Раевская Злата: другие произведения.

Перевыполним план ... Даллеса

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:

   Признаюсь, что обзор писать не хотелось. Текст мой на сей раз приняли, без оговорок обязательности обзора. Чего зря пыхтеть, или точнее злопыхательствовать. Вот что называется повезло так повезло. Но... два обзора других авторов пробудили вдохновение своими специфическими критериями, а именно: цвет и шаблон. Решила воспользоваться ими, а заодно использовать... план Даллеса*, так успешно воплощенный в России. Заслуга журналистов и писателей в этом велика. Вот и мне хотелось проверить, насколько авторы конкурса выполняют план, так сказать. То есть в какой степени автор своим текстом способствует внедрению в человеческое сознание культа секса, насилия, садизма, и предательства, национализма и вражды народов - прежде всего вражды и ненависти к русскому народу, насколько антисоциален и антинароден, высмеивает честность и порядочность.
   При этом отбрасываю критерий "заснула, не заснула". Я то, как раз на ночь, чтобы спокойно заснуть беру читать любимых авторов. А вот тексты, которые не нравятся, наоборот, могут лишить сна.
   Итак, проведем спектральный анализ, проверку на соответствие антисоветским и русофобским шаблонам, и дополнительно - рентгеновский снимок скелета произведения, проясняя вопрос: в какой степени он подходит для новеллы...и для плана Даллеса.
  
   Коршунова А.Д. Короли, капуста и чудо-оружие
  
   []
  
  Автором предлагается сценарий фильма Дайтэ Койти аниме-студии "Бедлам", вероятно мультфильма.
   Преамбула вдохновляет и настраивает на иронический лад. И внушает слабую надежду, что Даллес обломается на сей раз. Но на поверке оказалось, что это лишь уловка, позволяющая все претензии к тексту отсылать к компании "Бедлам".
   Повествование в фильме идет от первого лица, такой прием часто используется, "Секс в большом городе", например. Но вместо монолога автор обрушивает первоначально на неподготовленного мало-мальским вступлением читателя пулеметную обойму тяжеловесных диалогов с откровениями фашистов о планах на выдуманную карликовую страну в Латинской Америке, причинах их поражений, недовольстве союзниками, и иронических выпадов в адрес, так называемых, демократических выборов, очень метких, надо признать. Дальнейший юмор заключается в том, что герой, чьими глазами читателю представляется увидеть события, а точнее чьими ушами услышать диалоги, - русский князь и масон, сын осевшего в Германии белоэмигранта, дышащий с детства ненавистью к большевикам, на момент повествования сотрудничающий с нацистами в области оккультизма.
   Все это читателю предстоит узнать из последующих, неожиданных после диалогов, довольно пространных вполне себе художественных описаний.
   Князю удается избежать прямого участия в военных преступлениях против Отечества, правда не с помощью героического бегства, а в результате легальной многолетней командировки в Латинскую Америку для поисков нацистских артефактов. Что говорит о князе, как о нейтрале. Таких нейтралов в многомиллионной белоэмигрантской среде было большинство.
   Но самые лучшие, те, кто по-настоящему любили Отечество, вступали в противостояние с фашистами, вне зависимости от своих взглядов. В условиях войны даже прямой отказ от сотрудничества требовал мужества, как в случае с князем Феликсом Юсуповым. Масон, убийца Распутина, мечтавшей о жестокой диктатуре против коммунистов, на предложение стать наместником на оккупированных территориях Советского союза ответил решительным отказом.
   Даже Деникин, который ненавидел СССР до самой смерти, призывал не сотрудничать с фашистами.
   Были эмигранты, рвавшиеся служить в РККА (хоть окопы просто рыть, но на русской земле), тысячи героически принимали участие в движении Сопротивления (в том числе женщины), и это при всем при том, что некоторые так и не отказались от своих антисоветских взглядов. Бунин, например, который рискуя жизнью, спасал бежавших из концлагеря пленных. Эмигранты-патриоты боролись в рядах Mouvement Unitaire de Résistance на юге Франции, или в рядах "Гражданской и военной организации".
   К сожалению, не малая часть русской эмиграции во Франции и Бельгии пошла на сотрудничество с немцами, несмотря на то, что немцы им не доверяли, опасаясь великодержавной памяти, и часто арестовывали германофилов заодно с патриотами. Но даже те русские, которые воевали на стороне Германии, прибывая во Францию с Восточного фронта, снимали немецкую форму прямо на вокзале, скрывая свой позор, поскольку в русской эмигрантской среде было стыдно поддерживать Германию.
   Князь Ольховский, судя по всему, персонаж выдуманный, как и страна место действия -Вентурия (грибок-паразит). Возможно, я плохо искала, и автор меня поправит. Герой вхож в самое святая святых, вернее самое сатанинское чрево фашистов.
   Возможно князь был царских кровей, раз ему фашистами оказано было такое доверие. Возможно это Владимир Кириллович, отпрыск маргинального Кирилла Владимировича из семьи Романовых, умершего в 1938г и жертвовавшего средства в начале 20-х годов нацистской партии, да так, что его супруге пришлось продать для этого свои фамильные драгоценности.
   Но Владимиру Кирилловичу, совместно с 1-й Русской Национальной Армией попытавшемуся пересечь в конце войны границу княжества Лихтенштейн, было отказано в убежище, и он был отправлен обратно в Австрию, правда советского плена избежал. О возвращении в Россию речи быть не могло.
  А князь Ольховский вернулся в Россию, к тому же у Владимира Кириловича был только один сын, родившийся спустя восемь лет после окончания войны.
   Словом, детектив из меня вышел никакой. Реального прообраза героя так не нашла. А если его в действительности не было, для чего все это нужно было придумывать?
  
   Нереальным событием, надо полагать, в тексте стал "оксююморной" нуль пространственный переход, через который предполагалось перемещение нацистов в Латинскую Америку. Но как известно из истории, многие нацисты после окончания войны перебрались и осели там, так же, как и в США, без оного мистического приспособления, и долго кошмарили еще Европу через свое образование "Гладио", а теперь вот повылезали на Украине.
   Но этот нуль-пространственный переход не стал центральным событием, с которым завязаны так или иначе все персонажи в тексте.
   Несмотря на преамбулу, повествование так серьезно, что невольно приходится напоминать себе, это снято компанией Бедлам: "Не приписывай автору желание перевыполнить план Даллеса!".
   Цвет текста - золотой, цвет золотого запаса и алчности. Фашистов, конечно.
   Шаблонов хватает. "большивисткая орда" - перевертыш от "фашистской орды" по аналогии с манголо-татарской. Но вот большевики в отличии от последних двух, ни на кого не нападали с целью мирового господства. Но ведь это слова нациста, так что претензии снимаются. И всплывший в диалогах времен войны "Госдеп" - аббревиатура наших дней скорее. В то время сказали бы просто "Вашингтон".
   Что касается темы.... Глубокое исследование связи мистики и нацизма ведет к существующим тайным обществам, определяющим политику в мире, и навязываемым ему (миру) так называемым "буржуазным демократиям". Посему тщательно блокируется и существует на уровне художественной публицистики. Что прямо в "Викепедии" и написано. Но не смотря на запреты, истина о том, что родиной фашизма является Англия, а ее идейный выкормыш - Гитлер был членом тайного мистического общества, просачиваются. А связь демократий с фашизмом сегодня наглядно демонстрируют Украина, ИГИЛ, так же как ранее Гладио (Красные бригады) - международный терроризм, возглавляемый ЦРУ, и преступления американской военщины по всему миру.
   Автор пытается в оригинальной форме приоткрыть завесу.
   Структура текста сложна для новеллы. Это скорее конспект "приключенческого" романа. Приключения рассмотрел Аноним, я их не увидела, все осталось за скобками, подробности добычи артефактов, например.
   Нельзя же "мистические победы" нацистского патрона главного героя в Советской России и избежание им наказания на Нюрнбергском процессе считать приключениями. Это преступления. Хотя с точки зрения Даллеса, да.
  
   И потом, очень не хватало нашего "Штирлица". Когда "наших" нет, даже иронии авторской оказывается недостаточно. "Нашим" Ольховского нельзя назвать, с советской разведкой, как делали многие белоэмигранты, например, как И.А. Кривошеин, отправленный немцами в Бухенвальд, явно не сотрудничал.
   Словом, так себе герой.
  
   Пролистала свой обзор и ... ужаснулась. Он грозит превысить текст и по объему, и по сложности, а я ведь даже содержания вкратце не все пересказала. Ну бывает, иногда увлекаешься, проникаешься авторским стилем, так сказать.
   А пока читатели все это будут переваривать, изучу следующий перл самиздата.
  
   Дети цветов
  
   Баш Э. За ёлкой
  
    []
   Планировала комментировать тексты в порядке нумерации на странице конкурса. Но посмотрев на текст с номером два, ужаснулась - опять Латинская Америка и нацист. Дабы разбавить повествование более приятным содержанием, с удовольствием откликнулась на просьбу Эвелины обсудить ее творение. Я читала все тексты по мере их появления, и этот текст осел в памяти сразу, настолько он забавен и интересен. А вот имя автора не запомнила, к сожалению.
  
   "- Наконец кто-то выбрал современное время."
  
  Конечно разговор о свободе был бы не полным без упоминания движения хиппи.
  Можно выразить благодарность автору, напомнившей о знаменитом Вудстокском фестивале - красивом закате субкультуры хиппи. Это движение в шестидесятые годы прошлого века стало символом 'необузданной' свободы, выражением пассивного (в смысле не вооруженного) антибуржуазного протеста американской молодежи, недовольной империалистической внешней политикой Вашингтона, социальной и расовой несправедливостью. Декларируя принципы ненасилия и абсолютной свободы, хиппи выступали против идеологии общества потребителей и подавления прав личности буржуазной властью. Формой борьбы с этой властью был отказ играть по навязанным правилам алчности, стяжательства и ханжеской морали, и создание коммун. Однако стараниями спецслужб, внедрившихся в ряды хиппи и проводивших семь лет операцию "Хаос", пацифистское, светлое по началу, движение было утоплено в наркотиках* (специально выращиваемых ЦРУ в этих целях) и разнузданном сексе, подменившем любовь. Надо отдать должное и тем, кто помогал ЦРУ в этом процессе - буржуазным писателям и ученым (популяризаторами наркотиков являлись: Тимоти Лири ("Психоделический опыт"), Кен Кизи ("Пролетая над гнездом кукушки"), Олдос Хаксли ("Двери восприятия") и многие другие). Таким образом, свобода была оседлана, хиппи получили политическое рабство в обмен на сексуальную свободу. Раб своих пороков не может быть свободным человеком.
  "Общество покупается 'абсолютной свободой' - от любых видов секса, до полетов в космос. Вопрос лишь в деньгах - 'чем их больше, тем ты свободнее'. Только откажись от коллективных действий, не говори о социальном государстве, не будь антиглобалистом..." ("Недетская болезнь левизны в коммунизме", Часть IV)
    []
  
  В дальнейшем спецслужбы по всему миру движение хиппи подменили 'битломанией' и 'роллингоманией'. Отцом основателем движения битников (совместный проект Бнай-Брит, Франкфуртской школы, Тавистокского института и пр) в 60-е годы XX века стал американский поэт Ален Гинзберг. Воспитанием 'контркультуры' руководили в Рокфеллеровском центре под видом 'Музея современных искусств'. Итогом стал - сексуальный либерализм, особенно в контексте движения за права сексуальных меньшинств.
  Тем не менее, заслугой хиппи многие считают зарождение экологического движения планеты и окончания войны во Вьетнаме.
   Разумеется, автор новеллы не касается глубинных причин возникновения и обуздания хиппи. Для этого нужен целый роман. Перед нами милая новелла о паре молодых современников, переместившихся во времени и попавших на фестиваль в Вудстоксе, в атмосферу дружелюбия и любви 'детей цветов'.
   На мой неискушённый взгляд все требования к новелле соблюдены. Неожиданный финал присутствует, молодые люди стали лишь участниками виртуального эксперимента. Хотя мне, как читателю, было бы интересней, если бы герои задержались в прошлом, и прошли через всю трансформацию хиппи (как собственно они и мечтают в новелле) в тех, против кого выступали молодые бунтари - респектабельных буржуа. Или попытались перенаправить движение в русло социального протеста, в более активную и сознательную фазу. Если бы в США состоялась настоящая революция, а не сексуальная, мир сегодня был бы другим. Многие трагедии и войны были бы предотвращены. И СССР был бы жив. А мир по-настоящему был свободен.
  
   В новелле много свойственных хиппи ярких цветов (бордо, красный, желтый) - красок жизни и молодости. Поэтому для автора - красивое панно.
  
    []
  
   Не обошлось без буржуазных шаблонов.
   "Как сказал недавно наш историк, война у людей в крови. Это человеческая природа, если хотите. Он говорит, что только люди убивают друг друга из-за того, что одни считают себя лучше других."
   Внедрение буржуазными историками подобных аксиом и есть воплощение плана Даллеса в действии. Война - не следствие человеческой природы, а следствие природы общества потребления, основанного на частной собственности. Люди убивают других людей, чтобы завладеть их собственностью, ресурсами и прочими материальными богатствами, придумывая для этого разные обоснования, в том числе превосходства одной расы над другой. "Перемёрз бы нафиг вместе с французами."
   Французы мерзли от того, что были одеты не по сезону. А русские солдаты и гусары мерзли только в плену, когда у них отбирали теплые полушубки.))
   В предыдущем тексте не обращала внимание на ошибки, озадачившись детективной работой по поиску прототипа героя. И в данном случае текст не исследовала специально на предмет ошибок, по части которых и сама мастак. Честно, не люблю это занятие. Много времени отнимает. Но в силу малого объема зацепилась за кое-какую мелочь. Вот несколько замечаний.
  
   "Прикладываю ладонь к уху и оглядываюсь по сторонам, не посыпятся ли с потолка зелёные бумажки." Ворд ругается на слово "посыпятся". Может его заменить на другое слово? Например, "повалятся".
  
  "Только Боб Марли и солнечный свет, пробивающийся сквозь неплотно закрытые жалюзями окна." Слово "жалюзи" не склоняется.
  
  "На самом деле(,) я понятия не имею(,) как пахнет зрелая пшеница, но мне кажется, что она пахнет именно так."
  
  "В общем-то мне несказанно повезло, я мог оказаться зимой восемьсот двенадцатого в России."
   " Вообще говорят, раньше было лучше."
   " Леха молчит, но я в общем-то знаю ответ."
   " Обветренные и заросшие щетиной лица в общем выглядят приветливо."
  
  Хотя словечки "в общем-то" и "вообще" отражают речь молодого человека, без них вполне можно обойтись, ведь этот человек мечтает стать богатым писателем, насколько я поняла.))
  
  "Его совсем не волнует, что мы(,) наверное (, )никогда больше не вернёмся домой."
  
  "Поедешь с нами?" Прямая речь, а не мысленное обращение. Без кавычек в данном случае. - Поедешь с нами?
   "Говорю ей (:) "Лондон из зе кэпитал оф грейт британ"." "(-) Жюли", (-) хохочет девушка. Кавычки не нужны.
  
   * -К.Мямлин, "Психотропные препараты, как инструмент манипуляции общественным сознанием в целом, и 'евромайданом' в частности", Институт Высокого Коммунитаризма
  
  PS Если я кого-то напугала планом Даллеса, прошу простить, это шутка. Как и весь обзор.
  
   Просто Мария или Луч ненависти
  
   []
  
  Гораль В.В. Оберег Людвига или акулий пир
  
  
   С места в карьер - текст написан очень художественно. Это нельзя не отметить. Автору респект, но отказать себе немного по ёрничать по содержанию не могу. Итак, опять Латинская Америка, но уже не схематично обозначенная, и герой, сотрудничавший с фашистами, но уже прямым и самым, что ни на есть, военным образом, и на этот раз, как и полагается, немец. Но в Латинской Америке ему досталась скромная роль - 'лоцман-дубль и, как это, тельнохранитель за четверть заропотка этого пузотёра. "
   С первых абзацев видно, что это не новелла, настолько обстоятельно, в добрых старых традициях с описанием места действия и внешности героев, начинает неспешно рассказ автор. Преамбула занимает почти 16 килобайт.
   Сама обстановка, и появляющейся не сразу главный герой повествования с лицом, обличающим злодея, со скрытой недюжинной силой, взывает к духу приключений. И хоть у героя слишком много ног и нет черной повязки, скрывающей глаз, мысль о пиратах возникает невольно сама собой.
  
  "Это был человек небольшого роста и явно в годах. Лицо у него было жёлто-пергаментного оттенка. Тяжёлая челюсть, ястребиный нос и скользяще-пронзительный взгляд блекло-голубых глаз приятности этому субъекту тоже не добавляли. Старик, к тому же, ещё и изрядно прихрамывал."
  
   Правда, пиратская тема так и не заиграла, но приключений у героя оказалось в избытке. И приключения эти очень подробно описаны. Оказалось, внутри рассказа новелла все же есть, и даже не одна, а две - совершенно самодостаточные и равноценные.
  
   Просто Мария или Маша и медведь
  
   []
  
   Почти с первых слов бывший нацист, отработавший девять лет свои преступления в СССР, восстанавливая разрушенное его собратьями, начинает ругать советский порядок, вернее бардак. Разумеется, идеальный порядок, организованный для живых скелетов с безотходной утилизацией в газовых камерах в нацистских концлагерях, ему нравился больше. 'Ох не прост оказался этот старый фриц, ох не прост!'
  
  Но именно благодаря бардаку в жизнь пленного вошла 'просто Мария', существенно ее облегчив, и два раза ее спасшей. Образ русской женщины из тех, кто коня на скаку остановит, с жалостливой русской душой.
  
   Работал немец в тяжелых условиях на лесоповале, дышал свежим хвойным воздухом на морозе. Хотя понятно , что спертый воздух подземных нар в нацисткой Германии ему был бы слаще. О том, как трудна жизнь на лесоповале снят откровенный фильм 'Девчата'. Конечно кормила героя не Тося, но на дистрофика, несмотря на природную костлявость, похож не был, пилу в руках мог держать, пока не придавила его упавшая сосна, вследствие бардака, конечно, не умеют русские сосны правильно падать, все на нацистов норовят. В следствие бардака же конвой не стал проверять жив бедолага или нет, оставил до утра. Диво дивное. Но это ведь нереальная новелла. И стать бы нацисту обедом для русского мишки если бы не Мария, добытчица пушнины, муж и сын которой погибли на фронте, если не от рук спасенного Ганса, то от его товарищей. Вот она загадка русской души.
   Дело было в Красноярском крае, до куда немцы не дошли и даже не долетели. Не видела Мария и другие ее сердобольные подруги, жалевшие пленных, как разрывало бомбами детей на поездах, ехавших в пионерские лагеря летом 41 года, на грузовиках - по 'дороге жизни' под Ленинградом, как немцы насиловали и расстреливали женщин, мучили в тюрьмах, сжигали стариков и детей живьем вместе с хатами. А кино в тайге смотреть ей негде было.
   Не видела, как после освобождения русские бабы рвали платья на 'немецких овчарках', тоже жалевших немцев. А видела бы, сама бы Людвига медведю скормила. Интересно, пожалела бы немца, Лиза Бричкина, не утони она в болоте?
   Хорошо, что в новелле нет адюльтера, ничего негативно характеризующего Марию, окромя взятки начальнику лагеря хвостами за работника. Стрелять для снайпера привычное дело, все ровно - в головы русских солдат или зверей. Выходила, выкормила, два раза от смерти неминуемой спасла, оберег из медвежьего клыка подарила. Для чего? Для того, чтобы читатель мог прочитать вторую новеллу.
  
   Луч ненависти
  
   []
  
  И аз воздам. И если первая новелла говорит о русском всепрощении, то вторая о неутолимой иностранной мести.
   Спасенный русской женщиной нацист после освобождения из плена живым и здоровым возвращается на Родину, но в атмосфере антифашизма первых лет восстановления не смог найти теплого местечка, и, как многие нацистские преступники, обрел пристанище в Латинской Америке. Состояние здоровья после 'тяжелых лет, проведенных в плену', было настолько превосходным, что герою удалось устроиться охранником к арабскому принцу, своими повадками не далеко ушедшему от нацистов.
   Автор красочно описывает сцену насилия - изощрённой казни в пучине вод суннитскими акулами трех шиитских бандитов, так сказать, подложивших бомбу, о звери, в детский садик (это ведь не добрые сунниты, которые только головы отрезают и расстреливают детей и все), с детальными подробностями, но ссылки на то, что фильм ужасов снимает компания 'Бедлам' не дает. 'Гладиаторский морской бой' через иллюминатор смакует великодушный миролюбивый принц-суннит, и его охранник, но тому не привыкать. Его глаза видели и не такое кино. Но автор скромно об этом умолчал. Главарь бандитов, после гибели товарищей, нагло на глазах зрителей отрезает голову ...сам себе, предварительно пронзая палачей взглядом - 'лучом ненависти', разом обратившем суннитских акул в шиитских, заставив тварей слиться в единое целое, стать оружием мести и таранить субмарину. Принца, как своего подельника, хоть и спасли американцы, но его кондрашка схватила, инсульт, то есть, а нациста спас Машин оберег. Спасибо Маше и загадочной русской душе. Конец мелодрамы.
   Простите, увлеклась. Еще не конец, еще цвета и шаблоны надо разбирать.
   Шаблоны просятся на глаза. В России - бардак, в Германии - порядок. Русские лагеря - тяжелые, немецкие - рай. Лагерное начальство - взяточники, русская баба - крупная и грубая. Шииты -плохие, сунниты - хорошие, потому что сотрудничают с американцами, наверное.
   Русские женщины - жалостливые колобрационистки. Немецкий военнопленный - просто душка, целует оберег со слезами.
   Все увлекательно, даже слишком. Даллес качает головой - развлекательность в ущерб политической сущности. По плану надо бы было, чтобы немца забили охранники, и бросили в лесу. И шииты получились какие-то не слишком зверские, принцу явно уступают. Да.
   'Чернявого, жёлто-пергаментного, блекло-голубых, черный, бурая, рыжими, белый, белесый.' - вот весь список используемых цветов. Автор явно сторонник сдержанных расцветок, не смотря на богатую географию перемещений героя.
   Из различного сочетания используемых красок можно составить и подарить не один флаг, а несколько, в том числе желото-блакитный Украинский, но мне этого делать не хочется.
  
   Мир богат не только приключениями, но и красками! Желаю автору их большего разнообразия, расширения зрения, так сказать, в том числе политического. Нельзя же на все смотреть глазами Госдепа.
  
  Тема свободы играет в обоих новеллах, в 'Просто Марии' - освобождение от лагерной жизни, в 'Луче ненависти' - автор затрагивает вопрос колонизации американцами Востока с использованием религиозных противоречий, но глубоко не раскрывает.
   Нереальный элемент обнаружил себя только во второй. Ее и номинирую для судейства.
   PS Как не странно, а может не странно уже вообще, в задушевном рассказе немца нет раскаяния за нацистское прошлое, о котором врут СМИ.
  
  
   Чисто политическое убийство
    []
   Хомченко А.Н. Бенефис
  
  
  Убийство крупного политического деятеля России, "отца русской революции" Петра Столыпина не раскрыто до сих пор, так же, как и убийство американского президента Кеннеди. Параллели очевидны, и там и там постарались спесцлужбы - царская охранка и ЦРУ. И там, и там конечный "выгодоприобритатель" остался в тени, заказчик, то есть.
  У Столыпина, как и у Кенеди было много врагов.
   С одной стороны, массово обнищавшие вследствие реформ, разрушивших многовековой общинный уклад, крестьяне, вынужденные податься в город. Мужики - на самую тяжелую низкооплачиваемую работу на заводы и фабрики, бабы - в прислуги, а то и на панель, пополняя зловонную клоаку, так хорошо воспетую Блоком и описанную Львом Толстым.
  Остался Петр Аркадьевич в памяти народа 'столыпинскими галстуками' и голодом, словом, тем еще диктатором.
  С другой стороны- высшая знать, опасавшаяся, что Столыпин отдаст Россию буржуазии 'на блюдечке с голубой каемочкой'.
  Умный, волевой, в отличии от царя, и жесткий Столыпин составлял божьему помазаннику ту еще конкуренцию. По мнению Бобринского, чьи слова были доложены Николаю, 'настоящий царь в России - это Столыпин, подлинный герой всех сословий, сумевший усмирить смуту в России и держащий сейчас в своих руках все сложные нити политической жизни страны.'
   Напуганный революцией 1905 года, слабовольный, пошедший на поводу у американского правительства при заключении мира после провальной военной русско-японской эпопеи, пытавшийся утопить свои страхи в пьяных оргиях во дворце, вместо того, чтобы заниматься политикой, Николай Николаевич был ненавистен не только народу, но и аристократам, радеющим о сильной власти. И если против народа применялись виселицы военно-полевых судов, то к высокопоставленным критиканам власти и конкурентам требовался иной подход.
   Тут и пригодились радикалы, которых царская охранка использовала вслепую, как западные спецслужбы во главе с ЦРУ исламистов в современных терактах. Только вместо арабов, как сегодня, - непременно евреи. Перенаправление социальных протестов на еврейские погромы давно использовалось царским двором, как громоотвод.
   Так был убит отец Алексея Игнатьева, мечтавший о сильной монархии и открыто критиковавший Николая 11. Так был убит Столыпин, о котором царь говорил, что Столыпин... больше англичанин, чем русский, да еще сторонник конституционной монархии..
   После смерти Столыпина новому Председателю Совета министров Коковцеву Николай II сказал: "Надеюсь, вы не будете меня заслонять так, как это делал Столыпин?"
  Лица, обязанные охранять П.А. Столыпина, на расследовании действий которых настаивали родственники премьера, так и остались безнаказанными.
  Дмитрий Богров после роковых выстрелов был схвачен и зверски избит респектабельной публикой прямо в театре, после чего прожил еще одиннадцать дней.
   На допросах он заявил, что совершил покушение на Столыпина , считая его "главным виновником наступившей в России реакции", никого не выдал. Хотя, по словам очевидцев, после выстрелов в театре Богров явно замешкался, прежде, чем попытался скрыться, ожидая чего-то. Возможно, чтобы кто-то отключил свет в зале.
   Жена Столыпина обращалась к царю с просьбой отложить казнь над Богровым до тщательного расследования всех обстоятельств дела. Однако и это ходатайство удовлетворено не было. Есть версия о причастности к убийству и Распутина, в отношении которого в начале 1911 г. настойчивый премьер представил монарху обширный доклад, составленный на основании следственных материалов Синода.
  Словом, новелла об убийстве Столыпина могла превратиться в увлекательный детектив, но автор представил политический анекдот, остановившись на самой шаблонной "терактной" версии, хоть и в нереальном исполнении.
   И все бы ничего, если бы нереальность ограничилось явлением Столыпину убиенного Плеве, но автор решил внести еще один элемент нереальности в представлении Богрова немного не мало Иисусом Христом. Стеб на тему: 'на все воля Божья'.
   Или 'Я - Шарли!'
   И даже это можно было переварить, если бы не сцена на чердаке с пятью убитыми, которые не были убиты. Автор, это перебор, даже не смешно совсем. Лучшее - враг хорошего.
  А начало новеллы вполне себе, очень ничего, особенно то, что говорит Богров, хоть это и отдаёт современными дискуссиями на тему либеральной экономики в России. И стиль и слог хороши.
  Цвет новеллы - черный. Только стеб одновременно над 'еврейчиком' и Иисусом Христом ввел меня в недоумение - черносотенский или либерал-фашистский? Эка , как автор замаскировался.
   Шаблоны.
  "Опять-таки, кровавая жертва на алтарь свободы... годится." - ну, ну, не все же на блюдо олигарху.
  "Дай русскому человеку свободу и не останется места для бога в его сердце, но для корысти будет всегда." - если свободу частной собственности, разгула грабежа приватизации и западной колонизации, и тысячи выстроенных новых церквей - вместо школ, то да.
  "Так что же ему, мужику русскому, весь век в невежестве да в нищете прозябать?"
  Не пришлось, да только благодаря Октябрьской революции, в причинах которой и 'капля меда' Столыпина есть, а может и целая бочка.
  А как там Даллес? Отдыхает.
  
  
   Жизнь - черно-белое кино
    []
  
   Сухарев А. Три степени свободы
  
  Маленький беспомощный человечек, взрослея, обретает все новые и новые степени свободы, пока не дорвется до полной, оборвав вся связи, стряхнув прах Родины со своих башмаков.
   Рафинированные, изнеженные благополучием брежневского 'золотого века' советские граждане рвали когти за границу из-за недостатка сахара. Не помню, даже в конце 80-х и самом страшном 91 году, дефицита муки, как утверждает герой. Лишить народ хлеба перереформаторы -деградаторы не рискнули, помнили 1917 год. Сахар по талонам был в 91 году, уже не в СССР, а бывшем СССР. Помню прекрасно, как пили чай, что тоже стал дефицитом после развала СССР, с вкусными карамельками, сделанными еще по советским технологиям. Как будто свеклу перестали выращивать. Возможно работникам сахарных заводов и не платили зарплату, но люди работали. Сахар тоннами лежал на тайных складах нуваришей, составляя их будущий капитал.
  Страну захлестнула безработица, на предприятиях шла волна сокращений, перед их приватизацией и последующей гибелью, наглядно доказавшей эффективность рынка. Новая мощная волна эмиграции хлынула на Запад в поисках работы, новой сладкой заграничной доли. В этом ее отличие от эмиграции1917 года. Бедные белоэмигранты могли бы только позавидовать новым беглецам с прекрасным советскими образованием, знаниями и опытом, оказавшимися так востребованными по всему миру, и наряду с выкраденными советскими технологиями, совершившими техническую революции на Западе.
   Но герой повествования выбрал моря и океаны, вместо рутинной офисной работы, на деле маленькую яхту - вместо большой Родины. Стал по-настоящему свободен от всего, кроме своего хозяина Шульца - наемника (убийцы). Досадное ограничение свободы, но как оказалось временное. Вскоре герой стал сам себе хозяин на своей яхте. Морские странствия, приключения. Но очень скоро столкнулся с тем, что свободен не только он, но и другие. Неограниченная свобода одних - угроза для свободы других. Шторм свободен перевернуть катер, акула свободна героя проглотить живьем, пираты свободно могут ограбить, индейцы - зажарить. Оказалось, свобода сопряжена с одиночеством, постоянной борьбой за нее и вечным упованием на Бога, поскольку больше никому герой не нужен. Бог пожалел героя, ружье ни разу не выстрелило в человека.. Но если бы он оказался на месте беглого пленника со своим помповым ружьем? Молча смотрел, как погибают жена и дочь?
  "Всю жизнь в борьбе суровой непрерывной дитя и муж, и старец пусть ведет", - как писал Гете.
  Только одни обретают свободу в борьбе на своей Родине, делая ее прекрасней, а другие ищут чужую свободу, добытую другими.
   Свобода, обретенная героем, в вечном страхе за свое исключительно существование, свобода индивидуалиста - свобода зверя. И только помогая спастись другому человеку, почувствовав с ним единение, герой вновь обретает в себе человека. Но спасение стало возможно только благодаря присутствию патрульного вертолета, олицетворяющего в мемуарах государство, правда чужое. В современном мире вне государства человек существовать не может.
   Если последовательно стремиться к неограниченной свободе, то человек должен прийти к тому, чтобы снять с себя всю одежду, встать на четвереньки и уползти в лес. И стать либо хищником, либо жертвой. Любое использование достижений цивилизации накладывает ограничение на свободу. Простая ложка и та накладывает ограничение на возможность есть руками.
  
  Шблоны.
  'Учеба осознавалась в детстве, как повинность, тягота.' Услышали бы это безграмотные рабочие и крестьяне царской России, где образование было привилегией немногих. Лично для меня никогда учеба не представлялась повинностью, а всегда была счастьем. Нравилось учиться. Обретение знаний - путь к свободе.
  
  Индейцы - плохие, белые - хорошие.
  Во всех опасных странствиях, одиночестве и бедах виноват СССР.
  В СССР не было муки и сахара. Это даже не шаблон, откровенная клевета.
  Цвет - черный, белый. Жизнь как зебра, не только бракованная клюшка. Автор, описывая морские приключения и экзотические страны, сумел обойтись только этими двумя цветами. Рисунок карандашом или угольком, на котором поджаривали каннибалы свои добровольные жертвы, так сказать. Но ведь это новелла. Даллес был бы доволен законами джунглей, то есть морских пиратов. Риторический вопрос автора: 'Свободны ли мы, вооруженные мыслью о возможности убить человека.' (без забытого знака вопроса на конце) - сродни мысли Достоевского 'Тварь я дрожащая, или права имею?'. В контексте описываемых автором событий, это оборачивается свободой выбора - убить или быть убитым самому, и ту он отдает Богу.
  В целом слог выдержан в духе бывалого рассказчика. Но есть шероховатости и смешные проколы.
  "Тело съеживается и шарит по телу в поисках случайно залежавшейся энергии, чтобы припасти ее на случай атак со стороны природы."
  Тело шарит по телу?
  Текст содержит новеллу, в самом конце. Фант-элемент - нереальные гипнотические способности индийцев каннибалов, ну и обстановка места действия и сами события, так сказать, совсем не обычные, хоть и реальные. Если бы автор пожертвовал долгим "вступлением", то была бы классическая новелла.
  
  
   Стрелочник, или производственная драма.
  
   []
   Надёжкин А.А. Эффективный менеджер
  
   Фантастическая социально-разоблачительная новелла В далеком будущем на планете Итака ничего не изменилось в психологии отношений начальник - подчиненный. Иерархия сохранилась, несмотря на научно-технический прогресс, - решения принимаются не голосованием коллектива. Собственно, автором предложена версия "почему у нас ракеты падают, а наказываются только исполнители" на примере разработки пустого месторождения.
  Обнаруженная молодым геологом частной компании, при бурении на новой точке, некая фиолетовая порода привела к мысли, что "именно там гораздо больше шансов найти искомое, чем в старой разработке". "Искомое" - жизненно важный для всего человечества источник энергии.
  Догадка требовала проверки химическим анализом, но из-за урагана сделать его быстро не получалось, а сроки подачи отчета о ресурсах шахты поджимали. Для проверки возможности полета менеджер компании заставляет героя выпустить беспилотный шлюп, и парень выполняет устное указание, так сказать, без письменного подтверждения, в итоге аппарат разбивается о камни. Ловко открещиваясь от собственных указаний, управляющий спецпроектом в гибели аппарата обвиняет геолога. И несмотря на отрицательные испытания полета, принуждает уже другого подчиненного - сержанта по исследованию ландшафта - отправить для проведения анализа девушек - химиков на другом аппарате, повторившем участь первого шлюпа. Люди гибнут.
   Но карьеристу очень хочется получить финансирование под громкий проект (единственный во Вселенной) и соответствующие лавры, он убеждает геолога представить отчет об обнаружении ископаемых без подтверждающих анализов. Парень не сразу, но соглашается, указывая процент вероятности обнаружения, который управляющий из отчета удаляет.
  Управляющий в итоге идет на повышение. Вбуханные же в дорогое оборудование, доставленное на планету, средства пропадают даром, так как при разработке никаких энергетических ископаемых на деле не обнаруживается. И уже новый начальник обвиняет во всем геолога, чья единственная подпись стоит на отчете.
   Много нестыковок, например, почему геолог сразу при первом бурении не захватил образцы породы, зачем выразил предположение начальству, не будучи уверен (ведь повадки менеджера наверняка были известны), почему на отчете нет подписи управляющего (его по идее не должны были принять в таком случае), но автор волен в своем воображении (наверняка найдет объяснение нужных для сюжета обстоятельств). Но суть и манера общения малокомпетентного карьериста переданы превосходно, ровно, как и безвольных подчиненных, хороших и благородных, чем начальник собственно и пользуется. В любой частной компании топ-менеджер - диктатор, а наемные рядовые сотрудники - безгласные рабы.
   Нереальность присутствует в месте действия и времени. А сами события узнаваемы из нашей Российской реальности.
  Достаточно вспомнить ракетопад в Роскосмосе, пропавшие бюджетные средства, вложенные в Южный поток или в замороженное строительство электростанции в Турции, безумно дорогие государственные подряды частных компаний на строительство различных объектов, в том числе 'золотых' дорог . И во многое другое неведомое общественности, где нет следа даже оборудования, а управляющие идут если не на повышение, то на кормящую должность, как Чубайс , например, разваливший энергетику в стране, и теперь банкротящий Роснано.
  Неумение отстаивать свою позицию, безответственное соглашательство геолога Максима приведет его вероятно к лишению свободы, в прямом смысле слова.
  
  Шаблоны в мышлении героя: "Конечно, стоит ради этого рискнуть, ведь так важно добиться результата!" - кто не рискует, тот не пьет шампанское. Или победителей не судят. Или - предпринимательство - деятельность на свой страх и риск. Правда есть еще и благородный риск - когда человек рискует своей жизнью ради других, ради открытий. Как это делали первопроходцы, герои ВОВ и др...
  Человек вправе рисковать собой, но ... не бюджетными средствами. В данной новелле герой рискнул и собой, и бюджетными средствами, ради карьеры своего управляющего, как современные охранники рискуют жизнью ради хозяина.
  "Личная зона интересов товарища Императора!" - жаль, что в будущем сохранился капиталистический строй с личными зонами интересов.
  Цвет - фиолетовый, означающий безнадежный финал.
   Имеются шероховатости стиля. Например, словечко "шарясь".
   Но в целом, общество, где торжествуют хитрые и малокомпетентные менеджеры, и всегда виноваты "стрелочники", - Даллесу бы понравилось.
  
  
  Телефонный кошмар
  
   []
  
  Метальский И. Возьми меня за руку
  
  
  Опять будущее, но как кошмарное видение больного воображения. Или память попаданца из будущего в дореволюционную Россию. Автор наполнил текст загадками без объяснений, мастерски нагнетая ужас, и каждый читатель волен думать, как угодно.
  Для себя выстроила такую версию. Человек из будущего с летающими по воздуху автомобилями и, главное, напичканного сотовыми телефонами попадает в прошлое, где телефонов вообще нет, вернее появились только-только первые проводные образцы, не сформировав от них зависимость.
  Попаданец адаптироваться к жизни без телефона не смог и оказывается в психушке, где и во сне и наяву ищет телефоны. Но как тогда объяснить сон Верочки, ведь ей тоже снятся сотовые телефоны? Значит попаданцев два. Возможно Верочка знакомая героя в прошлой жизни. Текст можно крутить как угодно и версий рождать до бесконечности. Только зачем? Чтобы обозначить проблемы нового рабства - телефонной зависимости, и промежду прочим демонизировать Россию и идеализировать Запад.
  Немного о кошмарах героя. Автор рисует будущее России, после того, как к власти пришли конченные либералы и превратили страну в концлагерь, оградив ее информационным занавесом, абы на Запад не просочилась правда о либеральной свободе, точно так же, как сейчас блокируется на Западе правда о происходящем на Украине, но пока телефоны отбирать не додумались.
   Бедные обыватели муж и жена, чей отпрыск учиться на Западе, счастливом и свободном, живут от звонка до звонка, чтобы услышать радостный голос беспечного эгоистичного отпрыска, занятого только собой и не волнующегося о родителях. Ну хорошо у него все, хорошо. На кой ляд звонить?
   Ответ - это то просто кошмарный сон больного человека. Логики во сне быть не может.
   Сыночек в полном ажуре, явно в лучшем положении, чем родители. Но мысли о том, как помочь родителям его не волнуют. Да, у них не сахар. Он знает, но помочь ничем не может. Они ведь могут приезжать каждый год. Видно не бедные. А остаться? Остаться не могут? В памяти всплыл образ Бродского, рассказывающего матери о поглощаемых им омарах. Да родители Бродского могли только мечтать увидеть сына, но телефоны у них никто не отбирал. И никто кроме любителя омаров, который честно работать не хотел, в этом не виноват.
  
  Одержимый, полусумашедший
  Сочинял поэзии кроссворды
  В памяти, давно ушедший,
  Всколыхнул омарные аккорды:
  
  'Омары обнимались с языками,
  Наполняя вкусами гортань,
  На прощанье, оброняя маме,
  - Прости, сыночек оказался дрянь!'
  
  Автор попугал, попугал, а потом рассмешил. Думаю, паранойя рассказа, смешение сознательного и подсознательного, сна с реальностью, и нагнетание ужаса подошли бы для конкурса сюрреализма.
  Для новеллы не хватает главного события, вокруг которого все вертится. Вместо события - объект - телефон. Событием могло стать перемещение во времени, но оно явно автором не обозначено.
  Нереальными являются только сны героя и Верочки, но ведь это сны. Они такими и должны быть.
  Цвет - латунный. С точки зрения психологии латунный - желто-золотистый - цвет мужской энергии, соотносимой с солнцем, с проникающим мышлением, цвет познания, поиска истины, открытий, цвет заката и свечей , располагающий к общению, согревающий любовью. В контексте рассказа, это цвет любви героя к жене и сыну.
  
  Шаблон. Запад - олицетворение подлинной свободы. Но это же давно раскрытый блеф - общество тотальной электронной слежки, насилия и массовых частных тюрем, Ювенальной юстиции, принудительного гомосекусализма и прочих половых извращений, тотальной зависимости от психотропных препаратов, вплоть до откровенных наркотиков, безмолвно подчиняющегося стада потребителей, общество, чья власть и экономика держится на перманентных войнах, оранжевых революциях, и грабежах.
  
  Даллес аплодирует своей, воплощенной в кошмарах героя, мечте.
  
  Нельзя не отметить дизайн, шрифт то есть, и отсутствие ошибок, кроме одной пропущенной запятой.
  
  
   Бег по кругу
  
   Запольская Н. Свобода навсегда
    []
  
   Опять Латинская Америка, Колумбия.
  Буквальное раскрытие темы, герой превращается в коня без узды. Но это не делает новеллу примитивной. Читать ее лучше под звуки 'Болеро' Равеля. Новелле присущ внутренний ритм, поэтичный эпиграф задает тон художественного произведения, созвучного поэзии, оживляя дух Стефана Цвейга.
  
   Скучные в других текстах преамбулы и вступления здесь становятся предвосхищением главного события новеллы, настраивая читателя на его ожидание.
  "Винский ощущал мелодию всей кожей: в этом пении ему чудились дальние дороги, вольная воля и запах ковыльных степей."
  
   Повторяющиеся танцы по кругу то цыганок, то индейцев под гипнотизирующие кулинарные байки гуру и мистификатора действа - старого цыгана, двигающиеся по кругу коряги и птицы, подводят читателя к желанию порвать порочный, в прямом смысле слова, круг и вырваться следом за героем на упоительную свободу.
  
  "Его душу мутило от тяги к полёту, который один только и имеет в жизни значение."
  
  О самом ГГ автор ни сообщает ни слова, ни кто он, чем занимается в обычной жизни, не описывает внешность, не сообщает возраст. Но подобно тому как короля играет свита, героя играет окружение, мелкие детали, не вызывающие симпатии к персонажу, а местами пробуждающие чувство отвращения.
  
   "...по заросшему лицу растеклось треклятое антимоскитное средство, свербило потное, вонючее, давно не мытое тело..."
  
  Читатель может взять в воображении любого олигарха или депутата. Я, например, представляла Прохорова, менее противного из всех внешне, гурмана и любителя дикой природы.
   И хоть любимыми словами героя, выдавливающего из себя желания, является: "душа просит", понятно, что "шестой орган чувств" давно атрофировался.
   Перед читателем предстает образ пресыщенного нувориша, у которого притупилось желание желать, и осталось только одно желание первобытной свободы, чтобы "... он опять стал первобытным, диким охотником в ту древнюю тёмную пору, когда на земле ещё не было ничего - ни счастья, ни мук, а было одно лишь таинство стенающей плоти..."
   Результат пресыщения от выполнения "по мановению палочки " желаний за награбленные кровные деньги. Как говорят в подобных случаях в народе - с жиру бесится.
  Заговоренный напиток - простая кипячёная вода (вода носитель информации) предоставляет герою возможность почувствовать себя первобытным зверем, даруя ощущения вырвавшегося из-под узды коня. Но с табуном ему не по пути, так что тема в полной мере не сыграла. И конь слишком благородное животное, чтобы подходить характеру героя. Логичнее было ожидать превращение в какого-нибудь хищника, тигра, например, на худой конец - шакала. Пожалуй, шакал, терзающий чью-то мертвую плоть, ближе всего натуре нувориша.
   Правило "реальность -нереальность - реальность" в новелле четко воплощено.
  Только непонятно - изменился герой или остался прежним? Во всяком случае с друзьями - наемными прислужниками расстаётся в горячах и жестоко - в тяжелый кризис. Потом спохватывается, но поздно. Финал не определённый.
  
   Цвет - черный, пестрый, золотой, смуглый, ядовито-зеленый, красный. Палитра более богатая, не в пример предыдущим скуповатым авторам.
  Разноцветный мир прекрасен, как и душа автора.
   Шаблоны. Образ первобытной свободы. Не было никогда никакой первобытной свободы, а была полная зависимость от капризов природы и животного мира - торчащая в пасти саблезубого тигра стенающая плоть героя.
   "...царственное лицо цыганки было озарено волнующей и погибельной красотой..." - "Очи черные, очи страстные...", - шаблон развлечения богатых русских. Нужно ли для этого было забираться в Колумбию?
  
  А что сказал бы Даллес? Пустота и бессмысленность существования богатых пресыщенных нуворишей - предпосылка для острых ощущений фашистов, поджигающих Дома профсоюзов вместе с невинными людьми.
  
   Дверь в иной мир
  
   []
  
   Софронова Е.А. Наблюдатель
  
  
   Намеренно отложила этот текст на 'потом', чтобы дать себе возможность морально и эстетически отдохнуть перед финальным броском, так сказать. Дабы обрушить всю критическую мощь на самый последний рассказ в списке - 'Выверт'. Но вот что на самом деле выверт, еще вопрос.
  Для начала разберемся с формой и жанром. Полагаю, что это с сюрреалистическая новелла.
  Как известно жанры новеллы практически не ограниченны. И сюрреализм, и анекдот, - равноправны. Есть только одно 'но' - требование отсутствия психологизма, спутника сюрреализма, правда не всегда.
  Вновь морская тема, в третий раз. В центре повествования удивительная находка морской команды - женский портрет, спрятанный в древнюю амфору. А в глазах изображенной прекрасной дамы - дверь в иной мир.
  Нарушу установленную собой последовательность и сразу перейду к цвету. настолько он здесь насыщен.
  Коралловый, алый, синий, ультрамариновый, зеленый, изумрудный, перламутровый.
  Завораживающая палитра, настраивающее на нечто необъяснимо прекрасное. Но не тут -то было. Из двери, глаз, то есть, вырвались прожорливые злобные твари в виде ангелочков, оказавшиеся никем не иным, как сиренами собственной персоной. И пока невидимое никем лицо, от которого ведет повествование автор, спасал команду, исчез портрет.
   Зачем я пересказываю упрощенно сюжет от текста к тексту? Это своеобразная проверка. Текст настоящей новеллы легко пересказать за непродолжительный промежуток времени. Так что пока все нормально пересказывается. Поехали, вернее поплыли дальше.
   Портрет был сдут ветром за борт, но далеко не уплыл и напоминал о себе шепотом: "Я здесь". Говорящий такой портрет. Но это же нереальная новелла, все в порядке. Дальше рассказчика бьет фрагмент сумерек по лицу, в отместку тот забрасывает его за борт. Ничего, бывают и сумерки с дубинкой. И хоть уже немного подогреваются мозги под коркой, пока терпимо и до кипения далеко.
  Так что парочка материализовавшихся обнаженных сирен, излучающих сияние, уже как родные. Но "наблюдатель" не поддался соблазну, отпихнул сирен и пошел за веревками, чтобы привязать себя к мачте и отчужденно наблюдать за разыгравшейся стихией. Ну чтоб волной не смыло. Логично. Одиночество разбавляли сирены, скулившие у ног. Рассказчику было очень тяжело смотреть на голых и мокрых женщин и слышать стоны рыбаков, запертых им в трюме.
  Тут кстати автор проясняет словами "наставника", что экипаж мертв:капитан - автопилот, рыбаки -клоны.
  И пока сирены подбирались к сердцу единственно живого существа, называющего себя наблюдателем, он провалился в прошлое. Ну, это каждый умеет, проваливаться в воспоминания.
  Герой вспоминает, как во время стоянок корабля уходил в поле от распущенных рыбаков и летал. Любовь к полю проснулась еще в детстве, в котором был наставник, увлекший древними мифами и мифотворчеством.
  Поневоле приходится сокращать детали, а то до конца не доберусь. Из воспоминаний проясняется, что корабль - дом героя, точка его сборки, так сказать. А он сам - его хранитель. Как домовой в обычном доме.
  В детстве герой увидел впервые коралловую диву в виде тучи. И вот теперь, привязанный к мачте на палубе корабля, смотрел, как развратные сирены несли ее портрет. И ему приходит шальная мысль, не рвануть ли с ними в открытый портал, дверь, то есть?
  Но в чувство приводит во время появившейся "наставник", ударом портрета по голове. Так провалилась стажировка наблюдателя, разорванная картина осталась на палубе, а запеченные коком сирены - на блюде.
  Мозги еще не кипят, но тело трясет нервный смех. Но это еще не конец.
  Как не тошнило героя, но свою порцию сирен, он молча съел.
  Уж второй автор, отмечу, развивает тему каннибализма, разрушая табу.
  После того, как выстроилась очередь в клозет, а "наставник" катапультровался, герой в одиночестве на чистой палубе предался со своим эксклюзивным восприятием реальности мыслям о бесплатной геномодифицированной селедке, проглоченное "тело иллюзии", сирена, то есть, вдруг заговорила в желудке. Герой срыгнул и выплюнул то, что от нее осталось - голову без туловища, положил в карман и отправился в каюту, где принес извинения жертве каннибализма, уложил на подушку и задремал.
   Господи, но когда же это кончится?
  Кончается все сном, где герой видит себя мертвым в объятьях сирены в прозрачной ракушке в окружении трупов рыбаков. Но от пощечины наставника просыпается. Наконец-то, конец. Хотя продолжать можно в том же духе бесконечно.
  Даллес умиляется попыткам автора сдвинуть сознание и внедрить идеи каннибализме в массы, так сказать. Производители геномодифицированных продуктов хмурят брови.
  Шаблоны. Море, корабли, сирены.
  Тема. "Наблюдатель" на век привязан к кораблю, попытка вырваться в портал не удалась.
  Нереальное событие? Трудно сказать какое не нереально. И описаний много. Но психологизма нет. Так что, если там и тут подрезать, ручки, ножки сиренам оборвать, то новелла и получится.
  
  
   На дне
  
  
    []
  
   Рыжков В. Выверт
  
   Честно, я не знаю, чем отличаются дно и верх нашего общества.
   Но автор приглашает нас на дно, не он первый.
   Реалии современного буржуазного общества таковы, что проституция стала обыденностью.
   Причем физическая проституция, не самая отвратительная ее форма.
   И опять табуированная тема. И без ссылки на съемки компанией 'Бедлам.'
   - Разрушать -не строить, - как учил великий Даллес.
  
   С другой стороны, нельзя не вспомнить о волне психических заболеваний, хлынувшей вместе с демократией.
   И если девочка спасла, таким вот образом, явно больного брата от психотропных препаратов, которые превратили бы его в овощ, то честь ей и хвала.
   Но ведь мы не на приеме психотерапевта, а на литературном конкурсе.
   Редкий обыватель, читая рассказ, будет заморачиваться подобными соображениями, так же, как и чувством пронзительной любви. В памяти осядет - детский секс и инцест.
   Наше общество больно, не многие дети, знают, что такое светлое детство. С экранов телевизора и мониторов на неокрепшее сознание обрушивается месиво, развращающее детское сознание с указателями 18+.
   Зачем еще добавлять? Если автор был бы действительно так смел, каким хочет казаться, то писал бы, как насилуют и убивают детей нацгвардейцы в Новороссии, да так, чтобы стыла кровь, и народ вышел на улицы с требованием признания и реальной военной помощи.
   Но по всему видно, служить Госдепу - оно выгоднее.
   Нереальные события, связанные со страхами мальчика - являются предысторией. А главное событие тогда что? То ли пропавшие восемь этажей, или драка, или нереальный секс в подвале. И почему читатель должен ломать голову над ребусом, что случилось с героем и чья, наконец, сестра героиня, 'зверя' или Семсаныча? Настя и проститутка из подворотни - одно лицо?
   Тема свободы - нарушение вековых табу, охраняющих человечество от вымирания и болезней.
   Текст бесцветный.
   Шаблоны Ночь, остановка, проститутка, алкаши, хулиган.
   Были писатели, которые касались дна и поднимались до вершин. Достоевский, Горький, например. Но автору подняться не удалось. А Даллес аплодирует. Не автору, а тому, что с нашей страной сделали демократы.
  
  
   Постскриптум
   В передовики производства никого зачислять не буду, до стахановцев эпохи гласности всем авторам группы далеко. И я этому несказанно рада. Впору думать о контрнаступлении, то есть антиплане.
   Мне представляется, что тексты данной группы самые сложные. Спасибо авторам, что заставили задуматься, обратиться к истории и пополнить знания. Балы не озвучиваю. Согласна, что это унизительно.
   Желаю удачи, как это не цинично звучит после такого обзора.
  
  *ПЛАН ДАЛЛЕСА УНИЧТОЖЕНИЯ СССР (РОССИИ)(А. Даллес. 'Размышления о реализации американской послевоенной доктрины против СССР', 1945 г.)
  
   ( Аллен Даллес (1893-1969 гг.) работал в ЦРУ США с момента его создания в 1947 году. В 1942-1945 гг. руководил политразведкой в Европе. Директор ЦРУ в 1953-1961 годах. Идеолог 'холодной войны', один из организаторов разведывательной деятельности против СССР и других социалистических стран.)
  
   " Окончится война, все утрясется и устроится. И мы бросим все, что имеем: все золото, всю материальную мощь на оболванивание и одурачивание людей!
   Человеческий мозг, сознание людей способны к изменению. Посеяв там хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в этифальшивые ценности верить. Как? Мы найдем своих единомышленников, своих союзников в самой России.
   Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на Земле народа, окончательного и необратимого угасания его самосознания. Например, из искусства и литературы мы постепенно вытравим его социальную сущность; отучим художников и писателей - отобьем у них охоту заниматься изображением и исследованием тех процессов, которые происходят в глубинах народных масс. Литература, театры, кино - все будет изображать и прославлять самые низменные человеческие чувства.
   Мы будем всячески поддерживать и поднимать так называемых художников, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства - словом, всякой безнравственности. В управлении государством мы создадим хаос и неразбериху.
   Мы будем незаметно, но активно и постоянно способствовать самодурству чиновников, процветанию взяточников и беспринципности. Бюрократизм и волокита будут возводиться в добродетель. Честность и порядочность будут осмеиваться и никому не станут нужны, превратятся в пережиток прошлого.Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркоманию, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, национализм и вражду народов - прежде всего вражду и ненависть к русскому народу, - все это мы будем ловко и незаметно культивировать, все это расцветет махровым цветом.
   И лишь немногие, очень немногие будут догадываться или даже понимать,что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище, найдем способ их оболгать и объявить отбросами общества. Будем вырывать духовные корни, опошлять и уничтожать основы народной нравственности.
   Мы будем расшатывать таким образом поколение за поколением. Будем браться за людей с детских, юношеских лет, и главную ставку всегда будем делать на молодежь - станем разлагать, развращать и растлевать ее. Мы сделаем из нее циников, пошляков и космополитов.
   Вот так мы это сделаем!"
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Флат "В пламени льда"(Любовное фэнтези) Т.Сергей "Дримеры 4 - Дрожь времени"(ЛитРПГ) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) А.Респов "Эскул Небытие Варрагон"(Боевая фантастика) М.Снежная "Академия Альдарил: цель для попаданки"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Освоение Кхаринзы"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Л.Мраги "Негабаритный груз"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"