Знаменская Виктория Андреевна: другие произведения.

Прощальная песня дракона

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Драконы, прекрасные рептилии танцующие с ветром в небесах. Свои чувства эти восхитительные создания выражают песней, а о чём может петь существо, раненное, в самое сердце? Эта история, о мести дракона преданного своей сестрой, по вине которой он превратился в Ледяного. Он выжил в ледяном аду и теперь...


As proud as we're dead, the werewolves are back

Countdown the strike and prepare for attack

Pray when we take your life on this side

And you know soon you'll be dying

Cold are your veins, and when you deny

Dark is the night and alone you will die

Break all the chains and wait for the time

When you return with the night

Dead boys don't cry

No wonder why

You'll see them ride the midnight sky

Dead boys don't cry

For they can't die

You'll see them light the grave goodbye

Dead boys don't cry

(Powerwolf - Dead Boys Don't Cry)

Глава 1

Когда поют драконы...

  
   Песня... тоскливая... рвущая сердце в клочья... гасящая пламя самой жизни...
   Холод давно поселился там, где когда-то играло в листве солнце, оставив бездушную пустыню. Люди часто задавались вопросом о такой природной аномалии, но проверить смельчаков отчего-то не находилось. Вернее, поначалу они были, но слишком страшны были рассказы немногих выживших, о чудовище, живущем на холодных равнинах, о пристальном взгляде, лишь только переступалась грань мира тепла и льда.
   Со временем люди перестали проявлять любопытство, ведь то, что обитало за гранью, не нападало на них и не представляло угрозы, пока не были нарушены границы. Они жили в мире, даже не догадываясь, что за существо обитает по соседству. О нет, они не строили иллюзий и прекрасно понимали, что не просто так вошедших туда нечто уносило в воздух и наземь падали уже части. О страшном взгляде, наблюдавшим из темноты скал.
   Они чувствовали непреодолимые тоску, боль, отчаяние, накрывающие их в этом странном месте и чудилась им странная завораживающая и полная боли песня, звуки которой дурманили и сводили с ума. Услышавших её, не волновала более жизнь, боль неимоверная рвала душу мощными когтями, боль для которой человечек не предназначен. Ему не нужно было нападать, многие просто сходили с ума, некоторые падали наземь мертвыми, ибо сердце не выдерживало. И лишь некоторые словно мотыльки шли на зов, чтобы прекратить страдания её поющего. Таких он убивал особо жестоко, не нуждаясь в их жалости и сострадании.
   Ледяное сердце, не знающее теплоты, погружённое в лед, забыло о жизни, но прежде ясный разум ещё не покрыл налёт безумия. Он лишь желал покоя для израненной сущности. Ледяной! Навеки ледяной дракон пел свою песню в память о жизни, которой теперь нет, и никогда не будет. Сковавшая его тело агония не прекращалась уже более двухсот лет, но песнь его будет длиться, пока не угаснет пламя жизни, неровно бьющееся в бесчувственном сердце.
   Раненые драконы регенерируют, дракон потерявший смысл жизни - становиться ледяным, почти мертвым. Постепенно сходя с ума и, мстя, они погибают.
   В нём чуть слышно, даже спустя столетия, теплилась жизнь, не давая ему сорваться. Столь близкое безумие придавало его песни особый оттенок уныния. Пролетавшие мимо драконы, попадая под её воздействие, больше не возвращались, навеки обретя покой в этом холодном плену. Они, падая наземь, закрывали глаза, не в силах оторваться от этой мелодии, засыпая навечно.
   А он всё пел, некогда изумрудно-синий дракон, теперь ставший ледяным. Ледяное самообладание, мудрость, ледяная скорбь... 
    
    
   Его отец был из рода синих, а мать изумрудных драконов. Настолько разных существ трудно было даже представить, не то, что жить рядом с ними. Глетиэль, никогда не осуждал такой союз, глядя в любящие глаза родителей. Они постоянно ругались из-за стервозной драконницы-матери и не в меру высокомерного дракона-отца.
   Очень подвижный и наглый дракончик всегда искал приключения на свой хвост. Оба клана неустанно следили за ним, но не успевали глазом моргнуть, как он влипал в очередные неприятности. Если он выбирал цель, не приведи кому-то на неё покуситься (наследство матери). Он был очень любопытен и всегда оберегал своё, как и все изумрудные драконы, но был жаден и активен, как все синие драконы. В нём интересным образом смешивалась наблюдательность и азарт, толкавший его на подвиги. Одним словом, наследственность.
    
    
   Воспоминания о детстве, такие далёкие и единственно живые в полумёртвом драконе, внезапно вспыхнувшие поразили его. Кажется, он перестал мыслить, перестал ощущать, но резкие вспышки воспоминаний до сих пор приносят волну боли, после которой содрогается всё его тело и сбивается дыханье. Вздох отчаяния прокатывается, по теперь уже снежной пустыне, нанося новые барханы снега и порождая бурю. Дракон смежает веки и вновь льется меланхоличная песнь. Его слёзы льдом опадают наземь, каждым осколком всё больнее раня. Казалось, что после двухсот лет боли и отчаяния он уже неспособен на чувства, но вспыхивающие воспоминания говорят об обратном.
   Его отец и мать погибли в той войне с эльфами, но не это стало причиной стужи в сердце ледяного дракона, он потерял младшую сестру, которую любил больше жизни.
   В момент утраты он пел, отчаянно стараясь вернуть, вымолить прощение, отчасти, именно он был виноват в смерти родителей, развязав войну. Слишком самоуверенный, совсем юный по меркам драконов, не понимал, а может, просто не хотел понимать, к чему приведут его опрометчивые поступки.
   От грустных мыслей отвлёк звук ударившегося оземь тела взметнувшего, столп снега. На белом покрывале равнины янтарём сверкало чудо. Не веря своим глазам, он пристально наблюдал, не прекращая песни. Казалось, само солнце упало перед ним, но постепенно его сияние угасало, проявляя очертания небольшого дракона.
   Совсем немного и жизнь янтарного, попавшего, под его песню оборвётся. Ещё не понимая своих действий, он сорвался с обрыва скалы, уже в воздухе расправляя большие крылья. Впервые за последние пятьдесят лет оборвалась песня дракона. Тенью, скользя у самой земли, он легко подхватил бессознательное тело, чтобы спустя мгновение опустить его на пол своей пещеры.
   "Такой маленький", печально вздохнул и синие глаза, впились в серое небо.
   Прошло немало времени, прежде чем дошло осознание, что за ним пристально наблюдают. Резко обернувшись, он неожиданно встретился с расплавленным янтарём глаз пристально рассматривавшим его. "Такие большие и полные жизни" невыносимо заныло сердце, вновь зазвучала песня. Спустя мгновение, уже в полёте она оборвалась, его бесцеремонно столкнули. Пребывая в замешательстве, он не верил, что янтарное чудо может быть настолько наглым.
   Холодная ярость закипала в его крови, призывая исправить упущение и убить спасённого им дракона, посмевшего столь нагло себя вести. "Не пой!" Ворвавшийся в его голову голос выбил воздух из лёгких, и резко выдохнув, ледяной рухнул вниз, лишь у самой земли придя в себя, ушёл в полёт.
   Борясь с собой и воспоминаниями, нахлынувшими на него, он опустился на снег, уронил тяжёлую голову на лапы, прикрыл глаза и запел. Может, всё же он заблуждался насчёт безумия, не коснувшегося его?
   Его толкнули вбок, достаточно увесисто. "Не пой!" вновь донеслось до него. "Почему?" -- опешил он. "Что значит почему? Из-за тебя я оказалась в этой... кстати, а где мы?"
   Вместо ответа он открыл глаза и с удивлением стал рассматривать её! Драконы конечно не жирафы, но слишком долго до него доходил факт, что рядом с ним не просто небольшой янтарный дракон, а драконница.
   Тучи разошлись, пропуская луч света в холодное ледяное царство. Свет ластился к янтарной, окутывая её ореолом, играя на чешуе. Залюбовался. Она была такой живой, такой тёплой, такой... нереальной.
   Именно за это свойство люди в своё время пытались истребить янтарных драконов, шкура янтарного обладает удивительным свойством впитывать солнечный свет, из-за чего они светятся в темноте. Вот и сейчас в полумраке она светилась.
    
   Маленький светловолосый мальчик и две темноволосые девочки, бегут по зелёной траве весеннего луга, весело смеясь. За ними не спеша идёт пара, темноволосая женщина с изумрудными глазами и светловолосый мужчина с лазурными глазами. Мальчишка подбегает к мужчине и его тут же подхватывают на руки. Глаза мужчины светятся нежностью. Мальчик вырывается из его объятий и весело смеясь уноситься вперёд за сёстрами, на бегу превращаясь с изумрудно-синего дракончика, чтобы догнать изумрудных сестёр. Слышится негромкий женский смех, перезвоном разносясь по округе и вслед за ними взмывают в небо небольшая изумрудная драконница и крупный синий дракон.
    
   Он пришёл в себя, когда кто-то несильно постучал по наросту на его голове, а следом ворвались слова "Ты живой?". "Нет", ледяной синевой полыхнули глаза и одним взмахом крыльев он поднялся ввысь. "Постой", но он уже летел к пещере, чтобы сидя на краю вновь запеть. Не суждено было сбыться тишине и покою дракона, его вновь сбили вниз и это уже порядком начало злить. Сделав кульбит в воздухе, он резко взмыл и стремительным броском, сбив драконницу, сжав лапой горло, пикировал вниз желая впечатать доставшее недоразумение в землю. Его ослепило ярким светом, заставляя разжать когти и наземь стремительно рухнули два дракона, поднимая снежные брызги. Придя в себя, он увидел неподалёку бесчувственное тело. Повинуясь древним инстинктам ледяной рванул к нему.
   Она была жива, повезло, что он не приземлился на неё, иначе переломал бы ей все кости. Для такого небольшого дракона его вес был бы весьма критичен. Встав на задние лапы, он поднял ее, дабы унести в пещеру, где аккуратно положил на пол, чтобы лечь самому и, укрыв её крылом заснуть. Начиналась снежная буря. Для него температура не имела значения, но она могла замёрзнуть. Он сам не мог объяснить почему пытается спасти её, быть может, она напоминала ему о солнце и тепле, которого он уже давно не ощущал.
   Сквозь сон он чувствовал тепло её тела и невольно просыпался, когда она поворачивалась или, озябши, плотнее прижималась к нему. Будь он обычным драконом, согрел бы её тёплым воздухом, но в нынешней ипостаси он даже не рисковал так делать, не хотелось заполучить в свою пещеру сосульку. Буря набирала обороты, температура падала. Она всё плотнее прижималась к нему, чтобы хоть как то согреться. Он наблюдал за буйством стихии с восхищением, периодически бросая взгляды на неё, и его глаза наполнялись болью, он даже согреть её не мог. Никчёмный дракон. Приняв, единственно верное решение он ещё какое-то время обдумывал его. Наконец, решившись, аккуратно, чтобы не разбудить, отстранился от янтарной и вгляделся в ночь. "Надеюсь, ты не успеешь замерзнуть, пока меня не будет", подумалось ему, когда он шагнул в непогоду, растворяясь в ночи.
   На следующее утро люди долго недоумевали по поводу выпавшего в их вечном тепле снега, но никто не заподозрил в этом чудовище, живущее в ледяной пустыне.
   Он летел с поразительной быстротой, тенью скользя над землёй. Ему впервые за века было страшно. С тех самых пор как поселился здесь, ещё ни разу он не прилетал к людям. Благодаря магии драконов и своей боли ему не нужно было питаться. Но ей это необходимо, она не ледяная, без еды и тепла в его пещере она умрёт. В спешке он чуть не приземлился на дом, стоящий на окраине, но сумел сманеврировать и снести лишь пару яблонь, да задеть хвостом берёзу. Грохот стоял жуткий.
   В полоске света, от открытой двери, на пороге показалась кутающаяся в шаль старушка. От него веяло холодом, трава покрывалась инеем. Что увидела в его глазах пожилая женщина, он не понял, но она не испугалась.
   - Ледяной дракон, так вот из-за кого равнину замело снегами. Чего же ты ищешь здесь? - Проскрипела она старушечьим голосом, сильно удивив его своим заявлением.
   "Мне нужны еда и дрова. Там, в ледяной пещере без этого умрёт молодая драконница, помоги". - Он даже не просил, умолял.
   - Я помогу тебе дракон, но и попрошу кое-что взамен. Не смотри так укоризненно, это вполне выполнимое желание. - Её некогда яркие зелёные глаза серьезно смотрели на него. - Обещай мне один полёт, не сейчас, позже. Я уже слишком стара и мой век подходит к концу, но у меня осталась мечта.
   "Я согласен, даю тебе слово дракона. Когда закончиться буря, я вновь вернусь сюда и исполню обещанное". - В его голосе сквозило отчаяние.
   - Я верю тебе, слово дракона обяжет тебя, но и без него я не сомневаюсь, что ты сдержишь обещанное. - Она указала на дрова, а сама скрылась в доме, чтобы вернуться уже с нагруженным мешком. - Лети дракон и береги её, ту, ради которой спустя века ты решился покинуть ледяную пустошь.
   Старуха скрылась в доме. Дракон проводил её недоумённым взглядом, но быстро опомнился и взмыл в небо, быстро сокращая расстояние до пещеры. Он обязательно спросит, но не сейчас. Его ждут, в нём нуждаются.
   В пещеру он буквально ввалился кубарем, запутавшись в непослушных крыльях, и чуть не наступил на неё пока вставал. Она вся сжалась от холода, по прекрасной чешуе расползся иней. Бросив дрова, он лег рядом, укрывая её крылом. Она тут же прижалась к нему.
   "Проснись янтарная" попросил он умоляюще, но она не реагировала. Тогда он попытался развести огонь, но лишь заморозил дрова своим дыханием. Какое-то время он отчаянно повторял попытки, но лишь сильнее покрывал дерево льдом. Отчаяние захлёстывало его, а её дыхание становилось всё слабее. Он не прекращал попыток, и когда боль в сердце достигла апогея, он сумел дыхнуть пламенем. Языки огня заплясали, а он тут же вдохнул магию в них, дабы не погасли и поближе придвинулся к огню приподнимая крыло, чтобы подставить её совсем замёрзшее тело теплу. Лишь когда её дыхание стало ровнее он смог вздохнуть облегчённо, чем чуть не потушил разведённый костёр. Отругав себя, сомкнул глаза и смог погрузиться в сон. Его мучили кошмары, он кричал, умолял и пел.
   Сквозь сон он почувствовал, как ему на голову легла тёплая лапа, и услышал вздох сожаления. Его жалели. Сонный мозг не успел остановить злость, так привычно разливающуюся по телу, не успел остановить разъяренного состраданием ледяного. Полыхнули в темноте глаза, резко поднявшись, он лапой отмахнулся от тепла, вскинулся и стремительно покинул пещеру, уносясь в ледяной мрак ночи. Прекращающаяся снежная буря, почуяв состояние хозяина, встрепенулась и ударила с новой силой. Он кружил в небе, пока не успокоился достаточно, чтобы вспомнить о той, кого оберегал и ради которой дал слово дракона. О том тепле, которое она несла, от которого он отмахнулся, вложив в удар силу разгневанного зверя.
   Влетев в пещеру, он сильно напугал её. Она шарахнулась к стене, а он замер в нерешительности.
   "Не бойся, я не обижу тебя".
   "Ага, как же, я не успеваю за сменами твоего настроения. Сначала ты чуть не придушил меня, затем спас от холода, и снова чуть не убил, когда я прикоснулась к тебе. Я не могла тебя разбудить, а ты пел даже во сне. Кто ты? Никогда не слышала такой красивой и такой отчаянной песни боли дракона".
   "Сколько тебе лет?"
   Он всё ещё стоял у входа, не решаясь идти дальше, дабы не напугать её ещё больше, но она сама сделала шаг к огню, а он лёг по другую его сторону и с интересом наблюдая за ней. "Сто три". Она вся подобралась и подогнула под себя хвост, но ей было всё равно холодно.
   "Совсем ещё ребёнок. Как тебя занесло в ледяную пустошь?"
   "Я слышала красивую легенду об изумрудно-синем драконе, который погубил своих родителей и потерял любимую сестру, а после исчез для всех, лишь на пустошах всё ещё слышна прощальная песня дракона. Я решила проверить, правда ли это, но прилетев сюда, услышала твою песню, и мне захотелось умереть, лишь бы не чувствовать". Её глаза приняли круглую форму, до драконницы наконец дошло. "Ты, Глетиэль? Это о тебе сложили легенду! Но ты не изумрудный". Она прищурилась, рассматривая его, может где-то есть хоть пятнышко изумрудного цвета, но так и не нашла. Что не мешало ей активно поглощать пищу, работая мощными челюстями.
   "Когда в другой жизни я был изумрудно-синим драконом". Немой вопрос, читавшийся на её мордашке, рассмешил его и тоном учителя он продолжил объяснять ещё молодой и оттого не ведающей драконнице. "Когда дракон теряет что-то очень дорогое, он умирает или становиться ледяным".
   "О-о-о, ну это объясняет многое. Ты ледяной дракон!" У неё наконец-то сложились все кусочки мозаики. В её глазах появился страх, но природное любопытство вытеснило его не дав развиться. "Спасибо, что спас меня дважды и за еду тоже спасибо".
   Буря закончилась. Пора было выпроваживать янтарную. Что он немедленно высказал, и она поддержала его. Её ждут, о ней беспокоятся и ей действительно пора. Она попросила проводить её до границы, но он отказался. Гордо фыркнув она прошла мимо и взлетела, не прощаясь с ним. Спустя пару мгновений из пещеры тенью вылетел дракон, держась в стороне, он наблюдал за ней, если вдруг понадобиться помощь. Она благополучно добралась до границы и полетела прочь от его владений, а он замер, смотря на удаляющееся янтарное чудо, которое хоть ненадолго напомнило ему о младшей сестре и так же внезапно, как и появилось, ушло из его жизни.
   Дракон вернулся в свою пещеру, погасил огонь и, устремив взор в звёздное небо, запел свою последнюю песню.

Глава 2

"О чём молчит солнце"

  
   Я обещал, дал слово дракона, и теперь пришло время выполнить его. Моя песня скоро закончится, когда запас магии исчерпает себя. Лучше бы я сошёл с ума и погиб от когтей врага, чем так. Медленно день за днём умирать уже более двух веков. Люди за это время сильно изменились, вспомнить хотя бы старушку, что дала мне еду. Вовремя вспомнив про обещание я прервал песнь.
   Как не хотелось, но пришлось покидать родную пещеру. Янтарный закат, напомнил мне о драконнице, но я отодвинул эту мысль подальше. Вот и граница, собравшись с духом, я решительно пересёк её.
   Люди поднимали головы, когда их накрывала огромная тень, дети показывали пальцем, я старался не думать о них. Конечно, люди знали о существовании драконов, об их горячем нраве и предпочитали не встречаться. Сделав круг над достаточно большим поселением, я стал садиться и вновь снёс пару деревьев, напугал кошку и довёл до икоты пару визгливых девиц. Моё появление не могло остаться незамеченным, поэтому вскоре, появилась стража, но пока держалась на почтительном расстоянии. Я вздохнул, покрыв корочкой льда растительность.
   Старушка сидела на крыльце и откровенно забавлялась, наблюдая как лучи солнца играли на чешуе ледяного дракона, как шарахалась стража и как собиралась приличная толпа зевак, которых интересовало моё появление.
   Лазурно-голубой, цвета глетчерного льда, чуть более двадцати метров в высоту дракон. Массивное тело с широкой грудной клеткой, внушительные четырёхпалые лапы, тяжёлый, прочный хвост, большая клиновидная голова на длинной крепкой шее и очень большие крылья. Голова увенчана массивными вогнутыми рогами и покрыта костяными наростами, которые в большом количестве украшали моё тело, словно шипы розу. На хвосте так же имелись три острых, но прочных шипа. Арсенал не кислый, учитывая ряд очень острых зубов и магию.
   Даже чешуёй я осязал страх и любопытство, которым был пропитан воздух. Сделав пару шагов, я остановился, потому что путь мне преградил конный стражник. Наклонив голову, я посмотрел в глаза этого мясного брикета и его как ветром сдуло. Есть старое поверье: нельзя смотреть дракону в глаза, иначе он заберёт твою душу. Однако его место занял маг. Ветер трепал его седые волосы, он же развевал полы белого одеяния. Вокруг него мерцало достаточно сильное охранное заклинание, контуры которого искрились. У каждого дракона своя особенность, моя в умении видеть магию и её следы. Нет, драконы могли использовать простую магию, но сами чаще всего являлись лишь источником оной.
   В глазах стоящего передо мной не было страха, ещё бы, боевых магов годами готовили к работе с любой нечестью. Несмотря на седой волос, я не обманывался его возрастом, он был молод, лет так сорока от роду по человеческим меркам. Мы изучали друг друга.
   - Зачем ты здесь дракон? - Он нарушил молчание первым.
   "Чтобы исполнить данное мной обещание маг, слово дракона священно". Я показал левую лапу, на которой мерцало браслетом связывающее меня обещание. Маг проследил цепь от меня до старухи и кивнул каким-то своим мыслям.
   В форме дракона мы общаемся телепатически и можем делать так, чтобы нас слышали все или лишь тот, кому предназначается сказанное. Я уже забыл, как выглядит моя человеческая ипостась, слишком давно это было, да и нет в ней более смысла. Сейчас меня слышал только маг, который хмурился, кивал и отвечал молчаливому дракону. Для людей это выглядело странно, они перешептывались, иные крутили пальцем у виска. Как вдруг истошный крик мага рассёк тишину. Он упал на землю, схватившись руками за голову. Среагировала стража, нацелив на меня копья, арбалеты, топоры и прочее железо. Все прекрасно понимали, что ни маг, ни стража не спасут от разъяренного дракона, но так для них хотя бы присутствовала иллюзия защиты.
   Я не нападал, маг сам виноват, что полез в душу к ледяному и почувствовал, что творилось у меня в душе, да ещё и ментальная защита сработала. Очухавшийся маг вовремя вскинул руку и остановил стражника подбиравшегося ко мне сзади, спася его и возможно всех от неминуемой гибели. Даже скудных познаний о ледяных драконах магу хватило, чтобы понять, если я запою селение вымрет. Мне даже когтем шевелить не придётся, а своими железками они меня даже не поцарапают.
   - Не смей. - Рявкнул маг на парня. - Нам не причинят вреда, если не злить дракона. Я сам виноват в том, что испытал боль, нельзя заглядывать в душу ледяным. - Он разговаривал с толпой, та слушалась его, уважая, за смелость перед большим злобным ящером.
   "Отойди маг, дай мне выполнить обещанное, и я уйду с миром" - Мне начинало надоедать пристальное внимание и смешинки в глазах старухи.
   Он отошёл, давая мне дорогу. Все с замиранием сердца наблюдали, что будет дальше. Я подошёл к старухе и подставил крыло, помогая ей взобраться на себя. Люди ахнули когда, взмахнув крыльями, я взмыл с места в небо, на мгновение, зависнув, позволяя разглядеть себя, прежде чем набрать скорость и на бреющем полёте заскользить в лучах янтарно-багряного солнца.
   Сделав пару кругов вокруг селенья, я показал старухе пустошь, по её просьбе, лес, пролетел над водой, развернулся и едва не задевая кроны деревьев стал заходить на посадку. Толпа всё ещё стояла и радостно улюлюкала завидев нас. Странные существа люди, даже перед лицом опасности не прекращают радоваться прекрасному. На этот раз приземлился я мягко, памятуя о ноше. Так же подставил крыло и помог спуститься молодой девушке. Где стоял там я и замер, не веря ни глазам, ни разуму. Так же замерли и всё остальные, некоторые упали в обморок. Шум от толпы поднялся невообразимый. Я пристально вгляделся в юную прекрасную деву и подошедшего молодого мужчину, который ранее был седоволосым магом, лишь по глазам я узнал его.
   - Мы безмерно благодарны тебе дракон, если бы не ты, нам никогда бы не удалось преодолеть чары старой ведьмы. Мы правители этой страны, некогда она процветала, теперь же ты видишь, во что за века превратила её ведьма. Чары рассеялись, когда ты поднялся в воздух. Зная, что драконы редко бывают в наших краях и слишком горды, чтобы катать на себе людей, она прокляла нас до тех пор, пока моя невеста не прокатиться на спине дракона. Так же заклинание стёрло нам память, оставив лишь не преодолимую мечту. Но ты дал слово и сдержал обещание. Спасибо. Если ты захочешь, можешь прилетать в наш город, постепенно мы восстановим его и сделаем площадку для посадки драконов. Ты всегда будешь желанным гостем. - Молодые правители поклонились и направились к своему народу.
   Глядя на счастливую пару я лишь кивнул и взмыл в небо, улетая в свой родной холод. Слишком больно мне далось наблюдать за семейным счастьем и знать, та кого я любил больше самого себя уже никогда не вернётся. Острые когти тоски прошлись по сердцу, оставляя кровавые следы, вновь рождая песню ледяного дракона.
  
   Не знаю, сколько времени прошло с тех событий. Я уже почти не мог летать и большую часть времени проводил во сне. Силы мои подходили к концу. Реальность и сны перемешались, безумие всё больше затягивало в свой омут, подводя разум к такой заветной и желанной черте. Иногда я видел её. Образ прекрасной девы, сестры, матери, любовницы. Она звала меня, но одновременно не давала шагнуть за грань. Я всем сердцем желал этого, желал наконец обрести свободу, и умиротворение. Ещё один последний вдох...
   Голос, такой тёплый, такой солнечный и такой... надоедливый. Что он говорит, нужно сосредоточится, нужно прислушаться.
   "Не пой! Глетиэль, умоляю тебя, не пой, иначе мы все погибнем". - В нём слышалось отчаяние.
   "Янтарная..." с последним вдохом сознание покинуло меня, завершая песню.
  
   Просыпаться откровенно не хотелось. Я явно не умер, и судя по температуре, даже нахожусь не в своей пещере. Однако что-то усердно трясло меня, выводя из забытья, пришлось открыть один глаз, чтобы увидеть рядом рыжеволосую девушку. Пришлось открывать второй глаз. Разыгравшееся любопытство взяло верх. Я поднял голову с лап и принялся вертеть ею по сторонам (попутно снеся вазу, уронив картину и чуть не обрушив потолок), но спустя мгновение мою вертлявую голову поймали в цепкий капкан руки девушки, я опешил. Это создание с первой нашей встречи вызывало во мне много противоречивых чувств. Хотелось прибить её и одновременно понаблюдать. Я мотнул головой, стряхивая её тёплые руки, но не тут то было. Она улыбалась и... гладила меня по холодному носу. Не успел я отойти от первого шока, как она крепко обняла меня за шею, чуть не поранившись о шипы...
   - Как хорошо, что ты жив Глетиэль, я думала, что не успею, боялась не отплатить тебе тем же, что ты когда-то сделал для меня. Вернувшись, домой я всё рассказала отцу и братьям, они покричали, но затем заинтересовались, а когда я попросила у них помощи то повертели пальцем у виска, но я настырная, собралась лететь одна. Тут уже братья не смогли отпустить меня и помогли. Мы успели вовремя, когда ты почти ушёл за грань. Солнечная магия янтарных драконов помогла мне вытащить тебя с того света. Когда мы поняли, что твоей жизни ничего не угрожает, то перенесли тебя к нам домой. Правда с твоим появлением тут резко похолодало и братья порой до сих пор ворчат, но все с нетерпением ждали твоего пробуждения, а я не удержалась и вот. - Всё это она выдала буквально на одном дыхании. Всё ещё крепко обнимая меня. Не сразу я понял, что она плакала, и слезы её янтарём застывали на мне.
   Не успел я ничего ответить, как в комнату ввалились трое парней и замерли на пороге. Немая сцена изучения друг друга, девушки прижавшейся ко мне и... неприязнь в их глазах. Я лишь фыркнул, напугали ежа... в общем причинным местом.
   - Я Локиэль, а это мои братья Акринэль, Хаэль, Моронэль. - Указала янтарная на застывших в дверях.
   Я изучал её, а они изучали меня. Янтарная оказалась высокой молодой девушкой. Особенно красивы ее глаза: словно два расплавленных янтаря в ареоле длинных чёрных ресниц. Рыжие волосы, румяные щечки, а когда она улыбается, то получаются очень милые ямочки. Красивый маленьких носик, упрямо вздернутый вверх. Конечно, от меня не укрылась не большая грудь, обтянутая лёгкой туникой. "Хрупкая" - подумалось мне.
   Двое её младших братьев не сильно от неё отставали, такие же янтарноокие, с рыжими волосами. Молодые красивые мужчины в полном расцвете сил, каждый на голову выше сестры, широкоплечие, атлетически сложенные. "Близнецы". Вот только старший немного отличался, глазами цвета изумруда и таким же оттенком волос. Именно он с неприязнью смотрел на меня. "Я не золото, чтобы нравиться всем драконам" вновь фыркнул я и перевёл взгляд на Локиэль. Рядом с ней моё сердце слегка согревалось, отступала боль, и мир приобретал краски. Она словно солнечный зайчик, от которого нельзя отвести взгляд, который то замирает, то вновь непредсказуемо движется.
   - Сестра, а ты не боишься простыть рядом с этой сосулькой? - Ехидно прищурив глаза, осведомился Моронэль.
   - А ты завидуй молча братик, это мой дракон. - Видимо глаза у меня приняли овальную форму, потому что по комнате зазвенел девичий смех, так напомнивший мне смех сестры. - Не грусти Глетиэль, пожалуйста. - Не заметить смену настроения было сложно, когда мебель начала покрываться инеем.
   - Он что немой? - продолжал старший.
   - Не твой он, не твой. - Ехидства в её словах хоть ложкой ешь.
   - Действительно, чего ты пристал к ней брат, пусть девушка развлекается. - Вступился за сестру Акринэль.
   - Не с ледяным драконом, ему и так досталось в этой жизни, раз он им стал. Не тереби его раны Локиэль, умоляю тебя. - Что-то очень узнаваемое мелькнуло в его взгляде, но заметил это только я.
   "Янтарная?" позвал я её. Она тут же повернулась ко мне. "Разреши мне поговорить с Моронэлем наедине, пожалуйста". - При этом я смотрел на неё таким взглядом, что отказать мне было невозможно. Фокусы общения с младшей сестрой я помнил до сих пор.
   На секунду она задумалась, но в следующее мгновение кивнула, пронеслась к братьям и, шепнув что-то старшему на ухо, вытащила упирающихся близнецов вон из комнаты.
   Я был старше, но был гостем в их доме. С трудом поднявшись на подгибающихся лапах, я склонил голову в приветствие. Он оценил, взгляд его изумрудных глаз стал мягче, и он повторил поклон.
   "Ну, здравствуй Моронэль, века прошли, а ты почти не изменился. Всё так же злишься на меня?" - Грусть, давно забытая, отголоском плескалась в моих глазах. Я вновь опустился на пол.
   - Знаешь Глетиэль, когда сестра рассказала нам о некоем ледяном драконе, я даже представить не мог что им окажешься ты. Даже глазам сначала не верил, увидев тебя, в том ледяном аду. Я уже давно не злюсь на тебя, ты получил своё сполна и даже больше. Гордость погубила все, что ты любил. Все считают, что ты умер ещё тогда во времена раскола, но ты выжил. - Невыраженное: "Даже не знаю радоваться или печалиться этому факту" - повисло в воздухе.
   "Лучше бы я умер тогда..." - Я прикрыл глаза и положил голову на лапы, мне было тошно и плохо, но это длилось вот уже более двух столетий, и я даже привык к этому состоянию.
   - Прости. - Я открыл глаза и не веря уставился на него. - Все эти годы я хотел извиниться перед тобой. Я был юн и горяч, не понял тогда, что именно ты сделал для меня. Как же так случилось, что ты сам наказал себя? - На секунду его поглотили воспоминания о том дне, когда пропал Глетиэль, и догадка осенила его лицо. - О нет, Квоэль, значит она...
   "Да..." - тихо выдохнул я, покрыв часть мебели инеем.
   - Прости друг, я даже представить не мог, мы думали, она ушла, когда ты умер.
   Моронэль подошёл ко мне и обнял по-братски, на этот раз злость даже не колыхнулась. Моронэль, знающий мою истинную историю, переживший со мной много приключений, действительно имел право сочувствовать. Наверное, только он и имел на это право, ведь он когда-то, в прошлой жизни, был моим лучшим другом. По всему телу разлилось тепло, от его слишком знакомого пьянящего запаха, летнего леса после дождя.
   "Это у вас семейное что ли, тискать меня постоянно?" - насмешливо проворчал я.
   - Это тебя ещё Локиэль по-настоящему даже не тискала, я запретил. - Он усмехнулся в ответ
   "Спасибо друг". - На глазах моих навернулись слезы, кристалликами льда упавшие на пол.
   - А почему ты не сменишь ипостась? - Он выпустил меня из объятий и присел в стоящее неподалёку кресло.
   "Я не могу, не помню, как это", горестно вздохнул я, выпуская из носа снежное крошево.
   - Ты это, дыши осторожнее, а то чувствую, скоро твои ледяные чертоги такими темпами переедут к нам. Ты что всё это время с того дня был драконом? - Удивился он, и в моём молчании нашёл ответ. - Да... - протянул он, задумался на секунду, а затем его лицо озарила идея. - На лапах стоять можешь?
   "Могу", мне не понравился загадочный блеск его глаз, но попробовать стоило. Если я останусь здесь в ипостаси дракона, то вскоре заморожу и это место.
   - Двигай за мной. - Он поднялся и пошёл в сторону выхода на лоджию. Встал на край и спрыгнул вниз, на лету превращаясь в дракона. Не думая я последовал за ним. На миг крылья дрогнули, но послушались меня.
   Я нагнал изумрудного дракона достаточно быстро. Какое-то время мы молча бороздили ночное небо, но вот он пошёл на снижение и я последовал за ним. Приземлившись, я внимательно огляделся, сначала не веря себе. Он привёл меня в то место, где когда-то мы с ним познакомились. Мягкая шелковистая трава ласкала тело, серебрилась луна, заливая бледным светом поле, которое с того момента почти не изменилось.
   По моему отстранённому взгляду Моронэль понял, что я сейчас во власти воспоминаний и начал звать меня, так как умеют только драконы, призывая вспомнить. Песня его будила во мне прошлое, с головой топя в воспоминаниях.
   Солнечный погожий день, идеально подходил для полёта. Тогда я долго летал, а когда устал и решил отдохнуть увидел это поле с очень мягкой травой. Опустившись, я стал нежиться в лучах ласкового солнца, развалившись на траве. Приближение изумрудного дракона я не заметил, а он, не сумев сманеврировать, смел меня, и мы кубарем покатились по земле. Злой как чёрт я кинулся на него, но вместо того чтобы драться он стал убегать. Намотав прилично кругов, когда злость улетучилась, я рухнул на траву и... стал смеяться. Не каждый день видишь двух бегающих драконов, и уж тем более не каждый день участвуешь в таких гонках. Рядом, так же как и я закатывался смехом, лежал на спине и подёргивал лапой изумрудный. Глядя на него я долго не мог остановиться. Когда нас, наконец, отпустило, мы познакомились и с тех пор стали лучшими друзьями. Как давно это было. И как много тайн, включая наши гонки по полю, хранит солнце, единственный свидетель наших проделок. Слишком много тайн.
   Я заново переживал момент нашей встречи, словно сейчас был там. Тогда мы долго лежали на траве, но уже в ипостаси людей, и рассказывали друг другу о себе. Сейчас же меня словно притягивала та трансформация, явно представая перед глазами, звала, манила, усиливаемая песней дракона.
   Когда я пришёл в себя, то даже удивился лёгкости, царящей во всём теле. Неуверенно сделав шаг я неловко рухнул на землю, рядом с улыбающимся Моронэлем.
   - Так и знал, что это сработает и даже не сомневался, что ты вспомнишь. - Он протянул мне руку помогая подняться на непослушные ноги.
   - Ты о чём? - я поражённо замолчал, так непривычно было говорить. Тело не слушалось, но было таким легким. - Тебе придётся везти меня домой, если не хочешь, чтобы всё это пропало даром.
   - Ага, знаю. Помнишь, сколько наших тайн хранит солнце, теперь есть тайна, которую будет хранить луна. - Сказал он, уже превращаясь в дракона.
  

Глава 3

"В борьбе бобра с ослом побеждает дерево!"

  
   Путь до дома прошёл в дрёме, а утром я проснулся уже в нормальной человеческой кровати. Комнату я узнал сразу, именно в ней я останавливался, когда гостил у Моронэля в таком далёком детстве. Именно эта комната нравилась мне больше всего в их доме, за лоджию, выходящую в сторону реки, где ночью так красиво клубился туман. Сейчас её заливал мягкий солнечный свет.
   Я растянулся на мягком ворсе ковра, когда попытался встать и из-за сместившегося центра тяжести не смог скоординировать свои движения. Проще говоря, отвык я от человеческих ног, да и не сразу сообразил, что уже не дракон. Так я и валялся, пока в дверь не постучали, и в комнату просунулась любопытная голова с изумрудной шевелюрой.
   - Чего это ты разлёгся на полу, да ещё в таком не подобающем виде? - В изумлении приподнял он бровь. Но не долго думая вошёл, прикрыл за собой дверь и помог мне подняться.
   - Не могу привыкнуть ходить на двух ногах. - Пожаловался я ему пытаясь дойти до шкафа, а когда дошёл и открыв увидел себя в зеркале, то чуть вновь не сполз на пол. - Это я что ли? А почему я такой тощий?
   Молчание было мне ответом, и лишь любопытство в глазах выдавало изумрудного с головой.
   Некогда высокий мужчина, словно съёжился. От мускулистого, пропорционально развитого тела не осталось и следа, лишь скелет обтянутый кожей. Утончённые черты лица исказились, под впалыми миндалевидными глазами тёмные круги, что резко подчёркивает их цвет. Отросшие ниже спины волосы обрамляли лицо, лишь усугубляя вид неестественной худобы и бледность кожи. Я стал тенью самого себя. Волосы и глаза сменили цвет на глетчерный лёд.
   Собрав волосы в хвост и выбрав из шкафа тёмно-синюю тунику, лёгкие штаны и сандалии такого же цвета я обратил взор к Моронэлю в немом вопросе.
   - Мда, на вешалке эти вещи смотрелись лучше, чем на твоём скелете. - Вздохнул дракон, обходя меня кругом. - Ты когда последний раз питался? - Я отвёл глаза, смотря в пол. - Оу, ты, когда вообще ел? - Догадался друг.
   - Еще, будучи нормальным, но... - слова застряли в горле, не желая рождаться.
   - Драконница тебя задери, Глетиэль! Неужели ты действительно ел последний раз ещё в своей нормальной жизни? Как ты вообще не лежишь давно лапами кверху? - Мне не хотелось объяснять ему, что для ледяных это нормально. - Живо за мной, будем приводить тебя в порядок. Сейчас плотный завтрак, а затем тренировки, постепенно усложняющиеся. Уже через полгода ты вновь обретёшь своё величие. - Кивнув своим мыслям, изумрудный дракон рванул за дверь, не оставляя мне выбора, кроме как последовать за ним.
  
   *Спустя полгода*
   Он нападал, я уверенно парировал его атаки, пока не переходя в наступление. Слишком самоуверенным был противник, чтобы не воспользоваться его оплошностью, которую он рано или поздно допустит. Отступив ещё на пару шагов, под неистовым градом ударов меча, которые сыпались на меня, я дождался, пока он откроет сердце в ударе направленном сбить с ног противника и сделал резкий выпад.
   - Ты умер! - Я ликовал.
   - Глетиэль, это не честно. - Заныл Моронэль, поверженный мной в притворном поединке.
   Прошло уже полгода с тех пор, как я появился в королевстве янтарных драконов. Всё это время их правитель находился с дипломатическими миссиями в других королевствах, но сегодня возвращался. Я набрал вес и почти полностью восстановил свой прежний вид. Локиэль, отосланная братом к отцу, так же не мешала мне. Я был сосредоточен на тренировках и, едва достигая горизонтально положения, засыпал. Сегодня я доказал Моронэлю, что полностью восстановился, победив его. До сих пор я не предпринимал даже попытки сменить ипостась. Вообще я предпочитал не думать о прошлом, сосредоточившись на будущем. О некоторых вещах лучше не думать и не вспоминать, тогда не будет мучительно больно. Напелся я уже за двести с хвостиком лет.
   Теперь я готов предстать перед правителем янтарных драконов. На мне была лазурная туника, с руническим орнаментом и такого же цвета штаны из лёгкой эльфийской ткани. Я напоминал глыбу льда, но это вполне соответствовало моему внутреннему состоянию.
   - Войдите. - Машинально ответил я, когда в мою дверь постучали.
   На пороге стояло небесное создание в изумрудно-синих одеждах. Из моего горла вырвался полу-стон полу-крик, и я упал на колени. Голова моя поникла, я не мог смотреть на неё. Узнал. Шелест платья и нежные руки, поймавшие моё лицо, заставляя смотреть в глаза. Я прижался к её животу. Слёзы не останавливались, я плакал как мальчишка и прижимал крепче к себе такое родное и такое нереальное тело. Не помнил, не вспоминал, оставил, бросил.
   - Прости, прости меня Териэль, прошу тебя. Стоя на коленях, я умоляю тебя о прощении, сестра. - Я старался не отнимать голову от её живота, а она только гладила меня по волосам. Молчание. - Я не помнил, не знал. Виноват слишком во многом чтобы даже молить тебя о прощении, но я прошу, ... прости меня.
   Горячая слеза коснулась моей щеки, и я наконец-то решился поднять взгляд. Её руки крепко обнимали меня, прижимая к себе. Наши глаза встретились. Осознание её горя, после гибели младших брата и сестры, последних живых родственников, заставили содрогнуться даже сердце ледяного дракона. Эгоист, я совершенно забыл о ней, растворившись в своей боли. Грешен, каюсь.
   - Прости меня Териэль, я буду молить о твоём прощении вечно, если ты только пожелаешь этого. - Моё тело содрогалось от рыданий, но она лишь молчала. - Прости! - Уже почти кричал я.
   - Ты жив... - было мне слабым ответом, но и это стоило всех моих мук.
   - Териэль... - я поднялся с колен, потянув её за собой и сжал в объятиях. - Прости, умоляю, прости меня. Прости, что забывшись своим горем, я оставил тебя одну, прости меня за всё, сестра.
   - Брат, я рада, что ты жив! - Сейчас она очень напоминала мать, когда та, огорчённая очередной моей шалостью, уверяла, что я не виноват.
   Я потянул её сесть на кровать, чтобы прижавшись к ней, расплакаться. Льдинками падали мои слёзы, изумрудами застывали её.
   - Териэль, ... - но на мои губы лёг её палец, призывая к молчанию.
   - Глетиэль, и я прошу тебя о прощении. После всех тех событий, я не искала тебя, поверив на слово, что ты умер. Я оплакивала тебя и Квоэль, но не искала. Прости меня, брат. - И вновь я почувствовал её горячие слёзы.
   - Я всё равно виноват больше, Териэль, моя старшая сестрёнка. - Улыбка на её губах, была бальзамом для моего израненного сердца. Я всегда любил и оберегал своих сестёр, пока Квоэль не умерла, и я не стал ледяным. Сейчас ей было холодно, но она молчала, и её горячие слёзы капали на моё холодное тело.
   Я поймал её лицо в ладони, так же как она недавно моё, и загляну в глаза, прошептал: "Я никогда больше не оставлю тебя Териэль, сестренка!"
   Ещё какое-то время мы молча сидели, привыкая к мысли, что оба живы и здоровы. Я первый пришёл в себя и, вытерев её слёзы рукой, на которой остались блестеть изумруды, заглянул в глаза.
   - Териэль, я отомщу за нас. Пусть во многом я виноват сам, но смерть Квоэль произошла не по моей вине. Я буду мстить и убью того, кто это сделал, даю слово дракона. - После этих слов на моей левой руке засиял серебром магии браслет данного мной слова.
   - Что ты наделал, не нужно Глетиэль! - Запоздало вскрикнула она. - Я знаю, кто виноват в смерти нашей сестры, но не могу допустить его гибели. - Я отстранился от сестры и внимательно вгляделся в глубину её изумрудных глаз. Любовь, будь она не ладна. Она любила того о ком сейчас говорила.
   - О чём ты говоришь сестра? - я настороженно наблюдал за ней.
   - Я не позволю тебе мстить моему мужу за смерть Квоэль. - Припечатала она.
   - Мужу? - Растерялся я.
   - Да, Белиайн, из клана чёрных драконов, мой муж и он один из тех, кто виноват в смерти нашей сестры. - Вызывающе громко заявила она.
   - Но ведь она была и твоей сестрой, младшей, как и я. - Голос мой повысился почти до крика.
   Ярость ледяного дракона проснулась во мне, сметая выставленные, за полгода, на её пути преграды. Более я не контролировал себя, обуреваемый гневом и яростью. Спустя мгновение перед Териэль стоял уже не её брат, а взбешенный ледяной дракон. Нарастающий разъяренный рык, сотряс комнату и пронёсся по дому, во мне клокотала ярость, зарождая бурю. В комнату влетел не на шутку перепуганный Моронэль. За секунду оценив происходящее, он обернулся. Комната явно была мала даже для одного, не говоря уже о двух взрослых драконах.
   Я ринулся на лоджию, пытаясь остудить голову. Глубоко внутри я всё понимал, но не мог ещё спокойно реагировать. Память тела была превыше команд разума. Я старался улететь прочь от дома янтарных, когда меня атаковали, ударив в бок. Резко скользнув вниз, я протаранил его снизу всем телом, царапая чешую ледяными шипами. Послышался крик раненного дракона, но мы продолжали лететь. Я не собирался всерьёз нападать. Набирая скорость, мы всё больше распалялись. Он зашел, справа и вцепился в крыло, норовя достать до кости, но не сломать, а причинить отрезвляющую боль, вынуждая меня опуститься на землю. Я же, немного отклонившись, перевернулся на спину и лапами вцепился в живот, а после, изогнувшись, вцепился клыками ему в горло. Инстинкты и ярость приказывали мне, управляли, безумный зверь, которого я так старался контролировать в себе, старался убить. Солоноватый вкус крови заполнил горло, дурманя, опьяняя.
   Нас сбили наземь магическим зарядом, выбив весь воздух из лёгких. Это немного остудило мой пыл. Большой янтарный дракон приземлился рядом и его взгляд не предвещал ничего хорошего обоим. Сейчас мне было глубоко всё равно, но рядом с ним приземлилась изумрудно-синяя драконница, и я попытался бежать, что бы на лету в меня вновь вцепился Моронэль, а уже через минуту мы лежали прижатыми к земле магией большого янтарного дракона. Я любил сестру, но сейчас зверь во мне жаждал мести, крови, той, которая предала меня.
   - Убери свою магию от меня янтарный! - сверкнул я на него глазами, попытавшись скинуть заклинание, но меня лишь сильнее прижало. - Я предупредил тебя. Убери свои загребущие лапы, иначе пожалеешь.
   Угрозами его было не пронять, даже я прекрасно это понимал. В его янтарных глазах светилась мудрость веков, рядом с ним я был щенком. Он усмехнулся после моего последнего заявления, но глухо рыкнул, когда по его лапе пополз лёд, стремясь к сердцу. Дурак я, морозить солнце. Волна боли пронеслась по телу, когда он применил солнечную магию янтарных, сбрасывая лёд. Заклинание слетело с изумрудного, и тот послушно отошёл в сторону моей сестры, из его ран на шеи и животе капала на траву кровь, плавя землю. Слава драконам я не успел перегрызть ему горло. Следом исчезла магия и с меня.
   Поднявшись, я вскинулся, и лапой ударил по земле, применяя магию льда. От неё тот час во все стороны поползли ледяные шипы, покрывая коркой землю. Подул холодный северный ветер, сгущая над нами тучи. Пошёл снег. Мы величественно стояли друг напротив друга и, подняв гордо головы, наблюдали друг за другом. В золотых глазах плясали озорные искорки, в моих клокотала буря. Безумие отступило, теперь я полностью контролировал своё сознание.
   Удар и рядом с его правым боком вырос острый ледяной шип, стремясь пробить крыло, но в последний миг он успел его отдёрнуть. Неподдельное детское удивление застыло на морде янтарного. Я ждал, цепляя его взгляд и отвлекая пока плёл заклинание паутины. Мне не хватило минуты, когда он дыхнул на меня огнём, заставляя резко взмыть в воздух, где меня настиг шар солнечной сконцентрированной магии, который обжигая, швырнул моё тело, заставляя изрядно пропахать мордой землю.
   Быстро поднявшись, я бросил в него ответный шар и набрал высоту. Уже за облаками я остановился, ожидая соперника. Янтарный вынырнул внезапно, ослепляя своим сиянием.
   "Глупо..." - задумчиво протянул дракон, - "здесь тебя не спасут тучи, на солнце я сильнее".
   Я загадочно улыбнулся во всю клыкастую пасть и завершил плести заклинание. Удивление? Нет, противник ошалел от такой бесцеремонности. Я усыпил его бдительность и обрушил ледяную сеть на него прямо в воздухе. Скованный янтарный дракон падал вниз, не в силах сбросить мешающие крыльям оковы. Издав победный рёв, я, спустившись, наблюдал, как крошится лед, и поднимаются ледяные брызги от падения большого янтарного дракона. Как просыпается ужас в таких спокойных и мудрых глазах, как отвисли рты у Моронэля и моей сестры. Сделав вираж над поверженным соперником, я приземлился, подошёл, приподнял лапой его морду и, заглянув в глаза, прошипел: "Я пре-сс-упреж-сс-дал тебя!".
   "Что здесь происходит Глетиэль?" - я почти шарахнулся от её слов, неловко уронив морду янтарного на лёд. Едва не зашипев словно кошка. - "Папа?"
   "Папа?" - испуганно переспросил я, лёг и прикрыл лапами голову. - "Что ж я за идиот такой клинический то?" - воскликнул я в сердцах. "Дядя Солиэль, простите меня, ... пожалуйста". Такое раскаяние было написано на моей драконьей морде, что невольно вызвало смех всех присутствующих.
   "Только если, наконец, снимешь эту проклятую ледяную сеть с меня". - Он почти смеялся. - "Не переживай, я тоже не узнал тебя пока не прозвучало имя".
   Я быстро стянул с него заклинание и передо мной предстал мужчина с седыми волосами и яркими солнечными глазами. Высокий, стройный, но помня его, не стоило обманываться видом доброго старца. Нежно придушит и, улыбаясь, прикопает противника под ближайшим деревом, да и силы ему не занимать. Грациозный и красивый, словом альвийская порода.
   Меня пихнули в бок, привлекая внимание. Повернув голову я чуть не врезался в янтарную. Инстинктивно отпрыгнув назад, я затравленным взглядом оглядел загибающихся от смеха драконов.
   - Да, вижу, дочь уже успела тебя приручить! - Взрыв хохота сотряс всех, лишь мы с янтарной хлопали большими удивлёнными глазами. - Не зря люди говорят, что в борьбе бобра с ослом побеждает дерево!
   - "Папа!" - и снова дикий хохот в ответ.

Глава 4

"Сумеречный город"

  
   Разбредаясь по комнатам, дабы привести себя в порядок перед ужином, драконы всё ещё хихикали, а Солиэль даже пару раз икнул. Войдя в комнату, прислонился лбом к холодной двери. Сколько же ещё я буду чудить? Одичал за эти века порядком, раз перестал различать, на кого клыки точу.
   Я стоял на лоджии, размышляя о том, что собираюсь сделать, полная луна укоризненно смотрела на меня с небес. Расползающийся от воды туман в бледном свете луны, липким страхом старался вползти в сердце. Решение давно зрело во мне, но я был не готов принять его. Сейчас же, словно что-то во мне сломалось... или наоборот?
   - Бред! - руку обжёг браслет, напоминая о данном слове. Кивнув своим мыслям, подойдя к столу, набросал пару строк на листке, и аккуратно положив на кровать, вернулся на лоджию. Бросив на комнату полный печали взгляд, улетать, не хотелось, но было необходимо, я обернулся драконом и, скользя у самой земли в скрывающем меня тумане, растворился в ночи.
  
   В комнату ледяного тихо постучали, затем поскреблись и наконец, прозвучало тихое "Глетиэль?". Когда спустя пять минут никто не открыл, внутрь скользнул Моронэль и тихо прикрыл за собой дверь. Он заглянул в ванную, посмотрел на лоджии и только собираясь уходить, заметил лист бумаги, белеющий на алых покрывалах кровати. Ещё не читая, он витиевато выругался, а когда закончил читать, брань стояла отборная на весь дом.
   - Ты чего так красочно поминаешь весь род и грешившую, по твоим словам, с асурами бабку Глетиэля? - в комнату, удивлённый такой поэтичностью суждений, загляну Солиэль.
   Когда старший сын протянул ему бумагу, сердце янтарного ёкнуло и удрало в пятки. Он был стар, разменяв уже восьмую сотню лет за плечами, но даже ему стало жутко вчера, когда он заглянул в ледяную бездну души Глетиэля. Не признал он в нём того милого и озорного юнца, который в юности проводил так много времени в их доме. Улыбка озарила лицо пожилого дракона, при воспоминании о тех днях. Стыдно было признаться, но именно благодаря двум непослушным драконятам в его шикарной шевелюре появилась большая часть седых волос. Не было ни дня, чтобы мальчики не устроили погром или не взорвали что-нибудь, доведя всех слуг до икоты.
   Воспоминания развеялись, уступая место действительности. Чего жаждет ледяной? Мести? Кому? Или он что-то важное упустил во всей этой истории? Золотые глаза внимательно изучали сына, который всё больше хмурился под тяжёлым взглядом отца. Оба прекрасно помнили тот решивший исход войны день, и никак не хотелось повторения истории. Но в одном не сомневался ни один из них, по пяти королевствам летает неуправляемый восстановивший силы ледяной дракон с неисчерпаемым запасом ненависти. Мало от такой встречи не покажется никому. Вчера у янтарного была возможность оценить силу и возможности и даже проиграть в схватке с ледяным драконом, правда они не стремились убить, а лишь обездвижить противника. Что же будет, если он развернётся во всю силу?
   Сейчас первостепенно было предупредить всех о возвращение Глетиэля. Чем отец и сын, бросившиеся из комнаты и занялись. Сомнений ни у кого не возникало.
   "Я благодарен вам всем за помощь, но пришло время, уйти. Я отправляюсь к тем, кто виновен в смерти сестры. Не стоит искать меня, и простите за то, что возможно произойдёт дальше. Дядя Солиэль, не сомневаюсь, что ты поступишь мудро и предупредишь Хранителей о моём возвращении. Моронэль, спасибо, что помог мне расставить приоритеты. Теперь я знаю, что должен сделать. Прощайте".
   Записка выпала из рук изумрудно-синей драконницы, а сама она застыла на месте, цепенея от ужаса.
  
   Королевство драконов было за моей спиной, но я ещё не пересёк границу, решив, что всё же будет надёжнее отдохнуть на нашей земле. Я летел уже несколько суток, крылья ныли от усталости, и вот, наконец, оказался на границе Проклятых земель. Только тогда успокоившись, смог приземлиться в вековом лесу и устроившись под деревом заснуть.
   В мире существовало три материка населённых каждый своими расами, конечно отдельные особи различных видов жили в любом государстве, но чаще предпочитали своих сородичей по крови. На нашем материке пять королевств и Сумеречный город, являвшийся центром. От него южнее шли границы эльфов-Дроу, восточнее королевство, которое делили меж собой янтарные, синие и изумрудные драконы, западнее расположились Альвы, а севернее королевства черно-красных драконов и проклятые земли, где обитали вампиры, некроманты, костяные драконы и прочая нечисть. На двух других материках тоже была аналогия Сумеречного города, назывались они Оплот Света и Песчаный город.
   Утро было не радужным, меня разбудили похлопыванием по носу. "Что за привычка у всех дурная тискать мой нос?" - растерявшись от такой наглости, я резко распахнул глаза и уставился на человеческого мужичка, державшего наизготовку ружьё. Рядом с ним сидела старая облезлая собачонка, которая жалась к его ногам, негромко, поскуливая. Окинув взглядом это недоразумение, я не придал ему значения и вновь закрыл глаза засыпая. Не тут-то было, моё веко нагло подняли вверх.
   - Ты откель зверь невиданный будешь? - сурово смотря, спросили меня.
   "Слушай мужик иди куда шёл, не тревожь мой покой" - я мотнул тяжёлой головой, убирая его руку, и пряча голову под крыло.
   - Говорящий! Эка невидаль, зверь разумный, - изумился он.
   Видимо поспать мне не удастся, у человека стоявшего рядом напрочь отсутствовало чувство самосохранения, а вместе с ним и ум. Хотя после таких заявлений, можно было догадаться, что о драконах он не слышал, а может просто не признал во мне одного из них. Поднявшись, я потянулся и зевнул, обнажая все клыки разом, расправил крылья, сметя пару дубов, и только после этого обратил своё внимание на мужика. Тот всё ещё держал ружьё, но лицо его теперь было бледным, а жавшаяся к его ноге собачонка бросив хозяина, с визгом унеслась прочь.
   "Зачем ты потревожил меня, человек?" - я обвёл взглядом зелёный вековой лес, с красивыми могучими деревьями, меж крон которых проникал робкий солнечный свет.
   - Не гневись зверь, да только узрев такое чудо в своих угодьях, не смог пройти мимо. Так мило ты спал, и чуть слышно звучала рядом с тобой красивая песня, - глаза мужчины подёрнула поволока воспоминаний о моей песне.
   "Не зверь", - фыркнул я.
   - Так, а кто же, еже ли и крылья есть и хвост в наличии? - диву дался он.
   "Дракон", - горестно вздохнув, я положил голову на лапы. - "Слышал ли ты о драконах? Прекрасных существах танцующих с ветром?"
   - Драконах? - он словно пробовал это слово на вкус. - Нет, мил зверь, не слышал я о драконах.
   Видимо занесло меня в очень глухое место, раз даже о драконах здесь не слышали, что было очень странно, учитывая, что находился я на земле принадлежавшей драконам. Пока я думал, что же мне делать с этим странным мужичком, это недоразумение умудрилось обойти и подёргать меня за хвост. Взревев я чисто инстинктивно, ударил им наотмашь. Раздался хруст и приглушённый удар. Поверить в убийство невинного человека я не мог. Хоть и был ледяным, я всё ещё не поддался безумию и не стремился уничтожать всё живое. Рванув к дереву, на котором раскинулось тело несчастного любознательного, я, сменив ипостась, проверил пульс, заодно осматривая рану от шипа, пронзившего грудь. Жизнь еле теплилась в его теле. Я приложил руку к ране и начал вливать в него древнюю магию драконов, магию самой жизни. Спустя пару минут моих стараний, от раны не осталось и следа, кроме порванной рубахи, а мужчина открыл глаза и даже сел.
   - Парень, ты дракона здесь не видел? - потрясённо хлопал он глазами и вертел головой по сторонам.
   - Мужик ты уже определись, зверь я или дракон, - улыбнулся, обнажая клыки.
   - Так ты и есть дракон? Диковинный зверь, однако, - хмыкнул он.
   Как у него получилось одновременно, назвать меня и тем и другим, я не понял, но спорить не стал. Дракон - так дракон, зверь - так зверь. Мне пора было лететь, о чём я сообщил мужику, а заодно посоветовал никогда не трогать дракона за хвост. Уже разворачиваясь чтобы уйти, я почувствовал, что меня мёртвой хваткой схватили за руку.
   - Могу я пригласить тебя к столу, зверь не ведомый? - спросил он, когда я вопросительно уставился на его руку. В животе предательски заурчало. - Видишь, и твой внутренний дракон не против, а заодно расскажешь нам кто же такие драконы.
   В животе ещё раз заурчало. Перестав терзаться выбором, я согласился. Мы шли по лесу, молча. "Красиво, как же безумно красиво". Мои мысли уносились вдаль, получалась откровенная каша. Чего я хотел, убегая из дома Солиэля? Чего хочу сейчас? Мести? Я, конечно, понимаю что это блюдо, которое подают холодным, но за двести лет оно оледенело и протухло. Осталась лишь злость и... вот это самое "и" смущало меня. Можно убить Белиайна, но какой будет от этого прок, кроме самоудовлетворения? После этого вопроса в голове словно щелкнуло, и полностью завершённая картина предстала мне. Теперь я знал, чего хотел и что собираюсь делать. Как жаль судьба и боги не разделяли моё знание и всё вышло, ... в общем, странно всё вышло.
   Мы пришли. Перед нами высилось небольшое деревянное строение, возле которого бегали дети, и занималась стиркой уже не молодая женщина. Подойдя ближе, я смог оценить всю картину целиком, она была такой домашней. Мужчина представил меня, как дракона, всему собравшемуся вокруг нас семейству и дети тут же засыпали меня вопросами, словно из рога изобилия.
   - Что значит дракон?
   - Кто такие драконы?
   - А ты летать умеешь?
   В ушах от гула детских голосов шумело. Я в примирительном жесте поднял руки, вверх сдаваясь на их милость, и попросил немного отойти от меня. Проще было показать, нежели объяснить. Мысленно я уже приготовился, что сейчас меня затискают, а вот на деле оказалось гораздо сложнее.
   Когда пред ними предстал крупный дракон, повисла тишина, чтобы в следующее мгновение разверзнуться адом... Для меня. Меня щипали, гладили, тискали, по мне ползали, дёргали за все выступающие части тела и даже в рот умудрились заглянуть. Я стойко терпел, призывая себя к спокойствию. Пара детей, а их было восемь, залезла на меня и с диким визгом, скатилась вниз по крылу, шипы их абсолютно не беспокоили.
   "Это не дети, а оружие массового поражения" - вздохнул я, при этом, едва не захлопнув пасть, в которой что-то изучал один из младшеньких. Мужик лишь хмыкнул и кивнул. Видимо в моих глазах отразилась мука и отчаяние, когда хвост мой начали переносить с места на место, ибо сразу же мать окрикнула своих чад и они, улюлюкая и гикая, понеслись в дом. "Спасибо", - шепнул я.
   - Я же говорю, диковинный зверь ты, дракон. Спасибо и тебе за терпение и понимание, а теперь пойдём к столу, - они зашагали в сторону дома.
  
   Вырваться из-за стола мне удалось спустя пару часов. Меня допрашивали и пытали вкусностями. Нужно признать готовила женщина отменно. А когда мы сытые вместе с мужчиной опустились на крыльцо, я понял, что обязан чем-то отплатить ему. Я ледяной во мне нет чувств, или....
   - Я хочу отплатить тебе добротой за твою доброту человек, видел ли ты небо с высоты полёта дракона? Хотя о чём я спрашиваю.... Я могу взять тебя в небо и показать красоту, которую ты никогда не забудешь, тем более занимается закат, - какое-то время он задумчиво переводил взгляд с меня на небо, и наконец, решительно кивнул.
   Обернувшись драконом, я подставил крыло, но он медлил. "Почему ты медлишь человек? Редко кому выпадает счастье прокатиться на драконе, мы слишком честолюбивы, чтобы брать наездников", - моё уже второй раз за год уязвлённое самолюбие отвесило мне подзатыльник, изобразив образ запряжённой лошади, но было честно послано к драконовой матери.
   - Не суди меня строго зверь, но я хочу, чтобы вместо меня ты прокатил мою жену.
   "Почему?" - опешил я.
   - Я люблю её, но ничего не могу дать в этой глуши. Сейчас же она сможет узреть невидаль, которую запомнит на всю жизнь. Если делать выбор, то предпочту, чтобы моя любимая вместо меня познала чудо, - и он скрылся в доме, чтобы позвать женщину.
   "Я не заставлю тебя делать выбор, после твоей доброты, человек. Садитесь вместе", - промолвил я, когда они появились на крыльце дома.
   Может ли человек удивить дракона? До сих пор я считал, что это не возможно, но этот случай уверил в обратном. Драконы слишком горды, чтобы признавать собственные ошибки. Если я действительно любил Квоэль, я не буду мстить, а потребую справедливости.
   Почувствовав на себе дополнительный вес, я повернул голову и убедился, что на мне сидят двое, только после этого осторожно взлетел вверх. Полёт дракона завораживает, полёт на драконе затрагивает неведомые струны души. Магия уверенно держала меня в воздухе, позволяя лететь меж потоками ветра. Я парил над лесом, окрашенным багровыми отзвуками заходящего солнца, втайне прислушиваясь к беседе людей на моей спине. Женщина восхищалась, ей вторил мужчина. Я завис в воздухе обратившись к заходящему солнцу, последними лучами, цепляющемуся за ускользающий день в вышине небес. Волны любви и нежности, исходившие от наездников, грели моё оледеневшее сердце.
   Последний луч скрылся за горизонтом, уступая место звездам, вырывая новое восхищение. Ещё какое-то время я парил, позволяя им насладиться полётом, но мне пора было улетать, и я пошёл на снижение. Растерянность и восхищение, царившие на их лицах, ещё долго преследовали меня уже в полёте. Мощные крылья уносили прочь от этой странной пары, оставляя в сердце теплоту.
   Изменив курс, я взял западнее изначального маршрута и спустя пару дней лёта оказался возле парящего в небесах города. Сумеречный город, сильно изменился с последнего моего визита. Город сверкал, ослепляя своей пышностью, поражая архитектурой. Это граница всех земель нашего материка, таившая в своей неприступности совет мудрейших Хранителей. Никто не решался ослушаться их слова. Они были судьями и палачами, они были благословением и карой, которую слишком давно избрали для себя все живущие расы. В совет входили по одному представителю от каждой расы и по одному дракону от каждого клана. Совет насчитывал десять Хранителей, семь из которых были драконы.
   Сделав круг, услаждая свой взгляд этой непреступной красотой, я направился вниз, чтобы на специальной площадке оказаться в плотно оцепившем меня капкане из стражи. Опешив я замер, даже не пытаясь пошевелиться. Память услужливо подсунула одну из таких выходок в прошлом и её последствия. Не зря стражи ели свой хлеб, а город считался непреступным. Сейчас я уже не был тем любопытным подростком, но рисковать отчего-то не хотелось. Я пришёл с миром.
   - Приветствую тебя Глетиэль из кланов изумрудного и синего дракона, - вперёд вышел с поклоном остроухий альв.
   "Приветствую тебя Сильвариэн", - заученно повторил я, кланяясь в ответ.
   - Чему обязаны столь неожиданным визитом, когда тебя разыскивают по всем королевствам? - глаза альва серьёзно смотрели, пытаясь уловить ложь, но именно ему я не собирался лгать. Помним, летали, знаем.
   Данного альва я знал слишком давно, чтобы запомнить: ему лучше не врать. Он чувствовал ложь, лишь только она рождалась в твоей голове, жестоко наказывая. Попадать под его грозовую магию мне особенно не хотелось. Ещё в той, прошлой жизни, Сильвариэн был мне дядей заменившим погибшего отца, сейчас его взгляд был тяжёлым и настороженным. Если меня действительно разыскивают по всем королевствам, то уж никак не ожидали увидеть здесь, и уж тем более покорно сложившего крылья. Волна липкого страха ударила по чувствам, стража боялась меня! Эта мысль поразила и запутала. Чего же про меня наплели такого, что даже стража Сумеречного города опасалась. Каким зверем меня выставили, раз встречать вышел сам Сильвариэн.
   Грозовая магия альва не уступала, а порой и превосходила драконью. Драконы сильны, но порой слишком самоуверенны. Ещё тогда, он преподал мне урок, что не стоит зарываться, я хорошо его усвоил. Сильвариэна призывали лишь в самых отчаянных случаях, когда противник мог реально угрожать спокойствию города. Вглядываясь в его серьёзное лицо, я понял, что даже он опасается меня. Болью кольнуло сердце.
   "Я покорен твоей воле, Сильвариэн, и приму любое твоё решение", - склонив голову, произнёс я.
   В тот момент рухнул лёд, облегчённо вздохнула стража и потеплели зелёные альвийские глаза. Я подписал себе приговор, этими словами отдавая свою жизнь в его руки. Если я нападу, он, одним словом может убить меня. Таковы были правила, таковы были законы Сумеречного города, я знал и принимал их. После этой фразы, тот, чьей воле ты подчинился, имел власть над тобой, но лишь в пределах города.
   - Что же ты натворил Глетиэль, если меня сорвали с места, едва завидев тебя? - горестно сказал он.
   "Я пришёл с миром и не собираюсь нападать Сильвариэн. Я подчинился твоей воле, убери стражу", - выше ознаменованная стража нервно цеплялась за оружие. Некоторые уже пару раз отчётливо икнули, иные от страха готовы были сорваться в истерике, маскируя в кашле нервное хихиканье.
   - Свободны, а ты смени ипостась! - махнул в стороны стражи альв, не оборачиваясь, а его взгляд устремился ко мне. Слишком много вопросов терзало грозового. - Даже совет усомнился в твоём разуме, узнав о твоём приближении к городу. Неужели ты настолько глуп, прилетев сюда ледяной?
   - Мне больно слышать подобный вопрос от тебя старый друг, - поморщился я. На площадке кроме нас больше никого не было.
   - Тогда зачем Глетиэль, зачем ты появился здесь, когда все считали тебя погибшим? Ради чего весь этот цирк? - голос альва всё-таки сорвался, выдавая истинные чувства.
   - Ты сожалеешь, что я не умер, альв? Одно твоё слово и это упущение будет исправлено, - сверкнул я на него глазами. Подчеркнув слово альв, я провёл грань между нами. Слишком многое изменилось с нашей последней встречи. Тогда я боялся его, сейчас он опасался меня. Слава ледяных бежала впереди них. Ещё не один ледяной не решался вступить на мостовую Сумеречного города, тем боле ледяной с такой репутацией как у меня.
   Мы стояли друг напротив друга, изучая. Длинную чёрную мантию альва развевал ветер, мудрые зелёные глаза пронизывали меня насквозь. На мне кроме лазурных одеяний, не было ничего. Ветер играл с ним, и ластился ко мне, образовывая снежинки вокруг. Бесконечная пропасть непонимания была между нами. Казалось, мы не были знакомы никогда, но вот он сдвинулся с места, подошёл и обнял меня. Старый друг. Моя голова легла на его плечо, в следующую секунду рыдания сотрясли моё тело. Я плакал, слёзы льдинками застывали на его одежде, но он лишь крепче прижимал меня к себе. Дядю альва я любил и доверял. Доверял самые сокровенные тайны, самые сокровенные мечты. Его совета просил в непонятных молодому дракону вопросах, к его слову прислушивался. Именно Сильвариэн заменил мне отца, когда того не стало.
   Мы стояли под пронизывающим ветром, неосознанно я создал купол, защищая его, но даже от этого проявления магии альв невольно дёрнулся, как от удара кнутом. Боль защемила сердце, осушая слёзы. Уже сухими глазами я оглядел альва. Он постарел, в его белой шевелюре стало слишком много седых прядей. Осунулся.
   - Слишком много времени прошло Сильвариэн с нашей последней встречи, я изменился, но я никогда не подниму на тебя руку и не причиню зла. Ты заменил мне погибшего отца, буквально спас меня. Слово дракона, я никогда не причиню тебя вреда преднамеренно, - голос мой дрогнул.
   - Я принимаю твои слова, и клянусь в ответном, Глетиэль, - руки альва сильнее прижали меня к себе, стараясь растворить мою боль. Он прекрасно знал, что значит такая клятва для дракона. Нерушимая, клятва, нет отнюдь не верности, но не прикосновения.
   Белый снег хлопьями падал вокруг нас.
  

Глава 5

"Слово дракона"

  
   Так мы стояли довольно долго, растворяя боль, друг друга.
   - Сильвариэн, не накормишь ли ты старого друга, чтобы потом я мог предстать перед советом Хранителей? - Улыбка озарила лицо альва после моих слов, и он, потянул меня за собой.
   В его комнате, как я и помнил, было полно книг. Он всегда любил читать. Разведённый камин щедро дарил тепло, освещая неровным светом помещение. На столе стоял ужин, который альв не успел начать из-за моего появления. Окинув взглядом комнату, он пригласил меня к столу, достал второй бокал, и налили в него вина.
   - Ты всегда знал толк в вине, - попробовав рубиновую жидкость на вкус, протянул я. - И всё так же холост.
   - Я женюсь сразу после тебя. - Пошутил он, но тут же сменил тему, вспомнив с кем говорит. - Ты так и не ответил, ради чего тебе понадобилось встречаться с Хранителями? Тебя сложно понять Глетиэль. Даже когда ты не был ледяным, это было сложно, сейчас же.... Для тебя не секрет что тебя ждут на границе чёрных, но никто не ожидал твоего появления здесь. Даже для меня новость о ледяном приближающемся к городу стала потрясением. Никогда никто из ваших не появлялся на наших границах, тем более не претендовал на встречу с советом.
   - Я - дракон! Соответственно имею право на справедливый суд Хранителей. Ты прав, изначально мой маршрут пролегал к границам чёрно-красных, но по пути мне встретились люди, которые изменили мою точку зрения на этот вопрос. - Увидев в его взгляде искреннее изумление, я прокомментировал. - Не удивляйся так, моё мышление сейчас отличается от остальных драконов. Ледяные - азерки?ны.
   - Ты никогда не отличался заурядным мышлением, мой мальчик. - Усмехнулся альв. - Сейчас предлагаю от трапезничать, и ты расскажешь мне свою историю.
   Я рассказывал всё как на духу, не утаивая от старого друга ни капли, словно исповедуясь. По мере моего рассказа альв хмурился, а под конец выдал то, что заставило меня задуматься в моём душевном равновесии.
   - Квоэль жива, и сейчас является супругой правителя костяных драконов. - На этих словах реальность для меня померкла. Вот я был и вот меня не стало.
   Придя в себя, я внимательно огляделся по сторонам. Зеленоглазый альв с шикарным фонарём под левым глазом восседал на перевёрнутом стуле. В его комнате словно ураган прошёл. В комнате было темно, огонь погас под слоем льда, покрывавши остатки мебели иней сверкал в темноте. Мои рёбра болели так, словно я в тисках побывал. Драка получилась знатной. Не верил, просто не мог поверить, что всё было зря. Двести лет я горевал о той, что предала меня. Зачем? Шутка? Но прежде чем спросить я сорвался на друге, защищая свою боль.
   Дверь резко отворилась, и в комнату влетели караульные. Застыв на пороге, в нерешительности, они переводили взгляд с альва на меня и на устроенный нами беспорядок. Сложив воедино всё увиденное, в меня уткнулись магические клинки, альв лишь вздохнул.
   - Отбой ребята, оставьте вы его в покое, я сам виноват, думать иногда нужно, что говорю. Свободны. - Он поднялся и запер за ними дверь.
   Заискрилось заклинание, придавая комнате первоначальный вид. Я всё так же сидел на полу и пытался осознать сказанное. Что всё это значит? Зачем? Почему? Слишком много вопросов и ни одного ответа. Голова разрывалась на части от неуместного количества разношёрстных мыслей и чувств.
   - Сильвариэн, ты расскажешь мне? - Я смотрел на него, а грудь на куски рвала обида.
   - Всё что знаю сам. - Я кивнул, он продолжил. - Спустя примерно неделю после тех знаменательных событий, когда ты пропал, пришла весть о раненном драконе близ границы дроу и янтарных. Естественно, мы не могли не проверить. Каково же было моё удивление, когда в том раненном существе я узнал изумрудно-синюю драконницу. У Квоэль было повреждено крыло и было множество иных ранений, но ещё тогда мне показалась странной одна вещь, раны были свежими, но никак не недельной давности при вашей регенерации. Мы доставили её сюда, а следом за ней прилетела делегация из костяных и забрала её. Не многие знали о выжившей драконнице. Так постановил совет, боясь за её жизнь. - Альв умолк.
   - Получается, что кто-то намеренно скрыл, что она жива, но ради чего? Вы разговаривали с самой Квоэль, ты должен знать её версию рассказа? - У меня так и чесались руки схватить дядю за грудки и вытрясти из него всё, но я держал себя в руках.
   - Да я разговаривал с ней. - Согласился со мной он. - Боюсь тебе очень не понравиться то, что я сейчас тебе расскажу Глетиэль, но пообещай молча выслушать меня, а не кидаться в драку.
   - Обещаю. - Сам я заранее готовился к худшему, но не настолько, чтобы обомлеть от рассказа альва.
   - Когда в лазарете Квоэль оказали первую помощь, и она смогла сменить ипостась, я поговорил с ней, оставшись наедине. По её словам именно ты ранил её и бросил умирать. Костяные драконы подоспели ей на помощь, чтобы не дать тебе убить ее, но ты ранил одного из них и удрал. Послав сигнал о помощи, они отправились в погоню за тобой. Ослеплённый своей яростью ты погиб в схватке с костяными, а твой труп упал в Ущелье Гроз. Сам понимаешь, проверить правдивость их слов не было возможности даже у нас. Ущелье тем и славится, что бесконечно уходит вглубь земли. - На этих словах он помахал рукой перед моим лицом, проверяя наличие разума, после всего услышанного.
   - Но Сильвариэн, я жив, мой труп никогда не падал в то клятое ущелье и уж тем более я не пытался убить сестру, чтобы потом на двести лет обречь себя в ледяной ад. - Непонимающим взглядом я смотрел на друга.
   - Ну, если подумать логично, то я вполне с тобой согласен, но твоё слово, после всего что ты натворил, против королевы костяных... я полагаю шансов мало. Пока радует, что совет не проявил должного любопытства по поводу того, какой именно ледяной дракон нас посетил, а иначе...
   В дверь забарабанили, едва не снося с петель. Уже по мрачному взору альва я понял, что добра с той стороны для себя мне искать не придётся. Напор на несчастное дерево увеличился, вынуждая распахнуть её, чтобы в дверном проёме узреть любопытные лица половины совета. Ошарашенный новостями я даже не встал, когда они, толкаясь в проеме, ввалились в комнату. Охрана пыталась вразумить их, что приближаться ко мне может быть опасно, но они упорно игнорировали предупреждения. В итоге в комнате поместились я, альв и шесть драконов из совета. Из-за их голов выглядывали остальные.
   - Дамы и господа, уважаемы совет мудрейших Хранителей, рад приветствовать вас. - Играть так, играть, чего уж теперь. Встав, я отвесил картинный поклон, не забывая, однако, об уважении. - Глубочайше прошу извинения, что задержался на пути к вам. - Замерли, словно их обухом по голове огрели. Альв закашлял, скрывая смех.
   - Не верю своим глазам, Глетиэль!
   - Живой!
   - Ледяной!
   - Но разве...
   "Прямо как дети!" Симфония удивлённых Хранителей слилась в гам, утихнувший лишь после появления самого старого из всех хранителей, последнего в своём роде алмазного дракона.
   - Приветствую тебя Глетиэль, дитя великого и мудрого синего дракона Лунээля. - Старец с белыми волосами, в белых одеждах, наклонил голову, некогда серыми, теперь почти белыми глазами скользя по мне.
   - Приветствую тебя Адамантис, мудрый из мудрейших. - В очередном поклоне склонился я.
   О мудрости Адамантиса ходили легенды, как впрочем, и о самом роде алмазных драконов. Жаль, что столь прекрасные создания вымрут вместе с последним из их рода, который сам дракон не хотел продолжать.
   - Ты нарушил правила Сильвариэн, но мы прощаем тебя. - Желание альва притвориться пылью, забиться под ковёр и не отсвечивать было мне понятно и близко. - Глетиэль, полагаю, ты покорился воле нашего мага, раз он спокойно разговаривает с тобой? - Я утвердительно кивнул. - Значит, нам не о чём беспокоиться. Я предлагаю тебе занять комнату в нашей цитадели, а завтра с утра мы примем тебя неотлагательно. Возражений я не приму.
   Я особо и не возражал. Так в процессии охранявших меня хранителей, мы дошли до цитадели. Величественное здание с уходящими в небо башнями и шпилями. О Сумеречной Цитадели можно сказать многое, но даже спустя долгое время у меня захватывает дух глядя на столь массивное строение. Цитадель была последним оплотом защищавшим совет, находилась на отдельно висящей в воздухе скале, которую с городом соединял разводной мост. Со стороны города она была непреступна, с воздуха же нападавшим мало чего светило. Расставленная по всем углам стража и драконы надёжно защищали её, делая неприступной. Магический защитный фон цитадели сиял так, что в глазах рябило.
   К комнате меня провожал лишь алмазный с несколькими охранниками. Откуда взялась такая щедрость, мне было не понятно, но спорить и тем более отказываться я не стал. Дракон рассуждал мудро, лучше держать меня на виду, нежели иметь неизвестную переменную в городе.
   Первое что я увидел, открыв глаза, был всё тот же алмазный дракон сидевший на моей кровати и внимательно изучавший меня. Глубоко вздохнув, я приготовился к грядущему разговору, но вместо этого в комнату влетело весёлое существо. Другого слова описать это нечто я не нашёл. Опешив, я переводил взгляд с дракона на драконницу. Меня поразил магический узор, сияющий вокруг присутствующих, он был одинаковым, что выдавало их наследственность.
   - Адамантис... - начал неуверенно я, но осекся, наткнувшись на улыбку.
   - Я знал, ты просто не мог не заметить Глетиэль. Наверное, у тебя сейчас много вопросов, но я пришёл сюда втайне от совета, дабы попросить тебя об одолжении. - Немного помолчав, он продолжил, видя мой ошарашенный вид. В то время как создание присело рядом с алмазным и взяло его за руку. - Слышал ли ты, что алмазные драконы могут видеть будущее?
   - Я слышал лишь легенды о вас. - Смог разлепить я непослушные губы.
   - Мой милый мальчик, Глетиэль. Мы действительно умеем его видеть, но стараемся держать это умение в тайне. Я знаю, чем закончиться твоё обращение к совету, даже сейчас пока ты ещё сам не решил что сказать. Да вариантов развития событий много, но все они неизбежно будут вести к твоему усыплению. Заговор что сплела вокруг тебя твоя сестра, силён до сих пор даже спустя двести лет. Она не успокоится, пока ты не умрешь, и её поддерживают многие из совета. - Не знаю, что больше поразило меня в его словах, то, что все кому не лень зовут меня "мой мальчик" или то, что родная сестра не будет рада узнать, что я жив.
   - Но... - я как рыба, выброшенная на берег открывал и закрывал рот, не зная, что сказать. - Ты мудр старейший из драконов, ответь, чем я заслужил это от сестры, которую любил больше жизни?
   - Ты не помнишь события предшествующие расколу между королевствами? - Его внимательный взгляд пугал меня.
   - Сейчас уже не особо...
   - Оно и понятно, ты старался забыть веками то, что причиняло твоей душе боль, но скоро ты вспомнишь,... если захочешь жить. Сейчас же я вернусь к просьбе, с которой пришёл к тебе. У меня мало времени, но у тебя его ещё меньше. Это, как ты уже мог догадаться, моя дочь. - Видимо выражение "оленя в свете фар" на моём лице сказало ему о многом, ибо он усмехнулся и продолжил. - Глетиель, ты единственный кто знает о ней. Поклянись мне, что так оно и останется, дай мне слово дракона, дай мне своё слово!
   Я переводил взгляд от отца к дочери, не веря в происходящее. Слишком много новостей свалилось на меня за последние сутки. Голова шла кругом, отказываясь переваривать содержимое мыслей. Сердце всё больше рвала боль, от предательства. Не верил, не хотел понять, не мог...
   - Глетиэль, дай мне слово, даже если ты не согласишься на просьбу, то о ней никто не узнает, иначе ты не оставишь мне выбора кроме как убить тебя. - Наши глаза встретились, и я понял, что он не шутит, если я сейчас не дам слово он убьёт меня прямо здесь и никто не узнает, от чего скончался ледяной дракон. Я не строил иллюзий, что могу победить столь древнего и сильного дракона, тем более видящего будущее.
   - Адамантис, я даю своё слово, что никто не узнает о твоей дочери, пока она сама не выдаст себя или ей не исполниться пятьдесят лет. - Выдохнул я.
   - Так-то лучше, а теперь слушай меня. Я прошу тебя забрать её с собой и уйти через портал, который я открою для вас, и позаботиться о ней. Я стар, ты молод и амбициозен. Кроме тебя в этом порочном совете мне некому доверить её, моя жизнь подходит к концу, я вижу это. Через три дня я умру и не хочу оставлять её в этом змеином логове. Ты многое забыл, но вскоре у тебя будет шанс вспомнить. Я не прошу заботиться о ней постоянно, просто присмотри за ней, пока она не достигнет совершеннолетия по драконьим меркам, пока она не узнает мир и не выберет для себя дальнейшую судьбу, обещай мне Глетиэль, дитя великого и мудрого синего дракона! - При этом в его магическом фоне вспыхивали такие краски, что мне невольно стало страшно и больно. Больно от воспоминания когда я сам любил свою милую сестричку Квоэль, которая как оказалось так коварно предала меня.
   Проснувшаяся память услужливо подсунула воспоминания о былой помощи, моему роду, алмазного дракона, уже этим обязуя меня ответной услугой. Если бы я знал, чем всё это обернётся, попросил дракона прикончить меня на месте. Но повинуясь инстинкту самосохранения, я согласился на его условия.
   - Обещаю тебе Адамантис, я позабочусь о твоём потомке, как Сильвариэн когда-то позаботился обо мне.
   На этой ноте он встал с кровати и начал выстраивать портал. Я вылез с кровати и принялся быстро одеваться, медлить было нельзя. Портал будет готов через пару минут, а шорохи за дверью говорили о скором приближении стражи.
   Спустя пару минут, когда дверь уже пытались открыть снаружи, я стоял полностью готовый возле двух алмазных драконов, чтобы пройти через готовый портал, с пересечённым вектором, который нельзя будет отследить.
   - Уводи её, Глетиэль, и помни, ты дал слово, слово дракона. - Отец и дочь обнялись. - Прощайте, и позаботься о ней.
   Дверь дрогнула, разлетаясь в щепки. Комнату начала заполнять стража, но мы уже сделали шаг сквозь измерения, что бы на другой стороне заданного портала выпасть на землю в облако пепла. Такие порталы славятся своей неожиданностью приземления и сложностью построения, а ещё их совершенно невозможно отследить, никогда неизвестно куда ты попадёшь.
  

Глава 6

"Неожиданная компания"

  
   Я упал на обгорелую траву, поднимая облако пепла, рядом со мной приземлилась драконница. Пару минут мы откашливались. Поднявшись на ноги, я помог спутнице, лишь затем, оглядевшись по сторонам, и выругался вслух, мы были на границе проклятых земель и чёрно-красных драконов.
   Насколько хватало взгляда, простиралась мертвая пустыня, слева от меня, и зелёный лес в обрамлении скал справа. Но мы были именно на территории костяных драконов. Оба пути для меня значили смерть.
   Я осматривался по сторонам совершенно забыв о своей спутнице покуда робкий голос не потревожил меня.
   - Простите, вы не подскажите где мы?
   Мы в полной ж..., чуть не сорвалось у меня с языка, но ведь она не виновата в происходящем. Теперь у меня появился шанс рассмотреть свою спутницу.
   Хрупкая, белокурая девушка, на плечи локонами падают волосы - обрамляя тонкие черты лица. Стройная, пожалуй, даже худощавая фигура. На её по-детски наивном личике выразительны лишь светло-серые глаза. Аккуратный острый носик, бледная кожа, тонкие, плотно сжатые губы. Ростом чуть выше среднего. При её манере одеваться не ярко, первая ассоциация была... мышь, серая обыкновенная.
   Совсем ребёнок по драконьим меркам, точно, как янтарная. При мысли о драконнице я невольно улыбнулся. Нужно было хорошенько подумать о происходящем. Нам всё равно придётся пробираться через ту или иную территорию, но сейчас на мне был груз ответственности, поэтому просто вломиться на территорию костяных я не мог, ибо неимоверно погибну, а я обещал алмазному позаботиться о его дочери, Владыка меня раздери. Выбор был, но весьма рискованный, пробраться через территорию чёрно-красных драконов на Альвийские земли и там найти моего старого друга, который, несомненно, даст нам приют.
   Меня не смело подёргали за рукав, и я услышал тихое "мистер?". Погрузившись в свои мысли, я вновь забыл о ней, ну что тут сказать, за века одиночества я отвык от компании. Как Адамантису удалось вырастить дочь такой скромницей, я искренне не понимал, но казалось, что вытащил он её только что из женского монастыря.
   Так мы и стояли посреди поля, всматриваясь друг в друга. Она отвернулась первой, не выдержав моего изучающего взгляда.
   - Лететь мы не можем, нас заметит патруль, придётся идти пешком. - Я указал на юго-запад.
   - Но я и не могу летать. - Тихо вымолвила она, не поднимая взгляда.
   - Что значит, ты не можешь летать? Всех драконов учат этому с рождения. - Уже догадываясь, серьёзно спросил я.
   - Отец всегда говорил, что мне нельзя летать, это раскроет меня перед советом и меня убьют. - Горечь в её словах зацепила меня.
   Я догадался, что из-за этого она чувствует себя весьма неполноценной, и это больно ранит её. Она не такая как все, вынуждена скрываться в тени ради собственного благополучия. Не знаю, что двигало мной, но мне искренне стало её жаль. Такая молодая и со шрамом на душе. Отвергнутая сверстниками, не знающая свободы полёта, закомплексованная. Ребёнок чьё детство проходило под гнётом отца скрывающим её от всех и вся.
   Я подошёл и крепко обнял её, инстинктивно она дёрнулась, но спустя минуту замерла в моих руках. Я сопереживал ей, не жалел нет. Она была изгоем своего мира, я понимал. Только сейчас до меня дошло осознание, что же именно я повесил себе на шею, но рядом с ней вот так держа в своих объятиях мне было спокойно и легко. Несмело, но и она обняла, прижимаясь ко мне.
   - Я Иллантис, - тихо выдохнула она мне в плечо.
   - Я Глетиэль, рад знакомству. - Тихо улыбнулся я.
   Ещё какое-то время мы стояли так, но нужно было двигаться. Будем решать проблемы по мере их поступления.
   - Сейчас нам нужно двигаться, раздобыть еду и коней. Пошли. - Я потянул её за собой в сторону леса.
   Шли мы достаточно долго, что удивительно девушка не высказывала ни капли недовольства. Ей было тяжело, но она упрямо шла вперёд. Бросая украдкой на неё взгляды, я видел в ней великих алмазных драконов. Не покорились когда-то и были истреблены, за свою гордость.
   - Сделаем привал здесь. - Я указал на поляну. Девушка откровенно устала, ноги её путались в траве и приходилось ловить её руку, чтобы она не упала. - Посиди вон под тем деревом, а я найду дров.
   Она согласно кивнула, и я отправился в лес. Насобирать хворост не составило труда. Теперь нужно было позаботиться о еде. Я не охотник, но кое-что помню из прошлой жизни. Оставив девушку разводить огонь, я отправился на промысел. Сосредоточившись на слухе и запахе, мне удалось поймать пару белок и одного зайца.
   Когда я вернулся на поляну, костёр всё ещё не был зажжён, на секунду душа ушла в пятки, неужели что-то случилось? Но подойдя поближе я заметил сидящую у дерева женскую фигуру, содрогающуюся от рыдания.
   - Что случилось? - Я бесшумно приблизился к ней, от чего напугал. Она дёрнулась в сторону, но я успел поймать её пока она не залезла в шипастый кустарник. - Почему ты не развела огонь?
   - Я не смогла, ведь здесь нет ничего для этого. - Протяжно всхлипнула она.
   Дальше слушать я не стал, и так вполне догадался, что раз отец не учил её летать, то и внутренним огнём пользоваться она не умеет. Пришлось заниматься всем самому. Используя магию я поджёг сухой хворост, благо Моронэль научил. Пока я занимался приготовлением костра и ужина, она наблюдала за мной, не отводя взгляда. Сейчас она была всего лишь человеком, дракон в ней крепко спал. Мой внутренний зверь просканировал её и подтвердил опасения. "Во что же я влип по самый хвост?"
   После ужина мы легли возле костра, но она всё ворочалась мешая мне уснуть. В конце концов я не выдержал и прямо спросил, чего ей не спиться, на что получил вполне разумный ответ, что ей банально холодно. Тяжело вздохнув, я предложил ей лечь рядом со мной, она не отказалась. Теперь она лежала у меня под боком, но всё равно продолжала ворочаться.
   - Ты чего до сих пор не угомонишься? - Раздражённо спросил я.
   - Мне холодно. - Прошептала она.
   - Я ледяной, я не смогу тебя достаточно согреть. - Боль, никуда не девшаяся, лишь заглушённая, вновь полоснула сердце.
   После этого я обнял её и прижал к себе. Как ни странно она не воспротивилась, а лишь удобнее устроившись, довольно скоро уснула. Я последовал её примеру.
   Утро началось не радостно, проснулся я от истошного женского крика.
   - Что стряслось? - протянул я, разлепляя глаза.
   - Змея! - в её голосе звенел страх.
   - Ну и что, маленькая змейка, она не причинит тебе вреда, так какого ты разоралась? - Рядом с нами действительно лежала довольно милая змейка странной расцветки, но на драконов змеи никогда не нападали, наверное, признавая своих сородичей. Переведя взгляд с несчастной перепуганной змеи, на не менее перепуганную девушку я догадался, что она и этого не знает. Мда, тяжело будет. Радовало одно, добравшись до друга, я попробую приютить девушку, а сам отправлюсь к костяным.
   На этом приключения закончились, мы довольно спокойно, никем не замеченные, миновали деревню, где разжились всем необходимым, и продолжили путь к эльфийским землям. Было даже как-то странно, что никто не пытался нам помешать. Пару раз в небе появлялись патрули, но мы успевали скрываться. По мере путешествия я всё больше осознавал, что девушка крайне мало знает о драконах и совсем ничего не умеет. Большая часть пути проходила в молчании. Я был погружён в себя, свои мысли, она же не спешила разговаривать, лишь иногда кидая косые взгляды. На третий день Лана свалилась с лошади, я даже понять ничего не успел. Лёжа на земле, она корчилась от боли. Я тут же оказался подле неё и заметил катящиеся по щекам слёзы.
   - Он умер... - Она могла даже не продолжать, я прекрасно понял, о ком она говорит. Её отец, Адамантис, мёртв. Так рвётся родственная связь. Неимоверно больно как духовно, так и физически.
   Ехать сегодня дальше не имело смысла, поэтому мы разбили лагерь и устроились на ночлег. Ночью я слышал её плачь. Встав, я ушёл в лес, позволяя ей побыть наедине со своим горем. Утром она удивила меня совершенно спокойным лицом, будто ничего и не произошло, но в уголках её глаз я видел притаившуюся тоску. Я не стал ни о чём спрашивать и уже в дороге услышал тихое "спасибо".
   На седьмой день пути уже на подъезде к границе мы услышали крики, и лязг стали, я хотел проехать мимо, но моя спутница не говоря ни слова, пустила лошадь в галоп по направлению звука, скрывшись за кустами. На секунду я опешил, совершенно не ожидая этого, в следующее мгновение резко ударив коня по бокам, я последовал за неразумной девицей.
   Изящным прыжком мой жеребец перепрыгнул кусты, и я оказался на поляне. Моему взору предстало место битвы. Держась за левый бок, на траве лежал альв, перед ним закрывая раненого, стояла Лана, два громилы сверкая кольчугой, в недоумении таращились на сиё чудо. Сказать, что опешили все, значит промолчать. Но всё же бойцы совладали с собой и замахнулись мечами на девушку.
   - Не сметь! - рявкнул я, спрыгивая на землю.
   - Ты кто? - Хором выдали они.
   - Дракон в пальто. - По лицам стоящих передо мной индивидуумов я понял, что интеллект в их головах не ночевал, и даже не заглядывал. Люди, безошибочно. Судя по экипировке и манере держать оружие наёмники. А вот раненный альв, уже изрядно оросивший траву кровью, отнюдь не из простых, судя по серьгам в ухе.
   Исключительно правильные, аристократические черты и пропорции лица и тела. Острый нос, чётко очерченные скулы и губы. Бледная кожа придавала особую красоту глазам цвета расплавленного искрящегося лазурита. Золотистого цвета волосы уходящие ниже талии. Высокий, грациозный, как впрочем, все альвы, и элегантный. Необычайно юное лицо и печать мудрости в раскосых глазах, не вязались с общим образом. Навскидку совсем мальчишка, но встретившись взглядом, понимаешь, твоё мнение ошибочно. Ему могло быть и двадцать и сто и даже триста лет. По его левой скуле вниз к шее и дальше уходил рисунок татуировки. Длинные уши с красивыми серьгами, были поникшими.
   - Дракон говоришь? Так забирай свою бабу и двигай отсюда, не мешай честным людям на хлеб с маслом зарабатывать. - Недобро ухмыльнулся один из них.
   - Лана, брось ты их пошли, нас ждет дорога. - Сделав шаг в их сторону, я заметил, как девушка на шаг отступила назад, чуть не наступив на несчастного альва, и так же синхронно сделали шаг вперёд громилы.
   - Но... - попыталась заступиться она и на щеке её показалась слеза - они убьют его.
   - Конечно, убьют, это их работа. - Я спокойно пожал плечами. - И это не наше дело.
   - Ты бесчувственный чурбан, жизнь для тебя совсем ничего не стоит? - Выпалила она, зло, сверкая глазами. Слёзы высохли, так и не успев пролиться. - Его убьют, а тебе совершенно всё равно?
   - Да, мне всё равно - отрезал я. Подошел, взял девушку за руку и потянул к лошадям, нервно стригущим ушами. Она упёрлась, я усилил нажим, и она, запутавшись в собственных непослушных ногах, рухнула в мои объятия. Наши глаза встретились, столько чувств боролось сейчас в ней.
   - ... - Девушка выругалась так, что все, включая наёмников и альва, который, кажется, забыл о боли, покраснели. Даже пробелы она умудрилась сделать нецензурными. Много я узнал о себе, о своих родственниках, в частности о своей бабушке, которая не гнушалась ничем и никем в интимном плане, особенно асурами. И чего все мою бабулю поминают? Порядочная драконница была, между прочим.
   - Лана! - Вскрикнул я, крепче прижав девушку к себе, пытаясь понять, когда же она успела в своей жизни напиться вместе с орками, троллями и гномами, и судя по эпитетам неоднократно. На секунду она обмякла, перестав сопротивляться, а затем прошептала мне на ухо "клянусь, я выполню любое твоё желание, если ты сейчас поможешь ему". Хм, любое говоришь, хорошо. Я аккуратно убрал девушку к себе за спину, когда на её руке засиял браслет данного слова, принятого мной. - Простите, господа хорошие, было ваше - стало моё.
   После этих слов один из них развернулся ко мне, поигрывая мечом, а другой попытался добраться до альва. Девушка вскрикнула и попыталась рвануться к нему, но я ловко поймав её, вновь отодвинул за спину. Лишь тихо шепнув "не мешай". Опасности для меня не было абсолютно никакой, а вот парнишка на земле мог и жизнью поплатиться за опрометчивость одной юной особы.
   Лёд вырос перед альвом, закрывая его со всех сторон, я медленно двигался к лошадям, отодвигая к ним Лану. Заметив это, один громила двинулся мне наперерез, преграждая путь. Рядом с ним оказался его напарник, поняв, что теперь до раненного им не добраться. Словно коршуны они кружили, вокруг пытаясь найти уязвимое место, но ведь я и так был безоружен, правда, я был драконом. Тело моё покрылось чешуёй, когти отрасли, кое-где на теле появились шипы. Не полная трансформация, но им и этого по гробовую крышку хватит. Приняв боевую стойку, я стал ожидать удара, намеренно не переходя в нападение. Они делали пробные выпады, я руками отбивал их мечи. Чешуя дракона прочнее любой кольчуги и пробить её обычной железячкой не так-то просто. Но меня слегка коснулись сзади, давая понять, что играть, сейчас нет времени. Я перешёл в атаку. Выпад, отступить, увернуться, пропуская удар меча, увести корпус в сторону от второго и поймать лезвие рукой, следом полоснув по животу мощными когтями. Раздался нечеловеческий вопль и первый рухнул на траву, держась за рваные края порванной мной кольчуги, которая обильно сочилась кровью. Второй, видя это, попытался атаковать по ногам, но подпрыгнув, я ушёл от атаки, молниеносно оказался за спиной противника и лёгким движение свернул ему шею. Тело беззвучно рухнуло на траву, поднимая пыль. То же самое я повторил со вторым. Повисла тишина, которую нарушил полу-хрип полу-стон.
   - Не трогай его, если не хочешь сделать хуже. - Приняв свой нормальный облик, я убрал ледяной барьер, ловя на ходу, метнувшуюся в сторону раненого девушку.
   Спешно подойдя, я опустился на колено возле альва и хотел осмотреть рану, когда в меня уткнулось лезвие меча. Я непонимающе заглянул в голубые глаза раненного мужчины и увидел в них отчаяние. Он что-то попытался прохрипеть, но потерял сознание. Это позволило мне осмотреть рану, выругаться, оттеснить девушку к лошадям и попросить собрать хворост для костра. После того как она ушла, я аккуратно снял с раненого тунику и увидел на теле его татуировку в виде красной саламандры. "Не прост альв, ох как не прост".
   - Почему же ты его не защитила? - Задал я риторический вопрос саламандре и принялся за рану.
   В рёбрах почти у самого сердца альва застрял кинжал, всё тело было в царапинах и ссадинах. Хорошо, что он уже без сознания. Девушка принесла хворост, мы развели костёр, нагрели воды и я попросил не мешать мне, лишь иногда обращаясь к ней с поручениями. Магия льда помогла немного обезболить, прежде чем я выдернул из тела кинжал и принялся магией драконов заживлять рану. Спустя пару минут кровь перестала идти, мелкие раны совсем исчезли, а он задышал ровнее. Моих сил хватило лишь на то чтобы за час срастить кожу и мышцы, дальше пришлось прибегнуть к помощи трав, которые мне удалось достать в деревне. Всю ночь я не отходил от альва, лишь под утро, убедившись, что его жизни ничего не угрожает. Без сил рухнул рядом и погрузился в глубокий сон.
   Проснулся под вечер, кое-как разлепив непослушные веки. Тело ныло, перемагичил вчера. Слишком давно я не пользовался магией драконов в лечебных целях. Теперь придётся задержаться здесь ещё на сутки, пока я полностью не восстановлюсь. Асуры бы побрали этого альва и бросившуюся его защищать девушку, одно грело сердце, теперь она мне должна. Драконы никогда не упускали свою выгоду, так же как не выпускали из лап сокровища.
   С трудом сев я огляделся по сторонам. Альв и девушка о чём-то беседовали, слышался звонкий девичий смех. Раненый улыбался, но продолжал что-то рассказывать. Собрав все силы, я поднялся и отошёл от них, чтобы превратиться в дракона, послышался грохот падающих деревьев, но мне было всё равно. В ипостаси дракона регенерация и восстановление происходят гораздо быстрее и плевать на то, что нас заметят, плевать на всё. Так глупо я умереть не мог, а без меня они были совершенно беззащитны. Темнота скроет моё присутствие, а к утру я сменю ипостась на человеческую.
   Погружённый в свои мысли, я не почувствовал подошедшей и лишь когда на морду легла тёплая хрупкая женская ручка, распахнул лазурные глаза. Не было сил поднять голову, даже двинуться не мог. Она легонько погладила меня по холодному носу и заглянула в глаза, чтобы в следующую секунду отшатнуться, увидев в них вьюжную ночь в холодной бездне. Отвернувшись, я прикрыл глаза и не заметил, как провалился в сон полный кошмаров.
   В одном из снов я брёл по бесконечно длинным ледяным залам, переходя из одного в другой, все они были пусты. Одиночество сводило меня с ума. Наконец я добрёл до самого большого и, пожалуй, самого красивого из всех них. У дальней стены возвышался трон, на котором сидел... мой двойник.
   - Неужели ты, наконец, нашёл меня. - Сарказм в словах, но глаза выдают скрытую злость. - Что ты творишь, объясни? Какого дракона ты кидаешься помогать всем и вся? Столько времени растить в себе злость, безумие, и для чего?
   - Что ты хочешь сказать? И что вообще происходит, кто ты? - Дураком я не был и уже догадывался, но мне хотелось убедиться в своих догадках.
   - Кто я? - Брови его взлетели вверх от такого оскорбления. Встав, он в несколько шагов приодел разделявшее нас расстояние и, схватив меня за руку, потащил к непонятно откуда вдруг взявшемуся большому зеркалу.
   Отражение поразило меня. Мы были полной копией друг друга за мелкими исключениями. Я выглядел как до превращения в ледяного, а он, так как я выглядел сейчас. Я прошлый и я настоящий, части меня самого. Внутреннее противоречие с самим собой, разделило меня надвое.
   - Теперь ты понимаешь? - Он, наконец, отпустил мою руку, которая покрылась льдом. - Ты долго держался, стараясь отстраниться от меня, не пустить в глубины своего сердца, потому что я заставляю тебя мечтать о возмездии, я, то безумие, которого ты так боялся. Открою тебе тайну, я давно в тебе, я часть тебя. Ну не надо изображать из себя пай мальчика и так укоризненно смотреть на меня Глет, ты знаешь, что я говорю правду. Это - он обвёл комнату руками - твоё сердце и твоя душа, посмотри, во что они превратились. Неужели ты не жаждешь мести, так же как и я?
   - Но Квоэль жива! - воскликнул я, но не убедил даже себя.
   - Ай-яй-яй, и не стыдно врать нам обоим? - Он лукаво наклонил голову, слегка покачивая ей из стороны в сторону. - Дело уже далеко не в нашей милой маленькой сестричке, которая так красиво нас подставила. Не знаю как ты, а я прямо жажду нашей встречи - улыбка его плавно превратилась в оскал - дабы оторвать мелкой стерве голову.
   - Как ты можешь так говорить, она наша сестра, она не виновата. - Я оказался возле него и схватил его за грудки. - Не смей оскорблять то, что я люблю, ... любил когда-то.
   - Вот я не пойму - он убрал мои руки и поправил одежду - тебе, что действительно нравится этот мазохизм или ты просто клинический идиот? Тогда давай на пальцах сложим два плюс два, ты главное не стесняйся в комментариях, если я не прав. - Лукаво подмигнул он мне и, расхаживая начал повествовать. С каждым его, словом мне становилось всё понятнее и понятнее. Что он прав, до последнего слова, но я не готов был принять это, не сейчас. - Вижу, ты согласен со мной, ледяной, но слишком много сомнений разрывает тебя на части сейчас. Рановато я вытянул тебя сюда, но больше смотреть на твои выходки я не мог. Тебе есть о чём подумать, а сейчас уходи и не возвращайся покуда не будешь готов услышать всю правду, только смотри чтобы не было слишком поздно, пока нам обоим хвост по самые уши не укоротили.
   Зал начал меркнуть и отдаляться, а он всё стоял и смотрел на меня, теперь уже без злости и осуждения.
   Я резко вынырнул из сна, и нервно дёрнув хвостом, уронил пару деревьев. Утро было не радостным, это уже в который раз, но чувствовал я себя гораздо лучше, правда, был ещё немного слаб. Жаль, что похожего нельзя было сказать о моих мыслях, хаотично мечущихся в сознании. Рассветное солнце лизало чешую, приятно согревая. Прислушавшись к себе, я понял, что голоден как дракон. Человеческая ипостась приняла меня недовольным ворчанием внутреннего зверя. Инстинкт самозащиты базовый у всех живых существ, мой зверь старался защитить, пока полностью не здоровое человеческое тело, но медлить было нельзя.
   Слегка покачиваясь, я добрел до поляны и замер завороженный картиной. Нежные лучи ласкали лицо Ланы, такое умиротворённое и такое нежное, девушка была красива. Альв лежащий, напротив, у костра наоборот выглядел беспокойным и уши его периодически подрагивали. Чистые волосы хаотично разметались по траве, сейчас он казался совсем мальчишкой.
   Я добавил в костёр хвороста, заранее приготовленного с вечера, и присев возле альва слегка коснулся его плеча, чтобы в то же мгновение отпрянуть назад от метнувшейся к моему сердцу острой стали, но кончик лезвия задел кожу, болью полоснув. Я тихо ругнулся и зажал рану рукой, чтобы через секунду не осталось и следа. Лежащий рядом альв часто заморгал, стряхивая сон.
   - Прости, - тихо выдохнул он и сел.
   - Вижу тебе уже лучше, рад. - Махнул я рукой на его извинения.
   - Спасибо, что спасли мне жизнь, но я так понимаю, что в этом для вас был какой-то свой интерес? - В его глазах читался укор, да я и не видел смысла врать ему, что не мешало мне просто недоговаривать.
   Следующий час мы выясняли, кто есть кто во всей этой истории, по мере рассказа альв всё больше хмурился, пока не услышал имя Сильвариэн, выяснилось, что данный альв его двоюродный дядя. Я рассказывал ему свою слегка подкорректированную историю, затем он рассказал мне свою.
   Он альвийский бастард, был грех у его отца и янтарной драконницы, оттуда и золотистый цвет волос, не свойственный альвам. Без его ведома отец сосватал его за дочь короля чёрных драконов, но он воспротивился и по дороге на свадьбу сбежал, соответственно угодив в ловушку наёмников долгое время следивших за ним. В своё время альв успел много девок попортить на человеческих землях и за его голову назначили награду. Так мы и встретились.
   - А почему твоя саламандра не защитила тебя, ты ведь маг огня? - Я прищурил глаза в недоверии.
   - Они застали меня врасплох с девой неземной красоты, мимо юбки которой я не смог пройти. - Горько усмехнулся он.
   - Ясно, нам сейчас пора двигаться, можем доставить тебя до альвийских границ, если хочешь. - Даже не глядя на него, я понял, что он лучше найдёт верёвку покрепче и повесится на ближайшем суку, чем вернётся в Эльмариэн, столицу альвийского государства.
   Лана к тому моменту уже проснулась и привела себя в порядок, но в разговор не вмешивалась. Принесла нам горячий чай и удалилась. Я внимательно смотрел на своего собеседника, в котором шла борьба. Домой ему нельзя, если он не хочет под венец. Но он должен сам принять решение.
   - А можно мне с вами? - робко спросил он, не отрывая взгляда от травы.
   - Мы едем на альвийскую территорию, мне нужно разыскать друга и оставить у него Лану.
   - А потом? - Он поднял взгляд, наши глаза встретились, и даже в моей душе что-то шевельнулось, столько отчаяния и надежды было в голубых глазах.
   - Затем я отправлюсь на территорию костяных драконов, чтобы умереть.
   - Ты позволишь мне отправиться с тобой?
   - А ты этого хочешь? - Я вызывающе смотрел на него. Я собирался умереть, но прежде доберусь до этой гадины, из-за которой столько страдал и заберу её с собой.
   - Всяко лучше, нежели быть марионеткой отца и терпеть стерву жену, о нраве которой ходят легенды среди всех народов. Может и я тебе, чем пригожусь Ледяной. - Он специально подчеркнул последнее слово, давая понять, что знает, кто я и доверяется мне. - В конце концов, я задолжал тебе жизнь, пусть даже и благодаря девушке. Зная драконов, ты мог спасти меня от наёмников, но не лечить дальше, договор и так был соблюдён, но ты вылечил, отдав почти всю свою силу, а это дорогого стоит. Я могу поклясться огнем, что не причиню тебе вреда, если ты возьмёшь меня с собой.
   - Не нужно клятв, слишком много их уже у меня, - я потряс левой рукой со сверкающими браслетами - я верю тебе, хоть и не понимаю почему. Нам нужно доставить Лану, а затем мы изменим курс.
   Больше не говоря ни слова, я поднялся и направился к своему жеребцу, дабы проверить всё перед выездом. Кони были готовы, но возникал вопрос с кем ехать альву. С Ланой я его посадить не мог, да и не выдержит ей марвари веса двух наездников, в отличие от моего фриза.
   Мы выехали уже, когда солнце почти подошло к зениту. Я посадил альва перед собой и легко направил лошадь рысцой вперёд, до границы оставалось совсем недолго. Ехали молча, каждый думал о своём. Постепенно мы перешли на галоп и уже к вечеру были около жилища моего эльфийского друга.
   Внезапно для себя я приобрёл неожиданную компанию и соратника, с которым я продолжу путь дальше.
  

Глава 7

"Солнечные зайчики"

  
   Когда последние лучи солнца цепляли горизонт, мы подъехали к красивому двухэтажному дому, изящно затесавшемуся среди живой природы леса светлых эльфов-Альвов. Не зная, что искать, можно было легко не заметить его. Альв рядом, которого звали Рендариэн, познакомились мы уже в дороге, присвистнул восхищаясь.
   - Я хоть и альв, но не каждый день увидишь такое произведение гармонии. Твой друг гений. - Всё ещё удивлённо оглядываясь, вынес вердикт Рен.
   - Премного благодарен, что оценил моё скромное жилище светлый. - Раздалось сверху над нами и альв с девушкой вздрогнули.
   Альв ехал со мной, периодически прижимаясь к моей груди спиной, что вызывало во мне двойственные чувства. Я периодически ловил свои мысли на достаточно непристойном, но это не мешало им будоражить мою кровь. Чем дальше мы продвигались тем теплее становилось мне от его неловких прикосновении, подъезжая к жилищу друга, я молил лишь об одном, чтобы эта пытка закончилась, иначе я за себя не ручаюсь. Это открытие ошеломило меня и дало ясно понять, что мне срочно нужна женщина, иначе я уже на мужиков начинаю кидаться. Всё чаще я смотрел на сидящего передо мной остроухого и всё чаще замечал, что он мне нравиться, а так же насколько он юн, даже не смотря на боль и мудрость в его глазах. Но, я отвлёкся...
   - Рад приветствовать тебя, Лорнариэн, старый друг. - Я приветственно склонил голову набок, но блеск моих глаз говорил Лорну слишком о многом, как и взгляд его глаз мне.
   Дроу изящно спустился перед нами. Аккуратно спешившись, я пожал руку старого друга, а затем сжал его в объятиях. Прошло более двухсот лет с нашей последней встречи, а он ни капли не изменился. Золотисто-рыжие короткие волосы хаотично смотрели в разные стороны, чуть удлиняясь на затылке, что необычно смотрелось при смуглом цвете кожи. Глядя на него, создавалось впечатление, что в его рыжих волосах запутались солнечные лучи. Острый нос всё так же гордо смотрел вверх. Яркие зелёные глаза излучали внутреннее тепло. Тонкие губы улыбались, но слишком вымученно, чтобы не заметить, что улыбка слегка натянута и у глаз его пролегли морщинки. Постарел.
   - Что у тебя стряслось старый лис? Ты постарел. - Горько выдохнул я, пряча слезы на плече Лорна. Он всегда был верным другом, один из немногих кому я мог доверить не только жизнь, но и душу. Тёмный эльф, которого я по-братски любил, с которым я вырос. Он и Сильвариэн, были немногими из моего ближайшего окружения.
   - Многое изменилось с момента твоего исчезновения Глет, - выдохнул он. - Моя дочь погибла.
   На этом моменте я каменной глыбой замер в его руках. Я нянчился с каждой из троих, любил, словно своих собственных, даже сейчас ледяным я чувствовал любовь к его детям.
   - Хисвириэна, погибла. - После этого он словно ещё больше постарел, теперь глядя на него можно было понять, насколько дроу стар.
   - Хиса, но как? - выдохнул я потрясённо.
   Я помнил её жизнерадостной и весёлой, всегда умудрявшейся внести веселье в любое дело, за которое она бралась. Она была истинной дочерью своего отца, во всём на него похожей, лишь цвет глаз серый унаследовав от матери. Словно солнечный зайчик она приходила в жизнь, превращая всё в чистый солнечный игривый свет. Старшая дочь, она и для меня была тем лучиком надежды и света, что дарил тепло. У какого чудовища поднялась рука на это светлое создание? Убью.
   - Кто посмел? - я тихо зарычал, всё ещё не выпуская друга из объятий. После слов о её смерти в моей душе погас ещё один огонь жизни, коих осталось и так совсем мало. Скоро я обезумлю и превращусь в неконтролируемого ледяного, ведомого безумной жаждой мести.
   - Уже не важно, друг. Посмотри мне в глаза и дай слово не мстить! Пожалуйста. - Он взял моё лицо в руки и заглянул в глаза, но не испугался таящейся там вьюжной ночи в холодной бездне.
   - Даю слово. - Первым не выдержал я и закрыл глаза, ибо в его глазах таилась боль равная моей, а может и превосходящая.
   Ещё какое-то время мы стояли молча, но за нами слегка покашлял Рен, отвлекая от грустных мыслей, нарушая идиллию двух жизней. Я быстро представил своих спутников, дроу пригласил нас в свой дом, накормил, напоил и спасть уложил. Я и слова не успел вставить. Альвы и Дроу тяжело переносили компанию друг друга, но Лорн давно жил на территории светлых эльфов и обвыкся, да и они уже давно смирились с ним. Его жена была из альвов и настояла на жизни в этом месте, после её смерти ему уже не хотелось его покидать.
   Мне не спалось, хоть, наконец, я и почувствовал себя в полной безопасности. Поворочавшись пару часов, я поднялся на ноги и вышел на улицу. Полной грудью, вдохнув ночной воздух, мой взгляд устремился к молодому месяцу. Звёзды лукаво сверкали в ночной вышине. Я добрёл до пня, удобно сделанного под стул, и опустился на него, у дроу были золотые руки, всё к чему он прикасался превращалось в шедевр. Во дворе было свежо и достаточно темно, но зрение дракона позволяло мне отчётливо видеть. Какое-то время я сидел, наслаждаясь прохладой, но вдруг услышал едва уловимый хруст ветки. Рефлексы сработали раньше осознания, я притаился за пнём. Как оказалось весьма вовремя. Обострившиеся рефлексы и зрение, позволили оценить ситуацию в полной мере, увидев альвийских разведчиков плавно двигающихся среди деревьев. Я не шевелился, пытаясь слиться с деревом. Они словно не замечали меня, я увидел одного из белокурых альвов отдающих молчаливые приказы, суть которых мне не понравилась. Приказ: "Взять всех живыми", на секунду озадачил меня. Будучи обученным, военному делу и разведке я легко понял его пасы руками. Они явно искали принца, но не меня. Сейчас я мог избавиться от своей будущей головной боли, но я своего рода пообещал ему помощь, так что извините, альв мой. Они плавно скользили по деревьям, перемещаясь всё ближе к дому, их движения завораживали. Человеческий глаз не способен уловить столь молниеносные и плавные движения.
   Приготовившись, я ждал момента, но сначала они столкнулись с защитной магией дроу, которую я тут же подпитал своей силой и по возможности усилил. На пару минут их это задержало, но затем один из альвов плавно приземлился на землю. Поступью кошки он, а следом и остальные, начали приближаться к дому, этого позволить я не мог. Подпустив их достаточно близко, я выскочил перед ними, на миг, приведя их в исступление, и тут же принял вторую ипостась. Рев дракона разрезал ночь, будя находившихся в доме. Спустя пару мгновений, на улицу высыпали оба эльфа и перепуганная Лана. Узрев меня во всей красе, они перевели взгляд на альвов, которым теперь уже не было смысла скрываться, и логично рассудив, скрылись за мной.
   Я стоял боком к обеим сторонам, прикрываясь крылом, они, несомненно, могли ранить меня, но разъярённый ледяной явно не входил в их планы. Через мгновение передо мной грациозно опустился белокурый альв, ранее отдающий приказы. Наши взгляды сошлись в молчаливом поединке, отчего альв вздрогнул.
   "Отдай приказ не атаковать, иначе я раскрошу твоих разведчиков в порошок раньше, чем вы причините вред моим спутникам", - я говорил, и только он слышал меня, все остальные слышали лишь рокот дракона. Альвы на деревьях занервничали, одна из стрел приземлилась около моей лапы, которую я успел отдёрнуть, увёл корпус на сантиметр в сторону и незамедлительно дыхнул ледяной крошкой в направлении выстрела, не стремясь поранить, но раздался вскрик. - "Убери их!"
   - Отступить, не атаковать, без моей команды. - Бросил альв в темноту и его бойцы успокоились. - Ледяной - протянул он - наслышан о тебе, но не ожидал увидеть здесь. Мне нужен принц светлых эльфов, отдай его нам, и мы мирно уйдём. - Мы изучали друг друга, но с каждой секундой альв, стоящий передо мной, всё больше ежился. Даже без магии дракона ледяные внушали ужас, никогда ещё они не спускались и не выживали после ледяного плена.
   Драконы, рождённые в огне порождения хаоса. Их суть - огонь. Про ледяных ходили жуткие легенды среди всех народов, ими пугали от мала до велика, ими поучали молодняк драконов, и ни одно живое существо не желало пережить ледяной плен. Я не выбирал, это просто произошло. Самое страшное для дракона стать ледяным, даже выжить представлялось нереальным, не говоря уже о попытке снова стать нормальным.
   - А ты не думал спросить его самого, согласен ли он с таким положением дел? - Лёд моих глаз сверкнул в темноте. - Рэндариэн, подойди к нам не бойся, они не причинят тебе вреда. - Позвал я альва.
   - Я тут, ледяной. - Его рука легла мне на шею, вновь даря тепло. - Что тебе нужно светлый? - Он выступил вперёд, но не сильно от меня отдаляясь и не убирая руки.
   - У нас приказ доставить вас домой принц Рендариэн лан Глессариэн. - Склонил голову светловолосый альв.
   Лан - сын, значит он сын нынешнего короля светлых альвов Глессариэна.
   - Отправляйтесь к моему отцу и скажите, что я не намерен возвращаться и идти под венец с этой гадиной. Теперь я вольный путник, если ему будет угодно, я откажусь от престола. - Голос его был серьёзен и полон решимости. Довели однако парня, компания ледяного милее трона и чёрной драконницы. Жаль, конечно, папочку, у которого ненароком в законном браке родились четыре дочери и ни одного законного сына.
   - Прошу прощения Рендариэн, но приказ достаточно чёткий, либо мы приводим вас, либо погибаем. - Белокурый склонил голову.
   - Изволю не согласиться, любезный. - При этом я плавно отодвинул альвийского принца себе за спину. - Есть и третий вариант.
   В этот момент на мне скрестились взгляды всех живых существ, в глазах которых читалось "псих!". Но меня не сильно волновало это. Внутренний голос вопил, меня одолевали сомнения. Очередная глупость, но я повернулся и обратился к принцу.
   - Рендариэн лан Глессариэн, клянёшься ли ты помочь мне в моих странствиях взамен свободы от свадьбы? Согласен ли разделить тяжести и невзгоды взамен защиты твоей от всех невзгод, кроме естественной смерти? Клянусь словом Ледяного Дракона и душой отца своего Лунээля, и приношу тебе клятву верности, если ты принесёшь свою взамен. - Отдав молчаливый приказ Лане принести кинжал, я принял облик человека. При этом встав напротив принца, на одно колено, приклонив голову.
   - Глетиэль лан Лунээль, я клянусь помочь тебе в твоих странствиях, взамен свободы от свадьбы! Я согласен разделить с тобой странствия и тяжести его, прими и ты мою защиту от всех невзгод, кроме естественной смерти. Клянусь словом Принца Светлых эльфов-Альвов и кровью отца своего Глессариена, и приношу тебе клятву верности, взамен твоей. - Он также склонил голову в поклоне, и встал на колено, признавая меня равным.
   Все замерли неподвижно, время словно остановилось, но так и должно было быть, данный ритуал никогда не прерывался, если обоюдное согласие было достигнуто, иначе это означало смерть обоим в тот же миг. Древний ритуал магии крови, так любимой вампирами и так пугающей все остальные расы. Его не зря не использовали, страшно было связать себя с другим существом, разорвать данную связь невозможно даже смертью, ибо в и в ней вы теперь едины. Лана молча подала мне кинжал и отошла в сторону. Не задумываясь ни на секунду, я провёл лезвием по ладони левой руки и передал кинжал альву, чтобы он сделала аналогичный надрез на правой ладони, после чего мы пожали друг, другу руки сплетая кровью ритуал. Древняя магия заструилась над нами, выплетая причудливый узор, а вслед за этим мы рухнули на траву от жуткой боли. Чтобы спустя мгновение обнаружить на предплечьях тату саламандры и дракона сплетающихся воедино. Ритуал был завершён. Навеки едины.
   Все вокруг отмерли, бледный командир разведчиков альвов медленно рухнул на траву, постоянно причитая "что же вы наделали принц". Раньше я лишь слышал страшные рассказы о побратимстве на крови, но сейчас это казалось мне единственным разумным вариантом. Альвы отступили вглубь леса, унося своего неразумного командира, оставляя нашу разношёрстную компанию.
   Дроу схватился за голову, Лана обескураженно наблюдала метания дроу, а принц и я всё ещё лежали, тяжело дыша.
   - Что же вы наделали балбесы! - Разрезал утренний мрак крик дроу. Мы лишь удивлённо моргнули на пару с Реном. - Глет ты придурок, во что ты втянул парня! - Лорн подлетел ко мне и тряс, схватив за грудки. - Неужели ты не понимаешь, что тебя ищут все кому не лень, а это братство скрепило и свило ваши души воедино!? Если погибнешь ты, погибнет и принц. - Он опустился рядом на колени и, обняв нас разрыдался. Впервые я видел всегда сосредоточенного и серьёзного Лорна в таком состоянии.
   Мы с альвом переглянулись и лишь хмельно улыбнулись друг другу, мы были счастливы. После единения на крови я стал острее чувствовать Рена, а он меня. Между нами образовалась связь. Придвинувшись ближе, я ущипнул задумавшегося альва и ощутил на себе его боль. Следом проделал то же самое с собой и альв тоже почувствовал. Едины.
   Огненная магия светлого альва заструилась в моих жилах, моя в его. Навеки едины магией крови, это сильнее чем родственные узы, этот союз можно предать только ценой самоубийства. Союз истинного доверия.
   Мы встретили утро за чаем на веранде дроу, который всё ещё недовольно сопел, но уже не ругался на нецензурно альвийском. Я попросил друга об одолжении, оставить у него Лану, пока не буду готов её забрать. На что меня витиевато послали на погост нетопырей ловить, но всё-таки согласились.
   Солнце нежно ласкало кроны деревьев, высекая из волос дроу новые золотые пряди. Мы стояли у ворот, прощаясь. Вместо марвари Ланы, дроу выделил альву ещё одного фриза. Жеребцы нетерпеливо переминались в ожидании скачки, но не рвались с места, словно понимая. Мы прощались с дроу, быть может навсегда, и все это прекрасно понимали. Единственное что я шепнул Лорну на прощание, это тайну Ланы, он был достоин ее, и он сможет, обучит. Лана повисла на моей шее, а затем на альве, которого робко поцеловала в губы. Я ревновал, правда кого к кому было до конца не понятно.
   - Лана, ты обещала мне желание. - Она невольно напряглась. - Исполни его, слушайся и обучайся у Лорнариэна, покуда он не отпустит тебя. Лорн, ты же не причинишь невинной девушке зла? - Он взглядом послала меня ещё куда подальше, на что я лишь улыбнулся. Браслет обещания исчез с моей руки и перекочевал на руку дроу. Уходить всегда тяжело, особенно оставляя часть себя.
   На моём лице заиграл солнечный зайчик, отражаясь от окон дома, но сердце моё сжало ледяными тисками. Тут же мне на плечо легла рука Рена, он чувствовал.
   Хисвириэна, я дал слово твоему отцу не мстить, но если твой убийца попадётся мне в драке, я убью его и вырву его сердце. Ты была солнечным зайчиком моего такого холодного, даже в лучшие времена, сердца. Боль рвала душу, острыми когтями проверяя её на прочность. Слишком много потерь для одного дракона.
   Радость давно умерла для меня, но вспоминая о тебе, моё сердце наполняет тепло и солнечные зайчики игриво сверкают повсюду, развеивая тьму в моей душе.
  

Глава 8

"Во мне два я, теперь едины!"

  
   Кони рысью бежали по лесной дороге, оставляя прошлое позади. Впереди нас ждали нелёгкие испытания. Мы вновь двигались по территории красно-чёрных драконов, но теперь уже в обратном направлении. Не зря эти земли прозвали Дорогой Василиска, вся территория была своего рода ущельем окружённым скалами, единственное что отличало её от пустыни, это наличие леса.
   Какое-то время мы ехали молча, но альв не выдержал первым.
   - Глет? - При этом он старался не смотреть на меня.
   - Ммм...
   - Позволь спросить тебя, что же с тобой случилось? - Рен не отнимал взгляд от земли.
   - Ты действительно хочешь это знать, брат? - Теперь альв был мне даже больше брата, мы были часть одного целого, поэтому он заслуживал правды. Я рассказал ему свою историю, но далеко не всё.
   - Да. - Получилось, как то робко.
   - Для этого нам следует сделать привал через пару часов, когда стемнеет, я обещаю показать тебе всё. - По крайней мере, я буду с тобой честен, - горестно вздохнул я. Он заслуживает знать, во что влип.
   Спустя пару часов перед закатом, когда кони уже тяжело дышали, мы сделали привал, недалеко от дороги под раскатистым деревом. Сидя возле костра, Рэн вновь обратил ко мне взор своих голубых глаз. Я безмолвно понял его просьбу и напоминание. Дольше прятаться от самого себя не представлялось возможным. Обязан.
   Осторожно я придвинулся к альву и дал ему настойку травы, заранее заготовленную мной ещё у дроу. Он безмолвно принял флягу из моих рук и тут же выпил, не задавая лишних вопросов. Братья, теперь единое целое, мне придётся научиться доверять ему свою жизнь, пожалуй, сейчас достаточно хороший момент для этого. Сделав пару нервных вдохов, я решился и, отпив немного горькой жидкости, открыл ему душу.
   Сцена молодых драконов с родителями, сменилась более поздними воспоминаниями.
   Отец преклонил голову перед драконами верховного совета Водопада Четырёх Стихий и просил прощение за своего нерадивого отпрыска, который в очередной раз поставил род драконов в неловкое положение. Отец клялся, что это было в последний раз, но это повторялось вновь и вновь, по мере взросления юного Глетиэля. Он постоянно влипал в неловкие ситуации и постоянно попадался в ненужных местах. Со временем его пыл казалось остыл, но это было лишь затишье перед бурей. Достигнув своего пятидесятилетия, взросления по драконьим меркам, он стал чудить ещё больше. Мать погибла, защищая его от людей-драконоборцев, которые пленили и убили её. Он мстил за её смерть, мстил пока на сторону людей не встали остальные расы, тогда молодой дракон решил устроить войну. Следуя своему обаянию и военной хитрости, он создал восстание всех народов на всех трёх материках, умудрившись настроить детей против отцов, матерей против сыновей, но во время ожесточённых боёв он увидел в гуще свою сестру Квоэль. Она налетела на него в небе, ранив в крыло, но спасла ему жизнь не дав разбиться. Пользуясь его братской любовью драконница убедила остановить войну, дабы они могли жить спокойно и он прекратил, но спустя пару лет она исчезла. Он нашёл её у границ костяных, они сильно поругались, она обвиняла его в смерти родителей и была права, он ушёл.
   Когда он почувствовал её боль то, не задумываясь, полетел на зов, но нашёл лишь хладный труп любимой сестры. Совсем обезумев от горя, он пару дней горевал над ней, а затем улетел на территорию людей и обосновался там, в надежде быстрой смерти, но его спасли. Так он стал ледяным.
   Вынырнув из омута воспоминаний, я заметил ошарашенное лицо альва. Мы сидели молча глядя на огонь, каждый переживал увиденное по своему. Тишину нарушили взмахи крыльев, за которыми последовал залп огнём. Нас нашёл патруль. Кони встали на дыбы и унеслись прочь, над нами кружили три дракона. Один из них был чёрным, двое других чуть поменьше красные. В отблесках огня они сверкали боевой чешуёй, которая была темнее их основной. Намерения их не оставляли сомнений.
   На долю секунд я замешкался, и струя пламени отделила меня от альва, которого я успел оттолкнуть с линии огня. Сменив ипостась, я взмыл в небо, уворачиваясь от цепких лап и шипов, лишь чёрный слегка царапнул когтями спину, скользя по чешуе. Уже в небе я заметил Рена, не знающего что предпринять, поэтому протаранил двух красных, отвлекая внимание на себя, и метнулся к чёрному в этот момент разворачивавшемуся и вцепился в его живот когтями. Чешуя там нежнее, но мне необходимо было добраться до крыльев. Слегка крутанувшись в воздухе, я дыхнул ледяной крошкой в сторону подлетающих красных и переместил лапы ближе к крыльям чёрного. Не дурак, он попытался скинуть меня с себя. Позволив ему уйти, я попал под пламя одного из красных, полоснувшего мне по крылу, но и сбил одного из них льдом. Тело красного ввинтилось в землю, больше не подавая признаков жизни. Чёрный пикировал на меня, я ушёл вниз, но у самой земли мне удалось увернуться, и он пропахал телом землю. Зависшего красного сбил в небе альв, тело его упало недалеко от первого. Рен обладал магией огня, которая не страшна драконам, но сейчас в нём текла и моя магия льда, которая была для них смертельна. Теперь угрозу нам представлял лишь один чёрный, который резво поднявшись на лапы взмыл вверх, я последовал за ним на ходу плетя сеть заклинания. Мы встретились высоко в небе, я швырнул в него ледяную сеть, но он отзеркалил её в меня. Я попался в собственное заклинание, опутавшее меня и потянувшее вниз. Я пал, поднимая столпы земли, послышался вскрик боли альва. Я не мог пошевелиться, даже дышать было тяжело. Рядом приземлился чёрный, обошёл меня пару раз и, остановившись, плюнул в мою сторону огнём, тело пронзила неистовая боль. Я бешено зарычал, несмотря на сковывавшую тело сеть.
   Он остановился напротив моей головы и даже прилёг, чтобы было удобнее смотреть на меня.
   - Ответь, стоило ли оно того? Стоило ли выбираться и выживать так долго, чтобы погибнуть так беспечно? - В его янтарных глазах читался неподдельный интерес.
   - Стоило, и я даже... - боль скрутила тело - могу объяснить почему. - В этот момент ледяная сеть с меня спала, и я кинулся на противника, кубарем увлекая его за собой. Резко остановившись, мы отпрянули друг от друга, словно нас облили водой и по-кошачьи мягко приземлились напротив.
   Лукаво подмигнув мне, Рен упал на колени, обессилив после снятия сети, откуда он узнал, как это делать я не знал, но огромное ему спасибо. Напротив меня стоял достойный представитель своей расы, большой чёрный дракон, в отблесках горевших деревьев и травы, сверкая боевой чешуёй и янтарными глазами. Роста мы были одинаковы, но я не чувствовал в нём достаточно силы для страха, быть может я просто разучился его чувствовать. Мы кружили, пока я не взмыл в воздух, делая обманный манёвр и пропуская его выше. Он понял, мы сошлись в полёте, задевая друг друга. Его когти вцепились мне в крыло и живот, я же вцепился в крылья, неистово стремясь разорвать их. Наши глаза встретились, на миг он опешил, мне было достаточно этого, чтобы вцепиться ему в горло и почувствовать горячую кровь, хлынувшую в горло, услышать скрежет клыков о кость. В каком-то остервенелом порыве я мотнул шеей, ещё крепче сжимая челюсть, и услышал хруст ломающейся кости, но продолжал рвать когтями крылья и вгрызаться в шею уже мёртвого противника.
   Моё левое крыло пронзала боль, на которую я не обращал внимания, всё ещё продолжая терзать тело, вымещая на нём свою злость. Лишь когда я отделил его голову от туловища, успокоился и отпустил поверженного уже давно противника. Тело его падало наземь, когда я издал победный дикий рык, огласивший округу. Сил мне хватило лишь чтобы, найти альва и приземлиться, точнее я в очередной раз рухнул, истекая кровь из разодранных крыльев и ран на животе.
   Последние силы я потратил на смену ипостаси. Я сидел, прислонившись к дереву, правая рука неживой свисала вниз. Рядом лежал бесчувственный альв, ситуация была что хуже можно, но уже некуда. Решив, что на сегодня эмоций мне достаточно, сознание погасило свет и ушло в загул, оставив меня в небытие.
   Есть хорошая поговорка: Если вы считаете, что хуже быть уже не может, значит у вас плохо с фантазией.
   Пробуждение было не радостным, боль пронзила тело, выводя разум из сна. Я кричал. Кожа на правой руке порядком обгорела и рука представляла собой страшное зрелище. Не сразу я понял где нахожусь, но когда осознал... Темница, маленькая камера, упакованная магией так, что даже мышь без ведома наложившего не проскочит. Тело так же было скованно магией, да не простой.
   На секунду я выпал из реальности прокручивая в голове последние события из моей памяти, но эта зараза так и не предоставила ответа на мой вопрос. Придя в себя я попробовал двинуться, но не смог пошевелить даже пальцем. Лихо меня упаковали, узнаю кто, поинтересуюсь как? Сейчас мне было очень любопытно, где я? Состояние Рена я чувствовал отлично, он мирно спал в обычной соседней камере. Так значит это помещение приготовили специально и эксклюзивно для меня, польщён.
   Прошли сутки, но никто так и не появился, меня не считали нужным даже кормить, но что странно альв так и не проснулся за это время. Видимо и его магией одарили, не иначе. Первые признаки паники я почувствовал когда меня неотвратимо начало клонить в сон, но не успел я моргнуть и глазом как оказался уже в знакомом мне ледяном зале.
   - Браво, браво Глетиэль, ты как всегда неподражаем в своей беспечности. - Он рукоплескал мне, даже газа его искрились от смеха. - Уснуть на территории врага, попасть к нему же в плен, да так что связанным уже пару суток валяешься в темнице.
   - Не язви. - Теперь я хотя бы знал где находится моё тело.
   - Ах, не язвить? Да что ты говоришь? Наша шкура благодаря тебе находиться на волоске от смерти, а ты предлагаешь мне не язвить? - Я горько вздохнул, вновь понимая, что он прав. - А может мне сразу лапками кверху лечь, чтобы голову нашу дурную, по твоей вине, было легче отделить от тела? - Я смутился. - Чего молчишь? - Глаза его неистово сверкали злостью. - Предупреждал ведь, просил, чуть ли не умолял одуматься, ан нет, ты же самостоятельный, запер меня и не выпускаешь, безумия боишься. Трус несчастный. - на последних словах голос его сорвался на крик.
   - Чего ты от меня хочешь? - спросил я серьёзно глядя на него.
   - Чего я хочу? - искренне удивился он. - Ты совсем дурной или прикидываешься так ловко, что даже сам себя не понимаешь? Жить я хочу и спасти наш хвост и уши от отделения друг от друга. Драконница тебя задери Глетиэль, неужели ты не понимаешь, что я часть тебя, та часть что хочет зла, но вечно совершает благо, для свое шкуры конечно. Я то что ты искренне ненавидишь в себе, но не понимаешь, что я всегда был, но проявился лишь из-за твоего противоречия. Я был с тобой когда ты развязал войну, я оплакивал наших родителей вместе с тобой, я даже при твоём рождении присутствовал. Я - это ты! Прими себя и позволь мне нас спасти.
   - Никогда! - Я выкрикнул это ему в лицо, но даже сам себе не поверил. Как же я жалок перед ним, моим двойником. Трясусь над жалкой добродетельностью, как наседка над последним яйцом. Неужели я готов умереть за это? Неужели мои века одиночества, боли и отчаяния прошли впустую, ничему меня не научив? Моя сестра предала меня, обрекая на гибель. Ту, что я любил даже больше чем Териэль. Дэвом меня нельзя назвать даже с большой натяжкой, но всё же обидно.
   - Правильные мысли, а главное ещё не поздно всё изменить. Прими себя, обрети истинную силу Ледяного. Не буду врать, будет больно, очень больно, то что ты веками сдерживал накроет тебя, но мы будем жить и станем сильнее. Верь мне. - Он протянул мне руку, но я всё ещё не решался вложить в неё свою. - Видишь этот трон Глетиэль? Он по праву принадлежит тебе и не только он. Стань собой, возьми своё, слишком многое этот мир задолжал тебе. - Он всё ещё держал руку протянутой, но корпусом наклонился в сторону ледяного трона, взглядом зовя меня. - Только тебе решать жить или позорно умереть завтра на площади Саротайна.
   Я молчал, даже мысли казалось замёрзли, ведь скрывать от самого себя что-то не имеет смысла, он всё равно узнает. Почему же я не могу решиться? Почему мне так плохо? Тысячи почему кружили в моём сознании, а он молчаливо ожидал моего решения.
   - Я... не могу - тихо выдохнул я, губы не слушались.
   - Тогда мы умрём завтра ближе к полудню. - Просто констатировал он, в глазах его словно погас огонь самой жизни. - Выбор всегда был за тобой, хотя ты и обвинял во всём меня, но я лишь молчаливо следовал твоей воле. - Подойдя он сел на трон, взгляд его печальных глаз навсегда останется в моём сердце. - Прощай Глетиэль лан Лунээль, я пытался спасти нас троих, но ты предпочёл смерть ледяному плену. Наши смерти будут на твоей совести.
   Комната вновь затухала отдаляясь от меня, в последнее мгновение я попытался изменить своё решение, вспомнив об альве, но было слишком поздно, зал и двойник исчезли, я проснулся всё в той же камере. Вновь время для меня потеряло свой ход. Здесь не было окон и я совсем расстроился теперь осознавая своё идиотское решение. Он был прав... во всём, я же... теперь это уже не важно, я обрёк нас всех на смерть.
   Мысли мои опустели, я потерял самого себя. Спустя примерно пару часов я наконец услышал шаги, а следом перед моей камерой появился старый орк. Звякнули ключи, отпирая мою клетку и меня рывком поставили на ноги, а затем перекинули через плечо и понесли. Я даже не сомневался, что двойник был прав, сегодня меня казнят.
   Солнечный свет резко ударил по глазам, сбивая ориентиры в пространстве, но сейчас это казалось такой мелочью, что я не придал этому особого значения. Меня действительно пронесли до площади столицы Дороги Василиска Саротайна, где в большом количестве собрались представители чёрных и красных драконов. Лишь взойдя на эшафот орк остановился и аккуратно поставил меня на ноги, чтобы я узрел правящую чету.
   Сердце сделало кульбит и замерло в районе горла. Первым что бросилось мне в глаза была хрупкая фигурка старшей сестры Териэль. В том месте где должна восседать супружеская пар, рядом с черноволосым мужчиной сидела моя старшая сестра, а рядом с ней должно быть Белиайн, правитель чёрно-красных драконов.
   Когда она увидела меня и наши глаза встретились, я увидел боль и отчаяние в них. Она всё это время знала, знала, что я нахожусь в темнице, знала, что меня хотят казнить, она знала всё, но ничего не сделала. Драконы любят только раз, и она любила чёрного дракона восседавшего рядом с ней. Боль пронзила тело словно стрела сердце, оборвалась последняя родственная связь во мне. У меня было две сестры и я был предан обоими. Погас ещё один огонь моей жизни, теперь их осталось совсем мало.
   Я не верил, просто не хотел этого, но Белиайн крепко сжимал руку сидевшей рядом с ним женщины, пока меня вели к плахе, дабы она не натворила глупостей. Меня поставили на колени перед палачом, я услышал голос правителя. По стандартной процедуре зачитывался приговор, вот только вынесен он был без суда. Каждое слово камнем ложилось на сердце.
   Наступила тишина, приговор был оглашён, виновен, по всем статьям. Тяжело вздохнув и окинув взглядом толпу я добровольно опустил голову. Палач отбросил мои волосы обнажая шею и примерил топор для удара, я закрыл глаза.
   Дурак, трижды и тридцать раз дурак, мог спасти и себя и альва, но я позорно сдался. То чего не сделал ледяной плен сделает человек в чёрном колпаке. Время словно замедлило свой бег. Я успел вспомнить многое, в том числе и своих весёлых сестричек, с которыми я так любил играть в детстве. Вспомнил смерть, псевдо смерть, Квоэль и то как Териэль просила держаться подальше от её мужа. Вспомнил альва и двойника. Вслед за воспоминаниями, меня пронзило острое жизнелюбие. Я не готов был умирать лапками кверху, жажда мести тлевшая в моём сердце пожаром вспыхнула, всколыхнув волну жара разлившегося по телу.
   Поборов первое желание запеть, я устремился в глубины своего сознания стремясь найти зал с ледяным троном. Не сразу, но у меня получилось. Двойник сидел на троне и меланхоличным взглядом смотрел сквозь пространство.
   - О, Глетиэль, решил в момент смерти быть рядом со мной? - Но голос его дрогнул.
   - Прости меня, прошу, я осознал всю ошибку своих суждений, я не готов так бесцельно умереть, я хочу жить. Не потому что я боюсь смерти, для меня она спасение, но я жажду мести. Быть дважды преданным сёстрами, это слишком. - Я упал на колени и слёзы льдинками разбивались об пол. - Он всё так же восседал на троне, не глядя на меня.
   - Понимаешь ли ты что произойдёт если ты примешь меня? Осознаёшь через какую боль тебе придётся пройти, Глетиэль? - Теперь я сумел привлечь его внимание.
   - По-моему это всяко лучше смерти, или ты не согласен со мной? - Я натянуто улыбнулся.
   - Если в такой ситуации у тебя всё ещё осталось чувство юмора, то не всё потерянно Ледяной. - Он улыбнулся мне в ответ.
   Встав он протянул мне руку, приглашая, и теперь я без колебаний вложил в неё свою, шагнув навстречу к нему.
   Я стоял у ледяного трона один. Глядя в зеркало я увидел себя настоящего, не разделённого на две половины, теперь единого. Моё отражение насмешливо улыбалось. В отражении возник его силуэт и проговорив "теперь едины" растворился.
  

Глава 9

"Исида"

  
   Кое-как поднявшись я доковылял до озера, которое оказалось не так близко, как я предполагал. У самой воды я упал на колени и опустил одну руку в воду взывая к магии льда. Тело агонией откликнулось на такое кощунство, но вода стала покрываться коркой льда.
   - Исида... - Последнее слово, слетевшее с моих губ, я, почти не дыша, упал наземь.
   Сознание вернулось ко мне, но я не понимал где я и как тут оказался. Я лежал в снежном бархане, а под моим крылом спал полу замёрзший альв. "Не бросил, не оставил, не предал". Я плотнее укрыл его крылом, прижав к себе, и вновь погрузился в сон.
  
   Буря сбрасывала свои обороты, умирая в конвульсиях снега и ледяного ветра. Предсмертная пляска стихии, такая же безумная как глаза смертника, такая же неистовая как страсть любовников и такая же чистая как любовь девственницы. Но её боль утихала, унося с собой частицу его души, как и всегда. Они были частью друг друга, любовники во мраке бытия. Его прекрасная Исида.
   На уступе скалы стоял мужчина, ветер играл в его волосах, нежно лаская, несмотря на творимое вокруг безумие. Казалось, его защищает и оберегает сама стихия. Его холодное сердце танцевало и металось в агонии в такт ей. Неразрывны.
   Взгляд полон невыраженных чувств, но лишь это выдавало, в остальном оставался недвижим и суров его лик. Снежная буря, его мать, его дочь, его нежная верная жена и страстная любовница.
   Волосы цвета глетчерного льда вновь плавно легли на его плечи встревоженные лёгким дуновением, вызывая невольную улыбку на мраморном лице, даже лёд глаз потеплел, оттеняясь нежностью. На миг ушла боль и строгость, резкие черты стали мягче, но лишь на мгновение. Каждый раз он наблюдал её рождение и смерть, пляску и агонию, любовь и ненависть. Восхитительна.
   Тучи разошлись, пропуская свет луны, скользнувший по свежему хрустящему снегу, пробуждая в нём ревность за столь неуместную нежность. Она никогда не принадлежала ему и никогда не будет, но всегда рядом.
   Сделав шаг в пустоту, он плавно приземлился. Наклонившись, провёл рукой по выпавшему снегу, и едва уловимый ветер прошелся, лаская его руку. Любит.
   - Прости... - выдохнул он, в следующее мгновение, взметнувшись ввысь ледяным драконом. Высоко в небе он остановился и обернулся, вглядываясь в снежные барханы, чтобы на миг уловить прекрасный силуэт его любимой Исиды. Сердце резануло дикой болью, как и всегда, когда приходило, время уходить.
   - Когда-нибудь я паду в твои объятия, и мне не придётся уходить, но не сейчас. Я обещал самому себе, прости. - Поборов желание остаться он устремился прочь, растворяясь в темноте почти безлунной ночи.
   Сердце ледяного болью билось в груди, резонируя. Пока он летел, расступились облака, открывая чистое звёздное небо, на котором ярко пылала полярная звезда.
   Исида. Маня своей улыбкой она пела ему, и он внимал, но не понимал. Убийственным взглядом её он был поражён, как и ослеплён красотой.
   Зависший в небе дракон боролся сам с собой, не в силах выиграть этот бой. Проиграл. Его тело рухнуло, поднимая брызги снега. Он закрыл глаза, казалось не в силах больше сопротивляться, но теперь он хотел жить. Он должен, не завершённое дело терзало его горче любой боли. Он не мог открыть смеженных век, слыша голос любимой, голос, звавший его ледяной бурей. Вокруг разыгралась стихия, погребая его под слоем снега и ветра.
   - Тебе не нужно больше страдать, нет нужды воевать. - Чешуи моей коснулись мягкие холодные руки, охлаждая пыл души. - Смирись сын мой и возлюбленный, смирись с неизбежным и пади в мои объятия. Слишком долго я жду тебя. Спой свою последнюю песнь для меня и возродись полярной звездой. Чёрная вода сомкнётся и дарует такой желанный покой.
   - Не сейчас... - хрипло, почти полушёпотом. - Я не готов уйти сейчас, прости.
   - Не сопротивляйся, позволь моим объятьям даровать покой и безмятежность. Я сотру ненависть из твоих прекрасных очей и поселю в них надежду, я истреблю боль и дарую любовь твоему израненному сердцу, я подарю покой твоей метущейся душе.
   - Когда-нибудь я проиграю и паду, но не сейчас, прости любимая. Я слишком много извиняюсь, но ... - Перед его взором предстала крылатая девушка, прекрасная, непорочная и такая любимая. Глаза её были полны грусти, но где-то в уголках плескалась гордость. - Ты достойный сын, Глетиэль. Иди и смети врагов, дабы пожалели они о существовании своём. Неси моё имя на устах своих, я буду ждать тебя вечность, если потребуется. Любимый сын, муж, любовник, я дарую тебе своё благословение, ибо достоин. Её губы коснулись моего чела, и я узрел. Зрачки мои расширись.
   С трудом поднявшись на подгибающиеся лапы, я преклонил голову в благодарности, ибо дарована была мне великая мудрости и благословение. Она подняла мою голову, поцеловала в нос, и наши глаза встретились. Мудрость тысячелетий и нескончаемых душ пылала теплотой в ней. Она отстранилась, смех её разнёсся, даруя неземной покой.
   - Я буду ждать тебя. - Ветер эхом разносил слова по равнине, вместе с теплом в моих венах.
   - Я вернусь, моя прекрасная Исида, обещаю. - С этими словами я вновь взмыл в небеса, теперь уже не боясь и не страшась ничего, что уготовила мне судьба, ибо меня берегла она... моя прекрасная Исида.
   Её слова грели меня на протяжении более двух веков, её любовь поддерживала во мне жизнь, она не предала меня, когда я ушёл от неё, она ждала. Я буду верен ей.
  
   Я проснулся, но не разлеплял смеженных век. Сон и реальность смешались с болью невыносимой. Неужели безумие поглотило меня? Память предательски вспыхнула, освещая последние события: бой, плен, предложение двойника, мой отказ, площадь Саратайна, палача и мою голову покорно лежащую на плахе, ... пустота. Последнее воспоминание было об Исиде, причём я не был уверен сон это или явь. Реальность ускользнула от меня, оставив сумасшествие.
   Тело болело, словно по мне табун единорогов пробежался, наперегонки с альвами. Что же произошло? Внезапно я вспомнил о Рене и резко, открыв глаза, вскочил на лапы. Подо мной послышалась отборная нецензурщина на чисто альвийском, которая заставила меня покраснеть, мысленно.
   - Глет, тебе чего не спится, сосулька ты чешуйчатая? - Недовольно проворчал альв, растирая ушибленное плечо. - С чего вдруг ты решил вытряхнуть меня из своего крыла, тебя, что единорог за хвост укусил?
   - А? - только теперь я догадался заглянуть под себя, узрев сонного всклокоченного и злого альва.
   - Уши инеем покрыло? Говорю, чего не спиться в такую рань? - Он поднялся на ноги и стал разминать затёкшие конечности. - Ладно, всё равно уже проснулся, ну что куда дальше путь держим?
   Он пристально смотрел на меня, видимо ожидая какого-то ответа. Я смотрел на него, как на неведомую зверушку вдруг заговорившую и пытался понять смысл сказанного, но заработал лишь головную боль. Опустившись на землю, я прикрыл изнывающую головушку лапами. Создавалось острое ощущение, что в ней пьяные орки дебоширят. Где я? Что произошло? Хорошо хоть вопрос "кто я?" не беспокоил.
   Глаза мои широко распахнулись, когда я почувствовал руку на своём носу, и оглушительно чихнул. Неописуемую радость я почувствовал увидев покрытого инеем злющего альва. Не удержавшись я стал нервно хихикать, а потом и вовсе повалился на землю и стал ржать в голос. Рен менял краски на лице, как болотный дрыгун цвет, но в итоге вид смеющегося дракона рассмешил и его. Надо сказать что видок у нас был "а ля психи на выгулке", я даже лапкой слегка подрыгивал. Сказывалось нервное напряжение последнего времени.
   Когда истеричный смех, наконец, отпустил нас, я серьёзно посмотрел на альва. Пришло время разобраться в происходящем.
   - Рен, только не удивляйся, но я ничегошеньки не помню после того как оказался на площади Саротайна и не имею ни малейшего понятия где мы сейчас находимся. - Он как-то странно на меня взглянул.
   - Что, вообще не имеешь ни малейшего представления, что натворил? Как можно разнести величественный город к драконовой матери и не помнить? - Неподдельное удивление в его голосе не заставило меня сомневаться в словах.
   - Я сделал что? - опешил я. - Ты хочешь сказать, что я разрушил Саротайн? - Глаза мои округлились от изумления.
   - Ага, вот только разрушил это слишком мягко сказано. Надо полагать черно-красные ещё долго будут заикаться при упоминании твоего имени, как только выберут новую правящую чету. Кстати, нам лучше держаться подальше от Сумеречного города, боюсь, нам там будут слишком "рады", чтобы сделать из твоей шкуры коврик, а голову повесить над камином.
   - Всё так плохо? - Я шумно сглотнул, представив далеко не радостную перспективу коврика.
   - У тебя ещё осталась та настойка, которую ты давал мне, когда показывал свои воспоминания?
   - Нет. - Отрицательно покачал головой я.
   - Ну, тогда слушай мой рассказ. - Альв присел под дерево и, облокотившись на него спиной, прикрыл глаза.
  
   Рывком меня подняли на ноги, не сразу я вник в суть происходящего. Тело вело себя странно, все мышцы затекли, зато я был бодр как никогда. Складывалось ощущение что я выспался на пару лет вперёд. Меня вели по длинному коридору, вдоль пустых камер. Постепенно сознание пришло в норму дав понять, куда мы угодили. Я тут же потянулся к тебе, и меня накрыло волной страха. Вокруг тебя клубилась древняя магия, сковывая. Все чувства словно взбесились, татуировка хаотично металась по моему телу, но догнать дракона саламандре не удавалось. Такого липкого, противного чувства страха и отчаяния, я не испытывал даже считая, что умру на той поляне от рук наёмника. Даже в тот момент мне не было страшно, так, как когда от тебя перестало вообще исходить что либо, лишь пустота. Ведущий меня орк, весьма странно косился в мою сторону и на периодически мелькавшие хвосты ожившей татуировки.
   Коридор закончился и в глаза ударил резкий солнечный свет. Проморгавшись я взглянул, куда же меня привели и обомлел. Центральная площадь Саротайна была полна народа, а к эшафоту вели тебя. Быстро переведя взгляд на супружескую пару, обязательно присутствующую при казне, я примёрз к месту, не узнать Териэль я не мог. Мысли диким стадом разбегались, но среди всего этого бедлама одна стояла совершенно спокойно. Ещё одна сестра, предавшая тебя и обрекшая на смерть. Великий Единорог, в тот момент я даже представить не мог, что должно сейчас твориться с тобой.
   Когда начали читать приговор, я слушал с открытым ртом, такого я не ожидал, тебя обвиняли во всём, единственно, что мир ты не хотел уничтожить и на том спасибо. Я успел крикнуть "ложь" и согнулся от удара в солнечное сплетение, естественно никто не придал моему возгласу значения. Отдышавшись, я устремил взгляд к тебе и в этот момент поистине самому расхотелось существовать. От тебя исходило отчуждение, меланхолия и пустота. Живое существо так себя не ощущает. В голове у меня зазвучала красивая мелодия, от которой кровь в моих жилах замёрзла, погребая душу в тёмной бездне, в которой бушевала вьюга. Там нет места жизни, надежде, любви, лишь пустота безграничная, бескрайняя и лютый холод.
   Ты добровольно опустился на колени и положил голову на плаху. Словно в замедленном кино я наблюдал за всем этим, но уже не боялся смерти, и теперь уже никогда не убоюсь, ибо я видел в твоей душе столь ужасное, что смерть покажется праздником. Меня поражало лишь, что ты добровольно сдался, сам лёг лапками кверху, позволяя укоротить уши по самый хвост, но так же я понимал, что для тебя это избавление.
   Толпа бушевала, неистово требуя казни. Я возненавидел каждого из них, жалкие твари не способные понять, жаждущие лишь развлечений. Неоднократно сам я присутствовал на казнях, но впервые осознал всё убожество происходящего. Голова моя закружилась, все чувства свились в один комок отчаяния. Палач примерил топор для удара, сердце моё пропустило удар, даже толпа притихла, с замиранием ожидая момента.
   Время словно остановилось, ты прикрыл глаза и вдруг что-то резко изменилось. Первой от тебя пришла волна раздражения и боли, сменяющиеся лютой ненавистью, а следом большое количество силы чуть не сбило меня с ног, выбивая воздух из лёгких. Я вскрикнул от боли, что привлекло, внимание Белиайна ко мне.
   - Вы хотите что-то сказать принц Рендариен? - Он взмахнул рукой, останавливая палача уже занёсшего топор.
   К тому моменту я совладал с необузданной магией, пришедшей через нашу связь, и мог спокойно дышать. Одно я знал точно, ты окончательно изменился. Дураки считавшие тебя ледяным не понимали, да и разве можно их за это винить, ты никогда не был ледяным полностью. Не поддался когда-то холодному плену безумия, именно поэтому и выжил. Именно это сдерживало силу, ярость и боль, копившуюся в тебе столько лет, именно эту черту ты переступил сейчас. Тебя считали сильным, но не понимали, что ты не обладал даже двадцатью процентами своей истинной силы.
   - Хочу ли я что-нибудь сказать? А вы действительно хотите это услышать король Белиайн? - Я в голос рассмеялся, заставив, шарахнутся даже рядом стоящего орка. Сам того не подозревая я отвлёк внимание на себя, дав тебе возможность разобраться с накатившей болью и палачом. - Вы совершили огромную ошибку, притащив нас сюда, Белиайн, и вы поплатитесь за неё жизнью.
   Словно заподозрив неладное, глаза Белиайна метнулись к тебе, но было поздно. Оледеневшее безжизненное тело палача лежало у твоих ног, сковывающая тебя магия исчезла. Наступила гробовая тишина. На эшафоте стоял высокий мужчина с волосами цвета глетчерного льда, в глазах его пылало ледяное безумие, ибо назвать его взгляд разумным не смог даже я.
   Порыв ледяного ветра пронесся, заставляя присутствующих содрогнуться от холода. Ветер стих так же неожиданно, как и появился. Мужчина не двигался с места, словно что-то прикидывая в уме. Над его головой закрывая солнце, сгущались серые тучи. Площадь накрыла тень, словно растворяя собой всё тепло. Температура резко упала.
   Ветер играл в волосах мужчины, ластился к его тунике, словно верный пёс к ноге хозяина. Сила ветра набирала обороты, хлопьями повалил снег. Для жителей страны вечного лета, это было чудо. Послышались веселые детские крики, но родители не разделяли их радости. Слишком хорошо все помнили рассказы о Ледяных, слишком страшны были предания. Сейчас перед ними стоял истинный представитель самых страшных кошмаров и молчаливо окидывал взглядом толпу. Температура продолжала опускаться.
   Ветер словно верный пёс, ещё не спущенный с цепи, ждал приказа хозяина. Взгляд ледяного переместился на супругу правителя чёрно-красных драконов Териэль, которая тут же вскрикнув, упала на колени. Начиная с сердца, тело её медленно покрывалось льдом. Опустившись рядом, Белиайн сжал руку супруги, но спустя мгновение отдёрнул, потому что лёд чуть не переполз и на него.
   - Остановись! - крикнул он, переводя взгляд с супруги на ледяного. - Умоляю тебя, прекрати это, она ведь твоя сестра. - Он кричал, на его щеках заблестели слёзы. - Она не могла ничего сделать, не могла спасти тебя, это всё я, во всём виноват я. - Голос его стал срываться.
   Ответом ему была тишина. Все с ужасом наблюдали, как их королева превращается в ледяную скульптуру, даже стража не решалась двинуться с места.
   Всё было кончено, теперь перед Белиайном стояло прекрасное изваяние изо льда бывшее его супругой, его любимой. Драконы любят лишь раз, и теперь она мертва. Крик боли вырвался из его груди, но в нём ещё теплилась надежда, что его лучший маг сможет что-нибудь сделать.
   - Сот. - Крикнул он, и перед ним тут же появился дэв в белых одеждах. - Ты можешь... - слова застряли в горле, но маг и так всё понял.
   - Нет, правитель, я не могу вернуть её к жизни, сожалею. - Он печально склонил голову.
   - Так вот что за магия сковывала меня всё это время. - Все разом перевели взгляд на заговорившего ледяного. - Надо признать я удивлен, увидеть дэва, да ещё и прислуживающего дракону.
   - Я думал, ты давно догадался, даже немного обидно, что ты не узнал мою магию Глетиэль. - Сверкнул глазами дэв.
   - Мы знакомы? - притворно удивился ледяной. - И кого же из твоих родны я убил? Мать? Сестру? Бабушку? - после моих слов дэв заскрипел зубами, видимо кого-то из перечисленных мужчина всё-таки отправил на тот свет. - Польщён твоими стараниями, жаль, что всё тщётно.
   - Ты не мог освободиться ледяной, моя магия не подводит. - Видимо он пересмотрел своё решение, добавив. - Раньше не подводила. Как ты смог освободиться?
   - Я стал сильнее, стал истинным ледяным. - Ощерился в улыбке ты. Дэв побледнел, осознав сказанное.
   - Нет, - замотал головой он - этого не может быть. Ты уже был ледяным, ты не мог, не мог...
   Больше ты не обращал на него внимания, переключившись на Белиайна.
   - В тебе ещё теплится надежда спасти любимую Белиайн, как глупо. - Нужно сказать, что правитель чёрно-красных драконов выглядел по истине жалко в тот момент, но то что случилось после добило его окончательно.
   Взмах руки и статуя разлетелась на ледяные осколки. Дикий полный отчаяния крик огласил округу. Только теперь до меня дошло к чему ты ведешь свою игру, и волосы у меня буквально зашевелились. Мне даже стало жаль Белиайна, ведь в этой игре у него не было шанса выиграть. Ты сделал так, чтобы он на своей шкуре прочувствовал то, через что пришлось пройти тебе. Более гуманно, было бы просто убить его. Но ты не хотел этого, ты превратил его в ледяного перед толпой линчевателей, заставив почувствовать ад на своей шкуре.
   Чёрный не контролируя себя, превратился в корчащегося от боли дракона и стал менять цвет, перерождаясь. Мне стало жаль Саротайн, красивый был город, покуда не встретились в нём два ледяных. Улыбка голодного василиска на твоём лице сменилась оскалом дракона.
   Теперь перед нами предстали два ледяных. В глазах Белиайна отражалась боль, он был меньше тебя и он был безумен. Жажда мести вела его управляя. Рык разъярённого дракона прокатился вселяя страх в тех кто ещё не успел проникнуться, но меня больше пугал ты. Монолит холодной отстранённости и равнодушия.
   - Вот теперь я добился своего Белиайн, - рассмеялся ты. - Териэль, поведала мне, что ты приложил лапу к лже смерти Квоэль, ответь, это правда?
   - Катись в ад Глетиэль! - Выплюнул он с презрением.
   - Я находился в аду более двух веков, а вот тебе только предстоит это увлекательное путешествие. - Лёгкое движение лапы, спускающее ледяной ветер с цепи, и на площадь обрушилась всей мощью буря.
   Паника среди драконов, некоторые из них не успевали оборачиваться погребённые под слоем снега и льда, кого-то затоптали по дороге, хаос царил, а ты лишь улыбался. Пошёл град.
   Меня словно защищало невидимое поле, я не чувствовал ни холода ни ветра, буря обходила меня стороной. Ко мне прижался орк, который привёл меня сюда, и я не стал прогонять его. В конце концов, он ни сделал, ни мне, ни тебе ничего плохого. Даже если бы у меня был шанс остановить происходящее безумие, я не стал бы вмешиваться. Эти драконы заслужили смерть. Может во мне тогда говорило твоё безумие, но я не жалел ни старых не маленьких драконов. Я лишь наблюдал и, если честно, восхищался тобой. Глядя на большого великолепного сильного зверя, я испытывал восторг. Необузданный, неудержимый, словно сама стихия, гордый представитель своего рода.
   - Ты убил мою любимую, а я убью тебя Глетиэль. - С этими словами он кинулся к тебе желая сбить с ног, но ты взмыл вверх, зависнув над площадью. Не успев затормозить, он влетел в стену, что явно не подняло ему настроения. Поднявшись он вновь устремился к тебе. Поймав его лапами ты отшвырнул его в сторону, послышался грохот и крошево близ стоящего здания посыпалось на площадь. Так повторялось несколько раз, что превратило пол города в руины. Наконец тебе надоело играть и ты приземлился.
   - Ответь на мой вопрос Белиайн и я убью тебя быстро. - Ледяная крошка, которая прилетела в тебя, не причинила вреда.
   - Тебе нужен ответ Глетиэль? - прищурился бывший черный правитель. - Подавись им! Квоэль пришла ко мне за помощью, зная, что я люблю её сестру. Она долго рассказывала, как ненавидит тебя за смерть родителей, как больно ей видеть твою морду и жалеть, что ты не умер вместо них, как больно чувствовать твою любовь, когда она настолько ненавидит тебя. Она была готова на всё ради того чтобы увидеть твою смерть, но не просто смерть, а мучительную агонию. Териэль и союз с костяными, вот цена. Она разработала план, который мы успешно привели в действие и поклялись ни о чём не говорить Териэль, в надежде, что ты сдохнешь став ледяным. Но ты и тут всё испортил, как обычно, не умер, выжил и явился сюда, когда про тебя уже все забыли, считая мёртвым. - Он буквально выплюнул все слова мне в лицо, но сильно расстроился, не увидев никакого эффекта.
   - Я сдержу слово и убью тебя быстро Белиайн. - Кивнул ты своим каким-то мыслям.
   - Ответь и ты мне Глетиэль, неужели тебе ни капли не жалко Териэль? Она была твоей сестрой, она любила и защищала тебя. Узнав, что ты в темнице она устроила скандал, но я сумел переубедить. Ты узнал, что твоя младшая сестра жива, и что ты сделал? Ничего, ты вообще ничего не сделал, чтобы как-то связаться с ней, даже когда был в Сумеречном городе. Я не понимаю тебя. - Горько усмехнулся он.
   - Моя младшая сестра умерла очень давно, а старшая в тот миг, когда я взошел на эшафот. Я не предпринял ничего, чтобы связаться с Квоэль, лишь потому, что лично сверну этой с..е шею. Даже не старайся понять меня Белиайн, для этого нужно выжить в ледяном плену, а у тебя не будет такой возможности, даже если я не убью тебя.
   То, что произошло дальше, поразило меня. Накинув на противника ледяную сеть, тем самым обездвижив его, ты, превратившись в человека, подошёл вплотную и заглянул в его глаза. Воздух вокруг тебя задрожал, а правая рука покрылась льдом, образуя лезвие. В следующую секунду клинок уже вонзился в сердце Белиайна легко пронзив чешую, прекращая его мучения и обрывая его жизнь. Он ещё полностью не стал ледяным, поэтому лёд для него был смертелен.
   После ты упал на колени, а перед тобой появилась крылатая женщина в белоснежных одеждах.
   - Исида. - Прошептал ты и прижался к ней словно к родной матери, она поцеловала тебя в лоб, после чего аккуратно опустила твоё бесчувственное тело наземь. Я, было, двинулся вперед, чтобы защитить, но она сама направилась ко мне. Таких глаз как у неё я не видел никогда, столько мудрости в них было. Она смотрела на меня, и я понимал, что она видит меня насквозь.
   - Береги его, принц Рендариен, он моё дитя, мой муж и мой любовник. Ты связан с ним, а значит и со мной. Я дарю тебе своё благословение. - Это было последнее, что я услышал, прежде чем потерять сознание, когда её губы коснулись моего лба.
  
   Альв тяжело вздохнул, словно заново пережил то, о чём рассказывал.
   - В себя я пришёл, когда ты вытряхнул меня из тёплого крыла. Боюсь, что я так же как и ты не имею ни малейшего понятия где мы находимся. - Грустно высказался альв.
   - Не вешай нос брат, похоже я догадываюсь где мы, но поверь тебе не очень понравится то что я скажу. - Вскинув голову я смотрел на полную луну, особенно красивую в этом лесу. - Единственно не понятно, зачем она закинула нас именно сюда?
   - Ты имеешь ввиду ту женщину в белых одеждах? Как там её звали... Исида. Кто она кстати? - Любопытно посмотрел он на меня.
   - Та кто спасла меня, не дала сойти с ума и всё это время поддерживала. У каждого народа свои боги, будем считать, что ледяные драконы её вотчина. - Блаженно улыбнулся я, вспоминая об Исиде.
   - Не ахти видимо богиня раз в большинстве своём вы умираете. - Буркнул альв себе под нос, но я услышал.
   - У каждого из нас есть выбор в ледяном аду, каждый делает свой, она лишь принимает наше решение как данное. - Нахмурился я. - Пошли.
  
   Глав 10
   "Лес полной Луны"
  
   - Глет, ты так и не сказал где мы и почему мне не понравится твой ответ? - Не унимался альв, вот уже более часа.
   Не спеша мы двигались на северо-восток через необычайно красивый лес, каждый уголок которого освещала большая полная луна. Вековые деревья, которые в ином лесу казались бы монстрами во тьме, здесь словно светились изнутри, обретая ореол. Если хоть раз приходилось бывать в этом месте то спутать его уже было невозможно. Меня не столько тревожила местность, сколько хозяева оной. Что хотела сказать Исида закинув нас так далеко от последнего места пребывания? Порой даже мне было трудно понимать намёки богини, в одном не было сомнения, если она это сделала, значит была необходимость.
   Из нас с альвом получилась довольно колоритная компания. Остроухий, высокий альв с золотыми волосами и высокий мужчина с волосами глетчерного льда. О том чтобы превратиться в дракона не было и мысли. На этой территории не жаловали драконов, как впрочем и всех остальных, лишь пожалуй с асурами местные жители могли иметь дело, но мы явно не вписывались в привычный облик черноволосых асуров.
   Шли мы достаточно долго прежде чем моё чутьё словно взбесилось предвещая беду. Инстинкты хищника били тревогу, что несомненно не укрылось от альва, взглянувшего на меня и резко побледневшего. Похоже раньше альвийского принца никогда не заносило дальше родного материка, а может даже и королевства, чего нельзя было сказать обо мне. В своё время я сильно потоптался на самолюбии почти всех рас и уж точно не оставил никого равнодушным к своей персоне.
   - Глет... - начал было альв, но его прервал леденящий душу вой. Наследник побледнел ещё больше, хотя казалось, что это не возможно при его и так бледной коже.
   - Рен, держись рядом и не высовывайся прошу тебя. - Вой постепенно звучал всё ближе. Альв встал рядом спиной прижавшись ко мне.
   Вскоре послышались поступь лап и шелест листвы. "Обычно они так не шумят", подумалось мне. Память, услужливая женщина лёгкого поведения, подсунула картинку нашей прошлой встречи, но я отмахнулся от неё словно от надоедливой феи. Я замер в ожидании, охотятся они стаей. Как не прискорбно но против них мне будет нечего поставить за жизнь альва. Вой раздался совсем рядом, но что-то было не так. Это был не зов охоты, а скорее крик о помощи.
   Мысли сбились в кучу и были посланы вместе с мозгом куда подальше, дабы не мешали мыслить связно. Нет мыслю я отнюдь не хвостом, просто паникующий мозг плохой партнёр в отличии от всегда спокойного сознания. У двуипостасных, как и прочих рас есть свои обозначения. Примерно я помнил, чему меня учили рассказывая о них, но вот в реальности мог и ошибиться. Вой раздался ещё ближе и такое отчаяние было вложено в него. Несомненно, кому-то из двуипостасных нужна была помощь.
   Когда прямо навстречу ошарашенным нам вылетел большой волк, на землю упала моя челюсть, которую я так и не смог поднять, ибо следом за ним сверкая доспехами показался небольшой отряд дэвов. "А ты случаем реальностью не ошиблась, Исида?" - возвёл я очи к небу чисто символически, но услышав ответ вздрогнул "Нет. Спаси его". Выругавшись в слух я вновь мысленно обратился к богине "Ты решила, что в одиночестве два века мне было слишком скучно и решила собрать вокруг меня побольше детей?" "Глетиэль, мой милый мальчик, пока ты ищешь причинно-следственные связи, твоего нового друга на воротники растащат дэвы. Так что хвост в горсть и пошёл его спасать или больше от меня помощи не жди. Живо!" напоследок крикнула она. Больше сомнений у меня не осталось, надо значит надо.
   - Сюда, хвостатый! - Пронзительно свистнув, крикнул я. На секунду оборотень растерялся, едва не пропахав мордой землю, но быстро сориентировавшись стремглав бросился к нам и прижался к моей правой ноге пытаясь отдышаться.
   Вслед за ним, почти не отставая, подоспели всклокоченные дэвы. Сразу же нас начали брать в кольцо, не оставляя шанса к побегу. Ощетинился волк обнажая клыки, теснее прижался ко мне альв в руках которого подрагивала, готовая сорваться магия огня, непреступным монолитом стоял я. Послышалось ржание коня и пред мои зеницы предстал командир отряда. Платиновые волосы ниспадали на закованное в золотые доспехи тело. Широкоплечий мужчина, ростом выше среднего, уверенно держался в седле. Лицо его украшал шлем. От него разило мощью и самоуверенностью. "Маги света, драконница их задери" - мысленно ругнулся я.
   - Вот ты и попался двуипостасный. - Удерживая коня на месте, громогласно произнёс командир. - А кто это у нас тут с тобой? - взглядом он окинул всю нашу компанию. - Светлый альв, да ещё и из знатных, а рядом... Кто ты путник? - Взгляд его золотых глаз остановился на мне.
   - Мы вообще мимо проходили, а тут вы на мою дурную голову. Не гоже зверушек обижать мил человек. - Я покачал головой. Альв и двуипостасный глянули на меня, как на умалишённого.
   - Не оскорбляй меня путник, не человек я, дэв. - Гордо вскинув голову, объявил он. - Идёт война двуипостасных и дэвов. Если не хочешь участвовать отойди в сторону и дай нам поймать врага.
   - Мда, боюсь тут мы вряд ли сойдёмся во мнении дэв. Уж не знаю на кой богам сдался этот блохастый воротник, но и вам отдать его я не могу. - Наклонив голову я смотрел командиру в глаза.
   - Тогда и ты прости нас путник, не желающий назваться, именем света мы обязаны уничтожить отступников. - Что странно никто не решался сделать первый выпад в нашу сторону. - Взять их.
   По команде кольцо начало сжиматься, альв запустил в одного из нападающих огненный шар, но тот лишь отскочил от сияющих доспехов и врезался в дерево, которое тут же вспыхнуло освещая лица. Быстро льдом я потушил начинающийся пожар и аккуратно присев на корточки, сосредоточив магию в руке ударил о землю. Спустя мгновение весь отряд оказался в ледяных гробницах. Они могли двигаться и говорить, но со всех сторон их окружал лёд, который даже использовав магию им не удалось пробить. Лошадь командира почувствовав неладное встала на дыбы едва не сбросив всадника, но он удержался. Когда животное более-менее успокоилось он вынул меч и спрыгнул на землю. Не прикрытая угроза в его глазах, ни оставляла сомнений в его намерениях. Он двинулся ко мне я сделал пару шагов навстречу.
   Удар меча пришёлся по правой руке покрытой чешуёй. Полу-трансформация мгновенна. Отразив удар я вырастил ледяной клинок в своей правой руке и ударил наотмашь. Дэв отпрянул и нанёс удар в сердце, наши клинки скрестились, но звона стали не послышалось. Приложив силу он отбросил мой клинок и тут же развернувшись нанёс сокрушительный удар отбрасывая меня назад. Поднявшись на ноги я заметил странное мерцание вокруг, но было поздно я попал в его ловушку. Круг света замкнулся создавая что-то на подобии моей гробницы. Тело моё потянуло к земле парализуя. У меня был шанс сбросить оковы, но его почти тут же отобрали, вокруг меня выросло три монолита, каменные стражи света. Колене преклонные статуи облокачивающихся на мечи существ в капюшонах. Зазвучали слова молитвы света.
   - Ты меня изгнать хочешь, что ли? - Рассмеявшись спросил я. Но боль пронзила тело, без полного превращения я был слабее.
   - Ты не похож на асура странник, твоя маги льда чужда нашему краю, ответь кто-же ты? - Опустив меч он подошёл ближе.
   - Любопытство дракона сгубило! - Ответил я, пытаясь унять бешено бьющееся сердце.
   - Ты всё равно погибнешь, так какой смысл скрывать? - Он всё ближе приближался к краю круга.
   - Умру, но заберу с собой весь твой отряд. - Из последних сил выдавил я улыбку.
   Магия моя постепенно ускользала, не зря дэвов считали сильными противниками даже на нашем континенте. Из последних сил я набросил параллель на девять гробниц, замыкая каждую на себе. Глаза дэва расширились в изумлении.
   - Ты уже должен был полностью лишиться сил, как ты смог это сделать? - Мои манипуляции не укрылись от него. - Если я не ошибаюсь ты замкнул моих бойцов на себе, теперь если я убью тебя, погибнут и они, весьма недурно.
   - У тебя всегда есть выбор, светлейший. - Он дёрнулся от моих слов словно я ударил его наотмашь. Это обращение обычно используется только дэвами, иные расы редко знают его. - Отпусти нас и твои братья по оружию останутся жить. - Всё больше слова давались мне с трудом.
   Какое-то время он переводил взгляд с сжавшихся двуипостасного и альва, на меня, а затем на своих бойцов заточённых в лёд. Ситуация принимала критический оборот. Дэвам в гробнице теперь нечем было дышать, плюс от меня к ним приходило истощение. Многие уже недвижимо лежали на земле. Ещё пару мгновений и он полностью лишит меня сил, но и убьёт своих товарищей.
   - Сделай свой выбор дэв, сейчас! - Прохрипел я опускаясь на одно колено.
   - Ты согласишься проследовать со мной, если я дам обещание отпустить твоих спутников, путник? - Наши глаза встретились.
   - Да. - Выдохнул я.
   - Как я могу тебе верить? - Прищурился он.
   - Подойди ко мне и протяни руку. - Он посмотрел на протянутую мной, с огромным трудом, руку, как на ядовитую змею. - У тебя всегда есть выбор дэв, помни об этом.
   В нём боролось желание командира защитить свой отряд и желание уничтожить неизвестную пакость взявшуюся на их пути. Дэвы - вечно преданные своей вере, верящие в утопию, защитники света. На мгновение мне показалось что он решит не в пользу меня, но вот наконец его фигура двинулась. Он парил над кругом света, не нарушая его. В моих ушах слышался звон от нескончаемой молитвы, но когда я почувствовал его руку вложенную в мою и с трудом поднял глаза, то увидел в его решимость. Он верен себе и своей вере, чего никогда нельзя было сказать обо мне, на секунду я даже позавидовал.
   - Я Глетиэль лан Лунээль, сын великого синего дракона клянусь, что добровольно отправлюсь с тобой...
   - Дантелион из дома Парящей звезды. - Шепнул он, поняв, что я не знаю его имени.
   - Светлейший Дантелион из дома Парящей звезды, если ты отпустишь моих спутников и никто из твоего отряда, включая тебя, не будет преследовать их. - Мои силы настолько истощились, что взгляд я удерживал неимоверным усилием воли и упрямства.
   - Я, светлейший Дантелион из дома Парящей звезды, клянусь отпустить твоих спутников и не преследовать их, а так же не допустить подобного от моего отряда, если ты Глетиэль лан Лунээль сын великого синего дракона, добровольно отправишься со мной в столицу Долины грёз Авест. - Проговорив это он поморщился, явно не доверяя, но когда на его руке, как и на моей, появился браслет клятвы, переливающийся золотым, морщинка на его лбе распрямилась. - Ты - дракон! - Потрясённо выдохнул он.
   Отпустив мою руку он отошёл на пару шагов. Повисла гробовая тишина. Сначала исчезли стражи, а затем и кольцо света блокирующее мою магию. Сделав два жадных глотка ночного воздуха я собрал всю оставшуюся в себе силу и вложив магию ударил по земле снимая гробницы. Девять дэвов упали на землю, нескольким из них было совсем плохо, они находились на грани.
   - Дантелион, верни мне мою силу и я смогу спасти твоих людей. - Коротко проговорил я с трудом поднимаясь на ноги.
   - Так не пойдёт дракон. - Мотнул головой он.
   Те кому было не так плохо старались помочь товарищам. Вдруг раздались крики и лицо дэва помрачнело.
   - Я уже дал клятву, разве тебе этого мало? Твои бойцы умрут из-за твоего упрямства дэв. - Я укоризненно смотрел на него. Никогда не видел смысла в беспочвенной жестокости, даже сейчас я не питал к противникам ненависти. Они лишь исполнители, и кому из нас при встрече больше не повезло весьма спорный вопрос.
   - Хорошо. - Зазвучали слова и лик его окутал свет.
   Сразу же я почувствовал себя лучше, магия пульсировала по моим венам. Сделав пару шагов я оказался около почти замёрзшего дэва и положил руку ему на грудь втягивая магию льда в себя. Щёки его порозовели, а через пару секунд он открыл глаза. Та же процедура повторилась ещё пару раз, но последний не хотел возвращаться к жизни. Его тело сильно оледенело, губы стали синими, а сердце едва билось. Раскрывать всех карт перед противником не хотелось, но если я этого не сделаю юноша на моих руках умрёт.
   - Отойдите! - Крикнул я. Но никто не сдвинулся с места. - Времени у меня меньше минуты чтобы спасти парня, если сейчас вы не разойдётесь, я не ручаюсь что никто не погибнет.
   - Ты угрожаешь нам? - искренне удивился дэв.
   - Я предупредил вас. - После этих слов я начал превращается в дракона и всем волей не волей пришлось отойти очищая пространство.
   Изучающим взглядом я окинул всех присутствующих, но вспомнил про дэва у моих ног и аккуратно поднял его. Взмах мощных крыльев смёл с ног пару зазевавшихся дэвов, но я уже взмыл в небо. Парень слегка пошевелившись застонал и я ускорил взлёт. На достаточно большой высоте, там, где почти кончается небо и уже трудно дышать, а температура падает ниже нуля я замер держа в лапах, словно сокровище, тело.
   - Исида, - позвал я. - Приди на мой зов, я нуждаюсь в твоей помощи.
   - Ты звал меня, Глетиэль? - На фоне большой жёлтой луны начал проявляться силуэт крылатой женщины.
   - Исида, прошу тебя спаси его. Он пострадал из-за меня. - Склонил я голову.
   - Ты мудр дракон, без моего вмешательства юноша бы погиб. - Она подлетела ко мне и положила на лоб парня руки, чтобы спустя мгновение исчезнуть, прошептав - следуй пути, моё дитя.
   Глянув на свою ношу я заметил порозовевшее лицо и услышал ровный стук сердца. Камнем я рухнул вниз крепче прижимая дэва к себе. На такой высоте ему нечем будет дышать, нужно было быстро спуститься. Уже приближаясь к земле я расправил крылья стараясь выровнять полёт и у самой земли взмыл над лесом. Сделав круг на бреющем полёте я приземлился, уже на земле укутавшись крыльями всё ещё не выпуская ноши. Ко мне тут же подбежали все дэвы в нерешительности столпившись, лишь командир остался на своём месте.
   Я ждал. Командир не спеша двинулся ко мне. Лишь когда он подошёл я развернул крылья и показал ему спокойно дышащего юношу. Из его груди вырвался вздох облегчения и он принял тело из моих лап.
   Став человеком я направился к своим спутникам, услышав за спиной странные возмущения дэвов, но не придал этому значения. Альв давно из удивлённого стал понурым. В то же время он прекрасно понимал, что я играю свою игру, и если чего-то не объясняю, значит время ещё не пришло.
   - Рен. - Начал было я, но наткнулся на укоризненный взгляд альва. - Прости, такова воля Исиды, ты должен понять.
   - Мы ведь в Лесу полной Луны, не так ли?
   - Да.
   - Тогда я всё понимаю, но что делать нам? Ты ведь теперь отправишься вместе с отрядом в Авест, а мы? - Он странно глянул в сторону притихшего волка. - Зачем ты полез защищать этот несчастный воротник, а?
   - Принц Рендариен, будьте почтительны к вашему товарищу по несчастью. - Произнёс я и в моих глазах сверкнул лёд. Альв перевёл взгляд с меня на волка и на его лице отразилось непонимание. - Принц Науро. - Поклонился я. - Рад вновь встретиться с вами, жаль, что обстоятельства неподабают.
   - Рад вновь видеть тебя, Глетиэль из рода синих драконов. - Поклонился мне волк.
   - Чего? - Ошарашенный альв переводил взгляд с меня на волка.
   - Принц Науро, вы хотите отправиться в Дайнмар? - Спросил я не обращая внимания на альва.
   - Так получилось, что сейчас идёт война между двуипостасными и дэвами, я не могу вернуться в свой родной город потому что среди нас есть предатель. Именно из-за него я оказался в этой ситуации и не окажись на моём пути вы я бы стал, как вы хорошо выразились, воротником. - Слегка усмехнулся он.
   - Тогда у меня есть хорошее предложение. В Крыльях Света есть одно поселение людей, достаточно удалённое от Ливелиона, когда то я спас их правителей и они будут рады вам. Скажете их правителю что я прислал вас и прощу о помощи, позднее я прибуду туда сам, там мы с вами и встретимся. - Люди не любили встречать иные расы на своих землях именно поэтому оба посмотрели на меня с подозрением. - Если у вас конечно нет других идей. - Судя по недоумённому переглядыванию их не было. - Тогда всего хорошего господа, встретимся в Эстелане.
   Развернувшись я направился к дожидавшемуся меня отряду дэвов, оставляя в полном недоумении двуипостасного и альва.
  

Глава 11

"Пик Солнца"

  
      Отряд дэвов тоже был чем-то недоволен, о чём свидетельствовали насупленный лица. Кони отряда обнаружились за поворотом дороги. Лишней лошади для меня не было, ехать c кем-то я не мог ввиду не малой комплекции. Спасённый дэв уже полностью очухался и теперь с любопытством посматривал на меня. Идти пешком поспевая за лошадьми тоже не представлялось возможным. Остался один единственный выход, который я и предложил их командиру, который поначалу упрямился, но в итоге согласился, после упоминания о браслете на наших руках. Дэвы хоть и не любили драконов, но были осведомлены о наших правилах и обычаях, как и мы о их.
      Я взмыл в небо наслаждаясь свободой, но не выпуская отряд из вида. Периодически я пролетал почти над их головами, дабы и они не забывали обо мне. Дорога уходила в горы, нам предстояло пройти через пик Солнца дабы войти в Долину Грёз с юго-запада минуя основные посты двуипостасных. Не обошлось и без эксцессов, на пути нашего отряда встретились разбойники не пойми какого дракона занесённые в горы. Разбойники есть всегда и везде, покуда есть дорога.
      Первым их заметил я, когда они были ещё далеко от нас. Приземлившись посреди дороги я до смерти напугал лошадей, чем заслужил укоризненный взгляд Дантелиона.
      - Что случилось дракон? - спросил он, пытаясь успокоить нерадивое животное под ногами.
      - Впереди отряд разбойников насчитывающий более двадцати пяти человек. Мы встретимся с ними ориентировочно через десять минут. - Сказал я.
      - Но... - начал было он, но замолчал. - Хорошо дракон, не появляйся покуда в тебе не возникнет нужда.
      - Дантелион, я не ручная зверушка, я обещал добровольно отправиться с вами, а не защищать. - С этими словами я взмыл в небо не дожидаясь его ответа.
      Спустя ровно десять минут отряды дэвов и разбойников встретились. Я наблюдал за происходящим из-за скал. С одной стороны мне было выгодно чтобы они уничтожили друг друга и мне не пришлось в очередной раз добровольно класть голову на плаху, с другой же... не знаю с чего во мне вдруг взыграл инстинкт защитника. Я пристально наблюдал как обнажили клинки дэвы и как разбойники напали на них. Завязалась битва.
      Четверо разбойников были мертвы, но и пал один дэв, ещё двое были ранены. Звенела сталь, лилась кровь, никто не хотел уступать. Глава разбойников сошёлся в поединке с командиром дэвов и уже успел ранить его в руку. Отряд дэвов весьма прорежённый разбойниками начал отступать под натиском. В исходе боя не оставалось никакого сомнения.
      Дантелион был сброшен с лошади и сейчас лежал у края. Подойдя к нему предводитель разбойников ударил ногой в живот и сбросил его вниз на острые пики скал. Воздух зазвенел натянутой струной и мимо пронеслось нечто, в быстроте сливаясь. Уже у самых пик я успел подхватить Дантелиона и вместе с ним взмыть вверх, поранившись всё-таки об острые скалы. Воздух пронзил крик боли, на секунду заставляя затихнуть бой.
      Уже в небе я остановился и посмотрел на дэва в моих лапах.
      "Я позволю тебе оседлать себя и спасти остатки своего войска, но запомни мою доброту дэв". - С этими словами я закинул его на свою спину, он тут же вцепился в наросты на моей спине дабы удержаться.
      Я плавно парил над скалами. Зависнув в воздухе над местом битвы я быстро окинул всех взглядом, прикидывая что и как сделать. Узрев своего командира на драконе отряд дэвов воспрял духом и с новой силой начал теснить врага. Растерявшиеся же от появления дракона и "мёртвого" командира дэвов разбойники наоборот начали пропускать удары.
      - Лови его, Ледяной. - Попросил меня дэв. Извернувшись в воздухе я всё же поймал предводителя разбойников и взлетевши высоко в небо отпустил свою жертву, смотря как его тело превращается в кровавое пятно меж скал.
      Только приземлившись на землю я почувствовал боль в левой лапе в которой торчал меч предводителя разбойников, а на животе была небольшая рана от острых скал. Взревев я врезался в стену, прижимая к ней и седока. Послышался двойной крик. Стараясь стоять на трёх лапах я подставил крыло и помог дэву спуститься.
      Четверо из его отряда были мертвы, ещё трое ранены. Разбойники же были полностью разгромлены. Уступ на котором мы встретились был залит кровью. Раненным уже помогали двое уцелевших, он же спрыгнув с меня попытался заняться моей раной. Опешив от таких действий я дёрнул лапой и рыкнул, наткнувшись на его холодный взгляд. Было откровенно больно, но я позволил Дантелиону выдернуть из лапы меч, ещё пару раз чуть не устроив камнепад в горах. Под конец всей процедуры он поймал мою голову и заглянув в глаза, прошептал спасибо. После этого он ушёл к своим выяснять кто цел, кто мёртв, кто ранен.
      Один из дэвов был особенно плох, он умирал. Дантелион склонился над ним, это был парнишка ранее спасённый мной. Раны его были несопоставимы с жизнью. Повернувшись ко мне всё ещё стоявшему на трёх лапах, он закричал:
      - Спаси его дракон, я знаю, ты можешь. - Во взгляде его было отчаяние. - Умоляю спаси и можешь не идти с нами, клянусь я сниму с тебя обещание, только умоляю спаси его.
      Я кивнул в ответ на его слова, поднявшись в воздух я осторожно захватил парня в лапы и повинуясь мощным взмахам крыльев полетел вверх. Я не особо надеялся на благополучный исход, раз боги два раза подвергли его смертельной опасности, значит он должен умереть. Но я нёс раненного ввысь, стараясь льдом заморозить его боль. Уже в вышине я остановился и вновь взмолился богини. Сколько я не кричал она не появлялась, но когда я уже почти отчаялся она пришла на мой зов.
      - Глетиэль? - Удивилась она. - Тебе так скоро вновь понадобилась моя помощь?
      - Исида, прости меня, мне действительно нужна твоя помощь. - Она увидела давешнего паренька в моих лапах.
      - Глетиэль, учти я помогу тебя сейчас и три раза после, но впредь подумай стоит ли оно того. - Она вновь коснулась его лба и парень задышал ровнее, раны затянулись оставляя лишь кровавые подтёки на теле и доспехах.
      - Исида, ты хочешь предупредить меня о чём то? - Вопросительно посмотрел я на неё.
      - Да сын мой, у тебя в жизни будет много передряг, но помочь я тебе смогу лишь трижды. Разумно делай свой выбор Глетиэль. - Взгляд её был печален когда она исчезала.
      Я всё ещё обдумывал её слова когда аккуратно клал тело на землю и не слушая хвалений взлетал в высь, дабы побыть наедине с собой. Где находиться отряд я знал прекрасно, но прежде чем улететь я всё таки спустя пару часов полёта приземлился и найдя командира сказал.
      - Прости Дантелион, но мне нужно полетать, подумать и расставить для себя приоритеты. В течении какого-то времени я буду недоступен, но не переживай перед въездом в Долину Грёз я настигну вас как и обещал, дашь ли ты своё согласие на это? - Наши глаза встретились. В обоих парах читалась усталость.
      - Благодаря тебе самый юный из моего отряда дважды выжил, ты спас меня и мой отряд, могу ли я теперь тебе запретить что либо, ледяной? - Он устало смотрел на меня. - Ответь лишь, как твоя рана, дракон?
      - Я в порядке, она скоро заживёт. Могу я задать тебе вопрос? - Мы смотрели в глаза друг другу. Он кивнул. - Ты обещал снять с меня обещание, сделаешь ли ты это?
      - Наш договор аннулирован, ты свободен. - Произнёс печально дэв и наши браслеты распались. - Спасибо за всё, лядяной.
      - Не грусти Дантелион, теперь я поистине по своему желанию отправлюсь с вами. - Он старался, но его мозг не мог меня понять.
      - Почему, Глетиэль, сын синего дракона, ты всё равно решил путешествовать с нами? - в сердцах воскликнул он.
      - Потому что я нужен вам и наша встреча отнюдь не случайна. - Вздохнул я.
      - Если ты решил узнать наши секреты...
      - Успокойся светлейший, я уже бывал в Авесте раньше, странно что ты не помнишь меня. - Грустно усмехнулся я. - Надеюсь позднее ты вспомнишь, сейчас же...
      Взмыв в небо я унёсся в ночь, оставляя Дантелиона и его отряд наедине со своими мыслями. Началась гроза, благодаря мне превратившаяся в снежную бурю которая бушевала всю ночь. На утро дракон так и не появился и отряд дэвов продолжил своё движение уже не надеясь его увидеть.
     
      Шестеро дэвов продолжали свой путь, приближаясь к вратам Вечного Солнца. Уже у самых врат все шестеро остановили коней слыша звук крыльев разрезающих воздух, никто из них не верил, но все как один надеялись. На востоке в свете солнца показался массивный силуэт. У каждого из всадников на мгновение замерло сердце, когда они увидели силуэт дракона. Он обещал.
      Когда при моём появлении начали ликовать дэвы, я сначала смутился. Лёгкий поклон головы Дантелиона, сказал мне о том, что они не верили, в моё возвращение. Удержать дракона сложно, если он сам не хочет. Исида, дважды помогла мне, хоть и закинула меня сюда сама, я обязан ей слишком многим чтобы пренебрегать её просьбами. Я нужен дэвам, хорошо. Зачем, выясним позднее.
      Сев на землю я окинул всех взглядом и приветственно рыкнул, в очередной раз напугав лошадей. Поравнявшись со мной Дантелион улыбнулся и пустил коня галопом в сторону врат, чему последовали все остальные. Над ними гордо реял я.
     
      Перед самыми вратами мне пришлось спуститься на землю, таковы были правила Долины Грёз, но превращаться я отказался категорически, за что был одарен мрачным взглядом Дантелиона. Мы приближались к вратам, около которых стояла стража. Надо признать ребята сильно переполошились завидев нас, точнее меня.
      Когда оставалось преодолеть меньше десяти метров я вырвался вперёд и гордо подняв голову, чеканя шаг пошёл к вратам. Отряд замер позади ожидая какой-то очередной моей выходки. За время нашего путешествия они успели привыкнуть к моим выкрутасам, даже лошади примирились с таким соседством.
      Когда мне становилось скучно я отчебучивал какую-нибудь пакость. В первый раз когда я вдруг завалился на спину, при нашем очередном привале, и начал кататься по траве, а затем гоняться за бабочками, Дантелиона чуть удар не хватил. На следующий раз я спёр котелок, опять же у Дантелиона и ещё пол часа он гонялся за мной по полю под дружный хохот отряда. В общем часто я слышал от дэва крик "Глетиэль, драконница тебя задери!" что служило неизменным сигналом о том что мою очередную выходку раскрыли.
      Не виноват я что мне скучно. Вот и сейчас все кроме стражников врат догадались что я опять что-то задумал. С неимоверно серьёзным видом приближаясь к страже.
      - День добрый господа. - Слегка наклонив голову поприветствовал я их. - Не подскажите ли дорогу, я тут маленько заблудился. - Стражи как то странно переглянулись. - И ещё за мной какие-то подозрительные личности следуют вот уже пару дней, что кажется мне странным. - При этом я выразительно ткнул коготком в сторону отряда, старавшегося сохранить лица серьёзными. - Господа, вы разговаривать умеете?
      - А...о...у...ы... - синхронно выдали они.
      - Простите, данный диалект мне не знаком. - Покачал головой я. Обошёл их и улёгся подгребая стражников хвостом к себе. - Какие вы милые ребята. - С этими словами я лизнул одного из них. Послышался откровенный ржач отряда.
      - Ты кто? - Выдавил перепуганный страж, которого я облизал.
      - Ммм, дайте ко подумать. У меня два крыла, четыре лапы, огнём конечно не дышу, но может сами догадаетесь на кого я похож? Даже дам подсказку, я не болотный дрыгун.
      Видимо второй, которому мои облизывания не достались, обиделся, потому что в меня уткнулось остриё пики.
      - Фи, как не культурно. - Отодвинул я остриё от своей шеи, но передумав отобрал пику у ошалевшего стража и встав зажал её под лапой.
      Отойдя от стражи я приложил лапу тыльной стороной ко лбу и с криками "Люди добрые это что же делается, средь бела дня животинку мучают", завалился на спину, разметав крылья и подёргивая задней лапкой, при этом не выпуская зажатую пику.
      - Оу, моя жизнь кончена, ты счастлив человек? Ты убил меня, уби-и-и-и-и-л... - Голова моя рухнула на землю и из неё вывалился язык.
      Одному из стражей стало плохо. Икнув он как то странно сменил цвет лица на зелёный и стал сползать на землю. Второй от такого поворота растерялся совершенно и бросив пику рванул за врата. Мимо меня пронёсся конь Данте, а остальной отряд стал помогать бесчувственному телу.
      - Хватит валять дурака Глет, поднимайся. - Юный дэв которого я два раза спас подошёл ко мне и похлопал по животу.
      Открыв один глаз я окинул местность и удостоверившись что концерт закончен поднялся на лапы. Спустя пару минут вернулся всклокоченный Данте с перекинутым через седло бесчувственным телом. Вид его был серьёзен, но глаза улыбались. Я подошёл к отряду окружившему стражника и пытающемуся привести его в сознание, как специально именно в этот момент парень открыл глаза и первое что увидел, мою любопытную морду и тут же вновь выпал в астрал. На меня укоризненно уставились пять пар глаз, на секунду мне даже стало стыдно, поэтому я отошёл от толпы подальше и подошёл к Дантелиону.
      - А с этим то что? - Изумленно спросил я оглядывая тело. - Вид у того был странный.
      - Вот поймал далеко за вратами, бедняга бежал так что лошадь обгонял. Вот скажи мне, зачем ты в очередной раз устроил спектакль? - Он в упор смотрел мне в глаза.
      - Ну ведь было весело, я не виноват, что они у вас малахольными оказались. - Пожал плечами я.
      Послышался стук копыт и перед нами начал тормозить вооружённый до зубов отряд из пятидесяти дэвов. Я даже сказать ничего не успел, лишь удивился, как на меня накинули сеть и спеленали словно подарок. Я попробовал пошевелить плотно прижатыми к телу крыльями, но безрезультатно, качественно однако спеленали.
      - За что мне такая жизнь, создатель? - Возвёл я очи долу, тихонько поскуливая. - Животинку мучают, спасите, помогите. Мама! - Взвыл я. Дантелион поморщился и ускакал переговорить с начальником подоспевших. - Не было его долго, за это время я успел достать своим хныканьем всех и надо признаться мне почти уже надоело развлекаться, когда ко мне подъехали Данте и ещё один незнакомый мне дэв.
      - Освободите его уже, у всех зубы от скулежа сводит. Впервые вижу такой экземпляр дракона. - Внимательно рассматривая меня проговорил незнакомец.
      - Это потому что он спокойно мог освободиться с самого начала. - Устало вздохнул Данте. - Но так как ему скучно, а стражей надолго не хватило, вот он и развлекается по полной.
      - А ты хам однако, Данте. - Улыбнулся я, насколько позволяла драконья мимика. - Всего дракона сдал с потрохами.
      Удивление на лице дэва, когда я шагнул из сети, ледяным крошевом рассыпавшейся, я не возьмусь описать словами. Дантелион лишь пожал плечами и устало махнул рукой.
      - Эй ребят, мы сегодня есть будем, а то у меня уже желудок голодной судорогой свело? - Спросил я подойдя к нашему отряду, за время путешествия я привязался к ним.
  

Глава 12

"Друг, враг или так?"

  
   Врата в долину мы всё же пересекли в тот вечер и лагерь разбили уже на территории дэвов. Обоих стражников увезли в лазарет, на их место выставив воинов из прибывшего отряда. На просьбы и требования Дантелиона сменить ипостась я резко отказывался, сначала конечно из вредности, но когда услышал фразу "Чего ты с ним возишься, шарахни магией и всё" я искренне обиделся.
   Сейчас я лежал в стороне от лагеря и дремал, не реагируя на подходивших ко мне. Новый дэв которого звали Арэ, мне очень не понравился. Если Данте проявлял ко мне лояльность, то этот напыщенный самодовольный гад так и норовил погладить меня против чешуи.
   Дэвы готовили ужин и от костра приятно пахло едой, но меня кормить не собирались пока я не сменю ипостась, а менять я её теперь тем более не собирался. Дракон я или уже где! Идущего ко мне я унюхал прежде чем он выдал себя шумом и отвернул от него морду.
   - Меняй ипостась и пошли ужинать. - Услышал я голос Арэ. - И не делай вид будто не слышишь.
   - А если не сменю? - Я поднял голову и открыл один глаз.
   - Тогда останешься голодным! - Припечатал он.
   - Тебе видимо так и хочется компании голодного дракона, а вот фиг тебе, если не накормишь я съем твою лошадь. - Поставил я ультиматум.
   В тени деревьев я заметил фигуру, в свете луны была видна улыбка. Дантелион, пакость такая, ведь знает, что не съем, но утащить из вредности утащу. И сейчас наблюдает за мучениями собрата с удовольствием, вспоминая как сам когда-то был на его месте. Дэвы упёрты, но дракона практически невозможно заставить сделать что либо против воли.
   - Не съешь! - Арэ закипал, венка на шее вздулась.
   Я только усмехнулся и положив голову на лапы прикрыл глаза. А следом дэв выдал длинную тираду приведя половину отряда в изумлении своим богатым лексиконом.
   - Ах ты ящерица безмозглая, да чтоб тебя ... задрал. Ты ... ... ...! Тебя видимо в детстве постоянно роняли, раз ты такой ... - и ещё много чего. Видимо всё-таки у Арэ накипело, достал я его, однако.
   Он всё кричал, не замечая, как трава вокруг нас покрывается инеем, зато войны это вполне увидели и сейчас гадали, что же лучше предпринять. Огрести от Арэ или позволить ему вывести из себя меня. Сгущались тучи, подул прохладный ветер, а дэв всё не успокаивался. Лишь когда пошёл снег, опешивший дэв умолк и оглянулся по сторонам. На него смотрели бледные лица товарищей, особенно бледными были те что уже побывали в ледяной гробнице. Заметил он и смену погоды, а так же уже прилично выпавший снег.
   - Всё сказал? - Спросил я стоя напротив него. В моих глазах полыхала злость. Сейчас я готов был разорвать его на куски и раскидать по всей Долине Грёз.
   - Всё! - гордо выпрямился он.
  
   Снег медленно кружился, покрывая вечную зелень. Все как один смотрели как в дали растворяется силуэт дракона. Злой командир стоял посреди поля и непонимающе хлопал глазами. Когда дракон яростно рыкнул, смотря ему в глаза, у него вся жизнь пролетела. Он даже успел помолиться и искренне пожалеть о содеянном, но было поздно. Не став его слушать дракон взмыл в небо, повалил пару деревьев, огласил округу бешенным рыком и унёсся прочь, напугав лошадей и оставляя дэвов одних.
   На плечо Арэ легла рука и он непроизвольно вздрогнул всё ещё не отойдя от увиденного в глазах ледяного дракона. Обернувшись он увидел печального Данте, смотрящего в небо.
   - Зря ты так с ним Арэ. - Сказал Данте. - Скучно ему, вот он и развлекается.
   - Смотрю ты прикипел к этому ящеру. - Хотел ехидно поддеть его дэв, но тоска в глазах друга сказала ему о многом.
   - Ты бы тоже прикипел узнав его получше. - Горько улыбнулся Данте. - А теперь я даже не знаю вернётся ли он.
   - Да что с тобой Дантелион, я тебя не узнаю совсем. Чем он тебя так зацепил? Дракон, как дракон, только пакостный очень. - Вскрикнул Арэ.
   - Пошли ужинать и я расскажу тебе о нашем путешествии. - Сказав это Данте направился к костру, где их уже ждали.
  
   Я летел не разбирая дороги, просто чтобы лететь. Да как он смел? Ладно оскорблять меня, но трогать моих родителей я не позволю. Приземлившись я вырвал с корнем дерево и разодрал на щепки, полегчало. Повторив процедуру еще раз десять я наконец успокоился. Если бы он только знал, каких неимоверных усилий мне стоило не раскатать его тонким слоем по траве. Если бы не воля Исиды, встал бы на крыло и умотал от сюда ко всем асурам. И ведь придётся возвращаться, ну ничего я злопамятный, я ему каждое слово припомню.
   Стремительно летящий дракон всё набирал скорость, сливаясь с небом. Он не замечал ни звенящего, от скорости, в ушах ветра, ни времени. Резко взлетев ввысь, он камнем рухнул вниз, вполне рискуя не выровнять полёт, но мощные крылья не подвели и в этот раз. На бреющем полёте он скользил над деревьями, сливающимися для него в одно зелёное пятно. Так повторялось множество раз, он взлетал и падал вниз, с каждым разом сокращая расстояние до земли. Метущиеся чувства постепенно оставляли его, уступая место пустоте.
  
   Я настиг отряд на следующий вечер, до асуров напугав лошадь Арэ. Несчастное животное встало на дыбы и, сбросив седока, унеслось прочь. Любезности это дэву не прибавило, ещё долго он ругался сидя на земле, зато я с довольным видом прошёл мимо него, чуть лапами задними по земле не шаркнул, словно кот в туалете. Поравнявшись рядом с Данте, я подмигнул ему и двинулся вперёд.
   Идти мне быстро надоело, поэтому я стремительно преодолел путь до стен города и в наглую развалился у ворот перекрывая въезд в город, смутив стражу. Так же быстро я и уснул.
   Тыкать в меня острыми предметами не решались, поэтому пару часов я прекрасно вздремнул. Пока не почувствовал дрожь земли от топота коней отряда. Однако признаваться что проснулся я не спешил, было весьма интересно как они выкрутятся. Я слегка поморщился когда в меня прилетел магический заряд, а затем услышал знакомый смех.
   - Дайте я шарахну магией. - Передразнил Данте кого-то.
   - Я же не знал, что этой скотине побоку магия. - Обиженно протянул Арэ.
   - А ему и не побоку. - Было ясно что Данте подтрунивает над товарищем. - Просто он щит поставил, потому как не спит уже.
   - Откуда ты знаешь? - Опешил Арэ.
   - А ты приглядись внимательно и может сам поймёшь. - Пожал плечами дэв. Я лежал и про себя хихикал. Молодец Данте за время проведённое рядом неплохо меня узнал. Судя по всему Арэ искренне пытался понять в чём же он промахнулся, но так до него и не дошло. - У него хвост слегка подрагивает. - Наконец сжалившись объявил Данте.
   - И что? Может ему холодно. - Уверенно заявил Арэ.
   - Ты серьёзно? - Не веря уточнил Дантелион. И тут послышался откровенный ржач толпы, который достаточно быстро смолк. - У тебя в голове вообще серое вещество есть или было да всё выветрилось? - Обижено засопел Арэ, но товарищ продолжил его добивать. - Ему холодно? Кому? Этому морозильнику с крыльями, серьёзно?
   Я открыл глаза и показал язык насупившемуся Арэ, чем совершенно вывел его из себя. В город мы всё таки попали, под удивлённо отпавшие челюсти стражей и весёлый хохот отряда. Точнее сначала мимо них пронёсся смеющийся я, а за мной Арэ на коне с мечом на перевес. Периодически я оборачивался и показывал дэву язык. Так мы и петляли как два зайца по улицам Авеста, пока не вылетели на площадь перед дворцом.
   На ступеньках при виде нас замер правитель Авеста со стражей, которому наконец доложили, что у ворот города лежит дракон и уходить не собирается. Стояли они так довольно долго, поражённо наблюдая как мы продефилировали туда и обратно пару тройку раз. При этом стояла такая ругань, что даже стража покраснела.
   - Стоять! - Раздалось на седьмом круге, заставляя меня затормозить, отчего в меня влетела лошадь, а через неё перелетел Арэ. Голову я тактично пригнул, чтобы не мешать полёту.
   В этот момент подоспел весь отряд во главе с Дантелионом, который на ходу спешился и отвесил правителю поклон.
   - Простите нашу задержку светлейший король Деос, возникли непредвиденные обстоятельства. - Он ещё раз поклонился и только тут заметил, что правитель смотрит на него как на идиота, у них тут на площади бедлам а он о каких-то обстоятельствах.
   - Скажи мне Дантелион, ты тоже это видишь? Большого дракона и Арэ на земле, которые ещё пару минут назад нарезали круги по площади, при этом смеясь и крайне нецензурно ругаясь. - Серьёзно посмотрел на него Деос.
   - Светлейший король Дэос, собственно это и есть обстоятельство нашей задержки. - Потупил взгляд в пол Данте.
   - О! - тихо выдохнул король. - Тогда это уже становиться интересным.
   - Светлейший Деос, - склонил голову подойдя я, уже в человеческой ипостаси. - Прошу прощения за своё поведение, но уж больно поклонники у вас тут лютые. - Я зыркнул в сторону растерявшегося Арэ. - Я Глетиэль лан Лунээль, из рода изумруд-синих драконов.
   - Глетиэль? Это не Ледяной ли дракон о котором только и говорят в Сумеречном городе. - Изумился он.
   - Каюсь, грешен. - Весело усмехнулся я.
   - Ты... ты... ты... - Завёлся подошедший Арэ.
   - Я. - Не стал отнекиваться я.
   - Арэ, умерь пыл и не преследуй нашего гостя, прошу следуйте за мной, надеюсь Дантелион составит нам компанию. - И он сделал первый шаг по ступеням вверх. Мы пошли следом, оставляя позади бойцов и кипящего от злости командира.
  
   Дворец Авеста был величественным строением, шпили его башен золотом сияли в небесах уходя за облака. Вся отделка в бело-золотых тонах, но при этом смотрелось не помпезно, а со вкусом. Величественное строение, помню, что Авест был построен вместе с сумеречным городом одним архитектором.
   Нас привели в столовую, где как раз заканчивали накрывать ужин. В животе предательски заурчало, что вызвало улыбку на лице Деоса.
   - Прошу к столу. - Обвёл рукой стол правитель и направился к месту во главе стола.
   Мы с дэвом поглощали всё что попадалось под руку, на что Деос смотрел с умилением, отложив расспросы.
   - Походная кухня не сахар, сам помню со времён путешествий. - Усмехнулся правитель, когда мы наконец отодвинулись от стола, едва не поглаживая вздутые животы. - Может теперь продолжим беседу возле камина за бокалом вина? - Я кивнул и мы последовали за Деосом.
   Комната была достаточно большой, но уютной, она словно светилась теплом и отнюдь не из-за большого камина. Справа от входа стоял письменный стол, на полу лежала шкура, а у камина стояли три кресла, возле которых на столике уже стоял кувшин и три бокала. Налив вина и раздав нам уже сидящим, Деос тоже присел и выжидательное посмотрел на Данте.
   Данте рассказал всё, вплоть до въезда в город, при этом поясняя моё поведение и несдержанность Арэ. Деос смеялся от души, но когда Данте завершил рассказ его глаза стали серьёзными.
   - Зачем ты здесь Глетиэль? - Внимательно разглядывал он меня. - Ты пришёл добровольно, при этом спас принца двуипостасных, но самое необычное, как ты так быстро оказался из Саротайна в Лесу Полной Луны.
   - Я хотел бы задать вам встречный вопрос, могу я вам чем-то помочь? - Так же серьёзно спросил у него я.
   - И что же ты хочешь за свою помощь? - Прищурился дэв.
   - Совершенно ничего. Меня попросили помочь вам и спасти принца, вот я здесь. - Развёл я руками.
   - Кто попросил? - Не унимался король.
   - Этого я вам не могу сказать, простите. - Опустил глаза в пол я.
   - Вообще-то нам твоя помощь будет не лишней сейчас. Недавно у нас гостила делегация двуипостасных вместе с принцем Науро, а после их отъезда пропала Рука Судьбы, наша святыня. Когда мы попытались догнать делегацию чтобы расспросить их о пропаже, нас встретили во всеоружии. Сейчас все силы стягиваются к границе готовясь к войне, которая разрушающе ударит по обоим государствам. - Кажется он даже постарел после этих слов.
   - А ваши маги? - Изумился я.
   - Они так ничего и не нашли, след привёл их в мои покои, но это остаточный след оттого что святыня слишком долго там прибывала. - Вздохнул он.
   - Хорошо, насколько я помню ваша святыня на половину состоит из золота, а драконы могут чувствовать сокровища. От вас я попрошу беспрепятственное перемещение по замку - король посмотрел на меня как на психа, - ко мне для надёжности можете приставить Дантелиона.
   Сразу почувствовалось облегчение во взглядах дэвов. Их вполне можно понять, невесть откуда появляется сумасшедший ледяной и требует прошвырнуться по замку с доступом во все уголки, я бы тоже пальцем у виска покрутил.
   - Сколько дней вам нужно Глетиэль? - Задумчиво встрепал шевелюру король.
   - В моём распоряжении три дня, за этот срок мне нужно не только отыскать вашу ца...реликвию, но и остановить войну. - Я усмехнулся. - Какова шутка, я тот кто когда-то сам развязывал войны, теперь буду должен её остановить. - Но почему-то дэвам было не весело. Они вообще редко и со всей строгостью принимали гостей. - Светлейший Деос, - склонил голову я - могу покорно дать слово не вредить ни вам ни королевству, но и от вас потребу не причинять мне вреда.
   - Согласен. - Лишь на секунду в глазах Деоса мелькнуло сомнение, но мне и этого хватило, чтобы ещё сильнее возжелать сего договора.
   - Тогда прошу вас замкнуть наше соглашение на мне и Дантелионе. - Оба посмотрели на меня как на полоумного. Зачем размениваться на слуг, когда можно заключить соглашение с королём. Я лишь лучезарно улыбнулся обоим, но не стал пояснять своего решения, а король не стал спорить.
   - Глетиэль лан Лунээль, из рода изумруд-синих драконов, даёшь ли ты слово не причинять никакого вреда королевству Авест и непосредственно светлейшему Деосу? - Зазвучал голос правителя, когда мы с Дантелионом приклонили колено и взялись за руки.
   - Даю слово дракона! - Не задумываясь ответил я.
   - Дантелион из дома Парящей Звезды, даёшь ли ты слово, которое подтверждается лично королём Деосом, не причинять вреда нашему гостю из рода драконов и всячески оберегать его?
   - Даю слово, с позволения моего повелителя.
   Вспыхнул свет и наше тело пронзила боль. Я устоял, а вот Дантелион вцепился в мою руку, второй оперившись о шкуру на полу. Когда боль отступила, он с недоумение посмотрел в мои смеющиеся глаза и кинулся душить. Разнял нас Деос, чётко спрашивая, что произошло.
   - Почти ничего, светлейший Деос, просто теперь если вы нарушите обещание ваш воин умрёт, а на вас отразиться лишь половина, поскольку вы закрепили его клятву. - Вновь улыбнулся я.
   - Ты... - Выдохнул Дантелион и вновь потянул ко мне руки в надежде задушить.
   - Светлейший Деос, сегодня уже слишком поздно заниматься поисками, я планирую начать их с утра, могу я попросить у вас ночлега? - Я состроил самую милую моську из своего арсенала и короля проняло.
   - Конечно Глетиэль, покои для вас уже готовы, а в течении ближайших пятнадцати минут будут подготовлены соседние покои для Дантелиона. Следуйте за слугами. - Мягко улыбнулся правитель и хлопнул в ладоши.
  
   На пороге появились два молодых парня из прислуги и попросили нас следовать за ними. По дороге я попросил одного из слуг принести в мои покои вина, так чтобы идущий позади мрачный дэв не услышал. Слуга кивнул и испарился. Уж не знаю с какой скоростью и куда слуга бегал, но когда мы вошли в мою комнату, вино уже стояло на столе. Дантелиона слуги попросили подождать немного пока они подготовят для него соседнюю комнату.
   - Твою драконницу, Глетиэль, объясни, что ты опять задумал и почему мне было так больно во время заключения договора? - Прошипел дэв недобро глядя на меня, когда мы остались в комнате одни.
   - Посмотри на свою ключицу. - Спокойно ответил я подойдя к окну и всматриваясь в темноту двора. Драконье зрение позволяло мне неплохо видеть, даже сейчас во дворе суетились люди.
   - Твоего же единорога! - Услышал я тихий вскрик и обернулся. Дантелион стоял у зеркала и оттянув ворот рубахи рассматривал приобретение.
   - У меня почти такое же. - Напугал я дева тихо подойдя сзади и обнажив левую ключицу на которой красовалась тату в виде небольшого солнца, в то время как у него красовалась снежинка такого же размера.
   - Что же ты творишь дракон? - Впервые за долгое время он назвал меня не по имени и я понял, что он обиделся.
   - Защищаю твою и свою жизни. - Подойдя к столу я налил в бокалы вина и протянул ему.
   - От кого?
   - От всех. Теперь меня не посмеют тронуть и пальцем, так же как и тебя. Ответь, что в этом плохого?
   -Глетиэль, - горько усмехнулся он. - После такого меня сочтут изменником свету.
   - Ты не прав Данте. - Впервые я вслух сократил его имя и не получив особых возмущений от владельца тихонько выдохнул. - Поверь вокруг сплелась паутина которая не сегодня завтра задушит тебя, я же дарую тебе защиту. Неужели ты сам не видишь клубок опутавший тебя с ног до головы?
   - О чём ты Глет? - Я слегка улыбнулся когда он тоже сократил мой имя. Официальщина мне уже порядком надоела. Он присел на край кровати и устало потёр переносицу.
   - Данте, давай поговорим о делах завтра, если ты не против? Когда ты окончательно решишь для себя кто я для тебя? Друг, враг или так. А сейчас просто поделимся историями жизней друг с другом.
  

Глава 13

"Обещание"

  
   Проговорили мы достаточно долго. Слуги давно оповестили нас что комната для почтенного Дантелиона готова, но мы продолжали пить вино и узнавать друг друга. Данте рассказал мне много боевых историй, я же рассказал забавные случаи из своей жизни. Он был достаточно умён чтобы пока не касаться моего тёмного прошлого и я был очень благодарен ему за это. Мы просто пили и просто смеялись, не являясь в данном моменте времени ни врагами ни друзьями, а просто собутыльниками. Очнулись мы когда поняли, что скоро придётся уже вставать. Данте смеясь ушёл к себе, а я раздевшись провалился в сон едва голова коснулась подушки.
   Проснулся я оттого что меня трясли и звали по имени. Сон упорно не хотел отпускать из своих объятий, но трясший был настойчив, пришлось открыть глаза. Когда зрение сфокусировалось я узрел всклокоченного Данте.
   - Глетиэль, Глет, проснись. - Он продолжал трясти меня за плечи.
   - Данте? - Неуверенно произнёс я.
   - Слава богам, ты проснулся. - Он прижал меня к своей груди. От него приятно пахло ванильным мылом и лесом, на пару секунд я потерялся в ароматах, но следом резко отстранил от себя мужчину и в упор посмотрел на него.
   - Данте, да что на тебя нашло?
   - Глет, ты кричал во сне и кого-то звал, ты не помнишь, что тебе снилось? - Беспокойство в его словах и взгляде смутило меня.
   - Нет, не помню, прости. - Я отстранился, но руки его по прежнему лежали на моих плечах.
   И тут меня накрыл ужас из моего сна. Крик. Я будучи маленьким мальчиком бежал по пустому городу, вокруг были лишь трупы. Они свисали из окон домов, лежали на мостовой, просто были разбросаны по всему городу и куда бы я не глянул в каждом видел того кого любил. Мать, отца, сестёр, альва. Менялись улицы, менялись трупы, но не менялись лица. Сколько бы я не бежал в надежде спрятаться, неизменно натыкался на трупы. Двери домов были закрыты, а в городе разгорался пожар. Я бежал, огонь позади пожирал всё, но даже в нём я видел когда-то любимые лица. Я сорвал голос зовя на помощь и моля о прощении, но огонь всё ближе подбирался, в момент когда огонь занялся кольцом вокруг, меня разбудил дэв.
   Я кинулся в его объятия и буквально вцепился как в единственно реальную паутинку своего существования. Слёзы навернулись на моих глазах и льдинками оседали на его рубашке. Дыхание постоянно сбивалось, меня охватывала паника.
   Меня обхватило тёплое кольцо рук, кои ещё крепче прижали к нему. Тёплая рука прошлась по моей обнажённой спине слегка поглаживая. Он был тёплым, согревая меня изнутри. Словно ребёнок из сна я плакал на его плече, но он не старался ни отстраниться, ни оттолкнуть меня, лишь сильнее прижимая. Боль рвала всё что было во мне сердце душу и даже вены. Кажется я снова кричал, но меня прижали к кровати и прикрыли ладонью рот. Сильные руки прижимали меня к кровати, не давая двинуться. В моих глазах плескался ужас топивший сознание. Я смотрел на человека державшего меня и видел укоризненное лицо своей покойной сестры Териэль. Постепенно сознание окончательно затопила боль и я сам того не заметив, укусив дэва за зажимавшую рот руку, запел.
   Краем сознания я чувствовал неправильность ситуации, но страх был сильнее. Я вжимался в подушку и пел, пока не увидел, что сидящий рядом со мной не упал безвольной куклой на кровать без сознания. Лишь тогда страх потерять ещё одного, пересилил страх одолевавший меня. Я сам себе влепил пощёчину приводя в чувства. Потребовалось немало времени и усилий пока я окончательно не пришёл в себя, но первым делом я бросился на помощь дэву.
   Я держал тело на своих руках и пытался привести в сознание тряся его. Прошло около пяти минут прежде чем он открыл глаза, в упор посмотрел на меня, и ещё пару минут чтобы его взгляд сфокусировался.
   - Прости, прости меня Данте, своей беспечностью я чуть не угробил тебя. - Теперь уже я прижимал его к себе.
   - Глет... я рад... что с тобой всё в порядке. - Выдохнул он. - У тебя вино ещё осталось?
   Я рассмеялся от всей души, это был нервный смех, но я аккуратно опустил тело на кровать и встав налил ему вина. Спал я в штанах? лишь по пояс обнажён, что не позволило ситуации стать сильно неловкой. Когда напряжение спало, взгляд дэва вновь стал серьёзным.
   - Глетиэль, тебе настолько больно? - Смотря в бокал с вином спросил он.
   - Я виню себя слишком во многом, - тихий вздох. - За своими шалостями я стараюсь скрыть боль, хоть на миг отрешиться от неё. Прости если напугал тебя, завтра я буду спать во дворе. - Я тоже не смотрел на дэва.
   - Пожалей моё бренное тело дракон, ты может и сможешь там спать, а вот я старая развалина нет. - Усмехнулся он разрежая обстановку.
   - Но разве тебе не будет спокойнее спать в замке где нет ледяного? - Изумился я.
   - Ошибаешься, теперь мы прочно связаны твоим договором и король выгонит меня в ночь следом за тобой. - Хмыкнул он, сделав глоток вина.
   Мы вновь разговаривали, я сам не заметил, как дэв устроился на кровати, моя голова оказалась у него на коленях, а его рука в моих волосах. Он гладил меня и постепенно мы оба уснули.
  
   Разбудил нас стук в дверь, просыпаться после почти бессонной ночи не хотелось, но перевернувшись я понял, что подо мной далеко не подушка и буквально вскочил с постели. Следом открыл глаза Данте и тоже словно ошпаренный вскочил с кровати. Так мы и стояли по разные стороны недоумённо переглядываясь.
   В наших головах не зародилось ни одной непристойной мысли, но вот как другим объяснить с утра в моей комнате наличие мужчины так чтобы это не казалось пошлым?
   - Господин Глетиэль, просыпайтесь, король ждёт вас к завтраку через пол часа. - Послышалось по ту сторону двери.
   - Проснулся. - Пискнул я, молясь лишь чтобы прислуга поскорее убралась.
   - Отлично, тогда мы разбудим мистера Дантелиона, а вы пока одевайтесь. - Послышалось из-за двери, и я увидел бледное лицо дэва.
   - Не стоит. - Уверенно заявил я. - Я сам разбужу светлейшего Дантелиона и сообщу что король Деос ожидает нас к завтраку.
   - Хорошо. - Отозвалась дверь и послышался звук удаляющихся шагов.
   Завтрак прошёл спокойно, как впрочем и день. Мы бродили по дверцу, попросили святейшего Деоса, никому не рассказывать, что за гость живёт во дворце. Я залез почти во все уголки, слегка довёл Арэ, почуял след, но слишком быстро подкрался вечер и вновь в комнате, на этот раз дэва, оказались мы оба разговаривая обо всём. Разошлись мы нескоро, хоть нас и клонило обоих в сон. Ночь на этот раз была спокойной, утром нас разбудили слуги.
   Второй день был более насыщенный. Сразу после завтрака мы вновь отправились обшаривать дворец, правда на этот раз наши исследования носили скорее преследовательный характер. Я следил за принцем, Данте за мной. Слишком увлечённо принц крутился у покоев отца, что невольно наводило меня на мысли. Когда нам надоело ходить вокруг да около я попросил Данте, уговорить короля отозвать охрану от его покоев и дать принцу проникнуть туда.
   Ребёнок воспринял уход стражей как дар судьбы и сразу же шмыгнул в покои отца, однако за ним в ту же секунду наблюдали три пары глаз слегка приоткрыв дверь. Принц подошёл к кровати отца и аккуратно достал реликвию Руку Судьбы, в поисках которой сбился с ног отец. В этот момент король не выдержал и вошёл в комнату, дальше был очень большой нагоняй принцу и собственно разбор полётов. Как реликвия оказалась под периной монарха? Почему принц сразу же не сознался в содеянном? Ах он боялся отца? А войны он не боялся? И кто теперь будет предотвращать войну?
   - Светлейший Деос, ...
   - Позвольте нам отправиться на передовую и урегулировать данный конфликт? - Перебил меня Дантелион.
   - Чего? - Опешил я, наравне с правителем.
   - Посудите сами, во первых ледяной сам говорил, что у него есть три дня чтобы найти пропажу и не дать развязать войну, во вторых он лично знает двуипостасных и у него на данный момент находиться принц Науро. - Поклонился дэв.
   - Ты прав Дантелион. Ты отправишься с ним? - Моё мнение видимо тут никого не интересовало.
   - Если вы позволите, светлейший Деос. - Склонил голову в жесте покорности Дантелион.
   - Стоп! - Крикнул я и две пары глаз уставились на меня. - Во первых почему я должен разгребать ваши проблемы, а во вторых я никуда не полечу без Дантелиона.
   - Смотрю ты привязался к нему ледяной. - Скорее для себя уточнил король. - Значит весь вопрос в цене? - Я улыбнулся. - Я отпускаю тебя со службы Дантелион из дома Парящей Звезды. - Вымолвил он и словно нить оборвалась между ними.
   - Но, я... - промямлил дэв.
   - Такова цена мира Дантелион. - Его взгляд устремился ко мне. - Ты гарантируешь мир моей стране?
   - Да. - Уверенно сказал я.
   Вылетели мы немедленно. Собрав нехитрые пожитки Дантелиона, его буквально впихнули мне на спину, перед этим закрепив сумки. Пара взмахов мощных крыльев и я уже летел в сторону границы куда стягивали силы оба государства. Груз на моей спине сидел бесчувственной массой пол дороги, а на второй половине пришёл в себя и дёрнул меня за наросты направляя к земле, на которую мы рухнули, дабы я не успел перестроить полёт и плавно приземлиться.
   "Ты с ума сошёл Данте!? Какого чёрта ты творишь?" - зашипел я оклемавшись после падения.
   Приземлились мы знатно, перепугав зверьё во всей округе и вспахав моей мордой приличное расстояние. Но я не злился на дэва, скорее я осознавал, что сейчас именно он должен быть зол на меня, слава богине чешую не повыдёргивал на лету.
   "Данте?" - Осторожно позвал я спрыгнувшего с меня и отвернувшегося дэва.
   - Глетиэль! - Разрезал тьму крик, я прижал уши и втянул голову. - Какого света ты творишь? Зачем тебе потребовалось разлучать меня с моей семьёй?
   "Данте"...
   - Что, Данте? Может раскроешь мне секрет, зачем? - Он сверкал глазами в ночи, от него исходил чистый яркий свет, болью терзая мой тело.
   "Неужели ты так ничего и не понял!?" - Горько всхлипнул я.
   - Не понял! Расскажи. - Потребовал он.
   Я поднялся на лапы, слегка прихрамывая, и подошёл к нему, так что наши лицо и морда оказались друг пред другом. Теперь и в его глазах читались боль и отчаяние.
   - Неужели ты не понимаешь, что натворил Глетиэль? - Он укоризненно смотрел на меня. - Ты забрал меня из отчего дома, насильно лишив семьи.
   "Данте... Дантелион, сейчас нет смысла объяснять что-либо, просто поверь мне. Когда мы долетим до границы с войсками двуипостасных, ты сам поймёшь всё. Сейчас же я прошу просто поверить мне."
   - Как я могу, после всех твоих выходок? - Сказал он и отвернулся.
  
   Летели мы уже более пяти часов, крылья сводило от усталости, но времени на отдых не было. Справа от меня занимался закат, окрашивая небо в багровые тона. Ещё чуть-чуть, только бы успеть до наступления ночи. Чем больше сокращалось расстояние до границы Леса Полной Луны и Пика Солнца Долины Грёз, тем сильнее я чувствовал хватку Данте. Нервничает.
   Когда мы наконец перелетели через Пик Солнца, дэв от бурной радости вновь дернул меня так, что я едва успел выровнять полёт. Уже отсюда в сумерках были видны костры обоих лагерей. Успели, война ещё не началась.
   Я взял правее дабы облететь лагерь и не получить прямой обстрел по своей шкуре. Дэвы и так не славились терпением, а тут всё-таки война и всё такое. Оказавшись позади лагеря, не слишком далеко, позволяя караулу заметить нас я завис в воздухе, готовый умотать ко всем чертям. Бока мои тяжело вздымались выдавая усталость.
   - Ты в порядке? - Провёл по чешуе рукой Данте.
   Заботливый. Я бы ответил, да только из цензурного у меня даже пробелов не осталось. Не говорить же ему что мы вот-вот рухнем, ибо крылья меня почти не слушаются. Вот утрясётся всё и займусь собой, буду гонять пока не приду в нормальную форму. От этой мысли мне стало грустно. Не придёт всё в норму и не будет у меня времени на дурость, как не будет и будущего.
   "Подай сигнал своим, чтобы не били по нам магией, из меня сейчас никакой боец." - Это всё на что меня хватило.
   Когда я почувствовал магию чужеродную мне, то слегка дёрнулся, но в следующий миг в небе вспыхнул символ солнца и распался золотыми искрами, а затем из-за кустов показался отряд вооружённых до зубов дэвов. Из последних сил я мягко сел на траву, дождался пока Дантелион спрыгнет с мена и завалился распластав ноющие крылья. Глаза закрылись сами собой. Я не видел, как Дантелион достал письмо Деоса и передал его подоспевшему отряду, не видел, как меня изумлённо разглядывают со всех сторон и как тёплая рука Данте с нежностью касается моего носа.
  
   Когда я проснулся, луна светила высоко в небе, заливая всё бледным светом. Как же чертовски красиво в Лесу Полной Луны. Боковым зрением я заметил движение и резко повернул голову. Рядом возле костра сидели и смотрели на меня двое дэвов. Так мы и смотрели словно невиданные зверушки внезапно встретившиеся, пока не услышали голос Дантелиона.
   - Проснулся, а то я думал ты всю войну проспишь. - Из-за дерева показалась фигура и двинулась ко мне. - Не нервничайте ребята, он обещает себя хорошо вести. Обещаешь?
   "Обещаю". - Я положил тяжёлую голову на лапы и подобрал крылья с тоской глядя в небо. - "Ай!" - Я вопросительно посмотрел на Данте, который хлопнул меня по спине.
   - Знаю я этот взгляд, не грусти, нам тут снежные равнины не нужны. - Мягко улыбнулся он. Лучше меняй ипостась и пошли в лагерь есть.
   Завораживающее слово "еда", вот то единственное что я услышал из всего сказанного. Долго меня уговаривать не пришлось. Меня окутал туман из которого я вышел уже человеком. Стряхнул с волос снежинки, расправил одежду и вопросительно посмотрел на дэва. Тот лишь усмехнулся, помог затушить бойцам костёр и мы все дружно направились в сторону лагеря дэвов.
   Ничего особенного в лагере не было, я много повидал их в своей молодости, скорее я для них был чем-то необычным. По мере продвижения, все взгляды были прикованы к нам. После входа в лагерь двое дэвов с поляны исчезли средь палаток и дальше вёл Дантелион. Мы подошли к самой большой палатке и дэв откинул полог пропуская меня.
   Я шагнул вперёд и увидел статного мужчину склонившегося над столом. Не молод, но и не стар. Подтянутая фигура в золотых доспехах, средней длины золотистые волосы, широкоплечий и высокий. Рядом с таким я казался совсем мальчишкой. Он обернулся на звук и я встретился с ним взглядом. Это не глаза, а магический сканер. Под таким непроизвольно чувствуешь себя обнажённым. Суровый взгляд волевого человека, истинного война и лидера. Я стойко выдержал его взор.
   - Командир, я привёл к вам Глетиэля лан Лунээля из рода изумрудно-синих драконов, это чудо наконец соизволило проснуться. - Усмехнулся он.
   - Ледяной дракон, слухи о котором докатились даже до нашего скромного лагеря. - Он прислонился к столу и сложил руки на груди. - Я Ивейн, командир армии дэвов.
   - К сожалению не скажу, что рад встрече. - Поклонился я.
   - Командир куда поставить еду и вино? - Откинулся полог палатки и вошёл юноша с подносом, я мигом забыл обо всём. Командир махнул рукой в сторону стола слева и пригласил нас присесть.
   На ближайшие пятнадцать минут я выпал из реальности, существовала лишь еда, причём довольно вкусная. Меня о чём-то спрашивали, но весь мир не существовал сейчас. Слышался смех Дантелиона.
   - Глетиэль?
   - Не напрягайтесь командир, сейчас его можно раздеть и он этого не заметит пока не трогают еду. - Улыбнулся дэв.
   В себя я пришёл когда мужчины шумно обсуждали план предстоящих действий и о чём-то спорили. Я прислушался.
   - Мы нападём на рассвете. - Отрезал Ивейн.
   - Нельзя атаковать, ты же читал письмо Деоса. - Возразил Данте.
   - Может нам тогда посидеть и подождать пока двуипостасные сами нападут и перебьют нас? - Ехидно сказал командир. - Или ты предлагаешь надеяться на этого мальчишку? - Он кивнул в мою сторону и лишь тогда заметил, что я пристально наблюдаю за ними.
   - Мальчишку? - Взвился Данте. - Да ему лет больше чем нам с тобой вместе взятым Ивейн.
   - И не стыдно тебе наговаривать на дитё? - Прошипел командир встав и уперевшись руками в стол.
   Я покашлял, на меня не обратили внимания. Лишь когда я задал вопрос и в нотках моего голоса зазвучала сталь, на меня уставились две пары глаз.
   - Это я дитё что ли? - Изумился я. - Светлейший Ивейн, давайте сразу проясним некоторые детали, дабы избежать неразберихи в дальнейшем. - Они слаженно кивнули. - Мне более трёхсот лет, я участвовал в войнах когда вас не существовало в планах, поэтому назвать меня ребёнком достаточно сложно.
   - Что и требовалось доказать. - От души рассмеялся Дантелион, зато капитан так и сел с открытым ртом. - У тебя есть план, Глет?
   - Как такового плана нет, мне лишь нужно попасть в лагерь и кое о чём поговорить с Садоном. - Пожал плечами я.
   - Это не план, это самоубийство! - Воскликнули оба.
   - Тем не менее, когда начнёт заниматься рассвет я пойду в сторону лагеря двуипостасных и никто не сможет меня остановить. - Знал я и всё понимал, но выбор был не велик.
   Мы ещё поспорили, но в этих спорах не было смысла. Я давно всё решил для себя, ещё тогда, когда Исида закинула меня на помощь Науро. Моя прекрасная богиня, не могла подставить меня под стрелы, не зная, что я смогу избежать их всех. Осталось понять, как.
   Покинув палатку я направился в сторону дозорного холма. Нужно было осмотреться. Дозорный, отдал честь, но слегка растерялся оглядев меня.
   Худой высокий юноша, назвать себя мужчиной даже у меня зык не поворачивался. Утончённые черты лица, распущенные волосы ниже спины, обрамляя лицо, лишь усугубляя вид неестественной худобы и бледность кожи. Волосы, глаза и одежда в единой цветовой гамме глетчерного льда.
   - Привет. - Открыто улыбнулся я дозорному. Какой же он юный, совсем ещё мальчишка. Ему бы матери дома помогать, но страна забрала его из отчего дома. Невольно я окинул лагерь, который отсюда был виден как на ладони и подметил, что среди дэвов очень много молодых.
   Когда-то я чхать хотел на возраст воинов, мне важен был лишь результат, лишь цель к которой я шёл устилая дорогу трупами и слезами матерей. На миг внутренний голос спросил, а не всё ли равно мне и теперь, но я послал его куда подальше.
   Сколько же я натворил за свою жизнь!? Может я действительно заслужил ледяного плена?
   Что за бред? Тряхнув головой я отстранился от грустных мыслей и обратил своё внимание к действительно важным сейчас делам.
   - Привет. - Нерешительно произнёс парень.
   - Я Глетиэль, можно просто Глет. - Я протянул ему руку, которую он всё таки пожал. - Ты не расскажешь мне где тут лагерь двуипостасных и что именно там сейчас происходит?
   - Простите, мне запрещено выдавать информацию незнакомым личностям. - Потупил взгляд юноша.
   - Понимаю. - Улыбнулся я. - Тогда давай просто поговорим, если я не отвлекаю тебя от работы?
   - А о чём? - Смутился дэв.
   - Давай я сам расскажу тебе что именно происходит в лагере двуипостасных. - Он на секунду опешил от такого, но любопытство взяло верх. Совсем ещё ребёнок.
   Он утвердительно кивнул и сел рядом со мной на землю вглядываясь в костры на той стороне. Я перешёл на зрение дракона, хотя и так было достаточно светло из-за полной луны. В лагере отчего-то суетились, видимо заметили наше с Данте появление.
   - У них в лагере оживлённо, суетятся. - Заметил я между прочим. - Заметили появление дракона.
   - Какого дракона? - Воскликнул парень.
   - Тебя звать то как?
   - Морейн, простите сразу не представился. - Протянул руку парень.
   - Очень приятно. - Вновь улыбнулся я.
   - Вы что-то сказали про дракона? - напомнил парень.
   - А да, ты разве не в курсе, что один из ваших появился возле лагеря на драконе?
   - Я уже одиннадцать часов в дозоре. - Признался дэв. - Хотелось бы мне увидеть настоящего дракона, а то только в школе на картинках и видел. В Авесте не любят их.
   - Ага это я уже заметил. - Но парень не придал значения моим словам, пребывая в каких-то своих грёзах.
   - Обещаю, ты увидишь дракона Морейн. - Усмехнулся я и встав изящно перепрыгнул через забор оказавшись за пределами лагеря.
  

Глава 14

"Паутина"

  
   Почему я поступил именно так, не известно даже мне. Ещё минуту назад я разговаривал с Морейном и вот уже нахожусь за лагерем. Стою и оглядываюсь по сторонам не веря. В какую секунду я принял такое решение и почему? А в следующий миг меня словно накрывает. Всё происходит слишком быстро чтобы кто-то успел заметить, даже дозорный. Недоумение на моём лице сменяется оскалом.
   Обернувшись я посмотрел на парня и одними губами прошептал "обещаю, ты увидишь дракона". Не дожидаясь его ответа я развернулся и не спеша зашагал в сторону лагеря двуипостасных. Когда на поле меж двух военных лагерей увидели хрупкое тело, засуетились оба лагеря. Позади что-то кричали, но мне не было до этого дела. Я брёл вперёд, иногда останавливаясь и пристально всматриваясь в полную луну.
   Она была прекрасна как и всегда в этом лесу. Свист и у моих ног приземлился десяток стрел со стороны лагеря оборотней, но пока они стреляли мимо. Краем взгляда я заметил, как Дантелион сдерживает дэвов готовых ринуться мне на помощь, он верит в меня. Отрешённая улыбка и движение вперёд. Уже подходя к лагерю двуипостасных я поднял руки вверх, показывая, что не угрожаю и буквально спустя десять шагов меня сбили с ног и повалили на землю, щёлкнули кандалы. Меня били, я не сопротивлялся, лишь восхищаясь луной. Моё сознание находилось не здесь. Разрезал тишину звук летящих в ответ стрел, но Данте не давал командиру пустить армию в атаку. Звуки слились для меня в один сплошной шум, как и боль, а затем последовала темнота.
  
   Сознание резко вынырнуло из омута беспамятства, пытаясь втолковать мозгу происходящее. Меня били и обливали холодной водой, чтобы привести в сознание.
   - Прекратить! - Послышался знакомый голос. - Вы из него так душу вышибите, а не приведёте в сознание.
   - Рад приветствовать тебя луноликий Садон. - Я приоткрыл глаза и попытался изобразить подобие улыбки, но с разбитыми губами получалось плохо.
   - Кто ты, сумасшедший из лагеря дэвов? - Я не видел говорившего.
   Около меня стояло пара рядовых оборотней, сейчас в ипостаси людей, а прямо передо мной возвышалась фигура правителя оборотней. Широкоплечий, мускулистый, поджарый мужчина, с которым совсем не хотелось спорить. Оскал, улыбкой это назвать было нельзя, стал шире. В его глазах была боль.
   - Науро... - прошептал я.
   Не успел я закончить как правитель схватил меня за грудки и начал трясти, задавая вопросы от которых у меня закружилась голова и я вновь потерял сознание.
   На этот раз в себя меня приводили более нежно, водой не обливали, зато по щекам хлестали так, что казалось голова сейчас оторвётся. Я лежал. Рёбра и левая рука были перевязаны, отдаваясь глухой болью. Увидев, что я пришёл в себя, удары прекратились, но когда я встретился с глазами мучителя, то сильно пожалел об этом. Безграничная боль, и жажда мести, гремучая смесь во взгляде живого существа.
   - Кто ты? - Он сидел на крае сооружённой из дерева кровати.
   - Вы позволите мне кое-что показать вам? - Он сомневался, но позволил.
   Взявшись за серьгу в ухе, которая заранее была настроена на город Эстэлане, в котором сейчас прибывали альв и принц двуипостасных, я дал согласие на перемещение. В следующую минуту в палатке появились Рендариен и Науро.
   - Они прибыли? - Пророкотало у меня в ухе.
   - Да, всё хорошо.
   - Теперь мы в расчёте Ледяной, но мы всегда будем тебе рады в нашем городе.
   На этом связь оборвалась. Я невольно залюбовался как правитель двуипостасных ощупывает сына, проверяя не сделали ему больно. Невольно мой взгляд устремился к альву и я увидел на его бледной коже слёзы.
   - Как вы могли так с ним поступить, после всего что он для вас сделал? - Заорал альвийский принц, так что все вздрогнули. - Вы! - Он кинулся к отцу Науро и нанёс пару ударов сжатыми кулаками ему по груди.
   - Успокойся, брат. - Я сам не заметил, как поднялся на ноги превозмогая боль и обнял истерящего альва. Он прижался к моему плечу и плакал, сказывалось долгое напряжение.
   - Брат? - Переспросил Науро.
   - На крови. - Пояснил я, крепче прижимая к себе альва, не смотря на боль в рёбрах.
   - Ты! - Воскликнул Садон. - Неужели ты именно тот о ком я думаю Ледяной!?
   - Да. - Улыбнулся я слегка наклонив голову.
  
   Дальше творился полный дурдом. Сын с отцом радовались встрече и приносили глубочайшие извинения мне, ругался и хлопотал вокруг меня альв, пока я рассказывал всю историю произошедшего. Правитель хватался за голову и причитал, что если бы не я то война затянулась надолго разорив оба государства. А меня тревожили дэвы, ведь могут и не дождаться.
   - Садон, позвольте мне вернуться в лагерь дэвов, дабы рассказать им всю историю. Пока я нахожусь здесь, они могут напасть на вас не дождавшись. - Попросил я.
   - Конечно Глетиэль, а ты сможешь идти? - Засомневался он.
   - Придётся, медлить больше нельзя. - Я с трудом поднялся, но отринув боль и упрямо пошёл к выходу из палатки.
   Солнечный свет ослепил, причиняя боль. Пошатнувшись я опёрся на подоспевшего альва. Взгляд его был суров, но руки крепко обнимали поддерживая. С его помощью в сопровождении принца и короля двуипостасных, мне удалось добраться до выхода из лагеря. Собрав всю волю и остатки сил я отстранившись от альва побрёл в сторону противоположного лагеря. Силы заканчивались, но я упорно переставлял непослушные ноги.
   Когда я преодолел уже более половины пути, силы покинули меня и я неизменно бы упал, но меня подхватили сильные руки. Я поднял глаза и встретился взглядом с Данте. Единственное на что меня хватило, это улыбка. Я потерял сознание.
  
   Данте легко подхватил мой тело на руки, но встретился со злым взглядом альва. Один обнажил клинок, второй приготовился атаковать магией и неизвестно чтобы случилось, если бы не принц Науро подоспевший в этот момент и в двух словах обрисовавший кто есть кто. Дэв и альв кивнули и убрались с поля, договорившись с двуипостасными о мирных переговорах сегодня вечером.
   В который раз голова отзывалась болью, когда я приходил в сознание. Просыпаться не хотелось, но рядом непринуждённо покашляли и я невольно открыл глаза. В палатке командира, куда меня принесли после знаменательных событий, у стола стоял Данте, а около меня на коленях сидел Рен и держал за руку.
   - Глет, зараза ты чешуйчатая, приди же в себя. - Слеза скатилась по щеке Рена.
   - Всё в порядке, не плачь. - Я протянул руку и смахнул её. - Воды.
   Тут же Данте протянул мне кружку с водой, прохлада которой прогнала из сознания туман. С помощью друзей я сел и окинул взглядом палатку, в которой кроме нас троих не было никого.
   - Мир? - Спросил я, то, что волновало меня больше всего.
   - Мир. - Кивнул дэв.
   На мгновение я прикрыл глаза, чтобы привести мысли в порядок, но Рен тут же поднял панику, мол я снова потерял сознание, за что схлопотал лёгкую затрещину от дэва, который посоветовал ему присмотреться. Грудь моя вздымалась и опускалась равномерно, я думал.
   Поручение Исиды было выполнено и теперь я мог спокойно отправляться своей дорогой. Однако, что мне делать? Ведь я так и не рассказал Данте правду, почему именно я забрал его из Авеста. Как воспримет он эту информацию? Хочу ли я, чтобы он знал правду? А я на его месте хотел бы? Да. Значит придётся рассказать, но чуть позже.
  
   Вечером командир Ивейн отправился с небольшим отрядом на переговоры, в свете новой предоставленной мной информации виновник был схвачен и сейчас находился в тюрьме Авеста, осталось понять кто именно помогал ему со стороны двуипостасных, но думаю они и без меня это выяснят.
   Я сидел на холме и смотрел на прекрасный пейзаж в свете полной луны, совершенно отрешившись от всего мира. Данте я заметил лишь когда он сел рядом и положил руку мне на плечо, с другой стороны то же самое проделал Рен. Ещё некоторое время мы сидели молча.
   - Данте, - слова давались мне с трудом, отнюдь не из-за полученной травмы. - Я должен объясниться.
   - Не стоит Глет, если ты так поступил, значит у тебя были на то причины. - Вздохнул он, но взгляд его был печален.
   - Прости. - Выдохнул я.
   - Глет, давай может я всё расскажу, я же вижу с каким трудом тебе даются слова? - Легонько похлопал меня по плечу Рен. Я лишь кивнул и он начал повествование.
  
   К тому времени когда мы добрались в Эстелане, я уже чувствовал, что с Глетиэлем что-то не так. От него то и дело приходили волны беспокойства и тревоги. Спустя пару дней, пришла волна отчаяния и я испугался. Потянувшись через нашу связь я быстро сообразил что физически с ним всё в порядке, а вот душевно, что-то сильно терзало его.
   Местный правитель заметил моё беспокойство и я поведал ему о своих страхах. Он разумно предложил связаться с тобой, если у тебя есть специальный артефакт.
   "На этом месте рассказа я невольно коснулся серьги в своём ухе."
   На связь ты вышел не сразу, но когда я услышал твой голос у меня от сердца отлегло. Однако по мере твоего рассказа кровь в моих жилах холодела. Неужели кто-то задумал переворот?
   Ты рассказывал что увидел ауру одного из дэвов, а затем в погоне за реликвией уловил её остаточный след. С помощью одного из ритуалов и магов Эстелане, нам удалось воссоздать картину и увидеть прошлое этого дэва, а так же запечатать его в кристалле как доказательство вины. Но не только это мы увидели в его прошлом, он очень сильно желал смерти одному из своих соратников и план был бы давно приведён в действие, если бы ему не мешал один неуёмный дракон, который всё время путал планы.
   Присланный тобой слепок ауры очень помог, единственное что мы так и не успели выяснить, это второго заговорщика, он был гораздо умнее и постоянно скрывал своё лицо, а имя оказалось фальшивкой. Однако и ему ты умудрился напакостить, когда принц Науро так и не вернулся в родные пенаты.
   По обговоренному с тобой плану мы были готовы оказать поддержку в случае возникновения войны или в случае мира быстрого переброса принца к отцу. В момент вашего появления в лагере дэвов, кристалл был передан королю Деосу с сопутствующими объяснениями. Арэ был схвачен в момент попытки побега, но напрочь отказался выдавать союзника, так что второй нам пока не известен. Если бы Дантелион в тот момент оказался в Авесте, Арэ сделал бы что угодно лишь бы убить его, поэтому ты поступил очень мудро забрав его с собой.
   На этом пожалуй и всё.
  
   На пару минут повисла тишина.
   - За что? - Мы поняли суть вопроса дэва.
   - Зависть. Арэ двигала банальная зависть к тебе и твоему успешному продвижению по службе, а так же что король тебе благоволил. - Пожал плечами альв.
   - Но когда ты всё это успел провернуть Глетиэль, я ведь постоянно был с тобой рядом. - Удивился Данте.
   - Ну вообще-то не всегда. - Робко улыбнулся я. - Иллюзия того что я с тобой был днём, кстати весьма качественная Рен.
   - А то, совместно с магами творили по твоей просьбе. - Рассмеялся альв.
   - Так это что же выходит, ты меня за нос водил! - Изумлённо воскликнул Данте. - Ах ты сосулька чешуйчатая, да я тебе... - видимо он передумал, добавив - когда выздоровеешь.
   - Неужели вам не жалко бедного несчастного дракона, которому и так достаётся от всех и вся? - Я принял вид обиженного ребёнка. Друзья рассмеялись.
   - Выходи уже, прятаться ты не умеешь, топаешь как слон и ветками шуршишь. - Сказал я кустам.
   - Извините. - Сказал Морейн выходя к нам. - Я шёл посмотреть что твориться в противоположном лагере, но случайно услышал ваш разговор и решил не мешать.
   - Не стоит извиняться. - Улыбнулся я и встал на ноги. Сбросил повязку с руки и подвигал её проверяя, следом распутал повязку на рёбрах и вдохнул полной грудью. - Помнишь я обещал тебе?
   Я сделала шаг за забор и завис в воздухе драконом, юноша удивлённо ахнул, послышалась ругань дэва и альва, помянувших мою беспечность в отношении собственного здоровья. На что я лишь тихонько рыкнул и подмигнул Морейну.
   "Подойди к краю малец и по крылу забирайся на меня, ты ведь хочешь прокатиться на драконе. - Посмотрел я на юношу в упор."
   Я стремительно набирал высоту, парень вцепился в наросты на моей спине и периодически кричал от восторга. Мы то взлетали, то падали, то стремительно неслись над самыми кронами леса. Пару раз мы пролетели совсем близко к земле над самым лагерем, чем перепугали половину дэвов. Наконец я плавно приземлился между обоими лагерями и подставил парню крыло помогая спуститься. Ноги его подкосились и он упал на колени рядом смеясь в голос от счастья.
   - Показушник. - Фыркнул совсем рядом с нами Рендариен и я слегка дыхнул ледяной крошкой у самых его ног. - Морозильник с крыльями.
   Все дружно смеялись и веселились, перемирие было достигнуто, с утра оба лагеря должны были сняться и отправиться по домам. Вечер прошёл в весьма дружественной атмосфере, возле общего костра сидели и дэвы и двуипостсные и травили байки. Пересытившись смехом я отошёл в сторону, перекинулся в дракона и замер.
   Земля подо мной стала жидкой и постепенно затягивала меня в себя. Я пытался вырваться взмахивая крыльями, но из земли вырвалось что-то на подобии лианы и скрутилось вокруг моей шеи. Я рыкнул во всю мощь привлекая к себе внимание.
   Спустя пару секунд ко мне почти подбежал альв, но в ужасе остановился у края затягивавшего меня болота, не имея не малейшего понятия что именно происходит. Там же я увидел Данте и остальных. Мне пытались помочь, но тщетно. Я видел боль и отчаяние на лицах друзей, видел стремление помочь и сопереживание на лицах остальных, пока тьма не сомкнулась над моей головой лишая меня сознания.
  
   Тьма, беспросветная и холодная, даже для меня. Сознание словно дрейфует на волнах. Нет желания дышать, нет смысла жить, всё тщетно. Мимо проплывают образы мой жизни, но они столь далеки от меня, я почти забыл их. Здесь нет боли, лишь спокойствие и покорность судьбе. Зачем я выжил? Зачем продлил свою агонию? Нужно было давно сдаться, нужно было умереть.
   Следом сознание болью пронзает образ длинноухого юноши с аристократическими чертами лица. Острый нос, чётко очерченные скулы и губы. Бледная кожа придаёт особую красоту глазам цвета расплавленного искрящегося лазурита. Золотистого цвета волосы уходящие ниже талии. Высокий, грациозный и элегантный. Необычайно юное лицо и печать мудрости в раскосых глазах. По его левой скуле вниз к шее и дальше уходил рисунок саламандры, резко сменившися иным рисунком на предплечье. Теперь саламандра переплеталась с драконом.
   Он смеётся и в моём сердце становиться теплее. Я понимаю, что ради него я должен помнить, ради него я буду продлевать свою агонию, ради него я хочу жить. Тьма на мгновение расступается, словно напуганная таким острым желанием, но лишь для того чтобы вернувшись с удвоенной силой укротить меня. Но я не забуду.
  
   Боль отступает, оставляя вокруг что-то липкое. Веки не слушаются, сердце едва бьётся в грудной клетке, но я всё ещё помню. Я помню тебя Рендариен. С огромным трудом мне удаётся открыть глаза, но в следующую секунду я вновь их закрываю, чтобы только не видеть.
   - Смотрю ты пришёл в себя и даже не поддался действию яда. Браво дракон, я восхищена, не зря о тебе столько говорят. - Похлопала она в ладоши.
   "Ещё одна поклонница." - Фыркаю я, а самому до ужаса страшно.
   - О да дракон, можно и так сказать. - Усмехается женщина. - Ну что же ты, открой глаза.
   Меня ударило магией, заставляя глаза широко открыться. Мне страшно. Словно бабочка я вижу в паутине паука, замотанный ей от кончика хвоста по самые уши, лишь глаза виднеются. Попытка двинуться привела лишь к тому что паутина крепче опутала моё тело.
   Я нахожусь в очень большой пещере, где натянута паутина на которой поместился крупный дракон. Справа от паутины стоялит красивая женщина в красном облегающем тело платье в пол. Двуипостасная. Видимо она и была сообщником Арэ, в таком случае что ей нужно от меня? Если только она не решила отыграться на виновнике провала. Чёрт, тогда я попал, в принципе я уже попал так, что хуже и можно, но не желательно.
  

Глава 15

"Одна ночь"

  
   Лёгкий шелест платья и она оказывается слишком близко ко мне. На её лице читаются неприязнь и гнев. Она не ненавидит меня, просто презирает. Вмешавшись я спутал ей карты.
   Женщина очень красива, но что-то в ней резко отталкивает. Среднего роста брюнетка, с приятной глазу фигурой и милым личиком, если бы не сквозившая в глазах цвета аметиста злость и отвращение к миру и всем его обитателям. Даже не смотря на парализовавший меня страх я не смог отказать от лицезрения её пышной груди.
   - Мужчины, даже в момент смерти вы думаете совсем не той головой. - Усмехнулась она и резко вскинула руку.
   Боль... боль сковавшая тело. Заставляя его измениться, приняв вторую ипостась. Паутина резко стала свободнее, но лишь на мгновение, вновь туго стянула тело. Теперь в человеческом теле пещера кажется мне громадной и мне страшно.
   Я не боялся раньше, но сейчас я хочу жить. Её паутина блокирует мою магию, да и яд в крови не позволяет трезво мыслить. Она приближается всё ближе и её губы накрывают мои. Я сильнее стискиваю челюсть, но её присутствие дурманит и тело не слушается, отвечая на её ласку. С каждым поцелуем разум покрывает дымка. Я хочу её, жажду обладать эти телом, мои руки непроизвольно тянутся к ней, но я скован.
   Оторвавшись, она смотрит в мои затуманенные ядом и похотью глаза и по пещере разноситься её звенящий смех. Паутина ослабляет хватку и вскоре вовсе исчезает. Свобода.
   Её тело манит меня, сейчас больше не существует ничего, кроме мягких губ и возбуждения. Она позволяет мне прижать себя к стене, мои руки лихорадочно шарят по её телу. Отстранившись она плавно снимает с себя платье и остаётся совершенно обнажённой. Кровь закипает в жилах и я с удвоенной силой набрасываюсь на столь желанное тело. Она страстно стонет и извивается подо мной, с трепетом отзываясь на каждое прикосновение. В этот момент её глаза такие же мутные как и мои, в них больше нет злости и отвращения, лишь желание. Нас охватывает жар, который всё разгорается, пока не достигает апогея и мы измождённые и счастливые не затихаем, после столь бурного действия.
   Уже засыпая в её тёплых объятиях, я чувствую тревогу где-то на грани сознания, но измученный организм не обращает на это внимания.
  
   Проснулся я внезапно, сел и огляделся по сторонам. Вокруг было пусто и ничто не говорило о том что всё произошедшее мне не приснилось. Лишь хранивший ещё тепло камень рядом со мной, доказывал, что я не совсем сошёл с ума. Поднявшись на ноги я нашёл свою одежду и успел одеть штаны, когда в пещеру ввалились двуипостасные и дэвы. Я замер, оглядывая столь колоритную компанию, но не успел опомниться как с разных сторон ко мне подоспели Дантелион и Рендариен, а следом за ними рядом оказался принц Науро.
   Сначала меня всего ощупали, убедившись, что физически мне вреда не причинили, и лишь затем их смутил мой полуголый вид. Нахмурился Рен заподозрив неладное, опешил Данте, а принц Науро с тревогой смотрел на меня. Так мы и стояли переглядываясь, пока за моей спиной не раздался кашель и оглянувшись я не увидел Садона.
   - Я бы промолчал, но мы с ног сбились пока искали тебя, а ты тут в таком виде. - Он окинул меня взглядом с ног до головы и мне вдруг стало стыдно, на щеках появился румянец. - Что произошло, Глетиэль?
   - Давайте сначала выберемся из этой каменной могилы, а потом завалите его вопросами. - Встал на мою защиту альв, накидывая на мои обнажённые плечи тончайший плед альвийской ручной работы. Невесомое тепло окутало меня и я сам не заметил, как отключился. Меня ловко подхватил на руки и вынес из пещеры Дантелион.
  
   Проснулся от прикосновения к плечу и тут же вздрогнув резко сел, чем напугал сидящего рядом Науро. Находился я в палатке, видимо после моего исчезновения лагерь так и не снялся с места. Откинув полог внутрь вошёл Ивейн, но увидев меня пришедшего в сознание, замер на месте. Я не успел сказать и слова как он вышел, чтобы спустя пару минут вернуться с целой делегацией в виде Садона, Рендариена, Дантелиона и ещё пары дэвов и двуипостасных, которые оказались лекарями.
   Все напряжённо молчали покуда меня в четыре руки осматривали.
   - Общее истощение организма. - Констатировал один из них и с ним согласились остальные. - Рекомендуем усиленное питание и покой в ближайший месяц. В организме остался яд, но его количество не опасно для жизни.
   На этом они покинули палатку, оставив меня наедине с молчаливой компанией. Глядя на их серьёзные лица, мне стало гораздо страшнее чем с двуипостасной-паучихой. Пять пар глаз внимательно и напряжённо рассматривали меня, а я чувствовал себя словно маленький. Как раньше, когда совет драконов так же смотрел на меня после очередной проделки, пока отец обещал, что такого больше не повторится. Недоверие и разочарованность были во взгляде каждого. Чем я мог так разочаровать их? Неужели найдя меня, они подумали, что я сам спланировал это, дабы привлечь к своей персоне побольше внимания или просто хотел сбежать от них?
   - Рен!? - Но даже в его взгляде я видел разочарование.
   Поднявшись на ноги я прошествовал мимо застывших монолитами друзей и вышел на улицу. Царила ночь и всё такая же прекрасная луна ровным светом заливала землю. Лагерь жил своей жизнью. Я чувствовал их нетерпение и раздражение. Они уже давно вернулись бы домой если бы не я, вина кольнула моё сердце, я обернулся и взглянул на поджавших губы и наблюдавших за мной существ и побрёл вперёд.
   Меня не пытались остановить, даже окрикнуть не пытались. За мной молчаливыми тенями следовали остальные. Выйдя за пределы лагеря я обернулся и тихо выдохнув "спасибо за всё и простите", драконом взмыл в небо. Они кричали, но я не обращал на это внимание. Крылья несли меня вперёд, разум метался в непонимание. Чем я заслужил это? Почему глаза альва были такими холодными, глядя на меня?
   Мотнув головой я упорно отодвинул мысли прочь. Не время и не место размазывать споли по морде. У меня своя цель и мне предстоит достичь её. Летел я пока крылья держали меня, направляясь к асурам. Помимо портала в Оплоте Света, это было единственное государство обладавшее своим.
   Если я появлюсь в Оплоте, меня сразу же повяжут и сдадут Сумеречному городу, а так у меня оставался хотя бы призрачный шанс вернуться на свой материк и добраться до Проклятых земель. Силы покинули меня внезапно и рухнув вниз, сметя деревья под собой и поранив крыло, я не стал сопротивляться навалившейся внезапно темноте. Закрыв глаза я погрузился в спасительны сон.
   Меня не терзали кошмары, я вообще не видел ни одного сна, просто открыв глаза увидел перед собой золотые доспехи. Следом взгляд мой проследовал выше и я увидел разгневанное лицо смотрящего на меня в упор дэва. От нахлынувших чувств я зажмурился, но почувствовав тепло коснувшейся меня руки открыл глаза. С недоверием смотря на странную иллюзию.
   Видение погладило меня по морде, а следом ударила, вложив в удар всё разочарование и усталость накопившиеся в нём. Непроизвольно лапой я потёр ушибленное место и резко поднявшись на лапы уже собрался взлететь, когда моего слуха коснулся тихий разочарованный голос альва.
   - Может хватит?
   Я поморгал, пытаясь привести сбитые с толка мысли и чувства в порядок.
   - Глетиэль, хватит убегать от нас, мы загнали лошадей пытаясь настигнуть тебя и ехали всю ночь. - В голосе его действительно чувствовалась усталость. - Если ты сейчас улетишь, мы не успеем нагнать тебя снова.
   - Но зачем? Зачем вам нагонять меня, ведь ещё в лагере вы ясно дали понять, что не хотите меня видеть. - Воскликнул я.
   - В лагере ты спал, а затем встал и умотал ко всем асурам, мы и глазом не успели моргнуть. - Услышал я голос дэва. - Хорошо Рен чувствует тебя и понял, что произошло что-то не то. Мы седлали лошадей и всю ночь гнались за тобой, пока альв не сказал что ты наконец остановился.
   - Когда мы нашли тебя, ты безмятежно спал. Мы успели разбить лагерь, а когда я подошёл проверить всё ли в порядке ты открыл глаза. - Он опустил голову. - Я не смог сдержаться после всех твоих выходок, прости.
   - Может ты объяснишь, что произошло Глет? - Мягко подошёл ко мне альв, но я шарахнулся от него.
   Я смотрел на них словно загнанный в угол зверь и не верил. Что из всего произошедшего правда? Кто сейчас стоит передо мной, кого я видел в лагере и реальна ли девушка? Видимо я окончательно потерял разум.
   Пока я прибывал в раздумьях на мою морду легли тёплые руки альва, а глаза наши встретились. Я знал его совсем не долго, но столько отчаяния выражал этот орган чувств, что у меня не поднялось крыло улететь. Окаменев я позволял его рукам скользить по чешуе, даря тепло. С другой стороны неслышно подошёл дэв и повторил манёвр. Теперь уже четыре руки скользили по мне, слегка поглаживая. Моё сердце дико стучало, я не понимал, что происходит. Наконец не выдержав я превратился в человека, почти невесомо оседая на траве. Дэв притянул меня к себе, опуская голову на колени, а следом я почувствовал тёплые руки на своей спине.
   Всхлипывая я ронял слёзы. Неровным светом выхватывала наши силуэты луна, не такая большая и красивая как на территории двуипостасных, но её мягкий свет успокаивал, как и тёплые руки зарывшиеся мне в волосы, поглаживающие спину и вздрагивающие плечи. Их тепло окутывало меня, пока я окончательно не успокоился, но даже после этого мне не позволили подняться. Сильные руки прижали к себе и успокаивающе зашептал мне на ухо голос дэва.
   Какое-то время позволяя убаюкивать себя, я чувствовал защищённость и спокойствие, которые мог испытывать лишь в детстве рядом с матерью. Но постепенно осознание собственной слабости начало бесить меня. Я оттолкнул заботливо держащие меня руки и встретился с мягким золотом глаз дэва, вся моя злость испарилась видя его желание позаботиться обо мне. Рядом сидел альв легонько касаясь меня руками, а в глазах его застыла боль.
   Отстранившись я сел и притянул их обоих к себе, не позволяя оттолкнуть, они и не старались. Так обнявшись мы какое-то время сидели молча, думая о своём. В какой момент альв стал мне настолько родным, я знал, а вот дэва упустил из виду. Я хотел спасти его жизнь и отпустить, но теперь не смогу. Эгоист. Даже зная, что они погибнут вместе со мной я не смогу жить без них. За слишком короткий срок они стали мне семьёй. Исида обещал помочь мне ещё три раза, значит два из них я сохраню, чтобы конце спасти их жизни. Я не позволю им погибнуть вместе со мной.
   - Я есть хочу. - Сказал я разрушая магию ночи окутавшую нас.
   Ответом мне был обоюдный смех. Оказалось альв успел приготовить ужин, но тот давно остыл, пока мы предавались сентиментальностям. Пришлось сходить за хворостом и вновь развести костёр.
   - Спасибо. - Проговорил я, не отрывая взгляд от огня, пока мы ждали.
   - Ты расскажешь нам, что же случилось в лагере, что ты так резко улетел прочь? - Альв тоже смотрел на огонь, не поднимая на меня глаз.
   Я рассказал, начиная с момента когда я очнулся в пещере и заканчивая тем как рухнул здесь. Они долго переглядывались не веря, а затем сошлись на одном "яд". Именно он вызвал такое странное восприятие реальности. Я спросил всё ли нормально с лагерями двуипостасных и дэвов и получил от Данте утвердительный ответ. Они должны были разойтись сразу после отъезда альва и Дантелиона, которые извинившись за моё поведение отправились в путь.
   Они боялись не успеть, боялись что направление Рена окажется неправильным, но увидев моё тело оба резко выдохнули и не сговариваясь обнялись. Я жив и в относительной безопасности, они смогли нагнать меня. Разбив лагерь они ждали моего пробуждения, но я мирно спал, пока дэв не приблизился и не коснулся меня. Рендариен и раньше догадывался что из-за моего прошлого у меня проблемы с прикосновениями, но чтобы до такой степени, даже он не подозревал. Когда я уже собирался удрать от них, он чисто импульсивно выдохнул "может хватит?", но это остановило меня.
   Дальше всё происходило спонтанно, каждый старался дать мне частицу своего тепла, дабы согреть. Они не знали, как много дали мне в тот момент, как изменили моё отношение своим поведением, как по настоящему согрели оледеневшее сердце.
   - Слушай Глет, ты на будущее запомни, чтобы не случилось мы не отвернёмся от тебя. - Произнёс дэв жуя.
   - А мне так вообще, нет смысла отказываться от тебя, ведь мы связаны покрепче родственников. - Вторил ему жующий альв.
   - Теперь ты наша семья. - Проговорили они одновременно и замерли.
   - Я тоже считаю вас своей семьёй. - Приглушённо ответил я.
   Мы ещё какое-то время разговаривали о совершенно посторонних вещах, стараясь больше не касаться темы отношений, а после улеглись на ночлег. В ту ночь спалось мне особенно спокойно.
   Утром меня разбудил бодрый голос Рена. Альв был свеж и полон сил, словно за эту ночь у него с плеч гора упала, мы с дэвом негласно были согласны с ним. За эту короткую ночь многое между нами изменилось и теперь уже никогда не станет прежним.
   Я весело наблюдал за перепалкой дэва и альва, в очередной раз не соглашавшихся о дальнейшем плане действия, пока они вопросительно не повернулись ко и мне не пришлось с громким смехом ретироваться с места ночлега. Уже на бегу меня настиг дэв и мы покатились по траве. Когда катание наконец-то прекратилось над нами завис альв и мы согласились на все его доводы, ибо животы уже изрядно болели от смеха.
   На этой весёлой ноте мы позавтракали и оседлав лошадей отправились в путь.
  
   Путники неслись навстречу судьбе, ещё не зная о её кознях и поэтому весело улыбаясь. Периодически их накрывала огромная тень и они знали, что он рядом, и не бросит их, а они его. Так зарождалось нечто большее между тремя совершенно различными существами.
   Некогда безалаберный и беспечный принц светлых альвов, полностью изменил своё отношение к жизни и теперь мудрость в его раскосых глазах была осмысленной.
   Некогда добродушный и жизнерадостный дэв, увидел, что жизнь не всегда состоит лишь из светлых тонов и как иногда не справедлива она к своим детям.
   Ледяной, чьё сердце было покрыто инеем, увидел, что в мире имеет место любовь и нежность, хоть они и обошли его в большинстве своём стороной. Но сам ещё не понимая до конца, он уже любил этих двоих, за которых готов был отдать всего себя.
  
   Они неслись в даль, оставляя позади невзгоды, а впереди их ждали приключения гораздо большие и опасные, нежели виденные ими ранее. Каждый думал о своём, но сердца их звучали в унисон, откликаясь друг другу. Эта маленькая ночь изменила сразу три жизни, доверив их судьбы друг другу. Им никогда уже не стать прежними, да и спроси каждого из них, они бы не захотели этого.
   Лёгкость царившая в их душах, окрыляла, позволяя им парить над жизнью. Каждый из них по своему любил и был любим. Наверное именно это называется дружбой. Готовность жертвовать собой за того, жизни без кого ты не представляешь. Заботиться о благополучие другого, как о своём собственном, и никогда ни о чём не сожалеть. Отдавая всего себя без остатка.
  

Глава 16

"Теряя небо"

  
   Кони резво несли их, унося прочь от территории дэвов в сторону Долины Слёз. Путь наш лежал в Фэйну, городу демонов-асуров. Городу славившемуся своей ненавистью к иным расам, кроме двуипостасных. Путь предстоял не близкий и я искренне сомневался, что как только мы пересечём границу, то сможем разжиться снедью, поэтому пришлось приобрести ещё одну лошадь и сгрузить на неё провиант требуемый для путешествия.
   Пошёл дождь, превращая дорогу в жижу, кони то и дело оступались и пришлось сделать привал. С высоты я видел, что спутники остановились и о чём-то усердно ругаются. Приземлиться на узкой лесной дороге и не смести кучу деревьев я не мог, поэтому пришлось мысленно спросить Рена что именно происходит.
   Он витиевато выругался, но ответил, что лошадям сложно идти по размытой дороге. Я выслушал его доводы, взмыл в небо, и впереди увидел деревню. Дым от печных труб поднимался вверх. О чём я сообщил Рену, но по его молчанию догадался, что он не совсем одобряет эту идею. Уже вторые сутки мы путешествовали по территории асуров, а встречающиеся поселения принимали нас крайне негативно. Попросив их двигаться вперёд я полетел в деревню, дабы попытаться договориться.
   Завидев меня редкие, спешащие по своим домам местные жители, указывали пальцем в небо и ещё больше ускоряли шаг. Я приземлился перед деревней и сменив ипостась двинулся вперёд, не смотря на хлеставший по лицу дождь. Мне нужно было скорее покинуть улицу, иначе вода оседавшая на мне превращалась в лёд. В ипостаси дракона он просто скатывался с гладкой чешую, а сейчас же волосы мои сосульками висели. Таверна оказалась близко и я сразу же двинулся к ней. Уже на ходу отогревая замёрзшие пальцы я направился к стойке, за которой мужчина весьма большой комплекции недобро осматривал меня и протирал кружки.
   - Здравствуйте, о темнейший. - С поклоном проговорил я, чем вызвал недоумение. - Не подскажите, возможно ли у вас снять комнату.
   - Свободных комнат нет. - Сразу же отрезал он. Я оглядел пустой зал. Либо все постояльцы резко страдали сонливостью, либо их просто не было.
   - Это не так. - Уверенно заявил я.
   - Господин изволит сомневаться? - Прищурился он, в недобром оскале показав белые ровные зубы.
   - А господин может чем-нибудь вам помочь взамен предоставления ночлега, не без оплаты конечно? - Так же прищурился я.
   Уже на подлёте к поселению я видел нежить встающую из могил и легко догадался об их намерениях. Я мог бы помочь, но даром делать этого не стану. В моих глазах была уверенность в своих силах и стоявший за барной стойкой асур сдался. Опустив руки он поведал, что каждую ночь их деревня подвергается нападению нежити, а всё из-за того, что одному из некромантов приглянулась дочка местного старейшины. Девушка была против такого внимания и вот уже около полу года вся деревня страдалет.
   - Я знаю правила асур, но если я избавлю вас от некроманта, вы позволите нам остаться на два дня? - Серьёзно посмотрел я на него.
   - Если господин избавит нас от нечисти, то наша деревня всегда будет рада появлению господина. - Ухмыльнулся он.
   - Тогда не прогоняй двух мужчин, которые скоро здесь появятся. - Сказал я разворачиваясь. - И подай им вина пожалуйста, дабы они не простудились, а я принесу вам голову некроманта, или сложу свою. - Уже у двери добавил я выходя на улицу.
   Я не видел удивления на лице асура и не слышал тихого смешка. Уже не один путник сложил голову пытаясь остановить некроманта. За пределами деревни я взмыл в небо и шепнул Рену, чтобы они направлялись в деревню и ожидали меня на постоялом дворе, хозяина я предупредил. На что от альва пришла волна беспокойства и я сразу же предупредил его, что дело плёвое и я быстро с этим справлюсь.
   Пролетая над лесом я видел некроманта в мокром балахоне а так же нечисть подминаемую им. Сделав круг я зашёл на бреющий и ударил ледяным огнём. Дождь сопутствовал мне. Поднятая им нежить глыбами замерла примороженная к месту, привлекая взгляд бесцветных глаз ко мне. Глядя на ЭТО обтянутое балахоном я искренне понимал дочь старейшины, я бы тоже всем чем можно отмахивался от заискиваний такого типа. Он сам походил, на одного из поднятого им полуразложившегося скелета.
   Ринувшись вниз я попытался достать некроманта, но вместо него в моих когтях оказался один из зомби. Вздрогнув я мигом выбросил эту пакость и зашёл на новый круг, ситуация повторилась. Опустившись на землю я встретился с бесцветным взглядом и моя воля начала угасать.
   Поняв задумку я резко дёрнул головой и передо мной предстал облик альва, что заставило чужую волю отступить. Некромант вскрикнул и по виску его заструилась кровь. Я подошёл ближе и увидел в глазах его ненависть. Большую часть зомби я смёл по дороге, остальных задевая хвостом уже остановившись. Костлявыми руками он обхватил мою голову и прошептал мен а ухо нечто на незнакомо языке, а затем я оторвал ему голову и все оставшиеся мертвецы прахом осели на землю.
   Я сделал пару шагов прежде чем меня замутило. Не скоро я смог выбраться из кустов. Однако нужно было спешить, поэтому я взмыл в небо превозмогая терзавшее меня недомогание. Уже у самой деревни я сменил ипостась и войдя в здание кинул хозяину голову Некроманта, а затем потерял сознание.
  
   Приходя в себя, уже в который раз, я чувствовал себя какой-то елейной барышней, сознание которой не выдержав напряжения меркнет при любой возможности. Что странно, голова не отозвалась болью, сознание было чистым, так какого на этот раз?
   Я лежал на кровати, накрытый тремя одеялами, не смотря на то что в комнате было достаточно тепло. Попытавшись подняться на ноги я споткнулся, рухнул на пол и встретился с мутными ото сна глазами Рена. Почему он спит на полу рядом с моей кроватью? Где Дантелион? Ответ на последний вопрос ворвался в комнату, как только я о нём подумал, едва не снеся хлипкую дверь с петель.
   Оглядев нас валяющихся на полу, он спрятал меч и протянул мне руку помогая подняться на ноги. Альв поднялся сам и недовольно сопя вышел из комнаты, кутаясь в одеяло. Мы переглянулись с дэвом и он пожал плечами.
   - Что произошло? - Вопросительно уставился я на дэва. - Последнее что помню, как оторвал голову мерзкому некромантишке и...
   - ... - Выругался Данте и я прямо физически ощутил, что он неимоверным усилием воли сдерживается, чтобы не двинуть мне по лицу.
   Взяв себя в руки он протянул их ко мне, пытаясь снять с меня тунику. Брови мои поползли на лоб от такой бесцеремонности, я резко оттолкнул дэва и вскочив на ноги прижался спиной к стене. С какого вдруг у Данте изменились предпочтения в сексе, и с каких пор я числюсь в этом списке. Может я просто ещё не пришёл в себя, но на этот раз яда в моей крови не было. Он надвигался на меня, а я замер словно мышь перед змеёй, смотря в золото его глаз и теряясь в догадках. Когда он уже почти вплотную подошёл ко мне, в комнату вошёл альв и замер там, где стоял, от такой немой сцены. Он переводил взгляд с меня на Данте и видимо не мог сложить два и два, впрочем, как и я.
   - Что здесь происходит? - В его голосе звенел гнев и недоумение.
   - Сам бы хотел узнать. - Пискнул я и воспользовавшись заминкой дэва, проскользнул мимо, прячась за спиной альва.
   - Данте, ты что решил...
   Данте покрутил пальцем у виска, отметая неразумные выводы пришедшие в голову Рена. Осознав, что только чуть не произошедшее я попятился, но альв поймал меня за руку и толкнул на кровать.
   - Да какого здесь происходит? - Крикнул я и попытался удрать от них, но меня быстро прижали к кровати и ловко стащили тунику.
   В этот момент я усомнился в разуме друзей и тяжело сглотнув расслабился в их руках. Нужно усыпить бдительность и уносить отсюда хвост, пока эти два извращенца ничего мне не сделали. Тонике пальцы Рена коснулись моей кожи, там, где билось сердце. Я не смог вынести даже этого. Резко двинув в нос альву, я со всей дури оттолкнул дэва, который свалился с кровати, и рванул прочь из комнаты. Уже почти на лестнице меня поймали и потащили обратно. Я отбивался, но дэв крепко держал меня в капкане рук.
   Он втащил меня в комнату и отпустил. Обернувшись я ударил в солнечное сплетение, отчего дэв крякнул и осел на пол. Оглянувшись я увидел приближающегося ко мне альва, на лице его была кровь, а в глазах злоба. В руке его был маленький огненный шарик, готовый в любую секунду сорваться. Побледнев, я пятился пока ноги не подкосились об оказавшуюся на моём пути кровать. "Откуда начали там и закончили" мелькнула мысль и на меня навалились сразу оба тела плотно прижимая.
   - Лежи спокойно и не двигайся, нечисть. - Прошипел альв и его пальцы вновь коснулись моей кожи.
   - Да чтоб вам один гномихи из баб попадались, извращенцы. - Дёрнулся я, но сильные руки крепче зафиксировали меня. - Совсем уже обезумели, на мужиков кидаться?
   Они синхронно переглянулись, пару раз моргнули и вдруг рассмеялись, утирая с лица слёзы. Когда приступ смеха прекратился, на меня посмотрели уже серьёзные глаза Рена.
   - Глет, это ты? - Спросил он.
   - У тебя совсем с глазами плохо альв? - Зло оскалился я. - Мало того, что мужика, от бабы отличить не в состоянии, так ещё и друзей не узнаёшь. Слезь с меня Данте.
   Тяжесть с меня моментально исчезла, а я так и лежал совсем ничего не понимая. Следующим моим желанием было скорее покинуть комнату и оказаться подальше от этих двоих, но я сдержал порыв и поднявшись встал напротив притихших друзей.
   - С каких это пор я стал нечестью? - Глаза мои словно две льдинки сверкали от ярости. - Ладно это ещё пол беды, но вот путешествовать с вами дальше я отказываюсь. Мне страшно после таких выходок поворачиваться спиной, не то что спать рядом. А то вот так заснёшь, а проснёшься под одним из вас.
   - Глет, успокойся. - Альв устало потёр виски, но смотрел по прежнему в пол.
   - Молчи извращенец. Это не я тебя пять минут назад лапал. - И тут повернувшись я увидел своё отражение в зеркале.
   У меня сразу пропал дар речи. На белоснежной коже груди чёрным расползалось пятно, как раз там, где находится сердце. Не веря своим глазам я подошёл поближе, дабы внимательнее рассмотреть сиё произведение чужого искусства. Это когда же меня угораздило влипнуть в очередную ж..у? В памяти всплыл некромант вцепившийся в мою морду и шепчущий мне на ухо непонятные слова.
   - Глетиэль, мы можем объяснить своё поведение. - Услышал я виноватый голос Данте и обернувшись впился в него глазами.
   - Что думали некромант захватил моё тело или что-то вроде того? - Холодно проговорил я. - А спросить прежде чем нападать у вас мозгов не хватило?
   - Ты всю ночь вёл себя странно, говорил на незнакомом нам диалекте, тебя морозило и ты периодически терял сознание. - Начал дэв.
   - Я остался с тобой пока Дантелион ушёл спать, но ты резко пришёл в себя и напал на меня. - Подхватил альв.
   - Я просто споткнулся об тебя, когда пытался встать. - Вздохнул я.
   - А затем когда я хотел посмотреть, прошло ли чёрное пятно на твоей груди, ты начал странно себя вести и я подумал, что видимо некромант вселился в тебя. - Голос Данте стал совсем тихим.
   - Ага, а теперь я расскажу, как это всё выглядело для меня. Просыпаешься себе и вроде всё нормально, но тут твои друзья начинают грязно домогаться, насильно раздевая. Что я по твоему должен был делать? Расслабиться и получать удовольствие? - Голос мой повысился почти до крика. - Мог бы в конце концов просто попросить меня снять тунику, а не тянуть руки, извращенец.
   - Не обзывайся. - Надулся дэв.
   - Да пошли вы... ОБА на погост нетопырей ловить. - Крикнул я и вышел из комнаты хлопнув дверью.
   В голове шумело, в груди клокотала ярость. Если я сейчас не выйду на улицу, то просто превращусь в здании. Я пронёсся мимо хозяина постоялого двора, не заметив его приветствия и оказался на улице. Полуденное солнце приятно согревало кожу, я так и не оделся. Каково же было моё удивление, когда вторая ипостась не откликнулась. Сколько не старался, даже не смотря на злость, я так и не смог стать драконом. Колени подогнулись и я опустился на землю. Это не могло быть правдой.
   Не видящими глазами я смотрел в синее небо и не сопротивлялся, когда меня подняли на руки и занесли внутрь. Даже когда меня уложили в кровать и накрыли одеялом, глаза мои оставались стеклянными. Шок. Лишь под вечер я пришёл в себя. Мотнув головой, пряча застывшие в глазах слёзы, сполз под одеяло и свернулся калачиком.
   Утром я собрался и успел договорился с хозяином постоялого двора о лошади, когда внизу показались мои спутники. Поблагодарив мужчину за всё, я вышел на улицу, запрыгнул в седло и медленно двинулся вперёд, позволяя спутникам нагнать меня. С тех пор я молчал и был угрюм.
   Два дня они терпели мои выходки и не задавали лишних вопросов, лишь на третий вечер когда мы устроили очередной привал, а я вновь отошёл ото всех, ко мне подошёл Рен. Какое-то время он просто стоял рядом, но наконец не выдержал и попросил показать грудь. Я поднял тунику и показал чёрный узор, который теперь расползся по всей груди и уходил на спину.
   - Нужно с этим что-то делать, пока оно не убило тебя. - Покачал головой Альв.
   - Оно убивает не меня, а дракона во мне. - Я опустил одежду и отвернулся от Рена, смотря на первые робкие звёзды.
   - Ты скучаешь по небу. - Скорее для себя сказал он. - Мне не понять этого, ведь я не дракон, но я чувствую твою боль.
   - Моя магия угасает. - Сорвался неожиданно на крик я и не дожидаясь ответа пошёл в глубь леса, чтобы остаться одному.
  
   Я сидел на поляне и смотрел в такое близкое и одновременно далёкое ночное небо. Ненависть к себе и боль, терзали моё сердце. Я как дурак влип в очередное... Как не крути, а друзья всё время только страдают из-за моей дурной головы. Хотел помочь, помог придурок. Внутренний монолог с собой и само копание прервал шелест листьев за спиной. Я не стал оборачиваться, сначала не заметив запаха дыма исходящего от незнакомца, а когда понял, что что-то было не так, темнота накрыла меня.
   Голова отозвалась болью когда я открыл глаза. У костра сидела фигура, а я был привязан к дереву. Осознав ситуацию я с силой стукнулся затылком об дерево, но тут же зашипел от боли и цветных пятен заплясавших перед глазами. Пока я тяжело дыша старался разогнать беспокойные мысли, рядом со мной опустился мой похититель. Я поднял взгляд и встретился с глазами цвета весеннего неба, лишь затем заметив, что это была женщина.
   Волосы собраны в хвост, одежда вся чёрного цвета, как и волосы, сапоги в пыли. Она зябко куталась в плащ. Если бы не глаза, можно было бы со сто процентной уверенностью сказать, что передо мной асура. Видимо в её крови была примесь.
   От неё исходила аура силы, маг. Пока я с любопытством осматривал девушку, она ловко перерезала верёвки и отошла к костру. Растирая затёкшие запястья я робко двинулся следом.
   Уже несколько минут мы молча сидели смотря на огонь. Меня разбирало любопытство от столь странного поведения.
   - У вас принято так знакомиться с мужчинами, по голове и к дереву привязать? - Полюбопытствовал я, когда понял что сама она не заговорит. - Боюсь моим спутникам скоро надоест меня ждать и они отправятся на мои поиски.
   - И не найдут. - Указала она на разложенные на земле чёрные кристаллы. - Мне нужен был дракон, я почувствовала его когда собирала хворост для ночлега, а затем увидела тебя.
   - Так это у тебя манера здороваться такая. - Язвительно поддел её я, но она не заметила этого и продолжила.
   - После того как я притащила тебя сюда и просканировала твою ауру, то поняла, что ты не дракон. - Эти её слова болью отозвались во мне. - Хотя у тебя и есть магический узор.
   - Жаль вас расстраивать, но не то время вы выбрали, для знакомства со мной. - На этих словах я поднялся на ноги и подняв вверх тунику, показывая чёрный узор на своей груди.
   Поднявшись она подошла ко мне и аккуратно коснулась кожи. Её мальцы были тёплыми, приятно разливая по телу тепло. Кивнув своим мыслям она подошла к лошади и достала из седельной сумки бутылёк с мутной жидкостью. Когда она повернулась и направилась ко мне, блеск её глаз заставил меня содрогнуться. Я отпустил ткань и стал пятится от неё. Видимо мои действия удивили её, потому что она замерла на месте и лишь удивлённо на меня смотрела.
   - Тебя прокляли. Это - она вытянула показала мне бутылёк - поможет тебе или убьёт тебя. - Пожала плечами она и неспешно подошла к костру.
   Затушив его, она собрала черные кристаллы, запрыгнула на лошадь и кинув мне бутылёк унеслась прочь. Ещё долго в ночи звенел её голос и фраза "решать тебе дракон".
   Я сидел и смотрел на звёздное небо, на бутылочку в своей руке и до сих пор ощущал запах девушки, запах костра в осеннем лесу. У меня не было смысла доверять ей, но не было смысла и в обратном. В конце концов если не это, то меня медленно убьёт отсутствие неба, без моего прекрасного зверя.
   Решившись я открыл крышку и решительно влил содержимое в себя. Уже когда рука моя безвольно упала на землю я увидел спешащего ко мне Рена и услышал его голос.
   - Нет Глетиэль, не делай этого. - Он упал рядом со мной на землю.
   Тело моё свело судорогой и выгнуло. В крови словно расплавленная лава, кожа горит огнём, а вместо сердца расплавленный кусок металла. Я закричал и из глаз моих хлынули слёзы. Державший меня альв отдёрнул руки не вынеся жара исходящего от моего тела. Наши глаза встретились, я хотел извиниться, попросить прощение у него за всё, попросить наконец отпустить меня, но не смог. Слова словно не хотели рождаться, я лишь смотрел на него и вновь и вновь тело моё выгибалось от боли волнами прокатывающейся по телу.
   Сколько времени прошло? Может пару минут, а может часов, но я наконец почувствовал, как кожи коснулся прохладный ветер остужая её. Сил совершенно не осталось, поэтому я прикрыл глаза и уснул.
   Разбудили меня прохладные капли падающие на моё лицо. Я лежал на коленях альва, который всё ещё прижимал мою голову к себе и плакал. Собрав силы я поднял руку и коснулся его щеки, стирая непослушными пальцами дорожки слёз.
   - Не плачь Рен. - Альв замер, а затем с новой силой разревелся.
   - Дурак, я так боялся потерять тебя. Что же ты вечно творишь, сосулька чешуйчатая. - Сквозь слёзы проговорил он, а пальцы его сильнее вцепились в меня. - Неужели так сложно понять, что без тебя мне не нужна жизнь.
   Только сейчас я заметил в его прекрасных золотых волосах белую прядь. Так мы и сидели, пока я не услышал рядом тихий шелест и рядом не опустился дэв. Глаза его были печальны, руки он прятал за спиной, но я заметил сбитые в кровь кулаки. Каждый переживает боль по своему.
   Меня подняли на руки, уговорив альва наконец выпустить из объятий. Силы покидали меня и я вновь уснул. Мне снились странные сны, в которых бред смешивался с воспоминаниями и реальностью. Пару раз я просыпался, пил воду и вновь засыпал.
   Раннее утро было когда я проснулся окончательно и первым делом сел и осмотрел свою грудь. Все следы проклятия некроманта исчезли. Асура не обманула.
   Аккуратно выбравшись из под пледа, я отошёл от места привала и обратившись к себе позвал своего зверя. Холодная волна прошла вслед за радостью заворочавшегося и проснувшегося естества второй ипостаси. По коже словно электрические разряды пробежали и вот я уже стою в привычной мне форме дракона. Радость моя была безмерна.
   Посмотрев в такое желанное небо, я оглянулся на лагерь и заметил стоявших неподалёку друзей. Оба улыбались мне, а Рен кивнул в небо и я взлетел.
   Небо, то чего я чуть было не лишился, той эйфории которая накрывает во время полёта и которая не сравнима ни с чем. Свобода. Если у дракона забрать небо, он умрёт от тоски.
  

Глава 17

"Черноволосая асура"

  
   Занимался закат. Ещё на въезде в Фэйн, меня словно током пробило. Поёрзав в седле я списал ощущение на напряжение, но оно повторялось с завидной постоянностью. Я вертел головой по сторонам, пытаясь уловить то, что от меня постоянно ускользало. Друзья ехавшие со мной, постепенно начали задавать вопросы, на которые я не мог дать ответы. Да я сам себя не понимал, пока не увидел в толпе мелькнувшие чёрные волосы.
   Бросив друзьям, что встречусь с ними на постоялом дворе, я спрыгнул с коня и помчался в толпу. Меня просто влекло именно туда, где я уловил запах костра в осеннем лесу, одурманивший меня. Туда где мелькнули тёмные волосы.
   С грацией хищного зверя я пробирался через толпу, норовившую не только оттоптать, но и пощупать всё до чего доберутся. Лёгкий шлейф аромата тянулся через городской базар и уходил в глубь улиц. Словно верный пёс я двигался на запах хозяйки. Долго идти не пришлось, за очередным поворотом, меня прижали к стене и приставили лезвие кинжала к горлу, но я не обратил на это никакого внимания. Её глаза цвета весеннего неба, смотрели в мои и я видел в них смятые простыни и остывающий жар ночи.
   Дышал я через раз, сердце пропускало удары, про кровь прилившую не к тому месту я культурно промолчу. Видимо с ней происходило нечто подобное, потому что без лишних слов лезвие исчезло, так же внезапно как и появилось. Мы так и стояли прижатые друг к другу в свете заходящего светила.
   Я накрыл её губы горячим поцелуем, не предпринимая ничего большего. Не знаю, какой бес в меня вселился, но я безумно влюбился в неё, а может просто был безумно благодарен за возвращённое небо. Я добровольно отдал ей то, что осталось от моего разбитого сердца и израненной души. Она горячо ответила мне и наши губы, словно разлучённые тысячи лет, искали утешение друг в друге. Она одумалась первой и взяв меня за руку потянула за собой, я не сопротивлялся. Если бы сейчас она завела меня в клетку со василисками, я бы лишь мило улыбнулся её капризу.
   Вскоре мы пришли к довольно невзрачному дому, к окнах которого не горел свет. Она быстро вытащила ключ из под стоявшего на подоконнике горшка и затянула меня внутрь, где царила непроницаемая тьма. Больше ждать я не мог, мои руки потянулись к такому желанному телу и наконец нашли его. Притянув её к себе я вновь поцеловал. Она отстранилась, вырвав из моего тела протест, но с меня лишь стянули рубашку и горячие руки прошлись по напрягшимся мышцам. Её губы плавно спускались по моей шее, оставляя дорожку из поцелуев, но я перехватил инициативу. Прижав её к стене я наконец обхватил её груди, которые оказались немаленькими. Я стал покрывать поцелуями её шею, вычерчивая дорожку к груди, мои руки в это время плавно переместились на задние окружности.
   Она поймала моё лицо и вновь наши губы терзал друг друга, пытаясь заполнить пустоту внутри, в то время как руки изучали тела, словно созданные только для нас. Когда одежды совсем не осталось, она потянула меня наверх. Я следовал за ней словно слепой за поводырём, полностью доверяя.
   Войдя в комнату наверху, я услышал её лёгкий, словно перелив колокольчиков, смех и меня толкнули на большую кровать. Следом за мной последовала она. Её бёдра обхватили мои, но я ещё не был в ней, она лишь дразнила. В ту ночь она почти вновь довела меня до безумия играя с моим телом. Никогда в жизни я не хотел ничего, так как её.
   В момент единения, я словно вновь стал прежним, нормальным. Словно и не было двухсот лет ледяного плена. Я пил её словно самое изысканное вино, опьянение кружило голову порой заставляя вытворять с ней самые безумные вещи. Лишь её счастливый смех звучал в ночи, бальзамом лаская раненную душу. Смятые простыни и жар уходящей ночи, отрезвляюще застали меня по утру, смотрящего как она спит.
   Аккуратно встав и надев штаны я приготовил завтрак, стараясь отблагодарить женщину ещё ночью бывшую такой любимой. Казалось вместе с магией ночи пропала и безумная любовь, но осталась нежность.
   - С Добрым утром. - Я аккуратно поставил перед проснувшейся женщиной поднос с завтраком и присел рядом. - Глетиэль, - предугадал её замешательство я.
   - Сайкэра, - едва слышно ответила она.
   - Прежде чем ты начнёшь обвинять во всём меня и себя, скажу, я безумно рад что это произошло. - Я смотрел на неё даже не надеясь предугадать реакцию.
   - Если бы ты ушёл рано утром, я, может быть, и сожалела, но не сейчас. - Отозвалась она, глядя на меня. - Если я не ошибаюсь вновь обрёл небо? Вчера у тебя зрачки становились вертикальными. - Пояснила она, видя моё непонимание.
   - А ты асура, что вполне логично, учитывая, что мы в Фэйне. - Я подошёл к окну и стал разглядывать суетящихся местных жителей, позволяя женщине спокойно позавтракать. - Наши виды не сильно любят друг друга, странно, что мы так потеряли голову. Кстати, я обязан тебе крыльями, чем я могу отплатить тебе?
   - Для тебя такие развлечения в порядке нормы? - С интересом спросила она сменив тему.
   - Были, лет двести назад, но с тех пор у меня не было женщины. Ты первая за два века. - Вздохнул я, всё ещё не отнимая взгляда от окна, о случившемся в пещере, я забыл. Да и спустя какое-то время стал сомневаться в реальности произошедшего.
   - Что же должно было случиться, чтобы заставить красивого мужчину совершенно отказался от женского внимания? - Я услышал шорох простыней и звук босых ног.
   - Я - Ледяной. - Горечь, с которой я это произнёс, оставила свежий след на заживающем сердце.
   Она подошла ко мне, и я притянул её обнимая. Завёрнутая в простынь, обнажённая и беззащитная. Через тонкую ткань я грудью чувствовал её тепло. От неё исходил запах костра в осеннем лесу, он, как и ночью, кружил мне голову. Я вдохнул полной грудью, острее чувствуя и наслаждаясь. Ещё какое-то время мы так и стояли, не сразу я заметил, что она плачет.
   Повернув её к себе, я поднял её лицо и аккуратно вытер слезинки. Мы смотрели в глаза друг друга, словно наполняя пустоту, словно дополняя, соединяли разбитое. Она обняла меня, обвив тёплыми руками, положила голову мне на плечо. Я гладил её прекрасные чёрные волосы, стараясь унять нашу боль.
   - Я не могу иметь детей, поэтому местные мужчины не интересуются мной. - Выдохнула она, заставляя тело моё приятно вздрогнуть. - А на одну ночь уже мне не интересны мужчины. Я смирилась со своей участью, но вчера меня словно магнитом тянуло на базар, казалось, от этого зависит моя жизнь. Когда на базарной площади появился ты, такой холодный и отстранённый, словно айсберг, остальной мир перестал существовать, словно и не было вокруг всех остальных. Испугавшись, я попыталась скрыться на улицах города, но не смогла далекой уйти, поняв, что ты идёшь за мной. - Руки её скользили по моей спине.
   - Примерно так же всё происходило со мной. - Улыбнулся я, наслаждаясь её медленными ласками.
   - Я искала дракона, в надежде с помощью эликсира помочь себе, но это не помогло. Так что, не стоит меня благодарить, я рада что сумела помочь тебе.
  
   В тот день я бросил к её ногам всего себя, но и она сделала то же самое. Мы ещё не раз занимались сексом, валялись на кровати и просто разговаривали, ели, пили, смеялись. В тот день я жил, поистине, может впервые в жизни. Не притворяясь я просто был собой, забыв обо всём в мире.
   На следующий день пришло время уйти, мои друзья уже должно быть потеряли меня. Мы стояли на пороге её дома и прощались. Я не клялся ей в любви, она мне тоже.
   - Прощай Сайкэра и спасибо за чудесное время. - Улыбнулся я.
   - Прощай Глетиэль и тебе спасибо. - Она поцеловала меня в губы.
   Развернувшись я просто ушёл, ни разу не обернувшись. Сам не подозревая, что подарил черноволосой асуре чудо.
  
   Солнце клонилось к закату, но было ещё не достаточно поздно, поэтому народа в таверне при постоялом дворе, было немноголюдно. Друзей я увидел сразу, а вот их состояние меня слегка удивило, оба были в состоянии алкогольного опьянения.
   - Знаешь Глетиэль, порой я совсем тебя не понимаю. - Сказал уже изрядно пьяный альв. - Ты ведёшь себя так словно для тебя ничего не существует, кроме лютого холода в твоей душе.
   - Порой в твоих глазах я вижу бескрайнюю боль. Почему ты ведёшь себя так, словно не ценишь свою жизнь? - Спросил не менее пьяный дэв.
   - Совершая те или иные поступки, мы никогда не думаем, что можем причинить боль, хотя чаще всего так и получается и обычно мы делаем больно самым дорогим нам людям. Мы раним любимых словом или жестом, но это сравнимо с клинком вошедшим в грудь. Слишком поздно осознаём мы содеянное, лишь иногда у нас есть шанс исправить ошибки. Своими руками мы сами убиваем то что нам дорого. - Горько усмехнулся я, пряча глаза от друзей. - Иногда лучше не иметь ничего дорого тебе, тогда не будет боли, лишь бескрайнее одиночество топящее нас в своей темноте. Постепенно с этим учишься жить, но ты уже никогда не будешь прежним. Выбирая из двух зол меньшее, ты всё же выбираешь зло. В конечном итоге уже не важно, что ты выберешь, ведь это всё равно обернётся лишь болью.
   После моей тирады они долго молчали, быть может переваривая сказанное, а может просто зависли. Я не стал дожидаться их реакции и поднялся на второй этаж в свою комнату. Сумки с вещами лежали на кровати, к ним никто не прикасался. Комната был достаточно просторной, без изысков, но чистой и светлой. Справа от входа была ещё одна дверь в которой я обнаружил ванную. Я сбрасывал вещи на ходу, не сильно заботясь о порядке. Маленький бассейн с проточной, но тёплой водой, принял моё тело, позволяя наконец расслабиться.
   Выкинув из головы все мысли, я просто нежился. Спустя час водных процедур пришлось вылезти, меня ждали незавершённые дела. Проходя мимо зеркала я невольно встретился взглядом со своим отражением и замер внимательно разглядывая.
   На коже не осталось ни единого следа от проклятия. Она, как всегда, было бледной и казалась излишне тонкой, настолько что мог разгледеть сеть кровеносных сосудов. Влажные волосы липли к телу, сам того не осознавая от этого я хмурился. Я хоть и набрал вес, похож был на ощипанный труп невинно убиенной курицы, уже успевшей посинеть. Стройное, картинно хрупкое, тело, которое казалось могло сломаться от любого прикосновения, да большие испуганные лазурные глаза, привели меня почему-то в ярость. Сам не заметив я разбил зеркало, попутно порезавшись.
   Шипя и ругаясь я вернулся в ванную и промыл раны, которые уже перестали кровоточить. На костяшках виднелись два неровных пореза, от которых уже к утру останутся воспоминания. Не заморачиваясь на этот счёт я выудил из сумки белые штаны свободного покроя, которые держались на бёдрах лишь за счёт ремня и такую же белоснежную рубашку с лазурным орнаментом на правой части. Обувшись в сандалии такой же цветовой гаммы как и одежда я оглядел себя в зеркало в ванной, которое отражало меня лишь на половину. Слегка растрепав уже высохшие волосы, я остался доволен внешним видом и уверенно покинул комнату.
   Внизу было достаточно шумно и половина из столов были заняты. Слышались крики и смех. Оглянув народ я заметил всё ещё сидящих за столом друзей, но подходить не стал. Вышел на улицу и вдохнул полной грудью вечерний воздух. Последние лучи солнца уступали место ночи, загорались первые робкие звёзды, город зажигал свои огни, а улицы наполнялись новой жизнью.
   Жители Фэйна, предпочитали тёмные тона в одежде, поэтому на меня обращали повышенное внимание, на которое я старался не обращать внимания. Медленно двигаясь в стороны цитадели асуров, я увлечённо разглядывал всё вокруг, поэтому налетев на кого-то сильно удивился.
   Извинившись я стал помогать уже не молодому мужчине собрать рассыпанное им по моей вине холодное оружие. Мне на глаза попался меч, на который я завороженно уставился. Блестела в сумерках обоюдоострая сталь, гарда оружия выполненная из белого металла изображала голову лурна (большая хищная кошка, с огромными клыками, белоснежной расцветки) в глазах которого сияли изумруды. Я словно зачарованный смотрел на это произведение искусства. Лишь когда рядом покашляли я перевёл взгляд на стоявшего рядом мужчину.
   Видимо на лице моём была явная растерянность, что вызвало улыбку, приводя меня в чувства. Передом ной стоял черноволосый асур с короткими волосами. Мужчина был ниже меня на голову, широкоплечий, солидный, ухоженный с плотной фигурой, всё в нём свидетельствовало о силе, лишь плясавшие в глазах цвета весеннего неба озорные чертенята, свидетельствовали, что я в очередной раз не нашёл приключения на свой хвост.
   - Извините. - Выдавил из себя я, протягивая ему приглянувшееся мне оружие, чем вызвал его смех, окончательно смутивший меня.
   Его звали Райтэ, познакомились мы уже по дороге в цитадель, когда он попросил меня помочь. Мы неспешно шли, нагруженные сталью, я вообще удивлялся, как он до этого нёс всё один, если мы вдвоём напоминали навьюченных животных. Оказалось, что меч поразивший меня, его работа. Можно сказать один из венцов его творений. Оказалось передо мной великий мастер клинка, изготовивший не одно великое оружие. На мгновение я замер открыв рот, вновь вызвав приступ смеха.
   По дороге мы разговорились, я поведал ему о цели своего визита в цитадель, а он поведал мне о своей жизни. Когда в его восторженной речи проскочило имя асуры, я первоначально не придал этому значения, но во второй раз не смог удержаться и не уточнить. Оказалось Сайкэра, дочь правителя асуров и внучка Райтэ. Кровь отхлынула от моего лица, а душа скорбно подвывая была остановлена при попытке к бегству из тела. В моих глазах застыл ужас, что не укрылось от замершего напротив асура. Слава богам он не стал меня пытать, лишь поинтересовавшись в чём именно дело.
   Мы стояли уже почти у самого входа в цитадель, ярко заливал улицу светом фонарь, скрывая тенью от меня лицо Райтэ и выставляя мен на его обозрение. Можно было промолчать и не сознаваться, но почему-то мне хотелось рассказать ему обо всём. Я и рассказал, повисла предгрозовая тишина, а затем последовал бурный взрыв смеха.
   - Расслабься. - Похлопал он меня по плечу. - Главное не проболтайся об этом моему сыну Лайрэ.
   Я недоумённо смотрел в его глаза и не верил, но меня подтолкнули в сторону цитадели, не оставляя теперь уже шанса на побег. За последние пару десятков шагов, мне поведали историю Сайкэры.
   Молодая асура влюбилась и сбежала из дома, их разыскали лишь спустя пару месяцев. Оказалось принцесса была в положении, но её не отпускал от себя любовник, оказавшийся тираном. Он буквально приковал женщину в своём доме и подвергал постоянным избиениям, что естественно плохо отразилось на плоде. Когда её спасли и доставили в Фэйн было уже слишком поздно, она потеряла ребёнка и навсегда лишилась возможности стать матерью. Разгневанный отец казнил любовника публично, а отношения с дочерью постепенно становились всё прохладнее. У Лайрэ был ещё старший сын, но того политика совершенно не интересовала, как впрочем и женщины, поэтому единственной надеждой оставались дети дочери, которой на тот момент была уже подобрана пара из Двуипостасных, во имя укрепления мира. После всех знаменательных событий помолвка была расторгнута, а отношения между отцом и дочерью постепенно сошли на нет. Она переселилась из цитадели в город и прекратила всякое общение с королевской семьёй, кроме своего любимого деда. Знавшие всё жители Фэйна стали избегать девушку, поэтому Райтэ так сильно обрадовался, что его внучка хоть на пару дней стала счастливой.
   Стража пропустила нас беспрепятственно, пребывая в некоторой прострации, я послушно следовал за асуром. Пришёл в себя, от резкого звука удара метала об камень, когда Райтэ просто скинул всё что нёс на пол. Последовав его примеру я удивлённо огляделся по сторонам. Мы находились в типичной кузнице, но меня тут же потянули на улицу, а затем к цитадели. Отдавшись на волю асура я переставлял непослушные ноги, стараясь не отставать.
   Напуганные мысли бешено метались в черепе пытаясь найти выход. Я застыл на месте, сделав пару судорожных глотков свежего ночного воздуха, успокаивая мысли и дико стучащее сердце, приводя себя в порядок, уже совершенно спокойно и осмысленно глядя на мир.
   Чувства отступили на задний план, вместе со смятением. На бледном лице появилась решительность, чем вновь вызвала смех асура. В глазах полыхнул лёд, остужая пыл Райтэ.
   - А ты не так прост, как кажешься Глетиэль. - Задумчиво протянул он.
   Я коротко рассказал его, что же именно отличает меня от остальных. Брови его взлетели вверх, он не верил мне, это явно читалось в его взгляде. Сомнения терзали сердце асура, покуда от меня не начал расползаться покрывая землю иней. Подняв руки и вновь улыбнувшись, он бросил короткое верю и двинулся вперёд, побуждая меня к движению.
   Правитель асуров - Лайрэ, нашёлся не сразу. Оказалось у него был приём, что однако не помешало взбалмошному отцу, выдернуть оттуда сына. Недовольство застыло на прекрасном лице, когда правитель увидел меня. Стойко выдержав взгляд холодных глаз, я почтительно поклонился и пожелал всех благ дарованных тьмой.
   - Чего тебе нужно, дракон? - Вот кто сразу раскусил меня и не стал церемониться.
   - Портал до Проклятых земель, можно с пересечённым вектором. - Всё ещё буравя правителя взглядом честно ответил я.
   В комнате нас было лишь трое. Райтэ, Лайрэ и я. Только сейчас я заметил сильное сходство между ними. Сын был копией отца в молодости. Ещё от Лунаэля я слышал истории об асуре мастере клинка, воспоминания резанули сердце, заставив меня поморщиться, однако Лайрэ отнёс это видимо на свой счёт.
   Дальше всё развивалось слишком стремительно, чтобы я успел осмыслить происходящее. В комнату вошли облачённые с ног до головы в доспехи стражи и на опустили на ковёр два, пребывающие в спящем состоянии, тела. Когда до растерянного сознания дошло происходящее, было уже поздно, я почувствовал лёгкий укол в плечо и стал плавно заваливаться на бок. Последнее что я видел, приближающуюся обувь правителя и укор в глазах Райтэ, от действий сына. Уже на грани сознания я слышал обрывки их диалога.
   - Обязательно было так жестоко поступать? - Укоризненно произнёс Райтэ, тяжело вздохнув.
   - Если я не поступлю так, это выльется затяжной войной с Альвами.
   Сознание угасло. Ещё несколько раз я приходил в себя, но сознание воспринималось обрывками.
   Моё тело несут, мелькает пол... темнота... меня плавно опускают на холодную поверхность и я вижу безмятежное лицо дэва напротив, а за собой чувствую присутствие альва... стоя у почти раскрытого портала спорят маги... желудок, сжавшийся от пространственного перемещения... меня опять куда-то несут, но на этот раз рядом нет друзей... скрежет отворяемой решётки, удар тела о плитку пола... темнота.
  

Глава 18

"В гостях у альвов"

  
   Меня подташнивало, темнота неохотно отступала, уступая место головной боли. Яркой вспышкой взорвалась боль, всё таки выворачивая наизнанку желудок. Блевал я долго и методично, а затем отполз на несколько шагов и вновь сознание поглотила тьма.
   Мысли вяло перекатывались, открывать глаз не хотелось. Я знал, реальность мне не понравиться. Однако звук приближающихся шагов заставил меня напрячься. К тому что, отперев со скрежетом решётку, меня рывком поднимут на ноги, организм оказался не готов. Меня повело, вновь грозя встречей с холодным полом, однако этому произойти было не суждено. С обеих сторон меня ловко подхватили и куда-то понесли. Глаза я по прежнему не открывал, даже когда сквозь смеженные веки стал пробиваться свет. Уши улавливали каждый шорох, я чувствовал, что связанный со мной альв напуган, но пока находился в какой-то полудрёме. Свет исчез, прекратив мучить чувствительные глаза. Меня ещё какое-то время несли, щёлкнул замок и моё тело усадили на стул, опустив тяжёлую голову на прохладную поверхность. Послышался шорох, до меня донёсся разговор.
   - Почему он до сих пор не пришёл в себя? Вы точно рассчитали дозу, а то уж больно не живым он выглядит, да и лицо слишком бледное, такое не симулируешь.
   - Мы чётко следовали вашим указаниям, магистр.
   - Хорошо оставь нас и принеси воды.
   Судя по звуку один из оппонентов вышел, тихонько прикрыв за собой дверь. Мою голову приподняли за волосы и тут же опустили обратно, но холодная сталь опоясала горло. Осознавал происходящее я отстранённо, ощущая, что угрозы для жизни пока нет. Прошло ещё какое-то время прежде чем на меня обрушилась ледяная вода, заставляя широко распахнуть глаза и хватать ртом воздух.
   Первое что увидел были большие изумрудные глаза в обрамлении платиновых волос, лишь затем я заметил острые вытянутые уши. Альвы. Тихо выругавшись про себя, я обратил своё внимание к визави, который с интересом меня разглядывал. Что-то в его маниакальном блеске глаз пугало меня до ужаса. Казалось он уже препарировал меня отделив голову от хвоста, непроизвольно поёжившись, я огляделся по сторонам.
   Довольно просторная комната в бело-золотой гамме, из мебели лишь стол, стул и пара кресел напротив. Одно из них сейчас занимал изучающий меня альв. Даже сидя я заметил, что он выше меня. Смазливая мордашка с большими раскосыми глазами, волосы собраны в хвост, но две прядки выпущены и вместе с чёлкой обрамляют лицо. Худое тело закутанное в бардовую рубашку и штаны в цвет, да мантия поверх. На шее, как и на нескольких тонких пальцах были амулеты. Я чувствовал его огромный магический потенциал и старался лишний раз даже не дышать. Маг огня, асуры бы его побрали, с таким резервом я даже пискнуть не успею как он превратит меня в жаркое. Обычно стихийники были самыми противными, но особенно среди них выделялись маги огня и воздуха.
   - Здравствуй, Глетиэль. - Наконец прекратил разглядывание меня любимого маг.
   - Здравствуйте. - Прохрипел я, что странно мне тут же предложили воды. В горле неимоверно першило, словно застрявшие там кошки драли его изнутри. - Простите, не знаю вашего имени. - Уже увереннее проговорил я, когда он убрал кружку с водой.
   - Кельвиэн, магистр Долины Единорогов, советник его величества Глессариэна. - Отрапортовал он.
   - Значит мы находимся в Эльмариэне, где Рен? - Я был спокоен как василиск после трапезы.
   - Принц находится в своих покоях, а второй ваш спутник в темнице. - Уточнил он.
   - Начинайте допрос Кель и пусть ваш правитель не стесняется показаться. - Усмехнулся я, чувствуя за магической преградой присутствие такой же энергии как у Рендариэна.
   - Не перестаю вам удивляться. - Проговорил Глессариэн ступив пред мои светлы очи. Однако исходящая от него угроза, даже меня проняла. Не зря последние пятьсот лет он успешно управлял светлым народом ушастых. Непроизвольно я поёжился от пришедшей волны силы и неудовольствия. - Нужно обладать достаточной храбростью чтобы не поддаться мне и аналогичной глупостью, чтобы похитить моего сына.
   Вот я всегда поражался умениям венценосных особ одновременно поднять тебя до небес и тут же опустить мордой в грязь. Ведь даже не поспоришь, ибо они правы, иначе просто не может быть, если конечно жизнь дорога. Приняв выжидательную тактику, я внимательно за всем наблюдал. Правитель мягко опустился в свободное кресло, за его спиной встал Кельвиэн, а по обе стороны от него появились альвы в золотых доспехах. Открытыми оставались лишь губы, нос и глаза, остальное было полностью скрыто сталью. На груди каждого сверкал герб альвийского государства, вставший на дыбы единорог. И главное лица у всех такие отрешённые, что непроизвольно вызвало у меня смех.
   - Спокойствие. - Поднял руки я в примирительном жесте, звякнув цепями. Я был повязан не только по рукам и ногам, но даже не шее был магический ошейник. Вся амуниция призвана была сдерживать моего внутреннего зверя, но даже без этого я бы не дёргался, пока ничего не угрожало моей жизни.
   - Зачем ты похитил моего сына? - Стальные нотки, я вновь заёрзал на месте.
   - Не похищал я Рена. - Отругав себя за фамильярность к королевскому отпрыску я тут же исправился. - Я не похищал Рендариэна лан Глессариэна.
   Боль возникла внезапно и завладела не только телом, но и сознанием. Выгнувшись я пытался поймать раскалёнными лёгкими воздух, но безуспешно. Натянулись цепи, сознание затопил ужас, но он был не только мой. Отголосок боли принца пришёл внезапно, охладив воспалённый мозг. Зверь внутри, успокоился, вынув когти из моей души и прекратив скалиться.
   Влетел запыхавшийся, весь в золотом альв, и доложил, что с принцем не всё нормально. Далее следовало описание, что же именно не в порядке. Огромным усилием воли сдержав улыбку голодной гиены на своём лице, я продолжал флегматично наблюдать за происходящим. Новости правителя не обрадовали и он резко поднявшись покинул комнату, чтобы спустя буквально десять минут вернуться вместе с Рендарэном. Альв был бледным и выглядел болезненно, интуитивно я поднялся, но звякнувшие цепи отрезвили меня заставив сесть.
   Тело вновь скрутило спазмами, огнём разливаясь по всему телу, Рен застонал, я стиснул зубы, не позволяя крику покинуть глотку. Не доставлю я им такого удовольствия.
   - До последнего я не верил. - Правитель переводил удивлённый взгляд с меня на сына. - Когда отряд вернулся с донесением, я подверг их наказанию. Оказалось они говорили правду. - На его лице было написано удивление. - Мой сын предпочёл ледяного родному отцу.
   - Он выбрал меня, предпочтя помолвке. - Прошептал я, пытаясь совладать с телом.
   - Его что, настолько, не устраивало всё? - Покосился он на сына.
   - Разрешите вопрос лорн Глессариэн? - Уточнил я, дабы вновь не поплатиться за не сдержанность, он спокойно кивнул. - Неужели вы не видели, что сын несчастен? Он сбежал от охраны и если бы я не спас его, он умер на поляне от рук наёмников.
   Рена увели в его комнату. Я много чего ещё рассказал правителю, на что он лишь плотнее сжал губы и посмотрев мне в глаза, приказал увести. Вновь темница, но на этот раз камера была другая, в ней на полу стоял поднос с едой и водой. Кто сказал, что альвы милые создания? Садистов у ушастых явно было больше, или мне настолько неимоверно везло. Следующий же альв казалось старался вытащить мои нервы из под кожи и сделать из них паутинку. Время слилось в чувства боли и отчаяния. Белые одежды давно стали грязными, приобретя неприятный запах. Дни сменялись ночами, полными боли. Не понимаю, чего от меня хотели добиться, но я уже с трудом контролировал себя. Магические кандалы и ошейник не действовали на меня, это я понял ещё в первый день и теперь старался сдержаться не обратившись.
   Железки были предназначены для драконов и были направлены на огонь, которого во мне не было. В любой момент я мог заморозить и раскрошить металл, но сжав зубы терпел, рано или поздно Рену удастся достучаться до отца.
   Во второй раз я оказался в той же комнате, только теперь Глессариэн не скрывался, а сразу присутствовал в комнате.
   - Вы передумали насчёт своего решения? - Сразу пошёл в наступление я.
   - Нет, моему сыну становиться хуже, полагаю это из-за вас. - В его взгляде я увидел отчаяние. - Вы можете пройти со мной?
   - У меня нет ни выбора ни желания отказываться. - Серьёзно сказал я и первым поднялся на ноги, чем удивил всех присутствующих. Предполагалось что оковы должны лишать меня сил. Упс спалился... или нет?
   Не обратив на это должного внимания меня потащили вслед за Глессариэном, я не сопротивлялся. Мы двигались по роскошному дворцу в сопровождение охраны, я не успевал вертеть головой по сторонам, и конечно не заметил когда мы пришли, буквально врезавшись в спину замершего передо мной альва. Белые, расписанные золотым двери распахнулись, открывая моему взору просторную комнату, но осмотреться мне не дали, подтолкнув направо. Следом за гостиной находилась спальня, выполненная в бордово красных тонах. Но в глаз мне бросилось не это, а бледное тело раскинувшееся на широкой кровати с балдахином. Словно в агонии он метался по кровати, тело его горело огнём.
   - Не успели приехать, как его уже почти убили. - Тихо выругавшись я обогнул замершего правителя и быстро оказался у постели друга.
   Расположив руку над телом, я уже знал, то что лишь подтвердилось. Полное истощение, как магическое, так и физическое убивали альва. В этом мире его удерживала лишь связь со мной, давая достаточную пока подпитку.
   - Значит так, у нас есть два варианта. - Сделав на этом драматическую паузу заставившую всех проникнуться, я продолжил. - Или я сейчас иду искать виновного, но в течении пары часов он умирает или...
   После того как железки на моём теле оледенев рассыпались я подхватил почти невесомое тело альва и превратился в дракона, благо размеры комнаты и высота потолка позволяли. Стража замерла встав впереди своего правителя, я же обернул тело крыльями словно коконом и прижал к себе. Это полностью блокирует любую магию и даст ему возможность восстановиться подпитываясь напрямую от меня.
   - Отойдите. - После этого я сплёл магический кокон, погружая нас обоих в целительный сон.
  
   Сон прекратился внезапно из-за лёгкого шевеления альва, старавшегося выбраться из моей хватки.
   - Отпусти Глет, мне в туалет надо. - Тихо проскулил альв, вызвав мою непроизвольную улыбку. На морде большого дракона это выглядело странно, но привыкший ко мне Рен лишь коснулся моего носа и лапы сами собой разжались выпуская его. Когда полностью здоровый альв скрылся за резной дверью санузла, я задумался о судьбе сделавшего это с ним и пришёл в неконтролируемую ярость. Рык вырвался сам собой, нарушая тишину.
   Спустя пару минут в комнате было не протолкнуться. Большую часть пространства занимали я и стража нацелившая на меня мечи, следом шла молчаливая сцена встречи выздоровевшего сына с отцом и оставшееся пространство занимали обеспокоенные моим присутствием маги на пальцах которых поблескивали готовые сорваться заклинания.
   - Отец, убери своих воинов и магов от Глетиэля. - Пришедший в себя принц подошёл ко мне и встал рядом, обхватив мою шею руками.
   Что ж меня вечно все зашибить то стараются? Задумался я и кажется пропустил что-то важное. Атмосфера накалялась, грозя вылиться масштабным конфликтом. Отношения у отца с сыном и так не ладились, а теперь ещё и я, как кость в горле, встал между ними. Глаза мои стали совершенно большими, но на это не обратили внимания.
   - Отойди от этого зверя, сын.
   - А вот хрен вам. - Сорвался альвийсий принц на крик, теснее прижимаясь ко мне и я инстинктивно прикрыл его крылом. Они играли в гляделки с отцом.
   Это видимо было воспринято как угроза, потому что в меня прилетел фаербол, но не достиг свой цели. Рыкнув в ответ я замер, по полу во все стороны пополз лёд. Меня щёлкнули по носу, отчего я удивлённо заморгал, а комната оттаяла.
   - Прекращай превращать мою комнату в ледник. - Весело отозвался Рен, но вся весёлость спала когда он посмотрел на отца.
  
   Я тоже наконец решил разглядеть Глессариэна. Несмотря на возраст правитель выглядел едва ли старше Рена, его так же выдавала мудрость читавшаяся в раскосых глазах. Голову охватывал тонкий обруч из светлого металла с тремя камнями цвета лазурита, подчёркивая такой же цвет глаз. Золотые волосы водопадом скатывались с плеч и оканчивались на изящных бёдрах. Высокое стройное, даже худое, тело покрывает что-то по типу платья в пол, бело-золотого в элементами лазурного, тона. В остроконечных ушах, сверкая лазурным, висело пару серёжек капелек. Вообще смотрелся мужчина весьма эффектно, не смотря на фарфоровую кожу и смазливое лицо.
   Отчего-то хотелось прижать его к себе и никуда ни отпускать, чтобы из красивых глазах ушла печаль, а его улыбка согрела сердце. Мужчина больше был похож на хрупкого юношу. Всё моё внимание сосредоточилось на прекрасных мягких губах.
   Засмотревшись, я кажется забыл, как дышать. Не мигая я смотрел на это ушастое чудо и во мне волной растекалось тепло. Поймав себя на этой мысли я резко мотнул головой, заставив Рена отскочить и глухо зарычал, едва чешую дыбом не встала.
   - Если вы продолжите в том же духе, то кровать нам явно пригодится. - Нужно было видеть округлившиеся в этот момент глаза принца и стражи, а Глессариэн лишь рассмеялся, выводя всех из ступора.
   В то же время воздействие на меня прекратилось. Вздохнув с облегчением я принял человеческий вид и покорно выставил руки вперёд, ожидая когда на них и на шее появятся браслеты. Вперёд вышел маг, но король приказал ему остановиться и всем, включая личную охрану, покинуть комнату. Принц тоже было хотел уйти, но его остановили заставив сесть на край кровати.
   Я как дурак стоял посреди комнаты с протянутыми руками. Так и не дождавшись слов от альва, я сел прямо на пол, стараясь не мешать единению родственников. Какое-то время отец рассматривал и ощупывал сына, а затем его ясный взор устремился ко мне.
   - Спасибо тебе Глетиэль. - Моськи у нас с принцем стал одинаково вытянутые от непонимания. - За месяц ты смог сделать то, что я не смог за несколько сотен лет. - Видимо удивление на моём лице достигло крайней степени, потому что он пояснил. - Тебе удалось заставить взбалмошного принца повзрослеть.
  
   Оказывается, когда нас через портал доставили в Эльмариэн, король сначала не узнал своего отпрыска. Пришедший в себя принц с удивлением отметил что он дома, а рядом на постели сидит отец. Сначала альв испугался гнева родителя, но совладав с собой, с вызовом посмотрел в лазурные глаза.
   Глессариэн был в ярости из-за проделок сына и ожидал от того при пробуждении чего угодно, кроме серьёзности и осуждения. Вместо криков и истерик, как это было раньше, на него в немом укоре смотрели глаза взрослого альва готового отвечать не только за свою, но и за чужие жизни. Растерявшись от такого странного поведения, король не сразу подобрал слова, а сын продолжал молчать.
   Глессариэн любил сына и на многое закрывал глаза, а когда понял, что в свои двести тридцать лет альв не собирается взрослеть, было уже поздно. Вместо будущего правителя, он получил капризного ребёнка, который ни в какую не хотел вести себя адекватно. Тогда пришла идея с помолвкой, но во время путешествия принц удрал от стражи. Его достаточно быстро нашёл элитный отряд альвов, но произошло странное. Принц отказался вернуться домой и связал себя кровью с ледяным драконом.
   Узнав всё это король пришёл в ярость и едва не казнил командира отряда. Далее творилось нечто странное. Путешествие принца отслеживалось, но уловить в нём логику было довольно проблематично. Так же для королевских шпионов оставалось непонятным поведение молодого альва. Наслышаны о его нраве были все, но того словно подменили.
   Донесения становились всё чудесатей и чудесатей. Вконец озверевший отец узнав, что вся компания направляется в Фэйн, связался с правителем асуров и вкратце красочно обрисовал что произойдёт если ему не вернут сына. Естественно войны никто не хотел, да и договориться правители смогли достаточно быстро. Оставалось только ждать.
   Когда из портала вышел асур несущий принца на руках, сердце альва чуть не остановилось. Чувства переполняли его, мешая трезво мыслить. Когда формальности были улажены, нарушители заперты в темнице, а сына осмотрели и проверили маги, король наконец вспомнил о такой необходимости как дышать. Беспокойство нарастало, потому что принц долго не приходил в себя. Отец наотрез отказался покидать комнату пока лично не убедится, что с сыном всё в порядке. И вот наконец произошло чудо, альв пришёл в сознание.
   Дальше всё было даже страннее чем раньше. Ни истерики, ни скандала, лишь молчаливый укор. К этому Глессариэн оказался морально не готов. Повисло предгрозовое молчание. Сердце защемило от боли, что сын смотрин на него словно на врага. Не выдержав этого правитель покинул комнату, так и не сказал отпрыску ни слова. Он был зол и естественно под горячую руку попал я.
   Когда в комнату для допросов влетел бледнеющий и заикающийся от страха альв с донесением о состоянии принца, король растерялся. Не верил он в эту сказку про единение на крови. Слишком древним было предание об этом ритуале, да и связывать себя с другим мало кто решался.
   Принца он буквально выдернул из постели не обратив внимание на излишнюю бледность. Когда они вошли в комнату где сидел я, Рендариэн интуитивно двинулся в моём направлении, но отец успел его остановить. Увидев глаза сына полные ненависти к нему, он поборол желание прибить меня на месте, а вот когда боль причинённая мне зеркально отразилась на сыне, Глессариэн искренне обрадовался, что не успел совершить глупость.
   Далее шёл рассказ про наёмников, который казался несусветной глупостью, ведь альв был отличным магом, да и родовая саламандра-страж должна была защитить наследника. Глессариэн конечно выслушал мой рассказ о нашем путешествии, но в очередной раз не поверил всему. Зато прояснил для себя некоторые моменты, которые с момента донесений не давали ему покоя. Уж больно по моим словам получалась сказка о его сыне, однако магия подтверждала, что я не вру.
   Магистр уговаривал короля отдать ему меня на опыты и в итоге тот согласился, забыв о связи.
   Когда принцу, который объявил отцу молчаливый бойкот, стало плохо настолько, что он вообще не приходил в сознание, а маги разводили руками, воспоминания всплыли сами собой. Естественно во всех смертных грехах взбешённый правитель обвинил меня, посчитав источником всех бед. Как не старался но увидев меня и вспомнив о метавшемся на простынях хрупком теле сына, король не смог сдержать отчаяния. Решили провети что-то вроде эксперимента. За комнатой Рендариэна наблюдали более десяти лучших магов Долины Единорога, стараясь уловить мою причастность и поймать за руку.
   Когда я резко метнулся к кровати принца напряглись все, но приказа пока не поступало. За мной тщательно наблюдали, а когда моё лицо стало ещё бледнее король словно увидел тонкую нить связывающую меня и альва на кровати. Не веря своим глазам он смотрел, как нить становиться толще и поток энергии от меня движется к телу сына. Получалось, что ребёнок жив только благодаря этой связи. От этой догадки правитель едва не лишился сознания.
   Оторвав от нас взгляд Глессариэн заметил, что комната сына словно паутиной, опутана нитями которые сходятся на принце и высасывают из того жизнь. Мой серьёзный голос заставил правителя вздрогнуть. Когда он услышал про два варианта, а затем повисла пауза, король был уже согласен на всё, лишь бы спасти сына. Однако дальнейшее удивило его ещё сильнее, хотя казалось куда уж.
   Подхватив тело принца на руки и встав посредине комнаты, я вдруг обернулся драконом, при этом разорвав большую часть нитей. Не успел отец среагировать на такую наглость и отойти от шока, как его сын был сокрыт под массивными крыльями, а дальше оба просто уснули.
   Ворвавшиеся в комнату маги замерли на пороге не веря в произошедшее и происходящее. Ноги не держали и правитель дойдя до кровати почти рухнул на неё. Потирая тонкими пальцами виски он ожидал доклада магов буквально ползающих по мне, точнее левитировавших рядом, ибо вплотную подойти они не могли.
   Когда к нему подошёл Кельвиэн, альв ощутимо вздрогнул, готовясь к очередной порции плохих новостей. Однако всё оказалось не просто хорошо, а отлично. Не только магистр, но и все остальные подтверждали его слова, что оба находятся в состоянии лечебного сна и повышенной регенерации. Однако подойти вплотную не сможет никто, да и лучше не стараться, пока дракон и принц сами не проснутся.
   - Если честно я впервые вижу такое в живую. - Послышался уставший голос и рядом с королём опустился Кельвиэн. - Мало того, что он добровольно отдаёт жизненную энергию, он ещё и ускоряет процесс восстановления.
   Говорить откровенно не хотелось, да и сроки пробуждения ни один из магов не мог назвать точно. Выставив охрану и отдав приказ магам по двое дежурить и наблюдать, а так же при любом изменении немедленно докладывать лично ему, король удалился в свои покои.
   Голова шла кругом от всего происходящего, тем не менее он успел раздать все необходимые приказы и наказать магов за халатность. Если он смог увидеть эту паутину нитей, то дальше они должны легко найти виновного.
   Зачинщика нашли к утру, им оказался один из советников. Выяснилась трогательная история о мести за погибшего сына и плюющегося ядом альва казнили без лишней суеты.
   Дни тянулись, но ничего не менялось. Пару раз правитель навещал комнату сына, но дела требовали его присутствия. Каждые три часа он выслушивал отчёт, но всё больше его охватывало волнение. А что если они проспят так пару сотен лет? Драконы иногда впадают в своеобразную спячку, которая может длиться очень долго.
   Прошла уже неделя с момента событий. Глессариэн принимал послов дроу, когда в комнату резко ворвался Кельвиен и не обращая внимания ни на изумлённых тёмных, ни на буравящий его разгневанный взгляд правителя выдал:
   - Они проснулись.
   Этого было достаточно, чтобы король сорвался с места принеся извинения делегации и договорившись встретиться с ними позднее. Когда венценосный покинул комнату, магистр вкратце обрисовал ситуацию дроу, чем вызвал ещё большее удивление и поспешил за альвом.
   В комнату правитель буквально влетел, и взгляд его замер на пробудившемся драконе. То, что рядом нет сына озадачило правителя, а затем из ванной появился принц. Рычащий дракон заставил стражу и магов прийти в боевое положение и комнату стали заполнять альвы.
   Рендариэн наконец заметивший отца и ошалело наблюдающий за происходящим, стал серьёзным и резко обратившись к отцу подошёл, отнюдь не под защиту отца, а к дракону. Король старался, но понять поступков и поведение сына не мог. Когда его только выздоровевший сын обвил руками шею дракона, не боясь пораниться об острые наросты, волна гнева затопила мозг, который улетучился после крика принца, ещё сильнее прижавшегося к этой ящерице переростку.
   Дракон прикрыл его крылом и у кого-то из магов не выдержали нервы. Пролетевший мимо огненный шар стал неожиданным не только для короля, но и для всех остальных, кроме меняющего цвет лица молодого мага. Услышав рык правитель с ужасом повернулся к дракону, от которого во все стороны расползался лёд. Догадаться что такое поведение было воспринято как угроза, было не сложно. Это отлично улеглось в златовласой голове, рядом с мыслью что фаербол не причинил никому вреда, а накажет он этого мага позже.
   Когда сын щёлкнул дракона по носу и весело попросил его не превращать комнату в ледник, отец даже не удивился такому поведению, устал уже. А вот наблюдать за удивлённо округлившимися глазами моргающего дракона было интересно. Для себя правитель отметил, что такое поведение его отпрыска видимо не в новинку для дракона, поскольку тот не выказал и тени протеста. Глаза принца светились теплом, пока взгляд его не встретился с отцом, причиняя почти физическую боль сердцу и подтолкнуло использовать магию очарования.
   Мягко воздействуя на подсознания, Глессариэн наблюдал как внимательно рассматривает его дракон, как слегка мутнеет взгляд застывший на его губах. Он прекрасно знал, как работает его магия, но на драконах в ипостаси зверя применял её впервые.
   Слишком увлекшись альв не отследил момент когда перегнул палку и глухо зарычав дракон замотал головой, заставляя принца отскочить. Запоздало мелькнула мысль, что он мог и ранить сына своими фокусами. Следующая фраза повергла Глессариэна в глубокий шок. Дракон не только не поддался чарам, но и отследил наводящего их, а так же легко понял, чего добивался мужчина.
   В этот момент дракон сменил ипостась на человеческую и покорно замер вытянув руки в покорности. Отчего-то Глессариэну стало легко и весело, в тот момент рухнул лёд между ним и драконом. Раз уж сын нашёл общий язык с ледяным, который смог сделать неподвластное ему, то и он постарается принять его.
   Приказав страже удалиться он от чистого сердца поблагодарил дракона, чем вызвал общее удивление.
  

Глава 19

"Гадости по драконьи"

  
   Альвы тоже присели на кровать за время рассказа Глессариэна, а после всего этого Рен наконец обнял отца и лёг расположив голову у того на коленях, позволяя гладить себя по волосам.
   Подпрыгнули одновременно все, словно застуканные за преступлением, когда дверь резко распахнулась. (С пинка её что ли открыли?) Первое что я увидел, были серьёзные и разгневанные зелёные глаза, так хорошо мне знакомые. Он вихрем ворвался в комнату быстрым взглядом оценивая обстановку.
   Мои мысли словно получив пинка, засуетились, набирая скорость. Меня ищут все кому не лень, меня обвиняют в похищении Иллантис, похищение альвийского принца, уничтожении Саротайна, да и ещё боги знают в чём. Его неожиданное и резкое появление не сулило мне ничего хорошего. Я даже неосознанно тихонько заскулили и начал аккуратно отползать с центра комнаты к окну.
   Всё хватит с меня, надоело, не буду я больше глупо попадаться. У меня есть цель и пока я её не достигну, фигу всем, а не моя шкура у камина и голова на стене. Поднявшись на ноги я быстрым движением оказался у окна и распахнул его. Замереть меня заставил удивлённый голос незваного гостя.
   - Глетиэль, если хочешь выйти, для этого есть дверь. - Я долго моргал пытаясь понять о чём он говорит, но набегавшиеся мысли, залегли лапками кверху.
   - Эм... а разве ты не по мою шкуру явился... дядя? - В любую секунду готовый шагнуть наружу я напряжённо ждал ответа.
   - Если честно я совсем не ожидал тебя здесь увидеть. Надеюсь мой младший брат расскажет историю появления столь необычного гостя в стенах дворца. - При этом он обратил взор к притихшим венценосным особам. - Когда мне доложили, что мой племянник при смерти, я не мог сразу бросить все дела, поэтому приехал как смог и что же я вижу. - Брови его взлетели вверх. - Семейную идиллию, возвращение блудного сына.
   Я окончательно выпал в астрал. Так не паниковать. Два плюс два, два плюс два, я говорю. Мозг ау, вернись я всё прощу, но меня откровенно игнорировали. Дядя вырастил меня и о его причастности к королевской семьи альвов я никогда не слышал. Младший брат? Племянник? Сам не заметив я сел на подоконник и задумчиво теребил прядь волос, поэтому рука, неожиданно, опустившаяся мне на плечо была для меня совершенной неожиданностью. Испугавшись я чуть не вывалился наружу, но меня рывком поставили на ноги, а затем сжали в крепких объятиях.
   Вырваться из цепких рук мне удалось не сразу, лишь когда за нашей спиной покашляли хватка разжалась и в неё угодил уже Глессариэн. Нужно отметить что в таких бурных выражениях эмоций дядя раньше замечен не был. Вечно хладнокровная маска отчуждения на прекрасном лице, лишь в зелёных глазах плескалось тепло при взгляде на меня, тут же альва словно подменили. Разом, словно шелуха, слетели все ненужные в кругу семьи маски.
   - Ну что, здравствуй, братик. - Лучезарно улыбнулся Сильвариэн и взъерошил волосы королю альвов так, что тонкий обруч съехал на бок.
   Звякнули об пол наши с Реном упавшие челюсти. Видимо он тоже впервые видел своего всегда невозмутимого отца в таком виде. Поняв, что всё внимание обращено к нему у Глессариэна покраснели кончики острых ушей, а на щеках появился лёгкий румянец. Альв сильно смутился, но отбросив излишнюю скромность тоже крепко обнял брата. Пока всё это происходило я тихонько добрёл до Рена и сел рядом. Сбежавшую челюсть я так и не нашёл, да и рано ещё, чувствую верёвочкой привязывать придётся.
   - А почему тебя назвали дядей? - Уточнил король приводя себя в порядок перед большим зеркалом.
   - Я вырастил Глетиэля, когда погиб его отец. - Рука с обручем замерла и взгляд альва заметался между нами с Сильвариэном.
   - Так это тот самый мальчишка о котором ты рассказывал? - Неподдельно удивился альв, а я с любопытством прислушивался к разговору. Рен же вообще ничего не понимающий, лишь вертел головой по сторонам.
   Мне казалось, что я упорно упускаю что-то важное, что мозг отказывается воспринимать. Поразмыслить как следует мне не дали, у нас с Реном одновременно заурчали животы, что вызвало улыбку мужчин. Махнув на всё рукой нас повели в зал, где Глессариэн приказал накрыть ужин. Я и не заметил, что стемнело, и тут на грани сознания появилась мысль от которой тело словно молния поразило.
   - Данте. - Замерев на месте я не мог поверить, но похоже не я один страдал подобной амнезией. Рядом тихонько ударился головой об стену Рен.
   - С вашим другом всё в порядке. Он находится в своей комнате под стражей. - Видя мой удивлённый взгляд, король пояснил. - Я соврал, мы не стали бросать его в темницу, в конце концов дэв не виноват в похищении принца.
   Моё ошарашенное лицо, стало задумчивым. Это значит я один получил столь весёленькие апартаменты, ну ничего пр-р-равитель я своё ещё отыграю. Я так гаденько улыбнулся Глессариену, что тот даже споткнулся, на что Сильвариэн рассмеялся, сочувственно глядя на брата. Он то прекрасно знал мой нрав и эту улыбку. Не раз платился он за свои выходки и научился заранее распознавать угрозу в моём лице.
   Мы остановились у двери, оказалось меня привели к предоставленным в моё владение покоям. Рен пожелал остаться со мной, пообещав отцу сильно не задерживаться к ужину. Я не стал обращать на это внимания, направившись прямиком в ванную на ходу сбрасывая одежду. О да, вот о чём я мечтал больше всего, тёплая вода окутала тело лёгкостью, смывая остатки приключений и грязи. Я успел вымыться и просто балдел. Приближение Рена я не заметил, лишь когда в проёме появился сияющий словно начищенный пятак дэв, я чуть с головой не ушёл под воду. Прислушавшись к себе я понял, что не злюсь на друга, а вот на пр-р-равителя очень даже. Пока они с Реном обменивались информацией я прикрыл глаза и успел задремать.
   Из сна меня вывело прикосновение, не соображая, что делаю я схватился за руку и дёрнул на себя. Послышалась нецензурная альвийская ругань и я узрел мокрого принца в одной ванне со мной.
   - А нефиг подкрадываться. - Пожал плечами я выбираясь из ванной и укутываясь в большое полотенце.
   Дэв вольготно расположился на кровати, раскинув руки и уставившись в одну точку. Моего появления он не заметил, только когда я наклонившись копался в сумках, он удостоил меня взглядом. Из комнаты мы вышли ровно спустя пол часа, дорога до нужных дверей заняла несколько минут. Принц успел переодеться и теперь радовал глаз светлыми тонами одежды, как и мы с дэвом.
   Ужин проходил мирно, спокойно беседовали братья, мы трое ели молча. Периодически Сильвариэн бросал на меня беспокойные взгляды, видя блеск моих глаз и периодически расплывавшуюся ехидную улыбочку, делал для себя неутешительные выводы. Попал его брат, ох как попал. Я ведь не отступлюсь, пока не почувствую себя отмщённым.
   Уже в самом конце ужина глаза у нашей троицы неимоверно слипались и нас в приказном порядке отправили спать. Почувствовав мягкость кровати тело окончательно расслабилось, позволяя мягким волнам уносить сознание в объятия сна.
  
   Отец Рена пока не задавал лишних вопросов, но и не давал мне покинуть дворец. Что ж, не сильно то пока и хочется. Есть у меня ещё незавершённые дела здесь.
   А дальше во дворце альвов начали происходить странности. Крошки в кровати, внезапно вылитая на голову воду и ещё пару мелких пакостей король пропустил мимо ушей. Только когда встревоженный чем-то Глессариэн резво выбежал из кабинета и поскользнувшись на прозрачных шариках проехал мимо озадаченной стражи, наконец раздалось долгожданное "Глетиэль!". Я лишь пакостно улыбнулся готовясь к новому раунду.
   Назначенный бал ворвался в мою жизнь внезапно, выведя из задумчивого состояния. Прошло уже четыре дня с нашего с Реном пробуждения и в честь возвращения блудного сына, отец должен был устроить торжество. Я не стал вникать в весь замут происходящего, обдумывая, как лучше использовать это для себя.
   Уже была назначена дата и все ушастые резко активизировавшись с утра до ночи носились сбиваясь с ног. Наблюдая за всем эти мне даже стало как-то тоскливо. В последнее время с дэвом и альвом мы виделись крайне мало, их пристроил к делу Глессариэн, а когда я видел друзей, те уже с ног валились. Меня же правитель предпочитал избегать, возможно, опасаясь новых каверз.
   За день до часа Ха, в мою комнату ураганом ворвался взъерошенный Рендариэн и оповестив о приходе модиста, исчез за дверью. Я удивлённо хлопал глазами пока дверь вновь не распахнулась и на пороге не появились альвы с кучей сумок и тканью, за которыми в комнату вошло нечто разноцветное. Их вовсе не удивил вид жертвы в штанах и полотенцем на влажных волосах, меня быстро под белы рученьки разместили в центре комнаты и началась круговерть.
   Спустя пару часов мне хотелось завыть и порвать кого-нибудь на мелкие клочки. Я пересмотрел уже кучу разных фасонов и расцветок костюмов и все мне не нравились. Закипали мы одновременно с главным нарушителем моего спокойствия. Красивый альв с волосами странной расцветки, ибо увидеть альва с розовыми и синими прядками-перьями в светлых волосах, это что-то из ряда вон выходящее, изящно заламывал руки и всё больше хмурился, отчего изящные брови становились домиком.
   Мы были похожи на две грозовых тучи, средь прекрасного альвийского дворца, на нас искоса поглядывали альвы из свиты модиста. На их смазливых мордахах прямым текстом читался интерес, у кого нервы сдадут первыми? Отчего то виделось мне в их лицах злорадство, если это буду я. Когда в очередной раз мне подсунули какую-то ткань аля горох на фоне, я окончательно взбесился.
   Утробно зарычав я плавно развернулся в сторону пернатого альва и меня прорвало. Под напором моих ругательств альв сильно побледнел и по мере моего наступления всё больше отступал, пока не упёрся спиной в дверь ванной. Температура резко упала заставив альвов из свиты поёжиться и нервно переглядываться. Я же наконец загнав свою жертву в угол, с силой ударил рукой о дверь, на сантиметр выше плеча альва, отчего та жалобно хряпнув, слегка по крошилась в месте удара. Я ловил нервные вдохи альва но взгляд его не отпускал, продолжая тихо порыкивать.
   - Прошу вас успокойтесь. - Взывал ко мне этот пернатый попугай, чем ещё больше злил.
   В этот момент мне на глаза попалось зеркало, но прежде чем я успел себя разглядеть дверь в комнату резко распахнулась, предоставляя взору принца весьма недвусмысленную картину. Сверкая вертикальными зрачками, разъярённый я прижимал к двери ванной, на которой уже имелась вмятины, перепуганного и чересчур бледного альва. Прекрасно зная, что Рен чувствует моё состояние отнюдь не тихого бешенства, он быстро шагнул ко мне и ощутимо встряхнул.
   - Ты чего? - От удивления я резко заморгал.
   - Надеюсь ты не решил убить достопочтимого Савильэна, которому ещё меня и Данте одевать. - Протянул альв, отвлекая меня.
   - Представляю какие из нас три попугая получаться, благодаря этому. - Кивнул я в сторону замершего модиста и тихонько рыкнул, заставив того вновь вжаться в дверь.
   - Я не могу работать в таких условиях и с таким материалом. - Когда материал стал покрываться чешуёй, до альва видимо дошла ошибочность его суждений. Пискнув, он быстро спрятался за спиной принца.
   - Значит так, Савильэн, либо вы с Глетиэлем находите компромисс, либо я попрошу отца устроить вам прекрасную жизнь, мрдистом ... где-нибудь у орков. - Холодно произнёс Рен и направился к двери.
   Ещё несколько минут мы буравили друг друга взглядом, первым сдался альв. Его тушка, которая как-то сгорбилась, опустилась на край кровати и он устало потёр виски. В комнате повисло молчание, которое нарушил всё тот же альв, но уже серьёзным голосом.
   - Вы дракон? - Вопрос был для меня совершенно неожиданным. Растерявшись я хлопал глазами.
   - Да.
   - Ясно, тогда может вы сами расскажете, что вам интересно и мы постараемся подобрать вам что-то похожее. - Такое резкое изменение меня смутило, заставляя задуматься.
   Он слушал меня внимательно и делала какие-то наброски на бумаге. Когда я закончил ему потребовалось ещё минут десять чтобы завершить рисунок. Увиденное повергло меня в шок, если придать одеянию нужный цвет получится нечто снежное и воздушное, словно буря. По моему потрясённому лицу альв понял, что мне понравилось. Ещё пол часа ушло на споры и препирательства по поводу тканей и прочего, но в итоге консенсус был достигнут. Уходя альв робко мне улыбнулся.
  
   Костюм привез лично Савильэн. Встретил я своего мучителя весьма дружелюбно и даже пригласил за стол, я в тот момент завтракал. Завтрак прошёл за непринуждённой беседой, но я видел, как ему не терпится показать своё творение. Альвы предпочитали светло-золотисто-зелёные тона и работать с такими материалами для модиста было не естественно, но очень захватывающе, как он признался мне.
   Когда привезённое им одеяние наконец-то появилось на свет у меня дар речи пропал. Оно сверкало словно выпавший снег на солнце. Красиво. Аккуратно взяв невесомое одеяние из рук альва я скрылся в ванной. Он не смог удержать восторженного вздоха, когда уже одетый я появился в комнате.
   Плотно облегающие тело штаны, слегка расширяющиеся к низу, вдоль штанины идёт серебряная полоска, от которой внизу идёт закругление, удлиняясь сзади. Шёлковая рубашка, поверх которой надет камзол до середины бедра со слегка расширенными рукавами, подпоясанный плетёным рёмнём с бляхой в виде снежинки. Завершали вид плащ струящийся по спине почти до самого пола из тонкого прозрачного материала, с вкрапления очень мелких бриллиантов и ботинки со слегка закруглёнными носами. Вся одежда была украшена серебряной вышивкой и расшита драгоценными камнями, и конечно была цвета глетчерного льда с элементами белого.
   Ко всему этому удачно подходили аккуратные капельки серёг в моих ушах из голубого топаза, созданные на заказ специально для меня и являющиеся мощными артефактами.
   - Ну прямо ледяной правитель. - Тихо выдохнул альв.
  
   Оставшись всем довольным, я с теплотой попрощался с альвом, поблагодарив того за прекрасную работу. Время до вечера пролетело незаметно, и чем ближе солнце клонилось к зениту тем больше я нервничал, сам не понимая почему. Когда за три часа до начала бала в дверь раздался негромкий стук, я вздрогнул. Дождавшись разрешения, на пороге появился Сильвариэн, упорно стараясь найти меня в тёмной комнате. Я сидел на подоконнике погружённый в свои мысли, наблюдая за природой.
   Когда дверь за ним закрылась, а глаза более менее привыкли к темноте, он двинулся ко мне всё-таки натыкаясь на предметы. Жаль, что у альвов плохое ночное зрение, однако до меня он добрался вполне благополучно, лишь пару раз задев мебель и тихо выругавшись, вызывая мою невольную улыбку.
   Когда он присел напротив и так же уставился в окно я не возражал против молчания, но не за этим же он пришёл. По нахмуренным бровям и морщинке на лбу, было видно, что альва что-то упорно обдумывает и его это беспокоит, но рассказать он не спешил. Меня одолело любопытство и пришлось начинать первому.
   - Сильвариэн... - начал было я, но он перебил.
   - Глетиэль, сегодня будет бал. - Ага, вот ни разу не удивил, капитан очевидность, изогнув бровь я продолжал смотреть на него. - Прошу тебя, веди себя нормально. - Вторая моя бровь присоединилась к первой. - Прошу тебя не мсти моему неразумному брату хотя бы там. - Видя мою растерянную моську он рассмеялся. - Я тебя хорошо знаю, чтобы догадаться. - Задумчиво протянул он. - Глет, ради меня пообещай вести себя адекватно.
   Я надулся словно мышь на крупу, к такому повороту событий я был не готов. С одной стороны пакость уже почти готова, с другой я не могу просто проигнорировать просьбу именно этого альва. Видимо мои терзания отразились на лице, вызвав смех, тщательно скрываемый за кашлем. Надувшись ещё больше я пропустил момент когда Сильвариэн поднялся и потрепав меня по голове произнёс:
   - Надеюсь на твоё благоразумие Глетиэль.
   Дверь за ним закрылась оставляя меня наедине с метущимися чувствами. От заготовленного заранее придётся отказаться и действовать экспромтом, главное чтобы за хвост не поймали. Натерзавшись вдоволь я тяжело вздохнул и отправился приводить себя в порядок.
   Боги, как же мне нравился этот наряд. Я вертелся перед зеркалом разглядывая себя со всех сторон. Одеяние прекрасно подчёркивало глаза и волосы, а так же делала кожу бледной словно снег. Залюбовавшись на своё отражение я чуть не пропустил момент когда нужно было идти вниз.
   Уже спускаясь вниз я увидел друзей стремящихся ко мне с противоположной стороны лестницы. На секунду я позволил себе залюбоваться Данте на котором был бело-золотой длиннополый камзол с вышивкой по краю и такой же расцветки прямые штаны, волосы дэв оставил распущенными, как впрочем и мы с альвом.
   Рядом шёл красавец Рендариэн. Он был одет в нечто похожее на одеяние отца, весь такой же белый, лишь обруч сиял золотом, да пояс был в золотой расцветке. Всё прекрасно гармонировало с золотом волос, а глаза смотрелись особенно большими на светлом фоне.
   Увидев меня друзья замерли и некоторое время мы осматривали друг друга, но в итоге Рен напомнил, что нужно идти и мы решительно направились в сторону заветных дверей скрывавших от нас бальный зал. Перед нами услужливо распахнули двери стоящие по обе стороны слуги в бело-золотых ливреях и громогласный голос представил нас.
   На нас смотрели сотни пар глаз, далеко не все принадлежащие альвам. Каждый из нас выпрямил и так идеально ровную спину и на лицах появилось величественное выражение спокойствия. Замерев на несколько секунд, позволяя себя рассмотреть, мы шагнули вглубь зала.
   Зал был красиво украшен. Много места, много света, высокий сводчатый потолок с лепниной, огромная блестящая люстра, изящные мраморные колонны по периметру и множество любопытных глаз наблюдающих за нашей троицей. Спокойнее всего себя чувствовал привыкший к подобному Рен. Я почти физически ощущал его уверенность. Мы подошли к возвышению на котором находился трон и остановились по правую сторону от него. Как только мы замерли, объявили короля.
   - Лорн Глессариэн.
   Пред светлы очи ушастого, и не очень, народа вышел правитель, в таких же белых одеяниях как и у сына, отличаясь ещё и лазурными тонами. Народ заволновался и слово взял правитель.
   На этом я выпал, ибо слушать хоть и красивую, но витиевато парную речь альва не было желания. В себя пришёл от едва заметного прикосновения Рена и его озадаченного взгляда. Робко ему улыбнувшись я стал наблюдать за народом, объявили танцы и мы наконец-то получили возможность уйти с всеобщего обзора, с позволения короля. Ловко сновали официанты, разнося еду и напитки, слышался звенящий смех, танцевали пары.
   Рендариэн вместе с Дантелионам ловко перемещались средь толпы. Альв приветствовал знать и гостей Эльмариэна. Мне были до звезды все эти политические заигрывания, поэтому я стоял в стороне и присматривал жертву для своего злодейского плана. Пока никого откровенно интересного и подходящего не попадалось.
   Взяв с подноса официанта бокал с вином, я продолжил осмотр гостей. Нужно сказать что гости были весьма разнообразны. Мне на глаза попались несколько асуров, пара дэвов, не считая Данте, здесь были даже драконы. Залюбовавшись танцующей феей я не сразу заметил группу дроу стоящую слегка в тени. Их было пятеро мужчин и одна девушка. Двое из них периодически о чём-то напряжённо спорили, наконец, девушка не выдержала и психанув ушла в толпу.
   Нашёл. Плавно двигаясь следом, я старался пока не привлекать лишнего внимания. Девушка была взвинчена, много пила и двигалась в сторону выхода в сад. Идеальная, красивая жертва. Активировав амулет иллюзии, который было очень тяжело достать, да и стоил он целое состояние, я двинулся к стоящей в саду дроу.
   Нужно отметить она была эдакой диковинкой, среди альвийского сада, по которому прогуливались пары. Обсидианово-чёрная, роскосые отливающие красным глаза, изящные острые ушки, белые волосы волнами спускающиеся чуть ниже плеч, среднего роста, стройная фигурка, хрупкие плечи... что-то я увлёкся похоже.
   Невольно облизнувшись я подошёл к ней. От моего приближения она вздрогнула и поклонившись замерла ожидая.
   - Не правда ли волшебный вечер. - Самая обворожительная улыбка из моего арсенала и искрящиеся теплотой глаза сделали своё дело, девушка расслабилась.
   - Да, лорн Глессариэн, вы правы. - Робко улыбнулась она в ответ. - Простите меня за столь недостойное поведение, ведь для нашей делегации очень важно достигнуть взаимопонимания с вами.
   - Не стоит беспокоиться, надеюсь, ваш молодой дроу поймёт, что такую красоту как вы не стоит оставлять одну. - Не сказать, чтобы намёк был тонким, но её брови взметнулись вверх. - Не составите мне компанию на прогулке?
   Отказать она не смогла, лишь согласно кивнула и взялась за предложенную руку. Попалась рыбонька, про себя я гаденько улыбался. Накинув отводящий глаза морок я без умолку рассказывал ей альвийские истории и сыпал комплиментами. Спустя час девушка уже сама вешалась мне на шею, тому в должной мере поспособствовал алкоголь за употреблением, которого она не следила. Пара страстных поцелуев и красавица уже забыла о своём дроу. Мои руки ласкали небольшую упругую грудь, а если учесть что одежды на дроу всегда было минимум, то я беспрепятственно прошёлся нежными прикосновениями по всему телу.
   Поднявшаяся снизу мысль, была послана мной далеко и надолго. Если я в таком виде пересплю с дроу, одними выговорами мне не отделаться, может начаться война, в чём я совсем не был заинтересован. Злюсь не скрою, но не настолько. Пришлось отстраниться от столь желанного в тот момент тела и заставить девушку сфокусировать на мне взгляд. Вкратце объяснив, что мне нужно вернуться на некоторое время в зал, я потянул девушку туда. Пообещав вернуться максимум через десять минут, я затерялся в толпе и снял сначала иллюзию, а затем и морок. Поймал официанта и отобрав у него бокал, уютно устроившись у одной из колонн, стал ждать. Механизм запущен, остальное будет происходить без меня.
   Подошёл Рен и поинтересовался, куда я пропадал, на что резонно получил ответ про прогулку в саду. Успокоившись, альв остался рядом и мы вяло беседовали. По альву было видно, что он дико устал от разговоров и вообще, поэтому плавно разговор сошел на нет. Мы просто стояли и наблюдали за залом.
   Сначала раздался крик, заставивший все голоса и музыку стихнуть, а затем в оглушительной тишине послышался звук пощёчины. Отойдя ещё больше в тень, я прикинулся деталью интерьера, жаль что в итоге меня это не спасло.
   Скандал набирал обороты. Дроу кричала, готовая сорваться в истерику, обиженная в лучших чувствах. За её спиной появились спутники. Выяснив, что же именно произошло, они достали оружие, оказалось что один из послов(упс, не признал я в них этих самых послов) был женихом данной дроу. Получилось что правитель альвов обидел не только девушку публично признавшуюся что собиралась изменить жениху, но и всему тёмному народу.
   Перестарался? А, да пофигу, думать надо было прежде чем драконов обижать. Мысли грели и я довольно скалился, предвещая бурю. Размечтался настолько, что если бы подошедший в этот момент Сильвариэн унёс меня оттуда, я бы даже не заметил.
   - Глетиэль. - Ласково шипя, проворковал мне на ухо альв и плотоядно улыбнулся.
   - Дядя, не подскажешь, что происходит. - Неа, в отказ пойду, хвост жалко. Натянув на лицо удивлённо-растерянное выражение, я похлопал для верности ресницами.
   - Конечно, расскажу, пошли. - Схватил меня за руку и потащил на выход из зала альв.
   Помирать так с музыкой, решил я и магией ударил по держащей меня руке, а так же активировал заранее заготовленные ловушки и артефакты. Осовело моргающий Сильвариэн замер и выпустил мою руку, чем я не преминул воспользоваться, тенью проскальзывая мимо и исчезая на втором этаже дворца. В альвийском принце я не сомневаюсь, как и в умении дяди вытрясти всё необходимое, поэтому следующий амулет перекрыл нашу с альвом связь. Забежав в свою комнату я схватил сумки по заранее подготовленному потайному ходу ушёл из комнаты. Едва потайная дверь за мной закрылась, как в комнату ворвался громко ругающийся Сильвариэн. От его тирады в мой адрес у рядом стоящих альвов покраснели кончики ушей.
   Если бы не магический барьер, из лаза я появился весь в паутине и пыли. Уже за пределами дворца на поверхности я оглянулся и гаденько улыбнувшись превратился в дракона.
   В этот момент во дворце творился настоящий хаос. Ругались альвы и дроу, резко сама по себе грянула весёлая музыка, заставляя обернуться на движущиеся по своей воле инструменты. Резко заискрился пол, и ноги у стоящих на нём сами пошли в пляс. Крики дам, сменялись нецензурными выкриками мужчин. Прямо в зале над головами ничего уже не понимающих гостей ударил первый фейерверк, за ним словно выстрелы ещё долго звучали следующие. Пока пытались совладать с ситуацией, над залом пронёсся леденящий душу смех, музыка сменилась на мрачно-тоскливую, а со всех сторон поползли разные твари. Ноги при этом жили у всех своей жизнью и останавливаться не собирались. Естественно твари были всего лишь иллюзией, но очень качественной. До икоты были доведена большая часть гостей. Прибежавшие маги попали под заклинание и стали показывать фокусы с фаерболами, на этом у Глессариена начал дёргаться левый глаз и финальное "Глетиэль!" перекрыло весь шум.
   Сразу же стало тихо, представление превратилось. Я лишь оскалился вовсю пасть, почувствовал сигнал о завершении представления. Мощные крылья несли меня прочь от Эльмариэна.
  

Глава 20

"Сюрприз"

  
   Когда гости немного успокоились и стали обсуждать произошедшее, Глессариэну наконец удалось найти Сильвариэна. Вновь засуетились официанты, а музыканты заиграли тихую спокойную мелодию. Мрачный и злой альвийский правитель тряс брата за грудки, пытаясь добиться хоть чего-то вразумительного, но тот заходился хохотом.
   Они находились в личном кабинете Глессариэна. Стоящая на столе бутылка лучшего альвийского вина, быстро опустошалась, при этом пил в основном король. С одной стороны ему хотелось наказать дракона за его выходки, но с другой он не мог не оценить масштаб представления.
   Грустно-весёлые хаотичные мысли короля прервали ворвавшиеся сын и дэв. В глаза бросалась неестественная бледность принца, который судя по виду был готов вцепиться кому-нибудь в горло.
   - Где Глетиэль. - Сверкая злющими глазами заявил он едва перешагнув порог.
   - Знаешь, мне бы тоже это хотелось знать. - Так же злобно прошипел отец.
   Все взоры сошлись на утирающем слёзы Сильвариэне, который от смеха уже икать начал.
   - Ушёл, мы не смогли его поймать, в его комнате нашли потайной ход. Ума не приложу откуда он о нём узнал. - Задумчиво теребя волосы протянул альв.
   Откуда дракон узнал про ход, стало ясно сразу, по алеющим ушам принца. Поняв что деваться некуда он рассказал. Драконов нельзя запирать против их воли, им нужно небо. Спустя день после пробуждения до Рена докатился отголосок тоски Глетиэля. Когда на следующий день друг стал поникшим, тоскливым и малоразговорчивым, принц решил предпринять хоть что-то и показал потайной ход за пределы дворца. Ночью они выбрались наружу и несколько часов летали. "Почему не заметила стража? Так Глетиэль использовал сильный амулет-морок". Дракон перестал грустить, но больше не предлагал другу прогуляться.
   - Теперь понятно как дракон покидал замок, но откуда столько средств на амулеты и артефакты, которые к тому же очень сложно достать? - Наполняя бокал, выразил своё недоумение Глессариэн.
   - Полагаю, большая часть у него была. - Всё внимание обратилось на задумчиво рассуждающего в слух Сильвариэна. - Ещё до раскола, он сильно увлекался старинными амулетами и артефактами. Порой он рассказывал мне об особо редких находках, таких как "Кровавый Мор". - Глессариэн удивлённо присвистнул. - Естественно я взял с него слово, что он не будет использовать их и меня скоро уверили, что это само собой разумеющееся. Со временем он всё реже упоминал о таких вещах, но порой по чересчур блестящим глазам я догадывался, что он просто закрылся от меня.
   - Сложно даже представить, что он мог найти и какую коллекцию собрать. - Подал голос дэв.
   С ним тут же согласились все остальные. В комнате повисло молчание, каждый думал о своём, пока одновременно не заговорили альвы.
   - Рендариэн, а ты разве не можешь определить его местоположение? - Принц отрицательно мотнул головой.
   - Где-то в середине скандала с послами дроу я перестал чувствовать его вообще, словно он... умер. - Голос альва дрогнул.
   - Да живой этот морозильник чешуйчатый, тьфу ты нахватался от тебя Рен. - Глаза короля стали круглыми, а брови поползли вверх. Хотя чего греха таить, рядом с этими неугомонными мальчишками, он и сам нахватался подобных фраз, даже сына стал иногда называть Реном. - В тот момент, о котором ты говоришь я как раз поймал Глетиэля и хотел вывести его поговорить. Пока я тащил его из зала он ударил по мне слабым магическим зарядом и смылся. Пока я вламывался в его комнату, внизу начался хаос, пришлось поспешить туда.
   - Вот ответь мне любезный братец, почему ты его нормальным не воспитал? - В сердцах стукнул по столу альв.
   - Это ты его не видел после смерти родителей. Первая ассоциация при виде него у меня была с асурами, а уж когда парень выкинул первые фокусы, то и подавно укоренилась. Настолько неугомонного, независимого и обидчивого существа я ещё не встречал ни в одной из рас. - Заверил Сильвариэн брата. - Я же тебя ещё в первый вечер предупредил, да и последующие его выходки лишь подтверждали мои слова.
   - Я думал после тех мелочей, кстати, плечо после шариков до сих пор болит, он успокоится.
   - Я говорил, что полумерами он не обходится. Хоть и попросил его вести себя адекватно и не мстить, сам же и заставил парня активно действовать. Нервный он стал. - Вздох сожаления сорвался с губ альва.
   - Так и что мы будем теперь делать? - Задал, интересующий его уже давно, вопрос принц.
   - Зная куда он направляется...
   - Я бы не был так уверен, зная Глетиэля. - Встрял Данте. - Да и если честно, на вашем месте я бы не отпускал сына, лорн Глессариэн.
   Такой подлости принц от друга не ожидал и даже задохнулся от возмущения. По настороженным взглядам мужчин, блудное дитя поняло, что придётся рассказать всю историю целиком. Спустя пять минут, смирившись с неизбежным, он начал рассказ с самого момента когда покинул дворец и отправился к будущей невесте. Взрослые слушали внимательно, иногда прерывая и задавая вопросы. По мере рассказа оба альва всё больше хмурились, а под конец у короля едва истерика не случилась.
   Ему бы запереть и до конца дней не выпускать дракона из золотой клетки, а он его чуть не убил, да ещё и позволил сбежать. Глессариэн едва о стену головой биться не начал, но при сыне как-то не пристало. Взяв себя в руки он начал мерить комнату шагами, отчаянно думая.
   - Даже не думай об этом брат, он либо загнётся в твоей клетке, либо загнёмся мы. - Уловил направление мыслей брата Сильвариэн.
   - А что мне остаётся?
   - Наверняка у него есть пара козырей в рукаве, не стал бы он губить мальчишку зря, даже не смотря на то что ледяной.
   - Ты предлагаешь мне просто ждать, пока однажды сын не упадёт замертво? - Гнев закипал в груди венценосного.
   Икнул Рен, его такая перспектива ой как не устраивала, но вовсе не потому о чём подумали взрослые. Нужно найти, нужно спасти Глетиэля. Перед глазами встал печально сидящий на подоконнике и смотрящий в ночное небо юноша. Сердце отозвалось болью, на глазах навернулись слёзы.
   - Ну что ты Рендариэн, я не позволю этому дракону убить тебя. - Обняли его руки отца.
   На секунду принц замер соображая о чём ему говорят, а затем со злостью оттолкнув от себя отца, выбежал из кабинета, хлопнув дверью так, что с камина упали статуэтки, а со стены картина. Сильвариэн только головой покачал и вышел следом, предоставляя Данте возможность всё объяснить.
  
   По дороге мне вдруг икнулось пару тройку раз, вот ведь альвийские зануды, небось поминают меня "добрыми" словами. А я ведь ради них, такие дорогие сердцу артефакты угробил. Представив, как при заварушке с лиц всегда серьёзных и напыщенных альвов слетели маски, а в раскосых глазах отразился ужас, я чуть вниз не упал со смеху. Пришлось приземлиться и от души посмеяться.
   Когда мне показалось, что уже достаточно далеко улетел от злющих ушастых, я облюбовал себе полянку и приземлившись улёгся поспать. Сладко зевнув я погрузился в чуткий сон, мало ли элитный отряд альвов объявится за моим хвостом. Где-то на периферии сознания забрезжила тревога, сообщая о приближении конно-пешего отряда. Судя по стуку копыт, парода не принадлежала альвам, их скакуны словно плыли по воздуху, грациозно переставляя копыта, а не топали словно напуганный табун единорогов, как было в этом случае.
   Пока я размышлял всадники выехали на поляну. Втянув ноздрями воздух я поморщился. От людей пахло потом и грязью. Наёмники. Небольшой отряд состоящий из девяти человек, все конные, за ними цепочкой идут существа разных рас - рабы.
   Рабство не было распространенно, но и не пресекалось. Всякое в жизни бывало, иногда детьми расплачивались за долги, а иногда поселения просто разорялись и проигравшие меняли жизнь на рабство. В общем магический ошейник подчинения одевался только добровольно, поэтому таких рабов имели право продавать и покупать. Все шедшие за отрядом были в ошейниках. Логично рассудив, что это не моего хвоста дело я зевнул и переложил голову на лапы засыпая.
   Меня какое-то время не тревожили, но и уезжать с поляны отряд не спешил. Видимо у них шли переговоры о дальнейших действиях. Когда парламентёр был выбран, его несмело подтолкнули в мою сторону, с лошади тот слез. Время тянулось, парень несмело приближался, усилием воли переставляя ватные ноги. Я наблюдал за этим сквозь ресницы и веселился, так забавно это выглядело. Девять обвешанных оружием мужиков боятся одного маленького беззащитного меня, я даже чуть не улыбнулся во всю пасть, вовремя сумев сдержать порыв.
   Когда мужчина подошёл ближе я открыл глаза и замер, смотря не мигая. Неясно какого чуда я ждал, стоящая передо мной статуя мне быстро надоела и я всё-таки зевнул, обнажая ряды острых зубов с большими клыками. Статуя моргнула и сползла на траву не подавая признаков жизни.
   - Ребята, вам если полянка приглянулась, так вы не стесняйтесь. Места много всем хватит. Да заберите этого от меня подальше, а то ему вроде как плохо стало. - Надоело, спать хочу. Я ещё раз зевнул и более не обращая на происходящего внимания погрузился в сон.
   Чешую приятно пригревало рассветное солнце, ноздри щекотал запах от костра наёмников. Не знаю, что там готовилось, но пахло обалденно. В животе заурчало. Открыв глаза я увидел стоящего рядом человека, наклонив голову оглядел всю поляну. Те кто суетился в раскинутом лагере замерли и ощутимо вздрогнули, когда урчание повторилось. Человек улыбнулся, я непроизвольно зевнул и поднявшись на лапы пошевелил крыльями.
   - Не улетай. - Моргнув несколько раз я с удивлением посмотрел на стоящего рядом мужчину. Оказалось он командир отряда наёмников, зовут его сокращённо Ник. - Позавтракай с нами.
   - С чего вдруг такая любезность? - Прищурился я.
   - Пока ты спал, на поляне появлялся ещё один отряд большой наёмников, они следовали за нами и хотели отобрать нашу добычу. Сам понимаешь девять против пятидесяти, шансы нулевые. - Смекнув я вполне согласился с человеком, так вот почему они решили остаться рядом со ной. - Увидев тебя, они не решились напасть, так что мы своего рода в долгу перед тобой.
   - Хорошо. - Пожал я, уже в ипостаси человека, плечами.
   Его словно обухом по голове ударили, он открывал и закрывал рот. Мдя, одежду то я после бала сменить не успел и прекрасно осознавал, как сейчас выгляжу. У мужика был культурный шок, и не только у него, все включая рабов смотрели на меня большими глазами, я лишь рассмеялся.
   - Что, настолько неожиданно увидеть хрупкого парня после большого дракона? - Подмигнул я Нику.
   - Ага.
   - Расслабься. Только глупостей не надо делать, я и в человеческой ипостаси могу за себя постоять. - По траве пополз иней а за ним лёд, заставив мужчину шарахнутся. Хохотнув я заставил лёд исчезнуть и сделал шаг к костру.
   - А разве драконы не огнём владеют? - Предложив мне двинуться вперёд уточнил он.
   - Я Ледяной - дракон. - В голосе проскользнула грусть.
   - Не тот ли дракон о котором говорят в каждой таверне? Как там его... - он обратился к товарищам за помощью. Мы уже сидели у костра и мне протянули кружку с чем-то тёплым и приятным на вкус. Ожидая пока человек вспомнит, я успел сделать пару глотков, приятное тепло разлилось по телу.
   - Габриель.
   - Глэриэль.
   - Да, нет. Всё не то. - Отмахнулся Ник.
   - Глетиэль. - Предложил я, устав от коверкания собственного имени.
   - Точно, так...
   - Приятно познакомиться. - Улыбнулся и подмигнул ему я.
   Пока командир переваривал новость, я мирно пил уже тёплый напиток, отряд тихонько перешёптывался. Прониклись все, неужели такие ужасные байки обо мне ходят? Следующие пол часа меня кормили и допрашивали, точнее расспрашивали, одновременно.
   К моменту когда солнце начало показываться над деревьями, мы весело переругивались с Ником, затем спорили с отрядом. Настроение у всех было расчудесное. Лагерь начал собираться, засуетились мужчины, я отошёл от всех и огляделся вокруг. Моё внимание привлекло слабое шебуршение недалеко от лагеря под деревьями и я направился туда, рядом тут же оказался Ник. Оказалось там находились рабы.
   - Ты не подумай ничего плохого Глетиэль, они все добровольные. - Словно оправдываясь пояснил Ник.
   - Ошейники я ещё вчера заметил, иначе мы бы тут не стояли. - Отмахнулся от него я.
   Моё внимание привлекло ушастое создание, которое закрывали собой женщины и мужчины, что только острые ушки были видны. Зверь во мне зашевелился, ощерился и зарычал. Слава богам это было внутри меня и я не зарычал в голос, сохраняя на лице лёгкую улыбку.
   - Среди них есть альв. - Скорее для себя уточнил я, но человек кивнул. - Можно мне посмотреть на неё?
   - Почему нет. - Перед этим он какое-то время колебался, но всё-таки подошёл и дёрнул за цепь, заставляя ребёнка буквально выпасть к моим ногам.
   Остальные тут же дёрнулись но длина поводков не позволяла им дотянуться, они только зло сверкали глазами в мою сторону. Оу, меня что за извращенца признали? Тем временем ребёнок весь съёжился, а тонкое платье прикрывавшее её тело, сползло обнажая одно плечо.
   Все чувства словно взбесились, я не понимал, что со мной происходит. Слишком много разных эмоций и слишком хаотичных захлёстывали меня волна за волной. Секунду я стоял оглушённый, а затем не говоря ни слова превратился и умотал подальше остыть.
   Сколько бы кругов я не нарезал, сколько деревьев не перевёл на опилки, меня не отпускало. Перед глазами стояла хрупкая фигурка, одетая в зелёное с золотыми узорами платье, на несколько размеров больше её самой. Неудачно мотнув головой я врезался в толстый ствол очередного дерева, перед глазами заплясали разноцветные точки, но даже это не помогло мне.
   Платиново-белые волосы заплетённые в косу, которая была растрёпана, почти касались земли. Большие раскосые испуганные шартрезовые глаза, смотрящие на меня с ужасом. В остальном её черты были аристократическими и утончёнными, как и у большинства представителей альвийской расы, правда девочка была слишком тощей, видимо её редко кормили. На этой мысли я со всей дури раздражённо ударил хвостом по земле и, сам этого совершенно не ожидавший, отпрыгнул. Твою ж... ругался я про себя, да что со мной? В момент когда сознание подсунуло ответ я бодался с деревом, пытаясь вытрясти дурь из головы.
   Нагнавший меня отряд ждала довольно оригинальная картина маслом "Абзац товарищи, дракон в шоке". Я сидел под деревом и смотрел в одну точку. Вокруг словно ураган прошёл. Вырванные с корнем и просто растерзанные деревья, опилки, земля взрыта и раскидана комьями.
   - Глетиэль. - Позвал осторожно меня Ник, первым придя в себя от тихого афига.
   Когда я повернул голову и попытался сфокусировать на нём взгляд, по мне ударило волной животного страха. Зашипев я ощерился и попятился. Когда это прошло я, с унынием, посмотрел на напуганного, но не сдвинувшегося с места мужчину, тихо проскулив:
   - Я запечатлелся. - Уронив голову на землю я прикрыл её лапами. - Вот только этого мне не хватало для полного счастья.
   - А что это значит? - Поняв, что я им не угрожаю, отряд спешился и направился ко мне вслед за командиром.
   Открыв один глаз я окинул удивлённо-любопытные лица и вкратце рассказал им то что узнал ещё от отца.
  
   Когда мне перевалило за третий десяток, совсем ещё детский сад по драконьим меркам, отец позвал меня на край скалы у водопада. Сначала мы просто любовались видом, а затем он начал издалека, стараясь разъяснить интересовавший меня момент жизни драконов.
   - Пап, а что такое запечатление? - Он укладывал меня спать и мой вопрос ввёл его в ступор.
   - Завтра расскажу, а сейчас спи. - Поцеловав меня он ушёл, бурча что-то себе под нос.
   Оказалось, отец совершенно был не готов, настолько рано, вести подобный разговор, но мама настояла. Пришлось взрослому дракону немного смущаясь посвящать меня в процесс взрослой жизни.
   - Понимаешь сын, запечатление - это процесс распознавания и единения второй половинки дракона. - Увидев, что пока я всё понимаю он продолжил. - Мы влюбляемся лишь раз и не можем пропустить ту единственную или единственного, поэтому видимо природа создала для нас подсказку. Когда дракон запечатлеется он связывает свою душу и тело с любимой(ым). Чувствует всё что чувствует половинка, по мере укрепления связи возможно даже ментальное общение. До сих пор не известно, как именно это происходит и почему, а так же у всех эта связь работает по своему.
   - Это возможно только с драконами? - С любопытством заглядывая отцу в глаза поинтересовался я.
   - Нет, не только с драконами, и даже не только с противоположным полом. - Тяжело вздохнул он. - С драконами это происходит обоюдно, а вот с другими расами редко и далеко не факт, что подействует на обоих.
   Тогда я не понял, что именно это значило, зато теперь мозг отказывался верить в происходящее.
   "Капец, приплыли. Она же совсем ребёнок, да и я вроде как помирать собрался. Вух, вроде отпустило. Хорошо хоть женская особь, спасибо матушка природа. Так хвост в зубы, прощаемся с наёмниками и в путь, навстречу смерти. Так, решился, теперь надо разжать челюсти и издать звук. А девочка? Так а мне какое до неё дело? Подумаешь продадут в рабство, попадёт к какому-нибудь толстопузому садисту и абзац, ничего страшного. Да прекращай ты биться головой об дерево ящер-переросток. Хватит я сказал, так раскрой крылья. Как махать ими надеюсь помнишь? Нет, странно. Арррр... язык прикусил, пока челюсть разжимал. Растудыть твою туды, что со мной происходит? Вон уже люди странно косятся, да перешёптываются. Живо приходи в себя чудо в чешуе. Аррр... ладно отставить, хватит мучать себя бедного."
   Пока я уговаривал сам себя наёмники решили устроить обед, однако ловили каждое моё движение, изменение морды и вообще пристально наблюдали. Тяжело вздохнув я сменил ипостась и уже спиной прислонился к дереву.
   - Тяжело это наверное, вон как себя мучаешь. - Рядом присел Ник.
   - Верить отказываюсь, вот зверь внутри и упрямится. - Опять вздох. - Даже крылья раскрыть не дал, зараза.
   - Так а в чём проблема то? - Его внимательный взгляд, словно сканировал меня на предмет лжи.
   - Да в том, что я вроде как помирать собираюсь, успел потоптаться по самолюбию каждого из правителей. Совет вон вообще коврик с радостью из меня сделает, видимо у них ноги мёрзнут по голому полу ходить. А она... - Я многозначительно посмотрел на место где притихли рабы. - Мало того, что ребёнок, так ещё и раб добровольный. Пленные альвы редкость, товар невероятно дорогой и вероятнее всего на заказ.
   - Да дилемма. - В глазах его заплясали чертенята. - А убить нас не вариант и забрать девчонку?
   - Я даже не думал об этом. - Растерялся я, хлопая ресницами.
   - Вот теперь я тебе верю, такую реакцию не сыграешь, да и амулет молчит. - Он показал мне висящий на его шее кругляш, не плохо сделанного амулета. - Она не на заказ, там ситуация мутная с ней получилась, я так и не понял, как она в лесу оказалась в этом ошейнике, вот сам её и спросишь. Забирай.
   Видимо небо рухнуло мне на голову или я сошёл с ума, да плюс ко всему слуховые галлюцинации дикие начались.
   - Чего? - Прохрипел я.
   - Говорю сопроводишь нас до границы земель и девчонка твоя. - Развеселился Ник. - Ну что рот открыл и глазами хлопаешь? Ошейник я перенастроил, ключ у нас, девчонку никто пальцем не трогал, я своим подобного не позволяю. Так что как говорится, прим в дар за спасение наших жизней.
   Двоякое чувство я испытал. Хочется и придушить и расцеловать мужчину одновременно. В конец растерявшись, что мне не нравилось, я решил разобраться в себе позднее.
   - Ник.
   - Ммм?
   - Я ещё сам не понял, что чувствую по этому поводу, но прими от меня вот это. - На его руку плавно опустилось "Око химеры", теперь настала его очередь округлить глаза.
   - Это же...
   - "Око химеры" - мощный артефакт защищающий своего хозяина от любых атак, физических и магических, и единожды могущий спасти ему жизнь. Передаётся только в дар, иначе не действует на обладателя. - Я видел, что он это и так знал, как знал и цену этой цацки на чёрном рынке. Можно сказать обмен почти равный, хотя девочка стоила бы чуть-чуть больше.
   - Спасибо. - Наконец отмер он.
   - И тебе.
   Быстро спрятав его в кармане, он подмигнул мне и направился в сторону рабов. Обернувшись удостоверился, что я следую за ним и на этот раз аккуратно вынул ребёнка из общей кучи тел. Руки сами потянулись вперёд, но по ним ударил магический заряд, заставляя отдёрнуть. Мужчина рассмеялся и начал настраивать ошейник на меня. Вот такая забавная штука магия, ошейник настраивается на хозяина, остальных, без разрешения протянувших загребущие руки, дико лупит магией не позволяя тронуть раба или причинить тому вред, действует в обе стороны. Впрочем он же заставляет раба беспрекословно починятся.
   Когда ошейник засиял, а затем потух, оповещая что настройка завершена, я сразу же сцапал девочку в свои объятия, чем напугал. Я так в маньяка превращусь, и в извращенца заодно. По ещё тонкой связи ударил страх и я аккуратно приподняв перепачканное и заплаканное лицо за подбородок заглянул в шартрезовые глаза. Ещё немного и я сам с криком "Мама, помогите убивают!" убегу в лес. Нужно было успокоить ребёнка, душа в котором и так на честном слове держалась.
   Видимо что-то увиденное в моих больших глетчерных глазах её успокоило, потому что хрупкая ручка потянулась и погладила меня по щеке. "Спи" - шепнул я, применяя магию амулета и её глаза сомкнулись.
   - Похоже тебя признали. - Хохотнул Ник. - С нами она вела себя словно загнанный зверёк. А зачем ты её усыпил?
   - Ну, во-первых, я оставил на поляне свои вещи, за которыми придётся смотаться, а во-вторых, придётся лететь до ближайшей деревни и искать девочке одежду, а то я за себя не ручаюсь, если с неё платье всё время будет сваливаться. - Выдал я.
   - Ну вещи мы твои захватили, а вот про деревню ты верно сказал. - Он перевёл взгляд с ребёнка на моих руках и сложил два плюс два. - Так вот чего ты тогда так резко умотал.
   Ржач стоял дикий. Но я не злился, что даже странно. На душе было легко и спокойно, словно так и должно быть. Прислушавшись к себе я понял, что зверь внутри едва не мурчит от восторга.
   - Пошли, пообедаем, да двинемся, к вечеру будем в деревне у тракта, там и оденешь её. Полагаю она раньше всё равно не проснётся.
   - Да.
   - Извини, а ты испачкаться не боишься или порвать такой красивый наряд? - Не выдержав задал вопрос человек.
   - Он сделан альвами и пропитан магией, не позволяющей ткани ни пачкаться, ни рваться.
   Прижав девочку плотнее к себе, я пошёл следом за человеком к костру. Вид спящей на моих руках альвийки, весьма удивил народ. Ник вкратце рассказал им что происходит, вызвав восторг и согласие всех членов отряда. Пообедав мы двинулись в путь. Вот тут-то и встал вопрос, как мне нести ребёнка, если самостоятельно она сидеть не может, а в лапах я боюсь ей что-нибудь сломать. Немного поспорив и поругавшись, пришли к выводу что кому-то придётся лететь на мне, а так как кроме Ника я на себя никого добровольно не посажу, да и его не хотелось бы, но надо, было решено.
   Получив моё соглашение, он забрался на мою спину и я приказав ошейнику, подал ему ребёнка. Так аккуратно и плавно я ещё никогда не взлетал. Уже в воздухе улыбающийся Ник прошептал "вот такой вот сюрприз, на хвост неразумного дракона", я лишь улыбнулся про себя в ответ.
  

Глава 21

"Вопросы"

  
   На бреющем я летел, стараясь не сильно махать крыльями и не подниматься высоко, где гуляет ветер. Труднее всего было сдерживать себя не приземлиться и не выхватить ребёнка из чужих рук, а так же не поворачивать постоянно голову. Мы не отставали от отряда, спокойно продвигающегося по лесной дороге в сторону тракта. Пока летели я весь извёлся, поэтому деревня показавшаяся на горизонте стала чудом дарованным богами.
   Слишком медленно, чёрт когда же закончится эта пытка.
   Спустя час отряд въехал в деревушку и я, приземлившись, наконец-то принял из рук мужчины ребёнка, лишь тогда почувствовав спокойствие. Отряд весело переругиваясь распрягал лошадей, а я пошёл внутрь следом за Ником, рабов спрятали в лесу. За время всего путешествия я лишь раз видел, чтобы их кормили. Морок и спящее заклинание наложенные на них были достаточно качественными, чтобы не переживать за сохранность живого товара.
   Увидев наемника, хозяин расплылся в улыбке, узрев меня нахмурился, переведя взгляд на ребёнка у меня на руках, увидел ошейник и вовсе помрачнел. За барной стойкой стоял человек, что редкость, если учесть, что мы ещё на альвийской территории. Обернувшись я окинул взглядом зал, лишь несколько столиков были заняты и за одним из них сидели альвы.
   Твою ж... везёт мне, как всегда. Взгляды у обоих мужчин были такими, что свою участь я в них разглядел весьма отчётливо и во всех подробностях. Да, фиолетово мне, товарищи. Фыркнул я про себя и вернулся к разговору бармена и наёмника. Видимо я что-то пропустил, ибо когда я повернулся бармен тепло мне улыбнулся и протянул ключ от комнаты.
   - Ник, что произошло? - Спросил я уже поднимаясь по лестнице.
   - Придётся заплатить ему и всё будет в порядке.
   - Ясно. - Как всегда в мире, всё решают деньги.
   Мы разбрелись по комнатам, договорившись увидится с утра. Разумно рассудивший Ник догадался что к ужину я не спущусь. Опустив хрупкое тело на кровать, я первым делом осмотрел комнату. Ничего примечательного в ней не было. Выполнена была в теплых терракотовых тонах, чисто и уютно. Ванная оказалась на редкость большая для подобных заведений, в той же гамме что и комната. Видимо играло немаловажную роль то что постоялый двор был на тракте и приносил хороший доход.
   Окинув взглядом свернувшееся в клубочек тело, я накрыл её покрывалом, наплевав на грязь, и закрыв дверь на ключ спустился вниз. Правда перед этим я воспользовался кристаллом чтобы запомнить рост и телосложение ребёнка, на глаз одежду я не подберу, да захватил кое-что из сумки с вещами. Бармен встретил меня улыбкой которая стала гораздо шире когда перед ним опустилась оговорённая заранее сумма.
   - Подскажите, мне нужна детская одежда, есть ли в вашем поселении возможность разжиться нечто подобным? - При этом ещё несколько монет легли на стол.
   - Вам нужно к Мири, дети у неё уже выросли, а вот одежда должна была остаться. - Спустя пару минут задумчивости ответил он, за что получил ещё пару монет.
   Обрисовав мне маршрут, он спросил скоро ли я вернусь и доставить ли в комнату ужин. С предложением ужина к комнату я согласился, правда попросил, чтобы его доставили сразу же после моего возвращения. На этой ноте я вышел и полной грудью вдохнул вечерний воздух. Скользнувшие за мной тени я прекрасно разглядел, да и было довольно ожидаемо от ушастых такое поведение.
   Женщина нашлась довольно быстро, услышав мою просьбу она искренне удивилась. Не став врать и придумывать, я рассказал ей слегка подкорректированную версию. Поохав и поахав за судьбу бедного ребёнка она провела меня в дом и мы выбрали одежду которая устраивала меня и по мнению Мири подошла бы изображению из кристалла. Женщина вырастила пятерых детей, поэтому я просто не мог с ней не согласиться. Поблагодарив и оплатив помощь, я направился обратно, уже на ходу активируя защитный контур. Ещё один бездарно потраченный мной амулет.
   Прилетевшая стрела отскочила, не причинив мне никакого вреда. Сзади ударили ножом, но это тоже не возымело эффекта, тогда рядом со мной оказались два альва ранее виденные мной в таверне.
   - Уважаемые альвы, прекратите пытаться меня убить, для этого я не совершил ничего противозаконного. - Вежливо проинформировал я товарищей, про себя добавляя - почти.
   - Ты пленил нашего сородича. - Прошипел один.
   - Мы убьём тебя и заберём её. - Прорычал второй.
   - Значит так, смотрите внимательно. - Я устало потёр висок и расстегнув одежду позвал татуировку.
   Отозвалась она мгновенно. На моём плече показалась удивлённая мордочка красной саламандры, а рядом не мене удивлённая дракона. Эту саламандру, стража королевского рода альвов, должен был знать каждый ушастый. Они ошалело уставились на сиё чудо, которое не преминуло рассмотреть их и показав язык скрыться на моей спине, что в точности повторил дракон.
   - Надеюсь этого стража вы узнаёте? - Застёгиваясь уточнил я у замерших соляным столбом альвов. Они синхронно кивнули. - Господа, может продолжим разговор в за кружечкой пива?
   Такой подлянки они от меня не ожидали, ведь после покушения и увиденного они вроде как чувствовали себя виноватыми, да и любопытство разыгралось не на шутку. Вернувшись на постоялый двор я попросил меня ненадолго извинить и предупредив хозяина, что ужин пока не нужен поднялся в комнату. Девочка по прежнему спала свив некое гнездо из подушек и одеяла. Оставив одежду я спустился вниз, заперев за собой дверь.
   Альвы с нетерпением ждали моего возвращения, а мне нужно было с кем-то поговорить. Вот прибило меня на ля-ля и всё тут. Сделав пару жадных глотков пенного напитка, я заговорил. Естественно, о том что наёмники здесь я умолчал, досочинив вторую группу у которой я отобрал девочку, а затем присоединился к этому отряду.
   - А почему ты просто не отпустишь её?
   - Или не отдашь её нам?
   - Я запечатлён на неё, - опустив голову прошептал я. Альвов проняло, они были осведомлены о том что это такое. - Ребят вы в Эльмариэн направляетесь? - Они кивнули. - Передайте привет принцу, кстати это его страж на мне, и попросите связаться со мной, чтобы он забрал ребёнка. Кроме Рендариэна я её никому не отдам.
   Итак большие раскосые глаза стали совсем огромными, они кажется догадались, что сначала лучше поговорить, а уже потом пытаться убить. Не всё решается грубой силой. Быстро набросав координаты магического артефакта, через который со мной можно связаться, поблагодарил ушастых и свалил к себе.
   Поднимаясь, мечтал принять ванну, переодеться и распластаться на кровати. Наивный я. В комнате меня ждал весьма напуганный и проснувшийся сюрприз. Я чуть по двери не сполз когда увидел из своеобразного кокона одеяла шартрезовые глаза. Растерявшись я не знал, что предпринять. Из раздумий меня вывел стук в дверь, принесли запоздалый ужин. Забрав у хозяина поднос с едой, я закрыл дверь и заметил настороженно-голодный взгляд.
   - Значит так. - Одеяло вздрогнуло. - Меня зовут Глетиэль, я дракон. Еда горячая ешь аккуратно, я пошёл в ванную.
   Вытащив из сумки белые свободные штаны, в которых предпочитал спать, я направился в ванную. Как не хотелось мне понежиться подольше, но пришлось вылезать, когда я чуть не наглотался воды оттого что задремал. Насухо вытерев полотенцем волосы и натянув штаны, я вышел в комнату. Где стоял там и замер.
   Ребёнок успел поесть и выбравшись из под одеяла с интересом рассматривал принесённые мной вещи. Увидев меня, она метнулась к одеялу, но была перехвачена на пол пути. Пришлось зажать рукой рот, потому что по ушам ударил ультразвук.
   - Приказываю тебе молчать и слушать. - Выбора у меня особого не было, да и сил сейчас всё объяснять тоже.
   Опустив руку я испытал злость на самого себя, а её растерянные глаза заставили ещё и почувствовать себя редкостной скотиной. - Ванная там, уже набрана, приведи себя в порядок и надень чистую одежду. - Я выбрал костюм состоящий из белых туники и бриджей, решив, что пока это сойдёт за пижаму. Подтолкнув ребёнка в сторону ванной, за дверью которой она послушно скрылась я используя амулет, вот не думал даже что он пригодится, привёл постель в нормальное состояние и растянулся на одеяле, прикрыв глаза. Как не хотелось спать, но я прислушивался к звукам. Когда из ванны показалось нечто белое, с волос которого на пол капала вода, мне стало совершенно стыдно, полотенце то я не отдал. Рядом с ней я оказался даже раньше чем понял, что делаю. Накинув на голову ребёнка полотенце я стал магией сушить на ней промокшую одежду. Спустя пару минут передо мной стояло невероятно пушистое насупленное нечто и зло сверкало большими шартрезовыми глазами.
   Оторопев я сел, там, где стоял, пытаясь понять, что же я сделал не так. Пока я перебирал в уме свои действия, моей щеки коснулись. Я чуть не подпрыгнул от неожиданности. Мда, занимаясь само копанием, нужно не забывать, что из выкопанной ямы ещё и вылезать придётся. Замерев я позволил исследовать своё лицо. Её касания были тёплыми и приятными. Заинтересовавшись состоянием хозяина на моём плече показали две любопытные мордахи, чем вызвали безумный восторг ребёнка. До меня медленно стало доходить что если она и дальше продолжит исследовать моё тело с таким энтузиазмом, то я точно стану извращенцем и возможно кем похуже. Девочка тем временем гладила по голове дракона, на моей ключице.
   Пора спать. - Поняв, что больше не могу это выносить, я отстранился от рук, за чем незамедлительно последовало недовольное сопение.
   Поднявшись на ноги я двинулся в сторону кровати, которая была одна, но довольно просторная, и залез под одеяло. Едва моя голова коснулась подушки, глаза начали нещадно слипаться. Неимоверным усилием воли я оторвал голову и посмотрел на ребёнка, который в нерешительности переминался с ноги на ногу.
   - Придётся сегодня поспать со мной. - Увидев страх в её глазах, я уточнил. - Я не собираюсь тебя даже пальцем трогать, просто пока у нас нет другого выхода. Иди сюда. Да и можешь говорить, прошу только не кричи, перебудишь весь двор, проблем не оберёмся.
   Это было последним на что меня хватило, тяжёлая голова коснулась подушки. Какое-то время было тихо, а затем я почувствовал шевеление и рядом опустился ребёнок не решаясь укрыться, пришлось самому укрыть её, отдавая большую часть одеяла. Которое буквально тут же свернулось в компактный клубок и спустя пару минут ровно засопело, вызвав на моём лице улыбку. На этом сознание погасило свет и отправилось спать.
  
   Утро началось... в общем странно оно началось. Ещё не разлепив сонных глаз я буквально заурчал от нежных прикосновений. Растекаясь под нежными пальцами, я продолжал какое-то время балдеть. Реальность ворвалась внезапно, словно ведро ледяной воды остудив мой пыл.
   Во сне я подгрёб девочку к себе и сейчас держал её за талию, а проснувшийся ребёнок играл с живыми стражами на моей обнажённой груди. Кровать я покинул в рекордные сроки, залетел в ванную и помог себе сам. Ледяная вода, которую я от переизбытка эмоций чуть не превратил в лёд, прекрасно с этим справилась. Когда, наконец, успокоился и вылез, губы были синего цвета, меня бил озноб. Да и к некромантам всё, главное душевное равновесие, которое решительно покачнулось после сегодняшнего утра.
   В комнате меня вновь встретил кокон из одеяла с испуганными глазами. Первым желанием было развернуться и постучаться таки головой об стену, напугал ребёнка, а вторым разозлиться уже на неё, да и на себя заодно. Что ж я так реагирую?
   Как общаться с детьми я не имел ни малейшего представления. В итоге, так ничего не придумав, я прошёл и лёг на кровать. Одеяло дернулось, но передумав, осталось на месте. Я затаился, сам себе, напоминая хищника на охоте. Солнце только ласкало горизонт первыми лучами, поэтому времени было навалом.
   Наблюдая за робкими попытками одеяла, сдержать тянущиеся к носящимся по моему телу татуировкам руки, старался не спугнуть. Любопытство победило осторожность, и показалась белая макушка. Стражи, почувствовав пристальное к себе внимание решили развернуться по полной, устраивая показательные баталии, да так что я сам засмотрелся.
   Переливающийся звоном колокольчиков смех и переползший на ребёнка страж-дракон стали огромной неожиданностью, я чуть на пол не упал. Теперь путешествующий по девочке дракон щекотал её, чем вызывал бурное веселье. Стражи не покидают своих носителей, по крайней мере, я никогда не слышал о подобном. Нужно будет Рену рассказать, может он просветит насчёт столь необычного феномена. Нам с саламандрой оставалось только наблюдать за хвостатым проказником, который набегавшись, уставился на меня в ожидании руки, дабы вернуться на законное место.
   Угомонившись, они аккуратно замерли на моей ключице, превращаясь в рисунок. Повисла тишина, в которой я отчётливо слышал стук своего сердца. Что теперь делать? Вздохнув, я прикрыл глаза, прислушиваясь к себе, но прежде чем успел это сделать, кожи коснулись мягкие, словно шёлк волосы, а затем опустилась голова ребёнка. Замерев, я старался даже не дышать.
   - Сиатриэн. - По коже, где её дыхание коснулось меня, разлилось тепло.
   Хм, одно слово способно сделать из меня лужу нежности и нирваны? Вот что с драконами альвийки делают. Соберись, ребёнок тебе что-то говорит. Я чуть с размаху по лбу себя не ударил.
   - Погоди, ты сказала Сиатриэн? - Удивился я и пригляделся к насупленному пушистику у себя под боком. - Мда, весёлые у тебя родители. Назвать ребёнка - танцующей кошкой. - Когда послышалось недовольное сопение, я поспешил исправиться. - Знаешь у тебя действительно большие и красивые шартрезовые глаза, что делает их очень похожими на кошачьи.
   Ребёнок, какое-то время сопел переваривая услышанное и видимо остался довольным. В это время я с умилением разглядывал её. Она действительно была похожа на кошку, только дикую. Белые всклокоченные волосы, словно стоящая дыбом шерсть, окутывали её почти полностью, и на фоне этого сверкали большие раскосые шартрезовые глаза. Когда она чуть-чуть подрастёт, из милого котёнка получится, весьма опасная дикая кошка.
   - Точно.
   - Ммм?
   - Я понял, кого ты мне напоминаешь - лурна. - Просиял я, смутив ребёнка. - Ты очень красивая.
   Капец, детям комплименты развешиваю, извращенец. Попросив выпавшую в осадок и ругающуюся совесть, залезть туда откуда вылезла, притвориться ветошью и не отсвечивать, я внимательно рассмотрел ребёнка.
   Нужно признаться в безразмерном платье, я не разглядел, что скорее это не ребёнок, а подросток. Причём по росту слегка не достающий мне до плеча. Стройные изгибы, худого тела и небольшая грудь, округлости которой я видел сквозь белую ткань туники. Сглотнув, я постарался успокоить разогнавшуюся кровь.
   - Сколько тебе лет? - Вопрос не отличался гениальностью, но раньше мне в голову просто не приходил.
   - Сорок один. - Кончики её ушей заалели.
   По драконьим меркам подросток, по альвийским ребёнок. До совершеннолетия ей ещё тридцать девять лет. Если я хоть пальцем её трону, мало того, что сам себя не прощу, так ещё и Глессариэн мне хвост бантиком завяжет, а Рен ему поможет. Ну ничего мы подождём, не так уж и много, время быстро пролетит. Э, чего? Кто это сейчас подумал? Мы вообще-то помирать собрались, так что нечего мне тут. Втянув носом, воздух я серьёзно посмотрел девушке в глаза. Нужно прояснить всё раз и навсегда.
   Я сел облокотившись на спинку кровати, она села напротив зябко кутаясь в одеяло, стараясь держать дистанцию, будто догадывалась что разговор её не понравится. При этом так смешно морща носик, что невольно ассоциировалось у меня с кошкой и вызывало улыбку.
   - Сиатриэн, ты многое знаешь о драконах? - Она отрицательно качнула головой.
   - Я выросла в небольшом альвийском городке Лоссээн. Он находится недалеко от тракта и славится своей торговлей. - Глаза её стали печальными. - Однажды ночью в наш дом ворвались люди в чёрных мантиях с красными символами на спине. - На её лице отразился ужас, словно она переживала это заново. - Родители, не успев оказать должного сопротивления, были убиты. Никто не ожидал подобного в центре мирного города. Они были торговцами, а не войнами. - Первые капли скользнули по её лицу, чертя несмелые дорожки. - Нас было двое детей, я и мой младший брат. Хоть мы и спрятались, нас быстро нашли. К горлу брата приставили нож, а мне протянули ошейник. - Всхлипнув, она продолжила. Мне было больно, я чувствовал её горе и печаль, а так же страх перед тем существом. - Глядя во впалые глаза замершего напротив, я не могла отказаться, пытаясь спасти брата, но как только ошейник на моей шее защёлкнулся, ему перерезали горло. Я кричала и плакала, за что получила несколько сильных ударов и потеряла сознание. Пришла в себя уже в лесу, рядом стоял он. В бледном свете луны его обтянутое кожей лицо было похоже на, сверкающий хищными огоньками глаз, череп. Он приказал мне не двигаться и не сходить с места. Там меня и нашли наёмники.
   Слёзы нескончаемым потоком лились по её лицу, а сама девочка прижималась ко мне, ища утешения. Я крепко прижимал её к себе и гладил по волосам, позволяя выплеснуть все переживания. Затихла она не скоро, я особо не вырывался. Было тошно, в душу словно нагадили. Зато мысли бешено носились, вырисовывая полную картину.
   Из рассказа выходило, что на её семью напали некроманты. Не было печали, некромантов принесло - выругался я про себя. Вот и получается, хотя... нет, все-таки факт, её семья была убита из-за меня. Слишком лёгок был мой путь, будто специально дорожку стелил кто. Откуда они могли узнать, что именно эта альвийка моя единственная? Этот вопрос ввинчивался в сознание, вызывая бурю эмоций. Кто же тот ловкий кукловод, что дёргает за ниточки? На что была сделана такая ставка? Откуда знали, когда именно я покину дворец альвов? С каждой секундой вопросов становилось всё больше, грозя похоронить меня под ними. Разболелась голова.
   Застонав, я сполз на подушку. Едва моих висков коснулись её нежные пальцы боль разом отступила, оставляя место благодарности. Пока я решил умолчать о своих догадках и плыть по течению, но быть на стороже. Пусть думают, что всё идёт по плану, посмотрим, кто окажется в конце дорожки, а там по обстоятельствам. Значит, сестрёнка засуетилась, узнав о чудесном воскрешении брата. Встреча родственников должна получиться поистине эффектной. Мысленно оскалившись во всю драконью пасть, я даже облизнулся.
   - Ты спрашивал меня о драконах, зачем? - Меня легонько дёрнули за прядь волос, привлекая внимание.
   - А что ты хочешь о них знать? - Поморщившись я открыл глаза. Тема была весьма щепетильной, но лучше ответить на все вопросы честно, чтобы потом не попасть впросак.
   И начались нескончаемые вопросы, лучше бы меня пытали калёным железом, чем таким внимательным взглядом.
   - Сколько тебе лет?
   - Триста шестьдесят шесть. - Её губки сложились буквой "о", вызвав у меня приступ смеха.
   - Я слышала, что драконы бывают разных видов и цветов, какой ты?
   - Я ледяной.
   - Как это?
   Я рассказал ей свою историю, иногда умалчивая о незначительных на мой взгляд фактах. Рассказал о своих друзьях альвийском принце и дэве, попутно рассказывая кто такие дэвы. Даже о проделке во дворце поведал, она с энтузиазмом слушала и задавала вопросы, я охотно отвечал.
   - А почему ты при первой нашей встрече, когда человек вытащил меня из толпы, так странно себя вел? - Задумчиво, но не сводя с меня любопытных глаз, спросила она.
   - Я... - готов был сквозь землю провалиться, лишь бы не пришлось отвечать, но не судьба. - Я запечатлен с тобой.
   - А как это?
   Пришлось рассказывать ту же историю, что и наёмникам, заодно объяснив, чтобы она если увидит таких же стражей как мои, не трогала их руками. Попутно я ответил ещё на сотню разных вопросов, вот казалось бы и всё, но нет же, это маленькое... сокровище, решило добить меня спросив в лоб:
   - Значит ты ведёшь себя так, потому что хочешь меня? - Я подавился воздухом и ещё долго кашлял. Щеки и уши накалились, грозя осыпаться пеплом. Видя моё смущение и смятение, она кивнула своим мыслям. - Тогда что тебе мешает просто это сделать?
   На этом моменте меня переклинило. Краска с лица резко схлынула. Сердце забилось часто-часто, разнося леденеющую кровь по венам. Что? У неё уже кто-то был? Или, не дай боги, с ней кто-то посмел это сделать против воли?
   Глаза стали вертикальными щёлками. Девочка испугавшись столь резкой смены настроения, соскочила с кровати и стала отступать к ванной. Я был в ярости, уже сам себе на придумывав много разного. Последняя заглянувшая мысль была, что может она просто лёгкого поведения. Ещё немного и я перестану контролировать себя. Плавно по кошачьи я двинулся в её сторону, не разрывая контакт с испуганными глазами, заставляя оставаться на месте. А действительно, что мне мешает? Рыкнув я прижал её к стене своим телом, перехватывая хрупкие руки и впился в губы поцелуем.
   Тело подо мной дрожало, в глазах застыл ужас. Разорвав поцелуй я прошёлся языком по ушку и прикусил мочку, она замерла, а я перешёл на нежную кожу шеи покусывая и целуя. Отрезвили меня беззвучные слёзы, заставляя резко отстраниться.
   - У тебя уже были мужчины? - Голос был хриплым и злым.
   - Нет.
   - Тебя... тебя... - договорить я просто не мог, боясь вновь сорваться.
   - Нет, что ты. - Она отошла от шока и осмыслив произошедшее, пришла в ужас. Мои вопросы добили окончательно, дав понять, что я подумал и почему пришёл в бешенство.
   - Тогда зачем ты задала подобный вопрос? - Глухо спросил я, не смотря в её сторону.
   Всё-таки женская логика, абзац для мужской психики. Я искренне старался понять мотивы, но под конец просто ржал в голос. Оказывается, она боялась за себя и дабы уточнить не причиню ли я ей вреда, задала вопрос таким образом не подумав. Когда я пришёл в ярость, она испугалась что сказала что-то не то. Ещё она пыталась понять причины моего странного поведения. Она слышала кроем ушка от более старших девушек, про то как вести себя с мужчиной и как именно уточнить, что ему нужно.
   Пока я старался не сильно кататься по полу, от смеха у меня уже выступили слёзы, она насупилась, вновь превращаясь в маленький пушистый комочек.
   - Прости. - Отсмеявшись, сказал я серьёзно.
   - И ты меня, теперь я понимаю, что сказала глупость.
   - Я просто очень испугался что...
   - Я поняла. - Перебила она меня, дабы избежать неловкости.
   В следующее мгновение её руки обвили мою шею, голова легла на плечо, а я уже крепко прижимал её к себе.
   - Ты обещаешь, что защитишь меня, Глетиэль? - Сорвавшееся с её уст имя, растопило лёд моего сердца. Никогда прежде я не испытывал подобного, просто чувствуя её эмоции.
   - Драконы, любят лишь раз. - Она поняла.
   Прервали нас бесцеремонным стуком в дверь, открыв которую я увидел уже бодрого Ника. Уточнив что у нас осталось пол часа до ужина, человек ушёл, тепло мне улыбнувшись.
   - Беги в душ, соберёмся, позавтракаем и в путь. - Я копался в сумке подбирая одежду.
   Не дожидаясь повторной просьбы, она схватив одежду быстро исчезла в ванной. Я успел одеться с тёмно-синие штаны и белую с синим узором тунику до бедра, с разрезами по обе стороны, когда он появилась в комнате. Мокрые волосы были темнее обычного, на неё были золотисто-зелёные бриджи и туника. Наряд идеально на ней сидел, подчёркивая цвет глаз и красиво облегая фигуру.
   - Собирайся и держись рядом со мной. - Моргнув я собрался с мыслями.
   - А... - она подцепила тонкими пальчиками ошейник.
   - Прости, я пока не сниму его. - Волна тревоги, заставила уточнить. - Мы встретимся с альвийским принцем, моим другом, который заберёт тебя и тогда я сниму его. Пока нам обоим будет безопаснее так. - Не поверила.
   Подойдя к ней вплотную, я обнял её. Это было необходимо, дабы заставить понять мои слова.
   - Сосредоточься и потянись ко мне, иди моему стражу. Почувствуй меня. - На её лице мелькнули недоверие, удивление, понимание. - Чувствуешь?
   - Ты обеспокоен. - Выдохнула она мне шею.
   - Это наша связь, которая постепенно будет становиться лишь сильнее. Теперь ты мне веришь? - Я поднял её голову и заглянул в глаза, увидев в них... доверие. Теперь она верила в мои слова.
  
   Завтрак прошёл быстро и вот мы уже стоим на улице. Наёмники седлают коней, я принимаю ипостась дракона и у нас возникает проблема.
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"