Звёзды Светят: другие произведения.

Альтернативная социология

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Каким может быть альтернативное государственное устройство.


Альтернативная социология.

  
  
  
   Был в советское время такой анекдот:
  
   "...Разговаривает внук-младшеклассник с дедом-полковником:
   - Дедушка, а когда я вырасту, я смогу стать полковником?!...
   - Сможешь, внучёк.
   - А генералом?
   - А генералом - не сможешь! У генерала свои внуки имеются..."
  
   Нереальный был анекдот - много ли было в СССР таких генералов, чтобы и дети, и внуки их были бы тоже генералами?!...
  
   А вот если от этого отмотать Альтернативу... много Альтернатив!...
  
  
  
  
  
  
  

Сословное государство.

  
  
   Разговаривает внук-младшеклассник с дедом-полковником:
  
  
   - Дедушка, а когда я вырасту, я буду полковником?!...
  
   - А куда ты денешься, внучёк?!... Ты из рода полковников от артиллерии! Потому хочешь - не хочешь, а полковником от артиллерии быть тебе придётся!
  
   - А если я не захочу или не справлюсь, что тогда?!...
  
   - Казнят тебя тогда! И скажут, что в роду не без урода, но род не виноват.
   С братом моего прадеда такое было... Не справился, но и не струсил, признался, что Неспособен. Потому казнили его почётно - предоставили возможность напоследок напиться, нажраться, в последний раз взглянуть на закат Солнца, и на глазах у огромной толпы зрителей... взмахом руки дать команду расстрельному взводу!
  
  -- А если бы не признался, что Неспособен?!...
  
   - Кто свою Неспособность к родовой профессии скрывает, того казнят смертью лютой, мучительной и публичной. Дабы видели все жители государства, что такое никому не прощается, даже высшим сословиям...
  
  -- А если я не справлюсь раньше, чем детей завести успею?!...
  
   - Ничего не поделаешь - пропал весь твой род... Такое было с моим знакомым, из рода полковников от авиации, что к лётчицкой должности оказался негоден ...
  
   - А смогу я стать майором, генералом, купцом, конструктором, гражданским чиновником?!...
  
   - Не сможешь! Во-первых, потому, что ты из рода полковников от артиллерии, а во-вторых, потому, что у майоров, генералов, шахтёров, шофёров и прочих завлабов свои внуки имеются!
  
   Вот младший брат твой, может быть, и сможет. Он не старший сын своего отца.
   Если отыщется такой майор, конструктор, тракторист, трамвайщик, да хоть министр, у которого нет сыновей, а от всех его жён одни только дочери; и притом чтобы их род был из нашего народа; и если твой младший брат женится на одной из старших из них; причём возьмёт её старшей женой и притом примет её фамилию - тогда сможет.
   Но что в этом за интерес - из полковников идти в механики или майоры?!... Мы их выше и знатнее. Они против нас мужики! В генералы, или министры пробраться, конечно, заманчиво, но слишком уж ответственные эти должности, как бы на них не пострадать! В космонавты - самое заманчивое, но слишком уж опасно. Так что лучше быть полковником...
  
   - Всё-таки обидно, что генералом я не смогу стать...
  
   - Да, генералом ты не станешь, даже если в одиночку войну выиграешь! Но не стоит о том жалеть - вряд ли ты сможешь справиться с генеральской должностью... Справься со своей родовой - и уже хорошо будет! Ты обрати внимание, что тебя с детства учат на полковника от артиллерии, а не на генерала, не на штурмана подводной лодки и не на воздушного десантника... Так что годам к 18-20 ты уже сможешь встать на должность и с ней справиться, то есть выполнять приказы сверху и не допускать откровенных ЧП... а большего и не потребуется!
  
   - Дедушка, а что же те, которые родились в низших сословиях, но - Талантливы?!... Им каково понимать, что будь ты хоть гением, а выше головы не прыгнешь?!...
  
   - Наш вечный сословный порядок и простолюдинам многим нравится, внучёк. В том числе и тем, которые рассуждают так:
  
   "...Да что я, виноват, что родился в мужицком роду, а не в купецком?!.... Не ко мне претензии, а к моему происхождению!... Против Судьбы не попрёшь!!!"
  
   А ещё больше Сословность нравится тем, кто рассуждают так:
  
   "...Мне, с моими куцыми способностями, при любой власти в генералы не выйти. Мужиком родился, мужиком живу, мужиком и подохну... Потому мне не так обидно, когда генеральствует тот, кто отличается от меня только тем, что родился в генеральском роду. Ну, повезло ему больше, чем мне... Претензии не ко мне, а к Судьбе! Но вот когда кто-то может из мужиков в генералы выйти, а кто-то не может - вот это Плохо! Мне не так обидно, когда мною помыкает тот, кому больше моего повезло со случайностью рождения, чем когда тот, кто меня настолько Талантливее, что способен, в отличие от меня, из мужиков в генералы выйти!!!..."
  
   И ещё тем нравится Сословность, которые рассуждают так:
  
   "Мне выше головы не прыгнуть, но и ниже не загреметь! Мой уровень далеко не самый высокий, зато он мой гарантированный экономический бастион, и нет опасности, что меня ещё ниже опустят... Сословность - это наше Всё!!!..."
  
   Вот кто так рассуждает - это и есть истинные патриоты и лучшие люди нашего государства, в каком бы сословии они не родились... на них всё наше государство держится!
  
  -- А враги нашего государства... кто?!... Кто хочет себе места не по происхождению, а по способностям?!...
  
   - Не совсем так, мало ли кто чего хочет. Пусть себе хотят. Мы тоже чего-то хотим... А главные внутренние враги нашего великого государства - это те, кто Неспособен ТРЕЗВО оценивать свои таланты и способности! И не только свои... Вот эта Неспособность и есть Главное Зло! А последствие его - то, что эти Неспособные по своей простоте и глупости считают, что если бы места в государстве распределялись не по роду, а по способностям - то они уж несомненно вышли бы в большие чины...
   Некоторые из таких действительно на что-то способны, но абсолютное большинство их - это в лучшем случае самые обыкновенные посредственности, мнящие себя непризнанными Великими Талантами; а в худшем случае - бездари, которым даже до посредственностей далеко, как до Луны пешком. Были бы они талантливы по-настоящему - им бы подобрали в старшие жёны старшую дочку безсыновного человека высокого сословия...
  
   У нас таких негодяев казнят за крамолу и пропаганду против Сословности. А вот посмотри, что в тех государствах творится, где и вправду за всяким жителем признаётся право на карьеру - они этим бахвалятся, вот только почему-то ни у кого там нет уверенности в том, что их Карьера не накроется медным тазом всего лишь оттого, что или начальство на них осерчает, или подчинённые их подсидят! Там каждый мнит себя самым умным, только большинство их живёт в нищете; и карьера почему-то не всякому удаётся... несмотря на их пословицу "Если ты умный, то почему бедный?!..."... А у нас пословица совсем другая: "Если ты везучий, то почему не родился в сословии повыше?!..."...
  
   Хорошо и приятно, внучек, жить в таком государстве, где люди чистосердечно считают, что никого нельзя обвинять ни в чём, кроме того, что человек родился таким, каким он родился... уж куда как лучше, чем в том, где считается, что это человек во всём виноват, а не абстрактная случайность рождения...
   Обрати внимание, как охотно и азартно граждане нашего государства, даже самые последние-распоследние, пользуются своим природным правом самосудной расправы с каждым, независимо от рода, народа и должности, кто начнёт им внушать, что во всех их Проблемах виновата вовсе не случайность рождения, а они сами...
  
   - Да, дедушка, это так...
  
  
  
  

Антисословное государство.

  
  
  
   А в это время в другом государстве тоже разговаривал дед-полковник с внуком-младшеклассником.
  
   - Дедушка, а когда я вырасту, я смогу стать полковником?!...
  
   - Не сможешь! По справедливым законам нашего великого государства ежели кто достигает ранга от майора, коллежского асессора или титулярного камергера до подполковника или надворного советника, то потомство его два поколения не имеет права выслуживать чины выше кабинетского регистратора или подпоручика. А если кто достигает ранга от полковника, коллежского советника или камер-фурьера до бригадира или статского советника, тогда три поколения. А ты - второе. Так что потолок твой и детей твоих - тринадцатый ранг; и только внуки твои получат право выслужить повыше, если смогут, конечно.... А вот если бы я вышел в генерал-майоры или генерал-лейтенанты, тогда сидеть в нижних рангах пришлось бы пяти поколениям, а если бы в генералы-аншефы или в маршалы - тогда бы восьми...
  
   - А если я Талантливый?!... Мне что, с моими талантами сидеть в низшем ранге?!...
  
   - Таких Талантливых в нашем государстве хватает. Если уж и вправду окажешься самым-самым-самым, то такое тоже законами предусмотрено - тебе в порядке исключения дадут внеранговый чин народного умельца и определят в заместители или помощники к дубоватому начальнику. Такие бывают, что они в интриганстве гении, и потому Карьера им удаётся; а в работе ноли, и потому без замов и помов им никак. А поскольку внеранговые их подсидеть и спихнуть заведомо не смогут - им доверяют. А если народному умельцу очень повезёт - он попадает в заместители по общим вопросам, типа того, что сейчас в замах у нашего минводхоза...
  
   - Но почему же у нас такой закон - чем выше ранг выслужил человек, тем больше поколений его потомков получают карьерное поражение в правах?!...
  
   - А чтобы от народа не отрывались! Иначе быстренько такое начнётся, как было в соседнем государстве. Там формально все по их законам равные права имели, и никакой такой сословности не признавалось, только почему-то всякий достигший карьерных Вершин норовил свою родню на руководящие должности пропихнуть. И потому у кого властной родни не было - мог рассчитывать в самом лучшем случае на должность рангом не выше титулярного советника. Да и такой ранг им надлежало выслуживать по-настоящему, а не получать по блату!...
   Ещё и всячески у них талдычилось в прессе, что если кто Карьеры не содеял - то это лодыри, неудачники, бездари и бездельники, жизни свои напрасно прожили, почти уже не люди. "Мужчина состоит из мужа и чина..." Простолюдинам это не нравилось, да что они могли поделать?!....
   А вот смогли - когда другое государство войной на них пошло, то нижние чины воевать не захотели! Рассуждали так, что пусть блатняки за своё воюют, а им воевать не за что. И перебегали массово к завоевателю, ещё и в знак лояльности приводили своих командиров связанными. Дабы завоеватель отнёсся к ним не как к военнопленным, а как к перебежчикам. Вот завоеватель этих самых перебежчиков и настропалил вырезать своих же властных блатняков. И теперь там - все верхи от страны-победительницы, а низы остались при своём, ещё и довольны, что их теперь называют всего лишь инородцами. Это не так обидно, как - когда бездарями, лодырями и неучами....
   С нашим государством такое бы не прошло! У нас всякий простолюдин знает, что его дети может быть и смогут выйти в генералы, а генераловы - всего лишь в подпоручики или сверхсрочники... И потому наши простолюдины пошли бы воевать за право своих детей выходить в знатные господа!
  
   - Зато наши господа могли бы и предать... в надежде, что завоеватель уважит их право передавать своё господство детям...
  
   - Так ведь господ много меньше, чем простолюдинов, а живут они в их плотном окружении. И потому контролировать их легче! Зазнавшегося господина отследить легче лёгкого, первый же простолюдин на него донесёт! И простолюдины премного преданы таким господам, которые согласны господствовать всего лишь одно поколение...
  
   А самое главное - обрати внимание на случайность рождения. То есть - на то, что далеко не всякий господский отпрыск, даже если бы ему были даны карьерные права простолюдинского, смог бы выслужить господскую должность, да ещё и справиться с ней. Вот и ты - если бы смог прикинуться сыном простолюдина, разве есть гарантия, что смог бы ты ещё и выслужить высокий чин?!...
   А что бывает в плохих государствах, где нет Антисословности?!.... Там таких держат за выродков - которые дети генералов, а не смогли дослужиться даже до майоров. Оскорбляют их и осмеивают... У нас такого не бывает!
  
   Хорошо и приятно, внучек, жить в таком государстве, где люди чистосердечно считают, что господам должно уважить простолюдинов и потому господскому потомству должно несколько поколений быть простолюдинами... уж куда как лучше, чем в том, где считается, что всякий человек имеет право на Карьеру, независимо от случайности рождения...
   Обрати внимание, как охотно и азартно граждане нашего государства, даже самые последние-распоследние, пользуются своим природным правом самосудной расправы с каждым, независимо от рода, народа и должности, кто начнёт им внушать, что господским детям невместно быть простолюдинами, потому как если они Талантливы, то вовсе не виноваты, что родились в господских семьях, а не в простолюдинских... И что всякий человек имеет право на Карьеру, независимо от случайности рождения ...
  
   - Да, дедушка, это так...
  
  
  
  
  
  

Фаталистическое государство.

  
  
  
   В третьем государстве тоже разговаривал дед-полковник с внуком-младшеклассником.
  
   - Дедушка, а когда я вырасту, я смогу стать полковником?!...
  
   - Сможешь, внучек, если Жребий выпадет! Вот как младшую и среднюю школу закончите, пойдёте на общегосударственную жеребьёвку, а уж там - как Судьба решит. Кому-то выпадет Жребий быть полковником, кому-то генералом, а кому-то всего лишь дворником... Вот и пойдут вам учёбы - кому что выпало, тот на того и доучивается....
  
   - А если человек окажется неспособным к тому, на что выпадет Жребий?!...
  
   - Жребий только верхний предел определяет. Кто не справится - тому с чистой совестью сделают понижение по службе. Впрочем, и у них шанс останется когда-нибудь справиться и на своей должности по Жребию утвердиться. Вспомни нашего соседа, полковника от авиации, что к лётной работе негоден оказался. Три раза его понижали, два раза до хвостового КОУ, и один раз до авиамеханика; но он всё-таки настоял на своём, и в конце концов хоть под самую пенсию, но с положенной по Жребию должностью справился....
  
   - А что же делать человеку Талантливому, но невезучему?!... Который мог бы справиться даже с должностью министра, но по жребию приходится быть всего лишь курьером...
  
   - На Судьбу пенять! И утешаться тем, что в его ничтожестве не сам он виноват, а Судьба! Так же как и тем, что величие великих - не их заслуга, а Судьбы!
  
   Хорошо и приятно, внучек, жить в таком государстве, где люди чистосердечно считают, что никого нельзя обвинять ни в чём, кроме того, что человеку выпала такая Судьба, а не этакая... уж куда как лучше, чем в том, где считается, что это человек во всём виноват, а не абстрактная Судьба...
   Обрати внимание, как охотно и азартно граждане нашего государства, даже самые последние-распоследние, пользуются своим природным правом самосудной расправы с каждым, независимо от рода, народа и должности, кто начнёт им внушать, что во всех их Проблемах виновата вовсе не Судьба, а они сами...
  
   - Да, дедушка, это так...
  
  
  
  
  
  

Полицейское государство.

  
  
  
   Ещё в одном государстве сидела-распивала компания собутыльников, и все они были из безнадёжных простолюдинов. Тех самых, которые во все времена, во всех государствах и при всякой власти останутся таковыми. Никакая Карьера им заведомо не светит, хотя формально может быть и наоборот.
  
   И был между ними такой вот разговор:
  
   - Ох, бедные мы, несчастные! Шагу не можем ступить без того, чтобы на нас не обратили внимание Государственные Осведомители...
  
   - Да, ходят они повсюду, нашивками бахвалятся... Как же, Высшее Существо идёт, Государственный Осведомитель! И делает вид, что присматривается ко всем встречным-поперечным и прислушивается ко всем их разговорам... Извольте перед ним пресмыкаться, если вы добропорядочные граждане своего государства...
  
   - Осведомителям всё дозволено... в закусочных жрут от пуза и не платят, в распивочных пьют вволю, и тоже всё за казённый счёт...
  
   - Некоторые из них до девок и баб охочи, а попробуй какая, откажи ему! Сразу на карандаш попадёт! До того доходит, что портят девок на глазах их отцов, невест на глазах их женихов и кроют жён на глазах их мужей... И никто пикнуть не вправе!...
  
   - Ещё и кошмарно широко используют своё служебное положение для сведения личных счётов! И ничего не поделаешь...
  
   - Можно пойти и пожаловаться...
  
   - Можно! Тебе дадут стандартный пронумерованный бланк, почти уже заполненный, там нужно только галочки расставить... И твою жалобу гарантированно примут и подошьют. И будет она лежать в досье, пока данный Осведомитель на чём-то не погорит. Тут-то ему всё и припомнят!...
  
   - Погорают только глупые! У них же инструкция чёткая и однозначная - не мордовать, не воровать, не врать, не интриговать, не извращаться. И всё! Остальное им фактически дозволено...! Если не перегибают - всю жизнь осведомляют...
  
   - Да, это так, есть у них правило - не извращаться. Потому Осведомитель кончика не поднимет ни на твою задницу, ни на девку не его народа...
  
   - Слабое утешение...
  
   - Вот не понравится им человечек, они и осведомят: "Предположительно неблагонадёжен". И будет у человечка пункт в досье... Формально от этого самого "предположительно" ничего плохого, а фактически это "волчий билет" на всю жизнь...
  
   - А если так разобраться... Осведомители же только формально предназначены для того, чтобы уголовщину выслеживать и искоренять в зародыше!... А фактически совсем для другого...
  
   - Для чистки популяции от Прирождённых Уголовников! Потому им дозволяется и даже фактически поощряется такое поведение! Дабы поймать Прирождённых Уголовников на Осведомителей, как на живцов! Пока ещё чего не науголовили...
  
   - Вот мы и зажаты меж двух огней, с одной стороны государство с его Осведомителями, с другой - Уголовники... Бедные мы, несчастные, как нам не повезло...
  
   - А чем они от нас отличаются, и те, и другие?!... Уголовники от нас отличаются только тем, что у них хватает духа удовлетворять свои Вожделения уголовно наказуемыми методами, а у нас - не хватает! Иначе говоря, Уголовник скорее согласится сгнить в концлагере, чем всю жизнь жить на ничтожную зарплату и никогда не тратить ни одного лишнего медяка; а мы - наоборот, нам лучше сгнить на помойке, чем в тюрягу загреметь... А Осведомители от нас отличаются только тем, что им больше повезло, и больше ничем. Разве кто-то из нас, если бы был Осведомителем, поступал бы иначе?!...
  
   - Это понятно, что никто...
  
   - Всякий бы пил-жрал вволю и девок бы портил...
  
   - Вот то-то и оно!...
  
   - Иногда бывает, что Уголовники, поймав Осведомителя, завязывают его в мешок и топят в сортире... или разрезают ему пузо и сыплют внутрь перец...
  
   - Да, Осведомители в какой-то мере смертники...
  
   - И обеспечивают нас великолепными Зрелищами мучительных публичных казней пойманных Уголовников, с трансляцией их в прямом эфире...
  
   - Всё одно у нас, бедных, несчастных, выбор невелик - или страдать от произвола Осведомителей, или - от произвола Уголовников...
  
   - Осведомители для нас - меньшее зло! На них мы можем хотя бы пожаловаться! Да, наши жалобы вряд ли им повредят, но это хоть что-то... А против Уголовников мы не можем ничего, абсолютно ничего!...
  
   - Тем мы от них и отличаемся... У Уголовников хватает способности на Поступок - НЕ пресмыкаться перед Осведомителями, и даже поднять на них руку... А у нас - не хватает такой способности!...
  
   - Вот и всё отличие...
  
   - Потому мы и лояльные граждане! Как записано в Конституции, "лояльным гражданином может быть только тот, у кого не хватает силы характера поднять на Государственного Осведомителя даже голос, а у кого хватает - тот Прирождённый Уголовник, злейший враг лояльных граждан и должен быть уничтожен раньше, чем успеет содеять прочие злодейства..."
  
   - Вот для того их и используют - евгеника и селекция...
  
   - В другом государстве иначе... там всякому гражданину дозволено самостоятельно сопротивляться Уголовникам...
  
   - Во-первых, Осведомители есть и там, только что они тайные и потому не ходят с нашивками. Во-вторых, самостоятельно сопротивляться Уголовникам дозволено и нам, но разве у кого-то из нас хватит на это духа?!...
  
   - Да, разве спортзальный чемпион рукопашного многоборья сможет поднять на хилого и слабого Уголовника хотя бы взгляд?!.... И разве коллекционеру огнестрельного оружия хватит духа выстрелить в Уголовника, у него на глазах режущего его жену и насилующего его дочь?!...
  
   - Это понятно, что ни у кого не хватит... иначе зачем бы нам было нужно государство с его Осведомителями...
  
   - Потому Осведомители, которые от нас отличаются только тем, что их взяли на такие должности, а нас не взяли, для нас меньшее зло, чем Уголовники, которые от нас отличаются, как хищные тигры от безобидных котят...
  
   - Да, это так...
  
  
  
  
  

Солидарное государство.

  
  
  
   Ещё в одном государстве один из его граждан поехал в отпуск на берега тёплого моря. А когда приехал - пошёл не на загородный, "дикий", пляж, а на городской.
  
   На диком пляже не было ни закусочных, ни рюмочных, ни автоматов с газированной водой, ни, самое главное, ОСВОДа - организации спасения на воде. На городском пляже всё это было, но и вход на него был, в отличие от загородного, платный.
  
   А гражданин этот очень трезво оценивал свои Способности и потому имел в виду, что пловец из него плохонький - в любой момент может ногу судорогой свести. Вот потому и раскошелился на городской пляж, а на дикий идти не рискнул.
  
   И вот поплыл гражданин по морю, причём плыл строго по правилам - не заплывая за буи. Глядь - а возле буёв нет осводовской лодки со штатными спасателями. Непорядок! Поплыл к берегу...
  
   И вот тут у него ногу судорогой и свело! А на помощь звать некого - спасателей нет, непонятно почему...
  
   Мало ли по какой причине какие-то люди могут НЕ оказаться в рабочее время на рабочем месте... в данном случае это были осводовские спасатели...
  
   Гражданин испуганно продолжил плыть к берегу. С одной ногой.
  
   И тут - бац! - вторую ногу судорогой свело! Да так, что одна нога может слегка двигаться в тазобедренном суставе, а вторая и вовсе никак не может!
  
   Гражданину никогда ещё в жизни не было так страшно. Поплыл к берегу на одних руках, шарахаясь по пути от прочих купальщиков...
  
   Но самообладания он не потерял, и потому ора не поднял. Дабы, если уж погибнуть придётся, то сберечь хотя бы своё доброе имя...
  
   Если бы такое произошло с ним на диком пляже - там бы он, может быть, и согласился бы опозориться - и заорал бы: "Тону! Судорога! Спасите!"... Но орать такое на пляже городском, и тем самым предлагать окружающим выполнить чужую работу - это, с его точки зрения, было непростительной антигосударственной Крамолой! На городском пляже спасать - это работа осводовцев, а не случайных встречных-поперечных!
  
   И если бы поблизости от него был кто-то из хороших знакомых - его бы тоже позвал на помощь, потому как считал такое допустимым.
  
   Но вот напрягать своими проблемами случайно подвернувшихся и тем самым делать их Крайними - это гражданин допустимым не считал категорически!!!... Потому как согласен был хоть утонуть, лишь бы НЕ признавать, хотя бы и косвенно, чьего-то права сделать Крайним его самого...
  
   Гражданину повезло - доплыл до берега!
  
   Выполз на него на руках. Подполз к своей одежде. Подождал, пока судорога отпустит, да и пошёл по инстанциям - ругаться.
  
   Что ему сказали в администрации городского пляжа на вопрос "Почему не было спасателей?!..." - это осталось неизвестным.
  
   Но, чтобы это всё-таки сообразить, необходимо и достаточно вспомнить анекдот, имевший место быть в том государстве и притом считавшийся концентрированным выражением его Сути:
  
   "....Хорошему человеку предлагают стать директором солидного госучреждения. А он - отказывается! Спрашивают: "Почему отказываешься от такой престижной и хорошо оплачиваемой должности?!..."
   Отвечает -
   "Потому, что я не мерзавец! И на такую работу не пойду! Что я, не знаю, каково в нашем государстве быть директором?!... Да только сволочь последняя с такой должностью справится, а порядочный гражданин или не пойдёт на неё, или долго на ней не продержится!..."
   У него спрашивают: "И чем же эта должность сволочная?!..."
   Отвечает -
   "Тем, что заставляют над подчинёнными Издеваться!!! То есть - принуждать их вкалывать не только за себя, но и "за того парня"! Вот только заступит администратор на директорскую должность, как сразу прилетят ему разнарядки от большого начальства: "Людей давай!!! Столько-то человек сними с основной работы и пошли на прополочную, столько-то человек пошли на уборочную, столько-то человек пошли на работу с подшефными организациями, столько-то человек пошли на благоустройство территории, столько-то человек пошли на работу с трудновоспитуемыми подростками, столько-то человек пошли на спортивные соревнования, столько-то человек пошли на конкурс художественной самодеятельности, столько-то человек пошли на курсы повышения квалификации, столько-то человек пошли на профсоюзный слёт, а с теми, что останутся - изволь дать план в срок!..."..."
  
   Этот анекдот достаточно хорошо намекает, почему спасателей не было в рабочее время на рабочем месте. Впрочем, справедливости ради, нужно упомянуть и то, что их могло не быть совсем по другой причине - должность эта в том государстве могла столь ничтожно оплачиваться, что не находилось желающих на неё заступать...
  
   Так что гражданин пошёл скандалить "повыше" - в городскую администрацию. Там ему повезло появиться в нужное время в нужном месте - его приняли городской голова, правоохранительный начальник, городской прокурор (или как там они у них назывались) и столичный представитель. Вот он сразу всем четверым и рассказал, как он чуть не утонул на городском (!) пляже, потому как не было там положенных по штату спасателей.
  
   И вот тут высокие чиновники, причём находившиеся при исполнении, его и спросили:
  
   - А почему вы у других купальщиков помощи не попросили?!...
  
   Гражданину перво-наперво захотелось встать в позу оскорблённой невинности и вопросить что-то типа: "А что им за дело до моих проблем?!... У них, небось, своих по горло...", или: "А кто я такой, чтобы людьми командовать?!... Я - человек маленький...", или: "А они мне кто, родственники или знакомые, чтобы моими проблемами напрягаться?!..."
  
   Но гражданин не успел произнести это вслух.
  
   Он понял, что если государственные чиновники немалого ранга, причём при исполнении, на полном серьёзе задают ему, гражданину, такой вопрос, то государство это ему чужое, и притом очень враждебное...
  
   А о чём человеку можно разговаривать с высокими чиновниками очень враждебного ему государства?!....
  
  
  
  

Безпримаковское государство.

  
  
  
   Ещё в одном государстве приключилась такая история, типичная для его специфики:
  
   Жила-была самая обыкновенная деревня. А может быть, это был рабочий посёлок или квартал в большом городе.
  
   Во все времена и при всех властях там так было, что иногда парнишки женились на подружках из своей деревни (посёлка, квартала), а иногда приводили невест из других деревень (посёлков, кварталов).
   Но никогда не было такого, чтобы парни уходили в примаки - жить в семьи своих жён; или чтобы девки брали к себе примаков, то есть парней из других деревень (посёлков, кварталов).
  
   Исключение - если уходили во вновь создаваемые на целине деревни (посёлки, кварталы новостроек). Там всё сообщество начиналось с полных нолей; но, во-первых, и там никто не соглашался жить в одном жилье с тёщей, а во-вторых, и там быстро (за одно поколение) всё приходило в обычную норму. Так что это исключение только подтверждало правило...
  
   Также - мужья с пониманием относились к нежеланию жён жить под одной крышей со свекрухой, и потому при малейшей возможности сразу же отделялись от родителей. Одинокие, впрочем, тоже отделялись. В рамках своего поселения, но отделялись. По принципу: "Способен жить самостоятельно - изволь не напрягать старичьё своими Проблемами!...".
  
   Вот так и жили.
  
   И вдруг - началась война, навроде нашей ВОВ!
   Все мужчины пошли воевать. Которые по возрасту подошли - те в регулярные подразделения, а которые для этого были слишком малые или старые - те в иррегуляры, то бишь в партизаны.
  
   Война закончилась - на всю деревню (посёлок, квартал) вернулся только один солдатик...
  
   Сначала девки из-за него чуть не перессорились.
   Но уже к вечеру первого дня они договорились между собой полюбовно.
   Что солдатик женится на одной, но и остальных своим интим-вниманием не обделит.
  
   Солдатик согласился, женился на самой красивой (он за ней ещё до войны ухлёстывал, а она на него, такого невзрачного, и не смотрела), но и остальных не обделил - всех перебрюхатил, и не по одному разу, а по столько, сколько те захотели.
   Деревня (посёлок, квартал) не вымерла.
  
   А в некоторых соседних деревнях (посёлках, кварталах) вовсе никто не вернулся.
   Там население вымерло - кроме тех девок, что ухитрились найти себе парней в других местах и уйти к ним.
  
   Но взять примака - никому просто не пришло в голову!...
  
   Позволить себя обрюхатить чужому - тем более...
  
  
  
  

Инфернальное государство.

  
  
  
   Ещё в одном государстве тоже сидела-распивала компания собутыльников, и все они были из безнадёжных простолюдинов, тех самых, которые ни о какой такой Карьере даже мечтать не могли. Более того, все они прекрасно понимали, что если им будет сопутствовать Удача, насколько она в принципе может им сопутствовать, то они всю жизнь будут самыми низкооплачиваемыми из имеющих постоянную работу; а если им НЕ будет сопутствовать Удача - тогда они всю жизнь будут самыми низкооплачиваемыми из претендующих иметь постоянную работу.
  
   Иначе говоря, все они были типичнейшие "сходи-принеси-подай-пшёл вон". Про таких людей в том государстве был вот такой анекдот:
  
   "...Собрались на собрании работников предприятия одного такого пропесочить. Дали слово самому лучшему работнику. Он и выдал речь:
   "У этого человечка есть один жуткий недостаток, но он отчасти компенсируется одним его весьма немалым достоинством.
   Недостаток состоит в том, что человечек этот глуп, бездарен и потому принципиально необучаем. Как следствие - работник никудышный. Всё, что он может, это "сходи-принеси подай", да и то, пошлёшь за болтом, приносит гайку; где ж ему отличить одно от другого... А если к работе поумнее приставить - то всё, что он делает, в лучшем случае приходится переделывать, а в худшем случае просто выбрасывать в брак!
   А достоинство его в том, что он лентяй, каких мало; а потому, если говорить по совести, почти ничего после него переделывать не приходится. Толку с него, правда, как с козла молока, зато вреда, однако, тоже никакого...
   Но страшно даже представить, что было бы, если бы такой тип работал бы по-стахановски...."
  
   Вот такие люди сидели-распивали в своей компании. И был между ними такой вот разговор:
  
   - Как несправедливо устроен мир! Кто-то наслаждается жизнью во всех её проявлениях, а кто-то вынужден радоваться возможности подобрать чужие объедки и обноски...
  
   - Да, кто-то жрёт деликатесы и хлещет коньяк, а кому-то не хватает даже на вчерашний хлеб и дешёвый портвейн...
  
   - А кто виноват, что мы оказались не элитой, а быдлом?!...
  
   - А виноваты во всех наших проблемах те, кто на полном серьёзе считает, что мы сами во всём виноваты!
  
   - Точнее говоря, те, которые рассуждают так: "Если ты не дурак, то делай свою Карьеру и потом наслаждайся жизнью, а если ты дурак, то сиди и не вякай, быдло!..."
  
   - Не совсем так.... Если так рассуждают элитарии, то это Естественно. Не плохо и не хорошо, а Естественно. А если так рассуждают вовсе не элитарии, а такие же ничтожества, как мы - то это Противоестественно! Тоже не плохо и не хорошо, а - Противоестественно...
  
   - Ну какая может быть нам Карьера?!... Образовательный ценз не оставляет нам никакого шанса. Он для нас - как печи Освенцима...
  
  -- Вот если бы ценз был не образовательным, а дембельским, тогда да, и мы бы шанс имели...
  
  -- Бывают такие люди, которые согласны даже быть расстрелянными за растрату государственных денег в особо крупных размерах, лишь бы им было дозволено сначала эту самую растрату содеять, а потом хоть к стенке... Вот и я бы согласен к стенке встать, лишь бы мне было дозволено хотя бы год просидеть на престижной должности... ну, хотя бы простого завлаба в столичном НИИ... на худой конец и на заштатный НИИ согласился бы... но не дадут мне такой должности, вот в чём Беда!
  
  -- А и назначили бы тебя завлабом - разве бы ты смог им быть?!... Ты же штукалку от кувыкалки не отличишь... как и все мы...
  
  -- Но я же согласен встать к стенке за несоответствие, что же им ещё от меня нужно?!....
  
   - Да, нам в нашем государстве не повезло... Единственная наша надежда - что появится такой внешний завоеватель, к которому мы смогли бы пойти в полицаи и своими руками потрошить наших элитариев...
  
   - Ха, такой завоеватель потом и нас выпотрошит...
  
   - На это можно заранее согласиться, что мы будем убиты последними! Потому как всё одно мы не живём, а гниём. Лишь бы перед этим нам будет дозволено за всё оторваться... Ух, с каким восторгом я бы элитариям живьём кожу сдирал и солью сыпал!
  
   - А я - не столь самим элитариям, сколь их подстилкам и ублюдкам номенклатурным...
  
   - А я элитариям мог бы всё простить - но при условии, чтобы они мне дозволили подобным образом засадировать предателей из своих рядов, то есть таких же жалких и ничтожных людишек, как мы; но которые, в отличие от нас, находят это в порядке вещей - что элитарию элитное, а быдлу люмпенское... И ещё тех, которые считают, что таков их Крест, который им должно нести... и тех, которые говорят иначе - такова их Карма, которую им должно отстрадать...
  
   - Размечтался, глупенький... Скорее уж и вправду внешний завоеватель найдётся, чем своя элита такое позволит. Потому как тебе дай волю - сначала крестоносителей на крестах распнёшь, а потом и элитариев туда же захочешь...
  
   - А вот интересно... С точки зрения элитариев, как мы называемся?!...
  
   - А с точки зрения этой сволочи, мы называемся - бесталанные бездари, неспособные быть талантливыми, завидующие чужим Талантам и потому алчущие крови талантливых, дабы отомстить им за все свои нули...
  
   - Кто как, а я действительно завидую, чернейшей завистью, но вовсе не талантливым, а - антиталантливым! И их да, из зависти я бы тупым ножом на куски резал.... живьём!
  
   - А что это такое - антиталант?!...
  
   - Это талант быть успешным и везучим Паразитом! Который всю жизнь жрёт, пьёт, портит красивых девок и - не работает! Не работает!!!... Дураки за него работают, которые те самые крестоносители-кармострадатели! Или быдло вроде нас, у которого выбора другого нет...
  
   - Если так рассуждать, то все элитарии получаются не талантливыми, а антиталантливыми...
  
   - Чёрт бы их всех побрал!
  
  
  
  
  
  

Криптократическое государство.

  
  
  
   В этом государстве было какое-то формальное правительство. Может быть, это была династия монархов; может быть, выборное представительство; может быть, много- или однопартийная партократия, а может быть, даже какая-нибудь теократия. Формально это правительство и правило государством - но только формально!
  
   Фактически же вся реальная власть в государстве принадлежала криптократам. И потому ни один из формальных начальников, вплоть до формально самого главного в государстве, никогда не принимал никакого решения, не посоветовавшись с криптократами через средства связи.
  
   И никто в государстве, кроме самих криптократов, не знал, кто из граждан - криптократ; как и того - а что у криптократов на уме...
  
   У каждого достаточно большого администратора в этом государстве стояло в кабинете средство связи с криптократами - по которому те передавали свои решения, подлежащие несомненному исполнению.
   Ежели в формальном правительстве рассматривался какой-нибудь вопрос - например, о перевооружении танковых войск на новые модели бронетехники или о необходимости прокопки канала от одной реки до другой - то формальное правительство предлагало несколько вариантов решения этого вопроса, а потом криптократы утверждали один из них - и это решение принималось к исполнению. А иногда и вовсе решение криптократов не совпадало ни с одним из предлагаемых вариантов - но всё одно исполнять надлежало его...
   На более низких уровнях принятие решений было таким же. Формальные предлагают варианты, тайные утверждают один из них - или предлагают свой.
  
   Абсолютное большинство жителей государства не могло понять - а почему формальное правительство не пошлёт криптократов далеко и надолго и не возьмёт реальную власть?!...
   Чем криптократы принуждают формальную власть к сверхбеспрекословному повиновению?!...
   Если последнее слово в принятии решений всегда остаётся за криптократами - то зачем им нужно, чтобы решения предварительно прорабатывались в формальной администрации, они же могут не усложнять и просто отдать приказ?!...
   А также и - ежели криптократы столь могущественны, что формальное правительство перед ними бессильно, то почему же они остаются тайными и не возьмут явную власть?!...
   Почему они хотя бы не разъяснят массам, что же им, в сущности, нужно, и куда они ведут народ и государство?!...
  
   Известно было только то, что криптократы живут среди простолюдинов, внешне никак из них не выделяясь, но - каким-то образом правят формальными правителями...
  
   И был там такой анекдот: "Где присутствуют от двух и более граждан - там присутствует и подозрение, что кто-то из них - криптократ..."
  
   А был в том государстве и такой закон, по которому надлежало казнить публично и мучительно всякого, кто начинал интересоваться, а не криптократ ли какой-нибудь конкретный человек.
   Но вот исполнение этого закона было очень своеобразно - в отношении людей мало-мальски состоявшихся, вошедших в формальную элиту государства, можно было рассуждать сколько угодно, не криптократы ли они, и никаких последствий это не несло. Потому даже артисты-комики могли учудить на эстраде или в прямом эфире хохму на тему "А не криптократ ли наш министр такой-то?!..." - и ничего им за это не бывало. Однако же если хоть кто-то в государстве начинал подозревать криптократа в каком-нибудь весьма далёком от формальной элиты гражданине - то незамедлительно попадал на эшафот, как политически неблагонадёжный, как враг Криптократии!
   Был там такой типичный случай, когда в каком-то коллективе долго ходил слух, что генеральный директор соседнего комплекса заводов - криптократ, и никому ничего за это не было. Но как только в том коллективе пошёл слух, что кто-то из подсобных работников какой-то там захудалой овощебазы - криптократ, то быстренько понаехали лягаши (или как там они у них назывались), похватали всех подозреваемых, да и устроили им всем допрос с детекторами лжи и едва ли не с дыбой. А может быть, и с дыбой. И всех, уличённых в распространении этого слуха казнили мучительно и публично, с трансляцией этого в прямом эфире!
  
   Все в государстве знали, что вся реальная власть - у криптократов; каждый втихаря подозревал каждого, что он криптократ; но никто, кроме самих криптократов, не знал, кто такие криптократы...
  
   Вот так!
  
  
  
  

Патерналистическое государство.

  
  
  
   В таковом тоже как-то собралась компания собутыльников, и решили они выпить-закусить по случаю юбилея правителя того государства.
   (Осталось неизвестным, как назывался его титул - царь, тиран, генсек, монарх или даже анарх - но если исходить только из Сути того государства, то правителю его должно было зваться Попечителем и никак не иначе.)
   И был на том пиру провозглашён тост, великолепно показывающий всю Суть этого государства:
  
   - Мы все радостно празднуем юбилей нашего Попечителя и желаем ему прожить ещё не менее того! Ведь мы же все верные и вернейшие сподвижники нашего Попечителя!
   Конечно, мы никогда не забываем, что если кто-то другой сможет и притом захочет позаботиться о нас лучше, чем наш Попечитель - то мы сразу же перебежим к нему и никакая такая химера, именуемая совестью, нас не остановит. Потому как каждый из нас чистосердечно - разве не так? - считает себя единственным и естественным центром Мироздания, вокруг которого обязана крутиться вся остальная Вселенная.
   Но из этого, разумеется, вовсе не следует, что мы намерены предать нашего Попечителя - а следует как раз наоборот, что мы оказываемся черезвычайно и сверхчерезвычайно верными его героями!
   Потому как - этого у нас не отнять - мы трезво, очень трезво оцениваем ситуацию и прекрасно понимаем, что никто во Вселенной не сможет, даже если очень-очень захочет, позаботится о нас лучше нашего Попечителя и нашего государства! И даже сообразить, что же нам для Счастья нужно - тоже никто не сможет, кроме нашего Попечителя!
  
   А что же нам для счастья нужно?!....
  
   А нужен нам такой порядок в государстве, при котором лояльным гражданином считается тот, кто не покушается на государственную монополию осчастливливания лояльного гражданина! А тот, который наоборот, считает, что всякий человек - это кузнец своей Судьбы и потому своё счастье всякому человеку должно делать своими руками - считается вором, покушающимся на чужое!
   Разумеется, если бы мы были из тех, кто по своим Способностям достаточно состоятелен, чтобы своей деятельностью какое-никакое счастье, но для себя, любимого, содеять - мы бы рассуждали иначе. Но мы же трезво, очень трезво оцениваем свои Способности и потому прекрасно понимаем, что без системы государственного патернализма нам не жить! Подобно тому, как аквариумным обитателям не жить без своего аквариумиста... Своего, не чужого!
  
   А потому - за здравие нашего Попечителя.... выпьем!!!...
  
   - Выпьем!!!...
  
  
  
  
  

Статистическое государство.

  
  
  
   У человека начался отпуск, человек собрался ехать на курорт.
  
   Взял чемодан и пошёл к остановке трамвая. Пришёл, глядь - на остановке стоят трое, все в форме научников.
   Обыкновенный житель этого государства не обратил бы особого внимания на подробности, но этот человек был профессиональным статистиком с немалым стажем. И потому - он своим намётанным взглядом сразу скользнул по цвету униформы, по их петлицам и нашивкам. И профессионально определил, что все трое - машиностроители, один из них ещё студент, всего-то закончивший первый курс, а уже в научной работе; второй - аспирант, имеющий уже публикации; а третий - доцент с немалым стажем и уймой авторских свидетельств. Ещё и униформа - у студента самая обыкновенная, у аспиранта ушитая и подшитая, а у доцента и вовсе от униформы только материя, а сшито на заказ с весьма вольным толкованием стандарта мундира. Бывает...
  
   Подъехал трамвай, ведомый трамвайщиком в должной униформе. Человек сразу заметил, по его петлицам и нашивкам, что стаж немалый. Вошёл в трамвай, сел - поехали!
  
   Человек едет на трамвае к вокзалу, а рядом с ним едет другой, в мундире работника пищепрома, с петлицами директора общепитовской столовой, а по нашивкам понятно, что начинал подсобным работником, потом был направлен в кулинарное училище, после которого много лет работал поваром, пока не был переведён на административную работу.
  
   Выглянул в окно, увидел на тротуаре нескольких военных. Подумал, что уж кто лучше всех в государстве устроились - так это военные, потому как всё у них чётко и однозначно, всякий курсант прекрасно знает, в каком году и даже в каком месяце он станет лейтенантом, в каком - майором, а в каком - полковником. Как подойдёт стаж - так подоспеет и звание....
  
   Доехали до вокзала, человек вышел из трамвая и пошёл к перрону...
  
  
  
  
  
  

Девичье государство.

  
  
  
   В нашем мире так бывает, что если бы родители могли выбирать пол их будущего, но ещё не зачатого ребёнка - они во все времена и во всех государствах скорее всего предпочли бы парнишку.
   Иногда в некоторые времена и в некоторых государствах доходило и до того, что новорождённых подружек убивали, выбрасывали или продавали, а новорождённых парнишек - крали, подбирали или покупали, и выдавали за своих...
   А в гареме старшей женой делали мамашу первого сына. Но - не первой дочери!
  
   Да и в более мягком случае, то есть в государствах нашего современного мира - если у какой-то мамаши родится дочка, то многие родственники/знакомые упрекают её: "Что ж ты не постаралась, сына не родила?!..."
  
   А в Девичьем государстве - наоборот!...
  
   Если бы туда попал кто-то из нашего мира, то был бы весьма удивлён этим самым наоборот.
   А если он спросит туземцев, почему же у них такие мнения, что лучше иметь дочурку, чем сынишку - те будут долго смеяться от такого глупого вопроса.
   А потом посмотрят на нашего как на безнадёжного идиота и начнут ему объяснять:
  
   - Знаешь ли ты, дурачок, что дети иногда гибнут раньше родителей, и это им очень не нравится?!...
   Парнишке предстоит со временем отбытие воинских повинностей, а там иногда гибнут даже в мирное время...
   Впрочем, до призывного возраста ещё дожить нужно!... У девчонки шансов погибнуть молодой весьма не мало, хотя бы от обыкновенных педофилов или насильников; но вот у парнишки шансов не дожить до призывного возраста куда как больше! Да и в возрасте постарше шанс погибнуть у парнишки куда как больше, чем у подружки, и даже в возрасте намного постарше - у старого хрыча шансов погибнуть премного поболее, чем у старой хрычовки!
  
   - Понимаешь ли ты, дурачок, что растить детей - это давать в долг под сомнительные надежды, что когда они вырастут, смогут со своих доходов подкормить постаревших родителей?!...
   Парнишка, если ему повезёт, сможет заработать много больше, чем целая сотня подружек, но вот Проблема - повезёт ли ему?!.... Если не повезёт - то он вовсе ничего не заработает и на всю жизнь останется у своих родителей дармовым объедалой.... А подружка - хоть какую-то работу, но найдёт несомненно, и подкормка с неё будет хоть небольшая, но гарантированная!
  
   - А соображаешь ли ты, дурачок, что дети иногда выкидывают старичьё из жилья?!...
   Причём вовсе не потому, что такие-сякие злодеи, а потому, что иначе не смогут прожить свои жизни в своё удовольствие! А если потомок - сын, то он куда как более вероятно захочет выкинуть своих старикашек в дом престарелых (а то и вовсе на улицу), чем дочка - той интереснее выкинуть старичьё своего мужа.....
  
   - А понимаешь ли ты, дурачок, что людям естественно внуков любить больше, чем детей?!... Дети - они враги, а внуки - враги врагов.... Сын, если ему повезёт, сможет наплодить и сотню, и тысячу внуков, но вот повезёт ли ему?!... А если не повезёт - то вовсе никаких внуков от него не будет! А дочь - хоть нескольких, хоть одного - но родит!
  
   (Всё это, разумеется, кроме случаев с упавшим на голову балконом, гибелью от землетрясения/наводнения, или с бесплодием по причине пищевого отравления, но от такого никто не гарантирован.)
  
   Вот так!
  
  
  
  
  

Государство военной Традиции.

  
  
  
   В этом государстве считалось почётным и уважаемым ношение оружия. Такова была Традиция его жителей - что ходить порядочному человеку без оружия так же срамно и постыдно, как без штанов.
   И потому редко когда какой-то гражданин где-то ходил безоружным - у каждого на ремне висела кобура с пистолетом/револьвером, да ещё и что-нибудь из холодного - хотя бы кинжал или шпага. А кто хотел пофрантить, те носили ещё и пистолет-пулемёт на боку, или карабин на плече, или меч на перевязи, или пару-тройку гранат за поясом.
  
   Кто побогаче - те носили оружие, сделанное по спецзаказу, если это меч, кинжал или шпага - то украшенные филигранью и инкрустациями, если это огнестрельное - то тоже с филигранью, а пистолеты ещё и в изукрашенных кобурах.
   А кто был не только побогаче, но и пофрантоватее и потому хотел покрасоваться перед встречными и поперечными - те носили оружие, изготовленное по антикварным образцам или стилизованное под антиквариат. А если кто оказывался ещё и настоящим ценителем старины - те ходили и с настоящим антиквариатом, или с оружием, сделанным по очень-очень антикварным образцам. Кто-то с кремнёвым пистолетом, кто-то с колесцовым, а кто-то и с фитильным. И с каким-нибудь бронзовым мечом, точной копией найденного в очень древнем раскопе времён затёртого тысячелетия тому назад...
   Ну, а кто победнее - те довольствовались абы каким оружием, лишь бы оно было. Кто-то покупал продаваемое по цене металлолома подержанное армейское оружие, типа пистолетов/револьверов образцов прошлых десятилетий/столетий, а кто-то изготовлял его сам - в специальных мастерских за очень небольшую плату желающим предоставлялись станки и заготовки. Оригиналы так изготовляли даже изящные обрезы из охотничьих двустволок!
  
   Женщины, между прочим, там от мужчин не отставали - хотя им ходить без оружия не считалось таким уж откровенным срамом, как мужчинам, но - ненамного меньшим срамом! И потому дамы там редко выходили на люди без дамского пистолетика и дамского кинжальчика; а вообще-то классическим дамским оружием считался там стилет.
  
   Дети ходили с игрушечным оружием, типа пластмассовых мечей и пружинных пистолетов, стреляющих резиновыми шариками. И много рассуждали, с каким оружием они будут ходить, когда вырастут!
  
   Ну, а у каких граждан хватало не только денег, но и связей, те не только ходили с позолоченными шпагами, но и разъезжали на боевой технике. Кто-то на танке столетнего возраста, кто-то на бронетранспортёре, прослужившем в армии полвека и списанным по причине перевооружения, а кто-то и на современнейшей модели боевой техники.
  
   Причём граждан и правителей того государства ничуть не смущал тот факт, что пользоваться этим оружием умело где-то от 4 до 20 процентов его гражданских жителей (а поточнее - это смотря как подсчитывать и смотря что считать умением). А остальные не только отродясь из своего оружия не стреляли, но и даже не интересовались, как это делается. И уж тем более не умели своё оружие разбирать, чистить и смазывать.
   Потому очень часто бывало так, что ходит человек с каким-нибудь престижнейшим экземпляром пистолета-карабина, тем самым, который носится в кобуре-прикладе; да ещё и не соглашается его продать ни за какие деньги, ссылаясь на то, что с этим антиквариатом ещё прадед его ходил. А как нарывается на специалиста, тот сразу же определяет, что этот самый пистолет-карабин от отсутствия за ним всякого ухода давным-давно уже не только насквозь прокорродировал, но ещё и к кобуре приржавел...
   Или так, что ездит человек на антикварном танке, да ещё и бахвалится, что может ездить и на гусеницах, и на колёсах; а как специалист глянет - так и оказывается, что пушка вместе с обоими пулемётами (спаренным и зенитным) до того проржавели, что и стрелять давно уже не могут, и ремонту не подлежат, и боезапас к ним тоже давно уже в таком состоянии, что стрелять им - это скорее всего получить взрыв снаряда при выстреле.
   И с холодным оружием бывало так же - что ходит человек с рапирой, давным-давно приржавевшей к ножнам, или с дорогущим антикварным фламбергом, с которым умеет встать всего-то в одну или две фехтовальные позы, да и в те только теоретически.
  
   Всплывает вопрос - а почему же всё это безобразие не смущало граждан и правительство?... Да потому, что в том государстве все так полагали, что воевать - это работа профессиональных военных, а остальным необходимо и достаточно блюсти Традицию! Потому что народ - это его Традиции, пока они сохраняются и соблюдаются, да не из-под палки, а добровольно и чистосердечно. А изменить народу Традиции - это всё равно, что истребить народ и освобождённое пространство заселить другим.
  
   Вооружённые Силы в том государстве были как раз профессиональными и очень хорошо подготовленными; попасть туда было очень престижно и уважаемо, но далеко не всякому удавалось - чтобы стать военным, нужно было сначала родиться с определёнными способностями; потом достаточно хорошо повращаться в околовоенной среде; а потом и пройти многолетнюю и очень основательную подготовку. Причём она делалась ещё и с изрядным запасом - чтобы в случае чего всякий боец мог справиться с должностью комода, комвзвода и даже комроты, комбат - с должностью комполка, комбрига и даже комдива, а комдив - с должностью комкора и даже командарма.
   А невоенные жители иногда призывались на недолговечные военные сборы - предназначенные для того, чтобы научить их хоть чему-то, проверить их природные способности, да заодно и дать возможность это самое повращаться в околовоенной среде - а ну как кто-то в ней приживётся и пойдёт учиться на профессионального военного...
  
   Но все они - всегда ходили при оружии! Даже те, которые были принципиально миролюбивы и неагрессивны. Потому что прежде всего - Традиция!
  
  
  
  
  
  

Государство амазонок.

  
  
  
   В этом государстве как-то приключился такой случай, прекрасно иллюстрирующий всю Суть как государства, так и населяющего его народа.
  
   К какому-то гражданину этого государства сначала напросилась в гости, а потом и пришла гражданка, красотой на твёрдые 4 балла.
   Разделась в его присутствии, предъявила ему великолепную фигуру профессиональной фехтовальщицы; из тех, что побеждают не силой, а ловкостью и быстротой реакции. И сказала ему:
  
   - Я люблю тебя. Я не могу без тебя. Возьми меня...
  
   Однако же гражданин был лояльным, законы своего государства соблюдал и ничего противозаконного даже в намёке не совершал. И потому он ответил:
  
   - Как же я тебя возьму, если у тебя законный муж и два любовника?!...
  
   У этой гражданки действительно был законный муж, за которого она пошла ради престижного (с её точки зрения) статуса замужней женщины. И два любовника; одного она держала для любви, второго - чтобы было о ком заботиться.
   Но вот гражданин, напомнив ей об этом - влип! Лучше бы он ей сказал, что она не в его вкусе...
   А так она тут же ему ответила:
  
   - Вот как?!... Тогда ловлю тебя на слове!...
  
   И через некоторое время пришла к нему с мешком, из которого высыпала к его ногам три отрезанные головы - мужа и любовников. И сказала:
  
   - Головы я принесла тебе, а падаль выбросила на помойку, псам на съедение! Теперь ты мой!...
  
   Гражданин, понимая, что всё по закону и ему некуда деваться, мог только потрепыхаться. И потому он спросил:
  
   - А когда настанет моя очередь?!...
  
   Но гражданка его успокоила:
  
   - Была бы я моложе восемнадцати, я бы сказала: "Не беспокойся, это будет не скоро!..." Но мне уже скоро двадцать! А потому - твоя очередь не настанет никогда!...
  
   Гражданин бросил последний козырь:
  
   - Но ты же не мне досталось девственницей!....
  
   Гражданка его тут же прихлопнула:
  
   - Для нас, чайлдфри, это не существенно...
  
   Гражданину больше нечем было возразить...
  
  
  
  
  

Государство золотых рантье.

  
  
   В этом государстве была такая категория жителей - золотые рантье; и было их весьма немало.
  
   У каждого золотого рантье был каменный дом с большими подвалами, в которых было много золота и серебра, в слитках, монетах и изделиях. И достались эти сокровища от далёких предков, много столетий назад где-то как-то их добывших.
   Все золотые рантье могли жить на проедании этих наследственных сокровищ, и все они тратили их очень бережливо - примерно по сто грамм золота в год. И рассуждали так, что этих сокровищ уже хватило на много поколений их предков и должно хватить на много поколений их потомков.
  
   Уровень потребления на сто грамм золота в год был в том государстве примерно подобен тому самому классическому советскому уровню благосостояния, который был на 120 рублей на руки на едока в месяц в ценах 1953 года с учётом реформы-1961. Как про этот уровень говорили: "На столовку хватает всегда, на ресторан только иногда, а на престижный ресторан - никогда; на абы какую одежду хватает всегда, на модную - только иногда, на модную и престижную - никогда; на трамвай хватает всегда, на такси только иногда, на свой автомобиль - никогда."...
   Иначе говоря, этот уровень потребления соответствовал тому, про который в царские времена говорили: "Мясо в щах имеют каждый день, а вот осетринку-стерлядку - только по большим праздникам."...
  
   Если кто-то из золотых рантье умирал, то его дом с подвалами не подлежал дележу, всё целиком отходило тому из наследников, который, по мнению правительства того государства, был наиболее предрасположен вести бережливую жизнь золотого рантье. А остальным предлагалось работать и зарабатывать! Нужно же кому-то работать, чтобы золотые рантье могли бездельничать, хотя бы и за золото...
  
   А если кто-то из золотых рантье портился и начинал проматывать сокровища легко и безалаберно, то власти государства решали, что человек недостоин своего дома с золотыми подвалами - отбирали их у кутилы и передавали тому из его родни, который опять-таки был более других своих родственников предрасположен вести бережливую жизнь истинного золотого рантье.
   Иногда бывало и такое, что подходящих близких родственников не находилось, тогда домом с золотым подвалом бывал осчастливлен тот, кого у нас называют "десятиюродный забор двадцатиюродному плетню".
  
   А бывало там и такое, что некоторые золотые рантье ещё и работали. И жили на заработки, сберегая сокровища. Самые удачливые исхитрялись даже добавлять к нему золото и серебро со своего заработка...
  
   Вот так и жили...
  
  
  
  

Афористическое государство.

  
  
  
   Ехал в этом государстве человек по городу в общественном транспорте. Какой там был общественный транспорт, конка, трамвай, троллейбус, автобус, или даже какой-нибудь подвесной монорельс на гравиторном ходу - это суть не важно. Главное то, что он там был и человек на нём ехал, глядя в окна на городские пейзажи.
  
   И проезжал этот транспорт мимо широкой и высокой стены. Если бы в этом государстве имел бы место быть культ личности, то на такой стене уж несомненно висел бы или портрет вождя, или лозунг типа: "Под знаменем великого вождя - вперёд, к великим победам!".
   А если бы в этом государстве имел бы место быть культ наличности, то такая стена никак не избежала бы размещения на ней рекламы типа: "Соса-соеа", "Соснас самус" или "Страус Леви".
   А если бы в том государстве имел бы место быть культ эстрадности или тетральности, то на такой стене висели бы не рекламы, а афиши, типа: "Тхе беатлес" или "Унесённые негром".
  
   Но это государство было совсем другим! И потому на стене присутствовала надпись, огромная и притом каллиграфически изящная: "Вероятность получения желаемого результата находится в обратной зависимости от силы желания".
   А на стене напротив надпись была такова: "Событие, которое непременно должно произойти, не происходит, если за этим специально наблюдают".
  
   Транспорт едет дальше, человек смотрит в окна. Проезжает мимо военного учреждения; не то воинской части, не то военного училища, а не то и министерства обороны. И возле него видит следующую надпись, огромную и изящную:
  
   "Каждый новобранец мечтает стать маршалом...
   Каждый курсант мечтает стать генералом...
   Каждый лейтенант мечтает стать полковником...
   Каждый капитан мечтает стать майором...
   Каждый майор мечтает уйти на пенсию..."
  
   Едет дальше. Проезжает мимо пищевого заведения - не то столовки, не то ресторана, не то ещё какой-нибудь блинной или пирожковой. А возле него - надпись на большом щите: "Человек есть то, что он ест!".
   Напротив - ещё одна надпись: "Голод -- не тётка. Голод -- дядька. Причём дядька очень злой!".
  
   А когда проезжает мимо рюмочной, куда ходят не есть, а пить, видит надпись: "Пьянство не порождает пороков, оно их обнаруживает!".
  
   Едет мимо парка, где удобно устраивать свидания. И возле входа в парк видит надпись:
  
   "Умный мужчина + умная женщина = роман.
   Умный мужчина + глупая женщина = приключение.
   Глупый мужчина + умная женщина = брак.
   Глупый мужчина + глупая женщина = байстрюк."
  
   А напротив неё расположена другая надпись:
  
   "Глупый мужчина + глупая женщина = мать-героиня.
   Умный мужчина + глупая женщина = мать-одноночка.
   Глупый мужчина + умная женщина = обычный брак.
   Умный мужчина + умная женщина = гражданское сожительство."
  
   А когда едет мимо загса, видит надпись: "Белому господину позволительно жениться на белой служанке, но не позволительно жениться на чёрной принцессе".
  
   Едет дальше. Проезжает мимо не то театра, не то кинотеатра. А на верху его светится изящная надпись: "Если известную актрису больше не называют шлюхой - значит, она теряет популярность!"
  
   Проезжает мимо морга. А на нём написано: "Смерть не дурацкой никогда не бывает, если только покойнику не за девяносто лет".
  
   Едет мимо клуба любителей собак. А клуб украшен надписью: "Чёрного кобеля не отмоешь добела!".
  
   Проезжает мимо остановки общественного транспорта. А там, поскольку нашлась подходящая стена, то на ней написано: "Мир подобен автобусу - кто не сидит в кресле, того трясёт на каждом ухабе!".
  
   Едет мимо роддома. И видит надпись: "И рождаясь, и живя, и умирая - человек делает кому-то больно".
  
   Проезжает мимо салона красоты. А там надпись на стене: "Красота - это Высшее Достоинство всего существующего".
   А на стене напротив написано: "Бледность - честь. А загар и у негра есть!"...
  
   Едет мимо игорного заведения. А на нём написано: "Кто согласился играть по чужим Правилам - тот уже проиграл!"
  
   Едет мимо часового магазина. А он украшен надписью: "Минуты ползут, часы - идут, дни - бегут, а годы - летят".
   А напротив ещё и другая надпись: "День долог, да век короток"...
  
   Проезжает мимо штаб-квартиры какой-то политической партии. И мимо надписи возле неё: "Только бедняки виноваты в том, что в природе существуют богачи!".
   А рядом ещё и другая надпись: "Каждый народ имеет то правительство, какое заслуживает".
  
   Едет мимо производственного заведения - не то завода, не то фабрики. И видит размашистую надпись на стене: "Водку на работе распивать?!... Здесь вам не детский сад!".
   А рядом ещё и другая надпись: "Если работа кажется лёгкой, значит, она трудна, а если работа выглядит трудной - то она невыполнима".
  
   Проезжает мимо религиозного учреждения. А там надпись над входом: "Боги одаривают не достойных, а понравившихся".
   А на боковой стене написано: "Бессмертные боги любят давать иногда тем, кого решили покарать за злодеяния, большое благополучие и продолжительную безнаказанность - чтобы с переменой Судьбы было тяжелее их горе".
  
   Едет мимо философского клуба. И видит надпись:
  
   "Пессимист - это хорошо информированный оптимист.
   Оптимист - это плохо информированный пессимист.
   Кто бахвалится своим оптимизмом - тот выставляет напоказ своё невежество".
  
   А недалеко ещё и другая надпись: "На чьей стороне Судьба - тот может предпринять и неудачное. С ним не случится плохого, его даже неверные действия приведут к Удаче. Но неудачнику нет счастливых решений - даже безупречно правильные, они принесут ему только неприятности".
   А рядом ещё и такая: "Хорошее - это прежде всего отсутствие Плохого. Где присутствует Плохое - там Хорошее не только не запоминается, но и даже и не замечается!".
  
   Проезжает мимо юридического учреждения. А оно украшено надписью: "Жестокий Закон отличается от Жестокого Беззакония тем, что в первом случае каждый, кому суждены Неприятности, прекрасно знает, когда, за что и какие они ему достанутся; а во втором случае каждый знает, что Неприятностей ему не миновать, но каких, когда, кому, от кого и за что - не знает никто!"
  
   Едет мимо эшафота, где иногда публично казнят приговорённых к таковому. А там надпись: "Самая страшная казнь - это долгая-долгая жизнь, наполненная несбывшимися мечтами и неосуществлёнными желаниями".
   А сбоку совсем другая надпись: "Повешенный всегда выше палача!".
  
   Проезжает мимо помойки. И там надпись! Вот такая: "Всякая вещь оказывается позарез необходимой максимум через день после того, как её наконец-то выкинули за полной ненадобностью".
  
   Едет мимо финансового учреждения. И видит надпись: "Бескорыстная дружба самая крепкая, но разрушается сразу, когда появляется финансовый интерес".
  
   Доехал до таких мест, где сей момент можно прошмыгнуть незаметно. Вышел, прошмыгнул, и незаметно для окружающих написал на подходящей стене:
  
   "Как горный орёл
   На вершине Кавказа
   Я гордо сижу
   На краю унитаза.
   И думаю, громко
   Бумажкой шурша -
   Как жить хорошо!
   Как жизнь хороша!"
  
  
  
  
  
  
  
  

Спортивное государство.

  
  
   Человек берёт газету "Спортивное обозрение". Ту самую, которую многие неформально называют "Спиртивное оборзение".
  
   Открывает на странице шахматного обозрения. Ищет результаты квартальных соревнований шахматистов-любителей младшего школьного возраста.
  
   Нашёл. Читает:
  
   "...По обычным шахматам на первом месте октябрёнок из школы имени Великого Октября N1. По фигурным шахматам на первом месте декабрёнок из школы имени Великого Декабря N3. По четырёхсторонним шахматам (шатранг) на первом месте февралёнок из школы имени Великого Февраля N1.... По объёмным шахматам (таврелям) на первом месте июлёнок из школы имени Великого Июля N1..."
  
   Читает дальше про шашки:
  
   "...По обычным шашкам на первом месте январёнок из школы имени Великого Января N1. По шашкам го на первом месте мартёнок из школы имени Великого Марта N2. По шашкам рэндзю на первом месте августёнок из школы имени Великого Августа N2..."
  
   Читает дальше про прочие игры:
  
   "...По маджонгу на первом месте майёнок из школы имени Великого Мая N1..."
  
   Посмотрел на результаты соревнований юных фехтовальщиков. А там:
  
   "...По шпагам на первом месте апрелёнок из школы имени Великого Апреля N1. По топорам на первом месте июнёнок из школы имени Великого Июня N2. По двуручным мечам на первом месте сентябрёнок из школы имени Великого Сентября N3. По метательным ножам на первом месте ноябрёнок из школы имени Великого Ноября N1..."
  
   Человек открывает газету на другом месте, читает про результаты стрелковых соревнований среди взрослых.
  
   "...По магазинным винтовкам на первом месте коммунист-ленинец Иванов. По самозарядным карабинам на первом месте комсомолец-сталинец Петров. По лёгким пистолетам на первом месте пионер-андроповец Сидоров. По средним пистолетам на первом месте инородец Рабинович. По тяжёлым пистолетам на первом месте уголовник Бабаев. По револьверам на первом месте анархо-синдикалист Семёнов. По пистолетам-пулемётам на первом месте националист Павлов. По противотанковым ружьям на первом месте анархо-индивидуалист Сергеев. По застрельщицким ружьям на первом месте реакционер-раннерюриковец Андреев. По охотничьим ружьям на первом месте народный умелец (беспартийный брежневец) Владимиров. По обрезам на первом месте анархо-коммунист Викторов. По гранатомётам на первом месте либерал-прогрессист Михайлов. По ручным пулемётам на первом месте монархист-позднерюриковец Прохоров. По станковым пулемётам на первом месте монархист-романовец Александров. По единым пулемётам на первом месте реакционер-сталинист Данилов. По крупнокалиберным пулемётам на первом месте национал-социалист Денисов. По лёгкой артиллерии на первом месте лицемер-карьерист чиновник Алексеев. По средней артиллерии на первом месте безродный космополит англофил Еленин. По тяжёлой артиллерии на первом месте либерал-консерватор американофил Филиппофф...."
  
   Человек читает дальше...
  

  
  
  

Моноглотское государство.

  
  
  
   В этом государстве профессиональные переводчики были людьми уважаемыми, привилегированными и хорошо оплачиваемыми. Но вот политических прав - они не имели! И по прочим правам они полноправными не были. Карьеры им не полагалось никакой - кроме карьеры профессионального переводчика.
  
   Потому как считалось, что если знает иносранный язык - значит, в принципе может и сбежать за границу, и притом хорошо там устроиться. А потому - политически заведомо неблагонадёжен!
   Разумеется, понимали и то, что если может сбежать и устроиться - это не значит, что сбежит. Но возможность такая - у человека присутствует, нужно иметь её в виду!
  
   А насчёт тех, кто никаких таких иносранных языков не знает - было в государстве такое мнение, что сбежать они, может быть, и смогут; но вот устроиться в иноязычной среде - вряд ли у них получится. Потому таким можно доверять побольше, чем перспективным убегалам...
  
   И отношение к способным к иносранным языкам было подобно отношению к ведьмам, ведьмакам и прочим колдунам, (каким бы оно было, если бы таковые действительно существовали) - с одной стороны, у них есть сверхъестественные способности, причём подтверждённые, и потому от них возможна весьма немалая польза; но с другой стороны, у них есть и Выбор (какового нет у обычных людей), они свои способности могут применить вовсе и не на пользу обычным людям, а точнее, гражданам государства...
  
   Вот и отношение к ним было соответствующее...
  
  
  
  
  
  

Милитаристское государство.

  
  
  
   Для того, чтобы осмыслить всю Суть этого государства, необходимо и достаточно обратить внимание на такой эпизод:
  
   В этом государстве в одном из не то городов, не то посёлков, жила-поживала компания детей младшего школьного возраста. По происхождению они были из самых разных сословий (или как там у них назывались различные категории граждан), однако же законы и обычаи государства не препятствовали им ходить в один детсад, учиться в одной школе и играть в одной компании.
   Кто-то из этих детей был из семьи очень обеспеченной, входившей в один процент самых богатых людей государства. Кто-то - наоборот, был из семьи очень бедной. А кто-то - из той, которая с утра не знает, какой она окажется к вечеру. Но всё это тоже ничуть не препятствовало детям дружить.
  
   Особенность была совсем в другом. Был в этой компании один мальчик (а может быть, это была девочка), у которого отец был ... военный. И этот факт сделал этого ребёнка несомненным лидером, вожаком остальных детей - они ему во всём поддакивали и подчинялись.
  
   Если бы все эти дети были выходцы из какого-нибудь одного сословия, причём не военного - то вожаком был бы совсем другой малыш, тот, у кого природные задатки лидера как такового были бы премного очевиднее, чем у любого другого.
   Если бы в ней все малыши были дети военных и только военных - тогда вожаком был бы тот, чей отец был бы в должности повыше. (Не в звании повыше, а в должности.)
   А если бы компания была бы всё та же, но не было бы в ней такого малыша, который мог бы с гордостью заявить: "А у меня отец - военный!", то вожаком был бы или ребёнок самого высокопоставленного гражданского чиновника, или отпрыск самого богатого отца. А может быть, в редкостном случае, и тот, чей отец оказался бы особо знаменит, как у нас герои типа Чкалова, Стаханова, или Гагарина.
  
   Но в этой компании вожаком был ребёнок военного. Как сказали бы иностранцы, не знающие жизни в этом государстве - вожаком он был вопреки тому, что максимальные в этой компании задатки лидера были совсем у другого; и по формальной табели о рангах отец-военный был изрядно ниже, чем отец другого малыша, высокопоставленный гражданский чиновник; и ежели смотреть по доходам семьи, то самым первым тоже был совсем другой малыш.
  
   Потому как - в этом государстве только так и было, что если у кого отец - военный, тому с малых лет почёт и уважение! Даже если военный этот весьма и весьма в невысоких должностях, навроде наших сверхсрочников, прапорщиков, да и "пятнадцатилетних капитанов", то есть коим не светит до пенсии стать не то что генералами, а и даже майорами. И даже если этот самый ребёнок военного вовсе не собирается сам быть военным.
  
   А всё потому, что в том государстве так полагали, что процесс гибели всякого государства начинается с падения престижа военной службы, продолжается сначала ироническим, а потом и презрительным отношением к защитникам Родины, и заканчивается истреблением беззащитных гражданских.
  
   И делали из этого такой Вывод, что если какой-то человек способен быть военным, справляется с военной службой, хотя бы и на невеликой должности, то - он в государстве один из самых лучших, со всеми вытекающими из этого последствиями...
  
   Вот так!...
  
  
  
  
  

Аристократическое государство.

  
  
  
   В этом государстве формой правления была аристократия, то есть власть лучших, так это слово переводится. И считалось там, что самое лучшее государственное устройство - это аристократия, а самое худшее - это бюрократия; потому как аристократия (и не только она) может быть по своему худшему варианту, а может быть и по лучшему, а вот бюрократия может быть только по худшему.
  
   Аристократия - она, конечно, и у нас иногда бывала, и по худшему своему варианту, и по лучшему.
  
   Аристократия по худшему варианту была у нас в те времена, когда под аристократом, то есть лучшим, подразумевался родовитый боярин. И было так, что кто породовитее - тот и поначальственнее, а ежели он глуп и потому не справляется с работой большого начальника - то, значит, надобно приставить к родовитому боярину заместителей, умных и образованных людишек из подлых сословий; ежели всё будет хорошо - то родовитому боярину почёт и уважение, а ежели будет нехорошо - то безродным холопам кнут и дыба.
  
   Аристократия по лучшему варианту была у нас во времена раннесоветские, когда малограмотному пролетарию на полном серьёзе могли в профсоюзе заявить так:
  
   "...Ты, Ванюша, происхождения пролетарского? Пролетарского! Ты у нас положения пролетарского? Пролетарского! Ты до Революции большевикам сочувствовал? Сочувствовал! Ты на Гражданскую войну пошёл добровольцем? Добровольцем! Ты с белой контрой воевал смело? Смело! Ты не воруешь? Не воруешь! Ты не прогуливаешь? Не прогуливаешь! Ты не пьянствуешь на рабочем месте и в рабочее время? Не пьянствуешь! А значит - хороший ты человек, благонадёжный! Потому - быть тебе для начала директором завода! А там, может быть, и до наркома дорастёшь..."
  
   А ежели Ванюша начнёт ерепениться и ссылаться на то, что он не умеет работать директором, что он глуп и бездарен, что нет у него ни талантов, ни способностей, и что у него образования всего-то курсы ликбеза, то ему заявляли:
  
   "... Образование и прочие способности - это не обязательное твоё достоинство. Твоё обязательное достоинство - это твоя благонадёжность! А насчёт ума и сообразительности, таланта и опыта - так для этого у нас есть спецы, у которых всё это имеется, как и высшее образование, а вот благонадёжности у них нет! Один - происхождения барского, до Революции был монархистом; и сейчас своих симпатий к монархии не скрывает. Второй происхождения вроде как пролетарского, и даже большевикам сочувствовал, но в 1914 году оказался не пораженцем, а оборонцем. Третий из бедноты вышел, но - в Гражданскую был добровольцем у белых. Четвёртый в этой компании и вовсе самый мерзкий сукин сын - потому как рассуждает, что ему неважно, кто сидит в Кремле, царь в короне или Ленин в кепке, лишь бы лично ему хорошо было. Вот и будут они у тебя заместителями; если всё будет хорошо - тебе почёт и уважение, а если плохо - то неблагонадёжные поедут на Соловки..."
  
   Вот и в том государстве аристократия была по лучшему варианту. Кто считался у них благонадёжным - тот и аристократ, а кто неблагонадёжен - тот в максимальном случае мог быть умным заместителем глупого аристократа.
  
   А если бы они со своей точки зрения начали бы определять причины гибели Российской Империи и Советского Союза, то сказали бы так:
  
   "...Аристократические государства превратились в бюрократические, и это их погубило! То есть - начальнические должности в них стали распределяться не по благонадёжности, а по образованию. В царской России самыми благонадёжными могли быть только самые родовитые бары, а в Советском Союзе - только самые патриотичные и некосмополитичные его граждане.
  
   Власть и привилегии лучших, причём лучших по своей благонадёжности - аристократия; власть и привилегии образованцев - бюрократия.
  
   Если бы поздний СССР был бы аристократическим государством, то в нём было бы так, что благонадёжному человеку говорили бы:
  
   - Ты у нас, Ванюша, срочную отслужил? Отслужил! Ты у нас не битломан? Не битломан! Ты у нас не джазофрен? Не джазофрен! Ты у нас не джинсолюб? Не джинсолюб! Ты у нас не панк? Не панк! Ты у нас не металлист? Не металлист! Ты у нас не любер? Не любер! Ты у нас не хайлайфист? Не хайлайфист! Ты у нас не цойник? Не цойник! Тебя при всём желании в низкопреклонстве перед иносранщиной как таковой обвинить невозможно? Невозможно! Ты на такой работе, где подворовывать возможно, никогда не бывал? Не бывал! А значит - хороший ты человек, благонадёжный! Потому - быть тебе для начала директором завода! А там, может быть, и до министра дорастёшь...
  
   А ежели Ванюша начнёт ерепениться и ссылаться на то, что он не умеет работать директором, что он глуп и бездарен, что нет у него ни талантов, ни способностей, и что у него образования всего-то школа да ПТУ, да и то он насилу вытянул, то ему бы заявили:
  
   - Образование и прочие способности - это не твоё достоинство. Твоё достоинство - благонадёжность! А насчёт ума и сообразительности, таланта и опыта - так для этого у нас есть спецы, у которых всё это имеется, как и высшее образование, а вот благонадёжности у них нет! Благонадёжность - это такое качество, которое или есть, или нет; а если нет, то научить благонадежности, как арифметике, заведомо невозможно. Вот и спецы - один джазофрен, второй битломан, третий джинсолюб, четвёртый цойник, пятый побывал на такой работе, где приворовывают, а шестой в этой компании и вовсе самый мерзкий сукин сын - от срочной службы изловчился откосить, а под каким предлогом, это суть неважно и никому не интересно. Вот и будут они у тебя заместителями; если всё будет хорошо - тебе почёт и уважение, а если плохо - то неблагонадёжные поедут на лесосеку...
  
   Но поздний СССР таким не был - а был он бюрократическим государством, в котором карьера светила не самым лучшим, то есть самым благонадёжным его гражданам, а самым образованным и талантливым, в том числе и в интриганстве. А то, что образованец, хотя бы и очень талантливый, может оказаться вовсе не патриотом - никому просто не приходило в голову. Как и то, что не могут быть благонадёжными гражданами всякие склонные к безродному космополитизму, каковыми в СССР были - битломаны, джазофрены, джинсолюбы, цойники, хайлайфисты, и всякие прочие им подобные.
   А особенно неблагонадёжные во всяком государстве - это всё одно под каким предлогом откосившие от срочной службы, сколь бы образованы и талантливы они не были...."
  
   Вот так сказали бы в аристократическом государстве про Советский Союз! А если бы их там спросили - а почему бы благонадёжному не быть также ещё и умным, и талантливым и образованным, то они ответили бы:
  
   "... А не слишком ли много вы от человека хотите?!.... Чтобы он был не только благонадёжным, но ещё и талантливым? Может быть, вы и школьнику предложите преуспеть по всем предметам сразу, а не только по тем, к каковым у него имеются врождённые Способности?!... Может быть, вы и работнику предложите работать не только за себя, но и за того парня?!... Может быть, вы и зарплату человеку предложите брать в лучшем случае облигациями, а в худшем случае - и вовсе лотереями?!..."
  
   Вот так!
  
  
  
  
  

Государство карьерной реабилитации.

  
  
  
   В этом государстве, как и во всяком другом, иногда хватали больших шишей, то бишь карьеристов, за то или иное злоупотребление высокой должностью. То ли воровал с использованием служебного положения, то ли взятки драл, то ли ещё что - такое во всяком государстве возможно.
  
   Но только в этом государстве в каждом подобном случае проводилась также и карьерная реабилитация.
  
   То есть - в каждом конкретном случае тщательно определялось, какие граждане не смогли сделать карьеру, потому как их где-то когда-то в чём-то переиграл вот этот конкретный злоупотребленец своим служебным положением.
  
   Самый простенький случай - завскладом Икс попался на воровстве или растрате. И устанавливается, что когда этого самого Икса назначали на должность завскладом, на ту же самую должность претендовали ещё и несколько Игреков, но Икс их каким-то образом переиграл. Вот государство в лице своих представителей считало должным извиниться перед этими Игреками, признать себя виноватым перед ними и содрать с Икса немалую компенсацию - за моральный ущерб, за материальный ущерб, за карьерный ущерб, ещё и за ненаработанный стаж. С государственной гарантией иска, разумеется.
  
   Случай посложнее - министр Икс попался на интригах в пользу другого государства. Хотя бы на том, что в нашем мире называется "лобби", то есть пропихивал за некоторую мзду иностранную продукцию в ущерб отечественной. Например, предлагал купить у заграничного представителя партию зерноуборочных комбайнов, ссылаясь на то, что они чем-то лучше аналогичных комбайнов отечественного производства; а при подробном рассмотрении оказалось, что всё дело в том, что к партии этих самых заграничных комбайнов прилагается в качестве премии престижный легковой лимузин, а к отечественным - ничего подобного. Или, вариант попроще, предлагал запустить в серию технику не того КБ, у которого она лучше, а того КБ, которое его, министра, чем-то подмазало.
   В таком случае определялось, как много граждан этот самый Икс переиграл в своих карьерных устремлениях - возможно, что начиная с того, какого конкретного малыша много десятилетий назад не взяли в престижную школу, потому как на его место взяли Икса. Всех находили, перед всеми извинялись, и всем выплачивалась немалая компенсация; причём не только деньгами - кому-то вручалась медаль "30 лет работы администратором", невручённая потому, что этого человека переиграл Икс, кому-то отходило Иксово барахло, а для помощи ещё кому-то вполне могли разобрать на органы Иксову родню.
  
   К близкой родне злоупотребляющих должностью, в том государстве относились как к заведомым соучастникам, чьё соучастие очевидно и не нуждается в доказательствах, и потому пощады им не было. По принципу: "Кто проедал ворованное - тот соучастник вора, даже если он и не знал, что оно ворованное".
  
   А бывало там и такое:
  
   Два НИИ определяли, возможно ли разводить растение Икс в местности Игрек. Один из этих НИИ клялся, что это растение в этой местности вовсе не вырастет, а другой - что оно там не только вырастет, но и даст рекордный урожай.
   Решено было проверить экспериментально.
   Проверили на подопытных полях.
   Оказалось - прекрасно растёт растение Икс в местности Игрек, и урожай даёт рекордный.
   Результат - один НИИ премного поощрили, второй премного наказали.
   А через несколько лет оказалось, что это растение в этой местности очень быстро истощает почву, и после него там вовсе ничего расти не может.
   Перед ранее наказанным НИИ извинились, повинились и раскошелились на грандиозные компенсации, в том числе и карьерные; а в ранее поощрённом НИИ много голов полетело, в том числе и на органы - нужно же было откуда-то изыскивать средства на компенсации пострадавшим...
  
   А бывали там и такие граждане, которые могли рассказать о себе так:
  
   - Много десятилетий назад был я школьником, в хорошей школе, для самых умных. На переходе из средних классов в старшие был некоторый отсев. Меня и отсеяли - а кого поумней оставили. Потому и не вышел я в большие начальники, пришлось идти в технари и всю трудовую биографию проработать технарём. И на пенсию вышел, и успел стать пенсионером со стажем. И вот к девяностолетию мне прилетело - оказывается, государство передо мной виновато, что тогда отсеяло меня, а не кого-то из прошедших. Потому, что он в чём-то там где-то когда-то за свою биографию провинился, да так, что всплыли эти его злодеяния только через полвека после того, как он их содеял. Вот и прошерстили архивы - кого этот гадёныш за всю свою жизнь переиграл в своих карьерных и прочих амбициях. Мне предлагали его особняк, коллекцию антиквариата и ордена с медалями, а я выклянчил, чтобы вместо всего этого мне государство гарантировало огненное погребение с высоким курганом и красивым памятником...
  
   Вот так!
  
  
  
  
  

Государство брюхоногих чиновников.

  
  
  
   В этом государстве считалось, что самое достойная и уважаемая для порядочных граждан и гражданок работа - это административная. И что кто претендует быть человеком достойным и уважаемым - тот идёт работать профессиональным гражданским администратором. А на прочие работы идут или безнадёжные бездари, каких мало, или безнадёжные неудачники, каких немало, или безнадёжно неусидчивые, каких много.
  
   И как раз те самые неудачники и называли успешных администраторов брюхоногими чиновниками...
  
   В принципе возможно было и такое, что в том государстве на какие-то места люди попадали не многоступенчато-карьерным способом, а - выборным, наследственным, или даже по жребию. Но если такие и были, то они фактически являлись всего лишь внешними декорациями, прикрывавшими настоящих носителей Власти - карьерных чиновников.
  
   Причём стать профессиональным администратором в том государстве возможно только одним единственным способом. Вот таким:
  
   Сначала надлежало ещё в дошкольном возрасте исхитриться попасть в престижный детский сад. Из обычного детского сада туда было возможно быть переведённым только одним-единственным способом - подтвердить свои Таланты и Одарённости.
   Потом надлежало исхитриться попасть в хорошую начальную трёхлетнюю школу, не абы в какую, а в хорошую, в какую брали только самых Талантливых и Одарённых школьников.
   Далее надлежало пройти отбор и отсев при переходе из начальной школы в восьмилетнюю, да не абы в какую, а в хорошую. Только самых Талантливых и Одарённых из окончивших начальные школы переводили в хорошие восьмилетние; остальным предлагалось учиться в ширпотребовских.
   Далее надлежало хорошо отучиться в восьмилетней школе и пройти отбор и отсев в среднюю школу, десятилетнюю, тоже в хорошую. Не всякий был достаточно Талантливым и Одарённым, чтобы его пройти!
   Конечно, иногда бывало так, что в хорошую последующую школу попадал отучившийся в предыдущей не хорошей, а ширпотребовской. Но бывало такое редко!...
   Отучившимся в десятилетней школе надлежало пройти отбор и отсев в старшую школу, двенадцатилетнюю. Тоже, разумеется, не в ширпотребовскую, а в хорошую. Не всякие ученики были способны!
  
   Причём во всех этих школах основной Идеей был принцип: "Нам нужны не выскочки, а усидчивые!". То есть - тех учеников, которые хорошо учатся, легко хватая знания на лету, вовсе не считали пригодными для работы профессиональными администраторами. И отсеивали их так же, как безнадёжных неучей!
   Так уж считалось в том государстве, что профессиональному администратору не нужно хватать всё на лету, а нужно достигать успехов усидчивостью, усидчивостью и ещё раз усидчивостью. И школьникам говорили открытым текстом: "Главное предназначение школы как таковой - это вовсе не научить вас чему-то, а воспитать из вас граждан достойных и уважаемых. То есть - усидчивых, усидчивых и ещё раз усидчивых!..."
   И потому учебная программа в хороших школах была уплотнена, насколько это было возможно...
  
   И вот отучившимся двенадцать лет гражданам и гражданкам предстояло поступить в вуз по специальности "администратор общего профиля", пройдя при этом конкурс в несколько десятков человек на место.
   На специальности узкоспециализированных администраторов конкурс был несколько меньше, на какого-нибудь администратора медицинских учреждений или администратора машиностроительной отрасли. Потому как потолок окончивших такие факультеты - это всего лишь уровень замминистра, да и то в лучшем и очень редкостном случае. И не более того!...
   Причём набор на эти факультеты делался с немалым запасом - чтобы по мере учёбы отсеивать с каждого курса изрядный процент недостаточно пригодных...
  
   В принципе, конечно, могло там быть и такое, что кого-то там в какую-то школу или в какой-то вуз брали по блату. Но - вот Проблема! - по блату можно было попасть, но не остаться! Потому как учителя в школах и преподаватели в вузах не стеснялись ставить единицы даже детям самых элитарных из тамошних элитариев...
  
   И была там весьма не малой также и разнообразная внеучебная нагрузка, в школах, а тем более в вузах. Нечто подобное той, которая в советских учебных заведениях была нагрузкой октябрятско-пионерско-комсомольско-профсоюзной. А также и подобной советским выездам на сельхозработы или внезапным снятием студентов с лекций для исполнения срочнейших хозяйственных работ.
   Считалось, что настоящим Талантливым и Одарённым это не повредит, а негодных - отсеет.
  
   Кому же удавалось пройти через все отборы и отсевы, отучиться в вузе и получить диплом профессионального администратора общего профиля - тем предлагался выбор, идти сразу работать по специальности или поступать в аспирантуру. Причём кто сразу шёл администрировать - те могли рассчитывать в лучшем случае годам к пятидесяти выйти в директора госучреждений, но не более того. Для карьеры повыше надлежало окончить ещё и аспирантуру. А туда - попади, если сможешь, конкурс грандиозный!...
  
   И, наконец, окончивший эту самую аспирантуру в возрасте около тридцати лет заступал, наконец, на младшую чиновную должность, ранга где-то между коллежским регистратором и титулярным советником. И ему, прежде всего, делалось очень, очень внушительное начальническое Назидание, что всё то, чему его научили - это ещё очень мало, чтобы справляться с работой профессионального администратора общего профиля; что он фактически ещё ребёнок, у которого молоко на губах не обсохло, и что приставляя его к административной работе, начальство делает ему грандиозное Одолжение, за которое он Должен быть по гроб жизни благодарен...
  
   А дальше - только такие вот образованцы имели в том государстве шанс на успешную чиновничью Карьеру. Хотя и далеко, очень далеко не всем им такая Карьера удавалась - большинство так и оставалось в низких рангах, меньшинство выходило на уровень министров, абсолютное меньшинство - ещё выше. И только немногие, очень немногие достигали уровня самых фактически-властных должностей в государстве...
  
   Но они - их достигали!... И никто, коме них...
  
  
  
  
  

Инерционное государство.

  
  
  
   В этом государстве жить было легко и сытно - по сравнению с жизнью в нём же в эпоху его прошлого.
  
   Жители этого государства могли оглянуться на его прошлое примерно так, как жители советских семидесятых могли бы оглянуться на эпоху 1904-1964 годов. Или как жители Швеции эпохи конца двадцатого века, когда она была самой богатой страной Европы, могли бы оглянуться на Швецию девятнадцатого века, когда она была в Европе самой бедной страной. Или как жители Рима эпохи династии Антонинов могли бы оглянуться на Рим эпохи от первого Гракха до первого Флавия. То есть - как на эпоху героическую, но давно уже прошедшую...
  
   И картина исторического времени с точки зрения жителей Инерционного государства была такова:
   Где-то там, в далёком героическом прошлом, геройствовали великие Герои, совершали грандиозные Подвиги, преодолевали сверхъестественные Трудности и потому решили все Проблемы - как для своей эпохи, так и для последующих. А в сонном и спокойном настоящем - никаких проблем, никаких трудностей, никаких забот, есть возможность жить тихо, мирно, сытно, пьяно, сонно и спокойно...
  
   Кому же такая жизнь покажется пресной, скучной и потому неинтересной - у тех остаются возможности ехать в захолустья государства и там уподобляться героям великого прошлого. Подобно тому, как в советские семидесятые кто хотел быть энтузиастом не по-диванному, а по-настоящему - тот мог ехать на БАМ; а в Риме эпохи Антонинов кто хотел выставить себя истинным римлянином древних нравов - тот мог идти служить в легионы на парфянской границе.
   Но это были исключения - большинство жителей Инерционного государства никаких таких подвигов совершать не хотело. Они ещё и рассуждали так: "Не для того наши героические предки пролили так много пота и крови, чтобы мы были вынуждены чем-то утруждаться...". И ещё так: "А для чего, в сущности, наши героические предки геройствовали в своих временах?!... Для того, чтобы мы, их потомки, не были вынуждены напрягаться и трепать нервы!..."
  
   Чтобы хорошо понять ментальность жителей Инерционного государства, возможно вспомнить очень интересный советский анекдот, который оказывается стопроцентно лживым и в тоже время стопроцентно правдивым:
   "...Едет набитый автобус. Заходит инвалид Великой Отечественной. Смотрит - молодой парень сидит. Подходит к нему, говорит: "Я на фронте был, ногу свою потерял...". Парень не обращает внимания. Ветеран снова говорит: "Я на фронте был, ногу свою потерял...". Парень отвернулся к окну. Инвалид в третий раз талдычит: "Я на фронте был, ногу свою потерял...". Парень ему и отвечает: "Что вы ко мне пристали, я вашей ноги не находил!..."
   Анекдот этот стопроцентно лживый - потому как в реал-СССР инвалиду войны в автобусе уступили бы место сразу же, как только он туда зашёл. И в то же время анекдот этот стопроцентно правдивый - потому как с точки зрения жителей советской эпохи Застолья, ежели кому-то 18 лет стукнуло в 1941, а вовсе не в 1971, то он и предназначен в Истории для того, чтобы в своих героических сороковых воевать, убивать, и погибать... Для обеспечения сонной и спокойной жизни семидесятников! Которые могли кивнуть на того инвалида и с гордостью заявить: "Вот как геройствовать надо, чтобы нам жилось хорошо!..."
  
   А ещё, чтобы хорошо понять ментальность жителей Инерционного государства, возможно вспомнить и римлян эпохи Антонинов. Которые чистосердечно сожалели о утрате древних нравов эпохи бородатых консулов, ещё и премного восторгались прошедшими героическими временами - но сами жить предпочитали не в героической эпохе, а в послегероической, и восстанавливать эти самые древние нравы так же чистосердечно не собирались.
  
   Точно так и жители Инерционного государства относились к героям своего Героического прошлого!
   Потому у них стояло так много величественных памятников таковым героям, что, глядя со стороны, можно было бы сказать, что вся жизнь жителей Инерционного государства происходит в тени памятников героям их прошлого...
  
   И было много чего в Инерционном государстве названо именами героев прошлого - как если бы в брежневском СССР было бы примерно так: "...ордена Котовского измерительный имени пехотинца Иванова участок ордена Чапаева металлообрабатывающего цеха имени партизана Петрова ордена Красина конвейера имени лётчика Сидорова ордена Сталина механического завода имени конструктора Кошкина..."...
  
   Но в то же время в отношении жителей Инерционного государства к героям их прошлого проскакивало что-то и сочувственное. Там отнюдь не доходили до цинизма, каковой фонтанирует из советских анекдотов про блокадных ленинградцев; но там в отношении жителей к вроде бы премного почитаемых ими древним героям было также и что-то похожее на сочувственное отношение рождённых к абортированным. Или - на сочувственное отношение попавших в рай к застрявшим в игольном ушке...
  
   От такого сочувствия там появился и расцвёл очень своеобразный речевой этикет, когда героев грандиозного прошлого было принято называть по-детски. Как если бы у нас говорить вежливо - это значило бы говорить примерно так:
  
   "...Вот этот посёлок стоял уже во времена князиньки Игорька, а во времена князюсика Гориславушки он сгорел... Отстроили во времена Андрюшеньки Боголюбского, но ненадолго - Субудаюшка пришёл и спалил. Опять отстроили при Иванушке Калите, да при Димочке Шемяке опять пожгли. Снова отстроили при Васеньке Третьем, да при Бореньке Годунове все жители с голоду околели. При Лёсике Тишайшем снова заселили, да при Петюне Первом народец разбежался. При Лизоньке Кроткой снова заселили, да при Колюне Палкине от холеры почти все дуба дали. При Шурике Миротворце посёлок вроде как ожил, и даже трактир в нём появился. При Вовочке Ильиче здесь надумали строить электростанцию имени Лёвушки Троцкого, да пока построили, стало неудобно так называть - назвали имени Мишеньки Ломоносова. В тридцатые здесь сам Иосенька побывал лично, и даже распорядился построить овощеконсервный завод им. Иванушки Мичурина. При Адольфике посёлок бомбили, жгли и грабили, из народца выжили только сбежавшие в леса. При Никитушке на местных полях затеяли выращивать кукурузу - неудачно! А на заводе тогда же не удалось изготовить из местной кукурузы ничего съедобного. При Лёнечке здесь жилось лучше всего, что ни вечер - под каждым кустом пьяные валялись, было людишкам на что пить и закусывать!... При Мишеньке-меченом стало плохо - ввели сухой закон и народец стал дохнуть от отравлений всякими денатуратами и антифризами. При Бореньке "Бодунове" развелись наркоманы. И, наконец, при Вовочке-современном от посёлка остались одни развалины...".
  
   Такой речевой этикет со временем получил естественное продолжение - так же стали говорить обо всех мёртвых.
   И если какой-то человек собрался умирать, про него говорили примерно так: "Иван Иваныч пока жив, но так плох, что, похоже, скоро станет Ванечкой..."
   А если какой-то человек умирать вовсе не собирался, то он говорил примерно так: "Скорее я тебя назову Феденькой, чем ты меня Васенькой!..."
  
   Вот так и жили... пока их самих по-детски называть не начинали!
  
  
  
  
  

Трезвое государство.

  
  
   В этом государстве в магазинах продавалось очень много всякой алкогольной всячины, причём по очень низким ценам. И коньяки, и бальзамы, и ликёры, и вина, и даже питьевой спирт. В каком-нибудь другом государстве народец бы спился поголовно, а в этом - ничего подобного!
  
   Большинство употребляло в размере рюмки коньяка или бокала вина перед хорошим обедом, и - не более того. Так что бутылки настойки, коньяка или бальзама человеку на месяц хватало...
   Многие использовали вина как соусы - в красном вине мясо тушили с грибами и приправами, а в белом вине - рыбу. Получалось вкусно!...
   Также многие использовали спиртное как медикаменты - например, если устал человек, как лошадь ломовая, то в большую кружку крепчайшего и сладчайшего чая добавлял одну бульку вина, коньяка или бальзама, и пил это как лекарство от усталости.
   Ещё многие использовали магазинный питьевой спирт для изготовления на нём самодельных настоек, всяких-разных, в том числе и по фамильным рецептам. И пили эти настойки так же, как и покупные коньяки - примерно бутылку в месяц, по рюмке перед обедом...
   И была там какая-то не то религия, не то философия - последователи которой иногда употребляли в ритуальных целях фруктовый сок, в который для вкуса добавлялось вино...
  
   Но не бывало там такого, что собирался человек выпить всего-то рюмку, да только - эх, беда-то какая! - после неё захотелось человеку добавить вторую рюмку, а потом захотелось добавить третью рюмку, а потом бутылку, а потом и вторую бутылку, а потом сначала остался человек под столом, а ещё потом и понёсся твёрдым курсом к белой горячке...
  
   И уж тем более не бывало такого, чтобы человек крепкие напитки пил не из рюмок, а из стаканов, а тем более ещё и без обильной закуски...
  
   А злоупотреблять спиртным были склонны только две категории населения, но уж они как раз были склонны им злоупотреблять осмысленно и целенаправленно. Это, во-первых, неизлечимо больные, раковые, диабетные, тубики, альцгеймеры и прочие, каковым всё одно немного оставалось; и, во-вторых, инвалиды, каковым жить было вовсе не интересно. Вот эти - пьянствовали по-чёрному! Если кто-то из таких и умирал от алкоголизма - то всё одно или ненамного раньше, чем мог бы прожить и без него; или избавлял и себя, и других от тягости инвалидного существования.
   Впрочем, и такие никогда не пили крепкие напитки из ёмкостей больше тридцатиграммовой рюмки, а тем более без должной закуски...
  
   И наркотики самые разные в аптеках того государства продавались свободно, и даже с инструкциями и шприцами. Но - наркомании там не было! Потому как здоровым людям их употреблять просто не приходило в головы, а употребляли только некоторые из неизлечимо больных и инвалидов; впрочем, и такие предпочитали пить спиртное и дохнуть от алкоголизма.
  
   И даже самоубийцы в том государстве предпочитали не травиться, а стреляться!...
  
   Вот так!
  
  
  
  
  

Гурманское государство.

  
  
  
   В этом государстве жители хорошо понимали разницу между гурманством и обжорством. И потому не обжирались, а гурманствовали, то есть - наслаждались вкусом разнообразнейших блюд.
  
   А чтобы гурманство не перерастало в обжорство, блюда эти были размером с блюдца. Но уж их - было много!
  
   Самый простенький и дешёвенький завтрак бедняка в этом государстве состоял из сорока примерно блюдец с разнообразнейшими кушаньями, и на каждом блюдце было ровно столько, чтобы возможно было почувствовать и прочувствовать вкус. Не больше, и не меньше!
   Ещё и точек зрения было великое множество, в какой последовательности нужно поглощать эти блюдца, чтобы насладиться их вкусом по-максимуму...
  
   А уж торжественный пир тамошнего большого шиша состоял из нескольких сотен таких блюдец, тоже с разнообразнейшими деликатесами, и на каждом блюдце тоже было ровно столько деликатеса, сколько нужно, чтобы почувствовать и прочувствовать вкус. Тоже не больше, и не меньше!
  
   Вот так и жили...
  
  
  
  
  

Голодное государство.

  
   В этом государстве жители были очень хорошо обеспечены всем, кроме еды. Даже самые последние бедняки (а таковыми там были те, которые предпочитали жить на государственную милостыню и не работать) жили в роскошных кирпичных домах, в квартирах не менее чем по шесть комнат на человека, причём в квартирах с высокими расписными потолками и с комнатами огромными, как футбольные поля; да с множеством всяких подсобок, чуланов, антресолей, альковов и встроенных шкафов, да с обязательным балконом в скверик и с хорошим видом из окон.
  
   А которые были не очень бедняки, а тем более вовсе не бедняки - могли жить в роскошных особняках с колоннами и балконами, с фонтанами во дворах и с красивыми цветами в палисадниках...
  
   Всякий гражданин, даже самый бедный, но способный к управлению автомобилем, яхтой, самолётом или вертолётом, мог купить таковое транспортное средство и потом отжигать на нём на автодроме, в яхтклубе или в аэроклубе.
   А уж общественный транспорт там был и вовсе великолепнейшим - скоростные комфортные трамваи в обязательном порядке ездили в каждом селении, вплоть до отдалённых деревень; а в городах от облцентра также и метро. И такси, пассажирское и грузовое, было тоже по карману даже самым бедным...
  
   Одежда и обувь, а также и всякие носимые драгоценности там тоже были в изобилии, роскошны и дёшевы, даже голытьба могла вырядиться с шиком и блеском, со множеством красивых и притом высокохудожественно сделанных цацек из драгоценных металлов и камней...
  
   А уж насчёт электроники всякой-разной там и вовсе был Расцвет, телевизор/монитор кинозальной величины со всеми положенными к нему подключениями был у всякого желающего иметь такое чудо; как и игровая комната с иллюзией полного погружения в виртуал...
  
   Только одно в этом государстве было в дефиците - еда!
  
   Тем самым беднякам, живущим на милостыню, на едока в сутки полагалось - полкраюхи (то есть примерно полкило) хлеба, поллитра кваса и луковица с солью; вместо которой иногда выдавалась чесночина, это головка чеснока. Хлеб чаще всего был чёрным, изредка серым. По праздникам иногда могли выдать белый, сто грамм третьесортного вина из виноградных отжимков, ещё и чайник чая без сахара...
  
   Самые низкооплачиваемые из работников имели на едока в сутки - краюху хлеба, иногда чёрного, иногда серого, литр кваса и луковицу с солью, иногда чесночину. По праздникам могли откушать краюху белого хлеба, сто грамм вина, и чайник чая с сахаром...
  
   Работники среднеоплачиваемые употребляли на едока в сутки - краюху хлеба, иногда чёрного, иногда серого, иногда белого, сто грамм сливочного маргарина, два литра кваса, и луковицу с солью, иногда чесночину. По праздникам могли полакомиться краюхой белого хлеба, сотней граммов фруктового варенья, ста граммами хорошего виноградного вина, и чайником чая с сахаром ...
  
   Работники высокооплачиваемые могли позволить себе на едока в сутки - краюху белого хлеба, сто грамм сливочного маргарина, несколько варёных картофелин, три литра кваса, луковицу с солью или перцем, иногда чесночину. По праздникам могли полакомиться пирогом с фруктовым вареньем, ста граммами марочного вина, и чайником чая с сахаром и лимоном...
  
   Большие начальники питались получше - на едока в сутки кушали краюху белого хлеба, сто грамм сливочного масла, несколько варёных картофелин, свежую морковку или редиску, три литра кваса, луковицу с солью или перцем, иногда чесночину. По праздникам могли полакомиться ста граммами коньяка, или бальзама, или медицинского спирта, настоянного на душистом перце; огурцом, бисквитным тортом и чайником чая с сахаром и лимоном....
  
   И было там такое, что даже самые бедные граждане государства приходили за положенным им продовольственным пайком наряженными в шелка, меха и драгоценности, могли засыпать полученную соль в серебряную солонку, а квас заливать в золотой термос. Придя домой, они могли пить этот квас из фианитовых бокалов и кушать свои полкраюхи с платинового блюда, стоящего на резном столе редкостной красоты и сидя в столь же роскошнейшем резном кресле...
  
   Вот так и жили...
  
  
  
  
  
  

Многопартийное государство.

  
  
  
   В этом государстве считалось аксиомой, что прежде чем лезть в политику, человеку должно подтвердить свои Способности к мастерству как таковому, а также и к самоорганизации как таковой, причём на чисто бытовом уровне.
  
   Потому политических партий там много, и все они, прежде чем допускать своих сочленов до политической и/или административной деятельности, очень хорошо проверяют их на бытовом уровне.
  
   Например, есть там такая партия - Клуб любителей подлёдного лова. В ней считалось, что только настоящие мастера подлёдного лова могут быть допущены до политической и/или административной деятельности; причём только пока они остаются настоящими мастерами подлёдного лова, каждую зиму подтверждающими своё мастерство. А ежели кто-то из них перестанет быть таковым, причём неважно по каким причинам - то и от политики и/или администрирования такого потерявшего Способности должно отстранить.
  
   Или, ещё пример, есть там такая партия - Клуб любителей копчёных колбас. Она так полагала, что ежели какой гражданин не Способен с завязанными глазами, на вкус и запах, отличить из каких составляющих и по какому рецепту колбаса сделана - то к деятельности политической и/или административной такой тип и подавно не Способен. И кандидатов на должности выдвигала соответствующих...
  
   Некоторые партии могли объединяться в альянсы, если в их программах не было взаимных противоречий. Было там такое объединение двух партий - Клуба длинноволосых граждан и их почитательниц и Клуба высоких гражданок и их почитателей. А было и объединение Клуба любителей разноцветноглазых котов и Клуба любителей цветной котографии - с соответствующими мнениями о том, какие люди могут быть Способны управлять государством.
  
   И политику проводили соответствующую!...
  
  
  
  
  

Коммунистическое государство.

  
  
  
   В этом государстве считалось, что коммунизм - это когда люди живут коммунами и только коммунами, то бишь общинами.
  
   Потому как община - это не что иное,  как деревня, посёлок или квартал в большом городе, где всё население много поколений взаимопритиралось. И там каждый человек знает своих предков на много поколений - и все они из своей деревни, посёлка или квартала. В крайнем случае - бравшие невест из соседних деревень, посёлков, кварталов. Невест - но не женихов!
  
   А когда им приходилось расселяться, и создавать на целине новые деревни, посёлки, или кварталы больших городов - то всегда население их комплектовалось из выходцев каких-нибудь конкретных прежних деревень, посёлков или кварталов.
  
   И типичный житель Коммунистического государства мог сказать про себя примерно так: "...Я такой, сякой и этакий, житель Северо-Западного квартала города Дальнереченска, из шестого поколения от первопоселенцев квартала; а вышли они из жителей Юго-Восточного квартала города Среднереченска; а те вышли восемью поколениями ранее из жителей Центрального квартала города Ближнереченска; которые вышли ещё двенадцатью поколениями ранее из жителей Колодезного квартала города Приреченска..."
  
   Если в деревне, посёлке или квартале возникала нужда в специалисте по какой-нибудь профессии - то всей своей коммуной решали, кому надлежит этой профессии учиться.
   Потому там ко всякому жителю присматривались с малолетства, на предмет высмотреть его природные способности и наклонности, да и определить, на какую профессию его надлежит определить, когда вырастет...
  
   Если бы жителя Коммунистического государства спросили: "А это очень трудно, полюбить человека противоположного пола только из своей коммуны?!...", то житель ответил бы так: "Отнюдь! Это как раз вовсе не трудно - полюбить человека противоположного пола из своей коммуны. А вот что трудно, да так трудно, что никто и не возьмётся - так это полюбить человека противоположного пола не из своей коммуны! Это примерно то же самое, что полюбить крокодила, орангутанга или автобуса..."
  
   Ну, а если где-то в малочисленных коммунах начинали возникать проблемы с кровосмешением - так они решались самым обыкновенным спартанским методом...
   Как говорили жители: "Проблему кровосмешения решить легко, а вот проблему кровосмешивания - решить невозможно!.."
  
   Ежели какие-то граждане оказывались уголовниками - их изгоняли из общества в зековские зоны. Были там такие участки огороженной территории диких лесов или гор размерами сто на двести километров; уголовников запускали туда и не интересовались, как они там выживают - лишь бы к ограде не подходили.
  
   Иногда, впрочем, там попадались всякие аномальные личности, которым не удавалось ужиться в своих общинах, но которые не были и уголовниками, и потому не подлежали изоляции. Такими комплектовали новые коммуны, на которые не доставалось обыкновенных переселенцев; а потом - считалось, что никак не менее чем через шесть поколений после окончательной комплектации новой коммуны возможно будет делать выводы, удачно ли оно получилось.
   И были там такие коммуны, сформированные из очень конкретных аномалов - какая-то, например, только из дальтоников, а ещё какая-то только из ахроматов, или из ещё каких-то специфических...
  
   Вот так и жили...
  
   А если бы жители того Коммунистического государства посмотрели бы на нашу историю с Советским Союзом, то сказали бы так:
  
   Ну, какой может быть коммунизм, если население не живёт коммунами, общинами?!...
  
   И какая может быть, к чёрту, община, если население всё время нещадно тасуется?!... И это безобразие воспринимается в порядке вещей, и даже воспевается в песнях...
    
   И потому весь перспективный коммунизм сменился антикоммунизмом, который суть не что иное, как атомизация вечных мигрантов. Со всеми вытекшими  из неё последствиями!...
  
   Строительство коммунизма надлежало начинать со строительства коммун, тех самых, которых татарин Гумилёв называл конвиксиями; а вот когда в каждой из них стабильность населения достигнет хотя бы шести поколений, настанет время задумываться о дальнейшем...
  
   Если бы в СССР был коммунизм, то было бы так, что всякий гражданин говорил бы о себе примерно так: "Я - советский, нас не нужно путать с несоветскими. Причём я русский, нас не нужно путать не русскими. Причём я русский-москвич, нас не нужно путать с русскими-уральцами, русскими-сибиряками, русскими-новгородцами, русскими-ленинградцами и всякими прочими. Кроме того, я русский-москвич-химкинец, нас не нужно путать с русскими-москвичами-медведкинцами или русскими-москвичами-черёмушкинцами..."
  
   Вот так!
  
  
  
  

Капиталистическое государство.

  
  
   В этом государстве считалось, что только фактический частный предприниматель суть человек, а кто наёмный работник - тот всего лишь получеловек. Хотя и было там принято из вежливости обращаться к работнику "человек", но - только к частному предпринимателю, даже самому из них мелкому, там обращались "господин".
  
   Чтобы понять на кратком эпизоде всю Суть ментальности жителей Капиталистического государства, достаточно обратить внимание на такое, как:
  
   Бывало там часто так, что приезжает в город деревенский. Причём в своей деревне он - беднейший из бедных, и даже бедней обыкновенного бедняка, потому как у бедняка ничего нет, а у этого - есть долги, да такие, что даже его правнуки не рассчитаются. И досыта он ни разу в жизни не кушал, а уж отведать мяса и сам он, и все из его рода смогут только в одном-единственном случае - ежели их мобилизуют (а точнее говоря, угонят) на государственную военную службу.
   И вот, приехавши в город, этот деревенский беднейший из бедных на городских смотрит, как барин на холопов! В том числе и на тех городских, которые очень высокооплачиваемые специалисты и потому мясо и даже осетрину кушают каждый день, да ещё и не один раз в день! Тем более, что он к таким нормативно обращается: "Эй, человек", а они ему отвечают: "Да, господин...", и такое его высокомерие находят в порядке вещей.
  
   Потому, что по понятиям и моралям Капиталистического государства такой деревенский - он, конечно, бедняк, он в долгах как в шелках, и всё такое прочее, но в то же время он - частник, хозяин, предприниматель! Хотя бы и маленький, мельчайший, ничтожнейший - но капиталист! А эти городские - они хотя бы и хорошо зарабатывающие, и сытно кушающие - но всего лишь наёмные работники, получеловеки...
  
   (Между прочим, слово капитализм можно перевести как голованство, а слово капиталист - как головастик... А слово господин - как основатель...)
  
   И считалось так в том государстве, что быть хотя бы и маленьким, но предпринимателем, это почётно и уважаемо, а быть хотя бы и хорошо оплачиваемым, но всего лишь наёмным работником - это постыдно и унизительно. И сами наёмные работники тоже так полагали, и потому жили Надеждой, что если не сами они, то хотя бы их дети или внуки смогут из получеловеков выйти в люди, стать капиталистами.
  
   А кому это всё-таки удавалось - те, как и всякие капиталисты, хотели сегодня быть богаче, чем вчера и завтра богаче, чем сегодня. Некоторым удавалось, а если какие-то банкротились - до них не было дела никому, даже получеловекам!
  
   Вот так и жили...
  
  
  
  

Шпиономанское государство.

  
  
  
   В этом государстве как-то приключился такой случай, по которому возможно увидеть всю его Суть - как океан возможно увидеть в капле воды:
  
   В зале ожидания большого вокзала (или - в месте, ему подобному; может быть и что в шахматном клубе или на пляже курортного города) разговорилось несколько граждан. Не знакомых между собой. То есть - чаёв они между собой никогда не гоняли и гонять не собирались. Однако же - разговорились...
   И вот один из них, назовём его Икс, при большом количестве свидетелей задал другому, назовём его Игрек, вопрос. А может быть, и несколько вопросов. Да не абы каких вопросов, а подобных вот таким:
  
   - А кто твои родители?
  
   - А есть ли у тебя братья или сёстры?
  
   - А ты хорошо воспитан?
  
   - А в какую игру ты любил играть в дошкольном возрасте?
  
   - А какая кликуха была у тебя в школе?
  
   - А есть ли у тебя огород, а если есть, то что на нём растёт?
  
   - А тебя когда-нибудь в жопу гомосечили?
  
   - А как ты познакомился со своей будущей женой?
  
   - А у твоей жены до тебя было сколько любовников?
  
   - А в какой позе ты впервые отведал свою жену?
  
   Услышав такое, Игрек сперва изрядно остолбенел. И окружающие свидетели немало опешили! Но тут же пришли в себя и громко заорали хором:
  
   - Слово и дело государево!!!....
  
   (Или что там у них полагалось громко орать в таких случаях.)
  
   Схватили этого Икса и всей толпой потащили его в госбезопасность. И там дали показания, что так вот и этак.
  
   В госбезопасности Иксу заявили открытым текстом:
  
   - У нас не может быть никаких сомнений, что ты - шпион какого-то из государств, да ещё и очень, очень враждебного нашему. Причём шпион феноменально наглый, если не просто собираешь информацию о жителях нашего государства, но ещё и делаешь это открыто, вплоть до откровеннейшей прямолинейности. Потому что такие вопросы незнакомым людям, да ещё и при таком множестве свидетелей, может задавать только беспредельно обнаглевший шпион! А кто же ещё?!... Любой лояльный гражданин и любой суд нашего государства признает этот факт аксиомой, не нуждающейся в доказательствах!
  
   Потому мы несомненно и очень скоро получим разрешение государственного суда на твой арест и на допросы с применением любых пыток. Вот и выбирай, то ли ты немедленно, пока таковое разрешение нам всё-таки ещё не пришло, и притом по-хорошему, выдашь нам все прочие доказательства и подробности твоей шпионской деятельности; или ты всё это не выдашь и потому завтра же будешь подвергнут допросу с пытками, и очень жестокими - пока или не подохнешь от пыток, или всё-таки не выдашь доказательства...
  
   Икс спросил:
  
   - А какие доказательства вам нужны? Моё признание, что я шпион?!...
  
   Но в ответ ему госбезопасники рассмеялись:
  
   - Вот это как раз не обязательно! Потому как ты уже это доказал, да так, что любое просто признание выглядит пшиком! Ты здесь и сейчас говори, кто тебя завербовал, кто заслал, какие у тебя задания, кроме сбора информации о жителях? Где у вас "окно" на границе, явки, пароли... сообщники, фамилии, клички... адреса, телефоны, номера счетов! А прежде всего - где твоё шпионское оборудование? Где тайники, где рация, где шифры, где дешифраторы, и всё такое прочее... И наконец, где твой золотой запас, без какового ни один шпион не обходится, а тем более такой наглый... Быть того не может, чтобы у такого наглого шпиона не было золотого запаса, и весьма немалого!... По хорошему сейчас всё расскажешь или завтра под пытками подыхать будешь?!...
  
  
   Вот так!
  
  
  

Государство хороших квартир.

  
  
  
   В этом государстве все его жители были очень, очень хорошо обеспечены очень, очень хорошим жильём. Дома там были очень красивые, кирпичные, с великим множеством всяких архитектурных изысков - колонн, пилястров, арок, портиков, башенок, эркеров, балконов, лоджий, альковов, чердаков, подвалов и всего такого прочего. Причём каждый дом был своего индивидуального проекта, типовых домов там не строили.
   И потому в том государстве как-то раз (возможно, что и не раз, и не два) произошла вот такая история:
  
   Жил-был гражданин, в девятикомнатной квартире, которую предоставило ему государство. Сколько-то лет он там жил. А потом ему довелось из той квартиры уехать - может быть, в другой квартал, а может быть, и в другой город.
   И в квартиру заселили другого гражданина. Он тоже жил там много лет, и всё не понимал, почему его квартира официально считается девятикомнатной, если она пятикомнатная?!... Или учитываются чуланы с коридорами?!..
   Дошло когда-то и до того, что человеку это надоело и он пошёл по инстанциям. Начал права качать - почему никому другому в их квартирах чуланы с лоджиями за комнаты не считаются, а ему - считаются?!...
   И был очень, очень удивлён, когда в жилотделе ему сказали, что в его квартире, как и везде, за комнаты считаются только комнаты, коих в квартире девять.
   Человек встал в позу и потребовал прийти к нему и пересчитать комнаты! Его подняли на смех...
   Человек долго, много лет, ходил по инстанциям и всё-таки добился своего - пришла комиссия из жилотдела комнаты считать. И насчитала их пять!...
   И вот тут встрепенулось большое начальство! Как же так - с самого проектирования этого дома по всем документам квартира всегда числилась девятикомнатной, а оказалось пятикомнатной...
   Дошло до того, что отыскали и опросили прежнего жильца. А тот и сказал, что вселился в девятикомнатную, много лет жил в девятикомнатной и уехал из девятикомнатной...
   И только когда его начали прижимать фактами, как же это он исхитрился пятикомнатную квартиру много лет принимать за девятикомнатную, он сообразил, в чём вся Проблема!
   Оказывается, он, когда жил в той квартире, принял меры к тому, чтобы его кот не во все комнаты забегал. То есть - обычный платяной шкаф приставил к одной из дверей, и так его оборудовал, чтобы легко разворачивался на петлях вместе с дверью, если его потянуть. А за дверью - четыре комнаты с несколькими чуланами, альковами, антресолями, эркерами, балконами и лоджиями...
   А последующий жилец - этого не заметил! И шкаф-дверь принял за самый обычный платяной шкаф, в каковом качестве его и использовал... Чем обделял себя немало лет на немалую жилплощадь...
   Смеялись долго и массово...
  
   Вот так!...
  
  
  
  

Государство казённых автомобилей.

  
  
  
   В этом государстве сохранилось такое отношение к автомобилям, каковое было когда-то во многих государствах реала.
   То есть - некоторым начальникам и прочим очень ответственным работникам полагались от казны легковые машины с шофёрами. На них и ездили.
   А поскольку легковые машины там были достаточно разнообразны, то жители того государства с первого взгляда на марку и цвет машины определяли, что за шиш на ней ездит.
   Точнее говоря - что за шиша на ней возят.
  
   Если бы такой порядок был бы Советском Союзе, то было бы примерно так:
  
   Едет "Чайка" - значит, на ней везут не менее чем наркома или члена Политбюро.
  
   Едет чёрная "Волга ГАЗ-21" - партократа везут, профессионального партфункционера немалого уровня.
  
   Едет такая же, но ещё и с оленем на капоте - везут особо отличившегося героя, причём состоящего на немалой партийной должности.
  
   Едет "Волга ГАЗ - 21", но не чёрная - большого начальника повезли, но не из партфунционеров. Глядя на цвет машины, сразу было бы возможно определить, по какой части начальник - по военной, административной, научной, или ещё какой.
   Если она ещё и с оленем на капоте - тогда везут кого-то из особо отличившихся.
  
   Едет "Волга ГАЗ-24" - везут начальника поменьше. Если машина чёрная - тогда от партийных органов, если иных цветов - иначе.
  
   Едет "Москвич" - везут начальника маленького, но городского. А поселковых и деревенских возят на "Козликах". Колхозных и совхозных парторгов таким образом возили на чёрных "Козлах"...
  
   Ну, а кто вовсе не начальник и потому машины с шофёром кому не полагалось - те ездили на общественном транспорте, каковой был очень хорошо обустроен. Нормой считалось: "Трамвай в каждой деревне, троллейбус в каждом райцентре и метро в каждом облцентре".
  
   А раздавать/продавать автомобили в личное владение или хотя бы пользование было в том государстве не принято.
   Ещё и с рассуждениями, что если каждый желающий будет ездить на автомобиле, то много людишек будет ими раздавлено; и не смогут людишки жить так, как сейчас живут - то есть как увидели, что на другой стороне улицы квас продаётся, так и пошли напрямик через улицу.
  
   Вот так!
  
  
  
  

Рассеянное государство.

  
  
  
   В этом государстве была столица, расположенная на берегах морского залива где-то в Арктике.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   17
  
  
  
  

Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) С.Климовцова "Я не хочу участвовать в сюжете. Том 2."(Уся (Wuxia)) М.Юрий "Небесный Трон 5"(Уся (Wuxia)) С.Климовцова "Академия боевой магии(все 3части)"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) И.Головань "Тестовая группа. Книга вторая"(ЛитРПГ) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"