Золотухин Дмитрий Евгеньевич: другие произведения.

Туман войны. Часть 3. Великое плаванье

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Третьей частью я заканчиваю "Туман войны". Приятного чтенья!

  С благодарностью - Наталье Некрасовой, чье описание
  Дальнего Востока Средиземья послужило
   основой Артанской Империи
  и вдохновило меня на создание истории
  Великого плавания.
  
  Король Барахир, объединивший под властью Арнорского Королевства, северных дунаданов, дунландцев, хоббитов и изенгардских орков, по сути создал современный Арнор. Северное Королевство показало себя гораздо более крепким государством, чем ожидали многие. За прошедшие пять столетий Аннуминас утратил только горный Дунланд. Береговые дунландцы, раддурские орки и хобиты по-прежнему остаются лояльными подданными Арнора, опровергая многочисленные прогнозы о грядущем распаде "лоскутного королевства".
  Из книги Тайлин Экор "На переломе эпох". 2248 г. Л. Х., Дол Эмрос.
  
  ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
  ВЕЛИКОЕ ПЛАВАНЬЕ
  1. Лонд Ворн, 1 мая 1727 г. по летоисчислению Хоббиттании
  - Держись, сынок. Ты теперь мужчина. Береги маму, - сказал Халбард, склонившись к сыну. Двухлетний Туор серьезно кивнул.
  Поднявшись, Халбард осторожно обнял жену. Уткнувшись лицом в серую ткань флотского мундира, Роза всхлипнула. Когда женщина подняла голову и взглянула в глаза супругу, она уже улыбалась, но в глазах стояли слезы.
  - Мое дело - ждать, и я тебя дождусь, - сказала Роза. - Ты только возвращайся.
  - Я вернусь, - коротко ответил Халбард, с любовью глядя на жену. - Береги сына.
  Все уже было сказано. Адмирал принц Халбард уже сдал командование вице-адмиралу Гилдору (который получил по такому случаю специально для него изобретенное звание "лейтенант-адмирал"). Уже завершились переоборудование "Эарендила" для экспедиции и погрузка запасов. Большая часть команды уже была на борту. Задержавшиеся матросы и офицеры прощались со своими близкими. Отступив от Розы, Халбаард улыбнулся, увидев, как капитан Фалатар обнимает одновременно жену и двух дочерей.
  По узкому трапу принц поднялся на борт "Эарендила". Развернувшись, он увидел, как на корабль поднимается Фалатар.
  Когда капитан, поднялся на борт, к нему, с разрешения адмирала, обратился боцман "Эарендила", толстяк Вальд.
  - Господин капитан, экипаж на борту, - браво доложил боцман.
  - Поднять трап! - приказал в ответ Фалатар. Затем капитан и адмирал поднялись на шканцы.
  Адмирал принц Халбард оглядел стоящих на юте корабля товарищей. Кроме капитана Фалатара и рулевого, здесь были и отважный лейтенант Хамдир, оставивший в Лонд Ворне жену с маленьким сыном, и знаменитый артиллерист гном Строри, и эльфийский рыцарь Вилварин. Одиннадцать его соотечественников присоединились к размещенному на борту "Эарендила" отряду морских стрелков.
  - Отчаливаем! - сказал принц. - Капитан, отдайте приказ.
  Следовало сказать, что-нибудь историческое, но Халбарду ничего не пришло в голову. Пока капитан Фалатар командовал, адмирал стоял у фальшборта и смотрел на стоявших на причале Лонд Ворна жену и сына.
  Тем временем матросы отдали швартовы и подняли паруса. "Эарендил", подхваченный свежим западным ветром и отливом, поплыл на юг. Последний раз махнув Розе, принц повернулся и бросил взгляд по курсу.
  Галеон шел по фарватеру Барандуина. Справа проплыла Рыбная бухта, в которой еще можно было видеть обгоревшие остовы гондорских кораблей. Река извивалась меж зеленых холмов Мингириата. Лишь через час впереди заголубело Западное море.
  Подготовка к экспедиции существенно изменился красавец "Эарендил". Мощные двадцативосьмифунтовые кульверины, так славно крушившие борта гондорских кораблей, принц Халбард приказал сдать в арсенал; теперь вооружение корабля составляли двадцать шесть восемнадцатифунтовых и шесть шестифунтовых орудий. Сократился и экипаж: с двухсот восьмидесяти до двухсот моряков и морских стрелков. Освободившееся место было занято припасами и бочками с водой. "Эарендил" больше не мог сражаться в линии, хотя все еще был в состоянии отбиться от пирата. Но главное - галеон был готов к многомесячному плаванию в неведомых морях, закрытых для дунаданов со времен гибели Нуменора.
  Разумеется, принц Халбард знал, что смертный на может ступить на благословенную землю Заокраинного Запада и остаться жив. Но эльф - мог, а на борту "Эарендила" находилось двенадцать эльфов. И если "Эарендил" найдет путь на Заокраинный запад, то за ним пойдут эльфийские корабли.
  Но если нет.... Если Прямой путь закрылся навсегда, то, по крайней мере, люди и эльфы узнают об этом. И кто сказал, что, кроме Заокраинного Запада, в Средиземье нечего исследовать? Что все Смертные земли уже открыты?
  
  Выйдя из устья Барандуина в открытое море, галеон "Эарендил" взял курс на юго-запад. Великое плаванье началось.
  2. Тарбад, 12 мая 1727 г. по летоисчислению Хоббиттании
  - До свиданья, любимый. Ступай вперед, как и должно мужчине и орку. Я тебя догоню.
  Азагхал осторожно обнял жену. Ислимэ была на седьмом месяце беременности. После трех лет брака их любовь горела по-прежнему ярко, как в тот день, когда они впервые обнялись на склоне Колдовской Логовины. Азагхалу было не легко расставаться с женой, не дождавшись рожденья второго ребенка, но долг требовал от генерала Арнора исполнить королевский приказ. К чести Ислимэ, она не просила мужа остаться.
  - Береги себя, - сказал Азагхал. - И береги нашу Эстель, - тут он потрепал по голове двухлетнюю дочь, стоящую рядом с матерью. Пиши мне.
  Еще раз обняв за плечи жену, Азагхал сел в седло и выехал со двора. Промчавшись по мощеной улице Тарбада, генерал выехал из города через Восточные ворота.
  За крепостными стенами широко простирался зеленый луг, ныне заставленный запряженными волами и лошадьми крытыми фургонами. Повозки были уже построены в несколько колонн; впереди под синим с серебром знаменем Арнора стояла серый строй орочьей пехоты.
  Когда Азагхал подъехал к солдатам, в строю затрубила труба. Пехотинцы подтянулись, и повернулись на запад, к своему командиру. Подтянулись и гражданские, многие из которых подошли к западной колонне фургонов.
  Подождав немного, генерал Азагхал отъехал намного назад - чтобы его могли видеть и солдаты и гражданские. И обратился к оркам с речью.
  - Орки Арнора! Друзья мои! Его величество, государь Барахир даровал нашему народу земли Раддура - вдалеке от залитой кровью Колдовской Логовины. Раддур - крупная провинция, там много плодородной земли, полноводных рек и рудных жил. Но земли эти дики и неосвоены. Нам предстоит построить на земле Раддура новые города и поселки, распахать целину, защитить наши новые дома и Западный тракт от горных бандитов.
  Впереди нас ждет много хорошей и трудной работы. Но мы - орки! Мы справимся! Раддур на века станет новым домом нашего народа.
  Орки радостно зашумели и закричали. Трудностей они не боялись, а возможность поселиться на новых землях - своих землях, а не быть нежеланными пришельцами среди дунландцев, весьма привлекала бывших изенгардцев.
  - Итак, мы выступаем! - продолжил Азагхал, когда шум улегся. - Соблюдайте порядок на марше, выполняйте приказы колонновожатых (к каждой колонне переселенцев, состоящей из сотни семей, был приставлен офицер или сержант). Старшины поселенцев отвечают за питание и поддержание чистоты в лагерях. Помните - за любое нарушение последует наказание. И помните - впереди вас ждет наша земля, дарованная нам Государем. Если мы будем работать вместе, мы построим наш новый дом.
  Орки вновь радостно закричали. Азагхал махнул рукой, подавая сигнал трубачам. Запели трубы и сначала пехотный полк, а потом и поселенцы двинулись на север - к мосту через Сероструй.
  Оркам предстоял долгий путь. Сначала поселенцам предстояло добраться до Пригорья, затем двинуться на восток по Западному тракту и пересечь Митейтиль по Последнему мосту. За Митейтилем начинался Раддур.
  "Нам придется немало потрудиться, - думал Азагхал. - Но, когда Ислимэ с детьми приедет в Раддур, я приведу ее в дом, достойный арнорской аристократки. И орочьей женщины".
  3. Зачарованные острова, 12 июня 1724 г. по летоисчислению Хоббиттании
  - Спустить шлюпку, - скомандовал принц Халбард, и заскрипели тали. Матросы спускали на воду баркас. Опершись о фальшборт, Халбард окинул взглядом открывшуюся перед ним великолепную панораму.
  Полуденное солнце озаряло голубое море и зеленые острова на западе. Сегодня утром впервые за месяц моряки "Эарендила" увидели землю.
  Отплыв из Лонд Ворна курсом на юг, "Эарендил" запасся водой в устье Изена, после чего достиг полуострова Андрест (крайний запад Гондора) и, увлекаемый северо-восточным пассатом, взял курс на юго-запад. Плаванье проходило спокойно, даже скучно: не было ни штормов, ни штиля, пассат уверенно нес галеон туда, где, согласно древним легендам, лежала священная земля Амана.
  Впрочем, лежавшая перед "Эарнедилом" земля явно не была Аманом. Лесистый берег небольшого острова к югу поворачивал на запад, а к северу резко обрывался. Но капитан Фалатар не стал обходить остров с севера, а приказал с попутным ветром двигаться к югу.
  Ближе к полудню "Эарендил" достиг узкого извилистого пролива между двумя островами. Северный берег пролива был низким, хотя за песчаным пляжем и полосой леса вздымались невысокие горы. Южный - скалистым, обрывистым. Опасаясь входить в незнакомые воды на галионе, капитан приказал обследовать пролив на шлюпке. Командовавший экспедицией принц Халбард дополнил приказ Фалатара. На шлюпке отправлялись морские стрелки; обследовав пролив, они должны были высадиться на северном острове и осмотреть его.
  Сейчас стрелки заряжали мушкеты. Принц, решивший лично возглавить высадку, тщательно зарядил два пистолета и сунул их за пояс.
  - Разумно ли это, Ваше Высочество? - спросил подошедший Вилварин, указывая на пистолеты Халбарда. - Ведь это Зачарованные острова, земли Заокраинного Запада. Там вам не понадобится оружие.
  - Мы знаем о Заокраинном Западе только из легенд тысячелетней давности, - отреза Халбард. - Пока я не убежусь, что здесь безопасно, мои люди будут держать оружие наготове. - Извиниться и разрядить мушкеты мы успеем всегда, а вот враг может нам времени не дать.
  - Но кто, кроме нас, мог добраться сюда? - спросил эльф.
  - Например, харадримы из Симмы, - мрачно усмехнулся Халбард. - Они мореходы лихие. И корабли у них не хуже наших.
  Напоминание о харадских пиратах подействовало на Вилварина так, как и ожидал Халбард. Эльф зарядил собственный мушкет и встал рядом со стрелками.
  - Тогда я с вами, - сказал он.
  
  - Двадцать пять футов! - крикнул матрос, стоящий на носу шлюпки. И начал поднимать лот.
  "Хорошо, - подумал Халбард. - пролив мы прошли. В самом мелком месте глубина шестнадцать футов, что составляет традиционные шесть футов под килем "Эарендила". И пролив защищен от волн, что дает отличную стоянку для корабля". И приказал: - Возвращаемся.
  Шлюпка развернулась и поплыла вглубь пролива. Обогнув песчаную косу - южный мыс северного острова - лодка оказалась в виду галиона, стоявшего у входа в пролив.
  - Просигнальте на "Эарендил": "Войти в пролив и стать на якорь", - распорядился принц. - И правьте к косе. Мы высаживаемся.
  
  Пока матросы вытягивали шлюпку на песок, Халбард, Хамдир и Вилварин, сопровождаемые десятком стрелков, поднялись на поросший пальмами холм в средней части косы. По зеленой траве ходили серые (размером с крупного гуся) короткокрылые птицы с кривыми клювами. Маленькая черная крыса вылезла из-под корней ближайшей пальмы, посмотрела на людей, чихнула и побежала по своим крысиным делам.
  - Совсем непуганые, - пробормотал Хамдир. - Похоже, здесь никто не живет.
  - Эти острова будут жемчужиной Северного Королевства, - сказал принц. - Мы сможем разводить здесь чай, кофе и сладкий тростник, вместо того, чтобы покупать их у харадримов. Но нужно найти подходящую бухту: этот пролив не годится для постройки порта.
  - Это земля Валинора, - провозгласил Вилварин, положив руку на рукоять меча. - С каждым человеком, кто завит на нее претензии, я буду биться насмерть.
  Арнорцы схватились за шпаги. Но Халбард, повернувшись к эльфу спокойно сказал: - Не будем ссорится. Я пока не намерен заявлять свои права на Зачарованные острова. Для начала мы должны их изучить.
  Вилварин коротко кивнул принцу, соглашаясь. Эльф понимал: спор с Халбардом из-за Зачарованных островов еще продолжится. Но не сегодня.
  4. Зачарованные острова, 16 июня 1727 г. по летоисчислению Хоббиттании
  Горели в кострах пальмовые дрова, распространяя по лагерю приятный маслянистый запах. Золотые искры уносились вверх, навстречу крупным южным звездам. Арнорские моряки и эльфы сидели у огня. На палочках жарились ломти пальмовых плодов, похожие на хлебные краюхи (посему местную пальму уже назвали "хлебным деревом"). Аппетитно пахла тушка дронта - боцман убил чересчур любопытную птицу палкой.
  Принц Халбард отошел от костра и огляделся. Команда "Эарендила" разбила лагерь на склоне бухты, у опушки пальмовой рощи. Бухта, изгибаясь, подобно рогу, глубоко вдавалась в землю острова, который принц назвал Эленна.
  - Место это просторно, обильно водой, зверем и рыбой, - произнес Халбард, вспомнив слова старинной легенды. - Именно здесь мы построим новый арнорский город.
  - Ваше Высочество, - принц обернулся и увидел неслышно подошедшего лейтенанта Хамдира. - Вилварин обещал бросить вам вызов, если вы провозгласите Острова арнорскими.
  - Пусть бросит. Принц широким взмахом руки хватил раскинувшуюся перед ним бухту. - Эта пустая земля, что бы не говорилось в древних легендах. И она должна принадлежать Арнору.
  - Вы выйдете на поединок с эльфом, - осторожно спросил Хамдир.
  "Хотя на острове почти две сотни арнорцев - против дюжины эльфов", - мысленно дополнил за адъютанта принц. А вслух сказал: - Да. Я дам Вилварину шанс. Но и подставлять голову под эльфийский меч не собираюсь. Поэтому тебе придется съездить на корабль....
  5. Зачарованные острова, 17 июня 1727 г. по летоисчислению Хоббиттании
  Ветер развевал над зеленым склоном синее с серебром знамя Арнора. Арнорские моряки и эльфы построились в линию на опушке леса, глядя на бухту. Перед ними, под королевским знаменем, стоял принц Халбард, сжимая в руке обнаженный палаш.
  - Именем Его Величества, короля Арнора Барахира, я объявляю остров Эленна и все Зачарованные острова владением Королевства Арнор, - громко и четко провозгласил принц. - Я вызываю на бой любого, кто осмелится оспорить права Арнорского Королевства на Зачарованные острова.
  - Я принимаю вызов! - Вилварин вышел из строя, обнажая кривой эльфийский меч. - Зачарованные острова - неотъемлемая часть Заокраинного Запада. Никто из смертных не может предъявлять на них права!
  - Тогда готовься к бою, - Палаш Халбарда со свистом рассек воздух. Принц был без мунндира, в одной тонкой рубашке. - Приступим.
  Халбард знал, что Вилварин примет его вызов. Поэтому он вооружился не шпагой - слабым оружием против эльфийского меча - а тяжелым кавалерийским палашом. С этим оружием принц рубился под Эдорасом и в Долине Торина. И теперь Халбард должен был добыть этим палашом новые земли для государя и отца.
  Без дальнейших слов противники сошлись. Халбард сразу же пошел в атаку, вынуждая эльфа защищаться. Вилварин отступал, с трудом отбивая тяжелые удары принца. Заметив брешь в защите человека, эльф рубанул..., но удар попал в пустоту. Уклонившись, Халбард рубанул Вилварина по затылку, в последний момент повернув клинок так, чтобы удар пришелся плашмя. Эльф рухнул рядом со своим вонзившимся в землю клинком.
  Когда товарищи отлили Вилвариа водой, Халбард сказал ему: - Я был послан найти путь между Средиземьем и Заморьем. И если Прямой путь существует, я привезу тебя в Валинор. Но Зачарованные острова отныне принадлежат Арнору.
  Ничего не ответив, Вилварин закрыл глаза.
  6. Раддур, 30 июля 1727 г. по летоисчислению Хоббиттании
  - Добро пожаловать домой, господа.
  Генерал Азагхал отвел взгляд от крытых фургонов орков, выстроенных в несколько колонн на прибрежной равнине и широким жестом обвел округу. На востоке, за поросшими лесом горами Раддура, белели вершины Мглистых гор. На западе неспешно нес свои воды Митейтиль, и заходящее за заречные холмы солнце сверкало на речных волнах. На севере река поворачивала на восток и скрывалась за холмами, на юге широко разливалась и уходила в вечерний туман.
  - Теперь эта земля наша. Дорога была тяжелой, и поэтому я объявляю завтрашний день днем отдыха. Послезавтра начнем работать. Нам придется хорошо потрудиться, чтобы закрепиться здесь. До холодов мы должны построить бараки, чтобы пережить зиму, и расчистить поля для посева озимых. Весной, после сева яровых, мы начнем строительство домов.
  На этом месте будет построен город Белый Мост - столица Раддура. Но не все мы поселимся здесь. Кланы, желающие жить на хуторах, должны за завтрашний день согласовать свое решение со мной и послезавтра с утра отправиться в путь. Помните: армия будет охранять только Белый Мост, и хуторяне должны будут сами защищать себя от бандитов и горных гоблинов.
  Будет тяжело. Но мы - орки. Мы справимся.
   Закончив речь, Азагхал под приветственные крики орков въехал в лагерь. Когда генерал спешился его тут же окружила толпа. Ему пришлось минут двадцать отвечать на вопросы, в основном повторяя то, что он уже сказал в своей речи. Отделавшись, наконец, от гражданских, Азагхал отдал приказ адъютанту и вошел в свою палатку.
  Хлебнув воды из фляги, орк расстегнул мундир и откинулся на стуле. Давно ему не приходилось так много говорить! Хорошо командовать военными: ты отдаёшь приказ офицерам, те - унтерам, а унтера доводят оный приказ до солдат, сопровождая его - если кто не понял - хорошей зуботычиной. Граждански же приходилось все объяснять по десять раз. Азагхал изрядно устал от бесконечных речей и ответов на вопросы, но что делать?
  Откинув клапан, в палатку вошли офицеры Изенгардского полка и выборные от гражданских колонистов. Поприветствовав гостей, Азагхал приказал денщику подать ужин.
  - Пока я не поем, я не смогу нормально работать, - сказал генерал. - А поработать нам придется. Завтра будет, как говорят хоббиты, большое угощенье по случаю завершения Переселения. Поэтому нам надо согласовать дальнейшие планы сегодня вечером...
  Когда ужин и совещанье закончились, и господа офицеры разошлись, Азагхал вышел из палатки. На небе уже сверкали звезды; между ближними палатками мелькали отблески костров; доносилась протяжная песня орков.
  "Да, впереди еще много работы, - подумал Азагхал. - Что ж, завтра у меня будет день отдыха, а потом - за дело! Жену - а она скоро должна родить - я вызову в Белый Мост весной. И я введу ее в наш новый дом".
  7. Черные земли, 9 августа 1727 г. по летоисчислению Хоббиттании
  - Ваше Высочество, земля!
  Кивнув юнге-посыльному, принц Халбард встал из-за стола и вышел на палубу, после чего поднялся на ют. Третий лейтенант, стоявший на вахте, отдал честь, после чего подал адмиралу подзорную трубу.
  - Смотрите на запад, Ваше Высочество.
  Подняв подзорную трубу, Халбард посмотрел на запад, по курсу корабля. Действительно, на горизонте можно было различить тускло зеленую линию.
  - Правьте к земле, - сказал принц, возвращая трубу вахтенному.
  - Прикажете свистать всех наверх? - спросил лейтенант.
  - Рано, - отрезал Халбард. - Подойдем к берегу миль на пять. Тогда ложитесь в дрейф и бейте тревогу.
  Корабль мчался к уже недалекому берегу, оставляя за кормой пенный след. Принц Халбард, по своей привычке опершись о фальшборт, стоял и думал.
  "Эарендил" покинул Зачарованные острова три недели назад. Всего через три дня ураган, пришедший с запада, нагнал корабль.
  Капитан Фалатар развернул "Эарндил" носом на волну и приказал убрать паруса. Ураган подхватил галион, как поплавок, и понес его на северо-запад. Шторм продолжался две недели; в это время неуправляемый "Эарендил" стрелой мчался в неведомых водах, содрогаясь под ударами волн.
  Это был тяжелый период. Люди коротали время в сырых каютах и кубриках, не рискуя выходить на заливаемую огромными волнами палубу. Все понимали - если по курсу окажется земля, корабль погибнет. Почти наверняка - со всем экипажем.
  Земли по курсу не оказалось. И лишь четыре дня назад ветер утих, после чего капитан Фалатар приказал поднять паруса и взять курс на восток. И только теперь мореходы увидели землю.
  
  Когда над водой разнесся свист боцманских дудок, принц вновь вышел на палубу. Теперь на юте, рядом с вахтенным, стояли капитан Фалатар и Вилварин.
  Впереди с севера на юг протянулся низкий песчаный берег. За белой полосой пляжа тянулась сплошная стена леса. Дальше к востоку над джунглями вздымались невысокие лесистые горы.
  - Эта земля непохожа на Валинор, - сказал Вилварин. - Горы Пелори должны начинаться от береговой линии и быть значительно выше - до вечных льдов.
  - Мы знаем о Валиноре только из древних легенд, - ответил Халбард. - Что это за земля, - неизвестно, но я предпочту соблюсти осторожность. Мы поворачиваем на север - искать место для высадки. Вы, эльфы, первыми пойдете в разведку. Пойдете с оружием.
  
  К вечеру наблюдатели заметили к северу-востоку крупный остров, отделенный от Большой земли широким проливом. Вскоре "Эарендил" вошел в пролив, и на закате, обогнув мыс Большой земли, бросил якорь в широкой бухте. Здесь путешественники впервые увидели поселение туземцев.
  Хижины из соломы и пальмовых листьев стоял кругом на поляне чуть поодаль от пляжа. Поселок окружал частокол. Несмотря на то, что заходящее солнце било в лицо путешественникам, они могли различить чернокожих людей между хижинами.
  - Это не эльфы, - мрачно сказал Вилварин. - Мы не нашли Валинор.
  - Нам все равно придется высадиться - нам нужны вода и продукты, - заметил Халбард. - Я пошлю стрелков. Попробуем договориться с дикарями, если не получится - возьмем что нужно силой.
  - Мой отряд высадится первым, - сказал Вилварин. И, не давая принцу возможность возразить, добавил: - Вы дали слово, сударь.
  - Хорошо, - Халбард положил руку на эфес палаша. - Действуйте.
  
  Принц наблюдал в подзорную трубу, как шлюпка с десятком эльфов направилась к берегу. В поселке забил барабан, и, когда шлюпка ткнулась носом в белый песок пляжа, харадримы с овальными щитами и короткими копьями, словно муравьи, высыпали из ворот и двинулись навстречу высадившимся эльфам. Вел их вождь в плаще из леопардовой шкуры и головном уборе из перьев. Остальные воины были одеты лишь в короткие юбки.
  - Готовьте к высадке стрелков, - приказал принц. И добавил, повернувшись к гному Строри. - Возьмите на шлюпки три шестифунтовки.
  Когда три шлюпки с полусотней десантников отошли от борта "Эарендила", на берегу негры уже подошли к развернувшимся в цепь эльфам. Вилварин вышел вперед, и положив оружие на землю, пошел навстречу дикарям с поднятыми руками.
  - Гребите скорее! - крикнул принц. стоявший на носу головной шлюпки, рядом с пушкой. Он понял, что должно случиться.
  Вилварин что-то сказал, обращаясь к неграм. В ответ вождь дикарей заорал, и воздух рассекли десятки метательных копий. Немыслимым прыжком Вилварин отскочил назад, увернувшись от летящего железа (в песок на месте, где он стоял, тут же вонзилось десяток копий), схватил мушкет и метким выстрелом свалил вождя.
  Одновременно дали залп и остальные эльфы. Харадримы, потеряв десяток своих, отшатнулись, и тут эльфы бросились бежать. С дикими криками дикари устремились за ними.
  Шлюпка принца ткнулась носом в песок. - В цепь! - приказал Халбард. - Оружие к бою!
  - Быстрее, лентяи! - рявкнул Строри, стоявший у пушки на носу шлюпки принца. - Не стойте перед пушками!
  Стрелки быстро построились в цепь между шлюпками, не закрывая сектор обстрела своих же орудий, установленных на шлюпках. Принц дождался, когда бегущие эльфы присоединятся к стрелкам и скомандовал "Огонь!".
  Пули и картечь изрядно проредили толпу дикарей; уцелевшие бросились бежать, побросав оружие. Путешественники же не понесли потерь; только один из эльфов был ранен копьем.
  - Вперед! - приказал Халбард, указав шпагой на негритянское селение. - Надо покарать черных негодяев.
  - Велика ли доблесть - победа над голыми дикарями? - спросил принца Хамдир.
  - Так нам есть нечего, - усмехнулся Халбард. - В поселке мы возьмем, по крайней мере, съестное.
  И громко приказал: - Сгружайте пушки.
  
  Бой за селение дикарей был недолог. Собственно, это был не бой, а расстрел. Не приближаясь к поселку на бросок копья, моряки обстреляли его из пушек. Ядра пробивали частокол, сметали хлипкие хижины, убивали дикарей. Стрелки били из мушкетов по харадримам, стоявшим у частокола.
  Долго дикари не выдержали. Открылись ворота и толпа харадрим, потрясая копьями и ножами, ринулась в новую атаку.
  - Заряжай! Целься! Огонь! - четко скомандовал лейтенант морских стрелков Дарион. И мушкетный залп смел дикарей, запятнав зеленую траву красным и черным.
  - Берем поселок, - приказал принц, обнажив шпагу. - Вперед!
  
  Вскоре поселок был взят. Убитых среди нападавших не было: только один эльф и двое арнорцев были ранены копьями. Дикарей погибло около двух сотен; точным подсчетом убитых врагов никто себя не затруднял. Арнорцы захватили полсотни лошадей и полторы сотни местных буйволов - низеньких, горбатых и с большими рогами. Нашлось в домах дикарей немало муки, масла, фруктов и кислой браги.
  Захватили и женщин: принц поморщился, услышав отчаянный визг. Халбард не удерживал солдат от насилия, чем истомившиеся без женщин за три месяца плаванья моряки охотно пользовались.
  Из ближней хижины вышел лейтенант Дарион, держа в руках узкогорлый кувшин. Отпив глоток, он со злостью разбил кувшин о стену.
  - Ну и дрянь у них бражка, - сказал лейтенант.
  - Ну ладно, наши парни меньше напьются, - хмыкнул принц. - Вот что, лейтенант. Найди, кто из твоих людей еще не надрался и не залез на бабу, и выстави караулы. Если дикари вернутся ночью, нам несдобровать.
  - Так точно, - ответил Дарион. - Что делать с трофеями?
  - Завтра порежем быков, повялим мясо и начнем погрузку трофеев. Пусть ребята сегодня расслабятся.
  Отдав честь, лейтенанта повернулся и пошел по деревенской улице. Усталый принц вздохнул и сел на колодезный сруб.
  "Да, об этом в сагах не напишут, - подумал он. - Ну кто поверит, что Новый Свет открыла шайка пиратов?"
  8. Черные земли, 15 августа 1727 г. по летоисчислению Хоббиттании
  Три шлюпки рассекали синие воды бухты. Позади качался на волнах черно-желтый "Эарендил" со спущенными парусами. Дальше на запад, за проливом, которым путешественники плыли последние три дня, виднелись горы Долгого острова (так теперь сей остров и будет называться во веки веков). Впереди на берегу бухты полукругом выстроилась толпа вооруженных харадрим.
  Принц Халбард, стоявший на носу головной шлюпки, нахмурился. Хотя пушки на носу шлюпок и мушкеты стрелков были заряжены, он не хотел воевать. Припасов они награбили достаточно, особой славы победа над голыми дикарями на несла. Хорошо было бы договориться с местным племенем; позднее этот договор позволит основать в Черных Землях (название новооткрытой земле дал принц) арнорский форт.
  "Впрочем, - подумал Халбард, - быть может, сражаться нам не придется. Вот эти безоружные вожди в пышных уборах из перьев явно держат дары для нас. Так что мы договоримся".
  Шлюпки ткнулись носами в песок. Принц взмахнул рукой и солдаты высыпали на пляж, рассыпаясь в цепь. Сам Халбард снял перевязь со шпагой, вынул из-за пояса пистолеты, и пошел навстречу вождям. Вилварин, тоже безоружный, последовал за ним.
  Старый вождь подошел к Вилварину, вручил ему странный плод, похожий на большую еловую шишку. Из толпы вышла молодая девушка и повесила на шею эльфу гирлянду из цветов.
  Затем вождь заговорил - и Халбард с удивлением понял, что чернокожий дикарь говорит по-эльфийски. На Синдарине, на котором говорят и эльфы Линдона.
  - Приветствую вас, светлый эльф, на земле племени Аграра - сказал вождь. - Вас и ваших спутников-людей. Я, вождь Неграр, предлагаю вам разделить с нами трапезу.
  
  Пир затянулся до ночи. Принц Халбард, капитан Фалатар и эльф Вилварин, по местному обычаю, сидели на циновках перед хижиной вождя племени, рядом с самим Негрером. Прочие моряки и солдаты занимали менее почетные места у других хижин поселка племени (такие поселения, как Халбард только что выяснил, назывались краалями). Еда состояла из жареного мяса, пресных лепешек и фруктов, с кислым местным пивом. Женщины племени Аграра охотно оказывали знаки внимания морякам. Халбард усмехнулся, увидев, как боцман Вальд обнимает сразу двух юных харадримок. Затем принц повернулся к Вилварину, беседующему с вождем Неграром.
  - Эльфы приплывали к нам, - говорил Неграр. - Они учили нас ткачеству, знанию трав, музыке. Они называли себя Авари. Они говорили, что их братья живут на западе Средиземья, и в земле Валинор, что между Средиземье и Нашей Землей. Так вы приплыли с запада Средиземья?
  - Да, - ответил Вилварин. - Если долго плыть с западных берегов Средиземья на запад, можно достичь сначала Зачарованных островов, затем Черных земель, а потом и востока Средиземья. Мир свернулся в кольцо. Но Валинора больше здесь нет, он ушел за Грань Мира. Прямой путь закрыт.
  - Прямой путь закрыт, - повторил Халбард. - Но есть морской путь в земли Авари. И в царства Востока. Скажите, - обратился он к Неграру, - а люди с востока к вам приплывали?
  - Разумеется, - кивнул старый вождь. - Приплывали торговцы, привозили нам сосуды и дорогую ткань, - тут он показал принцу фарфоровый чайничек с синим узором. - Они называют свою страну Артанией.
  Халбард кивнул. Об Артании он слышал от дэйлских купцов, втридорога продававших в Арноре дорогие восточные товары - фарфор и шелк, чай и рис. На восток уходили изделия арнорских, дэйлских и гномьих кузнецов, тонкая арнорская шерсть, роханские кони, дэйлские кожи.
  - Кроме торговцев приходят и пираты, - продолжил Неграр. - Они продают наших людей в рабство. Мы сражаемся с ними, но у пиратов - мечи и стальные доспехи. Нам нужна защита.
  - Мы защищаем только арнорских подданных, - ответил Халбард. - Если вам нужна наша защита, вы должны присягнуть моему отцу и государю, королю Арнора Барахиру. Сейчас мы уйдем, оставив вам оружие, но через несколько лет сюда придут арнорские корабли. На этом месте мы построим крепость, гарнизон которой будет защищать всех арнорских подданных - вас и тех арнорцев, что поселятся здесь.
  Неграр нахмурился. Наконец, он сказал: - Да будет так.
  - А почему племя с юга напало на нас, эльфов? - спросил Вилварин. - Авари - не артанцы, они не стали бы грабить людей, не сделавших им зла.
  - Южными племенами управляют шаманы, - ответил Неграр. - Они уже давно говорят, что духи повелели им убивать "бледных демонов", то есть эльфов. Старый вождь усмехнулся. - Когда один наш шаман стал повторять за южанами, я приказал посадить его голым задом на муравейник. С тех пор духи ему больше ничего не говорили.
  - Что ж, я рад, что вы не последовали примеру южан, - сказал Халбард. - Всегда лучше договариваться чем воевать.
  - Наше племя всегда с честью принимает гостей, - продолжил Неграр. - И согласно нашему обычаю, ни один гость, если он человек, не остается на ночь без женщины.
  Вождь сделал знак, и молодая женщина, до сих пор подававшая еду, стала на колени и коснулась лбом земли у ног сидящего принца.
  - И гости, - добавил с нажимом вождь, - никогда не отказываются от такой чести.
  Халбард посмотрел на коленопреклоненную женщину, одетую лишь в короткую юбку. Ее лица не было видно, но принц оценил ее токую талию и пышную грудь.
  - Что ж, - сказал Халбард, с трудом вставая на ноги. - И я не отказываюсь от этой чести.
  По слову вождя, женщина встала, хихикнув, взяла принца за руку и повел его в темную хижину.
  9. Черные земли, 1 сентября 1727 г. по летоисчислению Хоббиттании
  Войско племени Аграра шло по просеке в джунглях. За головной сотней лучников следовал арнорский отряд: полусотня морских стрелков, полусотня вооруженных мушкетами моряков и четыре легкие пушки на запряженных волами телегах. Отрядом командовал лейтенант морских стрелков Дарион, артиллеристами - Строри; принц Халбард шагал рядом с вождем Неграром, возглавлявшим главные силы племени - тысячу пеших копьеносцев. Впрочем, пешком в войске шли все, кроме правивших волами возниц обозных телег. Лошадей Черные земли не знали.
  Оглядев арнорский отряд, шедший впереди, Халбард усмехнулся. Солдаты на жаре сняли мундиры, оставшись в белых рубашках; зато никто не пренебрегал треугольными шляпами. Сами принц надел алую адмиральскую перевязь поверх рубашки.
  Арнорцы и воины племени Аграра выступили в поход против союза южных племен, начавших войну чтобы, как говорили их посланцы "перебить белых демонов и покорившегося им предателя Неграра". Южане собрали две тысячи воинов; по словам Неграра, такого войска они не выставляли более полувека.
  Халбард понимал: он должен показать силу новым подданным Арнора. Чтобы присягнувшие королю Барахиру племена могли рассчитывать на помощь, а чужаки - боялись перейти новопроведённые границы Королевства. Поэтому, получив известие о вторжении, принц не колебался. Два дня назад войско племени Аграра присягнуло королю Барахиру и вместе с арнорским отрядом выступило навстречу южанам.
  Быстроногий черный воин с луком подбежал к вождю и что-то ему сказал. Выслушав гонца, Неграр повернулся к принцу.
  - Южане переходят через реку Кван, - пояснил вождь Халбарду на синдарине. - Это в гоне отсюда.
  "То есть в трех милях", - подумал принц, уже успевший познакомиться с местными мерами. Но вслух спросил: - Что там, впереди?
  - Шагах в стах впереди дорога выйдет на равнину, - ответил Неграр. - Поле тянется на целый гон до реки Кван. Дорога идет прямо к броду, через который южане и переправляются.
  - Прикажи лучникам тревожить врагов на переправе, - распорядился Халбард. Я построю своих в линию на равнине. Твои копьеносцы пусть прикрывают фланги.
  - Хорошо, - кивнул старый вождь. - Так и сделаем.
  
  Стрелки и матросы выстроились в три шеренги у опушки джунглей. Между отрядами и на флангах строя стояли четыре пушки. Халбард находился в центре, под синим с серебром знаменем Арнора.
  Дальше на флангах стояли копьеносцы Неграра. Сверкали на солнце лезвия ассагаев, похожие на листья лавра. Впереди за широкой открытой равниной неспешно текли воды реки Кван. И там, на берегу реки, строилась вражеская армия.
  Южане построились пятью неуклюжими колоннами, имея впереди цепь лучников. Над колоннами покачивались деревянные шесты, украшенные перьями. Уцелевшие стрелки Неграра отступали.
  Оглядев поле боя в подзорную трубу, Халбард приказал адъютанту: - Передай Неграру - мы остановим три средние колонны. Но с фланговыми его людям придется разбираться самим.
  Торопливо отдав честь, Хамдир побежал на правый фланг, где над рядами копьеносцев покачивался резной жезл, украшенный перьями - "знамя" вождя Неграра. А принц обошел строй и лично указал цель каждому пушкарю.
  Враги с дикими воплями двинулись вперед. Южане не теряли строя; колонны двигались быстро и уверенно. Впереди копьеносцев бежали лучники, стреляя с остановок. Вскоре стрелы стали падать у ног арнорских воинов.
  - Внимание, парни! - крикнул Халбард. Первый ряд -на колено, второй - пригнуться! Не обращайте внимание на стрелков! Убивайте копьеносцев!
  Принц понимал: его люди понесут потери от стрел южан. Но если колонны копейщиков дойдут до линии мушкетеров, маленький арнорский отряд будет сметен в один миг. Копьеносцев надо было остановить любой ценой.
  - Товсь! Целься! Огонь!
  Мушкетеры дали залп; четыре пушки выплюнули снопы картечи. Пули пробивали деревянные щиты, сметали целые ряды.
  -- Контрмарш! - приказал Халбард.
  Арнорцы торопливо заряжали мушкеты, и стреляли по колоннам харадримов. Первый ряд, дав залп, отходил назад, чтобы перезарядить оружие, и при этом уступал место следующему. Пороховой дым затянул поле боя.
  Со стороны врагов летели стрелы. Хотя тот же дым мешал южанам целиться, несколько арнорцев было убито и ранено.
  С флангов доносились крики и звуки ударов: копьеносцы Неграра атаковали фланговые колонны южан. Сильный порыв ветра рассеял пороховой дым, и стало видно, что враги, атаковавшие арнорцев, побежали.
  - Не прекращать огня! - скомандовал принц.
  Фланговые колонны южан, попавшие под удар копьеносцев Неграра, некоторое время держались, но вскоре тоже побежали.
  - Прекратить огонь! - приказал Халбард. И добавил, глядя на поле боя, усеянное телами черных воинов: - Орудия на передки. Мы следуем за нашими союзниками. Если что, поможем.
  10. Побережье Авариса, 29 сентября 1727 г. по летоисчислению Хоббиттании
  И вновь "Эарендил" приближался к новой земле. Принц Халбард, стоя на юте, разглядывал в подзорную трубу мрачные скалы выдающегося в море мыса. И странно выглядела на черном утесе тонкая белая башня.
  - Это эльфийская башня, - сказал Вилварин. - Мы наконец достигли владений Авари.
  Принц Халбард, увидевший сходство башни-маяка на скале с Белыми Башнями к востоку от Серых Гаваней, кивнул.
  - Судя по всему, западнее этого мыса мы найдём бухту, где можно укрыться от ветра, - сказал капитан Фалатар. И, возможно, там мы увидим эльфийские корабли.
  - Хорошо, - ответил Халбард, уважавший морской опыт капитана. - Прикажите обойти мыс с запада. - И имейте в виду, Вилварин. Когда мы встретим авари, с ними будете говорить вы.
  - Я соберу свой отряд и приготовлю шлюпку, - ответил эльф. - Надеюсь, сейчас мне не придется укорачиваться от ассагаев.
  Кивнув, Халбард привычно оперся о фальшборт и задумался. Пока капитан Фалатар отдавал команды, принц вспоминал пройденный путь.
  После победы в битве на реке Кван войско вождя Неграра вместе с арнорским отрядом огнем и мечем прошлось по землям южных племен. Арнорские пушки сметали хлипкие ограды краалей, морские стрелки осыпали защитников пулями - и в итоге союзники делил добычу - пленных девиц, золото и скот.
  Когда войско вернулось из похода, принц Халбард приказал продать пленниц за золото союзникам из племени Аграра, и готовиться к отплытию. Двадцатого сентября "Эарендил" покинул гостеприимную гавань (уже получившую название "бухта Роменна" в честь древнего нуменорского города).
  Четыре дня "Эарендил" осторожно плыл по узкому проливу, отделяющему Долгий остров от материка. На ночь приходилось бросать якорь. Воины постоянно ожидали нападения, но туземцы не пытались атаковать. К кораблю подплывали лодки; харадримы охотно меняли тропические фрукты и свиней на ткани, ножи и стеклянные бусы.
  Наконец, "Эарендил" вышел из пролива в открытое море, и капитан Фалатар приказал поднять паруса и взять курс на северо-запад. Ветер, сменившийся к тому времени с восточного на юго-восточный, подхватил и понес галион к неведомым землям. Пять дней спустя экспедиция достигла, очевидно, востока Средиземья - владений Авари.
  Окончательно убедившись в том, что мир свернулся в кольцо. И плывя на запад, уже нельзя достигнуть Заокраинного Запада. Можно лишь найти иные смертные земли - Дальний Восток Средиземья.
  "Пусть так, - подумал Халбард. - Значит, мой долг - добиться, чтобы новый морской путь послужил благу Северного Королевства. У нас будут колонии на Зачарованных островах и в Черных Землях. Мы будем торговать с Авари и Артанией по морю, лишив монополии дэйлских купцов. И пусть это не слишком романтично - именно так я, адмирал принц Халбард, послужу Арнору!".
  Тем временем "Эарендил" обогнул мыс и вошел в выгнутую полумесяцем бухту, открытую на юго-запад. У берега покачивались на волнах изящные светло-серые лодки - с высоким носом и кормой, со спущенными парусами. Не приходилось сомневаться, что небольшая флотилия принадлежит эльфам.
  По приказу принца, с "Эарендила" спустили шлюпку. Эльфы налегли на весла, и лодка направилась к флотилии авари.
  Халбард поднял позорную трубу, внимательно следя за шлюпкой. Он видел, как Вилварин поставил ее борт-о-борт с лодкой Авари, и заговорил с лодочниками.
  Вскоре шлюпка Вилварина и лодка Авари направились к "Эарендилу". Вслед за западными эльфами, десятеро авари поднялись на борт галиона. Они были высокими, крепкими, одеты в долгополые темно-зеленые кафтаны и с ножами на поясах.
  - Ваше Высочество, - учтиво обратился к принцу их предводитель, высокий светловолосый эльф. - Я Аэглос, старшина рыбаков Серых Камней, приветствую тебя в водах Авари.
  - Приветствую вас, - ответил принц, коротко кивнув. - Мы пришли с миром. Я желаю увидеть ваших правителей и именем государя Барахира Арнорского заключить с ними договор о мире и торговле.
  - Наши законы позволяют кораблям людей приходить только в один порт Королевства Аварис, - ответил рыбак. Это Верлонд, город на побережье к юго-западу отсюда. Если тан Верлонда разрешит, вы сможете последовать в Куйвиэнен и предстать перед нашим королем.
  - Благодарю за совет, - улыбнулся Халбард.
  Вручив рыбакам подарок - гарпун гномьей работы, принц отпустил их и приказал взять курс на юго-запад. Великое Плаванье продолжилось.
  11. Верлонд, 2 октября 1727 г. по летоисчислению Хоббиттании
  Город Верлонд был выстроен на берегах узкой бухты, глубоко вдающейся в сушу. Городская стена, выстроенная из светло-серого камня, выходила к берегу в узкой части бухты. Здесь на обеих берегах стояли широкие круглые в плане башни, на верхних площадках которых были установлены мощные баллисты. Между башнями была протянута цепь.
  Принц Халбард подумал: имей он цель прорваться в бухту Верлонда, он одолел бы укрепления без труда. Поставив стрелков на марсы, он перебил бы расчеты баллист, после чего "Эарендил" прорвал бы цепь.
  Но арнорцы пришли с миром. Поэтому, заметив на башне черный сигнальный флаг, Халбард приказал спустить паруса и бросить якорь.
  Разговор с прибывшими на "Эарендил" на шлюпке таможенниками был коротким. Капитан стражи разрешил арнорцам войти в гавань и причалить к острову Драконов - месту стоянки всех человеческих кораблей, приходящих в порт. Подняв нижние паруса, галеон прошел через разблокированный проход между башнями, и, следуя указаниям оставшегося на корабле эльфа-лоцмана, вошел в Верлондский порт.
  Город Верлонд, выстроенный амфитеатром над почти круглой гаванью, был очень красив. Двух и трехэтажные дома, украшенные башнями, были построены из белого камня. Великолепный замок, выстроенный на холме в северной части города, казался игрушечным. Город тонул в зелени садов, мощеные серым камнем улицы были прямыми и широкими. Изящные эльфийские корабли, с высоким носом и кормой, покачивались у причалов (хотя по сравнению с "Эарендилом" они казались не более чем рыбачьими лодками).
  Резко отличался от остального города крупный круглый остров в западной части гавани. Он был застроен серыми одноэтажными домами; коньки крытых красной черепицей крыш украшали причудливо извивающиеся драконы. Порт на острове, способный принять множество кораблей, был почти пуст: только несколько лодок, украшенных драконьими головами, покачивались у причалов. Принцу не потребовались объяснения лоцмана, чтобы понять: это и был остров Драконов, где останавливались прибывшие в Верлонд артанские торговцы.
  "Эарендил" причалил к свободной пристани острова Драконов. Пока моряки по команде капитана Фалатара швартовали корабль, эльф-лоцман обратился к принцу.
  - Вы должны будете доложиться начальнику порта, - сказал он. - Доложите ему, какие товары привезли, уплатите пошлину....
  - Во-первых, я никому ничего не плачу, - возмутился принц. - Во-вторых, мне недосуг разговаривать с каждым мелким чиновником. Передайте начальнику порта, что я, наследный принц Арнорского Королевста Халбард, и рыцарь Линдонского Королевства Вилварин требуют встречи с правителем города.
  - Да, Ваше Высочество, - побледневший эльф поклонился и спустился по уже опущенному трапу на причал.
  Спустя час на причал прибыл отряд эльфийских воинов - в кольчугах и шлемах, с мечами и длинными копьями. Всадники вели в поводу двух оседланных коней.
  - Его светлость, тан Верлонда Дориллис, приглашает принца Халбарда и рыцаря Вилварина в свой замок, - произнес командир конников.
  - Пойдемте, - сказал принц Вилварину. И добавил, обращаясь к капитану Флатару: - Остаетесь за старшего.
  
  Халбард и Вилварин, сопровождаемые эльфийским всадниками, проскакали по мощеным улицам острова Драконов. Местные жители - смуглокожие косоглазые люди, похожие на орков, в долгополых кафтанах и высоких шапках - кланялись, завидев небольшой отряд.
  Проскакав по мосту (эльфийские стражники, охранявшие мост, молча расступились), всадники въехали в эльфийский город. Отряд ехал по широким улицам, затененным высокими деревьями. Вскоре дорога поднялась на холм, поросший зеленой травой, и всадники подъехали к воротам замка.
  Издали эльфийская крепость казалось игрушечным, но когда Халбард подъехал к замку, то увидел, что стены весьма массивны. Въехав через распахнутые ворота во двор, воины расседлали лошадей и поднялись вверх по парадной лестнице.
  Тан Дориллис принял послов в парадном зале, которой можно было бы назвать тронным, будь оный тан суверенным правителем. Но, поскольку благородный тан сувереном не был, то и разговор с ним получился не слишком содержательным.
  В ответ на требование принца допустить его и Вилварина в столицу Авариса для встречи с королем, Дориллис заявил, что свяжется со столичным начальством и будет ждать указаний. Пока же господа послы могут оставаться на острове Драконов.
  Впрочем, из уважения к посланцу эльфов Заката, он пригласил Вилварина (его одного) на вечер в замок.
  Когда Халбард и Вилварин покинули замок (верхами, в сопровождении одного воина-авари), принц с трудом сдерживал желанье обложить благородного тана и всех авари, вместе взятых, по-боцмански. Вместо этого он сказал Вилварину:
  - Наш пограничный начальник немедленно пропустил бы в столицу иноземных послов. Возможно - с охраной из арнорских солдат. А этот..., похоже, боится чихнуть без указания начальства. Достойный потомок тех эльфов, что не пожелали отправиться на Запад.
  - Но мы здесь в гостях, - холодно ответил Вилварин. - Не нам решать.
  - Что ж, по крайней мере, мы сможем познакомиться с артанцами с острова Драконов, - пожал плечами Халбард. - Ибо после Авариса мы отправимся в Артанию.
  Подъехав к "Эарендилу", Халбард и Вилварин спешились, отдали лошадей сопровождавшему их Авари и поднялись на корабль.
  Капитан Фалатар встретил принца и эльфа на палубе. Выслушав весьма эмоциональный рассказ Халбарда, он кивнул.
  - По крайней мере, возможность пообщаться с артанцами у вас будет. Ко мне уже пришел человек от фактора Данахая, управляющего островом Драконов. Господин фактор предлагает капитану и начальнику экспедиции - то есть мне и вам - встретиться с ним сегодня вечером в Зале Золотого Дракона.
  - Хорошо, - кивнул принц. - Вилварин уже получил приглашение к тану. Ну и мы этим вечером скучать не будем.
  
  Господин Данахай был низок, толст и лыс. Поприветствовав принца Халбарда и капитана Фалатара, он пригласил их за стол. Оный стол был высотой до колена, а сидеть гостям пришлось на циновке, скрестив ноги.
  Красивые женщины в шелковых халатах подали хозяину и гостям еду - жареную рыбы - и вино в широких мелких фарфоровых чашах. Утолив голод, сотрапезники перешли к беседе. Разговор шел на синдарине, который хорошо знали все собеседниики.
  - Я правлю островом Драконов десять лет, - говорил фактор. И еще двадцать лет ходил на джонках из Мори в Верлонд. И ни разу за эти годы в Верлонд не приходили послы. Даже артанийские, не говоря уже о посланцах западных королевств.
  Благородный тан Дориллис полагает торговлю слишком низким занятием для себя. Поэтому он игнорирует нас, купцов, вмешиваясь только в случае судебных споров. Потребовав немедленной встречи с таном, вы нарушили все местные правила.
  - Это еще не нарушение этикета, - усмехнулся Халбард. - Вот когда пираты разграбили Серые Гавани и убили Кэрдана Корабела - это было уже несколько невежливо.
  - Да, Авари живут так, как будто никакая беда их не может коснуться, - усмехнулся Данахай. - Хотя орки и кочевники уже не раз проверяли их рубежи на прочность. Они даже не озаботились купить у нас ружья и пушки, хотя мы им предлагали.
  - Значит, вы знакомы с огнестрелом, - заметил принц.
  - Спасибо дэйлским купцам, - кивнул Данахай. - Раньше покупали дэйлские мушкеты и пушки, теперь делаем свои.
  - Кстати, о торговле, - вмешался Фалатар. - Судя по отсутствию артанских кораблей, она у вас не слишком процветает.
  - Просто вы пришли в Верлонд слишком поздно, - усмехнулся фантор. - Артанские корабли приходят в Верлонд весной, пока не стих зимний муссон. А обратно уходят в июле, до начала сезона тайфунов.
  - Нас в Верлонд принес юго-восточный ветер, - заметил Фалатар.
  - Летний муссон, - кивнул Данахай. - Он здесь дует с мая по сентябрь. Вот почему вы не застали здесь торговые корабли - они поспешили вернуться в Артанию, пока ветер не переменится.
  Они говорили еще долго. Старый фактор обсуждал с арнорцам ветры и течения у берегов восточного Средиземья. Говорили и о торговле между Артанией и Западом, находящейся ныне в руках дэйлских купцов.
  Главным товаром, уходившим из Артанской Империи на запад, был шёлк. Кроме того, из Артании караваны везли фарфор, чай и рис, бронзовую посуду, лакированные шкатулки и веера, бумагу и косметику. С запада вывозились роханские и дэйлские кони, весьма ценимые в Артании, гномье и дэйлское оружие и доспехи, золото и серебро, драгоценные камни. Из Арнора в Артанию везли кожу и шерсть, курдючных овец и охотничьих собак, из Гондора - ковры и хлопчатобумажные ткани, экзотические фрукты - арбузы и персики, бивни мумаков и черепаховые панцири, пряности и многое другое. Фактор потирал руки, думая, насколько выгоднее будет артанцам торговать с Арнором и Гондором без посредничества алчных дэйлских купцов.
  Когда Халбард и Фалатар вышли на улицу фактории, на небе уже сверкали яркие южные звезды. Принц улыбался - почему-то разговор о торговле подействовал на него умиротворяюще. В конце концов, не все же время ему воевать!
  На следующее утро белый голубь взмыл над домом Данахая и помчался на север. Его лапки были обвязаны желтым шелком, разрисованным черными иероглифами. Вскоре руководство торговой палаты Лири узнает об арнорских послах.
  12. Троллистое плато, 20 ноября 1727 г. по летоисчислению Хоббиттании
  - Господин генерал, идут! - крикнул всадник в сером плаще, подъезжая к генералу Азагхалу. - Их не меньше нескольких тысяч.
  - Благодарю за службу, - Азагхал кивнул разведчику, и бросил взгляд на простирающуюся впереди равнину. - Хорошее место для битвы.
  Место было действительно вполне подходящим для сражения - и притом весьма красивым. Широкая равнина белела под свежевыпавшим снегом; тут и там на поле были разбросаны заросли кустарника и безлистные березовые рощи. Дальше впереди чернела стена елового леса. Справа, на севере, на фоне голубого неба сверкали снежные пики Ангмарских гор. Слева, ограничивая будущее поле боя с юга, у подножья невысокой, но крутой сопки протекала мелкая речка.
  "Так вот оно какое, Троллистое плато, - подумал Азагхал. - Хорошо, что троллей здесь никто не встречал уже целое столетие".
  И отдал приказ: - Построиться в боевой порядок! Артиллерию - на фланги!
  Под звуки труб Раддурский (бывший Первый Изенгардский) пехотный полк стал строиться. В первую линию встали мушкетеры, выстроенные в три шеренги; за ними - линия пикинеров. Шесть пушек - четыре легких полковых и две тяжелые кульверины - разместились на флангах. К сожалению, Азагхал не располагал кавалерией - нечем было прикрыть правый (северный) фланг. Оставалось рассчитывать на то, что вожди гоблинов - не слишком умелые полководцы.
  "Что ж", - сказал себе Азагхал, - сегодня, наконец, мы покончим с врагами".
  Вскоре после расселения изенгардских орков в Раддуре, на поселки колонистов на берегах Митейтиля стали нападать гоблины Мглистых гор. Мужчин гоблины убивали (порой очень жестоко и мучительно), женщин и детей уводили в рабство, дома сжигали. Побывав на пепелище одного из разрушенных хуторов, поглядев на изуродованные трупы, Азагхал наконец понял, почему во времена Войны Кольца орков настолько ненавидели. Впрочем, своих врагов изенгардцы за настоящих орков не считали, и называли их исключительно гоблинами.
  Сражаться с арнорскими солдатами "храбрые горцы" избегали, да и там, где колонисты встречали их огнем, гоблины обычно отступали. Вскоре, по приказу Азагхала, все хутора опоясались частоколом, а поселенцы получили мушкеты и стали в обязательном порядке тренироваться с ними. Уже к октябрю прекратились удачные набеги на хутора. Но в полях и в лесах изенгардским оркам по-прежнему угрожала опасность, а дорогу в Ривендейл гоблины блокировали.
  И поэтому в начале ноября генерал Азагхал повел Раддурский пехотный полк в поход. Первой целью орков стала освобожденье Западного Тракта. Разбившись на две колонны, Раддурский полк наступал к северу и югу от тракта, атакуя разбойничьи деревни гоблинов.
  Азагхал не желал лишней крови: он требовал от гоблинов освободить арнорских пленных, вернуть награбленное, выдать заложников. Поначалу горцы пытались возражать, но после того как солдаты сожгли пару деревень, стали сдаваться. И теперь в обозе Раддурского полка гремели цепями несколько десятков взятых в заложники гоблинских старейшин.
  Но племена, живущие на Троллистом плато, решили драться. Собрав сильное войско, они заблокировали перевал, ведущий на плато с юга.
  Не решившись атаковать гоблинов на их укреплениях, Азагхал повел Раддурский полк на восток. Поднявшись вверх по правому берегу Бруниена, орки вступили на плато с востока и вышли во фланг гоблинскому войску. Горцы, однако не струсили, и двинулись навстречу Раддурскому полку.
  - Идут, господин генерал!
  Войско гоблинов выходило из дальнего леса. Это был не воинский строй, а толпа: неровная линия с большими разрывами строя. Гоблины были мастерами засад и неплохо обороняли свои села, но сражаться в поле, строй на строй, не умели. Их хватило только на то, чтобы выставить стрелков с ружьями (их, кстати, было немного) и луками в первую линию, а копейщиков и воинов с ятаганами поставить за ними.
  - Мушкетеры и пушки - к бою! - приказал Азагхал. Пикинерам приготовиться!
  Окинув взглядом поля боя, генерал поморщился: справа из леса вышла колонна гоблинов, начавшая заходить Раддурскому полку во фланг.
  "Вот тебе и дикие горцы, - подумал Азагхал. - Ну что ж, мне есть чем ответить". И приказал:
  - Первому батальону - прикрыть правый фланг! Второму батальону - растянуть ряды. Пушки правого крыла - направо!
  С диким ревом гоблины бросились в атаку. Но арнорские пехотинцы уже перестраивались: первый мушкетерский батальон отступил и развернулся направо, готовясь встретить врага огнем. Ругаясь, артиллеристы разворачивали тяжелые пушки. Второй батальон перестроился из трех в две шеренги, прикрывая прежний фронт. Пикинеры стояли спокойно, держа в руках свое оружие. Вскоре и им предстоит вступить в бой.
  Когда гоблины подошли на выстрел, заговорили арнорские пушки и ружья. Особенно досталось обходящей колонне. Здесь враги наступали плотной толпой, и ядро единственной кульверины, картечь полковых пушек и пули мушкетеров нанесли им огромные потери. Потеряв вождей, гоблины отхлынули. Мушкетеры первого батальона вели огонь контрмаршем: первый ряд, дав залп, отходил назад, чтобы перезарядить оружие, и при этом уступал место следующему. А когда полковые пушки дали еще один залп, уцелевшие гоблины обходящей колонны бежали.
  В центре обстановка была сложнее. Здесь наступало больше гоблинов; рассеянный огонь второго мушкетерского батальона не мог их остановить.
  - Стрелкам второго батальона- отойти, - скомандовал Азагхал. - Пикинерам - к бою!
  Ревущую толпу гоблинов встретила стена длинных пик, которые держали одетые в латы орки. Первые ряды нападающих дрогнули, но идущие сзади толкали их на пики. Вскоре перед линией пикинеров вырос вал из тел. Некоторые гоблины подныривали под пики с ножами или ятаганами, вынуждая орков-латников браться за короткие мечи - экеты. Линия пикинеров прогнулась, но держалась. Стрельба на правом фланге уже стихла, и некоторое время над полем боя разносился только звон оружия, крик и ругань.
  - Первому батальону - поддержать центр огнем, - скомандовал Азагхал. - Артиллерию развернуть к центру!
  Под крики унтеров Первый мушкетерский батальон развернулся вокруг левого фланга. Пушкари с руганью развернули тяжелые орудия. И вновь загрохотали выстрелы.
  Попавшие под перекрестный огонь гоблины не выдержали - и побежали. Вскоре на поле боя остались только мертвые и умирающие враги.
  - Прикажите преследовать? - обратился к Азагхалу адъютант.
  - Нет. Попадем в засаду вон в том симпатичном лесочке, - махнул рукой генерал. - Да и солдаты устали. Прикажите разбить лагерь. Завтра мы пойдем разорять земли врага. Пора отплатить гоблинам за набеги их же монетой!
  13. Куйвиэнен, 7 декабря 1727 г. по летоисчислению Хоббиттании
  - Так это и есть дно древнего моря? - спросил принц Халбард своего провожатого. - Похоже.
  По левую руку путешественников за широкой рекой действительно простиралась бескрайняя зеленая равнина. Справа и впереди в небеса рвались поросшие лесом горы, у подножия которых белели стены столицы Авариса - великого города Куйвиэнена. За городскими стенами, на холме, вздымались в небо белые башни королевского замка.
  Сзади речная долина таяла в дымке. Холодный северо-западный ветер трепал подбитый мехом плащ принца, гнал серые волны на реке и зеленые - на равнине. Серое небо мрачно смотрело на восьмерых всадников, ехавших по мощеной брусчаткой дороге.
  Принца Халбарда, его адъютанта лейтенанта Хамдира, Строри и Вилварина сопровождали четверо Авари: сын тана Дориллиса Аэглос и трое дружинников. Они выехали из Верлонда в начале ноября. Несмотря на то, что путники ехали верхом по хорошим дорогам, путешествие затянулось на месяц.
  Строри присоседился к посольству как лучший на "Эарендиле" оружейник. Уже из предварительных переговоров с таном Дориллисом стало ясно, что Аварис нуждается в арнорском огнестрельном оружии. Посему тан подарил гному низенькую, но быструю истерлингскую лошадь, способную скакать наравне с эльфийскими конями.
  Сначала небольшой отряд мчался на север по зеленым равнинам южного Авариса, затем, достигнув города Хилдориэн, двинулся вверх по теченью широкой реки. Затем был тяжелый переход через Красные горы.
  В горных лесах повеяло холодом. Хотя снег лежал только на вершинах, земля с утра покрывалась инеем. Путники жгли большие костры; к счастью, теплые палатки из эльфийской ткани спасали их от холода. Оставив перевалы Красных гор за спиной, маленький отряд вышел на равнину и вновь повернул на север.
  - Да, здесь во времена оны плескалось море Хелкар, - сказал Аэглос. - Сейчас от него остались только озеро Нурнен в Мордоре, и Рунное море на северо-западе, в степях. Кстати, зимний муссон сейчас приносит песок из Рунной пустыни - со дна древнего моря.
  - Сейчас? - тревожно переспросил Вилварин.
  - Да, сейчас. Видите красную полосу на горизонте? Это пыльная буря приближается. Нам нужно добраться до столицы, пока она нас не накрыла.
  На северо-западе над горизонтом действительно висела красноватая дымка. Она казалась совсем неопасной, но Халбард уже успел убедиться: опыту Аэглоса стоит доверять.
  - Тогда вперед! - воскликнул принц. И дал шпоры коню.
  
  Они въехали в Куйвиэнен, когда буря уже накрыла город. Небо стало из голубого темно-красным; ветер хлестал путникам лица и развевал им плащи. Когда Халбард подъехал ко дворцу, он уже не пытался любоваться красотами архитектуры - впрочем, это было трудно сделать через завесу песка.После коротких переговоров Аэглоса с начальником караула путников пропустили во дворец.
  Въехав во внутренний двор, Аэглос уверенно повернул налево. Отведя лошадей в конюшню, путники, следуя за сыном тана, прошли по коридору, поднялись на второй этаж и оказались в какой-то казарме. Усталому Халбарду хватило сил только на то, чтобы помыться (вода в казарме была - в большом глиняном сосуде в углу) и лечь отдыхать.
  14. Куйвиэнен, 8 декабря 1727 г. по летоисчислению Хоббиттании
  - Адмирал принц Халбард, посол короля Арнора Барахира, приветствует короля Авариса Айменела, - провозгласил Халбард. - Вот мои вверительные грамоты.
  - Рыцарь Вилварин, посол короля Линдона Ондорета, приветствует короля Авариса Айменела, - добавил Вилварин. - Вот мои вверительные грамоты.
  Король Айменел и королева Финдулас встали с высоких тронов, прветствуя гостей (Вилварин с удивлением отметил, что этот обычая западных эльфов уважают и Авари). Короля и королеву окружали стоящие придворные - мужчины и женщины. Перед тронами стояли четверо стражников - в зеленых, расшитых золотом кафтанах, с короткими широколезвийными копьями в руках. Обширный тронный зал был залит светом из стрельчатых окон - песчаная буря прошла и в голубых небесах светило холодное зимнее солнце.
  - Я приветствую благородных гостей в Куйвиэнене, - сказал стройный седовласый король, вновь садясь на трон. - Не часто бывали иноземные послы в Аварисе. И никогда ещё чужеземцы не приходили в Аварис с востока.
  - Падение Серых Гаваней и гибель Кэрдана Корабела закрыла Прямой Путь в Валинор, - ответил Халбард. - Но открыла путь через Белегаер с запада на восток Средиземья. С своего берега мы, арнорцы и эльфы, протягиваем Аварису руку дружбу. Примете ли вы ее, государь?
  - Скажите сначала, как вы могли допустить падение Серых Гаваней? - сурово спросил король.
  - Мы проиграли потому, что в руках у наших воинов были луки, - с горечью сказал Вилварин. - А в руках у пиратов - мушкеты. Не повторяйте ошибки Кэрдана, государь.
  - Что ж, - со вздохом сказал король повернулся к Халбарду. - Похоже, в вашей "руке дружбы" будет этот самый мушкет. Нам понадобится современное оружие - ведь в Артании огнестрел уже есть.
  - Торговый договор вы заключите с таном Верлонда, и торговать будете через этот город. А сейчас я приглашаю вас на пир - сегодня вечером. Я жажду услышать подробный рассказ о падении Серых Гаваней.
  - Мы придем, - склонившись, ответил Вилварин за всех послов. Аудиенция была окончена.
  
  Вилварин пел, и голос его разносился в огромной зале, озаренной сотнями свечей. За окнами сгущались сиреневые сумерки. Эльф пел о геройской гибели короля Кэрдана в бою с пиратами, об убийствах и насилиях, творимых морскими разбойниками в Серых Гаванях, о тяжкой участи эльфийских дев в умбарском плену. Об освобождении города героическим арнорским флотом Вилварином, к неудовольствию Халбарда, было сказано значительно меньше.
  Когда песня закончилась, заговорил король Айменел. Было сказано много красивых и правильных слов о необходимости дружбы между Арнором и Аварисом, о необходимости быть наготове встретить новую угрозу. Халбард вежливо слушал, а когда король закончил - ответил подходящей к месту дипломатичной речью. Ему было скучно.
  Закончив речь, принц вновь сел за стол. Тут к нему обратилась соседка - светловолосая эльфийская дама в зелёном платье. Она назвалась Линдис, и стала расспрашивать Халбарда о событиях в Серых Гаванях.
  - А правда, что пираты заставляли эльфийских дев прислуживать им нагими? - невинным тоном спросила Линдис.
  - Правда, - ответил Халбард, глотнув сладкого вина. - Правда, они недолго оставались девами. После освобожденья Серых Гаваней те же женщины прислуживали уже нам на пиру победителей.
  - Нагими? - ахнула Линдис.
  - Нет, - улыбнулся принц. - Хотя идея неплохая.
  Мужчина и эльфийская женщина посмотрели друг на друга и рассмеялись.
  Глотнув еще вина, принц несколько расслабился. Ему было тепло; рядом находилась прекрасная женщина. Устроившись поудобнее и прикрыв глаза, Халбард слушал болтовню эльфийки.
  - Знаете, а ведь наши женщины привыкают к плену, - говорила тем временем Линдис. - Артанцы говорят, что из эльфиек выходят превосходные наложницы. Да и во время наших междоусобиц случалось всякое....
  Принц бросил взгляд на Вилварина, о чем-то увлеченно беседующего с одним из придворных. Сидевший рядом Строри говорил со склонившейся к гному изящной эльфийкой. Ее светловолоса головка почти касалась рыжей шевелюры Строри.
  - А интересно, - спросил Халбард, потягивая вино. - Много ли было романов между мужчиной-эльфом и человеческой женщиной? Я слышал об одном случившимся в Первую Эпоху - между Айканаро и Андрет, но он кончился плохо.
  - Еще одна подобная история случилась в Аварисе во Вторую Эпоху, - улыбнулась Линдис. - Я сама - потомок нолдора Эллуина и артанки Ансаэ.
  После того, как принц вежливо поинтересовался подробностями данной истории, Линдис приступила к рассказу.
  - Это случилось во Вторую эпоху. Воины Саурона захватили в плен эрегионского нолдора Эллуина. Правитель Артании Этиген ан-Тахай выкупил его у орков. Он убедил его дать клятву верности и сделал своим рабом-воином.
  Пока император Этиген был жив, Эллуин храбро сражался за него, защищая Артанию от восточных орков. Но после смерти Этугена, нольдор отказался принести присягу его сыну Тигсао, и бежал в Авари, похитив при этом сестру молодого императора, принцессу Ансаэ нэ-Анау. Эллуин и Ансаэ очень любили друг друга. И недаром он пережил ее всего на семь лет.
  Вспомнив историю Арагорна и Арвен, Халбард склонил голову перед силой любви неведомого Эллуина. Да, на Востоке все делалось грубее и проще, чем на западе. Но любовь оставалась любовью и здесь.
  - Если пожелаешь, я могу показать тебе дворцовый сад, - продолжила Линдис.
  В ее взгляде было откровенное желанье. Халбард поглядел на эльфийку, вспомнил свои похожденья в Черных землях, и подумал: "По крайней мере, здесь я не рискую нанести хозяину смертельное оскорбление".
  - Сейчас мне нужен только отдых, - вздохнул он. - Я, пожалуй, пойду.
  - Я могу проводить тебя..., - начала было женщина, но осеклась. Неслышно подошедший Вилварин коснулся плеча Линдис.
  - Вы говорили о дворцовых садах, - сказал он. - Я с удовольствием посмотрю их. Если бы вы могли меня проводить....
  - Вы ведь путешествуете с принцем, - защебетала Линдис, вставая. - Пойдемте - пойдемте. Расскажете мне о Линдоне.
  Видя, как мужчина и женщина удаляются из зала, Халбард улыбнулся и мысленно пожелал им счастья, пусть даже ненадолго. А он предпочел на сей раз сохранить верность своей даме. "Интересно, - почему-то подумал принц. - Чем сейчас заняты Ислимэ и Азагхал?"
  15. Белый мост, 9 января 1728 г. по летоисчислению Хоббиттании
  Копыта тройки звонко стучали по обледенелому мосту, скрипели полозья. Ислимэ смотрела в окно крытого возка, прижимая к груди закутанного в теплое одеяло пятимесячного Арвида. Двухлетняя Эстель глядела в другое окошко, сидя на покрытом шкурами сундучке. Когда впереди показались серые стены Белого Моста, девочка спросила маму:
  - А папа здесь живет?
  - Конечно, - ответила Ислимэ и обняла Эстель, не выпуская из рук младенца Арвида. - папа здесь живет. Это теперь наш дом.
  За прошедшие полгода орки сделали очень много. На берегу замерзшего Митейтиля был выстроен небольшой городок, окруженный земляным валом. Проехав через ворота, возок поехал по ровным улицам, между рядами бараков. Повернув, Ислимэ через торговую площадь, мимо похожих на скворечники лавок подъехала к двухэтажному дому, окруженному частоколом. Здесь саням преградил дорогу часовой, начавший пререкаться с толстым орком-возчиком.
  - Последи за Арвидом, Эстель, - сказала Ислимэ, положив младенца в лежащую на сиденье люльку. Девочка серьезно кивнула. Поправив меховую шапку, женщина открыла дверцу и выглянула из возка.
  - В чем дело, солдат? - спросила она. - Я не гоблинский шпион.
  - Простите, госпожа! - отдав честь, орк отступил. Возчик щелкнул кнутом, и возок въехал во двор.
  
  - И где здесь самый главный начальник? - с улыбкой спросила Ислимэ, входя в кабинет Азагхала. Генерал только успел встать из-за стола и открыть рот для ответа, как маленькая Эстель бросилась к нему с криком "папа!".
  Азагхал подхватил дочь на руки, закружил ее и посадил на стол. Затем повернулся к жене и осторожно (она держала в руках младенца Арвида) обнял ее за плечи.
  - Ты поторопилась, - сказал он. - Здесь еще ничего не устроено. Большая часть орков живет в бараках, я, как наместник Раддура, располагаю аж двумя комнатами в управе.
  - Да, будет тесновато, - улыбнулась Ислимэ. - Но мы выдержим, если недолго. Впрочем, мне не нравится жить в тесноте. И еще больше не нравится, что орки живут в бараках.
  - Мы начнем строиться после окончания посевной, - ответил Азагхал. - К осени горожане переедут в собственные дома. И мы с тобой - тоже.
  16. Верлонд, 2 мая 1728 г. по летоисчислению Хоббиттании
  "Эарендил" вышел из гавани Верлонда с отливом. Заходящее солнце окрашивало морские волны алым; удаляющиеся берега Авариса казались черными. Черно-желтый арнорский галеон несло на юг отливом; паруса были спущены и только над кормой белел треугольник бизани. На юте рядом с рулевым стояли капитан Фалатар, принц Халбард и эльф Вилварин.
  - Теперь - в Артанию, - говорил принц. - Мы с пользой провели время в Аварисе, заключили несколько выгодных контрактов.
  - Да ты, Ваше Высочество, совсем купцом заделался, - усмехнулся Фалатар. - От тебя только и слышно про торговлю. У на что я истый дунландец, но и то я считаю, что это перебор.
  Халбард звонко рассмеялся.
  - Я служу Арнору, - сказал он. - А укреплять нашу страну путем торговли лучше, чем путем войны. Хотя и повоевать в этот поход придется, помяните мое слово. Не тяжело тебе, эльф, было расставаться с прекрасной Линдис, - неожиданно сменил принц тему разговора.
  - Нет, - ответил Вилварин. - Любим мы один раз в жизни, но всякая свободная эльфийка может согреть ложе симпатичному гостю.
  Стоявший рядом Строри усмехнулся и подкрутил усы.
  - Ну-ну, - проворчал Халбард. - Вообще-то, про тот же Ривендейл рассказывали... разное. Особенно гномы.
  - Но чего я не понимаю, - продолжил Вилварин, проигнорировав замечание принца, - как эльф мог полюбить артанскую женщину, выглядевшую, как слегка отмытая орчиха!
  "Ты и сам не поймешь, как вот эта полная девчонка станет для тебя Единственной", - подумал Халбард, вспомнив о Розе, но промолчал. Вместо него заговорил Строри.
  - Сами орки по этому поводу говорят: цвет женщины не имеет значение, когда она голая.
  - Неплохая поговорка..., для орка, - ответил Вилварин и отвернулся, устремив взгляд на море.
  Разговор затих сам собой. Принц думал, вспоминая прошедшие за последние месяцы события.
  Посольство покинула Куйвиэнен после нового года, и достигло Верлонда в начале февраля. Вилварин и его товарищи-эльфы по приглашению тана Дориллиса поселились в замке, а Халбард и Строри вернулись на "Эарендил". Принц не торопился покидать гостеприимный остров Драконов до начала летнего муссона.
  Если с высокомерными авари арнорцы в Верлонде почти не общались, то отношения с артанцами, живущими на острове Драконов, были очень хорошими. Хотя и небескорыстными: владельцы таверн и публичных домов изрядно заработали на арнорских моряках. Чтобы команда чересчур не расслаблялась, капитан Фалатар несколько раз выводил "Эврендил" в море на учения.
  Все изменилось, когда в апреле в Верлонд пришла артанская торговая флотилия. Моряки после тяжелого плаванья ринулись на остров Драконов, чтобы погулять и покуролесить. Пока в доме фактора принц Халбард и капитан Фалатар вежливо беседовали с капитанами торговцев, арнорские и артанские моряки дрались по кабакам и бардакам. К счастью, обошлось без жертв, хотя несколько матросов с обеих сторон были ранены.
  Чтобы прекратить драки, капитан Фалатар загрузил матросов работой в прямом смысле слова: направил их на погрузку припасов. Все увольнения были отменены. Моряки ворчали, но исполняли приказы. И когда в начале мая с юго-востока подул летний муссон, "Эарендил" с отливом вышел в море.
  Тем временем капитан Фалатар бросил взгляд на отдаляющиеся берега Авариса, повернулся и начал отдавать приказы. Вскоре "Эарендил" повернул налево, оделся белой тканью парусов, и, подхваченный свежим ветром, помчался на северо-восток. Заходящее солнце окрасило алым паруса галеона, взявшего курс на Артанию.
  17. Лири, 30 мая 1728 г. по летоисчислению Хоббиттании
  Артанская галера подошла к "Эарендилу" на рассвете, когда галеон ждал утреннего прилива, чтобы войти в порт. Низкий, длинный и узкий, как змея, корабль стремительно промчался по золотой под лучами восходящего солнца воде, и бросил якорь у борта галеона. Стоявший на баке офицер на хорошем синдарине поприветствовал господ арнорских послов и предложил свои услуги в качестве лоцмана.
  Артанец поднялся на борт "Эарендила", представился Дауто-ан-Лири, и, в ответ на удивление принца, объяснил, что приказ о встрече арнорских послов пришел в Лири из столицы еще в начале мая.
  - И когда вчера на закате береговая стража заметила неизвестный корабль у устья Орона, отец приказал мне приветствовать вас и привести к нему.
  Широким жестом Дауто махнул рукой в сторону низкого берега, пересеченного серебряными лентами дельты реки Орон.
  - Отец?
  - Князь Тахэй-ан-Лири, правитель города. Светлый князь предлагает вам разделить с ним трапезу.
  - Почту за честь, - ответил Халбард по-артанскии (это язык он выучил на острове Драконов).
  - В таком случае, - добро пожаловать, - рассмеялся Дауто. - И давайте дальше говорить на синдарине. Такого варварского артанского я не слышал даже в устах степных орков.
  
  Город и порт Лири были построены на северном берегу реки Орон выше дельты. Здесь речные воды текли единым потоком - широким и мутным. Вдоль реки тянулись длинные причалы, у которых качались на мутной речной волне уже знакомые морякам "Эарендила" джонки. За набережной, за низкими дощаными складами, высилась кирпичная крепостная стена; сторожевые башни украшали высокие черепичные крыши.
  На юте "Эарендила" рядом с рулевым и капитаном Фалатаром стоял Дауто.
  - Причаливайте к пристани у центральных ворот, - сказал он. - Вас уже встречают.
  Действительно, от пристани до ворот выстроились две шеренги солдат в черных доспехах, державших в руках копья с изогнутыми остриями. В образованном солдатами коридоре стоял полный человек в красном халате и высокой шапке, держащий в руках свиток. Золотые (или позолоченные - с воды не разберешь) драконы с презрением смотрели на толстого чинушу с коньков крыши надвратной башни.
  - Опять бюрократы, - повернулся Халбард к Вилварину. - Надеюсь, артанийские администраторы будут порасторопнее чиновников-авари.
  Вилварин не ответил. "День явно ожидался суетливый и хлопотный", - подумал Халбард и вздохнул.
  18. Атэри, 31 мая 1728 г. по летоисчислению Хоббиттании
  Князь Тахэй-ан-Лири, несмотря на немалый вес, оказался весьма распорядительным правителем. Уже на следующий день четверо арнрских послов - принц Халбард, его адъютант лейтенант Хамдир, гном Строри и эльф Вилварин - выехали из Лири в Дару, столицу Артанийской империи. Дорога до столицы занимала два дня, поэтому на ночь путники остановилась в деревне Атэри на берегу широкого Орона. Деревянные дома с высокими крышами, называемые местными "минка", смотрели на реку с обрывистого берега.
  Господа послы расположились на ночь в трактире, мудреное название которого принц так и не запомнил, в большой комнате с четырьмя низкими кроватями. Стены комнаты состояли из оклеенных плотной бумагой деревянных рамок, вход в коридор закрывала скользящая дверь - тоже из деревянных планок и бумаги. Правда, внешние стены были добротными, деревянными, а застекленное окно закрывалось крепкими ставнями. Поворчав по поводу "бумажных" домов, Халбард и Хамдир перед сном зарядили пистолеты. На всякий случай.
  Спал Халбард плохо - было слишком душно. В полудреме он услышал, как у окна кто-то встает.
  "Наверно, Вилварину не спится", - подумал принц. Но знакомый звон стали заставил Халбарда вскочить, хватая лежащие у кровати пистолеты.
  Хамдир уже был на ногах и тоже держал в руках пистолеты. У окна Вилварин рубился с пытающимся проникнуть внутрь воином в черном.
  - Следи за тылом! - крикнул адъютант принцу, не заботясь об субординации. И выстрелил в окно, первой пулей свалив черного. Затем он разрядил второй пистолет в невидимую Халбарду цель за окном.
  Справа за бумажной стенкой послышались шаги. Затем рамка разлетелась под ударами мечей и два воина в черном ворвались в комнату. И тут же вылетели обратно, сбитые тяжелыми пулями. Еще двое черных ворвались в комнату, выбив дверь. Один бросился к Строри - уже готовому к бою. Уклонившись от удара меча, гном подошел к убийце вплотную и ударом кривого кинжала снизу вверх буквально выпотрошил его.
  Последний черный бросился на Халбарда. Принц отбил удар меча пистолетом, после чего обнажил собственный клинок.
  Кривой артанский меч и арнорский палаш скрестились раз, другой. Затем принц, увернувшись от вражеского клинка, разрубил нападавшего от плеча до пояса. Повернувшись, принц увидел, как Вилварин метнул в окно кинжал, поразив еще одного черного.
  Последний убийца бился во дворе с голым мужчиной. На глазах Халбарда голый зарубил своего противника, закончив тем самым бой. Врагов больше не осталось.
  Обнаженный мужчина опустил меч и повернулся к окну, и только тут Халбард узнал Дауто-ан-Лири. И вспомнил, что сам он одет только в нижнюю рубашку.
  - Кто это был? - спросил принц.
  - Это Воины Тени, клан наемных убийц, - опветил Дауто.
  - У них привычка такая, - ради развлечения убивать путешественников? - грубо спросил Халбард. - Или они охотились именно на арнорских послов?
  - Воины Тени, - наемники. Очевидно, кто-то заплатил им именно за вашу смерть.
  - Когда в Артании узнали о нашем прибытии? - в лоб спросил принц.
  - Прошлой осенью почтовый голубь принес весть из Верлонду синдикам Торгового союза Лири, - ответил артанец. - Отец, узнав об этом, отправил письмо императору.
  - Понятно, - кивнул Халбард. И подумал, что надо будет разузнать побольше об этой самой голубиной почте. - Что ж, господин Дауто, я бы на вашем месте проверил часовых. И пришлите кого-нибудь забрать мертвецов - мы в доме убили четверых - и вымыть пол.
  - Мои люди верны своему долгу, - вздернул голову Дауто. - Если они не подняли тревоги, то они мертвы. Я прикажу выставить новых часовых..., только сперва оденусь.
  Когда Дауто-ад-Лири вернулся в дом, где он ночевал, Строри высказался от имени всех послов: - Плохие люди эти Воины Тени. Ну ладно, напали ночью. Но хоть бы штаны нам дали одеть, прежде чем драться!
  19. Дара, 1 июня 1728 г. по летоисчислению Хоббиттании
  Копыта коней стучали по каменному мосту, перекинутому через Орон. Внизу, под арками моста, по бурой речной воде плыли артанские джонки. Впереди, за линией причалов, высились красные стены имперской столицы.
  - Умеют артанцы строить, - задумчиво заметил Строри, когда послы с охраной въехали в город. - Такого моста и таких стен, и гномы бы не постыдились.
  - Сам город тоже производит впечатление, - подумав, ответил Халбард.
  Дара, действительно, выглядела величественно. За крепостными стенами тянулись мощеные улицы, застроенные красивыми домами, причем каменные копии деревенских "минка" сменялись величественными дворцами. Вдоль улиц тянулись каменные ограды, за которыми зеленели кроны деревьев. Халбард улыбался, глядя на белые кроны яблонь и розовые - вишен.
  Наконец, впереди показался императорский дворец, окруженный мощной крепостной стеной. Проехав по мосту через глубокий ров, через ворота мимо молчаливой стражи в черной броне, послы остановились во дворе крепости.
  Молчаливые слуги приняли коней у послов и их сопровожденья. Отпустив охрану, Дауто-ан-Лири уверенно двинулся к широкой каменной лестнице, ведущей к главному входу во дворец. Гости последовали за ним.
  У подножья лестницы арнорское посольство встретил роскошно одетый полный придворный, в сопровождении шестерых вооруженных короткими копьями стражников - без доспехов, но в расшитых золотом халатах и позолоченных шлемах с красными конскими хвостами. После коротких переговоров с Дауто, чиновник предложил "господам послам и благородному Дауто-ан-Лири" последовать на императорскую аудиенцию.
  Проследовав по анфиладе залов, послы вошли в огромный тронный зал. Пройдя между двумя линиями имперских гвардейцев, за спинами которых толпились придворные, Халбард со товарищи, наконец, предстали перед императором Артании.
  Государь Далан-ан-Анау расслаблено восседал на высоком троне, положив руки на подлокотники в виде драконов. Император был рослым и крепким мужчиной, уже немолодым: в темных волосах сверкали серебряные нити. На втором троне - слева от императора - восседала немолодая женщина. Справа от императорского трона стоял высокий стройный юноша с мечом на поясе, слева от трона императрицы - юная девушка в розовом кимоно. Халбарду было очевидно, что перед ним - императорская семья.
  - Адмирал принц Халбард, посол короля Арнора Барахира, приветствует императора Артаниии Далан-ан-Анау, - провозгласил Халбард по-артански. - Вот мои вверительные грамоты.
  - Рыцарь Вилварин, посол короля Линдона Ондорета, приветствует императора Артаниии Далан-ан-Анау, - добавил Вилварин. - Вот мои вверительные грамоты.
  - Я приветствую благородных гостей в Даре, - сказал государь Далан-ан-Анау. - Никогда ещё чужеземцы не приходили в Артанию с востока. И, признаться, я не вполне понимаю, что даст нам дружба со столь далекими странами.
  - По маршруту, по которому прошел "Эарендил" могут пройти и торговые суда, - ответил Халбард откровенностью на откровенность. - Хотите ли вы, Государь торговать с Западом напрямую, без дэйлских посредников?
  - Государь, - из толпы придворных вышел полный рыжебородый мужчина в дэйлском кафтане со шнурованными петлями на пуговицах. - Артанию и Дэйл связывает давняя дружба. Готовы ли вы пожертвовать дружбой с Дэйлом ради чужаков с запада?
  - Мы не друзья, синдик Бордвин, - холодно ответил император. - Артания торгует и будут торговать с Дэйлом, но и только. Если Арнор предложит лучшие условия, я буду торговать с Арнором.
  Помрачневший Бордвин отошел. Далан-ан-Анау повернулся к Халбарду.
  - Что ж, покажи свои товары, купец.
  - Как пожелаете, Государь, - Халбард ничуть не обиделся.
  Он служил Арнору. И как воин, и как путешественник. И как купец - если Арнору нужен купец.
  20. Дара, 14 июня 1728 г. по летоисчислению Хоббиттании
  Ветер шумел в кронах деревьев Императорского парка. Бронзовые драконы с перил крытой галереи мрачно глядели на стройного эльфа в долгополом зеленом кафтане и артанскую женщину в розовом кимоно.
  - Это ветер любви, - сказала принцесса Дайя-нэ-Анау. - Он несет тепло с эльфийского юга в нашу прекрасную Артанию.
  - Это летний муссон, - ответил Вилварин. - Он принес "Эарендил" из Верлонда в Лири, а надели через две понесет нас дальше на север. Халбард планирует отплыть домой до начала сезона тайфунов.
  - Ты неромантичен, воин, - поджала губы принцесса.
  - Только в плаванье с Халбардом я узнал, насколько разными и насколько важными могут быть ветры, - страстно ответил Вилварин. - Именно благодаря морским ветрам мы смогли преодолеть воды Белеагра. И благодаря им мы встретились.
  - Я не знала, что эльфы могут быть столь галантными, - улыбнулась принцесса Дайа. - Вы совсем не похожи на холодных снобов из Авариса. Возможно, западные эльфы другие.
   - Разве история Эллуина и Ансаэ не показала, кто такие западные эльфы? - спросил Вилварин. "И разве эта история не показала, что эльф и артанка могут любить друг друга?"
  - Эллуин похитил Ансаэ, - сказала Дайа. - Судя по всему, сама принцесса была не против, а вот для ее клана это было смертельное оскорбление. Девушка ненадолго замолчала, глядя на стройного эльфа, а потом сказала: - Я никогда не пошла бы против своего клана. Даже если придется отдать свое тело старому князю Хунду-ан-Кару, а не любимому мужчине.
  Пораженный Вилварин промолчал. В этот момент трижды ударил колокол на башне императорского дворца.
  - Отец собирает Имперский совет, - тихо сказала принцесса Дайа. - Я тоже присутствую. Видно, случилось что-то важное.
  - Послы могут присутствовать? - спросил эльф.
  - Нет, - холодно ответила принцесса. - Если что, вам сообщат.
  И она ушла. Вилварин остался стоять, опираясь на балюстраду. "Я прожил тысячу лет, - подумал он. - И до сих пор не могу понять женщину".
  21. Дара, 20 июня 1728 г. по летоисчислению Хоббиттании
  Императорское войско шло в поход. Воины в черных латах и высоких шлемах ехали на высоких конях. Пики с красными бунчуками, длинные луки и колчаны с красноперыми стрелами качались у седел, развевались за спинами алые вымпелы на коротких древках, прикрепленных к латам. Под ало-золотым знаменем Империи ехал наследный принц Тарни-ан-Анау - в черных доспехах, ничем не отличающихся от лат его конников. За конниками шли пешие стрелки-асигару в алых кимоно - часть с мушкетами, часть с длинными луками. Следом шагали асигару - копейщики. Как и конники, пикинеры императорской гвардии были облачены в черные латы и носили за спиной красные вымпелы.
  Сам государь Далан-ан-Анау - верхом, в черной броне, в окружении конных телохранителей - возглавлял колонну тяжелой пехоты. Пикинеры шли долго. Замыкали колонну десять тяжелых пушек, влекомых лошадьми.
  Господа послы наблюдали за движением Имперской гвардии по улицам Дары со стены дворца. Глядя на марширующих воинов, принц Халбард вспоминал события последних нескольких дней.
  Пять дней назад гонцы принесли весть о вторжении орков. Огромное конное войско (восточные гоблины, в отличие от своих мордорских и изенгардских соплеменников, воевали исключительно конными) перешло перевалы Красных гор и вступило в Артанию.
  На пути войска вторжения находился город Кару, князь которого, Хунду-ан-Кару, должен был стать мужем принцессы Дайя-нэ-Анау. Император Далан-ан-Анау приказал Хунду садиться в осаду, а князьям Лири и Эрру - вести войска к Даре. Монарх планировал соединить Имперскую гвардию с войсками князей и сокрушить армию вторжения.
  Но через два дня пришла страшная весть: князь Хунду-ан-Кару провозгласил себя императором Артании и объединился с орками. Соединенные силы захватчиков двинулись прямо на Дару. Император Далан-ан-Анау решил остаться в столице, дожидаясь войск князей Эрру и Лири. Восемнадцатого июня князь Тахэй-ан-Лири прислал тысячу всадников и три тысячи пехотинцев, командование над которыми принял его сын Дауто. Князь Эрру не явился.
  - А где армия дома Лири? - спросил Халбард у Вилварина.
  - Движется по Речной улице, - ответил эльф. - Кроме гвардии, император может рассчитывать только на них. Сегодня утром пришло известие о том, что князь Эрру присоединился к Хунду-ан-Кара и оркам. Кроме того, дэйлский посол Бордвин бежал из города к мятежникам.
  - Надеется сохранить свою торговую монополию, договорившись с бунтовщиками, - мрачно ответил арнорский принц. - И шансы на это у него есть. Я сомневаюсь, что имперская армия справится с соединенными силами орков и мятежников.
  - Хочешь последовать примеру дэйлца? - спросил Вилварин.
  - Я арнорский рыцарь, - ответил Халбард. - И ради торговых выгод я не стану сговариваться с орками и бунтовщиками против законного монарха. И против них, - Халбард указал на принцессу Дайя-нэ-Анау, которая стояла на башне, обняв юного брата. Восточный ветер развевал волосы девушки.
  22. Дара, 22 июня 1728 г. по летоисчислению Хоббиттании
  Первые известия о разгроме пришли после полудня - вместе с первыми беглецами с поля боя. Городские стражники арестовывали беглецов, но слухи уже пошли - и на улицах появились первые беженцы.
  На закате в Дару въехала большая колонна конной гвардии. Воины были далеко не так грозно, как два дня назад - почти все лишились своих красных вымпелов, многие были без оружия.
  Командовавший отрядом тысячник прибыл во дворец. Вскоре зазвонили колокола, созывая Имперский совет.
  Весь вечер господа послы сидели за столом в выделенных им покоях, ожидая новостей с Имперского совета. Но только когда солнце село, в зал вошел дворцовый слуга в островерхой шапочке.
  - Господин Великий канцлер призывает принца Халбарда и рыцаря Вилварина на Имперский совет, - сказал он.
  За низким столом в зале Совета на коврах, скрестив ноги, сидели придворные, возглавляемые старым канцлером Анэ-ан-Торо. Военных в Совете было трое - Дауто-ан-Лири и двое гвардейских офицеров. Из родичей императора присутствовала только принцесса Дайя-нэ-Анау.
  - Господа послы, - дребезжащим голосом спросил канцлер. - Признает ли Арнор императоров дома Анау законными повелителями Артании?
  - Да, - твердо ответил Халбард. - Но почему я не вижу на совете ни государя Далана-ан-Анау, ни наследного принца Тарни-ан-Анау?
  Канцлер вздрогнул, но промолчал. Вместо него ответила принцесса. - Император Далан и принц Тарни погибли в сражении с мятежниками. Император теперь - ребенок Эсу-ан-Анау.
  - Сколько у нас войск? - напрямик спросил Халбард, усаживаясь за стол. Вилварин сел рядом.
  - Я вывел с поля боя пятьсот всадников и две тысячи пехотинцев, - сказал Дауто. - Тысячник Эйво-ан-Дайва привел пятьсот конных гвардейцев. Гвардейская пехота полегла целиком.
  - Итого три тысячи воинов, - прокомментировал Халбард. - А у врага?
  - Десть тысяч конных орков, и шесть тысяч солдат князей Кару и Эрру.
  - Хватит ли этих сил для обороны городских стен?
  - Хватит, - быстро ответил канцлер, бросив взгляд на Дауто.
  - Но завтра я увожу войско Лири, - ответил тот. - Я не могу допустить разорение моего родного города.
  - Ты предпочитаешь предать своего государя? - прохрипел канцлер.
  "Если орки доберутся до Лири, они сожгут "Эарендил" в порту, - подумал Халбард. - Ты мог бы уйти с войском Дауто, предоставив Империю своей судьбе". Но вслух сказал другое.
  - Обороной войны не выиграть. Господин канцлер, верны ли Империи северные кланы?
  - Конечно, - гордо ответил канцлер, представитель древнего и славного северного клана Торо. - И Мори, и Торо, и Лины будут сражаться против узурпатора.
  - Но нужно, чтобы с войском северян в поход выступил законный император, - веско сказал Халбард. - Я готов доставить государя Эсу в Мори на "Эарендиле". Войска господина Дауто-ан-Лири сопроводят нас до Лири.
  - Но без войска Лири столица падет, - возмущенно заявил тысячник Эйво-ан-Дайва. - Твое предложение, чужак, сродни трусости! Мы должны защищать Дару.
  - Хочешь умереть на руинах Дары, - умирай, - рявкнул Халбард. - Я даю вам, дуракам, шанс выжить и победить!
  Тут поднялся крик: каждый говорил свое, и ничего нельзя было понять. Вилварин выхватил из-под полы камзола пистолет и выстрелил в потолок.
  - Почему мы не слышим голоса принцессы из дома Анау? - воскликнул он. - Почему молчит госпожа Дайя? У нее больше прав отдавать приказы, чем у солдат или чиновников.
  "И если у вас не будет вождя, вы так и будете спорить, пока мятежники не отрубят вам головы, - мысленно добавил он. - Пусть уж лучше Империей правит молодая девчонка, чем компания старых бюрократов".
  - Чужак прав, - сказал Дауто, вставая и обнажая меч. - Да здравствует принцесса Дайя-нэ-Анау, регент Артанской Империи!
  Артанские воины - даже ворчун Эйво - один за другим вставали и, обнажив меч, провозглашали принцессу Дайа регентом. Затем их примеру последовали чиновники - только они поднимали правую руку. Последним, с явной неохотой признал принцессу Дайа регентом великий канцлер.
  - И каков же будет приказ госпожи регента? - спросил он, сядясь.
  Принцесса молча встала. Минуту промолчала, собираясь с духом, а потом сказала: - Мы не станем защищать столицу. Завтра на рассвете мы выступим в Лири с войском Дауто-ан-Лири, а оттуда отплывем в Мори на "Эарендиле". И вернемся в Дару с армией Севера.
  23. Долина Орона, 23 июня 1728 г. по летоисчислению Хоббиттании
  Волна орочьей конницы накатывались на строй артанской пехоты, прикрывавшей небольшой обоз. Орки в островерхих шапках и бурых тулупах мчались в бой на низкорослых коньках, на полном скаку стреляя из коротких луков. Лучники в желтых кафтанах армии Лири отвечали им из своего оружия, затем загрохотали артанские мушкеты и пушки. Воющая орда отхлынула, и тут на фланги орков обрушились конники дома Лири и имперские гвардейцы. В рукопашном бою артанские черные латники смяли орков и орда откатилась за ближайшие холмы.
  За линией пехоты дома Лири зазвучали трубы: Дауто-ан-Лири приказывал коннице вернуться. Всадники неохотно, но прекращали преследование, и возвращались на фланги строя: гвардейцы - на левый, конники дома Лири (из можно было отличить по желтым вымпелам за спиной) - на правый. От строя гвардейцев отделились двое всадников, направившихся к желтому с черным знамени Лири, развевающемуся за пехотным строем.
  - Быстро вы свернули преследование, - сказал Халбард, отсалютовав палашом сидящему верхом под знаменем Дауто. Опасались засады?
  - Именно, - кивнул молодой воевода, окинув взглядом Халббарда и сопровождавшего его Вилварина. Оба воина были облачены в артанские доспехи из покрытых черным лаком стальных пластин (в Дару они приехали без лат). Но оружие у них было свое - эльфийский меч у посланца Линдона, пистолеты и прямой кавалерийский палаш у арнорского принца. Правда, Вилвариин вооружился еще и длинным артанским луком.
  - В битве при Даре орки заманили конницу дома Лири в засаду притворным отступлением, - сказал Дауто. - Наши всадники смогли вырваться, но за это время изменники разбили Имперскую гвардию.
  - Так гвардейцев победили не орки, а изменники? - удивился Вилварин.
  - Именно. Войска дома Кару атаковали гвардию с фронта, а воины Эрру ударили во фланг в разгар сражения, - мрачно сказал Дауто. - Тогда и погибли император и наследный принц. Когда вернулась конница Лири, на правом фланге все уже было кончено. Мне оставалось только вернуть войско нашего Дома в столицу.
  Дауто-ан-Лири откровенно разрывался между преданностью Империи и верностью своему Дому, между необходимостью защищать страну - и родной город. Решение вернуться в Лири далось молодому воеводе тяжело - но Халбарду оно было на руку.
  - Нам надо продолжить отступление, - сказал принц. - Против пехоты и пушек мятежников нам не устоять.
  - Иногда я думаю, - ты просто хочешь, чтобы наши воины проложили тебе дорогу к твоему проклятому кораблю, - голос принцессы Дайя-нэ-Анау прозвучал неожиданно. Девушка стояла в открытой двери императорской кареты, закрывая маленького императора Эсу.
  Халбарда передернуло. Умная госпожа регент подошла слишком близко к истине. Но и он ответил ей честно:
  - От имени Арнора я поддерживаю права на престол императора Эсу-ан-Анау. И это не просто слова. Если вы пожелаете, я доставлю вас с братом в Мори на "Эарендиле".
  Принцесса колебалась. Её сомнения разрешил Вилварин.
  - В Лири нам никто не помешает просто поднять паруса и отплыть в Арнор. Если вы не доверяете нам - мы так и поступим. А если доверяете - отправитесь в Мори вместе и маленьким государем на нашем корабле.
  - Я вам доверяю, - сказала Дайя, подав эльфу руку. Вилварин, по арнорскому обычаю, склонился и коснулся ее запястья губами.
  - Но со мной на борт вашего корабля взойдут мои гвардейцы.
  - Хорошо, - сказал Халбард. - Надеюсь, ваши гвардейцы хорошо переносят качку. Их луки помогут нам в морском бою.
  - Но это будет, когда мы доберемся до Лири, - вмешался Дауто. - Выступаем, господа! Наш поход продолжается!
  24. Устье Орона, 27 июня 1728 г. по летоисчислению Хоббиттании
  Черно-желтый арнорский галеон скользил по синим водам Орона, подняв все паруса. На юте, рядом с рулевым и капитаном Фалатаром, стояла необычная компания. Адмирал принц Халбард, в сером камзоле с алой перевязью, по своей привычке, опирался о фальшборт и беседовал с князем Тахэйем-ан-Лири. Дальше, под самым кормовым флагом, стояли эльф Вилварин и принцесса Дайя-нэ-Анау. Стоявший между двумя парами Строри задумчиво гладил рыжую бороду.
  - Так вы говорите, что светлейший Тарни-ан-Мори призвал всех верных князей собраться в Лине? - спросил Халбард, продолжая разговор. - Я думал, что он предпочтет устроить Совет в своем Мори.
  - Князь Тарни умен, - улыбнулся толстяк Тахэй-ан-Лири. - Если узурпатор выступит походом на Мори, Лина ему никак не миновать. Именно там войско северян должно преградить ему путь. Остается надеяться, что "Эарендил" достигнет Лина до начала сражения.
  - Эти ваши почтовые голуби оказались очень полезны, - улыбнулся Халбард. - Гонцы не смогли бы доставить призыв Тарни-ан-Мори в осажденный Лири.
  - Поэтому мы и направляемся не в Мори, как собирались, а в Лири, - сказала принцесса. - Меня удивляет только, почему вы, князь Лири, не предложили нам свои корабли.
  Халбард невольно скривился. Постоянные перестраховки госпожи регента изрядно ему надоели. Даже ступив на борт "Эарендила" Дайа продолжала обдумывать альтернативные варианты плаванья, хотя в этом и не было смысла.
  - А где мне взять экипажи на джонки? - спокойно ответил Тахэй. - Все мужчины Лири, способные держать оружие, стерегут сейчас стены Лири под началом моего сына. И потом, "Эарендил" быстрее моих кораблей.
  Не ответив, принцесса откинулась назад, облокотившись на фальшборт. Полы ее темно-зеленого, расшитого золотом халата развевал ветер.
  Тем временем "Эарендил" вышел из устья Орона в открытое море. Набежавшая волна тряхнула корабль. И тут с мачты раздался голос вахтенного: - Корабли прямо по курсу!
  Двадцать крупных джонок при появлении галеона подняли бамбуковые паруса и двинулись навстречу арнорскому кораблю. Стоявший на юте принц Халбард повернулся к принцессе Дайя-нэ-Анау и передал ей подзорную трубу.
  - Чьи это корабли?
  - Над ними темно-зеленое с белым знамя дома Реку, - ответила девушка, глядя в трубу. - Значит и Реку примкнули к мятежникам.
  - Мы прорвемся через их корабли, - сказал Халбард. - Прошу вас взять государя Эсу и спуститься в трюм.
  - Я хочу видеть сражение! - возмутилась принцесса.
  - Во имя Света! Поймите, госпожа регент, вас сейчас некем заменить. Без вас дом Анау падет.
  - Хорошо, - сказа девушка, немного подумав, и повернулась к стоявшему рядом эльфу. - Господин Вилварин, вы не проводите даму?
  - Разумеется, - эльфийский воин взял руку принцессы. И они сошли с юта.
  - Мне пора к пушкам, - сказал Строри. И тоже направился к трапу.
  Спустившись по трапу, Вилварин и Дайа остановились у двери кают-кампании. Сверху раздались тяжелые шаги Строри.
  Дайа толкнула дверь, и она открылась. Улыбнувшись, девушка вошла в пустую каюту, сделав знак Вилварину следовать за собой. Эльф вошел и закрыл дверь.
  - Нам нужно поговорить, - сказала принцесса. - Впереди битва, и неизвестно, уцелеем ли мы.
  - Принц Халбард, - опытный моряк.
  - Но против него целый флот, - сказала Дайа и замолчала. Затеем, собравшись с духом, сказала: - Я боюсь, что не успею сказать... что люблю тебя.
  - Люблю тебя..., - как эхо ответил эльф. И девушка оказалась в его объятиях.
  Когда их губы разомкнулись, Дайа сказала.
  - Я не смогу стать твоей Ансаэ. Мой долг - служить Артании, и я не смогу ее покинуть.
  - Тогда я стану твоим Эллуином, - ответил Вилварин, обнимая ее. - Пути на Заокраинный Запад нет, и я останусь здесь. Я буду защищать тебя и Артанию.
  - Что ж, - улыбнулась принцесса и отступила на шаг. - Я принимаю твою службу, рыцарь Вилварин. Пока мы живы, ты будешь служить мне, а я.... любить тебя.
  - Хорошо, - улыбнулся эльф. - Но сейчас тебе надо взять Эсу и спуститься в трюм. Я провожу вас и поднимусь на палубу.
  
  "Эарендил" шел навстречу врагам. Все его двадцать восемь орудий были заряжены, на баке стояли арнорские морские стрелки в серых мундирах. Сотня артанских гвардейцев, вооруженных луками, выстроилась вдоль бортов галеона.
  Двадцать джонок дома Реку шли на всех парусах навстречу одинокому арнорскому галеону. Капитан Фалатар, оглядев вражеский строй в подзорную трубу, повернулся к адмиралу Халбарду.
  - Пойдем на них в лоб?
  - Нет. Мы ляжем на левый галс и прорвемся вдоль берега.
  - Но джонки Реку на ветре, - нахмурился Фалатар. - Они могут прижать нас к берегу.
  - Ты думаешь, что эти ящики для рыбы смогут удержать строй? - Халбард махнул перчаткой в сторону артанских кораблей. - Мы прорвемся в разрыв строя.
  - Ясно, - ответил капитан. - Лево на борт!
  
  Теперь "Эарендил" мчался вдоль берега, взрезывая море форштевнем. Северо-восточный ветер гнал галеон на север, наполняя его паруса. Джонки дома Реку преследовали арнорский корабль, стремясь прижать его к берегу.
  - Они уже в пределах досягаемости наших орудий, - сказал Фалатар. - Прикажите открыть огонь?
  - Открывайте огонь!
  Первый залп "Эарендила" ударил во вторую джонку в колонне. Арнорские пушкари хорошо знали свое дело: в бурых бортах артанского корабля появились черные дыры.
  Мятежники открыли ответный огонь. Первые ядра вздымали фонтаны воды по правому борту "Эарендила", но вскоре пушкари дома Реку пристрелялись. Галеон вздрогнул от попаданий; раздались крики раненых людей.
  - Весь огонь по второй джонке! - спокойно приказал Фалатар.
  Корабли сближались. Для мушкетов дистанция была еще слишком велика, но пушкари старались вовсю. "Эарендил" получил несколько попаданий с разных кораблей, но его ближайшему противнику досталось куда сильнее. Четыре из восьми орудий левого борта артанской джонки замолчали, через пробоины в бортах захлестывала вода. Но корабль дома Реку не покидал строя. Тем временем головная джонка забирала влево, надеясь обрезать гондорскому кораблю нос и изрешетить его продольным огнем.
  - Пора, - сказал принц Халбард капитану Фалатару. - Прорвемся между вторым и третьим кораблями.
  - Стрелкам приготовиться! - скомандовал Фалатар. - Право на борт!
  Повернув на запад, "Эарендил" рванул в просвет между двумя джонками. Загрохотали артанскиие пушки, два ядра ударили в нос галеона. Одно разнесло в щепы бушприт, другое ударило в носовую настройку, сбив одно орудие - но "Эарендил" уже прорезал артанскую колонну. Прозвенел серебряный горн - и арнорсккий корабль дал залп с обоих бортов.
  Этот залп был страшен. Ядра разбили нос третьей и корму второй джонки дома Реку и два корабля стремительно ушли под воду.
  - Лево руля! - приказал Фалатар, и голос капитана не мог заглушить ни свист ветра, ни выстрелы.
  Повернувшись на северо-запад, "Эарендил" помчался как стрела, оставляя за собой пенный след. Джонки дома Реку остались далеко за кормой; вскоре их бамбуковые паруса скрылись за горизонтом.
  - Когда-нибудь я построю первый артанский галеон и поведу его в бой, - неожиданно сказал Тахэй-ан-Лири.
  Оторвавшись от преследования, "Эарендил" вновь повернул, взяв курс на северо-запад. Впереди лежали владения верных Империи северных князей. Впереди была победа.
  25. Лин, 1 июля 1728 г. по летоисчислению Хоббиттании
  Город Лин был построен у вершины бухты, глубоко вдающейся в сушу. За серыми набережными, за домами горожан, дворцами и храмами из серого камня к небу вздымались лесистые склоны окружающих Лин гор Берегового хребта.
  Зеленый храм, где бритоголовые жрецы в темных одеждах воздавали хвалу лесным духам, был выстроен на поросшем соснами холме в пределах городских стен. Сегодня в нем играли свадьбу. Свадьбу принцессы Артании Дайя-нэ-Анау и эльфийского рыцаря Вилварина.
  Огромный зал, украшенный зеленью, был заполнен гостями. Принц Халбард, стоя рядом с князьями Амгу-ан-Лином и Тарни-ан-Мори, смотрел, как молодые - Дайа в белом с золотом кимоно, Вилварин в очень схожем по покрою зеленом с золотом парадном одеянии - вступили в выложенный зеленой мозаикой круг у основания статуи зеленого дракона. Когда эльф, выслушав речь полного жреца, обнял молодую жену, принц повернулся к седому князю Мори - и увидел на его лице улыбку.
  - Быстро они поладили, - сказал старый князь.
  - Дайа и Вилварин решили, что свадьба должна состояться до решающей битвы, - сказал Халбард. - До того, когда любить принцессу дома Анау станет уже безопасно.
  - Мы все рискуем, - сухо сказал Тарни-ан-Мори. - И вы тоже, принц - раз уж выступили на стороне Анау, доставив сюда госпожу регента.
  - Я знаю. "Эарендил" будет сражаться за вас до победы.
  - Господа, оставьте ваши стратегии до завтрашнего военного совета, - бесцеремонно вмешался в их разговор толстяк Амгу-ан-Лин. - А сейчас нужно поздравить молодых.
  - Конечно, - улыбнувшись Халбард повернулся в Вилварину и Дайе. - Поздравляю вас. У вас впереди целые сутки счастья.
  26. Лин, 2 июля 1728 г. по летоисчислению Хоббиттании
  Военный совет состоялся на следующий день в замке Лин. Из донжона крепости, построенной на вершине нависающей над бухтой горы, открывался великолепный вид на город Лин, на порт и корабли, на синее море на востоке.
  Принц Халбард сидел, скрестив ноги по артанскому обычаю, за круглым столом напротив принцессы Дайа и ее мужа, и оглядывал остальных членов совета.
  Справа сидели верные дому Анао князья: худощавый старик Тарни-ан-Мори, толстяки Амгу-ан-Лин и Тахэй-ан-Лири, а также крепкий мужчина средних лет - князь Айво-ан-Торо. Сидевший слева от Вилварина престарелый канцлер Анэ-ан-Торо недовольно смотрел на племянника. Кроме них, на совете присутствовали несколько командиров, в том числе гвардейский тысячник Эйво-ан-Дайва и наместник города Анао Этиген-ан-Анао, дальний родственник принцессы Дайа.
  - Господа, - начала принцесса. - Мы ведем войну. Прошу благородного Амгу-ан-Лина доложить обстановку. Что на сегодня известно о вражеской армии?
  - Хунду-ан-Кара и вождь восточных орков Баран ведут на Лин пятнадцатитысячное войско, - начал толстяк Амгу, поднявшись. - Они движутся двумя колоннами - впереди десять тысяч орков, за ними воины узурпатора. - Пленные говорят, что Баран зол на князя Хунду, отказавшегося отдать ему столицу на разграбление. И теперь вождь орков хочет сам взять и разграбить Лин.
  Кулаки князя Лина сжались. Но он взял себя в руки и продолжал уже спокойно: - Еще одна армия мятежников, четырехтысячная, под началом князя Реку осаждает Лири.
  - Что известно о флоте мятежников? - спросил Халбард.
  - Вчера вечером рыбаки видели корабли Реку у мыса Водяного Дракона. Они бросили якорь. Они ждут.
  - Чего?
  Помолчав, Амгу ответил.
  - Они ждут подхода сухопутной армии, чтобы атаковать сразу с моря и с суши. Штурм Лина начнется завтра.
  - Что ж, наша армия и флот должны быть готовы отбить эту атаку, - сказала принцесса. - Прошу господ князей избрать командующего армией.
  Халбард удивленно посмотрел на девушку. Назначение командующего было бесспорным правом регента, и принц удивился, почему властная и подозрительная Дайа передала его князьям. Вилварин спокойно поглядел на Халбарда и кивнул.
  "Похоже, Дайа знает, что делает", - подумал принц.
  Скоро он в этом убедился. Командовать хотели князья Тарни-ан-Мори и Амгу-ан-Лин, а также Этиген-ан-Анао - как родич императора. У каждого из трех нашлись свои сторонники и противники. Члены совета спорили до хрипоты, но так и не смогли назвать имя командующего.
  - Вообще-то, господа, - сказал наконец Этиген-ан-Анао, высокий худощавый мужчина, - назначение командующего - обязанность регента. - Пусть она назовёт имя! И мы примем ее выбор!
  Без особой охоты, но с Этигеном согласились все присутствующие. Принцесса Дайя-нэ-Ана встала.
  - Итак, господа, - сказала она. - Вы готовы принять назначенного мною командующего и подчиняться ему до конца войны?
  - Да, Ваше Высочество, - дружно ответили князья.
  - Тогда я назначаю командующим Императорской армией своего мужа, рыцаря Вилварина!
  В зале повисла тишина. Пораженные князья молчали. Первым заговорил опытный политик Тарни-ан-Мори.
  - Мы дали слово и мы его сдержим. Может быть, командующий Вилварин сообщит нам свои планы?
  - Господин Амгу-ан-Лин, какими силами мы располагаем? - спросил Вилварин, вставая.
  - Шестью тысячами пехотинцев, треть из которых вооружены мушкетами. Тремя тысячами всадников. И двадцатью шестью орудиями. В гавани сейчас стоят десять кораблей домов Лин и Мори. И "Эарендил".
  - Мы дадим бой в горах, окружающих Лин, - сказал Вилварин. Вновь усевшись за стол, он склонился к разложенной на нем карте. - Вот здесь, где дорога проходит через ущелье, мы устроим засаду. Коннице орков здесь не развернуться.
  - А пехота мятежников? - спросил Тарни-ан-Мори.
  - Мы разделим войска орков и мятежников, - твердо ответил эльф. - Наша конница заманит орков в засаду. С воинами узурпатора мы разберёмся потом.
  - А флот Реку? - спросил Амгу-ан-Лин.
  - Полагаю, адмиралу принцу Халбарду есть что сказать по поводу угрозы с моря.
  - Разумеется, - мрачно улыбнулся Халбард.
  27. Побережье Артании, 3 июля 1728 г. по летоисчислению Хоббиттании
  Юго-восточный наполнял паруса "Эарендила" шедшего вдоль побережья Артании на юг. Галеон шел в крутой бейдевинд, наклонившись на правый борт. Темно-синий с серебром флаг Арнора развевался за кормой корабля.
  Адмирал принц Халбард стоял на юте "Эарендила" рядом с капитаном Фалатаром. Впереди их ждала самая жестокая битва за всю их военную карьеру: один недовооружённый галеон против восемнадцати кораблей мятежников.
  Десять кораблей лоялистов - домов Лин и Мори - стояли сейчас в бухте Лин, под защитой береговых батарей. Но первый бой эскадре мятежников даст один "Эарендил". Маневр, разработанный принцем Халбардом, мог выполнить только арнорский галеон с арнорской командой.
  - Корабли по левому борту! - услышав крик наблюдателя с мачты, принц поднял подзорную трубу.
  Попутный ветер нес флот дома Реку к Лину. Корабли мятежников держались мористее, и, чтобы перехватить их, "Эарендид" должен был повернуть через фордевинд и взять курс на восток.
  - Командуйте левый поворот, капитан, - распорядился принц. - Вы знаете ваш маневр, так что я доверяю вам руководство боем.
  - Как прикажете, Ваше Высочество, - склонил голову Фалатар. И зычно скомандовал: - Лево на борт! К бою!
  Теперь "Эарендил" шел наперерез эскадре мятежников, накренившись на левый борт. Н марсах стояли матросы в серых куртках; на баке и вдоль бортов строились арнорские морские стрелки и мушкетеры дома Лин в синих кимоно. С юта на было видно батарейной палубы, но Халбард знал: пушкари под началом Строри уже подготовилась к бою.
  Командир флота Реку построил свою эскадру строем фронта. В подзорную трубу принц Халбард видел, что на палубах джонок сверкали длинные бронзовые пушки, строились мушкетеры в зеленых кимоно. Мятежники были готовы к бою.
  Но первый залп в этом бою дал "Эарендил". Расстояние было велико, но некоторые ядра попали в цель. В бурых бортах одной из джонок появились черные пробоины.
  Мятежники ответили. Большая часть артанских ядер падали в море по правому борту "Эарендила", но несколько попали в цель. Над морем разнеслись крики раненых. И тут арнорский галеон вновь дал залп.
  Ядра ударили в нос ближайшей джонки, разнеся его в щепы. Голодное море хлынуло через огромную пробоину и корабль стал стремительно погружаться носом в воду.
  И тут же артанское ядро проломило фальшборт "Эарнедила". С палубы донеслись крики стрелков дома Лин, раненых разлетевшейся щепой.
  "Мы слишком близко", - подумал принц. Капитан Фалатар тоже это понял.
  - Лево на борт! - скомандовал он.
  "Эарендил" повернул оверштаг и помчался обратно к берегу. Галеон дал новый залп, уже левым бортом, потопив еще одну джонку. Но положение арнорского корабля было уже опасным. Стой джонок дома Реку выгнулся полумесяцем, угрожая прижать "Эарендил" к берегу. Гремели артанскиие пушки, и арнорский галеон содрогался под ударами ядер.
  - Выходите из боя, - сказал Халбард. - Прорывайтесь к Лину.
  - Право на борт! - скомандовал Фалатар. - Мушкетеры - на правый борт!
  Повернувшись "Эарендил" помчался на север вдоль побережья. Джонка мятежников, пытавшаяся прижать арнорский корабль к берегу, попала под пушечный и мушкетный залп и затонула. Оторвавшись от преследования, "Эарендил" помчался вдоль побережья к Лину.
  - Первый этап сражения завершен, - сказал принц Халбард капитану Фалатару. - Теперь врагов осталось пятнадцать. Но битва продолжается.
  28. Бухта Лин, 3 июля 1728 г. по летоисчислению Хоббиттании
  Лоялистский флот построился поперек бухты Лин полумесяцем, преграждая врагам путь к городу. В центре боевого строя покачивался на волнах "Эарендил". На правом фланге стояли пять джонок дома Мори под черно-серебряными знаменами, на левом - пять джонок дома Лин под синими с золотом. Крылья полумесяца прикрывали береговые батареи.
  Все корабли были развернуты правым бортом к выходу из бухты, готовясь обрушить огонь своих орудий на джонки мятежников. Принц Халбард стоял на юте своего корабля рядом с командующим Объединенным флотом - старым князем Тахаем-ан-Лири. Пока "Эарендил" вел бой с кораблями дома Реку в открытом море, князь Лири строил джонки лоялистов в боевой порядок, согласно разработанному Халбардом плану. И, после прибытия арнорского корабля, поднялся на его борт.
  Капитан Фалатар расхаживал по палубе и отдавал приказы, готовя корабль к битве.
  - Перекатите все шестифунтовки на правый борт и зарядите картечью. Картечью же зарядите носовые и кормовые орудия. Что? Склонившись, капитан выслушал возражение Строри, и хмуро ответил.
  - Я знаю про малую дальность. Ну и что? Мы будем стрелять картечью в упор. Если выбьем их абордажников - выиграем битву.
  Гном проворчал что-то себе в бороду и начал отдавать приказы. Принц Халбард с улыбкой посмотрел на князя Лири. Оба они были опытными воинами и не собирались вмешиваться в распоряжения подчиненного им офицера без необходимости.
  - Самое последнее дело, - ждать, - заметил князь Тахэй.
  - На войне это обычное дело, - пожал плечами Халбард. - Впрочем, по-моему, наше ожидание скоро закончится.
  - Корабли у входа в бухту! - закричал наблюдатель с мачты.
  - Вы правы, - Тахай резко повернулся к ближайшему сигнальщику. - К бою!
  Джонки дома Реку вошли в бухту и двинулись на линию лоялистских кораблей. Их паруса из бамбуковых реек наполнял юго-западный ветер, Принц внимательно смотрел на вражеский строй, пытаясь планы командира мятежников.
  - Пять их кораблей против джонок Мори, пять - против отряда Лина и пять - против "Эарендила", - сказал Халбард Тахэю.
  - Мятежники не знают о наших батареях, - сказал старый князь. - Так что с их крыльями наши джонки справятся. Если "Эарендил" выстоит против пяти их кораблей, битва будет выиграна.
  - Они атакуют нас одновременно с правого борта, с носа и кормы, - рассуждал вслух Халбард. И, повернувшись к капитану Фалатару, приказал: - Расставьте морских стрелков у правого борта. Пусть мушкетеры Лина строятся на баке и юте. Пулями и картечью стрелять только в упор! Для дальнего боя у нас есть восемнадцатифунтовки.
  - Да, Ваше Высочество, - кивнул Фалатар.
  Корабли мятежников приближались. Загрохотали вражеские пушки и первые ядра подняли фонтаны воды у борта "Эарендила".
  - Огонь по центральному кораблю! - приказал Халбард.
  Загрохотали арнорские восеммнадцатифунтовки и в носу средней джонки Реку появились первые пробоины. Но корабль упорно продолжал идти вперед. Его пушки выстрелили, и в борту "Эарендила" появились две черные пробоины. А затем арнорский галеон дал еще один залп.
  Ядра сокрушили нос джонки и она быстро погрузилась под воду, задрав корму.
  Халбард оглядел поле битвы. Еще две джонки Реку тонули, расстрелянные береговыми батареями. Теперь за фланги можно было не опасаться: восемь кораблей мятежников не справятся с десятью лоялистскими. Но четыре вражеские джонки приближались к "Эарендилу". И это было уже опасно.
  - Я спущусь вниз, встречу этих, - капитан Фалатар указал рукой на два корабля, приближавшихся к правому борту галеона.
  - Действуйте, капитан, - сказал Халбард, после чего повернулся к князю Тахэю.
  - Прикажите вашим мушкетерам приготовиться. Им предстоит отбивать атаки с носа и с кормы.
  - Ясно, - коротко ответил Тахэй и громко отдал команду.
  Два корабля мятежников пристали к правому борту "Эарендила". На борт галеона полетели крючья, бойцы Реку в темно-зеленых кимоно открыли огонь из мушкетов. В ответ шесть шестифунтовок засыпали абордажников врага картечью, арнорские морские стрелки дали залп из мушкетов. Палубу "Эарендила" заволокло дымом, когда же дым рассеялся, Халбард увидел, что палубы джонок завалены телами мертвых и умирающих. Абордаж захлебнулся, не успев начаться.
  - На абордаж! - голос капитана Фалатара разнёсся над кораблем. И морские стрелки посыпались на борт джонок с высокого борта "Эарендила".
  Еще две джонки заходили на "Эарендил" с носа и кормы. Прогремели пушки мятежников, и в корпусе галеона появились новые пробоины.
  - Огонь! - скомандовал принц.
  Загрохотали мушкеты воинов Лина, грохнула одна из кормовых пушек, - вторую ранее разбило артанское ядро. Но нос джонки дома Реку уже ткнулся в корму "Эарендила, абордажные крючья полетели с борта на борт. Воины Реку атаковали через кормовые пушечные порты, не обращая внимание на пули, которыми их осыпали сверху мушкетеры Лина.
  - Клинки наголо! - закричал принц, обнажая палаш. - На палубу!
  На палубе "Эарендила" завязалась жестокая рубка. Моряки домов Реку и Лин не носили доспехов. Они яростно рубили друг друга катанами, и кровь забрызгивала палубы.
  Халбард разрядил свои пистолеты, и теперь сражался палашом, рубя воинов Реку в темно-зеленых кимоно. Неожиданно он столкнулся с высоким воином в черных доспехах.
  Катана черного латника скрестилась с палашом принца. Враг наседал; он рубился не хуже Халбарда, будучи в то же время гораздо сильнее. Принц отступал шаг за шагом; неожиданно черный сильным ударом выбил у него палаш и занес меч для решающего удара.
  Халбард мгновенно выхватил стилет, и, поднырнув под кривое лезвие катаны, вонзил граненый клинок между пластин черных доспехов врага. Латник коротко вскрикнул и рухнул, увлекая за собой застрявший в теле кинжал. Принц встал и на мгновение испытал ужас, оказавшись безоружным перед врагами, но тут его адъютант подал ему выбитый палаш.
  - Вперед! - взмахнул клинком Халбард, увлекая своих воинов в контратаку. Воины Лина отбросили воинов Реку в кормовую надстройку. Жестокая рубка шла среди узких коридоров, у кормовых пушек. Наконец, уцелевшие мятежники бежали на джонку и обрубили канаты. Джонка, осыпаемая пулями, отошла от кормы "Эарендила", и стала разворачиваться.
  - Заряжайте пушку! - крикнул Халбард, понявший, что сейчас должно произойти. - Картечь! Мушкеты к бою!
  Завершив разворот, джонка взяла курс на север и должна была пройти под кормой "Эарендила". У стоящих на палубах пушек суетились артиллеристы; сейчас бортовой залп вражеского корабля изрешетит арнорский галеон.
  - Убивайте их пушкарей! - крикнул принц. - Огонь! Загрохотали мушкеты солдат дома Лин, арнорская пушка изрыгнула сноп картечи.
  Мятежники ответили. Но из восьми пушек выстрели только три. Ядра ударили в корму "Эарендила", убивая и калеча людей. Принц Халбард вскрикнул, когда выбитая ядром острая щепа вонзилась ему в руку.
  Пока джонка Реку уходила на север, Хамдир перевязывал раненого принца. Халбард морщился от боли, и, когда Хамдир закончил, сказал: - Хорошо еще, что эти дураки стреляли не картечью. Не умеют бунтовщики воевать на море. Потому и проигрывают.
  Поднявшись на ют, Халбард увидел, что битва действительно была выиграна. Арнорские стрелки взяли две джонки мятежников, еще два корабля Реку захватили лоялисты Лина. Перед "Эарендилом" из мутных вод бухты торчала корма вражеской джонки, еще две затонули у берегов, расстрелянные береговыми батареями. Теперь дом Реку сохранил только восемь кораблей - против десяти лоялистских. Восточное море вновь принадлежало Артанской Империи.
  Повернувшись, принц столкнулся с князем Тахэйем-ан-Лири. В руке старый князь держал стилет принца.
  - Это ваш кинжал? - спросил он (Халбард кивнул). - Вы, Ваше Высочество, убили самого Эйво-ан-Реку, адмирала мятежников и брата князя Реку.
  - Битвы сейчас выигрывают не поединками вождей, - ответил принц. - Но сегодня мы победили. Вам нужно вернуть флот в гавань и исправить повреждения - преследовать мятежников мы уже опоздали.
  Поморщившись от нахлынувшей боли, Халбард добавил: - Я спущусь в каюту - мне нужно прилечь. Распоряжайтесь здесь без меня.
  Спускаясь по трапу, принц подумал: - Интересно, как дела у Вилварина?
  29. Окрестности Лина, 3 июля 1728 г. по летоисчислению Хоббиттании
  Рыцарь Вилварин, закованный в эльфийские доспехи, ехал во главе артанского конного войска. За ним следовали одиннадцать конных эльфов три тысячи верных Империи артанских всадников - воинов домов Лин, Мори и Торо. Всадники были одеты в черные латы и вооружены кривыми мечами-катанами, пиками и длинными луками, за их спинами развевались цветные вымпелы - черные с серебром дома Мори, синие с золотом дома Лин и оранжевые с черным дома Торо.
  Оглядывая имперское войско, Вилварин в очередной раз подумал, насколько похожи артанские и эльфийские обычаи. Одежда, оружие - длинные луки, копья и кривые мечи, музыка напоминали ему родной Линдон.
  Правда, внешне желтокожие и косоглазые артанцы больше напоминали орков. Вилварин улыбнулся, вспомнив свою старую шутку о том, что артанская женщина похожа на хорошо отмытую орчиху. И юную супругу Дайу. Ее прекрасное тело действительно было чистым, когда она подарила Вилварину свою девственность.
  Улыбнувшись, эльф коснулся рукой дуги артанского лука, висевшего у него на седле. Сегодня, идя в бой, он, как и остальные эльфы, вновь вооружился луком. Против рейтар и мушкетер Запада от него было бы мало проку, но для орков востока, не имевших доспехов и вооруженных только короткими луками и саблями, он станет смертельным оружием. А именно орки должны стать его первыми противниками.
  Впереди Вилварин заметил облако пыли - враги приближались. Эльф повернулся к едущему рядом трубачу.
  - Разворачиваемся.
  Затрубили трубы и колонна, подчиняясь сигналу, начала разворачиваться. Головной отряд замедлил ход, следующие за ним отряды занимали места на флангах. И, когда орочьий авангард приблизился, навстречу им выкатился строй черной артанской конницы.
  Это был только авангард - не более трех тысяч степных наездников. Всадники в грязно-серых овчинах и острых шапках сидели на низких мохноногих коньках, держа в руках короткие двояковогнутые луки. Казалось, на артанское воинство надвигается бурая туча.
  - Вперед! - Вилварин взмахнул рукой. - Луки к бою! И артанская конница под звуки труб ринулась в атаку. Засвистели стрелы - длинные артанские и короткие орочьи. Не имевшим доспехов гоблинам обстрел нанес больший урон, чем артанцам; линия степняков дрогнула.
  Два войска сближались. Вилварин убрал лук в налучие, схватил висевшее у седла длинное копье и взял его наперевес. Одновременно свои копья склонили эльфийские и артанские всадники. Орки тоже взялись за копья.
  Две конные лавы столкнулись. Виварин оставил копье в теле толстого кочевника и теперь рубил кривым эльфийским клинком направо и налево. Но вскоре латная конница Империи смяла орочьи скопища, и погнала их. Равнина покрылась трупами в грязных овчинах.
  Вскоре, однако, уцелевшие орки сумели оторваться от преследователей. Артанская кавалерия перешла на медленный аллюр, сберегая силы для новой схватки. А впереди над равниной вставала мрачная туча пыли - главные силы орков приближались.
  - Приготовиться к перестрелке, - скомандовал Вилварин. - Атакуем рысью!
  Две лавы сближались. Зазвенели тетивы луков, засвистели стрелы - длинные артанские и короткие орочьи. Под градом артанских стрел орки дрогнули - и туту затрубили трубы, подавая имперским конникам сигнал к отходу.
  Теперь артанцы отступали, отстреливаясь из луков на скаку. Орки с криками ринулись в погоню. Вилварин, скакавший теперь в последнем ряду войска, выпускал одну стрелу за другой, выбивая орков из седел. Вскоре кочевники отстали, не желая подставляться под смертоносный артанский обстрел, но продолжали преследование.
  Впереди показались вход в ущелье, рассекающее Береговой Хребет. Имперская конница стала сжиматься в колонну. Вскоре копыта лошадей застучали по камням ущелья - первыми в проход между горами вошел центр, затем фланги имперской конницы. Отставшие гоблины не успели перехватить артанцев.
  Промчавшись по ущелью, конники выехали на прибрежную равнину. Слева высились серые стены Лина, впереди голубели воды бухты. На волнах качались с суши маленькими корабли и поднимался к небу белый дым - там продолжалось сражение.
  - Разворачиваемся, - крикнул Вилварин скакавшему перед ним трубачу. К счастью, парень уцелел в бою с орочьим авангардом.
  Затрубили трубы, и колонна стала расходиться. Фланговые отряды поворачивали направо и налево от дороги, центр сбавлял ход. И, когда Вилварин скомандовал "кругом", его всадники образовали неровный полумесяц, обращенный вогнутой стороной к проходу.
  - Всадников с пиками - в первые ряды! - продолжал распоряжаться Вилварин, хотя его могли услышать лишь воины центрального отряда. - Приготовиться!
  Колонна орочьей конницы вырвалась из ущелья. Заметив ждущих их артанцев, кочевники стали разворачиваться из колонны в лаву.
  - Вперед! - скомандовал эльф. И звонкие боевые трубы разнесли его приказ по всей линии артанской конницы.
  Для перестрелки было слишком мало места; артанская конница сошлась вплотную с орочьей и смяла ее. Длинные пики артанцев пронзали одетые в тулупы тела орков, тяжёлые катаны сносили им головы. Сабли и копья орков тоже несли смерть, но не могли остановить натиск императорских латников.
  За спиной орков грохотали мушкеты. Артанские мушкетеры и лучники, построившись на склонах, расстреливали втянувшуюся в ущелье колонну орочьей конницы. Кочевники, пытающиеся спастись, откатились назад и врезались в подходящих из ущелья конников, остановив колонну. Артанские и орочьи всадники смешались, а в ущелье степных всадников, не имеющих возможности вступить в бой, расстреливали артанские пехотинцы.
  Наконец, бой окончился. Все ущелье и поле перед ним было завалено орочьими трупами. Еще слышались крики добиваемых раненых - кочевников артанцы в плен не брали. Орочья конница была полностью уничтожена.
  - Теперь ждем мятежников князя Хунду, - сказал Вилварин. - А пока они подождут, мы успеем перекусить.
  
  Вилварин и командиры лоялистской кавалерии заканчивали обед, когда в их шатер вошел запыхавшийся гонец.
  - Господин, - обратился юноша-посланец к эльфу, - войска Хунду-ан-Кару достигли прохода. Он построились в боевой порядок перед входом в ущелье и стоят. Генерал Этиген-ан -Мори считает, что враг не планирует входить в ущелье.
  - Ступай отдыхать, - сказал гонцу Вилварин, после чего повернулся к офицерам. - Похоже, Хунду не собирается лезть в ловушку вслед за орками. Но нас это не устраивает. Наш долг - не просто остановить мятежников, а разгромить их.
  Артанские офицеры молчали, предоставляя новоназначенному командующему самому принимать решение. Ну что ж.
  - Приказываю Этигену-ан -Мори построить пехоту на выходе из ущелья. Путь оставит прикрытие на вершинах, а главные силы спустит вниз. Его пехота станет приманкой для Хунду. И пошлите обозников на дорогу через ущелье - пусть расчистят ее от трупов. Как только дорога будет свободна, мы придем на помощь Этигену.
  Когда гонцы с приказами побежали от палатки командующего, Вилварин повернулся к своим офицерам.
  - А сейчас мы закончим обед. В бой мы пойдем сытыми и отдохнувшими.
  
  Колонна имперской кавалерии во второй раз за день двигалась по ущелью. У обочины лежали трупы орков и их лошадей - обозникам пришлось изрядно потрудиться, расчищая дорогу для конницы. Небо было голубым, но на дороге лежала густая тень. Еще немного и заходящее солнце станет быть в глаза имперским солдатам, давая преимущество мятежникам.
  Впереди показался выход из ущелья. Тонкая линия лоялистских пехотинцев перекрывала ущелье. Перед строем пикинеров в черных доспехах стояли стрелки с мушкетами, между отрядами копейщиков сверкали медными боками легкие пушки. Вилварин мог видеть степь через головы имперской пехоты, но мятежников не было видно. Только на западе поднималось облако пыли.
  Эльф поднял руку, подавая сигнал остановиться. Когда колонна встала, к Вилварину подъехал высокий всадник в черной броне. Черный с серебром флаг дома Мори развевался за его спиной.
  - Господин командующий, - обратился Этиген-ан-Мори к эльфу. - Мы отбили уже три атаки пехоты мятежников. Солдаты устали.
  - Хунду атаковал конницей? - спросил Вилварин.
  - Нет. Только пехотой.
  - Тогда ждите. Мы должны отбить еще одну их атаку, прежде чем контратаковать.
  - Люди устали, - повторил Этиген. - И скоро солнце начнет бить нам в глаза.
  - И тогда Хунду бросит в бой конницу, - сказал Вилварин. - Вы должны отбить еще одну атаку, после чего моя конница сметет их армию. Сделаете?
  - Да, господин командующий, - ответил Этинген, склонив голову. И, повернув коня, поехал к пехотному строю.
  
  На закате мушкетеры мятежников засыпали позиции лоялисткой пехоты пулями. Солнце било в глаза имперским стрелкам, мешая им прицельно стрелять в ответ. Затем князь Хунду-ан-Кару бросил в бой кавалерию. Воины в черных доспехах мчались в бой, построившись клином и наставив пики.
  - Целься..., огонь! - скомандовал Этиген-ан -Мори. - Стрелкам - отойти!
  Залп из пушек и мушкетов изрядно проредил атакующий клин, но не остановил его. Имперские стрелки, разрядив свое оружие, отступили в промежутки строя пикинеров, сомкнувших ряды и склонивших пики. А в следующий миг на лоялистскую пехоту обрушилась кавалерийская атака мятежников.
  Немало пикинеров погибло под ударами страшных кавалерийских копий, но и длинные пики пехотинцев обильно окрасились кровью коней и всадников. Имперская линия прогнулась, но выдержала.
  - Стрелкам, - огонь через головы пикинеров! - приказал князь Этиген. Вновь загрохотали мушкеты; сквозь клубы порохового дыма Вилварин увидел, как расстреливаемая кавалерия мятежников откатилась.
  - К бою! - скомандовал эльф.
  Затрубили трубы и имперские пехотинцы расступились, давая дорогу кавалерии.
  - Вперед! - скомандовал Вилварин, и по новому сигналу тяжелая лоялистская кавалерия пришла в движение. Сначала медленно, потом все быстрее и быстрее скакали артанские конники в черной броне, сжимая в руках пики.
  Вырвавшись из ущелья на простор загорной равнины, колонна стала расходиться, перестраиваясь в клин. Впереди топталась на месте кавалерия мятежников: вражеские командиры пытались заставить солдат построиться и контратаковать, но получалось у них плохо. "Слишком поздно", подумал Вилварин, и взял копье на изготовку. Мгновение спустя имперский клин врубился в рыхлую толпу вражеской конницы.
  Оставив копье в теле тучного мятежника, Вилварин рубил врагов кривым эльфийским мечом. И мятежники и лоялисты носили одинаковые черные доспехи; отличить их можно было только по наспинным вымпелам: черных с серебром на сражавшихся плечом-к-плечу с эльфом воинов Мори и оранжевые с черным на мятежных латниках Кару.
  Вилварин упорно пробивался вперед, к знамени дом Кару. И пробился.
  Под черно-оранжевым знаменем, в окружении телохранителей гарцевал на белом коне высокий воин в богато украшенных золотом черных доспехах. Вражеский вождь размахивал катаной и что-то кричал.
  Вилварин дал шпоры коню. Прижавшись лицом к шее коня, он пропустил над головой удары вражеских мечей, и, встав на стременах, поразил вражеского вождя молниеносным выпадом, после чего ударом сплеча разрубил древко знамени и тело знаменосца. Затем развернулся, и стал отбиваться от насевших телохранителей вражеского вождя.
  Тут эльфу пришлось нелегко. Но вскоре конники Мори смяли мятежников и погнали разбитую конницу врага, на его же пехоту. Развернув коня, Вилварин послал его в преследование.
  "Похоже, мы победили, - подумал он. - Сейчас кавалерия мятежников сомнет своих пехотинцев. Теперь надо гнать и рубить эту сволочь, не давать им оправиться. И вражьему войску конец!"
  30. Дара, 13 августа 1728 г. по летоисчислению Хоббиттании
  И вновь принц Халбард стоял в Зале Совета Императорского дворца в Даре. На сей раз совет возглавляла госпожа регент, принцесса Дайя-нэ-Анау. Халбард улыбнулся, увидев рядом с принцессой ее мужа, командующего Имперской армией Вилварина.
  После поражения войск мятежников в битве при Лине и гибели Хунду-ан-Кару от меча Вилварина мятеж стал рассыпаться. Имперский флот, возглавляемый "Эарендилом", вошел в Орон, доставив в осаждённый Лири припасы и подкрепления. Одновременно к Лири вышла и имперская армия. Князь Реку, осаждавший Лири, предпочел не искушать судьбы, сдался и получил прощенье.
  Затем Вилварин повел Имперскую армию на столицу и вступил в нее без боя. Мятежники, потеряв надежду на победу, разбежались из Дары. Родичи Хунду-ан-Кару, не надеясь на пощаду, бежали в западную степь, к оркам. Князь Эрру заперся было в своей столице, но при приближении Имперской армии капитулировал. На этом имятеж и закончился. Затем войско вернулось в Дару, куда из Лина прибыли император и регент, а из Лири - принц Халбард.
  
  - От имени императора Артании Эсу-ан-Анау мы благодарим вас за помощь в усмирении мятежа Хунду-ан-Кару, - провозгласила принцесса, встав. - Именем императора мы подтверждаем заключенный государем Даланом-ан-Анау торговый договор. Мы также направляем в Арнор посла - благородного Дауто-ан-Лири. Мы повелеваем благородному Дауто нанять на Западе мастеров - оружейников и корабелов. Имперская армия и имперский флот нуждаются в новом оружии.
  Принцесса Дайя-нэ-Анау опустилась на пол и скрестила ноги. Сидевший за столом справа от Халбарда Дауто-ан-Лири молча склонил голову. Халбард поднялся.
  - Мы благодарим Ваше Высочество, - сказал он. - "Эарендил" отплывает через два дня. Мы доставим благородного Дауто в Арнор. И, с разрешения государя Барахира, нанятые им мастера отправятся в Срединную Империю со следующей морской экспедицией.
  - В таком случае - в добрый путь! - сказала принцесса.
  - Прощайте, Ваше Высочество, - сказал Халбард, а затем, подойдя к Вилварину, тихо сказал: - Береги Дайу. Такие девушки встречаются раз в тысячу лет.
  - Я знаю, - улыбнулся эльф. - Я сберегу Дайу и ее Империю. Счастливого вам пути!
  
  Покинув тронный зал, Халбард и Дауто спустились по парадной лестнице и направились к конюшне. Они уже собрали вещи и были готовы выехать в Лири: о своем новом назначении Дауто-ан-Лири узнал заранее; сегодня состоялось лишь официальное назначение. Сев в седла, всадники проехали по мосту через окружающий дворец ров; затем копыта их коней застучали по брусчатке столичных улиц.
  Дару успели привести в порядок после короткого правления Хунду-ан-Кару. С улиц вымели мусор, убрали виселицы, на которых мятежники казнили не успевших сбежать лоялистов. Но путешественники еще могли видеть развалины домов, сожженных и разграбленных бунтовщиками.
  "Да, - подумал Халбард. - Не зря добрые граждане Дары радовались возвращению императора и принцессы-регента".
  Ему вспомнилось их вступление в столицу. Принцесса ехала на белом коне, обнимая сидящего перед ней в седле маленького императора, за ней следовали отборные воины конной гвардии. Горожане, запрудившие улицы, приветствовали Дайу и маленького Эсу-ан-Анау радостными криками; цветы сыпались под копыта коней. За гвардейцами проследовал отряд всадников дома Лири, всю гражданскую войну сражавшиеся за законного монарха. Сам Халбард ехал рядом с командиром лирийцев, благородным Дауто-ан-Лири.
  И вот теперь, Халбард и Дауто покидали столицу по мосту через Орон. Впереди их ждало двухдневное путешествие до Лири и "Эарендил".
  - Так когда мы отплываем? - спросил Дауто, когда они выехали на западную дорогу.
  - Пятнадцатого с утра, - ответил принц. -Фалатар должен уже подготовить корабль к отплытию. Я хочу отплыть на север до окончания летнего муссона.
  - А потом?
  - Ваши зверобои и охотники за мехами говорят, что за Моржовым мысом, где берег поворачивает на восток, постоянно дует северо-восточный ветер. С попутным ветром мы обогнем Средиземье с севера и вернемся в Арнор.
  - До сих пор никто не огибал континент с севера, - задумчиво сказал Дауто.
  - Мы будем первыми, - ответил Халбард. - Я приказал загрузить "Эарендил" шелком, фарфором и артанской бронзой. Глядишь, и окупим поход. Но главное - мы первыми совершим самое долгое плаванье, замкнем круг Средиземья.
  - Шелка и бронза, - это хорошо, - задумчиво сказал Дауто. - Я одного не понял - зачем ты приказал закупить столько бараньих тулупов?
  31. Северные моря, 25 сентября 1728 г. по летоисчислению Хоббиттании
  Холодный северо-восточный ветер нес колючий снег. Серые волны били в корму "Эарендила", поднимая в воздух облака водяной пыли. Дауто-ан-Лири, кутаясь в меха, подошел к стоящему на юте рядом с капитаном Фалатаром принцу Халбарду.
  - Да, ваши тулупы пришлись весьма кстати, - сказал он. - А ведь сейчас только сентябрь!
  - Конец сентября, - поправил Дауто принц, сдирая с усов намерзший лед. - Мы все же далеко на севере от Артании. - Недаром ваши зверобои возвращаются домой не позднее сентября.
  - И недаром наши моряки не заходят на восток дальше Моржового мыса, - заметил Дауто. Мы сейчас в неизведанных морях.
  - Да, никто и никогда не заплывал в эти воды, - ни нуменорцы, ни артанцы, - кивнул Халбард. - Но вскоре берег повернет на юг, и мы вернемся в Арнор.
  - Мы уже месяц плывем на восток, но берег поворачивает только на север, - мрачно ответил артанец. - Так мы не в Арнор попадем, а в легендарное царство Вечного льда.
  - Земля прямо по курсу! - закричал наблюдатель на мачте.
  Действительно, впереди через снежную мглу проступала черная скальная стена.
  - Право на борт! - скомандовал капитан.
  "Эарендил" резко повернул, и понесся вдоль берега прямо на север, накренившись на левый борт. Теперь волны били в правый борт кораблю, захлестывая нижнюю палубу. Когда корабль накренился, Халбард и Дауто ухватились за фальшборт, чтобы удержаться на ногах. Бывалый моряк Фалатар взялся за вант.
  - Если берег и дальше пойдет на север, нам придется возвращаться в Артанию, - мрачно сказал капитан. - "Эарендил" не может плавать во льдах.
  - Не придётся, - крикнул (чтобы перекричать свист усилившегося ветра) Халбард. - Смотрите!
  Впереди, слева по борту, скалистый берег обрывался в море, будто отсеченный мечом. Море бесновалось у подножья утесов; валы перекатывались через черные зубцы рифов. Тучи белых чаек кружили над скалами, и их пронзительные крики сквозь свист ветра доносились даже до корабля.
  - Вижу, - хрипло ответил Фалатар. - Обойдем рифы и поворачиваем.
  Вскоре "Эарендил" вновь повернул на запад и выровнялся. Халбард достал из футляра на поясе подзорную трубу и окинул взглядом берег.
  За выступающим в море утесом скалы поворачивали на юго-восток и далеко к югу скрывались в снежной мгле. Серое небо, серые волны, черные скалы, белый снег, кружащий в воздухе, белый заснеженный берег, белые чайки - казалось, в мире не осталось ярких цветов. Но в этот миг сия сумеречная картина показалась принцу прекрасной.
  - Мы достигли крайнего севера Средиземья, - сказал он. - И сейчас мы повернём на юго-восток и возьмем курс на Арнор! Я нарекаю этот мыс мысом Возвращения.
  - Лево руля! - громогласно воскликнул Фалатар. - Курс на Арнор!
  32. Лонд Ворн, 20 октября 1728 г. по летоисчислению Хоббиттании
  "Эарендил" вошел в устье Барандуина ясным осенним днем, когда золотые листья падали в синие воды великой реки. Стоя на юте, адмирал принц Халбард смотрел на родную землю, которую он не видел семнадцать месяцев.
  Моряки, подчиняясь команде капитана Фалатара, спускали верхние паруса. Принц с гордостью оглядел свой потрепанный галеон. За время плаванья экипаж сократился почти вдвое: битвы и болезни унесли жизни девяноста семи моряков и морских стрелков, а также трех эльфов, павших в битве при Лине. Эльф Вилварин избрал свою судьбу, навсегда оставшись в Артании.
  - Поднимите адмиральский штандарт, - приказал Халбард капитану Фалатару. - И дайте салют, когда мы пройдем мимо форта. Пусть город знает, что "Эарендил" возвращается!
  Когда над Барандуином разнесся грохот пушечного выстрела, "Эарендил", обогнув выстроенный на речном мысу форт, повернулся и подошел к причалу. Халбард видел, что в порту началась суета. Но брошенные с галеона канаты портовые рабочие приняли и закрепили.
  Когда принц Халбард спустился на палубу и подошел к трапу, по причалу к тому же трапу подбежал толстый портовый стражник.
  - Ваше высочество, - суетливо сказал он. - Простите, что не встречаем вас подобающим образом. Нас не предупредили....
  - Не блажите, - резко ответил принц. - Вы неоткуда не могли узнать о нашем возвращении. После чего повернулся к стоявшему рядом капитану Фалатару.
  - Передайте корабль портовым властям и распустите экипаж. Они заслужили отдых. Господ офицеров завтра в десять прошу в штаб флота на собрание.
  - А вы? - спросил капитан.
  - Постройте команду, - я поблагодарю их за хорошую работу. Они это заслужили. Потом я отправлюсь домой. Давно я дома не был...
  
  Когда принц Халбард на коне, подаренном капитаном порта, подъехал к дому, Роза уже ждала на пороге, кутаясь в толстую шаль. Принцесса была одета очень просто: в серую теплую кофту и зеленую шерстяную юбку, из-под которой высовывались босые лохматые ноги. Трехлетний Туор держался за юбку матери, а на ее руках спал младенец.
  - Это Риан, - ответила Роза на молчаливый вопрос Халбарда. - В ночь перед отплытием ты оставил мне подарок. Добро пожаловать домой, воин.
  Произведя в уме несложный арифметический подсчет, Халбард кивнул, улыбнулся и сошел с коня.
   - Ну, здравствуй, жена, - сказал он. - Здравствуй, Туор. Здравствуй, Риан.
  - Я боялась, что ты останешься в Валиноре, - сказала Роза.
  - Я не нашел путь на Заокраинный Запад, - ответил Халбард и положил руки Розе на плечи. - Но это не важно. Вот мой Валинор.
  Если Туманная Война закончила Четвертую Эпоху, то Великое Плаванье принца Халбарда стало первым великим деянием Пятой Эпохи. Замкнув пути Средиземья в кольцо, принц не только открыл дорогу между Западом, Югом и Востоком, но и показал, что мир может быть обойден и познан людьми. Новая эпоха принесла народам Средиземья немало крови и боли, но все, что было сделано с тех пор - сделано людьми, орками, гномами и эльфами без помощи магии и волшебства - своими силами и благословением Эру. Стоит ли жалеть об уходе магии и закрытии Прямого Пути в Валинор? Не стоит. Ибо в том и состоит путь свободных народов Средиземья - сделать свой дом лучше своими руками.
  Из книги Тайлин Экор "На переломе эпох". 2248 г. Л. Х., Дол Эмрос.
  
  Южно - Сахалинск, 2016 г.
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"