Звёзды Светят: другие произведения.

Разгул попаданцев.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Попаданцы разбушевались...


Разгул попаданцев.

  
   Попаданец ошибается дважды -
   первый раз, когда Попадает,
   второй раз - когда попадается...

1. Конец июня 1941 года. Минск, здание управления НКВД.

  
  
  
   - Товарищ нарком, свидетели доставлены!
  
   - Вводите по одному. Кто встречался с ЭТИМИ. Стенографисткам - приготовиться записывать. (Взглянул в список.) Первым - пограничника!
  
   В кабинет ввели бойца-пограничника, немало оробелого от встречи с грозным наркомом.
  
   - Боец Борисов! - представился пограничник.
  
   - Давай, товарищ боец, как было дело.
  
   Оробелость бойца сменилась немалым изумлением.
  
   - Так и было, товарищ нарком, что они мне эту песню спели! Начиналась она "Рядовой Борисов? Я! Давай, как было дело...", а дальше сразу и не вспомню... про часового там, что по Уставу правильно стрелял...
  
   - Ах, у ЭТИХ песня про рядового?... А они как, на белогвардейцев или монархистов не похожи?!...
  
   - Никак нет, товарищ нарком! По возрасту некоторые из них вполне сойдут, но не похожи ЭТИ на старорежимных, очень не похожи. Ни внешне, ни по повадкам. Я старорежимных и прочих тилихентов ещё на гражданке видел, ужо знаю... Бары они, разговаривают без матов, часто у них религиозные заблуждения в разговоре проскакивают, фразочки хранцузские, всё у них "сиси с боку" да "пердун", а главное - на мужика и пролетария смотрят они как истые бары на холопа. А ЭТИ не такие, они так на меня смотрели... даже и сравнить не с чем... с какой-то жуткой жалостью и завистью...
  
   - Вот как... Ладно, давай с начала и по порядку. С самого начала...
  
   - С самого начала, товарищ нарком, было так. В аккурат в ночь с субботы на воскресенье я заступил в секрет на границе. Было нас пятеро. Трое с винтовками, один с ДП и один с карабином, это второй номер пулемёта. Сидели в щели, хорошо замаскированные. Впереди река, сзади поляна и дальше лес. На той стороне Буга немцы шумят, моторы их ревут и сами они гогочут. Сидим тихохонько, всё как всегда.
   Заполночь услышали в небе шум множества моторов, как будто самолётов летит целая туча. И тут же в лесу что-то звякнуло и на полянку выехали два танка. Сзади от нас метрах в двухстах. Мы сперва удивились, как это они ночью по лесу проехали, да ещё и неслышно... А потом началось!
   Танки эти начали очередями лупить по самолётам. В свете выстрелов мы их рассмотрели - один побольше, с огромной широкой башней и двумя длиннющими пушками, второй немного поменьше, с четырьмя пушками потоньше. И у обоих сверху какие-то круглые детали крутились. И сами башни крутились, и как-то так стреляли, что - то одна пушка очередь даст, то другая. У большого очередями строго по четыре выстрела из каждого ствола, у поменьше когда как. И очень быстро, крутанёт башней, даст очередь, и сразу же ещё крутанёт башней, очередь и снова...
   Мы наверх посмотрели, а там самолёты горят и рассыпаются! Танки эти стреляли очень метко, попадали точно. И от снарядов их некоторые самолёты даже взрывались...
  
   - Тренированность экипажей, как ты думаешь, боец?...
  
   - И это тоже, товарищ нарком, только мне сразу показалось что для человека слишком быстро и ладно они целятся, стреляют и попадают. Да ещё и башни двигают, и стволы перебирают. Похоже, что там машина такая, что всё это делает, чётко, как часы...
   А потом осмотрелись вокруг, видим - из леса километрах в трёх от нас ещё подобная пальба идёт. И самолёты немецкие в лес сыплются...
   Наш сержант предположил, что немцы устроили провокацию, пустили самолёты нас бомбить, а наша зенитная техника их сбивает. Один из нас возразил, что ничего не слышал про такие танки с зенитками; ему сержант сказал, что они, секретные и потому слышать о них пограничникам не положено.
  
   Потом смотрим - ещё один танк из леса выезжает, длинный такой, похожий на колёсный бронеавтобус. Спереди курносый, а сверху у него две вроде как башни, спереди большая и коробчатая, а сзади круглая и крутится. Первые два стрелять перестали, а третий коробчатую башню кверху задрал, и из неё с шипением полетели ракеты, очередью, вверх. Мы смотрим, что наверху, а там - вспышки на большой высоте, и взрывы. Соображаем - ракетами сбивают самолёты, которые слишком высоко летят, чтобы до них из пушек дострелить. А сержант наш заметил, что каждая ракета в самолёт попадала...
  
   - Каждая, на большой высоте?... Это точно, боец?!...
  
   - Точно так, товарищ нарком! Это в темноте хорошо видно было, хвосты ракетного пламени и взрывы...
   А потом эти танки развернулись, и обратно в лес поехали, и нет их. И тут сверху обломки самолётов посыпались, мы сидим в щели, остерегаемся. Как сыпаться перестало, сержант одного нашего послал посмотреть, куда это танки уехали, там же никаких проездов нет. Наш сходил, посмотрел, потом вернулся и доложил, что на краю леса следы гусениц и колёс прерываются, а дальше кусты недавленые.
   Сержант не поверил, захотел было сам сходить посмотреть, как тут на немецком берегу миномёты затявкали и вокруг нас начали мины рваться. Мы в щели сидим, высунуться не можем. Мин немцы много кидали, и нам бы не жить, если бы они в основном не целили по тем местам, где ЭТИ танки зенитные стояли. Туда вроде как и что-то помощнее мин прилетало...
   Вот и сидели мы в щели, пока обстрел не закончился. Потом выглядываем - а по Бугу уже немцы плывут, на надувных резиновых лодках, и всего таких штук тридцать. Сержант нам дал команду - отражать провокацию. Двух пулемётчиков в щели оставили, а трое рассосредоточились по кустам и по команде сержанта открыли огонь. Пулемётчики из щели короткими очередями, а мы из кустов беглый прицельный. Немцы по нам стреляли, их много, у них на лодках даже пулемёты были. А если ихним лодкам в баллон попасть, всё одно они не сразу сдувались, к нашему берегу тянули.
   Там бы всем нам пятерым и остаться, но тут снова ЭТИ появились. Мы не заметили откуда, но, надо полагать, всё из леса. Услышали мы грохот пулемётных очередей, громкий, крупнокалиберный. Оглянулись - а там стоит, видный в раннем утреннем свете, ещё один танк, тоже похожий на курносый бронеавтобус. Только что сверху одна башенка, и он из неё лупит крупнокалиберным пулемётом по немцам в реке, и немного обычным добавляет. Против танка они ничего с воды не могут, поплыли обратно, а он им все лодки попередырявил, и по плывущим немцам стрелял. А потом ещё один такой бронеавтобус от леса подъехал, с большой коробчатой башней, и, ей крутя, выпустил из неё несколько очередей ракет. Не таких, как по самолётам выпускал, у этих цвет пламени другой был... Стрелял ракетами по немецкому берегу, и там, куда ушли ракеты, раздавались очень громкие взрывы, громче, чем от снарядов трёхдюймовки... и вспышки были яркие. Потом танки развернулись и - в лес.
   Мы осмотрелись, а у нас один убитый и один раненый. Сержант раненого перевязал и послал на заставу, доложить о немецкой провокации и секретных танках. Остались втроём, снова в щели засели. Вскоре смотрим - плывёт по реке немецкий бронекатер, по нашему берегу из пулемётов постреливает. А навстречу ему плывёт что-то непонятное, тоже на бронекатер похожее, и по немецкому берегу из пушки лупит. И по немецкому бронекатеру выстрелило несколько раз, тот вспыхнул и утонул. И это что-то на наш берег вылезло, смотрим - а это танк такой, тоже курносый и внешне немного на катер похожий, с длинной пушкой в башне, на гусеницах, и сзади что-то такое, чем он плавает. Этот на бронеавтобус вовсе не похож... На бронекатер больше похож... Мимо нас проехал, и к лесу направился. Уже немного рассвело и мы рассмотрели рисунок на башне - а там нарисован подосиновик... в три цвета, чёрный, красный и белый... а сам танк - пятнистый, в разных оттенках зелёного...
  
   - Вот как... гриб?!...
  
   - Так точно, гриб, товарищ нарком! Поехал в лес и нет его. Мы смотрим - по реке никто к нам не плывёт, на той стороне что-то горит, товарищ сержант оставил одного с пулемётом в щели, а сам пошёл посмотреть, куда эти танки ездят, и меня тоже туда повёл. Подходим мы к лесу, смотрим - там следы гусениц и колёс, на одном месте прерываются, как ножом отрезанные, дальше и вправду кусты непримятые. Сержант сказал, что это такая маскировка. Пошли мы дальше в лес, ещё посмотреть, что там, а там вовсе никаких следов не нашли.
   Пока мы в лесу смотрели, с немецкой стороны полетели снаряды, начали рваться на нашем берегу. Мы с сержантом в лесу залегли, обстрел пережидая. А они наш берег весь перепахали, и то место, где щель осталась с пулемётчиком. Потом слышим - в лесу уже немцы по-своему горгочут, смекаем, что где-то в другом месте Буг переплыли и нас окружили. Сержант решил от немцев в лесу спетлять и на заставу возвращаться. Да только не получалось, немцы как раз были между нами и заставой. Так что пришлось по лесу большого кругаля давать.
   Но всё одно нарвались, заметили нас немцы, когда мы поляну переходили. Где-то десять их было. И обстреляли нас, сержанта ранили. Я его поволок в кусты, хотел спрятаться, а немцы уже вот они, на поляне, и гранаты кидать в кусты собрались. И пропадать бы мне там вместе с товарищем сержантом, как тут снова ЭТИ подоспели. Шваркнуло что-то из леса с другой стороны и на том месте, где были немцы, бахнул взрыв, как от крупнокалиберного снаряда, и нет немцев, одни лохмотья от них остались. И идут по краю поляны двое, под леших одетые, руками нам машут.
  
   - Под леших одетые?!...
  
   - Так точно, товарищ нарком, накидки у них такие, в них они в лесу в двух шагах не видны, а если увидеть - ну точно, лешие...
   Так вот, подходят, один и заорал: "Мы братья! Мы говорим на одном языке!" Я думаю - кто это, а тут и второй крикнул: "Эй, товарищи, не вздумайте стрелять! Мы шмеля сожгли, вас спасая!"... Я спрашиваю: "А вы свои, советские?!..." они отвечают: "Мы свои, очень советские!".
   Подошли, посмотрели, начали сержанта перевязывать, один вынул что-то вроде шприца и сержанту вколол. Говорит ему: "Жить будешь, если вытащить". Я спрашиваю: "Какого такого шмеля вы сожгли?", а они засмеялись и показали что-то похожее на кусок толстой трубы. Это оружие у них такое - "Шмель". А ещё у одного была винтовка, на "Свету" похожая, но не "Света"; а у другого что-то короткое и с барабаном, но не таким, как у ППД, а косым, и ещё две эти самые толстые трубы, которые "Шмели".
   И вот как они товарища сержанта перевязали, подбежало ещё трое ЭТИХ, тоже в накидках, и говорят: "Рота европейцев сюда прёт, нехуй геройствовать, прокол и бункер!" Один на нас кивает, остальным говорит: "Нехорошо бросать аборигенов, всё ж свои советские..." А они ему: "С собой возьмём, авось не помрут..."
  
   - Так и назвал вас - аборигены?!...
  
   - Аборигены, товарищ нарком. Потом один из них сбегал на то место, где немцев взрывом разнесло, что-то там оставил, и пошли мы все в лес, сержанта на руках неся. А товарищ сержант ещё и спросил: "Да кто ж вы, всё-таки, такие?!..." Они и говорят: "Свои мы, советские. Мы - клуб любителей грибной кулинарии!"
  
   - Вот как.... Опять грибы...
  
   - Грибы, товарищ нарком. Под накидками у них на головах шлемы, похожие на мелкогранёные каски, и спереди у каждого на шлеме гриб нарисован, у кого какой. Спереди шлемов забрала прозрачные, а под ними видны огромные, аж на полморды, зеркальные очки. Отошли от поляны, и говорят нам: "А теперь запомните - ничему не удивляться! Иначе пропадёте..." Один что-то под накидкой повозился - и прямо между деревьями в воздухе возникло что-то похожее на туманную плоскость. И ветер оттуда дует... Один в неё вошёл - и нет его. Второй туда же. Третий мне кивает: "Смелее, товарищ боец". Я шагнул в этот туман, глядь - а я уже непонятно где, не в лесу, а в чём-то похожем на металлический коридор, широкий и высокий, а сзади прозрачное окно, в него остальные сержанта втаскивают. С этой стороны туман, а с той стороны хорошо видно, что на этой стороне... Светильники в коридоре какие-то непонятные, вроде как электрические, а свет не такой, как от наших лампочек Ильича. Но очень яркие... И ещё несколько ЭТИХ там было, в коридоре, не в накидках, а в гражданской одежде, и у каждого на лацкане большой значок с грибом. А у некоторых и повязки на рукавах, тоже с грибами. У одного здоровенный меч сбоку висел. Которые с нами пришли, тоже накидки скинули, а под ними одежда гражданская. И волосы - у некоторых длинные, длиннее, чем у девок на деревне, а у некоторых ещё и крашеные... У одного в красный цвет, у другого в фиолетовый... А ещё у одного вовсе в зелёный... И пахнет от них - чем-то похожим не то на мыло, не то на одеколон. И сквозняки там у них, отовсюду дует. И огоньки мерцают разноцветные...
   Сержанта положили на что-то похожее на ручную тележку, сказали - к хирургу. И куда-то покатили, через дверь в тот коридор. Мне его винтовку дали, да и моя со мной была. Показали на это самое прозрачное окно, сказали: "Посмотри сквозь прокол, как там немцы..." Смотрю - а в окне движется, как будто оно поднимается, и всё та же поляна стала видна как с высоты дерева. И уменьшается окно это до размеров смотровой щели. Но видно, что немцы на ту самую поляну из леса выходят, и к тому месту идут, где ЭТИ ихних этим самым "Шмелём" взорвали. Как подошли к ошмёткам, столпились там, один из этих грибников что-то вроде антенны из щели туда высунул, сказал мне: "Смотри, боец, как мы европейцев!", и там рвануло, как тем же "Шмелём"...
   Потом говорят: "Пошли, боец, покушаем, пока наши хирурги твоего сержанта латают", и повели вдоль коридора. Двое меня повели, те самые, что "Шмеля" сожгли. Длинный коридор, там и эти самые танки стояли, которые зенитные, и ещё какие-то, очень большие и с огромными пушками. И бронеавтобусы, и ещё какая-то техника, на бронебульдозеры похожая. Как раз когда мы мимо проходили, несколько ЭТИХ два бронеавтобуса, что с коробчатыми башнями, снаряжали - ракеты в эти самые башни вставляли, а ещё один им говорил что-то типа: "Минут через тридцать европейцы на каком-то там столпятся, а потом могут начать рассасываться, накрыть их очень соблазнительно..."
  
   - ЭТИ называли фашистов европейцами?!...
  
   - Так точно товарищ нарком, европейцами! Идём мы вдоль коридора, а там дальше ещё одно туманное окно и в него несколько ЭТИХ затаскивают два немецких мотоцикла, с колясками, а коляски каким-то немецким барахлом набиты. А рожи у них раскрашены чёрным и зелёным, как у дикарей, что в каком-то журнале были описаны. И один из них говорил другому: "Васенька, на любителя такой трофей, "Цундапы" поезженные, мне бы для начала единицу...", а другой ему отвечал: "А потом, Феденька, двойку, тройку, четвёрку и артштурм... Каждому в коллекцию!". Идём дальше...
  
   - Разрешите подсказать, товарищ нарком - подал голос один из присутствующих - это у немцев танки так называются. Единица - это пулемётная танкетка, двойка - лёгкий танк, тройка - средний, а четвёрка - тяжёлый... А артштурм - это, очевидно, имеется в виду немецкое самоходное орудие...
  
   - Да, похоже, ЭТИ решили фашистов крепко пощупать - сказал нарком - продолжай, боец. Так что, у ЭТИХ такие обращения приняты - Васенька, Феденька?!...
  
   - Так точно, товарищ нарком, именно так у них!
  
   - Ну, кто бы мог подумать.... А дальше что?...
  
   - А дальше завели они меня в одну из дверей, там ещё коридор и потом что-то навроде столовой. Умывальники там, на кранах два вентиля, с холодной водой и с горячей, и мыло очень пахучее. Усаживают меня за стол, сами садятся, и очки свои зеркальные на лобы сдвигают, а взгляд у них какой-то такой... тоскливый и обречённый, как будто это не они немцев своими ракетами шпарят, а немцы их. Один к петлицам моим пальцем прикоснулся, ну точно как малыш на улице, хотя дядька лет за сорок. Вот тогда я и заметил, что на меня они смотрят с жалостью и завистью... какой-то жуткой...
  
   - А внешне ЭТИ на кого похожи - на людей какого народа?!...
  
   - Внешне, товарищ нарком, у ЭТИХ самые обыкновенные русские морды. Их бы обстричь, отмыть да переодеть - от наших и не отличить будет...
   Подходят, значит, к нам две ихние подавальщицы, высокие девки, красивые, только волосы и у них крашеные в красный и зелёный цвет... и в длинные косы заплетённые. Подают нам тарелки фарфоровые, блюдо с резаными батонами, большую сковороду с жареными грибами и сбоку на ней лопаточка, на тарелки накладывать. Грибы там, кусочки мяса и картошки, и с приправой какой-то навроде перца. Блюдо ещё с овощами, огурцами, помидорами и луком. Ещё графин с красным вином, и бокалы высокие. ЭТИ и говорят: "Выпьем за знакомство, боец!". Я им и представился: "Раз познакомиться, боец Борисов!". А они как засмеются... И говорят: "Совпало! Потом песню споём". ЭТИ что меня водили, оказались Гришенька и Лёшенька, а как я представился Иваном, так они и сказали: "Ванюша по-нашему", то есть по ихнему...
   Разлили вино по бокалам, выпили - а оно хоть и хорошее, но нашей водки втрое слабже. "Кушай - говорят - боец, сколько влезет. Грибы у нас свои, с грядок на нижних этажах". Ну, этому меня упрашивать не надо, от угощения я не отказался. Хлеб и овощи у них какие-то такие... с аптечным каким-то привкусом, что ли... А графина того на три тоста хватило, первый за знакомство, второй ЭТИ предложили за победу, а третий за товарища Сталина, и когда его пили, ЭТИ встали, и я за ними...
  
   - Вот как?!... ЭТИ пили за товарища Сталина???!...
  
   - Так точно, пили, товарищ нарком! Я им ещё сказал, что слабовато их винцо, водки бы выпить лучше. А они снова засмеялись, и показали на плакат, что на стене там висел. А на плакате написано: "Если бы не водяра, русских было бы два миллиарда!". И один сказал: "Что такое водка?!... Польский напиток и польское название! Негоже русскому человеку пшеклентым паном прикидываться...". Вот я и подумал, что какие-то они не такие, что это за русские, что водки не пьют?!....
   Пожрали, стало быть, а потом один из них отошёл к какому-то устройству, похожему вроде как на телефонное, но не как у нас. И откуда-то с потолка заиграла гитара и эта самая песня: "Рядовой Борисов? Я! Давай, как было дело...", что про часового, который по Уставу в кого-то правильно стрелял...
   А потом ведут меня опять в коридор, а там те два бронеавтобуса снова ракетами заряжают, и возятся с огромным танком, и ещё с чем-то на танк похожим, только что без башни и с пушкой большущей и с какой-то непонятной штукой на дуле. И боровик на боку нарисован... мимо проходя, увидел надпись вокруг боровика: "Клуб любителей грибной кулинарии". И услышал там, как один из ЭТИХ другим говорил: "Десять выстрелов, не больше! И сразу в бункер!" А другой добавил: "Подманите люфтов, и сразу тройка с крыши вперёд!"
   И подкатывают ко мне тележку с хорошо перевязанным сержантом. Говорят, что теперь нас к своим выпустят. Подвели к какому-то месту, и перед нами возникло прозрачное окно. А с другой его стороны - медсанбат. Окно как-то подошло к пустой палате, где не было никого. Я сначала винтовки в окно сунул, потом взял за край подстилки, на которой сержант лежал, а за другой край один из ЭТИХ, что в накидке, шлеме, и в этих своих очках. Только пронесли сержанта в окно, на койку положили, как ЭТОТ назад, говорит: "Желаю тебе, Ванюша, дожить до победы!", и окно исчезло. И всё!
   Я пошёл искать начальство, докладывать, что так вот и так...
  
   - Достаточно, товарищ боец. Что было дальше - это уже на уровне твоего командования. А вот скажи напоследок самое главное - кто ЭТИ, по-твоему, такие?!... И откуда они взялись?!....
  
   - Ума не приложу, товарищ нарком! Вот просто не могу понять... никак не могу!...
  
   - Пьют за товарища Сталина, стоя... и воюют с нашими врагами... почему же мы ничего не знаем о них и их непонятной технике?!... И что это за название - клуб любителей грибной кулинарии?!.... И что это за детские обращения?!.... И что это за мода - красить длинные волосы в яркие цвета?!...
  
   - Вот никак их понять невозможно, товарищ нарком...
  
   - Ладно, товарищ боец, всё хорошо, иди. А теперь - лётчика, истребителя!
  
   В кабинет зашёл сержант авиации.
  
   - Сержант Коньков! - представился.
  
   - Расскажи, товарищ сержант, как оно было.
  
   - Началось всё в ночь с субботы на воскресенье. Спим мы, стало быть, в нашем лётчицком общежитии, спим, никого не трогаем, и внезапно просыпаемся от трескотни выстрелов и грохота взрывов, достаточно, впрочем, далёких. Причём сразу же соображаем, что всё это гремит в воздухе, километрах в нескольких от аэродрома. Выглядываем в окна - там ночь темна, но на западной стороне видны вспышки и взрывы высоко в воздухе - не иначе, как воздушный бой идёт...
   Прибежал дежурный по полку, сказал, что это фашисты провокацию такую устроили, воздушную, а наших машин в воздухе вовсе нет. И предложил ложиться досыпать, да куда там, весь сон у нас перебило. Стоим, в окна смотрим. Тут прибежал боец из роты охраны, дежурному докладывает, что какие-то танки непонятные из пустого сарая выехали и по аэродрому ездят. Дежурные ему: "Ты что, пьян, боец, какие могут быть танки в пустом сарае?!..." А боец: "Так ездють!..." ...
   И вот тут началась пальба уже на аэродроме. Очередями, и чем-то посерьёзнее ШВАКов, если по звуку определять. Мы смотрим - на аэродроме и вправду видны вспышки от стрельбы вверх очередями из чего-то крупнокалиберного, а над аэродромом взрываются чьи-то самолёты. Громко взрываются, не иначе, как они с бомбами, которые от попаданий детонируют. В свете одного из взрывов рассмотрели силуэт самолёта и сразу узнали немецкий "Юнкерс-87", про который нам ранее доводилось, что самолёт это устаревший и в налётах на Англию показал себя плохо.
   Мы прикидываем - если самолёты немецкие и с бомбами, то кто же их сбивает?!... Уж наверное, не наши, у нас боевой тревоги не было, как раз наоборот, был строжайший приказ не поддаваться на провокации.
   Потом утихло на аэродроме, в воздухе не гудит, никто не стреляет. Сообщение от охраны появилось, что непонятные два танка, которые самолёты сбивали очередями из чего-то крупнокалиберного и скорострельного, причём стреляли на ходу и очень метко, снова в сарай заехали, а сарай тот пустой...
   Уже светать начало, как нам боевую тревогу объявили, довели до нас, что на границе творится что-то непонятное. Команду дали: "По самолётам!". А мне выпало задание слетать посмотреть, что там творится.
   Как полосу расчистили от обломков, так и от винта. Взлетаю на своём И-15 навстречу Солнцу, потом разворачиваюсь, лечу к границе.
   Смотрю - а мне навстречу немцы летят, чёткий строй бомбардировщиков, а над ними истребители. Я недолго промедлил, прикидывая, то ли поторопиться вернуться и доложить, то ли сначала сбить одного, благо Солнце светило мне в хвост, а им в лоб.
   И вдруг - что такое? - сверху надо мной что-то непонятное пролетело. Очень быстро и на ракету похоже. И только потом свист раздался...
  
   - ЭТИ быстрее звука летают - подсказал сбоку эксперт.
  
   А лётчик продолжил:
  
   - Так вот, смотрю я - а там не одна, а три ракеты. Серебристые, с хвостами, с крыльями, с кабинами. А под крыльями - ракеты поменьше. И вот, не долетая до немцев, они эти самые ракеты из-под крыльев выпустили, каждый по нескольку, и - все трое свечкой вверх. Быстро!
   Я даже подумал, что далековато они свои ракеты выпустили, не попадут. А ракеты - все попали! И как-то странно они попадали, взрывались, самую малость не долетая до немцев. И взрывались они как-то непонятно - взрыв получался в форме выхлопа вперёд. Немцев от таких взрывов аж размазывало по небу!...
   Ещё заметил, что истребители немецкие от ракет этих увильнуть пытались. А ракеты - за ними поворачивали!... Одна вроде как даже обогнула одного, чтобы достать того, на кого нацеливалась...
   Немцы, которые уцелели, назад развернулись, я тоже решил, что надо быстро лететь докладывать, что творится. И как раз, когда уже назад развернулся, видел, оглядываясь, как ЭТИ сверху на недобитых немцев спикировали, ракеты выпустили. И попали...
   Прилетел на аэродром, доложил, как положено...
  
   - А на ваш самолёт ЭТИ внимания не обратили?!....
  
   - Так точно, товарищ нарком, не обратили! Хотя как раз сзади заходили, им меня сбить было легче лёгкого. Вернулся на аэродром, доложил, что видел...
  
   - Хорошо, товарищ сержант, идите. А что эксперт от авиации скажет?!...
  
   Сбоку подсказал эксперт:
  
   - Получается так, что самолёты реактивные, такие известны только теоретически, а практически нигде в мире нет таких. И ракеты - как-то самонаводятся, такого тоже нет ни у кого... кроме ЭТИХ... Ещё и взрываются, не долетев, и взрыв направленный - такого тоже никто не умеет...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Ошмётки и прикидки того, что будет дальше:
  
  
  
  
   - А теперь - лётчика-бомбардировщика!
  
  
  
  
  -- А теперь - танкиста!
  
  
  
  -- А теперь - политрука!
  
  -- Я им и говорю, что таким умелым бойцам, да на такой технике, сразу могу рекомендацию в ВКП/б/ выдать. А они засмеялись и ответили мне, что на такое вовсе не претендуют, им через край хватит статуса сочувствующих. Так растолковали, что настоящим коммунистом может быть только истинный Идейный, тот самый, который с холодной головой, горячим сердцем, чистыми руками, первый в бою, последний за столом, безжалостный к себе и снисходительный к своим сочувствующим. А они вовсе не Идейные, они всего лишь мирные обыватели, коих только стечение обстоятельств вынудило взяться за оружие. И претендуют они вовсе не на то, чтобы быть Идейными, поскольку неспособны; а на то, чтобы истинные Идейные заботились о них, как аквариумист заботится об аквариумных обитателях...
  
  
  
   - А теперь - продавца!
  
   В кабинет завели перепуганного гражданского.
  
   - Рассказывайте, товарищ.... - сказал ему нарком.
  
   - В воскресенье с раннего утра весь этот шум-гам начался. С беготнёй. Потому я один в магазине был, что все остальные - кто разбежались по щелям, кто и вовсе не пришли. А я в магазине находился, слышал, как стреляют вдалеке. И внезапно слышу такие звуки, как будто большой трактор или танк мимо магазина едет.
   Я выглядываю - а снаружи едет огромный танк, высотой повыше трёх метров будет, с огромной башней. С такой огромной, что двухэтажным выглядит! На боку башни нарисована рюмка и вокруг неё написано - "Клуб любителей виноградных вин". Из башни пушка торчит огромадная, а сверху, на крыше - пулемёт, тоже огромный. За пулемётом тип сидит в гранёном фиолетовом шлеме с прозрачным намордником. Меня увидел, мне рукой помахал.
   Я так подумал, что если написано по-русски и мне рукой машет, то наши это. Танк проехал мимо магазина, воняя соляровым выхлопом. А за ним ещё машина непонятная едет, тоже гусеничная, на танк похожая, только перед у неё треугольно-приподнятый. И две пушки торчат из башни, побольше и поменьше. И тоже рюмка на боку с той же надписью...
   Первый танк остановился невдалеке, башней водит, и пушкой. А второй остановился возле магазина, смотрю - а у него сзади двери. Из них, как из трамвая, выходят два типа, и - ко мне...
  
   - Как одеты?...
  
   - Как гражданские, в обыкновенных потёртых пиджаках. А поверх них - жилеты со множеством набитых карманов. Непонятно чем набитых. И шлемы у них на головах гранёные, нигде раньше таких не видел. У одного зелёный, у другого желтоватый. У обоих непонятное оружие за спину закинуто, коротковатое и угловатое. А на рукавах - повязки с рюмками...
   И вот подходят они ко мне, один говорит: "Добрый день!.. Крабы камчатские в магазине есть?" Я ему и говорю, что крабов как целый ящик завезли, так они и лежат, никто не покупает. Они аж подпрыгнули, говорят: "Мы купим!..."
   Завожу их в магазин, показываю консервы из крабов, а они заметили ещё и консервы из осетровых, которые тоже мало кто покупает. Так у типов морды аж просияли, говорят: "Всё берём!..."
   Подогнали эту свою машину задом к магазину, а из неё ещё двое этих типов вылезло, в желтоватых шлемах. И ещё два типа внутри оставалось, один в зелёном шлеме, второй в синем. Я так и увидел, что сзади эта машина не на танк похожа, а на автобус...И вот перетаскали они к себе ящик крабовых консервов, два ящика консервов из осетровых, ящик копчёной осетрины, ящик копчёной стерляди и ящик копчёной сёмги. Ещё и два ящика с икрой, чёрной и красной. Ящик коньяка и три ящика виноградных вин. А водку брать не стали, на неё даже не посмотрели. Ещё в сумку колбас копчёных набрали и хлеба свежего в другую. Я уже подумать успел, что это поскольку это непонятно кто такие, и уж несомненно не Красная Армия, то они просто-напросто грабят магазин. И тут этот тип, что в зелёном шлеме, ко мне подошёл, и говорит: "Вот вам за всё, платим и переплачиваем...", сунул руку под этот свой жилет и достал полную пригоршню золотых монет... И на прилавок высыпал!.....
  
   - Золотые монеты?!....
  
   - Да, товарищ нарком, золотые монеты!... Я посмотрел, а там и царские монеты, и времён товарища Ленина. Хотел сказать им, что надо бы современными деньгами заплатить, но побоялся....
  
   - А что вам говорит ваш опыт торгового работника, тип со своим золотом без сожаления расставался?!...
  
   - Ежели сунул жменю золота, не считая, то, получается, что оно для него и не ценность вовсе... Так в старорежимные времена не сорили золотом даже гусары и купцы... пьяные. Бумажками - такое бывало; но - не золотом!...
   Так вот, а потом тип мне и говорит: "Сейчас наша пушчонка голос подаст, лучше вам будет в подвале отсидеться..." Потом типы в зад этой своей машины залезли, закрыли двери, и поехала она к большому танку. А тот пушку задрал высоко, и как выстрелит...
   Я, недолго думая, золото собрал, магазин изнутри - на засов, а сам - в подвал. Сижу в подвале, а сверху - танк грохочет. Несколько бабахов, перерыв, и снова несколько бабахов. Сидел там, пока грохотать не перестало. Потом вылез, засов откинул, а выглядывать на улицу боязно. Был в магазине, пока не прибежали из НКВД с вопросами, кто тут стрелял. Я им золото и показал...
  
   - Хорошо товарищ, вы свободны. А эксперты что скажут?!...
  
   Ювелирный эксперт сказал:
  
   - Золото чистое, монеты полновесные. Но не исключено, что самодельные. Что само по себе нонсенс - полновесные самодельные монеты...
  
   Артиллерийский эксперт сказал:
  
   - Первая машина - это, несомненно, тяжёлая самоходная гаубица. С таким мощным мотором, какой никто в мире производить не умеет. Вторая, судя по носу - плавающая, причём с мотором спереди. Компактный для такого должен быть мотор! Похоже, моторостроение у ЭТИХ на высоте... И откуда-то они получали целеуказания в процессе стрельбы...
  
  
  
  
  
  -- А теперь - комдива!
  
   В кабинет зашёл высокого роста комдив, по два ромба в петлице, внешне выглядящий как типичный добродушный и симпатичный человек.
  
  -- Комдив Курятников! - представился он.
  
  -- Присаживайтесь, Иван Петрович - предложил нарком - и расскажите нам, как вам удалось ЭТИХ приручить...
  
  -- Это ещё кто кого приручил, товарищ нарком... Всё, что мне удалось содеять, не более чем следствие того, что я ЭТИМ доверился...
  
  -- Не так уж мало вам удалось - пройтись по немецкому подбрюшью и вывести дивизию к своим через пятое измерение... А между прочим, почему вы всё ещё комдив?!... Большинство комбригов, комдивов и прочих комкоров давно уже прошли переаттестацию и стали генералами...
  
  -- Именно поэтому, товарищ нарком! Переаттестацию не всякий пройти способен! Я вот заведомо не смогу... Потому как прохождение переаттестации - это не моя стихия...
  
  -- А вы Василию Петровичу Курятникову не родственник?!... Тому самому, которого описали Ильф и Петров в рассказе "Добродушный Курятников"?!....
  
   http://lib.babr.ru/index.php?book=4705
  
  -- Это мой младший брат, товарищ нарком...
  
  -- И как его, точно описали в том рассказе?!...
  
  -- Несколько упрощённо и окарикатурено, но в принципе верно...
  
  -- Вы, похоже, с ним одинаковы.... И как же вы служите?!...
  
  -- В гражданскую мы пошли добровольцами в Красную Армию. А после войны Вася пошёл по гражданской службе, а я остался в РККА. И служил Вася до тридцать седьмого, когда его со службы выгнали - и теперь он всего лишь ночной сторож...
  
  -- Ваш братишка ещё дёшево отделался - при Ежове его всего лишь выгнали из администраторов...
  
  -- Так-то оно так, товарищ нарком, но всё одно обидно...
  
  -- А вам, комдив, вовсе негоже быть недовольным; если бы не Ежов с его перегибами, так бы вы и остались на своей доежовской должности. А так - вам выпали великолепные вакансии, удалось выйти в комдивы...
  
  -- Мы, Курятниковы, с самого начала Советской власти были её верными сподвижниками... А то, что мы ничего не можем за пределами нашей стихии - так мы же в этом не виноваты! Что мы можем - то мы делаем!...
  
  -- Вот и расскажите, Иван Петрович, что же у вас получилось с ЭТИМИ...
  
  -- Командовать восьмой стрелковой дивизией был поставлен весной. Дивизия та самая, что сформирована ещё в восемнадцатом и отметилась в польском походе и в Зимней войне. Ветераны!...
   Дислоцировались в Ломже. В соответствии с планом прикрытия ЗОВО, дивизия по тревоге должна была занять Осовецкий укрепрайон и позиции полевого доусиления по госгранице на фронте Щучин, Бжозово, Птаки, Серватки.
  
  -- .
  
  
  
  
   0x08 graphic
  
   08 СТРЕЛКОВАЯ ДИВИЗИЯ 1 ГО ФОРМИРОВАНИЯ
  
  
  
   151, 229 и 310 стрелковый полк,
   62 артиллерийский полк,
   117 гаубичный артиллерийский полк,
   108 отдельный истребительно-противотанковый дивизион,
   162 отдельный зенитный артиллерийский дивизион,
   254 миномётный батальон,
   2 разведывательная рота,
   21 сапёрный батальон,
   61 отдельный батальон связи,
   77 медико-санитарный батальон,
   41 отдельная рота химзащиты,
   24 автотранспортный батальон,
   22 полевая хлебопекарня,
   76 дивизионная артиллерийская мастерская,
   148 полевая почтовая станция,
   409 полевая касса Госбанка.
  
  
   Боевой период
   22.6.41-19.9.41
  
  
   История дивизии
   Сформирована приказом Московского окружного военкомата как 8-я пехотная дивизия на базе 5-й Московской пехотной дивизии, 1-й Тульской пехотной дивизии, 2-й Тамбовской пехотной дивизии и Калужской пехотной дивизии. 11.10.1918 переименована в 8-ю стрелковую дивизию.
  
   Принимала участие в Польской Кампании и Зимней войне
  
   Во время ВОВ в действующей армии с 22.06.1941 по 04.07.1941.
  
   Дислоцировалась в Ломже. В соответствии с планом прикрытия ЗОВО, дивизия по тревоге должна была занять Осовецкий укрепрайон и позиции полевого доусиления по госгранице на фронте Щучин, Бжозово, Птаки, Серватки.
  
   В первый же день войны штаб дивизии попал под авиационную бомбардировку.
  
   23.06.1941 года дивизия удерживала фронт в районе Щучина. С 25.06.1941 года дивизия осуществляла отход а направлении Белостока, в связи с тем, что попадала в окружение.
  
   С 27.06.1941 года в штабе фронта не было сведений не только о дивизии, но и о 10-й армии, в состав которой входила 8-я стрелковая дивизия.
  
   В начале июля была уничтожена в Белостокском котле, отдельные группы продолжали неорганизованное сопротивление до конца июля.
  
   Официально расформирована 19.09.1941 года.
  
  
  
   0x08 graphic
  
  
  
  
  
  
  

2. Июль 1941 года, Москва, Кремль.

  
   - Вот такой метод, товарищ Сталин - сказал атаман банды попаданцев - Вот этот прибор - датчик электробиолюминесценции. На расстоянии до нескольких метров замеряет параметры электробиолюминесценции тела, что позволяет определить состояние человека, нравится ему или не нравится. Можно дать понюхать какие-то духи, и прибор покажет, понравился их запах человеку, или не понравился. Вот этим прибором мы и определяем, кто советский, а кто прикидывается - даём человеку послушать вражью музыку, и смотрим, что покажет датчик. Кто в нашем времени от неё балдел, тех мы к себе не брали; а для кого она - мерзостная какофония, как серпом по яйцам - вот тех мы могли и взять в наши клубы...
  
  -- И вот этим прибором вы, товарищи попаданцы, проверяете тех, кому даёте прослушать нелепую английскую песню про жёлтую подводную лодку?!...
  
  -- И эту песню тоже, товарищ Сталин. Как у нас успели определить ещё при вашей жизни: "кто сегодня любит джаз - завтра Родину продаст", и это наблюдение оказалось самым мудрым за всю историю Советского Союза. Только что ходу ему не дали, да и понятие это - джаз - толковали слишком узко. Вот государство и посыпалось... А что такое джаз?!... Как говорят его исполнители: "джаз меньше любого другого явления Природы похож на ту самую песню, которую можно спеть, читая по бумажке". А в широком смысле джаз - это такой порядок, при котором никакая мода больше одного сезона не держится, никакая вещь больше семи лет не работает, и ни один человек, вплоть до самого главного в государстве, больше пяти лет на одном рабочем месте не засиживается...
  
  -- Никакая вещь больше семи лет не работает?!...
  
  -- Именно так, товарищ Сталин! Как у нас ТАМ говорили экономисты: "Представьте такой порядок, при котором заводы выпускают продукцию - автомобили, телефоны, вычислители, станки, всё такое прочее - со сроком эксплуатации в тысячу лет, что получится?!... Это убьёт промышленность! А вот если срок будет не в тысячу, а в семь лет - вот это то, что надо!...". Вот это и есть джазовая цивилизация, кому она Нравится - тот и враг, а кому очень не Нравится, кому в таком кошмаре жить невозможно - тот, может быть, и свой...
  
   - Всё это очень интересно, товарищи атаманы. А вот почему у многих из вас, и у сподвижников ваших, причёски как у старорежимных попов?!... А у некоторых они ещё и покрашены в яркие цвета...
  
   - В первом приближении - чтобы издалека было видно, что мы чистые и не блохастые! Кто хиппует, тот поймёт!
  
   - Неужели только потому, что вы не блохастые?!...
  
   - Да как сказать... могу про себя рассказать. В молодые годы вовсе не было у меня такого желания, хипповать. Как раз наоборот, сам на парикмахерские раскошеливался. Потому что длинные волосы неудобны. Но вот в чём Проблема - все, кому не лень, норовили меня обстричь насильно! Бывало неоднократно со мной такое, что перед отъездом в пионерлагерь специально стригся, и даже под Котовского, а по приезду неизменно нарывался на истошные вопли пионервожатых: "Всем стричься!!!", с которыми они загоняли на стрижку всех пионеров подряд, даже тех, кто такое предусмотрел и потому приехал бритоголовым. И побоку, что на голове стричь нечего, всё одно нарывались на это злобно-истеричное: "Всем стричься!!! Всем!!!"... Сколько десятилетий прошло, а всё оно в памяти - как вчера...
  
   - Ну, у вас и будущее...
  
   - Так вот, а как на срочную призывался - тоже специально постригся, но военком всё одно затеял тот же вопль: "Всем стричься!!! Всем!!!", и содрал по рублю на парикмахера даже с тех, кому стричь было нечего...
  
   - Так это же самый обыкновенный криминал! Мошенничество и незаконные доходы! - подал голос Берия - И военком ваш - враг народа! Может быть, и в пионерлагерях было так же?!...
  
   - Может быть. Но всё это ещё не самое паскудное. Хуже всего - когда самые обыкновенные граждане, никакой такой юридической власти над человеком не имеющие, вдруг начинали на него наезжать с этим самым: "Стричься! Всем стричься!"... вплоть до случайных прохожих на улице. И в конце концов мне это надоело, я начал отращивать волосы, как у хиппарей. И у всех остальных наших - уж несомненно, истории не точно такие, но подобные моей. Сначала отращивают, а потом и красят...
  
   - Это про меня - произнёс другой атаман - у меня история была именно что не точно такая, но подобно тому. Ещё в советское время приходилось мне как-то жить в одном райцентре. И как-то собрался я там сходить в парикмахерскую. А постоянные жители того райцентра предупредили, что в той парикмахерской работают две парикмахерши, одна очень умелая, у неё прекрасно получается; а вторая - хуже некуда, если к ней попаду, то так оболванит, что даже собаки шарахаться будут. И объяснили, какие они из себя...
   Я и решил так подгадать, чтобы попасть к умелой. Прихожу в парикмахерскую, а там - очередь! Полдня сидеть пришлось... В сущности, вся Проблема была в очереди как таковой... Как подошла моя - вижу, что попадаю к плохой. Нескольких человек пропустить пришлось, чтобы к хорошей попасть. Посмотрели как на идиота, они же не знали, почему я их пропускаю... ох, не сладко это - когда смотрят, как на идиота!!!...
   А как только зашёл и сел в кресло к умелой - тут же со служебного хода влез какой-то блатняк, всем сразу привет-привет, и - к тому креслу, где я уже сидел. И умелая ему: "Садитесь, садитесь", очень любезно; а мне: "А вам - туда!" - и спровадила к неумелой. Которая меня и вправду так оболванила, что стыдно было на улице появиться... И зарёкся я с тех пор стричься!...
   Сомневаюсь я, чтобы во всех наших клубах был хоть один стопроцентный обыкновенный хиппарь, а вот хиппующие и подхиппованные - очень многие!...
  
   - Досталось вам в вашем будущем... А не могли бы вы все, товарищи атаманы, определить, что убило Советский Союз?!... Вы, конечно, станете говорить, что причин было много, но вот какая из них была самая-самая наиболее разрушительная?!... Причём лучше, чтобы каждый в отдельности, с другими не шушукаясь, подумал, а потом бы вы зашли по одному и выдали свои мнения...
  
   Атаманы огласились. Между собой не шушукались. Сначала вышли из кабинета все вместе, потом заходили по одному.
  
   Первый сказал:
  
   - Главное зло - Уголовщина! И снисходительное отношение к уголовникам. Их вознамерились не вычищать, а перевоспитывать, забыв, что чёрного кобеля не отмоешь добела. Ещё и считали меньшим злом, чем политические противники советской системы. А оно оказалось - наоборот! Политических противников советская система победила в основном ещё при товарище Ленине, а вот уголовники Советский Союз уничтожили...
   А чем отличается уголовник от лояльного гражданина?!... Да в сущности, только одним - способностью на поступок! Если лояльному гражданину нечего кушать, он пойдёт собирать объедки на помойках, а уголовник - пойдёт добывать пропитание уголовно наказуемыми способами...
  
   Второй сказал:
  
   - Советский Союз разрушила язва частного предпринимательства! Формально оно было запрещено, и даже статья за него была предусмотрена. А фактически оно было загнано в подполье, но уж там - процветало! Одних только "толкачей" можно вспомнить... А ещё и то, что обыкновенного гражданина в советское время буквально заставляли быть частным предпринимателем, так называемым "доставалой".
   Так что всё дело в частнике! Объясняю подробно. И начинаю издалека. Из большого далёка...
   Вот был триста лет назад такой француз, Сирано де Бержерак. Написал фантастическую книгу про государства и империи Луны. И описал такой порядок, при котором денежной единицей было шестистишие собственного сочинения. И при таком порядке тот, кто мог легко сочинять хорошие стихи - был богатым и преуспевающим. Тот, кто сочинял с трудом и плохие - жил впроголодь. А кто вовсе был не способен к стихосложению - подыхал с голоду. И порядок этот очень нравился талантливым поэтам, но - никак не поэтическим бездарям, сколь бы талантливы они не были в чём-то другом...
   Далее. Что мы видели в послесоветское время?!... Примерно то же, что в ваше время имеет место быть на гнилом Западе. У кого в такой системе есть таланты и способности к предпринимательству как таковому, в том числе и к частнопредпринимательской деятельности - тот имеет шанс стать богатым и преуспевающим. Шанс хоть и не фатальный, но реальный. А у кого нет таковых талантов, иначе называемых деловой хваткой - тот в худшем случае подыхает с голоду, в среднем случае питается на помойках, а в лучшем случае продаёт деловым свою рабочую силу. Если очень повезёт, то продаёт весьма и весьма незадёшево, как те, которые в вашей терминологии называются рабочей аристократией, но всё одно они не хозяева жизни, а всего лишь наёмные работники. Вот это и есть специфика капитализма, чтобы быть при нём не шибздиком, а человеком с правами - необходимо прежде всего остального иметь врождённые таланты и способности к предпринимательской деятельности... как таковой! В том числе и к частнопредпринимательской...
   И притом получать от неё Удовольствие; не всем, между прочим, нравится такая жизнь. Как в наше время у штатовских "яппи", то есть биржевых спекулянтов, делающих деньги из воздуха. На гнилом Западе такую жизнь называют "крысиные гонки на выживание". Не всем она нравится, причём даже из способных к ней. Как говорили у нас в начале девяностых: "Не все хотят частной собственности - некоторые понимают, что с ней не справятся, а некоторых она будет только тяготить...". Правильно говорили!...
   И кто-то может так подумать, что и среди наёмных работников при капитализме бывают достаточно высокооплачиваемые, что там в принципе и без деловых способностей можно прожить. Да ничего подобного, товарищи, ничего подобного! Таких способностей могут в любой момент потребовать с каждого! В послесоветском мире даже чтобы устроиться обыкновенным сторожем или дворником, нужно было пройти медосмотр, да ещё и справку об отсутствии судимости предъявить. А они - денег стоили!... А что делать бедняку, если денег нет?!... Подыхать с голоду или... "хочешь жить - умей вертеться", то есть выходить из положения чисто частнопредпринимательскими методами. Буржуйскими, не пролетарскими!
   Приходится признать, что капитализм реально существует там, где фактически, обращаю особое внимание, не формально, а фактически, чтобы выжить, а тем более хорошо устроиться, необходимо обладать талантами и способностями к предпринимательской деятельности как таковой, в том числе и к частнопредпринимательской. Причём независимо от того, что провозглашается официально! Официально можно провозгласить даже отсутствие всяких "измов" - суть не изменится...
   А вот у нас что было в позднесоветское время?!... Не в послесоветское, а в позднесоветское. Уж неужели тогда не было капитализма с его спецификой?!... В том-то и Проблема, что был! Формально да, никакого капитализма не было, а был развитой социализм; но фактически был как раз капитализм, причём даже не государственный, а частнопредпринимательский, только что загнанный в тень!
   Можно вспомнить для начала, какие претензии предъявлялись к самым обыкновенным школьникам. Вынь да положь дефицитные учебники, да контурные карты для уроков истории, да ещё и спортивную форму для физкультуры! А просто так пойти и купить всё это было невозможно - дефицит! В магазинах он не продавался, его надо было "доставать"... А учителя, корча из себя больших начальников, категорически требовали от школьников и их родителей - а вот чтоб были! И не оставалось школьникам другого выбора, никаких таких скидок на дефицит им не делалось! Вынь да положь! Даже на школьном уровне уже был капитализм!...
   Далее обращаю внимание на то, что творилось на производстве. Были тогда так называемые толкачи - формально это были государственные служащие, по снабжению; а фактически это были типичнейшие частные предприниматели со всеми их прибамбасами! И порядочки были такие, что без толкачей никак - например, формально какой-то завод должен был поставить комплектующие другому; а фактически он мог поставить низкокачественные, ссылаясь на то, что других нет, а не нет и суда нет; или затянуть поставки, опять-таки ссылаясь на дефицит, коего на всех не хватает; или поставить с нагрузкой, или вовсе не поставить; им, конечно, втык, но и этим не легче. Вот толкачи и пробивали...
   Но самый Кошмар был в советской торговле, вообще, в сфере обслуживания. И были такие пословицы: "Кто в торговле два года - того, несомненно, есть за что сажать, а кто три года - того уж точно есть за что стрелять!" и "Всю сферу обслуживания давно перестрелять пора!". Почему же появились тогда такие пословицы?!... А потому, что предприятия торговли и прочего сервиса, формально оставаясь государственными, фактически были поставлены в условия "хочешь жить - умей вертеться", то есть вести себя как предприятия частные, со всей их спецификой...
   А бывало ещё и такое, как - вот стоит в лесу гражданское предприятие, типа леспромхоза, а недалеко от него воинская часть. И командир её знает, что если не будет систематически, обратите внимание, товарищи, не эпизодически, а систематически; давать гражданским грузовик с шофёром - у тех и план будет запорот, и вообще, развал полный. А почему?!... А потому, что когда по гражданским предприятиям распределяют технику, этому конкретному леспромхозу никаких таких грузовиков не дают, вместо этого говорят так: "У вас вояки под боком, вам есть у кого клянчить! Вот и договаривайтесь как-нибудь. А техника пойдёт тем, кому клянчить не у кого!...". Вот это и есть - насильственное насаждение капитализма с использованием служебного положения. Чем же такие вот позднесоветские начальнички лучше послесоветских, называвших истинно советских людей носителями иждивенческой психологии?!...
   Можно вспомнить ещё про приёмщиков стеклотары, рубщиков мяса, приёмщиков пушнины, грузчиков мебельных магазинов и тому подобных, коим многие завидовали. Вот и вопрос на засыпку - а каждый ли человек в позднесоветское время смог бы хорошо устроиться на такой должности, да ещё и долго не ней удержаться?!... А если не каждый, то кто?!...
   Правильный ответ - деловой человек! То есть - имеющий врождённые таланты и способности к частнопредпринимательской деятельности, и притом получающий от неё Удовольствие! А если такого нет, то никакое умение рубить мясо или таскать ящики не помогло бы, и долго бы такой там не продержался. Не выдержал бы "крысиных гонок на выживание", или ушёл бы от них. Вот и мы все - или не выдержали, или ушли, и потому мы здесь...
   И потому мы можем точно сказать, что нужно для выживания советской Системы - чтобы никакого капитализма не было! То есть - чтобы не было такого порядка, при котором состоятельность человека зависит от его способностей или неспособностей к предпринимательской деятельности как таковой! Не абы к какой, а именно к предпринимательской! В том числе, разумеется, и к частнопредпринимательской...
   А что для этого нужно?!... Может быть, отстреливать носителей таковых способностей?! Нет, всё не так просто, Проблема не в Способностях, а в Вожделениях! Если есть способности, но нет вожделений - человек безопасен и, возможно, даже лоялен. Может при необходимости быть полезен...
   Потому - нужно вычислять и вычищать всех, всех, всех, кому Нравится это самое - принимать участие в "крысиных гонках на выживание"! Это самое "хочешь жить - умей вертеться"! Причём, внимание к подробности - независимо от того, есть ли у них такие способности. Нередко бывает и так, что способностей-то как раз и нет, но всё одно стремятся страстно! Потому как оно им в Удовольствие, по-научному называемое эйфорией! По той самой причине, по которой кому-то Нравится запах ландыша, а кому-то Не Нравится запах розы! Уж такими они родились, и ничего тут не поделаешь!
   А было и такое в прежнем Советском Союзе, что таковых пытались перевоспитывать. Не всегда, не везде и не системно, но пытались. И - не получилось! Чёрного кобеля не отмоешь добела! Потому Советский Союз и проиграл Холодную войну, что сделал ставку на воспитание, на педагогику. А гнилой Запад - на социал-дарвинизм, и выиграл! Никакой ельцинизм был бы невозможен, если бы в СССР последовательно истреблялись бы все алчущие частнопредпринимательского образа жизни как такового, и дерьмократам некем было бы брать!
   Вот как-то в начале девяностых в какой-то газете был описан такой тип, который можно определить как обобщённый и собирательный образ разрушителя советской Системы. Жил-был такой человек, ещё до Горбачёва, и был он очень хорошо устроен, государственный чиновник немалого уровня, с перспективой повышения. И спецснабжение у него было, и чёрный членовоз. Казалось бы - живи и радуйся! Так нет же, чего-то ему не хватало, а чего именно - он не понимал, и спивался втихаря. Но вот грянула горбачёвщина, и он понял, что ему нужно - пошёл в первые кооператоры, а потом и в частные предприниматели. И их образ жизни, вроде бы суматошный и нервотрёпный, ему так понравился, что он даже пить бросил! Обратите, товарищи, особое внимание на то, что даже не столько богатство буржуйское ему понравилось, сколько сам по себе образ жизни частного предпринимателя! Вот это и называется - Частник!...
   А вот как отличить такого?!... Иначе говоря, как отличить настоящего советского человека от несоветского, тяготеющего к частнопредпринимательскому образу жизни?!... Да легче лёгкого! По стилю взаимоотношений с другими людьми! Несоветские, тяготеющие к этому самому "хочешь жить - умей вертеться", свои отношения со всеми встречными и поперечными выстраивают как отношения частного предпринимателя с другим частным предпринимателем. Даже если один другому продаёт всего лишь свою рабочую силу... А советские люди между собой выстраивают отношения - как государственные работники с другими государственными работниками. Только-то и всего!...
   Вот таков мой совет Коммунистической партии, советскому правительству и советскому народу - не допускать ментального частника! Вычислять, вычищать, истреблять! Чистить таким образом каждое поколение. Иначе - развал и гибель! Предприниматель в Стране Советов может быть только один - государство!
  
   Третий сказал:
  
   - Вся Проблема в системе образования! Она должна быть предназначена для того, чтобы даже посредственных учеников хоть чему-то, но научить! А выстраивалась совсем иначе - объявила, что все советские школьники суть гении, но никак не "средние умы". Даже это определение, "средние умы", использовалось как грязное ругательство... И учебники были приняты авторов Кикоина и Колмогорова, предназначенные именно для гениев, но никак не для "средних умов".
   А ведь абсолютное большинство обыкновенных школьников в любой стране и в любую эпоху - это как раз те самые "средние умы" и есть! И кикоинско-колмогоровские учебники таких ничему научить не могли - только отвращению к предметам и чувству собственной неполноценности...
  
   Уж кому, как не нам знать, как отличить того, кто при случае сбежит за границу, от того, кто с голоду подохнет, но не сбежит! Отличить легче лёгкого - по языковому Пределу! Для кого он не Предел, а всего лишь барьер, хотя бы и с трудом, но всё-таки преодолимый - тот, может быть, и захочет удрать. А кто, трезво оценивая свои способности, понимает, что он по природной сути своей моноглот и потому по-иносранному не заговорит никогда - тот поймёт и то, что за бугром ему не жить, даже если его там хорошо примут. И уж такой точно не побежит! Мы же после девяносто первого не побежали! Хотя прекрасно понимали, что, если жить хотим, то - или на Кубу, или в Северную Корею... но остались вымирать...
  
   В голосе атамана весёлость вдруг сменилась тоской и злобой:
  
  -- Вот и у нас... заставили всех студентов и даже школьников ... в обязательном порядке иносранные языки учить. Вопреки тому, что не все способны! А кто не мог - того шельмовали... и со справкой вместо аттестата... каким бы отличником по другим предметам он не был! Даже тех, кто вовсе не собирался быть профессиональным переводчиком! А потом не понимали, почему образованцы Родину продают да на Запад бегут... Вот теперь приходится надеяться, что ... вы такого не допустите!...
  
  
   Четвёртый сказал:
  
   - Людей испортил квартирный вопрос! Который весьма обострился от бегства деревенских в города.
  
   Пятый сказал:
  
   - Не подготовил ты себе преемника! А надо было...
   В идеале - Василия, под формальным лозунгом "Товарища Сталина может заменить только товарищ Сталин". Тем более что Василий оказался хорошим лётчиком, достойно воевал, хорошо управлял; и вообще, был достаточно хорошим человеком с одним только минусом - футбол любил и на футбольное обустройство казённые средства разбазаривал. Прочие безобразия ему лживо и неумело приписали...
   Далее. Основываясь на нашем Послезнании, я могу определить точно - социалистические государства или перестают быть таковыми, как страны ОВД и СЭВа, или превращаются в классические монархии, хотя бы и внешне оформленные вовсе не по-монархически, как Куба и Северная Корея.
   Осмысляя, почему же так, приходится задуматься о том, а что такое Советский Союз, как здешний, так и поздний?!...
   Формально здешний считается социалистическим государством, а поздний считался так и вовсе государством Развитого социализма и постепенного перехода к коммунизму. Но кому, как ни нам понимать, что это всего лишь формально...
   А фактически - и то, и другое суть самый обыкновенный реакционный социализм, очень хорошо описанный Марксом и Энгельсом в "Манифесте коммунистической партии". И притом очень похожий на то, что Маркс и Энгельсом называли "Немецкий, или "Истинный" социализм". Чтобы это хорошо понять, нужно прочитать ту главу, читая вместо слова "немецкий" слово "советский", а вместо слова "Истинный" - слово "Развитой", и всё будет один к одному! Вплоть до того, что реакционный социализм естественным образом получается там, где Идея послекапиталистического государства попадает в государство докапиталистическое и побеждает в нём. А как такое получилось?!...
   Дореволюционная Россия была сословной монархией, то есть - докапиталистическим государством, почти ещё феодальным. И в неё проникли марксистские идеи строительства государства послекапиталистического. В результате - возник Советский Союз, докапиталистическое государство по своему устройству, но под лозунгами и внешним оформлением государства послекапиталистического. В нём были хотя бы те же выезды на картошку - что это, если не классическая барщина?!... Так же, как и все прочие трудовые мобилизации, внеэкономические поощрения, запрет брать на работу без прописки, добровольно-принудительные методы, а особенно лозунг: "За себя и за того парня". Всё это суть ... типичная и сверхтипичная феодальщина!
   А как так получилось?!... А так, что в конце девятнадцатого - начале двадцатого века каким бы не было правительство России, а выбирать оно могло только одно из двух - или реакционный социализм, или капитализм эпохи первоначального накопления капиталов. В какой-то мере несостоявшийся революционер Зубатов был за первое. А Столыпин был за второе, и весьма преуспел. И - довёл государство до революции!... Тем, что выгнал в города больше деревенской голытьбы, чем им было там рабочих мест, и тем сбил цены на рабочую силу. Она и взбунтовалась!
   В какой-то мере нечто подобное приключилось в этом-и-тамошнем сорок первом, когда советские солдатики иногда плохо воевали, а иногда и вовсе в плен сдавались. И в девяносто первом, когда мало кто был согласен идти воевать, убивать и погибать за сохранение Советского Союза. Потому как - в нём имела место быть столыпинщина! То есть - слишком низкие расценки на неквалифицированную и временную рабочую силу, потому люди не хотели идти на такие работы, и приходилось их привлекать принудительно, методом мобилизации, что изрядно озлобило людей на советскую власть...
   Так вот, советская система с самого своего начала тоже встала перед таким выбором, между капитализмом и реакционным социализмом, и даже попыталась найти промежуточный вариант - НЭП. Не получилось!
   И не надо! Нам лучше всего жилось при советском, или Развитом социализме, который по Марксу с Энгельсом надлежит называть реакционным. В государстве по сути своей докапиталистическом, но под лозунгами государства послекапиталистического.
   И потому события 1985-1998 годов, а особенно 1991 года, это не что иное, как классическая и сверхклассическая буржуазно-демократическая революция в докапиталистической стране. И стали послесоветские государства уже полностью капиталистическими, со всей спецификой периферийного капитализма времён первоначального накопления капиталов. А другими они в ту эпоху стать и не могли!
   Обвиняли многие в покинутом нами мире послесоветскую буржуазию в её компрадорстве. Но вся Проблема в том, только такой она и могла быть в условиях так называемой глобализации, то есть международного разделения труда! Потому что в России качать нефть много прибыльнее, чем производить наукоёмкую технику! Для хорошего производства нужно много работников высокой квалификации, согласных на китайскую зарплату; и притом чтобы помещения не нужно было отапливать и тратиться на отопление... так!
   Разумеется, меня могут спросить - а что, разве глобализации с международным разделением труда должно быть обязательно русофобской и антисоветской?!... Почему бы ей не быть в форме мировой пролетарской революции и всемирного Советского Союза?!...
   На это я отвечаю точно - уж кому, как не нам, с нашим послезнанием, понимать, что такая глобализация ничего не изменит, кроме цвета знамён, под которыми нас, советских людей, будут уничтожать!
   Потому как мировое правительство, будь оно хоть нереакционно социалистическим, да ещё и - дважды московским, трижды просоветским и четырежды русофильским, всё одно никуда не денется от необходимости выкачивать российские ресурсы для нужд мировой экономики! Ну пойдут они на прожор не англоязычным банкирам, а афроязычным голодранцам - для нас невелика разница. И, что самое Ужасное, никакое мировое правительство никуда не денется от необходимости заселять Россию понаехавшими! Как же, трудовые ресурсы...
   Кстати, единое мировое государство в Космос не полетит! Если оно будет капиталистическим - то потому, что от этого прибылей богачам не будет. А если социалистическим - то признает негуманным выкидывать средства на Космос, когда китайским малолеткам кушать нечего. Так что глобализация - это Чёрная Бездна не только для нас, но и для всех...
   Вот потому нужно сохранить навечно состояние Советского Союза в виде государства реакционного социализма, а состояние всего мира - в его доглобализованном виде. В идеале нужен такой мир, в котором вся Земля разделена на государства реакционного социализма, и отношения между ними сверхсверхнейтральные во всех смыслах. Холодный мир в белых перчатках. Навечно! Чтобы ни Освенцимов, ни Артеков! Ничего такого, что подхлёстывает глобализацию! Так!
   И потому нужно плавное и мягкое превращение Советского Союза в классическую монархию, причём без изменения современного внешнего оформления советского государства. Третья династия нужна, товарищ Сталин, Третья Династия...
   А ежели нет особого доверия Василию, тогда хороший кандидат в регенты - Лазарь Каганович. Остался верен тебе до конца, и был за это придушен на улице в июле 1991го года. Вскоре после того, как вознамерился где-то там читать лекции на тему: "Тонкости партийного строительства вскоре после поражения революции 1905 года". Правильно осмыслял суть эпохи! А в наркомы обороны при Василии хороший кандидат - Константин Рокоссовский, тоже тебя не предал...
  
   Шестой сказал:
  
   - Из всех правителей России за всю её Историю только ты один поднял публичный тост за здравие маленького человечка, того самого винтика, без которого большие начальники ни на что не способны. Но вот Проблема, после тебя начали маленького человечка презирать и чморить. На тех, кто после школы шёл не в вузы, а в ПТУ, стали смотреть как на отбросов общества. Причём почти официально, ещё и образовательный ценз ввели - у кого нет высшего, тот не может быть назначен на руководящие должности. И относились к ним, как к грязи - что это за человек такой, что в большие начальники не вышел?!... Вроде как неполноценный...
   А почему во времена послесталинские, если как раз в царские и сталинские времена тот же инженер на заводе получал куда как больше простого рабочего, да ещё и жил почти во дворце, и спецпаёк ему полагался, и спецавтомобиль, и спецкурорт. Но!
   Во-первых, от инженеров и прочих привилегированных при царях была и при тебе есть всем видимая польза! Они выходят на пустыри, начинают давать указания, пролетарии их исполняют - и на пустырях возникают заводы, и начинают давать продукцию, да ещё и совершенствовать её! Глядя на это, многие понимали, что они так не смогут, и потому не завидовали ни спецпайкам, ни спецдворцам...
   Во-вторых, на инженерах и прочих начальниках и ответственность лежит весьма не малая. Провинившийся инженер попадает туда, где рабочему позавидует. И потому люди десять раз подумают, нужно ли им лезть в карьеру, или лучше всю жизнь спокойно за станком простоять...
   А в-третьих и в самых главных, нет ещё образовательского ценза. На большие должности вполне может выйти человек с образованием в полкласса дореволюционной ЦПШ или в кое-как пройденные курсы ликбеза. И ничего, справляются. А кто не справляется - того снимают.
   И государство твоё у нас не без труда, но всех побеждало. И в вузы почти не шли те, кто хотел получить корочку как таковую. Понимали, что вместе с ней получат ещё и ответственность...
   А вот как при Хруще ввели образовательный ценз, и запретили брать на руководящие должности граждан без высшего образования, песец и пришёл!
   Сразу получилось так, что кто без корочки, тот быдло, а кто с корочкой - тот элита. И образованцы начали смотреть на пролетариев как бары на холопов... Причём несмотря на то, что послесталинский инженер из вождя производства превратился в мальчика на побегушках, над которым рабочим приходилось брать шефство; и несмотря на то, что средней квалификации рабочие во времена послесталинские зарабатывали не меньше таких недоинженеров, а высокой квалификации так и побольше. Потому как всякий образованец мог сказать пролетарию: "Да, я получаю меньше тебя, у меня нет ни спецмашины, ни спецквартиры, я гнию в общаге и трясусь в переполненном автобусе, но я имею Шанс! Минимальный, но реальный! Что и я выйду в большие начальники, даже в министры! А у тебя - нет такого шанса! Потому что моё образование - вуз, а твоё - всего лишь ПТУ!" Это ФЗУ по-вашему.
   Вот потому на тех, кто после школы пошёл не в вуз, а в ПТУ, во времена послесталинские смотрели как на отбросов общества. А уж на тех, кто этим самым вузом не смог от службы воинской откосить - так тем более. А по какому праву нас презирали?!... За что нам такая немилость?!... За то, что мы их, гадов, защищали?!... Вот потому мы в свои клубы дезертиров не брали, а только дембелей... И потому мы предпочли вернуться...
   Уважение к рабочему человеку - вот что нужно Советскому Союзу!...
  
  
   Седьмой сказал:
  
   - Государство начинается с упорядоченного судопроизводства. А судопроизводство в Союзе было, мягко говоря, не при дамах будет сказано какое. Объяснять это лучше всего на таком примере, как бракоразводные дела. Почему-то все они разрешались по одной схеме: жене свобода плюс дети плюс квартира плюс алименты, мужу свобода минус дети минус квартира минус алименты. Независимо от того, по какой причине разводятся, кто лучше может позаботиться о детях, а также и от того, чья была квартира до брака. Причём вся Проблема как раз в том, что не было в Союзе такого закона - разводить подобным образом. Это у юристов называлось "не закон, а сложившаяся судебная практика". То есть - традиционное беззаконие.
   А беззаконие всегда людей портит. И это испортило. Многие мужчины, глядя на этот ужас, категорически не хотели жениться, а тем паче прописывать жён в своих квартирах, а тем более заводить детей. Ещё и спивались с горя. Разводяги не желали работать, чтобы бывшим жёнам досадить. А женщины, и даже совсем молодые девки, в открытую рассуждали примерно так: "Эх, найти бы майора, женить его на себе, родить от него ребёнка, а потом развестись, оттяпать квартиру и жить на алименты, не работая...". Беззаконие развело паразиток и разрушило государство...
  
  
   Восьмой сказал:
  
   - Народ и государство разрушены сексуальной революцией! Всё остальное - не более, чем следствия.
   А что это такое, сексуальная революция?!...
   Это, грубо говоря, женская добрачная половая жизнь. Мужчинам, естественно, не нравится. Они таким говорят: "Не я тебя женщиной делал - не мне тебя делать женой!". А сексуальные революционерки возмущаются: "Как приволокнуться, так за всякой согласны, а как кольцеваться, так идеал подавай!". А мужчины им отвечают: "Именно так, и нечего возмущаться!"
   В мире до сексуальной революции часто бывало так, что женщина говорила мужчине: "Если я тебе досталось девушкой, то почему же ты на мне не женишься?!..." А он ей отвечал: "Потому, что я ещё молодой, мне связывать руки семьёй не хочется, мне в холостяках погулять охота!" Пока бывало только такое, рождаемость худо-бедно, но была приемлемой.
   А когда стало так, что мужчина говорит женщине: "Если ты мне досталась девушкой, то почему же ты за меня не выходишь?!..." А она ему отвечала: "Потому, что я ещё молодая, мне в девках погулять охота!" - вот тут демография и накрылась медным тазом...
  
  
   Девятый сказал:
  
   - Церковников недорезали, вот в чём Проблема! И прихвостней ихних! И оказалось, что кто исповедует религию классового, то есть эксплуататорского общества, не может, даже если очень захочет, быть добропорядочным гражданином общества с претензией на бесклассовость и отсутствие эксплуатации человека человеком. Это не чей-то злой Выбор, это явление Природы, против которого не попрёшь, как против закона всемирного тяготения...
   Самые лютые и злобные враги СССР и всего советского, а также и всех большевиков с их идеологией оказались именно поклонники иудаизма, христианства, ислама и буддизма-махаяны, то есть религий классовых обществ. Иначе говоря, те самые, которые считают человека обязанным делать то, что у церковников называется "смиряться и не роптать, нести свой крест". У махаянистов это называется - "Отстрадать свою карму".
  
  
   Десятый сказал:
  
   - Это Карьеристы во всём виноваты! Которые согласны в любую партию вступить и любой идеологии подмахивать, лишь бы выйти в начальники, а тем более в большие начальники. Сам ты ещё при жизни их называл бесперспективными делягами, слепо и механически выполняющими распоряжения сверху...
  
  
   Одиннадцатым оказался тот самый, что показывал датчик. Он сказал:
  
   - Всему причина - это все те, кого под конец твоего великого правления называли "безродные космополиты" и "низкопреклонники перед гнилым Западом". Которые в пятидесятые стиляжили, в шестидесятые и семидесятые битломанствовали, а в восьмидесятые цойничали. И всегда стремились рядиться в заграничные шмотки, переплачивая за них спекулянтам. Так легко тогда было отличить, кто есть кто: кто от битлов и прочей западной эстрады балдел, она ему Нравилась, тот антисоветчик и есть, скорее всего явный, чем скрытый; а вот кому она не Нравилась, кто не мог понять, ну что может быть хорошего в этой непонятной и неприятной какофонии - вот тот, скорее всего, свой советский человек. И в последние годы твоего правления был открыт великолепный метод это определять: "Кто сегодня любит джаз - завтра Родину продаст!". И это предсказание сбылось даже не на сто процентов, а на всю тысячу! Конечно, с поправкой, что и джазолюбы виноваты в конце концов только в том, что такими родились... но, с другой стороны, если по справедливости, так никто не виноват ни в чём кроме того, что родился таким, каким родился...
  
  
   Двенадцатый сказал:
  
   - Табак - вот в чём Проблема! Сам ты под конец жизни бросил курить, но других в своём государстве на это не настропалил. А от табака, если смотреть в масштабах нескольких поколений, вреда больше, чем от спиртного и классических наркотиков.
  
  
   Тринадцатый сказал:
  
   - Это дезертиры во всём виноваты! Которые нашли способ откосить от срочной службы, а точнее говоря - от её тягот и лишений. Особенно те, кто получили от неё освобождение, устроившись в вузы с военной кафедрой. При этом, разумеется, нужно помнить, что призывники позднесоветских времён - это вовсе не призывники времён царских и раннесоветских, для которых быть мобилизованными на военную службу это значило получить возможность спать на чистых простынях, питаться три раза в день и даже впервые в жизни отведать мяса...
  
  
  
  
  

3. Конец июля 1941 года. Полярный, база подводных лодок.

  
   Разговаривают два матроса Подплава. Один недавно вернулся из похода, второй вскоре собирается в поход.
  
   - Так что же, землячок, и вправду Рекорд?!... Восемь кораблей и шесть самолётов?!...
  
   - Именно так, землячок. В одном походе... И всё эти два гражданских...
  
   - Это те самые, что в наш поход с нами пойдут?!...
  
   - Всё они. Нам готовить лодку к следующему походу, а они прыг-скок на твою лодку, и - вперёд!...
  
   - Ну, и каково с ними?!...
  
   - Да гражданские самые обыкновенные, только что волосня до пояса; ходят, волосами трусят. Перед походом оборудование своё установили непонятное.
  
  
  

4.Август 1941 года. Москва, Лубянка.

  
  
  -- Итак, товарищи сержанты госбезопасности - сказал майор трём сержантам - сейчас едем в квартал к попаданцам, за Ограду. Буду знакомить вас с их спецификой и вводить в курс дела.
  
  -- Так точно, товарищ майор госбезопасности! - ответили сержанты.
  
   Вышли из кабинета, пошли по коридорам. Навстречу им прошли трое - два обыкновенных НКВДшника и один попаданец, в форме НКВД без знаков различия, с длинными волосами почти до пояса и с металлическим портфелем в руках. Спускаясь по лестнице, увидели ещё одного попаданца, тоже длинноволосого и с таким же портфелем, но - в форме майора НКВД и в сопровождении нескольких старших командиров.
  
  -- К товарищу Берии идут - сказал майор сержантам - запомните этого попаданца, он часто бывает у наркома...
  
  -- Вот так и бывает, товарищ майор госбезопасности - сказал в ответ один из сержантов - попаданцам можно, а нам нельзя... Кто бы из наших отрастил бы такую гриву - враз бы на губу загремел... за неуставную причёску...
  
  -- Так то мы, а то они, товарищ сержант госбезопасности - ответил майор - глядя на них, сразу становится понятно, что без советской власти люди дичают. И даже те, которые продолжают считать себя советскими людьми, когда все кругом давно уже предали... Что поделаешь - человека среда формирует... Или, как говорят попаданцы, калечит...
  
   И пошли они к автомобилю. Автомобиль оказался попаданческий, чёрный и внешне похожий на половину капли, поставленную на низкое шасси острой частью вперёд. Совсем непохожий на изделия советского автопрома.
  
  -- Как машина? - спросил майор шофёра, тоже сержанта госбезопасности.
  
  -- Машина-то на ходу, но долго не проездит, товарищ майор госбезопасности - ответил шофёр - Шасси низковато для наших дорог... И вообще, при ближнем знакомстве с ней становится понятно, что имели в виду попаданцы, когда говорили, что наша техника дубовая, но надёжная и долговечная, а ихняя изящная, но одноразовая...
  
  -- Садимся, товарищи, поехали!
  
   Внутри автомобильчик оказался ещё и тесным. Трое сержантов с трудом влезли на заднее сидение, а майор сел впереди, возле шофёра. Поехали.
  
   По пути несколько раз видели машины попаданцев, но с номерами советских наркоматов и с пассажирами, на попаданцев ничуть не похожими. И два раза мелькнули ЗИС-101, ехавшие в сопровождении БА-20, вот в них-то как раз и были попаданцы.
  
  -- А вот про это - прокомментировал майор - сами попаданцы говорят, что человеку хочется того, чего у него нет...
  
   Один раз по команде майора остановились возле ресторана, посмотреть, как двое трезвых НКВДшников со словами: "Поехали, Мишенька, поехали.." вытаскивают из него в дупель пьяного попаданца, в гражданской одежде, с лиловым бантом и орденом Красной Звезды на лацкане, грузят его в "эмку" ГАЗ-М1 с намерением отвезти за Ограду, а попаданец поёт: "Куда ни кинешь глаз - Россия опечалена, Но в сердце есть приказ - за Родину, за Сталина!"...
  
   - На радостях напился - прокомментировал это зрелище майор - и пил, надо полагать, коньяк под ветчину... Один, значит, ездил в генштаб докладывать о своих подвигах, пока другие в бункере да за Оградой откачивались, а на обратном пути сюда завернул... А двое наших ему составляли трезвое сопровождение. А вообще-то попаданцы предпочитают напиваться в своих компаниях, так что зрелище это нечастое...
  
   Дальше два автомобиля поехали вместе. На подъезде к Ограде три раза миновали посты охраны - два раза это была охрана от НКВД, усиленная бронеавтомобилями; а на третьем посту вдобавок к такому стояло ещё две боевые машины попаданцев - гусеничная и колёсная, обе с задранными вверх носами и крупнокалиберными пулемётами во вращающихся башенках, похожие на помесь танка с автобусом.
   От одной из этих машин отошло двое попаданцев, оба в гражданской одежде, один с ярко-оранжевым шарфом на шее, второй в зелёном гранёном шлеме и с изображением рюмки на повязке. Посмотрели на пьяного попаданца в "эмке" и понимающе закивали. А тот, их увидев, запел: "Надежда всех веков на наши плечи взвалена, Не пощадим врагов - за Родину, за Сталина!"...
  
  -- Обратите внимание - сказал майор сержантам - в каждой банде попаданцев свои опознавательные знаки. Тот, что перебрал, из клуба любителей свинокопчёностей, у них отличия по цвету бантов на лацканах. Лиловый бант - это младший командир, навроде нашего лейтенанта. А эти из других банд. С шарфом - из клуба любителей подлёдной рыбалки, оранжевый цвет - это по-нашему где-то сержант. В шлеме - из клуба любителей виноградных вин, зелёный цвет - опытный боец. Если бы пьяненький был из одной с ними банды, повезли бы его дальше на своей машинерии. А так - наши довезут!
  
  -- А что ж у них названия такие несуразные, товарищ майор госбезопасности - спросил один из сержантов - и почему клубы, банды?!...
  
  -- А это у них осталось от тех времён, когда они в своём времени готовились к Попаданию и потому маскировались кто как сможет. И названия их вкупе со знаками различия - это далеко ещё не самое несуразное, что вам таковым покажется, товарищи сержанты госбезопасности - ответил майор - так что готовьтесь увидеть невероятное...
  
   Подъехали к Ограде. Она оказалась всего-то спешно сооружённым высоким деревянным забором со вспаханной полосой перед ним. С одной стороны было несколько ворот, и к некоторым из них спешно прокладывались железнодорожные пути. Причём если с внешней стороны работали вручную - возводили насыпь, вручную клали деревянные шпалы и на них рельсы, то с внутренней стороны работали два спецпоезда попаданцев, с машинами-путеукладчиками, укладывавшими готовые секции железной дороги, да ещё и с железобетонными шпалами. К некоторым из других ворот также спешно прокладывались шоссе - и там раскатывали асфальтоукладчики попаданцев.
  
  
  
  
  
  
  
  

4. Сентябрь 1941 года, Москва, Кремль.

  
  
   - Товарищи попаданцы - сказал Сталин собранию атаманов банд попаданцев - наши союзники англичане требуют, чтобы мы поделились с ними вашими технологиями. И Штаты присоединились к этому требованию. В противном случае угрожают немедленно прекратить ленд-лиз и начать переговоры с Гитлером о создании единого антисоветского фронта.
  
   В ответ раздались реплики атаманов:
  
   - Великолепно, Иосенька, великолепно!
  
   - Паровозы нужно давить, пока они чайники!
  
   - Они сами нам дадут повод, лучше которого и быть не может!
  
   - Они получаются агрессоры, а мы всего лишь обороняемся...
  
   - Тебе решать, как поступать - а мы в любой точке Земли можем...
  
   - Можно сначала показать, как оно работает, и предложить им сдаться...
  
   - А можно сразу и по всему шарику...
  
   - Вот у нас давно уже заготовлено несколько десятков карт с вариантами обработки всего шарика...
  
   - Ты только прими Решение - и мы всё сделаем...
  
   - Единственная трудность - прежде чем того-этого, надо бы повозиться, всех советских людей со всего шарика собрать на территорию СССР. Разведчиков там, дипломатов, прочих...
  
   Сталин присмотрелся к картам, выложенным на стол атаманами.
  
   - Так что же, товарищи попаданцы, уцелеет только территория СССР?!...
  
   Атаманы опять заговорили:
  
   - Можем и так, если обработаем по-максимуму. А можем и частично...
  
   - Причём можем всех и сразу, а можем медленно и неспешно. И иносрань ужаснётся такому оружию...
  
   - Много больше, чем если бы мы применили ядрёнбатоны...
  
   - Но далеко им до нашего главного оружия - времени...
  
   Сталин задумался. И сказал:
  
   - А вы точно уверены в отсутствии больших ураганов?!...
  
   Попаданцы ответили:
  
   - Атмосферное давление подбирается в автоматическом режиме. Так что не более, чем небольшие шквалы... И тектоника подбирается автоматически, так что землетрясения получатся не выше трёх баллов, очень редко четырёх...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
   26
  
  
  
  

Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Пятый факультет"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) П.Роман "Земли чудовищ: падение небес"(Боевое фэнтези) Е.Флат "Невеста из другого мира"(Любовное фэнтези) И.Громов "Андердог"(ЛитРПГ) В.Кривонос, "Чуть ближе к богу "(Научная фантастика) В.Василенко "Стальные псы 4: Белый тигр"(ЛитРПГ) В.Лошкарёва "Суженая"(Любовное фэнтези) А.Мороз "Эпоха справедливости. Книга вторая. Рассвет."(Постапокалипсис)
Хиты на ProdaMan.ru Свидание на троих. Ева АдлерКошачья магия. Нелли ИгнатоваКукла Его Высочества. Эвелина ТеньМоя другая половина. Лолита МороМенеджер олигарха и бессердечная я. Рита АгееваОфсайд. Часть 1. Алекс ДОдним днем. Ольга ЗимаБеспокойное Наследство. Надежда умирает последней. MelethПомни меня...1. Альбина Новохатько IВ плену монстра. Ольга Лавин
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"