Злобин Виктор Викторович: другие произведения.

Дидтаун

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    История о юноше - маге

   Глава 1. Зачет
  
  Я бежал, обливаясь потом и беспощадно крыл себя самыми последними словами, сам удивляясь тому, и откуда, только нахватался этих терминов. О, кем я только себя не именовал. Даже самые мягкие определения себя, воспроизвести здесь просто немыслимо. Но в основном, были такие, что даже сейчас, при воспоминании мне делается неловко.
  А что прикажете делать? Когда я, как самый последний идиот, на в общем-то рядовом зачете, по Дидтауну, который даже самые безнадежные тупицы сдавали не напрягаясь, решил, что называется выпентриться, и вместо стандартной защиты - свободного полета, выбрал невидимость. Ну вот, и что мне теперь эта самая невидимость, когда за мной по пятам гонится громадная разъяренная толпа. И времени для того, чтобы сосредоточиться и произвести превращение, не просто нет, а нет в принципе. Не сваляй я дурака, сейчас, как все прочие до меня, взлетел бы, да покружил на небольшой высоте, наслаждаясь в недосягаемости, проявлениями бессильной ярости. Вместо этого я выжимал из себя последние силы, пытаясь хоть чуть-чуть оторваться от этих бешеных придурков. По словам тех, кто умудрился завалить этот зачет, ощущения, когда меня догонят, будут вполне реальные. И это само по себе оптимизма не вызывало. Но еще хуже пугала перспектива остаться еще на год на втором курсе, да еще из-за какого-то злосчастного Дидтауна, когда все остальные, в том числе, профильные предметы уже были сданы на отлично.
  Впереди возвышалась недостроенная многоэтажка - любимый в Дидтауне объект всех студентов Магического факультета. Это было спасение, до которого впрочем, надо было еще добежать. Добежать, то я добежал, но до сих пор мороз по коже, как представлю, что было бы, если бы я этого не сделал. Правда, где я взял дополнительные силы для последнего рывка, понятия не имею. Должно быть из того пресловутого внутреннего резерва, лекции про который читал на факультете старина Аммониус. Старина, это определение прилагалось, только, к самым любимым преподавателям, поэтому, получается, что здесь я как бы невзначай намекнул, что Аммониуса мы любили. Пожалуй, он вообще был единственным, кого мы питали по настоящему добрые чувства. Но, вот в проповедуемые им, внутренние резервы как-то не верили. Скорее всего, потому, что реализовать их ни у кого, ни разу не получилось.
  Тем не менее, я вбежал по единственному лестничному пролету на первый этаж и тут же не теряя времени, совершил превращение. Все прошло гладко. Теперь нужно было успокоиться и хоть немного отдышаться, потому, что пыхтел я сейчас как паровоз, если не громче. К зачету я готовился, в общем-то, хорошо, и уж расположение комнат и коридоров в спасительной многоэтажке знал наизусть. Особенно переходы с этажа на этаж. Я, теперь уже, спокойно, восстанавливая на бегу дыхание, пробежал по лабиринту комнат и выбежав на нужную мне лестничную клетку, перебрался на второй этаж. Отсюда я мог спокойно понаблюдать за своими преследователями, что я и сделал, выйдя на полуразрушенный балкончик без перил. Основная толпа еще сновала у здания, поглядывая вверх, и ожесточено размахивая дубинками безостановочно вопила. Да, попадись я им, они бы, наверняка, не успокоились, пока не разобрали бы меня на молекулы. Остальные, небольшая часть, уже рыскали по первому этажу, обыскивая комнату за комнатой. Комнат было много, пожалуй, даже очень много, и на их обыск времени уйдет предостаточно. Впрочем, когда поисками займется вся толпа, дела у них пойдут гораздо быстрее. И, тем не менее, я уже ощущал вкус спасения. Покуда, они доберутся до последнего шестнадцатого этажа, время зачета уже давно закончится и я смогу покинуть Дидтаун любым приемлемым для себя способом.
  А теперь при желании, я мог, даже, сколь угодно строить своим преследователям рожи. Впрочем, понимая, что никакого удовлетворения от этого я получить не смогу, поскольку, все мое гримасничанье также невидимо для них, как и я сам. Поэтому, я просто присел на корточки, на краю балкона и стал с любопытством наблюдать за царившим внизу броуновским движением. Там были и мужчины, и женщины, Даже несколько весьма крупных подростков. Многие из них пробегая мимо, смотрели прямо сквозь меня, и это было довольно забавно. Впрочем, до тех пор, пока мой взгляд неожиданно не встретился со взглядом крепкого, рослого мужчины, вооруженного бейсбольной битой. Он смотрел мне прямо в глаза, и в его взгляде читалась такая злоба, что я вздрогнул. Я знал, что он никак не мог меня видеть, но в какой-то момент, по правде сказать, я в этом усомнился. По своей сути, я человек добрый. По мнению некоторых, даже слишком. И всякое проявление злобы переношу с трудом, а уж в такой форме и количестве и подавно. Поэтому, просто как говорится, от греха подальше, я решил забраться на последний этаж, и там тривиально дождаться истечения времени. Зачет был практически сдан и Дидтаун был мне больше не интересен.
  К слову о Дидтауне, Вопреки названию это был далеко не мертвый город. Он представлял собой небольшой замкнутый мир, для отработки навыков выживания будущих магов. Конечно, эта дисциплина для магов не была профилирующей, и отношение к ней было соответствующее. Как говорится, сдал зачет и забыл. Кстати, раньше этого предмета на факультете Магии вообще не было. Но когда для Воинов, или Берсерков, как мы их пренебрежительно называли, был создан новый усовершенствованный полигон, Дидтаун подлежал уничтожению. Сейчас уже никто, наверное, не упомнит, кому из начальства пришла в голову мысль сохранить этот устаревший мир. Для оправдания его существования на Магическом факультете была введена новая дисциплина. Уже давно позабылись и первые лекции по выживанию, и сами студенты, эти лекции прослушавшие, но каждое новое поколение магов считало для себя обязательным высказать негатив по поводу этого нового предмета. Это считалось хорошим тоном, если хотите. И хотя, курс его был весьма кратким и совсем необременительным, но отношение к дополнительной нагрузке у всех студентов во все времена одинаково.
  Что касается лично меня, то мне Дидтаун нравился. Как, я уже сказал, мирок это был совсем маленьким. Он представлял собой почти полностью разрушенный город, с населением, не превышающим и тысячи жителей. Может быть даже и меньше. Основная их масса, обитавшая в развалинах, которые в инструкции именовались трущобами, представляла собой недалеких, но достаточно агрессивных особей. Из за низкого уровня интеллекта, поодиночке они не представляли никакой опасности. Да и объединившись в толпу, тоже, Именно они, словно гончие, гоняли сдающих зачет магов по лабиринту разрушенных улиц, стараясь загнать их туда, где бы их обязательно накрыли. Всеми делами в Дидтауне заправляла группа из полутора сотен бандитов, которые, как и было им предначертано, "творили в городе зло". Последняя фраза - цитата из конспекта. Эта группа тоже была неоднородной. Большинство из них, туповатые, но хорошо подготовленные физически бойцы, Как, явствует из инструкции не понаслышке знакомые с самыми различными видами единоборств. Как правило, около десятка таких вот специалистов иногда возглавляли толпу, или точнее сказать, стаю гончих. Иногда в трущобах появлялись свои лидеры, выделившиеся из общей массы за счет физической силы, или проблесков интеллекта. В этом случае, они тоже бегали во главе стаи, наподобие того мужчины с бейсбольной битой. Были еще женщины, гораздо более кровожадные и опасные. Для студентов магов ни те, ни другие опасности не представляли, поскольку улизнуть от них было совсем не трудно.
  Однако среди всей это разношерстной своры "злодеев" были несколько, я бы сказал, выдающихся личностей. Местных авторитетов. Типчики еще те. И прежде всего Карлайт с Ингой. Так сразу и не скажешь, кто из них хуже. Одни из заваливших зачет магов грузили все на Карлайта, другие на Ингу. Примерно поровну. Интеллект у обоих был что надо, логика изумительная. Для Берсерков они, конечно, были устаревшими, но вот магов подлавливали частенько. Были еще два близнеца, Эффат с Моддом. Были еще некоторые. Ну и наконец, была Валенда. Вот эта была загадкой. Из нюансов ее характера, можно было бы составить небольшую энциклопедию. А уж для скольких магов она являлась причиной завала теоретической части зачета, не счесть. Я кстати сдал теорию на привычную пятерку, но понимал, что к осознанию логики этого создания я так, же далек, как и все остальные.
  Вот эта немногочисленная, кампания и управляла Дидтауном в свободное время. А во время зачетов планировала стратегию погонь, формировала стаи "гончих", устраивала ловушки и так далее, по списку. То есть делала то, для чего и была создана.
  Таков, в общем, портрет Дидтауна. Сплошные развалины домов, глубокие ямы и выбоины на дорогах, любимая студентами многоэтажка и группа относительно целых домов на самой границе с Окрестностями, в которых и обитал Карлайт со своей бандой. Эти дома назывались Особняками. Для обеспечения полюсности этого маленького мира, существовал непримиримый антагонизм между Трущобами и Особняками, Несмотря на численное меньшинство, Особняки безальтернативно диктовали Трущобам правила игры. Были несколько попыток восстания, но все они были подавлены. Впрочем с разумной степенью жестокости.
   Сдача зачета заключалась в выполнении предельно простого задания - продержаться в городе установленное время. Само собой Карлайт и кампания делали все, чтобы времяпровождение здесь, не показалось слишком приятным. Они самым беззастенчивым образом проказничали, а мы должны были, не дать себя изловить. Когда этого не удавалась, разрешалось использовать одну-единственную, выбранную заранее, магическую возможность. Как правило, выбирали свободный полет, очень эффектный, учитывая реальные возможности нелетающих громил. Некоторые маги оригинальничали и, как правило, зачет заваливали.
  На чем, собственно, попался, лично я, я даже не понял, Вроде бы все шло хорошо, Я, как мне казалось, контролировал ситуацию, постоянно перемещаясь в ту часть города, где по-моему мнению, бандитов не должно было быть. Все это очень напоминало обычную игру, и когда, буквально в нескольких шагах от за своей спиной я увидел яростно орущую толпу, я запаниковал. Просто чудо, что в итоге я не попался. По инструкции в таких случаях я должен был, проанализировать ситуацию, и понять причину своей ошибки. Но сейчас я уже настолько успел расслабиться, что думать об этом не хотелось. Должно быть, слишком рано поверил в то, что все практически уже закончилось, и потому ослабил бдительность, шевельнул я в мозгу ленивой мыслью. Посчитав проведенный анализ вполне достаточным, я и вовсе перестал об этом думать.
  Между тем, забравшись на самый верх, и уверившись в полной своей безопасности, я чтобы не тратить попусту драгоценную энергию сбросил ненужную, как мне показалось невидимость, и собрался, было слегка вздремнуть в ожидании истечения времени. Как любил говаривать Аммониус - Берсерк никогда не должен упустить возможности поесть, а маг - поспать. Вот это-то изречение все мы впитали в себя особенно хорошо.
  Так я сидел на полу одной из комнат верхнего этажа и дремал. Ждать оставалось совсем не много, и я уже предвкушал, возвращение с последним сданным зачетом, и всеми сопутствующими этому обстоятельствами, включающими в себя само собой и грандиозную студенческую пирушку, и многое другое. И, вот все это, мое безмятежное состояние было в один миг самым безжалостным образом нарушено. Я услышал топанье. Не шаги, не топот, а именно топанье. Такое неспешное топ-топ, топ-топ. И не снизу, тем, что внизу до меня было еще далеко. Звуки рождались прямо передо мной, в глубине темного коридора. А вскоре появился и тот, кто их производил.
  Это был очаровательный карапуз полутора лет. Одетый в одну короткую пеструю рубашонку, он передвигал маленькими ножками самодельные сандалии, сделанные явно на вырост, которые и производили это странное топанье. Я молча уставился на то, чего никак не могло существовать в природе. Естественно в природе Дидтауна. Поскольку в инструкции ясно, черным по белому, да еще выделенным шифром было написано, цитирую - Объект Дидтауна, именуемый недостроенной многоэтажкой, является нежилым. Время от времени его посещает Карлайт со своей свитой для проведения оргий. Появление простых жителей Дидтауна на этом объекте исключено.
  Вот так вот, исключено. И сейчас одно такое милое исключение стояло передо мной и доверчиво меня разглядывало. В отличие от меня, наша встреча его нисколько не обеспокоила, скорее даже обрадовала. Он радостно заулыбался. И тут же поведал мне о чем-то, на своем младенческом наречии. Маленькие дети всегда предпочитают свой особый язык, понятный лишь им. Или еще иногда их матерям, тем конечно, которые сами возятся со своими детьми, а не подбрасывают их бабушкам и дедушкам. Не успел я еще толком осознать сложившуюся ситуацию, как она, образно говоря, усугубилась. А может быть наоборот, упростилась. Из коридора вслед за малышом вышла молодая женщина. Несомненно, мать ребенка. Во-первых, очень уж они были похожи. А во-вторых, об этом убедительно свидетельствовала тревога в ее глазах. Не обо мне же она беспокоилась, да и не о себе конечно.
  Вот так мы и стояли, поглядывая друг на друга. Стояли и молчали. Все происходящее было абсолютно нереальным, поскольку Инструкция безапелляционно утверждала, что присутствие жителей Дидтауна на этом объекте исключено. Однако, я своими глазами видел не менее безапелляционное опровержение.
  - Вы один из тех, за кем время от времени гоняется Карлайт? - женщина к моему стыду, первой пришла в себя. Впрочем, она, наверняка и не подозревала о существовании какой-то инструкции, которая не регламентировала ее пребывание здесь.
  - Да, он самый. А вы что здесь делаете?
  - Живем, как видите.
  - Вдвоем?
  - Нет, втроем.
  -Так понятно, и где же третий?
  - Сандер? Он в городе, пошел поискать какой-нибудь еды.
  - Ясненько, еще бы узнать, кто такой Сандер и картина полностью прояснится.
  - Сандер - отец Энвера, это, по-моему, и так понятно. И предупреждая Ваш
  следующий вопрос, сообщаю, меня зовут Ефимия, а Энвер, если Вы еще не
  поняли, наш сын.
  Женщина определенно начинала сердиться. И по правде говоря, было на что. Мое появление здесь было для ее маленького семейства совсем нежелательно. Наверняка, они облюбовали многоэтажку, поняв, что, по сути, это самое безопасное место в Дидтауне. Я еще удивлялся все время, почему это никому не может прийти в голову. Здесь действительно было безопасно. Относительно безопасно, если конечно сидеть тихо.
   Если сидеть тихо. Только тут до меня вдруг дошло, что вот сейчас, мое время закончится, и я исчезну навсегда из этого маленького, но жестокого мира. Я исчезну, а Ефимия с сыном останется. А потом, здесь рано или поздно появятся молодчики Карлайта, ищущие меня. В том, что они досконально обыщут всю многоэтажку, сомнений не было, они всегда так поступают, когда загоняют сюда кого-нибудь из наших. А уж, что они тогда сделают с малышом, а так же с ее матерью, страшно было подумать, а еще страшнее было то, что пусть и невольным, но все-таки виновником этого был я. Сгоряча, я достаточно сильно хлопнул себя по затылку. Ну, что за день сегодня.
  - Прячь сына Ефимия, и сама тоже прячься. - Я старался говорить, как можно спокойнее, но получалась какая-то нервная скороговорка.
  - Меня ищут, и рано или поздно, наверняка придут сюда. Сейчас я постараюсь их отвлечь, хотя честно не очень на это надеюсь.
  Ефимия смотрела мне в глаза и молчала. Я как то нервно помялся, затем встрянул женщину за плечи
  - Прячься Ефимия - почти умоляюще повторил я - И...и прости, что так получилось.
   Последнюю фразу я заканчивал, уже сбегая вниз по лестнице, продолжая краем глаза следить за Ефимией. Я увидел, как она неспешно подняла Энвера на руки и медленно скрывалась с ним в коридоре. Это хоть немного, но обнадеживало.
   Все верхние этажи были пусты. Вплоть до двенадцатого. На котором я наткнулся на небольшую группу преследователей. Человек восемь, не больше. Быстро же они сюда добрались, гораздо раньше, чем я ожидал. Должно быть, догадались обыскивать по нескольку этажей сразу. Значит среди них либо близнецы, либо Инга. А может быть и сам Карлайт здесь. Впрочем, сейчас это было неважно, я уже почувствовал первые симптомы исчезновения. Через минуту меня здесь уже не будет.
   Между тем, меня тоже заметили, и, радостно взвыв, бросились на меня. Хотя я успешно обогнув их, уже сбегал на нижний этаж, вся группа дружно бросилась в погоню. На этом бы все и кончилось. Но мне тут, как говорят, вожжа под хвост попала. Я остановился и, дождавшись первого подбежавшего, врезал ему по челюсти. Приложился хорошо, как учили. Бедняга так живописно брякнулся о бетонный пол, что мне даже стало, искренне жаль его. Все-таки, это мое действие было совершенно ненужным, хотя бы в силу своей бесполезности. А при иных обстоятельствах просто недопустимым. Но, признаюсь очень уж все они меня сегодня достали. Понятно, что на этом мои подвиги и закончились бы. Силы были слишком, неравны. Но я ничем не рисковал, время моего пребывания здесь стремительно истекало. А тут и началась телепортация, вживую, как говорится. Со стороны это выглядело очень эффектно. Мне то, приходилось такое видеть не раз. А вот моим преследователям вряд ли. Ох, до чего уморительными были их рожи, когда я медленно растворялся прямо перед их глазами. Они еще пытались хватать воздух, там, где я только что находился. Но поздно ребята, поздно. Меня в Дидтауне уже не было.
  
  Глава 2. Каникулярная практика
  
  Мне было, так скажем, невесело. Настолько, что уже изрядно подпившие приятели начали меня раздражать. Поэтому, я взял свой кубок и устроился с ним в оконном проеме. Тише здесь не было, но некоторую иллюзию обособленности создавало. Дидтаун. На этой пирушке я был единственным, кто о нем помнил. Но зато уж помнил, так что он просто никак не мог выбросить его из головы. Я усиленно пытался переключиться на что-нибудь другое, но мысли упрямо возвращались к этой самой недостроенной многоэтажке. При этом, воображение услужливо рисовало мне картины, одна ужаснее другой, и я злился. Злился на то, что время зачета не истекло хотя бы, на пять минут раньше, тогда бы сидел я сейчас за столом и распевал со всеми не вполне пристойные студенческие песни. Злился на себя за все то, что привело меня на верхний этаж злополучной многоэтажки. Злился на весь мир, тем более мир Дидтауна со всеми его пыльными развалинами и кровожадными громилами. Злился даже на Ефимию с маленьким Энвером, и это последнее было хуже всего.
  Я пытался логически убедить себя, что Дидтаун это всего лишь искусственный магический мир, и на самом деле ни Ефимиии, ни Энвера, ни угрожающих им отморозков, равно, как и всего остального в реальности не существует. Все они не более, чем сон, который давно пора забыть. И все-таки, хотя я вполне осознавал, что в действительности все именно так и обстоит, но убедить себя мне никак не удавалось. Я просто не верил, упрямо не верил, казалось бы, самым железным доводам. В конце концов, этот ожесточенный спор с самим собой до того меня допек, что я залпом допил вино и оставив кубок в оконном проеме потихоньку смылся. Или ушел по-английски, так, по-моему, это теперь называется. В общем, я решил побродить немного в одиночестве, в слабой надежде, хоть слегка развеяться.
  Бродить ночью по пустой Академии занятие еще то. Бесконечные коридоры, пустые аудитории, колонны, и магические знаки на каждом шагу. Все это невольно внушало мистический ужас. Но сейчас, погруженный, то ли в воспоминания, то ли в связанные с ними размышления, я просто брел наугад, безо всякой цели. Правильнее сказать ноги сами несли меня, и надо сказать-таки занесли. Прямо в западное крыло Академии, где проживали преподаватели Магического факультета. Впрочем, все они сейчас были на пирушке, к сожалению, для них отнюдь не в качестве пирующих. Что могут натворить оставленные без присмотра, перебравшие студенты, в тот единственный день в году, когда им все позволено лучше даже не предполагать, а уж если эти студенты будущие маги, тем более.
  Однако, похоже, не все были заняты надзором за пирующими студентами. Из щели одной из дверей потихоньку струился матовый желтый свет, недвусмысленно намекая на то, что хозяин дома. Я хорошо знал эту дверь, отделяющую жилище Аммониуса от всего остального мира. поскольку не раз приносил сюда книги, и различные артефакты. Но внутри, ни разу не был. Хотя, конечно, как и все остальные студенты мечтал об этом. Тут я как-то сразу понял, то, что мне сейчас действительно нужно, так это пусть самая маленькая, самая коротенькая беседа с ним. Может быть, даже совсем не случайно я сюда забрел, мелькнуло у меня в голове, но я тут, же отогнал эту мысль, как слишком соблазнительную. Однако и просто так пройти мимо я не мог. Вот и стоял, не решаясь ни постучать в дверь, ни уйти прочь.
  - Ну, долго ты будешь там топтаться? Заходи. Все равно постучаться духа не хватит - раздалось из-за двери.
  О, какой музыкой прозвучал для меня этот ворчливый голос. Я все еще нерешительно потянул ручку двери и ... переступил заветный порог. Профессор сидел ко мне спиной за огромным письменным столом, заваленным всякой всячиной. Над столом висел большой желтый шар, освещающий поверхность стола и создающий мягкий полумрак в углах комнаты. На столе лежал раскрытый фолиант, потрясающего вида, от которого так и веяло древней силой. Над его страницами и склонился Аммониус.
   - Дверь, поплотнее закрой. Я тебя ждал, вот и оставил ее слегка приоткрытой, чтобы ты ненароком не проскочил мимо.
  Аммониус перехватил мой взгляд на открытые страницы.
  - Да, книга действительно древняя, но ничего тайного в ней нет, по крайней мере, чего-то такого, о чем бы, я не упомянул бы на лекциях - он слегка наклонился над книгой, молча подтолкнув ко мне стул.
  - Вот, зачитаю наугад, но если не вспомнишь лекцию, на которой мы это проходили, сильно меня разочаруешь - Аммониус начал неторопливо читать.
  - И будут разрушены все существующие миры, как были разрушены миры, существовавшие до них. И вместо них будут созданы новые миры, которые так же будут разрушены, поскольку всякое творение несовершенно. Но всякое новое творение совершение предыдущего. И так будет продолжаться вечно, ибо творец совершенен, и нет предела его совершенству.
   Аммониус повернулся ко мне - Ну, откуда это?
   - Вступительная лекция по космогенезису, циклы Манвантары формирования, либо реформирования вселенных - бойко отозвался я.
   - Правильно, Я и не сомневался, что ты помнишь - профессор удовлетворенно кивнул - итак, мы только, что констатировали, что любой существующий мир в свое время будет разрушен, в силу своего несовершенства, дабы не препятствовать эволюции мирозданий. Все, начиная от бесконечных галактик, образующих этот мир, до, давно забытых наших эмоций, все перейдет в нулевой статус точки Базисного Потенциала, который станет источником и началом формирования новых миров.
   - Это относится, кстати, и к нашему миру тоже - профессор внимательно посмотрел на меня - а вместе с ним исчезнет этот крохотный Дидтаун, ничтожная пылинка на безмерности нашего мира. И это, заметь, при самых благоприятных для него обстоятельствах. Почти наверняка, это неказистое творение, либо разрушится в результате, какого-нибудь, катаклизма, или просто будет ликвидировано по решению Ученого Совета.
   Аммониус слегка помолчал.
   - Я внимательно изучил твой отчет по Дидтауну, и понимаю причину твоей просьбы. Скажу сразу, повторное посещение этого мира никогда не практиковалось даже для не сдавших зачет. В этом просто нет никакого смысла, это все равно, что сотворить заново неудавшееся заклинание после подробного разбора ошибок в первой попытке. Но я поддержал твою просьбу. Прежде всего, потому, что в основе ее лежит сострадание. Подавляющая часть из вас, выйдет из этих стен дипломированными магами, А магия это сила, огромная сила, и как легко может она развратить неокрепшие ваши души. Как бы мне хотелось, чтобы вы вышли отсюда, прежде всего людьми, а уж потом магами. Я говорю тебе это потому, чтобы ты понял, почему я хочу оказать тебе поддержку. Ну, и чтоб ты не мучился в неведении, сообщу, что ректор наложил на твою просьбу положительную резолюцию. К счастью, он у нас человек широких взглядов.
  - Ты отправишься в Дидтаун повторно. С полным набором своих магических возможностей. Конечно, это невесть что, но даже с ними можно наломать дров. Поэтому послушай меня еще немного
   Аммониус пристально посмотрел на меня, создавалось впечатление , что он не все еще до конца для себя решил, и именно сейчас принимал окончательное решение. Даже голос его изменился, стал каким-то задумчивым, и как мне показалось, грустным.
   - Мы знаем, - продолжал он - что орлица из своего яйца всегда высиживает орленка, а из яйца змеи всегда появляется маленький змееныш. Мы не сомневаемся, что приплодом лошади будет жеребенок, а лисица народит в своей норе маленьких. лисят. Мы не задумываемся над этим, зная, что всегда так было, и так будет впредь. А ведь, это один из основополагающих принципов любого из миров. Подобное порождает себе подобное. Я хотел бы, чтобы ты никогда не забывал, что совершенное зло может породить только другое зло, и ничего более. А добро, хоть и далеко не всегда может соперничать со злом, но никогда, запомни, никогда не породит нового зла.
   - Ты обладаешь пока небольшими, но уже сейчас, предоставляющими опасность для обычных людей способностями. Не забывай то, что я всегда говорю на лекциях. Настоящая сила мага заключается не в наборе его магических возможностей, а в умении обходиться без них. Задача магии заключается не в метании молний или огненных шаров и прочих дешевых фокусах, а в построении и подготовке логической цепочки, вытекающих друг из друга событий и одного небольшого толчка, приводящего эту цепочку в движение.
   - Кроме того, важно, чтобы ты осознал, что возвращаешься в Дидтаун не только и не столько, чтобы кого-то спасать, и уж тем более кого-то наказывать или восстанавливать справедливость по своему разумению и по доброте душевной. Именно добрые намерения, чаще всего становятся причиной потрясений и катастроф. Каждый мир, даже созданный магией, слишком сложен, чтобы вот так вот, походя разобраться в его жизненных процессах, или относиться к нему легкомысленно. Наверняка, вам всем сдававшим зачет по Дидтауну, казалось, что надо бы раз и навсегда истребить эту мерзкую правящую банду и всем сразу станет хорошо. Вы, не колеблясь, принимали на себя роль судей, с заранее приготовленным приговором. И вам это казалось правильным, поскольку вы, не задумываясь ставили Карлайта и иже с ним вне закона. Забывая, что вне закона не может существовать ничего. В этом нет вашей вины, вы пока слишком молоды и неопытны.
   - Но допустим, вам бы удалось избавить город от этой опухоли. Хочу подчеркнуть, что я говорю, допустим, поскольку, надеюсь, такого никогда не случится. И что тогда? Вы, что предполагаете, что после ликвидации порочного руководства этого мира, запуганные его обыватели выползут из своих трущоб и внезапно подобрев, в искренней братской любви начнут строить новую, счастливую жизнь? А если вместо этого, кто-то, из тех, кто посильнее, сколотит новую банду, еще более ожесточенную, от перенесенных ранее унижений. И мы получим, вместо вполне предсказуемого, хотя, признаюсь и не очень привлекательного мира, нечто полностью неконтролируемое, а значит однозначно подлежащее ликвидации. А самое главное. Дидтаун сейчас именно таков, каким он и создавался. И, именно такой Дидтаун, каким он сейчас является, нужен Академии. Потому, что без сбоев, выполняет возложенные на него функции. Другой Дидтаун, добрый, красивый и так далее, просто не нужен. Ты знаешь, что это означает.
   Аммониус остановился в задумчивости, словно забыв обо мне, А я сидел и смотрел на него восхищенными глазами. Наш преподаватель был одним из сильнейших магов. Вне всякого сомнения, он мог возглавить любую из существующих ныне гильдий, или сколотить сколь угодно значительное состояние свободной практикой. Но он всему этому предпочел возиться с нами олухами, пытаясь сделать из нас хоть, что-то отдаленно похожее на себя. Кто знает, что он в нас нашел? Просто он был гений, а у гениев другая жизненная система координат. Для нас было полностью очевидно, что без Аммониуса, Академия никогда не была бы тем, что она есть сейчас, да и весь мир был бы другим. Наконец, словно вернувшись откуда-то, Аммониус прервал молчание.
   - Ты один из моих лучших учеников, может быть и просто лучший, но я, честно признаюсь, боюсь. Боюсь за тебя. Все-таки ты еще слишком молод. Хватит ли у тебя сил не поддаться соблазну своей силы, не преступить через здравый смысл, не дать овладеть собой ненужному раздражению. Все это так непросто. Там в Дидтауне, ты должен забыть, что ты всего, лишь студент Магического факультета, за которого всегда отвечают преподаватели. Там, не будет строгого деканатского надзора, но там будет, куда более строгий надзиратель, твоя совесть. И за все свои поступки, будешь нести ответственность только ты сам. Ну и я конечно, твой учитель.
   Профессор помолчал, явно давая мне время на обдумывание сказанного.
   - Если ты душой полностью воспринимаешь то, что я сейчас сказал, мы можем закончить разговор. Завтра, вернее уже сегодня, но только после того, как ты как следует, выспишься, мы начнем подготовку к твоей отправке. Да, кстати - Аммониус хитро улыбнулся - Мне кажется, для тебя это не будет иметь какого-нибудь значения, но, просто, для сведения, твой повторный визит в Дидтаун, будет происходить в рамках каникулярной практики.
   Вот это был нюансик. Вот уж не думал, что когда-нибудь это коснется именно меня. Каникулярная практика, это было последнее средство, которым преподаватели пугали нерадивых студентов. Страшнее его в Академии не было ничего, кроме отчисления конечно. И действительно, что может быть хуже того, что в то время, когда с наступлением каникул, твои товарищи, напропалую прожигают погожие летние денечки, да и ночки тоже, в безудержном веселье, ты в поте лица ликвидируешь пробелы в своем образовании. И это еще в лучшем случае. Нужно быть ну совсем уж наивным, всерьез думая, что кто-то из преподавателей станет тратить свое время на повышение уровня знаний контингента обладающего самым низким этим уровнем. Вот так вот. Поэтому никакой магической практики, конечно, не проводилось, а заменялась она обычными хозяйственными работами. Бесконечными, нудными, и потому особенно утомительными.
   И хотя Ректор на каждом Ученом совете, выражал крайне отрицательное свое отношение к сложившимся обстоятельствам, и каждый раз принимались осуждающие резолюции, а порой даже крайне угрожающие предостережения, но из года в год, все оставалось по-прежнему. И давно уже никто не верил, что когда-нибудь, что-то может измениться. Особенно, студенты, которые вполне естественно оценивали эту ситуации наиболее реалистично. Но и это еще не все. По окончании практики, студенты должны были еще сдать отчет о ее прохождении. И не о каких-нибудь хозяйственных работах, а о самой настоящей практической магии. Правда давно уже никто не высасывал эти отчеты из пальца, и у студентов существовала целая подпольная библиотека таких отчетов, да и преподаватели подписывали отчеты, открывая лишь последнюю станицу, но традиция соблюдалась неуклонно. Магической практики не проводилось, но отчеты по ней формировались и подписывались. И зачем, тогда скажите что-то менять в такой хорошо отлаженной системе.
  Тем не менее, попасть в списки на каникулярную практику считалось худшим, что может произойти со студентом. Моя ситуация, конечно, была совершенно иной, Я сам рвался в Дидтаун, но ложка дегтя в океан меда, все же, была добавлена.
   Поскольку, хотя я и возвратился к себе уже засветло, но измученный переживаниями, долго не мог уснуть, то ничего удивительно в том, что проспал до самого глубокого вечера, не было. Так, что отправка произошла на день позднее, чем могла бы. Странно, но это уже не казалось мне чем-то важным. После разговора с Аммониусом, проснулся я совсем другим человеком, ничего общего не имевшим с тем собой, застывшим в нерешительности у двери преподавателя. Я словно повзрослел сразу на много лет. Теперь я не только понимал тревогу своего наставника, но и ощущал ее вместе с ним. И больше всего мне хотелось суметь не огорчить его. Я стал понимать, какую непосильную ношу взвалил на себя наш любимый преподаватель, пытаясь научить нас всему, что умел сам. Да всего суммарного мозгового вместилища Магического факультета было недостаточно для усвоения тысячной доли его знаний. А ведь он даже не считал это своей основной задачей, прежде всего он хотел, чтобы из стен Академии, мы вышли людьми, которых бы он мог, не стыдясь, продолжать называть своими учениками. Великий он был человек.
   Магическое путешествие просто и не обременено хлопотами сборов. Но проводов не лишено. Провожал меня конечно, Аммониус. Один. Друзья уже были на каникулах, остальные, из тех, кто мог бы прийти со мной попрощаться, были заняты повседневными делами. Академия жила своей обычной размеренной жизнью. Было, честно сказать, страшновато, чувствуя это, наставник ободряюще похлопал меня по плечу и я, как-то инстинктивно сотворил заклинание телепортации. Известно, что всякое правильно сотворенное заклинание срабатывает. Мое исключением не стало.
   Я вновь был в Дидтауне. На крыше знакомой многоэтажки. Подо мной лежали знакомые руины, кучи мусора, ужасные ямы на улицах. Все равно, что домой вернулся, с невеселой усмешкой подумал я. Моя каникулярная практика началась.
  
  Глава 3. Представление
  
  Конечно, прежде всего, я обыскал весь шестнадцатый этаж. Начал со знакомого коридора, потом методично просмотрел все другие его многочисленные помещения. Везде было пусто. Даже, каких-то следов временного жилья, отыскать не удавалось. Иногда я замирал, и прислушивался, не раздастся ли откуда-нибудь знакомое топ-топ. Нет, не раздавалось, вокруг меня была абсолютная тишина, нарушаемая только мной самим. Словно ничего и не было. Ни Энвера, с его несоразмерными сандалиями, ни встревоженной Ефимии, ничего. Я попытался было поискать этажом ниже, но достаточно быстро осознал бессмысленность этого действия.
  Стало ясно, что надежда на то, что преследователи прекратят поиск, после продемонстрированного им акта телепортации, увы, не сбылась. Моя нехитрая уловка не сработала. Должно быть, кому-то показалось странным мое поведение в последние минуты здешнего пребывания. Оно и в самом деле выглядело таковым. Ну, с чего бы, это вдруг, любой нормальный человек, убегая от преследователей, вдруг резко поворачивает и бежит им навстречу. Да еще с таким шумом. Интересно, что же это увиденное им, там, наверху, заставило его так поступить? Не мешало бы проверить. Кто-то, явно рассуждал по похожей логической схеме. В общем, все иллюзии были развеяны и следовательно, предпринимать, что либо, теперь нужно было, уже исходя из того, что Ефимию с сыном, все-таки нашли. Оставалось надеяться хотя бы на то, что они еще живы.
  Тем временем, снаружи что-то явно происходило. Я выглянул в окно. Ого, вот здорово, да к нам оказывается, гости пожаловали. К зданию приближалась довольно странная процессия. Впереди шли три давно небритых джентльмена. Все во фраках, белых манишках, в лихо заломленных на затылок цилиндрах. В руках у каждого по бейсбольной бите. Следом шествовала женщина в шикарнейшем синем платье, похоже, из бархата. Платье было длинным, до пола, и потому подол, волочившийся по земле, выглядел изрядно запыленным. Процессию замыкали пятеро крепких ребят, с массивными дубинками наизготовку. У входной лестницы группа остановилась. Трое небритых джентльменов проворно забежали в здание, остальные, включая женщину, остались стоять, лениво о чем-то переговариваясь. Впрочем, довольно скоро, джентльмены появились снова, и один из них, что-то сказал. После этого женщина не спеша поднялась по лестнице и в сопровождении небритой троицы исчезла внутри здания.
  Все происходящее показалось мне достаточно интересным. Похоже, было, что сюда начала съезжаться, а точнее сходиться местная элита. Я знал, что на седьмом этаже многоэтажки у Карлайта было что-то вроде небольшого ресторанчика, с символическим названием - "Седьмое небо", где по различному поводу, время от времени, собирались великие мира сего. Сего, в смысле, Дидтауна. Итак, как я уже сказал, все это меня заинтересовало, но с такой высоты видно было, прямо скажем, не очень и совсем ничего не слышно. Поэтому, соблюдая необходимую осторожность, я спустился вниз. На третьем этаже, мне удалось найти подходящую небольшую комнатку с окном, чуть справа от входа в здание.. Отсюда и обзор был просто прекрасный и слышимость удовлетворительная. Да и сам я мог привлекать к себе внимание, разве, что наполовину высунувшись наружу. Этого я естественно не делал.
  Судя по свите, прибывшая была значительной особой. Таких в Дидтауне не так уж много. Поэтому, скорее всего это могла быть либо Инга, либо Валенда. Я заключил сам с собой пари, поставив на Ингу, и как выяснилось позднее, выйграл его.
  А гости, между тем продолжали прибывать. Сначала пришли близнецы. Ну, этих-то не узнать я не мог. Они действительно были очень похожи. Даже, несмотря, на то, что одеты были по-разному. Похоже, в Дидтауне не существовало единого стандарта на форму одежды для приемов и прочих торжественных мероприятий. Братья, например, были одеты в джинсы и в клетчатые рубашки. Ну, прямо два ковбоя на ранчо. Для себя я решил, что в синей рубашке, это Модд, а в серой, Эффат. Хотя, как оно было на самом деле, кто его знает. Так же сразу я узнал Евклида, потому, что здесь, он один был такой, маленький и тщедушный.
   А гости все продолжали прибывать. Уже и небо начало темнеть, но люди все подходили и подходили. Кто-то прибывал с большой, или наоборот, с не очень большой свитой. Кто-то приходил вообще без свиты. Приходили и в одиночестве, и кампаниями. Интереснее всего было наблюдать за приходом представителей элиты. Мне очень хотелось посмотреть приход Валенды, если конечно та, первая была Инга, но, то ли я, ее упустил, то ли она пришла еще раньше, а может быть, совсем не планировала здесь присутствовать.
   В здание, между тем, заходили далеко не все. Большинство располагалось во дворе, прямо на песке и обломках бетонных плит, коротая время общением и попивая прямо из горлышка, явно что-то не слишком крепкое. Скорее всего, пиво. К моему удивлению ни ссор, ни иных конфликтов я не видел. Все были настроены вполне благодушно. Они явно предвкушали какое-то грядущее событие, и оживленно обсуждали его. Мне тоже было интересно знать, для чего они тут все собираются, но просто подойти и спросить я не мог, а другого способа похоже, тоже не было. Однако и сидеть в этой укромной комнатке, уже не было никакого смысла. Ясно было, что для того, чтобы что-то выяснить, мне рано или поздно придется покинуть свое укромное убежище, и отправиться туда, где информации побольше. Делать этого пока не хотелось, вернее не то, чтобы не хотелось, а так, было страшновато. И я как, мог, тянул время.
   Когда, я уже, совсем, собрался, было покинуть свой наблюдательный пункт, шум, усилившийся за окном, заставил меня повернуться. О да, там действительно было на что посмотреть. Прибыл Карлайт. Я впервые увидел эту живую легенду Дидтауна. Он был высок и крепок. С гладко выбритой головой, в белоснежно белом костюме. Само спокойствие и воплощение силы. Его окружение состояло из таких же крепких телохранителей. Я не успел их пересчитать, но их, несомненно, было больше двух десятков, пожалуй, даже, значительно больше. А, как они шли. Ровным строем, подтянутые, уверенные в себе. Настоящая гвардия. И вся толпа, стоя приветствовала их восхищенным ревом. Карлайт, безусловно, был общепризнанным вождем. Он был как идол, которому повиновались и за которым шли. Не задумываясь.
   Однако, его прибытие, как главного лица, означало, что, все то, для чего все собственно и собрались скоро должно произойти. А, я до сих пор понятия не имел, о том, что это будет. Но предчувствие было тревожное.
   Выбравшись из своего пристанища, я удивился тому, как много людей деловито сновало вокруг. И это не были громилы или телохранители элиты. Те конечно тоже тут присутствовали в значительном количестве, но было еще много других. Они чем-то были очень заняты, что-то устанавливали, что-то куда-то перетаскивали. Внутри здания было уже достаточно темно и возможно поэтому, на меня никто не обратил внимания. Это настолько мне понравилось, что я даже помог одному молодому человеку в синем комбинезоне затащить довольно-таки тяжелую бухту провода на седьмой этаж. Там паренек покатил бухту, куда-то дальше, а я нырнул в темную часть этажа. Необходимо было осмотреться и все обдумать, Очень уж все происходящее, не соответствовало сложившимся у меня представлениями об этом мире.
   Поразмышлять мне не удалось, что впрочем, к лучшему. Не то время. А, причиной тому было благоприятнейшее стечение обстоятельств. Едва, лишь я укрылся за спасительной чертой мрака, как заметил эту парочку. Это явно были не рабочие и не охрана, а кто-то из элиты. Они медленно прохаживались взад-вперед, что-то оживленно обсуждая, не опасаясь, что их кто-нибудь может услышать. Да, собственно, кого им было бояться. Ситуация, повторюсь, была исключительно благоприятной, мне даже не пришлось к ним подкрадываться. Они сами подошли и остановились у той самой колонны, за которой я притаился. Я даже, мог их теперь хорошо разглядеть, не слишком опасаясь, что меня заметят. Первый из собеседников был Евклид, второй, точнее вторая, высокая красивая женщина. Убедительно красивая. Это даже в темноте было хорошо видно. Я, как-то сразу понял, что никем другой, кроме Валенды, она быть не могла. Разговаривал больше Евклид. Первая же его фраза, которую, я услышал, сразу заставила меня насторожиться.
  - Я понимаю, что тебе плевать на Ингу, и на то, что она обозлится после твоего ухода. Я прямо скажу, гораздо больше расстроен тем, что мне придется вести сегодняшнее представление с другой ведущей. Но, видишь ли, Карлайт очень просил, чтобы я убедил тебя принять в нем участие. Ты же знаешь, как он к этому относится. Наши головорезы требуют зрелищ, даже больше чем хлеба.
   - Карлайт перебьется - Валенда пренебрежительно махнула рукой.
   - С твоего разрешения, дорогая, я представлю ему твой отказ в более вежливой форме - чувствовалось, как Евклид ухмыляется в темноте. Но мне лично жаль, что тебя не будет, намечался такой многообещающий вечер, если бы ты знала, какие надежды я на него возлагал.
   - И совершенно напрасно. Я тебе уже сотни раз говорила, что ты не в моем вкусе. Но не расстраивайся, Ифигения утешит тебя, она ужасно любит подобные мероприятия. К тому же, вы вдвоем так потрясающе смотритесь.
   Очевидно, последняя фраза имела какой-то дополнительный смысл, мне непонятный. Во всяком случае, по голосу Евклида чувствовалось, что она ему не понравилась.
   - Но, но, радость моя. Не увлекайся. Я ведь и обидеться могу - недовольство в голосе Евклида было повышенно акцентированным.
   - На друзей не обижаются - в тон ему проворковала Валенда, и, послав воздушный поцелуй, твердым шагом направилась вниз. От темных углов отделились две тени и двинулись следом. Ага, охрана все-таки была, подумал я, так, что впредь надо быть поосторожнее. Евклид между тем проводив Валенду долгим взглядом, вздохнул, и медленно пошагал в сторону Седьмого неба. Ему предстояло еще передать отказ Валенды Карлайту, перед этим облачив его в приемлемую форму. Я искренне сочувствовал бедняге. Это трудно объяснить, но он был мне симпатичен, впрочем, Валенда, тоже.
   Тем не менее, ничего нового я для себя не выяснил. Знал только, что планировалось, что-то нехорошее, и что инициатором и вдохновителем этого была Инга. К счастью у меня хватило благоразумия не соваться в самое логово Седьмого неба, и сообразительности спуститься вниз и подождать там. Раз уж зрителей собрали, то представление им так, или иначе покажут, а что оно будет собой представлять, лучше всего оценить на месте. Так я и сделал. Для начала пару раз нагло прошелся перед передними рядами, пока мне в самой грубой форме посоветовали не слоняться тут, а где-нибудь присесть, и сидеть как все нормальные люди. Естественно, здесь я привожу свой литературный перевод сказанной фразы. Совету я внял, форму, в которой он был преподнесен, проигнорировал.
   А работы, которые проводили ребята в синих комбинезонах, видимо, наконец, были завершены. Вечер давно уже подошел к своей завершающей стадии, грозя перейти в ночь. Стало настолько темно, что я даже сильно засомневался в возможности какого либо представления в такой темноте. И тут вдруг, сразу во множестве мест, вспыхнул свет. Так вот чем занимались все это время синие комбинезоны. Они иллюминацию приготовили, да еще какую. Сразу десятка два прожекторов уткнулись своими лучами в фасад многоэтажки. Желтые, синие, красные лучи ласково поглаживали стену, заглядывали в пустые оконные проемы. А толпа безумным ревом выразила свой восторг, и долгое время даже не думала успокаиваться. Я, хоть и не присоединился к общему выражению чувств, ошеломлен был не меньше других. Такого Дидтауна я определенно не знал. Интересно, есть ли в Академии более полная инструкция, или описание этого мира, кроме той, что нам выдают для подготовки к зачету.
   Пока я вместе со всеми, не скрою этого, любовался световыми и цветовыми эффектами, крепкие ребята вынесли из здания ряд кресел, наподобие тех, что используют в кинотеатрах и установили его перед фасадом, на мой взгляд, в самом удобном месте. По крайней мере, я бы с удовольствием туда перебрался. Но, судя по тому, как быстро этот ряд заполнился, мне, вряд ли, нашлось бы там место. К моему удивлению, я почти никого не знал из тех, кто занимал эти почетные места. Кроме близнецов конечно. Отсутствие среди них и Инги, и Евклида, было вполне понятно, поскольку, как я знал, им отводилась отнюдь не зрительская роль. Последним появился Карлайт. Он сдержанно помахал рукой, в ответ на приветственные крики и уселся в самом центре ряда, в полном соответствии со своим статусом.
   Ну, теперь-то, наконец, начнется, подумал я, но ошибся. Оказывается, оставался еще один, последний, так сказать, штрих. Скорее всего, для всех остальных он был несущественно мелким, но меня потряс полностью. Двое, свирепого вида, громил, в нелепых пиратских банданах вывели из здания Ефимию. Я, даже, чуть не закашлялся от неожиданности. Остальные, встретили ее пренебрежительно, молча. Пираты поставили Ефимию, судя по всему в заранее отведенном месте, и величественно удалились.
   Похоже, мозаика начала складываться, хотя, кое-какие, камешки еще следовало вписать сюжет картины. Ефимия выглядела откровенно плохо, В ее потухшем взгляде не чувствовалось ни страха, ни какого иного чувства. Лишь тупое безразличие, ко всему происходящему. Я не знал, должен ли я предпринимать что-то, прямо сейчас или следовало посмотреть на развитие событий, и потому, начал нервничать, а это было не лучшее в данном случае состояние. Поскольку, в такие моменты, я несколько теряю связь с реальностью.
   Внезапный рев толпы вернул меня к действительности. Как раз к началу представления. Разноцветные лучи сфокусировались на небольшом балкончике седьмого этажа, осветив крайне оригинально выглядевшую пару. Одной из составляющих этой пары, был Евклид, вырядившийся по такому случаю, в какую-то античную тогу. Рядом с ним стояла высокая худощавая женщина, одетая примерно так же. Ифигения, без труда сообразил я, оценив заодно намек, адресованный Валендой Евклиду при расставании. Обычно в таких случаях, для красного словца, следовало бы сказать, что Евклид едва доставал ей по пояс. Это было бы очень образно, но неправдой. Макушка Евклида уверенно достигала груди партнерши. И тем не менее выглядели они очень импозантно. Что, правда, то, правда. Оба они щурились от яркого света и прикрывали глаза рукой. Невидимый осветитель, отреагировал мгновенно. Прожекторные лучи чуть качнулись, и замерли, образовав вокруг балкона мягкое разноцветье.
   - Леди и джентльмены Дидтауна, мы с Ифигенией рады, что нам выпала честь приветствовать вас, собравшихся здесь по хорошо известному всем поводу - именно этой фразой, хорошо поставленным голосом Евклида, было открыто представление. А дальше, как иногда говорят, понеслось. Усиленный микрофонами, его голос то воинственно гремел, то переходил в задушевный шепот. И зрители мгновенно реагировали на все это восторженными криками.
   - Взгляните на эту несчастную женщину, нашу согражданку - гремел голос в микрофоне - взгляните на нее. Я знаю, вы не можете поверить, что человек может совершить то, что совершила она. Женщина, мать. Если бы вы знали, с каким трудом далось мне последнее слово. Потому, что все мы знаем, что каждая мать всегда готова отдать свою жизнь за ребенка, а она...
   Голос Евклида достиг невероятных децибел, но ответный взрыв толпы был куда более, оглушительным.
   - Милый, по-моему, ты слишком строг к бедняжке - ласково проворковала Ифигения, под протестующий ропот зрителей.
   - Строг? - с неподдельным возмущением вскипел Евклид. Да знаешь ли ты, что эта женщина затащила своего ребенка в вентиляционную шахту, на самой крыше этого высотного здания, и я не могу даже представить того, что она бы с ним сделала. Если бы по счастливой случайности наша очаровательная Инга не нашла ее там.
   Мне показалось, что слово очаровательная. далось ведущему тоже не слишком легко. Но у толпы, похоже, было противоположное мнение. Что и выразилось в очередном всплеске эмоций, впрочем, довольно однообразно.
   - А вот, кстати, и наша героиня. - Евклид театрально вскинул руку вверх.
   Прожектора, словно повинуясь ему, тоже устремили вверх свои лучи и осветили Ингу, одиноко стоящую, на краю крыши. В руках она держала небольшой сверток.
  Я понял, что это за сверток. Нет, даже не понял, я знал, что, вернее, кто там внутри. И, конечно же, я понял, сразу понял, что сейчас произойдет. Теперь для меня стал ясен весь этот мерзкий сценарий. От начала и до конца. Я уже не слушал, о чем спорили на своем балкончике, Евклид с Ифигенией. Не слышал рева толпы. Дыхание у меня сбилось, и теперь мне отчаянно не хватало воздуха. Я задыхался. Увы, это была моя обычная реакция на подобную мерзость. Мне огромных усилий стоило хоть немного прийти в себя.
  Инга, между тем, развернула сверток, и держала ребенка на вытянутых руках перед собой. Тот громогласно ревел. Даже толпа слега примолкла, похоже, то, что готовилось, было перебором даже для местной публики. Что-то подобное творилось и с ведущими, которые, конечно же, хорошо знали сценарий. Ифигения, подчеркнуто тщательно поправляла брошь на своей тоге, а Евклид смотрел в текст сценария и молчал. Пауза затягивалась, и недовольство росло. Все же подавляющее большинство зрителей требовало продолжения представления.
  - Нет, мы не станем даже порицать эту несчастную - как-то очень уж унылым голосом продолжил Евулид. - наоборот, мы вернем ей ее малыша. Он снова замолчал, видимо не находя в себе сил прочесть завершающую фразу. Тут Инга. взяла все в свои руки.
  - Да, Ефимия, несмотря ни на что, мы возвращаем тебе ребенка, хотя ты и не достойна этого. Более того, я отдаю его тебе прямо сейчас, - Инга выдержала паузу - На, возьми его.
   Инга бросила вопящего Энвера вниз. И тут совпало все, и движение Инги, и очередной всплеск рева толпы, и испуганный крик Ефимии, и взметнувшиеся вверх лучи прожекторов. Не опоздал и я. Резко взмыв вверх, рискуя сильно удариться о стену здания, я к счастью благополучно схватил Энвера где-то на уровне девятого этажа и радостно устремился вниз. У меня в душе кипела смесь самых разнообразных эмоций. И радость, и злость, и чего там только не было еще. Меня что называется, понесло. Похоже, я не контролировал себя. Нарезая круг, за кругом над онемевшей толпой, я орал, другого слова и не подберешь.
  - Ну, что замолчали, уроды - истошно вопил я - Ах, вам сюжет не понравился? И что же именно? Ах, понятно, вам интересно было посмотреть, что станет с ребенком, брошенным с шестнадцатого этажа. Вас именно это интересовало ублюдки?
  И все в таком духе. Отрезвил меня взгляд Карлайта, с которым я встретился, пролетая очередной раз мимо. Он сидел, подперев подбородок рукой, и равнодушно поглядывая на меня, о чем-то думал. Словно, я был для него не более, чем комар, жужжащий за москитной сеткой. Думаю, что если бы изрыгнул пламя, или сделал еще что-нибудь из ряда вон выходящее, он бы мне просто слегка поаплодировал. Его спокойствие словно, отрезвило меня. Я вдруг почувствовал себя полностью опустошенным и усталым, Вместо эйфории пришло осознание ненужности и даже пошлости всех моих кривляний. Я, устало, перехватил подобнее Энвера и нырнул с ним в темноту неба. Метнувшиеся было вслед лучи прожекторов, быстро отстали.
  Лететь далеко я не собирался, нужно еще было возвращаться за Ефимией. Поэтому, найдя первое подходящее железобетонное кольцо, врезавшееся торцом в песок, я осторожно опустил в него малыша и сразу же ринулся назад.
  Карлайт и иже с ним уже удалились, Поэтому перед зданием творился невообразимый содом. Я еле протолкался к Ефимии, которая, похоже, так и не пришла в себя. Лететь с ней, как с Энвером, я не мог, поскольку, попросту не сумел, бы поднять ее в воздух. Поэтому я просто схватил ее за руку и потащил за собой. Ефимия, то шла послушно, то начинала яростно вырываться, Мне даже пришлось, как следует, наорать на нее. К счастью, поскольку тут все кричали друг на друга, на нас никто не обратил внимания и вскоре мы выбрались, наконец, из этой опасной толпы.
  Летать и ходить пешком, далеко не одно и то же. В этом мне пришлось лишний раз убедиться, когда таща за собой Ефимию, и пробираясь среди завалов искореженного железобетона. На то, чтобы спрятать Энвера, у меня ушло от силы пара минут. Для того же, чтобы привести сюда его мать ушло значительно больше четверти часа. Добравшись, наконец, до места, где спрятал ребенка, я устало вздохнул, усадил Ефимию на ближайший блок и склонился над кольцом, намереваясь, вручить, наконец, ребенка его матери. Но, о, ужас, кольцо было пусто.
  Я подумал, вначале, что в темноте ошибся местом, но знакомый уже, женский голос за спиной вывел меня из этого заблуждения. - Ребенок у меня. Он плакал, и мне пришлось взять его на руки.
  Я медленно повернулся, ну конечно же. Ну, кто это мог быть еще. Передо мной стояла Валенда и чуть сзади за ней два ее могучих телохранителя.
  - Лукас, возьми женщину на руки, вряд ли она в таком состоянии способна идти - коротко приказала Валенда. - что же касается нашего гостя, то он выглядит весьма живо и вполне сможет передвигаться сам. Причем, как мы видели, даже по воздуху.
  - Я, что, могу понимать это как приглашение - осведомился я.
  - Можешь - последовал сухой ответ и мы пошли.
  
  Глава 4. Уточнение инструкции
  
  Кто такой Филька, я не очень-то хорошо себе представляю. Вроде бы, грамотей какой-то, в смысле специалист по грамотам определенного свойства. Но, то, что к инструкциям по Дидтауну он руку приложил, я заподозрил сразу. Правильнее сказать у меня в этом никаких сомнений и не было. Я даже не имею в виду, как было обставлено прошедшее мероприятие, По сравнению с другими несоответствиями, оно казалась несущественной мелочью. Здесь вообще все было не так. Хотя, внешне совпадало очень многое. Весь центральный район полностью соответствовал описанию - несколько параллельных улиц, достаточно протяжных, были изрыты многочисленными ямами, а дома представляли собой развалины, различной степени разрушения. На месте была и пресловутая недостроенная многоэтажка. Но, теперь, при повторном рассмотрении все это явственно отдавало дешевой бутафорией. Создавалось впечатление, что все вокруг подмости третьесортного провинциального театра, где актеры лениво играют свои роли, не слишком огорчаясь отсутствием зрителей. И это еще только то, что касается центра Дидтауна, а все остальное вообще не подходило под описания инструкции.
  Начну с дома Валенды. Называть его "наиболее сохранившимся", было бы прямое кощунство. Это была настоящая крепость. Вечером в темноте, мне разглядеть ее естественно не удалось, да я собственно и не пытался. Просто послушно прошел в отведенную мне комнату и сразу же уснул. Да, вот так, вот. Лег в приготовленную постель и уснул. Наутро, я правда удивился своей беспечности, но поскольку ничего дурного со мной не произошло, я и не стал заострять на этом внимание.
  Итак, как я уже сказал, дом Валенды представлял собой настоящую крепость. Причем не какое то, грубо сляпанное допотопное фортификационное сооружение. Нет, по всему, надо сказать продолжительному контуру тянулась новехонькая стена, сложенная из тесанных каменных плит серого цвета. При этом размеры плит, скажем так, впечатляли. По углам крепости возвышались массивные башни, крытые черепицей. Изнутри крепостная стена была облицована плитами светлых оттенков, очень похожими на мрамор. Судя по всему, никакого другого назначения, кроме, декоративного, эта отделка не имела. Вот традиционных, громоздких ворот, правда, не было, их вполне успешно заменяла неширокая металлическая дверь, перед которой, как я впоследствии разглядел, в случае необходимости опускалась решетка из толстенных металлических прутьев. Не было также и классического рва с водой. Но, тем не менее, это была крепость. А для чего крепость в Дидтауне? Ответа на этот вопрос в инструкции я бы точно не нашел. Дидтаун был создан как узкофункциональный мир, выполняющий одну простую функцию - служить полигоном выживаемости в незнакомых мирах. Брать крепости, или совершать какие-либо диверсии против них в задачи студентов Академии не входило. Для чего вообще нужны крепости, я хорошо знал. Все-таки курс фортификации у нас в Академии вполне приличный. Крепости нужны для ведения войн, а в Дидтауне войны были не предусмотрены. Да там даже оружия никакого не было, ни огнестрельного, ни холодного. Лишь дубинки, да биты. Поэтому выходило, что никаких крепостей в Дидтауне быть не должно Да, еще таких, недавно отстроенных. Что говорится, с иголочки. Не задуматься над всем этим я определенно не мог. Правда, мои размышления ни к чему меня не привели. Как говорил Аммониус, не хватало исходных данных для анализа. Ну, да ладно.
  Впрочем, внутри все выглядело мирно. Подчеркнуто мирно. Идеально подстриженные газоны, цветники, дорожки, выложенные теми же светлыми плитами. В середине усадьбы длинный двухэтажный дом, с изящными башенками по краям. Перед домом фонтан в античном стиле. Оно и понятно, крепостным стенам было что охранять, вот только от кого?
  Первые дни усадьба казалась пустой. Один раз я видел лишь издалека пару молодых женщин. Они смотрели в мою сторону и определенно хихикали. Когда я попытался к ним приблизиться, они быстренько исчезли где-то в подсобных зданиях. Ни Валенды, ни Ефимии с Энвером. Правда, время от времени ко мне подходили то Лукас, то Фрэнк. Вежливо осведомлялись, не нужно ли мне чего. Хороший вопрос. Знать бы мне только на него ответ. Еще был Престо, старик лет восьмидесяти, по крайней мере на вид. Здесь в Дидтауне с определением возраста нужно быть поосторожнее, как впрочем, во всех магических мирах. Престо приносил в мою комнату еду и уведомлял меня об этом. Этим наши отношения ограничивались, а жаль. Все-таки здесь было скучновато, а старик мне прямо, скажем, нравился, было в нем что-то такое, располагающее. Никаких попыток изменить ситуацию я естественно не предпринимал, понимая всю их тщетность. Мне оставалось только ждать. Что я и терпеливо делал. Всякое терпение рано или поздно вознаграждается. Закончилась и пора моего унылого бездействия.
  Это произошло на пятый день моего пребывания в усадьбе Валенды. Сначала, утром, когда я совершал свой, становящийся уже обычным, моцион по лабиринту каменных дорожек, я чуть не столкнулся с Ефимией, держащей за руку маленького Энвера. Надо же, до чего я стал рассеянным, я ведь ее даже не заметил, настолько ушел в себя. Хорошо еще, что, судя по всему, Ефимия увидела меня гораздо раньше, не хватало нам только столкнуться. Впрочем, произошло все настолько быстро, что я даже не успел пожурить себя за неуклюжесть.
  Энвер во все глаза смотрел на меня и лучезарно улыбался. Он вообще, похоже, был весьма жизнерадостным малышом. Но вот во взгляде Ефимии, ничего кроме досады и неудовольствия мне разглядеть не удалось. Надо сказать это меня задело. Как никак, я полагал себя в немалой степени причастным тому, что Энвер имеет теперь возможность разгуливать по этим милым дорожкам. Мысль о том, что я не менее, причастен к тому, что малыша сбросили с крыши многоэтажки, не спешила прийти мне в голову.
  - Опять ты. - как-то безысходно констатировала Ефиия, мрачно глядя мимо меня.
  - Как здоровье малыша - делая вид, что не замечаю явное недружелюбие в ее голосе, спросил я.
  - Энвер здоров.
  - Ну и замечательно - как можно бодрее сказал я, - Это главное. Все остальное приложится.
  Воцарилось молчание. Неловкое и тягостное.
  - Ну, я, пожалуй, пойду.- буркнул я - скрыть досаду и нарастающее раздражение явно не получалось. Я повернулся и медленно пошел в обратную сторону
  - Подожди - Остановил меня дрогнувший голос Ефимии и совеем тихо добавил - Спасибо за малыша.
  Я кивнул и повернулся. Что-то со мной произошло. Раздражения как не бывало. Я вдруг почувствовал себя ужасно мудрым, все понимающим. Теперь я видел перед собой не объект приключений, а измученную событиями молодую женщину, желающего лишь одного - тишины и спокойствия.
   - Я все понимаю Ефимия - как можно ласковее сказал я - Все понимаю. И очень надеюсь, что когда-нибудь мы еще станем друзьями.
  Ефимия пристально посмотрела на меня, ничего не ответила, просто взяла Энвера за руку и они ушли.
   Я некоторое время смотрел им вслед. Какое-то странное не изведанное прежде чувство владело мной. Пожалуй, впервые в жизни, я не ощущал себя безалаберным мальчишкой. Я явно становился каким-то другим.
   - А ты, похоже, взрослеешь Виго - сказал я себе.
   - Похоже, да - согласился я.
  
   Наконец-то, моя, прямо скажем, сероватая жизнь начала расцвечиваться красками разнообразия. Ближе к обеду пожаловали гости. Видимо их уже ждали, поскольку, когда раздался настойчивый стук в дверь усадьбы, Лукас уже находился возле нее. Прибывшими оказались близнецы. Они жизнерадостно охлопали Лукаса по спине и плечам, и радостно потискали его в объятиях. Большого удовольствия, судя по выражению лица, у могучего телохранителя Валенды я не заметил. И Модд и Эффат обладали не менее мощным телосложением. Впрочем, они были не одни. Их сопровождали никак не менее десятка крепких парней, естественно тоже в ковбойских джинсах и рубашках в крупную клетку. Эти, правда, вели себя менее энергично. К тому же на помощь Лукасу откуда то появился Фрэнк и увел сопровождающих в дом. То же самое хотел сделать и Лукас, но не тут то было. Близнецы увидели меня. Вот уж никак не думал, что могу вызвать у них такой приступ восторга. Они буквально бросились ко мне, не особенно придерживаясь дорожек, и не обращая никакого вникания на призывы бедняги Лукаса. Впрочем, что там Лукас. Себя мне надо было жалеть. Если они устроят мне хотя бы половину той экзекуции, которую столь стоически перенес телохранитель, мне ее, пожалуй, не перенести. Я весь внутренне сжался, готовясь к самому худшему. Но, слава богу, пронесло. Близнецы не стали меня хлопать и сжимать в объятиях. Конечно, было бы преувеличением сказать, что это спасло мне жизнь, но, то, что не подпортило мне здоровья, это точно.
  - Смотри Модд, это же тот самый парень, который умеет летать - Радостно возопил близнец в синей рубашке. Из чего я машинально сделал вывод о том, что там, в многоэтажке, я ошибся, неправильно определив близнецов. Модд оказался обладателем серой рубашки.
  - Ты просто гениально проделал все это парень. Я даже вначале глазам своим не поверил, когда ты вспорхнул. - восхищенно произнес он - Ведь, правда же, ты нам еще покажешь этот свой фокус?
  Модд всем своим видом выражал такую надежду, что огорчать его отказом, я не решился, сделав неопределенный кивок головой, который при желании можно было принять за сдержанное согласие. По-видимому, Модд, именно так его и истолковал. Близнецы еще какое то время описывали свое восхищение моим полетом, пока, наконец, Лукас не увел их в дом. Я, наконец-то, вздохнул спокойно.
  Вопреки моим ожиданиям, близнецы на обед не остались, удалившись в тот самый момент, когда, Престо пришел уведомить меня об ожидающем меня в моей комнате обеде. Модд и Эффат энергично помахали мне руками на прощанье и удалились в сопровождении своих ковбоев. Тем самым вдребезги разбив зародившуюся было у меня мечту о совместном обеде, как о возможном источнике получения какой либо информации. А мне все настойчивее чувствовалось, что в Дидтауне что то происходит. Причем что-то не совсем обычное для этого мира. Интересно, связано ли это как-то с моим пребыванием в нем, или я лишь попал в одно из последовательных звеньев цепочки событий.
  Признаюсь, поначалу, я не очень то обратил внимание на столь многочисленное сопровождение близнецов. А следовало бы. По крайней мере, хотя бы мог у меня возникнуть вопрос о целесообразности такой свиты. Что могло угрожать близнецам в Дидтауне, где они являлись одними из полновластных хозяев?
  Не появилось у меня подобных вопросов и на следующий день, когда в гости пожаловала Ифигения со свитой в полтора десятка крепких ребят. Женщина все-таки, не одной же ей разгуливать по Дидтауну. Но, когда спустя час, после ее ухода прибыл Евклид собственной персоной с таким же многочисленным сопровождением, я решил, что мое терпение исчерпано до конца, и пора задать гостеприимной хозяйке прямой вопрос - что происходит в Дидтауне? И задать его следовало, как можно быстрее, даже если придется прорываться к Валенде силой. В том числе и магической.
  Силу применять не пришлось. Как раз в тот момент, когда я строил самые изощренные планы проникновения к хозяйке усадьбы, в комнату вошел Престо и своим всегда спокойным будничным голосом произнес - Валенда просит тебя прямо сейчас к себе в кабинет.
  - Кабинет? А где это? - ошеломленно спросил я.
  - Я провожу - все тем же будничным голосом ответил Престо - ступай за мной.
  Странно, после того, как я только что представлял себе, как я героически врываюсь к Валенде и решительно требую от нее ответы на все мои вопросы, сейчас я самым тривиальным образом оробел. Ощущение было такое, как при неожиданном вызове к Ректору, когда ты понятия не имеешь, чем может окончиться для тебя это посещение.
  Тем временем, Престо, проведя меня по коридорам о, остановился перед, ничем не примечательной, дверью и как бы изучающее, окинув меня взглядом, распахнул ее. Отступать было некуда. Рубикон, то есть невысокий порог комнаты, остался позади. Мосты, в виде прикрытой за собой двери, сожжены. В небольшой комнате, обстановка которой для меня в таком состоянии просто не существовала, ждала Валенда. но не одна, рядом с ней к моему величайшему удивлению, в своем белоснежном костюме сидел Карлайт. Как и когда он появился в усадьбе, для меня долго еще потом оставалось загадкой.
  Женщины бывают разные. Они вообще гораздо индивидуальнее мужчин. То они пухлые добродушные толстушки, непревзойденные жены и матери. То красивые стервы, считающие себя центом вселенной. То неприметные тихони, таящие в себе полный омут чертей, то яркие и абсолютно безвредные барби. Веселые и печальные, добрые и злые, красивые и не очень. Одни целью всей своей жизни считают привнесение уюта и покоя в созданную ей семью, иногда впрочем, излишне навязчиво. Другие видят свой долг в том, чтобы найти
  какого-нибудь бедолагу и потом день за днем превращать его жизнь в сущий ад. Очень разные бывают женщины.
  Но Валенда отличалась от всех. Я хорошо знаю историю Дидтауна, и считать, по крайней мере, в пределах тысячи, умею. В пересчете на обычное время, Валенде было что-то около пятисот лет. Но поверить в то что, перед тобой древняя, как сам Дидтаун, реликвия, глядя на нее, было невозможно. Назвать Валенду обаятельной не было никакой возможности, ну какое может быть обаяние у мраморной статуи. Но очаровывала она с первого взгляда. И делала это как то нехотя, походя. Признаюсь, сердце у меня заколотилось вдвое чаще, и мне стоило немалых усилий придать себе мало-мальски непринужденный вид.
   Ни Валенда, ни Карлайт не торопились начать разговор. Оба они долго и пристально рассматривали меня, изредка переглядываясь между собой. Это, конечно, несколько нервировало, но зато давало возможность слегка осмотреться. Впрочем, кабинет был так себе, в смысле, ничего необычного в нем не было. Разве, что, чем-то напоминал кабинет Аммониуса. Сами хозяева были намного интереснее. То. Что оба были личности с большой буквы, буквально бросалось в глаза. И еще. Хотя Валенда, как хозяйка, сидела в огромнейшем, царственного вида кресле, а Карлайт на приставленном сбоку стуле, чувствовалось, что главный здесь он.
   - Ну, что ж, Покажем ему все - прервал молчание Карлайт.
  Валенда согласно кивнула головой.
   Здесь, именно в этом самом месте, я позволю себе некоторое отступление от сюжета, позволяющее лучше понять все, о чем говорилось ранее и о чем пойдет речь дальше.
  
  Глава 5. Трактат о магических мирах (немного королей и капусты)
  
  С познанием реального мира, того, в котором мы существуем, я полагаю, мы в какой-то степени определились. В некий неисчислимый момент времени, Творец всего сущего, вдохнул жизнь в некую неопределяемую сущность, В какую-то незримую пылинку. И мир стал развиваться, полностью соответствуя замыслу Творца. В какой-то момент его развития появились мы, люди. В какой-то момент нас не станет. И вся эпоха нашей эволюции останется для непрерывно развивающегося мира лишь одним мимолетным мгновением. Обидно, но это так. А мир устремится дальше в своем развитии. Кто знает, к каким вершинам совершенства придет он. Возможно, это будет апофеоз Величия и Мудрости, возможно мир превратится в очередную незримую пылинку, из которой будут сотворены другие миры. Кто знает. Замысел Творца недоступен нашему ограниченному разуму.
  Иное дело магические миры, то есть, миры созданные энергией магии. Лишенные не только возможности саморазвития, но и самого существования без непрерывной подпитки энергии, они обречены с самого момента своего создания. Просуществовав некоторое время, они исчезают, то ли выполнив свое предназначение, то ли лишившись источника энергии своего существования. Каждый магический мир можно смело назвать комплексом ограничений. И действительно. Во-первых, магические миры ограничены в самом прямом мире, то есть имеют границы. Границей может служить что угодно. Это может быть и туман, растворяющий в себе все живое, и водная, или наоборот безводная пустыня, и стена огня, а порой и просто стена. Все зависит от предпочтения создателя. Во-вторых, магический мир ограничен в определяющих его компонентах. Нам привыкшим к безграничному многообразию реального мира, трудно представить, что в мире может никогда не быть дождя или ветра, ни привычных берез, пальм, кедров, это уж кому как. Ни большинства привычных вещей обихода.
  Наконец, магические миры ограничены в своей функциональности. Даже, так называемые "Райские миры", созданные для получения наслаждений, многим кажутся унылыми и скучными.
  - Магический мир похож на гениально написанную картину - говорил в своих лекциях Аммониус - многие из них влекут к себе своим особенным, лубочным уютом, иногда даже достаточно сильно, но вряд ли кто захочет остаться в нем навечно.
  Очень правильно сказано. Впрочем, Аммониус всего говорит правильно.
  
  Однако вернемся к Дидтауну. Среди магических миров, он если и не худший, то где-то близкий к нему. Прежде всего, он необычайно беден. Начисто лишенный фауны и практически не обладающий флорой, он скорее напоминал строительную площадку после сноса старых зданий. Конечно, хорошо жить в мире лишенном крыс, комаров, мух и прочей неприглядной твари, но уж лучше терпеть их сообщество, чем быть лишенным лицезрения остальных представителей животного мира. Как я сказал ранее, в Дидтауне совсем не было оружия. Ну, это ограничение выглядело вполне разумным, учитывая, то каким контингентом, был населен этот мир. Но, при этом, сколько всего нужного отсутствовало в Дидтауне.
  Внешней границей Дидтауну служила Окраина, представляющая собой широкую полосу мелкой серой пыли, с разбросанными по ней такими же серыми валунами различных размеров. Вроде бы, ничего страшного, но при длительном нахождении на этой полосе слепли глаза, терялся слух, гасло сознание. И кто знает, не были ли те валуны, разбросанные по Окраине, останками тех, кто не успел вовремя ее покинуть.
  Мрачный мир. Такой, вряд ли, кто будет жалеть, когда его не станет. Раньше я не задумываясь, согласился бы с этим. Но, сейчас все было не так просто. Совсем не такой тривиальный, этот Дидтаун. Достаточно, просто бросить взгляд на усадьбу Валенды. Газоны, цветники. Это при почти полном то отсутствии флоры. А новехонькая крепость. А то, как, было обставлено мероприятие, описанное в предыдущей главе. А белоснежные костюмы Карлайта, а роскошные платья Инги и Ифигении. Не говоря уж о цилиндрах Ингиной гвардии. Ничего этого в Дидтауне быть просто не могло.
  Притом, это еще не самое главное. Карлайт, Валенда. Близнецы, и эта странная парочка, я имею в виду Ифигению с Эвклидом. Эти, так называемые, громилы с повышенным уровнем интеллекта. Почему они, помимо моей воли, были мне симпатичны? Да и какой же громила Карлайт. Сильный, сдержанный, вызывающий уважение. А громила Эвклид, это же просто смешно. А Ефимия, это она то тупая и забитая, не побоявшаяся завести ребенка в этом непростом мире.
  Нет, Дидтаун нисколько не соответствовал своему описанию. Но, это означало, лишь одно. Либо, инструкция была написана неверно, что исключено. Либо, этот мир изменился. Изменился очень сильно. А, это могло означать только то, что, как бы невероятно это ни выглядело. Дидтаун стал изменяющимся миром. Никакого другого объяснения этому быть просто не может.
  Не буду говорить, что это соображение повергло меня в шок. Слишком уж затасканные это слова. Но состояние было как раз такое, какое именно этими словами и описывают. Между тем, Дидтаун был собственностью Академии, и я просто обязан был известить ее руководство о своих наблюдениях. Им решать, что делать с этим миром дальше. Каким будет это решение, я почти не сомневался. И, в самом деле, кому нужна лишняя головная боль в виде испорченного магического мира. Я даже зрительно представил себе, как рука ректора решительно ставит резолюцию - ликвидировать. Затем дата и подпись. Эх, посоветоваться бы с Аммониусом. Увы, это было невозможно. Решать приходилось мне самому. И я решил.
  - Не будем спешить - решительно сказал я себе. Посмотрим, что к чему.
  - Правильно - поддержал я себя - спешить не надо.
  
  По-моему, Валенда на что-то нажала и стена, справа от меня медленно поехала в сторону. За ней открылась ниша, а там...
  Там на оригинальной подставке, соединенной с множеством трубок, лежал небольшой, с детский кулачок, темно синий кристалл. И этот синий кулачок непрерывно пульсировал словно живой.
  - Как будто сердце - подумал я.
  - А это и есть сердце - прозвучал у меня за спиной голос Валенды - сердце Дидтауна. Пока он еще слишком мал, но если вспомнить, что когда мы начали выращивать его, он был неразличим невооруженным глазом, то растет он достаточно быстро.
  - А для чего он? - я понимал, что мне показывают самую значимую вещь в Дидтауне, но никак не мог сообразить, что, же это такое.
  - Через несколько месяцев, самое большее, через полгода, этот кристалл вырастет достаточно большим для того, чтобы питать энергией весь этот мир - с гордостью в голосе произнесла Валенда.
  Представляю, какое у меня было выражение лица. Но и причина, то для этого, была какая. Это же надо. Магический мир со своей собственной магией. Вы слышали о чем-нибудь подобном? Так, вот, и я тоже.
  
   - Прежде, чем ты начнешь что-то спрашивать, я тебе кое-что расскажу - Валенда подняла ладонь, словно сдерживая, неистовый поток вопросов, готовый буквально хлынуть из меня. Но я и сам сдержал его, хотя это было очень непросто. Впрочем, своего нетерпения я и не пытался скрыть.
  Валенда, начала рассказывать, довольно таки буднично.
   - Все началось с открытия Карлайта, когда он обнаружил, что серая пыль окраин является ценнейшим магическим сырьем. Она сама порождает живые кристаллы. К сожалению, они очень мелки и их неимоверно трудно находить в этой пыли. Но мы умеем это делать. Гораздо хуже, другое, В раннем возрасте кристаллы слишком чувствительны и чаще всего погибают при попытке вырастить их. Ты видел синий кристалл, Он пока единственный. А, вообще то они разноцветные. Нам почти удалось вырастить еще два кристалла, зеленый и оранжевый, но что-то пошло не так, и они погибли. Синий же, уже сейчас обладает достаточной энергией, чтобы поддерживать свое существование. Но в целом, конечно, нужно признать, что мы еще слишком мало знаем о живых кристаллах.
   - Поскольку, мы получаем извне энергию в количестве вполне достаточном для поддержания жизнедеятельности нашего мира, энергию кристалла мы используем для получения всех этих милых безделушек, которые несколько скрашивают нам жизнь. Наподобие вот этой - Валенда небрежно указала на свое шикарное платье. Не правда ли, нелегко поверить, что оно создано из серой пыли
   - Нет ничего плохого в том, что мы хотим жить не хуже живущих в других мирах - продолжила Валенда - стремление к лучшему, является основополагающим для всех развивающихся миров, И мы сделаем все, чтобы Дидтаун стал таким миром.
   Мне показалось, что она сказала это скорее самой себе, чем мне. Видимо сомнений у нее было еще достаточно.
   - Но, выходит тогда, что у вас все просто здорово - не совсем искренне воскликнул я.
   - Нет, у нас не все здорово - Валенда нахмурилась - у нас, как раз все очень не здорово. У нас взбунтовались Трущобы.
  
   Так, вот оно что. Теперь-то все встало на свои места. Стали понятны все эти странности. И многочисленные свиты гостей Валенды, и ее длительная замкнутость. И, наконец, назначение этой крепости. Что бы ни происходило вокруг, кристалл должен быть надежно защищен.
   Ситуация в Дидтауне, я опишу ее вкратце, образовалась следующая. То ли действия кристалла стали тому причиной, ведь от магии всегда можно ждать любых побочных эффектов, то ли что-то другое, но до того, безупречно игравшие свою роль серой, смиренной массы, Трущобы заволновались. Являться туда без приглашения стало небезопасно. Что и подтвердилось вскоре, когда около десятка молодчиков Инги решили слегка "поразвлечься" в трущобах. Всыпали им там так, что мало не показалось. Карлайту на следующий день, с трудом удалось взять ситуацию под контроль. Нет, что ни говорите, но великий он все-таки был человек. Я все больше удивлялся его гениальности. Как ему удавалось все это время обеспечивать сдачу зачетов, так, чтобы в Академии ни о чем не заподозрили. Уму непостижимо.
   А конфликт, между тем все разрастался. Масла в огонь подлила инициатива Инги. Будучи особой активной и не лишенной авантюризма, к тому же обладая изрядным умом, она решила использовать ситуацию в своих интересах, встав во главе "возмущенных масс". Для этого она внедрила в Трущобы своего человека. Результат внедрения оказался более, чем удачным. Эркюль, так его звали, быстро выбился на первые роли, став общепризнанным лидером Трущоб. Удивительного в этом ничего не было, поскольку был он личностью незаурядной. Несмотря на свою неказистую внешность, невысокий, лысый, весь какой-то скрюченный, он был едва ли не лучшим бойцом Дидтауна. К тому же он был совсем не глуп. По крайней мере, ему не понадобилось много времени, чтобы понять, что без Ингиного руководства ему станет гораздо комфортнее. Таким образом, произошел вполне типичный процесс выдвижения из пассивной среды сильной личности. А вот второй предводитель "трущобных команчей" меня скажу прямо, ошарашил. Это был Сандер, собственной персоной. Тот самый Сандер, которого называли воплощением благодушия, как он-то влип, во все эти передряги, Как, наконец, смог привлечь к себе внимание масс. И главное, зачем? Казус этот, я объяснить себе не мог, но зато он навел меня на некоторые размышления.
   Не скажу, чтобы сразу, но подозрения в моей душе зашевелились. Я имею в виду, что у меня возникли сомнения в истинных причинах, побудивших Валенду приютить у себя Ефимию. Может быть, дело было в обычном человеколюбии, а может быть и не только в нем. Не было ли примешано к этому желание придержать у себя, такой сильный политический козырь.
  На следующий день произошло событие, которое при желании можно было истолковать, как подтверждение моих подозрений. Но, желания такого у меня не было, поэтому я просто расскажу, как все было. Утром, сразу после завтрака мы отправились в Трущобы с четко поставленной целью - нанести Эркюлю дипломатический визит. Мы, это я, Лукас и еще трое крепких парней. За старшего, конечно, был Лукас. Задачи наши были строго регламентированы инструкциями Валенды, основным лейтмотивом которых было - Не вступать в конфликты ни при каких обстоятельствах.
  Эркюля мы нашли достаточно скоро у одного из полуразрушенных домов. Где он величественно восседал на обломке железобетонной плиты в окружении самой разношерстной кампании, и, судя по всему, пребывал в отличном настроении. Что он и подтвердил радостным приветствием.
  - О. Лукас, собственной персоной. А, могу я узнать, какого дьявола ты сюда приперся?
  - Я от Валенды - ровным голосом проинформировал его Лукас.
   - Я не веду дел с Вылендой - Эркюль встал со своей плиты и направился к нам. Обошлось без рукопожатий. Он только обошел пару раз кругом нашу немногочисленную группу.
   - Так, Лесли, Мур и Гвидон. Неплохие ребята. Но, если дойдет до хорошей потасовки, этого наверняка будет маловато, тебе не кажется Лукас?
   - Нам нужен Сандер - Лукас был невозмутим.
  Эркюль никак не прореагировал на это заявление. Он перестал ходить, остановившись напротив меня, и нагло уставился мне в глаза. Какой-то откровенной злобы или агрессии в нем я не увидел, но взгляд был тяжелый. Тем не менее, подражая Лукасу, я проявил полную невозмутимость. По крайне мере, мне хотелось бы думать, что я это сделал.
   - А, вот кого ты к нам привел, Лукас. - Эркюль разговаривал исключительно с ним. Должно быть, так требовали его представления о дипломатии - А, ведь я его узнал. Это тот самый парень, который сорвал нам мероприятие. Но, если ты привел его, для того, чтобы он слегка полетал перед нами, то боюсь, нам нечем будет ему заплатить. Ведь. мы не так богаты, как твоя хозяйка.
  И тут же, не делая никакой паузы, после предыдущей фразы, резко спросил - зачем тебе Сандер?
  - У Валенды в крепости его жена с сыном - просто ответил Лукас.
  Эркюль уставил на него неподвижный взгляд. Долгий и неподвижный. Просто молчал и смотрел. Очень долго. Создавалось впечатление, что он даже не видит Лукаса, а смотрит куда-то сквозь него вдаль и обдумывает все возможные варианты. Наконец, видимо приняв какое-то решение, о кивнул кому-то из своей свиты - Арно, позови Сандера.- И потом, уже неожиданно мягко добавил - Ты знаешь, а ведь мы были уверены, что они ухайдакали-таки паренька.
  Вот, как описывали мне Сандера, так вот точно таким он и оказался. Во всяком случае, я сразу понял, что это он, когда маленький, пухленький человечек, в серой клетчатой жилетке и черном котелке выскочил, другого слова и не подберешь, откуда-то из подвала. За ним, явно запыхавшись, спешил Арно.
  Сандер быстро обвел нас бегающим взглядом, прежде, чем остановил его на Лукасе. Он и не пытался скрыть, насколько он был встревожен.
  - Мне сказали, что Ефимия и Энвер...- задохнувшись, он недоговорил фразы.
   - Они в крепости у Валенды. Живы, здоровы и ни в чем не испытывают нужды. - Голос Лукаса оставался таким же ровным.
  - Это правда?
  - Ты сам можешь в этом убедиться.
  - Это, каким же образом? - в разговор вступил Эркюль.
   - Валенда обещает впустить его в крепость и выпустить по первому же требованию.
  Чувствовалось, что Сандер был просто в восторге. Но, вот Эркюлю все это не очень нравилось. Хотя, судя по всему, подвергать сомнению обещания Валенды у него не было оснований. Поэтому, он просто сердито буркнул.
  - Надеюсь, ты понимаешь, Лукас, что если Сандер не вернется, то это будет означать начало очень знатной заварушки.
  - Я не компетентен, обсуждать этот вопрос - не меняя тона, ответил предводитель нашей делегации.
  Надо же, молча, восхитился я. Ведь Лукас только, что послал его подальше. Но так дипломатично, что и не придерешься. Этому, пожалуй, мне тоже стоит поучиться подумал я.
  - Поучись, поучись. Может быть, ты еще порекомендуешь ввести в Академии курс Дипломатии Дидтауна? - неплохо так, поддел меня мой второй я. Но выпад его был блестяще мной проигнорирован. Я сделал вид, что меня всерьез занял вопрос о том, Какая заварушка по меркам Дидтауна, может считаться знатной. Естественно, что тут я ни какому выводу прийти не мог. Мне элементарно не хватало исходных данных.
  
  Глава 6. Сандер
  
  Сандеру в крепости определенно нравилось Я думаю, в этом ничего удивительного как раз и не было. После стольких треволнений, вновь обрести общение с женой и ребенком. Да еще и убедиться, что им, по крайней мере, в ближайшем будущем ничего не угрожает. В условиях Дидтауна, это было просто счастье. Хотя, если разобраться, в любых других, тоже.
  Но, счастье, счастьем. Мне бы лично хотелось бы прояснить что-нибудь относительно намерений Сандера. И мне думается, не только у меня было такое желание. Тем не менее, на него никто не давил, Официально, он находился в крепости в качестве приглашенного гостя. Так к нему и относились. И он вел себя соответственно. Был весел, радушен и спокоен.
  Вот это-то, его спокойствие меня и удивляло. Было ли оно естественным или показным, неважно. Оно удивляло в обоих случаях, потому, что выглядело неестественным. Естественным, такое поведение, в похожей ситуации, могло быть только у одного человека в Дидтауне, у Карлайта. Тут, по другому даже, и представить то себе трудно. Нервничающий Карлайт - чушь какая-то. Но, вот Сандер. Либо, я его совершенно неправильно воспринимаю, либо он, мягко говоря, простоват. Второй вариант немедленно вызвал у меня отторжение. Следовательно, Сандер ведет себя так умышленно. Делает вид, так сказать. Возможно, причиной является аналогичное поведение Валенды. Возможно, он еще не определился с извечным вопросом, Что делать? Я, имею в виду, что предпринять, и предпринимать ли что-то вообще.
  Но время идет. И, скорее всего, льет свою воду отнюдь не на мельницу Сандерса. С каждым днем, такое поведение будет становиться все нелепее. Он просто вынужден будет активизироваться. Хотя бы спросить - Так, что же, вы ребята от меня все-таки хотите? Следовательно, стоит в самое ближайшее время, ждать каких-то шагов с его стороны.
  Придя к такому выводу, я перекинул свои мысли в сторону Карлайта.
  Если бы нужно было представить себе полную его противоположность, то за кандидатурой далеко ходить было бы не надо. Сандер, вот он. Противоположнее быть не может. При этом, как бы странно это ни выглядело, оба они, были мне симпатичны. Одинаково симпатичны. Скажу даже, больше, здесь в Дидтауне, Я не встретил пока ни одного человека, откровенно вызывающего у меня антипатию. Кроме, пожалуй, почему-то запомнившегося мне, того типа с битой, во время сдачи зачета. И еще Инги. Забавно, не правда ли. Ведь, и по инструкции и по назначению это был жестокий и злобный мир. Таким он был задуман, таким и создан.
  Другой Дидтаун Академии не нужен, вспомнил я слова Аммониуса, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Вот, тут-то, пожалуй, собака и зарыта, сообразил я. Теперь, когда я узнал о кристалле, у меня было гораздо больше данных для полноценного анализа.
  Скорее всего, этот мир раньше работал безупречно, Раз уж сумел прослужить стольким поколениям студентов. Потом, была обнаружена магическая ценность серой пыли. В результате чего появился синий кристалл. Его действия, скорее всего побочные, совершили изменение Основного Определяющего Потенциала. После чего ситуация могла начать развиваться по одному из двух противоположных направлений. Либо в сторону Прогрессирующей эволюции, либо к самоуничтожению. Здесь Дидтауну откровенно повезло, поскольку, и с закрытыми глазами нельзя было не заметить явных признаков эволюционного прогресса. Основная профессиональная компонента характеров стала изменяться в сторону снижения профессиональных качеств.
  Люди становились менее злобными, Но самое главное, им нравились эти изменения. Они не испытывали уже прежнего удовольствия, от погонь за зазевавшимися студентами. Если так пойдет и дальше, то когда-нибудь, вместо жестоких облав, они начнут предлагать чашечку кофе. Или. Что там у них есть. Потом, кто-то, хотя тут особенно и гадать не надо, что этим кто-то был Карлайт, сообразил, что если ничего не предпринимать, то рано или поздно Дидтаун потеряет свое функциональное назначение, и будет ликвидирован вследствие профессиональной непригодности. Естественно, ведь, Академии был нужен другой Дидтаун. Суровый и жестокий мир, где студенты маги, могли хотя бы на элементарном уровне, получить основы выживания. Следовательно, нужно было обеспечить сдачу зачета, всеми требуемыми атрибутами.
  Браво, чуть было не вскрикнул я. Это что же получается. Выходит Карлайт и Валенда, последние, несколько лет водили за нос всю Академию, и никто ничего не заподозрил. А, Дидтаун, тем временем осваивал дармовую энергию серой пыли. Собираясь, избавиться от энергетической зависимости.
  А, ведь это бунт, скажу я вам. Революция.
  Никаких иллюзий по отношении. К Дидтауну со стороны Академии у меня не было. Сначала, просто перестанут снабжать этот мир энергией. После того, как убедятся, что эта мера особого успеха не возымела. Удивятся немного, превратят Дидтаун в облачко космической пыли да и забудут о нем. Причем, все именно так, неспешно и равнодушно. И ничего-то Дидтаун в ответ противопоставить не сможет со своими кристалликами. Магическая мощь Академии такова, что легко может уничтожить и сотню таких миров, как Дидтаун, причем одновременно.
  А, вот, как поступят со мной? Отчисление это самый лучший вариант, да и то при условии, что Аммониус заступится. А, так, скорее всего, погибну вместе с этим миром, и никто и не вспомнит, что был такой оболтус Виго, студент и подающий большие надежды маг.
  - Неплохой некролог - ехидно похвалил меня, второй я. Я, конечно, послал его куда подальше, чтобы не скоро дошел. Тоже мне, остряк. Нашел время подкалывать.
  Межу тем, нужно было что-то делать, Я хорошо помнил Свод правил студента Магического факультета, и прекрасно знал, как я должен поступить в сложившейся ситуации. По правилам, я должен был срочно транспортироваться в Академию и сообщить о чрезвычайно сложившейся ситуации в Дидтауне. Потом, для очистки совести изложить свое мнение о том. Что изменившийся Дидтаун, никому не опасен, к тому же не требует энергии для поддержания своего существования. Потом убедиться, что на мое мнение демонстративно наплевали, Успокоиться, и продолжать жить, весь остаток жизни, чувствуя себя негодяем. Невеселая перспектива.
  С другой стороны, а что я могу? Да, абсолютно ничего. Да и, кто я, вообще такой, чтобы на эти темы рассуждать. Зарвавшийся недоучка, недоросль. К тому же еще, похоже, психопат, какой-то.
  Ладно. Зайдем с другой стороны. Чего я не могу? Вот тут ясности чуть побольше. Я не могу, предать доверившихся мне людей. Не могу бросить их и позорно бежать. Впрочем, даже честно предупредив их, зная, что никто и не подумает меня упрекнуть, открыто покинуть Дидтаун я тоже не могу.
  В конце концов, плакать по мне некому. Товарищи по факультету выпьют за меня лишнюю кружку, а Аммониус, нет-нет, да и вспомнит обо мне на лекции. Хотя, наверняка, даже имя мое будет запрещено к упоминанию. Я чуть даже, не прослезился от этих мыслей. Надо же, как приятна, бывает нам похвала, Хотя бы и от самого себя.
  - Задумались о чем-то молодой человек - чей-то голос вернул меня к реальности. Прямо пере до мной стоял Сандер, Интересно, давно ли.
  - Не то слово - ответил я - прямо-таки замечтался.
  - Та уж получилось, что я, так и не выразил Вам свою безграничную благодарность - Сандер церемонно поклонился - сначала вот увидел Ефимию. Голову от радости потерял. Понимаете, она для меня - все. И Энвер тоже. А тут так все, произошло. Я был в растерянности.
  Я ожидал чего угодно, только не этой взволнованной сбивчивой речи.
  - Пустое - мне было крайне неловко - к счастью ведь, все обошлось.
  - Да, да. Именно обошлось. И обошлось, благодаря, прямо-таки чрезвычайнейшим обстоятельствам, я хочу сказать, благодаря Вашим необычным способностям.
  На некоторое время, воцарилось неловкое молчание. По-моему, как-то так принято обозначать, данную ситуацию. Но мне, и в самом деле было неловко.
  - Я слышал, Вы еще только учитесь - возобновил разговор Сандер.
  - Да я студент Магического факультета.
  - И на каком Вы курсе? Простите.
  - Можно считать, уже на втором - я непроизвольно улыбнулся.
  - Можно считать на втором - задумчиво повторил Сандер - и при этом, уже сейчас обладаете такими возможностями. Предполагаю, что, когда Вы станете дипломированным магом, они многократно усилятся.
  - Надеюсь на это - улыбнулся я.
  - Да, конечно. И при этом, факультет, наверняка не маленький. Сразу, столько магов с такими возможностями. Вы знаете, я очень боюсь за Дидтаун - неожиданно сменил тему Сандер - боюсь за Ефимию, за Энвера, за себя.
  Он, замолчал на некоторое время. Я тоже молча наблюдал за ним, понимая, что мой собеседник ловко подвел наш диалог к главной фазе.
  - Что-то изменилось - завершил паузу Сандер - уже многие стали это понимать. Даже, там, в Трущобах. Люди спрашивают меня, а мне нечего им сказать. И это очень плохо. Потому что, сейчас они, никому не доверяют, все нервничают, раздражены. Конечно, Эркюль удержит их от всяких крайностей. Он сильный и умный человек. Люди слушают его. Но очень бы хотелось, принести им надежду на то, что все будет хорошо.
  - К сожалению, у меня самого, нет такой надежды - Сандер посмотрел на меня - Поймите меня правильно, Виго - я вовсе не пытаюсь у Вас, что-нибудь выведать. Для этого, я слишком уважительно к Вам отношусь. Я, понимаю, что Карлайт и Валенда, что-то делают последнее время. Скорее всего, их действия имеют какое-то отношение к последним изменениям. Думаю, так или иначе все это сказывается, и будет сказываться на всех нас. Я прошу Вас только об одном, скажите, если только, конечно вы можете это сделать. То, что делают Валенда с Карлайтом идет во благо Дидтауну, или нет?
  Ничего себе вопрос. Я и сам то, сколько раз задумывался на эту тему. Как тут решить. Ну не открыл бы Карлайт свойства серой пыли. Не вырастили бы они с Валендой этот кристалл. Все шло бы по старому, и Дидтауну ничего бы не угрожало. Да, но только бы до поры до времени. Все-таки Дидтаун временный мир, и когда-то он должен будет прекратить свое существование. Как, и когда это произойдет. Неизвестно, но произойдет обязательно. Может быть, изменится учебный план, может быть, срочно понадобится энергия для какого-нибудь, нового проекта. Или просто проведут инвентаризацию и решат убрать за ненадобностью кое-какие лишние миры. Вариантов много. И все они, объективно говоря, вполне реальны. Но, вместе с тем, произвольное самоизменение мира практически со стопроцентной гарантией означает немедленную ликвидацию.
  Сандер, между тем терпеливо дожидался ответа.
  - Знаете, что Сандер? Ответа на Ваш вопрос у меня нет - откровенно признался я - но могу сказать, что бы ни случилось, как бы ни сложились обстоятельства, я остаюсь с Дидтауном. По крайней мере, до того момента, пока не появится полная уверенность, что с ним все будет в порядке.
  - Благодарю, Вас Виго - Сандер с улыбкой схватил мою руку обеими руками и потряс ее - это лучшее, из того, что я мог ждать от нашего разговора. Еще раз благодарю. Вы зажгли искорку надежды в моей душе. И, поверьте, что я не только не дам ей угаснуть, но и поделюсь ею со всеми, с кем смогу.
  Сандер ушел. Такой маленький, толстенький, жизнерадостный. Интересно, как сложится его дальнейшая судьба, уже не безразличная мне. Как сложится судьба остальных жителей Дидтауна. Наконец, как сложится моя собственная судьба.
  - Ты же, как будто еще не решил, что делать - вывел меня из задумчивости мой второй я. Он явно усмехался.
  - Теперь решил - парировал я.
  - Мы оба решили - поправил он меня.
  Все-таки, так хорошо жить в согласии с собой. Не правда ли?
  
  К концу недели, пребывания Сандера в крепости, нас посетил Эркюль. Я даже удивился, почему, он раньше этого не сделал. Явился он в сопровождении всего лишь трех крепких парней, даже не вооруженных дубинками. Дипломатический визит, да и только.
   - Привет, ребята - радушно приветствовал он, вышедших их крепости Лукаса с Фрэнком - а не могли бы вы, по старой дружбе, вынести сюда голову Сандера на золотом блюде?
   - А чем тебя не устраивает его голова на собственных плечах? - Лукас пожал плечами.
   - Хорошо, пусть будет по-твоему - согласился Эркюль - только поскорее.
   Лукас и Фрэнк переглянулись, после чего, Фрэнк, поспешно направился в сторону здания.
   - А меня, как я полагаю, ты в крепость не впустишь? - осведомился Эркюль.
   - Не впущу - подтвердил Лукас.
   - А, если мы с ребятами попытаемся войти сами? - лицо Эркюля так и засветилось любопытством.
   - Раньше я за тобой склонности к самоубийству не замечал.
   - У, как все серьезно - Эркюль покачал головой - и чье это такое суровое распоряжение?
   - Здесь все решает Валенда.
   - Вот как. Валенда? А не Карлайт, точно не он? - Эркюль с явным интересом ожидал ответа.
   - Карлайт само - собой - не моргнул глазом Лукас.
   Кто знает. О чем бы еще потолковали Эркюль с Лукасом, но к двери уже подошли Фрэнк с Сандером. Да и я следом. Куда же без меня, да еще в такой интересный момент.
  Сандер и Эркюль обнялись.
  - Надеюсь, дружище, здесь с тобой хорошо обращались - Эркюдь, сделав устрашающий взгляд, зыркнул им в сторону обоих телохранителей - иначе, им придется горько пожалеть о своем поведении.
  - Оставь ребят в покое Эркюль - Сандер улыбнулся - меня принимали здесь, словно официального посла из какого-нибудь очень влиятельного мира.
  - Отлично - обрадовался Эркюль - я искренне рад, живите ребята.
  Что за манера дурачиться, подумалось мне с некоторым раздражением. Но, поскольку, раздражение по Аммониусу, является одним из главных недостатков мага. то я его своевременно подавил, решив, ну что уж тут поделаешь, просто человек такой веселый.
  Тем временем, вожди Трущоб отошли чуть в сторону, но оставались на расстоянии приемлемой слышимости. Видимо, не хотели, чтобы их заподозрили в чем-то неблаговидном.
  - Домой не собираешься? - спросил Эркюль. Сейчас он говорил абсолютно серьезно, не выделываясь. - Люди ждут тебя. Так, что, забирай Ефимию с Энвером и пошли. Насколько я понимаю, ты можешь сделать это в любой момент.
  - Не торопись - сейчас Сандер не казался мне толстеньким, веселеньким и добродушным - Ефимии и Энверу здесь безопаснее, поэтому они здесь и останутся. Что касается меня, то поверь, что я не пробуду здесь ни одной лишней минуты. Но сейчас, я нужен здесь. Мы, еще только начинаем разговаривать по настоящему, и нам многое надо обсудить.
  - А, мне что, совсем нечего передать нашим? - в голосе Эркюля явственно слышались нотки разочарования.
  - Пока, нет. Хотя... - после некоторого раздумья добавил Сандер - скажи им. Обязательно скажи, что здесь у нас врагов нет.
  Стали прощаться. Сандер крепко обнялся с каждым членом дипломатической миссии. Мы тоже, обменялись вежливыми, но в меру, кивками. После чего, высокие, договаривающиеся стороны разошлись.
  
  Контакты между двумя сторонами, так я назову, наши совместные встречи, стали фактически регулярными. Но в тот вечер, я имею в виду вечер того дня, когда Эркюль нанес свой визит, мы собрались втроем. За мной зашел Престо и сопроводил меня в кабинет Валенды, где она уже ожидала меня в присутствии Карлайта. И надо же, я еще и порог то толком не переступил, как Валенда, прямо в лоб ошарашила меня вопросом - Виго, скажи прямо, что ты думаешь о Сандере.
  - Зачем мне думать о Сандере - попытался отшутиться я - пусть о нем Ефимия думает.
  - Шутка не принята, как очень уж неударная - строгим голосом направила меня в нужное русло Валенда - Итак, что?
  Пришлось давать отчет по полной программе. Я честно и откровенно выложил все, что о нем думаю, за что был вознагражден поощрительной улыбкой.
  - А, как ты думаешь, есть ли у него, хоть какие-нибудь сведения о кристалле - это спросил уже Карлайт.
  - Нет, Я думаю, что нет. Даже определенно нет - я начал теряться под пристальными взглядами Карлайта и Валенды.- хотя, он видит и чувствует последние изменения, и подозревает, что это, как-то связано с вами.
  - Мы тоже пришли к такому мнению - кивнула головой Валенда.
  - Тогда самый главный вопрос - вновь вступил в разговор Карлайт - Целесообразно ли посвящать Сандера в секрет о кристалле?
  - Не знаю - растерялся я.
  - Знаю, что не знаешь - Карлайт улыбнулся - нас интересует твое мнение, насколько серьезным партнером он может быть. Он влияет на настроение Трущоб. Там ему верят и прислушиваются. Не секрет, что восстания в Трущобах нам совсем ни к чему. Как говорится, оглянуться не успеешь, как новый зачет подкатит. И, чтобы никто ничего не заподозрил, мы должны погонять этих неучей, как следует, со всей тщательностью. Пока я сам решаю все вопросы с Трущобами, но, вскоре я вынужден буду заняться не менее важным вопросом. Поэтому, если бы мы договорились с Санером, что он полностью возьмет проблему сдачи зачетов на себя, это был бы оптимальный вариант для нас.
  - Если ты понял всю ситуацию, то решай.- Валенда снова вступила в разговор.
  - Как, решай? - не понял я.
  - Да так. Как решишь, так мы и поступим.
  Ничего себе. Ладно, еще совет давать. А тут, решай, мол, Виго, как ты решишь, так и будет. А, как я решу? У меня, даже все лицо вон, запылало, краснущее. наверно. А если, я не так решу? А от этого решения. судьба целого мира зависит, пусть, хоть и магического. Я вспомнил наш разговор с Сандером. Искренность его сомнений не вызывала. Да и сам он тоже. И все-таки я колебался. Слишком уж много, как говорится на кон поставлено.
  Однако, надо было что-то решать. Карлайт и Валенда ждали. Какая, все-таки легкомысленность с их стороны, злился я. Довериться в таком важном вопросе первому попавшему мальчишке. Ну не перебор ли все-таки это. А, они все ждут смотрят и ждут. Ну, ладно, раз так, получайте. Я даже глаза закрыл.
  - Я бы доверился Сандеру - решительно выпалил я.
  . Карлайт и Валенда переглянулись.
  - Молодец - почему то, сказала Валенда. А Карлайт улыбнулся. Странно, как-то. Уж не пари ли они на меня заключили.
  
  Глава 7. Серая пыль
  
  Сандера мы провожали не то, чтобы пышно, пожалуй, это определение тут не подходит. Но торжественно. Вот это в самую точку будет. Сама Валенда вышла из крепости, чтобы обменяться с ним прощальной речью. Впрочем, речи как таковой и не было. Так, пожелали друг другу удачи, приняли искренние заверения, ну и что там еще прилагается. В общем правила дипломатии были соблюдены.. Затем Сандер, с присущим ему искренним радушием попрощался со всеми провожающими, поцеловал Ефимию и Энвера, после чего отбыл, как говорится к месту дислокации. Вместе со встречающим его Эркюлем и силовым сопровождением.
  Эркюль, на сей раз, был подчеркнуто спокоен. Он не задирал Лукаса, не паясничал, и вообще, вел себя вежливо. и я бы сказал, доброжелательно. Словом, соответствовал текущему моменту.
  Не прошло и часа, после ухода Сандера, а жизнь в крепости уже прочно вернулась в свою колею. Валенда с головой ушла в свои опыты с кристаллами, а Карлайт просто ушел. В Окраину.
  Странное это зрелище. Вот, Вы представьте, Карлайт, одетый в безупречно белый костюм, такую же рубашку и белоснежные туфли, ходит по щиколотку в этой серой пыли. И при этом, остается, все таким же девственно белоснежным, включая носки и шнурки на туфлях. Конечно, объяснение этому подыскать при желании можно, поскольку, по сути, все одеяние Карлайта, это та же серая пыль, преобразованная некоторым способом. Но, тем не менее, эффект получался впечатляющим. Особенно когда увидишь такое в первый раз. Даже у меня, давно привыкшего к этим хождениям, все виденное раз за разом вызывало восхищение.
  Правда, в последнее время, меня больше стал интересовать вопрос о смысле этих частых хождений в Окраину. Я там был пару раз. И можете мне поверить, никаких положительных эмоций не испытал. Какой-то серый туман, видимость, ну примерно дюжина шагов. Под ногами глубокая серая пыль, над головой, такая же серая пелена. Да еще плюс ко всему, неприятное чувство клаустрофобии. Я всегда испытывал настоящее облегчение, выходя из этого серого месива.
  Я еще понимаю, ходить там, в поисках кристаллов. Как говорится, нужда заставит. Я, тоже один раз участвовал в таких поисках. Ничего не нашел. То ли был недостаточно внимательным, то ли мне просто не повезло. В любом случае, это меня не слишком расстроило. Но, вот использовать Окраину, в качестве места для прогулки... Представить не могу, как Карлайту могла прийти в голову такая блажь.
  А, может это и не блажь вовсе. Может быть, он ищет что-то, или пытается как-то воздействовать на эту серую массу. Скорее всего, что-то именно в этом роде.
   Придя к такому мнению, я прямо скажу, забеспокоился. Если, Карлайт по стольку времени проводит в Окраине. То наверняка, у него есть на это веские причины. Но, какие? Не связаны ли они, с какой-то новой опасностью? Не хотелось бы. Только, только обезопасили себя от возможного нападения со стороны Трущоб, и вот, на тебе. Кроме того, если таковая опасность действительно существует и она, каким либо способом связана с Окраиной, то, прямо-таки сам собой напрашивается вывод, что эта опасность магического свойства.
   Ну, вот, приехали, что называется. Не зря говорят, что некоторым думать вредно. Скорее всего, при этом, подразумевают, прежде всего, меня. Пожалуй, соглашусь с ними. Вот так вот, запросто, определил какую-то опасность, которой возможно и в помине нет. Хотя, все-таки, кто знает.
   Пойду, схожу к Валенде, решил я, может быть, что-нибудь и прояснится. Попытка прямо скажу не удалась.
   - Виго, дорогой мой - Валенда замахала на меня обеими руками - Ради будущего Дидтауна, только не сейчас. Прошу тебя, мальчик мой, позже, позже.
   Она снова уткнулась в какие-то трубочки, реторты и еще в невесть что. Чтобы обещанное "позже" не превратилось самым безвозвратным способом в "никогда", я счел за благо оставить негостеприимную хозяйку. И направился к Престо.
   Если спросить меня, зачем я к нему прошел, путного объяснения, от меня добиться вряд ли бы удалось. Сработало подсознание. Первобытный инстинкт. Что там в таких случаях говорят еще? Наитие. Вот, точно, наитие. Давайте, на этом варианте и остановимся. А, вообще-то, как мне кажется, зачем объясняться. Ну пошел и пошел. Какая разница, зачем.
   У Престо до этого дня я не был ни разу. А зря, пожалуй, явное упущение. Комната Престо была большая, пожалуй, даже слишком большая для одинокого старика, если бы не этот стол. Даже не сам, стол, хотя по своим габаритам он вполне заслуживал самого тщательного описания. А, вот то, что было на столе, вызвало у меня просто неудержимый восторг. Там располагался макет Дидтауна, точная его копия, только сильно уменьшенная.
   Должно быть, я не удержал в себе восторженный возглас. Престо, склонившийся над макетом, резко повернулся ко мне.
   - А. это ты Виго, напугал старика. Хочешь полюбоваться? Так, заходи.
   Я вошел и склонился над макетом. Здорово. По другому и не скажешь. Вот посередине Трущобы. До чего же точно выполнены эти развалины. А. вот и многоэтажка, тоже хороша, один в один. Затем я быстренько отыскал глазами крепость Валенды, нашел, и снова взрыв восхищения по поводу сходства. Передо мной был самый настоящий Дидтаун, только очень маленький. Даже Окраина, обозначенная серой полосой проходила о всему контуру. И крохотные, с ноготь мизинца усадьбы. Судя по макету все в отличном состоянии. В какой-то из них, живет Карлайт. В какой-то близнецы, а где-то и Инга.
   Вот такую бы штуку, нам в Академии, точно бы ни одного провала на зачете по Дидтауну не было-бы, подумал я. Ну, вот и Академия вспомнилась, к чему бы? Впрочем, как это к чему? А вот хотя бы двух семестровый курс по макетологии, который я время, я сдал его на отлично. А не попробовать ли, как говорится, применить знания на практике. Я собрался, вошел в нужное состояние для заклинания, прочитал что требуется, и весь в тревожном ожидании впился глазами в макет.
   Зря нервничал. Как, я уже говорил, что первое правило заклинаний гласит, что каждое правильно выполненное заклинание, всегда срабатывает. Выходит, я сделал все правильно. Посреди трущоб вдруг появилось множество крохотных фигурок, Они сновали туда-сюда, демонстрируя модель Броуновского движения. Потом, вдруг, бросились бежать в сторону многоэтажки, вслед, за немного оторвавшейся от всех, одинокой фигуркой.
   А, ведь они точно так же и за мной бегали, подумал я. Хотя, если разобраться, не за мной одним. Происходящее на макете вызывало неподдельный интерес. И не только у меня. Судя по всему, погоня заинтересовала Престо даже больше, чем меня. Однако посмотреть, чем же все кончилось, нам не удалось. Энергия заклинания на оживление макета, скажем так, незначительна. И поэтому долго поддерживать демонстрацию не может. На самом интересно месте, когда до многоэтажки оставалось совсем немного, все фигурки вдруг остановились, а затем и вовсе исчезли.
   - Benissimo - восторженно воскликнул Престо - а ты Виго смотрю, не только летать умеешь. Ох, чует моя душа, что со временем ты станешь самым великим магом. А я редко ошибаюсь Виго, очень редко.
   Боюсь, что сейчас, как раз такой редкий случай, подумал я, вот выпрут меня из Академии, и закончится мое образованье. И кто я тогда, маг недоучка. А вернее всего, просто недоучка. Но вслух я ничего не сказал, чтобы не расстраивать старика.
   Я сделал еще пару заклинаний, и мы с увлечением. посмотрели несколько сцен из жизни Дидтауна. Вот только я не понял, то ли они отражали какие-то прошлые события, то ли, конструировали возможные события из будущего. А, может быть были просто своеобразными демонстрационными роликами. Надо будет разобраться, подумал я, но позже, сейчас меня захватила другая идея. Я пообещал Престо прийти на следующий день и отправился к себе. Просто хотелось, кое-что обдумать.
   Хотя, что тут обдумывать. Себя-то обманывать зачем. Просто мне, ужасно, захотелось полетать. Но, не просто полетать, что я делал практически постоянно, катая Энвера на небольшой высоте по крепости. Макет Престо, натолкнул меня на мысль, сделать полный облет Дидтауна. Во-первых, это может дать дополнительную информацию о состоянии дел в городе, во-вторых... Впрочем, причем тут все эти вторые и третьи Ну, захотелось, полетать и захотелось.
   Летал я хорошо, скажу это без лишней скромности. Да и сделаться невидимым, для меня особых трудностей не приставляло. Но вот, если вместе и то и другое, то тут определенные проблемы возникали. Маг, то из меня, все-таки, пока был тот еще. Буду практиковаться, решил я. И откладывать дела в долгий ящик не стал. Слегка полетал по комнате, грациозно избегая столкновений с мебелью, потом пару раз сбросил видимость. Вроде бы получилось неплохо. Тогда я вздохнул поглубже и сделал нужное заклинание. Получилось.
   Я вылетел в окно и облетел крепость по периметру. Пока все шло хорошо. У дверей крепости о чем-то разговаривали Фрэнк с Лукасом, по дорожке у цветника прохаживались Ефимия с Энвером. Были и еще люди, меня не заметил никто. Тогда, в качестве последней проверки, я подлетел и опустился на дорожку, прямо перед Ефимией и тут же, сделался видимым. Проявился, так это у нас называется.
   От неожиданности Ефимия вскрикнула.
   - Виго, ты же так до смерти перепугать можешь - не слишком сердито отчитала меня она - ты, что хочешь Энвера сиротой сделать.
   Но слишком уж заметно было, что она совсем не сердилась. А Энвер так и зашелся в радостном гугуканье. Словом, испытание прошло вполне удачно. Оставались правда сомнения, насчет того, насколько долго я смогу поддерживать это двойное состояние. Но это не казалось мне достаточно существенным, и я решил назавтра с утра осуществить свою затею.
   Как, говорится, сказал - сделал. Сразу, после завтрака, я. если можно так выразиться, приступил к полетным испытаниям. А, по-простому, взял да вылетел из окна по направлению к многоэтажке. Никто этого конечно не заметил. Так, что, через несколько минут, я благополучно приземлился на крыше этого недостроенного здания. Подо мной в увеличенном масштабе лежал макет Престо. Сходство было просто поразительным, до мелочей. Должно быть, старик немало дней прокорпел над своим творением.
   Облет я решил начать с ближайшей усадьбы. Таковой оказалось жилище близнецов. Братья, образно говоря, занимались ерундой. И Модд и Эффат, а с ними еще несколько "ковбоев", метали лассо. Кстати не очень профессионально. Накинуть петлю на ветвистый сук, стоящего во дворе дерева им удавалось с трудом. Удачной оказывалась в среднем третья - четвертая попытка, которая обязательно приветствовалась всплеском радостных возгласов. В общем, мероприятие проходило очень азартно, и, судя по всему, ребятам нравилось. Не скрою, и мне тоже.
   Чувствовалось, что Дидтаун, продукт коллективного творчества. Вне всякого сомнения, у этих "ковбоев" и, скажем у Престо, были разные создатели. Как, впрочем, и у Карлайта, и у Валенды, и у Сандера тоже. Какие-то личностные свойства, они без сомнения передали своим созданиям. В этой связи, было бы интересно взглянуть на создателя Инги, если он еще жив, конечно. А, что, маги живут долго.
   Взглянуть же на саму Ингу, у меня никакого желания не было, поэтому я пролетел мимо ее усадьбы, и опустился во дворе Карлайта. Двор, да и всю усадьбу тоже, ограждал низенький заборчик из штакетника. Мне он был бы по пояс, Карлайту и его ребятам, соответственно, пониже.
   Впрочем. Зачем Карлайту крепкий забор. Кому в Дидтауне может прийти в голову, напасть на его усадьбу. Если, здесь, чуть ли не каждый первый, потенциальный убийца, то вот о наличии самоубийц в городе, мне ничего неизвестно. В отличие от близнецов, здесь было неинтересно. Крепкие ребята в своих белых костюмах, явно лодырничали, пользуясь отсутствием своего шефа. Поэтому, я задерживаться здесь не стал, и полетел дальше.
   А, в следующей усадьбе, хозяйкой которой была Ифигения, со мной приключился конфуз, да еще какой. Видать, концентрацию потерял. А для мага, это недопустимо.
  - Ну вот, опять маг. Ты еще и Академию припомни - огрызнулся на меня, второй я. Поскольку он был полностью прав, я промолчал.
  Ифигения, в своем синем бархатном платье, из-под которого выглядывали босые ноги, ходила по двору, поросшему изумительной мягкой травой. В руках она держала несколько листов нот и помахивала ими в такт какой-то мелодии, полузакрыв глаза. Ифигения самозабвенно занималась вокалом. Голос у нее, кстати, был красивый, глубокий и мягкий. Я присел на скамеечку и заслушался. Да именно так, задумался, заслушался эту Сирену. В общем, и не заметил, что стал видимым. Сижу себе, слушаю. Понял свою оплошность, только когда Ифигения, вдруг прекратила петь и уставилась на меня своими огромными глазищами.
  - Виго? - с неподдельным удивлением спросила она, но тут же, придя в себя, прямо таки заворковала.
  - Ой, Виго, как это мило с твоей стороны, посетить бедную, одинокую девушку, всеми забытую и покинутую. Коротающую.серые, безысходные дни своей жизни в вечной тоске и одиночестве.
  - Простите, Ифигения, - попытался как-то выкрутиться я - Но, я, видите ли совсем не надолго, и мне уже пора уходить.
  - Даже и не думай, Виго - Ифигения изобразила улыбку, настолько обольстительную, что я понял, надо бежать. Любым способом. Я только сейчас обратил внимание, на то, что, несмотря на свой непомерно высокий рост, чересчур гостеприимная хозяйка усадьбы обладала изрядной долей привлекательности.
  - Ты же не сможешь бросить бедную девушку в ее тоске и отчаянии, не так ли Виго? - продолжала ворковать Ифигения - а еще я угощу тебя вином. У меня просто замечательное вино.
  - Маги не пьют вина - отбивался я из последних сил.
  - Ах, как мне жалко этих бедных магов - казалось, Ифигения сейчас расплачется - всю жизнь терпеть такие лишения.
  И тут она вдруг, буквально в один короткий миг, преобразилась. Полностью.
  - Ты, уж прости меня Виго, что я слегка подурачилась - совсем другим голосом продолжила Ифигения - Можешь уходить, конечно, раз уж ты так торопишься. Ну, а как появится возможность, заходи. Знай, что тебе тут, всегда будут рады, и никто тебя тут не съест.
  - Я обязательно зайду - пообещал я, и поверьте, вполне искренне.
  - Верю. Ифигения кивнула головой - И потому тебя отпускаю.
  Я еще долго находился пол впечатлением от своего мимолетного визита. И уже нисколько не скрываясь, медленно летел по периметру Окраины.
  Интересно, а что будет, если я пролечу над серой пылью, вдруг пришла мне в голову, довольно глупая мысль. Впрочем, какая голова, такие и мысли. Так, что удивляться тут особенно и нечему. К сожалению, тогда эта мысль не показалась мне глупой. И я необдуманно вторгся в воздушное пространство Окраины.
  И как выяснилось, зря. Лучше бы я этого не делал. Меня сразу же стало бросать из стороны в сторону, да вдобавок еще вверх и вниз. Какая-то чуждая мне магия, словно проглотила меня и тщательно пережевывала, лишив даже малейшей способности к сопротивлению. А, когда, я полностью утратил не только ориентацию, но и осознание того, где я нахожусь, и что со мной происходит, меня с силой бросило на землю. Ну, вы понимаете, я имею в виду, эту самую серую пыль..
  Пыль оседала долго, очень долго. А, когда, наконец, осела настолько, что я смог хоть что-то разглядеть, я ужаснулся, поняв, какое жалкое зрелище я сейчас собой представляю. Я был покрыт ужасно толстым слоем пыли, которая к тому же никак не хотела с меня стряхиваться. При этом пыль неожиданной тяжестью давила на меня, не давая подняться. Сейчас я напоминал собой один из многочисленных серых валунов разбросанных по Окраине. Хотя бы вон тот, шагах в пяти, справа от меня.
  Я задергался, пытаясь встать. К моему удивлению, валун сделал то же самое. Только ему удалось продвинуться гораздо дальше в исполнении своих намерений. Он встал, бесформенной массой возвышаясь надо мной. Затем, медленно двинулся в мою сторону.
  Вот тут меня охватил настоящий ужас. Я собрал все, еще оставшиеся у меня силы. Попытался даже привлечь скрытые резервы, о которых читал нам на лекциях Аммониус. Все напрасно. Не существует, наверное, никаких скрытых резервов, подумал я. А, если и существуют, то у кого угодно, но не у меня. Бесформенная фигура между тем медленно приближалась.
  Бывают восковые фигуры. Несколько раз я видел такие. Некоторые из них, особенно те, которые имели поразительное свойство с оригиналом, казались верхом совершенства. Бывают ледяные фигуры. Им сходство ни к чему. Но и они при удачном использовании красителей и подсветки, вызывают не меньшее восхищение. Теперь, оказывается, существуют и пылевые фигуры. Нет, не так. Не пылевые фигуры, а фигуры из серой пыли. Сказать, что кроме чувства гадливости и отвращения они ничего не вызывают, значит сказать неправду. Я и не подозревал, какую гамму всяких мерзких чувств могут они вызывать.
  А это чудовище уже подошло ко мне. От общей массы отделилось, нечто наподобие рук, которыми оно без видимых усилий подняло меня и своей безобразной мордой стало разглядывать, с каким-то примитивным любопытством. Потом, оно, словно придя к какому-то решению, стало скатывать меня, в какой то круглый шар. Это было уже и вовсе невыносимо, и я потерял сознание.
  
  - Веки вздрогнули. Он приходит в себя - встревоженный голос Валенды звучал где-то рядом. Но почему-то в темноте. Я зашевелился, к моему удивлению это далось мне легко.
  - А теперь Виго, прекрати притворяться и открывай глаза - голос Валенды стал твердым и одновременно радостным. О том, чтобы ослушаться не могло быть и речи. Я послушно открыл глаза.
  Ого, я мог ждать чего угодно, но только не этого. Я лежал на кровати в своей комнате, которая буквально была забита народом, Кого тут только не было.
  Ну, Валенда, Карлайт и Ефимия с Энвером, это само собой. Престо, Лукас и Фрэнк, тоже, как бы подразумевались. Вон там, мелькнула клетчатая рубашка Эффата. Значит и Модд здесь, куда же он денется. Близнецы неразлучны, это аксиома, которую с никто и не подумает оспаривать.
  А. это что? У меня возникло прямо-таки непреодолимое желание, как следует протереть глаза. Рядом с Карлайтом стояла Инга и полушепотом обсуждала с ним что-то. Судя по их виду, что-то, важное. А, эта-то, она, что здесь делает? изумился я. Вот уж, никак не ожидал подобного визита.
   Но, то что случилось дальше, заставило позабыть даже об Инге. О, это воркованье, которое ни с чем не спутаешь.
  - Виго, ты очнулся радость моя - Ифигения усердно протискивалась к моей кровати - когда мне cказали, что ты пропал, я чуть не покончила с собой.
  Протиснувшись, наконец, Ифигения наклонилась, поцеловала меня в лоб, и слегка подобрав платье села на край кровати.
  - Ты знаешь милый - проворковала она - я рассказала им все.
  Сказано это было таким тоном, что у меня заныло сердце, да еще вдобавок засосало под ложечкой. Кто ее знает, что она могла наговорить.
  - Все - словно отвечая на мой вопрос, продолжала Ифигения - как ты ворвался в мою усадьбу, такой возбужденный и непредсказуемый. С какой очаровывающей настойчивостью ты пытался меня соблазнить, и как ни в какую не хотел уходить.
  О, мама! - я готов был провалиться сквозь кровать. Потом сквозь пол. И через все, что там встретится дальше. Но, взглянув на улыбающиеся лица, облегченно вздохнул. Конечно же, Ифигения откровенно дурачилась, и это было лучшее, что сейчас можно было сделать. Видать, я крепко заставил таки всех понервничать за себя, и эта милая, добрая шутка, оказалась более, чем кстати.
  Я вдруг, почувствовал, что все хорошо, что нахожусь среди друзей, и этих друзей много, и все они настоящие. И от этого на душе было тепло и немного весело..
  - А как насчет Инги - как всегда не вовремя вмешался второй я.
  - А, что Инга? Инга, как Инга. Что мы собственно о ней знаем?
  
  Глава 8. Угроза
  
  Это была не магия. Боле того, это было вообще, что-то не имеющее отношения ни к чистой магии, ни к одному из ее многочисленных приложений. Просто, каким-то образом они ладили между собой. Они, это Карлайт и Окраина. Карлайт не только мог находиться в серой пыли сколь угодно долго, ему еще и нравилось пребывать там. Сам Карлайт никак не объяснял своего пристрастия, но, скорее всего, он искал там одиночества и тишины. Если, разобраться , это действительно стоящие вещи. Даже в таком мире как, Дидтаун.
  Окраине, насколько я полагаю, нравились размышления Карлайта, которым он предавался, безмятежно бродя по серой пыли. Он размышлял, она вслушивалась, между ними возникало необъяснимое согласие и оба испытывали покой и умиротворение.
  Такое бывает, иногда, между очень близкими людьми. Когда совместное молчание становится единственно возможной формой общения, при котором, каждый ощущает себя частью другого, формируя единое целое. А, если так, то зачем разговаривать с самим собой, и о чем?
  Похожее единение образовалось и между окраиной и Карлайтом, так, что он всегда был желанным гостем в этом царстве серой пыли. Других Окраина просто терпела. Но, не долго. Потом начинала выдавливать. Ну, вы помните, я уже говорил. Начиналась головная боль, потом проблемы со зрением и так далее.
  Теперь, то я понимаю, что мое необдуманное вторжение, не могло быть воспринято Окраиной, иначе, как агрессия. Другими словами, как нападение. Можно даже сказать, как начало военных действий, высадку десанта, ну и все остальное в этом роде.
  Поэтому, нет ничего удивительного, что я схлопотал в ответ по полной программе. И, если бы не Карлайт, вытащивший меня оттуда, стало бы на свете одним оболтусом меньше, зато в Окраине появился бы еще один серый валун. Как известно, закон сохранения массы и энергии еще никому опровергнуть не удалось.
  А, случилось все так. Не дождавшись меня к обеду, забеспокоились. Беспокойство, переросло в тревогу, когда я не пришел и на ужин. Обыскали всю крепость, меня естественно не нашли. Тут началась настоящая паника. Сначала, справились насчет меня в Трущобах, Ответ, естественно был отрицательный. Все вместе осмотрели многоэтажку и нежилую часть Трущоб. Конечно же, было пусто и здесь и там. Стали опрашивать владельцев усадьб. У Ифигении натолкнулись на мой след. Правда, еще ребята Карлайта сообщили, что некоторые из них ощущали чье-то незримое присутствие. Но здесь заниматься расследованием не стали, не было времени.
  Вполне резонно, начали искать там, где был найден и потом потерян след. То есть, в районе усадьбы Ифигении. А поскольку, и так уже в городе были осмотрены все возможные места, то единственной зоной поиска оставалась Окраина. Там меня Карлайт и нашел. Ну а дальше все просто, за пределами окраины я быстро восстановил свой облик. Правда, очень долго еще, доставлял всем заботу, тем, что никак не хотел прийти в сознание. Вот, пожалуй и все, дальнейшее вы уже знаете.
  Говорят, что все хорошо, что хорошо кончается. Ну, не знаю, не знаю. Вот и в этом случае, Да, все вроде бы кончилось хорошо, живи да радуйся. Да только, осадок неприятный никуда не денешь. Как бы мне хотелось, обойтись без этого приключения в Окраине. Ну, я то еще ладно, сам натворил, как говорится, сам и ответил. А вот остальным, то спрашивается, зачем вместо того, чтобы мирно спать, пришлось всю ночь бегать по Дидтауну и искать не вполне адекватного, если судить по поступкам, недоучившегося мага.
  Впрочем, положительный аспект, я тоже не забывал в своем анализе происшедшего. В эту ночь поиска, Дидтаун был одним целым. Ни тебе, ни Трущоб, ни Особняков. Ни разногласий между Усадьбами, был просто Дидтаун. И то, что это произошло, пусть и косвенно, но все-таки, благодаря мне, вызывало у меня повышенное чувство самоуважения. А еще, это внушало надежду на то, что не зря мы тут пытаемся, что-то изменить. Значит, может Дидтаун быть единым и потому, счастливым. Может. И мы видели это своими глазами.
  Несколько дней были просто идиллическими. Складывалось впечатление, что единственное, что сейчас волнует Дидтаун, Так это точность макета Престо. Мы выискивали, буквально точечные несоответствия и исправляли их. Кстати, мы, это не, только, мы с Престо. Это и Валенда, и Карлайт, и еще целая куча народу. Близнецов, понятно, приводило сюда любопытство, ничего более. Ифигения, та приходила просто, так, от нечего делать. При этом она либо нещадно критиковала нашу с Престо работу, либо превозносила ее до невероятного уровня. В
  зависимости от настроения. Пару раз заходила и Инга. Эта, наоборот, ненадолго и с каким-нибудь конкретным замечанием. Между прочим, всегда очень точным.
   С некоторых пор все, чаще появлялся Сандер. Непременно в сопровождении Эркюля. Я, хочу подчеркнуть, в сопровождении именно Эркюля, и никого более, то есть безо всякой охраны. Еще неделю назад в это невозможно было поверить. Относительно Сандера, могло создаться впечатление, что его больше интересует общение с Энвером и Ефимией. Но я видел, насколько внимательно он рассматривал отдельные детали макета.
   У каждого, был свой интерес. У Валенды, понятное дело, были заботы о дальнейшем преобразовании этого маленького мира, Карлайта интересовала точная граница Окраины. А, я просто наслаждался полетами. Я был готов, для уточнения малейшей детали лететь через весь Дидтаун, да еще и жалеть, при этом, что этот мир так мал. Иногда, мы ходили с Престо пешком, в этом случае, нас сопровождал либо Фрэнк, либо Лукас с парой ребят. Перемирие, перемирием, но мало ли, что.
  Первое тревожный сигнал, получили мы с Престо. Как обычно мы возились с макетом. Я, у одного конца стола подправлял усадьбу Евклида, а Престо напротив меня приколдовывал над тыльной стеной нашей крепости.
  - Ерунда какая-то - проворчал он - уже в третий раз приходится подправлять.
  - Что у тебя не так? - осведомился я.
  - Да, вот, полюбуйся - Престо указал на место на макете - размер опять не сходится. Только вчера, подправил, а сегодня, вот, опять несоответствие.
  - Действительно ерунда - согласился я, подходя к Престо - такого просто быть, не может.
  Крепость Валенды, как и все остальные усадьбы, располагались практически на линии Окраины. Ее тыльная стена располагалась менее, чем в десяти шагах от границы серой пыли. Это в абсолютно точном масштабе и отражалось на макете Престо. Сейчас, тонкая линия реальной границы, была чуть заметно отодвинута от серой полосы, окаймляющей макет.
  - С ума сойти - я почесал затылок - никогда такого не было. Перемеряем?
  - Давай - согласился Престо.
  Мы вышли из крепости, отмахнувшись от расспросов Лукаса, и обойдя ее по периметру, подошли к месту, заинтересовавшему нас на макете. Вроде бы как всегда, ничего не изменилось. Произвели замер рулеткой, сверились с показаниями, записанными в блокноте Престо. Все сходится.
  - А, вот смотри, вчерашний замер - Престо чуть не в нос ткнул меня своим блокнотом. - Ну, что скажешь?
  А что мне было говорить? Цифры отличались. Пусть немного, но, тем не менее, они не совпадали.
  - Может быть погрешность измерения. - Предположил я.
  - Перемеряем еще раз? - Ехидно осведомился Престо.
  Вопрос был явно риторический. Меряй, не меряй, все сводилось к тому, что серая пыль, приблизилась к крепости. Это могло означать все, что угодно. Могло и вообще ничего не обозначать, но некоторую тревогу в душе зародило. Мы с Престо пометили границу серой пыли за тыльной стеной крепости множеством небольших колышков, вколачивая их в землю на расстояние толщины пальца от серой массы. Потом нехотя поплелись назад. Теперь оставалось ждать. Проверку решили произвести на следующее утро. После завтрака.
  Но, куда там, какой там завтрак. Рано утром, Престо разбудил меня, как только рассвело - Пойдем, посмотрим. - Сердито буркнул он.
  Дежуривший Фрэнк, только неодобрительно посмотрел на нас, но дверь открыл. Несмотря, на то, что Престо слегка приволакивал ногу, мы чуть ли не бегом направились к нашим колышкам.
  - Оп-па на. - Вырвалось у меня.
  Еще бы. Было всего три - четыре колышка, к которым серая пыль еще не подобралась вплотную. Но и тут чувствовалось, что максимум через пару часов, она поглотит и их. Еще хуже было то, что там, где пыль добралась до наших меток, она буквально съела наши колышки. Разжевала, слизала или проглотила. Или как она еще там это сделала.
  - У, зверюга. - Не выдержал я. После того случая с неудачным полетом над окраиной, я сильно невзлюбил эту серую пыль. Невзлюбил, это, если выражаться дипломатически. Я, схватил камень, и хотел было запустить его в эту серую массу.
  - Не стоит, Виго - остановил меня голос Престо. - Пойдем отсюда.
  Конечно, он был прав. Никак не могу перестать быть мальчишкой. Вряд ли Аммониус похвалил бы меня за мое сегодняшнее поведение. Впрочем, скорее всего, у него вообще не будет ни основании, ни возможностей похвалить меня когда либо.
  - За завтраком, расскажем все Валенде. - Хмуро сказал Престо то ли мне, то ли себе, а может быть и нам обоим.
  Я промолчал. А что тут вообще скажешь.
  
  Валенда выслушала, Престо молча, не перебивая и не переспрашивая.
  - Пока не будем поднимать панику. - После долгого молчания сказала она, наконец. - Сделаем замеры в других усадьбах. Сейчас, когда все так увлечены макетом, и всем, что с ним связано, это ни у кого не вызовет подозрений. А, там посмотрим. Очень важно, что сможет сказать Карлайт. Но, и времени терять не будем. Ты Виго, возьми на себя дальние усадьбы. Престо будет тяжеловато добираться до них. Поэтому, он обмеряет еще раз крепость и усадьбу Евклида. А я со своей стороны, попробую что-то понять, используя кристалл. Признаться, я боялась, что что-то подобное может случиться.
  Предположение Валенды, что наши замеры не вызовут подозрений, сбылись ровно наполовину. А, именно в усадьбе близнецов. Они радушно встретили меня, и узнав цель моего визита, даже выделили мне полдюжины ковбоев, для оказания "практической помощи". От помощи, я естественно не отказался. Так, что много времени на замеры мне тратить не пришлось. Более того, мы поставили несколько меток даже на пустыре. Так, на всякий случай.
  А, вот Ифигения, оказалась куда более проницательной. Встретила она меня, как обычно своим воркованием.
  - О, Виго, мой милый Виго. Я знала, что ты со своим добрым сердцем, не сможешь надолго оставить бедную девушку умирать от тоски и муки в своем узилище. Дай же мне поскорее обнять тебя, радость моя.
  Обнять, так обнять. Мы обнялись, а затем, я даже поцеловал ее в щеку, слегка приподнявшись на цыпочках. В усадьбе Ифигении я провозился гораздо дольше со своими колышками, но это и естественно, здесь мне никто не помогал. По окончании работы, Ифигения угостила меня чаем. При этом она сначала непривычно долго молчала, потом без всякого воркования просто спросила. - Какие-то серьезные неприятности, Виго?
  - Почему ты так думаешь? - Постарался я уйти от ответа.
  - К чему все эти колышки?
  - Ну, ты же знаешь, мы с Престо уточняем макет.
  - Ничего я не знаю. - Резко отрезала Ифигения. - Но, то чем ты здесь занимался, на уточнение макета никак не походит.
  Воцарилось молчание, которое нарушила опять же Ифигения.
  - Я, считала, что мы с тобой друзья Виго, и если это так на самом деле, скажи мне, что происходит?
  - Ну, Ифигения. - Почти взмолился я. - Мне, в самом деле, нечего тебе сказать. Есть подозрения, на, то, что граница Окраины смещается. Так, это или нет, я пока не знаю. Вот я поставил метки, завтра в это же время проверю. Но и тогда еще не будет никакой определенности. Нужны тщательные проверки. Ты мне веришь?
  - Верю. - задумчиво отозвалась хозяйка усадьбы. - Теперь верю. Ладно, допивай свой чай, и я обещаю тебя больше не задерживать.
  - Ифигения, ты просто прелесть. - я впервые за сегодняшний день улыбнулся.
  - Без тебя знаю. - Ифигения грациозно отмахнулась. Все, до завтра. Оставь меня.
  
  За то время, пока я занимался измерениями, случилось еще кое-что. Серая пыль, если можно так выразиться, рассорилась с Карлайтом. Но об этом чуть позже, а сейчас расскажу то, что и сам узнал, практически не веря этому. Хотя, отложим и это. Потому, что иначе будет многое непонятно. Просто напомню некоторые свойства пространств в существующих мирах. Напомню, естественно тем, кто, как это сейчас принято говорить "в теме", то есть владеет информацией. Ну, а прочие, могут, просто узнать что-то новенькое для себя.
  Во-первых, пространства большинства миров, сжимаемы, или расширяемы, что естественно одно и то же. Представьте себе гармошку, растянули, сжали. Растянули, сжали. Происходит это естественно не само собой, а при определенных условиях. или под действием соответствующих сил. Что в принципе, одно и то же. Во-вторых, в пространстве могут существовать своеобразные тоннели, или, если хотите, коридоры. Опять же, под действием некоторых сил, они открываются на короткое время, что позволяет, тем, кто этими коридорами умеет пользоваться, практически мгновенно перемещаться в весьма отдаленные пункты пространства.
  Конечно, для многих, это всего лишь абстрактное знание, не более того. Людей, умеющих делать то, или иное действие, прямо скажем немного. А. уж пользующихся, обоими этими свойствами пространства, настолько мало, что я например, могу смело сказать, я таких, не знаю. Вернее, раньше не знал. Теперь знаю, да еще как хорошо. Это Карлайт. Я долго не мог поверить в эту информацию, слишком уж она казалась нереальной.
  Тем, не менее все именно так и обстояло. Пусть в отдельно взятом Дидтауне, пусть даже только в одной его части, на Окраине, но Карлайт мог, сжав пространство, появляться в некоторых точках города, почти мгновенно. Так, вот, чем, объясняются неожиданные появления Калайта в крепости. Ну и ну. Это не мои дешевые фокусы с полетами и невидимостью. Здесь работают настоящие силы.
  Точнее, работали. Меня не было в это время в крепости и потому я не смог лично лицезреть торжественный вход Карлайта в крепость через дверь, как это делают, все прочие смертные. Этот факт у кого-то вызвал удивление, у кого-то нет, но Валенду он встревожил. Она сразу же провела Карлайта к себе в кабинет, где и выяснила, что серая пыль, неожиданно, резко изменилась. Карлайт, по своему обыкновению собирался погулять по Окраине, но минут через десять почувствовал себя плохо. Заслезились глаза, появилась сильная головная боль, сонливость. Чувствуя недоброе, Карлайт срочно покинул Окраину, в районе крепости и с трудом добрался до двери. Могучий и непобедимый Карлайт, при этом был в таком ужасном состоянии, что его было впору и не узнать. Но узнали, конечно же, и срочно вызвали Валенду.
  Вернувшись, в крепость, я застал Карлайта уже вполне в сносном состоянии. По просьбе Валенды, я поведал ему с максимальными подробностями о предполагаемом разрастании Окраины, и о принятых мерах. Он, же, часто прерываемый Валендой описал свои ощущения.
  Совокупность последних событий, выглядела пугающей. Особенно, при хорошо работающем воображении. Окраина, не пускающая в себя никого, пядь за пядью пожирающая окруженный ею город. Что может быть ужаснее. Меня же кроме того донимала еще одна мысль. Начало этих изменений, я связывал со своим неудачным полетом над Окраиной. По времени, во всяком случае, они совпадали. Эта мысль перебивала все прочие, и поэтому я учувствовал в разговоре чисто формально. Это не осталось незамеченным.
  - Виго, повтори, пожалуйста, то, что я сейчас сказала. - Строгий голос Валенды заставил меня вздрогнуть.
  В ответ я только покраснел.
  -Так, понятно. - Валенда внимательно посмотрела на меня. - А, ну-ка, выкладывай, что у тебя на уме.
  А, что мне оставалось делать, я все и выложил. Валенда и Карлайт переглянулись и как-то синхронно улыбнулись.
  - Так, вот в чем дело, оказывается. - Сказала Валенда гораздо мягче. - И как это мне самой в голову не пришло. Вот, кто у нас, оказывается, виновник всего. А, мы тут сидим, голову ломаем. А не кажется ли тебе, Виго, что ты мнишь себя чересчур важной персоной, из-за которой, важнейшая компонента магической основы целого мира, вдруг резко изменяет алгоритм своих действий.
  - Так ведь совпадает все. - слабо защищался я.
  - На то оно и совпадение, чтобы совпадать. - По лицу Валенды было заметно, как ее забавляет моя растерянность.
  - Причину мы выяснили, это оказалось не так уж и трудно. - Продолжила Валенда своим обычным ровным голосом. - Это действия кристалла. Для всех наших операций по транспонированию серой пыли, с целью получения предметов обихода. А, главное, для своего роста, кристалл израсходовал много энергии серой пыли. Очевидно получился заметный дефицит, который заставил Окраину как-то реагировать. Сначала она защитилась, что подтверждает происшедшее с Карлайтом, а потом для компенсации потерь, двинулась к центру Дидтауна.
  - А насколько это опасно для всех? - спросил я.
  - Не знаю. В ближайшие дни мы это определим. - Ответила Валенда
  - Но угроза, существует. Виго. И это очень серьезная угроза. - Вмешался Карлайт. - Есть опасения, что мы не сможем с ней справиться.
  
  Глава 9. Снова Академия
  
  Замеры, замеры, и снова замеры. А еще гамма не слишком приятных чувств. Раздражение, уныние, обреченность, безысходность. И еще куча всего такого, чему, наверное, и названия нет. Окраина медленно, пядь за пядью продолжала сжимать кольцо вокруг Дидтауна. К тому же, она вела себя очень агрессивно. Даже Карлайт после нескольких неудачных попыток, потерял последнюю надежду установить с ней контакт.
  Тревога, постепенно овладевала всеми жителями. Сначала она охватила обитателей крепости Валенды. Более всего, Престо. На старика просто, было больно смотреть, он часами просиживал над своим макетом, не отрывая от него мрачного взгляда. Теперь уже не он, а я звал его к обеду и ужину, почти силком уводя из его комнаты. Другие тоже выглядели не намного лучше. Пожалуй, лишь Валенда оставалась бесстрастной. То ли она маску такую на себя нацепила, то ли была настолько погружена в свои эксперименты с кристаллом.
  От крепости тревога перешла на Особняки. Потом на Трущобы. Все прошлые разногласия были напрочь забыты, возникло то единогласие, к которому и пытались привести Дидтаун Карлайт с Валендой. Только надолго ли? Как могли развернуться события перед этой смертельной угрозой, прогнозировать было невозможно. Да и какая уж разница, по большому счету. Конец Дидтауна был определен, и зависел только от т ого, с какой интенсивностью серая пыль будет поглощать город. Оставалась надежда, что захватив часть территории, Окраина остановится в новых границах, но в нее мало, кто верил. Слишком уж неоднозначными выглядели намерения серой пыли.
   Валенда пробовала создавать разнообразные материалы с помощью кристалла. Кирпичики, как мы их называли. Ими мы пытались остановить серую пыль. Я, используя свои скудные магические возможности, формировал заграждения на границе. Иногда помогало, но не принципиально. Уперевшись в мои преграды, Окраина их просто опрокидывала с изрядным шумом. Кирпичные стенки Валенды слизывала постепенно. Все наши усилия тратились только на то, чтобы слегка замедлить продвижение серой пыли, да и то лишь на небольших участках. Окраина преодолевала все наши заграждения и упрямо сжимала кольцо. Она была явно сильнее нас, что и не удивительно, учитывая какие мощные магические силы были использованы при создании этого мира.
   После пары недель бесплодной борьбы с надвигающейся серой смертью было решено собрать общий совет. Первый Большой Совет Дидтауна, как то-то успел окрестить его. Сокращенно ПБСД. Совет собрался в крепости, прямо под открытым небом, что учитывая, количество собравшихся, было единственным вариантом. Тем более крепость постепенно перестала быть таковой. Дверь ее в последние дни никогда не закрывалась. Входили и выходили все, кому угодно, даже в глазах мельтешило. Тут тебе и изящные одежды представителей особняков и живописные полулохмотья обитателей трущоб. И все это вперемежку. Просто винегрет какой-то.
   Я смотрел на всю эту толпу, и прямо против моей воли совсем уж нехорошие мысли, я бы даже сказал, просто подленькие, одолевали меня. Да и не мысли даже, а тот мой второй я просто вышел из себя и начал откровенно хамить. - Ну что герой, - с каким-то злобным шипением поинтересовался он - Доигрался?
   - Ты о чем? - как можно вежливее осведомился я, первый.
  - Ах, о чем я. Так я тебе скажу, о чем я. - Мой второй я, буквально захлебывался злобой и раздражением. - Геройствовать начал, мир, какой-то чужой вызвался спасать, в благородство играть задумал.
  Я думаю, будь у него такая возможность, он бы просто убил меня. Эх, жаль, Амониуса нет, подумал я, ловя себя на мысли о том, что давненько не вспоминал своего учителя. А, мой второй я, все не отступался.
  - И добро бы мир, то был нормальный, а то кучка злобных убийц, о которых как говорят и мать родная не пожалеет.
  Это было уже слишком. Я бросил взгляд на сидящего, неподалеку на траве Престо, словно согнутого горем. За ним можно было разглядеть, чуть вытянув шею, Сандера рядом с Ефимией и Энвером на руках. А вон Ифигения, во всем величии своего роста. "Я думала, что мы друзья Виго " пронеслись в голове ее слова. А вон близнецы, всегда такие восторженные, как дети. Что-то не видать Карлайта, хотя он наверняка, где-то здесь. А вон Лукас с Эркюлем, надо же, сидят, о чем-то разговаривают. И Инга здесь, а вон один из охранников крепости, как же его... ах, да, Гвидон.
   - Заткнись. - Коротко сказал я своему второму я. - И больше рта не открывай.
   - Да, ладно. А может быть все-таки, свалим отсюда в Академию?
   - Я сказал, заткнись. - Взревел я.
   Все, в том числе и выступавший в это время Евклид, недоуменно уставились на меня.
   - Простите. Я покраснел до корней волос. - Это я себе.
  Все понимающе закивали головами, конечно, если себе, то почему бы и не крикнуть. Самое обычное дело. Евклид продолжил свою речь, а я промолчал до конца совета, даже не пытаясь вслушиваться в то, о чем говорят. Какая-то упрямая мысль, тупо пыталась пробиться мне в голову, но у нее ничего не получалось.
  После совета, по настоянию Валенды. мы собрались в ее кабинете. Она, я и конечно Карлайт.
  - Я наблюдала за тобой Виго. На совете с тобой явно что-то происходило. - Начала разговор Валенда. - Ты можешь ничего не говорить. Я и так, кажется, понимаю, в чем дело. Поэтому, я хочу сразу же сказать тебе, если у тебя еще есть возможность покинуть Дидтаун, то тебе обязательно нужно это сделать. Никто даже не продумает осудить тебя, все мы понимаем, сколь много ты для нас сделал. И сделал бы неизмеримо больше, будь у тебя такая возможность. Но сейчас наш мир обречен, и тебе совсем не обязательно гибнуть вместе с нами.
  - Ну, вот Валенда, теперь и ты. - Я грустно улыбнулся. - А я уже было думал, что могу называть Дидтаун и своим миром тоже.
  Слезы, упрямо наворачивались мне на глаза.
  - Постой-ка, постой-ка. - Валенда пристально посмотрела мне в глаза. - Что значит "И ты Валенда". Кто еще тебе это говорил?
  Я замялся, но Валенда мелкими такими понукиваниями заставила меня изложить все, я имею в виду и свой диалог со вторым я и все остальные мысли.
  - Да, твой второй я, пожалуй более здравосмысленный чем ты. - Задумчиво сказала Валенда, не отрывая от меня взгляда. - Тебе стоит почаще прислушиваться к нему.
  - Не в этот раз. - Твердо парировал я. - А, вообще-то, обычно мы сходимся во мнениях.
  Валенда помолчала, потом взглянула на Карлайта. От меня не укрылось, как он еле заметно кивнул головой.
  - Твоя позиция нам понятна Виго, и ничего кроме уважения вызывать не может. - Валенда еще пристальнее посмотрела мне в глаза. - И все-таки мы попросим тебя вернуться в Академию.
  - Ни за что. - Отрезал я.
  Валенда и Карлайт снова переглянулись и оба, как-то синхронно улыбнулись.
  - Скажи нам, пожалуйста, Виго, - как-то очень уж мягко спросила меня Валенда - Как ты считаешь, можем мы остановить нашествие серой пыли?
  - Боюсь, что нет. - осторожно ответил я, подозревая какой-то подвох.
  - Так, значит, остановить мы не сможем, и у тебя появляется отличная возможность с чистой совестью погибнуть геройской смертью. Так? - Голос Валенды стал каким-то очень уж жестким.
  Я промолчал.
  - Хорошо, зайдем с другой стороны. - Голос Валенды снова стал мягким. - Может ли кто-нибудь помочь нам в нашей беде?
  - Но это, же очевидно, что нет. - Я пожал плечами, при этом усиленно пытаясь понять, куда же она все-таки клонит.
  - А, если хорошенько подумать. - Голос у Валенды стал вкрадчивым, как у сытой кошки. Сейчас схватит, подумалось мне. И тут, вдруг та упрямая мысль, которая столько времени безуспешно пыталась пробиться в мой мозг, сделала это. Я все понял.
  - Вы хотите, чтобы я привел помощь из Академии? Изумленно спросил я.
  - Умный мальчик. - улыбнулась Валенда.
  - И очень, очень догадливый. - В тон ей добавил Карлайт.
  - Кстати, это в принципе возможно? - осведомилась Валенда.
  - Технически-то конечно. - Понял я суть вопроса. - Для любого преподавателя Академии, это, в сущности нетрудная задача. Все магические миры время от времени, кажем так, слегка портятся. И в этом случае производится их корректировка, простыми словами - ремонт. На Дидтауне в этом смысле не произошло ничего экстраординарного. Его нужно просто, слегка подремонтировать.
  Облегчение, так и выплыло на лица моих собеседников. Как бы мне не хотелось сгонять его оттуда. Но, вот, представьте себе, что, хирург уже вскрыл полость, и вместо того, чтобы отсечь, ставший опасным аппендикс, вдруг решает не доставлять пациенту лишнюю боль, спешно зашивает разрез. Нелепица какая-то. Если не назвать ситуацию более простыми словами, которые, здесь гораздо уместнее. Уподобляться такому хирургу я не счел для себя приемлемым. Резать, так уж резать, напрочь отсечь этот отросток, в виде последней надежды.
  - Но, это только техническая компонента. - поспешил добавить я. - Скорее всего, как только я появлюсь в Академии, я надолго отправлюсь в карцер, и никто даже не попытается выслушать меня. К тому же, может быть я давно уже отчислен из Академии. И тогда, никакая телепортация в ее пределы просто невозможна. А попасть на территорию Академии извне, нечего и думать. Но самое главное, даже, если мне и удастся добраться до Ректора, в чем я собственно сильно сомневаюсь, вряд ли это, что-нибудь нам даст. Почти никаких шансов на то, что они будут тратить энергию на спасение Дидтауна, нет.
  - Мы примерно так и представляли себе общую картину. - Остановила меня Валенда. - Но разве есть какой-то другой вариант?
  Я только пожал плечами. Другого варианта не было. Тут не поспоришь.
  - Так, что собирайся Виго, и помни, что ты наша единственная надежда. - Валенда тяжело поднялась из своего огромного кресла и добавила. - Собирайся сынок. Судя по всему, руководители Дидтауна планировали мою незамедлительную телепортацию. Но тут я воспротивился. Во-первых, никаких оснований для такой спешки не было, а во-вторых, ну не мог я вот так вот, не попрощавшись со всеми, кого успел полюбить за это время. покинуть этот мир, причем, прекрасно понимая, что вряд ли у меня будет возможность, когда-нибудь вернуться сюда снова. Невеселая это процедура, ох невеселая. Вам никогда не приходилось прощаться с людьми, которых ждет неминуемая гибель? Нет? Ох, какие вы счастливцы, ребята.
  Первым делом, я попрощался с Престо. Старик был так растроган, что не удержал слез. Я попросил его сохранить макет до моего возвращения, и пообещал сделать все возможное и невозможное, для того чтобы вернуться. А большего я обещать просто не мог. Затем, отправился к семейству Сандеров, обнялся с ними на прощанье, сделал несколько кругов над крепостью с Энвером на руках. Как же без этого. Потом простился с Лукасом и Фрэнком, а заочно и с другими ребятами, охранявшими крепость.
  После этого слетал в Трущобы, затем в Особняки. Несколько дольше задержался у близнецов, очень уж нравились мне эти ребята. Особенно их восторг по каждому пустяку. На сей раз восторг был вызван моим броском лассо. в котором я накинул петлю на сухой сук с первой же попытки. О том, что я при этом, попросту говоря, сжульничал, использовав магию при броске, я уж конечно распространяться, не стал.
  К последней по порядку, как я полагал, я залетел к Ифигении. - О, радость моя, - попытался я подыграть ей, - как я счастлив, что мне удалось, наконец посетить бедную, одинокую девушку, всеми забытую и покинутую. вечно коротающую.серые, безысходные дни своей жизни в тоске и одиночестве.
  - Не надо Виго, не надо. - Грустно остановила меня хозяйка усадьбы. - Все и так знают, как безумно ты меня любишь. Но сейчас, не надо. Сейчас, просто пообещай, что вернешься, этого будет вполне достаточно.
  Она слегка наклонилась и поцеловала меня в лоб.
  - Ну, все, теперь лети маленький шалопай. - Ифигения уже повернулась было ко мне спиной, но тут озорная улыбка пробежала по ее лицу.
   - И помни, что бедная, одинокая девушка, всеми забытая и покинутая, и вся прочая и прочая,. ждет тебя. - крикнула она мне вслед, когда я уже взлетал, оторвавшись от земли. Вот, в этом вся Ифигения, такой уж она человек, подумалось мне, ее не переделаешь, да и не надо. Ни в коем случае.
  Поднявшись в воздух, я направился было в сторону крепости. Но что-то упрямо потянуло меня в сторону усадьбы Инги. Ну, потянуло, так потянуло. Я со свойственной мне безрассудностью, не стал упираться и полетел. Инга встретила меня у ворот усадьбы.
  - Спасибо, что навестил, зайдешь? - сухо спросила она.
  - Да нет, я только проститься.
  - Ну, тогда, прощай Виго, и знай, что мы все ждем тебя. - Инга подошла ко мне вплотную, и положив руки мне на плечи, добавила. - Несмотря ни на что.
  Ну, вот и все. Странно как-то. Вроде бы, никто ничего такого не сказал, и не сделал, но какое-то приятное тепло разлилось в моей душе. Тепло и умиротворение. Все-таки это непомерная тяжесть для души, когда хранишь в ней зло или ненависть к кому-то. И, какое блаженство она испытывает, когда вырываешь из нее эти отвратительные чувства.
  - Нет, это тебе спасибо, Инга, пробормотал я про себя, набрав высоту.
  За что? Какая разница. Хочется сказать спасибо, так говори, не держи в себе. Знай, что каждое твое спасибо, всегда кому-то нужно.
  Поскольку был уже вечер, а время суток Дидтауна и Академии были строго согласованы, телепортацию решили отложить назавтра. Не зря же говорят, что утро вечера мудренее. Посчитали, что лучше всего будет, если я утречком встану, пораньше и никого не беспокоя, образно говоря, смоюсь отсюда.
  Можно очень долго описывать то, как я провел эту свою последнюю в Дидтауне ночь. Потому. Что уснуть мне так и не удалось, а когда не спишь, ночи бывают особенно длинными. Я, даже встал, прогулялся по дорожкам крепости, вызвав недоумение охраны, потом снова лег. Сна так и не было, а рассвет, упрямо не хотел заглядывать в окно.
  Потом, я правда то ли задремал, то ли забылся чуть-чуть. Во всяком случае, я как-прозевал момент, когда в комнате стало совсем светло. Но привычного шума за окном не было. Значит, раннее утро. Пора, решил я, и стал готовиться к телепортации. Все шло хорошо, да вот напасть. Мой второй я, тоже проснулся.
  - Эк они тебя ловко спровадили. - Издевательски хихикнул он.
  - Что ты имеешь в виду - Поинтересовался я.
  - Да то, как они тебя отсюда выдворили, стопроцентная гарантия, с какой стороны ни глянь. - Чувствовалось, как мой второй я ухмыляется. - Привезет, мол, мальчишка подмогу, хорошо, а нет, так хоть живым останется.
  Ладно, заткнись и не мешай, сейчас телепортироваться будем. - оборвал я его словоизлияния.
  Каждое правильно выполненное заклинание, всегда срабатывает. Напомнил я себе это правило, которое всегда полезно произносить перед любым магическим действом. Затем, привычно сосредоточился, прочитал про себя, все, что полагается и...Все, телепортация пошла. Теперь оставалось только гадать, куда я попаду, то ли прямиком в карцер, то ли вообще куда-нибудь, за пределы Академии. Сделать, я уже ничего не мог, оставалось только ждать, что я и делал, закрыв глаза. Точнее зажмурившись.
  
  - Изволили явиться все-таки молодой человек. Отлично. Просто замечательно, даже не знаю какими словами воспеть Ваш благородный поступок. - Голос, поразительно похожий на голос Ректора, заставил меня вздрогнуть.
  А, будь, что будет, подумал я и открыл глаза. Я действительно находился в святая святых всей Академии, кабинете ректора. Примостился прямо на первом стуле от ректорского стола. А напротив меня сидел Аммониус и пристально рассматривал, что-то на моем лице.
  - Во, надо же, прибыл. - Невпопад вырвалось у меня.
  - Да, уж. - вздохнул Аммониус. - Прибыл.
  
  Глава 10. Назад в Дидтаун
  
  Ректор несколько раз задумчиво прошелся по кабинету, с каждым шагом усиливая и без того невыносимое напряжение. Сказать, что мне было не по себе, или например, что я чувствовал себя не в своей тарелке, или любой другой словесный штамп, означало не сказать ничего. Я был так напряжен, что казалось, вот еще чуть-чуть, и я взорвусь, рассыпавшись на множество мелких кусочков. Уж, скорей бы выносили свой вердикт, да отправляли на эшафот, металось в моей голове.
  - Не скрою, нам многое известно. - Прервал, наконец, молчание Ректор. - Но очень хотелось бы, молодой человек, услышать Вашу версию, причины, столь длительного отсутствия. И, пожалуйста, максимально близко к истине, иначе и в самом деле, Вы вынудите меня отправить Вас на тот самый эшафот, о котором, почему-то непрерывно думаете.
  - Успокойся Виго, и рассказывай все по порядку. - Подбодрил меня Аммониус.
  Да, я рад бы, все рассказать. Хоть в той хронологии, в которой моя "командировка" происходила, хоть вообще, как-нибудь, произвольно и фрагментарно. Но, это, только, сказать легко. А с чего я начну? Да и потом, как выделю наиболее существенное? В конце концов, как объясню те вещи, которые и самому то, не до конца понятны. По-моему, я даже покраснел от натуги, и даже сам удивился, услышав свое хрипловатое. - Дидтаун в большой беде, ему помощь нужна.
  - Вот, оно даже, как. - Ректор перестал ходить по кабинету, и величественно воцарился в своем кресле.
  - Сделаем так, дражайший мой Аммониус, Вы забираете своего сорванца, доскональнейшим образом разбираетесь с ним в создавшейся ситуации, и после этого, мы с Вами обдумаем и вынесем предложения на Ученый Совет. - Подвел он итог всему.
  - А, Вам, Уважаемый адвокат Дидтауна, я самым настоятельным образом рекомендую, предпринять все усилия, дабы не попадать более в этот кабинет по подобным вопросам. - Это уже непосредственно мне. - Во избежание самых плачевных для Вас последствий. Надеюсь, Вы меня хорошо поняли, молодой человек, и с должным уважением отнесетесь к моим рекомендациям.
  Ректор закончил свою назидательную речь и не обращая на нас с Аммониусом более никого внимания, погрузился в какие-то бумаги на своем столе. Мы, стараясь не шуметь, покинули кабинет.
  Когда, дверь кабинета захлопнулась за нами, я впервые вздохнул свободно, полной грудью, как принято говорить в подобных случаях.
  - Ну, ты не слишком-то расслабляйся. - Сразу же, остудил меня Аммониус. - Если нам не удастся предоставить Ректору убедительные доводы, в оправдание твоих действий, То ничего хорошего ждать нам не придется. Поэтому, нам нужно сосредоточиться, и тщательно, тщательно проанализировать все твои действия в Дидтауне.
  - Я готов, господин профессор. - Как можно бодрее отрапортовал я.
  - Ну, что ж, тогда не будем терять времени. - Аммониус улыбнулся. - Пройдем в мою лабораторию.
  Лаборатория, она же кабинет, она же просто комната, где наш любимый профессор спал, и вообще, просто, жил, была самым заветным местом для всех поколений студентов. И, то, что меня вот так запросто приглашают войти в это недоступное для подавляющего большинства, место, очень высоко поднимало меня в моих собственных глазах.
  Правда, я вполне осознавал, что причиной этому является всего лишь следствие стечения обстоятельств, а не каких-нибудь моих особых заслуг. Но, все равно, ощущение гордости за себя, присутствовало в этот момент.
  - Прежде, чем мы начнем тщательный разбор твоих похождений Виго, скажи-ка мне сначала, что именно произвело в тебе такой кардинальный поворот? Какое-то событие, осознание чего-то. В общем, любую мелочь. - Попросил Аммониус.
  - Простите господин профессор, я не совсем понял. - Я и в самом деле не понял суть вопроса.
  - Ну, хорошо. - Неудовольствие моей, толи рассеянностью, толи некоторой туповатостью, никак не отразилось на лице учителя. - Когда ты отправлялся в Дидтаун, у тебя так и просвечивало желание наказать всех тамошних злодеев. Помнится, я даже побеседовал с тобой на эту тему перед отправкой. Теперь, рискуя многим, ты просишь им помощи. Более того, насколько я понял, ты намеревался даже пренебречь своей многообещающей карьерой, и остаться навсегда в Дидтауне. Ну, и, все остальное тоже, например, твое поведение при прямой угрозе серой пыли. Ведь что-то должно было произойти, для того, чтобы намерения так переменились.
   - Ага, понял. - Кивнул я головой. - Но я и сам, этого не понимваю. Должно быть, как-то все постепенно произошло. Не, знаю, как это объяснить, но они стали для меня. обычными людьми. Притом, что я знаю все их злодейства. Кого-то я люблю, кого-то уважаю, к кому-то просто хорошо отношусь. Вот, например, Карлайт. Он для меня просто олицетворение мужественности, силы и справедливости. Я. Словно не знаю о тех ужасах, которые он способен творить, я просто вижу сильного и благородного человека и все. Более того. Я своими глазами видел, как Инга бросила с крыши многоэтажки полутора летнего малыша. Я, жутко ненавидел ее, в душе готов был убить. И что на выходе, как говорится? Да ничего, сильная, строгая женщина, пожалуй, одинокая какая-то. И все, ничего более. Они все словно двойные какие-то. Такие, какие они есть, и такие, какими должны быть.
  - Ты все правильно понял, Виго. - мягко остановил мои словоизлияния Аммониус. - Все правильно. Видишь ли, в Дидтауне живут не совсем люди, в полном смысле этого слова. Обычный человек рождается, проходит пору детства, юношества. В это время он и формируется, как личность. Конечно, многое зависит от среды развития, но если в итоге, человек стал злодеем, то в большей степени, виноват он сам. Другое дело, Дидтаун. Люди в этом мире созданы уже с жестко заданными свойствами. Для выполнения определенных функций. Так, чтобы уж, злодей, так злодей. Изловил, зазевавшегося студента и хрясть его дубиной по голове. Чтобы никаких сантиментов. Здесь главное, чтобы сработал безотказно.
  - А уж ребенка с крыши сбросить, это вообще высший пилотаж. Злодейство самого высокого уровня. Они, все созданы для того, чтобы творить зло. Кто больше, кто меньше. И никто их не спрашивает, хотят они этого или нет. При этом их скрытой основой является личность создателя. Помнишь, я говорил, что орлица из своего яйца всегда высиживает орленка, а из яйца змеи всегда появляется маленький змееныш. Так и здесь, эта связь с создателем остается до окончания жизненного цикла созданного субъекта. - Продолжил после некоторой паузы профессор. - Меня, во всем этом, деле, больше всего удивляет, что ты каким-то образом, смог разглядеть их основы. Как, правило, они достаточно тщательно скрыты и посему, ты никак не должен был их увидеть. Это действительно очень странно.
  - Кажется, я знаю, почему это произошло. - я уловил какую-то мысль и чтобы не упустить ее, крепко за нее ухватился.
  Аммониус вопросительно посмотрел на меня.
  - Я, конечно, не уверен, господин профессор. - Выпалил я, съедая паузы между словами. - Но, по-моему, все дело в кристалле.
  - По-твоему, все дело в кристалле? - слово в слово повторил за мной Аммониус. - А, ну-ка, молодой человек, вот с этого места, давайте максимально подробно.
  Аммониус долго и тщательно выпытывал у меня сведения о кристалле. К своему глубокому сожалению, я не смог удовлетворить интерес учителя, даже на четверть. Да, кристалл я видел. Да, пульсирует, Густого синего цвета. Да, он растет. Но как, используется серая пыль для его роста и производства ширпотреба, я и понятия не имел. Даже не подумал, в свое время поинтересоваться.
  Затем, мне пришлось, крепко поднапрячься, отвечая на целую серию его последующих вопросов по кристаллу. Профессора интересовало, было ли что-то конкретное, что заставило меня связать происшедшие с людьми изменения с воздействием на них кристалла. Не высказывал ли кто-то эту мысль при мне, тем самым, непроизвольно мне ее внушая. И еще куча, подобных вопросов. В конце концов, я настолько запутался, что стал либо нести какую-то околесицу, либо с глупым видом молчать. Аммониусу пришлось сменить тему.
  Гораздо больше информации удалось передать о серой пыли. Как, в первичном, нейтральном ее состоянии, так и в период ее агрессии. Конечно же, подробнейшим образом, описал попытку своего неудачного полета над Окраиной. Но, Аммониуса больше интересовало планомерное наступление серой пыли на земли Дидтауна. Он очень внимательно выслушал о наших постоянных замерах, быстренько прикинул среднюю скорость сжатия границ и погрузился в размышления. Я, в это время, естественно молчал.
  Результатами своих размышлений, которые продолжались достаточно долго, профессор и не подумал со мной поделиться, хотя, я признаюсь, грешным дедом на это рассчитывал. Зато, когда, Аммониус попросил меня дать краткие характеристики основным персонажам Дидтаунской трагедии (Кстати, это не я, это он так выразился), тут уж я дал волю своим чувствам.
  - Все, Виго. Все. - Не выдержал Аммониус. - Я уже устал от твоих ангелоподобных созданий. Не понимаю, как ты их выдерживаешь.
  Однако, вопреки моим ожиданиям, стал задавать конкретные вопросы, касающиеся именно лидеров Дидтауна. Их реакцию на те или иные события, на взаимоотношения между ними, в общем, как раз то, на что я просто не обращал внимания. К концу дня количество вопросов уменьшилось, зато увеличилась длительность пауз, которые профессор брал на размышления. Так, что в итоге, не очень то и устал. Тем не менее, я облегченно вздохнул, когда профессор, наконец, сказал. - Ну, на сегодня, пожалуй, хватит с тебя. Иди, отдыхай. Но завтра, чтобы ровно в восемь был у меня. И смотри, не проспи.
  С чего бы это мне проспать, подумал я. Что я не маг, что ли совсем, одно коротенькое заклинание и все. Главное не забыть его сделать.
  Я, только сейчас осознал, насколько, я задержался. Занятия в академии уже шли полным ходом. Я не пошел в расположение своего курса, дабы, не истратить все оставшееся время на бесконечные объяснения своим друзьям, причин моего отсутствия. Это было не трудно, Академия большая, места в ней всем хватит. Уединиться в ее многолюдной суете было проще простого. Броди себе, да не обращай ни на кого внимания. Многие так и делали при подготовке к экзаменам и зачетам.
   Я, тоже, побродил по многочисленным коридорам и залам, потом вышел в сад. Все, что окружало меня, было так близко сердцу.
  Но, вместе с тем, в отличие от Дидтауна, не казалось родным домом. Оно и понятно. Конечно, здесь у меня были и верные друзья - товарищи, и любимые преподаватели. Но, все мы собрались здесь, чтобы провести несколько, может быть и лучших лет своей жизни, а затем вернуться домой. Вот именно, домой. А, дома то у меня как раз и не было. Родителей своих я не то, что не помнил, я их просто не знал. Выкормили меня сердобольные женщины из небольшой магической общины. Там я очевидно и прикоснулся впервые к таинствам магии. Впоследствии, когда я подрос настолько, что держать такого рослого паренька в стенах женской общины сало казаться неприличным, мне вручили рекомендательное письмо в Академию, дали немного денег на дорогу, и очень сердечно попрощавшись со мной, объяснили, как добраться до стен этой твердыни.
  Сейчас, по прошествии стольких лет, мне и самому кажется странным, то, что я сумел добраться до пункта своего назначения. Времена были, очень уж тревожные. Еще удивительней было то, что меня приняли. Для Академии рекомендательное письмо заштатной магической общины, аргумент прямо скажем, не слишком весомый. Но, мне необычайно повезло, я был принят. В подготовительную школу, конечно же. Где я был на несколько лет старше своих соучеников. Однако учился я хорошо, что привело меня в итоге на первый курс магического факультета.
  Конечно, учитывая все это, лично для меня Академия могла бы казаться в большей степени домом, чем для остальных. Но я знал, что по окончании учебы мне вручат диплом мага первой, второй или третьей категории, это уж в зависимости от степени достигнутых успехов. Добавят к диплому рекомендательное письмо в какую-нибудь магическую лигу или ассоциацию, и все. Ворота Академии навсегда закроются за мной.
  Есть правда небольшая вероятность, что меня могут оставить в стенах Академии в качестве младшего преподавателя, но это вряд ли. Да и по правде говоря, подобная перспектива не слишком меня привлекала. Мне хотелось познать все и прелести и опасности той жизни, которая бурлила за пределами этих высоких стен. Это и неудивительно, учитывая мой возраст.
   А, вот, что касается Дидтауна, тут совершенно другая картина. Несмотря на всю ограниченность и неустроенность, этого неуклюжего и не слишком приветливого мира, я неожиданно для себя, почувствовал потребность, стать его частью, быть полноправным членом этой большой, разношерстной семьи. Другими словами, у меня отношение к Дидтауну было точно такое же, как у остальных студентов к родительскому дому, который они временно покинули, но лишь для того, чтобы снова, когда-то в него вернуться.
  Так в раздумьях я пробродил по саду до позднего вечера, после чего стараясь не привлекать к себе лишнего внимания, прошмыгнул в свою студенческую келью, лег и сразу же буквально провалился в крепкий, без сновидений, сон.
  Несмотря, на то, что нужное заклинание, я конечно же не прочел, встал я вовремя. Успел привести себя в порядок, позавтракать в студенческой трапезной, и вовремя явиться в кабинет Аммониуса.
  Еще один день, тщательных и порой, неожиданных вопросов. Вопросы, размышления, Снова вопросы, и снова размышления. В конце концов, мозг мой начал отказываться реагировать на внешние сигналы, в качестве которых, он воспринимал вопросы Аммониуса. Более того, начал подкидывать мне разные неуместные мыслишки. Вопросы, вопросы, ну сколько можно. Сам уже все знает гораздо больше меня, а все спрашивает и спрашивает. И, казалось, конца не будет этим бесконечным вопросам.
  - Ну вот, Виго. На этом мы и остановимся. - Тихий, спокойный голос Аммониуса прозвучал для меня, словно гром среди ясного неба. - Неужели, все?
  - Все, все. - Успокоил меня учитель. - Мы очень хорошо поработали. Благодаря твоей наблюдательности, мне удалось получить достаточно полное представление о состоянии дел в Дидтауне. Теперь остается изложить все Ректору, и надеяться, что Ученый совет удастся собрать без лишних проволочек.
  - Ну, отдыхай, пока. - Казалось, что последняя фраза относилась не ко мне, поскольку Аммониус настолько ушел в себя, что казалось, совсем забыл о моем присутствии.
  - Отдыхай, отдыхай. - Вдруг оживился мой второй я. - Скоро конец семестра, страдная пора, начнутся зачеты, экзамены, а ты спокойненько отдыхай, и ни о чем не волнуйся. Тебя, кстати, часом не отчислили?
  - Отстань. - Отмахнулся я. Спорить с этим занудой совсем не хотелось.
  
  Если бы, кто-то сказал мне, что я буду присутствовать на Ученом Совете, не когда-нибудь, в необозримом будущем, а прямо сейчас, я бы счел его сумасшедшим, причем, без малейшего шанса на излечение. Но, вот, однако же, присутствую. Пусть, на принесенном дополнительном стульчике, поставленном у самой двери, пусть без права голоса, без всяких там совещательных и прочих прав, но стоит ли обращать внимание на такие мелочи.
  И, все эти деканы и заведующие кафедрами, вот они, спустились со своих заоблачных высот и сидят рядом со мной, ну или, почти рядом. Во всяком случае, дотронуться до любого из них рукой, ничего не стоит.
  Это эйфорическое состояние настолько поглотило меня, что я почти полностью упустил вступительную речь своего наставника и краткое обращение Ректора к членам Ученого Совета. Но первая, же речь заведующего кафедрой Алхимии, маленького желчного старика, напрочь, вытряхнула из меня остатки эйфории и повергла в полнейшее уныние.
  Не буду даже передавать смысл его речи, суть даже не в нем. Но какими тяжеловесными булыжниками бомбардировал он наше предложение. Абсурд, Авантюра, Недопустимо, Категорически запретить. И эти каменные слова падали и падали прямо на мою голову, а я даже не мог поднять рук, чтобы, хоть как-то от них защититься. Я отыскал глазами Аммониуса, он был невозмутим, и даже слегка улыбался. Интересно, что он чувствует на самом деле, мелькнуло в моей голове.
  Дальше было не лучше. Все выступающие, видимо почему-то считали своим долгом, заклеймить "необоснованный авантюризм" и "оголтелый протекционизм" столь уважаемого всеми профессора. При этом, все они в конце речи очень мило раскланивались с Аммониусом, и пожалуй, именно это и возмущало меня более всего.
  Когда дошло до голосования, исход которого был более, чем очевиден, я был в настолько изможденном состоянии, что даже не огорчился тому, что из сорока двух голосующих, никто не поддержал наше предложение. Было, трое или четверо воздержавшихся, и все. Да и в самом деле, если бы наш проект по Дидтауну не прошел с разницей всего в один голос, что нам легче бы было от этого, что ли. Между тем, Ученый Совет был завершен, и члены его расходились во вполне приподнятом настроении. А, что, пописали смертный приговор, какому-то там искусственному миру. Наверное, не впервой. Я с нескрываемой ненавистью вглядывался в эти веселые и благодушные лица, что на них никак не отражалось. Может быть, я вообще для них невидимый, мелькнуло в голове. Впрочем, какая разница.
  - А Вас, дражайший профессор Аммониус, вместе с Вашим воспитанником я попрошу остаться. - Словно откуда-то издалека донесся до меня голос Ректора.
  - Давай Виго, садись поближе. - последовал за ним голос Аммониуса. Ослушаться я не посмел, и уселся в то самое кресло, в которое недавно и был водворен магией телепортации. Мой наставник и Ректор переглянулись и улыбнулись
  - Ну что же, результат голосования, профессор мы с Вами предвидели, и он наших ожиданий не обманул. - Сказал Ректор, обращаясь к Аммониусу.
  - А. вот Вам, молодой человек, - ректор повернулся в мою сторону - следует кое-что объяснить. Не то, Вы чего доброго, вгорячах, запишите в личные враги весь цвет нашей профессуры. В сегодняшнем голосовании виноваты традиции. Традиции в области магии, чтутся свято. Если уж, существует постулат, по которому, любой искусственный мир ставший неконтролируемым, должен быть уничтожен, во избежание возможных негативных последствий, то он и будет уничтожен. Постулат никогда, ни при каких обстоятельствах, не будет нарушен.
  - И поверьте, понадобится очень много времени, чтобы хотя бы разжечь крохотную искорку сомнений в его истинности. Но, в этом вопросе, я на вашей стороне, и как Ректор этого учреждения имею полное право инициировать любой неподотчетный Ученому Совету, проект. Удобную формулировку приказа мы обсудим позже, а сейчас, - Ректор повернулся к Аммониусу - Вы господин профессор продолжайте действовать по плану, который мы с Вами обсудили.
  Вот, так вот и закончился этот Ученый Совет. После чего, я получил от учителя множество инструкций, и согласно одной из них, как говорится, не откладывая дела в долгий ящик, телепортировался в Дидтаун. Получилось немного неточно, потому, что вместо своей комнаты, я попал в кабинет Валенды.
  - Виго. Это ты негодник. - Всплеснула она руками, увидев меня. - Перепугал до смерти. Да дай же я тебя обниму, наконец.
  
  Глава 11. Обретение
  
  Понятное дело, что появление Аммониуса в Дидтауне не могло остаться незамеченным, тут собственно и говорить нечего. Но, оно насколько преобразило, весь этот маленький мир, что даже я испытывал что-то, наподобие шока. Хотя профессор и пытался всеми силами выглядеть как можно более незаметным. Но, где бы он, ни появлялся, в Особняках или Трущобах, везде собиралась уйма желающих лицезреть великого мага, как говорится, воочию.
  Аммониус, все хотел увидеть своими глазами. Он более часа рассматривал осветительное оборудование, сваленное в беспорядочную кучу в одной и комнат многоэтажки, подолгу изучал образцы тканей и строительных материалов, полученных при помощи кристалла. А, уж, сколько времени он посвятил самому кристаллу. Мы с ним дважды обошли по периметру Окраины. Кроме этого он еще раз проверил все наши замеры. Но предпринимать что либо, явно не спешил. Более того, выражение, недовольства, все явственнее читалось на его лице.
  - Понимаешь Виго, чего-то не хватает. - Как-то признался он мне. Остановить нашествие серой пыли нетрудно. Не доставит труда, и стабилизировать использование ее энергии, причем гораздо интенсивнее, чем это происходило ранее. И мощность кристалла легко увеличить, причем в разы, так, по-моему, вы, теперь выражаетесь.
  - Но меня смущает, что существует какая-то незавершенная ассоциация, какая-то маленькая ниточка, конца, которой я определить не могу. Не вижу, и все тут. - Профессор внимательно посмотрел на меня. - Я. Вот думаю, все ли ты рассказал мне Виго.
  - Все, как есть, господин профессор. - Горячо заверил я его, опасаясь серии новых вопросов.
  - Сомневаюсь, сомневаюсь. - Пробурчал он в ответ и погрузился в свои размышления.
  А конец утерянной ассоциации, таки сыскался. Причем, совершенно неожиданно, как, пожалуй, это, всегда и бывает. Мы с профессором проходили по коридору мимо комнаты Престо. Уж и не упомню, куда мы направлялись, впрочем, какая теперь разница. А Престо, в это самое время, выходя из комнаты, широко распахнул дверь
  Нет, нет. Никого он этой дверью не задел. Ничего такого подобного не произошло. Но Аммониус остановился как вкопанный, не отрывая взгляда от открытой двери. Затем решительно вошел в комнату, и склонился над макетом.
  - Что это такое, молодой человек? - Аммониус всем своим видом показывал, насколько он сердит.
  - Макет. - испуганно пояснил я. - Макет Дидтауна.
  - Спасибо, это я как-то и сам сообразил. - Продолжал сердиться профессор. - Я спрашиваю, почему Вы мне о нем ничего не сказали.
  - Разве я о нем не говорил? - самое искреннее удивление, какое только может быть, отразилось на моем лице, смягчив гнев профессора. К тому же, казалось, он уже забыл обо мне, буквально впившись глазами в макет, медленно обходя его кругом.
  - Поразительная точность. - Воскликнул он, наконец. Просто, поразительная. - Насколько я понимаю, это Вы являетесь творцом этого шедевра господин Престо.
  Старик просто зарделся от похвалы, А Аммониус, удовлетворенно потирал руки. Улыбка вновь появилась на его лице.
  - Ну, вот и исчезла последняя наша неувязочка. - Пояснил он. - Вот она, эта маленькая неустановленная связь. Макет является отображением Дидтауна в реальном времени, точно так же, как и сам Дидтаун, является отображением этого макета. Таким образом, производя изменения на макете, мы производим аналогичное изменение, и в самом Дидтауне. В указанном масштабе, разумеется.
  - Ну, все, Виго. - Глаза профессора так и лучились удовольствием. - Теперь я со спокойной совестью могу возвращаться в Академию.
  - Как? - у меня даже челюсть отвисла. - А, серая пыль?
  - Да, успокойся, ты. - Аммониус рассмеялся. Никуда сбегать от тебя я не собираюсь. Просто, я хочу сказать, что ты сам в силах справиться с этой проблемой, при помощи вот этого макета. Ты обнаружил проблему, ты ее и разрешишь. Покушаться на твои лавры я не собираюсь. Своих хватает.
  - Но, я, же не смогу. - Вырвалось у меня.
  - А. вот этого, чтоб я больше не слышал. - Мой наставник хмуро сжал брови. Кто из нас на что способен, наверное, никто до конца не знает. Конечно, мы с тобой еще позанимаемся. Но, только чтобы ты и в мыслях больше не допускал, что можешь не справиться. Прямо с этой минуты ты приступаешь к ликвидации аварийной ситуации в этом мире. И для начала, покажи-ка мне, где ты забил свои первые колышки.
  Мы обошли крепость кругом, безо всякого труда, отыскав нужное место, я указал на него носком ботинка - Вот здесь, господин профессор.
  Аммониус внимательно осмотрел границу серой пыли, потом поднял руку, ладонью в сторону окраины и вдруг сделал резкое движение этой ладонью вперед. Поверхность серой пыли, как-то сморщилась, потом колыхнулась волнами и наконец, с отвратительным шипением отхлынула на несколько шагов. Я просто дыхание затаил, а профессор, словно ничего и не произошло, опустился на корточки, пытаясь найти остатки моих колышков.
  - Уровень агрессии запредельный. - Сообщил он, закончив осмотр. - Но тебе это только на руку. Главное, только не перепутай, это не ты боишься эту серость, а она тебя. Вон посмотри на нее, она же чуть не умирает от ужаса. Я улыбнулся шутке профессора, но Аммониус оказывается и не думал шутить.
  - А, теперь Виго, повтори то, что сделал я, отгони эту серую массу еще немного. Так, нормально, соберись, руку на уровень головы, ну, давай.
  Я, как можно более резко выбросил руку вперед. Ничего не произошло. Поначалу, ничего не произошло. Потом, Аммониус, вдруг ойкнул и бессильно опустился на землю. А серая пыль двинулась в его сторону с пугающей скоростью.
  - Виго, помоги. - услышал я слабый голос профессора.
  Я подхватил его подмышки и попытался оттащить подальше от серой пыли, но даже не смог сдвинуть его с места. А пыль все приближалась.
  - Отгони ее. Голос Аммониуса был уже еле слышен.
  - У-у-у. Я просто взревел от бешенства, и сразу двумя руками толкнул нечто, что в этот момент олицетворял со всей Окраиной. И надо же. Опять послышалось это мерзкое шипение и серая пыль откатилась на изрядное расстояние.
  - Ну, вот, видишь это же совсем не трудно. Я нисколько не сомневался, что у тебя получится. - Аммониус легко вскочил на ноги.
  Теперь настала моя очередь без сил опускаться на землю. - Ну это же нечестно, учитель.
  - Конечно. - Охотно согласился Аммониус. - А что мне оставалось делать? Ну, да ладно, вставай некогда нам теперь рассиживаться. Пойдем, мне еще нужно кое-что показать тебе на макете.
  У макета к нам присоединился и Престо. Сейчас нас интересовала в основном лишь серая полоска, окаймляющая макет.
  Первейшая ваша задача будет выложить по периметру красную нить, так чтобы она максимально точно имитировала границу Окраины, в тот день , когда еще была стабильной. Затем, Виго с помощью этого макета вернет нынешнюю границу в ее исходное состояние. А потом мы займемся внутренней стабилизацией Окраины.
  При этих словах, Престо посмотрел на меня с таким уважением, что я сам почувствовал, как краснею. Но мало того, старик решил еще поделиться своим восхищением с профессором.
  - Вы, знаете, господин Аммониус, я уже как-то предсказал, что Виго обязательно достигнет невероятных успехов в магии. Вы не находите, что я прав?
  - Нахожу. - Слишком уж серьезно согласился с ним учитель. - Конечно же, нахожу. Поскольку Вы, несомненно, правы дорогой мой Престо. Но у меня, есть к Вам небольшая просьба. Не говорите, пожалуйста, больше этих слов при этом шалопае, поскольку, наверняка на пользу они ему не пойдут.
  Бедный Престо. Услышав такое о своем кумире, он быстро - быстро заморгал ресницами, потом внимательно посмотрел в наши лица и мы все трое, громко расхохотались.
  Красная нить медленно, но неуклонно занимала свое требуемое положение. Времени на это мы потратили немало, но с толком. Мы еще и еще раз проверяли все наши замеры, делали перерасчеты. Вносили поправки. С каждым разом все реже в тех или иных местах, меняя положение нити на микроскопические расстояния. Наконец, работа была завершена. Мы сделали последнюю проверку, потом на всякий случай еще одну. И, посовещавшись, решили, что оттягивать основную часть задачи больше незачем. Пора, возвращать границу Окраины в ее исходное состояние.
  - Нервничаешь? - вполголоса спросил Престо.
  - А ты, как думаешь? - Грубовато отозвался я.
  - Все нормально будет. - Престо хлопнул меня по спине. - Ну, давай.
  А, Аммониус, между прочим, в это время, сидел себе тут же на стуле, и как-то лениво на меня посматривал. Хоть бы подсказал чего. Нет, сидит и делает вид, что вот-вот уснет. Ну, да ладно. В самом деле, давно уже пора начинать.
  Я, раскинул руки над макетом, как бы охватывая ими внутреннюю часть границы, затем медленно развел их, мысленно растягивая серую кайму. И все. То, что надо было сделать, я сделал. Вот только, получилось ли. Я пробежал взглядом по всему периметру макета. Это надо же. Вроде бы, получилось. По всей длине серой каймы прилегала аккуратная красная окантовка. И, хоть бы где, одна точка серая за эту окантовку вылезла. Точность изумительная. Я мысленно вдавил окантовку в грунт макета, закрепляя ее, и облегченно вздохнул. Все дело сделано.
  - Неплохая работа. - Услышал я голос Аммониуса. - По крайней мере, на макете все просто отлично. Если с масштабом, все в порядке, тоже самое, должно быть и там, снаружи. Однако, пойдем, посмотрим.
  Мы в очередной раз обошли крепость, и вышли на границу Окраины. Повсюду, насколько хватало глаз, серая пыль отступила. Оставив узкую полоску выжженной земли. Престо наклонился, зачерпнул пригоршню этой горелой смеси, потер ее в ладони, посмотрел и бросил на землю.
  - Вот, что ждало весь Дидтаун. - Грустно сказал Престо.- И люди, и камни, и все остальное, превратилось бы в эту горелую золу. Не сомневаюсь, что позже каждый не упустит возможность, поблагодарить Вас господин Аммониус, и тебя Виго. А, пока позвольте сделать это мне от лица всего Дидтауна.
  Старик, уже изготовился согнуться в низком поклоне, но Аммониус ловко перехватил его, и крепко прижал к своей груди, обняв за плечи.
  - Мы с глубоким удовлетворением принимаем Вашу благодарность, уважаемый господин Престо. - Совершенно серьезно ответил мой учитель. - И испытываем несомненную радость по поводу той возможности, которая позволила нам оказать эту услугу вашему миру.
  - Надо же, и здесь дипломатия. - Хихикнул мой второй я.
  - Замолчи, нашел время паясничать. - Прикрикнул я на него. он замолчал, поворчав, что-то о тирании и деспотизме.
  Еще день прошел в наставлениях, назиданиях и огромном количестве инструктажей. В необходимости их я не сомневался, и потому переносил стойко, без какого бы ни было выражения недовольства. А наутро, уже следующего дня Аммониус вошел в мою комнату.
  - Попрощаться зашел Виго. - С легкой грустью в голосе сказал он. - Не скрою, я был бы, не прочь задержаться здесь еще, хотя бы, на пару дней. Здесь, с тобой, я вспомнил свою молодость. Эти милые шалости, стремления к подвигам и приключениям, в общем всякое такое, ты понимаешь. Но, к сожалению, я не могу так долго отсутствовать в Академии, как ты. Как, говорится, то, что позволено Цезарю, не позволено, не помню, кому там. То ли его коню, то ли жене. Впрочем, без разницы. Прощаться с остальными не буду, не люблю это дело. В случае, чего извинишься за меня.
  И, уже, когда пошла телепортация, добавил. - Успехов тебе Виго.
  Но до успехов, прямо скажем было еще далеко. Люди, избавившись от общей беды, скажем так, слегка расслабились. А, безделье, никогда ни к чему, хорошему не приводило. За последние несколько дней случились сразу три массовые драки с тяжелыми последствиями. Этот вопрос надо было решать безотлагательно. Пока он вновь, не перерос в противостояние Особняков и Трущоб. А, тут еще пошли перебои с подачей воды, а затем, что-то стало не так и с распределением продуктов. В городе скапливался мусор, а при этом множество скучающих от безделья кампаний лениво шлялись по его улицам. Не внушала оптимизма и ситуация с Окраиной. Да, сейчас она сохраняла полный нейтралитет, но мы нуждались в ее помощи, в ее энергии, наконец.
  Вот так, вот мы оказались на пороге создания нового мира, зарождавшегося на развалинах Дидтауна. Я и не подозревал, сколько новых трудностей может встать перед нами. Да, теперь Академия, не является более угрозой для Дидтауна, и Синий кристалл способен полностью обеспечить этот мир необходимой энергией. Но это не снимало с нас задачи взаимодействия с другими мирами. Запасы магического сырья Окраины, сколь бы велики они ни были, не безграничны. Чтобы жить, Дидтаун должен был производить какой-либо продукт, востребованный в других мирах и экспортировать его. Открытой проблемой был и импорт. Дидтауну столько всего не хватало. Ведь по замыслу создания, он был очень бедным миром. Нужно было разнообразить флору, формировать продуманную фауну. От одной мысли о том, сколько надо всего сделать, руки могли опуститься.
  А, еще в Дидтауне было катастрофически мало женщин. И как следствие на весь мир один ребенок, я имею в виду Энвера. В общем, проблемы, проблемы и несть им числа.
  А, я, все никак не мог наладить взаимоотношения с Окраиной. Она была крайне пассивна и при этом, умудрялась, как то очень уж хитро саботировать все мои начинания, не вступая в открытый конфликт. Голова, откровенно шла кругом, и ничего путного в нее не приходило.
  Вдобавок, как на беду, я заскучал по Академии. Казалось бы, с чего вдруг, но вот надо же, заскучал и все. Все чаще я стал предаваться размышлениям, как я называл свои, все учащающиеся минуты, когда я ничего не делал.
  Просто сидел на кровати в своей комнате и пытался о чем-то думать. Но, вот именно думать у меня как раз и не получалось. Разрозненные обрывки мыслей метались в моей голове, сменяя друг друга и увеличивая сумбур, царящий в ней. К тому же, я вообще человек очень мнительный, а тут мне начало казаться, что я бестолково пытаясь что-то делать, просто, как бы это точнее сказать, да вот, просто путаюсь под ногами. Очень точное описание моего состояния. Я несколько раз ловил на себе пристальный и какой-то тревожный взгляд Валенды. Но всякий раз, когда я его замечал, Валенда спешно отводила взгляд и акцентировала на чем-то другом свое внимание. Впрочем, ей то, как раз было не до безделья. Трудилась, как пчелка.
  Из позитивного можно было отметить лишь первые попытки благоустройства Трущоб. Не знаю, кто уж там стал инициатором, Сандер, скорее всего, больше и некому, но я своими глазами видел, как небольшая группа, человек из пятнадцати, засыпала ямы мелким строительным мусором. Остальные впрочем, с ленивым любопытством наблюдали за этим необычным делом.
  Эта картина, непонятно каким образом, напомнила мне об Академии. Меня вновь потянула к себе, почти забытая тишина ее библиотек, Приглушенный гомон аудиторий, шумно-радостное окончание занятий. Это разрывало меня. Притом, что сердце мое целиком и полностью принадлежало Дидтауну, но оно, странным каким-то образом, точно в такой ж степени принадлежало и Академии. Даже, не представляю, чем бы все это кончилось. Если бы не Валенда.
  В тот день, точнее в то утро, я сидел на кровати, погрузившись в свои бесплодные размышления. Это стало, к сожалению, почти постоянным моим состоянием. Валенда вошла и молча села рядом. Потом, обняла меня за плечи, чего никогда раньше не делала, и крепко прижала к себе.
  - Покидаешь нас Виго? - просто спросила она.
  - Да, ни за что. - Я чуть не задохнулся от возмущения.
  - Не обманывай себя сынок. - Такой материнской теплоты никогда ранее не исходило от Валенды, все-таки, человек она очень сдержанный.
  - Ты думаешь, я не понимаю. Что с тобой творится. - Продолжила она тихим, и каким-то очень нежным голосом. - Ты очень много сделал для нас, Виго. Без преувеличения можно сказать, что ты спас наш мир. Но у тебя есть еще и своя жизнь, от которой ты не должен вот так вот, глупо убегать. Жизнь, это не только дар, это еще и долг. Здесь, свой долг перед жизнью, ты выполнил сполна.
  - Да, конечно, у нас тут еще много проблем и дел. Но это наши проблемы, кроме нас решать их не кому. И мы решим их, впрочем, думаю, ты в этом и не сомневаешься. - Валенда продолжала говорить все тем же тихим голосом. - Здесь ты нам, кстати, не слишком большой помощник, но дело даже не в этом. Тебе просто пора возвращаться, Виго. Просто, пришло время.
  - И вот еще, что. У меня к тебе, моя личная просьба. - Лицо Валенды сделалось очень грустным. - Не устраивай, пожалуйста, никаких проводов, мне и так очень больно. Я не знаю, как ты это делаешь, но исчезай. Прямо сейчас. Только не вздумай ничего, говорить. Просто исчезай. Она уже не скрывала слез. Ну, как я мог ее ослушаться
  Чего уж тут скрывать. Я просто разревелся, и вот так, вот сквозь слезы и сотворил заклинание телепортации. В этот момент я еще надеялся, что оно не сработает. Так, нет же, сработало, как миленькое. А в последний момент, уже теряя связь с Дидтауном, я услышал тихий шепот Валенды. - Ты еще вернешься, сынок, непременно вернешься
  
  Вот, так, с невысохшими еще слезами на глазах, я и телепортировался прямехонько в кабинет Аммониуса.
  - Вернулся. - констатировал он этот несомненный факт, оторвавшись от раскрытой перед ним книги. - А, я вообще-то, ждал тебя еще вчера.
  
  Эпилог
  
  Студенческие будни, это само по себе, нелегкое дело. В Академии, на Магическом факультете, они нелегки вдвойне. В моей ситуации, учитывая, что я полностью пропустил первый семестр и вдобавок, начало второго, учеба вообще превратилась в какую-то изощренную каторгу. Не буду уверять, что я не ел и не спал, наоборот, признаюсь, что с удовольствием делал и то, и другое. Но, нагрузка и без того, труднопреодолимая, для меня возросла вдвойне. Короче с тематическим планом я не справился, и как результат, получил вторую подряд, каникулярную практику. Потом был очень напряженный третий курс, связанный с кардинальным изменением календарного плана. И, как итог, лишь спустя полтора года, я получил, наконец, у Аммониуса разрешение, телепортироваться в Дидтаун.
  Почему-то, в результате перемещения, я оказался наверху мнгоэтажки, точно так же, как в тот в первый раз. Против всякого ожидания, здесь ничего не изменилось. Вот этот коридор, из которого пришлепал тогда маленький Энвер, а, вот тут я сидел, прислонившись к стене, ожидая истечения времени зачета. Несколько разочарованный, я подошел к краю многоэтажки, и ахнул. Дидтауна внизу не было. Того Дидтауна, который я знал. Вместо, развалин и безобразных куч строительного мусора вымощенные, каким-то желтым камнем улицы с выполненными в едином ансамбле, трех и двухэтажными домами. Некоторые, из которых имели явные признаки административного характера.
  - Вот это развернулись. - выдохнул я, но желания срочно осмотреть новостройки не было. Я не сомневался, в том, куда мне нужно в первую очередь, это крепость Валенды. Все остальное подождет. Желая преподнести сюрприз, я привычно сотворил заклинание невидимости, и над всем Дидтауном полетел в крепость, не особо даже вглядываясь в происшедшие изменения. Уже в коридоре, вернув себе обычный вид, я с улыбкой расплывшейся на все лицо, открыл дверь кабинета. Как улыбка соскользнула с лица, я не заметил, но то, теперь ее там точно не было, я ощутил сразу. Потому, что кабинет был пуст. Неужели, что-то случилось, я бессильно опустился на стул. К счастью в этот момент дверь кабинета снова открылась, и открыла ее сама Валенда. Я облегченно вздохнул, а вот Валенда тихо ойкнула и стала медленно сползать на пол. Конечно же, я успел подхватить ее.
  - Виго, негодник. Ты, наверное, окончательно решил меня доканать, неужели нельзя было предупредить? - Валенда и плакала и улыбалась сквозь слезы. - Надолго хоть?
  - На все каникулы, радостно сообщил я.
  - Проголодался, наверное? - Валенда так и не сводила с меня радостного взгляда. И все это было так по-домашнему. Подумать только. Это, я, никогда не знавший собственного дома, я оболтус Виго. Именно, я вернулся домой, к себе домой. А эта, с любовью смотрящая на меня женщина была для меня тем, кем для всех остальных, является родная мать.
  Это был самый важный момент для меня. Конечно же, я ужасно рад был и встрече с Престо, и с семейством Сандеров. Сам Сандер кстати стал большой шишкой, его выбрали мэром, и выглядеть он стал соответственно. Еще бы, положение обязывает. Лукас стал шерифом, а Фрэнк соответственно его помощником.
  - Поначалу работы было невпроворот. - Пожаловался мне Лукас. - Зато теперь все тихо, вот видишь, сижу тут, бездельничаю. Эркюль теперь заведует школой единоборств. И просто мечтает заключить контракт с каким-нибудь из миров, на подготовку соответствующих специалистов. Просил и меня, чтобы я пролоббировал его в Академии.
  - Качество подготовки гарантируем. - Уверял он меня. - Если хочешь, можешь сам проверить.
  Ну, уж нет, я в самоубийцы не записывался.
  Близнецы, кстати завели настоящее ранчо. У них там теперь целых две лошади и дюжина коров. Это не считая их не слишком скромных амбиций на расширение бизнеса.
  Инга, кстати, стала Главным архитектором и одновременно Верховным прорабом нового Дидтауна. Ее деятельность я уже успел достойно оценить с высоты многоэтажки.
  - А многоэтажку, по-видимому, решили сохранить как реликвию, спросил я ее при встрече.
  - Какое там. - Инга, как-то обреченно махнула рукой. - Просто руки пока не доходят.
  А, вот, Ифигения вышла замуж за Евклида. Я очень рад за нее. Тем более, что судя по ее внешнему виду, нет никаких сомнений, что Энвер, в самом скором времени перестанет быть единственным малышом в Дидтауне.
  Ну, вот, вроде бы всех упомянул. Ах, да еще Карлайт. Карлайт ушел в серую пыль. Совсем ушел. По крайней мере, в Дидтауне его больше не было. Зато многие, кто вновь стал заходить в пределы Окраины, уверяли, что видели издалека его мощную белоснежную фигуру, в задумчивости бредущую по серой пустыне. Валенда говорит, что Карлайт счастлив там. Наверное, она права.
  Вот, пожалуй, и все. Многое, очень многое изменилось. Нет больше того неустроенного и жестокого Дидтауна, который, я тем не менее смог так полюбить. Но этот, новый Дидтаун, я люблю еще больше. Потому, что здесь теперь мой дом, в который я всегда могу вернуться.
  А еще есть, женщина, лучшая в мире, которая обязательно выйдет проводить меня в путь, и которая скажет. - Возвращайся сынок, а главное береги себя.
  А, я скажу. - Да, ну что ты мам, я ведь уже не ребенок.
  А потом услышу, чуть слышно сказанное вслед. - Еще какой, ребенок.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"