Змрочны Юрек: другие произведения.

Маленькие сказки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    • Если суетливая бестолочь договорится с бестолковым лентяем - кому-то придёт конец.
    • Не античная мифология
    • Что нужно, чтобы научиться летать.
    • Откуда берутся герои.
    • Почему у фей бывает скверный характер и можно ли с этим бороться.

  
  
   1. Сказка о Кузнеце и Пауке
   2. Слёзы земли
   3. Сказка Юрского периода
   4. Нарушитель
   5. Утренняя сказка.
   6. Погода.
   7. Очень грустная сказка
 
  
Сказка о Кузнеце и Пауке.
 
  
   Ни близко, ни далёко, ни низко, ни высоко, не совсем уже на небе, но где-то далеко стояла себе деревенька.
  
   На одном конце деревни жил кузнец, добрый молодец. Был он и лицом пригож, и ростом высок, и в плечах сажень косая, и силушкой его матушка-природа не обделила. А главное - был он мастер знатный, каких в наше время вовсе не сыскать, а и в старые времена поискать надо было. Что бы ни делал он в кузне - молотом своим песню пел, огнём душу вкладывал, водой силы прибавлял.
   Им подкованные кони вёрсты без устали мерили, им кованные мечи хозяев от смерти заслоняли, плуги землю будили. Да и за что бы ни брались его руки золотые - всё людям служило честно и долго. И со всех сторон к нему на поклон шли, потому как - Мастер.
  
   У нас ведь здесь сказка... Так что
  
   на другом конце деревни жил-был паук. До косой сажени не дорос, а в полсажени размером был. Сплёл он в хорошем месте паутину, и такой тонкой была она, что иной раз, перед нею стоя, и нитей не увидишь. А паук сидел себе - и слушал. Как лист скользит с дерева, как дождь падает на землю, как хлеба всходят, как травы растут, как ветер облаками играет.
   Дрожали струны колыбели его, и знал паук - будет ли лето солнечным, а зима снежной, весна дождливой, а осень тёплой; когда речка разольётся и высоким да долгим ли половодье будет; когда лучше всего пахать, а когда сеять, когда огород садить, а когда травы косить; уродят ли в этом году пшеница, рожь или гречка, какие грибы да ягоды; где в лесу сейчас лучше знахарям травы собирать, а куда и соваться не стоит. Слушал паук, а что слышал - людям рассказывал. И со всех сторон к нему на поклон шли, потому как - Мастер.
  
   Так и жили.
   Только считал паук кузнеца бестолочью, шумной да суетливой. Только считал кузнец паука бездельником, ленивым да бестолковым.
  
   Так бы, может, и сейчас было, да беда пришла вместе с правителем соседним, до чужого благополучия завистливым, до чужого добра жадным. Собрал он рать и пошёл соседей воевать. Да так, что обороняться всем миром пришлось, плечом к плечу стать.
   Слушал паук, как трава под ногами шелестит, как конские копыта стучат, куда дружина идёт и откуда стрел ждать. Не вышло у врага подойти незаметно и напасть внезапно. Так и понял кузнец, какой бывает толк в тихом созерцании.
   Ковал кузнец наконечники стрелам и копьям, что били без промаха; ножи и мечи, что в бою не ломались; шлемы и кольца кольчужные, что от ран и гибели спасали. Тут и увидел паук, какой бывает прок в шумном делании.
   Выстояли.
  
   Живут по-прежнему в разных концах деревни мастера.
   Только послушает порой паук, как железо на наковальне звенит, и поспешит к соседу - железо-то разное бывает. Мастер своё дело знает, а чужое мастерство его с такой стороны покажет, что и диву дашься.
   Только выйдет, бывало, кузнец на порог, поглядит, как ветер в кронах гуляет - и поспешит к соседу - помочь от непогоды укрыться. Восемь лап хороши, а руки сильные да умелые всегда пригодятся.
   Так в сказке бывает, так и в жизни случается.
  
   Вот, пожалуй, и конец. Кто прочёл - молодец. А уж кто понял, о чём - тому и вовсе поклон.
 
  
Слёзы земли
 
  
   Было это давно. За высокими горами, за широкими лесами, как и везде - люди жили: овец пасли, зверя били, хлеб растили.
   Пока не случилась в один год сухая весна. С земли снег сошёл, а с неба ни капли не упало, сушь великая - день за днём. Стонали пахари, что осталось только поля слезами да потом полить - только проку и от того не будет.
   Собрались тогда старики, подумали и решили: раз не догадывается небо землю само оросить, придётся ему пример подать. И в рассветный час легли зерном на поля жёны желанные, и вошли в лоно их дождём мужья верные; и восхотела земля, и нахмурилось небо.
   Покатились с гор тучи, застелили ложе тёмной периной - среди дня ночь наступила. Вспыхнули свечами, извились в горах молнии - сроду здесь таких не видывали: голубые, на конце раздвоенные, будто язык змеиный. И полился на землю званый дождь.
  
   Видать, люди с большой радостью обряд провели, а земля с небом им крепко позавидовали, потому что осенью и стар, и мал на поля вышли, с ног падали, рук не чуяли - такого урожая, что с полей сняли, и сказания не упомнят.
   А как прошла самая зимняя стужа, так уже повитухи с ног сбились и руки едва поднять могли, потому что чуть не в каждом доме их помощь пригодилась.
   А ближе к лету - прошли со стадом с одного пастбища на другое пастухи. И показалось самому молодому, что видел он медведя у дальней скалы. Да не раз показалось, не дважды. Мялся, маялся пастух - решил посмотреть. Пошёл за медведем - нашёл пещеру, а в ней - дитя малое, каких полное село той весной по колыбелям лежало. Только здесь мальчонка ровно в гнезде спал - постель из веток сложена, а на ней клочки шерсти медвежьей.
   Забрал пастух находку - не годится зверю человеческое дитя растить. А старший посмотрел на обоих - и вниз отправил: ребёнка кормить нужно, а что толку медведицу на овцу сменять.
  
   Спуститься-то пастух спустился, только люди тому не обрадовались - чуть не у каждого в доме свой подарок растёт, да и выглядел найдёныш странно.
   Кожа тёмная, словно у дуба ствол. А глаза серые - как небо перед грозой. И не волосы - вороной кобылы хвост, ещё и по спине гривкой, как у молодого хорька, идут.
   Мнутся люди: и бросить ребёнка - не годится, и взять - боязно. Маются.
   Пока не вышла вперёд немолодых лет пара.
   - Все знаете - у нас четыре дочки. И пятая - этому ровесница. А будет ли ещё когда кто - неведомо. Пусть шестым сейчас станет сын. Орс.
   Так и решили.
  
   А вскоре поняли, что, взяв приёмыша, не прогадала пара. Орс и впрямь рос медвежонком: не слишком ловкий, не слишком быстрый, но сверстников чуть не на голову выше и в плечах едва не в полтора раза шире - в обычных мальчишеских потасовках против него никто не выходил: старшим - не по возрасту, ровесникам - не по силе. Сёстрам был защитник, матери - послушник, отцу - помощник: чему выучился - навсегда при нём оставалось, хотя учился медленно и трудно.
  
   Пока не пришло время мальчикам учиться защищать - себя, дома и землю свою. Сёла ведь войска не держат, если придёт напасть - все мужчины за луки и мечи возьмутся. Отобьют беду - и снова оборотятся: лучники - охотниками, мечники - пахарями.
   Орс лук только в руки взял, покрутил - и назад положил. Никто силовать не стал - не его оружие. А вот меч да палица - казалось, Орс с ними и на свет появился. Скоро сравнялся он в ратном умении со взрослыми, а после ему не только в родном селе, но и во всей округе равных не находилось.
   "Не к добру", - качали головами старики. Пока приёмный отец не взвился:
   - Да что ж недоброго?! Защитник вырос!
   - Так в этом добра и нет. Раз защитник появился, значит, понадобится. Не он беду принесёт. Но беда такая придёт, что без него нам не справиться. Ради неё он рос. Что ж в этом - доброго?
  
   Прислушались люди. Призадумались. Стали оружие проверять, да себя заодно. Никогда ещё в тех местах такого войска не было.
   Но проходили месяцы, беда всё не являлась, и надоело людям лук, что ни неделя - осматривать, с мечом под подушкой спать. Махнули они рукой на пророчества стариков. А те только головами качали: "Беда вам весточку не пришлёт - ждите, вот я иду. Упадёт, как снег среди лета."
  
   Напророчили. Орсу третий десяток пошёл, когда объявилась беда - жаркими пожарами да горьким дымом. Явилась с поля, где, кроме дикого зверья, сколько знали - не водилось никого. А пришедшие - хуже зверья были, хоть не зверями выглядели.
   Тут и пригодились - и мечи, и луки, и выучка - не до конца забытая, скоро припомненная. И укромные места в болотах лесных, куда свозили стариков, детей, женщин да припасы с окрестных сёл.
   Думали люди поля, что пройдут быстро, возьмут добычу щедро. А встретила их пустыня, мечами да стрелами ощерившаяся. Не вышло у них легко прийти. Не вышло и легко уйти - сказали старики, что нельзя гостей незваных так отпускать, их в десять раз больше вернётся. Пришли они в эту землю - пусть в ней остаются. И тогда покоя не будет, но без этого - не будет и жизни.
  
   Послушали стариков. Со всей округи ратники собрались.
   У реки не стали - легли. Подошли к воде люди поля, и первая сотня почти переправилась, но смели её вставшие на том берегу лучники. Поднялись тогда и на этом берегу защитники - словно из земли выросли.
   Тяжкая была битва.
   Только и в первый раз не ошиблись старики - на месте Орса десяток бы не справился, а он один - десятка стоил: смотрел соколом, бросался рысью, ломал медведем; ни один, его руки отведавши, других угощений не требовал. И не брали его ни мечи, ни стрелы: бившийся без щита - с мечом и палицей, он был весь покрыт кровью, и все видели: то - чужая кровь.
   Тяжкая была битва.
   А как утихла, оглянулся Орс кругом и подумал, что пришли люди поля к его земле за добычей, а вышло, что её добычей стали. Осмотрелся, да оружие из рук и выпустил. Сам на устланный телами берег опустился, к земле приник. Только и смог, что прошептать: "Матушка".
   Одежду с него срезать пришлось - и тогда поняли, что бурая она от крови не только чужой.
   Знахари над ним три дня бились. Что могли, делали, что не могли - пробовали. Но не вернулся Орс с той битвы.
   И не только старики тогда вздохнули с облегчением - видать, большей, чем отражённая, беды уже не ждать.
  
   Стали говорить, что нужно готовить тризну - достойную такого богатыря, но покачала головой приёмная мать.
   - Откуда он к нам пришёл - пусть туда и уйдёт. Не наше это дитя - кто-то ещё его оплакать должен. Должна мать сына проводить.
   Многие той речью возмутились, но не одна мать в селении потеряла сына. А встали они - как одна. И покорились мужчины: пока ратник, вернувшийся с битвы, от крови не очистился, он - воин; а не годиться воину горюющей матери перечить.
   Отдали Орсу все возможные почести, положили тело на носилки и отнесли в ту пещеру, где двадцать лет назад нашли. Там и оставили.
   Постояли, помолчали - и к домам вернулись. Живым жить надо.
  
   * * *
  
   Заглянул в пещеру отец-небо - и застыл. Ни дымки на нём с тех пор. Ни тучи. Ни облака. Одно солнце с востока на запад ходит. День за днём.
   А в пещере ночь за ночью мать-земля плачет, не утешится. Днём солнечным высыхают слёзы - остаётся на камнях соль. Нарастает, осыпается. Лежит в соли тело нетленным, будто уснул Орс - вот-вот проснётся.
   Холодно в пещере. Сухо. Солоно.
   Хоть и вырастила Орса мать не родная, но подсказало ей сердце верно - не приняло смерти богатыря место, где он родился. Много времени прошло, мало ли - проснулся Орс. Вздохнул, глаза открыл - сокровищу подивился: лежит он среди красоты невиданной. Сел, рукой снег нетаявший зачерпнул - с ладони свет посыпался.
   Удивился Орс, ко входу подошёл, пещере поклонился - домой отправился.
  
   В селении его узнали. Не удивились. Только он селения не узнал. Поля стоят чёрные, сады голые, люди тенями бродят.
   Он к дому бросился: что такое?
   И услышал, что в великой битве не стало его. И с того самого дня - с неба ни капли не упало. А река вздулась и колодцы переполнились, только нельзя той водой ни людей, ни скотину, ни поля поить - стала она солёной. И перегоняют её, но много тем не добудешь, и не знают люди, как дальше быть, потому что без урожая прожить как-то можно, а без воды - никак нельзя. И выходит эта беда страшнее прежней, и нет от неё спасения.
   Оттого живому Орсу никто и не удивился.
  
   А Орс удивился. Битву он помнил, да проснулся в пещере живым, невредимым - и следов от ран не осталось.
   Зачерпнул тогда воды из колодца - к губам поднёс. Солёная вода. Солёная, как воздух в пещере.
   И не вспомнил Орс, но словно бы знал всегда.
   Бежал он к пещере - волку не угнаться. Упал на колени, зачерпнул горстями белую печаль:
   - Матушка! Твоими слезами нынче родники текут! Что же ты - одного сына спасла, а других губишь!
   Пробежал по пещере ветер, вихрем соль поднял:
   - Не хотела я ничьей гибели. Людям заступника отдала. Но и за невольную вину будет мой ответ: станет пещера целебной. Пусть приходят люди.
  
   Протянул Орс руки к небу:
   - Батюшка! Отпусти к земле воду - без неё жизни нет!
   Нахмурилось небо, заклубилось тучами, зарокотало:
   - Воду верну. Только ты - не вернёшься. Не может человек дважды в одном обличье родиться. Поднимайся ко мне - здесь тебе службу найду.
   Задумался Орс.
   - Не гневись, батюшка. На земле от меня больше проку будет. Нельзя мне уходить. Да и не хочу. А если не можно в одном облике - дай другой.
  
   Сверкнула молния - так, что от гор тени легли. Грянул гром - так, что не на одну минуту все оглохли. Ливень стеной встал.
   И спустился вместе с водой к селению огромный бурый медведь.
   И колодцы опреснели. И зерно проснулось. И травы поднялись.
   И никто в селении тому не удивился.
  
   Только с самых тех пор людям той земли медведь старшей роднёй стал - не охотятся на него, уважают, почитают, в беде призывают.
   А в пещеру, и в самом деле, стали приводить и приносить тех, кто долго болел да никак не выздоравливал; и тех, чьи раны долго не заживали; и стариков, простудившихся в холодную пору; и детей, что всё кашлять не переставали. Всем помогала пещера.
   А ещё - с тех самых пор на этой земле никогда не бывает засухи.
 
  
Сказка Юрского периода
 
  
   Жил-был как-то на свете маленький, не больше вороны, археоптерикс - ещё не птица, уже не динозавр.
   От динозавра ему достались зубастый клюв, сильные ноги и когтистые верхние конечности, которые никак не могли определиться - они ещё лапы или уже крылья.
   Хотя на крылья походили очень-очень, потому что археоптерикс был весь покрыт тёмными перьями - включая даже длинный, почти динозаврий хвост.
   Так что маленький археоптерикс выглядел вполне птицей и ничто бы не мешало ему летать,.. но он боялся. Он же был не совсем ещё птица.
  
   Время от времени наш археоптерикс забирался на какое-нибудь высокое дерево, усаживался поближе к вершине и засматривался на бесконечный, до самого горизонта, лес. (Археоптерикс жил в конце юрского периода, то есть где-то так сто пятьдесят миллионов лет назад, когда людей на земле или ещё не водилось, или водились совсем другие - поэтому воздух был свежим, вода - чистой, а леса стояли везде, где могли произрастать.)
   Археоптериксу наверху очень нравилось - ему там никто не мешал, а перья защищали от дождя и ветра.
   Спускаться вниз, правда, было неудобно. И однажды он не удержался на скользкой ветке. И начал падать. Но забрался он, как всегда, высоко, и падать оказалось далеко, и тут крылья археоптерикса сами собой развернулись - и он почти полетел.
   Спланировал потому что.
   Планировать археоптериксу тоже очень понравилось. Во-первых, это было приятно. А во-вторых, теперь он мог поймать гораздо больше разных вкусных насекомых.
  
   И так бы история археоптерикса на планировании и закончилась, если бы как-то раз он не решил попутешествовать. Не совсем по собственному желанию, просто вкусных насекомых в его лесу почему-то стало меньше, и пришлось искать, где бы ещё поживиться.
   Путешествовал археоптерикс, путешествовал, и припутешествовал туда, где лес заканчивался, а начиналось море.
   Моря маленький пернатый динозавр никогда ещё не видел и прямо изумился. Взобрался, как обычно, на дерево повыше, устроился поудобнее и стал смотреть.
   Только не учёл (потому что - не знал), что море - это не лес: и ветра там совсем другие, и налетают внезапно. И попал наш археоптерикс - в бурю. И планировать страшно, и спуститься - никак; цеплялся он за ветки, цеплялся, а всё-таки оторвал его от дерева ветер и понёс.
   А никому же не хочется шмякнуться о землю комком перьев. Расправил археоптерикс крылья, а ветер их треплет, его подбрасывает - тут жить захочешь, замашешь всем, чем махать сможешь.
   Так он из бури и выбрался. Заодно летать научился.
   И хотя по-прежнему выглядел, как маленький пернатый динозавр, стал наш археоптерикс с тех пор совсем настоящей птицей.
 
   А насекомые, скажу я вам, в юрском периоде были ... мням!
 
  
Нарушитель

 
Предыстория,
  (за которую самая горячая благодарность - Создателю сновидений)
  
http://img-2004-06.photosight.ru/10/517990.jpg
      "...всегда есть надежда, что на самом деле самые страшные кошмары нам только кажутся такими...
      Знаете, в детстве мне часто снились чудовища.
      Так вот, однажды (мне было лет 8) я осмелела и не стала убегать, а подошла к такому монстру и сказала типичную детскую фразу: "Давай дружить!".
      Чудик насупился, ответил: "Да ну тебя", - развернулся и ушёл.
      Обидно было, до чёртиков :).
      А ему-то каково, наверное!"
 
   
История
.
   
    Жили на белом свете...
    Нет, не так.
   
    Жили тёмной ночью...
    Нет, так ещё хуже.
   
   О, сообразил!
 
 []       Жило в ночном мире семейство монстров.
      Обычная семья: папа, мама и монстрики-детишки.
      Обычно жили - родители на работу ходили, дети в школе учились.
      Думаете, дело было где-то далеко? Нет. Монстры рядом с нами живут.
      Только наоборот:
          когда мы утром просыпаемся - они спать ложатся;
          мы на работу идём - они отдыхают;
          мы вечером в постели укладываемся - они поднимаются;
          мы засыпаем - вот тогда у монстров трудовая ночь и начинается.
      Работа у них очень важная - они для людей страшные сны оформляют. И, потому, очень ответственная, ведь нужно каждый раз так напугать, чтобы и не совсем, но чтобы люди не забыли, что на свете опасности есть и не разучились от них спасаться и с ними справляться.
      А для того, чтобы сами монстры со своей работой хорошо справлялись, им во всех учебных заведениях спецкурс преподают. "Страхология" называется. Страховедение и психология человека.
      Сколько монстры учаться - столько людей и изучают.
   
    Но если долгое время с кем-нибудь рядом жить и работать, то начинаешь не только его изучать, но и у него научаться. А плохому всегда учатся куда быстрее, чем хорошему. И у людей есть чему поучиться.
    Поэтому монстрам до совершеннолетия с людьми общаться категорически запрещено. А изучать и наблюдать их предписано исключительно в рамках учебного процесса под руководством сертифицированного специалиста. Так в инструкции и написано.
    Но где это вы видели, чтобы все до единого предписания всеми совершенно исполнялись? Да и запретный плод - ой, как сладок.
    []
    "Чем эти люди такие страшные, что на них даже посмотреть просто так нельзя?" - возмущённо подумал однажды один из монстриков нашего знакомого семейства.
    Возраст у него такой был - вступления во вредность. Как описано во взрослом справочнике: "Характеризуется непредсказуемостью поведения в связи с алогичностью выводов и спонтанностью решений."
    Вот он и решил, что всем докажет!
    Что он может!
    На самом деле, он понятия не имел, что будет доказывать, кому и зачем, ему просто было очень любопытно. И даже немножко страшно, но т-с-с-с - это очень страшный мальчишеский секрет.
 
    И вот, вместо того, чтобы в предрассветные часы готовить уроки, стал монстрик человеческие сны подсматривать. Те, которые его родители оформляли.
    Сначала ему не слишком понравилось - что может быть интересно ребёнку во взрослых ужастиках? Но потом... Потом он выяснил, чем взрослые сны от детских отличаются.
    Вы, когда на щенка, или котёнка, или другого какого зверёныша смотрите - почти всегда ведь можете сказать, взрослый он или не очень, даже если такого зверя никогда раньше не видели. Вот и со снами так же.
 
    Монстрику сны ровесников очень даже подошли. Он в них иногда, когда взрослые монстры не видели, даже появляться начал. Что, конечно, совсем уже безобразие - детям страхи положены индивидуально, дозировано и по расписанию, над этим целый научно-исследовательский институт работает и специальная комиссия следит. А тут здрасьте вам - вне графика по детским снам бродит посторонний чудик.
 
    Который уже не только уроки забросил, но и занятия прогуливать стал. И закончилось бы это из ряда вон выходящее нарушение для монстрика как-нибудь очень плохо, если бы не одна необычная встреча.
    Заглянул он как-то в сон к одной девочке. Однажды заглянул - и очень ему девочка понравилась; хотя он, понятно, никогда бы в этом не признался. И в гостях у неё понравилось. Так что он и другой раз заглянул, и третий. У девочки было совсем волшебно, потому что она для неё созданные сны не только смотрела, но и подправляла, если ей что не нравилось. Есть такие люди - ох, с ними творцы снов вечно намучаются, пока в соавторы не возьмут...
 
  []    И монстрику тоже досталось.
    Потому что он уже не просто подсмотрел, а к девочке в сон прямо явился. Специально явился - посмотреть, что тогда будет. Он же монстр, в конце концов.
    А девочка взяла - и не испугалась. Во всяком случае, она не пищала, не верещала, не убегала и не пряталась. Она стояла и молча смотрела на ещё невиданного ею чудика.
    И это было ужасно. Нет, вы даже представить себе не можете, насколько это ужасно, когда ты должен пугать, а тебя не боятся.
    На самом деле девочка испугалась немного, но монстрик был ещё неопытным и не смог этого понять.
    А потом... Потом она подошла к нему совсем близко! И сказала: "А давай дружить"!
    Бедный монстрик совсем растерялся. Да не положено людям с монстрами дружить!
    Он почему-то совершенно забыл, что ему в этом сне тоже быть никак не положено.
    И потом, как это он дружить будет - с девчонкой?! Да ещё меньшей его! Да его засмеют же все!
    Тут он окончательно сконфузился, но не бежать же, сломя голову, монстру из девчоночьего сна. Так что он насупился, посмотрел под ноги, скривился и пробормотал: "Да ну тебя". Теперь он мог оправданно исчезнуть с гордо поднятой головой, что и было исполнено как можно скорее.
 
    Для прогульщика вся эта история с нарушениями завершилась очень удачно - он так перепугался, что ему ещё кто-нибудь что-нибудь такое, "неправильное", предложит, что твёрдо решил сначала выучиться, а потом уже сноходчеством заниматься. Дипломированно. И стал весьма прилежным учеником.
    Зато девочка на монстрика обиделась - она ведь предлагала искренне. И ей было очень неприятно, что чудик так невежливо сбежал.
    Хотя мы и не знаем, сбежал ли он от неё насовсем.
    И не приглядывает ли теперь уже взрослый учёный монстр - за её по-прежнему волшебными снами.
 
  
Утренняя сказка
 
 
   Жил однажды мальчик, который очень не любил по утрам вставать.
   Потому что по вечерам ложиться спать он тоже не любил и гулял до тех пор, пока папа его в постель не загонял. Но и тогда он ещё долго лежал в темноте и придумывал всевозможные сказочные истории.
   Конечно, утро после такого вечера напоминало пробуждение Власа Прогулкина: мальчик долго отнекивался от вставания, а когда всё-таки открывал глаза и смотрел на будильник, то вскакивал и летел - из постели к умывальнику, от умывальника к тарелке, после - натягивал форму и нёсся в школу (становиться буквально Власом Прогулкиным родители мальчику категорически не позволяли).
 
   И так продолжалось целый учебный год. И на каникулах - тоже.
   Но вот однажды летом мальчику, проспавшему в тот день не только рассвет, но почти и полдень, явилась фея утреннего пробуждения.
   И была она очень-очень сердитой.
   Потому что фее утреннего пробуждения не нравятся дети, которые не хотят с нею дружить. Не встают рано, не делают по утрам зарядки, не застилают кровать, не умываются, как следует, не моют за собой посуду после завтрака. И, вместо того, чтобы учиться, всё утро в школе спят.
 
   Фея топнула, стукнула кулаком по столу и гневно заявила:
   - Бездельник!
   Мальчик, валявшийся в постели и рассматривавший танец пылинок в солнечном луче, немедленно и окончательно проснулся, сел и во все глаза уставился на возмущённую фею.
   При этом почему-то вспомнил кусочек песенки с любимой пластинки:
   "Эх, топни нога. - Да притопни друга.
   Ты не стой на пути. - Коли жизнь дорога!"
 
   - Вот именно, - подтвердила сердитая фея. - Моё терпение - закончилось. Поэтому отныне. Если ты поднимешься утром позже. Чем нужно, чтобы всё успеть сделать и везде вовремя успеть. Будешь до самого полудня через каждые четверть часа - ЧИХАТЬ!!!
 
   Фея ещё раз топнула, крутнулась вокруг себя - и исчезла.
   А мальчик остался.
   И ему всё-таки пришлось научиться вовремя вставать, потому что чихать по полдня оказалось очень неудобно и крайне неприятно.
 
   Прошло время, мальчик вырос, и Власом Прогулкиным совсем не стал, но история на этом не закончилась, вот в чём беда.
   Потому что заклятие феи утреннего пробуждения никуда не делось!
   И когда теперь уже взрослый дядя открывает утром глаза, смотрит на будильник и вскакивает, с ужасом понимая, что проспал - оно тут же включается.
 
   Ну что за безобразие...
   А-а-пчхи!
   * Если кто не знает: В.В.Маяковский, "История Власа, лентяя и лоботряса." :)
 
  
Погода
 
 
   Живёт где-то далеко-далеко недобрая колдунья Непогода. В большом каменном замке обитает.
   Течёт у его подножия непроглядный белёсый туман.
   Висят на башнях тяжёлые серые облака-горгульи.
   Обходит стены дозором колючая позёмка.
   Стоит у дверей на часах густой холодный привратник-дождь.
   И дремлют, свернувшись тугими клубками в подвалах, буйные ветры. Приказа ждут.
 
   Выйдет госпожа Непогода на крышу, глянет по сторонам: которая из них ещё покорилась? Где народ бунтует - милости не просит? Махнёт туда рукой - и проснутся ледяные ветры: полетят-завоют, потащат за собой неразрывные тучи, понесут на них морось и мокрый снег.
   Неуютно становится в непокорной стороне - не видят там больше ни тепла, ни солнца.
  
   Соберутся тогда жители у огня, оденутся потеплее, выпьют чего погорячее - и давай друг друга сказками-байками согревать, над тётушкой Непогодой потешаться.
   Злится, ярится колдунья - а ничего с весельем, да хорошим настроением, да любовью к жизни поделать не может. Не остывают они по её воле, не замораживаются. И посреди зимы расцветают.
 
   Радости всем, наперекор любой непогоде!
 
  
Очень грустная сказка
 
  
  Жил-был колдун.
  
   В доме на зелёном холме. Дом был совсем небольшим - много ли нужно одинокому человеку: зал, да кухня, да спальная, библиотека, музыкальная, гардеробная, лаборатория, обсерватория, кладовка да зимний сад. А рядом стояли ещё домик для инвентаря - с погребом, и домик для гостей.
   Зачем последний был нужен - неведомо: гостей колдун терпеть не мог и никто никогда не слышал, чтобы кого у себя привечал. Заявлялись к нему порой - но такие личности, что окрестные крестьяне покрепче двери и ставни запирали - для собственного успокоения.
   Не любили в округе колдуна.
  
   А за что его любить? Слова хорошего не услышишь - одно ворчание недоброе; взгляда ласкового не дождёшься: глянет - хоть сквозь землю провались; одна польза и никакого удовольствия.
   Толк от колдуна был - тут все согласно головами кивали: и дети здоровыми рождались, и скот не хворал, и поля град обходил, и на плату жаловаться никому в голову не приходило. И личности страховидные - даже крестьяне понимали - не в гости к родственнику являлись, а сугубо по делу.
  
   Но у других-то - и степенный, и любезный, и благообразный, посмотришь - и сразу сердце лежит.
   А тут - то носится, как угорелый, пыль вихрем за чёрными полами не поспевает. То усядется прямо на землю, в одну точку уставится - не докличешься. Седой, как лунь, хоть не старик, улыбки на роже отродясь не видано, и кто ему в доме служит - сперва судили-рядили, а после бросили, от страха подальше.
  
   Но кто бы ни служил - делал он это на совесть: кормил, брил, причёсывал, одежду смотрел, за садом-огородом ухаживал.
   Сад у колдуна был... - чего там только не было. Роскошь и красота. Единственное место, которое не только проку ради устроено было - не колдун обустраивал, а тот, кто у него в услужении находился.
  
   Колдуну недосуг - у него дела, хлопоты и заботы.
  
   капли росы [http://mirpozitiva.ru/uploads/posts/2017-01/1484037304_05.jpg] И cлучилось как-то весной колдуну бежать через сад по очередному неимоверно важному делу.
   Но нельзя же по саду исключительно себе под ноги глядючи бегать - можно и без головы остаться, так что поднял он голову - и остановился. Перед цветущей вишней. А прямо у него перед носом оказался цветок, а в цветке - фея, а на лепестке - капля недавнего дождя, в которой фея собой и любовалась.
   На то она была фея, да не простая, а фея очарования. И счастья. И у феи к колдуну был преогромнейший список претензий. Потому что в саду ей очень нравилось, а на холме она и до того всегда жила, а колдун её за всё время в первый раз разглядел.
  
   И очаровался, понятное дело.
   И долго стоял - не то перед феей. Не то перед каплей на цветке. Или лепестке под каплей. Или цветами на ветке. Или цветущим деревом под ясным небом. И был просто счастлив.
  
   Подул ветерок... И тут колдун вспомнил, что его неимоверно важное дело ожидает.
   И убежал.
  
   Нет, время от времени - после дождя или в ясный день - он вспоминал о вишне и фее. И даже путь стал прокладывать так, чтобы непременно мимо них пробегать.
  
   Несколько раз, поздним вечером, он сидел перед растопленным камином - и языки пламени напоминали о лепестках на ветру. И он думал, что неплохо бы бросить дела - хотя бы ненадолго. Шёл в комнату для музицирований, садился за рояль - и в саду довольная фея счастья слушала музыку, а потом недовольно хмурила брови - ей нужна было его душа, а не его печаль.
   А колдун снимал руки с клавиш и, вздыхая, размышлял, что если дела бросить - пусть и не надолго, они накопятся, как снежный ком, и как он будет потом их разгребать.
  
   И продолжал всё так же на бегу одаривать фею нежным взглядом.
   Понятно, что долго так продолжаться не могло - фея всё-таки была очарования, а не мимолётности.
   И однажды утром дождинки стали облачком, цветы облетели, а фея счастья сделалась невидимкой.
  
   В тот день колдун долго бродил по лепестковому ковру сада, вглядывался в деревья и вдыхал ветер.
   А потом на воротах появилась табличка: "Ушёл в отпуск".
   И в доме вкусно запахло сдобой.
   И дети веселились, глядя как над полями облака складываются в замки и холмы с невиданными зверями.
   И вечером над домом колдуна расцвёл бесшумный фейерверк.
   . . .
  
   А как ещё очаровать обиженную невидимую фею?

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Кварц "Пробуждение"(Уся (Wuxia)) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) K.Sveshnikov "Oммо. Начало"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Е.Шторм "Жена Ночного Короля"(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"