Зорин Иван Васильевич: другие произведения.

По-Семейному

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


ПО-СЕМЕЙНОМУ

   Когда мы расставались, в ее огромных, беспокойных глазах стояли слезы. Она уже успела побывать замужем и, как все женщины, снова мечтала о браке. Расходились бурно: у меня вырывались упреки, у нее дергалось веко, кривились тонкие, болезненно яркие губы.
   А через двенадцать лет я, мыкаясь по углам, явился по газетному объявлению.
  -- Лена...
   Я узнал ее сразу, да и она, казалось, не удивилась. Лена была еще красива, хотя с годами немного раздалась, теперь в ее облике проступила та хваткая уверенность, которая рано или поздно приходит к женщине.
   Она жестом пригласила войти, и я, не опуская чемодан, перешел к делу.
  -- Вы можете остаться... - На щеках заиграл румянец. - Белье раз в неделю, стол за отдельную плату...
  -- Послушай, глупо играть в незнакомых...
   Она улыбнулась.
   Мое окно выходило в сад, и, когда открывалась дверь, сквозняк шевелил занавески. Из мебели был старинный, двустворчатый комод, закрывавший полстены и пускавший по утрам солнечных зайчиков.
   Круглый год Лена сдавала комнату, а сама жила в другой, рядом с заваленным тряпьем шкафом, колченогими стульями, кроватью сына. Я вспомнил, как она говорила:
  -- Если никого не встречу, заведу себе ребеночка...
   Тогда я опускал глаза. А теперь ее мальчику было около десяти. Его звали Андреем.
  -- А отчество?..
  -- Андреевич... Надо же было как-то...
   Годы дались Лене трудно. Помощи ни от кого не ждала, тянула воз, огрубев от бедности и ежедневной борьбы. К тому времени я тоже был побитой собакой, за сорок - ни кола, ни двора.
   И вскоре мы опять сошлись.
   На ночь она читала сыну про волка-королевича и, дождавшись ровного дыхания, шла ко мне, обдавая жаром изнывавшего тела. А я совсем обезумел: изголодавшемуся по теплу, этот шаткий уют рисовался убежищем от наступавшей старости.
   Замелькал календарь. Лена работала допоздна, возвращалась опустошенная. Поначалу мы пытались беседовать, но постепенно наши разговоры стали сводиться к нестиранным рубашкам и вымороченным воспоминаниям.
  -- Не надо... - прерывал я ее, ища в темноте горячие губы. Она слушалась, и любовь смывала все.
   Деньги Лене нужны были на лечение: под простыни она стелила Андрюше клеенку, скатывая по утрам мокрую постель. К тому же он слегка заикался. Врачи говорили - от впечатлительности. Большеглазый в мать, он часто сидел посреди разбросанных игрушек, подперев щеку худым кулачком. Чтобы подружиться, я принес ему ангорского кота. Тот забирался на руки, урчал, обжигая кислым запахом, и Андрюша смеялся...
   А скоро я убедился, что у судьбы все пасынки.
   Лена стала все чаще покрикивать. "Опять без тапочек", - гремело среди ясного неба, и между бровей у нее проступала складка. Андрюша съеживался, и пока шарил в платяном шкафу, у него тряслись губы.
   Но мать есть мать. Даже когда сердится.
   Несмотря на наши отношения раз в месяц я выкладывал на комод взлохмаченные, свернутые пополам купюры, и Лена с торопливой неловкостью смахивала их в ящик. Мы оба стеснялись этого момента: неестественно молчали или говорили преувеличенно громко.
   Утром она уходила, а я валялся до обеда, играл с котом, радуясь, что мне, наконец, удалось спрятаться от жизни. В драном, засаленном халате я, как привидение, слонялся по квартире, развалясь в кресле, перелистывал старые, пожелтевшие журналы. Но постепенно, моя неприкаянность делалась невыносимой, и, когда в полдень появлялся Андрюша, с туго набитым портфелем, я чувствовал себя счастливым отцом.
   Был вечер, глухо барабанил дождь. Взобравшись с коленями на табурет, Андрюша грыз ногти. Нужно было делать уроки, но он, склонясь над тетрадкой, пребывал в мечтательном оцепенении. Из сада тянуло свежестью, а я совсем размяк: стоял под форточкой и, глядя на сгорбленную фигурку, думал, что мне нарочно послали сына, чтобы прежняя жизнь показалось мне пустой и никчемной...
  -- Опять!
   Она вошла незаметно, ткнув ногтем в голые пятки. Андрюша вздрогнул и, соскочив, бросился в коридор.
  -- Ну что ты... Как кошка с мышкой...
   Она обожгла меня взглядом.
   От накопившихся обид у нее срывался голос. Но кто во всем виноват? Тоже, нашла стрелочника...
   Однако настроение у Лены менялось быстро. Ее визг еще стоял в ушах, а она уже укрывала ребенка стеганым одеялом.
  -- Я тебя люблю, потому и наказываю, - ласково шептала она, гладя ему волосы. - Разве я не права?
  -- Пр-а-ва... - успокаивал ее Андрюша, постигая азы лицемерия.
   Из настенных часов выскочила кукушка. Лена погасила свет, мелко перекрестив спящего:
  -- Ондрюшенька, милый...
   И опять в ее покрасневших, чуть припухших глазах стояли слезы. С полчаса она гремела на кухне посудой а потом у меня в комнате твердым голосом заговорила о воспитании, долге, помянула Бога...
  -- Он же не игрушка...
  -- Вот именно...
   И опять постель утопила все.
   Со временем я окончательно пригрелся. Мне казалось, что я научился выносить Ленины истерики. В конце концов, это был ее ребенок, а я лишь кукушка в чужом гнезде. Да и куда идти? Везде одно и то же...
   Раз мы гуляли с Леной по Арбату. Было холодно, густели сумерки. Перебирая гитару в тусклом свете фонаря, горланил пьяный:
   "Жена найдет себе другого,
   А мать сыночка - никогда...".
   Я остановился, кинул ему монету. Он проницательно подмигнул, но Лена уже тянула меня за рукав.
   А дома все текло по-прежнему. Когда вспыхивала сцена, я укрывался за дверью, опустив щеколду, разглядывал обои. "А мать сыночка - никогда..." - бубнил я, точно пономарь, заткнув уши руками. А потом мне снился кошмар. Будто я, маленький, лежу в постели, и ко мне является во сне страшная, безобразная хворь. Припадая к моей груди, она сосет из меня кровь, алчно, ненасытно. Я стону от ужаса и, решившись, ударяю ее ножом - хворь хохочет и исчезает. А проснувшись, я вижу Лену, которая во сне была моей матерью, - с зиявшей на шее раной.
   И тут просыпаюсь окончательно.
   Незаметно пришла зима. Закружили метели, забили в решетчатые окна, покосив черневший забор. Андрюша все чаще кусал заусенцы, и в его угрюмой сосредоточенности читался упрек. Видя, как он замирает, когда ее ключ карябал замок, я соглашался - с чужим ему было бы легче...
   В то утро Лена умывала его у раковины, дергала гребнем упрямые колтуны.
  -- Не крутись, - дай вычищу нос...
   Я вспомнил, как мыло разъедает глаза, когда стоишь с напененной головой, а чужие пальцы бесцеремонно скребут макушку. Но ей было все равно: он был ее частью, ее плодом.
  -- Я сам...
   Андрюша попытался разорвать пуповину.
   Ее лицо исказилось, она по-мужски выругалась, пнув трущегося о ноги кота.
  -- Ма-ма, не н-а-до...
   Андрюша втянул шею.
   Я стоял боком, ковыряя на стекле изморозь.
  -- Это же твой сын...
  -- Да, мой, - перекинулась она на меня, - а ты - никто, постоялец...
   Нервные, выпирающие скулы, голодные глаза. "Заведу себе ребеночка..." Я готов был ее убить...
   Под растрепанными волосами у нее рдела шея. Назло мне она стала лупить Андрюшу по испуганно вскинутым ладоням, и каждая пощечина укрепляла ее власть. Во рту у меня вырос кактус, в висках застучал барабан. Я метнулся к раковине, точно крыльями, размахивая обшлагами рукавов.
   И тут натолкнулся на стеклянный, блуждающий взгляд.
  -- П-у-сть убирается... - пронзительно закричал Андрюша. - Он, он один во вс-е-м виноват...
   И это было высшей правдой.
   На следующий день я съехал.
  
   Январь 2004 г.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"