Знаменская Виктория Андреевна: другие произведения.

Кто я?

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Не вычитано, сейчас редактируется.


ЛЕГЕНДА ДВУХ ДОРОГ

"КТО Я?"

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Предисловие

     

Они вдвоём стояли на распутье

В одну и ту же сторону смотря

Один глазами ангела и Бога,

Второй же, демоном на мир глядя.

                                     Нострадамус

    
   Тысячу лет Земля была похожа на рай, но в 3797 году в результате расширения Солнца она была уничтожена. Однако задолго до этой трагедии люди начали исход в космическое пространство, и обосновалось в созвездии Рак. Такова была основная теория и лишь не многие знали правду.
   На планете Адити, в городе Рамин жили одинокий старик и его внук Даго. Домик у них был небольшой, однако, они были счастливы в нём. В доме имелась старинная библиотека, самая старая книга в которой датировалась 2010 годом.
   Однажды маленький Даго, которому было 7 лет от роду, игрался в библиотеке и случайно уронил шкаф с книгами. На шум сразу прибежал дедушка и стал бранить внука. Пока кряхтя, старик пытался поднять шкаф, ребёнок взял с пола самую пообтрепанную и старую книгу, которая при падении раскрылась и упала картинкой вверх. Мальчик стал листать книжку и рассматривать картинки. Ему очень понравилось то, что было нарисовано, хотя смысл он понять не мог.
   - Дедушка, что это?
   Старик повернул голову по направлению голоса и внезапно выхватил книгу у внука.
   Даго немедленно закатил истерику, и деду ничего не оставалось, кроме как объяснить, что книга очень старая и ценная.
   - О чём она?
   - В ней рассказывается старая Легенда о демоне и ангеле, о вечной борьбе между добром и злом.
   - А что такое ангел? - спросил внук, заинтересованно и затая дыхание, смотря на деда.
   - Лучше я расскажу тебе эту Легенду полностью от начала и до конца. Она передавалась от поколения к поколению, мне рассказал её мой отец, а ему его отец. Мой долг рассказать её тебе.
   - Расскажи, расскажи...
   Они уселись около старого камина, в котором мирно потрескивал огонь и старец начал своё повествование.
   - Мы не всегда жили здесь, мы прибыли сюда с другой планеты, название ей Земля. Она была нашим старым домом...
   - А где находится Земля?
   Дед насупил брови и строго посмотрел на внука:
   - Ты будешь слушать или нет?!
   - Буду.
   -... там жили наши предки. В их время была религия, которая имела большую власть над судьбами и умами людей. Люди верили в существование Бога и ангелов (олицетворявших добро), а также в дьявола и демонов (которые были злом). Между ними велась война, за души людей. Человечество постепенно делилось на добрых и злых, перемещая равновесие то в ту, то в другую сторону. Но жестокая битва должна была разрешиться победой одной из сторон. Древние пророки, предсказывали о том, что родятся два дитя и принесут в этот мир либо кромешную тьму, либо спасительный свет. Но никто не мог сказать, где и когда это произойдёт, известно было лишь то, что они появятся в одном месте и примерно в одно время. Их пути будут тесно переплетаться, что же будет в финале, никто точно сказать не мог, даже великий предсказатель Нострадамус.
   Их рождение ознаменовалось 1989 и 1991 годами, где они родились, сейчас уже никто не помнит, да это и не особо важно. О том, что эти младенцы были именно теми, о ком предсказывалось, мы узнали гораздо позже, а сначала...

Глава 1.

"Когда фантазия оживает".

  
  

Что же поддерживало меня?

Всегда лишь беременность.

И всякий раз с появлением на свет

творения жизнь моя повисала

на волоске

Ф. Ницше

   1991 год - дата моего рождения. Родиться на пороге нового тысячелетия, да еще во время очередной русской революции, -- это должно весьма щепетильно сказаться на детской психике. Однако, жить в Смутное время, с издревле вполне привычно для моего народа, поэтому спокойно и терпимо относиться к происходящему у меня в ДНК заложено. Мне повезло, несмотря на суровые дни перестройки, в нашем доме всегда светило солнце, но и на солнце бывают взрывы - такова жизнь. Я была вторым и младшим ребенком в семье. Каждый нормальный и любящий родитель стремится воспитать счастливого, умного ребенка, который бы ни в чем не нуждался, -- мои родители не были исключением. Мама и папа работали, обеспечивая нам с сестрой беззаботное детство, поэтому большую часть времени я проводила со старшей сестрой и любимой бабушкой. Но это вовсе не означало, что я была обделена вниманием со стороны родителей. Мама отдавала нам все свое здоровье и любовь. Отец ушел из семьи, когда мне было, кажется, лет девять. Возможно, к нему незаметно подкрался кризис среднего возраста, и, видимо, сильно ударил его по макушке и лишил трезвого рассудка. Но не мне судить, взрослые вольны делать самостоятельный выбор. С этих пор моя матушка стала матерью одиночкой, как, впрочем, многие женщины этой великой страны. Тогда, много лет назад, я не совсем понимала смысл слова - самопожертвование, теперь же, на примере своей матери я наглядно осознала что это. Видели когда-нибудь картину "Мадонна с младенцем"? - Шедевр! Так вот, та самая Мадонна - мать очень напоминает мне мою собственную. Она мой ангел-хранитель, моя Мадонна. Моя любовь в ее глазах, ее любовь в моих.
   Я очень похожа и на отца, ведь я его частичка. Несмотря на его поступок, я все равно люблю его, но, видимо, сейчас ему это не так важно - он постепенно забывает меня. Но я помню, как когда-то он обнимал меня, смешил, учил драться, что б задирам мальчишкам сдачи давать. Впрочем, не все так плохо, просто Се-ля-ви.   А моя сестра, -- мы с ней такие разные, но все-таки мы вместе. Предисловие на этом стоит, закончит. С чего же все началось...
      Нестерпимо адские муки разрывали ее тело изнутри. Сознание не выдержало... Разродиться не удавалось, -- ребенок не как не хотел благополучно выйти на свет. Вместо него, первой свет увидела мать. Она поплыла по туннелю, и конечной остановкой был колоссальных размеров, ослепительно сияющий золотом зал. Во главе стоял трон, на троне восседал исполин. Сияние от него исходило также нестерпимо яркое, что разглядеть лица было невозможно. Края его одежд развивались по всему залу. В этом месте было так безмятежно и легко, что обратно женщине уходить уже не хотелось. Но исполин был не согласен с ее мыслями. Он произнес: "Возвращайся обратно, ты нужна Алине!" Неведомая сила тут же возвратила будущую мать обратно к жизни, но пока она не осознавала этого - кома продолжалась еще несколько часов. И вот настал долгожданный миг моего рождения. На тот момент я была не совсем в восторге, что меня вытащили из той живительной теплоты, где мне было безопасно. Да еще к тому же несдержанно кричали перед ухом: "Девочка! Девочка! Ну, наконец-то!". Девочка это, конечно, хорошо, и хорошо, что ко мне это не относится. Ведь мою персону вполне устраивает тот факт, что я существо бесполое. Но пристальный взгляд людей в белом куда-то в область моей пуповины, заставил усомниться в том, что речь идет не обо мне. Крик мой, полный отчаянья и обиды вырвался наружу. И лишь увидев полные неописуемой радости и страданий глаза женщины, бережно взявшей меня на руки, я успокоилась и замолчала, вслушиваясь в ее трепетное дыхание.
   С этих самых пор и началась моя земная жизнь. До определенного момента я помнила свою прошлую сущность, но несовершенство человеческого мозга превратило мои воспоминания в пыль, однако, ничто не проходит бесследно.   Скажу вам, что дети, лет до двух-трех совершенно точно помнят, кем были в предыдущем своем обличии, и видят мир, каков он есть на самом деле. Постепенно ребенок забывает все, из-за непонимания общества, и потому, что его воспоминания совершенно ничем не подпитываются. В моем случае   происходило примерно так же - все забывалось, разница только в том, что я в прошлой жизни была не человеком. Все эти годы нечто подавало мне знаки, я пыталась разгадать их, но полное прозрение наступило неожиданно, и недопустимо было этого избежать. С той минуты истины мне вернули память, разорвали мою человеческую душу и, поверьте, та правда чуть не убила меня.
   Детство мое было волшебным, не в переносном смысле, я жила в мире моих фантазий. В моей комнате оживали игрушки, ковер становился морем, а книжные полки и шкафы превращались в непроходимые горы. Но вторжение других в мою комнатную вселенную вызывало внутреннее бешенство. Я не была затворницей и собственницей, просто здесь я чувствовала себя богом, а богу не нравится, когда кто-нибудь меняет установленный им порядок. По натуре своей имею необузданную страсть ко всякому виду творчества. Спасибо огромное моим родителям - они никогда не мешали мне воплощать свои идеи, хотя почти весь дом и был воплощением творческого беспорядка; бумажные деревья и вата - облака, приклеенные к обоям пластилином, изрисованные стены детской комнаты, расставленные в нужном мне порядке игрушки под ногами - все это только умиляло их.
        Еще были непонятные видения... Ночь, в доме все уже давно спят. И неожиданно почувствовав жуткий холод по коже, я открываю глаза и вижу в полуметре от своей детской   кровати, извините, экскремент с руками, ногами и глазами примерно в два метра высотой, на тот момент мне отнюдь не хотелось истерически смеяться - мое тело свело, холодный пот обдал меня целиком, голос пропал. Я изо всех сил пыталась позвать маму и папу на помощь, но моя гортань издавала жалкое подобие шепота. Было стопроцентное чувство, что это нецензурное чудовище явилось, чтобы убить меня. В ту ночь я не помнила, как уснула, наверно потеряла от шока сознание. По-простонародному - глюков в период моего детства было достаточно, но этот я помню по сей день. Спустя десять лет попросту посмотрев комедию на религиозную тему "Догма", я поняла, почему испытывала ощущение, что в ту ночь ко мне пришел палач. В этом фильме присутствует фигура - Галгофиянин, почти точная копия моего ночного гостя из прошлого, и он... один из ужаснейших убийц Ада! Какого черта! Реакция могла бы быть такой "ненормальные фантазии у людей иногда повторяются и сходятся", однако, вся загвоздка в том, что в библейских легендах действительно существует это чудовище! Я не могла знать о его существовании. Даже с моей любознательностью, в четыре года мои руки как-то не дошли до священного писания, где описывается некий Галгофиянин. Странно это все.
                                                   
   Люди иногда задаются вопросом "если б можно было вернуться в свое прошлое, что бы я изменил?". Я не изменила бы ничего. Даже то плохое, что когда-то со мной происходило. Великий художник Сальвадор Дали говорил - "Что нас не убивает, делает нас сильнее" и я соглашаюсь с ним. Всю жизнь мое сердце очень болезненно и остро ощущало чужую боль, оно плакало день и ночь и это жестоко убивало меня, но одновременно происходило очищение через слезы, величайшее возрождение израненного сердца. Вот та самая титаническая мощь Жизни. А смерть ...  явление смерти я воспринимаю теперь спокойно, даже безразлично. Я видела ее деяния. Мой самый лучший друг детства - родной дедушка, которому я посвящала свои любимые песни, умирает, и над лицом, даже теперь с него не пропала добрая улыбка, я пою заключительную песнь, очень тихо и только ему. С тех пор я поняла, что вечно одинокая смерть ни в чем не виновна, просто так, должно, быть.
        В детский сад я начала ходить довольно рано. И он меня не очень то привлекал. Тебя постоянно лишают права выбора, и наказывают без повода. Мне кажется, что это заведение напоминает спартанскую школу для маленьких. В одной группе со мной был мальчик - Сережа, -- моя первая любовь, неразделенная, и длилась она девять лет. К одиннадцати годам мне стало обидно за свое измученное сердце и потраченное время, и теперь я возненавидела его. С этих пор любовь к противоположному полу перестала для меня что-то значить, отныне я воспринимаю их просто как друзей. Девочки мечтают выйти замуж, кто-то из них ждет принца на белом коне, а у меня опять фантазия о моем любимом мужчине: Деревянный старый корабль плывет по бескрайнему океану. Я стою на палубе. Одновременно я ветер, который дует в паруса. Со спины, за талию меня нежно обнимает Он. Но он какой-то воздушный, как эфир. Он призрак.
   Разбивая сердца многих парней, я была непоколебима в своей безразличности за их чувства. Больше ни один из них не дотрагивался до моего сердца.
   По соседству со мной жила девочка по имени Ирана. Она была моим единственным лучшим другом с самого детства и навсегда им останется. Начиная с трех лет и до четырнадцати мы были неразлучны, без преувеличений. По отдельности нас отказывались признавать. Это та дружба, аналог которой сложно встретить. Мы были вместе потому, что она черное, я же белое. А с такими же людьми как я, никогда не уживалась, и не стану. Мне казалось, что она была моей защитой, я ее благословением. И теперь, когда Ирана навсегда покинула наш общий дом, уехав на родину своих родителей, мне пришлось самой становиться для себя и защитой и благословением. Постепенно это пришлось мне по вкусу, но вкус оказался невыносимо жгучим. Я стала одиночкой в душе, и приходилось без ее помощи обороняться от напастей этого озлобленного мира. Это закалило меня. Теперь на собственной шкуре я ощутила суть фразы - "все что ни делается -- к лучшему". Никогда больше не спорю с этим утверждением.
      Вот жизнь заставила безобидного котенка заточить зубки, но сущность добра во мне не умерла, наоборот - развивалась, вопреки всему. Порой мне снятся кошмары. Снится, приезжает моя Ирана, от этой новости меня пробирает холодный пот, я судорожно начинаю искать укрытие, всем своим естеством хочу, что бы она меня ни нашла. Потому что ее возращение означает возвращение и моей слабости. Когда буду готова, я сама ее найду. Но она не должна сделать это первой.
      Вокруг меня всегда были люди, я никогда не оставалась одна, хотя одиночество меня завораживало. После Ираны, друзей искала исключительно мужского пола - они менее злорадны, и не продадут тебя из-за зависти. Именно у них я училась мужественности, в них я находила частичку себя. Как это странно не звучит, всегда ощущала себя существом бесполым, и я уверена, что этому есть объяснение, но какое еще не знаю.
      Виктория, -- это имя означает "победа". Эта девочка, появилась неожиданно в моей жизни, и сразу оправдала свое имя, прочно завоевав мое сердце. Мы, с раннего детства знали друг друга, жили в одной "пятиэтажке", учились в одной школе, но никогда не общались. Она была мне интересна, загадочная какая-то - меня это притягивало. Но, Вика, странно реагировала на мое присутствие - я не понимала в чем дело. И вот она решила пригласить меня в гости - все-таки соседи, как-никак, да и о существовании друг друга знаем довольно давно, время налаживать контакт. Как говорится "и встретились два одиночества". Дружба задалась сразу же, с каждым днем она все крепла. Конечно, принцип черного и белого никуда не делся. И вот пришло время, я повзрослела -- уже совершеннолетняя. Вика и я теперь части одного. Я нашла новую дружбу, но она не заменяет мне ту старую, просто она Другая, и от нее мне не хочется прятаться.
   Неподалёку от нашего дома находятся несколько заброшенных кирпичных высоток. Излюбленные здания носят кодовые имена - "особняк Красная Роза" -- оттуда особенно чудесно наблюдать закат солнца, "звездная крыша" название говорит само за себя и "бунгало Алины" -- в этом местечке обычно собираемся компанией. Эта территория хороша тем, что заброшенные здания несут свою умиротворенную энергию, кажется, будто время остановилось. И если тебе надоела людская суета, то здесь спокойно любуешься природой, размеренно ведя разговоры с собеседником. Мы с Викторией много времени провели здесь, любуясь и закатом, и звездами, мы были словно философы-созерцатели, которым раскрываются все загадки вселенной. Посвящали друг друга в свои самые сокровенные мечты и желания.
        Этот человек понимал меня как никто другой.
   Философа я открыла в себе неожиданно. Примерно в одиннадцать лет села в комнате за свой письменный стол и написала глубокомысленный, кажется "белый" по стилю, стих. Ни чем мой мозг мне это не мотивировал, я просто взяла и написала, не думав, будто что-то вело мою руку по листу. Я стала писателем, ну, конечно, я им родилась, только сейчас осознала это. И это было началом конца моей психики. Гм... получается я сейчас, признаюсь, что я сумасшедшая? Знаете фразу - "настоящий сумасшедший никогда не признается в том, что он сумасшедший", я ведь знаю эту фразу и соответственно, признаюсь, - значит не сумасшедшая. Запутанно? А все-таки кто я? Не знаю. Знаю одно - натуры сложные загадочные страдают болезненной противоречивостью, которая сводит и с ума. Не моя фраза. Про кого-то она уже давно была придумана, значит, я не одна такая. Хоть это радует.
      Меня и до этого момента волновали вопросы бытия - небытия, но именно с этих пор информация извне пошла с невыносимой для моего мозга силой. Боюсь, я не выдержу. Не с кем поделится этим переживанием. К примеру: то, что я определенно точно знала - уже кто-то изрекал. И не просто кто-то - великие мыслители, деятели искусств прошлых, далеких и не очень, веков. Расскажи кому-нибудь - не поверят. Или найдут логическое тому объяснение, мол, где-то услышала, не придала значения, засела информация глубоко в памяти, а через время всплыла и мозг ее за свою выдает. ХА!!! Пусть думают как хотят - я всеравно правду не знаю! В попытках уменьшить свое невежество, я поступила в педагогический университет на факультет филологических наук. После первого же месяца посещения лекций, к примеру, по литературе эпохи Ренессанса, моему расстройству не было предела - да знаю я это все, и мне абсолютно всеравно, если кто-то подумает, что это запущенная форма мании величия. - Великие люди этим не страдают! Ибо какой ты гений если не признаешь себя таковым?! А каких размахов буря гнева во мне бурлила! Было ощущение, что я уличила в плагиате своих идей этих писателей. Но ведь они давно умерли, сказав многое и за меня. Конечно, идеи мысли мои никуда и по сей день не уходят, но теперь я боюсь. Боюсь опять повторять кого-то по незнанию. Когда я все же решалась вынести свои произведения на суд народа, встречала лишь нападки и непонимание. Я не нужна я этому миру. Ну да ладно. Все равно гении всегда плохо кончали. Однако, белый флаг я не подниму, не сдамся, бороться буду. За что? За то же, что и мои предшественники. Воспитывать сердца ваши буду пытаться, гнилье из него вылечивать, защищать вас перед государством, перед алчными, деревянолобыми политиками, захотите - буду голосом вашим. Захотите спасу вас. Не захотите, поплыву против течения, и так или иначе, спасательный круг мой с вами рядом плавать будет. Ищу пути, как буду это осуществлять. У знаменитого инженера Королева тоже была "неосуществимая" мечта - притяжение земли преодолеть. Осуществил наш русский инженер эту мечту. Так вот, народная мудрость - "если сильно захотеть, можно в космос улететь".
      Приблизительно в то же время раскрытия своего таланта, заметила, что на правой ладони из линий стала вырисовываться пятиконечная звезда. Позже я узнаю, что она означает.
   На этом мой автобиографический очерк почти обычного человека закончен.
  

Глава 2

"Автобиографический дневник изгоя"

  
   Всё плохо, всё очень плохо. С чего всё началось?... *секундное замешательство* я родился!
   Меня вышвырнули из ада как паршивого котёнка, а ведь это был мой дом. И чего я потерял на Земле в обличие человека?! Так, видите ли, было угодно моему хозяину. Ладно бы предупредил, нет, он просто взял и вышвырнул, даже не объяснив зачем. Мол, ты у нас демон умный, сам всё поймёшь, а не поймёшь тебе же хуже и домой можешь не возвращаться.
   В общем, дали мне пинка, извините, отправили меня. Долгий полёт в никуда, затем удар, от которого я теряю сознание (хоть демоны его и не теряют) и темнота, а следствие этого осознание, что неприятности уже начались!
   Какое-то время мне было тепло, но ужасно непривычно. Ведь я привык летать или ходить, а не болтаться в жидкости с отходящей от меня верёвкой, которая оказалась пуповиной. Темнота, тепло и безмятежное спокойствие на какое-то время стали моей жизнью.
   Я уже не помню, сколько времени прошло, но предполагаю, много, я увидел свет, и мне стало любопытно, а что же там и я решил посмотреть. Зачем? Зачем я это сделал?! Правильно говорят "Любопытство кошку сгубило". Всё, хана спокойной жизни.
   После света была белая комната, и я сначала подумал, что попал в рай. Хотелось спросить, что происходит, но слова застряли в горле. Паника! Кто-то шлёпнул меня, я заорал, чтобы мне объяснили что, чёрт возьми, здесь происходит, и каково же было моё удивление, когда я услышал те звуки, которые издавал я! По мне, так даже люди от самых страшных мук издают более приятные звуки, чем я сейчас.
   - Это девочка!
   - ?
   Моё лицо вытянулось от удивления, а все полезли посмотреть прав ли этот мужик в белом халате. Даже я попытался повернуть голову, но мне это так и не удалось. Судя по довольным рожам окружающих мужик оказался прав.
   Что?! Девочка?! Меня высшего демона, человеческой девочкой! Черти сейчас в аду сидят и хихикают, да что там хихикают, они во всю катаются по сере и ржут! Позор!
   Ох уж мне эти шуточки, с их шуточками.
   До года моя жизнь была относительно спокойной, я всё реже вспоминал свою жизнь в аду.
   Мне приходилось учиться всему, заново и это было ужасно мучительно.
   Однажды мама оставила меня на диване, а сама ушла на кухню. Я дополз до края дивана и спустился на пол, но вот одно маленькое, но! Напрочь забыв, что не умею ходить, я кинулся за мамой и тут появился он. Этот проклятый стол, на который я и налетел, сильно ударившись головой. Таков был мой первый жизненный опыт в роли человека.
   В полтора года меня сплавили к бабушке, и дальше меня воспитывала она.
   Позже я узнал кто мои родители. Они оба оказались военными. Странно, правда? Меня война до мозга костей, хорошо обученного военному делу отправили в семью военных. Да, у кого-то отменное чувство юмора. Матери ещё не было 20, когда она меня родила. Кстати, родился (ась) я на семи месяцах при весе около килограмма. Из-за этого мать пришлось снимать с поезда, а я чуть не родилась в нём. Весело ничего не скажешь. Отцу в это время было 26 лет. Когда они расписывались, мама уже была беременна мной. Интересно, не это ли послужило причиной брака?!
   И вот меня сдали на хранение бабушки, т. к. мать сутками пропадала на работе, а отец учился заочно и часто был в разъездах.
   Бабушка милый человек, но со своими заморочками. Позднее я понял, что попал в военную школу. Бабушка ужасно педантичный человек. Там не стой, тут не сиди, а то помнёшь и т. д.
   Подъём строго по расписанию в восемь утра, заправление кровати и завтрак. Жуть, но ничего не поделаешь Се-ля-ви.
   Дедушка! Это,вообще, музейный экспонат. Своих детей он почему-то не особенно любил, зато на внуках отрывался по полной. Ничего не скажешь -- прикольный.
   Девочка! Фи, аж мурашки по коже. Ничего я когда-нибудь вернусь домой и обязательно припомню шуточнику его шуточки. А пока...
   Года в три меня отдали в детский сад. Вот это веселье. Ребёнком я, кстати, был непослушным и любила подпакостить, поэтому много времени проводила в углу. Поиздеваться над воспитательницами, было моим любимым занятием. Играл, только с мальчиками и мне это нравилось.
   Настал праздник, вроде это был Новый год, и тут я впервые увидел это! Эту гадость пытались натянуть на меня и отправить в сад. С криками и воплями натянули, ведь их было больше и они были сильней. Глянул в зеркало и обалдел! А я очень даже ничего, для девочки. Но ту гадость я сразу невзлюбил - это было платье. Как это люди носят? Ничего не закрывает и к тому же снизу дует. Попытался снять и сразу получил от бабушки. В итоге в таком виде меня притащили на праздник. И чего это мальчишки на меня так смотрят? Странно всё это.
   Как-то раз попробовал поиграть с девочками, но ничего хорошего из этого не вышло. Они играли с куклами и миниатюрной бытовой утварью. Я пригляделся и увидел сковородку. Долго вертел в руках, а потом спросил для чего это. Девочки посмотрели на меня как на дуру. Обиделся, но промолчал, решил отомстить. Так как родители иногда забывали забрать меня вовремя, проблем с этим не было. Остался один, они в очередной раз забыли про меня, оторвал головы всем куклам и попрятал в разные места. Жаль, что нельзя сделать так с девочками.
   Наутро было много криков и слёз. Обвинили во всём меня, но я не сознался. Поставили в угол, выпустили только к обеду. Ненавижу детский сад!
   На пятом году жизни родители вспомнили, что я существую, и перевели меня в другой детский сад. От бабушки забрали, и теперь моим воспитанием занималась мать. Я уже обрадовался, что военная школа позади, но не тут то было. Всё только началось.
   Постепенно я забывал свою прошлую жизнь, и адаптировался к настоящему. Теперь моя сущность была женской, но мужские замашки остались. Не сумели вытравить их даже угрозы родителей. Пацанка!  Отголоски памяти иногда мелькали ещё в сознании.
   Мать была неуравновешенным человеком и её методы воспитания приводили меня в ужас. Но что беззащитный ребёнок может сделать взрослому человеку? Вот именно. И я не мог. Она легко выходила из себя и подолгу не возвращалась. Часто по пустякам кричала на папу, и они ссорились по этому поводу.
   Однажды я попросила у мамы какао, зачем спрашивается? Я не знаю, что я сделала не так, но она начала кричать на меня. Потом она взяла меня за волосы и начала трясти. Больно! С тех пор я ненавижу какао.
   Таков был её метод воспитания. Иногда на пути метода попадались стены, батареи и прочее, но это мало её волновало. Особо мне запомнилась батарея на кухне, она даже стала моей любимой, после трёх -- четырёх ударов об неё.
   Также она оставляла меня спокойно дома одну, порой в тёмной квартире. Особо мне запомнился первый раз. Была зима, и темнело рано. Папа был на очередной сессии. Она ушла часа в три дня, сначала я играла с игрушками, но потом мне надоело да и темнеть начинало, а мама всё не шла. Я "приросла" к окну всматриваясь в сумерки, поначалу каждая проходящая женщина казалась мне ей. Когда уже почти окончательно стемнело и последние лучи заходящего солнца скрылись, я залезла на кровать и стала плакать, зовя маму. В каждом углу мерещились какие-то тени и монстры, было страшно, поэтому я заползла под одеяло и свернулась калачиком. В таком положении меня рыдающую испуганную и трясущуюся около девяти вечера и нашла мама.
   С тех пор я перестала бояться темноты.
   Школа... 
   Первое сентября, все дети нарядные и меня тоже запихали в юбку и белую блузу. После этого я уже возненавидела эту дату, а когда я увидел трёхэтажное здание школы моё решение, относительно ненависти, укрепилось полностью.
   Второе сентября. Первый день в школе... у меня нет слов.  Паника! Узнал что эта каторга длиной в одиннадцать лет. Перед глазами поплыло...
   Первая двойка! Пришла домой ничего, не подозревая, реакция матери была сногсшибательной, причём в прямом смысле этого слова. Опять воспитательные меры, но на этот раз я слишком сильно ударилась головой и на какое-то время реальность потеряла смысл. С этого всё и началось...
   Придя в себя, я помнила, меня зовут Виктория и всё что касалось моей человеческой жизни. Появилось ощущение, я забыла что-то важное, но что? Ни намёка на то почему происходили те или иные события. Почему в детстве у меня был такой странный взгляд на жизнь. Лишь пустота была в этом участке памяти.
   В школе меня обижали, я была серой забитой мышкой, которая в ответ на удары судьбы могла только плакать. Потерять себя гораздо страшнее, чем кого-то. Не согласны? Попробуйте, а потом попробуйте пережить это.
  

Во мне два я, два полюса планеты,

Два разных человека, два врага.

Едва один стремится на балеты,

Другой стремится прямо на бега.

Высоцкий

  
   Моя жизнь потеряла вкус, ведь я жила только частью её. Внутренняя пустота постепенно разъедала меня изнутри.
   До двенадцати лет моя жизнь не представляла никакого интереса. Обычная серая жизнь, серой мышки. С детства у меня была живая фантазия, часто, чтобы заснуть, я придумывала какую-нибудь историю и развивала её, постепенно засыпая.
   Друзей у меня не было, но это особо меня не волновало. Я не была одинока, хоть и была одна. Одинок тот человек, кто в толпе чувствует себя один. Меня же напротив, всегда раздражало большое количество народа. Даже три человека, для меня было много. Я жила в своём мире и никого к себе не подпускала. Лишь один человек привлек моё внимание. Это была девочка по имени Алина. Мы жили по соседству, но не дружили. Когда я увидела её в первый раз (мне тогда было около четырёх лет) мой внутренний голос сказал мне, что не стоит заводить с ней дружбу.
   - НЕ подходи! Она опасна.
   Сейчас я понимаю, почему всё звучало именно так, а не иначе. Я не подходила, но всегда наблюдала за ней.
   Она была счастлива, у неё была лучшая подруга, которая жила в соседнем доме. Всё время они проводили вместе.
   Меня как магнитом тянуло к этому человеку, но, увы, я не могла себе этого позволить.
   В двенадцать лет я случайно наткнулась у бабушки на книгу, которая сразу привлекла моё внимание. "Возьми! Возьми меня!" -- Кричала она. И я взяла.
   Придя, домой я стала разглядывать книгу. Название на обложке гласило: "Тайны чёрной и белой магии". Меня явно заинтересовала первая часть названия. Полистав книгу, я нашла то, что было нужно. Родителей как обычно не было дома, не помню, где они были, но со временем у меня проблем не было. В ближайшую неделю я была дома одна и могла делать, что захочу.
   Отложив книгу в сторону, я стала кругами расхаживать по квартире. Пустота в моей душе вспыхнула огнем, и приступ душевной боли захлестнул меня с головой. Взглянув в сторону книги, я сразу же поняла, что послужило причиной этого. Мозаика стала постепенно складываться, и я вдруг поняла, что книга это лишь толчок в нужном направлении, толчок к тому, чтобы разгадать загадку пустоты во мне.
   Я решила попробовать сделать что-нибудь из книги и в начале раздела о чёрной магии нашла молитву "Отче наш" задом наперёд. Это выглядело безобидно. Надо было всего лишь три вечера перед сном почитать её при свечке. Почему, нет?! Ничего плохого ведь не произойдёт.
   Мелкие изменения начали происходить уже в первый день после этого, но окончательные перемены произошли по истечении трёх дней. Мои мысли потекли в совершенно другом направлении, мой разум отказался воспринять реальность такой, какая она была до этого. Я словно проснулась от долгого сна и наконец-то открыла глаза. Изменения, произошедшие во мне, повлияли на моё решение о дальнейшей жизни. У серой мышки появились зубки, и многим это не понравилось. Ведь теперь моя реакция на окружающих была не плакать, а просто смотреть на них свысока и с молчаливой гордостью показывать им, что я выше них.
   Через полгода у меня дома появился интернет. Вся мировая паутина лежала передо мной, и её безграничные возможности были доступны.  Я начала искать.
   во время поисков я всё больше узнавала о чёрной магии, сатанизме, некромантии, магии крови и т. п. Кажется, та моя часть души, в которой была пустота, наконец-то начинала возвращаться, но это происходило слишком медленно.
   В середине девятого класса мой разум прояснился настолько, что теперь одноклассники начали меня избегать. Я стала полностью неуправляемой. За два года они так и не заметили, что их ребёнок стал совершенно другим. Теперь уже никто не решался приставать ко мне, что-то в моём взгляде отпугивало их.
   Ещё в двенадцать лет я полностью перестроила себя, и моя жизнь стала кардинально меняться. Я всё больше погружалась в мир тьмы и сразу решила, что путь левой руки мой путь. Избрала тьму и была верна ей. Я знала, что за всё надо платить и я была готова к этому. Всё в этом мире имеет свою цену, так какая разница за что платить?!
   Нормальным, по крайней мере в человеческом понимании, ребёнком я никогда не была. А тут, вообще, почувствовала свободу. Учителя еле-еле справлялись со мной, родители не имели на меня никакого влияния.
   Начался хаос. На уроках я творила что хочу, могла не пойти к доске, если мне не хочется, могла встать и уйти посреди урока. Также часто прогуливала, а жалобы учителей родителям не приводили ни к чему. Их попытки взять бразды правления в свои руки всегда кончались ещё большим хаосом. Всё больше я шла вразрез с системой и выигрывала в борьбе с ней. Я ставила под вопрос все, что уже давно устоялось в умах людей, и всегда находила другую, свою истину.
   Половину десятого класса я провела у директора, иногда даже с родителями. Да, веселилась я, как могла, а могла я многое.
   В то время как мои сверстницы бегали за мальчиками, для меня они существовали, лишь чтобы врезать им учебником или поиздеваться над девчонками. Не поймите меня неправильно, я люблю мальчиков, но интересны, они мне стали лишь в 17 лет.
   В свою юность я считала, что надо попробовать всё, но ни на чём не останавливаться. Так, и получилось. Я была готом, панком, сатанистом. Узнала много интересных философий жизни.
   Но всё это лишь служило формированию моего собственного взгляда и отношения к жизни. Из всего эго я вынесла те крупицы, что для меня являлись истиной. К семнадцати годам я уже была полноценной личностью и всегда могла отстоять свои права. Моё мышление было намного взрослее и шире чем у сверстников. Я прошла через многое, но осталась собой...
   Окончание школы в шестнадцать лет было как амнистия для меня. Свобода! Это сладкое слово - свобода. Я не переживала, как другие что детство заканчивается ведь для меня оно закончилось ещё в шесть лет.
   Детство? Меня лишили его. Это несправедливо, но все, так как, должно, быть! И я... я такая какая есть.
   Родители не спросили, чего хочу я, и сделали выбор за меня. Они подали документы на поступление в университет, пойдя по стопам отца. Если ребёнок с детства ремонтирует чайники, тетрисы и прочую мелочь, это ещё не значит, что ему это нравится. А ведь у меня гуманитарный склад ума.
   В университет я так и не поступила. И отдала свои результаты в колледж, от этого университета, через дорогу. Куда и поступила без проблем.
   Общежитие?! Это было началом нового этапа в моей жизни. Полный отрыв от родителей и моя первая любовь.
   Мы познакомились за полгода до окончания школы, через интернет, и долго переписывались, пока я не приехала на учёбу. В первый же день мы встретились. Он был для меня принцем на чёрном коне (белый цвет я ненавижу с детства). Сказка начинала оживать. Жаль только что сказки из моего детства были злыми и мрачными, т. к. я выросла на Братья Гримм.
   Он был частью меня, словно всю жизнь знакомы и... слишком одинаковые. Наша любовь была обоюдной, и это было прекрасно.
   Я обрела парня, единомышленника и защитника. Он был для меня всем миром, моей вселенной. На время я даже забыла о пустоте внутри себя. Он дополнял меня, а я его.
   Мы переспали и это было прекрасно, я хотела его каждую минуту, даже в момент лекций в колледже я думала о нём.
   Это было романтичные лето и осень. Можно даже сказать сказочные, а потом шуточник решил пошутить. Всё изменилось в одну минуту. Для него это была не первая любовь, и он вдруг вспомнил о существовании своей бывшей. Мы много и часто ссорились, а потом расстались.
   Первая любовная боль, это неприятно, но не убивает человека. Как только я поняла, это перестало меня беспокоить. Я начала мстить парням. Играя, я уничтожала их внутренние миры. Меня не мучила совесть, это существо крепко спит и очень редко просыпается. Очень многим людям тогда была причинена боль. Но, так было нужно.
   Через неделю он попросил прощения и получил его. Но отношения уже стали не теми. Я гуляла, изменяя ему с другими, ему приходилось забирать меня из ночных клубов после весёлых тусовок. Я была с ним, но уже не принадлежала ему. Однажды сделав больно, человек может причинить боль снова. Эта истина была давно мне известна. Но он был мне нужен.
   Прошёл месяц, и мы вновь расстались. Но и в этот раз какая-то частица боли задела меня. Это было последней каплей, грань бокала переполнилась. Мой мир погрузился во тьму. Моя внутренняя пустота, смешавшись с безнадёжностью и душевной тревогой, обрела физическую реальность.
   Я стала причинять себе физическую боль, чтобы убежать от моральной.
   Также в этом мне помогала моя родная душа.
   Он был для меня братом. Такое ощущение, что мы знали друг друга с рождения. Он был моей тихой гаванью и обителью, был тем, с кем я могла поделиться всем, не скрывая ничего.
   Иногда за мои выходки он давал мне подзатыльник, но я никогда не обижалась на него. Я очень по-сестренски любила его. Спасибо ему он не раз уберегал меня от глупостей.
   Депрессия накатила как лавина, с головой накрыв меня. Алкоголь спасал какое-то время, а потом потерял действие. Морально мне становилось всё хуже.  Я забрала документы из учебного заведения, попрощалась с друзьями и уехала домой.
   Дома встретили сердитые родители, но это мало волновало меня. На какие-то моменты я просто выпадала из жизни, моё тело существовало отдельно. Тело и разум никак не хотели понимать друг друга.
   Вернувшись, домой я стала жить с отцом, родители давно развелись. Когда я приехала, он сказал "Я буду жить ради тебя!". Прошло полгода, и я поняла, что я мешаю его личной жизни. Это осознание кольнуло меня в самое сердце. Понимание того, что ты мешаешь, и в будущем вина за неудачную жизнь отца ляжет на тебя, было подобно кирпичу, рухнувшему с большой высоты мне на голову. Ай! Не смертельно, но очень не приятно.
   Добровольно он не хотел уходить, и пришлось превратиться в исчадие ада.
   Началось представление для папы. Весёлые тусовки в подъезде, громкая музыка по ночам в моей комнате и прочее. А папуля у меня молодец! В этом аду он продержался месяц. Интересно как у него крыша не поехала?
   После он устроил разбор полётов, потребовав объяснений. Пришлось самозабвенно врать. Я понимала, мне будет ужасно больно после его ухода, ведь в тот момент я осознала, что единственное существо, которое я ценю в этой жизни и уважаю, был он. Отец всё это время был идолом для меня, на него я равнялась. Жаль, но осознание этого не повлияло на моё решение, а лишь укрепило его.
   После брошенной фразы "Если тебя что-то не устраивает, катись!" он ушёл, а меня словно переехал поезд. В этой жизни я не приносила ему ничего, кроме разочарований и боли. Мне оставалось лишь надеяться, что он будет счастлив без меня. Так, будет лучше, лучше для всех! А для меня? В конце концов, кого волную я?!
   Свернувшись клубочком на диване, я проплакала всю ночь, а наутро даже Фредди Крюгер позавидовал бы моему виду. Выглядела я по-настоящему ужасно, а то, что было у меня на душе, не поддаётся описанию. Сказать, что мне было очень плохо, значит не сказать ничего.
   Я осталась одна. Мне вдруг стало одиноко, но я стерпела. Терпение у меня было почти безграничное, этому очень способствовала моя жизнь.
   Всё чаще я стала проводить время в разрушенных домах. Меня притягивала их энергетика, ведь я чувствовала себя так паршиво. Во мне всё умерло, и я была разбита. В одиночку я бродила часами, но мне ничего не помогало. С каждой секундой становилось только хуже.
   И вот я случайно увидела её. Алина, о чём-то, задумавшись, брела по улице. Теперь это уже не была та ветреная девчонка, которую я знала в школе. Что-то в ней, пока неуловимое для меня кардинально изменилось. Но что? Эта загадка не давала мне покоя, и я решила заговорить с ней. Мы были знакомы с детства, но никогда раньше не разговаривали. В тот момент, когда я подошла и попыталась заговорить, наши глаза встретились, и я замерла на месте.
   Меня ударило молнией?
   Что происходит?
   Сердце отказалось биться и, кажется, я разучилась дышать. Пока я лихорадочно вспоминала, как это делается, этот "ангел" стоял и смотрел на меня непонимающими глазами. Наверное, в тот момент я выглядела полной идиоткой, но это неважно. А что важно? В этот момент была важна только она. В мозгах что-то щёлкнуло, и... мне стало легко и спокойно, впервые за многие месяцы.
   Я пригласила её в гости, и она согласилась. Этот вечер мы провели, обсуждая и вспоминая наше прошлое.
   Настало моё восемнадцатилетние. По исполнение 18 лет моя жизнь действительно превратилась в ад! Нет, я нисколько не шучу.
   Несмотря на то что этот белокурый ангел был рядом, я умудрилась закрутить интрижку с парнем младше себя и ещё два года своей жизни запихать коту под хвост. Два года пролетели как в тумане, я не отвечала за свои поступки. Моё тело жило своей жизнью.
   Приближалось моё двадцатилетие и, казалось, человек должен радоваться жизни, но это было не так.
   За месяц до этого мне пришлось расстаться с человеком, который больше не нуждался во мне. Уходить всегда больно, но в такие моменты я знала, что поступаю правильно. Если отношения дальше будут в тягость кому-то из двух, я ухожу. "Мавр сделал своё дело, мавр может умирать"
   За три дня я разругалось со всеми, с кем смогла. Я разрушила свою жизнь до основания. Всем было наплевать на меня, но теперь это было нужно уже мне. Три дня я пила, алкоголь помогал мне расслабиться. Мозг наконец-то пробудился от спячки, и сознание реальности частично вернулось.
   Заниматься самоанализом всегда трудно, но в этот раз это было необходимо. Ведь я была НИЧЕМ. Не являлась даже живым существом. К 20 годам я полностью потеряла интерес к жизни, меня ничего не интересовало, мне ничего не было нужно. Я почти отказалась от еды, общения с людьми и много времени проводила в сонном состоянии, стараясь, чтобы ещё один день прошёл. Я словно впала в кому. Не существовала, я стала тенью и бесцельно бродила по квартире. Алина иногда заходила вечерами ко мне в гости, но от этого не было толку. Я всерьёз подумывала о том, чтобы прекратить своё существование. Вопрос о жизни даже не стоял, я уже была мертва в душе. Я не видела выхода в смерти, ведь я не знала, что ждёт меня там. Но и это не имело значения. Вскоре я полностью перестала реагировать на попытки общения, и лишь слабое биение сердца напоминало о том, что я не труп. Пустота в моей душе заполняла меня без остатка растворяя в себе.
   Итак, двадцатилетие. В этот день я закрылась в квартире и с утра начала пить. Включив, погромче музыку я выключила сотовый и домашний телефоны, решив, что это произойдёт сегодня.
   Вечером, когда тьма уже опустилась на землю, я взяла в руки бритву. Сидя на балконе и смотря бесцельным взглядом в тёмное ночное небо, я вертела в руке бритву. На ней словно светилась надпись "Выход", а может это просто игра воображения. Я не заметила, как начала говорить вслух, а когда услышала, то не поверила своим словам.
   - Всё! Всё закончится сегодня... Ты уверена? ... Да... Я смогла уничтожить свою жизнь и ничего не почувствовала... почему?... я мертва... уже давно... я... я не знаю кто я... моя жизнь - это боль... однажды я потеряла себя и... уже никогда не верну... всё не имеет смысла... Я НЕ ИМЕЮ СМЫСЛА!!!
   Рука зависла в воздухе, а перед глазами вдруг всплыла моя жизнь. То чем я была до шести лет и, стала потом. Но эти две части одного целого никак не вязались между собой. Чего-то, одного фрагмента, не хватало. И лишь этот момент имел значение. Бритва плавно опустилась и ровный, но неглубокий надрез украсил мою левую руку. Нет ни боли, ничего.
   Пронёсся раскат грома, я вздрогнула. Взглянув на небо, я не поверила своим глазам. Его затянуло тучами, и гроза уже во всю бушевала. Вспышка света озарила небо, и раскат грома пронёсся, сотрясая воздух.
   Занесённая рука снова опустилась и украсила руку вторым надрезом, глубже первого. Кожа стала окрашиваться в красный цвет. Ещё один раскат грома. В ушах зазвенело, и кто-то произнёс "Открой свои глаза". Оглянувшись, я никого не увидела, странно я явно слышала голос. На соседних балконах тоже никого не было, все люди попрятались в квартирах. Погода бушевала. Ветер так и норовил стащить с домов крыши. Дождь всё больше распалялся и грозил обернуться потопом. Молнии постоянно окрашивали и освещали небо, привнося изысканность. Громовые раскаты то и дело сотрясали землю. Я же всё отчётливее слышала "Открой свои глаза". Природа бушевала, пока не достигла своего апогея, в этот момент, казалось, Земля перевернется. Яростный последний раскат грома и вспышки молнии на какой-то момент ослепили и оглушили меня. В этот момент я оказалась в лесу на поляне, была ночь, но на небе было солнце. Стояла осень и листья, шуршали, приятно лаская слух. По направлению ко мне шёл мужчина. Его шаркающая походка выдавала его возраст. Подойдя ко мне, он остановился и предложил сесть. Я увидела два гладких камня, которые до этого не замечала. Судя по темноте ночного неба, была глубокая ночь, но на небе было солнце, да и камни были теплыми.
   Я села, и он присел рядом. На нём была длинная чёрная мантия, которая полностью скрывала его. Время оставило отпечаток на его лице, он был стар, но его голос был молод.
   - Открой свои глаза.
   Эта фраза уже начинала меня нервировать сегодня.
   - И что это значит?
   - То и значит, что открой свои глаза.
   - А по-вашему они закрыты?
   - Да.
   - Но, как можно открыть глаза, если они открыты?
   - Они закрыты.
   Такого ответа я явно не ожидала. Моё самообладание рассыпалось как карточный домик на ветру.
   - А можно для особо тупых поподробнее?
   - Для особо, можно. Но не для тебя, ты к ним не относишься.
   - Я запуталась. Где я? Кто вы? И что происходит?
   Молчание.
   - А, я поняла. Я умерла?!
   - Не совсем, но почти.
   - Теперь я,вообще, ничего не понимаю.
   - Я - это ты.
   - Я бы никогда не надела мантию, не люблю платья.
   Он лишь рассмеялся в ответ.
   - Что смешного? Это правда.
   - Да я знаю, ты их с детства не любишь.
   Видимо, выражение моего лица было слишком тупым, потому что он рассмеялся ещё больше.
   - Мантия это лишь способ скрыть то, что под ней. Я это пустота внутри тебя, а точнее, то что когда-то было на том месте.
   - А можно посмотреть, что под ней?
   - Мы пять минут знакомы, а ты уже лезешь ко мне под мантию?! Уму не постижимо.
   - Но вы это я.
   - НЕТ!
   -... но...
   - В смысле - да, но НЕТ, нельзя посмотреть что под мантией.
   - Но почему?
   - Этого разговора не было, если бы ты не пыталась убить себя. Да я знаю, у тебя нет, смысла жить и т. д. Но хозяину не понравится, если ты вернешься, не выполнив задание, он не для этого отправлял тебя...
   - У вас крыша поехала! Какой хозяин? О чем вы?!
   - Ты как всегда невыносима. Я могу лишь подсказать, где искать ответы, но не дать их тебе.
   - Почему?
   - Это запрещено.
   - Кем?
   - Хозяином.
   - Чьим?
   - Нашим.
   - Но у меня нет хозяина и я сама по себе.
   - Это не так и ты это знаешь.
   - Правда?
   - Да. И прекрати вести себя как маленький ребёнок.
   - Ладно, я слушаю.
   - Все ответы находятся в Лондоне, там тебя встретит человек из "Ордена Молчаливых стражников" и расскажет тебе все, что тебя интересует и даже больше. Но будь осторожна, этот орден очень могуществен и существует с начала времён. Только они смогут ответить на твой вопрос.
   - На какой именно?
   - Кто ты!
   - Кто я? Я человек.
   - Твоё мнение ошибочно, твои суждения ложны, а взгляд затуманен временем.
   - Но у меня нет денег и нет способа достать их, для поездки в Лондон.
   - Всё будет. Твою жизнь слишком долго оставляли без внимания, они допустили ошибку, пустив всё на самотёк и забыв про тебя. Теперь пришло время, твоё время. Следуй за знаками, они приведут тебя куда надо.
   - Уверен?
   - Уверен!
   -...
   - И пообещай мне одну вещь.
   - Какую?
   - Никогда больше так не делай, не пытайся убить себя. Тебе всё равно не дадут этого сделать. У тебя очень сильный хранитель, если ты не заметила этого,он не даст тебя в обиду. Но против тебя самой он бессилен.
   - Я постараюсь.
   - ?
   - Ладно, я обещаю. Я больше никогда так не буду. Доволен? Вот теперь я чувствую себя маленькой девочкой.
   - Доволен! И главное не забывай, что всё это реальность и все ответы в Лондоне.
   Он встал, чтобы уйти. Я молча наблюдала за его уходом. Уже когда он почти скрылся в лесу, я окрикнула его:
   - А почему здесь такая странная ночь?
   - Это твой мир, мир в котором всё перемешалось.
   Я по-прежнему стояла у себя на балконе. Погода успокоилась. Голова раскалывалась так, как будто молнии били по ней. Что-то сильно беспокоило меня и причиняло мне боль. Впервые за очень долгое время я чувствовала всё. Дуновения ветра, холод ночи и боль. Это было прекрасно, но... стоп! "Я умерла?! Не совсем, но почти".
   Это привело меня в чувства. Я стала искать причину боли и вскоре нашла. Моя левая рука была похожа на кусок мяса. От порезов на ней живого места не было, а кровь ручейками стекала на пол, образовав порядочную лужицу. Волосы у меня на голове встали дыбом.
   Я кинулась в ванную и промыла раны холодной водой. Нашла бинт и перевязала руку. Только после этого поплелась спать. Вскоре я уснула. Меня терзали вопросы: что произошло? Кто был этот человек? Был ли он человеком? Но главный: Кто я?
   Это мне и предстояло выяснить, но уже завтра.
  

Глава 3

"Небеса"

  

Он сказал: "Я -

вселенская любовь,

И она есть суть всего".

  
   И сотворен я был на Небесах, как и многие подобные мне. Созерцая Божественный свет, таинство Божественной мудрости - впитывал в себя великое знание. И призван был затем, чтобы, воспламеняя, очищать низших, прогонять и уничтожать великое омрачение, которое рвалось в наш Обитель со всех кругов Вселенной. Имя мне -- Рафаил, самое первое создание Творца, безмятежно парящее существо с шестью крылами, облаченное, в черные одежды - ибо это цвет всех Начал, и лик мой подобен свечению Его любви. Я был с Отцом от самого Сотворения Бытия. Я зрел чудеса Его и был воплощением первоначального Добра -- Любви. Сосудом, в кой она вселилась.
        Старец, отец Вселенной есть Хаос - начало начал. Мать же ее и жена Хаоса была Анархия. Дочь покинула их, не покорившись законам родителей, оставив их за тремя краями бесконечности, и породила четырех сынов. Бог есть душа Вселенной, и любимый сын своей матери. Оставшиеся детища - Глаза, Голос, Крылья помогали своей матери творить вечность. Бог создал свой мир, который подарила при рождении Вселенная Ему, и стал править там.
        Колыбелью совершенной красоты, Им сотворенной, есть Небеса. Дом созданий Божьих и самого Его. Это совершенная сфера - наивысший круг бытия. Вторым кругом Божественного Бытия есть Рай - чудеснейшей красоты Сад с великими Древами. Мы, Семь Ангельских Чинов, помогали Отцу творить планеты - третий круг. Земля последняя планета его Империи, которую люди позже назовут "солнечной системой". На остальных пяти планетах Империи Он оставил пять вселенских элементов: огонь, ветер, воду, землю и эфир. Плутон, Марс - планеты войны, Сатурн - не Божественная планета. Позже их создал Люцифер, и спрятал в их глубинах сакральные знания.    
   На землю Бог поместил всех живых существ - Он должен был быть родителем чего-либо, иначе бы Его самого не СУЩЕСТВОВАЛО.
   Однажды, с бесконечностью слилась бездна и закружилась бешено. То мать Вселенная приближалась к нам. Не выдержало наше первое ледяное Солнце вихря приближения Ее, и взорвалось. Голос Вселенной же пролетел мимо Империи в образе кометы сверкающей и сказала Она Душе своей: "Сотвори Прощение".   Глас Ее во главе планет остановился, превращаясь сферой огненной.
   Так Вселенная дала нам новое Солнце и, вырвав из ядра его Голос свой, исчезла туда, откуда появилась. С тех пор появился в Империи солнечный огонь испепеляющий.
   Господь наш из плоти серафима Милосердия сотворил фигуру из камня, а в камень вдохнул ровную половину чудес своих. И вышел из каменной скорлупы Сын Божий, Принц Небес. Прозвали его небожители Иисусом, что значит прощение.
      Жизнь на Небесах шла своим чередом, я знал только время Вечности, остального времени не было вовсе. Здесь безмятежное равновесие было непоколебимо, ничто не нарушало порядок Небес. Вокруг плыл еле видимый, благоухающий эфир. Свет и тепло на Небесах убило бы, сожгло за мгновение человека, попади он сюда. Но для нас же это было великим свечением жизни. Свет здесь был голубым, чистым, не испоганен скверной. Херувимы совершали полеты по Империи, исполняя божественные указания. Серафимы - ангелы красоты и огня, пели гимн Всевышнему: "Свят, свят, свят Господь Саваоф, Бог Вседержитель, который был, есть и грядет!". Главный серафим Люцифер был наместником северной части Небес, нес свет изначальной звезды и был носителем Божественной Свободы. У трона Господня находились Престолы и Власти. Они созидали Бога, впитывали Его мудрость, и великим было их совершенство. Господства распределяли обязанности ангелов. Они всецело обращались к истинно сущему и непрестанно приравнивались к вседержавному   Богоподобию. У врат в Эдем стояла троица хранителей: Гавриил, Уриил и Михаил - они охраняли таинственные древия с плодами; одно - древо познания Добра и Зла, второе - великое древо Жизни.   Ангелы же - порождения Божественной звездной пыли, летали в Империи и рассеивали по ней живительный златой свет. Они же питали влагой райский Сад.   Когда пришло время Иисуса стать творцом чуда, сотворил он Первых Людей - Адама и Лилит. Первая женщина была и первой ошибкой Принца. Изгнав это несовершенное создание, Бог помогал творить Сыну своему Еву. Счастье жизни даровали они Любимым Людям. И домом для них стал Рай. Они были единственными из творений, которые могли выходить   из Сада, и, путешествуя по двум Кругам, возвращаться обратно. Более никто из нас не мог ступить за ворота Рая. Абсолютное вето.    
   Адам и Ева жили в охраняемом троицей архангелов райском саду совершенном, но любопытство и непостоянство человеческое заставило взглянуть их на Землю через облака, и захотели они там побывать страстно. Но Любимые люди понимали, что Господь - создатель отца их, не сможет отпустить от себя. И подумали люди нарушить Его Слово, и вкусили Адам и Ева   плод с запретного древа. Это стало временем первых Божьих слез, слабости.
   Сподвигнул Людей на это змей искуситель, но никто не знал, кто же именно являлся в обличье этого змея, обвиняя Люцифера. Но я видел. До момента изгнания, я облетал Рай по кругу, наткнулся на туннель, который образовывал прореху в стене Сада. Вовнутрь я не зашел, но сквозь брешь все видел и слышал. На Древе Познания нависал змей, протягивающий тайный плод к устам женщины.   За высоким камнем недвижимо стоял Люцифер и наблюдал. Ева приняла из пасти искусителя плод и в этот миг пробудился спящий Адам и подошел к женщине своей. Тогда Люцифер бесшумно   начал приближаться к прорехе, чтобы скрыться. Он не должен был заметить меня, и я слился с золотой пылью и не видим стал. Люцифер вышел за границы Рая и, уходя, произнес чуть слышно - "Кто-то опередил меня". Прореха в стене исчезла. Не мог эту тайну изречь я ни когда -- что-то запрещало мне.  
   Когда я и   серафим Милосердия Керувиэль улетели к Солнцу, чтобы унести часть свечения для его мощи ОН сказал "Летите на Землю, не покидая своей Ауры, иначе не быть более вам. Будьте там, и встретьте двух Людей моих. Ибо Грех Первый они породили, и изгнаны из Рая зато. Отрежьте по два крыла их, вселите смерть в них, и да забудут они вовеки кто они и где Дом их истинный! Да будет так!. - Мои любимые люди...Скорбь моя велика", -- и слезы его падали на Землю соленым дождем. "Мое проклятье упадет на вас ужасное! Ибо вы были мне дети, а теперь предали меня". Господь воспарял над людьми, вынося приговор. И тогда были они сброшены на землю на века. Более никогда человек не испытывал такого горя и потери, кои испытали Адам и Ева.   Наказание им - существование в вечных муках и жизнь вместе с тварями земными.
   Это стало началом человеческой истории. Эрой страданий, несправедливости, грехов...Виновны ли люди в том, что Бог их покинул, дал право самим творить земной мир и быть богами, низшими богами? Нет - они невинны! Но плод Познания горек, и за горечь правды люди должны поплатиться.
   Создавать, творить сущее из не бытия, значит испытывать муки. Наш Отец единственный знал боль и смерть, ибо, создавая, Он умирал и возрождался сызнова. С великим Милосердием и Любовью он создал Сынов Небес бессмертными и не испытывающими боли. И видели мы слезу его, когда Люди предали слово Его, затем и великое проклятье рода человеческого Им посланное. А Его слезы все повторяли и повторяли: "Ошибка за ошибкой. Я и есть Ошибка".
   Я видел Первых Людей на Земле. Я и Керувиэль,-- воплощение милосердия Господа, палачами были им; вырывая крылья им и смерть, в них вселяя, болью мое сердце мучилось. Адам и Ева не произнесли не звука, лишь кровавые слезы их падали на песок. Моя Любовь к первым людям визжала и вырывала себе глаза, чтобы кровь и страдания не видеть, - отныне Любовь слепою стала.
   Казнь над людьми была свершена. И взлетели мы с серафимом на Небеса, -- домой
  

Глава 4

"Вопрос? ... ответ!"

  
   Я проснулась, но не открывала глаза. Лёжа под одеялом, я пыталась восстановить события вчерашнего дня.
   Так, сегодня 28-е июня. Вчера мне исполнилось 20 лет, плюс сегодня я должна была быть мертва. Непроизвольно мои брови поползли вверх от удивления. А сразу после этого глаза открылись. Я была в своей комнате, значит, я жива. Этот факт меня огорчил.
   На восстановление событий вчерашнего вечера у меня ушло около получаса, но в итоге я вспомнила всё. Надо встать. Спустя минуту команда дошла до мозга, и тело попыталось её выполнить, но, увы, миссия невыполнима, ну или почти не выполнима. Ноги подогнулись и я села.
   Боль окутала меня со всех сторон, сначала я даже не смогла понять, откуда она. Казалось, болело всё, начиная от ногтей на ногах и заканчивая волосами. Прошло ещё несколько минут, прежде чем боль отошла, и я стала ощущать своё тело. Причиной боли оказались голова и рука. Причём первая явно варварски вопила о том, что она есть и находиться на месте.
   Чувствовала я себя..., стоп! Я - ЧУВСТВОВАЛА?! Это что-то новенькое.
   Оглядевшись по сторонам, я нечеловеческим усилием воли заставила себя встать. Рейс кровать - туалет - кухня прошёл нормально, насколько в таком состоянии это было возможно. Найдя на столе сигареты, я выползла на балкон.
   Было раннее утро. Солнце игриво щекотало кроны листьев и крыши домов. Я взглянула в сторону леса и застыла как вкопанная. Только идеальная картина настоящего мастера могла так блистать красками и ... слова просто не шли, да и те, которые были в голове никак не подходили к тому, что я видела. Закурив, я стала оглядываться по сторонам. Сигарета в руке истлела и обожгла пальцы, но я не обратила на это внимания. Картина, развернувшаяся передо мной, полностью завладела моим вниманием. Я смотрела и видела всё впервые.
   Только сейчас до меня дошёл смысл фразы "Открой свои глаза". Я была слепа, я не видела ничего вокруг. Мир, в котором я жила был ложью и отравлял меня изо дня в день. Я воспроизвела в памяти весь вчерашний разговор и на какое-то мгновение, он показался мне отрывком сна, но рука тут же напомнила о реальности событий.
   "Все ответы находятся в Лондоне, там тебя встретит человек из "Ордена Молчаливых Стражников" и расскажет тебе все, что тебя интересует и даже больше. Но будь осторожна, этот орден очень могуществен и существует с начала времён. Только они смогут ответить на твой вопрос."
   Лондон! Теперь у меня есть цель, дело за малым.
   В следующие три дня я полностью сломала свою психику и разобрала себя до основания, создавая нового человека. То, чем я являлась до этого, перестало существовать. Я - создала себя! Феникс восстал из пепла и готов к бою.
   Сезон охоты на ответы открыт! Крылья расправлены, мечи вынуты из ножен и готовы к бою. Война уже началась и мне остаётся лишь выбрать сторону.
   Чья это война? Кто войны? За что воюем? Ответов на это у меня не было, но теперь я знала, где и у кого они есть. На повестке дня стоял Лондон!
   Если у вас появился вопрос, где вы станете искать ответ? Я сразу обратилась к интернету и не прогадала. Работать с поисковыми системами я умела. Поисковик как джин, если хочешь нормального исполнения желания, надо правильно и чётко формулировать желание (вопрос).
   Мне была нужна полная информация по Лондону.
   "Если Вы устали от Лондона, то Вы устали жить, потому что здесь есть всё, чего можно ждать от жизни" -- так писал Сэмьюэль Джонсон в 1777 году. И сегодня он узнал бы все великолепные места в городе, раскинувшемся на берегах Темзы, текущей от Хэмптон-Корта и здания Парламента до Кафедрального собора святого Павла, Лондонского моста и Тауэра и дальше до Гринвича и моря.
    И ещё многое другое выдал поисковик, но в глаза особо бросилось: "Лондон -- один из самых дорогих городов в мире".
   "Остановка господа! Все на выход". - А ведь моё путешествие только началось. После таких открытий мне ещё больше захотелось побывать в Лондоне, и я окончательно поняла, что мне это не по карману. "А вы не могли выбрать не самую дорогую страну?!" -- Воскликнула я в сердцах.
   - Следуй за знаками...
   Кто здесь? А знаю, крыша у меня совсем от рук отбилась и теперь живёт своей жизнью. Мало того, она ещё и разговаривать начала. Сразу вспомнились слова "Санитар, свяжи мне руки ..." из песни. Да мне бы сейчас это не помешало.
   How to be?
   Как только этот вопрос всплыл в голове мой компьютер "ожил". Лихорадочно, перебирая, сайты он оставлял открытыми только нужные. Спустя час поисков он наконец-то остановился и выдал мне около ста самых интересных вариантов. Мне оставалось только выбрать и действовать в этом направлении.
    
   Не буду утомлять вас описанием, что к чему и почему, скажу лишь, что спустя год у меня были деньги не только на поездку в Великобританию, но и в любую другую страну мира.
   Осенью, после исполнения 21-го года, я оформила все документы, села в самолёт и отправилась за ответами в Лондон.
   Сидя в удобном кресле самолета, я размышляла о жизни.
   Мне 21-ин год, я молодая сексапильная брюнетка, у которой достаточно денег на свои прихоти.
   У меня полностью отсутствует личная жизнь, но это мелочь. У меня есть лучшая подруга, которую зовут Алина и любимая кошка Моргана.
   Алина! К этому времени мы настолько сблизились, что знали друг о друге всё. Мы, наверное, были самыми близкими для нас людьми на Планете. За неё хоть в рай, хоть в ад. Если бы я знала всё, наверное, я бы подумала о том, что говорю. Мы много времени проводили вместе в России, и я не представляла, как буду жить без неё в Лондоне.
   Ещё много мыслей носилось в моей голове с такой скоростью, что Шумахер бы позавидовал.
   Самолет бороздил небо, не обращая внимания на мои раздумья, всё дальше унося меня от моего прошлого и от Алины.
   В ходе раздумий я сама не заметила, как уснула. Меня разбудил приятный голос стюардессы объявившей о приземлении в аэропорту Хитроу (Heathrow). Спускаясь по трапу меня, охватило странное чувство, что я дома. Мы приземлились во втором терминале. Багажа у меня не было кроме спортивной сумки, в которой лежало несколько джинсов, пара футболок и туалетные принадлежности.
   Я быстро нашла указатель Underground и двинулась в его направлении. Нашла метро, купила билет и поехала в центр города.
   Оказывается, Лондонское метро - самое старое в мире и одно из самых разветвленных.
   Спустя 70-т минут я наконец-то добралась до отеля 51 Buckingham Gate Stes Apts.
   Свой первый вечер я провела в номере гостиницы. За день я так устала, да ещё смена часовых поясов, что уснула, едва добравшись до кровати.
   Утро! Заказав завтрак в номер, я пошла в душ. Когда я вышла, завтрак уже ждал меня, но не это бросилось мне в глаза, а конверт, который лежал поверх фруктов.
   На конверте не было имени отправителя лишь каллиграфическим почерком выведено "My dear friend Vitoria".
   В письме было следующее:
   "My dear friend, Vitoria.
   Я знаю, что вы приехали из России, поэтому данное письмо на русском языке. Сейчас у вас накопилось много вопросов, на которые вы хотели бы получить ответы. Я, представитель Ордена Молчаливых Стражников, могу дать вам эти ответы. Сегодня в 19:00 я жду вас в Хайд парке. Присядьте на понравившейся вам скамейке и подождите, вскоре я подойду к вам.
   До скорой встречи".
    
   Итак, у меня было свободное время и я решила посетить экскурсии в Вестминстерское аббатство, замок Тауэр, собор Св. Павла, Вестминстер и королевский Букингемский дворец, Трафальгарскую площадь, Биг-Бен, Виндзорский замок, Национальную Галерею, Британский музей, музей Шерлока Холмса.
   К шести часам вечера уставшая, но счастливая, я вернулась в гостиницу. Нужно было привести себя в порядок и отправляться в Хайд парк. Надев чёрные свободные джинсы и красную толстовку с руническим орнаментом, вечер всё-таки, я осталась довольна своим внешним видом. Распустила волос, ещё раз оглядела себя в зеркало и выбежала из номера.
   Ровно в семь я была в парке, выбрала скамейку и стала ждать. Прошло около получаса, но ко мне никто так и не подошёл.
   Что за свинство, среди кабанства? Ну попадись мне эти Стражники я им устрою.
   - Здравствуйте.
   Я даже подпрыгнула от неожиданности.
   - Привет. - Растеряно промямлила я.
   Внимательно приглядевшись, я узнала Тоху. Тоха! Стоп, мы вроде не в России, он здесь откуда? Этот вопрос я и задала первым после дружеских объятий.
   - Ты, какими судьбами в Лондоне?
   - Я тот, кого ты ждёшь.
   - Ты шутишь!? Ты в Лондоне и у меня встреча с тобой в этом парке? Тебе чего, России мало!
   - Может, ты перестанешь тараторить и дашь мне сказать?
   - Говори. - Я пожала плечами.
   - С недавних пор я состою в Ордене Молчаливых Стражников, который находиться здесь в Лондоне. Мне поручено найти тебя и ответить на твои вопросы.
   - А ты дома не мог дать мне эти самые ответы? - Я вскочила на ноги, в упор, глядя на него. - Неужели обязательно надо было тащиться сюда, чтобы встретиться с тобой? - Я начинала закипать, кулаки были сжаты. - Ты хоть знаешь, через что мне пришлось пройти, чтобы попасть сюда?
   Он молча слушал и ничего не говорил, пока я, пиная скамейку, ругалась, на чём свет стоит.
   Наконец я успокоилась и села рядом с ним.
   - Может пива?
   - Я не пью!
   - Зато я пью! - И не дожидаясь ответа, я потащила его в паб.
   В пабе мы зашли не в бар или салон, а в "частный бар", отличающийся некоторым уединением.
   Заказав две пинты светлого пива, мы уселись за отдалённый столик.
   - Ну! Я внимательно тебя слушаю.
   - Ты не поняла, это я тебя слушаю и отвечаю. Вопрос? - Ответ!
   - Что за орден? В чём его суть и кто там состоит?
   - Я не могу ответить тебе на эти вопросы, информация засекречена. Единственное, что я могу сказать, это что Орден существует с начала времён, и их очень интересуешь ты и Алина, а единственный способ найти вас это я и Григорий.
   - ... - на время у меня пропал дар речи. - Секунду, я вообще запуталась. Ты, я, Гриня и Алина!?
   - Да!
   - Но, что может нас объединять? Да мы друзья уже давно, но это наше личное дело. Какой интерес может быть у Ордена?
   - Не с того конца начинаешь! Оттолкнись от другого вопроса, и я дам тебе правильный ответ.
   Мои размышления длились секунд тридцать. Точно, ведь я приехала узнать ответ на вопрос "Кто я?".
   - Кто я? - шёпотом спросила я и зажмурилась, словно ожидая удара.
   Тишина? Почему вдруг стало необычайно тихо? Прекратился стук посуды, звон стекла и гомон голосов, дым сигареты завис неподвижно в воздухе. Люди замерли в разных позах, даже пролитое кем-то пиво замерло на пути к джинсам.
   Эй, кто нажал кнопку "Пауза"?
   Ответ прогремел как гром средь ясного неба.
   - Ты - демон! Архидемон ада. Имя тебе Риммон. Ты - кровожадный демон, князь молний и гроз. Рассказывают, что ты пьёт кровь грешников в аду. В жертву тебе в старину приносили пленников, захваченных на войне. В твоём подчинении легионы демонов.
   Я разразилась хохотом, и в ту же секунду мозг пронзило болью. Вселенная взорвалась и разлетелась на миллиарды крошечных осколков, в глазах потемнело. Мозг на отрез отказывался воспринимать информацию. Мой мир рухнул, остались лишь руины. Меня уничтожили и создали заново. И это в который раз уже! Это был ответ на все вопросы. Я вспомнила всё. Меня не существовало больше как человека, но я возродилась демоном. У меня не было ничего и у меня было всё! Картины всплыли из памяти и восстали в моих глазах.
   Битва у ворот Эдема. Это было сражение, которое осталось в памяти многих и которое мы выиграли.
   Окровавленные тела ангелов были разбросаны повсюду, их кровь стекала в чаши, из которых мы пили. Мои легионы храбро шли за мной, принимая смерть от Священных клинков.
   Я так же находился в гуще событий. С Адским Безумием в руках я уничтожал всех, кто вставал на моём пути. Это была не битва, но бойня.
   Слеза скатилась по моей щеке. Скупая слеза боли за то, что меня лишили этих воспоминаний.
   Антон молча ждал пока я приду в себя, он знал, что я уже никогда не стану тем человеком, которым была.
   Я поднял глаза, но это смотрел не человек, а демон. Зрачки приняли вертикальную форму и окрасились красным, тело пульсировало, наливаясь силой демона, не предназначенной для человеческого тела. В следующее мгновение я рухнул на пол задыхаясь словно от удара в живот. С организмом происходило нечто странное, он перестраивался. Сейчас я отлично понимал, долго это тело не выдержит нагрузки, вот почему меня заставили забыть всё. Именно заставили. Я вспомнил молчаливых арнов проводящих ритуал у моей кровати и темноту после. Меня словно выворачивало наизнанку, кое-где на коже вспыхнул огонь, но пламя лишь облизывало кожу, которая становилась красной в месте соприкосновения. Финалом стала боль в черепе разрывающая мою голову. Я схватился за неё руками и тут же почувствовал витиеватые рога. Отпустив голову я припал на одно колено и вместе с болью выдохнул горячий воздух.
   - Сконцентрируйся. - Услышал я словно издалека. Успокаиваясь и концентрируясь на окружающем мире я почувствовал что боль отступает, постепенно видоизменяя моё тело к привычному. Спустя пять минут я полностью взял себя в руки и уверенно поднялся на ноги, ещё пару раз глубоко вздохнул и сел на стул.
   - Но, почему здесь, в Лондоне?
   - Тебя надо было убрать со сцены на некоторое время и ... это место твоего прошлого воплощения.
   - Зачем?
   - Алина -Херувим. Вы два заклятых врага, которые не могли одержать победу друг над другом. И вас отправили на Землю. Ваше появление было предсказано в начале времён. Позднее это предсказал Нострадамус.
   - Ты и Григорий? - Он без слов понял, о чём я.
   - Мы пра-пра-пра-...-внуки Нострадамуса. Эту информацию не знал никто, кроме Ордена Молчаливых Стражников. Они нашли нас и рассказали об этом. Мы - единственные кто может вас найти, мы ключ к вам.
   - Вот номер, по которому меня можно найти. - Кинув ему визитку, я умчался прочь из паба.
   Интересно всё-таки что было после моего ухода из паба? Пролилось ли пиво на джинсы? Была ли докурена сигарета? Нажал ли фанатичный киноман кнопку "Play"? Наверное - да!
   Несколько часов я бесцельно бродил по Лондону. Теперь было понятно, почему я чувствовал себя как дома. По сути, я и был дома. Мне нужно было время для осознания произошедшего. Та, пустовавшая часть памяти, теперь была восстановлена. Я знал кто я! Но от этого мне не стало легче. Вместе со всем я явно понимал, человеческое тело не выдержит долго, а я врятли смогу сразу научиться контролировать себя.
   Я вернулся в гостиницу и напился ко всем чертям. На время реальность перестала существовать, как впрочем, и я. Во сне мне снились картины моего прошлого, но не это было самое ужасное ...

Глава 5

"Шесть крыл"

  
   Летние каникулы обещали пройти "весело". На третьем курсе учебы я решила устроиться на работу. Приемлемый вариант нашла в популярном ночном клубе "Голливуд", работать барменом. Эта работа вписывалась в мой график - днем учеба, ночью заколачивание денег. На личную жизнь времени не оставалось, а так -как я так или иначе существо хрупкое, незащищенное и девичье сердечко дало о себе знать. Кандидатурой, на которой я остановила выбор, был криминальным "элементом". Брутальный, с глазами дикого волка паренек привлек мою серьезную натуру. Ибо противоположности притягиваются. Мой парень "как раз вовремя" проиграл в городском казино все деньги, отложенные на отпуск. Остался один дешевый вариант - морской порт Находка, - в местечке с весьма романтичным названием бухта Анна. Конечно, это место было выбрано в первую очередь по причине того, что у моего спутника, были там свои дела. Это конечно не Турция, но лучше, чем сидеть в своем богом забытом городке и проклинать моего любимого игромана. Июль этого года был весьма дождливым, от этого на душе становилось еще паршивей. Все мои планы наконец-то отдохнуть за полтора года, в первую очередь морально, полетели ко всем чертям. Он просто больной, но попытки с ним поговорить на эту тему он воспринимает в штыки. Успокаивает один факт -форма зависимости от игры не конечная. Да, конечно, очень успокаивает!... Денис - мой горепарень и по совместительству катализатор для разложения моих же нервных клеток. Но я к нему привыкла и в очередной раз прощаю его безответственность.
   И вот наступил день отъезда в "отпуск моей мечты". Как и во все предыдущие дни лил дождь. Природа будто прибывала в депрессии, да и люди ходили мрачными. Лучи солнца, которые иногда пробивались сквозь тучи, за короткое время пытались согреть и осушить землю, но дождевые облака "культурно показывали ему кукиш" и, словно пытаясь разозлить, снова закрывали солнечным лучам путь на землю. От этих мыслей у меня наконец-то проявилась улыбка на лице. И вот поезд тронулся. За окном быстро проносились люди, столбы, деревья, дома. Все бежало, все проходило. Время не остановить. И много воды утекло с тех пор, как я стала "призраком". До сих пор продолжаю писать, "в стол". Моя мечта быть услышанным писателем спит. Муза ведет со мной беседы по ночам, но ее меч вложен в ножны. Её порывистость заменилась успокоением. С одиннадцати лет я начала страдать бессонницей, бешенный поток информации не давал расслабиться моему мозгу. Я от рождения была эмоционально неуравновешенным ребенком, главная черта моего характера - восприимчивость. Засыпала всегда плохо, но полнейшая бессонница это совсем другое. Часто бывают моменты, когда я готова отдать руку на отсечение, лишь бы опять побывать в "объятьях Морфея". Иногда мне это удается - раз в неделю. Я принимаю сильное снотворное. Когда человек перестает спать, реальный мир кажется ему сном, время проходит мимо тебя - не трогает, чувства в спячке, единственное, что я ощущаю в полной мере - когда дует ветер. Время дороги выпало на время принятия моих спасительных таблеток. Чем занимался Денис, когда я спала - мне все равно, но очевидно, что он находился рядом.
   Конечная станция - Находка, потом на такси до Бухты Анна. Климат здесь влажный, дождливо, но это ничто по сравнению с местными пейзажами. Мы сняли катэдж стоящий на обрыве. От подножья обрыва и каменного пляжа, сем - восемь метров до моря. Уединенное местечко.
   День прошел быстро. Начало вечера мы с Денисом провели за ужином с едой из ресторана. Потом он, ни чего не говоря, ушел. Я знала зачем, и также я понимала то, что он может никогда больше не вернуться. Такие люди, как он всю жизнь ходят по краю пропасти, малейшее дуновение и бездна беспощадно поглощает их. И ни кого не окажется рядом, что бы подать руку помощи. В его мире каждый сам за себя. Мне его жалко.
   И вот я прибываю в гордом одиночестве уже второй день. Денис ни разу не позвонил, но я давно воспринимаю это как само собой разумеющееся. Каждый вечер он посылает ко мне людей. Они приносили мне еду из ресторана, что бы я не утруждалась готовкой, DVD диски с мультиками и комедиями, еще книги и журналы. Мой мужчина не особенно разговорчив. Не позвонил, зато просил передать записку; "Девочка моя не скучай. Я постараюсь вернуться как можно быстрее. Если чего ни будь пожелаешь, обращайся к этим двум". По форме походило на телеграмму, но повторюсь, Денис конкретно выражает мысли и никогда ни чего лишнего не говорит. Передав записку "засланцы" закрыли входную дверь с той стороны. Я решила побродить в поисках достопримечательностей... Скоро вечер, а из местных "интерестностей" нашла лишь небольшой рынок с сувенирами; раскрашенные морские камешки, деревянные кораблики, сушенная морская живность, и тому подобные мелочи, кои так любят туристы. Достаю из кармана джинс изрядно помятую тысячерублевую купюру и покупаю три вещички: деревянный кораблик с парусами, сушеного краба и чёрный морской камень. По дороге к продуктовому магазину краба раздавливаю ногой об асфальт, наслаждаясь хрустом его панциря, а кораблик решаю пустить по морским волнам. Чёрный же камень я отправляю по почте своей лучшей подруге Виктории. Что-то ломая или выкидывая я снимаю стресс. Решила снять его окончательно. Купила в магазинчике бутылку красного вина и направилась на мой каменный, пустынный пляж. По пути к нему встретила максимум человек пять. Когда я говорила, что мой родной городок богом забытое место я немного утрировала. И вот уже вечерний прохладный ветерок шаловливо перебирает мои волосы. Я снимаю туфельки и сажусь на землю. Босые ноги слегка прикрывают прибрежные волны соленой воды. Мой кораблик пущен по волнам. Луна, несколько минут назад вставшая из-за скал, раскинула по морской глади своё серебряное покрывало. Вино нежно согревает мое тело, размешиваясь с кровью. Теперь я совершенно успокоилась. Сейчас время как будто остановилась специально для меня. Неожиданно, моё безмятежное времяпрепровождение нарушил звук приближающегося мотора, бесстыдно разрывающего тишину. Чудесно! Я только начала успокаиваться! Кто бы это ни был - я порву его на мелкие кусочки! И мне абсолютно все равно, что альтруистам это не положено. Примерно в пяти метрах от меня с бешеной скоростью, пронесся хромированный водный байк окатив меня холодной водой, и "проехав" по моему кораблику. После он направился к пещере в скале. В приступе гнева я схватила пустую бутылку вина, решив использовать ее в качестве холодного оружия, и побежала со всех ног к скале. Я уже говорила, что психика у меня не устойчивая? Совершенно бесшумно подкравшись к пещере, осторожно заглянула в нее. Наглец сидел на валуне и, кажется выжимал свои штаны. Словно хищная кошка, сделав один короткий прыжок, я с удовольствием "слегка" ударила его бутылкой по голове. Немного не рассчитав силу удара, бутылку я разбила. Перевернув это, потерявшее сознание тело, я посмотрела на его перекошенное лицо и его черты показались мне через чур знакомыми.
   " Гр...Гр... Гриша?! Э-э-э, дружище, ты чего! Вставай. Извини! Вставааай!" . -Я трясла за воротник его так, что, казалось, вытрясу мозги или голову оторву. Мой старый друг не подавал признаков жизни. Я бросила его на землю и проверила пульс. Пульсирует... Я присела рядом, еще раза три ударила по его лицу ладошкой, что бы в чувства привести. Ничего. Сняла с него футболку, намочила в море и как следует выжила ему на лицо. Опять ничего. Из кармана его куртки вывалилась пачка сигарет - я закурила. Сигарету затушила об его руку - может от боли очухается.
   Прейдя в чувства, Григорий произнес - "Вот так друзей и теряют". Я набросилась на него и чуть не задушила в объятьях. - "Ты меня добить решила! Мне поговорить с тобой нужно". Еще минут пять я не могла унять истерические слезы. "Гриша, извини! Я не знала, что это ты. Я думала, что убила тебя! Что ты здесь вообще делаешь! Предупреждать надо!" Он еле успокоил меня. "Алина, мне нужно с тобой поговорить. Это очень важно. Постарайся успокоиться пожалуйста. Я живой, со мной все нормально. Успокойся. Давай пройдемся. Хорошо?" . "Хорошо" - ответила я сквозь слезы. Гриша взял меня за руку. Истерика прекратилась. Мы пошли вдоль пляжа. Первый вопрос, который я задала "Что ты здесь делаешь?" . "Аля, позволь я расскажу тебе сам все по порядку. Только пока не перебивай. Это важно". "Говори уже!". "Так. Только успокойся". "Гриша я спокойна. Слушаю тебя". - "Меня прислали к тебе с особой миссией. .. (секунды три молчания). Я должен открыть тебе правду. Кто ты есть на самом деле". -он сильно волновался. Эта мучающая любопытство интрига пульсировала кровью в моих висках. "Алина ты - Херувим. Создание Бога с шестью крылами. И имя тебе - Рафаил...". Моя реакция на этот бред? Она, по моему была очевидна. "Дружок, ты, кажется, перебрал не много. Может проспишься? Видимо я сильно ударила тебя по голове". "Алина! С моей головой все нормально! Хочешь ты этого или нет, а поверить в это придется, рано или поздно! Ты послана с Небес и пришло твое время". Мое ухо ухватило звуки шагов. Я оглянулась. С обрыва спускался разъяренный Денис, сжимая в руке свой "макаров". Он не обнаружил меня дома, нашел меня здесь, в обществе не знакомца, всю в слезах. Не трудно догадаться, что Григорий не жилец. "Гриша беги! Садись на свой байк и вали отсюда пока цел!" - "Чего?" - "Это мой парень, он бандит. Терять ему нечего. Пристрелит - не моргнет!". От куда-то Гриша достал два меча, Черный и Белый : "Меня ему будет сложно убить!" "Критин! Спасайся!" - я врезала ему по челюсти, что б понял серьезность ситуации. "Только ради тебя". Я оглянулась - Денис уже прицелился. "Стой!" крикнув, я обернулась в сторону Гриши. Его уже и след простыл. В глазах моего бандита я прочла великое удивление - "Что здесь на @...@... происходит?! Кто это был? Куда он б@@... испарился!?" . Он подбежал ко мне и крепко прижимая к груди унес на руках домой. Зайдя в дом, Денис усадил меня в кресло и задал вопрос - "Что ты делала там ночью?" . "Дышала воздухом". Спокойно ответила я. "Алина ты знаешь, как ты мне дорога. Если с тобой что ни будь случится я не выдержу этого. С завтрашнего дня я привожу тебе телохранителя". ------- Но....
   - И это не обсуждается - сказал, как отрезал. Поцеловав меня в лоб и дав таблетку снотворного отправился на кухню, выпить коньяку. Когда он вернулся, я сделала вид, что уже сплю. Денис снял рубашку. Лунный свет отражался от его прекрасного тела, играл лучами по стальным, жилистым мышцам. На правом плече была повязка, скрывающая рану от очередной пули. Мой мужчина сел на кресло напротив меня. Я быстро прикрыла глаза, но его взгляд ощущала еще долго. Только так он может уснуть, смотря на меня спящую. Ближе к двум часам ночи меня начали мучить ужасные головные боли. Череп будто треснул и кто-то сквозь трещины просунул тиски и сдавливал мой мозг. Тело горело от высокой температуры, а все мышцы свело болью. Сознание помутнело...
   Когда я очнулась, было ранее утро. Дениса, по-видимому, уже давно не было в доме. Я еле поднялась с кровати. Ломило в висках. На месте спины чувствовался комок зуда и боли. Ночью произошло что-то необъяснимое. Я чувствовала что все мое существо трансформировалось. Я посмотрела на кровать; постельное белье было в крови, огромное количество крови. Ночная рубашка была изорвана. Я медленно повернула голову к стоящему напротив кровати зеркалу. В нем отражались шесть багровых линий на моей спине, которые бледнели на глазах. Кровь хлынула из носа. Страх накрыл меня цепкими, когтистыми лапами. Я слышала, как громко и редко бьется мое сердце. Я стала задыхаться. Не видя дороги, ринулась к морю. Природа вокруг будто ожила: кусты иголками царапали мои ноги, кисти рук до крови. Ветер кружился в бешенном танце, бросая в глаза песок. Я ступила на серые, гладкие камни на берегу, которые были раскалены словно угли. Темно-синее море шипело пеной, и волны раскинули свои зловещие сети, кои сплетались под ритм биения сердца планеты. Я услышала голоса. Они пели чудесно, погружая меня в транс. Пугающая мой разум эйфория разлилась по всему телу, словно медленный яд. Я уже по колено в воде. Из моей спины резко вырвались острые кости. Через шесть секунд кости трансформируются в шесть крыл, длинной в полтора метра. Мое нагое, окровавленное тело били тяжелые волны, но я даже не пошевелилась. Надо мной парили сонмы ангелов, как мне тогда казалось, поющих песнь, под ритм которой мои крылья делали свои взмахи.
   - Я тебя не понимаю ...
   На небе появился силуэт лица, настоль прекрасный, что описать его не смог бы не один поэт. Словно в немом кино он шевелил губами, стараясь сказать мне что-то важное. На меня нахлынуло чувство и сбило меня с ног. Внутри меня забились тысячи и тысячи сердец. С высоты спустился самый красивый из ангелов, положив мне руку на грудь, произнес
   - Я серафим, брат твой. Не бойся нас, Рафаил.
   - Кто есть Рафаил.
   - Рафаил - любовь. Ты есть Рафаил.
   - Почему?

Глава 6

"Проклятие силы"

   ... Самым ужасным ... была Я!
   Первым же рейсом я вылетела домой. Из Хитроу я позвонила Алине и договорилась с ней о встрече, через неделю, дома.
   Голос у неё был подавленный. Да и разговор как-то не клеился.
   Дом, милый дом! Как я давно не была дома. На пороге меня встретила моя любимая кошка. Ну, хоть тут ничего не изменилось, зато изменилась я. Безвозвратно и навсегда.
   В эту ночь я проснулась оттого, что кто-то звал меня по имени. В моей комнате стоял прекрасный ангелоподобный херувим, сверкая бело-золотистыми крылами.
   - Риммон! Риммон! Риммон! - Голос становился всё настойчивее.
   Я открыл глаза, но теперь уже не удивился пришедшему. Скорее рано, чем поздно, он должен был явиться ко мне, но я надеялся на второе.
   - Встань. Мне нужно поговорить с тобой.
   На автомате, повинуясь привычке, моё тело поднялось с кровать и преклонило одно колено, склонив голову в покорности.
   Он был прекрасен. В воронёных латах с оружием на поясе, от которого исходило что-то знакомое и родное, он словно просился ко мне в руку, но я подавил это. Я не мог смотреть на него без зависти и гордости. Мягкий золотой свет ласкал кожу, обволакивая, но не стоило расслабляться. Я прекрасно знал, кто стоит передо мной, и он был далеко не ангел.
   - Ты знаешь кто я?
   - Да, господин!
   - Ты знаешь, зачем я здесь?
   - Да, господин!
   - Ты выполнишь это?
   - НЕТ! - мой ответ эхом разнесся в пустой квартире.
   - Ты должен.
   - Нет. - Безысходность, сквозившая в моём голосе, не убедила даже меня.
   - Ты приносил мне клятву, и ты выполнишь приказ!
   -Не-е-е - ... - договорить мне не удалось. Боль парализовала всё моё тело. Свернувшись клубком у его ног, я не мог произнести ни слова. Превозмогая боль, я попытался встать. С огромным трудом мне это удалось. Я еле держался на ногах в любой момент готовый упасть, но я стоял, я должен был защитить её. Клятва, данная мной сковывала меня, заставляя повиноваться.
   - А ты сильный! Именно за это я уважаю тебя.
   Я молчал. Он не сводил с меня серьёзных глаз, в них плескалось раздражение, он не привык к отказам. Он мог приказать и я исполнил, но после этого я сделал бы все, чтобы отомстить. Не приказал, ему выгоднее держать меня в союзниках, нежели ждать от меня удара. Я слаб заточённый в человеческую оболочку, но не беззащитен.
   - Ты знаешь, что ты должен сделать?
   - Да, - меня словно переехал поезд - но я не сделаю этого Люцифер. К чему весь этот маскарад?
   Глаза его огнём полыхнули в ночной тьме. Чёрный камень запульсировал на моей шее, это был подарок моего Ангела. Мой последний вопрос он оставил без ответа. Лишь волны гнева отчаяния и одиночества захлестнули меня, когтями разрывая сердце на мелкие кусочки. Он давил своим присутствием, давил своей силой, демоном я бы выстоял, но не человеком.
   - Ты изменился! Слюнтяй, ты бесполезное ничтожество и предатель. - Усилием воли он отшвырнул меня в угол, и я забился в агонии. Боль, которая была на грани человеческого сознания, струилась огнём в моих венах. Его терпению настал конец. - Я уничтожу тебя! И развею твой прах по ветру.
   Между нами возникло нечто в белых одеждах. Это был мой ангел-хранитель, Габриель, который встал на мою защиту.
   - Не надо. - Выдохнул я и силы оставили меня. Это последнее, что я смог сказать.
   Сломить ангела-хранителя Люциферу не составило труда. И вот мой Хранитель лежит напротив меня.
   Люцифер был в ярости, он мог многое и не мог ничего. Отданный когда-то им приказ, заточил меня здесь, а клятва сковало тело демона цепями.
   - Я заберу тебя домой, сын мой. - Он склонился надо мной, и последние слова произнёс шёпотом. - Во что ты превратился? Человеческая суть разъедает тебя изнутри, человеческое тело разрушается. Этому пришла пора положить конец.
   И он забрал, он забрал мой дух в Абаддон.
   Пытки, от которых всех демонов пробивает холодный пот, ждали меня. И Люцифер подверг меня им. Унижение, страшнее боли. Боль проходит, а вот горький привкус унижения остаётся надолго.
   На Земле это выглядело бы так ...
   Меня нарядили в розовое мини платье, сделали мне маникюр, покрасили волосы в белый цвет и под песни Моисеева и Зверева вывели в раю на смех Ангелам. Бог смеялся громче всех. А потом они заставили Зверева сделать из меня "конфетку"! Чтоб я сдох, если это конфеты. Такого позора не смог бы снести не один человек.
   Я мучился и страдал, но старался перенести всё молча.
   Пытки не принесли должного результата, и Люцифер пошёл на отчаянный шаг.
   Он вернул меня в мою квартиру и послал Пифона (демона лжи) промыть мне мозги. Я спал, не ведая, что происходит. Пифон бесшумно подошёл к кровати и, приложив пальцы к моим вискам, просмотрел и изменил мои воспоминания.
   Это сработало. Через внушение Пифон убедил меня предать моего любимого ангела, но через три дня завеса спала с моих глаз и мозгов и я вновь обрёл трезвость ума. Не учёл он, что помимо человеческой памяти во мне жива память демона, которая взяла верх рассеивая иллюзию Пифона.
   Тогда Люцифер явился во второй раз. Всё повторялось. Красивейший ангел, лишь глаза полыхают пламенем Абаддона.
   - Преклонись!
   - Нет! Я не служу тебе больше. Считай это моим извещением об увольнение. - Я блефовал, разрушить клятву тяжело, тем более лишившись демонических сил.
   - Что ж, ты сам этого захотел. Я уничтожу твоего ангела! - Он хищно прищурил глаза.
   - Не посмеешь!? - Злостью были пропитаны мои слова.
   - Попробуй, останови! - Это было подписанием смертного договора для Алины.
   - НЕТ! - Я упал на колено, склонив голову в почтении. - Не нужно, не делай этого владыка.
   - Ты выполнишь это?
   - Чего ты хочешь повелитель?
   - Преклони колено и повтори клятву однажды данную мне!
   - ... - я молчал, сопоставляя все за и против. Я знал, что он всё равно прикажет мне прикончить Рафаила, но не зря же война между нами не могла закончиться со времён падения Люцифера. Мы были братьями, я смутно помнил то чувство любви постоянно наполнявшее меня рядом с ним. Мы сражались, но каждый из нас неизменно уступал оставляя другого в живых. Я не хотел его смерти, но и признать, что сожалею о выбранной в начале времён стороне не мог. Я добровольно пал вместе с люцифером, ибо был не согласен с Отцом, даже сейчас не согласен, в его решениях.
   - Всё зависит только от тебя!
   Секунды, минуты и часы летели, а я всё не мог решиться. Люцифер ждал.
   Я преклонил колено и произнёс:
   - Я, Риммон, преклоняю колено пред Люцифером, князем мира сего. Имя твоё я беру как часть себя. Всех богов бездны я призываю стать свидетелями этой клятвы. Я обещаю стать подобным чудовищной машине уничтожения гноящихся тел, тех, кто намеревается остановить моего господина Люцифера. Пусть самая страшная агония будет неотступно присутствовать в криках боли, с тем только, чтобы послужить сигналами предупреждения мне. Если я нарушу клятву, вырви мне язык и запихни обратно в глотку, о Кали! Пронзи мои лёгкие сотнями тысяч жалами скорпионов, о Сехмет! Ввергни суть мою в пустоту гнетущую, о, могучий Дагон! Я преклоняю колени пред Люцифером, князем мира сего и да ... - я замер, не решаясь закончить. Не хотел, не мог, язык отказывался слушать меня. Вновь произошло то же самое что и в пабе, только боль теперь была не такой сильной.
   - Ну?
   - ... моя душа предана вечному забвению, если я предам его. Я, Риммон, приношу клятву верности Люциферу, ибо я так хочу! И да будет так! Нима!
   - Кто ты?
   - Я Риммон! - Поднялся я на ноги с вызовом глядя на Люцифера. Полу-трансформация забавляла его.
   - Кому ты служишь?
   - Люциферу! Ты - повелитель, владыка мой и можешь делать всё что хочешь. Приказывай, я всё исполню.
   - Ты выполнишь это?
   - Да повелитель!
   - Ты отречёшься от Рафаила, предашь и убьёшь его?
   - Да повелитель!
   - Превосходно, - он снял меч с пояса и протянул мне - теперь ты готов. Возьми, это принадлежит тебе.
   Он вынул меч из ножен, и я сразу узнал его, это было Адское Безумие. Меч лежал в его руках безжизненной игрушкой не способной никому причинить вреда, но я протянул руку и взял его. Адское пламя пробежало по мечу и вспыхнуло с такой силой, что мне показалось, я устрою пожар.
   Да, это было моё Безумие, и оно приветствовало меня и радовалось возвращению ко мне. Я так долго не видел его, что уже почти забыл как оно прекрасно. Вот почему изначально именно меч на его поясе не давал мне покоя.
   Меч был выкован в Абаддоне из металла, которого уже нет в природе, в нем не было ничего особенного, кроме того, что он был живой. Кузнец, выковавший его, был моим лучшим другом - демоном и заковал в него свою душу, что бы навечно охранять меня и быть рядом со мной. Это был его предсмертный подарок мне, он подарил себя. С каждым новым убийством Безумие становилось сильнее, впитывая в себя души убитых мной. За тысячелетие войн оно стало настолько сильным, что не имело аналогов не в раю, не в Абаддоне, ни тем более на Земле. Омытое первой кровью херувима Рафаила лезвие хранило ещё одну тайну, мою тайну, которую не знал никто.
   Не одно сражение прошли мы вместе, и никто не мог противостоять нам. Рукоятку меча украшал ангел, обвитый змеями. Остриё меча являлось хвостом извивающейся змеи, голова, которой располагалась на рукояти, с открытой пастью стараясь поглотить ангела, обвитого змеями.
   Сам по себе меч выглядел красивой антикварной вещью и лишь в моих руках он оживал. Глаза змей вспыхивали красным светом, а сама она полыхала адским огнём, её тело словно начинало своё движение, и пасть вот-вот готова была закрыться.
   Люцифер ликовал, я подчинился его воле. Он ушел, зная, что я выполню обещание. Связанный по рукам и ногам, у меня не было выбора. Но память у меня хорошая, я ещё припомню ему эту ночь.
   Сидя на полу, я сжимал Адское Безумие. Времени не существовало, да и что вообще теперь имело значение. Я - предатель! Всё должно быть на своём месте, я должен быть на своём месте. Шах и Мат, господа. Я заложник своей короны и я должен подчиниться. Слишком долго мы обводили всех вокруг пальца, безалаберно играя своими жизнями. Пришёл час расплаты.
   За моей спиной появилась Габриель, мой Хранитель.
   - Не печалься Риммон. - Её рука легла мне на плечо, да она была лишь духом, но нас связывало гораздо больше чем просто общее прошлое.
   - Я не знаю ...
   - Так и должно быть. Не тебе решать чему быть, а чему нет. Пойми! Ты не Создатель.
   - Разве я не смогу справиться? Я архидемон ада, тот на чьем счету сотни тысяч, да что там, миллионы душ и тонны трупов ангелов. Ты прекрасно знаешь кто я, к чему эти вопросы?
   - Знаю и от того мне печально - Она погрустнела - лишь вера в Отца спасёт тебя. Посмотри и ты увидишь её свет и тепло.
   - Что ты несёшь? Демону никогда не получить божественное прощение, да и не нужно оно мне.
   - Однажды ты уже потерял из-за своего упрямства, не допусти этого ещё раз. Ты сам разрушаешь все, что строил годами.
   - Да что ты понимаешь? Ты бросила меня одного, променяв на гнилого Бога, которого никогда не видела, и поверь он не такой как ты его себе представляешь, уж я то знаю. Он бросил тебя на костёр и даже не дал мне спасти тебя, так же он выкинул Адама и Еву из Эдема за мелкую повинность. Всепрощающий! Ха! Как же ага, эгоистичная сволочь, прикрывающаяся благими намерениями. Ты не представляешь, каково это, видеть, как умирает твой любимый человек и не мочь ничего сделать. Ты хоть представляешь, какую боль причинила мне? За тысячелетия я впервые полюбил, но нет он вновь умудрился насолить мне и забрать тебя, разделив нас навсегда. Мне нет пути в Эдем, моя душа осквернена чтобы пройти через врата. - Я горько усмехнулся, глядя в пол.
   - Да. Именно поэтому я стала твоим ангелом хранителем. Я всегда буду рядом с тобой, это плата за мои грехи и дар Рафаила тебе. Он знал про твою любовь и не остался безучастным.
   - Ты читаешь мне проповедь? - Оторвав взгляд от пола я перевёл его на неё. - Перестань немедленно!
   - Иначе что?
   - Ничего. Просто перестань, мне и без тебя плохо. - Вздохнув я вновь уставился на пол, словно там были ответы на все мои вопросы.
   Она присела рядом. Полупрозрачный дух, я мог видеть очертания предметов чрез её тело. Прекрасный силуэт, вот что осталось от той, которую я любил. Ненависть ко всему подняла меня на ноги.
   В бешенстве я начал размахивать мечом, и остановился, лишь разнеся пол квартиры.
   Ярость охватила меня, разжигая тлевшие в глубине моей сущности угли. Я закашлял, прикрыв рот рукой, а после увидел кровь на ней. Тело не выдерживало таких нагрузок.
   Габриель молчаливо парила в воздухе, лишь недовольная гримаса выдавала её искренние чувства.
   - Что ты намерен делать? Ты слишком слаб, чтобы тягаться с Люцифером, а Создателю ты вообще не соперник. Ты когда-нибудь думал, что дальше?
   - НЕТ!
   - Выродки ада, вы никогда не думаете. Вы просто выполняете приказ, тупые марионетки просто пляшут под дудку кукольника.
   - Замолчи.
   - Вы не достояны мизинца человека, но вы властвуете. Правящая элита! Ублюдки на троне тщеславия. Вас надо уничтожать!
   - Что-то раньше ты так не думала!?
   - Я была слепа, любовь застилала мой разум. Бог даровал мне прозрение и отчистил от грехов. Через огонь я получила его прощение. Знаешь, это не было больно, я ничего не чувствовала там на костре. Почему ты не пошёл со мной?
   - Потому что я сам огонь это моя стихия и она не причинит демону вреда.
   - Ещё не поздно сделать шаг в правильном направление. Он простит и примет тебя.
   - Ты действительно считаешь, что он простит демона, который при расколе встал на сторону Люцифера, падшего ангела? Кто из нас глуп? Мне нет пути в Эдем, забвение ждёт меня после смерти. Я проклят на веки, моя сущность и сила - моё проклятье. Я уже говорил это.
   - ... - Тишина.
   - Почему ты молчишь? ... Убирайся и не появляйся мне на глаза ... оставь меня одного.
   Она исчезла, оставив меня одного.
   Упав на колени, я закрыл глаза, эмоции нахлынули на меня. Все слилось воедино и раскололось на мелкие осколки, из которых сознание восстановило картину прошлого. Габриель! Почему она так поступила со мной? Как она могла? Тёплоё туманное облако накрыло меня и унесло в мир воспоминаний прошлого, я заново переживал его картины. Они волной накрыли меня. Я должен пройти через это, ибо это часть меня.
  

Глава 7

"Et tu, Brute?"

Тело Цезаря было пронзено кинжалами подлых заговорщиков сенаторов, в их числе был кинжал его друга - Брута. На последнем издыхании, истекая кровью, Цезарь повернулся лицом к предателю и произнес: "И ты, Брут?".

   Сегодня пасмурная, тихая погода за окном - обожаю такое состояние природы. Все безмятежно, спокойно, даже небо будто спит, нежась под покрывалом облаков. С кухни чувствуются теплые запахи выпечки. Сейчас мама похожа на волшебницу в фартуке, которая кудесничает над лепешками и пирожками. Бабушка в соседней комнате, сосредоточенно читает очередную книгу, точнее учебник, привезенный мною на время каникул с ПЕДа. И чего она там такого интересного находит? Спустя где-то полчаса, она берется за вязание шерстяных носков, и не важно, что лето, бабушки - люди запасливые. Я лежу в маминой комнате на кровати, размером с эту же комнату, и наслаждено читаю свою любимую книгу Данте "Божественная комедия"; - "и самый малый круг, в котором Дит воздвиг престол и где ядро вселенной предавшего вовеки поглотит". Почему-то застреваю на этой строчке, отвожу глаза на окно. Внезапно, какое-то странное чувство посетило меня, чувство необъяснимой тревоги... Чтобы отвлечься, продолжаю читать. Далее говорилось о трех величайших предателях, каких только знало человечество. Интересно когда-нибудь появится четвертый человек, который будет также томиться в этом последнем кругу Ада? Предатели, насколько я понимаю, бывают разные. Одни предают дружбу, веру в них, другие предают чужие чувства, а третьи предают жизнь близкого человека, обрекая его на смерть.
   Голос мамы оторвал меня от размышлений - пора ужинать. После ужина я решила немного прогуляться. Как чаще всего бывает, я пришла в заброшенное здание, где когда-то друг детства Валдис написал мне краской на стене "Аля я тебя Люблю!!!" Здесь я частенько одна провожаю закаты и вспоминаю прошлое, всех людей, которые были в моей жизни, восстанавливаю в памяти те прошлые светлые чувства. После такой ностальгии на душе становится спокойно, хоть и по-хорошему грустно. Сумерки сгущаются. А вот появилась и первая звездочка - самая яркая на небе, мне ее в детстве мама подарила. Я, не торопясь, бреду к своей пятиэтажке, решаю зайти к Вике. Стучусь в двери уже 15 минут, опять не открывает. Куда она могла запропаститься?! На звонки уже три дня не отвечает, совсем не объявляется, иногда я прихожу, а у ней в квартире играет
   музыка, значит она дома, но меня не хотят запускать. Может, у неё депрессия и она не хочет никого видеть, но могла хотя бы СМС-кой предупредить - чтоб я не беспокоилась?! Странно это все. С плохим настроением я вернулась домой. По ящику показывали очередную мелодраму, и мама с бабушкой заворожено смотрели в экран. Закрывшись в своей комнате, я снова взялась за чтение "комедии". Не прочитав и трех страниц, я уснула.
   Утром меня разбудил чей-то настойчивый телефонный звонок. Пока я пыталась найти мобильник под двумя подушками, звонить перестали. Взяв мобильный телефон в руки, поплелась на кухню. Только там, еле открыв сонные глаза, посмотрела вокруг - теплое недопитое кофе на столе, значит, мама сравнительно недавно ушла на работу, бабушка еще не проснулась, а на часах было всего половина восьмого утра, сон совершенно пропал. Чего будить звонками! Черт возьми, воскресенье ведь! Я села на стул и посмотрела в меню пропущенных звонков. Номер не известный. Меня порядком разозлил этот незнакомец. Перезванивать не стала, а решила успокоить себя завтраком.
  

Глава 8

"И грянул гром!".

  
   Император обучал Принца править. За погрешности прощения просил у Бога и небожителей. Но Отец не в силах был дать ему свое совершенство. Иисус должен был сам совершенствоваться.
   Не выдержала Свобода Божья угнетения своего, ибо за счастье принимала служение Отцу любимому, но разгневал ее скипетр несовершенный, который держал в руке своей Иисус. Носитель Свободы Люцифер, воспрянул, произнося у трона Господня и смотря прямо в глаза Принцу:
   - "Не повинуется Свобода детищу Твоему Отец!".- И тут Господь сказал в ответ
   - Ни кто не смеет идти против воли отпрыска Вселенной! А ты осмелился воспротивиться решению Моему?! Satan!
   Трон обрамляли остальные херувимы и три Архангела. Один из них, Михаил воскликнул
   - Ты терпимым должен быть!
   Возгласы согласия небожителей лавиной накрыли Небеса.
   Люцифер не отводя глаз от Принца, произнес покойно.
   - Я ль виновен?!
   Со всех сторон звучало - "Ослушник!", "Он замыслил идти против Отца!"
   Господь встал с трона:
   - Замолчите! Устами его говорит Моя Свобода. Он брат ваш.
   Он обратился к Люциферу.
   "Я понимаю тебя и прощаю".
   - Бунтарь! Ты изгнан, ослушник!
   И имя новое Сатан, который в яростном порыве произнес Господь, окажется пророчеством и приговором миру, царящему в Империи.
   - Вот оно - унижение. Я не в силах это терпеть смиренно. - думал Люцифер и лелеяла Свобода, находившаяся в нем, эти мысли.
   Бунтарь, мечтающий стать вровень с Богом, начнет Великую Битву. Мир расколется пополам. И будут ковать мечи, обмывая их кровью святых и неверных. В тот миг предательства Отец умер и возродился иным - восставшие против изменили в нем Всепрощающую Любовь. Тогда родился и первый Гнев Господень. Но это самый гнев ослепил Его и сделал еще более уязвимым.
   Люцифер - первый бунтарь, противостоящий Ему, сосуд Свободы божьей, дерзость которой стала ужасной. Но она лишь абсолютной и независимой жаждала быть.
   И грянул гром. Увидел я; Обитель наш обуял хаос войны. Люцифер собрал легионы бунтарей и стал он во главе противостоящих. Первым кто хотел примкнуть к нему был Уриил, но, передумав идти с левыми, вернулся к Отцу, и Он простил его. И тогда шуйцею Сатана стал Риммон. И еще множество небожителей встали на его сторону, обуянные гордыней, надеждой ведомые, что Сатан - это начало их пути приравнивания к Господу. Сквозь толпу мятежников пробрался Михаил к Люциферу и нанес ему рану в правый бок. Тогда он впервые и уже навсегда запомнил, что есть боль.
   Но и третья сторона была средь оружий; небожители кои не встали не на одну из сторон - отступники, побоявшиеся гнева и Господа и Люцифера.
   Я же был десницею Всевышнего. И сошлись Рафаил с Риммоном. И узнал я тогда, что есть поражение. Скрестили мечи в битве те, что по силе равные. Лишь мгновение приблизило мой клинок к его крыльям, но в этот миг моя слепая Любовь всеобъемлющая заставила опустить святое оружие. Риммон успел ранить меня, проткнув клинком ладонь мне. И свет из раны слился с огнем его оружья, и стало оно впредь неуязвимым. Взор мой безысходности и отчаянья полный, устремился к Создателю моему. - Накрывал он огнем пожирающим бунтарей и взор Его с моим встретился. Я видел - гнев его ослаб, и Милосердие с вселённой в меня Любовью восторжествовало в Нем. Не в силах был Отец убивать, уничтожать боле своих созданий, но в силах был еще изгнать неверных в горящую паршивым пламенем бездну навеки веков. Отступников же позорных Он сбросил на Землю и обрек их скрывать обрубки своих крыльев и жить бессмертными в скоротечности времени земного, где песок и прах скрывает прошлое, и где царят смерть и болезни.
   С тех пор стала планета Земля ареной страшной нескончаемой битвы.
  

Глава 9

"Воспоминания"

Часть 1

   - Я люблю тебя! И никто не разлучит нас. - Сказал я, прижимая её покрепче к себе.
  
   Она была молодой ведьмой, которая однажды призвала меня. Я был раздражён, ведь она вытащила меня с самого эпицентра битвы и мои войска остались там одни без лидера. Адское Безумие вспыхнуло у меня в руках. Я собирался уничтожить её и вернуться на поле боя. Но ...
   Передо мной стояло прекрасное создание женского пола. Длинные чёрные волосы струились до попы. Зелёные глаза, в свете луны, пылали. Самые красивые суккубы теряли свою прелесть рядом с ней. Её лик был прекрасен и на мгновение я забыл всё. Я просто стоял и смотрел на неё, а она на меня. Бой потерял своё значение, существовала лишь она.
   - Кто ты? - Слетел шёпот с моих губ.
   - Габриель, а ты?
   - Ты не знаешь, кого вызываешь?
   - Риммона. - Её щёки слегка заалели.
   - Так и есть, это я. А ты не думала, что это могут быть твои последние минуты жизни?
   - Думала, - слишком поспешно ответила она - но у меня нет выбора.
   - Извини, я сейчас немного занят. Ты вытащила меня с поля боя ... э-э, не могла бы ты вернуть меня назад!?
   - Но! Ты нужен мне... - видимо в моих глазах выразилось недовольство на её заявление, ибо фразу она не закончила.
   - Я вернусь после окончания битвы, обещаю.
   Она произнесла слова, отпускающие меня, и я вернулся на поле боя. При виде меня мои легионы с удвоенной силой ударили по врагу и разбили его. Ещё одна моя победа. Теперь мне нужно было вернуться, ведь я обещал, да и мне самому очень этого хотелось. Было что-то завораживающее в этом человеческом существе, в конце концов убить я её всегда успею.
   Я нашёл её в лесу, рядом с тем местом где она призывала меня. Свернувшись комочком, она спала под деревом, что было очень странным. Я не много знаю о людях, но, по-моему, они спят не так. Попытки разбудить, были безуспешными, я взял её на руки и отнёс в таверну, в которой снял комнату специально для неё. Занеся, я уложил её на кровать и лег, рядом, укрыв своим телом. Странное ощущение не давало мне покоя. Я готов был защитить её от всего и в первую очередь от себя. Уж не происки ли это Рафаила, будь он не ладен со своей любовью.
   Естественно в этот раз я принял человеческий облик, дабы не перепугать всю округу. Я взглянул в стоящее у стены зеркало и улыбнулся своему отражению.
   Высокий, молодой еще мужчина. Мускулистое, пропорционально развитое тело - это на первый взгляд, а на второй... Меня нельзя было назвать худощавым или узким в кости, однако в каждом движении сквозили легкость, грациозность и изящество. Безупречная осанка, гордая посадка головы, спокойное сознание собственной силы в каждом движении. Очень бледная кожа контрастирует с темным цветом волос... Черным? Но почему-то иногда, кажется, что вспыхивают в волосах алый отблеск... Глаза голубые, вокруг зрачка -- жёлтое обрамление. Правильные, даже, пожалуй, чересчур правильные черты: изящно очерченный нос и скулы, подбородок волевой, но не тяжелый, большие глаза под изогнутыми бровями, высокий лоб, и даже тонкие губы не портят гармонии и картинной законченности этого лица. Если рассматривать каждую деталь фигуры и лица по отдельности, вроде бы ничего особенного, но в целом... Завораживающе красив - красив так, что не отвести глаз. Красив, как величайший шедевр гениального скульптора, и почти также холодно недвижим. Кажется, словно время останавливается возле меня. Даже спонтанное движение выглядит картинно изысканным, искусственно правильным.
   Всю ночь я лежал и наблюдал, словно за маленьким чудом, которое если я закрою глаза исчезнет. Она зашевелилась просыпаясь.
   - Доброе утро.
   - Доброе ли? - Она открыла глаза.
   - Ты рядом со мной? Значит доброе!
   - А кто ты?
   - Риммон, ты вчера меня вызывала! - Я нежно улыбнулся во все тридцать два зуба.
   Она испугалась так, будто увидела пред собой демона и вскочила с кровати, отойдя к окну.
   - Я обещал вернуться вчера, и я вернулся. - Я грациозно потянулся на кровати.
   - Почему? Что стоит человеческая жизнь для демона?
   - Ничего! Но ты значишь для меня всё, ибо ты моя жизнь.
   - Что? - Она явно не верила своим ушам.
   - Ты прекрасна, любовь моя.
   - Что? - Глаза её приняли круглую форму, а брови поднялись настолько высоко, что из-за чёлки их совсем не было видно.
   - То, что слышала, любовь моя. - Конечно, я играл, мне было забавно наблюдать за ней и за ситуацией в целом. Придав своему лицу, серьёзное выражение я приготовился и дальше придерживаться роли. Лишь в глубине глаз моих плясали бесенята, но она этого не замечала.
   - Кто, я? - Она указала на себя пальцем и перевела взгляд с себя на зеркало и обратно.
   - Ты! - Словно загнанный мышонок она была в лапах у кота. Если она ещё дальше отодвинется то вывалиться в открытое окно. - Я люблю тебя!
   - Не может быть!
   - Подожди, дай мне всё объяснить. С первой минуты, как я увидел тебя, я полюбил. Ты - теперь моя!
   Пока она пыталась собраться с мыслями я вышел из комнаты, а когда вернулся, в руках у меня был поднос с завтраком.
   Габриель набросилась на еду, словно не ела несколько дней. Наевшись, она предложила еду мне.
   - Демоны не едят. - Улыбнулся я, вновь вытягиваясь на кровати и притягивая её за руку. Она была прекрасна, не смотря ни на что. Её лик сводил меня с ума. - Ради тебя я жизнь готов отдать!
   На глазах её выступили слёзы, я замер, пытаясь сообразить что я сделал не так, напугать её я вроде не мог, тогда от чего же? Это причиняло мне боль, но я ничего не мог поделать. Теперь я стал серьёзным и прекратил игру влюблённого.
   - Прости! Прости меня, если я тебя пугаю. Я могу уйти!? - Я взял её лицо в свои руки и заглянул в её голубые глаза.
   - Уходи! - прошептала она.
   Видят небеса, я не хотел этого, но я ушёл. Не задав ни одного вопроса, просто ушёл. Встал с кровати, скрепя сердце выпуская её из объятий, сделал несколько пасов руками и прошёл в открывшиеся врата.
   Не находя себе места я метался по комнате своего дома в одном из измерений рядом с Абаддоном. Мне было плохо вдали от неё. Чёрт возьми, я тосковал. Мне нехватало её голоса, взгляда, даже запаха её тела. И вот она призвала меня снова.
   - Здравствуй! - Смущённо выдавила она.
   - Привет! - Я изваянием замер в пентаграмме.
   - Извини, что вела себя по-свински. ... Спасибо!
   - За что? - Искренне удивился я.
   - За ночлег, за сытный завтрак. ... За всё!
   - Не за что.
   - Почему ты сделал это? - Наши взгляды встретились и она вздрогнула словно прочитав в них что-то важное.
   - Я сам не знаю почему это сделал. А ты хотела чтобы я поступил иначе? - Сложив руки на груди я внимательно наблюдал за ней.
   Последние лучи заходящего солнца облизывали небо, было немного прохладно. Мы просто стояли и смотрели. Я попытался сделать шаг в её направлении, но невидимый барьер остановил меня. Проклятье, пентаграмма. О ней я иногда напрочь забываю.
   Габриель отшатнулась в сторону, её трясло так, словно она стояла на холодном ветру, но причина была во мне. На миг я увидел происходящее ёё глазами и почувствовал весь страх который она испытывает находясь рядом со мной. Ещё бы! Свихнувшийся демон признаётся ей в любви, неизвестность, относительно событий вчерашнего вечера, пугает её, но самое главное я забыл про свой внешний облик. Я выглядел как демон, а должен был явиться в облике человека. Второй раз она видела меня таким, но в первый уж извините меня с поля боя вытащили, там не до этого было. В таверне я был человеком, но сейчас вновь явился демоном. В Абаддоне мы принимаем истинный облик, человеческий вид нам запрещено принимать.
   Голова пошла кругом, хотелось закричать. Нет, она не должна была видеть меня в таком виде, не сейчас, когда я уже несколько раз напугал её и меньше всего хотел чтобы она вновь прогнала меня.
   Я выглядел великолепно, но не для человека, который второй раз видит демона в истинном облике и тем более не для хрупкой девушки.
   В багряном свете заката мой лик мог внушить ужас любому врагу. Голова была увенчана чёрными витиеватыми рогами. Угольно чёрная кожа, обтягивающая стальные мышцы, закованные в воронёные латы кроваво-алого цвета, покрывавших меня от кончиков когтей на ногах до самого горла. На суровом лице сверкали красные глаза, с вертикальными зрачками, и мерцали символы обозначающие мой ранг в рядах Абаддона на плечах, и завершала всё накидка, с изображением красных молний на чёрном звёздном небе.
   Я хотел объяснить, но слова застряли в горле. Так много нужно было сказать, а я не знал с чего и как начать.
   - Прости ... - Как последний трус я сбежал, оборвал заклинание и исчез.
   Она осталась стоять, смотря, на пустую пентаграмму. Я же приняв человеческий облик, отправился в ближайшую таверну. Напился до полусознательного состояния и устроил драку.
   Всё-таки все мужики одинаковы! Будь то демон, ангел или человек. Мы сильны, но когда дело касается любви, мы беспомощны как дети. Амур не смотрит, кто перед ним и его стрелы всегда достигают цели. Надо будет поймать этого сорванца и устроить ему взбучку.
   Почувствовав, призыв я поспешил убраться из таверны, до того как просто исчезну. Драка уже закончилась и таверна гудела обсуждая это событие. Под общий шум я вышел в ночь, вдохнул свежий воздух и в этот момент откликнулся на её зов.
   Это была та же поляна с пентаграммой. Место было идеально подобрано, в лесной глуши вдали от действующих дорог. Листья легонько перешёптываясь, наполняя лес своей магией.
   Так как я был пьян, то не рассчитал траекторию и приземлился у её ног, но аккурат у края пентаграммы. Она опять испугалась. В конце-то-концов сколько можно!? Да, я демон, но не гризли же. Чего делать такое выражение как будто она медведя увидела...
   Я был пьян, язык почувствовал волю и теперь мог сказать ей всё. Даже, не собираясь, вставать я растянулся там где приземлился.
   - Ты кто? - Она с подозрением щурилась на меня.
   - Ну что, опять с начала! Приехали, два дня знакомы, а она до сих пор спрашивает: кто я!?
   - Знаешь ли, ты грубиян и хам - она недовольно надула губки - не умеющий обращаться с девушками.
   Во имя Люцифера, как она прекрасна. Её губки так и манили меня. Стоп! Стоп! Стоп! Так я скоро маньяком стану. Ну, нельзя же себя так изводить. А может послать всё и по старинке, используя грубую силу? Я сильнее её, да и нет никого на много миль вокруг. Только вот одно маленькое но, чёртов барьер держащий меня внутри круга.
   Я был войном до мозга костей и очень любил своё дело. Воевал я не раз и среди людей, поэтому при мысли о грубой силе память подсунула мне воспоминания о том, что мы делали с захваченными человеческими женщинами. Но эти мысли нисколько не испортили мне настроение, наоборот я ещё больше возбудился.
   - Тебя мама в детстве не учила, не разговаривать с незнакомцами? И уж тем более не встречаться с ними в лесу ночью.
   - Ты же сам сказал "два дня знакомы"! - Парировала она.
   Чёрт, точно, говорил.
   - Разреши мне выйти из пентаграммы, а то лежать на земле не очень удобно. Обещаю не причинять тебе вреда. - Как не странно, но она разрешила, стерев часть линии, тем самым нарушая защитный барьер. Я поднялся на ноги и поплёлся до травки где вновь растянулся. Она присела рядом.- А не боишься? Я ведь многое могу с тобой сделать.
   - Не посмеешь! Ты обещал.
   - Посмотрим? - Я выдернул травинку и жевал её по ходу нашей дискуссии. - Демоны часто лгут.
   Сейчас она больше была похожа на полевую мышку, которую поймала змея и теперь медленно начинает душить.
   Я закрыл глаза и отогнал мысли о насилие прочь, но на долго меня не хватит. В любой момент я мог не сдержаться и это, означало бы конец, её конец. Не привык я к общению людьми, если только мне от них что-то нуджно, и то обычно это сводилось к грубой силе и совершенно не долгому общению. Сейчас же я ощущал совершенно новые чувства, не похожие ранее ни на что, если только на Рафаила.
   При воспоминании о херувиме меня окутало тепло. Пока я был занят своими мыслями и упустил из вида девушку, та видимо сделала свои выводы и постепенно смысл моих слов стал доходить до неё, а выражение лица исказила гримаса ужаса.
   - Ну что, опять?! Мне уйти?
   - Нет, - голос предательски дрогнул и надломился, она теребила подол длинного платья - не надо.
   Невольно я стал внимательнее разглядывать девушку. Миленькая, с тонкими чертами лица, среднего роста, хрупкого телосложения. Одета она была в шерстяном платье из серой ткани, украшенном вышивкой. Короткие рукава до локтя, открывали бледную кожу. Голубые глаза смущённо смотрели на меня, в них таилось что-то непонятное, какое-то безумие. Но я отвлёкся, а пауза затянулась.
   - В первую нашу встречу, ты сказала, что у тебя нет выхода. Что ты имела ввиду? - Я вновь устремил взор в ночное небо, а после и вовсе закрыл глаза.
   - Я давно обучаюсь чёрному искусству у старой ведьмы, родители продали ей меня, когда мне было три года. По достижению двадцати одного года мне надлежало пройти испытания и доказать мастерство или умереть. Я выполнила почти всё, моим последним заданием будет вызвать Риммона. Я решила потренироваться заранее.
   - Чем же моя скромная персона может тебе помочь? - Вздохнул я.
   - Не знаю.
   Мой глаза не произвольно открылись, и я, повернувшись на бок, уставился на неё как баран на новые ворота.
   - Что-о-о? - Мало чем меня можно удивить, но ей это не просто удалось, она мягко говоря ошарашила меня своим заявлением.
   - Что слышал! - Она обиженно поджала губки и скрестив руки на груди вызывающе смотрела мне в глаза.
   - У тебя был выбор между смертью и смертью!? Хорош выбор. И тебе приказали вызвать именно меня? - Я так, на всякий случай решил уточнить, ну мало ли что.
   - Да, а что? - Тихо поинтересовалась она.
   - Ты знаешь кто я? - Теперь уже я совершенно серьёзно смотрел на неё.
   - Риммон ... - неуверенно выдавила она и замолчала.
   - А дальше?
   - Мелкий демон, шестёрка в Абаддоне, ничего собой не представляет, и вызвать не составляет труда.
   Я долго наблюдал, как моя челюсть танцевала лезгинку на траве. А эта проказница никак не хотела возвращаться на место. М ... дя! Вот те раз, приехали. Я молчал, собираясь с мыслями, во мне бушевало пламя Абаддона, эмоции долго не задерживаясь вихрем сменяли друг друга. В конце концов я выдохнул и разжал сжатые кулаки, девушка не виновата. Снова откинувшись на траву я вновь закрыл глаза, окончательно успокаиваясь.
   - И за что же тебя так не любит эта ведьма?
   - Ч-ч-то тт-ы имеешь в-ви-дд-у? - Бедная, она даже заикаться начала от страха.
   - Как бы тебе объяснить? Ты видела мой истинный облик - я воин, архидемон ада. Кровожадный демон, князь молний и гроз. И это малая доля того, чём я обладаю. Лишь псих или самоубийца станет вызывать меня, тем более что большую часть времени я провожу на поле боя. - Я внимательно наблюдал за сменой красок на её и без того бледном лице.
   Она потеряла сознание. Ну, вот этого мне только не хватало. И что мне делать? Если я прикоснусь, к её бархатистой коже, это будет последнее, что она почувствует в этой жизни. Я решил ничего не предпринимать, а просто подождать. Через 15-ть минут она пришла в себя и тут же, свернулась комочком на траве обхватив, колени руками. Я чувствовал её страх, он волнами расходился, пьяня и дурманя мой разум.
   - Что теперь будет со мной?
   - Я тебя убью! - Легко пожал плечами я и мило улыбнулся, лишь глаза мои были серьёзныю
   Её лицо приобрело бледновато-зелёный нездоровый оттенок, и я понял, что переиграл с драматизмом. Мне показалось, или я видел её душу готовую выскочить из тела.
   - Успокойся, дыши глубже! - Посоветовал я.
   Мои слова не имели сейчас никакого значения для неё, а я наслаждался. Я был хищником - она жертвой. Моё возбуждение почти достигло пика, и самообладание подходило к концу. "Ничто не вечно под луной". Вспомнились мне слова Шекспира.
   - Правда, у меня отличное чувство юмора? - я ехидно улыбнулся.
   - Что, прости? - Она на миг замерла.
   - Я пошутил.
   - В смысле?
   - Ну, шутка это была.
   - Что именно? - недоверчиво уточнила и прищурила глаза.
   - Что я тебя убью. Но если ты и дальше будешь, так соблазнительно выглядеть, это может стать истиной.
   Интересное сочетание цветов наблюдалось на её лице. На бледно-зелёном фоне лица проступил румянец. Я рассмеялся.
   - Что же такое смешное ты увидел в этом?
   Несколько не хитрых пасов руками, я вынул зеркало из параллельного мира и протянул ей. Она выхватила его из моих рук даже не спросив, откуда оно у меня.
   Женщины! Интереснейшие создания. Им говоришь, что они скоро умрут, а они всё равно думают, о том, как хорошо они выглядят.
   Так, я кажется, задремал!? Прикинув, я понял, что прошло около часа, а она всё ещё не расставалась с зеркалом. Ужас!
   - Прекращай. - Я попытался забрать у неё зеркало, но оно ловко исчезло за её спиной.
   - Что, ... а? Извини, я забыла, что ты здесь. - Она рассеяно смотрела на меня, но зеркало из рук не выпускала.
   Теперь позеленел я. Явное не понимание, откуда я взялся, читалось на её лице.
   - Пока. - Я поднялся на ноги и пошёл прочь, собираясь с мыслями.
   - Постой, куда ты? Значит, ты не станешь меня убивать? - Услышал я её окрик.
   - Нет. - Огрызнулся я.
   Я не смогу жить без неё, потому что люблю её больше жизни. Ну, кто ещё станет со мной так обращаться, кто станет огрызаться на грани смерти? Никто. Я замер на месте, сам поражаясь только сделанным умозаключениям. Твою же зебру за ногу, влюбился как последний человеческий мальчишка и сам не заметил этого. Так я и стоял как громом поражённый, потом развернулся, подошёл к ней и вновь уселся на траву, горько вздохнув.
   - Я хотела спросить у тебя, что произошло вчера вечером?
   - Ничего.
   - Совсем?
   - А что надо было? - Я смотрел вдаль, всё возбуждение пропало, мне было грустно. От чего? Вот этого я не знал.
   - Нет. Ещё раз спасибо.
   - Габриель!? - Я тихо позвал её.
   - Что?
   - У меня к тебе просьба, можно я приму свой настоящий облик. Шкура человека мне немного жмёт. - Я врал, но я давно не принимал человеческого обличия и мне было непривычно, да и обострившиеся чувства казалось делали меня уязвимее, я цеплялся за свой привычный мир, за свой привычный вид, словно за соломинку. Слышал я рассказы о демонах сложивших мечи, крылья и бессмертие ради любви к человеку и мне было страшно.
   - Это обязательно? Просто я ... я боюсь тебя. - Она робко отвела глаза.
   - Не бойся - я коснулся рукой её подбородка, кожа оказалась ещё нежней, чем я себе представлял. - Я не причиню тебе вреда.
   Меня на мгновение окутало грозовое облако, из которого я появился уже в своём настоящем обличие.
   - Вот, держи. Я прихватил его для тебя, ведь уже глубокая ночь и на улице прохладно.
   Она взяла одеяло из моих рук и укуталась. Я присел рядом.
   - Почему ты делаешь это для меня?
   - Сегодня утром я уже пытался объяснить тебе, но ты не желала слушать. Как только я увидел тебя, я влюбился. Никогда ещё я не испытывал чувств. Просто выслушай меня и всё, потом если захочешь, я уйду и больше не появлюсь. Я люблю тебя! Да именно так, с первой минуты это стало ясно. Я подарю тебе весь мир, но с начала я предлагаю себя. Ты когда-нибудь мечтала о ручном демоне? Нет. Я готов стать марионеткой в твоих руках, лишь бы быть рядом с тобой. Пойми! Всё что я говорю, правда. Да демоны лгут и очень часто, но сейчас в этом просто нет смысла. Если бы я хотел тебе зла, то уже тысячи раз убил бы тебя.
   Её рука несмело скользнула по моей щеке. Волна нежности накрыла меня, и я растворился в ней.
   - Ты, такой горячий. - Я кожей ощущал её дыхание, оно было прохладным для меня.
   Она продолжала исследовать моё лицо, но уже более уверенно. Вот её рука спустилась на шею, а затем на грудь закованную в латы. Я не дышал, боясь спугнуть её. По сравнению со мной она была холодной я чувствовал это даже через доспехи.
   Мне пришлось остановить её руку, пока я не натворил бед.
   - Тебе неприятно? - Она подняла глаза и в упор посмотрела на меня.
   - Не в этом дело. - Усмехнулся я.
   - А в чём?
   - Во мне. Ещё чуть-чуть и я не смогу себя больше сдерживать. Я не знаю, каково это ... любить. Я не знаю, что значит нежность и ласка. Я могу причинить тебе боль, и, я могу тебя убить не рассчитав силу.
   Она аккуратно взяла мою правую руку и вложила в неё свою. Я сидел на земле, а она легла, положив голову на мою левую руку. Тепло моего тела согревало её, и постепенно она уснула. Её рука так и осталась в моей, а я погрузился в свои мысли, которые были теперь заполнены только ей.
   Каждую ночь мы проводили вместе, просто беседуя. Под утро она засыпала у меня на руках.
   Я больше не участвовал в войнах и Люцифер начал подозревать меня в грешках. Его лазутчики узнали, чем я занимаюсь каждую ночь, но он лишь сказал: "У каждого есть право на личную жизнь. Это твоё время и твоё место, так наслаждайся".
   И вот подошёл день её двадцати одного летия. Старая ведьма должна была прийти вместе с ней и наблюдать за вызовом. Мы заранее договорились разыграть её, единственное, о чём я умолчал, так это о том, что старуху действительно ждала смерть. Она умрёт от моей руки. Я был зол, если бы она призвала не меня, то погибла и я никогда не узнал её.

Глава 10

"Воспоминания"

Часть 2

  
   Молнии рассекали небо, которое приняло фиолетовый оттенок. Погоду я создал соответствующую. Ни один луч солнца не проникал через плотную завесу грозовых туч. Сочные зелёные цвета леса из-за дождя словно горели, и эта смесь зелёно-фиолетового придавала поляне очаровательно зловещий вид.
   Видели ли вы когда-нибудь плотоядные цветы? Если нет, просто поверьте, они прекрасны и это самая главная ошибка насекомых, последняя фатальная ошибка.
   Кровавым пятном была пентаграмма в центре поляны. Линии были выкопаны в земле и заполнены овечьей кровью.
   Сцена была готова, можно начинать.
   Для этого представления я попросил своего друга помочь мне, и он с радостью согласился, при условии что старуху я отдам ему. Жалко, она умрёт не от моей руки, но всё-таки умрёт! Я был согласен.
   В назначенное время мы с Андрасом замерли в ожидании.
   Старуха стояла чуть в стороне от Габриель, молча, наблюдая за приготовлениями к ритуалу.
   Помните сказки про злобных ведьм, вот это описание вполне могли составлять по бабушке, только остроконечной шляпы и не хватало.
   Габриель надела красную мантию, которая скрывала её, и накинула капюшон.
   Я чувствовал её каждой клеточкой и точно знал, что она сейчас делает.
   Закончив "построение" и открытие врат, она перешла к вызову. Слова эхом разносились по лесу, казалось, её услышат все, но это было не так. Я лично позаботился о защите от непрошенных гостей. Щит, поставленный мною, не пропускал и не выпускал никого из людей.
   Пока Габриель читала, мы решили размяться и затеяли шутливый бой, но вдруг слова затихли, ... я замер на месте и Андрас со всего маха засветил мне в челюсть. От неожиданности я сделал кульбит в воздухе и словно мешок картошки грузно рухнул на землю. Упрямо мотнув головой, я поднялся с земли.
   - Наш выход Андрас.
   - Но призыва не было? - И он был совершенно прав, но беспокойство зародившееся во мне нарастало.
   - Что-то пошло не так! - выкрикнул я на бегу.
   - Но что могло пойти не так? - он догнал и не отставал от меня.
   - Кто-то явился на зов вместо нас. Живее, я не могу потерять ее. - На этой фразе мы проскочили заранее открытые врата.
   В мгновения ока мы перенеслись на поляну. Двухстороннее зрелище ждало нас там. С одной стороны старуха была мертва, чему я был несказанно рад, а с другой Страж Наблюдатель вплотную приблизился к Габриель и собирался нанести удар. Ярость волной прокатилась поднимаясь во мне.
   Прогремел раскат грома, и молния ударила между девушкой и Стражем. Этого было достаточно, чтобы отвлечь его на нас. Габриель бросила взгляд на меня, а потом перевела на Андраса. Я и забыл что у Андраса, великого маркиза Абаддона, было тело крылатого ангела, а голова -- совы. Так сейчас либо обморок, либо истерика, она выбрала первое. В секунду я оказался рядом и успел подхватить её.
   Наблюдатель даже не успел понять, что происходит, а я уже стоял на своём месте, рядом с Андрасом, держа Габриель на руках. Тело девушки было расслаблено, я легонько опустил её на траву и сделав пасы возвёл защиту от ангельского отребья.
   Теперь можно и поговорить. Маска дружелюбия слетела с моего лица, я хищно улыбнулся, гиены бы умерли от зависти. Суровый вид дополняло Адское Безумие появившееся в моей руке. Я сделал пару шагов к зависшему в воздухе ангелу и замер.
   Разделяются Ангелы на девять чинов, а девять чинов Ангельских разделяет на три иерархии -- в каждой по три чина -- высшую, среднюю и низшую. Первую, высшую иерархию составляют: Серафимы, Херувимы и Престолы, вторую, среднюю -- Власти, Господства, Силы. К третьей относятся Начала, Архангелы, Ангелы.
   Прим. Автора.
   - Сударь, не подскажите ли, какого лешего вы здесь потеряли? - Злость, смешанная с сарказмом замечательно подходила к данной ситуации, ведь мы старались нарваться на драку.
   - Опасную игру ты затеял Риммон, да и Андрас зря ввязался в это. - Он змеёй зашипел и крылья его дрогнули в воздухе.
   - Отлично, вы нас знаете, а вот мы вас почему-то не узнаём!? Странно, не правда ли? - Для пущего эффекта я зевнул, изображая смертную скуку, тщательно скрывая бушующий гнев.
   - Мы Стражи Наблюдатели. Мы посланники Бога, ангелы-наблюдатели, наша задача предотвращать проникновение зла в мир людей. - Отчеканил он заученный текст.
   - А почему МЫ? Я вижу только тебя. - Слегка изогнулась в удивлении моя бровь.
   После моих слов рядом материализовались ещё три Стража Наблюдателя. И кто меня вечно за язык тянет? Что мне одного было мало?
   - Всё? - С неподдельным интересом уточнил я.
   - Да.
   Далее разговор происходил на мысленном уровне между мной и Андрасом. Время словно замерло, ангелы не знали чего ожидать от нас и не решались первыми нападать, лишь молча переглядывались мы с тем что говорил со мной.
   - Опять шестёрки! Ну, сколько можно, он, что совсем нас не уважает? Мог хотя бы Престолов послать, а не эту шушеру.
   - Успокойся, хотя о чём я. Я говорю тебе успокоиться, значит, я сошёл с ума?
   - Ладно, я беру красных с лева, а ты белых с права.
   - Э-э извини, но они все белые!
   - Пока ещё.
   - Вперёд?
   - Вперёд, но сначала я поиздеваюсь над ними, мне же нужно иногда развлекаться, если ты не против конечно ещё немного подождать.
   - Знай, я рядом.
   Они ждали, мечи уже были в их руках.
   - Вы нас боитесь? - У стражника чуть меч из руки не выпал от моей наглости. - Четверо против двоих, как это по-божески. Сосунки, у меня идея! Вы разворачиваете свои пятые точки и возвращаетесь восвояси или вы уползаете, отсюда зовя папочку!? Как вам? - Наигранная весёлость привела их в бешенство.
   - А может наоборот? - Он прищурился так, что глаз стало почти не видно. Задело его за живое, однако.
   - А вот и главный сосунок подал голос.
   - Хватит! - Рявкнул он раскатисто. С ближайшего дерева с криком взлетели птицы.
   - Что, вы не любите конструктивную критику? - Ехидства в моём голосе было, хоть ложкой ешь.
   - Я вырву твой язык и заставлю тебя, его съесть.
   За время разговора мы сблизились и теперь кружили рядом. Терпение ангела закончилось, последние слова он буквально выплюнул мне в лицо. Меч за моей спиной завибрировал, требуя свежей крови, но было ещё рано вынимать его.
   Его руку я поймал ещё в воздухе, когда его кулак летел к моему лицу.
   - Вы знаете наши имена, но не знаете кто мы! - Озарение посетило меня. Создатель не сказал им обо мне. - Неужели ты думаешь, что вы вчетвером сможете одолеть архи-демона ада? - Его рука ослабла. Наверное, он как-то связался с вышестоящими и спросил "кто я?", по мере ответа его мордашка меняла выражение. Я ждал, не выпуская его руку. И как я понял, по дальнейшим его действиям, он получил приказ отступить и ни в коем случае не ввязываться в драку. Ага, сейчас, они что там совсем спятили? Думают, что это им просто так сойдёт с рук. Как бы не так. - Ну, держи милашка.
   Мой удар откинул его к ногам остальной троицы. Поднявшись на ноги, вся четвёрка кинулась наутёк, но, увы, пока я вёл беседу, Андрас укрепил щит и теперь никто не мог выйти и зайти кроме нас. Наблюдать, как они столкнулись лбами с воздухом, и присели на траву, было смешно. Мы даже рассмеялись от души. Андрас почти по человечески схватился за живот и смеялся в голос.
   - Слушай, Андрас, мне никогда не надоест эта картина. Что может быть красивее убегающих ангелов?
   - Мёртвые ангелы!
   - Ты прав. Ты как всегда прав. Ну, так сделаем эту картину ещё красивее? - Лукаво оскалившись я сделал шаг в сторону неудавшихся беглецов, но моё внимание привлекла Габриель которая открыла глаза и тут же снова упала в обморок.
   - Почему нет? Конечно.
   - Справишься пока один?
   - А ты куда?
   - Отнесу, Габриель своей знакомой химере, она пока присмотрит за ней.
   - Ты чокнутый! Хочешь, чтобы её вообще удар хватил при виде химеры? - Он искренне удивился.
   - Я знаю, что делаю. Справишься? - Я уже поднимал бессознательное тело девушки на руки.
   - Конечно, иди.
   Держа Габриель на руках, я через врата перенёс её в другое измерение к дому химеры.
   - Давно я здесь не был. - Выдохнул я, окидывая взглядом знакомую местность.
   - Да Риммон, ты редко навещаешь меня. - Раздалось у меня за спиной, заставляя развернуться.
   Под сводом зелёного неба раскинулась синяя растительность. На обломке скалы, весящем в воздухе, отдыхала химера. На земле была раскидана вырванная трава и белоснежные кости, размером в полметра.
   - Кто попал на ужин? Горгулья, василиск, тролль или на этот раз это был феникс?
   - Это были тролль и феникс. У нас с драконьей головой немного разные взгляды на диету. Этот обалдуй решил себя побаловать. - Пожаловалась бычья голова.
   - А чё сразу я? Чуть чего так дракоша. - Обиженно забубнила драконья.
   - Да мы и так уже скоро в воздух подняться не сможем, еле крыльями передвигаем. Вставила львиная.
   Наблюдать за перепалкой трёх голов было интересно, но меня ждал Андрас. Пришлось свистнуть, чтобы на меня обратили внимание.
   - Извини, а что это у тебя в руках, ты принёс нам десерт? - Все три головы разом уставились на тело у меня на руках.
   - Ни в коем случае. Мне надо что бы вы охраняли её до моего появления, сможете? И огромная просьба дракоше, не съешь ее, пожалуйста.
   Химера спрыгнула на траву и растянулась на ней, разметав крылья. А ведь я действительно давно не заглядывал к ним и сейчас удивился, какая она большая. Выглядела химера великолепно: тело и одна голова огненноокого льва, ужасного видом; другая голова была бычьей, а третья -- могучего змея-дракона, от которой были ещё и могучие крылья. Вот только вес ей действительно не мешало скинуть. Я улыбнулся, химера, страдающая излишним весом, надо будет Андрасу рассказать.
   - Присмотрите за ней и не обижайте. - Я серьёзно взглянул на них давая понять, что не шучу.
   - Ты расскажешь нам эту историю позже? - Вставила свои пять копеек бычья голова.
   - Конечно.
   Положив девушку на траву возле химеры, я направился назад на поляну.
   Картина, которую я увидел, ещё больше рассмешила меня. Двое Стражей отчаянно отбивались от Андраса, а ещё двое убегали от его волка, на котором он обычно разъезжал, нарезая круги.
   Я поймал одного как раз пробегавшего рядом, а другому поставил подножку. Чёрный волк даже пискнул от радости, что ему на ужин достался ангел, пусть даже Наблюдатель.
   - Приятного аппетита! - Потрепал я его по холке и переключился на того что был у меня в руках.
   Звуки ломающейся грудины и хруст костей музыкой запели в моих ушах.
   - А для меня что-нибудь осталось? - Играя я вонзил в тело ангела клинок, наблюдая за благоговейным ужасом в его глазах и угасающей в них жизни.
   Андрас повернул голову и весело улыбнулся мне.
   - Можешь взять одного из моих, если сильно хочется, но у тебя уже есть свой.
   - Нету. - Тот Наблюдатель, которого я поймал, был уже мёртв, а мне осталось лишь вытащить Безумие из его тела.
   Андрас уступил мне одного из отбивающихся, и я с удовольствием принял его. Убивать Наблюдателей то же самое, что отбирать деньги у калеки. Скучно, легко и нелепо. Даже сотня, как они, не смогут причинить нам вред.
   Со Стражами-Наблюдателями было покончено, мы даже огорчились, что они так быстро закончились. Вот была бы их сотня, мы бы размялись, а так .
   Стирая кровь ангелков с рук, мы с Андрасом покинули мир людей. Мой спутник отправился прямиком в Абаддон домой, а я направился прямиком к Химере.
   Габриель тем временем проснулась и на удивление спокойно разговаривала с Химерой. Разговор шел, конечно же, о способах стать красивее, о диетах, макияже и т. п. Женщины! Интересно они когда-нибудь забывают об этих глупостях?
   На меня явно не обращали никакого внимания, я развёл костёр и приготовил ароматный чай. Устроившись поудобнее у бока химеры я потянулся всем телом и расслабился.
   - Химера, помнишь, я обещал тебе рассказать эту историю? Если тебе всё ещё интересно, то я готов рассказать.
   Мои слова ушли в темноту ночи, никому не было до меня дела. Постепенно я задремал.
   Мне было хорошо, я даже улыбался во сне, но проснулся от того, что меня кто-то сильно тряс, не самое приятное пробуждение.
   - Что происходит? - Меня сильно трясла Химера стоя на задних лапах и подняв в воздух на пару метров. - О, женщины, вам имя вероломство! Чего ещё стряслось? Конец света, Армагеддон, Апокалипсис? Что?
   - Риммон, Габриель убегает, а впереди "обрыв"! - Секунда и от сна не осталось и следа, мозг воспринял реальность.
   - Что случилось? Опусти меня на землю!
   Приняв свой демонический облик я воспарил в небо. Догнать Габриель не составило труда, а вот удержать было сложнее.
   - Габриель, стой, ты куда, глупышка, что случилось, что сорвало тебя с места? - Я с нежностью смотрел на неё, но то что раньше мне казалось неуловимым, теперь заполнило весь её взгляд. Безумие! Вот что не давало мне покоя, вот что беспокоило когда я смотрел ей в глаза.
   В ответ я слышал лишь что-то непонятное "Я уйду к нему! Отпусти! Отпусти меня! К Господу моему, Богу". Я уже вернулся к Химере и отпустил девушку на землю взяв честное слово, что она не убежит.
   - Что? Что ты ей рассказала? - Теперь ужё я тряс Химеру, высоко подняв в воздух. Мой напор усилился, ведь от этого завила моя судьба. - Говори, иначе клянусь, я убью тебя!
   - Риммон, успокойся. Я всего лишь рассказала, как мы с тобой познакомились, помнишь? - Самой смелой из трёх была львиная голова, именно она говорила, в то время как две другие спрятались под крыльями.
   Вновь воспоминания, но ролик был не долгим. Химера, была ранена, её окружили, чтобы добить, а я спас тогда её от людей и перенёс в этот мир, где нет людей и за ней не будут охотиться.
   - Да, помню и что?
   - А потом она спросила "Ты ведь дьявольское создание?"
   -Да и что?
   - Я дала ответ на её вопрос.
   Опустив Химеру на землю я схватился за голову. Конечно, она знала, что я дьявольское создание, еще, когда призывала меня, а может и нет. Старуха могла врать её всё время, я не знал, терялся в догадках, что же послужило стремительному развитию безумия Габриель. Столь хрупкий разум не вынес событий последней недели? Я сам мог подтолкнуть её к грани и не заметить.
   Габриель пришла в себя и попросила перенести её к воротам замка, не став спорить, я просто выполнил её просьбу.
   Я, приняв человеческую форму, тихо наблюдал за ней стоя за огромным каменным распятьем. Она вбежала в этот ненавистный храм, как сумасшедшая, в разорванных одеждах, глаза ее были отрешенно безумными, а лицо бледное, как у смерти. Она рухнула на колени и стала биться лбом у алтаря - шепча молитвы. Истязала себя руками - раздирая ногтями в кровь грудь. И молилась, молилась. Произнося себе тем самым смертный приговор. К ней подбежал перепуганный таким зрелищем совсем ещё юный монашек.
   - Дитя мое! - он крепко прижимал ее к себе, не давая рукам ее волю движения. - Успокойся и расскажи все, расскажи мне. Почему ты так яро истязаешь себя?!
   - Я грешна! Я ведьма и за это должна понести наказание.
   У монаха даже челюсть ускакала, клянусь, я слышал, как она прогремела по полу.
   - Я виновата в смерти старой ведьмы, которая обучала меня чёрному искусству ... - голос её то и дело срывался.
   Я наблюдал за тем, как она подписывала, себе смертный приговор и ничего не мог сделать. Это её выбор, мотивы которого я никогда пойму. Я легко мог убить монаха и разнести церковь на кирпичики, но она бы не хотела этого, поэтому я просто молча, наблюдал. Моя любовь сама убивала себя.
   Появившаяся стража потащила её на площадь, где всегда был готов костёр. Толпа собралась за какие-то полчаса, ещё бы, народ любил аутодафе. Инквизиторы вынесли приговор и его тут же привели в исполнение. Илей, король этого королевства смотрел и упивался зрелищем. Мать подняла своё дитя повыше, чтобы ребёнок не пропустил представление. Толпа радостно визжала и ликовала, словно современные люди в зоопарке или на фееричном шоу.
   Безразличность к происходящему, поразила и больно ранила меня. Многое я повидал за свои века в сражениях, но такого никогда.
   - Я клянусь отомстить за тебя Габриель! - Тихий шёпот срывался с моих губ и слёзы омыли лицо. Я плакал как младенец, моя беспомощность, словно палач, отрубала мне голову. - Я отомщу, даже если ты не хочешь этого, и месть моя будет жестокой. Сейчас это будет для них слишком лёгкой смертью. Пройдут года, но я отомщу, за такую недолгую, но навсегда оставшуюся в моём сердце любовь.
   Стоящий рядом со мной молодой парень, с глазами океанами, заплакал.
   Огонь танцевал с ней последний танец, крепко держа её в своих объятиях. Моё сердце полыхало вместе с ней и сгорало в этом пламени. Всё что появилось вместе с ней человечного во мне умирало, корчась в агонии. Выжженное дотла сердце сделало последний удар и навсегда остановилось одновременно с её сердцем. Она умерла молча, ни разу не проронив не проронив ни звука.
  

Глава 11

"Сквозь пальцы жизнь и смерть".

  

Извечные вопросы.

Ответы перед носом.

Под прахом, пеплом.

Под счастьем, сердцем.

Под маской, ширмой.

Где страх и бездна.

В вине и яде.

В реке, в болоте.

  
   В одиннадцать утра было солнечное затмение, но я его проспала. Жаль. Вообще я проспала почти целые сутки, - совершенно ни чего не хотела. Ночное небо сегодня было чистым, а со "звездной крыши" открывался особенный вид. Я разложила плед и просто смотрела в высь. Из наушников звучала скрипка Ванессы Мэй, и песни КиШа. А вот мое созвездие Близнецов, чуть левее Рыбы, а посреди видится маленькое созвездие Дельфина.
   - Я роль, вы сюжет. Прольем миру свет. Кто прав, а кто нет - пусть судят другие... - я напевала песню КиШей "Марионетки", а черный бархат неба с переливающимися алмазами будто стал нежно накрывать меня. Кто-то взял меня за руку.
   - Ты это я.
   - Рафаил...
   - Я это ты. - Я обернулась. Он нежно и пристально смотрел на меня.
   - Пойдем. - Земное притяжение отпустило меня. Мы взлетели. Я закрыла глаза, а когда открыла, мы стояли на мерцающей звездной пыли млечного пути.
   - Это сон?
   - Все сон.
   - Мои видения тоже сон? - Я заворожено смотрела на этого херувима, самого прекраснейшего ангела, коего только можно представить. Но...
   - Где твои крылья?
   - Наши крылья в тебе. А твои видения - мое прошлое.
   Я ушел от Бога, и множество веков бродил по земле приведением. Потом кто-то вселил меня в человека, в женщину.
   - То есть в меня? Почему?
   - Я есть мужское начало, в тебе - женская суть. Поэтому мы слились воедино и стали не разрывным.
   - Но если ты был во мне, то почему же спал все годы моей жизни?
   - Я не спал. Я был глух, слеп и нем. Но я в полную меру чувствовал тебя. И когда ты услышала мое имя, кто-то решил, что пришло время.
   - Кто решил?
   - Того не знаю, и мучительно мое невежество.
   - Я вглядывалась в черную бесконечность. Спиральные скопления мертвенно недвижимых звезд, горящие лиловым, то красным пламенем планеты огромные, целиком каменные и ледяные сферы нависали со всех сторон, как на невидимых веревочках.
   - Если ты станешь прошлым Рафаилом, я ведь умру. Куда я денусь? В Ад, Рай?
   - Ты останешься во мне, я в тебе - мы едины. Я ведь бессмертен, значит и ты тоже.
   - Но я не смогу вынести бессмертие. Для человека это не дар, это кара.
   - У тебя всегда остается выбор...
   - Все должно приходить и уходить. Я родилась, и когда ни будь стану желать смерти.
   - Ты сама сможешь решить, когда упасть в забвение.
   В Ад ты не попадешь. Земля - порог его, и ты уже здесь. Сатан забирает тех, кто пожелает прийти к нему и кого он сам пожелает принять. Ты не сможешь попасть в Рай. Туда ни когда не попадали души людей - это пустынный сад. Люди, рожденные от проклятого смертью Адама, умирали. Но некоторые из них не могли уйти в забвение. Их души карабкались, боролись, не хотя уходить в другой мир. Дело их жизни не закончено было, и эти души застревали между небом и землей, нарушая извечный ход вещей, создавая хаос. Для них Отец создал четвертый круг - Фла. Место, где Александр Македонский родил наследника и отдал ему свою великую империю, где Петр первый излечился и правил Российской империей, пока она не стала самой процветающей сильнейшей страной мира, где простой парень из подворотни отомстил убийцам и насильникам своей маленькой сестры и матери. Это мир, в котором люди спокойно умирали, потому, что они свершили то, для чего жили.
   - Рафаил закрыл мне глаза рукой.
   - Нам пора обратно.
  

38

   Я вновь оказалась на крыше. Не звездной дороги, ни планет, ни ангела. "Ты это я" - и как же поступить, в чем мое предназначение? А может, я была просто одеждой, временным домом или тюрьмой для Рафаила? Была никем или же всем, - его космосом. На небе висела красавица луна в окружении юных серебряных облаков, как бы ненужная, но как бы любимая. Там, где она одинока, мирный царит покой, из своего кроткого священного приюта луна шлет мне понимающий взор. Синевой эфира холодного согревает и шепчет: "ярко блестит льдом моя утраченная любовь каждой ночью, и смирение вовеки моя жизнь. Я повидала истину, отныне пожелав стать камнем молчаливым. Как Пандора, открыв ящик, полный таинств откровений - не вынесла. Но в тебе извечной и совершенной любви зерно - я вижу ее мощное свечение. К тебе благосклонна сила".
   Кто выбрал для меня эту судьбу, для несовершенного человека, для слабого моего сердца? Кто имел такое право?! Не спросив, не ответив...
   На утро я проснулась дома, запутанная в простыне, на полу, и сравнительно далеко от кровати. Я помню, что мне снилась кромешная тьма, а потом возросший из нее цветок. Я старалась на время выкинуть из головы все то, что вчера видела и слышала - боялась сойти с ума. Но как бы я не старалась, эхо прошлого дня откликалось в сознании. Что бы не думать я просублимировала; приняла ледяной душ, сделала уборку в доме и направилась на пробежку. Нужно было полностью вымотать себя физически, тогда мозг переключится на тело, и на время ему будет не до дум.
   Пробегая второй километр, мои ноги ясно дали понять, что пора переходить на простой шаг.
  

Глава 12

"Бесконечная история"

  

We're part of a story, part of a tale

Sometimes beautiful and sometimes insane

No one remembers how it began.

(Within Temptation - Never-Ending Story)

  
   Вы уверены, что демонов не существует? И монстров из ваших кошмаров тоже? Могу с уверенностью вам сказать, что вы не правы.
   Где же они прячутся? А вы уверены, что они прячутся?
   Они живут рядом с нами на протяжении существования человечества. Что? Почему мы их не видим? А вам это нужно? Что давно не были у психиатра или просто по докторам соскучились!?
  
   Мой мир, Мир Кошмаров, чем-то похож на человеческий, а если быть точным он полная копия, но в искажённом варианте. Находится он параллельно вашему миру и неразрывно связан с ним. В этом мире оживают самые страшные человеческие кошмары, и ужас становился осязаем. Любой придуманный монстр сразу появляется, здесь обретая жизнь, так что будьте осторожнее со своими фантазиями. Всё что появляется в квартире человека на Земле, появляется в квартире-копии в нашем мире. Здесь существует почти всё кроме людей и животных. Машины здесь не ездят по улицам, а лишь перемещаются с места на место. Например: человек выехал из дома(А) и отправился на работу(Б), таким образом машина просто переместиться из А в Б. Здесь не работают устройства, нет электричества и всегда ночь. Лишь три Луны освещают путь своим ровным мягким светом.
   Здесь моя тихая гавань в моменты горечи и поисков покоя. Здесь не нужно притворяться обычным, не нужно смотреть в глаза и лгать. Я был собой. Лишь Фергас, искусственно созданный для меня Люцифером, конь был в этом мире рядом со мной, да Смерть, с которой в её редкие минуты отдыха мы беседовали о сути бытия и философии мира.
   Фергас был настоящим произведением, Люцифер постарался на славу. От настоящего животного он унаследовал лишь внешний облик. Он был два метра в холке, мощная грудина выдавала его не земную породу. Чёрная грива была так же остра, как и мои крылья. Кроваво красные глаза и ледяное дыхание тоже не привносили Земного в его облик. Демоническое "животное" было умнее среднестатистического человека, так же он обладал речью, что порой даже было проблемно. Фергас любил классическую музыку и мечтал играть на скрипке, что никак не вязалось с обликом адского коня. Но, самое интересное, что он был хищным и питался мясом. Ему не нужна была еда каждый день, но хотя бы раз в Земной месяц.
   Зелёным светом на моём левом предплечье мерцала печать, символ принадлежности к высшему рангу Демонов, но она немного отличалась от всех остальных, ибо я был войном. Скрытый символ предупреждал существ что со мной лучше не связываться. Точно такой же символ был и на шее у Фергаса.
   Улыбка медленно растеклась на моём лице, когда я вспомнил о Горгулье. Существо не увидело символа и решило поживиться за счёт меня. Осознание ошибки пришло к ней слишком поздно, перед тем как я убил её.
   Искусственным путём я создал себе логово на вершине крутого обрыва. Оно существовало только здесь, в мире людей даже не имели понятия о нём. Там видели лишь пустоту. Многие мои собратья предпочитали жить в измерениях рядом с Абаддоном населённых демоническими сущностями разных мастей, но не я. Местное уединение я ценил гораздо больше уюта измерений.
   Моим логовом был особнячок, в два этажа, обнесенный высоким вечно горящим забором из пламени Абаддона. Сам особняк выглядел, словно небольшой старинный замок, напоминавший мне о временах, когда я был с Габриель. Добраться до двери гостям, особенно не прошенным(такие редко, но попадались), было очень не просто. Описывать всё сложности процесса не имеет смысла. Так что расскажу, только одну, самую гуманную, как мне кажется, преграду на пути гостей. Адское пламя, которым был окружён дом, просто втягивает не прошеного гостя в свои горячие объятья и пламенными поцелуями готовит из него ужин для моего домашнего любимца.
   Таков был мой мир, мир которому я принадлежал. Глупо было надеется, что меня простят и примут обратно на Небеса. Габриель просто глупое приведение, если думает, что я вернусь в Божью обитель и покаюсь. Чёрта с два, я стану ползать перед ним на коленях. Лучше забвение! А ещё лучше разнести всю их контору в пух и прах к чертям собачьим.
  
  
   Я пришёл в себя, когда настало утро, оказывается всё это время, я был у себя в квартире. Бессонная ночь сразу же дала о себе знать, и через минуту погрузился в беспокойный глубокий сон, я много ворочался и кричал.
   Меня мучили видения из моего прошлого, образы из отрывков памяти обвиняли меня и проклинали на веки, но я и так был проклят ...
   ... когда бесконечный калейдоскоп кошмаров прекратился, я первым делом достала телефон и набрала до боли знакомый номер. Приятный женский голос сообщил мне, что абонент не доступен и я бросила трубку на стол. Надеюсь, горячий душ и кофе приведут меня в чувства.
   Выйдя из комнаты, я первым же делом споткнулась об свою любимую кошку. Проклиная все, на чём свет стоит, я наконец-то, споткнувшись об неё ещё пару тройку раз, добралась до кухни. На улице была глубокая ночь, а у зверя явно истерика. Вела себя Моргана достаточно странно. Она то подбегала к двери, то к окну, а потом вообще забралась на холодильник и прыгнула на меня. И чего с ней сегодня такое? Попытка включить чайник тоже оказалась не очень удачной, меня ударило током.
   - Что, все с ума сошли? - Сегодня явно не мой день! Подумала я, всё же наливая себе кофе.
   Оглядевшись, я пришёл в ужас, в квартире, словно война произошла. "Просто приходил Серёжка, поиграли мы немножко". Вот только на моей памяти никто ко мне не заходил.
   Скрипнув, рядом со мной приземлилась люстра. Да что же, чёрт возьми, происходит?
   На меня снова прыгнула Моргана, на этот раз пролив горячий напиток мне на колени. При этом наглое животное явно не собиралось слезать с меня, даже когда я вскочил на от боли на ноги. Горланя во всю глотку она стала впиваться в меня когтями, так словно хотела разорвать на куски.
   - Да, Мордочка, я тебя люблю и я рада что ты меня тоже!
   Переодевшись в сухие вещи, я решила прогуляться до магазина, но и тут зверь вцепился мне в ногу и повис на штанине, намереваясь оставить меня дома. Ну, это уже через, чур!
   - Брысь! - Толкнув кошку ногой, не сильно, только чтобы отстала, я выбежала в подъезд и тут же упала с лестницы, запутавшись в шнурках.
   На это я уже просто не обратила внимания. Осталось только, чтобы мне на голову упал кирпич, невесело подумала я, выходя на улицу. Не поверите, но спустя секунду после этого он действительно упал на то место, где только что стояла я.
   По пути ко мне пристал какой-то парень. Пришлось грубо объяснить ему, чтобы убирался, куда Макар телят не гонял. Отойдя от него на пару метров, споткнулась об камень и растянулась на асфальте. На лестнице магазина я поскользнулась на банановой кожуре и кубарем скатилась вниз.
   - А ведь почти добралась до магазина! Интересно, что ждёт меня на пути домой? - Задался я, вопросом входя в двери магазина.
   Купив бутылку красного полусладкого вина, я уселся прямо на заборчике, огораживающем магазин. Вино немного расслабило, но чуяла моя печень, ещё не всё закончилось.
   Прошло полчаса, вино подходило к концу и тут выяснилось, что печень была права, впрочем как обычно. Подъехавший наряд милиции, упаковав меня в машину, отвёз в обезьянник, где я и просидел сутки.
   Встречу назначенную на вчера я пропустил. Алина, наверное, была в ярости, а может и нет. Кто-то сильно постарался, чтобы я на неё не попал. Интересно только кто? Узнаю, убью!
   Узнать не удалось, зато получить от Алины конкретный выговор у меня прекрасно получилось. Обиделась она сильно. Выключенный телефон лежал на столе в комнате. Включив его, я потерял дар речи. Вчера он явно разрывался от звонков и от этого села батарея. Более сотни пропущенных звонков и около пятидесяти смс!
   Всё это имело бы значение, если бы я не собиралась сделать то, что собиралась. Теперь же её злость была мне только на руку. Мне нужно максимально от неё отдалиться, что бы предать было легче, кто-то, явно не подозревая, старается мне на руку. Я должен исполнить приказ и убить Рафаила, но по-своему. Сначала нужно заставить Рафаила полностью пробудиться, а уж тогда ...
   От Алины меня отделяло несколько десятков метров и огромные психологические проблемы, связанные с моими будущими действиями. Я никак не мог переступить черту, хотя до неё и было два шага. Мои ноги не слушались меня, язык прирос к нёбу, но надо было действовать. Видит Абаддон не хотел я этого, может был другой выход, но план уже созрел и теперь осталось лишь превратить его в жизнь.
   Я должен был спасти его, только от меня завесило, будет он жить или Люцифер сделает из него чучело. Меня лично вторая перспектива не устраивала, поэтому, смирившись со своей внутренней болью, я набрал цифры на мобильном.
   - Ало!
   - Привет ...
   - Не хочешь объяснить, что вчера было?
   - Не знаю, я была в обезьяннике и не могла прийти.
   - ...
   - Давай встретимся сейчас!?
   - Давай, а где?
   - Ты дома?
   - Да.
   - Выходи, я буду ждать тебя у подъезда.
   - Ладно.
   Гудки оповестили меня об окончании разговора, а я всё продолжать смотреть на телефон. Взяв куртку, я спустился вниз. Ждать пришлось не долго. Жизнерадостное создание чуть не сбило меня с ног. Настолько рада она была меня видеть, но я отогнал эти мысли прочь. Это ещё не был Рафаил, но я постараюсь чтобы мой брат окончательно пробудился, как и я.
   - Пошли? - Натягивая куртку, спросила я.
   - Куда?
   - Прогуляемся к реке.
   - Пошли.
   Я шел, молча, разговаривать не хотелось. Алина весело щебетала о том, что она попала на телевидение и вообще жизнь налаживается и всё хорошо. Мои невесёлые мысли касались только меня, и поэтому я предпочитал молчать. Постепенно она начала замечать что я почти не слушаю её, а витаю где-то в облаках. А вот от них я сейчас был особенно далек, и эта мысль радовала меня.
   - Остановись, мы почти пришли. - Я резко замер на месте и глаза наши встретились когда она развернулась ко мне посмотреть что же меня остановило.
   - Куда? Мы идём в какое-то определённое место? - Она улыбаясь подошла ко мне и попыталась коснуться плеча, я быстро отпрянул от её руки, ещё помня как магия Рафаила действовала на меня.
   - Нет, но здесь мы остановимся. Нам нужно поговорить. - Меня скривило, как от зубной боли. Видят Небеса, я не хочу этого, но так нужно. - Меня охватила грусть. "Куда же мы с тобой вляпались брат?"
   - Нам о многом нужно поговорить, ведь мы так давно не виделись.
   - Да сними ты наконец розовые очки ... - Мой голос сорвался на крик, нервы не выдержали. - ... мир не вертится только вокруг тебя. Ты не центр вселенной!
   - А кто центр, ты?
   - Нет, но ... речь не об этом. - Теперь уже мой взгляд был направлен не на неё.
   Мы стояли возле водной глади и смотрели на лес, который простирался за ней. Проснувшийся гнев душил меня, так было всегда когда я чувствовал себя беспомощным. А сейчас я себя именно так и чувствовал. Всё! Дальше тянуть было нельзя, иначе будет только хуже. Я позволил демону во мне взять бразды правления и теперь, уже человеческая часть наблюдателем молчала во мне. Создатель поистине наказал первых людей дав им совесть, существо в двадцать первом веке редкое, но тем не менее.
   - Я ухожу!
   - Куда, ведь мы только что пришли?
   - Ты не поняла. Я ухожу из твоей жизни, навсегда.
   Молчание повисло в воздухе, наэлектризовав его. Эмоции волнообразно меняли друг друга и отражались на её лице. В конечном итоге осталось недоумение. Я лишь молил, чтобы Рафаил пришёл в себя и наконец пробудился, я буду добиваться этого любой ценой.
   - Почему? - Голос её дрожал, и первые капельки слёз скатились по щекам.
   Я был расстроен глубоко в душе, но ни коим образом не показывал этого. Суровое выражение лица и полные злости глаза, маска безразличия, не давали ей усомниться в моих словах.
   Что, где я? Я снова находилась в том лесу, где в прошлый раз встретила старца. Теперь здесь была луна на звёздном небе. Всё наконец-то встало на свои места. От созерцания меня отвлёк шорох, моя демоническая сущность шла ко мне по тропе. Всё повторялось. Мы сели на камни, которые на этот раз были прохладными и он снова начал читать мне мораль ...
   - Теперь ты понимаешь, что было под мантией и почему тебе нельзя было этого видеть?
   - Да теперь я многое понимаю, чего раньше не могла.
   - Боль, она убивает тебя. - Он прикоснулся к тому месту, где находилось моё сердце. - Я знаю все, о чём ты думаешь, и чувствую всё, что чувствуешь ты, но мне не понятны твои чувства к этому созданию. Он херувим, к тому же любимый божий ангел. Я думал что, когда ты узнаешь правду, ты прекратишь все отношения с ним, но ты упрямое создание ещё сильнее стала цепляться за неё. Пойми, наконец, и нам обоим будет легче, ваша дружба лишь мираж. Ты сама придумала её для себя.
   - Нет, ... Раз ты знаешь всё, то ты также видишь, какую боль я сейчас причиняю ей.
   - Ты не понимаешь! Она не знает кто ты, а вот ты знаешь её тайну. Как ты думаешь, что она сделает с тобой, когда всё поймёт. - Меня выдали мои мысли. Я подумала, а он уже знал это. - Правильно! У неё просто не будет другого выхода кроме твоего уничтожения. Не заставляй делать её выбор между её жизнью и тобой. Она достаточно страдала из-за тебя. Ты причиняешь ей боль, и дальше будет только хуже. Закончи всё сейчас!
   - Почему всё так сложно? - Я знала, что я, сидящая напротив себя, был прав, но от его слов мне не стало легче.
   - Глаза, привыкшие к темноте, не смогут видеть свет. Глаза, привыкшие к тьме, никогда не смогут видеть божественный свет. Так и должно быть, ты не сможешь видеть свет и не испытывать боли. А её глаза никогда не привыкнут к темноте и все поглощающей тьме. Вы в прямом смысле небо и земля. Ангел и демон, Эдем и Абаддон, это всё бесконечно. ... А это бесконечная история! Вас отправили сюда, чтобы вы наконец решили вопрос отношений между собой, но ты умудряешься и здесь строить из нас защитника. Я прекрасно знаю что мы задумали, и ты действительно надеешься что у тебя всё получиться?
   - Пока не попробую не узнаю, но я должна сделать хоть что-то. Я всё поняла, я знаю, что ты прав и я права, а значит, я поступаю правильно.
   Две половины меня, как ни странно договорились. Пока демон во мне скован человечностью я могу делать выбор, потом же я сам осужу себя за это.
   Разговор был окончен. Я вновь был на берегу реки, а рядом стояла и плакала Алина.
   - Перестань! Перестань плакать. - Её слёзы бесили меня.
   - Почему? Почему ты уходишь от меня? Я не смогу жить без тебя, а значит умру.
   - Я люблю тебя больше жизни, и ты это знаешь, ты самое дорогое что у меня есть и если любишь, отпусти. Я должна уйти. Я не смогу объяснить, да и ты не сможешь понять. Мы те, кто мы есть и этого не изменить. Тихо ... не надо слов, просто послушай. Сейчас я причиняю тебе боль и от этого моё, человеческое, сердце разрывается в груди. Мне знакомы боль и страх потери, но я не похожа на обычных людей, у меня всегда были не все дома. Глупо было думать, что что-то может получиться. Да наши пути идут к одной цели, но они идут параллельно и им никогда не дано слиться. Не нужно плакать. Этим ты уже ничего не изменишь. Смирись. Вспомни, сколько вечеров мы провели вместе! Эти воспоминания навечно останутся частью меня. Прости! Прости меня за всё! Возможно, однажды ты поймешь меня, но я даже не надеюсь на это. Мне пора ... - голос мой был твёрд и не выражал никаких эмоций.
   Алина плакала, а я просто стоял и смотрел. Как же я хотел подойти и обнять, успокоить её. Она очаровательна, Дьявол, как же она прекрасна! Но мне нужно было уйти, ради неё самой, ради брата Рафаила заточённого в её теле. Я вспомнил её улыбку, и смех, от этого мне самому стало смешно, и улыбка озарила моё лицо. Из раздумий меня вывела пощечина, а потом она яростно стала наносить удары мне по плечам и предплечьям, у неё начиналась истерика. Недвижим, я стоял, давая ей волю. После пяти минут избиваний она успокоилась и обмякла. Я едва сумел поймать её до того, как она упала на землю. Рыдания усилились, и сквозь слёзы донеслось:
   - Не уходи.
   Молчание. А что я мог сказать? Она сама не знала, о чём просит, но я то знал; так же как знал, что один из шпионов Люцифера сейчас был рядом и наблюдал за мной.
   Она опустилась на землю и осталась сидеть. Мне пришлось сделать ей больно, чтобы она сама прогнала меня, чтобы осталась наедине с собой и сама дала волю Рафаилу. Я уже замечал в неё его проявления, но как обычно этот мягкотелый слюнтяй давал человеку выбор, не осознавая, что в этот раз он сам разделяет себя на части. Сосуд принадлежал ему, он был рождён, это как давать выбор кружке из которой вы пьёте.
   - Нет! Я не хочу больше видеть тебя. Прощай! - Я развернулся уходя.
   - Ну и вали! Без тебя будет только лучше. - Донёсся мне в спину её крик.
   И я ушёл. Отойдя на приличное расстояние, чтобы она не могла меня видеть. Вспомнилось о мире кошмаров, человеческое тело будет медленно умирать, пока я буду там, но сейчас мне было плевать. Я устал от человечности, мне нужно было уединение. Добравшись до квартиры, я выстроил врата и уверенно прошёл через них.
   Переход из одного мира в другой занял секунду. Я всё ещё был там, и меня там не было. Человеческое тело моё рухнуло на пол и из носа пошла кровь, но я уже этого не видел. Мои эмоции останутся при мне, и никто не узнает об этом. Если тело умрёт, я рискую умереть вместе с ним, но даже на это мне было плевать. Я никогда не был предателем и не собирался им становиться, пусть даже Люцифер и получил клятву. Я всё сделаю по своему, по крайней мере попытаюсь.
  

Глава 13

"Не тот ли ты?"

  
   Мир Кошмаров принял меня. Боль ушла, осталась лишь горечь. Как давно это было и как недавно, но память хранила каждый момент. Запах её волос, запах кожи, её голос и взгляд прекрасных глаз. Я снова потерял. Неужели так будет всегда? Боль ... Боль ... Боль ... Всё слилось воедино... Габриель... Каил... Рафаил... Я ненавижу себя, ведь я причиняю боль тем кого люблю. Три образа стояли предо мной ...
   Мягкие руки Габриель легли на мои плечи. Она молчала, ей нечего было сказать, ведь я был прав в своих поступках, кроме одного. Каил был человеком, но моим другом, а я убил его. Память услужливо подсовывала образы, пока я не разозлился и не начал разносить всё вокруг. Прошло немало времени, прежде чем я успокоился.
   Демон выпустил пар и успокоился, но я знал что совесть возьмёт своё сполна как только я уйду отсюда. Я отступил и дал человеческой своей сущности свободу действий.
   В моей квартире отчаяние неизбежности с новой силой навалилось на меня. Обняв колени руками, я плакала, слёзы нескончаемым потоком капали мне на колени. Я убила часть себя! Я знаю, что поступила правильно, но почему на душе так паршиво? Горечь потери и нескончаемая боль стали моими спутниками. Мысли путались, сердце нарушало ритм, норовя остановиться. Три дня! Ровно столько я не реагировала на внешние факторы. Оставаться здесь для меня было невыносимо. Каждая мелочь в квартире напоминала о ней. На четвёртые сутки я уже злился на своё тело за слабость, нужно было что-то менять или я рисковал утопиться в собственных слезах.
   Взяв билеты, я вылетел в Лондон, зная что смогу забыться. Да и занятие себе там найду по вкусу. Здесь меня больше ничего не держало, пока Рафаил не пробудиться мне остаётся ждать и развлекаться. Потом же он сам найдёт меня.
   Самолёт плавно коснулся взлётной полосы аэропорта Лондона. Чувство покоя на долю секунды посетило меня, жаль, что оно было не долгим. Я остановилась в той же гостинице, видимо стал сентиментален в человеческом теле.
   Вечера проходили однообразно. Паб - отель. Иногда я устраивал драку, иногда творил беспорядки в городе, а иногда я срывался и служащим отеля приходилось наводить капитальный порядок в номере, за определённую сумму конечно. Беззаботное было время, дни летели, севесть разжала свои стальные клешни, выпуская меня на волю.
   Однажды вечером, когда я в очередной раз был пьян, ко мне пришёл Люцифер. Сначала мне показалось, что это плод моей фантазии, я даже попыталась прогнать его словами "Брысь отсюда нечистая!", но он, почему-то не уходил. Своей волей он опрокинул меня на пол, хотя для этого достаточно было меня толкнуть одним пальцем.
   - Чего тебе? ... Убирайся, я не желаю тебя видеть. Оставь меня в покое. В нашем договоре не оговаривалось время, я выполню твой приказ, но лишь когда Рафаил полностью пробудиться.
   - Есть работа Риммон. - Он сверкнул глазами, но проглотил то что я сказал.
   - Я в отпуске, взял больничный или сам придумай что-нибудь. - Я повернулся к нему спиной, давая понять что разговор окончен и услышал почти шипение.
   - Знаешь, я недооценил людей! Они гораздо слабее, чем я думал.
   - Кыш! - махнув рукой словно от назойливого насекомого я продолжил разглядывать торшер стоящий у кровати.
   - Встань! - Приказной тон заставил меня повиноваться.
   - Чего тебе надо? - Я был раздражён.
   - Мну нужно, что бы ты убил человека.
   - Зачем? - Наши глаза встретились и вновь чёрные когти рванули сердце. Зашевелилась спящая печень, явно намекая на эпичненький момент моей жизни в недалёком будущем.
   - Это приказ!
   При словах "убить человека" всё моё тело напряглось, а демон ожил. Азарт, желание и интерес к его словам проснулись во мне. Я всего лишь тот, кто я есть. Я - Демон!!! Да и прямого приказа я не мог ослушаться, пока не мог.
   - Кто он?
   - Юрист одной Австрийской фирмы, он давно переходит нам дорогу.
   - Сроки?
   - Неделя, желательно меньше. - Лёгкая улыбка показалась на его лице, он знал что я не устаю и знал что без полной силы это будет для меня сложно исполнить, но он отдавал приказ. На миг в моей голове мелькнуло подозрение что он специально старается угробить мой человеческий сосуд, но я сразу отмёл эту мысль, хотел бы убить не стал бы снисходить до таких изысков.
   - Всё будет сделано господин. - Я приклонил колено и склонил голову в покорности.
   - Рад это слышать.
   Он исчез так же внезапно, как и появился.
   В эту ночь мне снились Алина и Габриель. Зелёный луг заливало солнце, девушки весело смеялись, держась за руки, а я пытался их догнать. Мои ноги словно вросли в землю. Они уходили всё дальше и вот их фигуры скрылись за горизонтом, а я всё стоял не в силах пошевелиться.
   Меня разбудил будильник. Полдень, пора вставать.
   Убийство адвоката было пустяком. Через мир кошмаров я легко отследил след души и убил его в собственной ванной. Но тело моё отозвалось кровавым кашлем после таких экспериментов.
   Следующим был коммерсант, он умер под колёсами своего же автомобиля.
   Потом комиссар, который спрыгнул с небоскрёба. Люцифер всё не унимался, мне становилось всё хуже, с каждым разом я всё труднее переносил переходы и изменения. Прошёл месяц, я успокоился, но ночью в моей комнате вновь возник он и отдал приказ. Лишь уходя не оборачиваясь обронил случайную фразу "он потомок одного из инквизиторов" и исчез. Повторять дважды не требовалось, я прекрасно понял и в моих глазах заполыхал гнев и ярость, он сделал для меня величайший подарок.
   На этот раз его заказ был интересен лично для меня. Монах английской церкви, благо в Англии свобода вероисповедания. Я решил поиграть, жажда мести подстёгивала меня, его персона была особенной теперь. Демон во мне оскалился во всю пасть, ещё со времён Габриель он люто ненавидел любые церкви, но этот конкретный человек был потомком одного из инквизиторов, что судили мою любовь.
   - Бог нас спасёт!
   Глаголил он на паствах. Вот и посмотрим, спасёт или нет!
   Для начала решил я порадовать его простыми эротическими снами, в которых наш благочестивый священник так, скажем, совращает целомудренных прихожанок. Причем в особо изощренной форме. А дальше решил, что не плохо бы было, чтобы он случайно обнаружил своих ночных спутниц на семинарах в церкви.
   Я старался не замечать боль в теле, не обращал внимание на ухудшающееся самочувствие и с завидным постоянством идущую кровь. Меня вела месть, я превратился в гончую, загоняющую дичь. Всё отошло на задний план кроме мелькавшей впереди добычи.
   Странно, а он стал рассеянным. Глазки бегают, руки трясутся, и мямлит, что-то непонятное себе под нос. Интересно его инфаркт хватит, если ещё и видений добавить? Попробуем! - Благо Пифон когда-то давно поделился кое-какими секретами своего мастерства.
   - Бог нас любит! Раскайтесь и примите его веру...
   Сидеть на статуе было весьма удобно. Всё хорошо видно, манипулировать легко. Меня всё равно никто не видел. А ещё говорят нечисть войти в святое место не может. Бред! Хотя по факту я не являлся сейчас демоном, а скорее был одержимым человеком.
   Первое что мне пришло в голову я, и показал ему проецируя образ в его сознании.
   Прихожанка, пышногрудая женщина встала, и начала медленно раздеваться, потом подошла к священнику и начала танцевать, плавно покачивая бёдрами и обвивая руками его шею. Ага, неплохо бы плёточку добавить. Есть. Плёткой она легонько шлёпнула его по попе. И чего он так орёт?
   Наблюдать за этим было весело не только мне, послышались первые смешки. Женщина, которую видел сейчас монах, покраснела. Интересно она тоже это видит, вполне возможно, нужно будет уточнить у пифона при следующей нашей встрече?
   - Дева Мария! Миссис Маилс, что вы себе позволяете? Вокруг люди, а вы при всех вот так.
   Ну, куда, куда ты так рванул? Что не нравиться женщина? Давай другую попробуем, я изменил проекцию. Ещё одна прихожанка поднялась со своего места и, раздевшись, присоединилась к миссис Маилс.
   - Мисс Симонс! Вы падшая женщина, как вы можете делать такие вещи в святом месте.
   На этих словах дамы в его видении поцеловались, это оказалось последней каплей, и он рванулся с места скрываясь в дверях за его спиной. Ну вот, убежал! И чего он так?
   Люди в церкви сидели с открытыми ртами. Завтра вся пресса на ушах стоять будет из-за этого случая. Ладно, надо идти искать этого, а то ещё натворит чего без моего ведома.
   Я уже привычно трансформировался, насколько мог. Рога, глаза и кожа, эх жаль, крыльев нет, вот по ним я искренне скучал. Элегантно и грациозно спрыгнув со статуи, я не спеша, пошёл по направлению, в котором скрылся монах. Нашел я его в туалете. Бешено глотая ртом, воздух он брызгал себе в лицо холодную воду.
   - Думаешь, поможет? - Я намеренно сделал паузу, небрежно облокотившись на стену. - Ага, как бы ни так! - Ух, ты! Такой реакции я от него не ожидал. Прыжок с места на два метра вверх это что-то. - Ты в спорт идти не пробовал?
   На это раз он установил рекорд по бегу с препятствиями. Как он бежал! Красота, загляденье просто. Его грации позавидовала бы любая лань.
   Перепрыгивая скамейки, он пулей вылетел из церкви. Я соответственно пошёл за ним, теперь уже перемещаясь через врата, догонять монаха пешком мне не хотелось.
   Вот ещё бы чего-нибудь добавить? Придумал! Демон, купающийся в фонтане возле Биг-Бена должен красиво выглядеть. Сказано - сделано. Я оказался в фонтане опередив его и сделал вид будто принимаю там душ.
   Увидев меня, он растянулся на асфальте, запутавшись в собственных ногах.
   - Загораешь? - Спросил я, подмигнув ему. - А спинку не потрёшь?
   Тут он совсем взбесился, я никогда не думал, что можно так орать! Вокруг начала собираться толпа, с недоверием поглядывая на бьющегося в истерике мужчину в рясе. Спустя пару минут, ему видимо надоело и он рывком поднявшись на ноги пулей бросился прочь от фонтана.
   Бедняга залетел в аптеку обдал слюной и диким ором продавщицу; набрал успокоительных, как на весь Китай, и так понесся, что его таксисты не могли догнать. Дома половину запаса таблеток из аптеки он поглотил, даже не запивая. "Надо ж до такой степени довести человека. Да у меня талант". - Усмехнулся я про себя.
   Успокоительное подействовало на пользу только мне. Мне стало легче управлять несчастным монахом. Поначалу он помочился из окна на каких-то "дружелюбных" ребят, я слегка подтолкнул его и он растянулся в той же луже на асфальте перед ними. Искренне обрадовавшись такому подарку ребята долго пинали его по всему чему можно и чему нельзя. В итоге его так же пометили. Но наш святоша довольно спокойно отнесся к произошедшему.
   Манипулируя им, теперь уже полностью, я снял для него самую дешевую проститутку, но не для того чтобы он воспользовался, а чтобы якобы случайно подтолкнул под автобус. Он снова рванул домой. Тут его даже вторая порция таблеток не спасла. Бедняга, источая такие запахи, что от него шарахались даже люди без определённого места жительства, попросту бомжи, шел по улице и что-то бормотал невнятно бессмысленное.
   Прохожие, видя монаха в рясе, по началу здоровались, но в ответ слышали такую нецензурную лексику, что после этого смогли бы спокойно написать учебник или словарь. После этого добрые люди, не без моего участия, конечно, вызвали медиков. Когда его начали связывать санитары местной психушки, он не сдался, разбил нос одному, а другому выбил два зуба и убежал! Тут уж видит Лбюцифер я не при чем, когда остатки сознания собрались в одну кучку, он понял, что жить теперь нет смысла. Ведь всего за каких-то два с половиной часа вся его жизнь превратилась в большую *опу. Бедолага решил что он одержим лукавым и должен изгнать его, забрав вместе с собой на тот свет. И зачем так надо было себя мучить? Взял бы прыгнул в Темзу, нет же, надо было вернуться в церковь и разбить об алтарь голову.
   Жаль! А ведь мне уже начало нравиться играть с ним. Люди столь несовершенны и почему-то всегда быстро ломаются, не подлежа восстановлению. Свою миссию я выполнил, да ещё и отомстил. В общем, собой я остался, вполне доволен. Пока не упал без сознания в своём номере, тело не выдержало и взяло передышку. Придя в себя я дополз до прикроватной тумбочки, наощупь нашёл таблетки проглотил пару штук, после чего провалился в сон, встать в пола не было сил.
   Болело всё, даже те места, о существовании которых я не предполагал. Я кашлял кровью, голова раскалывалась. Пару дней я не мог встать с кровати, но потом мне стало немного легче. Постепенно я начал ходить, а спустя ещё неделю почти пришёл в норму.
   - Так и сдохнуть не долго. - Кисло улыбнулся я своей бледной женской физиономии в зеркале.
   Люцифер не заставил себя долго ждать, и появился, как только я уверенно встал на ноги. Несомненно, за мной постоянно наблюдали его шпионы, докладывая о каждом вдохе. На этот раз его приказ был абсолютно абсурдный, но мне пришлось приступить к его исполнению. Он приказал убить человека, а когда я спросил, "почему?" тот не смог дать однозначного ответа, а пробормотал что-то неразборчивое и исчез. Вслед за ним пришли Молчаливые Стражники, а точнее Григорий. Он предупредил меня, что если я позарюсь на кого-то ещё, из людей то ему придётся меня убить, но это не имело ни какого значения. Вообще если они защищают этот город и планету в целом, то и так уже слишком много мне позволили, а значит, я был им тоже нужен, вот только зачем?
   Не знаю, чем он не угодил Люциферу, ведь он был обычным певцом в Лондонском пабе. Кстати в том самом, в котором я так любил бывать. Адское Безумие подошло к сонной артерии и от легкого нажима могло проткнуть его горло. Его глаза отражали ужас. Не каждый день девушка угрожает вам мечом, но он держался достойно. Если предыдущие жертвы умоляли о пощаде, то он, молча с укором, смотрел мне в глаза, не боясь смерти. Что-то останавливало мою руку и не давало мечу убить его. Мгновения казались часами, причём почему-то для меня. Он молча смотрел в глаза смерти.
   - Почему? - Не выдержал я.
   - Что почему? - Не ожидал он такого вопроса, но взгляд не дрогнул.
   - Тебе не дорога жизнь?
   - Дорога, но ...
   - Что?
   - А чего вы ждёте? Вы же пришли убить? Ну, так убейте и всё. Я не обязан разговаривать с вами.
   Я потерялась во времени и пространстве, за мою многовековую практику такое было впервые. Обычно молили, предлагали, угрожали, но так чтобы молча ждать впервые, наверное за всю мою долгую жизнь, если вспомню ещё хоть один случай то сделаю нечто доброе, обязательно.
   - Вы просите убить вас? - Ошалело переспросил я.
   - Да! - уверенно подтвердил он
   - Но почему? - Я уже ничего не понимал.
   - Моя жизнь не имеет смысла, мне 25, моя карьера певца, из-за личных проблем, подходит к концу, а больше я ничего не умею. Зачем жить дальше? - Горечь сквозила в его словах, и боль.
   - Выход есть всегда, просто чаще всего он нас не устраивает.
   - У меня нет девушки, почти нет работы, нет ничего ценного в этом мире! Вы считаете что лучше жить?
   - Да. У вас ещё всё наладиться. - До мозга доходило долго, но когда дошло во мне взревело бешенство на себя. Что я несу? Какого я медлю, делов то на пять секунд. Он жаждет смерти, сделай ему подарок и вали отсюда в свой номер зализывать раны.
   - А что заставило вас пойти на эту работу? Как я понимаю, вы киллер и меня вам кто-то заказал?
   - И, да и нет! Я не киллер, но мне вас заказали. - "И тут Остапа понесло". Что-то часто я стал вспоминать слова людей, своих мозгов видимо уже не хватает.
   - У вас тоже проблемы?
   - Да, но это не относиться к этому разговору. - Собравшись с мыслями, я твёрдо решил закончить дело.
   Клинок ещё ближе подошёл к артерии, и первая капля крови упала на траву. Что-то опять сдержало мою руку.
   - Что за... Габриель уйди! - Выругался я.
   - С кем вы? - Он непонимающе смотрел на меня.
   - Это не я. - Прозвучало у меня в голове.
   - А кто?
   - Ты сам! - Спокойно ответила Габриель.
   - Что ты несёшь?
   - Ты сам не даёшь лезвию войти.
   - Почему?
   - Сам ответь! - Огрызнулась она, явно не довольная моим тоном и тем, что я всегда списываю такие моменты на неё.
   В мысленной перепалке с Габриель я забыл о человеке, которого хотел убить. Он мирно разлёгся на траве и упорно о чём-то думал.
   А он симпатичный для парня! ЧТО? Что я только что подумал? Фу! Ну пернатое отребье купидон попадись мне только в руки, я тебе не только перья выщипаю. История повторялась, я уже догадался что происходит и очень был недоволен. Не учёл пернатый что в теле девушки заточена особь мужского пола, ой не учёл. Урою взревел сиреной во мне демон, своими руками на фарш весь род сотру этих амуров.
   Своими серыми глазами он разглядывал меня. Что он видел в этот момент? Психопатку, чудовище в обличье девы или свою смерть? Известно было лишь ему одному.
   - О чём ты задумалась?
   - Мы перешли на ты? - Я злился на всё, на мир, на ангелов, на себя, на вселенную, но вопрос "что делать теперь?" решать придётся мне. Отменить стрелу купидона не может никто, даже он сам.
   - Ну, раз по каким-то причинам убивать ты меня не собираешься, значит да. - Он удобно расположился на траве, там где я его сбил с ног.
   - И? Что дальше?
   - Не знаю. Ты поужинаешь со мной?
   - Что?
   - Что слышала!
   - Я пыталась тебя убить.
   - И что?
   - А что ничего?
   - Ничего.
   Мои глаза вылезли из орбит, почти в буквальном смысле. Часто ли парень, которого ты пытаешься убить, приглашает тебя на ужин? Вот и я думаю, что нет, да и не гей я. Ревело и бушевало во мне пламя ярости, а что толку? Тошно противно, но теперь ведь последствия я знаю, вспомнить хотя бы Габриель.
   - Ты согласна?
   - Нет! - Рыкнул я.
   Он смотрел на меня, не с любопытством, не раздевая взглядом, а словно уже очень давно не видел. Тоска о друге, с которым ты не виделся много лет, вот первое что читалось в его глазах. Это не была любовь с первого взгляда, но это была моя вторая половина в этом мире. Человек созданный специально для меня, а я лишь для него. Я смотрел в серое бездонное небо и тонул в нём. Минуты шли, а ощущение теплоты не проходило. Теперь я хотел этого, я хотел утонуть в тёплой глубине его серых глаз. Я всё глубже уходил под воду. Его глаза были серьёзными, но нежными; серыми словно камень, но тёплыми как океан; они не были чужими, нет, они были такими ... любимыми и родными. Такие любимые и такие родные ... Фу, фу, фу. Меня кривило от собственных мыслей. Что за... на...
   Взрыв, подобный рождению сверхновой звезды, разнёс моё сердце в клочья. Я упал на колено.
   - Твою же... - прошипел я хватаясь за сердце. У человека при рождении создаётся своя судьба, но то что на этот раз сплели Мойры, было чистой воды извращением. Чисто физиологически меня тянуло к нему, но вот разум мой отказывался понимать.
   Звёздное небо отражалось в сером бездонном океане его глаз, он прекрасен, но не это главное. Он мой ... вот правильные слова и других уже не нужно, да и подобрать их будет сложно.
   Две части единой картины встали на свои места.
   Демон остервенело цеплялся за остатки моего разума. Очнись, пойми что тобой манипулируют, тебя специально загоняют в ловушку, неужели ты думаешь Люцифер не знал об этом?
   Даже сейчас у меня не хватает слов, чтобы описать всё, что было в его глазах и то, что чувствовала я.
   Его голос вытянул меня из океана серых глаз, и теперь я могла оценить всю его красоту.
   Чувственные губы казались такими мягкими, что я не смогла удержаться и прикоснулась к ним. Он молча наблюдал за моими действиями, не убирал моей руки, а просто наблюдал. Черты его лица были словно высечены из камня. Статуя ангела ожила и находилась сейчас рядом со мной.
   Ангел ... Я опустила руку и просто смотрела на звёздное небо. Где он сейчас? Что делает? Вспоминает ли? Рафаил!
   Моя боль отразилась в моих зелёных глазах сразу же сменивших цвет и он, заметив это, взял меня за руку и одними глазами прошептал "Я рядом" ...
   Нам не нужно было слов, чтобы понять друг друга, ведь мы две половины одного целого. Он был тем самым единственным, он был моим. Теперь осталось лишь решить что делать мне. Как разуму демона побороть человеческое сердце? Много лет назад, я не был человеком, но не смог устоять перед Габриель, теперь же ... всё ещё больше запуталось. Меня разрывали два желания: хочу и нельзя. Хочу ибо девушка, нельзя потому что я мужчина, а это уже извращение чистой воды.
  

Глава 14

"Обреченный убивать"

  

Блаженны миротворцы,

ибо будут они наречены

сынами Божьими.

  
   Ошарашенная я стояла на берегу. Вика бросила меня бес причины - это жестоко, особенно после тех событий, которые произошли в моей жизни за последнее время. Ее поступок добил меня. У меня больше не осталось никаких сил быть сильной. Я так верила ей, я так люблю ее, она моя половинка.
   Водная гладь блестела при свете луны, не отрывая глаз, я глядела на эту игру света. Легла на траву и уснула ...
   Величайшая война длится вечно будет, ведь силы наши равны. Люди. За власть над ними мы боремся. Они не постоянны, не вечны, в полной мере не предсказуемые. Люди те существа, которых будто не Бог создал, а сама Вселенная, а ее истины ни что и ни кто еще не постиг, и неизвестно, постигнет ли. А мне не нужна вовсе эта война. Моя истина - Любовь, мой удел - любить, не убивать. Но никто из оставшихся с Отцом не смел возразить, и возможно, так же как и я, переступая через себя шел на бой.
   Господом же нашим двигала месть и обида. И шесть смертных грехов на Небесах были рождены, четыре из них сам Господь и породил. Мне жаль его, всей своей Любовью я жалею и плачу по Нему. Ну а самый страшный грех - Гордыню, родил низвергнутый в Ад, Люцифер и облачил ее в реальную форму.
   Когда мир создателя был разделен на три части - Государство Бога: Небеса и Рай, Поле битвы - Земля, и Государство Люцифера - Абаддон, тогда род людской уже размножился, битва за почти неуправляемых людей ожесточилась. Люди были не единственным трофеем, - победителю достанется вся Империя. Самое же главное было то, что это война за идеи. Зло боролось за абсолютную свободу от Божественного, Добро же боролось за то, что принадлежало ему по праву сотворения - за Зло. Бог не желает признавать, что его сын Сатан никогда не вернется к нему, вместе с остальными противостоящими. Ничего уже не будет так, как было изначально. Хитрость в том, что в человеке ровно столько добра как и зла, какая в итоге восторжествует, та и побеждает, все от людей зависит, от воли их собственной. Свобода выбора - это все, что есть у них.
   В помощь себе Отец создает еще два ангельских чина : Силы - ангелы чудес, благословления, появляются во время людских сражений во имя правой веры, помогая приверженцам Господа - христианам. Начала - придают силу народам пережить проверку Бога, и отыскать свою судьбу. Все они - легионы ангелов защищающих религию.
   Очередное поле сражения Греция, территория западной Византии. Каждая битва с армией тьмы ознаменовывается солнечным затмением, и иногда землетрясениями. Люди не видят этих баталий, и лишь по этим признакам мудрецы узнают о нашем присутствии.
   Напротив меня главнокомандующий ратями левых стоял, огромный и пышущий силой конь Риммона воистину вселял страх, и в глазах воина черная мгла разливалась, отливая пурпуром. Кроваво-алые доспехи на черном теле его сияли, будто черное солнце отливали. Его Адское Безумие пылало свирепым огнем. В этом сражении я командую восьмью легионами Архангелов. От золотых лат моих отражается испепеляющее солнце, на груди изображение всевидящего ока Его. Вездесущий ветер раздувает холодное голубое пламя моего меча, оружия, обреченного уничтожать - это моя Божья ярость. Клинок питается мощью от крови левых демонов и от ярости Божьей. Гриф рукоятки выкован в виде крыльев, знак крыльев Вселенной. Рукоять же с изображением ока - Глаз Вселенной, и душа его - сам клинок, тончайший, достаточно широкий и внушающей длины. Клинок моего оружия - Бог, вся ярость Его. Отец приковал меня к этому мечу, видимо зная, как я в итоге поступлю. Теперь мы одно целое, неразрывное. Над главой воспаряет мой Феникс. Он есть моя смерть. Убить меня возможно, лишь уничтожив его. Но ледяного цвета птица появляется в независимости от моего желания, он не уловим. В унисон с моими взмахами крыльев, Феникс машет своими. Кончики наших перьев слегка соприкасаются, образуя ослепительный голубовато-золотой свет, на миг ослепляющий врагов. Несколько мгновений и моя смерть исчезает... Враги вновь могут видеть. Время пришло.
   - В атаку!!! - белые ходят первыми, - наверно единственное правило этой войны, которое не нарушают левые.
   И сошлись наши армии в битве, и задрожала земля под стопами ратей, устремившихся к бою. Золотая и черная кровь смешивалась и взрывалась, рассекались пополам мечи, и бесчисленное множество крыльев отрубленных раскиданы по земле были, словно песок. Тела ангелов и демонов в грязи кровавой лежали друг на друге. За все время Войны, более ожесточенного сражения я не видал. Победа решала спор за владение Великой Русью, с ее бесчисленными племенами. Примет ли великое государство христианскую веру, или же победа достанется Сатану и восторжествует тьма языческая. Господь Бог ни за одно сражение так не переживал, как за это, отдавая всю ответственность в мои руки. Но в этом случае дело было не только в особенности русских людей, не только в огромной территории Руси, но в чем - то еще, наиболее важном.
   Конями, колесницами, толпами, сплетенными в битве, все поле наполнено было. Сотрясалась земля под нами, и все более расходилась, треща, образуя пропасти, куда низвергались павшие в битве демоны. Умерщвленные ангелы растворялись пылью сверкающей, и улетала она клубами обратно на Небеса.
   Легионы Сатана терпели огромные потери равные нашим. И смысла не было далее продолжать битву. Теперь победа зависела от поединка двух предводителей.
   Сквозь хаос воинств, на арену нашего поединка, ко мне пробирался Риммон на своем могучем жеребце. Весь он был окроплен ангельской золотой кровью, могучая рука сжимала Адское Безумие. С помощью одного взмаха своих черных крыльев он слетел с коня и предстал предо мной.
   - "Убить нас с тобой не возможно Риммон. Поэтому - до первой крови!"
   - "Начнем же наконец! Я уже в предвкушении твоего поражения тварь".
   Наши мечи запели устрашающую песнь. Риммон напоминал черную пантеру, я снежного барса. Наши сила, грация, мощь в устрашающей схватке не уступали друг другу. Божья ярость горела бешенным пламенем, рвя и плавя воздух, страстно хотя разрубить моего противника на части. Оружие управляло мной, а не я им. И так было всегда, во время всех битв. На Небесах, до времен великого разлома, мы были все едины, и я любил всех теперь уже демонов. И Риммон не был исключением. Воином я обязан был стать и убивать тех, кого люблю, ибо не могу противиться Отцу.
   Адское безумие и Божья ярость сплелись огнями. Мы посмотрели друг другу в глаза. И тут сердце могучее мое застонало. Ослепленная Любовь во мне заметалась, крича, затем ее крик в раздирающий визг превратился - "Что вы творите со мной! Почему вы уродуете меня! Спаси, мой Рафаил!". Я слышал ее голос внутри себя, удары мои чуть ослабели и замедлились. Риммон непонимающе наблюдал за мной, но был рад - противник ослабевает, значит, победа в его руках. Производя серию рубящих ударов, он повернулся ко мне спиной, желая произвести финальный выпад.
   В нутрии меня повторилось - "Спаси, мой Рафаил...". Со всей своей силы я вонзил свое оружие в землю. Я мог контролировать меч, Любовь помогала мне. Божья ярость вырывалась, но я держал ее дрожащими от ненависти руками. В это мгновение Риммон сделал поворот и клинок его просвистел в сантиметре от моей переносицы. Тут он увидел, как я борюсь с собственным оружием и полное недоумение на его лице просматривалось четко. Соперник опустил свое Адское безумие.
   - "Сейчас ты не со мной борешься, а со своим Богом"
   -"Я не стану больше воевать!"
   -"Идешь против Него? Марионеточные нити прогнили и порвались. Кукольник вновь просчитался?"
   -"Я не стану больше воевать".
   Божья ярость перестала сопротивляться. Мои руки держащие меч кровоточили золотой кровью, которая обмыла это оружие, и оно засияло пламенем иным. Теперь это моя Кровавая Любовь. Я сосуд, крепость для Великой Любви. Бог чуть не искалечил ее безвозвратно. Она пыталась разбить меня, вырваться наружу, спастись, освободится от тирана. Но она не покинула меня, ибо услышал я ее мольбы.
  
   -"Если ты сдался - победа за нами. Но я уступаю Русь. Не Богу, а тебе. Это твоя победа".
   Воистину, сейчас Риммон поступил руководствуясь честью славного воина. Наши армии не понимали, что происходит. Риммон развернулся ко мне спиной и спокойно вскочил на коня направляясь к своим легионам. Он поднял свой меч горизонтально земли - знак того, что спор решен мирно с помощью договора между предводителями. Но как же все будут удивлены, когда узнают как разрешился бой.
   Риммон сел на коня и повел свои легионы через врата восвояси. Я же, стоя на коленах, держа меч, клинком в земле, укрылся шестью крыльями своими. Мучительное противоборство во мне ратовало между бешенным гневом Его и моим состраданием, отчаяньем и яростью. Рати мои стояли в мертвой тишине. И только слышался свист ветра, предвещающего взрыв Его гнева. Ветер прошептал мне - "Храбрый Рафаил, ты прав...". Из передового отряда услышал громкий глас Михаила
   - "Победа!!!".
   Раздался гром криков солдат Небес, провозглашающих победу. Но я был недвижим. Они не понимали... Я словно мать, защитил то, что жило во мне - великую Любовь. Небо треснуло, разорвалось пополам. С разрыва неба вниз стали рушиться пылающие камни. Тряслась земля. Легионы ангелов замерли в ожидании.
   -"Отец идет !" - слышал я. Огненные камни не трогали солдат, но падали прямо на меня. Появился феникс и, расправив широкие крылья, повис надо мной и словно щит принимал удары на себя. Поднялся песчаный вихрь. Мгновение - все прекратилось. Я слышал гром Его приближения. Еще мгновение - полная тишина. Моя Кровавая любовь вспыхнула огромным пламенем. Кокон моих крыл резко и гордо раскрылся. Я поднялся с колен, твердо встав на ноги. Я ждал.
   -"Рафаил..." - голос Бога сотрясал землю.
   -"Что ты хочешь, Рафаил?"
   Я поднял голову к верху и смотрел прямо на исполинский лучь света, исходящий с разлома неба.
   -"Я ухожу".
   -"Ты покидаешь меня?"
   -"Я ухожу! Моей войны больше не будет!"
   -"Ты не можешь покинуть меня".
   - "Я ухожу от тебя" - и поворачиваюсь к Отцу спиной, обращаюсь к своим легионам - "Прощайте братья. Я люблю вас!". Гул вопрошающих голосов волной прокатился по ратям. Архангел Михаил, глас Божий, вышел вперед - "Ты покидаешь Бога и Небеса, - отныне ты предатель и враг наш!".
   -"Всевышний - вот кто предал Любовь свою". Это было мое последнее слово. Не оборачиваясь к своему создателю я пошел вперед, сквозь легионы братьев своих. И ни кто не преградил мне пути, не пытался остановить. Все отступали от меня, - так люди шарахаются от прокаженных. Во след я слышал Его
   - ТЫ ВЕРНЕШСЯ КО МНЕ!!!
   Я не оборачивался. Шел смелой поступью и думал - "Мое одиночество спасет Твою Любовь. Ты сам не ведаешь, что творишь. Я люблю тебя Отец".
   Горизонта не видно, как и я невидим для этого мира. Со дня великой битвы за Русь, дня, когда я ушел, я поклялся никогда больше не убивать и меч свой заточил в груди моей отныне.
  

Глава 15

"Когда ложь становится правдой"

   За не выполнение приказа мне пришлось отвечать, но теперь ничего не имело значения. Гневная ругань Люцифера не имела значения, моя жизнь не имела значения и даже самые страшные наказания и унижения. Смысл был один и заключался он в двух парах глаз ... голубых и серых.
   Я предал моего Рафаила, спасая ему жизнь, но его я никогда не придам. Люцифер доберётся до него только через мой труп, и он это прекрасно понял. Ещё одну потерю я просто не смогу вынести и простить.
   Счастье всегда подкрадывается неожиданно и тогда, когда мы на него уже не рассчитываем, только иногда это происходит слишком поздно. Жизнь в любых её проявлениях не имеет смысла, если рядом нет твоей второй половинки. Не любимого человека, а именно второй части тебя. Раньше мне казалось что самое страшное в жизни потерять себя, но это не так. Самое страшное никогда не обрести единство с родной душой. У каждого из нас есть родная душа, но не каждый находит её, довольствуясь малой долей - любовью.
   Рафаил - моя братская любовь, Рихарт - моя человеческая любовь, и лишь демон во мне метался в ярости, не принимая второго. Пока я заточён в теле человека я могу уступать, но коли вырвется он на волю, любви придёт конец. Ярость немыслимая всем легионам Абаддона захлестнёт меня. Я знал, понимал и ждал. Судьба человека расписана сёстрами судьбы, но я вернусь и отомщу за эту шутку. Отомщу всем до кого сумею добраться, а я обещаю что доберусь до всех.
   Каждую свободную минуту я проводила с ним. Не важно чем мы занимались, главное что он был рядом. Секунды, минуты, часы, дни, недели, месяца пролетали как одно мгновение. Он стал моей жизнью.
   Я осела в Лондоне. Жизнь неслась полным ходом, грозя вмять в асфальт всё, что попадется на пути. Каждую минуту я была счастлива и просто наслаждалась жизнью. Мировые катастрофы и проблемы Эдема и Абаддона отошли далеко назад. Я полностью стала человеком, я стала девушкой. Демон во мне спал, дабы не видеть происходящего, не вдумываться в мои поступки, он ждал.
   Словно роза у хорошего садовника, я начала расцветать. Пустыню моей души полил тёплый проливной дождь, даря ей жизнь. Он быль моей альфа, моим началом и я не представляю жизни без него.
   Мы рисовали, писали музыку и слова песен, просто бесились и наслаждались друг другом. Он никогда не спрашивал меня о моём прошлом, словно понимая, что правду ему не понять. За всё это я была безгранично ему благодарна. Рихарт знал, что, если я захочу рассказать, значит пришло время, а пока он просто был рядом.
   Летний день, закат ... мы писали песню, стараясь выразить в ней наши чувства. Меня не устраивал один момент, в котором музыка переходила с медленного темпа в быстрый, но он не желал меня слушать, утверждая что всё в порядке.
   - Как ты себе это представляешь?
   - Показать!
   - Ага ...
   Подойдя сзади, я нежно обняла его и в этот момент оба оказались на полу. Он был сверху не долго. Постепенно мы всё больше возбуждались, дыхание участилось, а сердцебиение выдавало мелодию песни. Дикая страсть, как обычно проснувшаяся в нас, сразу же нашла выход. Дробью барабанов пуговицы рассыпались по паркету, клочья рубашки полетели прочь. То же самое произошло и с моей футболкой. Вещи уже не подлежали восстановлению. Нащупав молнию джинсов, я расстегнула её с такой силой, что замок чуть не остался у меня в руках, но вот и они полетели в сторону. Словно изголодавшиеся звери мы пытались утолить голод друг другом, а аппетит, как известно, просыпается во время еды, поэтому мы лишь сильнее хотели друг друга. И вот когда больше терпеть было, уже невозможно, я ощутила его в себе. Резкий, но глубокий толчок вознёс меня на небеса блаженства. Наши тела двигались в такт мелодии, которую мы пытались написать. Он был прав! Мелодия должна убыстряться, в конце завершившись полным блаженством и спокойствием души, чтобы, слушая её, человек ощущал неземное наслаждение, как от секса.
   Проснувшись ночью, я не увидела его рядом с собой. Рихарт сидел за пианино и работал над мелодией. К утру, песня была закончена.
   Мы пили друг друга и не могли напиться. Всё было прекрасно, пока не нагрянул Люцифер и стал требовать моего возвращения, приказывал. Он давал мне поручение за поручением. На личную жизнь почти не оставалось времени. Дома я появлялась почти без сил и тут же засыпала. Придя в себя с утра я закрывалась в ванной и осматривала повреждения нанесённые моему телу. Из носа постоянно шла кровь. Организм боролся пытаясь восстановиться, но не мог. Слишком частые перегрузки. Начались первые ссоры.
   Постепенно стали появляться вопросы, на которые я не могла дать ответы. Рихарт стал подозревать меня в измене и нанял частного детектива, который изрядно потрепал мне нервы. Уйти от него было просто, но это отнимало у меня время, которое порой стоило кому-то жизни. Убрать его я не могла, но и раскрыть свой секрет тоже. Ссоры постепенно перерастали в скандалы, а в один прекрасный момент он просто сказал что уходит.
   Упав на колени, я не смогла сдержать своих чувств, сейчас я понимала, что чувствовала Алина. Моя боль возросла, когда я вспомнила и выпустила те чувства, которые долгое время загоняла в самые потаённые уголки своего сознания. Видя, моё состояние он остался и на время всё стало как раньше, но зерно не сразу даёт всходы.
   Я завралась настолько, что мои объяснения сталь походить на бред сумасшедшего. Дошло до того, что однажды я сказала ему, что меня похитили инопланетяне. Люцифер стал требовать моего присутствия на стычках с ангелами, которые в последнее время участились. Со всех сторон меня загоняли в угол, а я ничего не могла с этим поделать. Я болела, была бледнее чем обычно, постоянные ссоры отнимали мои последние силы. Меня словно лошадь почти загнали и я готова была упасть без сил замертво.
   Рихарт задумал устроить мне проверку, не знала, а знать бы стоило.
   В этот вечер он пришёл домой через час после ухода и стал ждать моего возвращения. Ошибки! Мы всегда их совершаем, но не всегда учимся на них. Я вернулась домой и в спешке забыла сменить свой полу-облик. Он замер там, где стоял, явно, не веря своим глазам. В очередной раз в своей жизни я не знала что сказать. Молчаливое обвинение в его глазах было худшее, что он мог сделать. Лучше бы он кричал на меня, но он молчал обвиняя меня во всём. Снова пошла кровь я упала на колени, и приняла свой человеческий облик. Наверное, он списал бы всё происходящее на психику, но давно стал замечать за мной странности. Всё происходящее не пугало его, но единственный вопрос "Почему ты молчала об этом?" застыл в воздухе.
   - Если бы я сказала, ты бы стал слушать? Ты бы поверил мне? Ты бы остался со мной? Как ты себе это представляешь? Извини дорогой, но я демон, да ещё и мужчина в теле женщины! Ты ведь, правда, не боишься меня? Так? Да при первой же возможности ты бы упрятал меня в психушку и забыл о моём существовании. Я знаю, что ты не простишь и не поймёшь меня. Да именно поэтому я молчала и лгала. Я всего лишь хотела защитить тебя от того мира, е которому, сейчас частично, принадлежу. Поверь этот мир не для тебя.
   - Я бы слушал, я бы поверил и остался. Нужно было позволить мне самому решать, что для меня лучше. Вспомни, как мы познакомились? Помнишь? Уже тогда я знал, что ты не такая как все, но это не остановило меня. Мы созданы друг для друга и мне не важно кто ты. Даже если бы ты была Сатаной, я любил бы тебя.
   - Нужно будет сказать Люциферу, может он заинтересуется твоим предложением. - Усмехнулась я
   - Теперь это не важно. Какой реакции ты ждёшь от меня? Наконец-то твоя ложь раскрылась и стала правдой.
   - Уходи! Я отпускаю тебя, мы не можем быть вместе, нам этого просто не позволят. Уходи! ТЫ сможешь жить дальше без меня, но ключевое слово здесь ЖИТЬ! Это всё что я хочу.
   Не сказав ни слова, он ушёл. Я медленно сползла по стенке на пол, а память покинула меня. Истерика, слёзы, крики и обвинения. Я ненавидела себя, всё больше с каждым биением моего сердца. Рихарт ...
   Настолько плохо мне не было никогда. Я потеряла все, что имела, демон во мне ликовал. Он был рад освободиться от пут сковывающих наше сердце. Его никогда не устраивал этот союз. Все что мне дорого, все что я любила. Боль не физическая, а духовная пронзала меня насквозь. Снова мысли о суициде посетили мою голову, но в этот момент я вспомнила о своем давнем друге поддерживающем меня всегда, в любой ситуации. Его звали Григорий. Схватив телефон, я судорожно набирала номер, если, честно не надеясь услышать ответ, поскольку мы давно не виделись. На моё счастье номер оказался доступен и принадлежал тому же человеку что и много лет назад.
   - Алло!- раздался в трубке знакомый голос.
   - Гриня, привет узнаешь?- как-то вяло и почти несвязно произнесла я.
   - Ти???? - наступило секундное молчание, и после я услышала - Привет, дорогуша, где пропадала?
   - Да вот дела были кой, какие. - Я всё так же вяло отвечала, а сама тряслась от боли, которая грозила утопить меня и растворить в себе.
   - Тоха говорит, ты совсем не изменилась!- все также бодро отвечал он.
   - Ты, наверное, зна..... да почему, наверное? Ты же знаешь, кто я на самом деле!!!- Прокричала я, в трубку сжимая её так, что чуть микросхемы не вылетели из корпуса.
   - Знаю, я так же знаю что тебе сейчас плохо, поэтому нам надо встретиться пока ты не наломала дров. - Уже вполне серьезно завораживающим тоном сказал Григорий.
   И тут шпионы, складывалось такое ощущение что мою жизнь просматривали все кому не лень, как мелодраму по ТВ. Ничего, я ещё всем воздам, за каждую слезинку в человеческом теле, рычал демон во мне.
   - Хорошо - Я согласилась, потому что знала он прав, да и он был единственным человеком, кому я могла довериться.- Где встретимся?
   - Помнишь тот паб, где происходил ваш разговор с Антоном?
   - Отлично я уже выезжаю.
   - Я тебя уже жду. - Весело проговорил он и трубка пискнула в моей руке.
   Снова прерывистые гудки оповестили об окончании разговора. Не долго думая я отправилась в уже знакомый паб. Действительно Григорий уже был там и забронировал V.I.P. кабинку. Приветствие заняло где-то минут пять. Я очень по нему соскучилась. Но мне сейчас было не до ностальгии. Мы сели друг напротив друга и долго смотрели в глаза. Мне показалось, даже что в глазах Григория мелькнул какой-то свет. И я оказалась права, он поймал мою мысль на уровне подсознания и сказал:
   - Не обращай внимания это малая часть моих умений.- Широкая улыбка расползлась по его лицу.
   Зашел официант и Григорий повернул и приподнял голову и из-под воротника потрясающей черной рубашки показался шрам как от ножа или меча. "Где же его так носило?"- мелькнуло в голове. Мысль была поймана. Я это поняла по его взгляду. Тем временем он заказал четыре пинты пива, и мы стали ждать заказ.
   - Хочешь узнать откуда? - Он лучезарно улыбнулся, словно собираясь говорить о погоде.
   - Что? Шрам?
   - Ну не рубашка же!
   - Подрался?
   - Да не просто так, а с ангелочками и дьяволками! - Улыбка ещё сильнее озарила его лицо.
   Далее пошел рассказ о его веселой жизни в Ордене, и постепенно моему взору предстало около половины всех его отметин. Да поистине шрамы украшают мужчин! Тем временем принесли пиво, потом ещё и ещё я потеряла счет пинтам этого пенного напитка, вливающегося в мой организм. Постепенно боль уходила я даже на какое-то время забыла обо всем. На душе стало легче, и я решила немного повеселиться, но только немного. Откуда мне было знать, что мы чуть не разнесём пол Лондона. Как по заказу у Григория зазвонил телефон, очевидно, произошел ещё один конфликт с ангелами или демонами.
   - А тебе по ушам не настучат за общение со мной? - искренне поинтересовалась я.
   - Нет, это их инициатива. - Он потупил глаза в стол, но я не обиделась. - Поступило предложение встретиться со старыми "друзьями", ты как?
   - Я только за! - Я буквально вскочила на ноги. Хотелось отвлечься от мыслей и развеяться. Я знала что потом будет больно физически, но это всяко лучше чем сейчас. - А где сейчас Антон?
   - В последнее время я его почти не вижу, он всё чаще пропадает в России, и как ты думаешь с кем? С Алиной.
   На этом наш разговор был закончен. Молча поднявшись мы двинули в сторону указанного адреса и не прогадали. Там во всю шла настоящая война. Время в этом районе было остановлено и плотное кольцо щита охватывало место событий. Не один смертный не сунул бы сюда нос, даже если бы захотел. Мимо меня пролетел шикарный BMW и остался в стене дома. Члены ордена поприветствовали Григория, а когда увидели рядом меня, почему-то побледнели.
   - Ну, что демона никогда не видели? - Крикнула я, меняя полу-облик.
   - Видели, но не так близко. Григорий ты что совсем с ума сошёл!? Таскаться с демонами, да главный тебе голову оторвет, когда узнает.
   - Поправка, это его приказ, можешь сам спросить у него! Правда Григорий? - Я подмигнула им и понеслась в гущу событий.
   Молчаливые Стражники замерли с открытыми ртами, и на какое-то время поле боя замерло, но когда Адское Безумие проткнуло первого ангела, всё ожило вновь. В рядах ангелов возникла свалка, они явно не ожидали такого перевеса.
   У меня началась икота. Вид пьяного демона немного позабавил членов Ордена. Рядом со мной появился Гриня. Счастливый и пьяный.
   - Ну, что, погуляем?
   - Конечно!
   - А-а-а-а-а ... - Весёлый его крик разносился как боевой клич, сея хаос в рядах неприятеля.
   Не развлекаться же ему одному, и я догнала его. Центр Лондона, а округ была бойня, и мы просто веселились. Вырвав два столба со светофорами, мы стали играть в хоккей ангелами, а когда надоело, стали кидаться в них машинами. Пританцовывая, мы уничтожали всех на право и на лево, да ещё и затянули на русском языке песню группы Король и Шут - Мёртвый Анархист. Всеобщий хаос усилился, и теперь от нас шарахались даже те с кем мы воевали плечом к плечу.
   Григорий швырнул мне подвернувшегося Сила и ударом ноги я отбросила его, сметя угол здания, затем, выдрав кусок асфальта, послала ему вдогонку, потому что мне показалось, видите ли, мало.
   Песня закончилась, и мы затянули следующую не сговариваясь. Вокруг нас уже ничего не осталось, а ангелы ещё не закончились. Я расширила щит и стала использовать близ стоящие машины.
   За приделами щита мелькнула знакомая мне куртка. Не может быть! Только не это. Но я не могла ошибиться, это был Рихарт. Время было остановлено, поэтому он стаял, замерев на месте. В его сторону как раз летела ещё одна машина. Моё тело среагировало быстрее, чем всё это дошло до мозга. Перехватив машину, я отправила её обратно. Оказалось, что кинул её член Ордена. Машина сбила его с ног на смерть. Больше в том направлении никто не совался, а я старалась находится рядом и защитить его.
   Какой ущерб мы нанесли Лондону я не знаю, но попутно мы умудрились разрушить Биг-Бен, а это было уже через, чур. Пришлось потом собирать его. Погуляли мы отлично. Как же хорошо, что не мне потом всё это восстанавливать, но как оказалось и меня припахали прибывшие Чистильщики Молчаливых стражников, нам предстояло восстановить разрушенные Биг-Бен.
   С утра, точнее моего утра, а на часах было пять вечера, меня разбудил звонок мобильного телефона.
   - Да. - Заспанный голос прорвался в микрофон.
   - Ты новости видела?
   - Нет, а что там может быть интересного!? - Я непроизвольно зевнула в трубку и уже привычно рукой стёрла кровь идущую из носа.
   - Нащупай пульт и включи телевизор. - Григорий нервничал.
   Я так и сделала. Шли Новости, в которых показывали место наших вчерашних событий. Диктор сообщал, что самолёт потерпел крушение и приземлился в центре Лондона, нанеся большие разрушения городу. Жертв нет. Оператор снимал место происшествия, и у меня была прекрасная возможность разглядеть всё, что мы вчера натворили.
   - Это мы так? - искренне удивилась я.
   - Да, красиво, правда?
   - Завораживает, ничего не скажешь.
   После этого шёл репортаж о Биг-Бен и о том, что сегодня утром была обнаружена странная аномалия. Крупным планом был показан циферблат, на котором цифры 3 и 9 были поменяны местами.
   - Упс!
   - И не говори, мне начальство уже голову за это сняло. - Проворчала трубка.
   - Так ты у нас теперь всадник без головы! - Я рассмеялась.
   - Шути, шути.
   - А чего я, я ничего. Не надо было доверять двум нетрезвым личностям, собирать Биг-Бен, пусть скажут спасибо, что остальное нормально собрали.
   - Я им примерно то же самое и сказал, а они почему-то раскричались и приказали, сегодня ночью, исправить всё как было. - Вздохнул он.
   - Какие планы на сегодня?
   - Почти никаких, кроме выше сказанного, а что есть предложения?
   - Не знаю, нужно подумать.
   - Ладно, если что звони. Ок?
   - ОК! Пока.
   - Пока.
   Тело ныло на все лады, кровь не прекращалась. Вчерашнее разгулье синяками проступило и жутко болело. "Так я скоро себя угроблю напрочь", но эта мысли была прервана спазмом, который поднял меня на ноги и заставил стремительно ринуться в туалет.
   Планы на вечер были, но касались они только меня. Я собиралась напиться в одиночестве и хорошенько подумать, а подумать было над чем. Единственное о чём я забыла, это что думать мне вредно и для здоровья тоже.
   С этого момента я начала пить каждый день, время пролетало мимо меня, оставаясь на дне стакана. Мобильный вот уже две недели был выключен. Демон во мне вновь уснул, не подавая признаков жизни, он не хотел связываться с человеческими соплями и предоставил меня самой себе.
  

Глава 16

"Шакалы у ног девы Марии".

  

Подними камень,

Растопи дерево и

Увидишь меня.

Иисус.

   Мобильный телефон завибрировал в кармане моей куртки. Я посмотрела на экран
   - Светлана Игоревна?- недоумевая, нажимаю на зеленую кнопку.
   -Здравствуйте Светлана Игоревна!
   - Здравствуйте Алина. У меня для вас радостная новость. Буквально вчера, на очередной поэтический капустник к нам заглянул один издатель, а по совместительству, мой старый знакомый. Я рассказала ему о тебе, как ты хочешь печататься. Ты его заинтересовала, и он хочет с тобой встретиться. Если тебе все еще нужна помощь, я дам тебе его координаты.
   Светлана Игоревна - мой университетский преподаватель по литературе. Учась еще только на первом курсе, я рассказывала ей о том, что мечтаю заниматься писательским трудом профессионально. Рассказывала, как пишу в стол, потому, что все редакции отвергают мои сочинения. Мол "пиши попроще. Людям легкость нужна. Твоими заумными фразочками ни кто голову забивать не станет. Не выгодно брать тебя под свое крыло". В этой женщине я нашла поддержку и понимание. Сейчас она преподнесла мне шикарный шанс, может, уже последний и единственный, начать издаваться.
   - Да, мне нужна его помощь. Светлана Игоревна, спасибо вам за все. Я не знаю, как вас отблагодарить.
   - Лучшая благодарность, если я, наконец, смогу прийти в книжный магазин и взять твои книги в руки.
   Она продиктовала номер телефона этого издателя и адрес, по которому я могу его найти. Я еще раз поблагодарила ее, пожелала приятного летнего отпуска и мы попрощались. Судьба все же дала мне шанс стать услышанным писателем. А пятиконечная звезда на моей правой ладони вырисовывалась все отчетливей. Я сделаю это ради Дениса, почту его память - больше некому. Он верил в меня, и он будет гордиться мной. На следующий же день взяла билет до Благовещенска. Не забыв взять самое главное - рукописи, поехала на вокзал. В одном купе со мной ехал Антон. Он один из членов нашего дружеского квартета. Я, Гриша и Антон дружили с самых пеленок. Намного позже к нам добавилась Виктория. Когда нам троим было лет по девять - десять, я стала общаться с ними чуть меньше. Маленькая девочка-пацанка взрослела, интересы менялись, у меня появлялся интерес к противоположному полу. А эти двое просто не подходили под мой вкус. Я начала влюбляться и вовсе потеряла с почему-то обиженными на меня мальчиками связь. Возобновили мы ее, когда с учебы приехала Вика, а нам троим уже стукнуло по шестнадцать- семнадцать. Она, без моего участия нашла новых знакомых - тех же самых Гриню и Тошу. Этот случай, то есть отличная коммуникабельность Вики, и стал моей новой встречей со старыми друзьями.
   -Привет, Аля! Как дела твои? Куда вы с Викой запропастились? Мы с Гришей вас целое лето догоняем, догнать не можем.
   На лице моем читалось "только тебя сейчас не хватало для полного счастья. Почему я не могу спокойно доехать до места, привести мысли в порядок. У меня и без твоих допросов, в голове неразбериха. Я конкретно против тебя ни чего не имею, конечно, но все же..."
   - Гриша меня догнал. Еще как догнал.
   - ??? - он сделал удивленное лицо.
   - Долгая история.
   Тут же в памяти всплыли отпуск в Находке. Мой Денис... Слезы наворачивались на глаза.
   - Я на минутку.
   Антон с сочувствием посмотрел на меня, будто знал, что у меня не просто плохое настроение, а скорбь невыносимая на сердце. В туалете я проплакалась. Умыла лицо и слегка улыбнулась, что бы не портить окружающим настроение.
   - Проводница уже проверила наши билеты. - сказал Тоша, доставая из сумки пачку "винстона". На нашем столике уже стояли две кружки с горячим кофе и какао, и лежала большая плитка белого шоколада. То, что я люблю какао, он еще с детства помнит. А вот белый шоколад... В промежутке моей жизни, когда мы прекратили общение, я в таких количествах налопалась этого шоколада, что теперь даже при одном его виде меня воротит.
   - Что ты так грозно смотришь на плитку? - с улыбкой спросил он.
   - Да так, ничего. - я сделала глоток горячего напитка.
   - А я себе ноут-бук приобрел. Теперь везу его в город на тюнинг. Кажется, соседей нам не прибавится, поэтому музыка ни кому не будет мешать. А нам только в кайф! Ты не против?
   - Нет. При условии, если включишь моих любимых.
   Из колонок "бука" зазвучали мой любимый "тяжеляк" в вперемешку с В. Меладзе и Г. Лепсом и Мариконе. Антон осторожно пытался прогнать мою грусть. До глубокой ночи, мы не спеша разговаривали, шутили. Иногда он говорил слова с интонацией, похожую на интонацию Дениса. Замечая это, я еле сдерживала слезы, что б вновь не разрыдаться.
   - Аль, я на три минутки - покурить. Ни куда не убегай.
   - Слушаюсь!
   Он смотрел на меня как-то странно, так в любовных мелодрамах главный герой смотрит на свою пассию. А он очень красив. Странно, почему я раньше этого не замечала. Эти смешные рыжевато бронзового цвета волосы "ежиком", а озорные веснушки придавали некую детскость его лицу. Темные аккуратные брови "домиком" обрамляли его ясного и чистого зеленовато-голубого цвета глаза, которые всегда излучали радость, нежность и тихую уверенность. А свои небольшие, но чувственные губы он часто слегка прикусывал. Молодой современный мужчина, старой закалки. Добытчик, защитник, а для кого-то еще и нежный, ласковый друг. Девочке, которую он полюбит, очень повезет, и я буду искренне рада за моего друга. За ним захлопнулась дверь купе. Я взглянула на время - половина шестого утра, скоро наша остановка. Через пять минут я почуяла легкий запах табака. Антон вернулся с тамбура. А я молча смотрела, как занимался рассвет холодно багрового цвета. Он будто заставлял природу просыпаться. Кроны высоких сосен нехотя, даже мучительно встряхнули свою листву прохладным утренним ветром.
   - Алина, если будешь не слишком занята, звони, встретимся.
   - Хорошо. Давай вещи собирать. Через десять минут прибываем.
   Погода в Благовещенске стояла теплая. Тополиный снег кружил - самое "веселое" время для аллергиков. Распрощавшись с Антоном, я взяла такси и поехала в гостиницу. Зайдя в свой номер, сразу направилась в душ. Горячие струи воды ленточками сплетались по коже. Вдруг, мне стало так хорошо, я испытывала блаженство от ударов струй воды по шрамам на спине. По моим венам будто стала не кровь разливаться, а жидкий огонь. Крылья вырвались. По ванной комнате разлетелись осколки душевой кабины.
   - Скажи им...- Я услышала голос из гостиной.
   - Кто ты?! - Крылья напряженно сложились, готовые взлететь. Встав на цыпочки, я пошла в гостиную.
   - Ты знаешь...
   - Гавриил. - Не понимая почему, но я узнала этот голос.
   - Скажи им. Спаси их души. Борись со слом.
   Борись со злом... В голове с бешеной скоростью пронеслись картинки с того прошлого. Из моей груди вырвался луч света, за долю секунды превратившийся в меч. Кровавая Любовь повисла в воздухе. Голос все вторил.
   - Протяни руку. Возьми вновь оружие. Ты слишком долго был один.
   - Я буду им говорить, ту правду, которую должна.
   - Вернись к нам брат!
   - Вы воины. Я же никогда больше не возьму в руки меч. Уходи, прошу. - Мой громкий голос перешел на крик.
   - Уходи! - Я заставила меч войти обратно в грудь. Кровавая Любовь вновь в заточении, возле сердца Херувима. Я сделаю все, что бы оно не завладело больше мной. Голос утих. Шесть крыльев раскинулись во всю свою длину. Все что попалось у них на пути, полетело в сторону. Осколки напольного зеркала пронеслись мимо меня, образуя в воздухе не цельную мазайку. В ней я увидела красивейшего мужчину, с женскими чертами лица. Не понятно, мужчина или женщина отражались. Осколки рухнули, и крылья резко вошли обратно в меня. Я схватилась за сердце и упала на пол. Человеческие нервы ведь не железные, а организм легко уязвим психически и физически. Так или иначе, я все еще на половину человек. Провалялась на полу скрючившись от боли в груди я не долго. Оправилась от происшедшего быстро, с возрастом вообще перестаёшь сильно эмоционально относиться к разного рода событиям. А вот горничная от хаоса в моей комнате оправиться ещё не скоро или вообще заикаться станет или уволиться.
   Было ещё утро, я решила не медлить и сегодня же встретиться с тем издателем. Набрав номер его сотового, я уже через два часа сидела в уютном кафе за чашечкой кофе ожидая появление чудо - "шанса".
   В заведение зашёл немолодой мужчина лет 45-и. Достаточно высокого роста, широкоплечий, побритый на лысо. Чёрная коженная куртка и солнцезащитные очки такого же цвета, лишь подчёркивали его "солидность". Всем своим видом он напоминал стандартного вышибалу. Возле первого столика он остановился, припустил очки, окинув взглядом всех людей находящихся в кафе. Подойдя к барной стойке, берет бутылочку пива и направляется в мою сторону. Это уже чересчур! Полый финиш!
   - Алина?
   - Да. Рада познакомиться Рустам Григорьевич...
   Мы пожали руки.
   - Друзья называют меня просто Руст. Ну да ладно. Рассказывай, чем я могу тебе помочь.
   - Я хочу начать издавать свои сочинения.
   - Что именно ты пишешь?
   - Стихотворения, оды, эпитафии, прозу. Афоризмов скопилась немалая коллекция.
   - А каково направление?
   - В основе всех произведений лежит глубокая философия. Где-то она присутствует в чистом виде, где-то проходит красной нитью сквозь лирику, фантастику, мистику, реалистику. Я могу вам показать...
   - Да, пожалуйста.
   Я достала с папки листы "антидогматов" и трех стихотворений. Рустам Григорьевич принялся за чтение. Закончив, посмотрел на меня, слегка прищурившись, и сказал:
  
   - Знаешь, Алина, друзья говорят, если бы я не был бизнесменом, страстью которого является литература, то был бы пиарменеджером. А тебя можно неплохо "раскрутить". Понимаешь, бизнес развивается по тому же принципу, что и современная литература. Ты находишь то, что может быть интересно людям. Сначала товар это первоначальное сырье - сырое, неинтересное, невкусное. Перерабатываешь, шлифуешь до блеска, придаешь шика и заворачиваешь в фантик. А если фантик ослепительно блестящий, то зевакам с кошельками неважно уже, если даже внутри завернута дешевка, и чаще это гнилая дешевка. К тебе, конечно, это не относится. Я просто объясняю как в общем дело обстоит. Однако, деньги правят миром. Получишь деньги, сможешь осуществить все свои мечты. Как заметил многомудрый и дальновидный римлян Лукреций, девиз толпы: "Хлеба и зрелищ!". Они требуют - дай им шоу. Играй по их правилам! Не перегружай их проблемами бытия, и без тебя проблем у них хватает. Дай им легкого зефира! А когда они станут кидать к твоим ногам золотые монеты, главное сумей вовремя остановиться, и не завязнуть в куче блестящего металла. Возьми ровно столько, сколько нужно для мечты и уходи. Иначе деньги станут управлять тобой и просто задушат. - На этой фразе он отвел глаза в никуда.
   - Когда-то, у меня не хватило воли уйти. Со временем привык и не сопротивляюсь. У меня есть все, но нет самого главного, ради чего я все начал.... - У него на глазах проступила скупая мужская слеза, которую он тут же смахнул ладонью. Ну да ладно, не все так уж и плохо! - На последней фразе он улыбнулся.
   - Не обращай внимание - прошлое нахлынуло. Теперь по делу. Мы можем не плохие деньги заработать на твоих мозгах. Если, конечно, все делать по уму. А твои листы я заберу с собой. Сегодня основательно буду думать, как будем работать. И будь готова даже к сумасшедшим планам. Я сделаю из тебя знаменитость! Главное помни - крутые времена требуют крутых решений. А пока отдохни с дороги хорошенько. До свидания. - Рустам Григорьевич встал из-за столика и пожал мне руку на прощание. Из окна кафе я видела, как его, полностью хромированный ХАМЕР, что весьма зрелищно, скрылся за поворотом, сверкнув напоследок металлическим блеском. Что ж, "все не так уж плохо", проговорила я в мыслях его слова. Чудоват он конечно, но люди разные бывают. Главное ведь то, что его деньги смогут мне помочь. Я очень устала, в первую очередь морально. Уходить с этого места совершенно не хотелось. Вообще, в виду прошлых событий, оставаться в одиночестве я что-то опасалась. Не долго думая, взяв в руки "мобильник" позвонила Антону.
   - Не сильно сейчас занят?
   - В ближайшие двадцать четыре часа полностью нет.
   - Если хочешь, приезжай в "Прадо". Убьем время. Я уже там.
   - Хорошо я через пол часа уже приеду.
   Антон оказался пунктуальным до безобразия - ровно тридцать минут и он уже рядом.
   - И что ты сидишь тут одна одинешенька?
   - Привет еще раз. У меня важная встреча была здесь. Как твой бук поживает?
   - Уже мастерам под молоток отдан. Вика звонила. Она в Лондоне. - Я знала, что это город ее мечты, и она планировала в перспективе туда отправиться.
   - Так вот куда она пропала! Ну Вика! А меня предупреждать, конечно, не обязательно!
   - И чем же она там занимается? - Рот скривился в скептической улыбке.
   - Чем занимается...
   - Ну да. Я что по нерусски говорю? Дела у нее как?
   - Она каждый вечер сидит в пабе на (улица). Выпивает...
   - Депрессия?
   - Я пойду, закажу пиццу. - не ответив на последний вопрос, Антон пошел делать заказ.
   Сейчас я почему-то подумала, что немного странно то, что он совсем не интересуется с какой целью я приехала в город, что со мной происходило за последние месяца. И вообще он мало задавал вопросов. И все тот же непонятный взгляд. Женская интуиция подсказывала - тут что-то не чисто. А вдруг из него маньяк вырос - я же его совсем не знаю. В моей памяти он остался все тем же маленьким мальчиком, с которым я играла в солдатиков в детстве.
   - Ты ни чего не хочешь мне сказать? - осторожно спросила я, пытаясь голосом не выдать свое подозрение.
   - Смотря, что ты хочешь услышать.
   - А у тебя девушка есть? Так, по дружески спрашиваю.
   - В данный момент нет. - Точно маньяк! У такого парня и нет девушки. Очевидно, что здесь что-то не так! Ей, стоп. Определенно у меня психика подорвалась, уже лучших друзей в маньяки записываю!
   - Почему ты так глубоко дышишь? Я что-то не то сказал?
   - Нет, все нормально. Душно здесь.
   Я поднялась и вышла на улицу. Не понятный приступ паники заставлял дышать меня так глубоко. Его глаза... Ноги сделались ватными, я еле удержалась за периллы веранды, что б не упасть. За спиной, будто из воздуха, материализовался Антон. Придерживая меня за талию, прошептал на ухо -
   - Я люблю тебя. Навсегда.
   Он развернул меня к себе и... опять этот загадочный взгляд.
   - Любишь... - я произнесла это одним вздохом, словно разрешая любить себя. Во мне жила вся любовь вселенной, во всех ее проявлениях. Другой не было, и быть не могло. Иногда я чувствовала внутри себя, как в унисон с моим сердцем бьются миллионы таких же, чужих сердец. Я могла различить, где чье, но среди них не было сердца Антона. Почему? Любовь говорила мне - "Он не обманывает тебя. Но это не моя частичка в нем". Она произнесла тот же вопрос - почему?
   - Я устала. - тихо пожаловалась я.
   - Где ты остановилась?
   - Там пока лучше не появляться. Поверь. Отвези меня в ближайшую гостиницу.
   - Останься у меня. Обещаю, буду спать на кресле в кухне.
   - Конечно будешь! - чуть улыбнулась я.
   Сев в машину я тут же уснула. Не видела, как мы ехали до его квартиры. Таксист включил свет в салоне, пересчитывая деньги. Я проснулась, но веки открываться не хотели. Что бы не нарушать мой сон, Тоша на руках занес меня домой. Аккуратно уложил на диван, сняв с меня верхнюю одежду, и накрыл пледом.
   Впервые за столько лет я уснула без снотворного. Сладко уснула.
   Как обычно, вместо естественного просыпания, трель мобильного телефона. Руст! Я совсем забыла о нем!
   - Слушаю Рустам Григорьевич.
   - Алина, доброе утро. У нас работа, не забыла? Скорее просыпайся и собирай вещи. Мы едем в Лондон. В 13.00. Запомнила? В 13.00. Будь готова. Я пошлю за тобой машину.
   Гудки... Он мне даже рот не дал открыть! Во ненормальный. Какой Лондон? У меня даже визы нет! На личном самолете полетим что ли!
   Я пыталась ему перезвонить, но как назло связь в этом райончике была не очень. Ну Лондон так Лондон. А что мне еще оставалось? Я стала быстро собираться, на часах было уже 8 утра. Точнее, еще 8 утра. Забежала на кухню - поставить чайник. Антона не было. Куда он мог уйти так рано?
   Напяливая левый носок, я потеряла равновесие, но Тоша тут же неожиданно подхватил меня. На нем была куртка, и туфли в свежей грязи.
   - Что ты крадешься как приведенье!? - я совсем не слышала, как он заходил в дверь.
   - Аль, я не могу позволить отпустить тебя туда одну. - Черт, как он узнал? Ведь он только в квартире появился! Край его куртки чуть зацепился за кобуру, спрятанную под ней. Пистолет... Убийца. Я так и знала! Инстинкт самосохранения не заставил себя долго ждать. Я схватила первое, что попало под руку - табурет, и со всей силы огрела им по Тошенному хребту. А стойкий же, гад! Даже не отключился! Говорили мне - Алина рука у тебя легкая, развивать надобно, а то, вон - что не третий, тот маньяк.
   Почему мне вечно так везет!
   Прихрипывая от боли, Антон произносил что-то нечленораздельное.
   - Козел! - кинула я на последок, выбегая из квартиры.
   Бежав по шоссе, пыталась "поймать" связь. На втором километре мне это удалось.
   - Рустам Григорьевич! Я, кажется, на пятом километре от центра города по центральной трассе. Не одна попутка не остановилась! Заберите меня от сюда, прошу.
   - Что случилось? Что ты там делаешь?
   - Не важно.
   - Конечно, тебя сейчас же заберут оттуда.
   Руст не заставил меня долго ждать. Минут через пятнадцать на горизонте появился Мерседес. Меня, как я сразу поняла, отвезли к дому Рустама Григорьевича. Его коттедж скорее напоминал дворец. Возведен он был в венецианском стиле, на газоне красовались три красивейших фонтана, а на заднем дворе виднелся аккуратно постриженный, благоухающий сад. Когда я зашла в дом, в глаза сразу бросились статуи античных героев в полный человеческий рост. Колоны стояли в углах комнат, потолок был расписан кистью Микеланджело, конечно картины поддельны, но искусство подделок - тоже искусство. Пол был мраморным с вкраплениями слюды, а стены... я не могу более говорить, мне хотелось плакать! Шикарно, просто шикарно! Нет слов.
   Я услышала эхо приближающихся шагов. С лестницы спустилась маленькая белокурая девочка, на вид, лет пяти.
   - Привет! Как тебя зовут? Меня зовут Алина. - я протянула девочке руку.
   Она посмотрела на меня, затем на мою руку. В ответ лишь хихикнула и в припрыжку побежала по своим делам.
   - Алина, вы уже приехали!? Что же стоите на пороге? Проходите.
   - Спасибо вам огромное. А эта маленькая девочка...
   - Моя дочурка. Ангелина. Ну не стойте, проходите. Будем разговоры разговаривать. Вам чай с жасмином или с мятой? А может кофе. Еще древние греки говорили, что желание гостя - для хозяина святое. Руст взял меня за плечи и повел на кухню, если эту роскошную комнату можно так назвать.
   - У вас чудесный дом Рустам Григорьевич. От кофе я не откажусь, пожалуй.
   Он усадил меня за небольшой круглый столик с золотыми ножками, сел рядом и разлил по стаканам ароматный кофе.
   Откуда ни возьмись, появилась Ангелина и стала бить своей фарфоровой куклой об папину спину.
   - Хочу Биг Бен! Хочу Биг Бен!
   - Принцесска прекрати капризничать! У нас гости, веди себя достойно принцессе.
   Девочка насупила брови.
   - Я итак принцесса! - выдала она и снова убежала, постукивая своими розовыми туфельками с милыми бантиками на носке.
   - Дети. - Словно оправдываясь, пожал плечами Руст.
   - Буквально два дня назад увидела это проклятый Биг-Бен по телевизору и теперь изводит меня - хочет увидеть, причем не на экране. Попробуй ей не угодить! Тогда в ход полетят не только куклы, но и мои раритетные вазы, как было однажды. Сам виноват, избаловал.
   Он закинул в кофе пять кубиков сахара и продолжил.
   - Вот я и подумал, что можно совместить приятное с полезным. Из тебя мы сделаем оратора, будешь, глаголить истину, разоблачать неверные понятия о религии, как таковой.
   - Но какой из меня оратор?
   - Не переживай. Я вручу тебе в руки наилучшее пособие. Девочка умная, должна разобраться и извлечь нужные уроки. Только времени на обучение - сутки.
   - А... но. - Впрочем, как обычно, возразить я не успела.
   - Спокойно. Помни - нет ничего невозможного. Раз к твоим творениям не прислушивались в России, будешь выступать за границей.
   - А английский язык я интересно тоже за сутки выучить должна?
   - Ах да! Ну, нет, конечно, это уже немного перебор... А выход из сложившейся ситуации в принципе прост. Русскоязычных иммигрантов за границей предостаточно. И Англия под исключение не попала. Вообще там намного лучше исторически развиты другие религии, помимо христианства, например, какую колоссальную силу имеет среди верующих католическая церковь! И люди там вообще к религии серьезней относятся. Ведь церкви приносят еще и немалые деньги своим содержанцам. Так, что за границей мы тебя быстрей "раскрутим", как борца за правду. Помимо всего, я буквально пять часов назад узнал, что в Лондоне, по причине чьей-то неосторожности у меня одно дельце прогорает - нужно уладить. Получается - едем в Лондон и, так сказать, убиваем сразу трех зайцев!
   Он чуть нагнулся в бок, смотря, нет ли у меня за спиной чего.
   - А где твои вещи?
   - Долго рассказывать. Если у нас еще осталось время, я должна съездить за сумкой в гостиницу.
   - Я пошлю своих людей, они привезут.
   - Спасибо, но я сама. Мне нужно там кое-что уладить.
   - Они все уладят. Не волнуйся. И прекрати противиться моей помощи. Мне это все равно ни чего не стоит, а ты только потратишь наше драгоценное время. Скажи что за гостиница?
   - "Азия". - Н да, Руст и не подозревает, что ждет их людей там. Но сам захотел - вот пусть и разбирается.
   - Мне нужно уйти ненадолго. Посмотри пока дом. Я заметил, что ты интересуешься живописью?
   Рустам Григорьевич приводил меня в свою личную галерею, и удалился, сказав, что вернется через час.
   Стены галереи были выполнены в бордовом цвете с мелкими, изящными золотыми узорами в виде извивающихся стебельков с листочками. На полу лежал такого же цвета ковер. По средине комнаты, находилась, размером со среднюю пони, хрустальная фигура. Она изображала фрагмент античной легенды о том, как Прометей нес людям огонь, держа его в руках, а сам просветитель человечества стоял на бушующих волнах, что видимо, символизировало то самое грохочущее море у подножья скалы, к которой он позже и был прикован. Вся фигура служила главным освещением галереи. Хоть взгляд от этого "светильника" почти не возможно было оторвать, я взялась разглядывать картины через лупу, лежащую на столике, предназначенным специально для нее. Насколько я осмелюсь судить, имитации знаменитейших картин Дали, Рафаэля, Мембрана, Да Винчи, кисть последнего художника я не узнала - недочет самообразования, были сделаны весьма искусно - не вооруженным взглядом от подлинника не отличишь. Мое эстетическое наслаждение вмиг нарушил неожиданный щипок за бок.
   - Ангелина! Что, скучаешь? - Я старалась вести себя как можно более доброжелательно с этим маленьким белокурым чертенком. Шаг вправо и она тебя уже обстреливает с игрушечного автомата, и глазом моргнуть не успеешь. Дети непредсказуемы, с ними осторожней надо. А если оплошность совершишь в их сторону - вообще тогда пощады не жди.
   - А почему у тебя большие крылышки? Ты ангел? - она смотрела на меня своими большими, наивными глазками. Я что-то пропустила? Оглядываюсь назад - никаких крыльев нет, да и если они вышли, я бы это почувствовала.
   - Малышка, а откуда ты знаешь?
   - А ты маме передашь, что я ее люблю?
   - А где твоя мама?
   - На небесах.
   Она ласково прижала мою руку к своей щеке.
   У меня внутри, все громче и громче начало биться сердце матери этой маленькой девочки. Я на минуту прислушалась.
   - Мама знает, что ты ее любишь. И она очень любит тебя.
   На лице Ангелины тут же засияла радужная улыбка. Она прыгала, держа меня за рукав.
   - Мама любит меня! Мамочка! Мамуля! А пойдем играть со мной?
   - Она поиграет с тобой, но позже. - Руст вернулся. Он протягивал мне мою сумку с вещами, которая была в гостинице.
   - Мне рассказали, что за бедлам ты там навела. - Я опустила глаза в пол.
   - Очень дурное настроение было просто...
   - Ладно. Это твое дело. С порченным гостиничным имуществом мы разобрались. Вещи привезли. Паспорт возвращен хозяйке. - Руст протянул мне мой документ.
   - Ну что, полетели? - Ангелина подбежала к отцу и крепко обняла.
   - Ура!!! Биг-Бен!
   Вот мы и полетели. Как я и предполагала, на частном самолете Руста. Самолет взлетел, и мы все выше поднимались над, теперь кажущимися игрушечными высотками, машинами, деревьями.
   - Начни читать. - Руст вручил мне то самое внушительных размеров пособие по ораторскому искусству.
   - Речи Цицерона. Это как раз то, что нужно.
   Я открыла книгу и начала тщательно штудировать. Благо, что в университете филологи просто были обязаны быть натасканными на быстрое чтение. Думаю, до Лондона я успею изучить книгу. На 217 странице мое чтение оборвал Рустам Григорьевич.
   - Ну, как успехи?
   - Пока все ясно. Цицерон великий мастер своего дела. Он блестяще владел искусством убеждения, владел всецело словом. А кто владеет словом, тот ...
   - Владеет миром. Оборвал меня Руст. - Эту истину в головы нам вбивали преподаватели - филологи с самого начала.
   - У вас тоже филологическое образование?
   - И учился я в том же вузе где и ты. А Светлана Игоревна моя бывшая сокурсница.
   Да-а, было время молодое, студенческое... - С улыбкой протянул он.
   - Я давно хотел спросить у тебя. Ты верующая? Я хочу услышать твое мнение насчет религиозности.
   - Да. Я считаю, что в принципе не может быть такого явления, как атеизм, вообще - это все самообман людской. Как ты можешь отрицать что-то, сначала хоть на секунду в это не поверив? Тем более что, всем людям, начиная с древнейших времен, свойственна религиозная потребность духа. Сначала это язычество, мифы, и, наконец, мировые религии. Потребность человека в духовности является неотрывной от его существа. А твердые атеистические убеждения человека можно объяснить чисто с точки зрения психологии. Существует такое явление человеческой психики, как сознание - то что человек осознает, и бессознательное - то о чем он и не подозревает, но оно существует, и это самое бессознательное имеет наибольшую власть над человеком. Так вот, так же, как и духовность, неотъемлемая часть человека - стремление к независимости. В атеисте его религиозность ушла глубоко в бессознательное, а его стремление к независимости борется и не дает выйти религиозности на уровень сознательного. Поэтому то абсолютные атеисты утверждают, что не верят абсолютно, на самом деле они просто не осознают, не видят сознанием, что это все равно существует в них.
   Руст обдумывал все выше сказанное минуты две.
  
  
   - Эго, Супер эго, Ид. Зигмунд Фрейд?
   - Да, это именно его теория о сознательном и бессознательном.
   - И еще кое что, я несколько раз прочитал твои "Антидогматы" и не мог понять твое отношение к Абсолюту и Дьяволу. Ты описываешь их как-то нейтрально. Не приклоняясь или не обвиняя ни одного из них.
   - Я одинаково люблю и уважаю их обоих. И я не должна ненавидеть ни того, ни другого, только за то, что они ненавидят друг друга. Я всегда так считала.
   - Весьма интересная позиция. - Позиция... Знал бы он правду обо мне, которую я сама до конца не могу принять. - Продолжай читать. Отвлекать больше не буду.
   Я вновь углубилась в книгу. Спустя пять часов, наконец, окончив чтение, поглядела в иллюминатор. Огни посадочной полосы приветливо переливались красным светом. Когда мы сошли с трапа, мой вестибулярный аппарат дал о себе знать.
   Стошнило. Неловко, но тому есть оправдание - я первый раз летела на самолете. Мне дали немного подышать свежим воздухом. Потом мы поехали в гостиницу. В машине я все отходила от полета. Рустам Григорьевич молча смотрел в окно.
   - Я был здесь однажды в 1988 году. Банально выиграл счастливый билет в лотерее. Этот самый билет заставил меня поверить в удачу. Ведь именно в этом городе я встретил свою любовь. Ее звали Анна. Ангелину, наверное, просто потянуло на родину своей матери. А наш первый поцелуй состоялся под бой курантов того самого Биг-Бен, который ее дочь так хочет увидеть. - Он рассказывал, не поворачиваясь ко мне, словно произносил мысли в слух.
   Я чувствовала, что, если бы он продолжал эту историю, то я бы заплакала. Странная эта жизнь. Черно-белые полосы, крутые повороты. И чаще ты не знаешь, какую педаль нажать; тормоз, газ? Три секунды на то, что бы смерть забрала тебя. Прыжок с обрыва, острые камни. На последней секунде ты передумал. Жизнь, ты жить сейчас хочешь! Но уже поздно. Океан забрал тебя недвижимого. Но знаешь - ни когда не стоит сдаваться. Ведь единственно самое страшное в этой жизни то, что все можно пережить. Обрыв скалы, на самом деле не обрыв, не конец, ведь океан это и есть его продолжение.
   Вместе с мыслями пролетали мимо знаменитый Тауэрский мост, сверкающие неоновыми огнями небоскребы, машины, люди, одетые в основном в серые цвета, с зонтиками и мелкие дождевые капли.
   На первом этаже гостиницы находился шикарный ресторан. Я заказала себе небольшую порцию овощного салата и чай с двумя дольками лимона. Кислый фрукт помог справиться с моим чувством тошноты.
   Для меня сняли отдельный номер. Руст с дочкой находились в соседнем. За нашими дверями стояли по два цербера, - я так называю этих огромных телохранителей. После горячей ванны я постаралась немедленно уснуть, а снотворное мне уже не нужно было. Главное держать себя в руках, верней, свои крылья в себе, иначе меня занесут в полицейскую базу, как особо буйного гостиничного вандала (погромщика).
   Настойчивый стук в дверь.
   - Алина просыпайся. Уже утро.
   Укутавшись в одеяло, поплелась открывать дверь.
   - Раннее утро не может быть добрым... - Ну я же правду сказала!
   - Чем завтракать будешь? - Руст завалился в комнату, держа в одной руке пакет с надписью "BOSS", а в другой коробку розового цвета.
   - Глазунью, если можно. - Сонно произнесла я.
   - Конечно можно! Сергей. - В комнату зашел один из телохранителей. - Сходи-ка вниз и закажи девушке глазунью по-английски, а нам с дочуркой, пожалуй, две порции рыбного филе с овощным салатом.
   - И тегамиссу! - вбежала в комнату Ангелина.
   - Принцесса, кушать сладкое по утрам - вредно.
   - Тегамиссу! Те-га-ми-ссу! - Я заметила, что, когда девочка волновалась, то начинала картавить.
   Рустам тяжело вздохнул.
   - Сергей, и терамиссу. И забронируй столик.
   Сергей ушел. Ангелина запрыгнула в обуви на мою кровать и начала прыгать, подбрасывая к потолку свою любимую куклу, в одном флаконе - оружие массового поражения.
   - Пока вы спали, я решил прошвырнуться по местным магазинчикам.
   Он достал из розовой коробки пышное белое детское платье, украшенное разноцветными розочками. И переливающиеся всем спектром серебряные туфельки.
   Девочка тут же спрыгнула с кровати, попутно отшвырнув свою куклу назад, - прямо мне в лоб. Ни кто не заметил потери бойца, как говорится. Пока они мило стояли у зеркала, примеряя туфельки, я пыталась успокоить холодной рукой боль в своей лобной части черепа.
   Невинное создание уже в новых туфельках скакало вокруг лежащей на полу зловещей куклы.
   - А этот подарок тебе. - Он вручил большой пакет мне в руки.
   - Если не подойдет размер - обязательно обменяем.
   - Рустам Григорьевич не надо было... он опять оборвал меня на полуслове.
   - Подарки отвергать нельзя. Тем более он от чистого сердца.
   - На первой нашей встрече, на тебе были духи этой же фирмы. Я ведь держу сеть магазинов парфюмерии, - разбираюсь. Я и подумал, что прогадать не должен.
   - Спасибо Рустам Григорьевич.
   - Приводи себя и мысли в порядок. Через четыре часа тебя ждет триумф.
   - зазвонил его мобильник, и он вышел из комнаты.
   Я присела на краешек кровати и обратилась к Ангелине.
   - Детка, а чем твой папа еще занимается? - девочка не переставала прыгать
   - У папы много магазинов с духами. Он говорил, что мама тоже очень любила духи.
   - Она ножкой перевернула куклу лицом вверх.
   - А еще магазины со всякими украшениями у него есть. И еще он парадюсер двух певцов. Но мне они не нравятся. - Она взяла с комода платье и протянула мне.
   - Помоги.
   Я помогла ей переодеться и, взяв в руки куклу, Ангелина выбежала из моей комнаты. Судя по детским возгласам "Ки-и-йя!" из коридора, новой мишенью ребенка стали охранники.
   Я заглянула в глянцевый пакет с подарком. В нем находились короткая классическая кожаная куртка, черная рубашка унисекс, темно серые джинсы с золотым миниатюрно-изящным ремешком, туфли на платформе со средней длинны устойчивым каблуком, темные солнцезащитные очки и парфюмерная вода. Все это одной фирмы - "BOSS". Сказать - круто, значит ни чего не сказать. Руст очень тонко прочувствовал мой вкус в одежде, да и с размером ничуть не прогадал.
   Спустя полтора часа я была уже готова к ответственной миссии. После завтрака мы сели в машину и поехали.
   - Алина, ты только не волнуйся. Вспомни все уроки, которые извлекла из "Цицерона" и моих слов. Я верю, что все пройдет, как надо.
   - Я совершенно спокойна.
   - Ты будешь выступать перед представителями католической церкви. Сегодня проходит их проповедь в некогда бывшем здании гражданского суда. Я договорился о том, что бы тебе выделили 20 минут на речь у трибуны. Они даже не поинтересовались, что ты будешь говорить. Видимо были просто рады, подумав, что к ним присоединится очередной проповедник. Нам же лучше без лишних вопросов. Мы будем внимательно следить за их реакцией и потом решим, что делаем правильно, а что надобно и изменить.
   - Да, я все поняла. - В руках сжимала папку "Антидогматы. Или философия бунтарского характера". И пыталась мысленно сосредоточиться на своей речи.
   Доехав до места, мы вышли из машины, и моим глазам предстало старинное готическое здание, по-видимому, простоявшее здесь еще со времен средневековья. Мы с Рустом и двумя охранниками зашли в здания. Внутри было сыро и мрачно. На высоких стенах горело всего два факела.
   - Секунду. - Поежившись от холода, я вернулась к машине, в которой лежала куртка.
   Когда я вернулась, мы направились вверх по извилистой лестнице, потом по одному из многочисленных коридоров. На втором этаже слышался громкий голос мужчины. По мере того, как мы приблежались, голос становился все громче.
   - Проповедь уже началась. - посмотрев на меня, сказал Руст.
   Мы зашли в больших размеров зал, не отвлекая ни чье внимание. Обстановка здесь была куда уютней. На потолке висела железная люстра со свечами, правда, уже изрядно поеденная коррозией. На полу лежали длинные ковровые дорожки. По бокам трибуны стояли высокие подсвечники. А от стены до стены на длинных лавках сидело достаточно большое количество публики.
   К нам сразу же подошел человек в длинной рясе.
   - Вы как раз вовремя. После падре Клиама ваш выход. Присаживайтесь пока сюда.
   Он усадил нас на свободные места.
   Я начала немного волноваться. Я ведь никогда не сталкивалась с такими людьми. Я совершенно не знаю, чего от них ожидать. Падре кончил свою проповедь. И человек в рясе, стоящий в углу поманил меня жестом к трибуне.
   - Удачи. - сказал тихо Рустам.
   Волнение почему-то сразу исчезло. Я уверено встала за трибуну. Оратор так оратор.
   Публика удивленно смотрела на меня во время приветствия. Не удивительно - еще совсем юная девушка проповедник... Их можно понять. Я приступила не посредственно к своей речи. Внимание аудитории я сразу же приковала особой завораживающей, интонацией. Это что то наподобие гипноза, - данный прием нужен, если ты не уверен, что люди дослушают тебя, но тебе нужно довести мысль до своего логического завершения. Примерно пятнадцать минут все шло нормально. Я почти подходила к концу.
   - Святоши в длинных до пола рясах - вы ль ближе к Богу. А каково Ему видеть, как вы стесняетесь того, каким он вас создал!? - на этой фразе будто моим голосом стал управлять кто-то невидимый.
   - Я внутри вас, храм мой в вашем сердце. Подними камень стен. Растопи дерево алтарей и увидишь Меня истинно. Убей черноту в душе своей. Стань светом! - Я оперлась о бока трибуны и тихо сказала этому невидимому
   - Замолчи.
   Я отвлеклась и публика пришла в себя. С зала стали выкрикивать
   - Еретичка! - указывал на меня мужчина с озлобленным лицом.
   - Она Миссия! - гул спорящих голосов постепенно нарастал в крики. Между прихожанами началась не шуточная перепалка. Один из охранников Руста схватил меня за руку, и все мы поспешили уйти от туда. Выходя за порог зала, я обернулась. Среди хаоса бурно спорящих людей я увидала совершенно покойно стоящего человека в капюшоне, из-за которого не видно было его лица.
  

Глава 17

"Сладость с горечью"

  
   Бред, смешанный с моими воспоминаниями согревал меня, а алкоголь разбавлял печаль. Снова и снова, вечер за вечером, всё повторялось. Я напивалась до тех пор, пока меня не выводили из паба, я продолжала пить дома, но всё это только отсрочивало приступы боли, а не избавляло меня от них. Галлюцинации были моими собутыльниками и не покидали меня теперь никогда.
   Моё состояние становилось клиническим и грозило обернуться комой.
   И вот в очередной вечер боли и тоски, я увидел её. ... Прекрасное создание, подошло ко мне, и мой бред принял вполне реальную форму моего Ангела, которого я так подло предал. Сердце ёкнуло и спряталось глубоко в груди.
   Голубоглазое создание присело напротив меня, интересно чего она хочет?
   - Пьёшь?
   - В домино играю! - Я не собирался сюсюкаться со своими фантазиями, дабы они совсем не обнаглели. Если бы я только знал, что всё вполне реально, но я не мог поверить в то что Рафаил здесь рядом со мной в пабе Лондона, а значит, не мог поверить и в реальность происходящего.
   На душе стало вдвойне гадко. Все мои страхи и переживания вылезли из подсознания. Передо мной сидел человек, лицо которого стало постоянно меняться. Я видел в нём то Рихарта, то Алину. Совершенно растерявшись, я не знал, как обращаться к своему бреду.
   Допив, я заказал себе ещё пива и дабы не быть совсем сволочью, своей галлюцинации тоже. Она почему-то не отказалась от пива и залпом выпила пол пинты.
   - Бросай пить, тебя это доконает.
   - Какие глюки то борзые пошли! Тебе так не кажется? - Ехидно прищурился я.
   - Нет. - ответ был совершенно спокойный.
   - Черти смойтесь с глаз, не хватало вас. Эй, ты у стены, щас как залеплю ... - Пропел я пришедшие на ум строки из песни.
   - Что за бред? Посмотри на себя, ты уже стал на пьяную доярку похожа. Ой! - я сильно пнул её под столом. - Идиотка! Держи себя в руках! - я перегнулся через стол, схватил её за горло. - Да не меня, дура! СЕБЯ!!! - отпустив её шею, я вернулся на место и стал медленно потягивать пиво. - Никогда бы не подумала что ты так рада меня видеть, хорошо хоть по морде не съездила.
   - Кстати, хорошая идея!
   Не долго думая я со всей дури замахнулся кулаком прямо ей в челюсть, но промахнулся и упал на пол.
   - Охренела?! - Галлюцинация отряхнула белый пиджачок и негодующе глянула на меня.
   - В Абаддон или Эдем, сам выбирай, мне всё равно, куда тебя отправить. Я убийца, это моя суть и не собираюсь ничего менять, а тем более ради тебя. Ты Божий ублюдок и мне не место рядом с тобой. Ты был камнем на моей шее, который тянул меня вниз. - Даже если передо мной и сидела Алина, в чём я искренне сомневался, то обращался я к Рафаилу заключенному в ней.
   - Похоже, разговор не состоится! Пусть с тобой охрана разбирается!
   Она ушла. А я даже не заметила этого, так как рядом остался сидеть Рихарт и его лицо уже не менялось.
   - От одного глюка мы избавились, интересно этого тоже душить придется или как? - Но, произнеся эти слова, я не увидела рядом с собой никого. - Правильно, валите все! Кому вы вообще нужны!? Кому я нужна ...
   Заботливые официанты вызвали мне такси и отправили домой.
   Я включила диск Within Temptation, и приятный женский голос запел лирическую песнь Bittersweet... в моей голове так и вертелись слова ...
  

If I had told you,

You would have listened,

You had stayed,

You would be here forever

Never went away.

It would never have been the same

All our time,

Would have been in vain,

Cause you had to go ...

  
   Песня всё ещё лилась из динамиков, когда я вспоминала, как мы с Рихартом писали свою собственную песню. Снова человеческая половина во мне плакала. Как тогда, когда мне пришлось убить своего друга Каила. В те времена я тоже был человеком, как же давно это было, но моя память хранила всё ...
  
   Шёл 1485 год, кровопролитная война между двумя королевствами, Валахами и Згарами, была в самом разгаре. Волны воинов накатывали друг на друга. Трупы заполняли долину. Ужасные крики, стоны раненых и боевые призывы были слышны со всех сторон. Долина перед замком была заполнена людьми. Некогда процветающее королевство теперь почти проиграло войну.
   Но эта война была лишь прикрытием настоящих мотивов. Настоящий же мотив был один - МЕСТЬ! Месть за Габриель.
   - Сдавайтесь и вам ничего не будет. - Люди молчали. - Сдавайтесь или будете убиты.
   Воин в кольчуге подошёл ко мне, склонил колено и положил меч на землю. Его примеру последовали остальные. Вскоре гора железа возвышалась у копыт Фергаса.
   - Убить всех! Пленных не берём. - Развернув коня, он поскакал проч.
   Згары были побеждены.
   Галопом всадники мчались к замку, уныло стоявшему на краю обрыва. Небо, которое было свидетелем этой битвы, отражало всё в кроваво красном закате. Ветра не было, теплый летний вечер, но не пели птицы.
   Въехав в замок, Риммон приказал всадникам собрать жителей на площади, там же собрали всех пленных военачальников, советников и короля.
   Каил, один из военачальников и мой лучший друг.
   - Отсюда прекрасный вид. - Констатировал факт Каил стоя у окна. Мы находились в тронном зале.
   - Что? ... А, да! - Я был задумчив сильнее, чем обычно.
   Каил переживал что же будет теперь ... теперь, когда Риммон добился своего. Згары побеждены, Илей захвачен. Не сорвётся ли он? Зная друга Каил легко мог предположить, что он посадит на кол всех жителей и сожжёт замок дотла. Если так и будет, даже он не сможет остановить друга.
   Я подошёл сзади мягко, как кошка, а может просто за раздумьями, Каил этого не заметил. Рука легла ему на плечо, она была холодна. Лика мой был бледен, а голос печален и пуст.
   - Я спрошу тебя об одном, а потом можешь уходить или остаться. - Каил заглянул в глаза друга, но увидел лишь пустоту.
   "Нет, не может быть. Только не это." - Кричал внутренний голос Каила. Все его догадки и опасения начали сбываться.
   - Будешь ли ты со мной до конца несмотря ни на что? ... Один ответ и ты свободен, я не держу тебя. Другого я бы убил, но не тебя. Ты дорог мне, даже если не поймёшь моих поступков.
   - ... Да! Я буду с тобой до конца. Возможно, позже я пожалею об этом, но это будет позже. Ты мой друг, моя семья. Мы многое пережили вместе, и надеюсь, ещё столько же переживём ...
   - Вместе ...
   - До конца! ...
   Ещё раз, взглянув на Риммона, Каил понял, что друг, кажется, начал приходить в себя. Взгляд приобрёл осмысленное выражение, а на щеках появился румянец. Он больше не был похож на мертвеца.
   - Хочешь вина? - Каил подошёл к столу и налил вино в кубки.
   - Да. А потом пойдём на площадь. И помни, что бы там не происходило, если ты попытаешься мне помешать, я убью тебя.
   Одного взгляда на меня было достаточно, чтобы понять, я не шутит. Но это Каил и так знал.
   На площади стояла тишина, не смотря на большое количество собравшихся людей. Недоумевающий народ смотрел на костёр, который готовили посреди площади. При появлении человека в чёрно-серебряных одеждах шёпот прошёл волной по толпе. Это был я. В чёрной с одной и серебряной с другой стороны накидке; серебряной, с воланами, рубахе; чёрных брюках и сделанном искусным мастером чёрном жилете. Длинные чёрные волосы развевались на ветру.
   Привели Фергаса. Кто-то шепнул "смерть, косы только не хватает", другой "демон", а кто-то, что "он дьявол в плоти и конь его дьявольское отродье". Улыбка заиграла на моём лице.
   Выехав на середину площади и остановившись возле готового костра, так чтобы всем было видно и слышно, я заговорил, а люди удивились красивому бархатному голосу, шёпот об этом прошёл по толпе.
   - Люди! Вас собрали здесь, чтобы сообщить, что ваш король проиграл войну, и был свергнут. Валахи одержали победу. Теперь я буду вашим королём и правителем.
   Навстречу мне вышел старец. Седой старик с длинной бородой и палочкой в правой руке.
   - А как вас звать-то?
   Стража мгновенно двинулась с места, но движением руки я приказал стоять.
   - Риммон. - Я слез с коня и теперь стоял напротив старика.
   - Король Риммон?
   - Нет, зовите меня Лорд Риммон.
   - Лорд Риммон, скажите, а для чего этот костёр? Люди беспокоятся, они в панике. А если солдаты начнут грабить их? - Старец смотрел на меня мутными, когда-то голубее океана, глазами не ведающими страха. Раньше он воевал за своего короля, а теперь стоял в лохмотьях перед новым королём. Он не о чём не жалел, он лишь молил, чтобы новый король не оказался подлее и развратнее прежнего.
   Взглянув мне в глаза, старик понял многое, нет, он не испугался и не отшатнулся, он всё понял. Мысли роем проносились в старческой голове.
   - Костёр для Илея.
   - Где-то я тебя видел! - Старец провёл рукой по седой бороде, в задумчивости.
   - ...
   - Точно! - И обращаясь к собравшимся. - Помните девушку, которую много лет назад объявили ведьмой и сожгли на глазах у её любимого? ... Так вот, этот человек и был тем парнем.
   К Риммону подбежал Тар, ещё один военачальник.
   - Позволь мне заткнуть болтуна? - Он склонил голову в знак почтения, а рука его легла на меч.
   - Нет! Он говорит правду ...
   Люди молча смотрели на меня, но что они могли сказать.
   - На костёр Илея! - Голос Риммона стал злым. Каила передёрнуло от стальных ноток в прекрасном голосе друга.
   Привязав бывшего короля к столбу костра, воины отошли, а я взял в руки факел. От огня казалось, что в моих глазах пляшут бесенята, а может, так оно и было на самом деле. Запалив костёр с четырёх сторон, я молча отошёл в сторону. Языки пламени весело заплясали по древу и смоле, огонь "облизывался" в предвкушении пира.
   Взглянув на меня, старец не увидел ни одной эмоции на лице. Лишь мраморное спокойствие и отрешённый взгляд. Меня словно и не было здесь.
   То чего так долго ждал и представлял не раз себе я, сбылось и стало реальностью. "За тебя Габриель, любовь моя". Моя миссия выполнена. Конец представления и кукловод убирает куклу в ящик.
   - Будь ты проклят! - Прокричал Илей и потерял сознание.
   - Я и так проклят! - Лукавая улыбка вновь появилась на лице, но в глазах моих догорали последние чувства. Языки пламани оставили лишь кости, которых скоро не станет, как и жизни в моих глазах. Только ради этого момента я существовал, только одно желание двигало мной. Теперь же я добился своего и её прах может почить с миром.
   Развернувшись, чтобы уйти я услышал окрик.
   - Лорд, а как же люди?
   - Идите по домам, завтра я всё скажу. И не бойтесь солдат, они вас не тронут, а тех, кто ослушается, я убью лично. - Развернувшись я поскакал прочь из замка.
   Какое-то время я бесцельно нёсся вперёд. Что я пытался обогнать? Себя, свои чувства, свою боль или смерть? Ответа не было, лишь догорающие угольки любви и мести, остывающие. Я развернул коня и понёсся обратно, мне нужно было поговорить со старцем. Он знал, помнил меня.
   Люди стали расходиться, поплёлся и старик, но я успел остановил его спешиваясь на ходу.
   - Старик, подожди. Я хочу поговорить с тобой. Пойдём в тронный зал, там, у камина и поговорим. - Моя рука легла на хрупкое плечо старца, предостерегающе.
   - Пойдём, коль желаешь.
   - Каил, пойдёшь с нами? - Я повернулся к другу.
   - Да, пошли. - Кивнул он.
   - Вы идите, а я вас догоню. Прикажите слугам принести вино и еду. - Развернувшись, я зашагал прочь.
   Отдав распоряжение слугам, Каил и старец удобно расположились у огня.
   - Давно ли ты знаешь Лорда Риммона? - Старец протянул руки к огню.
   - Да, с пяти лет.
   - Вы друзья! Верно? Он позвал тебя как друга, а не иначе. Такие люди обычно доверяют только себе, за редкими исключениям. - Старец улыбнулся.
   - Ты прав. - горестно вздохнул он, смотря на плясавшие языки огня.
   Принесли вино, дичь и хлеб. Каил налил вино себе и старику.
   - А Лорд, разве мы не станем ждать его?
   - Нет, угощайся. - И он подвинул мясо ближе к старцу.
   Каин подошёл к страже, чтобы отдать распоряжения, когда двери распахнулись и в комнату ворвался Тар.
   - Риммон?! - Но не найдя меня он обратился к Каилу, зная что моя воля его воля.
   - Да, ты что-то хотел? - Каил приподнял бровь в изумлении.
   - Наши люди сделали десять колов. Где их установить? - Серьёзно спросил он.
   - Установите их перед рвом, по обе стороны от моста.
   - Почему там? - На секунду он опешил
   - Чтобы народ видел и те, кто решит взбунтоваться тоже. - Понимающе кивнув Тар исчез за дверями.
   Выйдя за ворота замка, я направился к лагерю, который был разбит для битвы с Илеем. Там в палатке меня ждал огромный чёрный дог. При виде хозяина пёс завилял хвостом и поставил обе лапы на мою грудь.
   - Лорд, мальчик, соскучился!?
   Радостный лай был мне ответом, после чего Лорд лизнул меня в щёку.
   Обменявшись парой фраз с солдатами, я направился обратно в замок. Пёс шёл рядом.
   Сначала в тронный зал вошёл Лорд, а следом за ним и его хозяин. На лице старика отразился страх и я не мог этого не заметить.
   - Не бойся, он не тронет тебя. Ты мой гость и он это знает не хуже меня.
   Собака рванула к Каилу и принялась облизывать ему руки и лицо.
   - Лорд, Лорд, хватит. - Каил как мог уворачивался от морды пса, но выходило у него не очень. В конечном итоге собака оказалась на Каиле и радостно облизала ему лицо. - Пойдем, погуляем.
   И они скрылись за массивными дверями. Налив себе вина я присел у камина и молча стал смотреть на огонь. Голос старика донёсся словно издали.
   - Зачем ты позвал меня сюда?
   - А почему эти трусы вперёд послали тебя старого больного человека? - Вопросом на вопрос ответил я. - Позвал я тебя, чтобы узнать, какой была жизнь при Илеи?
   - Не только за этим ты меня позвал! - Не отрывая взгляд от моего лица произнёс он.
   - Да, не только за этим. - Не стал лукавить я. - Там на площади ты заглянул мне в глаза ... и не испугался. Почему?
   - Не увидел там ничего страшного. Лишь боль, страх и отчаяние. Под маской грубости, жестокости и злобы скрываешь ты пылкое и любящее сердце.
   - И всё это увидел ты в моих глазах?
   - Нет, по твоим поступкам. Твой военачальник твой лучший друг, твоя любовь к собаке говорит о том, что ты способен на чувства. Но одно я скажу тебе точно. ... Твой друг умрёт от твоей руки.
   - Значит, так тому и быть! - Грустно согласился я.
   Вернулся Еаил и я попросил проводить старика домой.
   Я остался один, наедине со своими мыслями. Мне было о чем подумать. Свершилось то, чего я так долго желал, но уговор есть уговор и теперь я должен выполнить свою часть, но чуть позже.
   С утра пришел Тар и сообщил, что люди ждут и всё готово. Выглянув в окно, я вновь увидел толпу, она не была так труслива и спокойна, как вчера.
   - Зрелищ, зрелищ! - кричала толпа.
   И тут ненависть, которая, казалось, до сих пор спала, проснулась. Пнув рядом стоявший табурет, я обратился к Тару.
   - Подойди.
   - Зачем? - Тар сразу заметил перемены.
   - Подойди! - грубым приказным голосом настаивал я, и Тару ничего не оставалось, как подойти.
   Он прекрасно знал мой нрав, как знал и то, что когда я прибывал в таком состоянии, мне лучше не попадаться на глаза.
   - Что ты видишь? - Я все ещё смотрел на сборище людей. Ненавистью, отвращением и болью был полон мой взгляд. - Этим людям всё равно на чью смерть смотреть. Для них это всего лишь развлечение. - Слезы выступили на моих глазах, и Тар всё понял.
   Когда-то эти люди так же стояли и смотрели, смеясь, на смерть Габриель. Я ненавидел этот народ и этих людей. Рука моя легла на плечо Тара.
   - Мы скоро простимся ... навсегда. - Проговорил я одними губами, но Тар услышал. - Спасибо за всё. А самое главное за поддержку и понимание. Теперь пора идти. - Смахнув слезу, я вновб натянул маску спокойствия и безразличия.
   Тар ушел и уже не видел, как я собрал солдат и военачальников, всех, кроме Каила и Тара.
   - Солдаты! Я хочу сказать что, чтобы не случилось сегодня, за вашу преданность мне я щедро расплачусь с вами. Выполняйте только мои приказы, приказы Каила и Тара силы больше не имеют.
   - Лорд Риммон, мы преданны вам не смотря ни на что.
   - Отлично. Если случится так, что Каил и Тар взбунтуются, без моего приказа схватить их и заточить в темницу. Не убивать, а только обезвредить. И будьте готовы уехать сегодня.
   Развернувшись, я пошел в тронный зал за мечом. Дополнительно прикрепив нож к голени, и прикрыв его штаниной, приказал слуге увести Лорда в лагерь.
   "Сегодня этот народ кровью смоет невежество и лицемерие, в котором он погряз. Огонь все очистит!" - С такими мыслями я вышел к толпе.
   - Коня! - и ему тут же привели Фергаса. Взобравшись на него, я приказал поднять мост. Каил непонимающе посмотрел на меня, а когда встретился глазами и все понял, было уже поздно. Появившиеся на башнях замка лучники, обстреливали людей горящими стрелами. Конные всадники топтали и протыкали людей мечами.
   - Нет! Не делай этого. - Каил схватился за меч, но солдаты тут же схватили его и пришежшего ему на помощь Тара.
   Через несколько минут все было кончено. Площадь была усеяна трупами "мирных" жителей.
   - А теперь дома! Убивать всех и сжигать дотла. - Я взял факел и пришпорив коня, понесся вперед.
   Мы стояли на холме и смотрели, как горела деревня, а орудия громили замок. Позади послышался шум. Каил выхватил меч у одного из державших его солдат. Секунда и оба они лежали мертвые. Движением руки я остановил уже спешивших к нам воинов.
   - Зачем? Зачем ты сделал это?
   - Они убили мою любовь, они убили меня.
   - Но ты ведь изменился с тех пор?
   - Да. Все это время я убивал часть себя.
   Незаметные для других, но разительные перемены произошли с Риммоном. Он больше не был добрым, нежным, любящим и отзывчивым, он был злым, безжалостным, расчетливым и грубым. Фергас тоже преобразился. В его глазах вспыхнули дьявольские огоньки.
   Меч появился в моих руках, и Каилу ничего не оставалось, как атаковать. Он должен был меня остановить. С непринужденной лёгкостью я парировал удары, выжидая момента. И вот Каил предоставил мне такую возможность. Делая выпад снизу, он открылся, и я мгновенно нанёс удар. Меч вошел точно в сердце. Тело с глухим ударом упало на землю. "Твой друг умрёт от твоей руки". Слова старика разнеслись, словно он только что их произнёс. "Значит, так тому и быть!" Вспомнил я свой ответ и улыбнулся. Вскочив на коня, я понёсся прочь, нисколько не сожалея о случившемся. Долго еще потом ходили легенды о Лорде Риммоне. Ими пугали детей, их рассказывали, как напоминания.
   "Жил когда-то Лорд Риммон. Он был "зверем" и убийцей. Поговаривали, что он заключил сделку с Дьяволом, и тот сделал его сильным и неуязвимым, в обмен на душу. Ради забавы он выжигал деревни, сажал на кол и сжигал на костре. Делал он это с улыбкой на лице и детской радостью. Как-то он приказал наполнить яму кровью и купался в ней. Но однажды его выследили, заманили в ловушку и убили. Руководил всем Тар. А перед смертью он сказал: "Я, ни есть я". Его похоронили в склепе, но через неделю не обнаружили там".
  
   Вновь я переживал события тех лет. Если бы сейчас всё происходило вновь, я поступил точно так же как и тогда. Единственно, наверное, я сохранила бы жизнь Каилу.
   Люди вокруг меня вымирали как динозавры, а я ничего не мог, да и не хотел, с этим поделать.
   В общей сложности я потерял четырёх человек и собаку. Алина, Габриель, Рихарт, Каил и чёрный дог Лорд.
   Сладость мести, я даже ощутил её привкус во рту, и горькая отрава потерь ... мои неизменные спутники в жизни.
  

Глава 18

"Покаяние грешника любви"

  
  
   Мы выбежали из зала и устремились к выходу. Я быстрым шагом шла впереди по извилистым полутемным коридорам.
   - Когда, наконец, будет лестница, Рустам?... Рустам? - за моей спиной не было ни Руста, ни охранников.
   Куда они делись!? - я огляделась вокруг и поняла, что заблудилась в лабиринте коридоров. Стоя на разветвлении, я начала отчаянно звать на помощь.
   - Кто ни будь! Я здесь! - немногочисленные факелы, освещающие коридоры, мигом в раз потухли. Я попятилась назад и, сделав два шага, наткнулась на что-то, совсем не похожее на стену. Факелы вспыхнули. От страха сперло дыхание. Я обернулась. Прямо передо мной стояло под потолок высотой чудовище, с острыми, как бритвы зубами, кровавыми змеиными глазами, держащее в руке трехклинковый меч.
   - Здравствуй! - чудовище зловеще улыбнулось. Мое сердце грохнулось в пятки, а тело оцепенело.
   - Людишки! Вечно лезут куда не просят! - из темных углов повыползало еще трое подобных первому уродцев, только более меньших размеров.
   - Кончай с ней, Кир! - обратились они к главному. Их последние слова привели меня в чувства. Нужно что-то делать! Жить-то хочется! Я рванулась с места своего ступора. Но не тут-то было. Один из мелких "красавчиков" схватил меня за ногу и, уже в лежачем состоянии, приволок на место. Он обмотал меня цепью и ударил своей когтистой трех палой лапой по лицу, оставив глубокие царапины.
   - По легче! С девушками так не обращаются. - подключился Кир.
   - Режь ее скорей! Нас замучила жажда!
   Их главнюк закатил глаза.
   - Демонята! Вас еще учить и учить. Ну хорошо, смотрите, как это делает мастер. - На его последнем слове, сквозь звенья цепи стали выходить мои крылья. Расправившись, они откинули по углам трех демонят.
   Кир явно не был удивлен такому перевоплощению.
   - Ангелок, а где же твое оружие? Что, папочка забрал нехорошую игрушку?
   - Режь! Режь! - припрыгивая, кричали недоростки. Не теряя больше ни секунды, он занес трезубец над моей головой. Я попыталась взлететь, но управлять крылами получалось слабо. Сейчас меня разрубят на три части. Это конец.
   Выстрел... Выстрел!? Пуля врезалась в один из клинков меча, когда тот уже был, наверно, в сантиметре от моей макушки. Трезубец выскочил из рук Кира.
   - Не ожидали, ублюдки?- На место моей несостоявшейся казни вышел Антон. И почему я не удивляюсь?
   - Смотрите ка - у нас гости! Демон поднял меч, крепко зажав в руках, встал в боевую позу. Антон начал стрелять, но Кир с нереальной скоростью отбивал пули своим оружием. В одном из пистолетов, кончились патроны. Антон резко вложил в кобуры оба и решил биться в рукопашку.
   - Вот чокнутый! - подумала я. Ан нет. Его удары оказались куда эффективнее. Противник опешил от неожиданности. Первый удар с ноги пришелся прямо по челюсти Кира. Потом по груди, и еще раз, но уже с волчка. От ударов тот отпрянул шага на три, и быстро вправил свободной рукой свою челюсть. Из его пасти вывалилась пригоршня зубов. Такая потеря, видимо, очень разозлила владельца, и он стал разъяренно, а значит слепо, размахивать мечем, от которого противник с легкостью уклонялся. На подмогу старшему поспешили трое демонят. Они одновременно вонзили в Антона свои небольшие трезубцы. Один в живот, остальные два в спину. Будто не почувствовав боли, он схватил руку Кира, держащую меч, затем кулак устремившийся к его лицу. Удерживая руки демона, Антон стоял еще секунду. Тут, резко упав на пол, вынул пистолет и выстрелил прямо в глаз Киру. Он так и испарился кроваво-черной пылью стоя в позе с занесенным вверх трезубцем.
   - Сваливаем! - его подельники тут же скрылись, подпрыгнув к факелам и растворившись в их пламени.
   Антон поднялся и, покачнувшись, рухнул на пол. Он посмотрел на меня мутными глазами. Еле встал на ноги и, сделав два шага, снова упал.
   - Все будет хорошо... - прохрипел он. Мой спаситель лежал в луже крови. А я стояла на коленях и не могла разорвать цепь. Мое отчаянье переросло в злобу на саму себя от того, что я ни чего не могу сделать. Это чувство молнией пронеслось по мышцам и венам, дав мне силу разорвать звенья. Я кинулась к нему.
   - Только не закрывай глаза.- Кровь лилась из ран, я взяла его руку. Закрыла глаза и почувствовала жгучее ледяное прикосновение своего феникса.
   - Прошу... Помоги ему.
   Моя смерть укрыла нас под купол своих крыл. Она пела нам колыбель. Меня заполняла безмятежность. Я сама сделала взмах своими крыльями, и они плавно вошли обратно внутрь. Царапины на моем лице исчезли. Я чувствовала, как уходит и его боль.
   - Алина! - я открыла глаза. Ни Антона, ни феникса будто и не было.
   - Алина, как ты здесь очутилась? Ты шла позади нас, а потом просто испарилась! - Руст смотрел на меня испуганными глазами. Молчанье...
   - Я отстала и заблудилась.
   - А что с твоей одеждой?!
   - Я упала.
   - Как же ты меня перепугала! Поехали скорей от сюда. Сегодня был тяжелый день, нам всем нужно отдохнуть.
   В эту ночь я не могла сомкнуть глаз. Не знаю, сколько времени я простояла, глядя в окно и думая о Тоше и о том, что сегодня произошло.
   - Надо прогуляться. Надев кожаный плащ, я вышла из номера.
   - Я скоро приду. - отчиталась я охраннику. Он сдвинулся с мертвой точки.
   - Но Рустам Григорьевич сказал...
   - Я пойду одна! - ответила тоном, не терпящим возражений.
   - Как скажете. Только, пожалуйста, возвращайтесь скорее. Иначе...
   - Не беспокойтесь. Из-за меня вы не лишитесь работы. Я буду бдительна и осторожна. Обещаю. - Хотя, за что теперь я вообще могла поручиться? Уж точно не за свою жизнь.
   Выйдя из отеля, я вспомнила о том, что где-то в Лондоне должна находиться Вика. Я поймала такси и назвала адрес, по которому находился тот самый паб, в котором, по словам Антона, она проводила вечера. Вдруг Вика и сегодня там. Я решила разобраться хотя бы с одной своей проблемой - спросить, что между нами происходит, и, наконец, разрешить всю эту неразбериху. Я не ошибалась. Подруга находилась именно в том пабе. Правда, в нетрезвом состоянии.
   - Я пришла поговорить. - она посмотрела на меня так, будто перед ней стоял призрак.
   Она предложила мне пива. Я не отказалась.
   Вика несла полный бред. Отмахивалась, произнося, что-то о глюках.
   - Допилась до чертиков! - на слова она плохо реагировала. Затем она начала применять рукоприкладство. Посюсюкивание моей шеи куда ни шло. Но когда ее кулак пронесся мимо моего носа - это уже полный атас!
   - Да пошла ты!- о чем мне с ней можно вообще сейчас разговаривать?
   - Шла бы до ближайшего дурдома, пока не поздно! - кинула я, выходя из паба.
   Ну вот и поговорили! Чем дальше, тем все веселее и веселее! В памяти всплыл момент, когда девочки из общежития, в котором я жила, успокаивали друг друга - "Солнышко, а чего ты плачешь?", - "У меня все очень плохо в жизни!", - "Ну ни чего страшного, - у меня все гораздо хуже!". Как говориться, если тебе плохо, вспомни о том, что все может быть и хуже. Как ни странно, эти пессимистичные мысли немного успокоили меня.
   На улице меня встретил чуть прохладный ветерок. Я тихим шагом побрела по улочкам Лондона. В голове стали возникать вопросы за вопросом, но не на один из них у меня не было ответа. Только гипотезы, только догадки. Почему вся жизнь пошла под откос? Почему умер Денис? Кто на самом деле Антон? Почему Вика сходит с ума? Кто такой шестикрылый Рафаил? Плод моих фантазий? А может, я сама сошла с ума, и боюсь в этом признаться? Когда это все началось? Когда я родилась? А может раньше? Да кто же я, наконец?
   Я оказалась в каком-то пустынном парке. Уселась под развесистую иву, хотя спрятаться под ее плакучие ветки.
   - Почему я. Когда всему этому придет конец.
   - Любой конец - это новое начало.
   - Антон! - он появился! Живой и невредимый. Я чуть не задушила его в объятьях. Ни когда, наверно, я не была так счастлива, как сейчас.
   - Я люблю тебя. - он посмотрел мне в глаза. Нежно, но крепко обнял меня.
   Я сосуд для Любви, Антоний щит ее. Его объятья, как колыбель, убаюкивают мою Любовь.
   "- У меня есть любовь.
   Значит, я не умру.
   Но он на войне, а я спасти не могу.
   - Она на коленях с мольбами. Мой чистый ангел.
   Я ради нее буду жить. И сквозь хаос вражеских пуль я вернусь к ней. Клянусь.
   - Он в крови из ран своих умоется словно росой.
   Лишь бы вернулся. Лишь бы он жил!
   - Дай мне сил, Господи, не сдаться. Теряя друзей и ноги свои. Я кровью захлебываясь имя ее шепчу. Это спасает меня.
   Дай сил, доползти до нее!
   - Наш ребенок во чреве моем, плод любви.
   Он тоже молит Тебя! Дай нам сил!
   И они одновременно, находясь вдалеке друг от друга, произнесли тогда
   - Ты жизнь моя Лучия!
   - Ты жизнь моя Александр!"
   Я помню молитву этих двух людей со времен Второй Мировой воны. В те времена я не слышал почти ни чего вокруг, кроме мучительно бьющихся влюбленных сердец, которые разлучила война. Но мое человеческое сердце не осмеливалось впускать в себя новую любовь. Я не могла сказать ему в ответ "Я тоже люблю тебя". Сердце стучало "боюсь, боюсь". Он прижал мои руки к своей груди.
   - Не бойся. Я никогда не сделаю тебе больно. - Антон прочел мои мысли. Я хотела признаться ему, но вместо этого опять сказала не то.
   - Извини за тот стул...
   - Не извиняйся. Я тогда притворялся, что мне больно.
   - Зачем?
   - Не хотел еще больше испугать тебя. Я должен тебе кое что рассказать...
   От куда не возьмись, появился Гриша.
   - Антон ты уже здесь? Мы же договаривались вместе. Мухлюешь! Ладно, потом расскажешь. - судя по лицу Тоши, он совсем не ожидал увидеть здесь друга.
   - Да, мы хотели тебе кое, что рассказать. - Он вальяжно оперся локтем на плечо друга.
   - Я начну. - Антон отвел плечо из под его локтя.
   - Прошу... Гриша отошел на шаг.
   - У тебя были видения. Это не просто видения, а воспоминания о твоем прошлом. То, что было на самом деле. Ты помнишь о тех ангелах, кои при великом разломе отступили от войны Люцифера и Бога. Они были с позором изгнаны на землю. Эти самые отступники позже создали тайный орден. Молчаливые стражники. Мы одни из них.
   - кошмар продолжается! Я чувствовала, что мозг вот вот взорвется.
   - Ты Херувим. Создание Бога. И ты должна быть на своем месте! - Антон гневно произнес последнюю фразу. Он не смотрел мне в глаза.
   - Ты добро и должна быть только рядом с добром. И ты не должна встречаться с Викой! Никогда!
   - Просто понимаешь, она - Демон. Вы из разного теста. - Вставил Григорий.
   Антон приблизился ко мне и сказал чуть слышно
   - Мне нельзя быть с тобой. Пойми... - Я со всей силы оттолкнула его от себя.
   - Ненавижу... - трясясь от ярости, сжав зубы, прошипела я.
   Крылья вырвались и расправились. Мышцы моих рук стали набухать на глазах. Тело будто растягивали за ноги. Я выросла, кажется, на пол метра от земли. Кожу лица щипало, как от зеленки. Парни узрели пред собой полу Алину, полу Рафаила. Уродливое создание раздвинуло свою грудь и вытащило от туда Кровавую Любовь.
   Не на вижу...
   - Ты нарушил клятву. - Сказал мне голос Херувима.
   - Ты нарушил! - кричала я. Одна рука держала клинок меча, разрезая ладонь, вторая тянула его к груди.
   - Уходите! - чудовище вложило оружие обратно в отверстую грудь. Двое парней растворились в воздухе.
   - Уходи! Ты делаешь мне больно! - адская боль мучила все мое существо. Рафаил шепотом произносил
   - Я есть ты. Я...
   - Мне не страшно!
   - Не страшно...
   Чувствовала, словно тысячи кинжалов пронзили тело. Словно оно плавилось в бурлящей магме. Я вновь почувствовала свое тело. Все закончилось. Я лежала на аллее без единой царапины. Будто и не было превращения. Только лишь душа в рубцах и соленых слезах корчилась и извивалась от боли внутри меня.
   - Страшно... - я сказала то же слово, только произнеся обратное.
  

Глава 19

"Сущность всего"

  
   Куда ведут эти дороги и куда они могут нас привести? Почему все, так как оно есть? Своими действиями я лишь причиняю боль тем, которых люблю. У меня было всё, но я не смогл этого удержать. Теперь я стою один на распутье, и лишь ветер шепчет что-то в ночи. Я хотел быть свободным, что ж поздравляю, я добился этого. Теперь я абсолютно свободен. ... Обо мне некому скорбеть, никто не заплачет, если что-то случиться, и никто не вспомнит о моём существовании.
   Дождь смоет мои слёзы и никогда о них не узнают те, кто мне дорог. Я не позволю себе снова появиться в их жизни и всё испортить. Всё что я делал, я делал не правильно, и теперь пришло время, уходить. Я разрушил все мосты за собой и дороги назад уже нет. Впереди лишь сгущающаяся тьма и гробовая тишина. Люцифер ликует, он одержал победу. Холодный ветер бил меня по лицу, а усиливающийся дождь пел реквием обо мне.
   Смерть, которая предсказывала мне о моей гибели, была права. Я имел всё и я всё потерял. Я знаю выход, и это будет последнее, что я сделаю.
   Как же прекрасен Тауэрский мост ночью. Его красоту нельзя не оценить и полюбить, но и опасностей он хранил немало. Это и был мой план.
   Спустившись в переход метро, я уже знал, что сделаю, когда прибуду на место.
   Остановившись, я стал прислушиваться. Что же привлекло моё внимание?
   Небрежно одетый парень, игравший в переходе, брал первые аккорды песни, а стоящая рядом с ним девушка начинала петь. Биг-Бен прозвенел двенадцать раз. Моё сердце екнуло, когда до меня дошёл смысл слов.
   Прислонившись к стене, я слушал. Взгляд девушки устремился ко мне, и она как будто пела для меня. Песня была мне знакома, Within Temptation - Forgiven.
  
   Couldn't save you from the start
   Love you so it hurts my soul
   Can you forgive me for trying again
   Your silence makes me hold my breath
   Time has passed you by
  
   Oh, for so long I've tried to shield you from the world
   Oh, you couldn't face the freedom on your own
   Here I am left in silence
  
   - Прости - я повторял снова и снова.
  
   You gave up the fight
   You left me behind
   All that's done's forgiven
   You'll always be mine
   I know deep inside
   All that's done's forgiven
  
   - Почему?
  
   I watched the clouds drifting away
   Still the sun can't warm my face
   I know it was destined to go wrong
   You were looking for the great escape
   To chase your demons away
  
   Oh, for so long I've tried to shield you from the world
   Oh, you couldn't face the freedom on your own
   And here I am left in silence
  
   - Прости меня за всё ...
  
   You gave up the fight
   You left me behind
   All that's done's forgiven
   You'll always be mine
   I know deep inside
   All that's done's forgiven
  
   - Кто даст ответ? Что истина, а что ложь!
  
   I've been so lost since you've gone
   Why not me before you?
   Why did fate deceive me?
   Everything turned out so wrong
   Why did you leave me in silence?
  
   - Почему я оставил тебя в тишине? Почему? - слёзы катились по моим щекам.
  
   You gave up the fight
   You left me behind
   All that's done's forgiven
   You'll always be mine
   I know deep inside
   All that's done's forgiven
  
   Последние ноты песни прозвучали ... Прощено? Но простят ли меня?
   Мой Ангел пел для меня эту песнь, в лице девушки я видел её прекрасные черты.
   Упав на колени, я закричал:
   - Прости меня!
   Слёзы сплошным потоком хлынули из моих глаз ...
   - ПРОСТИ!
   Люди шли мимо, словно не видели меня, и мне было совершенно наплевать на них. Я потерял то, что любил больше жизни, да и жизнь мне была не нужна, ... я был готов распрощаться с ней, не задумываясь, ... Игра разума началась! ... Каждое мгновение своей жизни я слышу её шаги. ... Почему Рафаил так поступает со мной? За что? ... Да, я сам виноват, но я верил, что он простит и поймёт меня, а он не смог ... она просто не приняла его. Как она может, говорить мне, прощено, если он не понял моих действий? Не мог понять, заточённый в ней.
   Зачем идти? Незачем! Зачем продлевать страдания? Незачем! Руки судьбы сдавили моё горло и не хотят отпускать. Ответ один: Я сам виноват во всём!
   Я слишком долго смотрел в бездну, и она начала смотреть на меня моими глазами.
   Бездна моргнула и исчезла, когда я услышал почему-то знакомый рокот двух моторов отличнейших мотоциклов. Почему мне они знакомы? Поднявшись наверх, я понял, почему эти звуки казались мне такими родными.
   Только моя нога коснулась предпоследней ступени, как из-за угла выехали, блестя хромом на солнце, два мотоцикла марки "Harley Davidson". Оба были потрясающи по-своему. Один был классический: черный, хромированный там, где только можно, с обтянутыми упругой скрипящей кожей сидениями. На самом ездоке был черный шлем, и тонированное пластиковое забрало полностью скрывало его лицо. Одет он был, как и второй байкер в кожаную куртку, плотно облегающую тело, черные штаны и высокие байкерские ботинки. Второй мотоцикл был выполнен в современном дизайне, но ничуть не терял привлекательности, хрома на нем было не меньше.
   Словно две тени они мелькали между дорогих авто, элегантно обгоняя их. Скорость завораживала, мягкость движения напоминала кошачью. Две чёрных пантеры грациозно танцевали на оживлённой улице то, поднимаясь в воздух то переплетаясь. Мотоциклы, сливаясь с плавными линиями тел, дополняли картину, и она становилась ещё прекрасней.
   Кошки прекратили свой танец и устремились к входу в метро. Тени наездники слезли и сняли шлемы. Это были мои друзья Антон и Григорий. Как же красиво они выглядели. Сойдя с мотоциклов, они нисколько не потеряли кошачий вид, разве что стали поменьше.
   - Ну, здравствуйте, что ли!- Обнял меня Гриня, Антон просто кивнул головой и в основном сохранял молчание, лишь изредка дополняя слова своего товарища.
   - Ух, ты! - Я заворожено смотрел на мотоциклы.
   - Ауууу, мы здесь!!! - улыбки на лицах обоих стали ещё шире.
   - Хороши кони? - Григорий указал на свой классический Harley.
   - Шикарно! А если серьёзно, какими судьбами в наших краях, да ещё и вместе? Не сильно смахивает на дружескую встречу. - Прислонившись к стене, я недоверчиво смотрел на них.
   Люди шли по своим делам, как и в любом другом городе, не обращая на нас никакого внимания. Ну, встретились трое друзей, ну и что? Никто и подумать не мог, что вот так решалась судьба человечества.
   - Да, к сожалению должности обязывают! - Лицо Антона стало серьёзным.
   - Ну, ты как всегда Антон! Не мог подождать чуть-чуть, ведь, сколько не виделись! - Улыбка исчезла и щелчком пальцев он остановил время.
   - Что происходит? - Незадачливый киноман опять нажал на "Пауза" и время вновь замерло на месте. Второй раз наблюдать за этим было уже не так странно и даже немного весело.
   - Мы с Антоном братья и члены Ордена Молчаливых Стражников. Основатели и правители, которого, ангелы, при конфликте Бога и Люцифера не принявшие ни одну из сторон, за что были беспощадно сброшены богом с небес на Землю. С тех пор они находятся в ожидании своего часа расплаты за унизительное изгнание. Члены Ордена нашли предсказание Нострадамуса о появлении необычных детей, а позднее узнали, что найти их можно только посредством двух братьев, в которых течёт кровь великого предсказателя.
   - Мы здесь чтоб продолжить разговор, который был не завершён. - Продолжил Антон - Ты же помнишь наш разговор в пабе? Только не говори что нет.
   - Лучше чем хотелось бы! - зло, сверкая на обоих глазами, ответила я.
   - Ты только не кипятись и послушай нас.
   - Ты зверь! - Констатировал факт Антон.
   - Да, правильно Антон, давай скажи ей всё прямо в лоб и я посмотрю, что от тебя останется! Балбес ты что забыл, чему нас учили? Нам не одержать над ним победы, если не следовать инструкциям, а ты ему буквально на хвост наступил своей репликой. Эээ ... успокойся, не надо злиться, но он прав - ты зло!
   - Ты должна идти по своему пути иначе последствия будут непредсказуемы!!!
   - Ты знаешь, как тебе поступить!
   - Ничего не изменить - оба.
   - Что вы можете знать? Ничего! Вы никто, всего лишь люди ... - мой облик начал меняться, я превратилась в полудемона - ... как вы смеете мне указывать? - но голос дрогнул.
   - Ти!!! - сказал Григорий, вспомнив прозвище, которое было тогда в прошлой жизни. - Послушай, нас ты не удивишь своей сущностью. Перед тем как отправить к тебе, нас тренировали и учили. В нашем ордене есть очень сильные маги, этот фокус со временем лишь капля в море, наших умений и знаний.
   - Наш орден существует с начала времен, и мы тоже не являемся обычными людьми. Просто прими все, так как оно есть. - Антон замолчал и с надеждой на понимание заглянул мне в глаза.
   Адское Безумие вспыхнуло в моих руках. Я был похож на чайник, который закипал, осталось только добавить пар из ушей. Расстояние руки отделяло нас от драки ...
   - Значит я вообще никто? Всё, что я делал, с начала времён, в расчёт не берётся? - Мой голос изменился и теперь уже, рычание слышалось в нём. - Вы что совсем с ума сошли?
   Первый удар пришёлся на Григория, но он легко парировал его.
   - Мы сказали свое слово, - Антон склонил голову - у нас нет другого выхода, т.к. убить мы тебя не сможем, но и отдать нашим врагам тоже. Прости.
   Антон произнёс, на мёртвом языке, заклинание преобразования и в мгновение я стала человеком.
   - Что это было? - Я безуспешно пыталась перейти в демонический полуоблик, но что-то блокировало мои силы.
   - Секрет фирмы!
   Григорий произнёс что-то на латыни, описал рукой круг, сделав в нём знак тьмы, и его ладонь коснулась моей груди ... сотни цепей сковали меня, тьма наступала со всех сторон и постепенно, я погрузился в неё полностью. Реальность исчезла.
   Антон успел подхватить моё тело до того, как оно упало на асфальт. Григорий посадил меня впереди себя, взревели мощные моторы мотоциклов и трое путников умчались прочь растворившись в огнях города.
   Ночь укрыла их, а дождь смыл следы с асфальта. Маленькое похищение на улице Лондона осталось лишь в памяти троих друзей. Время вновь начало свой бег и люди ничего не заметили, лишь ключи, выпавшие из моего кармана, остались лежать у входа в метро.
   С виду обычный домик, на самом деле оказался настоящим особняком внутри. Я сразу поняла, что это была одна из служебных квартир Ордена и соответственно она была защищена магией.
   В доме чувствовалась рука мастера, он был великолепен даже с тем бардаком что царил внутри.
   Цепи всё ещё сковывали моё тело, но сознание постепенно возвращалось. Меня посадили в кресло и легонько похлопали по лицу. Сделав вид, что я только что пришла в себя я воскликнула:
   - Где я? Куда вы меня притащили? - Сознание резонировало, перед глазами всё ещё стояла тьма, в голове целый оркестр ангелов закатил концерт.
   Григорий снял часть заклинания, но не полностью, ведь от меня можно было ожидать чего угодно.
   - Ты у нас в гостях извини за беспорядок мы пока ещё холостяки. Да, Тоха, и лифчик с люстры сними.
   - А серьезней? - Антон только сейчас заметил, что в интерьере, что-то лишнее. - Да определенно это надо убрать!
   - Да нет, почему же, пусть висит. Гламурненько так смотрится. А если серьёзно! Освободите меня немедленно! Да не переживай ты так Антон, никуда я не денусь. Если я всё правильно понимаю, то дом защищён магией Ордена, и выйти без вашей помощи я не смогу. Ведь так? - Надо было подготовить почву для дальнейших действий, а для этого мне нужно было узнать некоторые вещи, попутно заговаривая зубы.
   - Ну, насчет защиты ты естественно права. - Сказал Антон, все-таки сняв с люстры лишний аксессуар.
   - Я освобожу тебя от уз, но блок перевоплощения останется до завтра. - Несколько взмахов руками Григория и в комнате темнеет, потом резко светлеет, да так что даже слепит глаза и как раскаты грома звучит латынь.
   Цепи, сковавшие меня спали и теперь я могла удрать от них, но мне нужно было кое-что разузнать.
   - Григорий у вас пиво есть? А то этот оркестр в моей голове начинает переходить на Русские народные, а этого я не вынесу.
   Один взмах руки Антона и холодильник распахнут, один легкий жест рукой и из кухни на полной скорости через весь дом проносится запотевшая банка свежего баварского пива.
   - Открыть? - с широченной улыбкой спросил Григорий.
   - Ближе к делу!- Антон снова обломал веселый настрой - Грин начни пока, а я в душ.
   - Не надо, я как-нибудь сама. - Щёлкнув пальцами, для меня, Григорий всё таки открыл мне банку. - Ум-м, вкусненько. Спасибо! А себе? Или ты тоже не пьёшь как Антон.
   В миг такая же банка оказалась у него в руках, причем без полета через весь дом, а как будто из воздуха и тут же на столе появились чипсы. Подмигнув мне, он ударил мою банку своей на манер бокалов и отпил глоток.
   - Давайте к делу!- это снова Антон, но уже из ванной, после этой фразы послышался звук льющейся воды.
   - Ладно, давай по делу. Как ты поняла, мы тебе хотим сказать лишь одно, ... тебе стоит находиться на стороне твоей сущности иначе будет, так сказать, не очень хорошо.
   - Это я уже давно поняла, но вот чего до сих пор не могу, так это, какое дело до этого Ордену? Да этот ублюдок Отец поступил с ними по гадски, но от меня то им что нужно? Чем я могу помочь вашим Стражникам? И захочу ли я этого?
   Наконец-то эта встреча стала похожа на дружескую. Пиво приятно согревало желудок, а мозг начал приходить в сознание и мысли стали чётче. Теперь до меня дошла половина сказанного, но в моём видение этой ситуации всё ещё оставались пробелы. Мне нужно было узнать больше.
   - Знаешь, нам насолил не только Бог, но и твой непосредственный начальник!- Слегка грубо сказал Григорий - Скинули с небес, но и в ад не приняли, типа рожей не вышли! Потому мы и хотим, чтоб вы сидели по своим сторонам. Мы как фармацевты уравновешиваем ваши силы - уже более мягко - представь себе весы с черным песком и с белым ... пока держится равновесие все хорошо гармония, а если что-то перевесит, то произойдёт хаос, а поскольку мы ненавидим и тёмных и светлых, то уравновешиваем весы. С одним выражением лица мы можем уничтожать как ваших, так и бывших наших.- Григорий допил свое пиво, смял банку, и она распрямилась новой банкой пива - Я понятно выразился?- уже как обычно слегка улыбаясь.
   - Почти - уклончиво ответил я. - Ладно, фармацевты, вам надо чтобы я вернулась во тьму и всем будет хорошо!? А вы ничего не забыли?
   - А что?
   - Да так просто. Лишь один вопрос: Зачем оно нужно мне? Мне плевать на этот мир и на небеса, так если всё рухнет, меня только по голове погладят! - Теперь уже улыбался я.
   - Не все так просто дорогая тебе этого не даст исполнить сам хозяин, у него на тебя совсем другие планы. Разве вы могли бы одержать верх над светом? Они смогли один раз, но тогда не было нашего ордена, а теперь скажи, хоть раз кто-нибудь одержал крупную победу? Свет? Тьма? Хоть кто-нибудь? А как думаешь почему?
   - А ты значит в курсе его планов? Он тебя лично посвятил в них? - съязвил я - Победу никто не одержал, но это только потому что меня здесь не было! А теперь вам не встать у меня на пути. Лучше отойдите в сторонку и наблюдайте, как я уничтожу этот мир!
   - Значит, ты всё-таки хочешь его уничтожить?
   - ... -
   - Но что тебе это даст? - совершенно спокойно сказал он - Твоя самооценка меня поражает, да ты сильна, могущественна в своем мире, но даже архидемон лишь пешка в огромной комбинации разыгранной теми двумя!
   - Ты зло!- произнес Тоха выползший из ванной.
   - Да ты в своем репертуаре, - сказал ему Григорий - но он снова прав, уж извини.
   - Ты кожаночку то может, снимешь, а то протухнешь в ней! - с иронией произнёс Антон.
   В этот момент весь дом потряс удар. Создалось даже впечатление, будто в него попала ядерная бомба. Антон сразу понял, в чем дело и принял боевую стойку, вот прямо как был в полотенце. Затем видимо передумал и рванул за джинсами.
   - Кто-то запустил колайдер? Или я просто вывела Тоху из себя?
   - Не смешно! Готовься, они пришли за тобой. - Григорий начал снимать с меня чары, но не успел он начать, как в доме появился первый Страж Наблюдатель.
   Теперь они выглядели более совершенно, видно Бог учёл прошлую ошибку и усовершенствовал их.
   Апгрейд им поначалу помогал, но два лучших ученика Ордена, да и хоть и полу расколдованный демон, были явно им не по зубам. Первый удар пришелся на Антона, так что ему пришлось отступить на шаг назад, чем Григорий воспользовался. Очень грамотно уложив двоих Наблюдателей, он подпрыгнул и как обезьяна пробежал по стене, оттолкнулся от нее и тут в его руках возникли два верных ему японских, но весьма необычных меча. Они были полной противоположностью друг друга. У одного была белоснежная рукоять и необычайно черное лезвие, у второго наоборот чёрная рукоять и белоснежное лезвие.
   В его руках мечи задвигались с невообразимой скоростью. Григорий нашинковал первого Стража Наблюдателя, как на салат оливье. Второй, пытался парировать удары. Местами ему это удавалось, но хватило его не на долго, он ввалился во внутрь шкафа и ещё долго лежал, пытаясь встать. За вторым пришел третий, а затем четвертый. Третий, только появившись в дверях, лишился головы, тут применив заклинание, сработал Тоха. Четвёртого он уложил выстрелом из своего чёрного пистолета, при этом руны на стволе загорелись.
   С треском вылетело два стекла и ещё двое стражников появилось в проёмах окон. А рядом с Антоном возник Сил.
   - А вот и главный появился! - пока парни мастерски разбирались со Стражами, я изнутри разрушила заклятье Антона и перешла в полудемонический облик. Адское Безумие вспыхнуло и ожило, в предвкушении битвы. - Он мой! Антон, помоги другу. За этими придут другие. Я чувствую их святость и их ещё как минимум 10.
   Первая молния попала в Сила, но не причинила ему большого вреда. Он отвлекся, дав Тохе возможность уйти в сторону. Через свой мир я переместился к нему и с разбегу сбил с ног. Кубарем мы оба вылетели на улицу.
   Пули Антона уничтожили ещё троих Стражей, которые попытались остановить наше падение.
   Тем временем в доме зазвучала музыка, неужели кто-то наконец-то догадался её включить. Стало веселее, да и ангелы блестяще попадали в ритм музыки, когда парни попадали по ним ударом заклинаний. Перья летели во все стороны.
   Ритм музыки начал убыстряться, а в месте с ним и мои движения. Трое Наблюдателей скрылись в доме и судя по грохоту, в крайне неудачный, для них момент. Дальнейшее меня не интересовало, т.к. моим внимание завладел Сил. Пока я отвлеклась, он провёл выпад и полоснул меня по руке. Рана мгновенно затянулась, но он это заметил, и этого было достаточно.
   Я молча наблюдала за исчезнувшими в воздухе беглецами. Они исчезли также неожиданно, как и появились. В следующий раз их будет больше! Ребята были правы, я то что я есть и мне себя не переделать. Я люблю убивать ангелов и пить их кровь, мне нравиться ломать им крылья и, наконец, просто уничтожать.
   За этими невесёлыми мыслями и застали меня парни, выбежавшие из дома ...
   - Да это было потрясно брат!- крикнул Григорий, подставляя ладонь Антону. Оба слегка потрепаны, да и немного порезаны, используя заклинания, они заживили свои раны, но остались розовые следы на телах.
   - Чем ты так напугала Сила, что он спешно свернул свой маскарад? - спросил Антон.
   - А? Что? Эт вы ребята! Ты что-то спросил Антон?
   - Чем ты так напугала Сила, что он спешно свернул свой маскарад?
   - Не знаю, но в следующий раз обязательно спрошу - мой задумчивый взгляд был устремлён в небо, туда, где только что исчезли божьи отродья. Не говорить же им, что меня нельзя убить священным клинком.
   - Ты ему хоть вломила?- явно повеселевший от потасовки Григорий обратился ко мне.
   - Чуть-чуть, он рано смылся. ... Знаете, а вы были правы ...
   - В чём именно? - вы в один голос
   - Во всём! С самого начала я как слепой котёнок натыкалась на стену, не видя сути ... сущности всего.
   - Мы знали, что ты всё поймешь.- Сказал Антон.
   - Да я должен заметить, тебе потребовалось меньше времени, чем мы рассчитывали.- Сказал сразу посерьезневший Григорий. - Но знаешь для нас ты все та же Ти! Эпатажная, заводная, позитивная и самая лучшая. Ты сделала верный выбор.
   - Нам все равно кто ты на самом деле демон или ангел мы тебя любим любой. - Сказал Тоха
   - Как насчет ещё пивка?- спросил Григорий.
   - Я бы не отказался!- шокировал нас двоих Антон.
   - Ти???- пристально глядя в глаза, спросил Григорий.
   - Ну, раз даже Антон будет! То я только "за". - Я натянуто улыбнулась, но взгляд остался серьёзно-печальным.
   Погуляли мы в этот вечер хорошо, я бы даже сказал отлично. Соседи вызвали полицию, но та ничего не смогла сделать, и гуляние продолжилось до утра.
  

Глава 20

"У трона света"

Как, Серафим!?

Проник ты в мою сокровенную тайну.

Ведь видно, как я сожалею и плачу.

И жертва его, меня угнетает тем паче.

  
   Мрачные тучи в Небесах сгущались. На троне в длинных развивающихся одеждах восседал Он.
   - Мирин! Послушай меня, - титан говорил светом, направленным на серафима. - Я хочу прикоснуться к земле, по которой он ступал. Страстно. Но не могу - он вновь отвернется от меня. Решение его уйти было истинным. Но мгла, сочащаяся с разлома, уничтожает все на своем пути. Она душит меня - и нет у меня боле сил, ее удерживать. Лишь Херувим может положить конец этому, и вернуть мир в Империю. И должен он немедля вернуться.
   - По прошествии стольких веков он ни на секунду не усомнился. Возвратится ли он, наш храбрый воин...
   - Рафаил теперь и человек тоже и ничто человеческое ему не чуждо, - и победа над упертостью так же.
   Ступай же к нему.
   Серафим Мирин спустился на землю. Он увидел юную девушку. Она сидела на огромном городском фонтане, задумчиво наблюдая за всплесками воды.
   К ней подошел красивый молодой человек.
   -Смотри. - он бросил в фонтан позолоченный камень. Девушка посмотрела на дно. В воде разглядывался лик человека. Он заговорил.
   - Отец умирает. Он просит Рафаила вернуться к нам. Кровь ангелов по всюду. Силы покидают нас с каждой минутой. Могучий воин - наш шанс.
   - Любовь не будет убивать тех, кто предал. Любовь не встанет вместе с теми, кто мстит. - девушка подняла со дна камень в золотой крови, который однажды в Византии был расколот Божьей Яростью.
   - Отец раскаялся. Он сгинет без Любви, ели ты не вернешься к нам.
   - лик исчез.
   Как теперь им поступить?- Двум существам, соединенным друг с другом. Почему они вместе сейчас, когда погибает бессмертное. Выбор один из двух - вернуться к уничтожению зла, или остаться - ради Добра, великой Любви. А третье? Его не дано? Все. Ничего. Любовь.
   Почему херувим ушел?
   Кто-то думал, что Рафаил слаб и труслив. Он покинул своих соратников. Кто-то понимал его. Он, может, спас единственное, что еще можно спасти и с чего можно все начать. Саму жизнь? Или мой Херувим, покинув Отца, сам положил начало Его конца.
   - Простите. Умоляю, простите... - херувим страдал. Он просил прощения у своей семьи. Мучения? Все его существование мука. - Я не вернусь к тебе Отец.
  

Глава 21

"Страх темноты"

  

I fear who I am becoming,

I feel that I'm losing all beauty within,.

I can no longer restrain it,

My strength, it is fading,

I have to give in.

Within Temptation - It's the Fear

   Мои друзья были правы, но они и сами не знали, что именно натворили в тот день.
   В поисках самого себя я пришёл к Люциферу. Он уже знал, чего я хочу, и был очень доволен таким поворотом событий. Неразумное дитя наконец-то образумилось, а он снова получит своего лучшего война.
   - Риммон, ты помнишь, как всё начиналось? Как мы проиграли сражение и были изгнаны с Небес в Абаддон? Бог никогда не думал головой, самодовольный болван просто развлекался и ничего не хотел видеть вокруг себя.
   - Да Люцифер, я помню.
   - Мы с самого начала были вместе и мы пройдем, этот путь до конца, ибо у нас нет выбора. Скажи, ты жаждешь мести?
   - Да...
   - Твоё появление здесь было предрешено, я знал, надеялся. Я помогу тебе, я сделаю тебя сильнее. Ты будешь готов к бою. Идём ... пора начинать! - Он указал следовать за ним.
   Подводные воды Стикса, мёртвая река, войти в которую не дано смертному. Мне же предстояло омовение в его водах, в которых текло чистейшее мёртвое зло.
   В подчинение Люцифера были самые сильные маги-арны, которые и занялись мной после крещения. Меня предупредили сразу, после ритуала моя жизнь составит лишь земной год, но я был готов, ради возвращения своей силы. За этот год я постараться добраться до всех кого смогу.
   - Всего лишь год Риммон, ты согласен?
   - Да!
   Проводился очень сложный и исключительный ритуал "Возрождение Тьмы", его использовали лишь в крайних случаях и участвовать в нём, должен был ангел, которого в конце убивали. Помехой была моя человеческая часть, но для этого и проводился этот ритуал.
   Упав на колени, я закрыл глаза руками, меня выворачивали на изнанку, доставая из меня всё моё демоническое естество. Преображение началось, в моих венах пульсировало пламя, выжигая всё доброе и нежное из моей души, кровь закипала. И вот уже пламя охватило меня полностью. Демоническая сущность вырвалась и взяла меня под контроль, но это не волновало меня. Он есть я. Постепенно пламя перестало жечь, это означало, что ритуал закончен. Во мне вспыхнула ненависть, я ненавидел всех, но больше всего Рафаила, из-за которого я стал слюнтяем. Жажда мести и чувство упоения от убийства бушевали во мне. Я снова стал собой. Человеческая мораль и мягкосердечность потеряли силу, как и все прочие людские качества. Я вновь мог полноценно превращаться в демона, не испытывая последствий физической боли человеческого тела.
   - С возрождением вас! - Арны склонили колено, где-то вдалеке слышался ликующий клич моих легионов.
   - С возвращением сын мой. - Люцифер по отечески обнял меня - Теперь ты готов мальчик мой - его рука легла мне на плечо. - Уничтожь их. Твои легионы уже давно ждут тебя, они жаждут смерти светлых. Дай им возможность размяться, да и сам разомнись.
   - Да Отец, я сделаю, так как ты говоришь.
   Моя армия демонов ждала меня в Мире Кошмаров, некоторые из них изображали сцены сражения в предвкушении битвы, некоторые парили в воздухе, а командиры ждали меня, переговариваясь о дальнейших действиях.
   Рядом с ними стоял Фергал, от нетерпения он что-то чертил на земле передним копытом и тихонько насвистывал мелодию похоронного марша. Человечность умерла во мне, оставив лишь демона. Тело моё умрёт через год, но мне этого хватит. Отец-Люцифер будет мной доволен.
   - Ну, и куда вы собрались такой дружной компанией? - От тяжёлой поступи подрагивала земля, миллионы пар глаз устремились в мою сторону. Мелодия марша оборвалась, и Фергал мгновенно оказался рядом со мной. Погладив жеребца по чёрной спине, я запрыгнул на него, даже Адское Безумие в моих руках вспыхнуло от радости и на секунду мне показалось, что змея подмигнула мне.
   - Ждём ваших приказаний хозяин - в один голос закричали демоны.
   - Все ли легионы на месте?
   - А вы сомневаетесь в этом? Теперь, когда вы вновь с нами, означает ли это, что мы будем вести битвы с ангелами?
   - А вы сомневаетесь в этом? - передразнил я их.
   - Нет, господин.
   - Тогда для начала я предлагаю найти Наблюдателей, а то у меня с ними неулаженные дела остались. Для этого нам придётся пошалить в людском городе.
   - А они попытаются нас остановить! И тут мы им крылья и пообломаем.
   - Правильно.
   Вся нечисть, что обитала в Мире Кошмаров попряталась, не желая иметь дело с чокнутым демоном и его легионами. В этом мире им вполне хватало меня, а тут ещё и приспешников целая орава.
   Легионы выстроились за своими капитанами и дружным строем мы промаршировали до нужного места, по дороге выкрикивая:
   - Куда мы идём?
   - Ангелов убивать!
   - Что мы с ними будем делать?
   - Крылья вырывать...
   - Кровь их выпивать!
   Демоны рвались в бой, но всё нужно было делать аккуратно. Взяв с собой трёх командиров, я отправился в Лондон. Не долго думая мы появились возле церкви, в которой я довёл беднягу монаха до ручки и белого каления.
   Войдя в двери церкви, мы направились к священнику, который уже сам шёл в нашу сторону с молитвой на устах и пожеланием нам прощения господа. Священный ублюдок и понятия не имел кто перед ним. Заклинание Ложной Сущности работало, и он видел троих парней, которые с доброжелательной улыбкой приближались к нему.
   - Господа желают исповедаться?
   - Да святой отец. - Улыбки на наших лицах стали ещё шире.
   - Я выслушаю вас и отпущу ваши грехи.
   - Боюсь, что не получится. Их слишком много скопилось, да и в рай мы не стремимся. У нас в Абаддоне гораздо интереснее. А твой Бог скоро будет валяться в крови умоляя о пощаде, но не получит её.
   -Вы пьяны! Я вызову полицию...
   - Да хоть армию Спасения!
   - А может лучше напрямую Бога, он прибежит и спасёт тебя.
   Библия выпала из его рук и с глухим стуком упала на пол, когда я снял заклинание.
   - Но ... но ... но ... вы не можете входить в святое место!
   - У тебя, что со зрением проблемы? Мы уже вошли пять минут назад.
   - А сейчас мы будем тебя убивать.
   Расправив крылья, я взлетел в воздух, так же поступили и командиры. Никогда не пробовали играть священником в голю? Попробуйте, очень занимательно я вам скажу. Мы кружили по церкви уворачиваясь когда в нас летел священник, похоже, что он не наслаждался игрой так как мы. Когда же нам надоело, мы решили немного поиздеваться над ним.
   Привязав его к алтарю, мы уже хотели приступить к экзекуции, как вдруг двери церкви распахнулись, ... на пороге стоял Сил, тот самый что удрал от меня в особняке Григория и Антона. Я знал , что вскоре подоспеют и Стражники, в своём городе они не позволят творить беспредел. Я ждал.
   - Наконец-то, я уже думал что ты не появишься! Кажется, в прошлый раз мы не закончили наш разговор...
   - Мне не о чём разговаривать с выродком вроде тебя. - Сделав оскорбленное лицо я опустился на пол.
   - Ну, вот и ладушки, перейдём сразу к действиям. - Сверкнул я глазами на него, принимая полностью демонический вид.
   - Отойдите от него иначе ...
   - Иначе что? Убить священника, а этот мой! -Я рванул к нему быстрее чем успел закончить фразу.
   Сил попытался остановить командиров, но я сбил его на полпути и с силой ударил о стену. К тому времени как он пришёл в себя священник был уже мёртв, а его кровь ручейками стекала с алтаря. У меня возникла хорошая идея и, дав приказ командирам отвлечь Сила, я принялся воплощать её в жизнь.
   Руки привычными движениями накладывали печати, а кровь святоши очерчивала перевёрнутую пентаграмму, последние слова слетели с моих губ, когда стены задрожали, а тени ожили. Проклятие было завершено. Это место было проклято, а нерушимую печать могли снять только демоны высшего уровня, Бог и Люцифер.
   Один из моих командиров пролетел мимо меня, и я понял, что пора вмешаться и уводить их отсюда. Адское Безумие пульсировало в моих руках, оно желало крови ангелов.
   - А что это ты один? Где же твои шестёрки? - Дав знак командирам я начал отступать к выходу, по дороге расправляя крылья.
   - Ты настолько жаждешь смерти? Не переживай, они уже на подходе.
   - Ясно, Бог им памперсы меняет, и марафет наводит. А что ты покраснел, правда глаза колет?
   Послышался топот шагов, но было поздно мы уже вышли на улицу и взметнулись в воздух, зависнув в трёх метрах над землёй. На какое-то время моя челюсть метнулась в противоположном от меня направлении, а пока я пытался её догнать заодно и Наблюдателей посчитал. Их было ровно сто и плюс ещё около пяти Силов. Если бы в нашем мире нас не ждали легионы, нам бы пришлось туго. Мои командиры не выстояли бы против пяти Силов, а Наблюдателей я даже в расчёт не брал.
   Свечение, исходящее от них освещало ночную улицу словно солнце, тут и там сверкали мечи и переливались доспехи и перья крыльев.
   - А насчёт марафета ваш ублюдок явно постарался! - послышались смешки, это командиры позади меня упивались происходящим. - Смотрите, чтобы у вас помада не стёрлась, и ноготки не сломались. Я не хочу слушать вашу истерику об испорченном маникюре.
   Появившийся из дверей церкви Сил явно недоумевал, как при таком численном перевесе я могу язвить, а не улепётывать со всех крыл.
   - Ну, что девочки, потанцуем? Или сразу без церемоний загнётесь!?
   Во время всего этого разговора я настраивал врата, чтобы переместить всю братию в наш мир и теперь они были готовы. Кто сказал что мы будем играть честно? С последними словами я явно переборщил, потому что все они сорвались с места и мечтали оторвать от меня кусочек себе на память.
   - Сейчас ...
   Реальность рассыпалась, оставляя с носом подоспевших Стражников, а потом выстроилась заново. Лишь несколько самых резвых перенеслись вместе с нами. Мы оказались в Мире Кошмаров. В рядах ангелов началась паника. Радостные вопли демонов оглушали. Я опустился на землю и встал во главе своих легионов. Силы приводили в порядок армию ангелов, мы покорно ждали, пока они закончат, потому что иначе было бы не интересно просто перебить их в панике, да и белые всегда ходят первыми.
   - Он мой, кто тронет его, убью лично! Ясно? - Я указал на самого крупного Сила.
   - Да господин! - Хором ответили демоны.
   - Развлекайтесь! Впер-ё-ё-ёд!
   Никого не пришлось уговаривать, ведь все итак мечтали об этом. Стражников, полуангелов, смели в числе первых. Звон метала, крики раненых, и запах копчёных ангелов оповестил о начале битвы. Сила, на которого я указал все обходили стороной, а тот, воспользовавшись этим по пути ко мне, убил пару демонов.
   Мы сошлись в поединке, выживет только один. Инь-Янь переплелись, выпады Сила были точны, но я с лёгкостью парировал удары иногда просто уворачиваясь от них. Мне было интересно на что тот способен, поэтому я не отвечал, лишь защищаясь.
   - Почему ты бегаешь от меня? Дерись и пади в честном бою.
   - Мне не знакома честность, я ведь демон. В прошлый раз мне показалось, что ты сильнее, но видно я ошибся. - Очередной удар пришёлся в воздух, где до этого стоял я. - А может, просто я был слабее, в любом случае теперь это не важно.
   С последними словами Безумие вошло в его тело по самую рукоять, он осел, но я не дал его телу упасть, держа в воздухе на лезвие, и последние слова произнёс ему на ухо.
   - Слушай внимательно и передай своему Богу, когда я верну тебя в рай. Риммон проснулся. Больше я не намерен играть в его дурацкие игры. Шах и мат, партия закончена. И тот ангел - Рафаил, которого он послал за мной на землю не станет преградой для меня. Сначала я убью Рафаила, а затем Бога. Те легионы, что ты сейчас видел, лишь малая часть того, что он увидит в Эдеме. Он слишком много мне задолжал и я согласен взять его жизнь и жизнь его ангелов в оплату долгов.
   - Нет ... - он с хрипом выдохнул это, а я повернул Адское Безумие внутри него на 180 градусов.
   - Я же сказал, просто слушай. Ты всё понял, а теперь я верну тебя туда, откуда ты пришёл.
   Опустив его на землю, я создал врата и отправил его в рай. Хорошенький переполох он там устроит, одним своим видом, а уж когда передаст слова и расскажет о случившемся. ... В предвкушении я потёр руки.
   Битва уже подходила к концу, я насчитал 13 оставшихся в живых ангелов и одного Сила. Извините, просто 13 ангелов, Сил уже мёртв. Взмыв в воздух я подхватил ангела и вырвал ему крылья, тело упало на землю, где его сразу же подобрали демоны. Вынув из измерения кубок, которым обычно пользовался в таких случаях, я наполнил его кровью ангела стекающей с крыльев. Как давно я не чувствовал этот вкус, словно хорошее вино оно опьяняло меня. Медленными глотками, растягивая удовольствие, я пил его, наблюдая, как пал последний ангел и ликующий клич демонов разнёсся по этому Миру. Мы потеряли всего девять демонов и не одного командира. Всеобщему восторгу не было придела. Я пировал со своими легионами, прежде чем вернуться с докладом в Абаддон.
   Люцифер был счастлив, ведь сегодня я второй раз порадовал его.
   - Ты действительно убьёшь ангела - Рафаила, своего брата? - этот вопрос не давал ему покоя.
   - У меня нет моих Ангелов, лишь мёртвые они радуют меня!
   - Ты так долго не хотел возвращаться домой, но почему?
   - Это глупо, но я боялся, что тьма поглотит меня, я боялся того, что скрывалось в тёмных уголках моей души. Я боялся темноты внутри себя.
   - С возвращением Риммон! С возвращением!
  

Глава 22

"Вино Добра".

  

Всю жизнь моей навязчивой идеей

была боль, которую я писал бессчетно.

Сальвадор Дали.

  
  
   Херувим бродил по земле. И видел порки, забитую мораль, ужасы жизней. Когда-то Земля была подобием рая. На ней тоже были люди, только бескрылые и смертные и называли они свою землю Накбиру. Эти расы гибли, и слой за слоем песок скрывал их следы. Но память о прошлых жизнях все равно витает в воздухе, и порой потомки Адама чувствуют ее присутствие.
   Не мог летать херувим, и тяжело ему было от того. Взобрался он на самую высокую гору на планете. Там на вершине, его ждала женщина.
   - Я стою здесь и смотрю на небо уже два солнца, - она спокойно повернулась к Рафаилу. Высокая стройная женщина, одетая в песочного света платье на одно плечо. Ее длинные, огненно рыжие волосы развевал восточный ветер. Она смотрела грозно, но одновременно нежно, своими глазами, цвета грозовых туч. И в них отражалась многовековая мудрость, которая вселяла страх.
   - Я знала, что ты придешь, - он подошел и трепетно поцеловал ее в губы.
   - Лилит ...
   - Ты теперь такой же, как и я. Одинокий изгой, - он крепко держал ее за руки.
   - Посмотри вниз. - Лилит подвела Рафаила к краю вершины. Когда-то я так же подвела Адама к краю, с которого открывался вид на Землю. И возмечтали быть с подобными нам, - с земными людьми. Но я хотела, что бы моя мечта так и не стала явью. И никогда бы не помыслила нарушить запрет Отца. Выдержала бы, устояла пред искушением змея - не так, как Ева. Но Бог решил иначе. За рожденную мной мечту пришлось жестоко поплатиться.
   - Моя бедная Лилит, ты была первой ошибкой божественного мироздания так же, как и первой мудростью Иисуса, - он не выпускал женщину с объятий.
   - Меня отвергнули Небеса. Я позабыта своим Отцом. Обманута справедливостью. И моя бессмертность протекала здесь - в бесконца тлеющем мире. Смиренность же недолго спасала меня. Увидеть то, что ты видел, пройдя такой же путь страданий, что и я, и в итоге смириться, простить - невозможно. Я не могла боле выносить одиночества бессмертия, но и самой смерти было запрещено прикасаться ко мне. Я лежала с собственным ножом в груди, но рана зарастала почти мгновенно, а кровь просто испарялась. И тогда явились четыре ангела. Они всегда влюблены в меня были. Я снова вонзила нож в себя и, упав на колени, умоляла "Помогите же!". Рана вновь заросла. Один из них взял меня на руки и сказал, что они пришли ко мне в тайне от Бога и теперь сделают все, что бы помочь.
   - Когда в Доме прошло всего мгновение, на земле...
   - Прошло восемь лет. Я породила от четырех бессмертных ангелов восемь детей. Они должны были стать новой совершенной расой. Должны были стать людьми, способными выносить бессмертие. Они стали моей семьей, моей новой обителью. Дети мои были совершенными по сравнению с людьми, кои жили на земле, до изгнания Адама и Евы с Рая. Они изобретали и сами постигали науки человеческие, совершенствовались непрестанно, страстно стремились к возведению абсолютной красоты вокруг и внутри себя. Мы были счастливы вместе. Но на девятый год, отцам моих детей пришло время возвращаться Домой.
   - Я помню их приход обратно. Четыре ангела питали каждый свой цветок в Саду, и за мгновение пока их не было, цветы завяли. Хранители доложили об их отсутствии. Когда ангелы вернулись, Отец призвал их к трону, и они раскаялись в содеянном, умоляя не насылать гнев на Женщину. Но за свой проступок они заплатили собственным существованием.
   - Им в благодарность мы с детьми возвели чудеснейший сад, с цветами каждого из ангелов, который питал чистейший источник. А в день, когда ушли отцы, из источника полилась вода, перемешанная с кровью. Дети начали кричать неистово и кататься по земле как сумасшедшие. Люди никогда не слышали Бога, но они чувствуют, когда он смотрит на них. И дети мои почувствовали его взгляд разъяренный. В ту же ночь они исчезли. Я ринулась по следу пропавших детей. На пути их поиска следами были мертвые, обескровленные люди. Меня мучила смертельная жажда. Я пила воду безмерно, но жажда не проходила. Я иссыхала, и думала, что, наконец, пришла моя смерть. И эта мысль излечивала меня. В тринадцатую ночь поисков я добрела до незнакомого поселения. Одна семья приняла меня на ночлег. На утро следующего дня я проснулась испачканная кровью. Страшно изнывало все мое тело. Ни чего не понимая, я стала звать хозяев. В доме было тихо, - никто не откликался. А потом, я обнаружила их обескровленные тела, лежащие в своих кроватях. Я думала, что с рождением детей я обрету счастье бессмертия. Но тогда, в одночасье потеряла все. Мою семью, покой, саму себя. Восемь лет ... - последние годы счастья. Я буду помнить их вечно. До сих пор брожу по свету, так и не найдя детей своих. Теперь я смерти не ищу - она презрела меня. В последний день расы Накбиру, я стояла на этой же горе и смотрела на то, как природа пожирала их жизни. Все люди, до единого, были уничтожены. Все, кроме меня. Земля вновь стала могилой... А потом я видела моего Адама, изгнанного из Рая. И муки рода его, продолжающиеся по сей день, - через глаза женщины, Рафаил видел ее черную, изорванную в клочья душу.
   - Я - проклятая кровью. Дом мой - проклятая планета. Пища моя - проклятые люди. И ни будет мне не счастья, ни успокоения смертью, ибо я давно уже мертва.
  

81

   А ты, как светоч мира мрачного явился, и подарил мне поцелуй любви, - новый и последний момент счастья. Восемь лет и один поцелуй, навеки останутся в памяти сердца.
   - Отчаянно мое "прости".
   - Ты не виновен ни в чем, Рафаил. Не в твоей власти дать мне избавление. Но я глядела в кубок, наполненный кровью. Мое вино. И в нем я увидела главную истину. Спасение.
   - В чем оно заключено?
   - Внутри тебя...
   Лучи солнца, заглянувшие в окно, пробудили меня. Воспоминания во сне. Притом настолько реалистичные, что теперь я путаю явь со сном. Я чувствую абсолютно все, что когда-то чувствовал Рафаил. От этого мне нестерпимо больно. Я - сама боль. Боюсь, что мое человеческое не выдержит этого.
   Оглядевшись по сторонам, я немного ошарашено поняла, что нахожусь в квартире Дениса. Но как я здесь оказалась, совершенно не помню. Над кроватью висел мой портрет, нарисованный уличным художником, и когда-то подаренный моему парню на день рождения. Везде; на полках, стенах были наши с ним фотографии. Каждый предмет, находящийся в этой квартире напоминал мне о нем. Что бы немного отвлечься от подавляющих мыслей, включила погромче телек. По каналу шли новости о том, что весь Лондон был ошеломлен каким-то загадочным, до селе не виданным вандализмом. Я посмотрела на экран. Показывали Биг-Бен, на циферблате которого были напрочь перекувырнуты цифры. Просто потрясающее зрелище! Красная кнопка пульта и телевизионный экран тут же погас. Лондон - неприятности. Неприятности - Лондон. Даже хорошо, что я, каким-то чудесным способом, оказалась вне границ этого города. Это был первый и последний раз, когда я там была. Кстати, а когда я там была? Я совершенно потерялась во времени. Какой сегодня день, месяц, а может и год!? Еще в этой квартире ни когда не было часов. Денис не любил смотреть на время. На кухне, в стеклянном стеллаже находились единственные запыленные часы - песочные, а рядом с ними лежал его "домашний" пистолет. Я вспомнила последний разговор с Антоном. Вспомнила, как он спасал мою жизнь, как говорил "люблю", и последнее "пойми".
  
   Заброшенное Футбольное поле, ещё одно место, где я любила смотреть на звёзды. Мысленно вела разговоры с Луной, которая была также одинока. Лик прекрасной девушки нежно смотрел на меня серебряным свечением. Она напоминала и заменяла мне подругу. Глядя на спутник Земли, я каждый раз вспоминала эту взбалмошную девчонку со своими причудами, и себя - похожую, но совсем другую. Какой бред она порой несла, глядя на бледный диск, висящий в небе. Наверное, нужно было немного прислушаться к её словам, тогда я бы вовремя смогла заметить изменения, происходящие с Викой.
   Я поднялась на самый верх трибун и плюхнулась на лавочку. Пробка от шампанского бабахнула и со свистом унеслась прочь. И тут, я увидела неожиданно появившегося человека.
   Она стояла посреди пустого поля и не замечала ничего вокруг себя. Дуновения ветра трепали её волосы, словно играя с ними. Серебристый лунный свет делал её кожу мертвенно бледной, сейчас она больше была похожа на призрак под мёртвыми звёздами. Она хотела живительного тепла, которое бы согрело её ледяное сердце, и растопило слёзы, но её звёзды были мертвы ... всего лишь мертвецы.
   Я узнала её, сомнений не было и не могло быть, это была Виктория. Но что она тут делает? Я позвала её по имени, но она не откликалась, а просто смотрела на звёзды.
   - Виктория! - ветер уносил мой голос куда-то ввысь.
   Они появились неожиданно. Не Ведающие Сна и ещё один демон явно более высокого ранга. Выглядел этот довольно странно. Он был похож на ангела, но с головой совы.
   Она в опасности. Я не должна допустить ...
   - Вика, убегай от туда! - Демоны приближались к ней все ближе и ближе, но она никак не реагировала на мой панический крик.
   - Беги! - они стояли от нее буквально в двух шагах. Я распахнула полы своего плаща и один за одним, вытаскивая ножи с поясника, начала метать их в этих ублюдков. Но они не обращали на это никакого внимания. Ножи отлетали от демонов, будто они покрыты были невидимым щитом. Вот так неожиданный фокус!
   Вика стояла недвижимо.
   - Прячься же! - Я вынула из рукава кинжал и побежала вниз. Но тут, отребья Ада прошли мимо нее, будто вовсе не заметив. Но меня они заметили точно. Я стояла к ним лицом к лицу. Демоны разом достали мечи и приготовились к бою. Мне ничего не оставалось кроме как исступленно врасти в землю и ждать.
   Фигура в центре ожила и медленно стала поворачиваться к нам, просыпаясь от долгого сна. Непонимание происходящего не долго читалось в её глазах, как только она уловила смысл ... несколько молний ударило в землю между мной и демонами. Они замерли, не решаясь сделать даже шагу, смотрели на Викторию. Воинственный вид её не предвещал ничего хорошего.
   - Назад! - громогласно рычащий голос явно не мог принадлежать Виктории, но говорила именно она. - Она моя, Андрас! Не смей!
   Я не понимала, что происходит. Не Ведающие сна притихли, словно их и не было вовсе, а Совиная голова пристально смотрела на говорившую. Наверное, между ними шёл мысленный диалог, потому что мимика лица обоих по ходу менялась.
   - НЕТ! - земля содрогнулась и ещё несколько молний ударили рядом с Совиной головой, едва не попав в него.
   - Почему? - Упрямо повторил он.
   - Я сказал, НЕТ!!!
   На этом разговор был закончен. Демоны подошли к Виктории, она подмигнула мне, а после, абсолютно все исчезли. Я стояла совершенно одна с отвисшей челюстью. И могла дать единственно рациональное объяснение всему произошедшему. Вика - ведьма, и своей черной силой она могла прогнать их. Я и подумать не могла, что она может реально повелевать темными силами. Бред! Вика не может...
   Теперь я действительно боюсь сойти с ума. Хочу домой.
  

Глава 23

Разбитый сосуд или вино Добра

   Заброшенное Футбольное поле, ещё одно место, где я любила смотреть на звёзды. В этом городе я была одинока без единственной подруги, моей Виктории, во время учёбы. Здесь я наслаждалась одиночеством и прекрасным видом ночного звёздного неба. Мысленно я вела разговоры с Луной, которая была также одинока как я. Лик прекрасной девушки нежно смотрел на меня светом Луны. Она напоминала и заменяла мне её, глядя на спутник Земли, я каждый раз вспоминала эту взбалмошную девчонку со своими тараканами в голове и себя рядом с ней. Как у меня уезжала крыша, когда мы были рядом. Какой бред она порой несла, глядя на бледный диск, висящий в небе. Наверное, нужно было немного прислушаться к её словам, тогда я бы вовремя смогла заметить изменения происходящие с ней.
   Я поднялась на самый верх трибун и плюхнулась на лавочку. Пробка от шампанского бабахнула и со свистом унеслась прочь. Игристое вино постепенно затуманивало мой рассудок. И тут я увидела неожиданно появившегося человека.
   Она стояла посреди пустого поля и не замечала ничего вокруг себя. Дуновения ветра трепали её волос, словно играя с ним. Серебристый лунный свет делал её кожу мертвенно бледной, сейчас она больше была похожа на одинокий призрак под мёртвыми звёздами. Она хотела живительного тепла, которое бы согрело её ледяное сердце, и растопило слёзы, но её звёзды были мертвы ... всего лишь мертвецы.
   Я сразу узнала её, это была она, сомнений не было и не могло быть, это была Виктория. Только её звёзды всегда были мертвы. Но что она забыла в этом месте. Я позвала её по имени, но она не откликалась, она просто смотрела на звёзды.
   - Виктория! - Но ветер уносил мой голос куда-то ввысь.
   Они появились неожиданно. Не ведающие Сна и ещё один демон явно более высокого ранга. Выглядел этот демон странно. Он был похож на ангела, но с головой совы. Всего их было девять.
   Она в опасности. Я не должна допустить ...
   - Вика, убегай от туда! - Демоны приближались к ней все ближе и ближе, но она никак не реагировала на мой панический крик.
   - Беги! - они стояли от нее буквально в двух шагах. Я распахнула полы своего плаща и один за одним, вытаскивая ножи с поясника, начала метать их в этих ублюдков. Но они не обращали на это никакого внимания.
   Вика стояла не движимо.
   - Дура! Прячься! - Я вынула из рукава кинжал и побежала вниз. Но тут, отребья Ада прошли мимо нее, будто вовсе не заметив. Но меня они заметили точно. Я стояла к ним лицом к лицу. Демоны разом достали мечи и приготовились к бою. Мне ничего не оставалось кроме как убегать, ведь моё оружие не приносило им никакого вреда, а доставать свою Кровавую Любовь я не стану.
   Фигура в центре ожила и медленно стала поворачиваться к нам просыпаясь от долгого сна. Непонимание происходящего не долго читалось в её глазах, как только она уловила смысл ... несколько молний ударило в землю между мной и демонами. Они замерли не решаясь сделать шаг и смотря на Викторию. Воинственный вид её не предвещал ничего хорошего.
   - Назад! - громогласно рычащий голос явно не мог принадлежать Виктории, но говорила именно она.
   - Она моя, Андрас! Не смей!
   Я не понимала, что происходит. Не ведающие сна притихли, словно их и не было вовсе, а Совиная голова пристально смотрела на говорившую. Наверное, между ними шёл какой-то диалог, потому что выражение лиц обоих менялось.
   - НЕТ! - земля содрогнулась и ещё несколько молний ударили рядом с Совиной головой, едва не попав в него.
   - Почему?
   - Я сказала, НЕТ!!!
   На этом разговор был закончен. Все демоны подошли к Виктории, она подмигнула мне, а после, абсолютно все исчезли. Я стояла совершенно одна с отвисшей челюстью. И могла дать единственно рациональное объяснение всему произошедшему. Вика - ведьма, и своей черной силой она могла прогнать их. А молнии всего лишь стечение природных обстоятельств.
  

Глава 24

"Ангел"

Ты забрал мое сердце,
Ты предал меня с самого начала
Показал мне мечты --
Я так хотела, чтобы они осуществились.
Ты нарушил свое обещание
И заставил меня понять:
Это всё было лишь ложью

(Within Temptation - Angels)

   Риммон:
   - Пи ......... пи .......... Пи ....... - Мне уже начало надоедать слушать гудки, да что она там делает, в конце концов?
   Взглянув на часы, я понял, что из-за смены часовых поясов я совсем забыл о времени, между прочим, сейчас пять утра и что, по-моему, она должна ещё делать, если не спать!?
   - Ты знаешь, сколько сейчас время? - пробормотал сонный голос на другом конце провода.
   - Завтра в 23:00 на нашем любимом месте на крыше.
   - Ты чего с дуба рухнула? Какое место в пять утра! Какая крыша? Которая у тебя поехала? Я сплю...
   - Не важно, это твоя последняя ночь.
   - Чего? - Голос явно стал бодрее, я сделал своё дело, дав ей время подготовиться.
   Не знаю, что было дальше, так как я завершил вызов. При мысли о Рафаиле меня передёрнуло, ненависть вспыхнула в моих глазах, а вместе с ней и Безумие. Я настолько сжал рукоять меча, что костяшки побелели, и с размаху вогнал его в стену. Лезвие вошло в бетон как нож в масло.
   Молчаливый Стражник допустил ошибку, он не сказал ей кто я и это будет самый большой сюрприз. Сегодня я сделаю то, что уже давно пора было сделать ... Рафаил должен умереть!
   Оставалось свободное время до вечера, а заняться мне было совершенно нечем. В прежние времена я наверное лёг бы спать, но теперь сон мне был почти не нужен. Надо чем-то занять себя.
   Ещё спустя час решила навестить Григория и заодно проверить свои силы. Открыв врата, я через мгновение была в Лондоне. Найти Григория не составляло труда, а вот отделить его от Антона будет сложнее, на моё счастье второй отсутствовал.
   Подойдя к воротам дома, где состоялся наш последний разговор, я сразу почувствовал магический щит. Секунда понадобилась, чтобы снести его и возвести новый, для того чтобы никто не помешал нам.
   Григорий с упоением смотрел телевизор и не заметил моего появления.
   - БУ!
   Он выронил банку из рук, явно не ожидавший моего появления.
   - Каким ветром к нам? - Взял он себя в руки.
   - Попутным, Григорий, попутным.
   - Щит?
   - Одна секунда. - Мы прекрасно понимали друг друга, и не надо было даже завершать фразу.
   - Впечатляет!
   - Учимся.
   - Зачем?
   - Соскучилась - Ехидно улыбнулась я, но он явно мне не поверил. - А если честно дело есть.
   - Какое?
   - Пошли во двор, а то потом порядок надо будет наводить... да, и мечи захвати ...
   Не дожидаясь ответа, я двинулась во двор, а ему не оставалось ничего кроме как пойти за мной.
   - Ти, прекращай. Я думал мы в прошлый раз обо всём поговорили.
   - У тебя должок. В прошлый раз вы сковали меня и немного грубо обошлись, но сейчас пришла пора платить за свои ошибки.
   Он понял всё, но не во время. Мысль, что я пришла убить его, прочно засела в его мозгах ...
   Сначала надо его разозлить иначе будет не интересно, и я приступила к психологической атаке, ведь, прежде всего он был человеком, а уж потом магом и войном.
   - Вы два ничтожных смертных, решивших, что можете делать, что вам заблагорассудится.
   - Вика успокойся. Зачем ты так? Мы ведь друзья!
   - Собака волку не товарищ! Вы шелудивые шавки, которые только путаются под ногами, а пользы от вас никакой. Твари, возомнившие себя правителями. Шарлатаны, выучившие пару заклинаний и думающие, что им позволено всё. Встань на колени и умоляй сохранить тебе жизнь!
   - Ты в своём уме!? Что ты мелишь? На какие колени. Ты никогда не увидишь этого. Да я лучше умру, чем склонюсь пред тобой.
   - Что ж, ты сделал свой выбор.
   Безумие в моих руках сохраняло спокойствие, но лишь потому что я так желал. Он должен атаковать первым. Его Змейки блеснули на солнце, а после этого я почувствовала первую магическую атаку. То что в прошлый раз отключило меня от реальности, теперь вообще не имело на меня силы, оно просто прошло мимо, не причинив мне вреда. Григорий явно не ожидавший такого поворота событий растерялся. В это время "Покой Мертвеца", брошенный мной, достиг его и он рухнул наземь. Заклинание полностью парализовало его на физическом, астральном и ментальном планах. Глаза стали стеклянными, пульс замер, сердце не билось. Если в течение 24 часов не снять заклинание он умрёт, но не это нужно было мне.
   Настройка врат заняла около 5 минут, я перенесла его в Абаддон, где уже ждали Арны готовые к "Возрождению тьмы". Положив его в круг, я отошёл, чтобы не мешать. Ритуал повторялся. Теперь я могл со стороны наблюдать, как это выглядит. Послышался крик, от которого даже у меня мурашки прошли по коже, спустя мгновения ритуал был завершён.
   Подняв, почти бездыханное тело, я перешла в Мир Кошмаров. Этот ритуал едва не убил его, но так было нужно. Арны почти полностью скопировали мой внешний облик, а я только внес некоторые изменения, чтобы нас можно было различать. Его кожа тоже была угольно чёрной, но глаза были зелёного цвета, рога были прямыми и вообще в его облике преобладали чёрный и зелёный, да и крылья у него были обычные. На накидке был символ в виде двух змей вылезающих из глаз черепа. Он обладал 40% моей силы и был демоном повелителем некромантов и магии смерти.
   Наложив на память блок, чтобы он не помнил ничего до определённого момента, я вернул его на лужайку перед домом и положил на траву. Убрав все следы своего присутствия, через врата перешёл домой.
   На часах было девять вечера. Осталось чуть-чуть и я отомщу за всё.
  
   Рафаил:
   Не понимая, что происходит, я подскочила с кровати и направилась принять холодный душ - освежиться. Действие снотворного как рукой сняло. До момента встречи у меня было время подумать.
   Настенные часы показывали начало шестого, где она была всё это время? Она не появлялась уже около полугода, а теперь вот так за просто ... ни тебе привет, ни тебе до свиданья ... единственные моменты, когда я её видела, были наши ссоры и то в последний раз она видимо разговаривала не со мной, а со своими галлюцинациями. Почему она так со мной поступает? Какое право она имеет на это!
   Я не её домашнее животное чтобы делать со мной что хочешь по настроению.
   Фито чай не оказал успокоительного эффекта. Нехорошие мысли, словно грозовое облако, сгущались надо мной.
   Последние месяца не принесли мне ничего кроме неприятностей, плюс её выходки, словно камень на шее тянули меня всё глубже в бездну. Колея бед и сумасшедших событий непрестанно шли за мной по пятам, иногда наступая на них. Мне больше воздуха нужна была её поддержка, но моя Виктория не просто не протягивала мне руку помощи, но и давала жгучие пощёчины одну за другой. Мысли застопорились. Я закричала, словно раненный дикий зверь. Крик перешел в визг, потом в истерические слезы.
   - За что?!! Ведь я люблю тебя! За что?!! - внутренний голос вторил "и самый страшный круг, в котором Дит воздвиг престол и где ядро вселенной, предавшего на веки поглотит..."
   - Предательница.
   В состоянии аффекта, я схватила кухонный нож и бросила в окно, разбив его в дребезги. С улицы раздалась автомобильная сигнализация. Надо сваливать. Быстро надев кеды, со скоростью света выбежала со своей квартиры. Бежала я долго, ноги сами вели меня. Остановилась я только на виадуке. Подо мной проезжали поезда, шумно стуча колесами об рельсы. Я подняла глаза к лилово-красному небу. Бесчисленное множество крылатых созданий в развивающихся одеяниях кружили надо мной.
   - Брат вернись к нам. Летай вновь с нами!
   Грудь изнутри разрывала Кровавая Любовь. Она жаждала моей руки. Моя человеческая одежда превратилась в черное облачение, а крылья расправились и засверкали золотом. Я перевоплощалась в Рафаила. В голове звучали слова из прошлого - "Я люблю тебя, Отец", "Спаси, мой Рафаил", "Я ухожу...".
   - Нет!!!
   Я рухнула на бетон стала вырывать клоки перьев из крыл. Они снова и снова вырастали.
   - Нет!!!
   Ангелы исчезли. Шум от поездов унесся в даль. Я снова Алина. Превозмогая боль в спине, я поднялась на ноги и отправилась на встречу с ней. Подавляя и не слушая свои мысли, просто смотрела на дорогу под ногами.
   Вот то самое здание. Я остановилась под разбитыми окнами. Пошел дождь. Горькие капли падали на мои губы, попадая в рот, превращались в мелкие кусочки льда, и тут же опять в воду.
   - Пора.
   Я запрыгнула на пирамидку из кирпичей, которые заменяли лестницу. Оказавшись внутри здания, направилась на крышу.
   Сейчас я испытывала безразличие к ее прошлым выходкам. Характер человека есть характер, я люблю её такой, какая она есть. Нужно просто спокойно во всем разобраться.
   Самодельный люк в потолке вел непосредственно на саму крышу. Немного усилия и я вскарабкалась уже на самый верх. Вика уже ждала меня там, размахивая пустой бутылкой.
  
  
  
   Риммон:
   На крыше я появился на полчаса раньше, чем надо, было время подумать. Пробка от вина полетела прочь и первые капли огненной воды обожгли моё горло. Вкус был прекрасен, так же как и кровь ангелов. Мышцы расслабились, и горечь отступила, оставив место какому-то непонятному чувству.
   Габриель молчаливо парила рядом со мной, она знала, что я хочу сделать, но не понимала почему. Ведь я любил Рафаила, по крайней мере, когда-то любил.
   Я вспоминал те вечера, которые мы проводили вместе, за кофе обсуждая различные проблемы. Как делились самыми сокровенными тайнами и переживаниями. Мы были самыми лучшими подругами, я готов был убить любого, кто причинит ей боль. Вино подходило к концу, невесёлые мысли одолевали меня. Я никак не мог понять, почему я не убил её раньше. Наверное, Люцифер был прав, я стал слюнтяем.
   Она появилась внезапно, когда я собирался выкинуть пустую бутылку от вина. В своих невесёлых мыслях я забыл, зачем пришёл сюда, но, увидев её счастливое лицо, сразу же вспомнил.
   - Привет, давно не виделись!
   - Да уж.
   - Что за чепуху ты несла сегодня утром по телефону?
   - Что слышала.
   - Перестань, я не понимаю, ты можешь объяснить все по-человечески. Давай нормально, наконец, поговорим.
   А мог ли я? Этот вопрос я и сам себе задавал неоднократно.
   - Не важно у меня для тебя потрясная новость, я ангел! Нет, я ни сколько не шучу.
   Мы стояли напротив друг друга, я молчал, а она все щебетала о своих приключениях. По неволе я вспомнил киллера, о котором она и понятия не имела. Я убрал его раньше, чем он успел выстрелить. Ей просто повезло, что я оказался рядом.
   - Ты и не представляешь ...
   Интересно она всю жизнь собралась мне рассказать? Почему люди никогда, не интересуются, интересно ли другому человеку слушать об их проблемах!? В этот момент мне было совершенно не интересно, но я молчал ...
   - Стоп! - Я резко оборвал её.
   - Но я ещё не закончила!
   - Мне это не интересно, напротив это меня раздражает.
   - Что с тобой? Ты какая-то странная сегодня...
   - Заткнись! - Моему терпению пришёл конец.
   - Но ...
   - Никаких но, заткнись и слушай. Я ненавижу тебя! Ты испортила мне жизнь. С тех пор как я увидел тебя впервые, я сломал себе жизнь. Всё время что мы были вместе я просто слушала твоё постоянное нытьё, которое мне было до лампочки. Но теперь всё хватит, я устал от твоего нытья и от тебя. Сегодня утром я сказал тебе, что это была твоя последняя ночь и так оно и будет. Я дал тебе время подготовиться, а не просто так разбудил в пять утра. Явившийся к тебе Молчаливый Стражник забыл сказать тебе одну очень важную вещь ... Я ДЕМОН!!! Зло, которое пришло уничтожить мир и твоего сопливого Бога.
   - ... - Тишина. Она обдумывала то, что сейчас услышала, а может, просто была в шоке.
   Пошёл дождь. Дождевые капли барабанили по крыше. Пар шёл от моего тела, это испарялась попадавшая на меня вода.
   - Жизнь покинула меня, смерть давно смирилась с моим нравом, меня предали. Я всегда иду по краю, между теми кто жил путая лица, между раем и Абаддоном, но не нахожу покоя нигде. Мне нет места в этой вселенной, я везде лишний. Я не могу так жить ... я тот, кто дарит смерть и ничего не просит взамен. Единственное, что я умею, это убивать. А сейчас я хочу убить тебя ... - По мере того как я говорил, мой внешний облик стал меняться и вот перед ней стоял Риммон во всей своей красе и величие. - Но сначала я открою тебе глаза на твоего Отца Господа. Этот мерзкий противный старикан давно не может управлять миром, а всё корчит из себя правителя. Вы слепы, поклоняясь тирану и глупцу, вы лишь всё ближе приближаете себя к бездне, в которую он скинет вас, а потом начнёт всё заново. На протяжении всего существования человека он лишь проводил над ним эксперименты, проверяя что не так в его созданиях и планируя новый мир, в котором уж наверняка все будут плясать под его дудку. Миллионы миллионов людей погибли, не пройдя отбор, а остальные до сих пор верят в его сказки и умирают с его именем на устах. Он многократно совершал массовые убийства, культивируя богобоязнь. "Кто убивает людей, тот убийца. Кто убивает миллионы людей, тот победитель. Кто убивает всех, тот Бог",- хорошо заметил Жан Ростан. Разве не сжег он живьем все население Содома и Гоморры, пролив на них "дождем серу и огонь"; разве не истребил он 14700 человек, осмелившихся роптать против Моисея во время странствований иудеев в пустыне; разве не послал он ядовитых змеев на тех, кто "малодушествовал" в пути; разве не убил он 50070 жителей г. Вефсамиса только за то, что они "заглядывали в ковчег господа"? Твой создатель и отец был не только непреклонно беспощадным и сверх меры жестоким к тем, кто отходил от его заповедей или ошибочно толковал его таинственные "неисповедимые пути", он требовал от своих последователей такого же подхода, такой же жестокости и беспощадности ко всем язычникам и отступникам. В Библии несколько раз повторяется сюжет, когда твой гнилой Бог подстрекает свой народ на войну, призывая истребить всех: мужчин и женщин, детей и стариков, и даже волов, овец, ослов, - похоже, все живое, вплоть до тараканов. По сравнению с этими массовыми побоищами библейского бога - а я перечислил только их незначительную толику - преступления Торквемады, великого инквизитора Испании, могут показаться чуть ли не детскими забавами.- Изменения начали происходить и в Алине, а после того как я закончил я узрел перед собой прекраснейшего Херувима. Шестикрылое создание смотрело на меня своими печальными голубыми глазами и не понимало, почему я всё это говорю. Её удел Любовь, мой Война! Этим всё было сказано между нами. Я не мог долго смотреть в эти синие океаны и поэтому повернулся к ней спиной, так говорить было гораздо проще. - А любовь? Христос учил, как мог любить все подряд... Что то у христиан это плохо получалось - очень многих они "любя" сожгли, поработили, истребили. Ну да ладно, это было раньше... Но вечные муки и погибель они прописали большей части человечества уже сразу, у истоков своих, и Бог-отец был с этим полностью согласен: "И будет там, плачь и скрежет зубов". Люцифер тоже учит любви, только к тому, что утверждает жизнь и способствует ее процветанию. - Этим я задела её за живое, ведь она сама была воплощением Божьей любви. ... - К сожалению, современный мир воняет идеологией и моралью, исходящей от семитских религий: иудаизма, христианства, ислама. Они - классика некрофилии. В них, прежде всего мы находим концепцию греха. Они повесили на человечество Вину перед Богом. Неудивительно, расплачиваясь с божеством, они считают, как деньги, свои заслуги и грехи и вместо удовлетворения получают роковое чувство вины и бессилия. По их мнению, цель мира - его крушение, Страшный Суд. При этом они провозглашают себя союзниками Бога. Ими нарисован, ставший привычным сейчас, портрет Бога, поэтому-то он и выглядит капитальным ублюдком. ... А теперь пора спать! ...
   Развернувшись, я ударом ноги сбил с ног итак не сопротивляющегося ангела и ударил Адским Безумием. Моя ярость и ненависть ослепили меня. Меч разрезал воздух. Бесчувственное тело лежало на бетоне, взглядом устремясь в небо. Опустившись на одно колено, я занёс Безумие для последнего удара, но в этот момент, какой-то механизм моего мозга пришёл в движения и воспоминания накрыли меня с головой. Пытаясь выбраться из глубин памяти, я наугад нанёс удар.
  
   Рафаил:
   "- Мне это не интересно, напротив это меня раздражает" - ее самоуверенный вид вызывал во мне бешенство, но я старалась задушить это чувство.
   "- Никаких но, заткнись и слушай." - Меня замучили ее истерические выходки. Я еле сдерживалась, что б не заехать ей по лицу. Хорошо, пусть выговорится, может, чего путного и выйдет.
   "Я ДЕМОН!!! Зло, которое пришло уничтожить мир и твоего сопливого Бога."
   Ого! У меня не было больше слов! Это страшная и несмешная шутка.
   "А сейчас я хочу убить тебя ..." Перевоплощение начало происходить и со мной. Теперь не каких наполовину! Я всецело преобразилась в Рафаила. Но, пока мы на земле, в плену человеческой жизни и души, нас можно убить. Дождевые капли падали на моего старейшего врага, испаряясь и шипя. Он говорил правду, но у одинокого Херувима своя правда. Риммон оскорбил мою Любовь, но она его тут же простила. - Уходи от него скорее. - говорила Она. Но я не хотел уходить. Я хотел совершенно другого. Теперь я поняла, почему вспышки воспоминаний о Риммоне являлись всегда после встреч с моей подругой. Я - чувствовала.
   Он повернулся ко мне спиной и все продолжал говорить. "- А любовь? Христос учил, как мог любить все подряд..." Речь его была закончена, и Риммон с разворота ударил меня ногой в грудь. Я отлетел на три, может, четыре метра. Любовь все шептала, - Уходи отсюда, иначе он убьет тебя, ты не сможешь нарушить клятву. - Но я был недвижим. Демон подлетел ко мне и занес над моим телом свое Адское Безумие. В его глазах я не видел абсолютно ничего, - он слепо наносил удар. Но как будто что-то резко отвело клинок в сторону, и он вошел в бетон, около моего плеча. Риммон просто не увидел своего промаха. Уверенный в том, что его меч в моей крови, он поднялся на ноги и, отвернувшись, смотрел куда-то в даль, уходя к краю крыши.
  
   Риммон:
   Я больше не видел нечего вокруг себя. Дождь не прекращался, наверное, то плакало небо. Я всё ещё боролся со своими воспоминаниями. Вытащив лезвие и поднявшись на ноги, я побрёл к краю крыши. Победа не принесла упоения, неразбериха чувств сводила с ума. Всё кончено, а что теперь?
   Пол ушёл из-под ног, мир накренился под непонятным углом и кокой-то омут стал затягивать меня.
   - Нет! Оставьте меня в покое ...
   Вновь поляна и моя сущность направляется ко мне. Сейчас я был не настроен на разговоры, но она явно хотела мне что-то сказать. Всё повторялось вновь и вновь ... шёпот листьев ... шаги, гулом отдававшиеся в ночной тишине ... камни на которые мы присели ... солнце, на ночном небе ...
   - Почему здесь вновь сияет солнце? - Произнесено это было шёпотом, но он услышал, а может, просто угадал или почувствовал.
   - Ты вернулся в начало пути, ты вновь перепутал всё.
   - Выходит то, что я делал, всё зря! Ответь мне! Зачем? Почему меня заставили пройти этот путь?
   - У тебя нет выбора. Это твой путь, это наш путь и с него не свернуть. Ты должен был пройти его и прийти к выводам, которые ты ещё не сделал, но сделаешь позже.
   - О чём ты? Какие выводы, из чего выводить? Всё кончено! Ангел мёртв! - Кто-то кричал! И этот кто-то был я.
   - Прости, но так нужно. ... Прости!
   - За что ты извиняешься? - Я кричал на него до тех пор пока явно не почувствовал руку, которая легла мне на плечо. Рука была прохладной и резко контрастировала с температурой моего тела, даже не смотря на дождь.
   Кто-то хотел, чтобы я повернулся. Неосознанно я подчинился и в этот момент утонул в двух синих улыбающихся океанах, которые постепенно стали окрашиваться в кроваво-красный цвет.
   - Сегодня я не опустил меча. Я люблю тебя. - Прошептали мне его глаза.
   Чёрный камень сорвался с моей шей и с глухим стуком упал на бетон. Волны подхватили меня и унесли далеко от того места, где находилось моё тело. Я был счастлив! Все кого я, когда-либо потерял, были теперь рядом со мной. Мой путь окончен, наконец-то я обрету долгожданный покой. Всё заканчивалось, так же как и начиналось ... Темнота, тепло и безмятежное спокойствие, надеюсь, теперь навсегда станут моей жизнью.
   ... я буду помнить улыбку, с которой ты убил меня ...
  
  
   Рафаил:
   Вот мы снова встретились. Два бессмертных врага, не способные победить друг друга. Нас сбросили неизвестно за что и вселили в тела людей, дав людскую душу с ее людской слабостью, любовью, преданностью. Может, только так, кто-то из нас мог победить. Я убиваю тебя, враг Риммон, я убиваю тебя, моя Виктория. Я освобождаю тебя от мук. Дарю забвение. - Я нежно придерживал его ослабшее тело.
   Она сама хотела этого, всегда хотела... Но всегда боялась той неизбежной темноты, которая ждала ее за гранью её души. Пусть она больше не боится ее. Пусть обретет счастье...
   Место любви в сердце. Так и моя Кровавая Любовь вошла в ее сердце, по самую рукоять. Даруя ей покой.

Эпилог

   Огонь всё так же потрескивал в камине. Даго мирно сопел, свернувшись комочком на диване.
   Дедушка натянул на него плед и поставил книгу на полку.
   - Я не сплю. - Послышался сонный голос.- Рассказывай дальше.
   - Я обязательно продолжу рассказ завтра. А сейчас спи. - Обернувшись, дедушка ласково посмотрел на внука и вышел за дверь.
   Мысли одолевали его.
   Выйдя на улицу, он посмотрел на переливающееся разными цветами небо. Мимо Адити проносились кометы, задевая хвостами атмосферу, уносясь в черноту космоса. Как же давно происходила эта история, но память веков нетленна и поэтому хранит всё. Эта история не будет забыта.
   - Вы не будете забыты. - Тихо выдохнул старик. - Где же вы сейчас, вечные путники? - Тоской был полон его взор, устремлённый ввысь.
  
  
  
   Мы - часть истории, мы - часть рассказа,
   Иногда прекрасны, а иногда безумны...
   Но никто не помнит, с чего все началось...
   (Within Temptation - Бесконечная история)
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"