Звонков А.Л. : другие произведения.

Как становятся писателем?

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Постоянная нехватка времени и авантюрный характер... все что мешает проявить талант писателя. Что поможет? Тюрьма. Рассказ о том, как был впервые арестован авантюрист капитан Рэм Тофал. События, происшедшие, когда Гаранд был инспектором, а Рампан может быть только родился...


  
  
   Как становятся писателем?
  
   Северный ветер ударил в дорожную пыль, поднимая ее и закручивая у "сапог". Я сидел на восточном "сапоге" - остатках гигантской скульптуры на границе герцогства. От многометрового охранника со смотровой площадкой на голове осталась одна обувь. Через врата через скалистые горы на юго-восток вело рукотворное ущелье. Я качал ногами, грыз недозревшие орешки и смотрел на пару путников, бредущих по дороге. Сверху я их принял за детей. Девочка... а почему я решил, что существо в пыльном плаще - женского пола? Нет, приметы, конечно, были. Мелкие шажки, такой походке учат в школе танцовщиц, прямая спина, и хотя грудь, лицо и бедра скрыты широкой одеждой - я интуитивно почувствовал - девочка или девушка... слишком уж легко она шла, будто плыла над укатанным гравием. За руку ее держал мальчик. Я так подумал, сперва - что мальчик. Они приблизились к моему "сапогу" и подняли головы. От неожиданности я чуть не подавился орехом. Гендерка и фардв! Я отряхнул правую руку от ореховой шелухи и ущипнул себя за щеку. Это не видение. Хотя... нажал пальцем на глаз. Пара раздвоилась, а в глазу замелькали радужные круги.
   Бородатый мальчик - фардв сверху мне показался мальчишкой, крикнул:
  -- Далеко до города? - я не ответил, раскусил орех, шелуху сплюнул не на дорогу а в бок, так чтоб ветер унес ее в сторону. - Тебе что, трудно ответить? Или может быть тебе отрезали язык? - фардвы злиться начинают с одной фразы. И эту фразу он может сказать и сам. Я поглядел ему в лицо. Борода короткая, молодой, наверное даже - подросток. Гендерка, стоящая рядом, опустила голову и что-то видимо сказала спутнику, потому что фардв обернулся к ней рыкнул. Ветер относил слова как шелуху орехов. Я высыпал оставшиеся орешки в небольшую ложбинку на площадке "сапога", встал и, разбежавшись прыгнул вниз, к ним, в полете перевернулся, под руками сформировал воздушную подушку, послал ее перед собой, к земле, и приземлился на три точки, едва коснувшись дороги пальцами. На лица чудной парочки мне смотреть было некогда. Но у них наверняка рты-то были нараспашку, и подобный печному жерлу рот фардва и тонкий изящный ротик гендерки. Спрыгнуть с крыши трехэтажного дома - и приземлиться как ни в чем не бывало, не удивит такое только слепого. Не то что бы я любитель дешевых эффектов, но карабкаться по сапогу, прижимаясь к нему животом, медленно спускаясь - мне не хотелось. Хватит с меня и подъема.
  -- Эффектно, - пропела гендерка. Это была молодая гендерка, гендер - детеныш. Ей всего лет пятьдесят. По людским меркам ей лет двенадцать-тринадцать, - Надеюсь, падение с высоты не вышибло у вас память или знание норскапского диалекта?
  -- Не вышибло, - сказал я.
  -- Так сколько до города? - повторил фардв.
  -- Я не отношусь к справочным столбам, - сказал я, - можете заплатить за информацию, платите - и тогда я отвечу.
  -- А бесплатно не можешь? - в голосе фардва мелькнуло уважение.
  -- Бесплатно я могу только пописать. - Я наклонился к большому уху и сказал это только ему. - бородатый мальчик шутку оценил, хихикнул. - Но если у вас нет денег, я готов просто проводить до Канифолии.
   Гендерка сдвинула капюшон на макушку, открыв ярко-красные волосы,(гендеры обожают краситься. Хорошо хоть не зеленые или синие) в сочетании с густыми черными бровями и широко расставленными глазами оливкового цвета, необычно округлое лицо, а для гендеров как раз характерны лошадиноподобные лица, произвело на меня очень приятное впечатление. Детеныш гендера и молодой фардв. Что свело их вместе, столь разные создания?
  -- Разве Канифолия? Геневол... - она не говорила, а пела, руки и все тело в такт звукам голоса изобразили вопрос, а пальцы сплелись в иероглиф ГНВЛ.
  -- Дядя шутит, - скрипуче сказал фардв, - дядя умеет летать и шутить. А что он еще умеет?
   Я отряхнул с колена пыль.
  -- Канифолией этот город прозвали торговцы, не скипидарией же его назвать, если основным предметами торговли в нем были скипидар и канифоль?
  -- Смешно, - снова сказал фардв. - Ладно, проводи нас до Канифолии.
  -- Назовите себя и цель прибытия в герцогство? - казенным голосом произнес я. Это сработало. Гендерка опять надвинула капюшон, а фардв принялся растерянно шарить по карманам.
   Он протянул два скрученных в трубочки документа.
  -- Иллида из клана Рохо и Вача Джеганхир - следуем из Кренга в Нортел по семейным делам.
   Я проглядел документы. Действительно, несовершеннолетняя гендерка едет в Нортел в лицей гендеров, сопровождающим нанят Вача. Я обошел их по кругу. Опасений не внушают никаких. У Вачи под курткой явно есть какое-то оружие. Места тут тихие. Мачтовый лес, росший полвека назад, вырубили, побережье поросло редким кустарником. Разбойники покинули эти места. И все-таки:
  -- А как вы оказались на северозападном побережье? Если вам в Нортел? - осторожность вора. Мне подозрительно все. Сколько моих дружков прокалывались из-за недостаточной осторожности. Сейчас меня парочка приняла за офицера пограничной стражи. Это хорошо. А мне они нужны, чтоб незамеченным проникнуть в Геневол - Канифолию... Я продолжал нарезать круги... Иллида стояла, опустив голову... Гендеры - все тормознутые, и чем взрослее тем тормозистее, детеныши - поживее, по активности больше напоминают людей. А ее Папаша - мачтоподобный, небось, чтоб на простой вопрос ответить: откуда, куда, зачем - сперва полчаса будет думать, потом еще полчаса танцевать и петь, отвечая на вопросы, попутно расписывая прелести и красоты путешествия, тяготы морской болезни и приятных людей, встретившихся ему по пути, поименно перечисляя... Хорошо, что гендерка молодая и живенькая. С фардвами проблем нет... обычно - нет. Двигаются, правда, медленно, так как если б я ходил на коленках, тоже большой скорости не дал бы. Большая ступня - беда фардвов.
  -- Единственный рейс из Кренга был на Фьёрд, - сказал Вача, - остальные на Геневол и Нортел только через три дня. Вот мы и решили: взять до Фьёрда, а там нанять какую-нибудь повозку до Нортела.
  -- И где она?
  -- Она сломалась, - пропела гендерка. - нам пришлось идти пешком. Когда мы придем в Геневол, купим новую повозку.
  -- Да вы богачи?! - я остановился перед парочкой.- что ж за информацию платить не хотели?
  -- У нас нет денег, - хмуро сказал Вача, - У нас банковский вексель. Мы собираем счета, потом клан их оплатит.
   Мудро. Рохо-старший умеет беречь деньги. Дай им наличку - мигом останутся без средств.
  -- Меня зовут Рэм Тофал, - почему я назвался настоящим именем? Может быть из-за гендерки? Ведь они не умеют врать. Не могут. Ложь и гендер - несовместимы. Видимо, это заразное.
  -- Вы полицейский? - Спросила Иллида, и настало время мне удивляться снова, но я удержал эмоции.
  -- Нет! Я - моряк. Капитан Тофал, слыхали? - парочка дружно помотала головами. - Молодые вы еще. Старички, наверняка, слыхали мое имя. Пойдемте, мне тоже в Ганевол - Канифолию.
   Мы двинулись по дороге. Гендерка все также плыла, семеня короткими шажками. Солнце-Лит не заходит за горизонт. Утро прошло, Лит лезет в зенит. Прохладный ветер, белые облачка на лазоревом небе и яркое солнышко. Я скинул плащ, скатал его в трубку и, скрепив подол с воротом, надел наискосок через голову. По походному. Гендерка внимательно поглядела на мои действия и точно повторила со своим плащом.
   До Ганевола полтора десятка километров. Этой дорогой ходит мало народу. Рыбаки, обычно по берегу, транспорты - по плоскогорью - выше, а эта дорожка - только для таких, как мы.
   Вача ковылял, загребая сапогами гравий с песком, когда проходили ущельем, спросил:
  -- Чем же вы так знамениты, капитан Тофал?
   Про походы в Харанд за магическими артефактами я им, конечно рассказывать не стану, меня за это ищет вся полиция Рипена, а, вот что...
  -- Я совершил кругосветное путешествие.
  -- Да что вы? - Иллида потрясла огненной головкой, отчего маленькие колокольчики в ее острых ушках зазвенели.
  -- Да, - важно сказал я, - три года назад, на фрегате "Баррг" с командой из шестидесяти человек. - я умолчал, что при этом путешествии за мной шла четвертая эскадра Рипена под командованием адмирала Орнеды. Мне удалось оторваться от них и спрятаться в архипелаге Слемира. А когда я попытался выйти на чистую воду, западнее и обогнуть архипелаг с юга, то попал в шторм, который, собственно и вынудил меня сделать кругосветку.
   Мы шли, не торопясь, я рассказывал про дальние страны. Гендерка слушала приоткрыв ротик и не перебивая. За что люблю гендеров - замечательные собеседники. Приятно рассказывать. Правда, у гендеров идеальная память. Через тыщу лет спроси, слово в слово повторит мой рассказ.
   Мы вышли из скал, начались предместья Ганевола - бревенчатые почерневшие от ветра и времени дома, очень характерной для этих мест архитектуры: Фасады двухэтажные на высоком каменном фундаменте, срубы из толстенных бревен, три маленьких окна на первом этаже, два больших - на втором и одно под двускатной крышей - тоже маленькое. Каждый дом на всю длину бревен из сосен постепенно, становясь все ниже, уходит назад, там хлев. Овечьи стада пасутся на лугах. Норскапская шерсть - лучшая в мире. Я осматривал деревню. Овечье стадо бурой массой клубится на холмах за жилыми постройками. Есть овцы - должна быть и сукновальня. А есть сукновальня - будут у меня деньги. Деньги, которые мне очень, очень нужны. Я приметил придорожную харчевню.
  -- Как вы насчет того, чтобы позавтракать?
   Гендерка жалобно сказала:
  -- Я согласна, потому что устала и пить хочется.
  -- Пожрать - это можно не упрашивать, - проворчал Вача.
  -- Только уговор: я вас веду - вы меня кормите?!
  -- Не вопрос, - сказал фардв. - напишешь расписку, что взял нас под опеку на время пути от побережья до Ганевола, а Иллида даст расписку, что ты выполнил уговор за... - он задумался.
  -- За десять литов, - подсказал я.
  -- Идет, - фардв протянул правую ладонь, а я пожал ее, скрепляя договор.
  -- Я свидетельствую, - официально сказала Иллида, и эта фраза была равноценна документу с печатью.
   В харчевне я усадил парочку в угол, у окна, себе оставил место рядом с окном и лицом к двери. Мы сделали заказ. Подносчик убежал на кухню, а я направился к харчевнику, который старательно записывал на угольной доске мелом названия блюд и цены.
  -- Уважаемый! - позвал я, и харчевник обернулся.
  -- Вы мне?
  -- Вам, конечно. Мне нужно прикупить сукна, не подскажете, кто может продать?
   Харчевник, не задумываясь, ответил:
  -- За харчевней - третий дом слева. Это - сукновальня, рядом красильня, за ними - портные и шорники. Идите и найдете. - он повторил фрагмент Литовой молитвы.
   В сукновальне - затишье. Большое колесо, в котором обычно ходит осел - стоит. Работяги загорают, ловя редкие летние деньки. С хозяином я договорился быстро. Он слышал о том, что я ему втолковывал. Предложение заманчивое. Колесо будет крутиться само по себе - без осла, или работников, которые полезут внутрь и будут крутит его своим весом. Как и "воздушную подушку" магию "вращения" я вынес из Харанда. Там буквально под ногами валяются цилиндрики с магией. Открываешь такой, вода проливается на руки, через мгновение впитывается и ты - волшебник. Можешь костер разжечь, или ветер вызвать, или деревья квадратные выращивать. Чего проще? Подержал в горсти семена сосны, посадил - полил, через год - готов забор. Все сосны как на подбор, квадратные, а сучья растут в две стороны. Или вращение - берешь бревно, закрепляешь его как маховик на оси, руками крутанешь - оно и крутится. Через пять лет рассыпется в труху. Замечательная магия Харанда. Одна беда - запрещена.
   Как выяснилось, работяги сукновальни потребовали повышения платы, хозяин отказал, вот они и улеглись вверх пузами - загорать. Судьба ко мне благосклонна. Сукновальщик не особенно ломался, мы сговорились на трехстах литах. Я подошел к колесу, представил себе направление вращения, в голове щелкнуло, под ложечкой зажгло, волна тепла поднялась к плечам и перетекла в руки. Я качнул колесо, придавая нужное направление, тепло покинуло руки, переходя на деревянный обод. Колесо принялось вращаться. А я дико проголодался. Хозяин отсчитал мне три сотни золотых, и заорал:
  -- Пошли вон, бездельники!
   Когда я вернулся в харчевню, Иллида и Вача уже пили настойку на сосновых почках.
  -- Все остыло! - проворчал фардв.- Где вас носит?
  -- Отходил по нужде, - коротко объяснил я, - потом искал, где бы руки помыть.
   Гендерка молча кивнула, звякнув колокольчиками.
   Все хорошо, только Вача занял мое место у окна. Они накрыли мне так, что я вынужден был сесть спиной к двери. Это меня привело в нервное состояние. Неуютно. Ел я быстро, старался, чтоб не выглядело жадно. Быстро выхлебал похлебку, заедая серым ноздреватым хлебом, нарезал кусочками жареное мясо, и перекидал их в рот. Мясо - замечательное. Запил все настойкой на сосновых почках. Чувство голода, скрутившее желудок после магии, исчезло.
   Вача поставил кружку на стол.
  -- Вот вы, капитан, говорите, что к западу от Слемирова архипелага есть еще материк. Большой?
  -- Очень. - Я допивал настойку. - Мы его обходили через южную оконечность, поход вдоль побережья занял три месяца. Правда, мы несколько раз останавливались, чтоб набрать пресной воды и поохотиться.
  -- И там тоже живут люди?
  -- Конечно. У них даже есть каменные города. - Я закончил прием пищи, вытер рот. - Нам пора.
  -- А как же вышло, что сейчас вы - сухопутный? - спросила Иллида.
   Я напустил скорбь на лицо. Последний поход в Харанд окончился трагически. Но спутникам моим я об этом рассказывать не могу.
  -- Временно без работы. Вот иду в Ганевол, чтобы наняться на какое-нибудь судно старшим помощником или штурманом.
  -- А что случилось с вашим фрегатом? - Иллида поднялась, Вача отошел к харчевнику, чтобы оформить оплату через вексель. Я поглядел на солнечные часы на полу харчевни, где солнечный луч через оконце в потолке показывал время. Скоро полдень.
  -- Утонул, он был уже не молод, мой "Баррг", - вздохнул я. Судьба фрегата ужасна, мне пришлось его сжечь на северном побережье Харанда. Вся команда осталась там - на проклятой земле. Ушли лишь шестеро на весельной шлюпке. До берега Норскапа добрался я один. Три дня назад. В моей сумке лежали четыре цилиндрика запрещенной магии. Два из них были мне знакомы: "воздушная подушка" и "вращение", поэтому я их сразу использовал, третий цилиндрик имел значок - закрытых глаз. Как это понять? Слепота? Сон? Язык, на котором говорили и писали местные жители давно утрачен. Матросы мои гребли, я сидел на руле и размышлял... Боги оказались милостивы ко мне, но не к моим спутникам. К исходу недели они попытались меня убить, видимо, помешались. Использовав магию Харанда я вышвырнул в море троих, остальные присмирели и гребли пока хватило сил. Рыба ловилась плохо. Мы изнывали от жажды и голода. Видя мою слабость, оставшиеся трое матросов снова попытались убить меня. Я, окончательно исчерпав запасы сил, выкинул из лодки и этих. А через три дня лодку прибило к южному берегу Норскапа. Рыбаки подобрали меня и выходили. А спустя еще три дня я на дороге к Ганеволу встречаю самую чудную парочку на свете. Два цилиндрика харандской магии спрятаны в тайнике "восточного" сапога. Когда-нибудь я вернусь за ними. Магия Харанда легко применяется, но хватает ее на пару-тройку месяцев. Потом все прекратится. За это время я должен успеть побольше заработать. Мои клиенты мельники, сукновальщики, извозчики. Самомелющие жернова, самодвижущиеся повозки... я поглядел на фардва и гендерку. - До Ганевола рукой подать, может быть, доберетесь без меня?
  -- Нет уж, - фардв подошел ближе, - Вы подрядились за десять литов довести нас до города. Иллида свидетельствовала, и мы вам там заплатим.
  -- Ну, хорошо, идем. - я протянул руки с самыми мирными намерениями, направляя спутников к выходу.
   Фардв и гендерка будто ждали этого момента, они накинули мне на запяться золотистые браслеты в которых я узнал изолар - материал вытягивающий магическую энергию. Мало того - изоларовые браслеты можно найти только в Харанде. Может быть это из моих контрабандных... Вача сказал:
  -- Капитан Рэм Тофал, вы арестованы. Полиция Рипена, сопротивляться не советую, если вы сдадите добровольно свои харандские находки, и подпишете чистосердечное признание, суд может учесть ваше раскаяние и добровольное сотрудничество со следствием и простить часть ваших преступлений.
  -- У меня ничего нет. - Быстро сказал я. Браслеты, казалось, и физическую силу вытянули. - экспедиция погибла. Я - пустой.
  -- Если не считать "магии воздуха" и "вращение", - Иллида отклеила искуственные ушки с колокольчиками. - следователь по особо опасным полиции Рипена - Иллида Неверфог, а это сержант Вача.
  -- Фардв тоже фальшивый? - Как они меня провели! Меня?! Впрочем, они все рассчитали верно. Я повелся на гендерку. Эта раса настолько редка и ценна, что никто б не стал рисковать гендером для ареста такой отчаянной личности, как я.
  -- Фардв настоящий, - сказал харчевник, - а я вот фальшивый - Инспектор Гаранд, который охотится за Вами, гражданин Тофал уже третий год. - Вы обвиняетесь еще в использовании запрещенной магии без лицензии. - он кивнул в окошко, там уже ждала веселая компания работников сукновальни вместе с хозяином.
  -- И сколько мне светит? - Я понимал, что на этот раз вляпался крепко.
  -- Суд определит. - Сказал харчевник-инспектор Гаранд.
  -- Спасибо, что хоть дали поесть по человечески.
  -- Ну, мы ж не звери... - ухмыльнулся инспектор.
  -- И все-таки, кроме применения магии - в чем меня конкретно обвиняют?
  -- В проникновении на запрещенную территорию, в гибели команды, корабля. - Иллида продолжала менять внешность.
  -- И куда вы меня теперь?
  -- Пока вас ждет следственная тюрьма города Ганевол, капитан. Изолар вас лишил магии, но я не советую сопротивляться, не осложняйте своей судьбы.
   Я улыбнулся. Фардв, ведший меня к выходу подозрительно поглядел и спросил:
  -- Что смешного?
  -- Да вот, подумалось, что теперь у меня будет время, чтоб написать книгу о кругосветном путешествии. Когда еще придется? Бумаги дадите?
  -- Чего-чего, а бумаги у нас - сколько угодно, - ответил Вача. - дадим.
  
  
  
   Из воспоминаний инспектора службы безопасности Рипена Гаранда Борна.
   Инспектор Г. Борн: - Рэм Тофал занимательная личность в криминальном мире. Бывший морской офицер, уволенный на берег за пьяный дебош. Капитан Тофал несколько лет служил в морской патрульной службе и прекрасно знал побережье Харанда. Знал он и приемы и распорядок патрулей. Вступив в сговор с авантюристами он организовал шайку, с которой начал устраивать рейды на территорию Харанда в поисках магических артефактов. В Рипен и другие страны хлынул поток запрещенной магии. На это Тофалу понадобилось меньше года. За его шайкой началась охота. Но ему необычайно везло, тем более, что в его руках оказалось древнее магическое учение. Нам стало известно через агентов, что Тофал готовит большой поход в Харанд, для чего набирает отряд. На деньги, вырученные от продажи запрещенных магических хранилищ, он купил у одного торговца трехмачтовое судно, переименовал его, назвав именем демона огня "Баррг", и вышел в море. Следственная группа шла за ним по пятам. Тофалу удалось ночью пройти карантинные посты у острова Хош в блавенском заливе, на его поимку вышла четвертая эскадра. Однако Баррг пропал в открытом море. Адмирал Орнеда предположил, что одинокое судно погибло в урагане, который в то время бушевал юго-западнее Слемировых островов. Через год, от адмирала Орнеды поступило донесение, что следы Тофала обнаружились на восточном побережье открытого Орнедой материка. Куда направлялся Баррг? Что предпримет авантюрист? Мы не знали. Еще через два года от северного патруля у побережья Харанда пришел рапорт. Что обнаружен сгоревший остов трехмачтового судна, которое по приметам опознали как Баррг. Там же неподалеку от корабля патруль обнаружил сорок шесть обезглавленных трупов. Тела были собраны и отправлены в Ганевол для опознания. Среди погибших Тофала не было, что дало нам основание предположить что: он оказался в числе тварей, населяющих Харанд или что он покинул судно раньше, где-нибудь на побережье Колы или Вализы...
   Дела мы не прекращали. Как вдруг получили рапорт из управления контроля за магической активностью, что обнаружен след, классифицирован как активность низкого уровня, применялся два раза. Кооррдинаты пришлись на открытое море между северным побережьем Харанда и островом Норскап. Я предполложил, что это или сам Тофал или кто-то из его команды. Время нас поджимало. И мы опоздали, рыбаки сообщили, что человек по описанию похожий на Рэма Тофала был обнаружен два дня назад, и по их предположениям движется к городу Ганевол. Нам оставалось лишь задержать авантюриста. Однако его магические способности, вынесенные из Харанда требовали нетривиального решения. Капитан безопасности Неверфог предложила инсценировать путников, одним из которых будет ребенок расы гендеров. Как известно эти долгожители крайне немногочисленны в мире, и каждый ребенок гендера - это величайшая редкость. Бытует даже поверье, что встреча с ребенком гендера, внешне выглядящим как взрослый человек среднего роста - к счастью. Капитан, а в то время еще лейтенант Неверфог загримировалась под гендерку, в напарники ей был придан сержант Вача Джеганхир как сопровождающий.
   Рэм Тофал был обнаружен воздушным патрулем в районе южных ворот герцогства, где и произошла встреча с агентами. Как мы и преполагали, пара не вызвала у преступника никаких подозрений. А его тщеславие показало, что он обладает магией воздуха - разновидностью левитации. Наиболее популярной магией, приносимой авантюристами из Харанла была - "вращение", я предположил, что и она находится в руках Тофала. Мы очистили деревню в предместье Ганевола, заменив жителей бойцами безопасности. Главной задачей было избежать боевых действий. Единственной надеждой было, что авантюрист не рискнет применять магию при задержании из опасений повредить ребенку гендера.
   Так и вышло. Задержание прошло без осложнений. Капитан Тофал отнесся к нему спокойно, по философски, изъявив желание время, пока он будет находится в следственной тюрьме потратить на написание книги о кругосветном путешествии на Баррге. Что он и сделал. Книга Рэма Тофала "Путешествие на Баррге" по популярности перекрыла книгу адмирала Орнеды. Следствие длилось почти год. Магия в руках капитана иссякла. Суд, учтя чистосердечное признание, а также отсутствие каких-либо доказательств в убийствах, назначил Рэму Тофалу наказание в виде тринадцати лет изоляции в федеральной подземной тюрьме близ города Крамец. По моим данным он уже неоднократно подавал прошение о досрочном освобождении, но ему было отказано...
   Корр. - А почему?
   Инспектор Г. Борн: - У следствия есть подозрения, что капитан утаил большую часть находок и может воспользоваться ими. Честно говоря, я не рассчитываю на его раскаяние и исправление.
   Корр. - Рэм Тофал так опасен?
   Инспектор Г. Борн: - он абсолютно асоциален. Если б я как-то мог повлиять, он сидел бы пожизненно.
   Корр. - Может быть вы предвзяты?
   Инспектор Г. Борн: - Может быть, но интуиция и житейский опыт...
   Корр. - Будем надеяться, что вы ошибаетесь.
   Инспектор Г. Борн: - Дай Бог. Я был бы рад.
  
  
   Вестник Блавны.
  
   Из рубрики "Срочно в номер".
   Сегодня из федеральной тюрьмы бежал опасный преступник Рэм Тофал. Все, кто может сообщить о его месте нахождения сообщать в районные управления безопасности. За поимку преступника обещана награда 10000 литов.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"