Звонков Андрей : другие произведения.

Д-2 Любые операции быстро и безболезненно

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Объединенный вариант "Дура лекс". Тема на конкурсе Дефис-2 номер 5. "Жить станет лучше, жить будет веселее"


   Андрей Звонков

" Любые операции быстро и безболезненно"

(Фантастический рассказ)

   (Антиутопия, социальная фантастика)

Пациент: - Доктор, я умру?

Врач: - Обязательно!

(старый анекдот)

  
  
   - Встать! Суд идет!
   Судили моего друга, Юру Свиридова - теперь уже бывшего врача скорой помощи. Два месяца назад он поддался на уговоры родственников умирающего от рака больного и перевел на русский язык фразу Bl.gastrici, met. intrahepaticus - "Рак желудка, метастазы в печень". Спрашивается, ну какое ему дело до всего этого? Наше дело - санитарское: приехал, полечил - уехал! Чего корифея изображать? Захотелось почувствовать себя доктором? А потом, эти же родственники на него в суд и подали, потому что жена и невестка развили слишком бурную деятельность в борьбе за квартиру и наследство больного. В результате, родня больного хором обвинила в причине скандала - врача скорой помощи, который слишком хорошо учил латынь в институте.
   Всех нас инструктировали еще до выпуска: - с больными держать язык за зубами и с родственниками - тоже. Больше расспрашивать, меньше объяснять. Слишком хорошо информированный пациент социально опасен. Чем меньше он знает о себе, тем спокойнее окружающим. И уж тем более, тем спокойнее человеку, чем меньше о его болезнях знают окружающие, особенно родные и близкие. У врача работа простая: Опросить, осмотреть, занести данные в ДК и подключить оный прибор к больному. Диагноз определил, в справочник МКБ 11 залез, шифр поставил, и это - все! Большего не медикам знать не положено. Только циферки своего диагноза. А начнешь язык распускать, за это навешают. Как вот Юрику сейчас.
   Секретарь суда произнес сакраментальную фразу. Мы встали. Суд вернулся из комнаты заседаний. И зачитал решение:
   - Свиридов Юрий Александрович обвиняемый по статьям... УК России, а также статье... за разглашение медицинской тайны и нарушение закона о медицинской этике, руководствуясь статьями... - признан виновным и приговаривается к двум годам лишения свободы условно и лишению права заниматься медицинской практикой сроком на пять лет. Приговор суда может быть обжалован в установленные законом сроки.
  
   Я прорвался к скамье подсудимых. Юрка криво усмехался. Я ждал, когда он выйдет из клетки. Наконец он подошел ко мне. За три недели, что его держали в следственном изоляторе, похудел и приобрел рыжую щетинку на впалых щеках.
   - Юрка, поздравляю. - Обнимая его, сказал я. - Все-таки не на поселении.
   - Спасибо, Леха, спасибо, ты - настоящий друг, - Юрка снова усмехнулся, - не представляешь себе, как я рад. Трех недель за решеткой, вот так хватило, - он провел кончиками пальцев по горлу. - А какая разница? На поселении или в Москве? Специальность-то закрыта. Только если рабочим на стройку. Так я ж не приезжий... я москвич, кто возьмет?
   Действительно. Квота на москвичей не больше 10%, лоббисты от строительных корпораций постарались. Не выгодно брать на работу москвичей, им и платить надо больше и слишком много о себе понимают, права качают... а гастарбайтеры трудятся за гроши и помалкивают в тряпочку.
   - Слава Богу, все кончилось. - Я виновато развел руками. Будто он из-за меня попал под суд. - Жизнь ведь на этом не кончилась. Все образуется. - я говорил общие позитивные фразы, понимая, что утешать в общем бессмысленно. Юра - врач, медик в четвертом поколении. Что для него пять лет без практики - дисквалификация.
   Юра, обнимая жену и мать, обернулся.
   - Все еще только начинается, Леша, начинается, - повторил он. - А ты смотри - нас уже имеют... и чем дальше, тем сильнее. Спасибо, что приехал и поддержал меня.
   - Не за что, Юр, жалко, что с подстанции никто не приехал, но ты сам знаешь... половина бригад не укомплектованы. Кто не работает - спит, а кто не спит - работает.
   - Знаю. И кто не работает - не ест! Так? - Он шел, обнимая жену, - Не так... жрут в три горла... Леш, ты не думай, работу я найду. Поедешь к нам?
   - Извини, Юр, я обещал сегодня выйти с шести. - Я, в самом деле, обещал заву выйти на ночное дежурство. На скорой никто не хочет работать. Слишком опасно.
   - Ну, ладно, держись, Леха. - Он пожал мне руку и шагнул на дорогу, останавливая машину с шашечками.
   Вот и попробуй понять, зачем человек отдал шесть лет в мединституте? Мечтал, отработав по обязаловке на скорой два года, пойти в ординатуру по хирургии. Как нам всем обещали в Департаменте общественного здоровья Мэрии Москвы? "Ребята, медиков недобор! Особенно на скорой. Отдадите как в альтернативной службе в армии - два года на госслужбе, и будете специализироваться дальше, честное слово". Известно, выше головы без шеста не прыгнешь. Госкомиссия из полутора сотен выпускников института только пятнадцати дала направления в аспирантуру и ординатуру, остальные ушли работать в поликлиники и на скорую. Платят хорошо - тут нечего сказать. Только это и утешает, когда на руках двое пенсионеров. Так и мы с Юркой - прямым ходом на колеса. Получили под расписку 2 дипломата: один с диагностическим комплексом ДК-2м, второй с лекарствами - МК, познакомились с водителями "и поскакали"...
   Наш район - старорусский, слава Богу, то есть, в нем в основном живут выходцы с европейской части России, а так город уже давно поделили на Армянский, Грузинский, Азербайджанский Китайский, Вьетнамский, в остальных размешались украинцы, казахи, узбеки, белорусы. Многонациональный субъект федерации - Москва, государство в государстве. Конгломерат денег и бандитизма. Пятый год уже все водители скорой - сотрудники МВД - сержанты, а рядом с креслом в кабине скоропомощных "Соболей" лежат автоматы "Клен", так спокойнее. По последнему приказу, врач или фельдшер скорой помощи идет на вызов без оружия, у него два чемоданчика: ДК и МК. От момента выхода из машины до входа в квартиру он держит непрерывную связь с водителем, и только убедившись, что на вызове нет засады наркоманов, или охотящихся за информацией из ДК - террористов, или даже просто людей без документов, которые под угрозой оружия требуют оказать помощь, дает отбой, произнося заранее условленную фразу, типа "мама варит кашу". Водитель успокаивается. По сигналу с вызова, "финиш ворк" запрашивает направление на новый адрес, и одновременно пробивает сводку из базы данных отделений милиции, насколько безопасно туда ехать?
   Врач же превратился в придаток электронного чемодана, в оператора компьютера. Осмотр начинается с получения от больного флеш-карты медстраховки со всей информацией о нем. Очень удобно. Осмотр длится минут десять - пятнадцать. Наложить полтора десятка электродов, взять несколько капель крови и впустить в анализатор, измерить давление, температуру, задать несколько вопросов о жалобах. Прочитать рекомендации на экране, поднести ампулы с лекарствами к сканеру штрих кодов, лекарство списано и включено в счет страховой компании. Врач колет больного, согласно предписаниям электронного эскулапа, по таймеру ждет указанное время, те же минут десять, пятнадцать, и задает сакраментальный вопрос: "Вам лучше?" Получив ответ - врач ставит "V" в опроснике компьютера. Большинству становится лучше. Дальше, автомат сам передает актив участковому врачу. Вызов закончен. Время зафиксировано. И так сутками. И не дай Бог, хоть на чуточку отклониться от рекомендаций. Объяснительными замучают. А Юрику не повезло вот с чем. Он приехал на вызов к умирающему раковому больному, которого родня отказалась поместить в хоспис. Им никто не объяснял, что за болезнь? Каков исход? А зачем? Им просто показали предписание и приказ, у них было 2 выбора, или они отдают больного с его пенсией и всем имуществом в хоспис, и там он тихо и спокойно умирает, а все его состояние переходит в фонд хосписа, либо сами ухаживают в неведении до последних дней. Эти решили, что будут сами. Однажды, один из них подсмотрел надпись на экране монитора, запомнил и записал на бумажке, ту самую фразу. Не на Юркином вызове - раньше. А Юрку чаем напоили, и спросили, "доктор, что означает вот это?" Он, дурак, возьми и скажи. Это раньше было - больной имеет право на исчерпывающую информацию. Кончилась эта лафа лет уж десять как. "Доктор, что со мной? - А вам зачем?" Лишняя это информация. Расстройство одно. Вот вам набор цифр, с ним и получайте лечение, согласно разработанной Минздравом схеме. Не помогает схема - применим другую. Другая не впрок? На дообследование в больницу, и опять же все по схеме. Есть даже анекдот, может немного не в тему, но забавный: "На международном симпозиуме. Американский врач докладывает: - Мы лечили больного от инфаркта, а он умер от инсульта. Французский - Мы лечили больного от инсульта, а он умер от рака! Наш вышел и говорит: - Ну, не знаю, как вы там лечите? У нас, от чего лечим, от того и умирают!"
   Хе-хе... И не дай Бог врачу пооткровенничать с больным! Каждый прокол медиков раздувался до масштабов международного терроризма, чтоб другим неповадно было. Создается впечатление, что людей специально настраивают против врачей. Горячая линия в департаменте здравоохранения Москвы не остывает. Жалуются на все и на всех. Даже на пирожки в буфете поликлиники, что слишком горячи, от чего случился ожог языка. И по каждому сигналу - циркуляр: "Разобраться, найти виновных и наказать рублем!".
   Свиридовы уехали на такси. Я смотрел вслед уходящей машине с Юркой. Что с ним будет? Кем он станет работать? Медицина для него теперь закрыта на пять лет. А потом, снова аттестовываться, сдавать госэкзамены. В госкомиссии не звери, это мы знаем. Свои же врачи. И также трясутся, ни денег не берут ни подарков. Перед тестом даже подойти и заговорить с членом комиссии невозможно. Шарахаются как черт от ладана. Но аттестовывают по честному и не вредничают. Пять лет, и если друг мой не деградирует за это время, не сопьется, не свернет на кривую дорожку - он вернется в медицину. Правда, пятно судимости это на всю жизнь. Как репутация врача-трепача.
   Надо завтра же, после дежурства заскочить к Свиридовым, поддержать Юрку, да разузнать, какие планы? Куда он надумал податься?
   Мечтать не вредно. На последнем вызове в шесть утра, я нарвался на засаду. Меня мягко скрутили, и приковали к батарее отопления. Один из вызывавших, дядечка лет пятидесяти, уговаривал меня:
   - Милок, ты лучше сам скажи личный код. Ты ж понимаешь, что мы все равно взломаем твой ящик... - Я молчал. Посадить меня, если скажу, как Юрку, не посадят, конечно, но доверять не будут, и от выездной работы месяца на три отстранят. Пошлют на центр - вызовы принимать. А это значит, получать четвертую часть моей нынешней зарплаты... Ничего, я потерплю. Меня побили довольно крепко ногами. Сломали три ребра, сотрясли мозг... К счастью, водитель сразу среагировал на мое молчание, и уже через пятнадцать минут пустую квартиру штурмовал ОМОН. Однако, чемодан мой пропал вместе охотниками за информацией. Маяк в нем эти ребята сумели отключить. И теперь, если смогут подобрать пин-код, вся база данных горздрава будет в их руках. С момента похищения ДК-2м, счет шел на минуты, кто успеет раньше? Информационные террористы: - скачать базу, взломав доступ в комплекс, или Управление, стерев номер ДК из базы, с этого момента доступной будет только информация с винчестера, но это всего лишь район обслуживания нашей подстанции.
   Откуда такие сложности? Да все оттуда же. Долгое время дискутировался вопрос, как каждому человеку не только присвоить индивидуальный номер - ИНН, но и пометить этим номером? Вот карточки - универсальный электронный документ. Но карточку можно подделать. Что с успехом стали использовать информационные террористы. Появлялось неисчислимое количество двойников, проверить которых становилось все сложнее. Для чего им и нужны наши чемоданы. Ведь один ДК, дает доступ к секретной информации о полутора сотнях тысяч жителей Москвы. Из них легко можно отобрать информацию для полутора тысяч нелегалов и сделать фальшивые карточки. И уже все ближе был момент, когда каждому гражданину России, достигшему двадцати пяти лет, будет вживлен в левое предплечье микрочип, с зарядом энергии на пять лет. Нам эту информацию преподносили как благую весть. С этого момента все мы станем под колпаком. Сканеры и у скорой, и у милиции, и в магазинах. Есть чип - покупай, продавай, езди в транспорте. Нет чипа - показывай карточку переселенца или несовершеннолетнего, "доказывай, что не верблюд"... Но, это все в перспективе.
   Похитители ДК не имели времени на допрос по полной. И на мокрое идти не хотели. За похищение ДК, за взлом федеральной базы, даже за изготовление фальшивых документов они могли получить десятку, за убийство - пожизненное. А по слухам, операм дано негласное распоряжение, при оказании сопротивления - бить на поражение. По принципу "Если враг не сдается - его уничтожают". Поэтому, предпочли смыться по тихому...
   Я выписался через три недели. Мне вернули отобранный на вызове мобильник. Похитители его не забрали, бросили в квартире, а следователи подшили к делу. Сразу после звонка маме, позвонил Свиридову, сказать, что он свинушка, не проведал за это время. И спросить, заодно, как он устроился, какие новости?
   По Юркиному номеру ответил незнакомый мужской голос:
   - Он здесь больше не живет.
   Я оторопел, но пока не бросили трубку, успел прокричать:
   - Извините, а где он?
   - Не знаю, - ответил равнодушный голос, - мы получили квартиру за выселением. Звоните в справочную.
   Связь прервалась. Справочная ЦАБ - это дорого. На подстанции я, первым делом, залез в базу Москвы. Через минуты на экране моего ДК светилась надпись: "Свиридов Ю.А. Свиридова С.В. с 12.12. 2022 года - шифр 0000. Они умерли. Это был следующий день после суда. По сводке за эти сутки, приведена массовая автокатастрофа - междугородный автобус столкнулся с камазом, в которой среди погибших числились и Юрка с женой... Я отказывался поверить. Правда ли это - кто знает?.. Для того, чтобы сделать новые карточки - дубликаты, нужно официально умереть. Лучшего способа не придумать.
   Если мой бывший ДК им помог обрести новую судьбу, я не пожалею о поломанных ребрах... Дай Бог им счастья в новой жизни. Если она есть.
  
  
  
   Диана-охотница
  
   Петруха отключил свой ДК от электросети, вынул батарею и проверил уровень зарядки. Полна. Он оглянулся на меня.
   - Лех, ты лекарствами затарился?
   - Первым делом, - отозвался я, дожидаясь рапорта от диспетчера управления, что мой чемодан активирован для работы. Петруха загнал батарею в ДК, как обойму в пистолет, и включил, активируя, как это сделал я на пару минут раньше. Он подошел поближе и, наклонившись к моему уху, проговорил:
   - Слух прошел, будто есть приказ о переподчинении скорой МЧС.
   Я пожал плечами.
   - Давно болтают.
   - Нееет, - Петя набирает код доступа, - это уже решенное дело. Говорят, приказ подписан. Типа, мы, как работали, так и работаем, только потихоньку стариков - на фиг, а нам аттестацию и погоны со звездами... и периодически на строевую...
   - Это хорошо или плохо? - спросил я. Не люблю давать сам оценок, пусть за меня это делают другие. ДК мигнул и выдал на экран "Доступ разрешен. Добрый день, Алексей Иванович!"
   - Ну, я не знаю... говорят, оклад прибавят.
   - Говорят, что кур доят, а коровы яйца несут, - сказал я. - Добавят оклад, поднимут штрафы...
   Петя тоже получил добро от "системы" и закрыл свой ящик.
   - Это верно. Все равно, тревожно как-то.
   - А когда не было тревожно? - спросил я. Петя это - Петя. Работает меньше года - негр. Вот суетится чего-то, болтает. Чего болтает? Мне тоже сказали по большому секрету, что в наших ДК активированы программы диктофонов, и все разговоры на вызове пишутся, а когда ДК стоит на подзарядке, записи автоматом улетают на прослушку в управление. А только ли на вызове? Что мешает им писать постоянно?
   Я поглядел на часы: 8:55.
   - Петя, заканчивай, пора на пятиминутку. Горыныч сожрет, если не успеем, сразу минус пять балов штрафа огребем. Побежали!
   И мы побежали из склада ДК через коридор аптеки, прихватив из ячеек второй чемодан МК с медикаментами и перевязкой. Надо все это отнести в машину, потом вернуться на второй этаж в конференц-зал и пока не дали вызов, сидеть и слушать отчет ночной смены или новости от заведующего.
   Уложились мы минутка в минутку, дверь конференц-зала уже закрывалась. Войти потом можно только введя личный код, а это автоматом штраф за нарушение дисциплины. Пустячок, но неприятно. Бонусов всегда бывает меньше.
   Мы успели. Зал, как всегда - на половину полон. Хотя, по мнению заведующего Роберта Германовича - на половину пуст. Натура такая. За то и зовем Горынычем.
   Он вообще неплохой мужик, когда работает на линии, свой в доску. Но долбят его сверху - вот и он нас долбит. Долбит и долбит, что б не вякали не подумавши, чтоб от инструкций ни на пол-шажка... чтоб... и вообще.
   Ночники отчитываются: 353 вызова, из них 97 к детям, 166 к пенсионерам и вообще не наши, а поликлинические, 12 авто, 7 падений с этажей, 31 констатация смерти, госпитализировно... перевезено по каналу акушерской помощи... родов на дому... и протчая... протчая... в конце самое вкусное: нападений наркоманов за ночь - не было! Чудесная ночь! Но... попытка угона машины. Бред. А где водитель был? Отошел в садик, ножку на дерево поднять? Ну, за это с него и спрос. Вообще забавно, выходишь с вызова, а машины нет. Я вспомнил, что еще не получил в диспетческой рацию и коробку с наркотиками. Все-таки вляпался на -5 баллов. Если сейчас дадут вызов... десятку точно получу. Диспетчера сегодня - вредные сучки. Им за каждый замеченный нами просчет плюс к премии. Вот они и стараются. Секут всё. Но, к счастью, такие не все. Карточку задержишь с вызова - шлеп минус, коды диагноза напишешь нечетко - еще минус, дольше минуты идешь за вызовом - еще получи. А уж если контроль за задницу прихватит в городе в магазине - берегись! Тут за первый раз 25% от зарплаты, второй раз еще 25%, а на третий раз - куковать три месяца в оперативном отделе - вызовы от населения принимать на санитарской ставке. Увольнять не будут, зачем? Работать задаром - вот это наказание. И уволиться нельзя, пока наказан. На больничный сядешь - экспертизами замордуют, действительно ли болен?
   Зав закончил разбор полетов и приступил к раздаче слонов.
   - Через месяц переезд в новое здание. Предупреждаю: все на высшем уровне: и буфет, и комната отдыха, и тренажерный зал... кстати - о зале. Управление спустило приказ: о доплате тем, кто сдаст зачет по рукопашному бою... за разряды по 5% к минимальному окладу, за КМС 15% за мастера спорта 25%. Надоело им, что вы дарите наркоту, только ножик покажут. Никто оказывать сопротивление официально не приказывает, но стимулируют такую возможность. За содействие органам внутренних дел будут премировать. - Зав поставил на стол чемодан ДК но новый, измененной формы. - Это новинка, пока демонстративный образец, официально их получим через месяц, ДК-2000. Обновленный диагностический комплекс. Есть важное отличие. Кнопка "форматирование винчестера" выведена под ручку. Но кроме этого ДК отзывается не только на пароль пин-код, а еще на перстень. В нем микропередатчик с кодом доступа. Носить нужно на той же руке, которой несете ДК, если на вас нападут, достаточно перстнем приложиться об любую твердую поверхность. - зав пошутил, - Лицо преступника таковой не считается. Сожмите кулак и двиньте в стену. Перстень пошлет сигнал в ДК, и тот начнет форматирование жесткого диска, даже со снятой батареей. Есть независимый внутренний источник энергии вмонтирован прямо в жесткий диск. - Мы внимательно слушали и смотрели. - К чему я все это объясняю, - зав сделал паузу, поглядел в наши глаза, надеясь уловить просветление и понимание, и отчаявшись, продолжил: - Вот к чему, о том, что эти ДК поступают на подстанции, уже известно сборщикам информации, охота за старыми моделями - усилится. Будьте бдительны и осторожны.
   Зав показал новый осовремененный ДК и обычные перстеньки, один женского фасона другой мужского. На каждом круглая плюшка вроде как с камушком. Ничего особенного. Хех.. теперь не только морды бить будут, но и пальцы рубить...
   - И в завершение. - Роберт Горыныч сделал знак рукой и с задних рядов к нему вышли два парня и девушка, - в наших рядах пополнение. Врач Артемова Валентина Ивановна, Врач Георгадзе Давид Константинович и фельдшер Самсонов Леонид Яковлевич - прошу любить по возможности, и жаловать... а так же поддерживать в освоении нашей работы. - Зав повернулся к троице, - пожалуйста вкратце расскажите о себе, - он кивнул девушке.
   Две смены в основном изучали ее, естественно, ни высокий грузин, и невысокий фельдшер мужской состав подстанции так не заинтересовали, как новенькая докторша.
   Я врач холостой, потому от основной массы не отличался и пользовался моментом беззастенчиво рассматривать новенькую. Симпатичная. Не супер-пупер, но весьма приятной наружности, светлая шатенка, овальное личико, почти без макияжа... фигурка хорошая... грудь, ножки... талия... все очень даже. Серо-голубая скоропомощная форма ее не красила, но и в этом мешковатом наряде, она производила впечатление. Артемова порозовела от легкого смущения, откашлялась и немного севшим голосом сказала:
   - В прошлом году окончила медицинский университет, год интернатуры по скорой и неотложной помощи в НИИ им. Склифосовского, - она вдруг кокетливо покрутила плечиками и добавила, - не замужем, детей нет.
   Реплика ее произвела незамедлительное действие в рядах, мычание, покашливание, смешки и реплики "за нами не заржавеет", "мы мужчины хоть куда - в самом расцвете сил!". Зав постучал костяшками по столу.
   - Успокоились!
   Вторым доложился Георгадзе. Давид пришел на скорую после армии, его история мало отличалась от истории многих, Закончил мединститут, сразу сгребли в армию, служил в красногорском госпитале - травматолог, после демобилизации год подготовки по неотложной травматологии в том же склифе и к нам на подстанцию. Впрочем, это ожидаемо, одна ставка на бригаде травмы пустует уже третий месяц. Теперь - комплект.
   Фельдшер Самсонов повторил его маршрут, с одним маленьким исключением, служил он в госпитале МВД, откуда и перевелся на городскую скорую. Поступок странный, со спокойной работы в отделении ведомственной больницы, с надбавками, перепрыгнуть в наш бешеный ритм. Его так и спросили, чем ему больничные харчи не понравились и медсестры?
   - Срок службы подошел к концу, и мне предложили или идти в приемное работать или перевестись на скорую. Я решил, что хрен редьки не слаще... а тут поинтереснее. - Ответил фельдшер Самсонов. Староват для фельдшера, уже под тридцатник. Отчего не выучился на врача - спрашивать не стали.
   Ожил селектор. Задорные девчачьи голоса объявили вызовы трем бригадам, моя в этот список не попала, но я пошел вместе со всеми. Зав мне глазами показал "Сядь на место". Я ему жестами объяснил: "Надо закончить прием бригады", он махнул рукой - "Иди уж", и я вышел вместе со всеми.
   В холле перед диспетчерской водители ночной смены заполняли стандартные бланки "объяснительных задержки бригады в пути по причине затрудненного движения на маршруте". Старички рассказывали, что когда-то всю вину за доезд вешали на медиков, но нынешний главный врач, только придя на скорую, первым же приказом все проблемы с доездом от выхода с подстанции до входа в квартиру перевесил на водителей. Для меня кажется диким - пассажиру, то есть мне, в машине отвечать за то, что водитель медленно едет, или выбрал маршрут не тот. Мое дело - лечить.
   Противные девчонки все-таки стуканули, что я не успел с принятием наркоты. Я прикинул, сколько у меня уже штрафных баллов? Работать еще полмесяца, а у меня... раз, два, три... двадцать три балла штрафов. Это меньше 1% от зарплаты. Ничего, терпимо. Кто без греха, пусть первым бросит в меня камень.
   Я отнес оборудование в машину. Динамик в гараже пропел:
   - Бригады: вторая, седьмая, одиннадцатая, тринадцатая, семнадцатая и двадцатая - вызовы!
   Свершилось. Я поглядел на часы - двенадцать минут десятого. Бег на короткие дистанции: до диспетчерской, карточку в руки, от диспетчерской по лестнице снова в гараж, и в машину, там карточку пробить в часах в кабине. Дальше время падает на водителя. И вот он уже бежит, на ходу надевая рацию на голову, и придерживая свободной рукой автоматик Кедр. Жизнь диктует свои условия. Медиков еще не вооружают. Но как сказал зав, за умения рукопашного боя готовы доплачивать...
   Я улыбнулся мыслям. Водитель Сережа, выкатывая машину за ворота, перехватил мою улыбку и спросил:
   - Что?
   Я уклончиво хмыкнул.
   - Хороши мы... скорая помощь специального назначения. - Приподнял Кедр над сиденьем. - Любые операции - быстро и безболезненно!
   - Не балуй! - Водитель резко хлопнул мне по рукам, - не игрушка! Все б вам шутки шутить... а мы тут как на иголках.
   - Вызов - всегда неизвестность. - Философски сказал я, имея ввиду, конечно, то, что никто не знает заранее, что там за больной ждет.
   - Вот именно, - подтвердил Сережа, - то ли у тебя ДК отбирают, то ли коробку с наркотой... Ты ж понимаешь, не проблемы утомляют больше всего, а постоянное ожидание их.
   - Сережа, ты - настоящий друг.
   - Скажи еще раз, - улыбнулся водитель.
  
   Четыре вызова без заезда на подстанцию. Не много, не мало. Нормально. Машину на въезде в ворота приняла система. "Одиннадцатая на подстанции". Над крайне правым гаражом зажегся зеленый свет, створки ворот разошлись, впуская нас в теплое нутро. Я показал физию диспетчерам, на табло посчитал очередь среди бригад, сунул в окошко карточки и отправился на кухню. Один автомат выплюнул мне в кружку порцию раскаленного кофе, второй уронил в ладонь шоколадный батончик с орехами. В столовой за сдвинутыми столами трепались о жизни медики. Разговор тек неспешный, вопрос - ответ, рассуждения, мечты и прожекты, слухи... новеньких в компании не было. Я совсем чуть-чуть расстроился, хотелось поближе познакомиться с кокетливой доктором Артемовой. Может, еще и познакомлюсь, ведь по приказу они после перевода месяц должны работать с кем-нибудь в бригаде... Я присел с краю сдвинутых столов, не вступая в разговор, грыз подсохший батон, прихлебывал кофе...
   - Леха! - ко мне повернулся невропатолог Мокроусов. Я промычал в ответ "мммм?", - как тебе новенькая?
   Я поставил кружку и пальцами изобразил "весьма, весьма".
   - Артемида! - поднял палец невропатолог.
   Наша содержательная беседа была прервана ворвавшимся Петрухой.
   - Ребята, вызов был!
   - Пойди вымойся и съешь лимон! - сказал доктор невропатолог. Петруха на старый анекдот отреагировал адекватно, он коротко ржанул и хлебнув холодного чая, забытого кем-то из уехавших на вызов, уселся у стола и сообщил.
   - Начнем с того, что повод - женщина 33 - плохо с сердцем!
   Начало действительно, многообещающее. Мы прислушались. Петруха продолжил, - парочка, мужчина и женщина... - он изобразил пальцами совокупляющихся ежиков, - тили-тили, трали-вали...
   - Говори нормально, - проворчал невропатолог, - коитус у них, а по-бытовому плотские утехи, так?
   - Ну да... не перебивай. А то я заcмущаюсь.
   - И он ее затрахал до смерти? - невропатолог ввернул-таки вульгаризм.
   - С ума сошел? Нет! - Петруха возмутился.
   - Молчу, молчу... рассказывай дальше, что там?
   Петруха назло пил чай, как последний раз в жизни, нагнетал обстановку.
   - Я этого никогда не мог понять, - продолжил он, наконец, - ну они поиграли, мужик, понятное дело - устал, а у нее, похоже, сил еще осталось на троих, и чем вы думаете она занялась?
   - Я б предположил, но это неприлично. - Сказал я.
   - Никогда не догадаетесь.
   - Посуду мыть пошла. - Сказал невропатолог. - Или цветы поливать.
   - Тьфу на тебя! Не посуду. Пылесосить начала в комнате. Нет, как он рассказывал, они, конечно, оторвались, но всему приходит конец, его хозяйство сникло, виагра уже не помогала, и она от него отстала, а заняться чем-то нужно, вот, и схватила пылесос.
   - Орригинально!
   - Ага, я тоже так решил, так вот они - оба в чем мама родила, он лежит - вспоминает, как им было хорошо, а она не растраченную энергию расходует с пылесосом... и... вот объясните мне логику... она к его аппарату подносит пылесос и засасывает в трубу..
   Мы дружно вытаращились на Петю...
   - Ага, почти оральный секс, с одним исключением - пылесос Хувер - два с половиной киловатта, ворс из ковра выдирает, - Все мужское население кухни поёжилось, представив, как оно там.
   - Чет, я не понял, - сказал, наконец, невропатолог, - а причем тут женщина с плохим сердцем? Должен быть мужик с лампочкой вместо пениса.
   - Чего ж непонятного? Он заорал как резаный, она трубу на себя, пылесос - сосет, мужик еще громче... она пылесос выключила... а он как достал из трубы... она в обморок, хлоп! Точно - фиолетовая лампочка - только что не светит! Мужик оказался с юмором, выдержанный, зажал отпылесосенный орган мокрым полотенцем и вызвал скорую. - Закончил пикантную историю Петя.
   - Ну, а дальше что? - спросил я.
   - Да ничего, я ее нашатырем в чувство привел, рыдала... говорит, хотела пошутить.
   - А мужик, чего?
   - Да все нормально, отвез в больницу.
   - Как же ты его оформил? Вызов то на женщину.
   - Как самотек.
   Мы похмыкали. Самотек - это маленькая лазейка. Обращение к бригаде, находящейся на вызове. Всегда перепроверяется линейным контролем.
   - Значит, он в ментовку не обратился?
   Петруха, отставил пустую кружку. Задумался.
   - Сразу не позвонил, сказал, что сам виноват, типа сам с дури в пылесос сунул. Она, правда, кричала, что это ее вина. В общем, мое дело сторона. В этих пылесосах насадка есть - измельчитель твердого мусора - турбинка... - Петя задумчиво поглядел на нас, мы передернулись от самой мысли. - не, до турбинки не достало!
   Разговор свернулся, вызвали невропатологов, потом еще пара бригад укатила, потом я... работа текла. Обед прошел. Вызов за вызовом. В семь я снова получил небольшую передышку, полчаса, с открытием вечерних бригад.
   Я сидел на кухне в обнимку с кружкой кофе, когда вошла доктор Артемова, и мне вспомнилось определение Мокроусова "Артемида!"
   - Алесей Иванович? - Валентина села против меня за стол. Я шутливо отдал честь, улыбнулся.
   - К вашим услугам!
   - Меня вписали на вашу бригаду. Вы не против?
   Сдерживая эмоции, а что греха таить, новость более чем приятно неожиданная, лучшего способа для знакомства не придумаешь, я притворно нахмурился.
   - Боюсь, ДК перегорит, узнав, кто с нами работает.
   Она приняла шутку за чистую монету, и искренне удивилась.
   - Отчего это?
   - Ревнивый очень, - поджал я губы, чтоб не улыбнуться. Артемида расхохоталась. Я, не скрывая, рассматривал ее. Ей не больше двадцати пяти, не зажатая, озорные чертики в глазах прыгают. Мелированные русые волосы, собранные в хвостик, очень хорошая косметика и чувство вкуса. От нее не пахло косметическими ароматами, на губах помады нет, ага... татуаж...
   - Вы не женаты, Алексей? - нахально спросила она. В глазах охотничий блеск.
   - Женат, - усмехнулся я, - как говорят мои родители, на работе женат.
   Она заинтересованно поглядела на меня, вытянула губки, призывные, чувственные... теперь она меня будто оценивала.
   - И подружки нет?
   Я чуть не покраснел и решил переплюнуть ее в нахальстве.
   - Если я правильно воспринимаю ваши мысли, то теперь, кажется есть?
   Она отвела глаза.
   - Все возможно. А вы давно страдаете телепатией?
   - Это ж запрещенная болезнь, - серьезно сказал я, - сколько себя помню, но успешно скрываю.
   - Вы слишком откровенны с незнакомками, - парировала она, подаваясь вперед, через стол.
   Я качнулся к ней навстречу, глаза наши на расстоянии полуметра.
   - Для незнакомки - слишком, для подружки - в самый раз.
   Она порозовела, и я ощутил поток призыва. Ферромоны. Вот что она использует вместо духов. Диана-охотница. Садистка. Нам работать до утра. Натуральная садистка. Хорошо, что в столовой никого кроме нас.
   - Мы коллеги, сотрудники, - прошептала она, - так вы познакомите меня с вашим аппаратом?
   - Вы про ДК -2М? - также шепотом переспросил я.
   - Он у вас так называется? Оригинально. - Ответила она все еще шепотом.
   - Мне вас представить ему как подружку или как сотрудницу? - от ее призыва голова шла кругом.
   - Вы про ДК-2м? - прошептала она мой же вопрос.
   Мы смотрели в глаза друг другу и хором расхохотались. Никогда мне не было так легко и весело. Девчонка, конечно, стервочка, но веселая...
   - Одиннадцатая бригада! - объявил селектор. В динамике хихикнули, - хорош любезничать, у вас вызов!
   Валентина подскочила.
   - Иди к машине, - я перешел на ты мгновенно, - я вызов заберу.
  
   В машине она спросила:
   - Я не поняла, диспетчера слушают разговоры?
   Я обернулся к проему в салон и объяснил:
   - Селектор двухсторонний, иногда диспетчер включает его и слушает, пытаясь по голосам понять, кто в комнате. А иногда и подслушивают. Работа у них такая.
   Валентина загрустила.
   Я усмехнулся.
   - Не кисни. Им же скучно...
   - Я не клоун, - отрезала доктор Артемова.
   - Привыкай. Скорая помощь большое дупло, населенное дятлами... особая порода: дятел-диспетчер, обладает отменным слухом, и стучит постоянно, когда не спит. На скорой все стучат.
   - И ты?
   - Иногда, если нужно. - Сказал я честно.
   Похоже, она растерялась.
   - Но как же так? Вы же работаете вместе, мало ли что? Так прямо сразу и закладываете друг друга?
   Мы с Сережей переглянулись. Кто ее знает, эту бойкую докториху-стажерку? В бригаде пять минут всего, а уже в душу лезет.
   - Валя, не доверять друг-другу нельзя, и мы конечно, доверяем. Но ты знаешь о плане отчетов о проступках?
   Она помотала хвостиком.
   - У каждого сотрудника есть план, сколько нарушений дисциплины он должен заметить за неделю у других сотрудников. Если он этот план не выполнит, ему надбавку к зарплате урежут на десять процентов и бонусы вычтут.
   - Как это? - она не поняла.
   - Очень просто. Я стучу на водителя, он на меня и других водителей, диспетчера на всех стучат, старший врач выискивает замечания в карточках, если не находит, ставит "плохой почерк", даже если написано печатными буквами. Кстати, в инструкции заполнения карточки, запрещено писать печатными буквами - почерк должен быть индивидуальный. Что тебе еще рассказать?
   Валентина глубоко задумалась. Автомат, закрепленный в специальном гнезде у водительского кресла на нее впечатления не произвел. Наконец она грустно сказала:
   - Про стук мне никто не говорил. Это правда? А как же личная жизнь?
   - На работе личной жизни нет, - сказал водитель. А я протянул Артемиде проволочную дужку с рацией для связи с водителем.
   - На, надень. - она послушно нацепила устройство, - дуплексная связь . Инструкцию помнишь? - Она кивнула.
   - Шофер остается в запертой машине и поддерживает непрерывную связь с бригадой. По прибытии на вызов бригада должна отрапортовать ему, что все в порядке. Если имеется угроза, или связь по любым причинам прервется, водитель вызывает милицию. Машину не покидает.
   - Молодец. - Я обратился к Сереге, - назови ей кодовую фразу.
   По лукавой Серегиной физиономии, по тому, как он смотрит на дорогу, я догадался, что сейчас, что-то отмочит.
   - Погоди! - я обернулся к Валентине, - ты придумай.
   Она от неожиданности запнулась.
   - Что придумать?
   - Слова рапорта, что все в порядке. - Она пожала плечиками.
   - Так и скажу, "все в порядке".
   Серега скривился как от таблетки аскорбинки.
   - Доктор, не надо банальщины. Если вас встречают - ничего не говорите. Если там действительно больной - скажите Леше что-нибудь обыденное, но в то же время - чтоб я знал, эта фраза действительно означает - "все в порядке".
   Артемова задумалась и сказала:
   - Я пойду, помою руки. - Вот эта фраза. Если я так сказала - значит, все в порядке.
   - Неплохо. - Валентина скопировала один из наших старых паролей. Вообще мы с Серегой изгалялись скороговорками "Карл у Клары украл кораллы" или "На дворе трава, на траве дрова"... Серега продолжил инструктаж.
   - Если я не отвечу, вероятнее всего - квартира экранирована, постарайся незаметно подойти к окну. Вообще экран в квартире - уже подозрительно. Правда вас сейчас двое, значит, вероятность нападения вполовину меньше. Теперь вот что: Если ты сказала "Все в порядке", значит, вы под контролем, и я вызываю ОМОН. Ваше дело - тянуть резину.
   Кажется, Валентина встревожилась. Она поежилась. В салоне тепло, вообще-то. Сережа закатился во двор большого дома. Я забрал ДК, Валентина взяла ящик с медикаментами.
   На вызове все оказалось мирно и спокойно. Дядечка со стенокардией напряжения, жена, дети... Вызов сюда уже не первый, в базе есть... работали быстро, Валентина общалась с ДК, я заполнял карточку. Потом уколы, потом ждем... контрольные вопросы. ДК зажег на экране зеленую галочку - "Вызов обслужен". Валентина перебирала ампулы в ячейках.
   Лекарства "03" это особые лекарства. Когда в аптеки потекла река фальсификата, скорая тоже попалась - смертных случаев не много, но проблема с недействующими лекарствами, прежним главным врачом была обозначена очень остро. И специально построили в подмосковье завод, который проверял и готовил лекарства для скорой помощи, проверяя их на годность. Все коробки и ампулы имели особую маркировку. В аптечную сеть они не поступали никогда. Но, учитывая их 100% эффективность, на черном рынке стоили наши лекарства дороже обычных аптечных. Правда, на коробках не было названий, только номера и штрих-коды.
   - Названий нет, как вы не путаетесь? - спросила Валетина в лифте.
   Мы уходили в машину, нас отпустили на подстанцию.
   - Невозможно спутаться. Перед тем как набрать лекарство, ты его подносишь к штрих-сканеру, если не то, ДК тебе гуднет.
   Валентина остановилась на лестнице на ступеньку выше меня и сказала:
   - И совсем он не ревнивый, твой ДК. - не выпуская дипломата с лекарствами, она одной рукой притянула меня к себе и прижалась губами к моим губам. Садистка. В моей башке стерлись все мысли, только где-то в продолговатом мозгу, который между спинным и мозжечком бешено считал секундомер - отсчитывая остатки секунд до посадки в машину. Мы не имеем права выпускать из рук имущество... но одной руки каждому хватало в эти секунды. Наконец она откачнулась, и сказала севшим голосом:
   - Хоть тут никто не проконтролирует. - Я умолчал о рации на ее головке, и несомненном внимании с которым Серега слушал наши причмокивания и сопение.
   Тот, как ни в чем не бывало, отпер двери, мы сели и покатили к подстанции.
   Я поглядывал на водителя. Серега с абсолютно индифферентной мордой крутил рулем. Валентина молчала в кресле в салоне. На Ленинградском шоссе небольшая пробка по случаю вечера. Мы слушали сводку по радио. Вдруг Серега напрягся, глядя в левое зеркало.
   - Идиот, смертник! - прошептал он, и тут мимо нас по встречной пролетел огромный черный джип. Серега открыл дверь и встав на подножке глядел ему вслед. Спереди донесся скрип тормозов, дикий звук скребота металла об асфальт, удар, еще удар... звон стекла. - Вот тебе и бонусы. - Водитель включил маяк, сирену и вывернул "соболя" на встречную полосу. Я по рации отбил на центр сообщение об авто, там все приняли, пока мы подъезжали к лежащему на боку "крузаку", прислали сообщение с нарядом. Сережа повесил автомат на грудь, вышел из машины, кругом потекли медленно машины, вдалеке затарахтел вертолет ГАИ. Валентина дернулась поглядеть внутрь, я ухватил ее за куртку и оттянул обратно.
   - Не лезь! - Я пытался разобраться, что случилось? Выходило, что джип решил по свободной встречке обогнуть очередь у перекрестка и встать первым, но тут переключили на зеленый и в лоб ему тронулся встречный поток, деваться джипу некуда, он уходит влево на тротуар, там столб, пытается увернуться, его заносит, кладет на бок и брюхом он сносит столб.
   Работали быстро. В салоне джипа - мужчина, женщина, двое детишек лет пяти-семи, мальчишки. Вроде все живы. Так показалось... мужчину и женщину придавили подушки, дети привязаны в креслах, орут благим матом.
   Подъехал автоэвакуатор, зацепил крюком джип, опрокинул на колеса. Откуда ни возьмись, из-за наших спин выросли МЧСники, вскрыли двери, вытащили детей первым делом, потом взрослых. Валентина все записывала в блокнот, номер машины, описание, сколько пострадавших... заодно и бригаду МЧС, и ГАИшников занявшихся обмерами. Один из МЧС снимал все на камеру, много внимания уделил Валентине, она ему погрозила кулаком.
   Водителя джипа подушка крепко ударила в лицо. Он без сознания. Женщина пришла в себя, первым делом метнулась к детям.
   Мы с Валентиной занялись осмотром, врач МЧС нам помогал. Для ДК работы не было, точнее, его очередь придет в салоне "соболя", когда больной будет на носилках. Один ребенок быстро загрузился. Похоже, удар не прошел бесследно. Второй успокоился, вытер слезы и с любопытством крутил головкой, изучая синие маячки, погоны милиции... приоткрытый рот, малоосмысленный взгляд. Женщина с бессознательным ребенком села в вертолет и тот унес их в Тушино к седьмой детской больнице. Пока мы разбирались с мужчиной, появилась машина линейного контроля. Врач затребовал отчет. Я отдал ему Валентину, та доложила обо всем, пока я снимал данные с водителя джипа. Карточка соцстраха у того оказалась в правах. Дальше все потекло... вдруг ДК мой заверещал и на экран выскочила надпись - "дублирование данных"
   Я еще раз загнал карточку в щель ДК, и повторно вышла багровая надпись "Дублирование данных!" Я вошел в базу и нажал поиск больного: в таблице на экране высветилось, что Хамраев Элькен проживает в Ставрополе и не далее чем сегодня днем обращался в медсанчасть. Время обращения 18:35, я перевел взгляд на нижнюю панельку 20:40. Дела... а если б он не ходил в МСЧ, и в магазин не ходил... вообще не пользовался карточкой сутки, система спокойно съела б эту... а Элькен Хамраев считался бы уже прибывшим в Москву. Валентина всунулась в салон.
   - Леша, там врач МЧС говорит - ребенок пьяный!
   - Что? - Следом за Валентиной показалась голова в фуражке - милиция.
   Дальше я мало что понял, меня отодвинули к задней двери, а руки, лежащего на носилках водителя джипа оказались прикованы наручниками к носилочному подкату.
   Я терпеливо наблюдал картину допроса. Милиционер поглядел на Валентину.
   - Можете привести его в чувство?
   Валентина пальцами приоткрыла веки "больного", кончиком мизинца коснулась роговицы, тот зажмурился.
   - Он в сознании, прикидывается.
   Снова распахнулась дверь и еще одна фуражка воткнулась в салон:
   - Таарищ майор, вертолет угнали гаишный.
   Милиционер вскинулся.
   - Она дура! - сказал водитель с носилок, - безголовая баба... всех убьет.
   - Да, - подтвердил милиционер снаружи, - пилот сообщил, она пригрозила, что застрелит ребенка, и заставила его лететь на юг.
   - Куда?
   - Пока не знаем точно, связи нет, вертолет летит в сторону Тулы.
   Майор за воротник поднял водителя с носилок и заорал бешено:
   - Зачем вам дети? Куда везли? Кто заказчик?
   - Я ничего не знаю! Я только машину вел, - забормотал водитель, - Это все она! Ее дети!
   - Почему вы их напоили? Что давали детям?
   - Я ничего не знаю, она мене дениг дала, говорит - вези шереметево адин. Я вез. Ничего не знаю.
   Майор бешено поглядел на меня:
   - У него ничего не сломано?
   Я поглядел на отчет ДК .
   - Вроде, ничего.
   - Сейчас допишешь переломы ребер и сотрясение мозга! - Майор в бешенстве рванулся к водителю, - говори, сука! Кто она? Как зовут? Куда везли детей? Закрой дверь! - заорал он второму менту, что стоял в дверном проеме салона скорой. Мы с Валентиной его видимо не волновали. - Я, тварь, или вышибу из тебя показания, или ты у меня станешь жертвой ДТП и доктора подтвердят! Ты меня понял?
   - Понял, начальник, я все скажу!
   Я молча наблюдаю сцену, Валентины мне не видно, но она тут, видны только ее ноги в форменном комбезе и полусапожках. А почему я раньше не видел ее ног? Они такие эротичные...
   - Баба эта - Фатима Дукаева, дети эти не наши... она их в Пятигорск везет, на органы. Если что случится, может убить. Она отмороженная. У нее муж погиб.
   - Доктора, понятыми будете, что он при вас сказал! - майор отпустил воротник шофера и отстегнул наручники.
   - Хорошо, - сказал я, - одиннадцатая бригада двадцать восьмой подстанции, врач Исаев и врач-стажер Артемова.
   Майор кивнул и выволок лже-Хамраева из машины.
   - Забирайте, говнюка, вместе с машиной и через час показания мне на стол. В розыск на Фатиму Дукаеву, вооружена и очень опасна, шахидка. При сопротивлении стрелять на поражение.
   Голос его стихал за стенками машины. Мы с Сережей и Валентиной минутку посидели молча.
   - Доложиться надо, что пострадавших нет, от помощи отказались. - Сказал я. - Или точнее - в помощи не нуждаются. Озверел народ. Живых детей на органы разбирают.
   Сергей связался с центром по рации, сунул мне микрофон. Я доложил.
   - Возвращайтесь на подстанцию. - Сказала диспетчер центра.
   На часах девять вечера.
   После авто Валентина стала задумчивая. Я нашел ее на кухне молча сидящей в уголке. Народ глумился за столом, в энный раз выслушивая Петю и его утреннюю историю с пылесосом. Я подсел к Артемиде, пробормотал:
   - Как насчет чаю или кофе?
   Она покачала хвостиком.
   - Ну не кисни, всякое бывает. Надо пропускать мимо сознания.
   - Я все что угодно могу пропустить, - сказала Валентина, - только не детишек. Поэтому в педиатрию не пошла.
   Я молча рассматривал ее фигуру в скоропомощном комбезе, начисто лишавшем обилием карманов, двойными швами, светящимися вставками и крупной надписью СМП на груди и спине самую красивую женщину всякой привлекательности,.
   - Чего ты так смотришь?
   - Любуюсь, - сказал я.
   - Извращенец, - улыбнулась Валентина, - модельер - урод. Я гораздо красивее.
   Я покачал бровями многозначительно, подмигнул.
   - Я надеюсь, ты предоставишь мне возможность, оценить?
   Она ухватила скобочку молнии у шеи и потянула ее вниз медленно. Молния, потрескивая, расходилась, открыв ее сантиметров на двадцать и обозначив под комбезом белую маечку, Валентина отпустила скобочку и сказала:
   - На сегодня достаточно. А то жарко тут. Ты весь вспотел!
   Садистка форменная.
   - Одиннадцатая бригада - вызов!
   Констатация трупа на улице. Тоже работа. Едем. Правобережная улица, одинокий милиционер, с ним три старушки из дома престарелых. Мы подъехали. В воде на берегу канала полупогруженный труп по одежде и фигуре - мужской. Я натянул перчатки, за шиворот выволок труп из воды и перевернул на спину. На меня смотрел немигающим взором Элькен Хамраев с дыркой в черепе. Перепутать невозможно. Полтора часа назад майор угро выволок его из нашего соболя. Я вернулся к машине, по рации доложил об убитом. Валентина осталась у берега, расспрашивать старушек и общаться с участковым.
   Примчалась следственная группа с Петровки, толпа криминалистов шарила по берегу, расспрашивали меня и Валентину, а когда я сказал, что полтора часа назад обследовал убитого в авто на Ленинградке, про женщину и детей, опера вцепились в нас мертвой хваткой, подробно расспрашивая про аварию, (тут же связались с ГАИ) и про майора, что допрашивал убитого в нашей машине, и про женщину, сбежавшую на вертолете. Особенно про детей, про то, что везли в Пятигорск на органы. Следователь сказал:
   - Все предусмотрели, гады... одного не могли угадать, что два раза одна и та же бригада скорой попадется. Сейчас мы б до утра ковырялись с этим трупом, а они б уже внутренности разложили по чемоданам и самолетами в Турцию, Румынию... кстати, а где ребенок, что оставался в машине?
   - Его мчсники забрали. - Ответил я.
   Следователь приказал выяснить, какой отряд побывал на авто... через пять минут мы передохнули, бригада МЧС оказалась настоящей и пьяного ребенка действительно отвезли в Филатовскую.
   Труп мы доставили в судебный морг в Лефортово, потом заехали в райотдел милиции, где сидели опера и ждали нас, мы с Валентиной прочитали протоколы и подписали. Все верно. Во втором часу ночи вернулись на подстанцию.
   Дали нам подремать до четырех, в пятом - вызов. Валентина спустилась в кухню, вытащила из морозильника кубики льда и по пути к машине массировала лицо тающим льдом. Мне уже было все параллельно. Подъезжая к дому, бдительный Серега повторил:
   - Кодовая фраза: "Я пойду, помою руки!", - протянул Валентине проволочную дужку рации. - Ребята наступает время "Ч".
   - Не пугай, - женщина шестьдесят "плохо с сердцем", банальный вызов.
   - Мое дело предупредить. Вспомни прошлый раз.
   Мы ждали лифт. Валентина спросила:
   - А что было в прошлый раз?
   - Одиннадцатого декабря у меня отобрали ДК-2М. Меня избили и приковали к батарее. Сломали ребра.
   - А зачем били?
   - Пин код хотели узнать. Через ДК идет доступ к базе данных Горздрава и ОМСа, считай все... есть даже данные из налоговой.
   Валентина кивнула.
   В квартиру нас впустил мужчина, приятно улыбался.
   - Проходите! Ждем вас! Маме плохо!
   Квартира семикомнатная, индивидуальной планировки. В этих домах строители возводили коробку и колонны а внутренние стены проектировали сами жильцы. Поэтому никогда не можешь знать заранее планировки. Валентина молча шла за мной. Выйдя в просторную гостиную, она уже собиралась сказать, что хочет помыть руки, как ее и меня крепко взяли за руки, у нее сняли с головы рацию. А провожавший нас улыбчивый мужчина развернулся ко мне и приставив нож к горлу Валентины, прошипел:
   - Пин код твоего ящика, быстро!
   Валентину сзади крепко держали за руки и плечи два парня, меня, надо полагать - тоже. Чемодан ДК забрали, но не открывали. Знают, сволочи, что на ввод пинкода дается тридцать секунд, потом блок, три ошибки - тоже блок, а ДК превращается в мощный радиомаяк и начинает оглушительно верещать. Полдома точно перебудит.
   - Ребята, вы с ума сошли, отпустите девушку, - потянул я резину, заканючил, - Я вам и так скажу...
   "Радушный хозяин и любящий сын" нажал на нож сильнее и Валентина, молчавшая до сих пор, поморщилась. Я пересчитал, сколько людей в комнате, двое держат Валю, двое меня, один с ножом, выходило - пятеро. Я притворно мялся. Валя хрипло сказала:
   - Все бессмысленно, сюда уже едет ОМОН, сдавайтесь.
   Я поразился ее спокойствию, а руки, державшие меня, дрогнули. Хозяин с ножом метнулся ко мне, завизжал:
   - Говори, сука, пин!
   Дальше все происходило очень быстро, между морганиями моих глаз.
   Морг, и правая нога Валентины абсолютно прямая взлетает вверх и острый носок сапожка врезается в глаз державшего ее справа, я вижу вылетающий из глазницы шарик на розовой веревочке... морг, и Валентина уже на шее второго, верхом, и поворотом бедер, буквально отворачивает ему башку, запоздало слышен хруст ломающихся позвонков. Хозяин квартиры на полпути между мной и Валентиной, опускающей тело. Меня бросили, Я не вижу, что делают двое за моей спиной, только вдруг оглох, за спиной Вали разлетается вдребезги экран телевизора, а она, выполняя что-то вроде колеса - сальто, бъет невидимого за моей спиной стрелка, и я только вижу, моргнув в очередной раз, парящий в воздухе пистолет, потом хозяин квартиры с рукояткой ножа, торчащей из подмышки, заливается мертвенной бледностью и хрипит, а в руках Валентины пистолет и ее незнакомый голос:
   - Стоять! Вы арестованы, оперуполномоченный управления по борьбе с экономическими преступлениями капитан Артемова! - ее, потому что, слова доносятся из ее милого ротика, но голос резкий и чужой.
   На ватных ногах я отошел к ней и обернулся.
   Парни лет девятнадцати, один держит левой рукой сломанную в запястье правую руку, второй оторопевший, кажется в ступоре, трет руками лицо и молчит.
   Я открыл ДК и набрал код, экран высветил надпись "Заблокирован". По моим часам мы на вызове три минуты. Я пошарил по полу, подобрал рацию.
   - Сергей! - тишина. Отошел к окну, - Сергей!
   - Леха! К вам подымается омон, отойдите от дверей, - донесся дребезжащий голос водителя.
   Валентина из кармана комбеза достала наручники и сковала парней между собой. Тот, что баюкал сломанную руку, взвыл. В прихожей раздался треск, грохот падающей железной двери и квартира наполнилась людьми в камуфляже и масках... Одноглазый стонал на полу, похоже, сапожок доктора Артемовой, пардон, капитана Артемовой еще сломал ему основание черепа. Хозяин квартиры на полу дернулся и затих. В комнату вошел... фельдшер Самсонов Леонид Яковлевич, он молча обнял Валентину и поцеловал... в щеку.
   - Валя... ты страшная женщина. - Он осмотрел поле битвы. Скомандовал бойцам в камуфляже, кивнув на скованную парочку: - Уведите. И для этих скорую вызовите!
   Как глупо строить иллюзии. Обломилось тебе Леша и подружка и любовь... капитан Артемова! Я соответственно мыслям скорчил унылую рожу. Собрав ДК и Ящик с медикаментами, я пошел к выходу. Побаловали тебя общением с красивой женщиной... потрепали нервы - радуйся. Будет о чем вспоминать. В квартире фотограф снимает обстановку, следователь прокуратуры уныло себе под нос диктует протокол осмотра места событий.
   - Лень, я отчет тебе дам утром.
   Самсонов удивленно поглядел на капитана Артемову.
   - А почему?
   Валентина догнала меня в прихожей и, отбирая ящик с медикаментами из моей ладони, смеясь, прокричала:
   - Потому что, я до девяти утра - доктор Артемова, а вместе с доктором Исаевым - одиннадцатая бригада! Жди, Ленчик!
  
   Международная классификация болезней. В настоящее время врачи пользуются МКБ10.
   Диагностический комплекс (компьютерный диагност-сканер. Созданы корпорацией АМСАТ для быстрых предполетных осмотров летчиков и самодиагностики космонавтов на орбите) и медицинский комплекс - набор препаратов, инструментов и прочих средств.
   Работа окончена (англ).
   Проект в стадии разработки. Карточка похожа на кредитную с фотографией и паспортными данными. Планируется, что в будущем она заменит все документы от паспорта до пропуска или студенческого билета. И станет универсальным ключом и хранилищем финансовой и медицинской информации.
   ЦАБ - центральное адресное бюро.
   Похожая обстановка уже сложилась на московской скорой. В рассказе она доведена до совершенства.
   Время от момента получения вызова до прибытия по адресу. В настоящее время за это отвечает врач, а не водитель.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"