Ophidian: другие произведения.

Инь-Ян2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.33*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    45-78.

  45.
  Макс не звонил. Снова начали закрадываться мысли о том, что он потерял интерес. Ну в самом деле, зачем такому, как он - такая, как я?
  Звонить ему сама я, конечно, не собираюсь. И не из-за дурацких предубежений о том, что девушка не должна звонить первая. Просто если я ему не нужна - навязываться не буду. У меня тоже гордость есть.
  В любом случае, моим друзьям он не понравился. Очевидно же.
  Вот и когда мы в очередной раз решили собраться вместе, Гульшат меня строго предупредила: только свои. 'Без Макса' прозвучало настолько явно, что не понять невозможно.
  Это понятно - в нашу компанию он не вписывался. Я его и в первый раз не звала. А сегодня собирались не у меня - папа дома, - а на лавочке в соседнем дворе. У всех из нас семья, родители дома.
  Впрочем, не всем казалась очевидным неуместность гламурных молодых людей на вечеринках металлистов. Фидан сразу поинтересовался:
  - Зойка, а где твой?
  - Работает, - недовольно ответила я. Формулировка мне не понравилась. Какой ещё 'мой'?
  - Жаль.
  Феде-то что?
  - Договорились же - только свои, - недовольно напомнила я.
  - Ну Макс же вроде... уже как бы свой, - ехидно подмигнул он.
  Стоп.
  - Ахмет, ты?..
  - Я ничего не говорил, - невозмутимо отозвался тот. - А вот ты сейчас спалилась.
  - Та-ак! - Лиля подобралась. - А теперь рассказывайте! Что такое случилось?
  - Ничего, - недовольно нахмурилась я. Теперь не отвяжутся. - Вообще ничего такого. Я уж не знаю, какие выводы вы сделали и на основании чего...
  - Просто этот Макс Зойку зажимал в коридоре, - лениво пояснил Ахмет.
  Ну правильно, трудно ожидать от него, что он будет выкручиваться, выдумывать всякое и прикрывать меня. Слишком ленив.
  - Так, мы либо закрываем тему, либо я ухожу домой.
  - Зой, да чего ты? - удивилась Гульшат. - Мы же просто спросили. Что за тайны?
  - Это моя личная жизнь!
  - И что здесь секретного, что нельзя рассказать друзьям? Всё-всё, хочешь - молчим. Где Ник, кто-нибудь знает?
  - Они подходят, - сказал Ванёк, раздавая пиво в пакетах.
  - Кто они? Он с кем? - насторожилась Гульшат. - С Машей? Вань, он с ней? Да? Мы же договаривались!
  - Ладно вам! - пожал плечами тот. - Она и Зойкин Макс - две большие разницы. Маша-то хоть из наших.
  - Да что такого-то? - не понял Федя. - Чем тебе Маша помешала? А если я девушку заведу, мне тоже нельзя будет её на посиделки привести? Или на Ника особенные планы? И на Зою, - он лукаво подмигнул и нагло захохотал.
  Получил кулак в солнечное сплетение, но не замолчал.
  - Глупости говоришь! - хором возмутились Лиля и Гульшат. И осеклись - подошёл Ник.
  С Машей.
  Он жестом подвинул Вову, посадил девушку на скамейку и устроился рядом на низеньком ограждении.
  Но та встала, что-то сказала ему тихо и подошла ко мне.
  - Зоя, - прошептала она на ухо. - Можно я к тебе в туалет схожу?
  Нормальная практика - мы ж не парни, отвернулись к кустикам и давай!
  - Пошли.
  Я повела её через двор домой.
  
  46.
  Мы отошли подальше - и Маша сказала:
  - Знаешь, я ведь обманула тебя, можно так сказать.
  - М-м? - мы не общались вообще, как она меня обманула?
  - Мне не в туалет нужно. Я просто хотела... С тобой поговорить.
  Я пожала плечами, но не остановилась. До подъезда надо было дойти, чтобы не палиться.
  - Зой, сведи меня со своим парнем, - неожиданно попросила, и тут же уточнила:
  - На профессиональном поприще. Я понимаю, что прошу тебя об огромной услуге - практически незнакомого человека, и ты имеешь право просить что хочешь взамен. Я уверена, что могу что-то сделать для тебя.
  - Э... а почему бы тебе просто не записаться к нему в салон? - в чём вообще проблема, я не поняла.
  Мы зашли в подъезд и поднялись на площадку между этажами. Маша брезгливо осмотрела подоконник и облокотилась.
  - Регулярно принимает он только постоянных клиенток. Девушке с улицы удаётся попасть к нему хорошо, если раз в две недели! А мне нужно гораздо чаще.
  - Эм... так что мешает тебе стать постоянной?
  - Время, Зой! Мне надо - сейчас! И ты сейчас скажешь, что Резницкий - не единственный визажист Уфы, и не самый лучший... Но он мужчина! Только мужчина эффективно подберёт образ, который понравится другим мужчинам. А кого-то уровня Сердара Камбарова я просто не потяну. По деньгам. Да даже Резницкий мне не очень-то по карману, я раньше и не планировала...
  - А что изменилось?
  И кто этот Сердар Камбаров? Сердар - так звали героя романа Луи Жаколио. И всё, больше никаких ассоциаций это имя не вызывает.
  Наверное, какой-то визажист. И, видимо, покруче Макса.
  Кольнула мгновенная ревность от осознания того, что какой-то хрен может быть круче Макса... Отругала себя мысленно. Мне-то что?
  - Ник! Мгновенное очарование начинает проходить, и он... немного меняется. Немного, и это ничего страшного, парень и не должен оставаться принцем на арабском скакуне из романтической первой встречи... Но я боюсь! Ведь я и сама для него перестаю быть той принцессой!
  Вот это да! Эта стервозная Маша тоже втюрилась в нашего Ника? Поэтому везде таскает его с собой... И сама таскается с ним.
  Вот это оборот! А ведь казалась капризной избалованной девочкой...
  Такой, возможно, и осталась. Но к Нику неравнодушна - и это ей в огромный плюс.
  - И ты хочешь поправить дело тупо макияжем?! Может быть, тебе лучше прекратить капризничать и дёргать его по ерунде? Извини, конечно, я не хочу тебя обидеть...
  Она рассмеялась:
  - Не-е... Ты ничего не понимаешь! Выполнять капризы - это же парень чувствует себя рыцарем, который добывает дракона для своей принцессы! Он должен непрерывно подтверждать свою мужественность, завоёвывая девушку! Лёгкая добыча годится на пару раз переспать и разок друзьям похвастать. Тебе, кстати, тоже советую - не давай своему парню расслабляться.
  - В любом случае, Ник не клюёт на внешность. Его интересует в первую очередь внутреннее содержание, - твёрдо заявила я, сама при этом не веря.
  А Маша рассмеялась:
  - Ты совсем ничего не понимаешь! Прости и ты меня, но если бы Ника интересовала душа, а не внешность, он бы был с тобой, а не со мной. Все уши прожужжал, какая ты замечательная, добрая и хорошая, бесит уже! Ничего личного, просто кому понравится, что её парень говорит о другой девушке.
  'Зой, она такая красивая! Я таких ещё не встречал!'
  Очень похоже, что она права.
  - Маш, я тебя, конечно, понимаю. Но не могу же дружить с тобой против Ника! - Она попыталась что-то сказать, но я не дала:
  - Подожди! Я обещаю, что если Нику с тобой будет лучше, я помогу. Но не обмануть, не сделать того, чего нет, а показать то, что есть. Если через, к примеру, месяц, вы всё ещё не разбежитесь, я поговорю с Максом. Если мы тоже не разбежимся. Большего не обещаю.
  Она вздохнула.
  - Ладно. Что я тебе буду должна?
  - В смысле?
  - За услугу - услугу. Я не пытаюсь съехать.
  - Ай, потом договоримся! - отмахнулась я. - Ты в туалет пойдёшь на самом деле?
  - Да, если можно.
  
  47.
  Я весь вечер просидела мрачная. В конце концов Ванёк сделал неверный вывод и разрешил звать Макса на следующие посиделки.
  Пиво вечером на скамейке во дворе? Вряд ли он придёт в восторг, подумала я, но промолчала.
  Подрезанные прядки теперь обрамляли лицо. Они никак не хотели убираться в причёску и ужасно мешали - особенно первое время. Спасает только то, что мне так и правда идёт.
  Волосы теперь почему-то легче расчёсывались и лучше лежали. Но в остальном - ничего не изменилось. Максим ворчал насчёт чёрных точек и жирной Т-зоны. Раньше я просто пропускала всё это мимо ушей.
  Украдкой я поглядывала на Машу, которая льнула к Нику, на Лилю с тонокой золотистой полоской на безымянном пальце. И сравнивала с Гульшат. С её короткими лохматыми волосами, писингом в губе, некрашеным лицом, чернёными обрезанными ногтями. А ведь она имела проблем в личной области всё равно меньше, чем я.
  Утром в универе оказалось - вдруг! - что практически все девушки имеют хотя бы цветной маникюр и выщипанные брови.
  Пока у меня это тоже было - благодаря Максу.
  А вот ненакрашенными губами щеголяла практически я одна.
  Сразу захотелось их помазать хотя бы гигиенической помадой - хоть для блеска.
  Принципиально подавила в себе этот порыв. Я нонкомформистка, я против системы!
  Правда, на кой ляд мне это надо?
  
  48.
  Домой я пришла с твёрдым намерением купить себе хотя бы тушь. Хотя бы на пробу. Неужели сама не смогу ничего сделать?
  И наткнулась на сюрприз.
  Им оказался Макс. Он сидел на кухне и пил с папой чай.
  - Будешь кушать? - предложил отец.
  - Нет, - ответила было я, легко поморщившись, но Макс перебил:
  - Будет, конечно! Зой, ты же хотела избавиться от угрей?
  Я вспыхнула. Ну не при папе же!
  - Как будто это поможет...
  - Совсем - нет. Они пройдут лет в двадцать с хвостиком. У самого была проблема. А в салон с таким багажом нельзя приходить. Чистки, тоналка, всё такое... Девушке столько процедур бы ни за что не рекомендовал, от этого гарантированно постареешь раньше времени. Лучше перетерпеть. Но кое-то можно поправить, если хорошо и вовремя кушать.
  - Овсянку? - съязвила я.
  - Желательно. - Увидев, как я скривилась, предложил:
  - Ну вари её с мясом!
  - У нас суп, - папа принялся наливать мне. - Мы уже поели, кушай, дочь.
  Он тактично ушёл в зал и включил телевизор, а я уселась над тарелкой и спросила:
  - Макс, что тебе во мне нравится?
  - Ничего, - непринуждённо ответил он. - Ты неженственная, грубая, материшься... Ты меня раздражаешь.
  - Я тебя прибью сейчас, - пообещала мрачно.
  - Ну вот, ещё и дерёшься.
  Он не выдержал и отпустил смешок:
  - Зой, не приставай ко мне с этим. Я не могу отделаться общими фразами типа: 'Ты невероятно красивая', 'Мне с тобой легко' и 'Ты не такая, как все, не поверхностная'. Это будет фальшь, и тебе она не нужна. Красота делается любой девушке, так? Причём какая угодно...
  - А жирной стокилограммовой?
  - Пф! Я делал визаж на конкурсе по танцу живота. Там половина немелкие. Сто килограмм - нормальный вес. Получаются такие красавицы - загляденье. Огромные глаза, нарощенные ресницы, пушапы, сетки-стрейч на талии, акцент на бёдра...
  Я хлопнула ресницами. Половину всего, что он сказал, я не поняла.
  - Ткани держат телеса? А у меня так можно?
  - Если телеса более, чем наполовину чистые мышцы, их и держать особо не надо. А у тебя-то откуда комплексы по поводу форм? Какую свою часть тела ты считаешь полноватой?
  - Жопу!
  - Мы заменим это слово на 'попу', - с уже не мягким укором сказал Макс. - Это - во-первых. Во-вторых, пусть остаётся. Смотрится очень аппетитно.
  - Тебе нравятся толстые? - не знаю, радоваться этому, или наоборот? С одной стороны - отлично, можно жрать! С другой - а я для него достаточно толстая?
  - Мне иногда хочется тебе врезать. Хорошо, что ты можешь дать сдачи, скоро меня будет останавливать только это. Мне нравятся красивые! Я встречался с совершенно разными девушками. Каждая красива по-своему. И у каждой есть недостатки.
  - И ты с ними мирился? - я чуть оживилась было... Но Макс стушевался:
  - По-разному. Ну, я вообще не любитель долгих отношений. Ну, не вообще, а часто... Короче, прекрати комплексовать. Просто начинай следить за собой, и всё. У меня для тебя, кстати, кое-что есть. Ты поела? Пошли.
  Я мрачно встала и пошла в комнату. Надо попросить его помочь выбрать тушь. В конце концов - просто крашеные ресницы, ничего такого. Я всё равно буду тру.
  49.
  В комнате Макс вручил мне пакетик:
  - Померяй.
  - Что? - даже растерялась, но он кивнул на пакетик.
  Внутри оказалась куча чёрной ткани.
  Первый клок, выдернутый из пакета, светил портретом жуткого монстра и надписью Children of Bodom.
  На втором монстр был слегка из египетской мифологии и подписан как Nile.
  - Эй! Тебе же не нравились мои футболки!
  - Померяй, и ты поймёшь в чём разница.
  Футболка действительно сильно отличалась от моей обычной одежды. Фасоном. Она обтянула меня, почти как узор на коже.
  - Ой! В ней тесно!
  - Не преувеличивай. Она не совсем облегает, просто ты не привыкла.
  - Где ты их взял?
  - Заказал. Есть конторки, которые делают принт. Списался с Айратом Вконтакте, он мне помог выбрать рисунки и логотипы.
  Я не удержалась от искушения и разобрала остальные. Четыре, обе чёрные, выдержанные в нужном стиле - и все разные. Разные рукава, длина, вырез...
  - А размер? Как ты угадал с размерами? Они прямо вообще...
  - Я же знаю твой размер. И помню наощупь. А что-нибудь из рок-атрибутики у тебя есть? Аксессуары?
  Я молча выдвинула ящик стола, и у Макса округлились глаза.
  - Солидно.
  Он некоторое время оглядывал ассортимент, потом вытащил ошейник с заклёпками и такой же браслет.
  - Интересно! Ты носишь их?
  - Конечно.
  А зачем бы они там валялись?
  - Одень-ка. Давай помогу.
  - Я сама, - зачем ещё? Я что, ошейник не смогу застегнуть?
  - Надо, - он нахмурился и отдёрнул руку с украшениями. Отдал браслет, зашёл сзади и застегнул кожаную полоску.
  Аккуратно и быстро отцепил заколку и разбросал волосы по спине.
  Я даже возмутиться не успела.
  - Во-от! - Макс отошёл на два шага и оглядел меня. - Теперь очень сексуально.
  На губах его застыла лукавая улыбка, но взгляд затуманился. Очень понятно, что он думает!
  - Если это опять твои извращенческие фантазии...
  - То что? Ты меня отшлёпаешь?
  Я мгновенно вскипела, сам собой получился захват и бросок... Только в последний момент остатков сознательности хватило, чтобы скорректировать курс полёта с пола на диван.
  Та-ак! Я снова перегнула палку? На этот раз не может не быть последствий.
  Но Макс тихо рассмеялся:
  - Если ты хотела меня успокоить, ты выбрала неверный способ. - Он приподнялся на локтях. - Зая, если хочешь бросать меня на диван, я требую, чтобы ты легла рядом.
  Как он меня назвал?
  - Я надеюсь, это была оговорка?
  - Где? - он вздёрнул бровь.
  Значит оговорка.
  - Не беси меня! Я - не одна из тех девочек, которые по первому зову бросаются греть тебе постель! Понимаю, тебе и правда нравятся разные! Собираешь коллекцию? Для полного счастья решил что-то необычное попробовать?
  - Что?
  Он сел и подался вперёд:
  - Зой, ты чего вдруг? Слушай, а месячные у тебя когда?
  Сначала вопрос меня озадачил. Потом...
  Потом выбесил ещё больше. Рядом висела груша, и умом я понимала, что надо воспользоваться ей. Но бить грушу не хотелось, хотелось бить Макса.
  - Когда у тебя месячные должны начаться? Скажи, пожалуйста, - спокойно спросил он.
  Я даже опешила. И ответила растерянно:
  - Двадцать четвёртого...
  - А.
  И тут вроде бы меня осенило:
  - Так ты ещё на что-то рассчитывал?! - Сдерживаюсь уже с трудом - и только потому, что боюсь покалечить. - Убирайся! Сейчас же! Не хочу тебя видеть!
  Макс ничего не сказал. Молча, даже равнодушно как-то поднялся с дивана и вышел.
  В коридоре он сказал только 'До свиданья' - видимо папе.
  И хлопнула дверь.
  А я не смогла сдержать слёз.
  
  50.
  Хватило меня только чтобы запереть дверь.
  Я скорчилась на диване, свернувшись калачиком. Было безумно жаль себя, Макса, всю жизнь, которая подчинена глупейшим условностям и ложным ценностям. Бездна отчаяния только росла по мере осознания того, что я только что сделала.
  Сама виновата во всём - зачем вообще с ним связалась? Он из другого мира, в который мне не попасть - да я и не стремлюсь. Мы могли тихо разойтись в разные стороны... А вместо этого что-то происходит, что-то выматывающее, нисколько не романтичное, и оно не оставит грустных и светлых воспоминаний, только мучительные и постыдные моменты будут рвать душу, снова и снова всплывая из глубин сознания, отравляя всё, что будет после...
  Чёрное отчаяние полностью захватило меня.
  
  51.
  Следующие дни я избегала всех. Папу, который пару раз пытался меня поймать, друзей, которым пришлось гулять пока без меня, даже одногруппников. Последних - труднее всего, потому что надо было ходить на пары, а на лабораторных даже - работать в бригаде. К счастью, я делала большую часть работы - сбор схемы, измерения, опыты. Поэтому вполне могла попросить молчать и не докапываться.
  Впрочем, всё равно удостоилась нескольких 'Зой, что с тобой?'
  К счастью, кого-то хватило и на классическое 'Да отстань ты от неё!'
  Друзья звонили несколько раз. Вероятно, собирались репетировать и хотели, чтобы я настроила оборудование.
  Ничего страшного, один разок Гульшат с Вовой настроят. Трубку я не брала, на СМС-ки не отвечала.
  Пока не позвонил Макс.
  Признаюсь, сигнала три я пропустила, глядя испуганно на телефон и соображая, что делать.
  Досоображала до того, что он сейчас отключится, и придётся перезванивать.
  А я не смогу.
  - Да? - насколько возможно ровным голосом сказала я.
  - Привет.
  Весело и непринуждённо.
  В смысле?
  - П-привет, - как я не старалась, получилась небольшая заминка.
  - Зой, что делаешь завтра вечером?
  - То есть?
  И что? Это всё? Или он хочет поговорить? А почему голос такой весёлый?
  - А что? Ты хочешь поговорить?
  - О чём? - удивился он.
  - О том, что произошло.
  - Произошло?
  - Когда... мы в последний раз виделись.
  - А что такого произошло? Зой, ты же не думаешь, что мы должны обсуждать каждый твой ПМС?
  - Что?! - Я начала заводиться. На что он намекает?
  - У тебя было плохое настроение из-за месячных. Я просто не хотел попадать под горячую руку.
  - Так ты испугался?!
  - Зайка, я где работаю?
  - Как ты сказал?!
  - Я оговорился, - сразу ответил он. - Ты в курсе, что у женщин, работающих вместе, синхронизируются месячные?
  Прозвучало слишком неожииданно для меня.
  - Ты что, веришь в такую чушь? А ещё в Зодиак и телегонию?
  - Что? Причём тут телегония? Зой, ну ты сравнила, я не знаю!
  - Хрен с пальцем? Ой, извини, - спохватилась.
  Уверена, почти почувствовала - укоризненный тяжёлый взгляд.
  - Это реальность. Не знаю почему, но у основной массы постоянных наших сотрудниц месячные проходят в течение недели. Солнышко, я переживаю армагеддон локального масштаба каждый месяц, а тут всего одна девушка с закидонами. Пусть даже она и дерётся.
  - Макс! - разозлилась я. - Давай договоримся! Никаких 'солнышек', 'заек' и прочих 'деток' не будет! Оставь их для своих дам из салона.
  - А к тебе буду обращаться 'Эй, ты!'
  - А имя запомнить не получится?
  - Договорились! - согласился он. Так легко! Нет, не бывает.
  - Так пойдёшь завтра со мной вечером?
  - Куда?
  - На день рождения. Катя арендовала кафе и приглашает.
  - Со мной?
  Эта Катя меня даже не видела. И позволяет Максу привести меня просто так?
  - Приходить можно парами. И я бы очень хотел, чтобы теперь ты со мной пошла.
  - Зачем? - ляпнула я.
  Молчание.
  - Зоя.
  Вздох.
  - Зачем можно взять с собой девушку на день рождения коллеги? Я хочу, чтобы ты была со мной.
  - А без меня никак?
  Звук такой, будто он втягивает воздух сквозь зубы.
  - Знаешь, как до этого проходили подобные вечеринки? Ко мне подсаживалась какая-нибудь свободная девушка, с вечера мы уезжали к ней или куда-нибудь переночевать без свидетелей. Хоть на съёмную. С утра порознь ехали на работу. Знаешь, они все хитрые, самоуверенные, энергичные и свободные женщины. Как правило, не торопятся замуж, по крайней мере, за меня. Как раз на раз, 'без обязательств'. Почему бы нет?
  - То есть, ты хочешь сказать, что если пойдёшь без меня, обязательно кого-нибудь склеишь?
  - Зой, не передёргивай мои слова. Этот вечер просто должен пройти для меня немного в другом формате. Да и думаешь, кто-то будет уважать моё решение, если я скажу, что уже занят? Раньше я не задумывался над такими вещами.
  Меня это всё выбешивало.
  - Макс, бросай это дело. Ты всё время пытаешься изобразить себя этаким бабником, от которого все девушки текут! Меня это не привлекает, а как раз наоборот. Кобелей не люблю и не уважаю.
  Молчание. Долгое.
  И я молчу.
  - Зоя.
  И снова тихо. Потом вздох, почти судорожный.
  - Каждая твоя грубость не просто режет слух. Меня просто передёргивает, как будто змею увидел. Я тебе вообще ничего не говорил ни о бывших девушках, ни о предыдущих отношениях, и вижу, что правильно избегал этой темы. Я не просто не понимаю, как себя с тобой вести... Упорно складывается впечатление, что ты милая и ласковая, когда тебе что-то от меня нужно. А когда я не нужен - начинаешь цепляться к словам и грубить, чтобы от меня избавиться. Мне просто хотелось сходить со своей девушкой на праздник... но ты на эту роль не подходишь, вижу. Постоянно напрягаться, не зная, что ты ещё выкинешь? Самое главное, я и остановить-то тебя не смогу, и не уверен, что получится, если что, сгладить ситуацию. Понимаю, что неформалы - это нечто более глубинное, чем одежда и музыка. Вы - люди без тормозов в области морали и этики, без каких-либо рамок и ограничений. Ты, наверное, права, и тебе не место в обычном обществе. Извини, что позвонил. Пока.
  
  52.
  Бывает, я медленно реагирую. Вот и сейчас, он отключился, пока я пыталась переварить хотя бы половину сказанного.
  И по мере осознания медленно закипаю.
  Значит, мы, неформалы - такие ужасные, а эти гламурные твари - белые и пушистые? И особенно тот, кто обслуживает индустрию превращения нормальной девушки в монстра из силикона и акрила!
  Не просто стало обидно. Я буквально взбесилась.
  Нет, постой! Думаешь - сказал и всё? Хочешь легко отделаться?
  Трубку он, видите ли, бросил!
  Я набираю его снова, и пусть только попробует не взять!
  За несколько секунд передумала массу всего, что скажу.
  Но вызов окончился короткими гудками.
  Сволочь! С кем он там треплется так сразу?! Между делом - какой-нибудь клиентке? 'Я внезапно освободился, не хочешь подойти постричься? - Ой, да не, у меня ещё волосы не отросли... - Ну смотри, я ведь потом могу и не найти времени! - А, нет, я передумала, мне и лысина очень идёт!'
  Я всё ещё злая.
  Продолжаю набирать его.
  Это глупо. Знаю. Да.
  Но раз за разом нажимаю кнопку с зелёным символом трубки. Уже, может быть, и из принципа.
  Несколько коротких гудков. И всё.
  Внезапно звонок проходит - но и запал у меня уже тоже проходит. Просто забыла, что хотела сказать.
  - Кому это ты там сразу звонишь? - Скорее, чтобы собраться с мыслями, нежели опять наехать.
  Он что-то промычал невнятное, и как-то растерянно ответил:
  - Тебе...
  И ещё менее уверенно:
  - Но ты тоже кому-то звонишь.
  - А я - тебе.
  Молчание.
  Что я там хотела сказать?
  Он меня опережает. Хотя нисколько не торопится, словно выдавливая слова.
  - Зой... Прости.
  - А?
  - Прости меня. Я не могу держать себя в руках рядом с тобой. Ты ведёшь себя непонятно... Для меня. Как только я начинаю что-то соображать - ты сразу выкидываешь что-то... этакое. Эта непредсказуемость действует на нервы, невозможность вообще что-то спланировать, что-то придумать... Тебе же может не понравиться всё что угодно. И ещё - необходимость тебе что-то доказывать. Я понимаю, я плохо выдерживаю конкуренцию. Это тоже.. ну, не прибавляет радости. Зой, я не буду навязываться. Давай ты скажешь сразу - если нет - значит, нет. Переживу. Не я первый, не я последний. Лучше так, чем...
  Он замолк. Теперь мне можно вставить слово.
  Что я там хотела сказать?
  Не-е-е... Теперь это совсем не подходит.
  Ну и что? Мне разрыдаться? Сказать, что я такая плохая и конечно же так не думаю?
  Вот лучше бы он не говорил всего этого... Хотя бы последнего. Даже его грубость можно как-то простить... Но я ненавижу нытьё, которое прозвали тонкой душевной организацией.
  Ну его на хрен! Вот ещё на этом заморачиваться не хватало.
  Я уже как-то отошла, и осталось только недовольство и раздражение.
  - Макс, отвали с нытьём. Ну ляпнул, и ляпнул. Что теперь, повеситься? Если хочешь, я пойду с тобой. Хочешь, чтобы всё - твоё дело.
  Он снова помолчал.
  - То есть тебя это совершенно не волнует?
  - Мне не нравятся сопли и я не хочу тратить нервы. Они, там, не восстанавливаются. Никакой ванили. Хочешь - я пойду с тобой на этот день рождения. Хочешь - пропаду и больше ты обо мне не услышишь. В общем, сам думай, если тебе обязательно хочется попереживать.
  Даже если он сейчас психанёт - пусть. Я не могу постоянно переживать и следить за каждым своим вздохом. Нет, так нет.
  - Я зайду за тобой завтра.
  М-м... и всё?
  - А... а во сколько мне быть готовой?
  - Ни во сколько. Мы вместе с этим разберёмся. Пока.
  Слишком быстрое 'пока'. Слишком резко положил трубку.
  Я упрямо отложила телефон.
  
  53.
  Я должна была выбросить это всё из головы - всегда так делала. Но что-то постоянно висело на душе тяжким камнем. Дошло даже до того, что я категорически не хотела видеть Макса.
  Отчаянно не хотела.
  Но после занятий дома приняла душ, вымыла голову и оделась.
  Вот голову-то надо было мыть с вечера. Когда Макс пришёл, я её ещё не досушила.
  Одна новых футболок, ошейник с заклёпками и такой же напульсник.
  Буду самой собой в этом карамельном обществе. В конце концов, если бы мой так называемый парень не хотел такого, он бы предупредил... или вообще не стал меня звать.
  Но Макс не возражал. Он с порога оглядел меня и расплылся в улыбке.
  - Умница. Сейчас подкорректируем образ - и будешь самой красивой!
  Такая непринуждённость больно уколола. Ну пусть я не гламурная, но всё-таки девушка!
  - Пожалуйста, не надо шутить по этому поводу, - напряжённо попросила, сдерживаясь, чтобы не вспылить. Снова.
  - Что? Причём тут шутки? На что ты опять хочешь обидеться?
  Вздохнула. Подождала. Успокоилась.
  - Не сравнивай меня с ними. С твоей - и их - точки зрения я не особо красивая, но в нашем обществе...
  - Зой! - перебил он меня. - Какая разница? Ты ведёшь себя так же, как эти самые 'они'. Сама придумала, на что обидеться, сама обиделась. Я просто сказал банальность. Всем девушкам так говорят. И - да, все девушки могут обидеться даже на 'привет!', сделав свои загадочные выводы. Вы все - женский пол - в чём-то обязательно одинаковы.
  - Вчера ты говорил другое! - напомнила я.
  - Я вспылил. Считай, что у меня тоже ПМС. Слишком долго работал в женском коллективе. Пошли, надо наложить макияж.
  - Только не такой, как на тот концерт, на спор, помнишь?
  - Не бойся. Я знаю, как надо. Где твоя светлая комната?
  
  
  54.
  - Губы не крась! - велела я, усевшись на стул. Чуть не забыла.
  Понимающе улыбнулся и начал раскладывать свои кисточки:
  - Откинь голову и закрой глаза.
  Такого ещё не было. Что он хочет?..
  Я почти вздрогнула, когда почувствовала его губы на своих. Судорожный вздох вырвался совершенно неожиданно.
  Веду себя, как в эротическом кино.
  Попыталась собраться, но вместо этого - только ещё один вздох, уже с почти стоном. Я обхватила его плечи, приоткрыла рот, впуская его язык внутрь.
  Но вместо страсти, к которой уже начала привыкать, получила лёгкие, игривые прикосновения, словно тёплый ветерок. Его пальцы в такт губам двигались по лицу, шее, нежно лаская кожу.
  Макс дразнил меня, каждый раз останавливаясь на грани, и осторожные касания пальцев оставляли на грани между расслаблением и возбуждением.
  Мне не нравятся эти игры!
  Я резко встала и рывком притянула его к себе, сильнее впившись в его губы.
  Но он меня отстранил:
  - Какая ты нетерпеливая! Тихо, успокойся. Или... хочешь идти до конца?
  Понятно, до какого конца. И, уверена, если скажу 'да', мы никуда сегодня вечером не пойдём. На двери щеколда, у папы телевизор громкий...
  Я не готова идти до конца... Но просто остановиться и прекратить - тоже не хочется.
  Тихонько села обратно, и Макс снова склонился к моим губам. Его пальцы скользнули вниз по шее, поглаживая кожу, дальше, к глубокому вырезу футболки, за кружевную окантовку бюстгальтера...
  Я замерла в предвкушении...
  - Достаточно на сегодня.
  Перед глазами всё плыло, поэтому я не сразу сообразила, что случилось.
  - Что?
  - Я зашёл слишком далеко. Нам надо заняться... делом.
  Маленькая - но многозначительная - пауза не сбила меня с мысли.
  - Это я зашла слишком далеко, - насмешливо улыбнулась. - Если будешь меня красить - давай уже.
  
  55.
  Кисточки нежно касаются моих щёк и лба, и с мягкими движениями резко констрастирует вопрос:
  - Зоя, твоя мачеха резала вены?
  Я аж дёрнулась, чуть не вскочив:
  - О чём вы говорили с Камиллой, пока меня не было?!
  - Тихо, тихо, не заводись, - он отошёл на безопасное расстояние. - Ни о чём мы не говорили. Я сам догадался. Мы там были одни пару минут. Неужели ты думаешь, что о таких вещах говорят малознакомым людям?
  - Это папа тебе сказал? - блеснула догадка.
  - Зоя! Ты, конечно, не замечаешь, с каким вкусом одета Нелли. Одежда в классическом стиле времён великих модельеров, качественное и неброское серебро - строго минимальный набор. Практически незаметный макияж. И дешёвые браслетики на запястьях.
  - И что? Может, это Камилла подарила?! - с вызовом ответила я.
  Макс вздохнул.
  - Да ты посмотри! На разных руках. Такое если носят, то все на одной. И не под этот стиль. Хотя бы они сидели бы на разном уровне. Но оба на одном и том же месте. Кроме того, такие браслеты модные. И тоже стильные. Но не под этот стиль. Носить их так - совершенная безвкусица. Просто выбраны за то, что сидят плотно, закрывают полностью большой участок кожи. И затянуты куда сильнее, чем надо. Наверняка останутся следы.
  - Это не твоё дело, - чуть не взорвалась я.
  Он отложил кисть и погладил меня по волосам:
  - Знаю.
  Я прикрыла глаза, пытаясь сдержать слёзы. Это совершенно лишнее в процессе наложения макияжа.
  А самое главное - не хочу показывать Максу, что чувствую.
  - Зоя, прости, что расстроил тебя.
  Заметил. Какого хрена он столько замечает?!
  Я закусила губы и всхлипнула.
  И внезапно сказала:
  - Это из-за Камиллы.
  Он молча качнул головой. И промолчал.
  Если бы сказал хоть слово - сочувствия или понимания, всё равно, я бы прибила его на месте, наверное... Но он молчал и глядел в глаза. Просто.
  - Давно, лет пять назад... Мы не понимаем, почему остались шрамы. Эта дура с идиоткой-подругой курили травку в какой-то компании. Не на хате, даже на это ума не хватило! Их и повязали. Ей тогда лет двенадцать было, так что позвонили к нам домой из ментовки.
  - И Нелли взяла трубку? - тихо спросил Макс.
  - Нет, папа. Но, знаешь, он никогда не умел преподносить плохие вести. Нелли поняла, что её дочурку забрали в тогда ещё милицию за наркотики. Папа обещал съездить туда и разобраться. Ей сказал сидеть дома. Позвонил мне, просил срочно приехать.
  Макс медленно кивнул.
  - Нелли чистила картошку в кухне. И, похоже, этим же ножом и резанула.
  - Ты успела вовремя?
  Я покачала головой.
  - Добиралась минут двадцать, или больше даже. Нож был острый, теории Нелли не знает. Резанула поперёк запястий, не под водой даже, просто так. Я когда пришла, уже затягиваться начало. Ну, скорая и все дела. Её в больницу увезли и там привели в себя. Эту дуру папа забрал, так-то ничего такого она не сделала, просто в дурную компанию попала.
  Он помолчал. И неожиданно спросил:
  - А ты-то откуда знаешь, как резать вены?
  - Просто слухи! - чуть испуганно ответила. Из глаз окончательно хлынули слёзы. - Я... не... не стану сама так делать... никогда. И наркотики...
  - Травку курят много кто. По молодости, - попытался успокоить он меня.
  - Нет! Что бы не рассказывали про металлистов, у нас не принято... И мы никогда...
  Я не хотела плакать... но это всегда получается как-то само. Уткнулась Максу в живот, он обнял меня. Ничего не сказал.
  Но весь макияж пришлось накладывать заново.
  
  56.
  До кафе Макс вызвал такси, что случалось довольно редко. Я вообще часто задумывалась о том, что он делает с заработком. Не то, чтобы мне от него что-то надо - просто салон дорогой, специалист он, по слухам, хороший... Если ему еле хватает на жизнь - почему бы не поменять работу? Понимаю, в салоне могут быть драконовские условия, но он же и на дом подработку берёт?
  Впрочем, это никак не моё дело. Я вообще ещё не работаю.
  О чём всё чаще жалею. Курсовые, сделанные одногруппникам на заказ - не подработка. Тем более хорошо получается только часть предметов. А папа платит ипотеку, и она вытягивает все деньги. И ещё три года будет вытягивать. Нелли отлично устроилась! Брали-то ипотеку вместе, а потом она благополучно устранилась, после развода оставив отца одного с драконовскими выплатами. Видите ли, у них с Камиллой есть где жить и так...
  С моей стороны было бы неплохо подрабатывать... Только я особенно ничего не умею. Разве что листовки рекламные разносить. Или - 'Свободная касса!'
  Именно после подобных размышлений я даже боялась спрашивать про подарок. Но Макс показал мне сам - какой-то набор косметики. Уточнять я не стала - всё равно не понимаю в этом ничего.
  Народу в кафе было - жуть! Разве это день рождения? Целый юбилей, или даже свадьба. У меня в аналогичных случаях собирались восемь человек - наша компания. Ну, иногда кто-то ещё бывал - одногруппники, знакомые... Чуть-чуть.
  Здесь же столы были накрыты человек на тридцать-сорок.
  - Это во сколько же может обойтись подобный праздник?! - вырвалось у меня.
  - Она может себе позволить. Это моя коллега из салона. У неё и муж неплохо зарабатывает. Так что не волнуйся, кушай свободно, - добавил он с сарказмом.
  Я хотела ответить тоже что-то едкое, как вдруг в толпе...
  - Тагир! Эй!
  Парень с длинным хвостом завертел головой. Я же быстро направилась к нему, но, прежде чем успела хлопнуть по спине со всей дури, он сам меня увидел:
  - Зойка! Да ты что?! Что ты здесь делаешь?
  - Я с парнем пришла. А ты, между прочем?
  - С каким парнем? С тем педиком, который твоих загримировал?
  Слово 'педик' больно кольнуло почему-то. Хоть я и сама сначала так считала, но теперь...
  Я скрыла мрачность за улыбкой и ответила:
  - Он не педик.
  Тагир стушевался:
  - Извини, знаю, это так... Прости, грубо получилось. Я знаю, что он твой парень.
  - Да откуда ты это взял!?
  Даже и не пойму, какой ярлык меня взбесил больше: педика или моего парня.
  - Ну так вы обжимались в коридоре, - непринуждённо объяснил Тагир. - Что? Всё не так? Ну извини, я вообще не в курсе.
  Ну, Ахмет!
  - Ничего, - процедила сквозь зубы. - Оставим эту тему.
  - Прости, Зой, - чуть испуганно продолжал он. - Я не хотел тебя обидеть.
  - Всё, забыли! - рявкнула я.
  - Пойдём, я тебя со своей девушкой познакомлю, - попытался Тагир наладить контакт, и я мрачно кивнула.
  Яна оказалась загорелой брюнеткой с модной стрижкой и на высоких каблуках. Значит, ему можно с такими встречаться, а меня - будут всем сообществом обсуждать?
  Гламурная девушка Тагира зло оглядела нас двоих и улыбнулась через силу:
  - Здравствуйте, Зоя, я не встречала вас раньше.
  - Я с парнем пришла, - пояснила просто, и напряжение словно развеялось, а улыбка превратилась в искреннюю.
  - Стой! Ты девушка Макса, что ли?
  Откуда информация? Я эту Яну впервые вижу, и никогда о ней даже не слышала.
  - Девчонки про тебя рассказывали. А ты интересная. Сразу видно...
  Она осеклась и посмотрела на Тагира.
  - Это женские дела, не для твоих ушей.
  Но! Если она думала, что наши парни понимают такие намёки - значит, она совсем не представляет, с кем встречается.
  - Ну тогда в другой раз! - жизнерадостно подытожил Тагир. - Пошли, наверное, уже за стол?
  - Приятно с вами познакомиться, - вежливо улыбнулась Яна, и я осталась одна.
  
  57.
  Одна. Кстати.
  Огляделась по сторонам.
  Макс стоял у стены, скрестив руки, и смотрел пристально.
  Я выругалась про себя. Ну конечно, мне тоже нужно было познакомить его с Тагиром. Я просто не сообразила. Нет, дело не в том, что я Макса стесняюсь. И не в том, что остерегаюсь из знакомить после такой нелестной характеристики от Тагира.
  Просто не подумала! Забыла!
  Я вздохнула. Подошла к нему близко.
  - Мой знакомый. Не ожидала его здесь увидеть.
  Макс молчал.
  И смотрел.
  Тяжёлый, пронизывающий взгляд.
  Очень... мужественный и сексуальный взгляд.
  - Слушай, очень надо поговорить. Есть здесь место?..
  Он кивнул - молча - и пошёл к выходу из зала.
  Перед служебным туалетом, в закутке с узким окошком он остановился, развернулся и спросил:
  - Что ты хотела?
  Вместо ответа я обняла Макса за шею, заставив наклонить голову, и поцеловала.
  Сдержанно, насколько могла - но и этого хватило, чтобы тяжёлый взгляд затуманился, а дыхание сбилось.
  Когда я оторвалась от него, он покачал головой, поджав губы.
  - Зоя... хорошо, что я физически не могу тебя прибить!
  И вернул поцелуй, грубо обняв за талию. Уже никакой нежности и лёгкости - только первобытное желание.
  Я доиграюсь так когда-нибудь... Он уже на пределе, и удивительно, что до сих пор ограничивается только поцелуями, практически не претендуя на большее. Другой бы на его месте уже давно умолял... Или угрожал бросить, у каждого свои способы перейти к близким отношениям.
  Сразу оговорюсь, на мне это не работает.
  Если бы Макс, как некоторые другие парни, нудел насчёт постели, я бы давно его уже послала лесом.
  Он оттолкнул меня, так же грубо, как и обнял.
  - Зоя, что ты делаешь? Зачем?
  Очень интересно. Что за 'зачем'?
  - Просто! Хочется мне так!
  Я недоуменно смотрела на него. Может, всё-таки, его отпугивает моя манера целоваться? Он хочет всякие сюси-пуси, а не взасос и яростно?
  Но мне сложно сдерживаться. И уж точно это бы испортило мне удовольствие.
  - Знаешь... Боюсь, на меня повлияло женское общество... - с горькой иронией сказал он. - Но часто возникает мысль, что я тебе для одного нужен.
  Он невесело улыбнулся, словно неудачной шутке. Впрочем, оно и было...
  Я не выдержала:
  - Макс, ну почему мне обязательно нужно всё раскладывать по полочкам? Вот прям надо соблюдать свод правил, шаг вправо, шаг влево... Я просто не могу так.
  - Я тоже самое всё время хочу сказать тебе, - не согласился он.
  - Хорошо, считаем, что сказал. Давай, ты и впредь будешь мне говорить, если что-то не так, а не сразу обижаться?
  - А ты, если что не понравится, просто вмажешь, - приподнял он бровь.
  - Не исключено. Боишься?
  - Только договоримся, по лицу не бьёшь, - пожал он плечами. - И, кроме того, с тебя тоже неплохо бы взять такое же обещание.
  - Отлично! Договорились? - я протянула ему руку. Он непонимающе посмотрел и кивнул:
  - Договорились.
  
  58.
  Это был ад.
  На кой понадобилось идиотские свадебные конкурсы для нетрезвой компании тащить на обычный день рождения?
  А караоке? Ну скажите мне, что это за ерундистика такая? Хочешь петь - пой! Включи музыку и пой. Но нет, надо же 'как настоящие певцы', с микрофоном! Ник вообще не поёт в микрофон без других инструментов. А уж если понадобится спеть где-то в компании - никаких усилителей голосу не нужно. Академический вокал у него поставлен - будь здоров!
  Игры! Можно же играть в 'бумажки' или в мафию. Но нет! Надо нахлобучить на человека шляпу и включить музыку, типа, он это думает. В чём вообще веселье?
  Всё усугубилось... Нет, меня не тронули. Шляпу одели на Макса. Казалось бы, мне должно быть фиолетово.
  Мне и было. Но они выбрали 'Наш Борька бабник'.
  Можно думать, что никто не знал, что Макс меня приведёт. Но интуиция мне подсказывала злой умысел. Ну вот такой я параноик.
  А потом было что-то типа фантов. Каждый даёт вещь в мешок. Потом тот, чью вещь выбрали будет выполнять желание. Желание этой компании? Да-а...
  Мешок обносили вокруг стола, и Макс приготовил какой-то брелок...
  Я перехватила его руку и резко вдавила в стол.
  Ведущая ойкнула, а Макс попытался вывернуться:
  - Зоя, прекрати. Это просто игра.
  - Сломаю пальцы, - пообещала я мрачно.
  - Да ладно, ничего такого же не будет! - натянуто улыбалась ведущая, видимо, ближайшая подруга именинницы. - Это желания вроде 'выпить рюмку водки'.
  Я окатила её тяжёлым взглядом и сказала:
  - Нет, спасибо.
  - Это некрасиво с вашей стороны. Даже если вам не нравится, нечестно заставлять других скучать, - девушка надула губы. - Максик всегда любил подобные развлечения.
  - Больше не любит. Точка.
  Под недовольное фырканье она отчалила грабить остальных.
  Сейчас мне влетит по первое число. Но я же предупреждала, что не вписываюсь в эту компанию!
  Дурацкая отмазка. Приготовилась держать оборону.
  Макс наклонился ко мне и на ухо сказал:
  - Спасибо!
  Я недоверчиво покосилась на него.
  - Меня всегда вынуждали участвовать почти во всём. А эта игра просто ужасна. Они каким-то образом определяют на ощупь мой предмет. И желания всегда... Ну, знаешь, я ведь мужчина, я не должен обижаться на дам.
  Я хмыкнула:
  - Понимаю. Но тебе следовало отказаться самому.
  - Зоя! - он посмотрел на меня с укоризненной улыбкой. - Ты же знаешь, как эти стервочки могут трепать нервы. Приходится подбирать всё менее типичные предметы. И надеяться, что в этот раз будет что-то полегче, вроде 'А этот участник разденется до пояса' или 'Целуется взасос с виновницей торжества'.
  - Ничего себе! А если всё-таки девушке попадётся?
  Он пожал плечами:
  - Пока они не ошибались.
  После того, как я не выпустила его на конкурс с прищепками, ведущие больше нас не трогали.
  А вот Тагир с удовольствием участвовал и искренне веселился. Даже не ожидала от него.
  
  59.
  Веселье прервалось посреди вечера.
  Сначала я удивлялась, как долго не включали надоевшую попсу. Потом почуяла неладное, когда увидела, как звукач вертится возле колонок, а вокруг заломили руки именинница и её ближайшие подруги.
  Потом одна из них объявила в микрофон:
  - Технические неполадки! Желающие могут погулять и пообщаться.
  Пятнадцать минут благословенной тишины...
  И чего все поскучнели?
  - Так почему бы не сыграть во что-нибудь? - предложила именинница.
  Снова маразматическая игра.
  Меня не трогают и всё тихо.
  Пока не нарисовался Тагир.
  - Зой! - тронул он меня за плечо. - Сделай музыку, а?
  - Ну зачем?! - Простонала я. - Они снова 'Маму Любу' какую-нибудь включат!
  - А ты можешь? - удивился Макс.
  - Я же не знаю, что сломалось!
  - Может! - уверенно заявил Тагир. - Ей такое - раз плюнуть. Она для Dead Realms-ов кучу всяких усилков-комбиков напаяла.
  - У меня нет паяльника.
  - Ну Зой, придумай что-нибудь, а?
  Если уж даже Тагир просит...
  
  60.
  Я растолкала девушек вокруг звукача и спросила, что случилось.
  Сначала он раздражённо ответил: 'Понятия не имею!'
  Я уточнила, есть ли звук на компе, если выдернуть кабель колонок.
  Звукооператор посмотрел на меня недоверчиво... Потом сказал:
  - На компе есть. А на колонки не выходит.
  - А они работают?
  - Да, лампочка горит.
  Я взяла кабель и повела по нему пальцами. Опыт инженера подсказывает... Так и есть. Рядом с ножкой стола участок не просто перебит, почти перетёрт!
  - Вот оно.
  - Ого! - только и сказал звукач.
  - Видимо под ножку попал.
  - И что теперь делать?
  - Запасного кабеля, конечно, нет?
  Он помотал головой, поглядывая на меня со страхом и надеждой.
  Я вздохнула и огляделась.
  - Макс, пожалуйста подай мне из рюкзака перочинный нож. Скотч есть у кого-нибудь?
  - Скотч есть! - именинница тут же умчалась.
  А Макс неуверенно посмотрел на меня:
  - Зой, я не хотел бы шарить в твоей сумке.
  - Почему ещё? - что за тараканы опять?
  - Неприлично лазить по чужим сумкам.
  - То есть в лифчик залезть - это мы пожалуйста, а в сумку - так стесняемся?! - возмутилась я. - Ладно, принеси весь рюкзак.
  Он смотрел на меня с глубоким возмущением.
  - Пожалуйста. Подай мне рюкзак.
  Именинница протянула скотч и рюкзак из-за плеча, и Макс мог продолжать возмущаться.
  Я разрезала и зачистила ножом провода, скрутила жилы, зафиксировала скотчем и аккуратно вставила штекер обратно.
  - Попробуй сейчас.
  Звукооператор включил трек... И расплылся в улыбке.
  - Только не трогайте! - строго-настрого велела я, встала, взяла Макса под руку и увела обратно на наши места.
  Именинница снова взяла микрофон:
  - Следующую песню мы посвящаем Зое, которая спасла наш вечер!
  И из колонок грянул Linkin Park. 'Numb', понятное дело...
  Макс улыбнулся мне и второй раз за вечер сказал:
  - Спасибо.
  Потом усмехнулся:
  - Ты очень полезная. Хорошо, что я тебя уговорил!
  
  61.
  В одиннадцать часов музыку убавили до тихого фона и звукооператор засобирался домой. Именинница расплатилась и проводила его.
  А Тагир достал гитару.
  Нужно было видеть, как гламурная тусовка, зажигавшая под звездушек Евровидения, хором напевала 'Милая моя, солнышко лесное'.
  Не обошлось и без 'Что такое осень, это небо...', вероятно - дань земляку, талантливому и скандальному.
  Я тихо ушла в туалет. Надо забирать Макса и идти домой.
  Но на выходе меня подстерегали уже очень-очень хорошие гостьи.
  - Зоя! - воскликнула одна. - Мы хотим тебя ещё раз поблагодарить! И Макса, конечно, что тебя привёл. Сначала мы...
  Она получила резкий тычок в ребро и замолчала. Оставив меня думать над окончанием фразы.
  Вторая захихикала:
  - Какое огорчение, девочки! Наш Максик, как не притворялся натуралом, всё же спалился! Он-таки завёл себе парня!
  Теперь хихикали все четверо.
  - Зой, не обижайся, - примирительно сказала она. - Мы по-доброму. Это своеобразный комплимент.
  - Несомненно. - С каменным лицом сказала я, изо всех сил сохраняя спокойствие. - Спасибо. Вы все тоже очень мужественные.
  Попыталась пройти мимо них, но меня за локоть поймала именинница. Отвела в сторону и махнула рукой остальным, чтобы отошли.
  - Зой, ты не думай, что я лезу не в своё дело...
  Чуть помялась. А у меня упало сердце. Сейчас мне снова испортят настроение. И отношение к Максу.
  Что бы она не сказала на этот раз, молчать будет ошибкой. Мне надо обсудить с ним всё. А не скрывать больше. Это будет честно... И поможет избежать неприятных моментов.
  Я смогу с честным лицом заявить, что не расскажу ему ни за что. Без проблем.
  - Тебе не стоит так грубо его контролировать, - понизив голос, сказала она.
  Как же её зовут? Айгуль, вроде бы.
  Я приподняла бровь, думая, что ответить, но она продолжила:
  - Ни один мужчина не выдержит такого, а уж Макс! Он ценит свободные отношения. Он никогда тебя не приревнует, может, бросит, если уж совсем перегнёшь палку, но и сам не потерпит ограничений. Ты действуешь слишком топорно. Впрочем, может, так и лучше. Он не... не самый лучший вариант для первого раза, если ты понимаешь, о чём я.
  Не могу сказать, что понимаю. Но умный вид сделаю.
  - Он не слишком внимательный в постели. Ненавидит прелюдии и предварительные ласки, и уж точно не станет сдерживаться, чтобы дать тебе возможность... Можно лишь надеяться, что его хватит достаточно надолго. Понимаешь?
  Умный вид не получился. До конца я не поняла, зачем она мне это говорит.
  - Просто он - не совсем то, что нужно девушке в самую главную её ночь.
  Теперь поняла. Кажется, я даже дёрнулась; сжимаю губы, чтобы сдержать возмущение.
  - Не сердись на меня, я сразу поняла, что у вас ничего не было, потому как он изменился в последнее время. Такой раздражительный и задумчивый одновременно... Ну и много чего. В ваших отношениях. Понимаешь...
  - Да я, по-твоему, ничего не понимаю! - ну всё. Моей сдержанности хватает только на то, чтобы не психануть. - А ты всё отлично знаешь. А подумай-ка, если ты такая умная, что он во мне нашёл? Весь мой вид - дело его рук, когда мы познакомились, во мне не было ничего этого. Ничего из того, что вы считаете привлекательным для мужчин. Но мы вместе уже... прикинь сама, мне лень считать. Хотя я ничего не делала для этого, скорее работала на обратный эффект. Давай ты поразмышляешь на досуге над этим, а потом решишь, стоит ли давать мне советы.
  Она что-то хотела сказать, но я перебила:
  - Сначала думаем, потом высказываемся, ладно? Извини, мне уже пора.
  Я развернулась и пошла ко входу в зал. Пусть только ещё кто-нибудь...
  Ну кто бы сомневался, что попробуют.
  Перед самым входом меня остановила ещё одна гостья вечера. Я не запомнила её имени, но хорошо запомнила её саму. Миниатюрная, с огромными глазами и пушистыми волосами. Пожалуй, если бы я мечтала выглядеть женственно, она была бы воплощением этой мечты.
  - Зоя, постой! - глаза её были совсем несчастные, голос неуверенный.
  - Мда? - спросила я тяжело. На неё рявкнуть не получается. Спасают оленьи глазки.
  - Прости, не сердись на меня! Я просто... я не хочу тебя обидеть... Но если вдруг я не скажу этого, потом всю жизнь буду жалеть. Лучше грубый отказ, чем...
  - Что?! - прервала её поток сознания.
  - Вы такая интересная пара... Правда...
  - По существу, - почти рявкнула. Она робко посмотрела на меня и спросила:
  - Как ты относишься к сексу втроём?
  Мой гнев внезапно куда-то делся... И накатила растерянность. Пожалуй, это действительно выбило из равновесия.
  
  62.
  Весь следующий день, вместо того, чтобы сосредоточиться на курсовой, я думала о прошедшей вечеринке. Как ни крути, рассказать Максу я не могу. Что бы не собиралась поначалу. Вообще не могу поднять эту тему. Потому, как такое выспрашивают с конкретной целью, а я не готова ещё.
  Наверное.
  Если бы всё было просто... Но куча слухов, презентованных мне этими гламурными стервами, мои наблюдения, намёки самого Макса создавали совершенно противоречивую картину.
  Если уж он такой отвратительный в постели, чего они все с ним хором заигрывают? Да, единственный мужчина - или один из немногих - в салоне. Но салоном жизнь не ограничивается. Ведь есть же масса мест, где водятся свободные парни.
  Вдруг все обеспокоились и принялись давать мне советы. На кой мужской половой они мне нужны? Положим, все эти девицы заинтересованы, чтобы мы были вместе. Зачем? Что у них может быть за интерес? Я вообще не понимаю. В последний раз меня пытались отговорить от Макса, объяснимо, если подумать, а в первый? Тогда, на маникюре? Замечание, которое мне сделала Леся, было искренним и неприличным. Но никаких интриг мне не виделось.
  Хорошо, а если поглядеть на это с другой стороны? Они дают понять, что Макса трудно удержать, что его не заботят чувства девушек, что он меняет их, как перчатки. Описывают поведение типичного кобеля.
  А на самом деле? Вот даже то, что сам Макс говорил про вечеринки. Складывается впечатление, что он посещал такие мероприятия, в основном для того, чтобы девушек ловить. Если уж игры ему не нравятся. Если к нему в постель и так кидаются стаями, зачем ему что-то придумывать?
  А то, как он держит себя со мной? Иногда такой весь из себя самоуверенный, а иногда - совсем не похож на супер-пупер мачо. Я его чуть ли не унижала - и ни разу не получила по заслугам.
  Впрочем - он и сам не вёл себя, как рыцарь с Прекрасной дамой. Временами - на грани хамства. Так что могу быть спокойна и не размышлять, где бы раздобыть совесть, чтобы немного ей помучиться.
  И я по-прежнему не могу ничего понять.
  Моего жизненного опыта не хватает, чтобы уметь обращаться с мужчинами. Не папу же спрашивать! 'Пап, объясни, как вас, мужиков, понять и заставить плясать под свою дудку?'
  С бабушкой я не поговорю. Любой разговор сведётся к отцу. И станет гарантированно неприятным.
  С друзьями - тоже нет! Во-первых, у них ненамного больше этого самого опыта. Во-вторых, я не знаю, как они относятся к Максу. Но догадываюсь.
  Иногда начинаю понимать, почему в кино все так любят заводить личных психологов.
  Я так с ума сойду. Или из возможных вариантов выберу наиболее эффективный и наименее неприятный.
  
  63.
  Нелли я подождала возле Росреестра, где та работала.
  Бывшая мачеха сделала вид, что рада меня видеть. Ну зачем, спрашивается? То же самое 'Привет, Зоя! Ты ко мне?' можно сказать гораздо нейтральнее... и честнее.
  Из центра домой до Черниковки ей ехать долго, и я рассчитывала поговорить по дороге. Но Нелли потащила меня в кафе неподалёку.
  - Не бойся, нас никто не услышит, здесь фоновая музыка и изолированные столики. Можешь говорить совершенно свободно.
  Принесли меню, и одно это выбило из колеи. Обещание Нелли угостить меня было унизительным. Я тщательно выбирала еду подешевле - а есть хотелось.
  Должно быть она заметила, потому что нахмурилась и заказала мне макароны с итальянским соусом и блинчики. То, что люблю.
  Пытаюсь успокоить себя тем, что ипотеку, которую они взяли на двоих, папа тянет один.
  Что-то слабовато получается успокоиться.
  К собственной досаде, начать никак не получалось. И Нелли сама стала спрашивать, как у меня дела. С папой, с учёбой, и, наконец, 'с тем мальчиком, который приходил на день рождения'.
  Всё сложно, ответила я в духе дурацкого статуса в дурацком Контакте.
  - Я удивляюсь, как ты вообще обратила внимание на подобного человека, - пожала плечами несостоявшаяся мачеха.
  - Вам он тоже не нравится?
  Это вызвало во мне противоречивые чувства. Недовольство и удовлетворение одновременно, если такое может быть.
  - Не в том дело, - мягко возразила она. - Этот парень совершенно не подходит к твоему окружению. Ты таких высокомерно презираешь, разве нет?
  - Ну в чём-то да... - Не решаюсь напрямую сознаться или соврать. Но Нелли уверенно улыбается и напоминает:
  - Кто-то писал в дневничках сестры 'Ксения Собчак - лошадь' и 'Пэрис Хилтон - овца'!
  Жар прилил к щекам. Ну это же когда было?! Почти детская шалость.
  - То есть ты считаешь, у нас с ним не может быть ничего общего?
  - Зой, два человека всегда могут найти что-то общее, если действительно захотят. Я говорю о том, что если бы ты начала встречаться с кем-то из своей компании, мало что в твоей жизни бы изменилось. Вместе бы ходили на концерты, паяли усилители и смотрели фильмы про зомби. Отношения мало что изменили бы в вашей жизни.
  Она пожала плечами:
  - Тут просто другой случай. Совершенно. Вам придётся мириться с многим друг в друге и искать точки соприкосновения. И, возможно, долго искать. Возможно придётся разделить некоторые интересы друг друга.
  - Ну ладно, это понятно. Но не знаю, стоит ли оно того?
  - А вот это уже реши сама. Представь свою жизнь наполненную макияжем, соляриями, показами мод, театрами и социальными сетями. Или что там ещё его интересует. И - для сравнения - представь жизнь без Максима. Что тебя больше пугает? Чем ты готова пожертвовать?
  - Но ведь можно же выбрать... Должно же что-то интересовать и меня, и его?
  - Может. Но вероятнее всего это будет то, что ты не делала раньше.
  Молчу, жую макароны. Вообще-то возможно. В конце концов, вдруг и правда понравится то, что я ещё не пробовала? Может, какой-нибудь активный отдых?
  И лучше всего, если это что-то найдётся естественным путём.
  - Ещё многое стоит учесть. Будь готовой к тому, что твоя компания не примет его, а его компания - тебя. У него есть друзья?
  Пожимаю плечами.
  - Подруги есть.
  - Зой, ты вряд ли сможешь отличить 'просто подругу' от охотницы за рукой и сердцем. Он не был женат?
  - Нет! - испугалась я самой мысли. И поправилась:
  - Надеюсь, нет, он не говорил.
  - Значит вряд ли. Такие легко могут жениться и легко развестись. Хотя я могу ошибаться. Вряд ли он стал бы скрывать такое... И вряд ли получилось бы.
  - Ты про то, что эти курицы, его коллеги, всё постоянно разбалтывают? - я автоматически подалась вперёд, даже вилку отложила. - Я заметила. Меня уже пару раз учили обращаться с ним.
  Нелли нахмурилась:
  - Только не думай принимать это всерьёз! Ты же понимаешь, что если бы они сами умели с ним обращаться, давно уже кто-нибудь затащил его в ЗАГС.
  - Макс говорит, они не хотят за него замуж, - вспомнила я. Нелли тихо рассмеялась:
  - Дело не в нём, дело в 'замуж'. Многие женщины об этом мечтают. И твой экземпляр бы не пропустили. Вероятно, он сам изворотливый. Многие мужчины, которые не хотят жениться, умеют заливать про то, как сильно они не подходят для серьёзных отношений. Не принимай это на свой счёт, ты-то пока замуж не собираешься?
  Я помотала головой:
  - Уж точно не за Макса. Но есть ещё один вид отношений, кроме 'замуж'.
  - И ты сомневаешься, стоит или нет?
  Я пожала плечами. Говорить свободно на эту темы сложно.
  - А папа что думает?
  - Папа некогда прочитал мне лекцию на тему безопасного секса, и всё. Он считает, что решать должна я сама.
  - Ну, тут он совершенно прав, - Нелли сдержала смешок. - Тут вопрос только в том, хочешь ты, или нет.
  Я чувствовала, что отчаянно краснею, но ведь весь разговор затевался ради этого?
  - Его-то хочу! Но те курицы... Ты, конечно, сказала, что они врут... Но они когда напились, откровенничали. Сказали, что он невнимательный и вообще в постели никуда не годится. Ну и всё такое. Нет, если, ты считаешь, они врут...
  Нелли кажется тоже слегка смутилась.
  - Знаешь, даже если эти, как ты говоришь, курицы, действительно так считают... Здесь проблема мотивации. Если кто-то ищет партнёршу провести приятно вечерок, не обязательно он покажет высший класс. И наоборот, даже импотент способен доставить удовольствие женщине, которую любит. Мужчины, популярные у противоположного пола, часто очень хорошо знают, что делать с женщиной, но не всегда есть желание для этого.
  Я погрустнела, и моя бывшая мачеха взяла мою руку.
  - Попробуй понаблюдать за ним. Если он заботится о тебе, старается, чтобы тебе было хорошо, значит, в постели, скорее всего, будет то же самое. Если же просто пытается привлечь тем, что он такой крутой и весь из себя, игра не стоит свеч. Как бы там ни было, для первого раза лучше выбрать по возможности более внимательного.
  Я зло фыркнула:
  - И ты туда же! Да с чего все вообще взяли, что у меня первый раз?!
  - А что, нет? - она вздёрнула брови. - Так что ты тогда теряешь? На крайний случай, - она опустила глаза, выдавливая с губ ехидную улыбку, - скажи ему, что, если он закончит раньше тебя, ты ему что-нибудь оторвёшь. Если он тебя знает достаточно...
  Я покатилась со смеху, и народ с соседних столиков стал оборачиваться. Нелли подождала, пока я успокоюсь, и добавила:
  - В общем, 'куриц' не слушай. Лучше ограничить общение с ними и твоё, и Максима. Займи его досуг сама. Если он такой замечательный визажист, пусть тебя поучит.
  - Да мне не...
  - Зоя! Если он такой мастер, как все уши протрещала Камилла, он должен дорого брать за свои уроки. А ты можешь бесплатно поучиться! Поверь, на будущее такие вещи лучше уметь, чем не уметь. А вдруг понадобится?
  Пожимаю плечами:
  - Ну может быть. Спасибо, Нелли. Папе ни слова о разговоре, ладно? Пожалуйста.
  - Сама хотела тебя от этом попросить.
  Я начала вставать, но мачеха строго глянула на меня и скомандовала:
  - Ну-ка сядь обратно и доешь блинчики!
  
  64.
  После разговора с Нелли почему-то на душе стало легче. Правда, ещё необходимо было поговорить с Максом... Я себе обещала.
  Просто позвонила ему и предложила встретиться, погулять. Договорились на завтра - он работал этот вечер. Особенно удобно, учитывая, что я сама должна явиться на тренировку.
  А ужин я хотела провести с папой. Завтра он уезжал на работу, и почти месяц его можно не ждать.
  Пока я принимала душ, отец накрыл на стол.
  Наверняка бесполезно спрашивать его, о чём они говорили с Максом, хотя я снова попыталась.
  - Зоя, - спросил папа недовольно, - почему это вдруг тебя настолько интересует? Мы ни о чём не договаривались за твоей спиной.
  - Да как ты не понимаешь?! Я его вообще не понимаю! Пап, он совсем гламурный, и если всю жизнь работает в таком обществе, этих кур, то где гарантия, что сам не такой? Мне он ничего не говорит.
  - Дочь, да каких кур? Что они тебе сделали?
  Я поведала - что. Кратко, и без подробностей. Не стоит папе рассказывать некоторые вещи.
  - Ну и что? - невозмутимо спросил отец.
  - В смысле?
  Что это за 'ну и что'? Для него этого недостаточно? Или даже совершенно нормально?
  - А что такого? Они просто ревнуют. Появилась ты, и получила гран-при, даже особенно не напрягаясь.
  - Так уж и гран-при! - фыркнула я раздражённо.
  - Я не имею в виду, что этот парень - для тебя прямо подарок. Далеко не подарок. Но я же обещал вмешиваться в твои отношения с мальчиками только в крайнем случае. Ты у меня девочка умная, думаю, ничего страшного не натворишь. По крайней мере мы об этом говорили, а?
  - Помню-помню, не надо мне постоянно об этом втирать!
  - Не раздражайся. В качестве зятя меня твой Максим, конечно, не особенно устраивает, но ведь об этом речи не идёт. Погуляй, пока молодая и свободная.
  - Да я не об этом вообще! Пап! Просто он странный. Неправильный. У нас даже не может быть общих друзей. У него друзей нет, а мои такого не примут.
  - Слушай, твой максимализм подойдёт в шестнадцать лет, но в девятнадцать пора от него избавляться.
  - Вот будет девятнадцать - начну. И вообще, какой максимализм?
  - Ты делишь мир на чёрное и белое.
  - Нет, пап, мир сам на него делится! Причём тут я?
  - Притом. Суди людей по делам, и попробуй понять других. Избитая мудрость. Например, твоё отношение к Камилле и Нелли. Ты ведь тоже считаешь, что они, как твой Макс, живут неправильно?
  - Да причём тут они? Камилла, конечно, такая же гламурка, как куры из Максова окружения. Но она специально меня бесит!
  - А ты её?
  - Пап!
  - Что - пап? Иногда стоит потерпеть чуть-чуть. И уж конечно мне не нравится твоё отношение к Нелли.
  Опять?!
  Все мной недовольны. Такая ужасная получилась? Всё неправильно делаю.
  - Я к ней отношусь, как она того заслуживает.
  - Зоя, - устало сказал папа. - Она изо всех сил пыталась стать тебе если не матерью, то хотя бы другом.
  Стопиццотый раз слышу эту фразу.
  - Она же не может выгнать Камиллу, чтобы угодить тебе.
  Эту тоже.
  - И у тебя самой сложный характер.
  - Папа! - Не выдержала я. - Все мои тараканы ни в какое сравнение не идут! - и добавила, не сдержавшись:
  - Например, кто тебя бросил один на один с ипотекой, которую брали на двоих изначально?
  Видимо, я переборщила. Глаза отца потемнели и некоторое время он ничего не говорил.
  - Нелли оставила нам с тобой квартиру. За которую платили на двоих, из семейного бюджета. Просто подарила свою часть.
  Как гром среди ясного неба прозвучали его слова. Я молчала, осмысливая.
  С такой стороны я об этом не думала.
  - Ты никогда не пытаешься понять людей? Только добро или зло, дочь? А я кто по-твоему?
  Он ведь не просто так это сказал. Я молча ждала продолжения.
  - А что, если я скажу тебе, что убил твою маму?
  Я взбесилась мгновенно:
  - Даже не смей трогать эти темы! Если надо учить меня, выбери что угодно другое!
  Он качнул головой:
  - Ты ничего не знаешь...
  Ещё один гром.
  Сегодня гроза.
  - Что я не знаю?
  - Она не могла родить. Не в её состоянии. Мы всю беременность проторчали в больницах, и врачи, все подряд, советовали сделать аборт. А она говорила: 'Даже не думай о том, чтобы убить мою дочь'. А в палате, когда я уже думал, что всё позади, и вот скоро ты всё-таки появишься на свет, и мы все будем счастливы, вместе... Врач спросил - 'кого будем спасать?'
  Я, не удержавшись, ахнула, и страшно устыдилась этого. Получилось, как в театре. Как будто я только изображаю переживания.
  - Это жестоко, но я хотел её. Я думал, что мне уже не нужно даже никакого ребёнка, я просто хочу быть с ней. Но потом... Потом, дочь, я понял, что она мне этого не простит. То, через что мы прошли ради тебя - я мог уничтожить всё одним словом. Она отдала тебе все силы, всё здоровье, всю жизнь. Мог ли я лишить её этого? Как бы мы жили потом, зная, что я убил её ребёнка?
  Твоя мама осталась на кладбище маленького северного городка. А я после этого и переехал в Уфу и сменил работу, чтобы бабушка с дедушкой могли за тобой присматривать, пока я на вахте. Впрочем, из этого ничего не вышло, ты знаешь. Но я больше не уеду с мегаполиса в маленький городок, в котором нет нормальных больниц.
  - Я назвал тебя Зоей поэтому. Мама хотела Свету или Наташу.
  'Зоя' означает 'Жизнь'. Я знаю.
  
  65.
  Папа улетел рано утром, я ещё спала. Он не будил меня, только поцеловал.
  Больше всего мне хотелось, чтобы разговор оказался сном. Но это было не так.
  И это было ужасно.
  Я ведь жалела себя, никому не признаваясь. Наполовину сирота, в этом ведь некое благородное мученичество, нет?
  Нет.
  Это не папа убил маму. Это я.
  Я не делю мир на чёрное и белое на самом деле. Просто... наверное, я мало думаю над своими и чужими поступками.
  Да?
  
  66.
  А в универе Гульшат пригласила меня в 'Fарш'. Наши собирались - но не играть, а просто посидеть.
  Ну как - пригласила... В своей обычной манере. Хлопнула по плечу и велела приходить.
  Я, конечно, сразу не ответила. Я вообще думала о другом. То, что мама умерла родами и что она долго болела до этого - конечно, не новость. Но подробности...
  Это ведь невероятно жестоко, заставлять выбирать так. Неужели врачи не могли сами сделать, что могут, а потом...
  Ну конечно, не могли. Они перестраховывались от жалоб и исков впоследствии...
  И внезапно стало так мерзко, что я изо всех сил постаралась выбросить из головы эти мысли.
  Ну как я могу разговаривать с Максом о его приятельницах, когда мне настолько отвратительно?
  А вообще... Надо брать Макса и топать в 'Fарш'. Будет просто некогда ни о чём думать. А настроение моё останется незамеченным в суете.
  Вот так всё решилось.
  Ну... почти всё. Три звонка от Нелли, которые остались неотвеченными. Нет, я сейчас не в настроении. Тот разговор ещё не значит, что мы теперь закадычные подружки.
  
  67.
  Макс не возражал. И это спасло от чувства неудобства. Ведь договаривалась-то я с ним.
  Но всё шло неплохо. Он встретил меня на остановке, непринуждённо и легко поцеловал, и мы пошли в клуб.
  Уже первые звуки тяжёлой музыки от отличной аппаратуры выбили большую часть печалей. За что обожаю металл - он словно освобождает от горестей и забот.
  Сейчас появится тёплая компания друзей. И снова будет всё замечательно.
  Тяжесть на сердце никуда не делась, конечно. Но... как будто нести её легче стало, что ли...
  Наши занимали любимый столик. Хорошо видно сцену, не на проходе. Много места, мы все помещаемся.
  Правда, пока не было Феди и Ника. Надо рассаживаться так, чтобы оставить им место. Я похлопала Лилю по плечу:
  - Двигайся!
  Она кивнула Ване...
  А тот демонстративно развалился на диванчике, вытянув ноги:
  - Зачем? Тебе место есть.
  Дебил. Не смешно.
  Я наклонилась и оперлась о столик.
  - Вань, подвинься, а? У меня нет настроения. Правда.
  - Зой. Где твой пригласительный на два места?
  - Мы ждали тебя. Только тебя, - с нажимом сказала Гульшат со стула напротив. - Вечер для своих, Зой.
  Я обернулась на Макса. Музыка грохочет, и он не слышит наших слов. Стоит и ждёт, очень невозмутимо.
  - Вы издеваетесь? Что происходит, б...
  Сдержала крепкое слово, оглянувшись на Макса.
  - Если ты собираешься встречаться не с парнем, а с девкой в джинсах, твоё дело, - презрительно процедила Гульшат. - Но не навязывай нам... ЭТО.
  Я бы пришибла её на месте - будь хоть чуть-чуть другое настроение. Хоть малость более боевое!
  Но сдерживаться не могу, а показать слёзы - не дождутся!
  Разворачиваюсь, хватая Макса за локоть:
  - Пошли!
  Иду к выходу, не отпуская, и ему приходится идти за мной. Может, он что-то и говорит, но в шуме музыки не слышно.
  На улице отпускаю, но не сбавляю скорости. Надеюсь, успеет.
  Потому, что я не могу медленнее. Внутри бушует ярость, смешанная с тоской, и от этого хочется убежать. Мир словно раскололся и катится в бездну, всё сразу, со всех сторон как будто бьются хрупкие грани жизни. Почему? Как я пропустила момент, когда всё пошло наперекосяк?!
  Только не разреветься.
  Но слёзы уже катятся.
  Я не просто уходила - почти убегала.
  Теперь Макс схватил меня за локоть, но я уже перестала воспринимать происходящее, не соображала что делаю. Резкий бросок вышел сам собой - на рефлексах.
  Он упал на колено, удерживаясь рукой.
  И грозовой туман словно схлынул с сознания.
  - Макс?! - Сердце замерло. Нет! Если и оставалось ещё что-то в жизни устойчивое, только что оно рухнуло.
  На колено на асфальт.
  Окончательно испортила всё на свете я сама.
  - Макс, прости... - Что сказать? Простого извини не хватит совершенно. Надо подобрать слова, срочно, только бы не...
  - Я нечаянно... Вообще автоматически вышло... просто... я не хотела так...
  Но не осталось никаких сил держаться. Я всё-таки разревелась, закрыв лицо руками как можно плотнее.
  Хоть бы никто не вышел. Хоть бы никого не встретить.
  Мягкие объятия сквозь боль.
  - Зоя.
  Я, совершенно не соображая, позволила ему себя обнять и прижать к груди. Стоило уткнуться ему в шею - как будто бешеное давление спало, и слёзы пошли свободней... мягче.
  Он что-то шептал мне в волосы.
  И это на самом деле успокаивало.
  
  68.
  Макс усадил меня в автобус и молчал всю дорогу. И только это позволило успокоиться. Я пыталась выбросить из головы то, что произошло в клубе, но не получалось - до конца.
  Всё-таки, если бы друзья знали, как мне плохо, они ни за что не поступили бы так. Ни в коем случае. Может, они просто... пошутили? Разыграли меня? Или...
  Нужно отбросить эти мысли. От них ещё паршивее.
  Я вообще не понимала, что происходит вокруг, пока мы не оказались в моём подъезде.
  - Откроешь дверь?
  Это было первым, что Макс сказал, и я вдруг обнаружила, что слёзы кончились.
  Совсем.
  Мы вымыли руки и пошли на кухню.
  - Будешь суп?
  - Конечно.
  Он молча принялся мне помогать: доставать тарелки, резать хлеб. Потом, когда мы уже достали тарелки из микроволновки и сели, спросил:
  - Зоя, что у тебя случилось?
  Я помолчала, размышляя, что ему стоит рассказать.
  Макс тоже молчал и ел суп, поглядывая на меня. Не то, чтобы торопил, но напоминал, что ждёт.
  Наконец, я решилась.
  - Ты не слышал, о чём мы говорили в 'Fарше'?
  Он покачал головой:
  - Музыка громковата.
  - Они против того, чтобы я приходила с тобой.
  Макс явно удивился и нахмурился:
  - Они так сказали?
  Я тяжело кивнула.
  - Видите ли, ты для них... в смысле, для нашей... м... субкультуры... не свой.
  - Недостаточно мужественный? - насмешливо предположил Макс. - Ты, вроде, тоже так считала.
  - Извини, - сказала я без раскаяния. А что? В нём действительно трудновато заподозрить излишнюю маскулинность. - В тебе много чего из того, что в нашем... обществе презирается. Не только в мужчинах, а вообще.
  - И тебе напрямую сказали об этом? При всех? А как же понятия о воспитании и тактичности?
  - Мы же друзья.
  - Да уж, - хмыкнул Макс. - Только вот вопрос. Вроде же слышимость не позволяла обсуждать что-то вместе?
  - Нет, похоже, они уже всё обсудили заранее. Ваня - лидер не только музыкальной группы, фактически. Получается.
  Честно говоря, я никогда не думала об этом, но, по всему выходит, так.
  - Ваня, значит, тебе сказал? - невозмутимо уточнил Макс.
  - И Гульшат. То есть, это мнение не одного его.
  - И Гульшат. Понятно, Лиля, как бы она не считала, не пойдёт против мужа. Ладно. Но почему бы не спросить других? Айрата, например, ну или Федю подождать?
  - Думаешь, они считают иначе? - мрачно спросила.
  - Просто мы с ними нормально общаемся.
  - Когда это? - Я что-то этого не наблюдала.
  - Вконтакте. Я же говорил.
  Я попыталась припомнить.
  - Ты говорил, что Ахмета про футболки спрашивал.
  - Ну в том числе.
  - То есть, вы за моей спиной списываетесь?
  - Ну почему вдруг за спиной? Я же говорил.
  - Но я думала... - а, вот ключевое слово. Думала. - А Федя?
  - Я и его страничку нашёл, но он не сразу ответил. В общем, мы с ними нормально общаемся, и я не думаю, что они будут шибко против. Может, они тебе уже звонили даже, - Макс улыбнулся.
  Я достала телефон.
  Ещё один звонок от Нелли... и да, два от Феди. И Ник.
  - Ну нах... ну их, Макс. Я не хочу сейчас разговаривать. Надо было сразу.
  - Согласен, - он пожал плечами. - А теперь - что у тебя случилось? По-настоящему?
  - Не надо меня спрашивать. Пожалуйста. Папа кое-что рассказал. Просто я не могу обсуждать. Не только потому, что нельзя, просто сама не могу.
  - Зоя, я могу ничего не спрашивать. Ты можешь рассказать только то, что сочтёшь нужным, или вообще ничего не рассказывать. Я полагаю, семейные проблемы и правда не моё дело. Но если тебе нужна поддержка - это я могу.
  - Знаешь... сейчас мне уже на самом деле легче. Просто страшно оставаться наедине со своими же мыслями. Папа некстати улетел на вахту. Но тут уж не он решает. Я на самом деле хотела Гульшат попросить у меня переночевать... Глупо получилось.
  - Зой, я могу остаться у тебя. Ты же не считаешь, что это неприлично?
  Я вздохнула. Заманчиво. Но...
  - Понимаешь, я и в самом деле не могу ничего обещать... такого.
  - Ну что ты. Я и не имел в виду. Давай пообещаю, что не буду приставать.
  Было бы правильно по отношению к нему сказать 'спасибо, не надо'.
  Но я сказала просто: 'Спасибо'.
  
  69.
  Я знаю: лучше всего от депрессивных мыслей помогают фильмы ужасов. Можно даже махровый трэш с бутафорскими кишками и кровью из томатного сока.
  Правда, как отнесётся Макс к подобному жанру, я не знала.
  На мой вопрос он пожал плечами и ответил 'Без разницы', так что я тоже не стала заморачиваться.
  Мы просто сели на диван с чаем. Надеюсь, он не из тех, кому трупы на экране портят аппетит.
  Знаю, меня можно назвать странной, но я смотрю все фильмы ради сюжета. Даже трэш. Во время особо страшных сцен поедания монстрами жертв я скучала и украдкой разглядывала Макса. Уверена, он одет по последней моде, как модель с обложки молодёжного журнала. Просто я ничего в этой моде не понимала.
  Он обнял меня за плечи, и рукав футболки задрался, открывая...
  - Ой! У тебя что, татуировка?!
  - А что? - он поднял брови. - Против этого ты тоже возражаешь?
  - Да нет, очень даже за... - я включила свет и задрала рукав посильнее. Зелёная змея обвивалась чуть ниже плеча, кусая собственный хвост.
  - Это Уроборос, - пояснил Макс. - Символ бесконечности и цикличности жизни.
  Я задала, наверное, наибанальнейший из всех в мире вопросов:
  - Больно было?
  - На руке - ерунда. Спину больнее колоть.
  - В смысле ты ещё и спину колол?
  Он стянул футболку и развернулся. От шеи ниже лопаток расцветали два крыла коричнево-чёрно-персиковыми штрихами.
  - Ничего себе... - Линии казались объёмными и прямо хотелось провести по ним пальцем. Но я не стала - жестоко сначала взять с Макса обещание не приставать, а потом его провоцировать.
  - Я ещё хочу либо на животе, либо на бедре что-нибудь наколоть - но это уже на следующий год. К лету. Пока кроме тебя всё равно никто не увидит.
  - Ну так я посмотрю! - предложила, пристраиваясь к нему под бок. Макс хмыкнул 'Там видно будет' и снял фильм с паузы.
  Но сегодня просмотр не шёл.
  - Зой. А чего такого было на вечере, что ты так злилась? Мы же всё так и ожидали, разве нет?
  - М-м... - Нет. Я не могу ему рассказать. Во-первых, это будет звучать, как жалоба, а я сегодня достаточно ныла. Во-вторых... не знаю, по-моему, некрасиво подобные разговоры с парнями обсуждать.
  Подумав, я рассказала про девушку с неприличным предложением.
  Макс посмотрел на меня с весёлым укором:
  - И это всё? Ну Зоя, это же ерунда форменная. Как я понимаю, это Анжела, и она би.
  - Догадалась, - буркнула я.
  Он улыбнулся:
  - Надеюсь, ты её не обидела? Она не хотела ничего плохого, ты, видимо, ей просто понравилась.
  - Нет, я вежливо отказалась. Но почему вдруг она ко мне с таким подошла? Неужели я как-то не так себя веду?
  - Ну почему же? Просто моё мнение на этот счёт она знает, мы же давно знакомы. Только не надо меня бить - тебе я ничего в подобном роде не предлагаю. Пойми меня правильно - просто если я тебе что-то не расскажу, тебе потом это обязательно кто-нибудь другой поведает. И ещё неизвестно, под каким соусом преподнесут. Но то, что было до тебя - это прошлое.
  - Да поняла уже, - лениво ответила, чтобы прервать поток того, что выглядело, как оправдания. Говорить он может всё, что угодно, но как это проверить?
  Вообще, звучит всё это, как заверения в вечной любви. Которые, как правило, нужны, чтобы побыстрее раскрутить на одноразовый секс особо упрямую и принципиальную девушку.
  Интересно. Если у нас что-то будет, он и правда пропадёт? Так-то очень похоже.
  И ладно. Не больно-то хотелось. Я откинулась на диван - и его руку - и уставилась в экран.
  
  70.
  Если я фактически упросила Макса остаться со мной, стоит пересмотреть свой, так сказать, ночной образ. Глубоко в шкафу я раскопала атласную пижаму, подаренную когда-то Нелли. Просторная, закрытая, больше похожа на кимоно. Вот и пригодится. Я её не одевала ни разу до этого, и сейчас обнаружила, что штанины не спускаются до пят, а доходят до щиколоток. Странно, думала, больше не расту.
  Макс стянул джинсы и залез в постель, я улеглась к нему под бок.
  И всё? Он серьёзно не собирается ничего предпринимать?
  Не может быть.
  Вот совершенно не выглядит он, как джентльмен, из тех, которые в средневековье меч в постель клали.
  Попыталась прислушаться к нему, к дыханию, но - увы или ура - заснула практически сразу же.
  И утром проснулась по будильнику.
  Макс вылез из кровати вместе со мной и попросил:
  - У тебя не найдётся мне полотенца?
  Я даже не знала, как к этому отнестись. Всю ночь - и он даже не попытался?
  А вдруг я бы передумала? Нет, ну а вдруг?
  Заспанный Макс напоминал свежего зомби, и по нему ни разу не было понятно, что он думает. Собственно, я и сама с утра мало что соображала.
  С другой стороны, у него хватило сил подвести мне глаза и выделить губы.
  Мы расстались на остановке. Я поехала в универ, а Макс домой. До салона у него была клиентка.
  На прощание он нежно обнял меня и поцеловал. Значит, всё нормально.
  Наверное.
  И ещё коробочка. Сунул её в руки, как бы спохватившись:
  - Передай своей мачехе.
  Я чуть не пропустила автобус.
  
  71.
  Самой большой сложностью оказалось - сидеть на парах.
  У входа в аудиторию меня поймала Гульшат.
  - Зой, привет. Приходи сегодня в гараж на репу?
  Мрачно смотрю перед собой в пол.
  - Тоже обязательно одна?
  - Ты же сама понимаешь. Что посторонним, особенно таким, делать на наших репетициях?
  Импровизирую на месте:
  - Я сегодня занята. С Максом гулять идём.
  - Зой, ну как же мы, без тебя, что ли, аппаратуру будем настраивать?
  - Вы музыканты или кто? Настроите.
  Гульшат рассерженно фыркнула и пошла на место. Я села рядом, но чуть подальше от неё, чтобы нельзя было общаться во время пары. Вовы не было, но он на лекциях редкий гость.
  Гнетущая тишина перебивала слова лектора, буквы в конспекте то и дело норовили потеряться, рассыпаться... Присутствие подруги давило на само пространство рядом.
  После двух пар я поняла, что выдержать это нереально.
  На лабы по физике я прибежала первая. Преподавателю объяснила всё, как есть, но без подробностей. Сказала, в общем-то, правду: что случившаяся ссора сильно отвлекает от учебного процесса, уводит мысли от лабы. А я не хочу что-то пропускать, потом наверстывать.
  Не знаю, было ли ему всё равно, или я таки уговорила, но мне разрешили делать лабы с другой подгруппой.
  В перемену прибежала Гульшат.
  - Зой, ты здесь? Ты чего, обиделась? Нет, ну правда, было бы из-за чего!
  Что?!
  - Слушай, отстань, а? Не до тебя, - грубо ответила я, стараясь всё-таки быть скорее равнодушной.
  - Не разговаривай, пожалуйста, так. Это, между прочим, ты пошла против коллектива.
  - Нет, не я против коллектива. А коллектив бросил меня в трудный момент.
  - А какой у тебя трудный момент?
  Может, я бы и сказала ей. Гульшат бы охнула, рассыпалась в извинениях, мы бы помирились...
  Но тон её говорил 'Что? Какие ещё у тебя там проблемы? Да ладно заливать!'
  - Не отвлекай меня, пожалуйста. Мне надо настроить фотометр, я лабу делаю. На репу не приду, гуляю с Максом. Всё.
  Она молча развернулась и ушла.
  И вскоре пришла СМС-ка от Вовы.
  'Я толком не понял, что случилось', - писал он, - 'Почему ты так отреагировала. Остальные тоже в непонятках были, когда Вано объяснил, что наговорил тебе. Но почему ты просто не дала ему по яйцам? Было бы больше на тебя похоже. Мы не имеем ничего против твоего парня, но, если он так Ваньку категорически не нравится, может, не стоит их сталкивать вместе?'
  Вот сейчас точно захотелось раздать в пятаки. Хитрый Вова спрятался за сотового оператора.
  Не собираюсь я никого сталкивать. Меня сейчас вообще это не волнует. Есть посерьёзней проблемы.
  Мысли и вправду возвращались к прошедшей ночи. Что, неужели и мысли не возникло?
  Я даже не знаю, чего бы хотела на самом деле.
  С одной стороны - вроде бы не до того было. С другой стороны, как подметила Нелли, а что я теряю?
  Ну даже если Макс и слиняет после первого же раза. Разве лучше будет, если мы прямо встречаться будем, долго, а потом выяснится, что ему надо было только veni, vidi, vici? Я уже привыкну к нему, а он сменит номер и заведёт себе другую девушку?
  По мне так чем раньше, тем лучше.
  И, кстати, вот и проверю то, что эти курицы нашептали. А то получится бурный роман, а он потом по этой части окажется никуда особо. Тоже облом.
  Сказать по правде, если он остальное делает так же, как целуется, я ещё пожалею, если не форсирую события.
  Ладно, попробуем. Если что, я всегда могу его остановить.
  
  72.
  Я выскользнула в коридор и набрала Макса. Без особой надежды, но трубку он взял сразу. На удивление.
  У меня всё-таки лаба, поэтому сопли жевать я не стала.
  - Послушай, есть предложение. Как насчёт того, чтобы снова переночевать у меня? На этот раз без всяких ограничивающих условий.
  Недолгое молчание. И тихий смех.
  - Зоя, это самое романтичное предложение, которое я когда-либо получал. Девочка, милая, я бы с радостью, жду этого с нетерпением, но эта ночь... Я предыдущую глаз не сомкнул, потом с утра клиентка, потом работа, и вечером до двенадцати ещё клиентка. Не сердись, но в первый раз хотелось бы показать класс. А я не уверен, что вообще смогу что-то показать.
  - Нет, ну ладно, я просто предложила.
  - А можно попросить тебя сдвинуть предложение на следующую ночь?
  - Без проблем! Папа теперь на вахте, я ночую одна.
  - Ладно, тогда ещё созвонимся. Целую.
  
  Короче, лабу я кое-как добила.
  
  73.
  Оставалось только встретиться с Нелли.
  Я её снова подождала после работы. На этот раз не хотелось с ней обедать, но...
  Моя бывшая мачеха отказалась разговаривать на улице и снова повела меня в кафе.
  Первым делом я передала коробочку от Макса. Самой было интересно, что там.
  Нелли терпеливо поставила её перед собой, сделала официантке заказ и только потом открыла.
  Внутри лежали два браслета в одинаковом стиле - переплетение серебристых узоров. Они немного растягивались, застёгивались на замочек и... имели пробу.
  Дорогущие должны быть.
  Моя бывшая мачеха некоторое время смотрела круглыми глазами.
  - Нелли, я ему про тебя не говорила! Он сам догадался! - Испугалась я.
  - Догадался? Как можно догадаться? - она непонимающе глянула, и я быстро сказала:
  - По твоим браслетам. Что они не в стиле, не дорогие там... И всякое такое.
  Она грустно вздохнула.
  - Ясно. Спасибо.
  И я вдруг почувствовала вину:
  - Прости, что так вышло. Но я бы не стала ему ничего сама рассказывать.
  Она пожала плечами устало:
  - Ладно. Было и было.
  Потом вдруг улыбнулась.
  Резкая перемена!
  - Зоя... - покачала головой. - У этого мальчика к тебе серьёзные чувства.
  Я поджала губы упрямо.
  - Там видно будет.
  
  74.
   По возвращению домой, меня ждал сюрприз. В виде Лили, которая околачивалась у подъезда. Лавочек у нас давно уже не было.
  Общаться я категорически не хотела. Но грубить Лиле не получалось никогда. Она ни с кем не ругалась и не ссорилась, напротив, искренне расстраивалась, если надо было.
  Я посмотрела на неё максимально тяжёлым взглядом и сказала:
  - Привет.
  И всё.
  Но не ушла.
  Она вздохнула и сказала виновато:
  - Зоя.
  Молчание. Я тоже молчала.
  - Я тебя понимаю, на самом деле. Мне ради Вани тоже приходится делать многое из того, что я не хочу. Суть отношений в этом.
  Я опять помолчала, припоминая.
  - Мне приходилось кое-что делать, что я не хочу, из-за Макса, но с вами это не связано. Вообще не понимаю, чем он помешал.
  Она замялась:
  - Понимаешь, Ване не нравится сама идея... того, что мужчины таким занимаются. Поэтому на нашей свадьбе Максим отвечал только за причёски, Ваня бы не понял, если бы меня красил мужчина.
  Несмотря на то, что Макс красит куда лучше, чем та девчонка на свадьбе?
  Тяжёлый случай.
  Впрочем, закономерно. Мы такие.
  - А почему всё должен решать Ваня?
  - Ну, а кто же? Он же...
  - Лидер музыкальной группы. Но в главари банды его никто не выбирал.
  - Да ладно, Зой, всё равно кто-то должен решать.
  - В компании друзей? Нам надо обязательно завести строгую иерархию?
  - Но ведь его все поддержали!
  - Кто - все?
  Лиля замолчала.
  - Ты и Гульшат? Переходим к вопросу - а чем тебе лично не угодил Макс? Или ты просто сделала выбор, с кем дружить и против кого?
  Она раздражённо сжала губы.
  Выдохнула.
  - Ты превращаешь это в какую-то трагедию. Прямо войну. Ну чего такого случилось?
  - Ну подумай! - устало вздохнула я. - Против девушки Ника не возражают, например.
  - Но она же никого не раздражает! - неуверенно возразила Лиля.
  - Меня раздражает. Да и вы с Гульшат не особо её любите.
  Она замолчала.
  - Короче, Лиль. Мне пора.
  - Да ни с кем ты сегодня не гуляешь, иначе уже давно был бы здесь! - вышла из себя она.
  - На тренировку пойду, - как можно спокойней. Надоело.
  - У тебя нет сегодня тренировки.
  - Схожу в младшие группы. Тренеру нравится, когда мы занимаемся с новичками.
  Я зашла в подъезд и закрыла за собой дверь.
  
  75.
  
  На следующий день Гульшат меня не трогала. Вообще не подходила. Вовы снова не было на лекциях, а на семинар по социологии я не пошла. Ненавижу гуманитарную муру.
  Честно говоря, никаких особых переживаний по поводу предстоящей ночи не было. Да что такого-то? Куча народу этим каждый день занимается.
  Единственное, что я сделала - побрила ноги. Но это уже необходимость.
  Эх, знать бы, кто придумал эту процедуру! Плюнула бы ей на могилу, честное слово.
  Так что Макс, когда пришёл, оторвал меня от увлекательной игры 'Ведьмак'. Монстры остались недобитыми, жаль. Но не могу же я сказать 'подожди, пожалуйста, я там закончу'.
  Тем более, что явился он с букетом, чем поставил меня в тупик.
  Как вообще должны реагировать девушки, когда им дарят цветы? Это папе или друзьям я могла сказать 'спасибо, отличный веник!' А здесь надо что-то другое, да?
  Тем более - тёмно красные розы. Эти цветы мне, в виде исключения нравились. Вообще не понимаю, зачем надо обрывать половые органы растений, и в чём здесь выгода для девушки... Но красные розы - это уже не цветы, это символика. Они многое хранят в себе и ещё больше говорят.
  Три роковых красавицы кольнули мне ладони.
  - Я думала, шипы сейчас обрезают, - заметила между делом.
  - Да, и я кучу лавочек обегал, чтобы найти с шипами. Знаешь, просто рука не поднимется подарить тебе розы без шипов.
  Ваза у нас была только одна, слишком широкая для этих цветячьих леди. Стебли неровно рассыпались по ней.
  - В узкой они смотрелись бы лучше, - заметила я.
  - В следующий раз принесу тебе больше роз, - пообещал Макс с непонятной улыбкой.
  - Да так норм! - отмахнулась я, чем вызвала смех.
  Поджала губы:
  - Что?
  - Тебе не нравятся цветы?
  - Розы - нравятся! Цветы - нет. То есть, они красивенькие, конечно. Но букет может быть только роз. Так что ты угадал.
  Он картинно выдохнул и вытер якобы пот со лба.
  - Щас врежу по чем попало!
  И прикусила язык. Стоп. Куда меня понесло? Кажется, мы собрались здесь с вполне определёнными целями.
  И что делать-то? Отволочь его в спальню?
  Как это у нормальных людей бывает?
  - Извини, - грустно пожала плечами. - Наверное, здесь нужна романтика. Но если ты ищешь её, боюсь, не по адресу.
  Глаза его смеялись ещё больше, но интонации вдруг стали серьёзными. Шаг - и обнял меня за талию:
  - Я пришёл за сексом. Это по адресу?
  
  76.
  Конечно, утром он тихо ушёл, разбудив меня только дверь закрыть. И днём не позвонил.
  Кто-то сомневался?
  Я не какая-нибудь жрица любви, чтобы завлечь парня сексом. Более того. Честно говоря, я оказалась не на высоте прошедшей ночью. В отличие от Макса. Кто бы там что ни говорил про него, всё это было из зависти.
  Первые две пары я бессовестно проспала. Потом собиралась проваляться и третью. Вообще встать меня заставили только ещё слегка влажные, сбившиеся простыни. Постель, наверное, придётся менять. Ненавижу это дело. Вообще кому-нибудь нравится вставлять одеяло в пододеяльник?
  Успела я только на практику по вышке (высшей математике - прим. авт.). Тут не до мыслей стало, пришлось сосредоточиться. Я вообще не привыкла халтурить на практических занятиях. Так получалось, что соображала я быстро, и делала многие задания первая. А уж в бригадах основные опыты и расчёты лежали именно на моих плечах.
  Пока сама поняла, пока объяснила соседям - две пары пролетели незаметно.
  Я должна была все три часа ждать звонка и переживать, но забыла про это. Забыла даже про то, что не разговариваю с Гульшат. К счастью, она сама помнила и не подходила.
  А потом, выходя из корпуса, я встретила девушку из параллельной группы. Ходили упорные слухи, что она не так давно делала аборт.
  И словно холодный пот прошиб.
  Я принялась звонить Максу.
  Конечно, он не взял трубку. Он никогда не берёт во время работы.
  Но я не сдалась. Второй звонок, третий.
  Сейчас ведь в этот салон приеду.
  На четвёртую попытку ответил усталый и слегка раздражённый голос:
  - Ну что?
  - Я что, теперь могу забеременеть?!
  Его слух спасло то, что я шла по улице, и кричать старалась... шёпотом.
  - Нет.
  - Разве?
  - Надёжность Контексов достаточно высока. У меня ещё ни один не порвался.
  - А они что, были?
  Я растерялась. Совершенно не помню ничего подобного. Да не может быть. Я бы заметила.
  Громкий смех на том конце провода мгновенно разозлил меня:
  - Я убью тебя!
  Он не переставая смеяться выдавил:
  - Зоя! Ты что, даже не обратила внимания? Ты мне льстишь.
  - А ты мне врёшь, - мрачно ответила, всё ещё соображая.
  - Ну можешь заглянуть в мусорное ведро в кухне.
  - Я так и сделаю, как вернусь домой.
  В трубке раздалось женское хихиканье и неразборчивая речь.
  - Дина советует думать об этом до, а не после.
  - Эй, тебя что, клиентка слушает?! - дошло вдруг.
  - Зой, ты позвонила мне на работу. У меня в руках прядь волос и филировочные ножницы, я физически не могу отойти. Может, как-нибудь в другой раз поговорим на интимные темы?
  - Ладно, извини, - пробурчала я.
  - Ничего. Давай зай, люблю, целую.
  Макс отключился, пока я переживала последние слова. Даже то, как он меня назвал, не казалось особо важным сейчас. Значит?..
  Да ерунда какая, ничего не значит. Вон он с клиентками на прощание целуется в щёчку. В девочковой компании принято бурно друг друга обожать.
  
  77.
  Я, наверное, плохая подруга и отвратительная дочь, но весь день думала только о Максиме. Никакой определённости. Это молчание угнетало. Его смена давно кончилась, клиентки на дому наверняка тоже, мог бы позвонить! Ну хоть СМС кинуть.
  Попытки убедить себя, что мне всё равно, глушились воспоминаниями. На каждое 'без разницы' всплывал то поцелуй на концерте, то нежные прикосновения его кисточек и пальцев к лицу, то надёжные объятия в тот неудачный вечер после откровений друзей.
  Это можно пережить. Можно. Будут светлые и печальные тени прошлого. Будет, что вспомнить в старости.
  Но надо ли? А вдруг для Макса нормально такое молчание? Позвонит завтра, как ни в чём не бывало...
  А до завтра я не доживу. Скончаюсь от неопределённости.
  В конце концов! Достало всё.
  Набрала номер.
  На этот раз ответил Макс сразу.
  Я начала с места в карьер:
  - Скажи сразу, мы будем продолжать?
  - Э-э... протянул он. - Что продолжать?
  - В смысле - что? По-твоему - нечего? Ты сам всё это начал! Хочешь прекратить - скажи сразу. Мне надоело строить предположения.
  - Зой, ну что опять я сделал не так? - очень устало спросил он, и мне даже на мгновение стало стыдно.
  Но только на мгновение.
  - Если ты собираешься пропасть и не звонить, я не хочу гадать неделю. Давай сразу определимся.
  - Ну с чего ты взяла, что я так собираюсь сделать? - чуть раздражённо спросил он.
  - Ты уже не звонишь.
  - Но мы же говорили с тобой сегодня.
  - Так это же я позвонила! Ты, между прочим, даже не сразу ответил!
  - Я не разговариваю по телефону во время работы, ты же знаешь. Зой, ну в самом деле! Ты разыгрываешь из себя независимую и умную, а на самом деле - хранишь внутри столько комплексов и страхов... Откуда в тебе это? Ты дома сейчас?
  - Дома, - проворчала я.
  - Никуда не уходи, я сейчас приеду.
  Он, по обыкновению, бросил трубку. Не любитель долгих прощаний, да уж.
  
  78.
  К приезду Макса дурное настроение моё полностью исчезло. Он явно был настроен серьёзно. Наверняка готовил разговор.
  Но что-то честно говоря мне не хотелось разговаривать.
  Я встретила его поцелуем. Потом обняла его за талию, затащила внутрь, закрыла дверь в квартиру и повторила.
  - Ты останешься у меня сегодня? - уточнила между делом.
  - Конечно.
  Он прервал меня и посмотрел серьёзно в глаза:
  - Зоя, нам, наверное, надо поговорить.
  - Давай после, а?
  Уговаривать Макса не пришлось. Он подхватил меня на руки и потащил в сторону спальни:
  - Попробуем в полчаса уложиться.
  Вышли из дома мы только через час, уже было темно. Макс удуручённо вздохнул, потом заметил:
  - В темноте не получится, но ладно, как есть.
  На вопрос 'что он задумал' - не отвечал.
  Вряд ли ожидался какой-нибудь банальный сюрприз. Просто очень неожиданно Макс сорвался ко мне, в том числе и для самого себя. Да и понятие 'серьёзный разговор' обычно не включает развлечения.
  Всего несколько остановок - и мы вышли на остановке 'Госцирк'. Чуть поодаль тускло посвечивал кинотеатр 'Искра', и если Макс имеет в виду именно его - я буду разочарована.
  Но мы прошли мимо, до улицы Зорге. Вокруг расположились стройки, аляпистые дома возвышались уже почти готовые, между ними прокрадывались заготовки из бетона и месиво грязи и глины. Макс ловко находил пути, будто не в первый раз.
  Он же не хочет сказать, что меняет профессию на более мужественную и устроился на стройку?
  - Это - мой дом!
  Внезапно он указал на одну из заготовок.
  Не сразу до меня дошло.
  - В смысле?
  - Я взял квартиру в этом.
  - Н-но... он же... не достроен!
  - Обещают сдать в семнадцатом году.
  Кажется, что-то начало доходить. Чем меньше построено, тем дешевле квартира.
  И тут всё встало на место. Непонятное безденежье человека, который работает в дорогом салоне красоты, перестало быть нелогичным.
  Обняла его:
  - Как здорово! Я так рада за тебя! Ты поэтому живёшь с такой маленькой квартирке?
  - Отчасти из-за Руслана. Он поменял работу и не потянет больше пока, а менять соседа не очень хочется. Я вообще-то на машину откладывал, - признался он. - Хотел 'Ford Mondeo' взять, без кредита, не хотел в эту кабалу ввязываться.
  - Он так дорого стоит? С целую квартиру?! - не верится как-то.
  - Ну, нет, конечно, квартиру пришлось в рассрочку. У меня условия хорошие, первый взнос большой.
  - Всё равно... Два года выплат...
  - Нормально, Зой, не проблема. У меня приличная работа, я справлюсь. Руслан как раз строитель, он мне этого застройщика и посоветовал, и выбрать помог.
  - Конечно. Своя лучше, чем съёмная... Но ты потянешь сразу обе?
  - Не волнуйся, - он усмехнулся. - Правда, родителям пока отсылать деньги практически не смогу. Но ничего, они не бедствуют.
  - А где у тебя родители?
  - Не в Уфе. Я тебя познакомлю, - пообещал Макс, вызвав локальный приступ паники. Не надо меня знакомить! Я не из тех, кто может на чьих-то родителей впечатление произвести. Разве что отрицательное.
  Он взял меня за руку и повёл с площадки.
  - Знаешь, как-то внезапно надоело жить одним днём. Захотелось вроде бы уже какой-то определённости. И, можешь гордиться, чувства к тебе меня сподвигли на подобные размышления. Когда я понял, что, как бы не убеждал себя, ты - не девушка на одну ночь...
  - В следующий раз, когда что-то такое поймёшь, скажи сразу.
  - Да уж, буду брать с тебя пример, - он засмеялся. - Ты рубишь с плеча. Если бы не это, вряд ли мы бы сейчас были вместе. В том смысле, что эта женская привычка 'сама придумала, сама обиделась'... Если бы ты каждый раз дулась непонятно на что, это было бы утомительно. А так ты каждую свою глупую претензию сразу озвучиваешь.
  - Глупую?! - Я остановилась и попыталась повернуться к нему лицом, но Макс сгрёб меня в охапку и подтолкнул дальше по дороге:
  - Давай хотя бы с грязи выйдем.
  - Ты хочешь сказать, что сразу по морде получить лучше, чем угадывать, что случилось?
  - Не поверишь, лучше. Только мы же договаривались - лицо и руки не трогать.
  - Да помню! Я образно... - отмахнулась я. - Ты меня нисколько не боишься?
  - Да брось! Одна моя бывшая заменила мне оттеночный тоник на краску ядовито-синего цвета. Кстати, с тех пор я и выкрашиваю пару прядок в синий, мне, оказывается, идёт. Но волосы я тогда сжёг.
  Всё-таки он красит волосы. Я уже не удивляюсь.
  - А была ещё одна. Я точно знал, что это она - нашла парня с голосом, похожим на мой, и они отменили полтора десятка моих клиенток. Потом пришлось перезванивать всем и выяснять, кого она обманула. А влетело от директрисы мне. Или, когда две клиентки решили меня делить и одна, пока я отвернулся, попыталась насыпать стеклянную крошку в мои тени... Знаешь, можно доставить неприятности огромным количеством способов, кроме мордобоя. По крайней мере, ты никогда не ударишь в спину, и в прямом, и в переносном смысле.
  - Мда. - Пробормотала я. - Это точно нет.
  - И ты не достаёшь по каждой ерунде. Мне работать сейчас приходится с утра до вечера. Если нет салона - на дом беру, или сам езжу. Правда, с машиной придётся теперь подождать. Для тебя это важно?
  - Что, машина? - удивилась я. - Я умею ходить. Ты же не думаешь, что я сейчас скажу 'Ой, нет! Не собираюсь встречаться с парнем без машины!'
  - Не поверишь, кое-кто так бы и сказал, - проворчал он под нос.
  Макс тщательно вытер кеды о траву перед тем, как вышел на дорогу. Я же заморачиваться не стала. Тракторную подошву чистить долго и нудно. Как говорится, высохнет - само отвалится.
  Я предложила пройти пешком несколько остановок. Гулять по Проспекту Октября приятно, легко и безопасно. Тем более - погода позволяет. Немного холодно, да - но можно идти побыстрее. Почему-то настроение поднялось, как будто все проблемы сами собой разрешились.
Оценка: 8.33*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Мир Карика 10. Один за всех"(ЛитРПГ) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) В.Пылаев "Видящий-5. На родной земле"(ЛитРПГ) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"