Зимина Светлана: другие произведения.

Жрец Лейлы 2 Глава 23.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Глава 23. Драконы, хлопоты и сны
  - Кэртис, - улыбка Дэвида была полна загадок и предвкушения.
  Главнокомандующий Черной Ложи затосковал. Ничего хорошего такая улыбка его любимого господина не предвещала.
  - Звал? - оборотень опустился в уютное кресло перед столом в кабинете златоглазого колдуна.
  - Слышал, ты красиво побегал за нашей главной достопримечательностью, - укоризненно покачал головой тот.
  - Таис заслужил, - хмыкнул Кэртис. - Ничего, немного ободранная кисточка хвоста - и твои гости, как ты их там обозвал, туристы? Странное слово, над сказать. В общем, они ничего не заметят, уж поверь. Им интересен рог и... то что у Таиса между ног болтается, и это поверь мне, не хвост.
  Дэвид округлил глаза:
  - Кэрт, ты сейчас пошутил?
  Оборотень довольно ухмыльнулся:
  - Нет. Не поверишь, сколько извращенцев считает крутым попробовать подкатить к единорогу. Представляешь? Я первый раз когда в засаде сидел, сам чуть с ветки не свалился, когда этот придурок начал ворковать нашему рогатому сокровищу, что-то о бессмертной любви - оказалось твой запрос по сути только извращенцы и могут оплатить. Очень богатые извращенцы. Правда этот хотел прикоснуться к священным тылам, а вот дамочка, которую принесло в другой раз, прямо умоляла о крепком нефритовом стержне... думаешь, почему я не стал сильно его гонять?
  Дэвид хохотал до слез. Он и не предполагал, что за той почти умоляющей просьбой единорога - не делать более к нему паломничества, подразумевалась именно подобная проблема. Он то полагал, что люди хотят услышать пророчества - их извращенная натура требовала знать все наперед, хотя бы плохое, так как черный единорог мог делать именно только пророчества о том, что плохого ожидает в жизни вопрощающего. Кто-то бросал вызов судьбе и пытался обойти пророчество, кто-то наоборот готовил себя к этому, чтобы последствия были не столь ужасны, но что бы вот так... не удивительно, что Тис сбежал - наказание для Таиса он посчитал эквивалентным.
  - Ты же позвал меня не для того, чтобы обсуждать этого хвостатого извращенца? - лениво вопросил оборотень.
  - Конечно нет, - покачал головой колдун. - Я вычислил Лиани.
  Кэртис пружинисто вскочил на ноги:
  - Где?!
  - Ну то есть, спрашивать тебя, хочешь ли ты опять окунуться в водоворот Легенды, даже и не стоит? - уточнил Дэвид.
  - Меня настораживает твоя улыбка, - напряженно отозвался пантера.
  - Не в моих силах переместить тебя в Белую Ложу, а судя по всему именно там и находится сейчас наш Лилиан...
  - Мейдок?
  Дэвид покачал головой:
  - Он некоторое время не показывался на глаза - узнал то, что видимо было еще рано ему давать. Да и активность Света опять в их Ложе зашкаливает, а еще на древе великих магов и магисс пожухла ветвь магиссы Летии. Это почувствовали все сильные маги этого круга силы. И есть у меня подозрение, что там опять приложил руку Лилиан.
  Магическое древо - так называли особую сеть-плетение в которую невольно включались все сильные маги. Слишком уж был силен фон магии у Эмира. И это диктовало особые законы самой магии, даже боги старались не вмешиваться в это плетение. Хотя тот же Рой давно укрыл своего жреца непроницаемой вуалью, не давая прочувствовать его существование. Те, кто постарше - помнили, что тот не слабый маг, но последнее поколение и знать не знало, что верховный жрец Мрака обладает собственной магией.
  Кэртис вздохнул, он даже не сомневался, что Лилиан, куда бы не пошел, в любом месте не останется в тени, даже там где этой тени не место.
  - Как я попаду в Ложу?
  - Кто тебе сказал, что мы переместим тебя в Ложу? - вскинул бровь Дэвид.
  Кэртис прищурился, и все-таки улыбка златоглазого сына Ролани-Барда была не спроста - ведь сразу прочувствовал.
  - Подожди-ка! - он аж приподнялся в кресле. - Ты хочешь воспользоваться этим экспериментальным заклинанием переноса ровно в ту точку, где непременно встречаешься с нужным человеком, только прожив там уже больше недели?!
  Дэвид снисходительно кивнул:
  - Вот почему ты мой главнокомандующий, а не твой брат. Эрик так вот сразу не догадался бы.
  - Но у него же побочный эффект?!!!
  - Временный, - уточнил Дэвид. - И мы работаем над ним. Тем более угрозы жизни не предоставляет. Так невинная шутка.
  Кэртис чуть на месте не перекинулся от такого определения. Да, с одной стороны в этом эффекте не было ничего особо страшного, однако...
  - Кэрт, - внезапно голос Дэвида приобрел ласково-мягкие интонации и обертоны. - Скажи мне, тебе что важнее? Оказаться рядом с Лилианом в нужный момент, или все же тебе дороже твоя репутация из-за милой шутки одного излишне ретивого черного практиканта?
  Оборотень насмешливо ухмыльнулся:
  - Дэээвид, - протянул он лениво. - Это детская подначка, не находишь?
  - Но ведь действует, - довольно вернул тот ухмылку.
  - Ладно, согласен на твой эксперимент, но разве трудно было признаться сразу, что тебе интересно надо мной поиздеваться?
  Колдун вдруг стал серьезен:
  - Эро, ты ценный кадр и член семьи, я не стал бы рисковать тобой ради развлечения. То, что мне восемьсот лет, не значит, что я тут с ума схожу от скуки. Я умею себя развлекать и без опасных ситуаций для своих людей. Кроме того, я действительно волнуюсь за Лилиана - если раньше его буквально окутывала силы Лейлы, то сейчас... сейчас на него начнут охоту те боги, которые хотя бы чуть-чуть представляют, какими силами и потенциалом владеет твой брат... кроме того, некоторым проще устранить, нежели решать долгим путем приручения. И еще. Я уже не первый раз ощущаю всплески такой силы, что не вышептать. Шлейф чего-то подобного постоянно сопровождал моего отца. И такой же всплеск был при воздействии оракулов и... во время Безумных битв. Отголоски силы притащили вы с Эриком...
  - Безумие, которое собиралось уничтожить Эмир, если бы мы проиграли Битвы? - Кэртис побледнел.
  Дэвид покачал головой:
  - Кэрт, ты же не дурак. Выиграли или проиграли, если бы цель была такова - Эмир уже был бы безжизненной пустыней. Я не знаю, к чему стремятся сущности, подобные Безумию, но... могу точно сказать, боги для них - это тот же уровень, что смертные песчинки. Это Высшие силы. И Лилиан умудрился привлечь ИХ внимание. Я считаю, что вмешиваться смерти подобно, но... черные своих не оставляют.
  Оборотень медленно кивнул. Именно из-за этого негласного принципа черного колдуна, в свое время объединенный клан Пантер и присоединился к нему, а не к кому-то другому.
  - У меня будет одна просьба, - со вздохом смирился со своей участью зеленоглазый мужчина. - Я хочу взять с собой Ольгара.
  Дэвид смотрел малое мгновение, а потом тихо заржал. Это был не смех - это был действительно гогот, достойный крестьянина самого низкого класса, даже слыхом не слыхавшем о грамотности и этикете.
  - Я потом влезу тебе в память, - чуть успокоившись, предупредил повелитель Черной Ложи.
  Кэртис криво усмехнулся. Старый друг открутит ему голову. Но бросаться в омут с головой в одиночку было неразумно. Лилиан имел привычку вляпываться по крупному. А Ольгар сильно ему задолжал за Пириса.
  
  Я низко поклонился драконе - все же не зря, совсем не зря, я попросил Мейдока именно её оставить с малышкой Тами. Слава Пустыне, что так все сложилось. Другой маг вряд ли смог бы отбиться от жреца Роя, на котором висело благословение бога. А наш преследователь оказался именно благословенным, Гунар подтвердила мои подозрения, которые зародились еще там, в подземельях. Причем его спутник тоже имел метку Роя. Если бы я не знал точно, и описание не совпадало напрочь, я бы подумал, что это Растин так развлекается. Но нет, похоже, Рой расширяет свои владения все сильнее и... медленно меняет тактику.
  Это означало, что надеяться на то, что оба преследователя погибли, попав под очищение Светом, не приходилось ни в коем разе. Эти двое устроили миленький конец мира в подземельях Белой Ложи, благодаря чему Свет возродил одну из самых загадочных рас Эмира, покинувшие наш мир во время Второго Исхода. Тогда ушли последние: драконы и орки - кажется, именно так называли себя зверолюди в те времена.
  - Лилиан Катани, - звучно произнесла Гунар, прерывая мои мысли. - Твоя дочь отныне и навсегда под покровительством драконьего рода. Мой муж заверил меня, что ни один из нашего рода, какого бы клана он не был, не сможет причинить ей вреда и постарается помочь, в какой бы ситуации она не оказалась.
  Я поднял голову и недоуменно-скептично посмотрел на женщину. Это что еще за интересные радости? Потом перевел взгляд на ооочень довольное личико дочери и понял, что все не так просто.
  - Тами?
  - Папоська, - разулыбалось мое сокровище. - А тетя-длакон лазлешила мне стать мамой...
  - Мамой? - ошарашенно замер я.
  - Ну да, - дитя непосредственно пожало плечами. - Её сыносек будет папой, а я мамой...
  - Э... - я лихорадочно заметался в своих мыслях. - А... можно это будет попозже?
  - Конесно, - серьезно кивнула Тамира.- Мне выласти надо, а Мийлилу лодиться. И тосе выласти.
  - Спасибо, - вполне серьезно поблагодарил я дочку. Дедушкой мне становится было рановато, я в роли-то отца пока толком не приноровился.
  Рядом сдавлено прокашливался Мейдок. Я свирепо покосился на него. И повернулся к Гунар, которая стояла с совершенно невозмутимым лицом... однако искры веселья в глазах, выдавали её напрочь.
  - Планы моей дочери не стали для вас сюрпризом? - скорее утвердительно, чем вопросительно, заметил я.
  - О да, - кивнула она. - Не стали. Я успела уже с ним ознакомиться. Правда сейчас впервые услышала, что моего сына зовут Мийлил...
  - Мей-ллллил, - с трудом постаралась исправить Тамира.
  - Мейрил? - я посмотрел на неё.
  - Ага, - закивала она головой. - Плавда класиво?
  - Очень, - согласился я.
  - Красиво, - задумчиво повторила дракона. - Лорд Лилиан..
  - Да? - я повернулся к ней.
  - Завтра утром мы с Динаром отвезем вас с вашим спутником, как можно дальше. К другой стороне Пустыни. Я бы предпочла вас доставить, как можно ближе к Эльракезу, однако, это не в наших силах. Яйцо нуждается в подпитке.
  - Меня это вполне устраивает, - кивнул я. - Жаль только с конями сложно будет.
  Дракона покачала головой:
  - Увы, коней мы не потащим точно. Они нас... боятся.
  Я грустно усмехнулся:
  - Мой Призрак похоже ничего не боится, но я бы не стал рисковать все же. Не хотелось бы по окончанию полета получить труп коня, скончавшегося от инфаркта.
  Она медленно кивнула:
  - И еще я бы посоветовала вам одеться потеплее, на высоте значительно холоднее, чем здесь.
  - Брат, - Мейдок шагнул ближе. - Коней вы сможете приобрести в ближайшем городе. Не думаешь же ты, что по другую сторону Пустыни пустота? Ближайший город не так далеко, как кажется, от той стоянки, где вас высадят драконы. Кроме того... - он хитро улыбнулся. - Я собираюсь воспользоваться своими силами. Думаю, Призрак не будет против портала перемещения. Так что ваши коняшки вас быстро найдут. Ну, во всяком случае, твоя хитрая скотина.
  Я почувствовал, как в груди разлилось тепло:
  - Братишка, ты просто прелесть.
  Он хмыкнул:
  - Говоришь так, словно мне лет пять.
  - Ну я же все равно старше, - хмыкнул я и протянув руку радостно растрепал волосы Мейдока.
  Тот фыркнул, но не сопротивлялся. Я наклонился поближе и прошептал на ухо брату:
  - Не упусти красотку, а то уведут.
  Тот хмыкнул и стукнул меня по плечу.
  - Как-нибудь разберусь.
  Я обнял Мейдока крепко:
  - Мы справились.
  Его руки крепко обхватили мои плечи:
  - Да.
  - Кхм,- рядом откашлялся Митас. - Это прекрасно все, но все же жрец и воин таки ушли.
  Мейдок отстранился и криво усмехнулся:
  - Частично можно их поблагодарить. Они помогли избавиться от очень больших проблем, предварительно их создав конечно.
  - Надо еще подумать, что нам делать со зверолюдьми и новым светоносцем.
  - Леди Сали теперь достояние Ложи, - строго и даже жестко заговорил Мейдок. - И... и в первую очередь ситуацию с новоявленными зверолюдьми нужно будет обсудить с ней. Что-то мне подсказывает, что именно за ней решение - это её заслуга в появлении этих созданий. Кроме того, нужно еще расчистить Ложу и... похоронить погибших.
  Я хмыкнул:
  - И я хотел бы тебе предложить заняться своей гвардией. Все из рук вон плохо. Я бы на твоем месте связался с Крисом - он подберет тебе отличную кандидатуру на пост нового главы гвардии и... наведет порядок.
  Верховный маг Белой ложи вдруг смущенно пожал плечами:
  - Думаешь... Крис действительно поможет?
  Я вздохнул, не смотря на все, Мей до сих пор редко обращался за помощью к братьям. Я понимал, что он не привык полагаться на семью, но... сейчас стоило бы все же.
  - Мейдок, поверь мне. Катани помогут другому Катани... я грустно усмехнулся. - Ну если только тебя зовут не Регил.
  Черные глаза смотрели серьезно:
  - Я понял тебя, Ли. Я понял.
  
  Вечером, я устроился в библиотеке вместе с мастером Мареком и Мейдоком. Брат разложил несколько карт на столах и вглядывался в их линии и обозначения.
  - Это старинная карта. Ей более пяти тысяч лет, - он выложил темный пергамент, на котором линии были блеклыми, но все же достаточно видимыми. - Вот Эльракез... Но у нас не полная карта местности, и её как-то надо наложить на современные.
  Марек задумчивой статуей застыл над другой картой.
  - Интересно...
  Мейдок переместился так чтобы видеть. И кивнул:
  - Это одна из самых современных карт, поэтому тут все нормально. Вот тут, - его палец коснулся карты, - драконы вас высадят. Потом вам нужно будет по этой дороге добраться до города. Старый древний и не очень большой. Он что-то вроде перевалочного пункта от Пустыни и дальше вглубь материка. Там вы сможете присоединиться к одному из караванов и двинуться в сторону Александира.
  - Александир? - встрепенулся внезапно некромант. - Он еще существует?
  - Да, - Мейдок поднял голову. - Если вот этот городок, - он снова указал на город, где нам предстоит найти себе коней. - Потихоньку умирает, то Александир развивается. Он является одним из городов, куда съезжаются караваны самых разных народов на всеобщую ярмарку.
  - Удивительно, - покачал головой Марек. - В те времена, когда я знал Александир - это был город-загадка. Он прятался от всех. Закрытый, с кучей ограничений и замшелыми традициями. Столько всего изменилось. Я с удовольствием бы посмотрел на него... а этот городок случайно не... называется?
  Мейдок хмыкнул:
  - Весьма похоже... только видимо за века его название сменилось. Ну или произносить стали по другому.
  Марек задумчиво кивнул:
  - Да, вполне возможно. Красивый был город и... очень жизнеспособный. Ему около пяти тысячелетий. Чуть более молодой, чем Александир. И раньше именно в нем проводились турниры менестрелей и даже говорят, что пара бардов заглядывала на эти сборища.
  Брат вскинул брови:
  - А мысль интересная! Нужно будет при случае подкинуть информацию его правителю. Может он и захочет восстановить эту традицию.
  Я вздохнул:
  - Меня больше волнует, в правильную ли сторону мы пойдем, если двинемся именно через Александир?
  - В правильную, - тихо отозвался некромант. - Тут я могу сказать. А главное, в Александире правил когда-то князь с драконьим сердцем.
  - То есть мы можем найти в городе подсказки, куда нам стоит двигаться? - я посмотрел на него. - Ты же это хочешь сказать?
  - Да. Я рассчитываю на это, - вздохнул Марек.
  Я медленно кивнул:
  - Что ж, тогда решено. Двигаемся в этот Александир, а потом опираясь на интуицию и возможные подсказки от древних карт... дальше.
  Мейдок хмыкнул:
  - О да. Жаль я с вами не могу.
  - И не думай даже, - показал я ему кулак. - У тебя задача поважнее.
  Он скривил мне странную рожицу, совсем не подходящую его должности и величию Белой ложи:
  - Да... мне надо заняться гвардией, и придумать, что делать с новоявленными подопечными. Зверолюди - это надо же. Митас сейчас с ними, распределяет и пытается понять, что нам подарил такое наш Свет.
  - А ты к Свету не обращался? - вскинул я брови.
  Тот помрачнел и начал аккуратно складывать карты:
  - Нет...
  Я вздохнул:
  - С этим ты и сам разберешься, но вообще-то я не эти проблемы и дела имел ввиду.
  - А какие? - на меня удивленно взглянули черные глаза.
  Все-таки брат у меня очень даже красив. Особенно в этих его белых церемониальных одеждах, с бледно песочным золотом на плечах и вплетением золотых нитей в черные вихры. Золото отличный проводник магии, поэтому многие маги украшали себя таким образом. А у братишки еще и, словно капли росы, сверкали бриллианты, на этих тонких нитях. И, как я понимал, тоже напитанные магией. Но красота и украшения не лишали моего гениального брата некоторой наивности в иных вопросах.
  Я вздохнул:
  - Мей, радость моя. Я очень рассчитываю, что хотя бы один из Катани обретет свою возлюбленную пару. Поверь, ты заслужил это более чем кто-либо.
  Он ошарашенно посмотрел на меня:
  - Ли... ты!
  - Я говорю, что ты должен попробовать поухаживать за леди Сали, - хмыкнул я и, не удержавшись, щелкнул его по носу. - Я же видел, какими ты глазами смотрел на неё.
  Забавно, я давно не видел... да, пожалуй, никогда и не видел, как краснеют верховные маги Белой ложи. Но вот случилось.
  
  Он потянулся с гибкой кошачьей грацией и, наконец, открыл глаза. Мария-Александр изволил проснуться. Темно-зеленые глаза с золотистым ободком вокруг радужки отнюдь не выглядели сонными, в то время как общее выражение лица, с резко очерченными скулами в обрамлении спутанной каштаново-золотой массы волос, говорило об обратном.
  Лежать в постели было невероятно приятно, но Росомаха скатился вниз, прямо на пушистый ковер, встал на четвереньки и выгнулся, словно кошка, потягиваясь. Только после этого легко вскочил на ноги. И отправился умываться. Утренняя заря только-только занималась в небе, и ему следовало поторопиться, так как все чувства просыпались и подавали недвусмысленные сигналы, что именно сегодня придется прекращать затянувшийся отпуск.
  Купальня приветствовала его тихим журчанием воды, и он с удовольствием нырнул в приятную прохладу воды. Похоже, что именно сегодня он уйдет из города.
  Что ж, это только означало, что нужно основательно подготовиться: сначала купание, потом завтрак, тщательный подбор одежды и прогулка по городу.
  Незамысловатый план действий, однако Росомаха аж заурчал от удовольствия.
  Когда он, наконец, распахнул двери своего жилища, чтобы выйти наружу, солнце уже поднялось в небе.
  Юноша скользил по улицам города, прощаясь с его красотой и тишиной, свойственной только опустевшим древним городам.
  Этот город находился в глубокой чаще Дикого Леса, который давно заявил свои права на брошенные жителями улицы и дома.
  Название города давно затерялось во времени. Его когда-то построили представители двух народов, ненавидящих друг друга так люто, как это могли делать только два абсолютно противоположных по своему устройству существа.
  Что заставило зверолюдей, коих еще именовали орками и почти эфемерных созданий леса - эльфов вместе выстроить этот город и жить в нем, Росомаха не знал, хотя прожил в нем последние пятьдесят лет и считал своим домом. Он многое изучил в городе, но только не нашел информацию о самом основании города. Так же он не нашел, почему они ушли из него. И не вернулись.
  А город стоял. Он был крепок, так как его основу закладывали орки, а бок о бок с ними трудились эльфийские архитекторы.
  Его грубая, но одновременно изящная красота бросалась в глаза своей странностью и простотой. Завораживала своей дикостью, которую только усилил лес, ворвавшийся и воцарившийся на тихих улицах.
  И единственными его жителями стали обитатели Дикого Леса и пришедший сюда пятьдесят лет назад усталый, израненный Заказом убийца. Теперь же Росомаха поднял глаза, вглядываясь в светлое небо, пришло время выполнить еще один Заказ, который он откладывал все это время. Сложный, но безумно интересный Заказ.
  
  Отряд двигался медленно из-за двух клеток, в которых перевозили преступников. В этот раз охотники за головами изловили крупную добычу. И случайный свидетель мог бы удивиться тому, что в одной из клеток был заключен всего один пленник. Правда, приглядевшись, удивление сменилось бы пониманием, так как этот единственный был опутан магическими цепями, как гусеница коконом паутины. И неудивительно. Полукровки всегда отличались особыми способностями и силами. Тем более такие, как этот. От своих родителей он получил запоминающуюся внешность. Удивительную, даже под тем слоем грязи и ссадин, которые покрывали его кожу.
  Огненно-красные волосы спутанной массой опускались ему на плечи, а черные, пронзительные глаза, полыхали неудержимой яростью на, словно выточенном из бледного мрамора, лице.
  Красота, которая явно имеет эльфийские корни в первом поколении, а вот цвет волос, которого никогда не бывает у лесных созданий, хищные скулы, чуть выпирающая челюсть, которая прячет острые зубы с выпирающими клыками - это явно от орков.
  Полукровка такого типа - почти невозможное явление на фоне отгремевшей Дикой Войны, потому что их убивали еще в утробе матери. Этому, похоже, повезло... а может и нет, учитывая взгляды пленников второй клетки. Потому что в ней перевозили шесть орков, пойманных недалеко от деревни, на которую за сутки до этого было совершено нападение.
  Жителям повезло, так как именно в этот день у них на ночлег остановился отряд охотников за головами. Так что орков в тот день ожидал неожиданный отпор. А когда на следующее утро в деревню прибыл отряд паладинов Доэра, которые, услышав новости, тут же объединили силы с охотниками, как раз и удалось задержать этих шестерых живьем.
  Сейчас всех пленников объединенный отряд сопровождал в Чило, город правосудия в этих землях.
  - Эй, огневолосый, - один из орков внезапно поднялся на ноги и прижался к прутьям решетки, вглядываясь в пленника соседней клетки. - Почему они везут нас по кружному пути? Разве через лес не короче?
  Что удивительно акцент у орка почти отсутствовал, когда он заговорил. А до этого пленные предпочитали вообще рта не раскрывать, ничем не показывая, что понимают своих врагов.
  Черные глаза внимательно оглядели орка с ног до головы, сверкая из под спутанных прядей и... внезапно он ответил:
  - Это Дикий Лес, орк. Бессмертному созданию, как ты, следовало бы знать, что Дикий Лес не терпит вторжения. Из него еще никто не возвращался.
  Голос у него оказался слишком низким и бархатным для эльфийского, а рычащие обертоны и вовсе явно унаследованы от орочьей крови. Но эльфийская мелодичность превращала все это в нечто завораживающее.
  - Урик, - вскинулся один из товарищей орка. - Это же эльфийский выродок! Не разговаривай с ним. С такими как он, один разговор - сталь в сердце.
  Тот покосился на соратника и внезапно оскалился:
  - С кем хочу, с тем и разговариваю, Араг! Этот полуэльф, так же и полуорк! В нем наша кровь, и, похоже, что умирать нам вместе.
  Хриплый смех из соседней клетки был ему ответом:
  - О Боги Эмира! Надо же услышать что-то подобное от орка! Если еще появится какой-нибудь эльф и повторит твои слова, точно решу, что мир перевернулся!
  Урик хмыкнул:
  - В этом мире полно чудес, огневолосый. Например, чудо, что ты выжил и дожил до своих лет...
  - Да уж, - губы пленника искривились в злой усмешке.
  - Заткнитесь, вы!.. - один из охотников со всего размаху ударил по прутьям решетки той клетки, где находился полукровка, своей дубиной, которую все это время тащил на плечах.
  Пленники невольно поморщились от гулкого звука. Огненоволосый же прищурился и внезапно спросил, понизив голос на пару тонов:
  - Боишься?
  Тот отшатнулся.
  - Ну-ну, - все так же ласкающее, почти интимно, прошептал пленник. - Беги, докладывай своему доморощенному колдунишке, что заклятие рассеялось. Оно и держалось-то всего пару минут. Правда, вам именно в этот момент удалось меня оглушить...
  Охотник резко пришпорил коня, срываясь с места.
  - Интересно, - потянул Урик, задумчиво разглядывая его. - И что это значит?
  Тот усмехнулся, сверкнув клыками:
  - Бард я.
  - Кто?! - поперхнулся орк. - Как вы вообще выжил среди эльфов?!
  Ответный взгляд был таким тяжелым и темным, что даже бесстрашный орк поежился.
  - Не. Твоего. Ума. Дело, - процедил бард.
  - Эй, - рядом с Уриком поднялся еще один орк. - Если ты бард, почему не споешь и не освободишься? Барды же владеют магией песни.
  - Ты совсем идиот? - осведомились в ответ. - Где ты видел, чтобы паладин Доэра песне поддавался? - он мотнул головой на стройный ряд в сияющих доспехах.
  - А раньше? - ничуть не смутившись, поинтересовался тот.
  Темные глаза опять вспыхнули яростным пламенем и тут же погасли:
  - А раньше я в отключке был, - язвительно прошипел в ответ явно раздраженный полукровка. - Я в себя пришел, когда уже ваша "теплая" компания присоединилась.
  - Приятно сознавать, что ты столь разумно оцениваешь ситуацию, Ран.
  Пленники повернули голову, взглянув на подъехавшего к клеткам человека.
  - Еще бы я её не оценивал, старый извращенец, - внезапно взбесился бард. И под всем слоем грязи внезапно стало видно насколько он молод: - Ты чего наплел паладинам?! Я - поклоняющийся Рою! Ублюдок, что по недоразумению явился миру?! Или ты поведал ему правду о своих истинных намерениях?!
  - И что это за намерения, по твоему мнению? - Урик проявил очередную порцию любопытства.
  Вопрос орка словно послужил катализатором, который полностью сорвал печати на самообладании полукровки:
  - А ты взгляни в его похотливые бегающие глазки, - яростно прошипел бард, извиваясь в своих путах. - Смотри внимательно, орк! Потому что в этих глазах судьба слишком многих полукровок и вашего народа и эльфов! Одно, что слюну не пускают!
  Орки недоверчиво окинули взглядами сухую фигуру колдуна, узкое лицо со змеиными губами и дряблой кожей. Тяжелый сомневающийся взгляд Урика встретился с глазами человека, и сильные руки сжали прутья решетки, так словно надеялись её сломать.
  - Но... ты же... мальчишка...
  - И что?! - хохот полукровки был полон злобы. - Думаешь, извращенное сознание людей не придумало, как это делать, если раб того же пола, что и хозяин?!
  - Что ты плетешь?! - колдун скривил губы. - И это пытается сказать мне ублюдок орка и эльфийки, воспитанный при храме Лейлы?!
  Пленник внезапно успокоился и его голос снова приобрел мелодичность. И только легкие искры догорающего гнева все еще окрашивали края интонации огненной каемкой:
  - Именно там я и узнал о многих интересных вещах, практикуемых среди людей. И именно там меня научили видеть намерения таких как ты. Мой наставник догадывался, что с моей внешностью, мне не раз придется сталкиваться с тем маслянистым блеском, что ты прячешь на дне своей души.
  - То, что он говорит, правда? - гулкий голос вмешался в странный разговор. Паладин Доэра возвышался над колдуном, как гора над мелким холмом. - Скажи, колдун. Правду ли сказал твой пленник?
  - Что?! - тот волчком развернулся к паладину. Но тот смотрел сквозь прорези забрала, и невозможно было понять, что там прячется в темноте шлема. Но невозмутимо звучал его голос:
  - Потому что если это правда, то ты совершаешь преступление. Полукровка он или нет, но по меркам эльфов и орков - еще дитя, совершеннолетие которого наступает лишь в восемьдесят лет, а его возраст Доэр показывает мне около тридцати лет. И я обязан взять это дитя под свою защиту...
  - Дитя?! - в глазах колдуна блеснуло настоящее безумие. - Дитя?! Ран Разбойник и дитя?!
  - О, - глухое забрало повернулось в сторону клетки. - Я слышал это имя. Но оно принадлежит барду. Очень хорошему барду...
  Кривая улыбка была ему ответом. И в это момент прозвучал голос внезапно успокоившегося колдуна:
  - Как бы то ни было, паладин Доэра, но это МОЙ пленник. А ВАШ собственный кодекс, не допускает даже мысли о том, чтобы покушаться на чужого пленного. Мы охотники за головами, и голова конкретно этого преступника заказана. Мы выполняем Заказ. И не вам решать судьбу этого создания. Так что занимайтесь своими орками!
  Над дорогой повисла тишина, вся колонная стояла в ожидании решения спора. А потом паладин молча развернул коня, отправляясь в начало колонны. Колдун был в своем праве.
  - Проклятые смертные! - прорычали из клетки орка.
  Бард лишь сверкнул темными глазами.
  - Что встали?! - колдун обернулся к своим людям. - До Чило еще несколько дней пути! А мы тут стоим посреди дороги, как столбы!
  - О, - вы собираетесь в Чило? Позволите ли к вам присоединиться? - мурлыкающий мягкий голос выбрал ту самую секундную задержку, между приказом колдуна и ответом его подчиненных, сразу обращая на себя внимание.
  Он стоял на обочине, легкий и стройный, в слегка потрепанной, но добротной одежде, с небольшой котомкой за левым плечом. Каштановые волосы волной ложились на плечи, и вот странность, не несли на себе ни единой пылинки. Зато над левой бровью в челке запуталась яркая зеленая травинка. Темно-зеленые глаза чуть жмурились от полуденного солнечного света.
  С минуту все почти недоуменно смотрели на него, словно не понимая, откуда он мог взяться. Никакого оружия, кроме длинного кинжала на поясе. Стоптанные сапоги. На вид лет двадцать. Совсем еще молокосос, у которого даже не пробиваются усы.
  - Ты кто, малыш? - бархатный голос барда из клетки прозвучал так, словно он на самом деле сидел на месте Паладина Доэра, возглавляющего колонну, а не закованный в цепи, ехал в клетки как преступник.
  - Мое имя - Мария-Александр, - легко склонил голову в неглубоком поклоне юноша. - Я путешествую.
  - Мария-Александр? - протянул огневолосый. - Красиво, но длинно...
  Легкая полуулыбка скользнула по губам путешественника:
  - Иногда меня зовут Рас.
  - Рас, - удовлетворенно кивнул тот. - Прости, что не могу подобающе приветствовать тебя. Мое имя Ран Аларик Кали. Можно просто Ран.
  Юноша кивнул, принимая представление.
  - Довольно! - это, наконец, пришел в себя колдун. - Юный господин, видимо отстал от своих?
  Тот развел руками:
  - Я немного заплутал, - слегка смущенно сознался он. - Пришлось идти пешком. А потом задремал тут в траве. Проснулся, услышав голоса. Надеюсь, вы позволите мне присоединиться к вам, а в Чило я найду своих.
  - Мое имя Иридий, - колдун прищурился. - Мы перевозим преступников в Чило. Если вас это не смущает.
  Назвавшийся Расом пожал плечами:
  - Это лучше, чем идти в одиночку. У меня почти не осталось припасов, а из оружия только кинжал...
  - Тогда вам несказанно повезло, хотя и считается, что в землях вокруг Чило не осталось разбойников, это не совсем так, - колдун взмахнул рукой. - Да и Дикий Лес под боком. Вам выделят коня.
  - Благодарю, - поклонился тот и с интересом покосился на клетки. - Так это преступники?
  - Полукровка - убийца и разбойник, - пожал плечами Иридий, - а орки - это военнопленные. Их жизни принадлежат Доэру и его последователям.
  На внимательный взгляд темно-зеленых глаз, бард ответил усмешкой.
  - Энгель! - колдун обернулся к одному из сопровождающих. - Дайте достойному юноше свободную лошадь.
  - Да, господин, - склонил голову охотник.
  - Хорошо, - колдун взглянул на клетку, где сидел бард. - Этому воды и еды не давать, пока я не разрешу. Это немного умерит его пыл.
  
  Я открыл глаза. Сон. Яркий. И совсем такой же, как тот давний, который я видел давно о сыне некроманта. Я облизнул губы, вглядываясь в темноту. Эльракез.
  Мария-Александр жил в заброшенном Эльракезе. Я ничуть не сомневался в этом. А главное в том, что сон был необычным. И ничуть не потому, что я за предыдущий день насмотрелся на возрожденных зверолюдей и карты с Эльракезом. Сон был слишком четким и слишком... логичным, как история в живых картинках, которые двигались и разговаривали.
  Я вздохнул и повернул голову, вглядываясь в тени за окнами. Спать мне больше не грозило. Я выбрался из постели и в одних легких штанах отправился на небольшой балкон-террасу. Хорошая сегодня ночь.
  "Не спится?"
  Я почти лениво повернул голову, и похвалил сам себя, что даже не вздрогнул, хотя не почувствовал присутствия дракона.
  - Сны, - коротко ответил, разглядывая огромную чешуйчатую морду дракона, которая вольготно расположилась на краю моего балкона. Остальная громада тела терялась в темноте. - Странные сны о прошлом.
  "Это тебя Легенда беспокоит", - загадочный ответ. - "Верь своим снам".
  - Я попробую, - кивнул я. - Но это не так то просто. Ощущение, что кому-то очень понадобилось меня впутать в эту самую Легенду.
  "Подчас нет умысла там, где его подозреваешь", - мигнули янтарные змеиные глаза дракона и внезапно в них пробежали всполохи самой настоящей радуги. - "Просто Легенда затянулась и желает своего завершения. А ты сам вступил на эту тропу добровольно".
  - Сам? - я потер шрам на щеке. - Да действительно, я мог бы и отказаться от некроманта.
  "Именно", - дракон шевельнулся. - "Иди отдыхать, бывший жрец Лейлы. Ночь впереди длинная, а дорога, которая тебе предстоит, полна неожиданностей".
  - Хорошо. Удачной тебе ночи, Динар.
  "Спи спокойно, бывший жрец. Сегодня снов больше не будет", - его ровный "голос" вдруг изменился и приобрел странные интонации. - "Передай дочери, я согласен на сватовство за своего сына".
  Я вскинулся, но он уже свернулся в темный клубок, покинув мой балкон. Я вздохнул - это все терпит до совершеннолетия Тамиры. Мне еще девочку уберечь надо.
  Я отправился досыпать.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"