Каркает и улетает опять!
  
  Мой Дей ловко ощупывает еловые лапы, и хотя они колют пальцы и руки, это отчего-то радует моего неистового Дея. Думаю, живостью ощущений, как тот, давным-давно затянувшийся ожог от костра.
  
  Теперь, когда волку есть чем заняться, время летит незаметно. Правда, немного омрачает настроение и поумеривает душевный подъем то, что перерезать бечевку приходится не привычно вытянувшимися по требованию клыками, а обыкновенным кинжалом. Но мой Дей не отвлекается: ему надо смастерить снегоступы быстро и из того, что имеется под рукой. Ветки по три заматываются и связываются, обещая выдержать вес ши и распределить его по большей площади. Замедляет волка прикручивание завязок, но когда рядом, уже прицельно, а вовсе не на голову падает ещё несколько веток, один снегоступ полностью готов.
  
  Проходит ещё около получаса и два захода Бранна за тяжелыми ветками, пока наш неблагой тоже усаживается возле Дея, чтобы освоить новый навык и помочь моему волку.
  
  Шайя любопытно звенит под руками и несколько раз подворачивается прямо под пальцы моего Дея, на что он, странным образом, не раздражается - попросту пересаживая феечку, ухватив её за то место, которое под руку попалось. На ухватывание вокруг бедер маленькая охальница возмущенно пиликает.
  
  Мой Дей! Не улыбайся! Не улыбайся! Ну, хотя бы не так широко!
  
  Фея возмущенно поправляет сюртучок и поддергивает слегка смятую юбочку, не брезгуя и кокетливым поправлением прически! Бранну, кажется, в принципе нет дела до чьей бы то ни было внешности, ты не можешь оценить её вид во всей полноте, не понимаю, перед кем она прихорашивается?
  
  Не передо мной же?
  
  Мой Дей! Бранн вздрогнул, а снегоступ в твоих руках чуть не развалился! И как ты можешь так жестоко смеяться надо мной! Своим товарищем! Своим... своим! Своим другом?!
  
  И нет, она мне вовсе не нравится! Неблагая кокетка! Нет! Нет!.. Я не собираюсь обсуждать с тобой мои предпочтения в цвете! Я люблю желтый! Солнечный! Ты мог бы понять это, если бы вспомнил цвет моей шкурки!
  
  Фуф, мальчишка! Никакого уважения к старшим! Совершенно никакого!
  
  И нет, я не могу перестать нагреваться! Терпи теперь! Теперь терпи! Что значит "с превеликим удовольствием"?!
  
  Ох уж эти волки. Я когда-нибудь точно с тобой поседею, мой Дей!
  
  Между тем готов второй снегоступ.
  
  В руках нашего неблагого дело тоже, прямо на удивление, спорится. Пусть он и исколол по пути все ладони, не испытывая от этого большой радости, однако, сделанный его руками снегоступ производит впечатление добротной конструкции.
  
  Последнюю штуку ты связываешь очень быстро, наловчившись обращаться с бечевкой и ветками. Бранн сидит рядом, пристально вглядываясь в твои уверенные жесты, Шайя, бесстыжая фея, звенит совсем близко, так и норовя опять припасть к твоим рукам, мой волк. Я не понимаю, почему ты её не прогонишь раз и навсегда.
  
  Что это значит "исключительно ради тебя, Луг"?! Мой волк! Мой Дей!
  
  А, впрочем, ладно, лишь бы он ожил, пусть хоть на рябине женит.
  
  Привязать ветки-снегоступы к ногам дело небыстрое, тем более что ты, мой волк, не доверяешь его нашему неблагому - приматывая меньшую пару к его странным сапогам, и только потом обвязывая собственные охотничьи сапоги креплениями.
  
  Поднявшийся и собравший с твоих плеч одеяло Бранн радостно выдыхает:
  
  - Так намного лучше! Намного!
  
  Одеяло снова прячется в сумку неблагого, а он сам подстраивается под твое плечо, помогая встать, привычно обхватывая поперек спины. На моего Дея снисходит чувство необыкновенной благодарности, неожиданное, внезапное, но оттого только более острое - в привычности этой заботы скрыты недели долгого пути, который не был простым ни для кого.
  
  Над головами светит солнце и звенит единственная на многие лиги фея, позади осталось неисчислимое количество смертельных опасностей, а впереди - Дом.
  
  Мой волк наваливается на Бранна чуть больше, приобнимая за плечи, взъерошивая свободной рукой пушистые перья - и Ворона не вырывается, отвечает так, как может только Ворона.
  
  - Я рад, что ты снова с нами, король Дей! - изумрудные феи, кажется, присоединяются к Шайе в своем неблагом танце.
  
  - Но я никуда не уходил, - даже ворчание получается добродушным.
  
  - Конечно, пилик, никуда! - фея падает прицельно, прямо на макушку, мой волк, зарывается в твои тяжелые волосы, довольно странное ощущение. - Но теперь-то! Пилик! Теперь-то, пилик, вернулся!
  
  Как можно вернуться, если ты не уходил, я тоже не могу понять, мой волк. Это же неблагие!
  
  Бранн ступает все ещё осторожно и аккуратно, поспевать за твоими уверенными шагами ему сложно - и приходится довериться хлипкой на первый взгляд конструкции из веток и веревок.
  
  Долгие лиги ложатся под легкие ноги моих ши почти сами, следы снегоступов выглядят немного дико, но волк во владениях Дома Волка, даже если он не король, волен оставлять такие следы, которые ему заблагорассудится оставить. А тем более - если он король!
  
  Мой Дей спешит вперед по-настоящему волчьим шагом, таким, которым ходят войска на марше, вроде бы неторопливым, но очень размеренным и пружинистым. Ворона, к его чести стоит сказать, пока не отстает, хотя неблагому трудно угнаться за моим неистовым волком. До самой ночи продолжается переход, выглянувшая луна с удивлением следит за скользящими в тенях более темными тенями, и вовсе не нуждающимися в её свете. Серебристые лучи пронизывают еловый лес, придавая ему забытую красоту древней и мрачной сказки.
  
  Да, мой Дей, героем этой сказки был бы, несомненно, молодой волчий принц. А героиней, разумеется, юная солнечная принцесса.
  
  Блазнится, еще немного, и мой Дей найдет в себе силы обернуться в волка - попросту не заметив перехода, но наш неблагой выдыхается уже совсем. В самую середину ночи мои ши наконец останавливаются на привал. Треск костра убаюкивает, ели скрипят неразличимую зимнюю песню, а во всем мире, кажется, не осталось ничего яснее души моего Дея и распахнувшегося над ней звездного неба.
  
  Засыпает крепче, переворачиваясь на другой бок в твоих волосах Шайя, забывается в странной грезе с открытыми глазами Бранн, дремлет чаща...
  
  Мой волк не спит.
  
  Он слушает.
  
  Он слушает земли своего Дома. И отзывается им.
  
  Долгий, переливчатый, истинно королевский вой взлетает к самым звездам.
  Глава 27. Паучьи тенета
  Недалеко от Дома Волка, там, где уже попадаются протоптанные тропинки, мой Дей снова теряет настроение. Замедлившийся под его шаг Бранн ощущается с одной стороны несчастным - друга в печали Ворона переносит плохо, а с другой стороны отдыхающим - мой волк привык быть стремительным, ярким, первым. Бранна не трогает первое место Дея, Бранну не всегда хватает сил и дыхания поспевать за ним даже сейчас. А бросить или притормозить волка вовсе для нашего неблагого невозможно.
  
  Безрадостная молчаливая передышка продолжается полдня: с утра и до обеда, а стоит моим ши сдвинуться от привала, буквально в ста шагах от стоянки Дей начинает потряхивать головой. Он не жалуется, мой волк, но что-то настойчиво зудит в ушах, и это не Шайя.
  
  Недовольная гонкой последних дней фея пиликает на плече Вороны, развлекая своего третьего принца разговором, но её звон сильно отличается от другого, настораживающего. Благого, но опасного. Звон кажется неприятным тем более, что отражается от густых голубых иголок, будто рикошетит, ускользая от ушей, заставляя напрягать слух до самого предела - и все равно не выдавая источника угрозы.
  
  Мой волк останавливается совсем, поводит чутким носом по ветру. Бранн, уже успевший налюбоваться на подозрительного Дея, молчит, ждет, не перебивает ни слух, ни обоняние сверх положенного.
  
  Лишь когда в бешенстве непонимания у Дея приподнимается оскалом верхняя губа, Бранн уточняет:
  
  - Что-то случилось?
  
  Тактично примолкшая на время осмотра феечка откашливается в кулачок сидя на плече неблагого.
  
  - Не знаю, - мой волк досадливо трясет головой, - что-то или случилось... Или случится! Мне не нравится эта дорога!
  
  Шайя выкатывает грудь колесом и щебечет на одном дыхании:
  
  - Другой, пилик, не видать, пилик, принц-король, пилик, Дей! Кругом, пилик, благие ёлки! Пилик! Но я могу, пилик, слета...
  
  Договорить кроха не успевает, Бранн перебивает её глухим голосом, не зло, но весьма решительно, всем тоном давая понять - мнения своего он менять не собирается:
  
  - Нет, Шайя, одна ты туда не полетишь ни за что!.. - неблагой тоже прислушивается, стараясь понять, что не так. - Слетать могу и я.
  
  - Но, пилик! - аж подпрыгивает фея.
  
  - И никаких "но", и никаких "пилик", - монотонный голос Вороны, похоже, обижает феечку, она складывает ручки на груди и сердито нахохливается. - Надо будет, слетаю сам. Вороны, знаешь ли, намного тяжелее и опаснее фей...
  
  Мой Дей продолжает настороженно поворачивать голову, озираться и принюхиваться, сильно напоминая зверя. Вокруг по-прежнему тихо: после затяжной метели уже второй день сияет безмятежное солнце. Только ели стоят слишком близко, слишком густо, даже обойти не представляется возможным. Идти можно только прямо между деревьями. Разве что ты проползешь под нижними ветками, да, мой волк.
  
  Бранн подцепляет Шайю рукой, подкидывает вверх, не слушая возмущенного пиликанья, а потом шагает вперед! И в ту же секунду перед твоим внутренним взором, уже который день снова отсвечивающим темнотой, рисуются серебристые линии! Ловчая сеть!
  
  Паутинки больше похожи на толстые веревки, а Бранн направляется прямо туда!.. Он уже в шаге от...
  
  Мой волк стремителен, но то, что он резко подается за нашим неблагим вслед, приводит лишь к влипанию в паутину не одного, а двух ши!
  
  - Твоему чутью, несомненно, стоит доверять, просто Дей, - глаза Вороны быстро темнеют, прилипшие к его волосам веревки явственно натягиваются, стараясь не допустить даже поворота головы. - Протяни ко мне Луга на вытянутых руках, прошу.
  
  Я не знаю, зачем я ему сдался! И вообще, мой волк! Твои силы опять уходят! Куда-то уходят! Истончаются, впитываясь, похоже, в серебристые канаты сети! Нет, я ни за что от тебя не уйду!
  
  Нет!
  
  Я сказал, нет! Ну и что, что Бранн там сказал!
  
  - Быстрее, просто Дей, - неблагой с усилием поднимает руку, тоже охваченную по рукаву липкими веревками.
  
  Мой волк! Нет! Не смей! Я не собираюсь!..
  
  Но меня, конечно, никто - то есть ты, мой Дей! - не слушает.
  
  Мой волк кое-как протягивает меня Бранну, а тот прикасается к лапам, животу, груди. Неблагой! Ты слишком неблагой! Такое ощущение, что сквозь твои руки очень быстро бежит горная река.
  
  И этот меня не слушает, что за прелесть.
  
  - Пилик! Третий-принц-Бранн! Пилик! Эта сеть!
  
  Шайя порывается сесть Бранну на плечо, отчего тот явственно хмурится, отвечая легким порывом ветра.
  
  Фею относит, а сеть за спиной неблагого напрягается. Мой Дей застыл как-то подозрительно. От рук неблагого становится ужасно, ужасно, ужасно холодно. Меня распирает от обрушившегося потока магии, даже слышать слова Вороны очень сложно:
  
  - Как только Дей упадет, садись на него! И уравновешивай состояния!
  
  Интересно, что он имел в виду? Этот растрепанный неблагой маг?
  
  - Поделись с ним магией! А то просто Дей может серьезно пострадать!
  
  Надо же, услышал!
  
  Когда мне кажется, что я замерзну насмерть и совершенно навсегда, Бранн отбрасывает меня недалеко в снег. Вот спасибо! Мир отсюда видится как будто чуть меньше, не таким огромным, как обычно. Я и не предполагал, что смена точки зрения влияет настольк...
  
  Ох! Мой Дей! Держись!
  
  Отсюда, снизу, довольно плохо видно, что именно делает Ворона, различимо, что ухватил Дея за запястья, подтянул к себе, тянет и тянет, отрывая от нитей! А стоит сети отпустить моего обессиленно застывшего волка, как Бранн, не довольствуясь этим, ещё и отпихивает Дея сюда, ко мне, в снег!
  
  Как он там сказал? Залезть и поделиться?
  
  Шея у моего волка чудесная и очень теплая, золотые родинки тихо сверкают под воротником, видимо, на такое вытягивание сеть не срабатывает! Да, мой волк, до цвета жизни тенета тоже не добрались!
  
  Мой Дей! Что за вопросы? Что значит "где мы"? Что значит "который час"? Ты что, позабыл, что мы нарвались на сеть?..
  
  Над ушами звенит обеспокоенная Шайя, тоже падает на моего волка, прижимается к плечу, прячет лицо и разве что не плачет.
  
  Мой Дей! Стоит привстать и оценить ситуацию.
  
  Ах! Наш неблагой! Так я и знал! Так я и знал!
  
  Наш неблагой чудит в своем неповторимом стиле. Он заворачивает сеть вокруг себя! Нашел себе новую одежду! Благую! Только она может сожрать его!
  
  Нити напрягаются и накручиваются, Ворону уже почти не видно, однако серебристый кокон продолжает медленно вращаться. Напряжение отдельных волокон доходит до предела: с высоким металлическим звуком, как будто струны кифары или лиры, паутина рвется.
  
  Серебристый кокон наматывает на себя все больше нитей, поворачивается все медленнее, паутинки-веревки пульсируют, сжимаясь щупальцами вокруг своей неблагой добычи, все одно стараясь выпить магию, силы, а может и душу, Ворона явно их разозлила.
  
  Мой Дей обеспокоенно садится, подтягивается ближе - Бранна совсем не слышно, а что собрался делать наш неблагой, не слишком понятно. Зато я успеваю выполнить свое задание, да, я очень умелый, мой Дей! У тебя появляется хоть какой-то душевный огонь, а не почти задутые угольки, едва-едва теплившиеся после магического удара Вороны. Он, видимо, забрал твои силы, чтобы сеть отпустила тебя, мой волк. Не знаю, почему не завернулся за компанию с тобой? Побоялся рисковать чужой жизнью? Решил, что ты не выдержишь столь долгого пребывания в паутине?
  
  Нет, мой волк, нет!
  
  Обузой тебя Бранн точно не считает и не считал, я сидел на его руках, я слышал. Хотя планы неблагого для меня все равно загадка! Ты бы видел, что за бардак в той голове.
  
  Сияющий серебром клубок замедляется, останавливается, начинает пульсировать, изнутри поднимается волна золотого света, которую видно даже в твоей темноте, да, мой волк! Волна огромна, подавляюща, мне хочется бежать от нее, а ты даже не пригибаешься к земле!..
  
  Мой волк! Шайя зарывается в твои волосы, я жмусь к шее, а тебе хоть бы что.
  
  Из центра клубка раздается треск, больше всего похожий на треск горящих в костре сучьев или... Да! На треск искр Семиглавого змея, какое изысканное сравнение, мой Дей.
  
  Звук нарастает, расширяется вместе с золотой волной, охватывает и захлестывает клубок, прокатывается вперед и назад шагов на сто, а вбок расходится, кажется на лиги. Треск звучит не так отчетливо, но не эхом, видимо, паутина была растянута на большом отрезке твоих, мой Дей, владений.
  
  Золотая волна, после того как выжгла мерзкие тенета, обдает пустынным жаром, в ушах стучит кровь, хочется пить и кажется, на зубах скрипит песок.
  А потом сразу, без любого перехода приходит стужа, прокатывается сквозь тебя, мой волк, сквозь каждого из нас.
  
  О! Мой Дей! Опусти руку! Снег сошел!
  
  Пока ты оглядываешься, вылавливая носом знакомые запахи зимы, ёлки подтягивают свои ветки (довольно быстро для естественного хода вещей и довольно медленно, если за этим наблюдать) зелеными отростками вверх. Из земли проклевываются весенние травы, взвиваются в воздух одновременно и резко проснувшиеся насекомые.
  
  Ох, мой Дей, вся полоса, похоже, которую задела золотая волна, переживает расцвет весны среди зимнего сна остальной природы! Бабочки, жучки, прочие крошечные создания восторженно носятся, не вылетая, однако, за границы тепла, проклюнувшиеся цветы невероятно душисты, будто рожденные в первый раз, во всем блеске своего цвета и аромата, трепетные первые клейкие листочки поражают желто-зеленой листвой.
  
  Много звуков и запахов обрушивается на нас, слишком много, но не успевает прозвенеть Шайя, как мой волк сам подхватывается, подается вперед - там, немного дальше, на четвереньках застыл, обхватив руками голову, наш неблагой.
  
  Да, мой Дей, ты прав, хоть Бранн сильный маг, а цветок на ладони делает его еще сильнее, подобный фокус будет дорого стоить даже ему.
  
  Ворона то ли слышит, то ли чувствует приближение Дея, сцепляет руки на затылке плотнее, с силой наклоняя к земле голову, выговаривает по слогам:
  
  - Не! Под! Хо! Ди! - каждый слог требует нового вдоха, все более хриплого и тяжелого, так что Дей совершенно игнорирует смысл слов. Вороне явно надо помочь.
  
  - Н-не подх-ходи-и... - ещё договаривает второй раз медленная Ворона, когда ты, мой волк, уже протягиваешь руку к его голове.
  
  Прикрытые обеими руками Бранна, перья все равно топорщатся во все стороны, близко щелкают то ли звериные челюсти, то ли клюв - наш неблагой пытается справиться с магическим опустошением, не сорваться в калейдоскоп превращений. И хотя мне не видно отчетливо, черты его лица явственно искажаются.
  
  - Ч-чт-то т-ты, - медленно и почти тягуче, - делаешь! - а вот это яростно и хлестко.
  
  Бранн старается отползти от твоей руки, но ты весьма настойчив, мой безумный, безумный волк.
  
  - Т-тебе м-мало т-того, ч-ч-т-то т-ты вид-дел у нас-с-с-с, - срывается на шипение, - пр-ри Двор-ре?! Вс-се н-неблагие жр-рут, - отчетливо вздрагивает под твоей нашедшей его перья рукой, - др-руг др-руга! И я т-тебя с-съем! Вып-пью! Выт-тяну! От-тойди!..
  
  Мой волк! Следует послушать нашего неблагого! Он маг, да, он спокойный маг! Но он сильно истратил силы! И простейший способ их восстановить - выпить из тебя!
  
  Безумный ты волк! Да убери же руку!
  
  - Нет, ты этого не сделаешь, - от твоего спокойного тона Ворона, сейчас представляющая из себя, кажется, понемногу всех птиц, замирает. На острых локтях топорщатся разноцветные перья.
  
  - П-почему эт-то? Я т-тоже н-неблагой! Ес-сли т-ты з-забыл! - почти отчаянно. И клацает зубами!
  
  Бранн изо всех сил пытается не сорваться.
  
  - Потому что это будет некрасиво...
  
  Убийственный довод, мой Дей!
  
  - Потому что это будет невежливо и потому что ты этого не хочешь, - легкое поглаживание по сведенным пальцам, мягким перьям, нежной шее и лоскутному воротнику.
  
  - П-почему? - голос у Вороны слабый, но интерес ощущается явно.
  
  - Потому что ты, Бранн, неблагая рассеянная душа, мой друг.
  
  Ты играешь с огнем, мой волк! Я не представляю, на что ты надеешься!
  
  Он маг! А все маги изначально ненормальные! И вместо того, чтобы разумно отодвинуться, ты подсаживаешься ближе, устраиваешь руки на спине, находишь отчетливые швы на дырах от твоих когтей и, видимо, излучаешь собственное спокойствие!
  
  Бранн больше не дрожит, перья с поверхности куртки исчезают, а потом он издает короткий звук - и мягко падает на землю. Ну, почти падает, ладно, ты очень хорошо успел его подхватить!
  
  Наверное, напряжение было слишком большим, да, мой волк.
  
  А если Бранна подтянуть на колени и перевернуть, ощупать лицо... То окажется, что это все ещё наша Ворона.
  
  Да, можно выдохнуть, мой волк.
  
  Посреди гудящей всеми звуками цветущей природы весны выделяется какой-то новый звук. Как будто плачет кто-то маленький. Прямо у тебя на голове.
  
  Нет, мой волк, я не собираюсь искать её у тебя в волосах! Попробуй просто позвать. С неблагими обычно срабатывает.
  
  - Шайя! - достаточно тихо, чтобы не разбудить Ворону.
  
  Как будто он спит, мой волк, ты можешь хоть даже кри... Ладно-ладно, молчу.
  
  - Третий принц, пилик, что с ним, пилик, он жив? - тревожится феечка уже разборчиво.
  
  Бранн спит, глупая ты феечка! Просто очень глубоко!
  
  - Шайя... не пиликай так больше... Все с ним хорошо.
  
  Дей смыкает веки и откидывается на спину, ладно, что хоть на мешок. Впрочем, голова Бранна все еще покоится на коленях моего волка.
  
  - Не думал я, что мои земли примут нас так... негостепри...
  
  Вот и хорошо, мой Дей. Вызванная Бранном волшебная весна дает возможность обойтись без костра. И я не знаю, кто из вас больше устал. Да, мой Дей, ты тоже устал, и еще как, не надо рычать сквозь сон и отпираться. Это я, я попрыгал на тебе, отдавая магическую силу обратно.
  
  Осталось немного, мы скоро будем дома. Вот только... как препятствия на земле, облака в небе клубятся все сильнее, чем ближе мы к Дому Волка. Навевают тревогу, нагоняют страхи, лишают веры. Солнца бы нам, оно согреет всех своими лучами. И разгонит тучи.
  Глава 28. На подходе к Черному замку
  Пробуждение Дея необыкновенно - к постоянной тьме он почти привык, но теперь мой волк не может пошевелиться. Еще и колени давит увесистым грузом.
  
  Нет, стой-стой, мой Дей!
  
  Судорожное движение, смачный звук - и упругий стебель на шее рвется, брызгает соком в лицо, зато позволяет осознать ситуацию: вы с Вороной целиком оплетены тонкими, гибкими и насквозь волшебными травами!
  
  Да, мой волк, я могу осмотреться. Они ярко-зеленые, в мелких ароматных звездочках цветов.
  
  Тяжесть на коленях - это Бранн. Обнял поперек обеими руками и спокойно спит! Судя по тому, каким плотным ковром замерли охватившие его растения, он, как ты, не шевелился всю ночь.
  
  Вы потеряли слишком много сил. Вы отдали их земле.
  
  Видимо, поэтому благая страна обнимает вас по-своему, даря поддержку, целительный сон и душевное спокойствие. Пусть сил вернулось немного, зато впервые за долгое время в теле нет и намека на боль. Даже глаза не тревожат.
  
  На твое легкое движение стебли отвечают - изгибаются, опускаясь к земле, осторожно расплетают захваты на руке, голове, груди.
  
  Встрепанная со сна феечка, раздвинув пряди на твоей голове, изумленно рассматривает зацветший мир. Как из окошка выглядывает! Сдувает с мелкого носа мелкий синий цветок и выдает полное восхищения:
  
  - Пилик! Пилик-пилик! - слов она, похоже, не подберет. - Пилик! Так мне не приснилось! Пилик!
  
  Трава отпустила тебя по пояс, да, мой Дей, а дальше почему-то не хочет. Может быть, дело в том, что Бранн ещё спит? А давай посадим на него феечку? Судя по все возрастающему в тоне восторженному пиликанью, она разбудит нашего неблагого в момент!
  
  - Бранн, а Бранн? - трясти неблагого за плечо сквозь зеленый покров забавно.
  
  - М-м-м-м-м? - фигура отзывается, но, прямо скажем, без рвения.
  
  - Бранн, а, Бранн, верни мне мои ноги!
  
  Вместо ответа руки неблагого сходятся поперек твоих колен плотнее.
  
  - Ты теперь мой король, просто Дей, и я прошу твоего короле-е-евского снисхождения...
  
  Вот как с ним говорить?
  
  - Ты не просто мой подданный! - не понимаю радости, мой Дей. - Ты мой королевский волк! А долг каждого волка!.. Подниматься с рассветом!
  
  - Но рассвет?.. - фигура под твоей рукой шевелится, пытаясь оглядеться, Ворона впервые заинтересовывается происходящим. - Уже был?..
  
  - А рассвет у нас, когда поднимается твой король!
  
  Мой Дей, этот изыск когда-нибудь обязательно выйдет тебе боком.
  
  - А, пилик, принц-король, пилик, Дей, уже проснулся! - Шайя внезапно решает тебе помочь, да, кто бы мог подумать.
  
  - Но не поднялся, - напоследок фыркает придирчивый неблагой в твою штанину. - Так что, технически, я могу то-о-оже не...
  
  - Бранн! А Бранн! - азарт в твоем голосе заставляет Ворону вздрогнуть и засобираться.
  
  - Хорошо-хорошо! Только не вопросы, неистовый в любое время суток король Дей! - зевает, пока стебли распутываются и с него тоже. Добавляет уже обычным голосом: - Не с утра...
  
  Утром это время можно называть условно, да, мой волк. Рассвело давненько, скорее, обед. Впрочем, вчерашний день был богат на сюрпризы не самого приятного толка, так что вы вправе начать этот день не столь рано, как обычно.
  
  Трава сворачивается, поглаживая и твои сапоги, и куртку неблагого, вокруг шумят зазеленевшие ели, радостно пиликает Шайя - мир цветет и благоухает, ты чуешь это, мой волк! Чтобы представить его в полноте красок, нужно вовсе не так много!
  
  Наш неблагой усаживается, трясет головой и душераздирающе зевает ещё разок, прощаясь с грезами до вечера, когда вы, вероятно, уже прибудете ко двору.
  
  Я чувствую твое волнение, мой волк! Как-то встретит нас Черный замок? Что там с отцом? Как поживает сестра, пусть не заслуживающая прежнего доверия, но любимая, родная, взрослая и здоровая, сподвижница и соперница в играх! Чем занят Советник? Удается ли ему держать благих ши в подчинении?
  
  Хотя последний вопрос, конечно, больше умозрительный, да, мой Дей. Стоит только вспомнить нашего Советника, напоминающего в самом теплом своем расположении духа огромную ледяную глыбу, которую северные фоморы зовут айсбергом. И точно так же, как айсберга в море, стоит опасаться нашего Советника в паутине интриг. Разумеется, опутывающей весь Благой двор, да, куда без этого. Радует только, что большая часть той сети - авторства Джареда.
  
  Светловолосый Советник вовсе не похож на классического волка, однако его душа принадлежит вашему роду абсолютно точно и без остатка! В том числе и поэтому Лесной лорд побаивается лезть в столицу...
  
  И да, там она. Ты чуешь ее сердцем, твоя жена жива, без сомнений. Что значит "прикуси свой язык"? Не хочешь... Мой Дей, это я сейчас укушу тебя! Почему?.. "Не хочу погружать солнце в мир вечной ночи"? Звучит красиво, но смысла мало. Потому что там, где свет, пропадает тьма. Ну что за волчье упрямство! Ты опять все решаешь за двоих, а ведь Лили...
  
  Ах, прости-прости, мой волк, не слушай старого ящера. Быть королем - твой долг теперь, ты его принял, и это хорошо. Каждая смена правления у благих начиналась кровопролитной войной и заканчивалась смутой на пару столетий. Да и у неблагих - тоже. Этого ли ты желаешь своему миру?.. Миру, где живет Алиенна, Гвенн, отец, твои волки, а теперь еще и Бранн?
  
  Прибудем в Черный замок, а там уже... Лучше обрати внимание на Бранна, который что-то спрашивает уже во второй раз:
  
  - ...ей, просто Дей? - голос Вороны спокойный, но в этом спокойном обыкновении звучит новая нота умиротворения. Да, мой волк, ты достиг вершин - определять настроение одинаково невозмутимого Бранна на слух!
  
  - Да? - а вот твой голос очень яркий, и без всяких дополнений передающий изрядную бодрость нового дня.
  
  - Хочешь ли ты, мой энергичный король Дей, подкрепиться? Или пойдем сразу?
  
  Мой волк привстает, не опираясь на неблагого и весьма стремительно, чем вызывает вздох, полный удивления. Дей сам не ожидал, но равновесие держит так же легко, как прежде, до раны.
  
  - Кажется, меня слегка подлечили. И я не знаю, была ли милостива к тебе эта земля, как и ко мне, но я совершенно не хочу есть!
  
  Бранн удивленно вздыхает вновь, прямо страшно - чтобы два раза подряд вывести спокойную Ворону из равновесия! Как бы не выпал снег!
  
  Ой, прости, мой Дей, я совершенно не думаю, что говорю. Снег и так выпал, и лежит себе, и не торопится исчезать. А ведь по времени Нижнего мира, благой его части, приближается Лугнасад. Пожалуй, это будет самый необыкновенный Лугнасад, отмечаемый после Проклятья.
  
  - Да, король Дей, ты прав.
  
  Наш неблагой задумчиво рассматривает свои ладони, Цветок переливается тускло, но переливается. Продолжает, смущенно потирая нос:
  
  - Земля поддержала нас. Вчера я не чувствовал. Впрочем, вчера я почти ничего не чувствовал.
  
  Наш неблагой опускает голову, прячет глаза в тени, хотя ты его не можешь видеть, то есть вообще, то есть совсем!..
  
  - Прости, король Дей, и спасибо, - изумрудные глаза поднимаются покаянно, - тебе достался странный и опасный королевский волк...
  
  Ворона не успевает договорить, когда мой волк с воодушевлением хлопает его ладонью по спине:
  
  - Если бы мой королевский волк не был опасным, вот это было бы странно, Бранн!
  
  Ворона, вот ей-Луг, расцветает не хуже окружающих растений.
  
  И нет, я побожился вовсе не собой! Мой волк! Мой Дей! Как ты можешь! Ты сам меня так назвал!
  
  - Пилик! Так что, пилик, мы идем? - щебечет Шайя, подергивая тебя за волосы.
  
  Отулыбавшийся Дей разворачивается в сторону просвета между елей, поправляет собственные снегоступы, вслед за ним возится со своими Бранн, а потом оба ши шествуют по цветущей весенней земле ещё сто шагов, распугивая мошек и бабочек.
  
  Ну и вот кто теперь выглядит глупо, а, мой волк?
  
  Как это "всё ещё ты, Луг"?! Что значит, "тот, кто задает глупые вопросы"?!
  
  Фуф! Не иначе как от злости я подрос в размерах, да, мой Дей! Теперь я могу защекотать тебя хвостом до смерти!
  
  Меня в очередной раз не дослушали.
  
  Впрочем, я рад - увлекшийся нашей светской беседой Дей совершенно забыл, что ему надо опираться на плечо неблагого! Кажется, благой мир одарил своего короля каким-то новым чувством: деревья по-прежнему не видны, но Дей ощущает препятствия и обходит их неосознанно. Нет, это не зрение, это... что-то особенное. Ощущение сути мира от благодарной, освобожденной земли. Пусть и смутными тенями на фоне кромешной тьмы.
  
  Шайя пиликает и распевает слаборазличимые неблагие песни, поднимаясь в небо. Затем пикирует на плечо идущей рядом Вороны до того, как вокруг вновь раскидывается зима.
  
  Ветер бьет в лицо, обжигает нос и щеки, заставляет Бранна прикрывать глаза рукой, феечку - жаться к нему, соскальзывать даже за воротник, цепляясь тонкими ручками. А вот моему Дею все нипочем. Волка, выросшего в этих краях, не устрашить простым ветром.
  
  Впрочем, мой Дей скоро становится таким же хмурым, как снежные темные облака над нашими головами. Его явно гнетут невеселые мысли.
  
  Огибая очередное дерево, мой благой принц, доросший до звания короля, захватывает еловую лапу, наслаждаясь ее колкостью, отгибает и отпускает, заставляя дерево встряхнуться и сбросить снег. Несколько довольно освежающих, на мой вкус, сугробов падают именно на моего волка.
  
  Де-ей! Ты... ухватил ветку, не видя ее!
  
  Но мой Дей даже не фыркает, мрачнеет только пуще.
  
  - Бранн... - в интонации нет вопроса, Ворона заинтересованно вскидывается, на сей раз именно Дей хочет ему что-то сообщить, - а знаешь, мы с тобой шли по той дороге, которой уже в одну сторону проходил я. Как думаешь, отчего паутина не остановила меня в первый раз? Ты маг, возможно, успел разобраться.
  
  Голова требовательно поворачивается в сторону нашего неблагого - и не уловить истинно королевского движения моего Дея попросту невозможно, нельзя отвести глаз или скрыться за локтем, всякий ветер будет нипочем, когда на тебя обращает внимание твой король. Твой настоящий король, спрашивающий о своем мире. И друг, да.
  
  Бранн, как и я, чует перемену в тебе, принятие своей судьбы. Он, снова подходя очень близко, чтобы быть услышанным, ответствует:
  
  - Паутина была ловчей сетью на волшебство, - из-под воротника высовывает голову фея, подсвечивая голубым сиянием шею неблагого и часть щеки, просвечивая пускающую неблагие блики сережку, прислушивается заинтересованно. - Думаю, король Дей, она пропустила тебя первый раз потому, что тобой уже успели полакомиться друиды. А вот будь ты в полных силах, скорее всего, потратил бы день, чтобы прийти в себя. Может, вовсе бы этого не заметил, - пожимает плечами.
  
  Это движение заставляет Шайю скрыться за воротником снова и задеть заднюю часть шеи - Бранна передергивает, фея быстро показывается снаружи и лепечет едва различимые в вое ветра извинения. Их слышит неблагой, и точно слышит мой волк, а вот мне блазнится одно большое "пилик"! Один я тут как глухой!
  
  И ничего смешного, мой Дей!
  
  - Однако, я тоже не понимаю, как, король Дей, сеть напиталась до своих размеров и осталась незамеченной? Почему дорогу не изменили? - неблагой вопросительно разглядывает тебя, мой волк. - Паутина разрослась на десятки лиг! Я даже не уверен, что сжег вчера всю, - едва набравший эмоций голос снова скатывается в спокойное проговаривание фактов.
  
  - А вот я - понимаю!
  
  Ой-ой, мне не нравится твой грудной рык!
  
  - Когда меня схватила сеть, а потом оторвал ты, я упал!..
  
  Дей сердито вскидывается, осуждая свою собственную слабость больше других. По мне, так тут вовсе нечего осуждать. Но волки же такие отчаянные создания.
  
  - И я не сразу вспомнил, что произошло! Мне показалось сначала, что я проспал рассвет или забылся на затянувшемся привале, и некому было разбудить меня, чтобы напомнить! Если бы Луг не сказал мне, если бы я не слышал тебя, я так и думал бы, что упал сам!
  
  Вот теперь рычание отчетливое. Обмана и пренебрежения к себе этот Дом не терпит.
  
  - Получается... - начинает изумленно Ворона.
  
  - Получается!.. Что благие ши - лесовики, небесные, даже волки! Волки! - служили овцами для кого-то, обстр-ригающего с них шерсть! Состр-ригающего их волшебство и силы! - мой Дей рычит уже разборчиво и зло. - Без шанса вспомнить, где пр-роизошла эта потер-ря!
  
  Шайя потрясенно звенит, приседает за воротник Бранна так, что видно только испуганные глаза, признаться, я бы с удовольствием тоже спрятался. Но нет!
  
  Я выносливый благой ящер, а не слабонервная неблагая феечка!
  
  - Это очень беспокойные вести, король Дей, - Бранн тоже очевидно мрачнеет, но совершенно не пугается волка. - Тебе следует вернуться как можно скорее, твоя земля полна тревоги.
  
  Мой Дей широко разводит руки и хлопает одной Бранна по спине:
  
  - Уже недалеко!
  
  Оба ши немного отпускают волнение, моего Дея поддерживает уверенное спокойствие Бранна, ощущение близкой и всемерной поддержки, а самому Бранну, похоже, жизненно важно получать передышку и вспоминать, что Дей не только король благих земель, но и его друг.
  
  Впрочем, насчет тревоги наша Ворона не ошибается нисколько: по мере приближения к столице, к Черному замку, мой волк различает все больше примет этой самой тревоги.
  
  Ветер поет, но по-иному. С различимыми нотками звякания железа, шороха клинков, скрытного шелеста кольчуг под камзолами и сюрко; по самой земле разносится эхо множества ног, стук копыт, скрип телег, скрежет осадных конструкций, до поры притаившихся в лесу; снежное присутствие воды повествует своему королю о многих и многих кострах вокруг замка, о не погаснувшем пламени на сигнальной башне Дома Волка, все ещё вырывающемся из оскаленной пасти серебряного зверя длинным огненным языком.
  
  Бранн рядом тоже, видимо, расспрашивает ветер или видит намного вперед:
  
  - Там не только и не столько волки. Мало черно-серебристых одежд, они больше смотрятся патрулями, - вопроса в голосе нет, но это вопрос.
  
  - Скорее всего, Бранн, это и есть патрули. Мой Дом на осадном положении, пока не кончится срок на раздумье или не явится неоспоримый король, - мой волк задумчиво запускает пальцы в волосы, вспомнив, что именно ему нужно, дабы назваться неоспоримым королем. - А потом будет момент, когда возможны переговоры. Зная Джареда, нашего Советника, момент будет довольно коротким, при необходимости, или длинным, если это нужно для Дома Волка - несмотря на то, что все на взводе. А вот потом другие благие Дома попытаются доказать, что настала их очередь править.
  
  - Я вижу еще синие и зеленые одежды, но Домов же больше?
  
  Бранна не сильно ужаснула перспектива попадания в междоусобную войну. Да, он так непоколебимо верит, что тебя назовут неоспоримым королем, мой Дей.
  
  - Домов, конечно, больше. Их восемь, хотя Дом Полудня можно не считать, так что - семь.
  
  Дей углубляется в детали, стараясь не сильно сосредотачиваться на подсчете подвигов, воображения хватает разве что на два-три, а чтобы слепым взойти на престол, понадобятся все восемь и всё политическое влияние Джареда. Если он захочет Дея поддержать, многое могло измениться, пока моего волка не было. Джаред - полукровка, но... да, мой Дей - он королевской крови. И при желании этот престол может стать его престолом.
  
  - Хотя из тех, кто способен возомнить себя соперниками Дому Волка, выбор не так велик. Синие одежды обозначают Дом Неба, а зеленые - Дом Леса.
  
  Бранн, идущий рядом, вздыхает и хмурится, кажется, опять пытаясь уложить благие сложности в голове. У неблагих-то династия сменилась лишь единожды, в давние времена дедушки Лорканна, а с тех пор ни один Дом Стихий так и не оправился полностью от налетов Семиглавого змея. Или просто побоялся выступать против потомков страшнейшего мага на фоне творящегося во всех их землях Искажения. А может быть, Бранн просто не был посвящен в политические игрища неблагих Домов. А может быть, был посвящен, и его как раз заставляют надрывно вздыхать перспективы. Кто знает, что творится в этой неблагой голове?
  
  Что значит, "ты знаешь, Луг"? Я же говорил тебе, мой Дей, там беспорядок.
  
  Ну, то есть, на мой взгляд, Ворона соображает вполне ясно. Возможно, он называет этот беспорядок порядком. Неудивительно, что благим и неблагим трудно понимать друг друга.
  
  - Среди голубых плащей и одежд видно одного высокого, беловолосого, как облако, он с кем-то спорит, - ветер с большой готовностью не только замораживает Бранна, но и делится сведениями. - Глаза у всех голубые, но у этого самые голубые. Я полагаю, глава Дома Неба?
  
  - Да, - мой волк тоже глубоко вздыхает, - Джалрад. Вот интересно, что привело его сюда? Союз, понятно, наверняка, не один, но с кем и какой в приоритете?
  
  - Если это поможет, Д-жал-рад, - Ворона выговаривает имя тщательно, примериваясь к звукам, - спорит с кем-то в темно-зеленом плаще. Плащ очень красивый, бархатный, почти королевский, такая золотая оторочка...
  
  Бранн примолкает, ветер воет совсем как живой, взметывает в воздух горсти снега, бросает в лица, спину, грудь; Шайя прячется за воротник лоскутной куртки вовсе. Торчит лишь крохотное ушко.
  
  - Кто-то из Дома Леса, грузный, как старый пень, коим, кстати, и является!
  
  О мой волк! Тебе стоит выбирать выражения! Благой двор чуть не в парадном составе уже совсем близко! И ветер не доносит до них твои высказывания только из хорошего к тебе отношения! Молчу, молчу.
  
  - Кривоногий и ужасно рыжий! - дождавшись кивка Вороны, мой Дей продолжает: - Это Фордгалл, глава этого Дома. Он давно спорит с отцом. Союз с лесными - самая мощная, но и самая непостоянная вещь на нашей арене.
  
  - Фор-д-галл, - Бранн честно запоминает, - похож на пень, которым и явля...
  
  - Бранн! - мой Дей, ты задыхаешься от смеха, а не от холодного воздуха. - Ну не вслух же!
  
  - О, прости, король Дей, - смущенно потирает пальцем нос. - Я забылся, - скорее, не забылся, просто замерз, - больше не буду. Рядом с Фор-д-галлом стоит другой ши в зеленом плаще, подбой не такой дорогой, вышивки меньше. Но он рядом, лицо закрыто капюшоном, глаза яркие, зелено-карие, лишь их и видно. Вмешивается, хоть и говорит тихо, но вклинивается в разговор глав Домов.
  
  - Хм-м.
  
  Мой волк задумывается, перебирая всех своих знакомых, отчаянных лесовиков: они любят красить лица в цвета своего Дома и своего леса, это затрудняет поиск.
  
  - А дерево вышито?
  
  Бранн кивает.
  
  - Значит, королевская кровь. Но не Финтан же это! Финтан должен быть в замке, скорее всего там, ждет момента, чтобы ударить... Да и глаза у него другие, желто-зеленые...
  
  Ветер воет вокруг, становится злее, сметая все на пути. Зато сугробы уменьшаются, можно сбросить снегоступы. Дей останавливается сам, перехватывает за плечо Бранна - лоскутная куртка под рукой успокаивает заволновавшегося волка привычным ощущением.
  
  Чтобы раскрутить намотанные вокруг сапог завязки, у слепого Дея времени уходит меньше, чем у зрячего Бранна. Наверное, потому, что завязки закручивал мой сильный волк, а у Вороны не менее сильно замерзли руки.
  
  Нет, мой волк, не стоит тормошить Ворону сейчас, ему, да и тебе, нужен момент привести мысли в порядок. Пусть развязывает с той скоростью, которая для него естественна и удобна.
  
  Дей опирается плечом о высокую сосну, использует момент небольшой передышки, чтобы вслушаться новым чувством и получить ответ. Опускается на колени и кладет ладони на талый снег. Но ему не холодно, нет. Он спрашивает, и земля его Дома отвечает.
  
  Итак, возле Черного замка собрались многие Дома, но с оружием пришли только Небо и Лес.
  
  Волки бдительны, мы скоро встретимся с патрулем, обходящим замок по широкой дуге и мимоходом портящим осадные машины - времени до выбора нового короля осталось вовсе мало. В патруле ты знаешь всех, а все знают тебя еще принцем по стычкам с фоморами, можно будет им посигналить. Хотя бы для того, чтобы не подстрелили нашего неблагого - Бранн, конечно, мало похож на преследователя, но на королевского волка похож еще меньше!
  
  Да, Дом близко, очень близко, мой волк, можно поверить чувствам. Поверить, открыть душу земле, небу и солнцу. Прикоснуться к мягким веткам елей, что сторожат Черный замок не менее зорко, чем волчьи патрули.
  
  Мы дома, мой Дей, мой король. Мы пришли.
  Глава 29. Волчье солнышко
  Ворона шуршит, пакуя снегоступы все в тот же заплечный мешок, но шуршит аккуратно, стараясь не мешать тебе, мой волк. Видимо, его сумка бездонна: Бранн впихивает туда все, что хочет уложить. Хотя нужны ли вам будут снегоступы, не подскажут теперь даже сами старые боги.
  
  Мой волк встает, отряхивает руки от тающего снега:
  
  - Ты, пожалуйста, Бранн, не пугайся, но иногда волки воют. Именно этим я собираюсь заняться вскорости.
  
  Кто бы мог подумать, что ты способен произнести подобные слова безо всякой насмешки, мой Дей!
  
  Ворона сосредоточенно кивает, встает рядом, готовый продолжать путь:
  
  - Один раз я уже слышал и не оглох. Думаю, мне пора привыкать. А скорее, и учиться.
  
  Мой Дей снова хлопает Бранна по плечу, подбадривая без слов.
  
  По пути к Черному замку сугробы все меньше, зато плотнее, но совсем не исчезают. Ветер становится куда злее, в его завываниях слышно сердитое гудение пчел или ос.
  
  Шагах в трехстах от того места, где мои ши сняли снегоступы, Дей задирает голову вверх и заливисто воет, оповещая свои земли - идет король, следует подготовиться к встрече. Шайя высовывается из-за воротника и смотрит на тебя в немом благоговейном восхищении.
  
  Без обращения к ветру Бранну и мне слышно возникшую суету на подходах к замку.
  
  Да, мой волк, тебя очень надеялись тут увидеть. Надеялись, но словно не ожидали твоего возвращения.
  
  Еще через пятьдесят шагов снежинки с еловых веток облетают без ветра. Слышна легкая поступь патруля, хрупание снега - волки, собравшиеся в дозор, меняют путь, чтобы первыми поприветствовать возвращающегося короля. Некоторое время бегут параллельно с вами, потом выходят на тропу. Возглавляет их долговязый и тощий пегий ши. Даже лицо у него тощее. Но кристально чистые, серые глаза в окружении заиндевевших ресниц оглядывают тебя, твоего спутника, возвращаются к твоему лицу - и сияют от радости.
  
  Бранн здесь, рядом, мой Дей. Он замирает за твоим плечом, в полушаге, слева.
  
  - Мой король! С возвращением.
  
  Ты не только чуешь его, ты просто знаешь, кто это!
  
  Поклон пегого дозорного, странно зовущегося, как я читаю в памяти Дея, ничуть не менее глубок, чем если бы мой волк видел. И так же почтителен.
  
  Да, мой Дей, я уже люблю этого волка, что повстречался нам первым.
  
  Добрый знак.
  
  Дозорный поднимает голову, ловя твой кивок, и продолжает лукаво:
  
  - Вы удивительно вовремя. Советник уже отдал приказ подпортить жизнь осадным машинам. И поставить на огонь чаны со смолой!
  
  - Здравствуй, Мэй. Надеюсь, дорога твоя была легка, а зубы остры. И жизнь осадных машин, вздумавших угрожать нашему Дому, стала ощутимо труднее!
  
  Удовлетворенная улыбка украшает лицо моего Дея, даже перечеркнутое серебристой повязкой. И стократ отражается на лице дозорного - улыбкой волчьей, клыкастой и острой даже в виде ши.
  
  - Разумеется, мой король. Могу ли я спросить? - на разрешающий кивок продолжает: - Кто удостоился чести сопровождать вас, король Дей?
  
  Рука Дея опускается на плечо Бранна, которого не обязательно даже видеть, чтобы понять: застыл, ощетинился, не ждет ничего хорошего. Все благие волки, а их более десятка, смотрят сейчас на неблагого без особого расположения; все они выше и куда крепче нашей Вороны - я бы тоже чувствовал себя на его месте не слишком уверенно.
  
  Рука Дея на плече Бранна сжимается. Неблагой немного расслабляется, вздыхает, а из-под его воротника высовывает любопытный нос пригасившая свечение, а потому незаметная для волчьих глаз Шайя.
  
  - Это мой друг. Новый королевский волк, третий принц Неблагого двора, Дома Четвертой стихии. Зовите его Бранн.
  
  Ворона медленно кивает, осматривая хмурых черноволосых волков, и не думающих накидывать капюшоны одинаковых накидок, отороченные серебристым мехом. Конечно, снег и ветер - не повод прикрывать голову. Как я мог забыть - особенно в присутствии короля.
  
  Благой волк расшаркивается: с одной стороны официально, а с другой - немного шутя.
  
  - Очень приятно, Бранн. Мы все тут королевские волки, - оглядывается на патруль. - Правда, пегий только я один. Теперь нас будет двое. Хотя неблагих среди нас еще не было! Меня зовут: кто Волк, кто Мэй, но вы, королевский волк, принц Неблагого двора, Дома Четвертой стихии, можете называть меня просто Гволкхмэй! - кланяется, прикладывая руку к левой стороне груди.
  
  - Мэй, вот ты и расскажешь королевскому гостю, что и как у нас принято, - обрывает Дей заигравшегося волка.
  
  Только теперь его слова равны приказу, и Мэй, хоть и выглядит не слишком довольным свалившимся на его пегую голову пегим же и, вдобавок, неблагим приключением, вытягивается в струнку.
  
  А Бранн явно озадачивается, шевелит губами, повторяя про себя сложное имя благого, запинаясь на многочисленных согласных. Он явно воспринял шутку волка всерьез!
  
  Дей перестает улыбаться:
  
  - Финтан, я полагаю, по-прежнему в замке. Нас радуют лорды Фордгалл и Джалрад - как своим присутствием, так и присутствием своих доблестных воинов?
  
  - Главы любезных Домов Леса и Неба, разумеется, пришли вежливо предложить свои кандидатуры, чтобы занять королевское кресло и не дать ему простаивать без дела! - серые глаза Мэя насмешливо сверкают. - Но теперь спорят не столько с Советником, сколько друг с другом: Джалрад настаивает, что старый пень слишком раздался вширь, чтобы усидеть на троне для стройных королей, а Фордгалл уверяет, будто благим тучкам место исключительно в горах или на небе, а никак не на троне. Да еще распался очередной запланированный союз их Домов! Договориться лесные и небесные никак не могут, возможно, потому, что это невыгодно уважаемому Джареду. А что невыгодно Джареду, то невыгодно Дому!
  
  Мой Дей хмыкает, признавая такую причину весьма правдоподобной.
  
  Уф, мой волк. Ну хоть с Советником все осталось по-прежнему.
  
  Дозорный сверкает глазами еще более радостно и докладывает дальше:
  
  - Молодой лорд Финтан гостит в замке, как и до вашего, мой король, ухода, ожидая окончания этого затянувшегося недоразумения. Заинтересовался готовкой, вот только специи у него оригинальные. Он то и дело путает приправы и рассыпает яды на кухне, - зубы пегого волка щелкают, будто бы примериваясь. - К счастью, обоняния у волков довольно, а сам молодой лорд странным образом запоминает блюда, присыпанные по неосторожности. Так что никто не отравился!
  
  Вопросы об отце, о сестре, о друидах и о нашей госпоже слишком личные, они рвутся из сердца, мой волк с трудом удерживает их на языке.
  
  - Спасибо за добрые вести, Мэй. Завершай патруль, возвращайся в замок, как задумано. Я пойду с парадной дороги, - мой Дей подымает голову, и ему кланяются все благие волки, прикладывая руку к сердцу.
  
  Мэй разгибается и снова устраивает ладонь на груди, говорит серьезно:
  
  - Мы все искренне рады вашему возвращению, мой король! Но будьте осторожны: Дома взбудоражены и будут взбудоражены ещё больше, увидев вас воочию.
  
  - Я запомню, - наклон головы одновременно подтверждает услышанное и отпускает патруль дальше, завершать обход.
  
  - Пилик-пилик! Тут происходит что-то, пилик, совсем-совсем благое! - Шайя подает голос, все так же не показываясь из-за воротника Вороны.
  
  - Это, Шайя, совершенно бесспорно, - мой Дей задумчиво похлопывает Бранна по плечу, поджимает губы и ответствует отрешенным тоном: - Что ещё может происходить при Благом дворе? Исключительно что-то благое...
  
  Дорога ведет нас дальше. Переживший встречу с волками Бранн помалкивает, а мой Дей задумывается. Моего молодого короля тревожат самые разные мысли по самым разным поводам, ему неспокойно, хотя встреча с Мэем доказала - не всем подданным так уж важно наличие у Дея глаз.
  
  И так можно сказать не только о подданных, мой Дей! Но и, например, о твоей супруге, моей, нашей госпоже Алиенне!.. Ну что за упрямое создание! Да послушай!
  
  Не хочет.
  
  Однако время отвлеченных бесед прошло, между деревьев показываются первые ши. Подданные Дома Леса, рыжие в разной степени, и не только! Самые молодые искусны в раскраске лиц, как будто им не хватает зелени всяких оттенков на одежде. Старшие не одобряют эту моду, но сделать ничего не могут - и юноши с девушками щеголяют самыми дикими узорами на щеках, лбу и бровях.
  
  Мелькают черные с серебром плащи Дома Волка, голубые всех оттенков - Дома Неба; редки, но есть - коричневые и огненные. Вдалеке, во множестве, серые хламиды друидов.
  
  При приближении Дея смолкают разговоры, ши сами по себе подтягиваются ближе, выстраиваются по обе стороны тропинки, превратившейся в королевский тракт оттого, что по ней шествует король.
  
  Все взгляды прикованы к серебристой повязке, но мой волк идет твердо, не опираясь ни на кого и ни на что, его движения уверенны, осанка безупречна, а в петлице сияет алыми волнами цвет жизни.
  
  Даже лоскутный неблагой, идущий за левым плечом, теряется на его фоне.
  
  Удивление, недоумение, радость, восхищение, злость, гнев - все чувства сплетаются в клубок вокруг моего Дея ничуть не хуже друидской паутины...
  
  Тропинка давно превратилась в наезженный тракт. Все холоднее и холоднее. В Доме Волка - зима! Ведь Сердце мира еще спит. Но дело не только в этом. Нехорошо, неуютно. Шайя ёжится, Бранн спокоен более обычного, Дей... Дей держится. Дей идет. Не время выказывать слабость и страхи - даже самому себе, хотя всполохи тьмы душат надежду, сеют сомнения.
  
  Тучи клубятся над Черным замком, что находится в левой части столицы. Одним крылом, как лапой, оперся он на отвесные скалы, а восемь линий обороны города видны даже отсюда. Есть и девятая, вернее, ее остатки, уже за широким рвом. Разрушенная одну или две тысячи лет назад...
  
  Снежинки падают и падают с черного неба.
  
  Дей, чуть правее. Совсем чуть-чуть. Да, так. Бранн по левую руку от тебя. Лес? Да, мой Дей, лес твоего Дома, встречает тебя. Хмурый, темный, всегда казавшийся мне злым. Но не сейчас. Не сейчас.
  
  Ели протягивают искрящееся серебро в мохнатых лапах; касаясь пушистым ветками, ласкают моего волка.
  
  Ши сначала стихают, видя нас, а за нами - раздается аханье, но очень приглушенное. Эти звуки сопровождают наш путь до замка, как и шепот: "Дей вернулся". Волки все же воины, они привыкли держать себя в руках, хоть потрясение и велико. Как, впрочем, велика и радость.
  
  Редкий случай среди ши! - до Дея дотрагиваются сыны его Дома. Сыны Леса и сыны Неба так же стоят по обеим сторонам дороги. Главу Дома Неба не видать, а лорд Фордгалл недоволен - все склоняют головы перед идущим Деем, ему кланяются все, куда глубже обычного. Теперь он не принц, он - король. И неважно, что на время.
  
  Мой Дей, тут твоя сестра!
  
  Она все так же вызывающе красива. Только лицо застывшее, неживое. Глаза спорят чернотой с волосами, кожа белее снега, падающего с небес. Не знал бы выдержку Гвенн, решил бы - сейчас заплачет. Вертит кольцо, большое, зеленое с коричневым отливом, словно оно давит ей палец. Ох, все-таки это... да, подарок сына Леса. Она выполнила твой приказ, мой Дей, но ни счастливой, ни даже довольной не выглядит. Совсем.
  
  Финтан по-хозяйски берет волчицу за руку, тянет за собой, к Детям Леса, но Гвенн вырывает кисть и бросается к Дею. Останавливается с видимым трудом в шаге от него, преклоняет колено.
  
  - С возвращением, мой король! Мы... - задыхается, традиционная фраза "в добром здравии" застревает в горле, - рады видеть вас!..
  
  - Благодарю тебя, Гвенн. Пусть твой путь освещает луна и берегут звезды! - отвечает Дей.
  
  Голос моего волка все такой же звучный, и Гвенн трепещет.
  
  Затем Дей шепчет еле слышно, только для нее, не видя, но ощущая смятение чувств:
  
  - Все будет хорошо, сестренка.
  
  Дотрагивается до ее плеча и идет дальше.
  
  Бранну явно любопытно, однако он огибает Гвенн незаметно и ловко, не останавливаясь, чтобы запомнить. Что волчица лицом схожа с Деем, видно и так.
  
  Мы доходим до рва, скрипят цепи, с грохотом падает подвесной мост. Волк ступает бесшумно и плавно. От ворот ему навстречу быстрым шагом идет Советник.
  
  Вот на его лице прочитать что-либо невозможно. Только глаза светятся ясным серебром. Он рад, он очень рад твоему возвращению!
  
  Мой Дей, Джаред перед тобой, а вы - ровно посередине моста, напротив друг друга. Главы кланов ждут поодаль, лишь Советник встречает тебя от лица всего твоего народа. А ши, во множестве, всех Домов, смотрят на вас обоих.
  
  Злой ветер швыряет снежинки в лицо, треплет волосы - твои черные, золотые - Джареда, ерошит подбой плащей, срывает пар с губ, лишает дыхания. Небеса слишком черны даже для вечера - да, мой Дей, весь день было темно, и не от облачности. Кажется, солнце в стране волков так и не всходило.
  
  Ты видишь, ой, ты ощущаешь, и это прекрасно.
  
  Минуту Джаред молча смотрит на тебя. На повязку, скрывающую слепоту, на цветок в петлице, на неблагого за спиной, отставшего на пару шагов... Затем опускается на колено, протягивая ключ от города.
  
  - Мой король! Мы счастливы приветствовать вас. С возвращением!
  
  Дей берет его, словно видит, и Джаред, от удивленного вздоха за спиной, слышимого вам обоим, приподнимает края губ. Встает и подходит ближе.
  
  - Друиды?.. - одними губами спрашивает Дей.
  
  - Ждут цветка. Высшие - в замке, низшие - везде, - осторожный Советник говорит на пределе слышимости даже чутких волков, почти не размыкая губ. Однако, думаю, Вороне тоже слышно. - Словно эти твари того и ждали, чтобы выбраться изо своих нор.
  
  - Отец?..
  
  Мой Дей, не сжимай кулак вокруг символического ключа! А то он вполне символически переломится!
  
  - В коконе защиты. Возможно, он спас Майлгуира от чего-то страшнее смерти. Не хочу обнадеживать вас понапрасну, мой король. Нам неизвестно, жив ли, случаи пробуждения не менее редки, чем от сон-жизни... С вашей супругой все хорошо. Вернее, хуже не стало, - добавляет Джаред то, что моего волка волнует, но о чем он не может заставить себя спросить.
  
  Дей выразительно кивает, отстраняясь, как будто Советник рассказывал о ключе от города, а не живописал обстановку дома.
  
  Широкий жест назад, туда, где стоит спокойная Ворона, рассчитан на внимание всех.
  
  - Джаред, мой Советник. Бранн, королевский волк, третий принц Дома Четвертой стихии, - произносит Дей уже громко, представляя их друг другу. И добавляет тише, для Советника: - Мой друг.
  
  Джаред не удивляется ни некрасивому на взгляд благих Вороне, ни решению Дея. Его король может сделать королевским волком или назвать другом кого угодно, хоть синего фомора, хоть самого дедушку Лорканна.
  
  Бранн еще более холоден и невозмутим. Удивленные взгляды благих его не беспокоят. Его тревожат Дей и Алиенна, которую он видел лишь на медальоне. Шайя вовсе не показывается.
  
  Моему волку трудно даются слова, а ещё труднее то, что за ними стоит, то, чего он жаждет, но и с бескрайним ужасом ожидает.
  
  - Проведи его к... - пауза все-таки возникает, Дея впервые радует, что часть его лица скрыта за серебристой повязкой, - принцессе Солнца.
  
  Глаза Джареда из серебристых становятся темно-серыми, ему вовсе не нравится охватившее моего волка уныние, ему вовсе не нравится, что Алиенна стала "принцессой Солнца", ему вовсе не нравится, как повлияло на жизнерадостного Дея путешествие в неблагие земли.
  
  Тёмно-серый неласковый взгляд обращается к Вороне, как воплощению и возможному источнику бед.
  
  - Как прикажете, мой король, - Джаред изящно кланяется, договаривает тише. - Вас сопровождает маг. Может быть, в его силах немного развлечь Благой двор видением не самого большого вашего подвига? Небольшого? - серые глаза сверлят Бранна одновременно с надеждой и недоверием. Советник в глубине души не верит, что Ворона сможет наколдовать что-то впечатляющее.
  
  Джаред прав в этом дополнении прибытия настоящего короля.
  
  Внимание всей столицы и всех подтянувшихся сюда Домов приковано к моему волку, они рады, но не смеют поверить, ждут подвоха, ждут, что оружие ещё пригодится им до вечера - слепого не смогут назвать королем все главы кланов. Не смогут без доказательств. Хотя бы одного. Потому что первый шок прошел, и руки дети Неба и Леса уже не убирают с эфесов мечей. А волки, тоже при оружии, зубцов городских стен и не покидали. Как и своих постов.
  
  Но Советник не прав своим неверием.
  
  Наша неблагая Ворона артистично встряхивает кистями, не удостаивая Джареда ответом и не давая Дею времени повторить: на фоне черного неба, оглашая город и лес вокруг переливчатым рыком, отделяется из темноты знакомый силуэт Семиглавого змея. Опасные фейерверки оранжевых огоньков распускаются в небе россыпью злых цветов, черное пламя было бы невидимым, но его контур очерчивается тоже оранжевым, видимо, по желанию Бранна, сжигая для пущей важности пару деревьев. Нет, ели наш неблагой бережет. Не повезло лишь паре-тройке дубов, которые вмиг охватывает огонь.
  
  Ши рассеиваются, кто-то ахает, кто-то приникает к стенам, самые боевые тянутся к оружию, а махина с растопыренной чешуёй в полной боевой готовности снижается широкими кругами к площади перед замком и подвесному мосту. От гула закладывает уши, словно рухнул сам Черный замок! Семь пастей вытягиваются строго вверх, демонстрируя свою длину, и неистово воют на благие небеса. Змей приближается к Дею, размахивая шипастым хвостом, расправляя кожистые крылья и рассыпая оранжевые искры.
  
  - Король Дей, будь добр, обернись и вытяни левую руку на уровне плеч, - убийственно спокойный, довольный голос Вороны раздается близко, наверняка, наш неблагой рад потрепать нервы благим. - Надо погладить Семиглавого.
  
  - А я-то думаю, что за мерзкий вой? Вроде бы мы его уже убили! - мрачновато улыбается мой волк.
  
  Змей приближается, оскаливая сабельные клыки, тянется к моему Дею, но попадает самой длинной головой под его руку и распластывается по площади. Конвульсивно бьется, как тогда, в Неблагой столице, падает, воет напоследок так, что кровь стынет в жилах, а волосы приподнимаются и у некоторых волков. Семиглавый поёт в последний раз и разлетается огромным облаком оранжевых искр, каждая из которых превращается в маленький пламенный цветок.
  
  На площади царит тишина. Взгляды ши с новым восторгом обращаются к моему волку. Когда все могут перевести дух и оглянуться, Дей снова поворачивается к Джареду. Советник приглаживает волосы и невозмутимо ждет, однако взгляд, который прошивает Бранна, не обещает неблагому ничего хорошего. Видимо, наша Ворона немного не угадала с размерами...
  
  Дей, слава старым богам, не замечает ничего. Осторожно вынимает из петлицы искрящийся сверх обычного цветок и протягивает его Бранну. Первый раз оступается, но откидывает руку помощи.
  
  Советник находит в себе силы не выказывать чувств, оборачивается на секунду, подзывая ближайшего помощника, отправляет провожать неблагого, строго наказывая, впрочем, дождаться его и без него никого никуда не пускать: ни друидов к принцессе, ни неблагого к друидам.
  
  Невозмутимый Бранн, наверняка, слышит и это тоже, но беспокоит его лишь напряженный Дей. Цвет жизни пламенеет алым в ладонях неблагого, но его уводят, мягко и настойчиво указывая путь.
  
  - Где отец? - мой волк знает, где его отец и что с ним, но до последнего не желает верить, будто давний сон - правда.
  
  Джаред сам вызывается проводить Дея.
  
  Мы минуем главную улицу, проходим привычной дорогой, встречая взгляды, поклоны и приветствия.
  
  Дей проводит пальцами по стенам замка, на ощупь вспоминая волчий Дом. Не понимаю, не понимаю, что с ним! Почему ему настолько плохо! Это же наш Дом, мы дошли! Тут все родное!
  
  Дом встречает своего сына странно - стены помнят Дея, хранят тепло рук и жар переживаний, горечь поражений и сладость побед, но самому Дею от этого становится исключительно тошно.
  
  Как будто это все было и прошло, закончилось безвозвратно. Как будто ему, на самом деле, никогда не удастся полностью вернуться к себе. Домой.
  
  Да, мой Дей, вот на этой двери ты вырезал имя Лили, этими коридорами бегал столько раз, что привычно поворачиваешь сам, даже не спрашивая меня! Тут... что?
  
  Это родное вдруг стало чужим и незнакомым?
  
  Вот веточку омелы под твоей рукой я тоже не узнаю, раньше её тут точно не было! А в остальном, мой волк! В остальном это твой настоящий Дом! Пусть и печальный сейчас, окутанный темнотой и скрытый непроглядным мраком. Не позволяй ему просочиться в твою душу! Это наносное!
  
  В опочивальне ещё темнее. Дею больно, куда больнее обычного. Дело вовсе не в глазах. Мой волк отодвигает остановившегося Джареда, проходит дальше, туда, где ему смутно видится силуэт, схваченный черным плющом излишне плотно. Так плотно, что дыхания нет вовсе. Рука на груди отца позволяет в этом убедиться.
  
  Из-под серебристой повязки скатываются слезы. Красные.
  
  Дей молчит долго.
  
  - Покиньте меня, - шепчет он. - Все разговоры завтра.
  
  - Хорошо, король Дей, - Джареду сложно находиться рядом с поверженным Майлгуиром, он рад уйти, пусть и опасается это делать. - Лишь позвольте напомнить, ваше величество, завтра состоится церемония коронации, вам следует быть к ней готовым.
  
  - Я буду готов. Спасибо, Джаред, - обернувшийся в профиль мой волк смотрится королем и без короны, и без королевства, этого у него не отнять.
  
  Советник почтительно склоняется. Слышно, как выходит, отдает приказания охранять и принести обед, никого лишнего не пускать. А потом торопливые шаги, Джаред стремится разобраться с недугом Алиенны, а возможно - и выставить из замка подтянувшихся отовсюду друидов.
  
  "Ты тоже уходи, Луг"? Так отчетливо ты со мной еще не говорил. И так холодно, да.
  
  Нет, нет, мой Дей, ни за что! Я останусь с тобой, на своем месте.
  
  Отрежешь себе кожу на плече? Безумный, безумный волк. Хорошо, я уйду к Лили. На время. Я прослежу за Бранном, а Бранн проследит за друидами.
  
  Ты можешь доверять мне, мой Дей!
  
  Ты побудешь с отцом?
  
  Я переберусь к Вороне, хорошо?..
  
  Буду считать твое молчание согласием, хоть это и очень невежливо с твоей стороны - вот так игнорировать меня после того, через что мы вместе прошли! А, ты доверяешь мне присмотреть за ними?..
  
  Фух, спасибо тебе, мой Дей. Я понял, я тороплюсь!
  
  Никаким друидам не обмануть благих! Особенно если на их стороне я!
  
  Бежать по коридорам Дома Волка просто, за столько лет я нашел такие ходы, о которых и не подозревают сами хозяева. Ворону и цвет папоротника найти легко ещё и потому, что они совершенно точно возле моей госпожи! Уж туда-то я найду дорогу в любом состоянии.
  
  Мне удается обогнать Советника и оказаться в башне, где уже стоят три дымные фигуры Не-сущих-свет, сопровождающий и Бранн, который крепко держит цветок правой рукой - без перчатки. Левая предусмотрительно прикрыта от любопытных взглядов, и так прожигающих в неблагом дырку. Надо полагать, высшие друиды не могут разобраться, что перед ними за существо - невыясненной благости, неопределенного Дома, со странными магическими завихрениями.
  
  Наш неблагой, разумеется, не стремится их просвещать. Стоит, взъерошенный больше обычного, будто слов не найдет от стеснения.
  
  Вспрыгнуть на него кажется мне лучшим решением. Не привлекать ведь внимание Бранна на глазах у этих опасных друидов? Чего доброго навредят моей госпоже. Или Вороне. Или мне. Да, мне тоже дорога моя шкурка.
  
  Однако цвет папоротника манит их гораздо больше.
  
  Взбираться по куртке неблагого непросто, она то замедляет, то ускоряет шаги: кто бы сомневался, что магическая.
  
  Шайя, извини! Потеснись, мне тоже нужно посидеть именно тут.
  
  Шкурку обдает ветром, сидеть на Бранне вовсе не так уютно, как на Дее или моей госпоже! Случайно захлестнувший шею хвост заставляет Ворону вздрогнуть и передернуться. Впрочем, более странным, чем он уже смотрится, выглядеть ему не удастся. А по лицу не скажешь, что это было неожиданностью и для него тоже.
  
  Бранн, ты чего это решил пообщаться? Что я должен сделать? Ты уверен? А Лили не повредит? Да, подождать твоего сигнала.
  
  Хорошо! Я смогу, я такой, я всех спасаю!
  
  Шайя зато обнимает меня за шею - бедная фея обмирает, она в ужасе от близости этих друидов, она не пиликает даже про себя. Приходится немножко похлопать ее по спине.
  
  Надеюсь, как мы копошимся за воротником Бранна, со стороны не видно. Упс, он закашлялся, явно это маскируя. Похоже, видно. Ну, ничего. У Вороны и так образ сложился небезупречный.
  
  Друиды, стоящие возле другого окна, начинают разглядывать Ворону напряженнее, хотя, казалось бы, куда уж. В выдержке нашему неблагому не откажешь, как смотрел перед собой задумчиво, так и смотрит, а голова занята вообще чем-то другим, больше всего похожим на список. Иногда мелькают картинки боя с Семиглавым - тогда, а потом сразу его воплощение на площади. Бранн, мягко говоря, доволен эффектом. По лицу и не скажешь.
  
  Фуф, неблагие.
  
  Наконец Джаред догоняет меня - показывается в дверях с Гволкхмэем, забавно поспевающим на своих ходулях за Советником.
  
  - Господа, - короткий поклон, даже намек на поклон, Советник несет себя с большим достоинством, честь Дома для него, помнится, дорога до чрезвычайности. - Прошу проследовать за мной, госпожа Алиенна ожидает нас выше.
  
  На приглашающий жест рукой Бранн, хоть и медленная Ворона, откликается сразу, а между ним и друидами ненавязчиво встраивается Гволкхмэй. Долговязый волк разглядывает цвет жизни через плечо неблагого, но это нисколько Бранна не беспокоит, он поправляет воротник, отчетливо опасаясь, как бы слишком внимательные глаза не заметили меня или фею. Рука опускается - левая, в перчатке, а к ней! Ой-ой-ой! Тянется почти прозрачное - но я-то вижу! - щупальце друида.
  
  Бранн, поберегись!
  
  Ворона абсолютно естественным жестом поднимает руку обратно, на пол-ладони разминувшись со щупальцем, а потом непринужденно и оглушительно чихает.
  
  Вздрагивают, кажется, не только ши и люди, но и стены. Шайя рядом со мной хихикает в кулачок, двигая бровками в намеке на что-то. Ох!
  
  А я и не заметил! Ворвавшийся порыв ветра разметывает по башне все лишнее. Эта магия слишком проста, порыв ветра - не больше и не меньше, Бранн обращается к сути своего Дома.
  
  Джаред, однако, оборачивается весьма недовольно, сверлит нашего неблагого на ходу.
  
  - Простите, - полный раскаяния взгляд, без лукавства и фей, но Шайя смеется, щекотит мне шею. - У вас тут довольно зябко.
  
  Дверь во временные покои моей госпожи сторожит Грей, он узнает Джареда, наверное, Советник приходил сюда часто; строго смотрит на Гволкхмэя, но в целом одобряет королевского волка; Бранн будит в собаке все инстинкты - обнюхать, порычать, покусать, познакомиться, однако у Советника нет времени на полную процедуру, он затаскивает оторопевшего Бранна в комнатку.
  
  Не-сущие-свет заставляют отважного пса срочно зайти внутрь и встать на защиту поднявшейся с кресла Меви.
  
  Няня солнечной принцессы осунулась, она выглядит уставшей, карие теплые глаза с надеждой смотрят на Джареда. Советник кивает и отводит няню в сторону.
  
  - Это... Это?.. - голос у Меви слабый, но решительный.
  
  Ворона отвлекается от лицезрения моей спящей госпожи и все-таки оглядывается. На вопрос недоуменно дергает ушком. Гволкхмэй позади вздыхает невпопад и чуть не врезается в Бранна, такого он не ожидал даже от неблагого.
  
  - Да, госпожа Меви, это цвет папоротника, - Джаред властно поводит рукой, предлагая Бранну расстаться с цветком. Да, я тоже готов.
  Бранн и расстается.
  
  Ну, по-своему.
  
  Я почти не удивляюсь, когда наш неблагой проходит прямо к постели Алиенны, хмурится, вглядываясь в её застывшее лицо, укладывает алый цветок на грудь, поправляет подушку в изголовье, а я соскальзываю на золотистую шейку моей госпожи под прикрытием его рукава.
  
  Меви отчаянно, снизу вверх, смотрит на Советника, тот успокивающе кладет руку ей на плечо, однако сам - готов поспорить на свое имя! - этой уверенности не испытывает. Бранн продолжает раздражать Джареда своей неблагой непредсказуемостью.
  
  Ворона отходит, освобождая место друидам, становится у входа, возле косяка, прикрывает дверь, внимательно наблюдает за дымными фигурами. Гволкхмэй подпирает косяк по другую сторону двери. Видимо, присматривать за Бранном он начал сразу.
  
  Няня моей госпожи потихоньку уточняет у Джареда:
  
  - А что молодой господин? Он вернулся?
  
  Встревоженная Меви косится на Бранна, явно подозревая ощутимо неблагого во всех возможных ужасных грехах.
  
  - Вернулся, вернулся, не волнуйтесь, госпожа Меви, сейчас нужно волноваться о другом.
  
  Да, тут с Советником точно не поспоришь: друиды снова начинают свой дымный танец, я уже видел такой, но теперь я внутри, что дарит совсем другие ощущения. Реальный мир смотрится видением сна, смазывается - размываются фигуры благих и неблагого, теряется ощущение верха и низа, ощутимо и неоспоримо горит лишь цвет папоротника, распространяя вокруг алые волны. Волны расходятся все шире, приподнимается сам цветок, слегка подлетает над ложем моя госпожа, в разрывах дыма мелькают ярко-зеленые клочья.
  
  Тяжелые слова стелят полог над моей госпожой, не позволяя внешнему миру проникать хотя бы отзвуком - и цвет папоротника перестает мигать ритмично. Это беспокоит меня! Он крутится на месте, вокруг своей оси, разворачивая лепестки, с которых уходит столь необходимая моей госпоже магия...
  
  Тогда за пологом слышится громкий звук, а золотистый свет бьёт из-под моей госпожи вверх, к потолку, к свету, к солнцу. К цветку, снова входящему в ритм исцеления. Замешательство дымных фигур было бы незаметно, если бы не короткое шипение.
  
  Я не удивлюсь, если это еще разок чихнул наш неблагой.
  
  Танец повторяется, цветок приподнимается опять, стремясь совсем оторваться от моей госпожи, но теперь золотой свет приходит быстрее и злее, без всяких посторонних звуков, просто приходит и все, вырывается золотыми лучами, пересиливает цвет жизни туда, где он именно жизненно важен.
  
  Моя госпожа вздыхает полной грудью.
  
  Друиды сплетаются в непроницаемо-дымный круг, больше не разнясь на фигуры, одной дымной серой массой жмут, давят, сужают кольцо, щупальца сразу со всех сторон тянутся к алым лепесткам. Вот только после всех увиденных мной чудес благого и неблагого мира их пассы кажутся мне больше похожими на ловкие движения фокусника в мире людей, работы на карман, преисполненной больше обмана, чем истинного волшебства.
  
  Цвет папоротника вращается алым кругом, но в другую сторону, от его черенка тянется золотая нить, соединенная с мизинчиком моей госпожи. Особо черное щупальце приближается к столь ненадежной связи, только золото живет своей жизнью, раскаляясь, опаляя, обжигая злым светом во все стороны, разрезая маленький дымный кокон в разных местах - куда получилось преломиться!
  
  Несколько черных отростков теперь накрывают цвет жизни маленьким черным колпаком, стараются закупорить, лишить воздуха и отрезать от мира.
  
  Алиенна вздрагивает, бледнеет, золотая ниточка истончается...
  
  Ворона оглушительно чихает в третий раз.
  
  Ниточка превращается в канат, закручиваясь золотистой клеткой вокруг черноты, разрезает её погружением в темную плоть колдовства.
  
  Не-сущие-свет впервые на моей жизни вздрагивают. Стоит втянуться обрубкам щупалец, золотой свет перестает быть зловещим.
  
  Право слово, это не я, но я очень благодарен!
  
  Ало-золотая волна соединившихся нити и цветка бьет по безнадежно, но неостановимо пытающимся щупальцам. Моя госпожа дышит все чаще, ресницы трепещут!
  
  Круг друидов распадается на три замедляющиеся фигуры. Одна из них тянется голой рукой к оседающему на мою госпожу цвету жизни.
  
  Э, нет! Бранн о таком предупреждал!
  
  Я выползаю и длинным хвостиком подтягиваю цветок за веревочку, пока друиды не успевают опомниться, прижимаю его всеми лапками к плечу моей госпожи.
  
  Пусть цветок занял мое место, я доволен - и он доволен тоже, сияет алыми волнами, пробуждая наше солнце.
  
  Алиенна вздыхает, приоткрывает свои ясные глаза.
  
  О, как я по тебе соскучился, моя госпожа, ты просто не поверишь, что тут было!.. И твоя шея невероятно родная! Я так соскучился! Так соскучился!
  
  Ах! Ты гладишь меня! Я уж и отвык! Какие у тебя нежные пальчики!
  
  Золотистый свет моей госпожи освещает комнату, лица всех присутствующих, заставляет друидов отступить и спешно выйти за дверь, но свет находит их и там, он затапливает все, начиная с самого верха самой высокой башни Черного замка! И все ши, которые собрались внизу, видят необычайное зрелище.
  
  Нескончаемая ночь закончилась - на горизонте сияет закат.
  
  Да, все верно, моя госпожа, теперь тебе надо поспать просто, без изысков.
  
  Спи, моя золотая, моя солнечная, моя волшебная госпожа! Спи!
  Глава 30. Тяжелый вечер
  Моя солнечная госпожа снова спит, но сон ее иной. Это не мрак ночи, это преддверие рассвета. Грудь, вздымающаяся от дыхания, слабый румянец на бледных щеках, золотистый свет волос взамен тревожного белого - указывают на то, что солнце снова зажглось.
  
  И все греются в его лучах.
  
  Мэви не сводит глаз с воспитанницы, боясь дотронуться, спугнуть волшебство, потом оборачивается и прижимается к плечу Джареда, бормоча: "Спасибо!", хотя благодарить нужно не его. Бранн выглядит усталым, очень усталым. Большой вопрос, он подпирает косяк - или косяк его. Наш неблагой переводит взгляд с Алиенны на Советника и моргает от удивления дважды - снежная глыба немного подтаяла. Джаред шепчет Мэви что-то успокоительное, сам - не сводя глаз с Алиенны. Грей кладет морду рядом с ее рукой, сверкает голубыми белками карих глаз, но его не гонят.
  
  - Исчезли! - довольный Гволкхмей поддевает носком сапога серую хламиду, что осталась на ступеньках.
  
  - Не совсем, - мрачнеет Советник. - Развоплотились на время. Вернутся, собрав силы.
  
  - Или вычерпают их у кого-нибудь, - шепчет зажмурившаяся Ворона.
  
  Джаред тут же сводит брови, бережно отодвигает от себя Мэви. Та опять садится в изголовье Алиенны, но теперь просто светится от радости.
  
  - Я знаю, что вы сделали, - Советник подступает к Бранну, вырывая его из полудремы. - И я благодарен вам, мы все благодарны! Вы устали, Бранн, королевский волк. Путь ваш был долог, но он не завершен. Есть ли возможность поговорить нам сегодня - до коронации?
  
  - Джаред, Советник Волчьего Дома, я хотел просить вас о том же.
  
  Вороне неуютно под взглядом Джареда, Бранн вымотан, но у них только ночь, а решить нужно много.
  
  - Мэй, проводи его до моего кабинета. Я отлучусь ненадолго.
  
  Пегий волк, с интересом прислушивающийся к разговору, спохватывается, придаёт лицу бесстрастное выражение и почтительно кивает в ответ.
  
  Спи, моя госпожа. Я прослежу за ними.
  
  
  ***
  
  Гволкхмэй идет быстро, но каким-то семенящим шагом. Бранн легко поспевает за ним. Джаред догоняет их у кабинета. Гволкхмэй не пересекает порога комнаты с особо толстыми стенам и дверью, но и не уходит. Пристраивается ждать Бранна за дверью, подпирая очередную стену и скрещивая руки на груди. Наш неблагой в изумлении разглядывает фигуру волка - Вороне явно непривычно такое внимание.
  
  - И что это, позволь поинтересоваться, было сегодня за представление? - как только дверь закрывается, спрашивает Советник.
  
  Ворона недоуменно приподнимает перья, дергает ушком и склоняет голову - вопрос слишком размытый, Бранну трудно сориентироваться, что этот благой имеет в виду.
  
  Советник ждет, все больше леденея. Наконец Ворону осеняет, голова поднимается ровно.
  
  - Вы говорите о видении Семиглавого змея?..
  
  Джаред только раздувает ноздри и кивает отрывисто.
  
  - Но вы же просили что-то небольшое, - Ворона приподнимает изогнутые брови, хмурясь в непонимании, - и зрелищное. Уверяю вас, змей не больше жажды Трясины или предубеждения Парящих королей!
  
  - То есть это, по-твоему, небольшое. Махина, извивающаяся семью головами и осветившая всю площадь искрами из семи клыкастых пастей. Здоровенная тварь, завывшая на все лады, а потом склонившая головы перед Деем. Огромное чудовище, растопырившее острую черную чешую и поглотившее свет! - Советник слегка задыхается, скорее от злости, поэтому обрывает себя и заканчивает спокойно. - Ты это называешь небольшим?
  
  - Может быть, сам по себе он видится огромным, - Бранн, неблагая ты птица, просто не спорь! - Однако, я повторяю, у короля Дея были подвиги и побольше. И поопаснее.
  
  - Не стоит сразу выкладывать все, что имеем. Кое-что всегда лучше держать про запас. И не одно, - без особой надежды вздыхает Джаред, но Бранн понимающе кивает.
  
  - Мы имеем много чего, Советник волчьего Дома Джаред.
  
  Бранн в подтверждение своих слов протягивает листочек с тем, что он озаглавил "Подвиги короля Дея".
  
  - Просто Джаред или просто Советник.
  
  Ему невдомек, что Бранн таким образом пытается высказать уважение в этом странном благом мире.
  
  Джаред подходит, стараясь, чтобы движения не были отрывистыми, протягивает руку за бумагой, задевая все ещё не закрытые перчатками руки неблагого.
  
  - О! Так при Благом дворе есть настоящие маги! - ушки восторженно приподнимаются уголками вверх, длинные губы изгибаются в намеке на улыбку. - А говорили, что магия у вас совсем исчезла.
  
  Вот ведь наивное неблагое создание. Джаред появился при Благом Дворе куда более одной или двух тысяч лет назад. Он не забыл, каково это - быть магом.
  
  - Я. Не. Маг.
  
  Советник забирает список и отходит ближе к свече. Пусть зоркому волку дополнительный огонь не нужен, но ему хочется разорвать дистанцию с неблагим.
  
  - О, простите, я не знаю, как это точно у вас называется, - ушки растерянно подрагивают. Бранн переживает, что все-таки обидел Джареда. - Тогда, наверное, мне тоже лучше стоит называться не-магом...
  
  - Тебе лучше зваться неблагое чудо... вище. Единственное, похоже, что выжило при встрече с Деем!
  
  Советник бормочет про себя, рассчитывая, что Ворона не услышит. Дышит медленно и глубоко в попытке успокоиться - Бранн, несмотря на спасение принцессы Солнца, раздражает Советника на подсознательном уровне, и злится Джаред больше на себя, чем на него.
  
  По счастью, наш неблагой действительно занят другим, ему не до реплик вполголоса. Он пытается уложить в голове, что благой мир совершенно все называет иначе, бормочет: "значит, благой-неблагой вроде как маг-немаг", дергает ушами и не видит, не слышит, не чует гнева Советника Благого двора.
  
  Это, конечно, к лучшему. Ворона и так не освоилась пока, незачем сразу задавать слишком много вопросов.
  
  - Объясни-ка мне, Бранн, друг Дея.
  
  Джаред почти успокоился за чтением довольно длинного списка, где наименований гораздо больше восьми. Это радует, есть из чего выбирать. Некрупный разборчивый почерк характеризует неблагого лучше личного общения, которое дается выдержанному во всех остальных отношениях Советнику с трудом.
  
  - Что за королевские орлы? Дей правда катался на таком? В чем особенность этих птиц?
  
  Бранн поднимает голову, смотрит немного недоверчиво, но отвечает, привычно занудствуя:
  
  - Королевские орлы - особая гвардия высших неблагих нашего Дома. У Детей Четвертой стихии из достойных семей раз в поколение, реже - два, появляется способность оборачиваться в исполинского орла!
  
  Изумрудные глаза Бранна загораются, мерцают, хотя он стоит далеко от свечи. Джаред в недоверии оборачивается и скептически рассматривает Ворону с приподнявшимися перьями. Немного смягчается, что для Советника в принципе нехарактерно, но внимательно слушает, что характерно очень.
  
  - Эти орлы служат охранниками границ Золотого города, могут быстро перенести армию в любое место, разбивают своими клювами стены. За толстенные стекла, как на циферблатах, - о, мой Дей, кабы ты слышал... - часов городской ратуши, я могу поручиться!
  
  - Очень, очень занимательно. А теперь ближе к сути, - сухой голос Советника возвращает Ворону с Неблагих небес на землю, в настоящее, ко двору Благого края.
  
  - По сути, - задумчивое движение ушком, не остающееся без горестного вздоха Советника: - по сути это очень большие птицы, размах крыла которых превышает...
  
  Критический и оценивающий взгляд фигуры Джареда раздражает куда больше видения змея - орлами его еще не мерили!
  
  - ...четыре ваших роста. По сути: Дей правда катался на таком.
  
  Острые ушки немного краснеют.
  
  - И в чем подвох?
  
  - Это был я, - смущенное потирание носа, - этим королевским орлом был я. Я тоже так умею. Дей катался на мне!
  
  - Достаточно. Вот только сплетен о неблагих развлечениях нашего короля в неблагих же землях нам и не хватает!
  
  Бранн и не думает защищаться, изумрудные глаза упираются в пол, а Джаред вздыхает и договаривает:
  
  - Если ты не хочешь причинить Дею вред, - страшный аргумент, Ворона вся вскидывается. - Никому. Никогда. Больше. Этого не говори.
  
  Бранн потирает нос, и Джаред, осмотрев его не менее критически, добавляет:
  
  - Знаешь, завтра, пока я сам тебя не спрошу, ты лучше вообще помалкивай!..
  
  Пока Джаред снова перечитывает бумагу Бранна, тот рассматривает комнату, куда его привел Гволкхмэй. Поднимает со столика раскрытую Летопись волчьих семей.
  
  Книг тут много и все они так или иначе относятся к процессу передачи власти. Или содержат указания о том, кто может быть истинным королем. Видимо, Джаред готовился заранее.
  
  И он явно погружен в свои мысли.
  
  - Все это очень и очень неплохо... Найти бы ещё только того, кто ослепил Дея... добраться бы!
  
  Наш Советник изрядно искушен в интригах и заговорах, однако зазвучавший сзади голос Бранна становится для него сюрпризом.
  
  - А зачем искать? Глаза ему вырвал я, ког...
  
  Ворона бесстрастен даже с молниеносно приставленным к груди кинжалом, которым Советник, правда, пока только угрожает.
  
  Поворачивает голову и поднимает виноватые изумрудные глаза на ярко-желтые волчьи - Джареда, насколько позволяет удерживающая его рука.
  
  - ...гда помогал королю Дею добыть цвет папоротника, - полузадушенно договаривает Бранн, не сводя взгляда с лезвия, что находится теперь в опасной близости от его глаз.
  
  - С этого надо было начинать, с... в... ч... неблагой!
  
  Шейный захват ослабевает самую малость.
  
  Да, наш неблагой это наш неблагой.
  
  - И почему ты говоришь это сейчас? Мне? Почему ты вообще об этом говоришь?..
  
  Джаред не понимает Бранна, а больше всего он не любит то, чего не понимает.
  
  - Чтобы не тратить ваше время на поиски, потом на период страшного осознания, затем на отчуждение, недоверие и попытки убийства до выяснения всех обстоятельств, - Ворона досадливо дергает ушком, его достаточно часто воспринимали неправильно. - Кроме того, вы Советник Дома Волка, который исполнял обязанности короля в сложное время, однако стоило возвратиться Дею, отдали власть целиком и при всех, не позволив никому оспорить право на трон истинного короля.
  
  Бранн делает паузу, косит изумрудным глазом на кинжал, но убрать не предлагает. Джаред сводит светлые брови и крепче сжимает губы, но слушает доводы неблагого.
  
  - Ваш прежний король в магическом плену, ваш нынешний король вернулся слепым и притащил неблагого. Мы миновали владения Дома Леса и Дома Волка, не наткнувшись ни на один патруль... - Бранн вздыхает. Он рассуждает очень спокойно, так, словно ему не угрожает оружием самый опасный интриган благих земель. - Из чего я делаю вывод: всех ши приманило почти свободное королевское кресло. Но раз оно дождалось появления короля Дея, вам чем-то душевно дорога правящая династия. Поэтому я говорю правду всегда и говорю вам правду именно сейчас.
  
  Джаред кривится, но кинжал все-таки прячет. Цедит сквозь зубы:
  
  - Ну раз мы собрались тут такие проницательные, скажи мне, как вышло, что Дей представил тебя другом?.. На будущее: никогда не повторяй про глаза. Тебя и так терпят на птичьих правах...
  
  Ворона внезапно улыбается, склоняя голову к плечу и пытаясь спрятать выражение лица. Кажется, даже для неблагого день был слишком благим - несерьезное хихиканье заставляет прикрыть рот обеими ладонями и виновато посмотреть на Советника.
  
  Ой-ой, это опасно! Невозмутимый полуволк впечатывает Бранна в стену. Кажется мне, для благого день тоже был изрядно небла... волнительным.
  
  - А это как прикажешь понимать? - Джаред рычит очень тихо, в глазах его снежная буря. - Что тут вообще может быть смешного?!
  
  - На птичьих правах пребывать в Доме Волка, - неблагой объясняет, разводя руками, не пытаясь отцепить пальцы благого от своей куртки. - Это нормально! Для птицы.
  
  Джаред секунду растерянно смотрит на Ворону. Отпускает его лоскутную одежду, отряхивает и приглаживает, на что сам Бранн смотрит в гораздо большем удивлении, чем на предыдущее тихое бешенство.
  
  - Я и забыл. Дом Четвертой стихии, - лицо Советника выражает мировую скорбь. Ему явно не хватало тут только воздушного неблагого. - Конечно, птицы.
  
  Руки Советника замирают на плечах Бранна, голос тих, но внушителен.
  
  - Но если я не буду поставлен в известность, что ты собираешься ещё разок так помочь Дею...
  
  Советник выдерживает королевскую паузу. По воздействию на Ворону наш Советник очень похож на Белого змея, Бранн смотрит на него будто загипнотизированный, широко распахнув глаза, забыв как дышать.
  
  - ...от тебя не останется даже памяти воздуха. Ты меня понял? Кивни если да.
  
  Бранн кивает. И наконец моргает, прикрывая ошеломленных фей.
  
  Советник успокаивается, немного отходит, намереваясь совсем уйти, но оборачивается и подозрительно переспрашивает:
  
  - И что ты понял?
  
  - Вы тоже очень любите короля Дея! - радостно докладывает Бранн.
  
  - Мне нужно проведать его, - с обычным холодом, подавляя в себе новый порыв то ли прибить, то ли поблагодарить Ворону, отвечает Советник. - Еду и питье вам подадут. Чаша для умывания - в левом закутке.
  
  Бранн ничего не замечает, кто бы сомневался.
  
  - Я почитаю, пока вы не вернетесь. Хотелось бы освежить память, да и книг тут поболее. Есть несколько спорных моментов, которые нам предстоит обсудить касательно нашего короля...
  
  
  ***
  
  Дей, мой Дей! В Черном замке и вокруг него - все мысли лишь о тебе.
  
  В шорохе ельника, в сердцах ши, в трепете Дома я слышу слова, и это слова радости: "Дей вернулся. Дей - вернулся!" Ты дома, мой волк.
  
  Но ты дома не один.
  
  - Полная ерунда, подготовился он! Тут не было никого - ни принца, ни короля! - раздается из покоев принца Леса визгливый голос Фордгаллаа, орущий на сына. - А ты - ты, ничтожество! - не забрал себе корону? А теперь у Дея два мага! И неизвестно, кто из них сильнее!
  
  - Дей, Дей, Дей! Дей то, Дей сё! Ты хоть на миг можешь вспомнить, что твой сын я? Можешь поговорить обо мне?! - негодует Финтан.
  
  - О тебе?! Я скажу о тебе! Кого я вырастил! Ты не смог справиться с девчонкой! Я вот в свое время... - и обрывает себя, проверяет дверь и прикрывает окна.
  
  Но мне слышно все, я уже внутри. Интересно, хватит ли у меня сил перегрызть ему глотку?
  
  - Как мы получили половину земель Дома Солнца, ты не задумывался? Как Майлгуир узнал о смерти брата еще до его гибели?.. Даже сам Джаред смог выкроить у короля волков лишь одну солнечную жизнь! У меня не было десятой доли твоих возможностей!
  
  ...и королеву Дома Солнца нашли с окровавленным кинжалом над трупом Мэллина, младшего брата Мидира, пусть и не менее взбалмошного, чем они все. Да, открыто выражавшего свое восхищение ее красотой в не самой благопристойной форме. Нет, я не говорил об участии Фордгалла ни Джареду, ни Дею, ни Лили. У меня нет никаких доказательств, как и у Советника. Есть только уверенность. И - ненависть.
  
  - Да я все равно женат на волчьей принцессе, - пыжится Финтан.
  
  - Как же ты мелко мыслишь! - продолжает сокрушаться лесной лорд. - Все это имело значение, пока не было Дея! Теперь она лишь помеха тебе! - продолжает издевательски. - Хотя ты всегда можешь принять ее Дом как свой и стать еще одним королевским волком. Видимо это все, на что ты способен!
  
  - Но я же не знал! - оправдывается сын, заливаясь злым румянцем. - Я же не знал, что Дей вернется! Он не должен был вернуться! Даже Гвенн не верила!
  
  Папаша переворачивает стол, добавляя к словам совершенно неприличные выражения про благие елки и глупые побеги.
  
  - Не знаю даже, кто из вас двоих муж! Я бы поставил на волчицу! Ты сам-то хоть знаешь, нет?! Какого же фомора ты лезешь в политику, щенок, если ничего не знаешь?..
  
  Я тоже не знал. Не знал, что этот день закончится именно так.
  
  В покоях лесовиков интересно, однако Джаред скоро дойдет до Дея! Советнику приходится идти обычными коридорами, а меня устраивают даже отнорки - и на месте я раньше!
  
  Мой Дей по-прежнему подле отца, он сложил кончики пальцев, опершись локтями о кресло, и опустил голову. Камин давно погас, хоть волку он особо не нужен. И я не могу проникнуть в его мысли.
  
  Советник появляется в дверях, и стражники размыкают скрещенные копья. Оглядывает столик с нетронутой едой и питьем, но убрать команду не дает. Подбрасывает пару полешков.
  
  - Джаред, - поднимает голову Дей.
  
  Советник вздрагивает: слишком точное движение для слепого. На краткий миг не слишком впечатлительному Советнику кажется, как и мне, будто Дей заигрался в жмурки и забыл снять повязку.
  
  Вот только... Куда именно манит его звенящий колокольчик, лучше не думать.
  
  - Да, мой король.
  
  Дей сжимает кончики пальцев, сглатывает, но молчит. Советник, не дождавшись вопроса, договаривает сам:
  
  - Она очнулась. Слаба, но вне опасности. Теперь госпожа Алиенна будет спать где-то неделю-другую, но уже обычным сном.
  
  - Небесный дядя не выражал желания забрать ее в свой Дом? - монотонно произносит Дей, опять опуская голову.
  
  - Мой король...
  
  - Джаред - правду! - с рыком вырывается Дей из своего горестного спокойствия. - Все, что Джалрад говорил!
  
  - Вам известно, дети Неба вспыльчивы. Он приехал с лордом Фордгаллом, и сразу же хотел увезти племянницу, - со вздохом начинает докладывать Советник. - С ее сестрой приключилась та же беда, что и с Майлгуиром. Я пояснил: если госпожа Алиенна дорога ему, то трогать ее сейчас нежелательно. Он так же выражал сомнение в законности вашего брака, основанного, по слухам Благого Двора, на насилии, и был упорен в своем желании отменить его. Я ответил: решать подобные вопросы без главы Дома Волка мы не будем, а мои слова и моя уверенность касательно взаимности ни в чем не убедят его, раз не смогло убедить даже кольцо истинной любви на пальце госпожи Алиенны. Все сказанное мной немного остудило небесного лорда. И... это был хороший повод заставить его ожидать выздоровления принцессы Солнца, а не начать крушить городскую стену, как он собирался вначале, виня в произошедшем вас. Переехать в Черный замок лорд Неба отказался. Это всё.
  
  - Передайте ей...
  
  Мой Дей молчит мучительно долго. Так долго, что я вижу его мысли. Золотистые плечи, светлые волосы Алиенны, тепло улыбки, нежный овал лица, сияющие от любви глаза... Они появляются на фоне полного мрака и снова гаснут.
  
  - П-передай ей... - он запинается, губы кривятся, брови над серебристой повязкой изламываются. - Она свободна.
  
  Джаред молчит, хотя ему есть что сказать. Как и мне. Но мой Дей не хочет слушать! Он хочет остаться наедине с отцом.
  
  Советник, подчиняясь жесту Дея, выходит. И сразу натыкается в коридоре на Гвенн, которая плетется - именно плетется к покоям Дея.
  
  - Моя принцесса, - мягко, но неумолимо останавливает ее советник. - Король Дей не принимает.
  
  Смотрит в ее темные глаза и добавляет тише:
  
  - Никого. Даже близких. Дайте ему время.
  
  Гвен молчит, потом кивает медленно и еще более медленно идет к себе. Вернее, пытается и чуть не падает.
  
  - Алан - никого! - командует Джаред начальнику замковой стражи и подхватывает Гвенн.
  
  - Не надо... сама.
  
  - Сама, сама, моя принцесса. Конечно, сама, - твердит Советник, но не выпускает Гвенн до самых ее покоев.
  
  И почти сразу же к ней врывается Финтан. Пытается ворваться, потому что исполнение чужих желаний в присутствии Джареда не всегда возможно.
  
  Советник отступает, Финтан летит вперед, легкое движение - и вот уже Гвенн за дверью, а злой Финтан - перед ней и Джаредом. После разговора с собственным отцом Лесной принц распален больше обычного, желто-зеленые глаза светлы от ярости и обиды. И еще от затмения разума гневом на всё и вся, иначе хитрый рыжий лесовик выбирал бы тщательнее выражения для общения с Советником Благого Двора.
  
  - Я могу поговорить со своей женой без присутствия всех прихв... волков этого Дома?!
  
  - Если наша принцесса того пожелает, - ровно отвечает Джаред, пропустив половину слов мимо своих острых ушек.
  
  - Пропусти его, - приглушенно доносится голос Гвенн.
  
  - Я могу пересечь порог вашего Дома, моя принцесса? - не собирается никого пускать Советник.
  
  - Нет, Джаред, - Гвенн, кажется, всхлипывает. Нет, просто голос звенит. - Спасибо тебе за заботу, но нет. Пропусти моего мужа. Он имеет полное право войти в мои покои.
  
  ...и лишь тогда Советник отступает.
  
  Финтан влетает к волчице. Щелкает засовом.
  
  - Никогда больше не смей выставлять меня на посмешище! - доносится из-за тяжелой двери. - Пока носишь мое кольцо - не смей!
  
  - Финтан, пожалуйста! - голос Гвенн непривычно слаб. - Мне сейчас не до...
  
  Волчий слух остер, особенно у полукровок. Джаред белеет, делает шаг к покоям Гвенн... разворачивается и уходит. Срывает по дороге пару занавесей и уронив неудачно попавшуюся под руку скульптуру.
  
  Эти безумные волки! Я не узнаю нашего Советника.
  
  Пожалуй, я тоже не буду заходить. Я все вижу и так, но мне совсем нерадостно.
  
  Как непохоже то, что происходит сейчас между Финтаном и Гвенн на Дея с Алиенной!
  
  - Ты моя жена до конца этого мира! Не забывай об этом! - рычит Финтан. - И я буду приходить к тебе когда захочу на том простом основании, что я твой муж!
  
  Волчица, ты - гордая, смелая, почему позволяешь ему вести себя так?
  
  Но Гвенн не здесь, ее глаза закрыты, ей нет дела до того, что с ней творит Финтан. Она в Дее, в его словах "все будет хорошо, сестренка", в его тщательно скрываемой боли...
  
  Наконец Финтан бросает хрипло и зло, почти как отец:
  
  - Мне все равно, что Дей вернулся! Слышишь? Ему не быть королем!
  
  - Он уже король, - шепчет волчья принцесса. - Ты и мизинца его не стоишь...
  
  Звук пощечины - и Гвенн снова молчит.
  
  Финтан уходит, хлопнув дверью. Гвенн опускается на пол, поправляет одежду, закрывает лицо руками. Но - не плачет. Не плачет.
  Глава 31. Утро коронации
  Утро - серое, тревожное, но утро - высвечивает королевские покои, дремлющего Дея и пребывающего то ли в сне, то ли в смерти Майлгуира. Не менее тревожно оценивает ситуацию пришедший Советник, хотя до полудня времени еще достаточно.
  
  - Мой король, нам пора.
  
  - Я готов, Джаред, - в одно движение подхватывается с кресла Дей, словно и не спал вовсе. - Как там Бранн?
  
  - Он... - Советник сдерживает дыхание. - Я имел честь общаться с ним... Мы только что расстались. Ему многое непривычно, но он... уникален. Настолько незаурядного и парадоксального ума я еще не встречал, - отмечает легкую улыбку, что скользнула по губам Дея и тут же пропала, и добавляет: - Где есть два выхода, он обязательно находит третий, пусть это будет на потолке. Разумеется, как ваш королевский волк, он будет присутствовать на коронации.
  
  - Хорошо. Это хорошо. Джаред, он не знает ни наших обычаев, ни наших правил, они чужды ему. Мэй приставлен к нему, но я прошу вас приглядывать за моим другом, как вы приглядывали бы за мной или за Гвенн.
  
  - Я обещаю, король Дей, - хоть обещание дается Джареду нелегко.
  
  Они с Бранном как два одинаково сильных, но противоположных полюса.
  
  - Лорд Неба хочет поговорить. Но, мой король, вам не обязательно его принимать сейчас.
  
  - Он все же пришел сюда, в замок? Сам?!
  
  - Весть о том, что принцесса Солнца очнулась, была доставлена ему в первую очередь. Джалрад уже посетил племянницу. Но... добрее не стал.
  
  А знаешь, мой волк, о чем подумала наша солнечная госпожа, как только очнулась? "Где Дей?" Она лю... Молчу, молчу. Спасибо, что не гонишь сегодня.
  
  - Я встречусь с ним. Немедленно.
  
  Джаред вздыхает, он ничем не хочет испортить сегодняшний день, а как повлияет на Дея визит озлобленного дяди его жены, не скажут и старые боги. Советник лишь накидывает на плечи Дея плащ, прикрывая одежду, которая порядком истрепалась в дороге. Желая застегнуть серебряной фибулой с черным обсидианом, прикладывает ее к груди Дея, но тот перехватывает украшение:
  
  - Я сам!
  
  Дей прикалывает ее и расправляет складки плаща. Джаред уточняет:
  
  - Я могу позвать его сюда? Или прикажете подготовить тронный зал?
  
  - Как ему будет удобнее.
  
  Видимо, небесному лорду удобнее встретиться как можно быстрее. Раз проходит немного времени, по коридорам раздаются приближающиеся шаги: еле уловимые - Советника, цокающие окованными сапогами, гневливые даже на слух - Джалрада. Да, и запах странный - словно камень нагрет на солнце, а воздух свеж, как перед грозой.
  
  Дверь распахивается. Слабый кивок - легкая дань вежливости. Дей отвечает тем же, удивляя Джареда, но не удивляя небесного лорда. За ночь, словно из воздуха, возник новый слух - Дей все видит, он надел повязку, чтобы понять отношение к себе. Не хочу даже думать, кто пустил этот слух, хоть и догадываюсь.
  
  Доля правды в том есть - мой волк ощущает происходящее.
  
  Глаза небесного лорда блестят не хуже голубых алмазов, серебристые волосы спускаются до пояса. Цвета Неба, вот только сейчас в них - угроза! Вернее, гроза, да, мой волк.
  
  - Король Дей! - пыхает злобой Джалрад даже в приветствии. - Я не могу и не стану говорить, что рад видеть вас. Я знал! Я знал, что все так закончится! Это с самого начала была плохая идея! "Беру не пленницей, но воспитанницей!" - говорил ваш король. И вот к чему мы пришли! Моя Алиенна!.. Что бы вы ни говорили, какие бы доводы ни приводили, как бы крепко ни держали ее - я намерен увезти мою племянницу отсюда! Чего бы мне это ни стоило!
  
  - Я бы попросил проявить уважение... - еле заметно хмурится Советник, но мой волк останавливает его мановением руки.
  
  - Я рад, что вы посетили Черный замок, - медленно кивает Дей. - К сожалению, я тоже не могу сказать, что вижу вас, небесный лорд, и это тоже не слишком-то радует меня, как и многое вокруг. При других обстоятельствах мой ответ был бы совершенно иным, но теперь...
  
  Мой Дей, ты прикусил губу. Да, теперь все, платок стер все следы крови.
  
  - Я не намерен препятствовать вам. Как только принцесса Солнца полностью поправится, она покинет мой Дом.
  
  - Мой король, - тихий голос Советника невозможно не услышать. - Прошу подумать!
  
  - Что я слышу? - недоумение Джалрада опять сменяется злостью. - Волчонок уже наигрался? Столь быстро? Моя племянница ему надоела и стала больше не нужна?!
  
  Ну вот, и где тут логика? То "почему не отдаешь", то "зачем отдаешь"? Небесные! Но Джалрад превзошел самого себя. Нет, это все влияние злой силы, что еле покинула Черный замок.
  
  - Я хочу сделать так, как будет лучше для Алиенны, - на одной ноте отвечает Дей. - Думаю, тут наши желания совпадают. Ее судьба волнует меня больше, чем вам кажется. Теперь позвольте...
  
  - Волнует? Ты! Ты виновен во всем, что с ней приключилось! - не намерен отступать Джалрад, кажется, спокойствие Дея его только разозлило. - Как твой отец - в Проклятии! Как и все волки!
  
  Видимо, "не держи в себе!" - девиз небесных благих. Нет? "Небеса нас несут"? Несут - точно! А что у волков? Да, "Честь и сила". Не слишком оригинально, ну да ладно.
  
  Глаза Джареда вспыхивают желтым и тут же гаснут, превращаясь до времени в две льдинки. Ему много чего пришлось выслушать за время правления Домом, и он тоже на пределе.
  
  - Не время обсуждать, кто и в чем виноват, - склоняет голову Дей. И сразу вскидывает подбородок. - Гораздо важнее, что мы можем сделать теперь. Вы хотите еще в чем-то обвинить меня, моего отца или мой род? Может, желаете вызвать на поединок чести?.. Если мне нет дела до чувств принцессы Солнца, то что помешает мне натянуть небесные кишки ее дяди на свой волчий двуручник?
  
  И скалится красиво и зло. Все же дергать волка за усы в его же Доме...
  
  - Простите меня за резкие слова, - приходит в себя лорд Неба. - Они вызваны лишь беспокойством за племянницу.
  
  - Все мы любим и волнуемся за Алиенну, - начинает Джаред вполголоса, словно проговаривая мелодию, - но теперь, после того, как наш король Дей принес цвет жизни, а наша принцесса воскресла благодаря магу, что пришел с неблагих земель с нашим королем, все хорошо, повода для волнений почти нет, еще неделя или две, как солнечная принцесса согреет нас светом своих глаз, вот тогда и поговорим о ее судьбе...
  
  Советник уводит убаюканного Джалрада, разве не подталкивая в спину. Голосом Джаред заворожил лорда Неба так, как до этого взглядом - нашу Ворону.
  
  После ухода небесного ши Дей встряхивается и вздыхает: ему не нравится то, что происходит дома, ему вовсе не нравится то, что происходит с отцом, Алиенной и отношением к Дому Волка среди благих. Чтобы это изменить, надо пересилить себя. Апатия словно расползается от самих стен или украшений на них.
  
  Да, мой Дей. Встряхнись еще раз и приготовься к коронации.
  
  Мой волк не предполагал, что это действо будет предусматривать его участие и вообще состоится в обозримом будущем. Он прячет скорбь и беспокойство так глубоко, как может. Расстегивает фибулу, не оборачиваясь отбрасывает в кресло, скидывает плащ прямо на пол - моего волка не беспокоят подобные мелочи.
  
  Обшаривает карманы походной одежды и натыкается на книжку. Она крохотная, уменьшилась еще в неблагой библиотеке! Дей и думать забыл о литературном труде Лорканна, однако извлеченная из кармана книга заставляет моего волка слабо улыбнуться: перед его внутренним взором рисуется Золотой город, феи, кусты, удавы, а затмевает всё польщённый пень, припадающий на корешки перед Бранном.
  
  Ой-ой, это почему-то заставляет моего волка помрачнеть!
  
  И почему же? Дей? Дей? Мой Дей?
  
  Ох. Мой волк вспоминает - и теперь события прошлого рисуются перед ним по-новому. Бранн вручил ему книгу и заставил принять браслет, полагая, что сам из города не выберется, он уже шел туда с этим осознанием, он точно знал, что его ждет, на протяжении всего пути от трясины. Вот правильно сказал Джаред - уникальный неблагой. Иногда уникальный в ужасную сторону!
  
  Дей очень бережно устраивает увеличившийся том на тумбочке, стягивает сцепившиеся браслеты, проводит чувствительными пальцами по выгравированной птице и мелкой змеиной чешуе, ощупывая похожие на клыки красные бусины, приставшие к краю серебряного браслета... Едва-едва улыбается и укладывает поверх книги. Следом вытаскивается из нагрудного кармана, ближайшего к сердцу, платок моей госпожи. Солнечная вышивка не потускнела, Дей ласково гладит кусочек ткани, лицо его искажается болью, в душе светлая печаль. Это вещи, которые принадлежат моему Дею от и до, полностью. Они подарены от чистого сердца - и оттого небывало важны.
  
  Стоит моему волку взяться за крючки сюрко, опять появляется Джаред, на сей раз - с перекинутым через руку костюмом и влажным полотенцем в другой.
  
  - Я бы предложил вам ополоснуться, ваше величество, но боюсь, вода побеспокоит ваши раны. Просто переоденьтесь.
  
  - Я же принц... король Дома Волка, а не поросенка, ты это хочешь сказать, Джаред? - мой Дей неожиданно веселится.
  
  Отчитывающий его за испорченный костюм Советник - картина слишком привычная и домашняя, хотя сейчас Дей принимает все совсем иначе.
  
  - Спасибо, что пришел сам, Джаред, а не прислал слугу.
  
  Да, мой Дей, Советник внимателен, как никогда. Или - как всегда, трудно сказать. Ну и что, что не нравился! Он мне и сейчас не нравится! Но меньше, чем раньше. Что я вообще знаю про Джареда? Мой волк, а кто таскал вас на крышу, показывал звезды, распевал баллады? Кто утешал втихомолку? Не отец же? Королевским волчатам не полагалось ни нянек, ни друзей, ни ласки.
  
  - Не стоит благодарности. Я решил, что лишние глаза и уши вам сегодня ни к чему, король Дей.
  
  Меж тем, могу с уверенностью сказать, что наш прожженный интриган польщен и приятно удивлен.
  
  Да, раньше Дей вовсе бы этого не заметил. Общение с неблагим научило его не только плохому, как полагает пока наш явно выведенный из себя Вороной Советник, но и искусству прислушиваться к собеседнику. Как, помнится, выразился давненько Бранн - ловить мысли за хвост. Мой волк способен правильно связать в широкую сеть гораздо больше вещей, чем до того и чем полагает прямо сейчас Джаред.
  
  Мой волк повзрослел за время своего путешествия. Которое, между прочим, не поддается точному подсчету, ибо Неблагой двор находится под нашим царством, и лента настоящего за время пути раскручивалась дважды. Где тогда Мир теней? Видимо, еще ниже. Или левее?
  
  Сюрко падает прямо на пол, за ним отправляется рубашка, ремень, штаны, сапоги - Дей привык так разоблачаться давным-давно.
  
  А Джаред явно, судя по цепкому взгляду, преследует не одну цель, а несколько. И все исключительно благие! Принеся одежду, он решил лично отследить, в каком состоянии находится Дей, насколько пострадал и о каких ранах стойко молчит. Оказывается, что Дей молчит о ранах, которых нет - и руки Советника расслабляются: ему гораздо, гораздо легче. Что Дей восстановил силу не до конца, Джаред ощущает. Но следы от многочисленных стычек в неблагом краю на крепком волчьем теле почти не заметны - объятия родной земли излечили их.
  
  Мой волк обтирается приятно прохладным полотенцем, затем протягивает искательно ладонь и снова прикусывает губу, осознавая, что не видит свой костюм и не может поручиться, правильно ли тянется. А как все выглядит в пустой комнате и при полностью одетом Советнике, стоит только догадываться.
  
  Да, мой Дей, ты чуешь запахи и суть живых и неживых существ, но вот одежда в их число не входит.
  
  Это неприятно.
  
  Джаред поспешно вкладывает в руку штаны, успокоительно теплые и серые даже на ощупь, да, мой Дей, явно волчья шерсть! Как бы хорошо ни работали неблагие паучки с неблагими феечками, их костюм не сравнится с твоим настоящим облачением.
  
  - Нужна ли... перевязка глазам? - очень тихо спрашивает Советник, боясь причинить муку скорее душевную, чем телесную.
  
  - Нет, Джаред. Бранн сказал, эта тряпка немного лечит и не требует замены. Кроме того, по его же словам, она соответствует цветам моего Дома, что греет.
  
  Советник поспешно заводит разговор на какую-то совершенно отвлеченную тему, вроде необходимости избавиться от метелок омелы, оставшихся от пребывания высших друидов и выскочивших, кажется, по всем стенам. А еще лучше - избавиться от друидов обыкновенного толка, которые ринулись активно блюсти равновесие в город, а теперь почти осаждают Черный замок.
  
  - И когда вас коронуют, ваше величество, вряд ли главы Домов Леса и Неба преминут воспользоваться нашим гостеприимством, а значит, - Джаред доволен, успокоившийся Дей ловко застегивает рубашку, - значит, нам придется пустить всех желающих друидов, у них появится повод блюсти равновесие прямо здесь.
  
  - Надо будет подумать, - мой волк вздыхает, обозревая безрадостные перспективы: чтобы видеть их, глаза не нужны. Так же небрежно вытаскивает из-под воротника густые черные волосы, как наутро визита в Парящую башню, а я вспоминаю отчаянное решение моего волчонка и все, что за ним последовало.
  
  - Насчет самой церемонии... - Джаред углубляется в детали, к которым внимательно прислушивается мой Дей, но не я. Кто будет отвечать первым и что именно, какие вопросы нужно оставить без ответа, повторяет самый главный довод, можно сказать, девиз Советника: "Если нечего говорить, будем говорить правду!" Король должен отвечать в последнюю очередь, когда нечего сказать другим или когда обращаются напрямик к нему.
  
  Меня больше беспокоит не корона на волчьей голове, а направление в ней мыслей. Ума не приложу, как дать ему понять, что Алиенна осталась прежней? Что чувство никуда не делось? Что моя госпожа потухнет без него вернее, чем без цвета папоротника? Ох и отчаянные создания эти волки! Вот нет бы моей госпоже полюбить кого-нибудь менее... менее... менее Дея!
  
  Так нет, и теперь мне, старому, мудрому ящеру мучиться с их любовью! Ох, а не мучиться нельзя.
  
  Мой Дей стал дорог моему желтому солнечному сердцу, пробрался на своих мягких лапах прямо туда и не желает уходить!
  
  Зато вполне отчетливо следует сейчас за мыслью Джареда, одобрительно кивает на тонкости плана, немного улыбается на упоминании неблагого, хмурится от предстоящих встреч со старейшинами, хмурится только пуще, когда слышит, что именно разошлось по городу в качестве самых новых новостей.
  
  Мой волк, якобы, собирается вывести всех на чистую воду с помощью повязки на глазах, вычислить своих самых сердитых противников, чтобы потом вызвать на бой; мой волк, вроде как притащил мага заложником, выторговал где-то на окраине цвет папоротника, а в неблагих землях не бывал вовсе; мой Дей, по слухам, собирается расторгнуть брак, заключенный после ночи без любви, которая почти свела в могилу принцессу Солнца.
  
  Да, сплетен явно больше одной.
  
  И в сумерках над городом виноват тоже мой Дей! И в вернувшейся зиме!
  
  Разве что в победе над Семиглавым его никто не обвиняет, однако тут, Джаред опасается, да и я тоже - нужно срочно показать другие подвиги. Змей хорош, но пока одинок, хоть и о семи головах.
  
  - Вынужден признать, - Советник рад оживленно вникающему Дею, а потому почти не цедит это сквозь зубы, - видение побежденного вами змея вызвало добрый отклик в сердцах ши. Тут наш новый королевский волк не прогадал.
  
  - А в чем он, позволь узнать, прогадал? - Мой Дей и без того хорошо чувствовал недоговоренности, теперь им вовсе не ускользнуть из длинных когтей. - Трудно представить, чтобы Бранн сделал что-то без своих обычных расчетов.
  
  Да, мой Дей! Я помню: "На ладонь ниже пламени, на вдох выше смерти". Хороший девиз для королевского волка.
  
  Джаред напрягается, ему невдомек, что Дей припоминает расчеты в битве с Семиглавым, да и потом - всякий раз почти смертельно опасные расчеты.
  
  - Просчитался он, - Советник запоминает новую тему для беспокойства, - с выбором крыла и гостевых покоев. Хотя Мэй отвел его туда, куда я определил, оставаться в подобающих ему комнатах неблагой отказался наотрез, каким-то образом вышел в другое крыло, открыл ржавый замок без ключа и устроился близко от библиотеки. Завтра мы его, конечно, пересе...
  
  - Джаред, прошу, оставьте, - мой волк действительно просит. - Библиотека значит для него очень много, а к условиям Бранн неприхотлив. Поменяйте замок и пусть живет в комнате, что ему мила, раз ее никто не занял.
  
  Да, мой Дей, я тут подумал про сегодняшнее мероприятие. Забавно, что волки могут и не одобрить тебя, лишаясь при этом всего - части земель, влияния и короны. Да, "честь и сила"! Но я отвлекся. Где волки, а где инстинкт самосохранения? И рядом не стояли.
  
  - ...до молодых волков - они все за вас, мой король, - продолжает Джаред.
  
  - А что с нашей уважаемой троицей?
  
  Потому что есть старейшины, что главенствуют над волками. А есть те, кто стоит над старейшинами. Те, кто был всегда, перед кем склонял голову даже Мидир.
  
  - Прибыли еще месяц назад, одобрили вас как временного короля. Таранис поседел еще больше, но зубы его крепки. Он уважает вас, но это-то и плохо. Зная симпатии своего сердца, он будет судить как можно строже. Что до его вечного соперника Элбана, того, чьи волосы отливают рыжиной... Он против, так как против Тараниса, хоть сам и не метит на трон. Так что если Таранис будет нападать, он будет защищать, и наоборот. Друидские правила сохранения равновесия иногда странно применяются даже древнейшими волками. Но все же он справедлив, я надеюсь только на это. Что до третьего, Ллвида, белого волка... он считает вас слишком молодым, ваши решения - идущими от сердца, а не от разума, а потому неоправданно рискованными. Кроме того, он принимает восхищение дочери Грании за любовь к вам. У меня есть чем разубедить его, но...
  
  Мой Дей, я покину тебя ненадолго? Странно, я привык к тебе, но привык и к путешествию. Да, надо заглянуть к нашей - да, к нашей! - госпоже и посмотреть, как там тоже наш уникальный неблагой.
  
  С Алиенной все хорошо, я, не задерживаясь, тороплюсь к тронному залу. Только прыгаю по носу недовольного Грея, который щерится уже в пустоту.
  
  Взъерошенная Ворона - у входа, вместе с Гволкхмэем. Даже волк чувствует пробивающую Бранна дрожь. Поэтому благой спрашивает, желая поддержать вымотанного неблагого, дать ему иную цель на ближайшие пять секунд.
  
  Удивительно мудро и сострадательно, особенно если учесть, что Мэй, хоть и молод - ему не так давно исполнилось триста лет - один из лучших волков-офицеров.
  
  - Неблагой, ты чего, неблагой? - голос Мэя шелестит негромко, но ближайшее острое ухо дергается.
  
  - Я устал, - Бранн отвечает тоже тихо.
  
  Повернув голову, косится левым глазом.
  
  - Ну это-то как раз понятно.
  
  Мэй продолжает беседу почти нежно, стараясь не травмировать Ворону еще больше. Кладет ладонь на его плечо.
  
  - Отчего ты настолько устал, королевский волк Бранн, от дальней дороги?
  
  Признаться, такого я от волка не ожидал - его голос как мелкие ледяные брызги, беспокоит, но не бьет, позволяет встряхнуться и отвлечься, не засыпая и не думая о сне постоянно.
  
  - Не только. Эту ночь я провел с Советником Дома Волка, - Бранн поправляет воротник, стянувшийся из-за сомкнутой в горсть на его куртке руки ошеломленного Мэя. - Нет, я знал, конечно, что уважаемый Джаред волк, но Советник не волк, а просто зверь...
  
  Благой белеет лицом и напряженно вглядывается в неблагого, спокойного, как спокоен он всегда - убийственно.
  
  - То есть, ты хочешь сказать, тебя бьет дрожь потому... - Мэй явно опасается завершать мысль.
  
  Это просто уму непостижимо! Для волка.
  
  А Ворона кивает!
  
  - Знаешь, Бранн, советник может сам постоять за свою честь, но я тебе скажу, распространяться о совместных ночах у нас не стоит! То, что у вас норма, у нас не принято афишировать!
  
  - Я запомню, хоть и не пойму вашу благую логику, и при чем тут честь Советника, тоже.
  
  Мэй поднимает глаза к потолку, набираясь терпения, подбирая более доходчивые слова. Понять разницу между благими и неблагими ему, видимо, предстоит на собственной шкуре. Джареда уважают, и Мэй не собирается давать его в обиду. Но Ворона опережает все, что хочет сказать волк.
  
  - Просто я ужасно устал, мы ужасно устали. Не могу перевести дух, даже утром не заснул, все вспоминал эту ночь, - Ворона меланхолично поправляет рукава. - До сих пор ноги дрожат. Главное, только кажется, что ну всё, мы сделали всё, ему наконец понравилось, как Советнику приходит в голову новая мысль. Ненасытный, неутомимый, неистовый зверь. И приходится повторять все снова и снова... И снова...
  
  Бранн зевает, а Мэй смотрит на неблагого и моргает - так спокойно! Так обыденно! Так скучающе! Делать пусть негромкие по факту, но громкие по смыслу заявления! Дня не прошло, а этот Бранн... А Джаред!..
  
  Мэй аккуратно расцепляет руку на плече неблагого, расправляет складки и чуть не сдувает пыль, пытаясь не представлять, что же творилось за дверьми кабинета Советника. Так вот зачем там нужны столь толстые стены!
  
  - И снова... - Бранн все-таки не сдерживается и зевает. - Продумывать и продумывать эту вашу самую благую из всех известных мне благих церемоний... Да еще и разыгрывать ее в лицах, - зевает опять, не замечая застывшего Мэя.
  
  Да-да, благой, тебе придется учиться слышать Бранна, это непросто и нелегко, но в общем того стоит.
  
  - Бранн? - кое-как унявший трепет благой опять кладет руку на плечо Вороны.
  
  - Гвол-к-х-мэй? - нашему неблагому непонятна эта суета с жестами, но собеседник симпатичен.
  
  - То есть вы, - внимательно смотрит в видимую часть лица Вороны, - вместе с Советником провели всю ночь, продумывая церемонию, обсуждая и добиваясь её идеального плана? В соответствии со всеми законами? Сидя в креслах, за книгами? Каждый в своем?
  
  - Нет, не всю за книгами, - теперь Бранн немного удивлен. - Советник еще ходил туда-сюда по кабинету, мне кажется, ему так лучше думается. И меня заставлял. Я был то старейшинами, то Деем. Он даже тряс меня пару раз, когда я отвечал невпопад. Но в основном да, мы составляли план.
  
  Мэй облегченно, но тихо смеется, благо, это не запрещено, прикрывает глаза свободной рукой, чтобы не видеть озадаченного Бранна и не рассмеяться пуще, во весь голос.
  
  Его! Его, мастера розыгрышей, только что разыграли совершенно без мысли разыгрывать! Хотя вид Советника, обращающегося к Вороне как к Дею, заслуживает отдельных аплодисментов.
  
  - Тебе надо и мне дать пару ур-р-роков! - не выдерживает Мэй, не договаривая, каких именно.
  
  Острое ухо задумчиво дергается:
  
  - Ты это о чем?
  
  Бранн хмурится в непонимании пару мгновений, пока происходящее рядом опять не приковывает его внимание накрепко, сонный он там или не сонный.
  
  К дверям подходит Финтан, разодетый более обычного, ведя за руку бледную Гвенн. Волки всегда бледны, только выглядит она не слишком хорошо, хоть и красива ослепительно: словно в конце тяжкой болезни без надежды на выздоровление или как королевы ши на исходе жизни. Хотя выдержит все, что нужно для Дея, не сомневаюсь.
  
  Лесной принц, выбрав, к кому обратиться, спрашивает едва ли не льстиво:
  
  - Старший офицер Гволкхмэй, может быть, вы объясните мне, почему меня не пропускают?
  
  - Моя принцесса, - кланяется Мэй Гвенн, и та слабо улыбается в ответ на взгляд, полный искреннего восхищения. Но это лишь тень былой волчицы, привыкшей всех очаровывать с одного вздоха.
  
  Мэй оборачивается к Финтану:
  
  - Уважаемый принц Леса, старейшины с раннего утра в тронном зале, у них предварительный совет. Теперь строго в полдень смогут зайти королевские волки, и то не все, также - члены королевской семьи. Я уверен, госпожа Гвенн вам все обстоятельно расскажет! Но позже.
  
  Финтан недоволен, но молчит, ему вовсе неинтересно, что и как ему может рассказать Гвенн. Бранн тоже кланяется волчьей принцессе, которую никто из волков не называет женой Финтана, встает вполоборота. Прикинуться предметом интерьера, наподобие статуи, у него выходит прекрасно. Хоть Бранн и внимательно смотрит на сестру Дея.
  
  - Послушай меня, Мэй, - заговорщицки шепчет Финтан волку, косясь на стражу. - Мне позарез нужно попасть на эту вашу коронацию, - проводит пальцем одной руки по перстням, украшающим другую. - Поверь мне, я такого не забываю! Неужели ты, умный и хитрый волк, не знаешь способа это сделать?
  
  - О, если вы так настаиваете, - не менее волнительным шепотом отвечает Мэй. - Этот способ, разумеется, есть!
  
  Финтан замер, стягивая кольцо, а мне заранее смешно.
  
  - Будучи супругом нашей принцессы, вы прямо сейчас можете принять ее Дом как свой, - очень серьезно отвечает Мэй. - И тогда легко попадете в тронный зал!
  
  Финтан краснеет, тянет Гвенн за кисть, но та освобождается от его руки. Ну что за привычка все время держать жену за запястье! Особенно если это ей вовсе не по нраву.
  
  - Сегодня коронация Дея. Я буду на ней праву рождения, по своей воле, и никто не отнимет это у меня.
  
  У Гвенн нет сомнений в выборе волков. И она будет поддерживать Дея и биться за него, если придется - до конца.
  
  - Что же, оставайся, волчья принцесса! Наблюдай за триумфом своего брата! Или... за его позором!
  
  Финтан уходит, смерив волков, а заодно - и Бранна, ненавидящим взглядом.
  
  - Я не сомневаюсь в вашей силе, госпожа Гвенн, но все же разрешите предложить вам руку, - протягивает локоть Мэй, - Негоже нашей принцессе прибыть в тронный зал без сопровождения.
  
  Все расступаются - идет Джаред, а за ним - Дей. Я взлетаю на него - сегодня нам понадобится вся поддержка и все силы.
  
  Я тут, мой волк, я рядом, я на твоем плече.
  Глава 32. Выбор волков
  Громадина дверей сплошь покрыта замысловатыми узорами. Они отражают саму жизнь, повторяют природу, времена года, переплетаются в бесконечных лабиринтах и спиралях, не имеющих ни начала ни конца. В центре - восьмигранник Дома Солнца, символ всех Домов, окаймленный закрученными посолонь волнистыми лезвиями. Он разъединен или соединен (что тоже символично) окованными створками. Над дверями - волк, завитки шерсти которого плавно перетекают в защитную руну. И ночное светило над ним.
  
  Волки столпились вокруг, во всех проходах, и они глаз не сводят с Дея.
  
  Он же касается дверей, помня их до последнего изгиба. Пока еще есть время, приглушенно спрашивает Советника:
  
  - Что сделал Майлгуир после того, как его признали?
  
  - Этот день пережить всегда тяжко. Тяжко становиться королем своего Дома, а стать правителем всего Благого Двора... На коронации словно выворачиваешь душу... После трех положенных дней одиночества Майлгуира не было месяц. Готовьтесь, мой король, легко не будет.
  
  - Я уж и не помню, когда было легко.
  
  Створки, с трудом подчиняясь двум стражникам, наконец распахиваются.
  
  Зал огромен и волков в нем много, очень много. Я знаю далеко не всех. Те трое, о которых говорил Джаред, стоят посередине, напротив трона. Кресло короля пустует, и мой Дей имеет право его занять. Гвенн с Мэем становятся справа, Джаред и Бранн - слева.
  
  - Король Дей, вы носите этот титул сегодня последний день, по праву крови и по слову Дома. Будете ли вы согласны с нашим решением, каким бы оно ни было? - спрашивает седой волк по имени Таранис. Самый уважаемый и самый старый.
  
  - Старейшины! Вы - мудрость нашего рода. Я признаю истинным любое ваше решение, - отвечает мой волк.
  
  - Дей - имя, данное вам при рождении? Вы не меняли его?
  
  - Это мое имя, и я не менял его.
  
  - Я подтверждаю своей честью и своей силой, - добавляет Джаред, а Бранн проговаривает про себя формулировку.
  
  - Король Дей женат? - спрашивает Таранис.
  
  Джаред быстро произносит, явно опасаясь ответа:
  
  - Я отвечаю за короля Дея. В настоящий момент на его пальце горит кольцо истинной любви, причем это клевер, и сплетен он из цветов двух Домов.
  
  После этих слов Дей стягивает перчатку, и на сей раз не торопится надевать ее.
  
  - Да, клевер несомненный символ удачи, а цвета двух домов сияют над Деем, но сияют ли они над Алиенной? Кажется, и Майлгуир не слишком одобрял этот союз, - уточняет Таранис.
  
  - Я отвечаю за короля Дея, - быстро произносит советник, вытаскивая два свертка из сумки. - Скажу сразу, Майлгуиру не нравились многие из поступков сына, он всегда строго наказывал Дея, строже, чем кого бы то ни было на моей памяти. Возможно, потому, что готовил его себе на замену, считая: кому много дано, с того многое и спросится... В моих руках бумага о назначении Дея наследником Волчьего Дома и Благого Двора, и другая, о судьбе принцессы Солнца. "Я, король Майлгуир, находясь в добром здравии и действуя без принуждения, отдаю мою воспитанницу первенцу Дома Волка, и да будет на том благословение мое".
  
  - Почему документы такой важности не были выложены на всеобщее обозрение? Зачем вы держали их у себя? - грозно сводит брови седой волк.
  
  - Я Советник Дома Волка и подчиняюсь лишь Майлгуиру, моему королю. Эти бумаги были написаны им после отъезда сына и оставлены мне, чтобы я передал их в нужный момент. Что-то тревожило Майгуира, и он боялся за сохранность документов даже в сокровищнице Черного замка.
  
  - Видимо, не напрасно тревожился, - шепчет кто-то из волков, вспомнив, в каком состоянии находится бывший глава Дома Волка.
  
  - Думаю, этот миг настал, - договаривает Джаред.
  
  Мой волк! Отец любил тебя, он помнил о тебе, он сделал все, что мог, для тебя и для Алиенны. Ну почему же ты... Молчу, молчу!
  
  - Король Дей, так же ходят слухи, что ваш брак с госпожой Алиенной основан на насилии, - продолжает седой волк.
  
  - Это допускается в нашем Доме, - перебивает его рыжий Элбан.
  
  - Но теперь вы намерены стать главой Благого Двора, а следовательно, должны действовать согласно правилам и устоям всех Домов, - отбив выпад Элбана, продолжает Таранис. - Учитывать интересы даже таких необычных и нежных, как Дом Солнца. Что вы скажете на это?
  
  - Я не услышал вопроса.
  
  Да, мой Дей, хорошо сказано - волки смеются. Иногда старейшины сами не поймут, что именно, упрек или похвала слетает с их уст.
  
  - Вы принудили принцессу Солнца? - вступает белейший Ллвид, пока Таранис еще раздумывает.
  
  Джаред не показывает виду, но он напряжен. Это один из скользких моментов коронации, а их впереди еще много.
  
  - Я не стану отвечать на подобный вопрос! - упрямо склонив голову, произносит Дей.
  
  Ему больно даже думать об Алиенне, а уж посвящать кого-то в подробности их совместной ночи он ни за что не будет.
  
  Шорох разносится по залу, как ветер - по еловым веткам.
  
  - Это неслыханно! - вступает Таранис. - Я не собираюсь терпеть подобное. Значит, ответ будет...
  
  - Я отвечу, - произносит Советник.
  
  - Вопрос был задан не вам!
  
  - Я имею право ответить за моего короля, если его честь не позволяет ему говорить! И я тоже не буду говорить об этом. У меня есть неоспоримое доказательство.
  
  - Так покажите его нам!
  
  - Не нам, - отвечает Джаред, пробираясь к седому волку, - А вам. Не покажу, а скажу.
  
  И шепчет столь тихо, что даже те, кто рядом, не могут разобрать его слов. Суровый Таранис расплывается в довольной улыбке и не удерживается от вопроса:
  
  - Это правда? Не может быть!
  
  - Вам известно, я никогда не лгу, - легко кланяется хмурый советник.
  
  Дей в непонимании поднимает голову. Да, мой волк, я тоже не слышал, не понял, о чем они. Но, видимо, все хорошо, и это главное. Наш Джаред вытащил какое-то тайное оружие, и оно поразило седого волка в самое сердце!
  
  - Ответ принят, брак признан законным и бесспорным по согласию сторон! - Таранис поводит головой. - Если у кого появились вопросы, я отвечу на них после.
  
  Но шум не стихает.
  
  - Моего слова уже недостаточно?! - негодует Таранис.
  
  Давненько волки не собирались, давненько. Вот уже и молодежь, которой всего-то меньше тысячи лет от роду, недовольна тем, что ее не посвятили во все детали произошедшего в королевской опочивальне!
  
  - Добро. Маги ответственны за свои слова и свои действия жизнью. Они могут сказать или показать лишь правду. Бранн, - командует Джаред. - Крайне недолго!
  
  - Король Дей, прости, - бормочет Ворона и осторожно поводит рукой, словно разматывая что-то в воздухе.
  
  Увиденное ошеломляет даже меня, а ведь я знаю: это всего лишь сон, который смотрит вместе со мной Бранн.
  
  Оплетенная вьюнком спальня волчьего принца; лунный свет от волос на черных простынях; затуманенные глаза Лили, ее руки на широкой спине моего волка, который даже сейчас укрывает любимую от чужих взоров; счастливый шепот "Люблю тебя, Дей..." - пропадают быстро, куда дольше держится смущение волков.
  
  Мой Дей, так, пустячок. Да, ты прав! Просто Алиенна сказала, что любит тебя. Тебя все любят! И вовсе я не льщу! Нет, потом Бранн и Джаред тебе все расскажут.
  
  - Король Дей, скажите, какой из ваших поступков не нравится вам больше всего? - продолжает неугомонный рыжий Элбан, словно почуяв, что чаша весов Тараниса опускается в сторону моего волка.
  
  - Я был резок и груб иногда. Один раз я чуть было не поддался ревности. Однажды... по моей вине погиб ребенок.
  
  - Это был несчастный случай, - добавляет Джаред. - Я слушал ветер - он не говорил о преднамеренности!
  
  Но ропот усиливается.
  
  - Я свидетель тому, - выступает вперед Гвенн. - Мой брат остановился в гневе, клянусь своей честью и своей силой! Это я не дала Дею признаться нашему королю, как он собирался. Отец всегда был слишком строг, даже жесток, Дей не успевал залечивать ожоги. Бранн! - оборачивается она к неблагому: - Вы сможете извлечь воспоминания?
  
  - Это будет очень больно для вас, госпожа Гвенн, - склоняет голову Ворона, которая в первую очередь печется о здоровье.
  
  - Я готова пойти на это - раз слова сегодня ничего не значат.
  
  - Не стоит, принцесса Дома Волка, - отвечает Таранис. - Мы верим вам. Это говорит о том... что король Дей сможет удержать карающую руку. Это хорошо.
  
  - Принца Дея часто обвиняли в горячности, непродуманности и в торопливости решений, - начинает белый волк.
  
  - Что есть - то есть, - отвечает Советник. - Дей иногда вел себя непредсказуемо, хоть это и приводило к победам... Волчицы, при желании, служат наравне с волками. Часть наших воинов, решив расширить круг поисков, попала в засаду фоморов. Спасти их было почти невозможно. Наш король Дей, тогдашний принц, пренебрег опасностью и лично возглавил контратаку. Так как, по вашему мнению, был принц Дей легкомыслен, или он проявил себя подлинным королем, желая сберечь вверенные ему жизни? Отцу-волку это должно быть известно.
  
  - У-у-у... меня больше нет вопросов, - через паузу отвечает Ллвид, видимо, сложив очевидное молчание дочери о своем лихачестве и ее теперь уже не столь очевидное отношение к Дею. - Не знаю, как вы, братья мои, а я уже хотел бы перейти к подвигам короля Дея.
  
  - Все-таки я хотел бы обратить внимание уважаемого собрания: король должен видеть! - громко произносит Элбан. - И еще, как вам известно, многие уверены, что Дей специально пришел в повязке, дабы заслужить всеобщую любовь. Кто ответит на...
  
  - Я сам! - Дей встает резко, Джаред отшатывается, у меня чуть не останавливается сердце. - Значит, теперь меня обвиняют в двух противоречивых вещах - в том, что я обманом пытаюсь вызвать жалость к себе и в том, что я не вижу происходящего. Мой ответ - да и нет! Я вижу, хоть и лишен глаз. Что до обмана...
  
  Дей быстро разворачивает повязку. Поворачивает голову к залу, и волков, которые привыкли к внешнему совершенству и трепетно относятся к целостности тела, продирает мороз от двух дыр на месте серых волчьих глаз. И от хищной улыбки Дея.
  
  - Что вы еще хотите узнать? Я вижу друзей, я вижу врагов, я вижу оружие, направленное против меня. На правой башне - сдвоенный патруль. Четыре осадные машины, готовые к бою, спрятаны справа в ельнике Домом Леса, из них две - серьезно повреждены нашими волками. Остальные спрятаны много дальше. С оружием пришли небесные и лесовики. Лорд Дома Неба живет в палатке на холме по левую руку от нас, - рука Дея безошибочно указывает направление, а потом поворачивается в другую сторону, находя и второго. - Лорд Фордгалл - обитает в правом гостевом крыле. Мэй, не кривись, он вроде бы наш союзник. И то, что ты только что с ночного патруля, не допускает ходьбы по Дому в грязных сапогах. Ронан, застегни верхний крючок на сюрко. Агро, поклониться, когда я вошел, было бы неплохо! Таранис, вы основательно поседели с прошлого визита... - мой Дей учтиво кивает, делает шаг назад и опять присаживается в кресло, свешивая руки с подлокотников, жест расслабленный и немного усталый. - А сигнальный огонь только что погасили. И еще - я очень рад, что вы здесь! Потому что вас всех я считаю своими братьями - в этом суть нашего рода, и этим мы сильны.
  
  А если моего волка изберут, сигнальный огонь загорится вновь. Но будет пылать не тревожным красным, а спокойным серебром - глава Дома Волка и всего Благого Двора избран. Он погаснет лишь через неделю, когда глава Благого Двора будет представлен другим Домам.
  
  Мой Дей опять оборачивает голову повязкой.
  
  - Так он слепой или нет?! - восторженно шелестит по залу. И вдогонку ехидное, кажется, от Мэя: - А какая разница?
  
  Гвенн улыбается гордо. Джаред чуть заметно светлеет.
  
  - Несмотря на все это, - собирается с духом Элбан и повторяет: - Несмотря на это, назначить вождем короля, у которого нет глаз, мы просто не можем!
  
  - Я возражу, - отвечает Джаред. - Мои волки! Никогда еще перед нами, за всю историю благих и неблагих земель, не стоял столь трудный выбор. Многие живут по правилам. Иные нарушают их, и тогда правила меняются. Что значит быть истинным королем - иметь глаза или видеть, видеть суть вещей, видеть сердцем? Принца Дея я знаю с рождения, и он всегда вел себя так, как должен вести принц. Короля Дея я знаю мало, но все, что мне стало известно о его путешествии в неблагие земли, путешествия, которое закончилось безусловной победой, говорит о том, что и там Дей вел себя, как подобает нашему королю. Он может не только брать, но и отдавать, рисковать собой ради других. Он молод годами, но пылок сердцем. Это ли не признак настоящего вождя? Есть ли среди нас тот, кто оспорит его право на трон?..
  
  - Как считаешь ты сам, король Дей, можешь ли ты быть нашим вождем? - в наступившем молчании негромко спрашивает Таранис.
  
  Джаред замер, подобного они не обсуждали и не ожидали.
  
  - Я не знаю, - честно отвечает мой Дей, и Советник прикрывает глаза на миг. - Но буду стараться изо всех сил.
  
  - У меня нет сомнений, - произносит Таранис, и Джаред вздыхает.
  
  Белый Ллвид кивает, поддерживая седого волка.
  
  О, это хорошо, хорошо! Но волков много, хоть в зале один из сотни, и почти все должны сказать "да" моему Дею.
  
  - Вы лукавите, Джаред, - все же возражает рыжий волк. - У нас есть выбор, есть еще принцесса Гвенн! В некоторых Домах, как в глубоком прошлом, женщины правят наравне с мужчинами. Сейчас как раз тот крайний случай! И как бы вы ни прятались в тени, вы - тоже наследник Дома Волка.
  
  - Я отдаю свои права на трон брату, - склоняет голову Гвенн. - Признаете вы его королем сегодня или нет, неважно. Для меня он всегда был им и будет!
  
  - Всю силу, что есть у меня, и все права мои я тоже отдаю Дею, королю волков, - еще глубже склоняется Джаред.
  
  - Тогда у нас либо Дей, либо никого, даже для главы Дома Волка. Вы слишком любите Дея, это может ограничивать вас, а может и окрылять... Мы знаем, что чудо исцеления принцессы Солнца уже произошло, - начинает Таранис. - Один подвиг уже на счету короля Дея, и мне этого достаточно. Есть ли тот, кто готов подтвердить другие, буде таковые имеются?
  
  Джаред аккуратно пихает под локоть нашу зевающую Ворону.
  
  Бранн реагирует на жест Советника и успевает неуловимо встряхнуться, отодвигая усталость, лишние мысли, руку Джареда.
  
  Не сказать, что прочим волкам так уж бросается в глаза разница между сонной Вороной и не сонной, но я, Дей, Джаред, даже Гволкхмэй можем её оценить.
  
  - Я подтверждаю это, - неблагой с нашлепнутыми на куртку лоскутками положенного королевским волкам одеяния вызывает тихий ропот, по счастью, самого Бранна нисколько не тревожащий. - Королю Дею пришлось преодолеть по пути много опасностей, дорога в Неблагие земли никогда не была простой, а подвиги достойны того, чтобы не только про них рассказать, но и показать.
  
  Наша Ворона выверенно и красиво поводит рукой справа от себя - перед троном, на котором сидит мой Дей.
  
  - И я покажу, - нудит Ворона больше Джареда. Опасаясь поначалу сделать что-то не так, проговаривает действия, оставляя Советнику шанс прервать себя, если будет нужно. - Первый подвиг бесстрашного короля Дея в его следовании за своей целью: сквозь горы, мерзлые волшебные ветра и опасные топи...
  
  Бранн напевно вещает, а собравшиеся волки чувствуют, что именно пришлось пройти их королю, на собственной шкуре - обстановка меняется, вызывая вздох опаски от неожиданности и восхищения.
  
  Никто не ожидал, что придется погрузиться в рассказ полностью. Черный зеркальный пол тронного зала пропадает окончательно, тают стены и потолок.
  
  Горы ослепляют волков снеговыми шапками, сверкающими на солнце, ветер воет, мечтая содрать кожу, топи чавкают под ногами, вызывая все звериные инстинкты и заставляя подниматься шерсть на загривках.
  
  Спокойный голос нашего неблагого, который ведет свой рассказ без малейшего приукрашивания, странным образом усугубляет ощущение опасности.
  
  - Чтобы миновать границу Неблагих земель, королю Дею пришлось взять внутреннего волка под полный контроль, чтобы ощущающий опасность зверь не помешал его целям.
  
  Это присутствующие понять способны. Каждый сталкивался со своим волком и не всегда выходил победителем. Формулировки явно принадлежат Джареду, который спокойно кивает.
  
  - Вторым подвигом короля Дея стало противоборство с Трясиной, живым и злобным сердцем болота.
  
  В стороне от трона как наяву рисуется полупрозрачная, давно мертвая ши, растягивающая губы в жуткой улыбке.
  
  От нее разит безумием и смертью, она протягивает к волкам руки, а за её спиной возникает громада ее мощи, что разрасталась со времен старых богов. Вместо плит под ногами волков извиваются дети трясины, они переворачиваются и визжат, с флангов приближаются гнилушки-коряги, а Трясина шипит, обращаясь к каждому волку:
  
  - Точ-щно не хо-оч-щешь покорми-ить мо-оих де-еток-х?
  
  Под потолок взметываются щупальца центральной туши толщиной с небывалые колонны.
  
  - Король Дей сумел превозмочь и её.
  
  Каждый волк оказывается придавленным щупальцем, под водой, среди коряг и мертвецов, возле отвратительной Трясины лицом к лицу, в поединке против мертвых хранителей. Потом солнечный меч наносит удар за ударом, и каждый волк стоит будто рядом со своим королем на краю водяной ямы, где внизу плюётся проклятиями Трясина.
  
  Вниз летит зелье, вниз летит факел - и тронный зал захлестывает та самая очистительная буря, что демонстрирует лики всего, что происходило на этом болоте.
  
  Взгляды волков сами собой упираются в спокойно сидящего Дея, который пережил это и вышел победителем.
  
  Бранн, стоящий возле трона, опускает руку, словно заворачивая видения. Ветер перестает выть, Трясина прячет свой лик, но на один момент кажется, что наш неблагой тоже часть опасной магии болота - различить его фигуру, в отличие от Дея, очень сложно и возможно зорким волкам лишь по серебристому куску ткани на правом рукаве.
  
  Бранн выполнил требования приличий так, как смог, на его куртке рисуются новые лоскутки от форменной одежды волков.
  
  Скрипучий голос нашей Вороны перехватывает внимание снова, зеленые глаза мерцают:
  
  - Третьим подвигом короля Дея стало преодоление Хрустального моря, волны которого не пропускали ни одного благого.
  
  Теперь плиты пола - всего лишь часть палубы хрустальной лодки, на многие лиги вокруг раскинулся светящийся горизонт, по бортам скребут острые когти, на пределе видимости то и дело мелькают треугольные клыки - это заставляет волков нервничать, выпускать зубы и когти, даже оборачиваться, а ощущение угрозы только растет от взгляда на неблагого.
  
  - Хрустальное море поджидает своих жертв множеством опасностей: Островом Смеха, хищными волнами, птицами Рока, Глубинным Ужасом и мертвыми острыми водами. Но самым жутким, неминуемым и смертельным является Черный берег.
  
  Сверху на море падает ночь, лазурный свет бьет снизу, тени ложатся на лица дикими узорами, а изумрудные глаза Бранна пугают больше неведомых опасностей глубины! На фоне этого тревожного чувства волки неосознанно ищут своего лидера - и серебристая повязка их успокаивает.
  
  Дей спокоен, он тут, он прошел все то, о чем так живо вещает Бранн, значит, это возможно. Хотя и трудно, раз лучшему из лучших пришлось расстаться с глазами.
  
  Новый широкий жест Бранна - и с горизонта придвигается, по мере приближения лодки, крошечная темная точка. Она раскрывает свои лепестки как водяная лилия, но это не цветок жизни, это цветок смерти! Он нее разит гибелью явственнее, чем от трясины, сильнее, чем от самого Хрустального моря.
  
  Не знаю, не знаю, мой волк, как Вороне это удается, но мужество отказывает многим, все больше взглядов горит стыдом и восхищением - тебе пришлось пережить то, что даже в отражении магии выглядит так... ужасающе.
  
  - Черный берег старался полакомиться нашим королем, - воронка лепестков придвигается почти вплотную, резко, будто напрыгивает, и волки отшатываются, - но его воля оказалась сильнее, и Берег ушел в глубину с поражением.
  
  Медленно сворачивающиеся лепестки не теряют своей жути до самого последнего момента, пока их видно.
  
  Светящаяся лазурь моря успевает немного успокоить волков, когда картина вновь меняется.
  
  Под ногами раскидывается золотое поле пустыни, песок скрипит на зубах, знойный ветер высушивает лица и руки, цепляясь злыми когтями, словно пытаясь похитить не влагу и силы, а душу и воспоминания.
  
  Я помню его, да, как и ты, мой волк, тогда Бранна не было рядом, но как выглядят те пески, наш неблагой осведомлен очень хорошо.
  
  Золотое сияние не позволяет расслабиться, благие волки ощетинились и ждут, что за опасность покажет свой мерзостный лик на этот раз. Бранн их не разочаровывает:
  
  - Другим подвигом короля Дея стало преодоление Песков Забвения. Единожды оказавшийся там путник никогда не найдет дорогу к Золотому городу, если его вера недостаточно крепка, а цель могут похитить смешные маленькие песчинки.
  
  Сейчас странным образом на лоскутной куртке выделяются коричнево-желтые вставки, Ворона широко разводит руками, барханы раскидываются влево и вправо насколько видно глазу.
  
  - Песчинки забьются в сапоги, одежду и душу, выскребут, вымоют, похитят всё дочис-чис-чис-чис-та-та-та...
  
  Силуэт Бранна начинает мигать, словно он не живой ши, а мираж, благие волки оглядываются - каждый из них оказался сейчас один!
  
  И голова каждого поворачивается туда, где, как они помнят, сидит Дей.
  
  Из марева проступает серебристая повязка, гордо поднятая голова, спокойно лежащие руки, длинные ноги в высоких сапогах.
  
  Мерцающие зеленые глаза и голос Бранна заставляют мурашки бегать по спине:
  
  - До-чис-та выскобленная душа оказывается на распутье, и находит путь вперед лишь одна из ста, если... - глаза закрываются, голос затихает, мираж Дея пропадает тоже, волки почти в панике оглядываются, но находят в себе силы собраться и вглядеться туда, где есть их король. - Если цель ваша важна, а души сильны, - договаривает опять проявившийся целиком Бранн.
  
  Теперь наши благие волки оказываются перед стенами Золотого города. Он проносится мимо домами и улицами - со скоростью быстрокрылой вороны, но невероятно близко к реальности, можно различить лица отдельных неблагих. Волки настороженно и любопытно вглядываются в странные и разнообразные силуэты, множество не-ши вызывает интерес и удивление. Под ногами мелькает башня-яма Звездочетов, стелятся линии рисунка, чистейшая ровная дорога проспекта...
  
  - Золотой город подарил нашему королю несколько возможностей для подвигов, поэтому пятым стало общение с грифоном-провидцем, имеющим обыкновение убивать всякого, кто ему не по нраву, - под завораживающий голос Вороны со скрипом открывается калитка в парк, возле твоего трона рисуется постамент, где сначала лежит каменный грифон, а потом встает не менее каменный Лорканн.
  
  Желтые глаза неблагого деда сияют яростью и жаждой крови, мудрость его жестока, а знание редко может пригодиться кому-то из детей не его дома.
  
  Памятник делает шаг вперед - и каменный пол явственно встряхивает. Рука Лорканна протягивается вперед, достигая макушки каждого волка - и каждый чует всем своим звериным нутром, сколько крови на той руке, какой тяжестью давит властность, как опасно приближаться к древнему созданию, не то что говорить с ним.
  
  - Наш король Дей показал себя настоящим королем благих земель, достойно выдержав разговор с грифоном; настоящим дипломатом, берегущим честь своего Дома и на чужбине; настоящим другом, - судя по дернувшемуся Джареду, это Бранн говорит очень от себя, не просто переиначив слова, но и серьезно их дополнив, - не боящимся древнего создания, готовым вступиться за друга и против тысячелетнего грифона.
  
  Лицо Лорканна искажается, кулак бьет о кулак, но памятник поощрительно улыбается и усаживается опять на постамент.
  
  Видение Золотого города скользит ровно вверх, вдоль стены дворца Парящих королей. Под ногами волков пустота, но они замечают это, только оказавшись на крыше. Некоторые запоздало покачиваются, некоторые отчетливо злятся - пусть это проявление магии, чувствовать себя испуганными волки не любят.
  
  Ой-ой, как бы нашу Ворону не сжили за такое с благого свету. Бранн, однако, невозмутимо продолжает, его взгляд скользит, но и словно останавливается на каждом лице:
  
  - Все присутствующие здесь волки высоки и благородны. У Парящих королей тоже есть цвет своего Дома, опора трона и костяк армии, прочный щит и разящий меч - королевские орлы.
  
  На сей раз все присутствующие в зале оказываются на исполинской орлиной спине и отрываются от крыши неблагого дворца.
  
  - Наш король Дей сумел доказать одному из королевских орлов свое право на полет в неблагих небесах. Орёл нёс его на своей спине, не чувствуя ущерба гордости своей и гордости Дома Четвертой стихии, - волки озираются, рядом с каждым сейчас сидит волшебный Дей, а внизу проносится сумеречный, освещенный огнями фей и Цветка неблагой город.
  
  Впереди тонкой полоской горит туманная облачность.
  
  - Полёт сквозь средоточие истинно стихийной магии - Золотые облака - оставил на нашем короле своё благословение, подтвердив для неблагих жителей королевское достоинство и высокую цель прибывшего издалека гостя.
  
  Золотой туман, в который влетает наш магический орёл такой же, как висящий над столицей неблагих: я чувствую, мой Дей слышит слаборазличимую мелодию колыбельной, что пела ему матушка*, а прочие волки замирают с озадаченными и просветлевшими лицами.
  
  Даже черты бесстрастного рассказчика смягчаются, Ворона сейчас никого не пугает, это всего лишь немного другой ши, по сути не слишком отличающийся от благих.
  
  Потому что все ши без исключения - дети этого мира. И они слышат песню той магии, что была их основой, что составляла их души и их мир задолго до рождения.
  
  Закончившаяся полоса золотых облаков вызывает слитный вздох разочарования, туман звенит напоследок, распадаясь золотистыми искрами, а орлиная спина закладывает вираж, ветер взметывает черные, рыжие и белые пряди волков строго вверх, мостовая приближается, но ожидаемый удар оказывается мягким.
  
  Да, мой волк, так действительно и было.
  
  Недоуменно присевшие в ожидании удара ши распрямляются, испытывая чувство гордости и благодарности - да, неблагой орел поберег и их тоже. Спасибо орлу, то есть Вороне.
  
  Зеленые глаза опять сияют, вокруг звучат шаги и блазнятся тени - Золотой город в ночи место истинно неблагое. Волки деловито собираются в отряд, Бранн удовлетворенно блестит глазами, а вот Джаред почему-то не в восторге, косится на Ворону с плохо скрытым озабоченным удивлением. Вмешиваться, однако, не спешит.
  
  - Опасности, впрочем, не дремлют на неблагих землях ни днем, ни ночью, - шелест извлекаемых мечей, темный шепот Отражений, отзвук темного колдовства раздаются то тут, то там, силуэт Вороны тоже растворяется, съеденный тенями, лоскутная куртка словно растаскивается на части. - Седьмым подвигом короля Дея стало укрощение неблагих чудовищ в самом Золотом городе.
  
  Слева появляются, на секунду показываясь, а потом размыто исчезая прямо в воздухе те две тени, с которыми мой волк сражался возле лавки Фаэ, пока Бранн разбирался с Камнем.
  
  - Тени убийц - порождения подворотен и гиблых мест, таких, которые видели разрыв жизни много раз, они подкрадываются неслышно, их клинки скользят между потоками ветра, их лица не видны за прозрачными масками, их лица проступают перед глазами жертвы только в момент гибели - жертвы или теней!
  
  Бранн вещает, а волки озираются, рядом с каждым озирается прикрывший глаза Дей, разрубающий угрозу, вызывающий Тени убийц на бой - и выходящий победителем.
  
  - Кроме этих неблагих созданий уникальная опасность Золотого города...
  
  Бранн набирает воздух, а Джаред шевелит губами, кажется, имея в виду Ворону, что-то основательно нарушившую в их плане. Дей слегка улыбается, ему ужасно любопытно, как Бранн добивается таких слитных вздохов от волков и как он выводит из себя ледяного Советника.
  
  - ...в соседствующем мире Отражений, иногда спускающихся на нашу землю из своего города, - ночь опрокидывается набок, а волки замирают в черноте между шпилями двух дворцов, в центре мироздания, между мирами и временами.
  
  Мир поворачивается снова - и к волкам, задравшим головы, чтобы проверить наличие Города Отражений, выходят несколько его жителей. Да, мой волк, тебе они даже слишком знакомы - два красноглазых, в том числе маленькая девочка, два полыхающих оранжевыми очами отраженных Джока.
  
  По счастью, Бранна в черном виде почти невозможно узнать. Да, ты помнишь, мой волк, как тебя потряс еще Ннарб, а твоим королевским волкам в новинку тут совсем все.
  
  - Такие Отражения не преследуют благие цели, - в руках каждого из них появляется оружие. За спиной Джока Первого встают громилы, Джок Второй поигрывает явно отравленным кинжалом, Линнэт мановением руки обрушивает мостовую, обнажая острые штыри креплений, а сам Бранн тревожно мерцает красным и фиолетовым. - Такие Отражения преследуют благую добычу и не отступят, пока не убьют ее.
  
  Добычей волки быть отказывались всегда, а потому горячо помогают своему королю, вновь объявившемуся возле каждого плеча, сразить странные и дикие создания.
  
  Бранн удовлетворенно блестит изумрудными глазами, право слово, впервые за два дня я вижу в них фей! Все вокруг настолько реально, что сердце замирает: где мы, в тронном зале Дома Волка или все еще на мостовой Золотого города?..
  
  Но вот отражения побеждены, радостные волки переглядываются, а Бранн щурится и договаривает:
  
  - Главные чудовища, как полагается настоящим чудовищам, таятся на самом виду и выходят на охоту тогда, когда предполагаемая жертва убедилась в собственной неуязвимости, - над городом слышится переливчатый вой Семиглавого, а в свете фонариков-фей отчетливо видно, что он срывается со стены дворца.
  
  Змеиный силуэт в небе - то еще представление само по себе, но Бранн, похоже, устал, а может, полагает, что змей уже знаком благим, поэтому сокращает свой рассказ.
  
  - Королю Дею пришлось победить непобедимое неблагое чудовище, но перед тем - сделать то, на что не решался никогда даже неблагой, - волки переглядываются, не замечая под ногами каменную шею Семиглавого, - побывать в Городе Отражений.
  
  Резко поднявшийся ветер заставляет ши хвататься за чешую, смена полюса или центра тяжести страшно давит, приподнимая и опуская - они вместе со своим королем бьются опять на границе миров, захватывая город абсолютно неблагих Отражений!
  
  Разевает пасть Белый ледяной змей, морозные струи холодного огня проходят совсем рядом, синие глаза пригвождают к месту, жгут лютой зимой. Теперь Бранн молчит, я полагаю, он тоже точно не знает, как называется эта неблагая да вдобавок отраженная змея!
  
  - Более того, наш король возвращается оттуда живым и с победой! - тело Семиглавого содрогается на площади, сбивает фонтан, а брызги воды взметываются вверх, падают на магическое небо и стекают с него каплями, стирая реальность и обнажая уже другую обстановку.
  
  Здесь прохладно и высоко, волки чуют это, даже не зная, что находятся на самом верху Парящей башни. Голова слегка кружится от неостановимого вращения, напротив сидят Неблагие короли и их маленькая принцесса.
  
  - Ничто не смогло сломить волю короля Дея по пути к его цели, - голос Вороны теперь торжественен, - ничто не смогло остановить его. Никакая опасность не сумела дотянуться и непоправимо повредить нашему королю. Кроме одной, - Бранн становится печальным, а Линнэт встает и подходит к благим волкам.
  
  Становится ясно, что неправильность этого мира вовсе неправильная. Девочка маленькая, ужасно одинокая. Слепая.
  
  За ее спиной, между тронами братьев, на высоте двух ростов парит Цвет жизни.
  
  - Опасность оставить мир без гармонии, опасность допустить его угасание, подобное угасанию принцессы Солнца. Неблагое королевство затухало долго, лишаясь мудрого руководства постепенно, - голос Бранна суховат, наш неблагой слишком переживает, - а король Дей подарил им шанс выкарабкаться из осады чудовищ, рассчитаться с монстрами, очистить свои улицы и лица от теней.
  
  По всем ши бьет страшная боль - и мир вокруг погружается во мрак. Слышен только голос Вороны да сияет путеводной звездой серебристая повязка Дея.
  
  - Наш король сделал истинно королевский подарок принцессе Неблагого двора. Он отдал то, что не может быть взято, он совершил подвиг, преодолевая Искажение нашей части мира, разрушая оковы и многолетние тенета.
  
  В черноте, окутавшей зал советов, повисает пауза, прячется даже, будто закрытая стеной, серебристая повязка моего Дея. Слышно только дыхание волков, постепенно успокаивающееся. Ворона не торопится заговаривать, темнота обволакивает мир, и кажется, нет ничего ни в нем, ни за его границей...
  
  Звуки приходят постепенно - звуки дороги, звуки мира, звуки продолжающейся жизни.
  
  Да, мой волк, жизнь продолжалась тогда - и жизнь продолжается сейчас! У тебя по-прежнему есть подданные, королевство и друзья! Я уж молчу о любви!
  
  Скрипучий голос Бранна успешно скрывает его боль и усталость, но не от тебя, мой Дей, нет, не от тебя.
  
  - Мой рассказ подходит к концу, но не подходят к концу подвиги нашего короля, - слышится знакомое скрежетание и звон Хрустального моря.
  
  Зная, что эти воды опасны, волки растерянно озираются в поглотившей их абсолютной, невероятной, ужасающей черноте. Находят друг друга, берутся за руки, пожимают друг другу ладони - противостоять опасности они привыкли вместе.
  
  - Не будучи зрячим, наш король Дей увидел способ победить и Хрустальное море, - хрустящий звук меняется на обычный шум прибоя, который воспринимается дивной музыкой. - Не будучи зрячим, наш король все равно является нашим королем.
  
  Чернота рассеивается вмиг, но волки продолжают стоять вместе, взявшись за руки, не отрывая своих глаз от неподвижного Дея.
  
  - Я подтверждаю это, - Бранн поводит рукой, словно показывая на картину, а обстановка зала калейдоскопом сменяется всеми местами, где успели побывать благие волки, - перед всем благородным собранием своей честью и своей силой, - склоняет голову и прикрывает глаза, изгибая спину в учтивом неблагом поклоне, выверенном, истинно придворном.
  
  Никто больше не видит лоскутную куртку, встопорщенные пегие пряди и странное лицо, собравшиеся видят королевского волка.
  
  Бранн выпрямляется, опираясь на колонну. Еле дыша, добавляет сорванным от непривычно громкой речи голосом:
  
  - У ши... никогда не было слепого короля. У ши никогда не было столь молодого короля! - Ворона оглядывает всех, заканчивает еле слышно: - И, возможно, никогда - столь достойного.
  Глава 33. Серебряный огонь
  Церемония заканчивается слитным вздохом единодушного "Да", после которого рассуждать о пригодности Дея на месте короля становится вовсе беспредметно.
  
  По обычаю новый король спускается с трона, а его волки подходят, чтобы сказать пару слов лично, выразить свои чувства или пожелать чего-нибудь на время правления.
  
  Первыми, разумеется, подходят старейшины. Их пожелания обыкновенны, но каждый при этом стремится обыграть слово "вид", "видеть" или "видение".
  
  - Пусть вид занятого вами трона не обманет наших врагов и воодушевит друзей! - Таранис.
  
  - Пусть видение политических дебрей будет для вас таким же ясным, как обычно! - Элбан.
  
  - Пусть ваш дар видеть самую суть не исчезает никогда! - Ллвид.
  
  Мой волк принимает их пожелания, но скалится почему-то напряженно - в сторону подходящих Мэя и Гвенн. Перехватывает сестру под локоток, притягивает к себе, перекладывает левую руку ей на плечо, удерживая на месте и неимоверно этим воодушевляя - Гвенн дарит волкам просто ослепительные улыбки.
  
  Сам Дей тем временем цепко и даже болезненно ухватывает Мэя своей правой. Ой-ой, мой волк на что-то крепко зол! Шипит почти неразличимо, наклонившись за голову Гвенн, притянув к себе Мэя:
  
  - Я, помнится, давал тебе одно особенное поручение! - на лице офицера небольшое изумление, а я теперь тоже различаю шорох и странно звучащий неблагой зевок. - Которое сейчас сползает по колонне, возле которой стояло, и примеривается спать!
  
  - Что с ним сделать? - Мэй вздрагивает от такой неприкрытой осерчалости. - Из зала незаметно не выйти...
  
  Мой Дей думает очень быстро.
  
  - Подними, приведи ко мне, заведи за спину, - отпускает слегка помятого волка и оборачивается к публике лицом, улыбаясь широко, но слегка, самую чуточку напряженно.
  
  Такие нюансы увидела бы Алиенна, распознал Майлгуир, не оставил без внимания Советник и совершенно точно уловил бы Бранн.
  
  Который сейчас просто сползает по той несчастной колонне, скрывшись от всех взглядов, чтобы не нарушить течение церемонии. Моему волку горько за друга, он помнит, что Бранн устает быстрее волков, а тут, похоже, была бессонная ночь. Мой волк сердится, хотя сердиться вроде бы не на кого, с напряжением поджидает Мэя, пропуская мимо ушей почти все пожелания, но кивая и раздаривая улыбки.
  
  Такое чувство, словно королевская ответственность, обрушившаяся теперь совершенно точно на моего волка, дает ему силы выпорхнуть из клетки уныния и темной магии: с небывалой силой его захлестывает беспокойство о Вороне.
  
  Гвенн чувствует беспокойство брата, и сейчас ей интересно, что волнует его в той степени, в которой редко волновала даже она.
  
  Настороженные уши волка улавливают возню за колонной - Мэй поднимает легкую Ворону без особенных усилий, разве что тот фактически уже спит. Хотя Мэй не самый внушительный твой волк, мой Дей, ему хватает ширины плеч прикрыть лоскутную куртку. Просачивание к вам с Гвенн за спину незаметно, а привычное ощущение Бранна дарит удивительное спокойствие.
  
  - Король Де-ей, - высокий лоб Вороны утыкается между твоих лопаток, а твоя улыбка становится искренней и очень счастливой. - Я умею спать с закрытыми глазами, с открытыми глазами, сидя и лежа, но стоя пока не умею, - говорит Бранн тихо-тихо, видимо, обращаясь к твоей спине.
  
  - Тебе и не надо уметь, они пройдут быстро, только не падай, - не теряя улыбки, выговаривает вполголоса мой Дей.
  
  - Хо-ро-шо, - Бранн прикрывает глаза и очень медленно дышит.
  
  - Мэй, проследи, - сквозь зубы немного растерянному от такого нарушения всякой иерархии офицеру.
  
  Гвенн по правую руку от Дея любопытно косится на неблагого, теперь привлекшего её внимание.
  
  Волки проходят, действительно, довольно быстро, потом возвращаются на свои места - и двери тронного зала распахиваются за их спинами. Оживленная толпа вытягивается из дверей, обсуждая лучшие моменты удивительной коронации и готовясь нести весть дальше: король Дома Волка и благих земель избран!
  
  Стоит залу опустеть, мой Дей мгновенно оборачивается и подхватывает за плечи, поперек груди падающую Ворону. Оглядывается, присматриваясь к оставшимся: Гвенн, Джаред, Мэй. Озвучивает довольно рискованное:
  
  - Мой друг устал, ближе всего отсюда мои покои, я его донесу, а вы проследите, чтобы обошлось без лишних глаз и ушей.
  
  Перехваченный под спину и колени Бранн кажется невесомым, моему волку даже приходится напряженно прислушаться, чтобы уловить тихое дыхание. Волки, получившие первый приказ своего короля, пусть даже такой удивительный, рассредотачиваются, Джаред отпирает неприметную и секретную дверь в коридор, чтобы не возиться с тяжелыми створками, Гвенн с Мэем, не сговариваясь, снова идут под ручку, прикрывая следующего за ними Дея.
  
  По счастью, покои действительно близко, несколько коридоров, пара поворотов - и мой Дей оказывается совсем дома. Тут все по-старому, да, мой Дей, и это не слишком радует - большая часть мебели по-прежнему разбита.
  
  - Джаред, Мэй, срочно нужно немного освежить интерьер, - мой волк ненавязчиво пинает ближайшие обломки.
  
  Советник вздыхает:
  
  - Я подозревал... - гладит указательным пальцем приподнятую светлую бровь, собираясь с духом. - Не стал трогать без вашего разрешения.
  
  Но командует Мэю идти за собой, оставляя Гвенн с Деем. По-прежнему спящий на руках брата Бранн вызывает у волчицы не слишком добрые чувства.
  
  - Ты так и собираешься... - договорить она не успевает.
  
  - Да, я так и собираюсь! Не укладывать же его на пол! - мой волк неосознанным жестом защиты притягивает и перехватывает Ворону. Наш неблагой как-то радостно вздыхает во сне и прячет лицо на груди Дея.
  
  Что с него возьмешь, мой Дей, птица!
  
  Гвенн ощутимо мрачнеет, немного скалится:
  
  - Что, Алиенна уже забыта?
  
  - Не мели ерунду, Гвенн, - Дей даже не думает сердиться, этот выпад звучит слишком по-детски. Поворачивается к ней всем корпусом и объясняет еще обиднее, словно несмысленышу: - Любовь и дружба похожи, но не одинаковы.
  
  За дверьми слышится шорох, несколько голосов, командует явно Джаред, поэтому мой волк скрывается в глубине своих покоев. Первый попавшийся Советнику и Мэю патруль, похоже, тащит какую-то часть мебели. Обломки предыдущей собирают в отрезы холстины, шуршат, скребут и волокут, наконец, раздается голос Джареда, что уборка будет производиться по частям.
  
  Мой Дей, убедившись, что все лишние глаза покинули его покои, поводит головой, прислушиваясь, на что Джаред постукивает по спинке нового дивана. Теперь моему волку ясно, где стоит предмет. Бранн укладывается бережно, и пусть этого не видит мой волк, но остальные наблюдают за ним с трепетом. Да, наш Дей раньше никогда не отличался особым терпением или снисходительностью, а теперь словно боится побеспокоить спящего