Зорин Иван Васильевич: другие произведения.

Ступени Монетократии

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


  
  

СТУПЕНИ МОНЕТОКРАТИИ

  
   Историю человечества можно проследить на истории денег. Так поступали английские экономисты, Маркс и Макс Вебер. За тысячелетия деньги эволюционировали от средств расчета до всеобщего эквивалента, и за это время мир претерпел изменения от натурального хозяйства, где их роль минимальна, до рынка, где они составляют главную сущность. Категория денег приобрела философскую, этическую и религиозную нагрузку, банковское ремесло превратилось в культуру. Как случилось, что презренное, осуждаемое всеми религиями ростовщичество стало диктовать законы и нормы поведения?
   Философия процентов уходит корнями в удушливую атмосферу венецианских и голландских гетто, в лавки менял, сводящих все земные ароматы к запаху денег. Пока мореплаватели гонялись за географическими миражами, открывая терры инкогнито, цепкие, слепые кроты, шейлоки и гобсеки, шли к цели на ощупь. А в эпоху прибыли средневековый джин вырвался из бутылки, заполоняя в отместку Вселенную. Деньги и разделяют и уравнивают, отсюда их притягательная сила, всепроницающие, они сметают все границы, кроме собственных, разрушая все барьеры, рубежи, разбивая скорлупу предрассудков, они вьют кокон банковского счета. Аристократию отрицает отнюдь не демократия, но - монетократия, профанирующая как идеалы коммунизма, так и христианские догмы: в денежном круговороте, кто был никем, становится всем, первые - последними...
   Демократия - это власть денег в чистом виде. К ней шли упорно, столетиями, через пропасти отчаяния, моря крови и бездны разочарования. Исчерпав все объекты доверия, общество получило наконец опрокинутую веру. Это выхолощенная вера, вера в денежный фетиш, отстраненный, обезличенный предмет поклонения, возвышающий, как талисман, его обладателя, походит больше на суеверие, потому что сами деньги, как усиленно твердят нам их идеологи, не добры и не злы. И действительно, деньги не пахнут... Религиозные, сословные, национальные, идеологические, нравственные принципы построения общества остались в прошлом. Дух устал от тысячелетней борьбы, истощился, проиграл плоти. Современный обыватель, развращенный Реформацией, убаюканный идеями протестантизма, не способен на жертву, а значит, из христианства вынут хребет, осталась пустая оболочка. Да и смешно жертвовать собой ради лишних ассигнаций - это уже найм, совсем иной подтекст. Счастье потребления, земной комфорт вместо иллюзий рая, прибавка жалования вместо обещания вечной жизни - это безусловная психастения, упадок воли, витальности. Сегодня, на новом витке монетократии, мы видим очередную попытку управлять миром через финансовые рычаги, опутывая его сетью денежных потоков и щупальцами транснациональных компаний, не платя за лидерство кровью. Но все торговые империи до сих пор разваливались - будь то Карфаген, Тир, хазарские рахдониты или поздний Рим. Всегда менее развитые, но сильные духом варвары обращали их в руины. Этот закон более глубокий, чем постоянно меняющиеся декорации - от финикийских галер и золотых испанских галионов до глобализации экономики и Интернета. Отсылка "грязного" производства в Юго-Восточную Азию зиждется на уверенности, что нынешний статус кво продлится вечно, что сложившаяся иерархия, мировая пирамида никогда не рухнет. Но стоит ли слепо доверять настоящему, текущий момент всегда лжет. В конце концов, все держится на психологии, на всемирном соглашении, на внушении покорности миллионам, уже не силой оружия, а внедрением в сознание окончательности распределения ролей, бесповоротности Истории.
   В условиях демократии правят не талантливые, не кровожадные, не святые, а расчетливые, ловкие, делающие деньги. И здесь также господствует "curius regio, eius religio"*: обществу навязывается мораль телевизионного меньшинства /как тут не переиначить тезис Протагора: "Мерило всех вещей - человек экрана"./ Это судьи, которых никто не выбирал, обвинители, адвокаты, палачи... Ведь охота на ведьм должна периодически повторяться - диалектика выдвигает свои требования устойчивости: коммунистам нужны антикоммунисты, демократам - противники демократии... Так что, диссиденты будут всегда в цене. Вопрос в том, согласятся ли остальные терпеть это положение вещей, не возмутятся ли иерархией ценностей, при которой основное достоинство - наличие капитала, а кошелек - пропуск в рай. Конечно, по демократическим правилам олигархов не переиграть, это их поле, их принципы, усиленно навязываемые миру фукуямами, как лучшие из возможных, но малейшее сомнение может привести к бунту, дать цепную реакцию, рассыпающую их карточный домик. Все держится буквально на честном слове, на авторитете Запада, подкрепленного вездесущностью его политики, на почти суеверном страхе, на негласном договоре мироустройства; все держится на ощущении непробиваемой стены; но пережившие девяносто первый год один раз уже расстались с подобным ощущением.
   Мир дольний только подобие мира горнего, земная сцена - отражение небесной баталии. Изнеможение, слабость, малодушие царят на театре военных действий, бурление Х1Х и ХХ веков сменилось штилем и застоем. Гиббон закончил свой труд о падении Рима словами: "Империя пала, началась эпоха варварства и христианства". Тойнби считает восточные культы ответом на вызов легионеров Тита и Веспасиана. Но объединение вокруг меча Карла Великого остановило мусульман и было новым ответом в бесконечном диалоге с Востоком. Сегодня на колониальный вызов Запада, на экспансию христианской цивилизации получен демографический ответ стран ислама. Китайский взрыв при этом менее опасен из-за традиционного стремления жителей Поднебесной к изоляционизму и самодостаточности. Пока движение на юг еще продолжается, мы находимся в инерционной стадии, фазе шаткого равновесия. Но надолго ли? Надежда на высокоразвитые технологии и голливудские мифологемы - слабое утешение, всеобщая эйфория и ликование от победы над коммунизмом - грустные симптомы разложения. Мультяшная пропаганда, басенная мораль демократического эпоса и бесконечная сага о "хороших" и "плохих" парнях вряд ли сдержат натиск молодых народов. Сможет ли Америка, где через несколько десятилетий белых будет незначительное меньшинство, сохранить могущество, созданное квакерами с их пуританской моралью и искуплением трудом первородного греха? Менталитет первых эмигрантов уже сильно разбавлен в американском "melting pot". Я не верю в унификацию по-американски, мир для этого чересчур укоренен этнически, я не верю в общечеловеческие ценности, скорее - в общечеловеческие слабости. Тепличные цветы гибнут на морозе, купеческие караваны - под мечами воинов. Избрание монетократической модели заставляет отгораживаться, обрекает на искусство слабых - нанимать, стравливать, лавировать... Сделавшие ставку на вексель платят страхом.
   И сегодня европейской оранжерее грозит восточный садовник, его ножницы лязгают все ближе. И изнеженной благополучием Европе, чтобы не быть раздавленной, смытой волнами великого переселения ХХI века, придется обратить взоры на Россию. Это геополитическая неизбежность, диктатура обстоятельств, это единственный долговременный прогноз.
   И тогда наступит гибель демократии, как вялого и аморфного образования.
  
   1999 г.
  
  
   * /лат./ Чья власть - того и вера.
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"