Звонков А.Л. : другие произведения.

Зеркало мира (в прозе)

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    сказка - киносценарий.


А.З. Гарлик

Зеркало мира

Сказка для мальчиков

и немного для девочек

10+

   Многие папы рано или поздно становятся дедушками. И внуки просят рассказать сказку. Но стоит начать, как сразу слышишь капризное:
   - Другую! Я эту уже слышал!
   - Ну, какую, другую? Про Кащея слышал?
   - Слышал!
   - А про Иванушку-дурака?
   - Все знаю, про всех дураков!
   - А про Ивана-царевича?
   - Знаю! И про бабу-Ягу знаю! И про хоббитов знаю, и про эльфов! Расскажи новую!
   Дедушка думает, думает и, наконец, говорит:
   - Ну, хорошо, слушай. Дело было или не было. Где и когда - того не скажу. Жили два брата волшебника. Старший - Димитар, младший - Атанас.
   - Добрые? - спрашивает заинтересованный внук.
   - Всякие. Ни добрые, ни злые. Волшебники. Много лет, десятки и сотни лет они учились, искали новые заклинания, развивали свою силу. Тренировались. Собирали по всему свету разные волшебные книги и изучали, как стать все сильнее и могущественнее.
   - А зачем?
   - Ну, как - зачем? Чтобы знать, уметь, они были очень гордые и ревнивые. Хотелось им быть самыми сильными в мире.
   - А зачем?
   - Ну что - зачем?
   - Зачем, самыми сильными? Они хотели завоевать весь мир?
   - Не торопись! Все узнаешь. Слушай сказку. Люди, даже братья бывают разные. Волшебники - люди ученые, знали так много, что уже их знания переросли в умения. Но чем больше они узнавали, тем больше им хотелось узнать. Но больше всего младшему хотелось обойти старшего. Стать сильнее и чтобы старший брат признал это.
   - Чтобы заставлять его кашу есть, и ботинки себе чистить?
   - Ну, не совсем. Кашу они и так ели - потому что понимали, без каши сил на волшебство не останется. И творог ели и котлеты с картошкой. А больше всего они любили молоко.
   - Фуууу... теплое?
   - Не перебивай меня. Или слушай сказку, или я пойду, а ты ложись и спи.
   - Я больше не буду!
   - Хорошо, договорились, один раз можешь спросить, но больше ни-ни. Молчи! Слушай. Береги вопрос. Самый главный. А то растратишь на пустяк и не услышишь сказку. Я сказал - молчи. Спросишь в конце, когда дослушаешь. Научись терпеть. Не разменивайся на пустяки. Не торопись. Сказка длинная. Слушай и думай. И помни - один вопрос. Я отвечу, но больше ни-ни. Потому думай, насколько важно то, что ты хочешь спросить? Насколько тебе хочется дослушать сказку? Понял?
   Внук кивает. Молча. Видно, что жутко хочется спросить что-то, но молчит. Вдруг показывает себе на живот, потом на дверь туалетной комнаты.
   - Беги! Молодец, что догадался жестом спросить. Я подожду.
   Дед устраивается в одном кресле. Внук, освободившись, прибежал и забрался с ногами в другое. Он держит рот на замке. Забирается в кресло, сбрасывает тапочки и жестом показывает: "Я готов!"
   Дедушка улыбается. Чуть вздыхает и продолжает сказку. И она словно музыка проникает в самое сердце внука, оставляя неизгладимый след.
  
  
  
  
  
  
   Глава 1.
   Свиток.
   О несчастных и счастливых, о добpе и зле,
   О лютой ненависти и святой любви...
   Что твоpится, что твоpилось на твоей земле --
   Все в этой музыке, ты только улови!
   (К. Никольский. Музыкант)
  
   Младший брат Атанас отворил дверь и увидал стучавшего оборванного бродягу.
   - Что тебе, бездельник?
   - Всего несколько медяков, о, великий волшебник. - Бродяга прятал глаза. - Я много дней не ел, так спешил добраться до твоего дома.
   - Я не подаю нищим! - сказал Атанас, - работники мне тоже пока не нужны.
   - Но я слышал, что ты покупаешь старинные свитки?
   - Это правда. Но я не покупаю что попало. Мне не нужны долговые расписки и письма влюбленных, даже если им сотни лет. Ты отнимаешь мое время, бродяга. Говори скорее!
   - Я нашел этот пергамент в подвале одного старинного замка. Мы с друзьями, как-то ночевали... - бродяга хотел рассказывать долго и с подробностями, но Атанас его остановил.
   - Хватит! Покажи документ, если он мне интересен, я заплачу, если нет - превращу в жабу или крысу. Ты готов рискнуть?
   - Пощади, великий! Откуда мне знать? Я нашел пергамент в тайнике. И подумал, что он тебе может быть нужен, но я не грамотный. Приятели мои, хотели отнять, чтобы самим отнести к тебе...
   - И ты убил их?
   - Что ж мне оставалось? Иначе, они убили бы меня. Ведь это я нашел.
   - Их было не меньше двух. И ради медяков, ты отнял жизни? - Атанас спросил удивленно. - А сейчас просишь о пощаде? Значит, ты не уверен, что документ действительно мне будет нужен.
   - Все в твоей воле, великий волшебник, я надеюсь на твою честность и милосердие. Я рисковал жизнью много раз, чтобы донести этот пергамент до твоего порога. Я рассчитываю на твою доброту и ожидаю справедливой расплаты. Чтобы ни было в пергаменте, я уверен - это не простой документ. Там что-то секретное написано. Приятели мои говорили, что слова вроде бы наши и буквы, а смысл ускользает, и только ты сумеешь прочитать. Так ты готов купить его? - Бродяга полез в сумку и достал скрученные и перевязанные ремешком кожаные листы. - Вот он. Смотри сам.
   Атанас принял свитки, распустил завязки и развернул. Одного взгляда ему хватило, чтобы понять - на пергаменте написано что-то древним секретным шифром. И это было что-то явно волшебное. В знаках читалась сила заклинаний. Он не сумел сдержать чувств и удивления. Только быстро взял себя в руки.
   - Сколько ты за это хочешь?
   - Сколько дашь, великий! Я надеюсь на твою щедрость! Если свиток ценен, то не скупись...
   - Ты говоришь глупости. Милосердие, честность, щедрость... ты - убивший за невесть что своих друзей. О какой честности и милосердии язык твой поворачивается говорить? Все это выдумки немощных и глупых. Милосердие - надежда слабых, а честность - глупых, не способных с выгодой что-либо делать! Они только и могут - рассчитывать на честность и разводить руками, когда обманут. Впрочем, спорить с тобой я не намерен. Еще не известно, к чему приведет расшифровка. Ты угадал - мне интересно. Но это - кот в мешке. И я не могу платить большие деньги за него. Вот тебе десять медяков. Этого хватит на кружку пива и ветчину с хлебом. Или ты хочешь больше?
   - Нет, что ты, великий! - Бродяга схватил деньги. - Я благодарен и за это. Но если... нет, нет, о щедрости молчу. Ты бережлив как ростовщик и зря платить не станешь, но может быть за интерес? Накинешь хоть еще немного? Ведь я, поев сейчас, есть захочу уж завтра... а свиток так хорош! Добавь еще десяток медяков?
   Но Атанас уже захлопнул дверь, чуть нос не прищемив проныре.
   Принес он свиток в комнату свою, там камнем придавив пергамент, сам принялся искать большой хрустальный шар.
   Шар этот не простой. Когда-то вместе с братом Димитаром они придумали и смастерили себя на помощь эту штуку. Пришлось затратить много сил им. За годы перепортили немало заготовок, но наконец, добились своего. И вышел шар, в котором им удавалось видеть все, что захотелось бы узнать. Расшифровать любой секретный код.
   Нашел Атанас этот шар в рабочем кабинете брата. И принялся расшифровывать тайные знаки на старинном пергаменте.
   Водит Атанас хрустальным шаром над свитком, мелькают в том знаки, и вот на поверхности шара складываются строки:
   Кто хочет прочитать "слепую" книгу...
   У Атанаса аж руки задрожали. Не удержал он шар, положил на стол. А сам побежал к сундуку и достал большую книгу, покрытую магическими символами. Открывает, а там... все страницы - чистые. Ни буковки, ни словечка.
   - Вот она - слепая книга! Сколько лет мы с братом пытались ее секрет разгадать. Ничто не помогало. И Зеркало мира нам создать пришлось такое, что оно все может разгадать, а книгу эту, что мы назвали "слепой" за чистоту страниц - не получалось даже с ним. И вот нашелся путь к великой тайне, что сокрыта в пустых казалось бы страницах! И что мне заплатить пришлось за свиток? Лишь десять медяков! Вот истинная радость! Я не переплатил. Бродяга прав. Он чувствовал загадочную силу пергамента. Но я забыл порасспросить его о месте, где свиток спрятан был. Ведь это важно. В старинном храме, исчезнувшего демона иль бога, брат Димитар нашел слепую книгу уж много много лет тому назад. Пытался разгадать ее секрет, но бросил. Какой-то отговоркой скрыл он потерю интереса. Не помню, право, что и говорил.
   Так разговаривает Атанас сам с собой, книгу гладит. И чувствует, что в ней просыпается чудовищная энергия.
   - Вот где могущество, - говорит Атанас, - я ощущаю силу, текущую с ее страниц, даже через покрытие из кожи. Однако, надо закончить расшифровку свитка.
   Вернулся он к столу. Поднял хрустальный шар "Зеркало мира" и принялся расшифровывать дальше, и получилось вот что:
   Кто хочет прочитать слепую книгу
   Сумеет это сделать, но прежде обязан провести обряд перехода.
   Для успеха потребуется выполнить условия:
   Клинок стальной и прах убийцы, что погубил родню.
  
   По мере расшифровки старинного пергамента в облачном мареве хрустального шара загораются буквы и символы, волшебник быстро записывает их, не стараясь до поры вдумываться в смысл написанного. Условий для обряда много, очень много и, кажется уже, что никогда они не сложатся так, чтобы все прошло идеально. Один лишь час в столетие, когда обряд будет совершен по всем правилам. Атанас бежит к астрономическому инструменту астролябии и радуется тому, что все уж так хорошо складывается. Вот нож, вот коробка с порошком из костей убийцы, а время просто идеально, вот вот наступит нужный час. Осталась лишь малость - брат нужен, чтобы омытым лезвием ударить в прямо в сердце того, кто хочет прочитать слепую книгу.
   Атанас дрожит от азарта. Он выбегает из своей лаборатории и зовет брата. Тот отзывается из дальней комнаты.
   - Димитар! Где ты, иди скорей сюда! Твоя нужна мне помощь!
   Старший брат очень похож на младшего, и одет почти также, только в волосах больше седины, да на лице морщин.
   - Что так кричишь? Подумать можно, что нам дракон упал на крышу или небесный камень.
   - Ты тоже закричишь, когда узнаешь, что близок я к раскрытию секрета той книги, что нашел однажды в развалинах заброшенного храма. Ты должен мне помочь!
   - Ты о той книге, что я принес тому уж двести лет без малого? То храм был демонов, и книгу читать я не советую. Кто знает, что скрыто в ней?
   Атанас поднимает свой кинжал. А лезвия то и не видно. Оно стало невидимым после того, как побывало в отваре из костей убийцы.
   - Послушай, брат. Меня ты любишь?
   - Люблю, конечно, - отвечает Димитар. Он видит старинные свитки, шар "Зеркало мира", в котором горят огненные буквы. - Как мог ты сомневаться? Нет никого роднее тебя.
   - А если любишь, - говорит Атанас, - то возьми эту вот рукоятку от ножа и как можно крепче ударь меня в грудь, как будто в сердце.
   Взял Димитар нож в руки и почуял обман. На что рассчитывал младший брат? Димитар не глуп. Он бросил нож на стол и упрекнул Атанаса:
   - Ты думал, будто я не распознаю в невидимом клинке жала смерти? Зачем тебе все это?
   - Послушай, брат! - Атанас торопится уговорить Димитара, время-то идет. - Я разгадал секрет слепой книги. Поверь, я не умру, это всего лишь обряд. Так надо. Я совершенно не боюсь. Прошу тебя - сделай. И мне откроются великие тайны. А потом мы твой нож также приготовим, и ты тоже станешь зрячим. Ты же сам чувствуешь, какая сила скрыта в этой книге. Ну, сделай!
   Взял Атанас нож, приставил лезвие к своей груди, а его и не видно, сам же подходит к брату. Выставил руку Димитар ладонью вперед.
   - Нет! Я не стану! С обмана начал ты наш разговор, и я теперь не верю ни одному слову! И не проси!
   Воспользовался этим Атанас и, качнувшись вперед, о выставленную руку Димитара, загнал себе в грудь невидимый клинок.
   Увидел старший брат, что произошло. В отчаянии закрыл глаза руками. И прошептал:
   - Что ты наделал? - но не увидел, что Атанас не умер, а стал волшебным образом меняться. Он очень сильно похудел, кожа стала мертвенно-бледной, почти прозрачной, и сквозь нее проступили кости. Глаза, когда-то голубые, глубоко запали и зажглись черным светом. Волосы стали совершенно белыми. И весь он стал похож на живого мертвеца в одежде брата-волшебника.
   - Я сделал, то о чем давно мечтал, брат, - шипящим, будто змеиным, голосом ответил Атанас и рассмеялся. - Это такое чудесное состояние! Ты не поверишь, пока сам не пройдешь обряда. Ты видишь - я живой! Но я как ветер. Вся сила, что была во мне - теперь переменилась. - Атанас взлетел, - не нужно тратить время и запас энергии на заклинания. Стоит только захотеть. Давай скорее твой кинжал, час не прошел, отвар бурлит в котле. Ты помнишь, раскопал могилу Зелиарда, того, что вырезал семью свою уж лет сто семьдесят тому назад. Давно истлел он, но кости сохранились. Как ты меня бранил! Но кости пригодились!
   - Чему ты рад? - закричал тут Димитар, - Еще не поздно все остановить! Оставь затею с книгой! Я умоляю тебя. Пойми, все не к добру. Ты думаешь случайно тот бродяга пришел к тебе сейчас? Ведь время удачное сложилось бы лишь через сто лет, а он пришел сегодня. Что взял с тебя? Ты заплатил за свиток?
   - Несчастных десять медяков! - Атанас попытался улыбнуться. - Брат! Ты говоришь из зависти. Не верю я, что кто-то или что-то нарочно так подстроил. Я верю в совпаденье случайность и удачу. Удача любит смелых и рисковых. Вот я рискнул и видишь - все получилось как нельзя лучше. Не отговаривай меня.
   - Глупец, поймы ты, что силам зла того и нужно, чтоб пробудил ты спящих в этой книге. Ты смерти дверь откроешь в этот мир, начав читать ее. Как я жалею, что не сжег еще тогда. Поверь мне и послушайся. Ведь старше я. Пойдешь наперекор?
   - Глупец! Зачем ты споришь со мной? Я чувствую могущество, какое тебе не снилось. Сразиться хочешь? Я не против. Но времени осталось мало. Час на исходе. И не говори, что я не предлагал тебе стать равным мне и оставаться братом. Готов ты в битве?
   Димитар очень сильно расстроился. Он покачал головой, и, подойдя к столу, где лежал шар "зеркало мира" горько сказал:
   - Я слишком люблю тебя, Атанас, и никогда не подниму руку. Ты прекрасно знаешь. Нет никого, не было никого роднее тебя. Я буду ждать, пока ты не придешь в себя. Пока не осознаешь своей ошибки страшной. Пока разум не вернется к тебе. Сейчас ты обезумел. Немало бед сулит твое решенье - начать читать слепую книгу. Но так уже определило провиденье, не мне судить тебя. Мое ты слышал мненье. И вот что я скажу, можешь мне не верить, но ясно вижу я и без нашего "зеркала мира", что ты, начав новую жизнь с лукавства и обмана, своим же обманом и убьешь себя. Жалко только, что слова мои ничего для тебя не значат. Сейчас книга овладевает твоим сердцем., умом. Что ж, оставайся с ней, а "зеркало мира" я заберу, в нем слишком много нас - еще родных друг другу. Любовью нашей создан этот шар, и сил затрачено изрядно. Он будет памятью о нас. Прощай же, Атанас. - так сказал Димитар, взял в руки хрустальный шар и исчез.
   - Все это пустые разговоры. - Презрительно ответил Атанас, все еще летая по кабинету-лаборатории. - Брат завидует мне. И про книгу наплел, чтоб я не стал еще сильнее. Беги трусливый заяц. Наступит время, когда нигде тебе не укрыться от моего взора. Пока ты мне не нужен. А нужен мне... - Атанас задумался, - слуга послушный. Но первым делом - книга. Она зовет меня все сильнее.
   Атанас спустился на пол, подошел к столу, откинул верхнюю толстую крышку с кожаным тиснением и самоцветными камнями. На белых страницах проступили таинственные знаки.
   - Слепая книга стала зрячей... - Атанас любовно гладит страницы, - читать могу ее ладонями, и даже глаз не нужно. Вот первые же строчки мне говорят, что смерти нет... а есть перерожденье. Все верно. Это я на себе проверил. А... вот еще - как мертвых оживлять! Неужто? Проверить должен я...
   Атанас хватает коробку с порошком из костей убийцы.
   - Вот и слуга мне будет. А если... строптив окажется иль языкаст не в меру - верну в коробочку, какие тут проблемы?
  
   Несколько раз прочитав инструкцию из книги по оживлению мертвых, Атанас уходит с порошком из лаборатории на двор. Уже вечер. На небе появилась луна, зажигаются звезды.
   - Ночь - время мертвецов, от солнца кожа сохнет и валится ломтями. А ночь прохладою овеет, и сырость поможет наполнить сухие ткани живительною влагой. - Атанас из глины, песка и воды сооружает подобие человеческой фигуры, лежащей на земле. Посыпает ее порошком из коробочки и по памяти бормочет слова заклинания на непонятном языке. Фигура увеличивается в размере, обретает человеческие черты, и вот на траве и глине лежит мужчина средних лет, смуглый, бородатый, голый и очень жилистый, как и сам Атанас. - Восстань, живи! - Мертвец открывает глаза, смотрит на волшебника, - И говори!
   Ожившему не сразу удается речь, он сперва кашляет, хрипит. И падает на колени. Через несколько мгновений от него доносится хриплый голос.
   - Великий чародей! Не знаю имени я твоего. Но вырвал меня из лап безжалостного палача и строгих судей. Я твой на веки раб.
   - Как звать тебя, скотина? - Атанас отходит чуть дальше, помня историю убийцы. Ведь тот в припадке безумного гнева перерезал всю семью. - Что ты помнишь?
   - Я - Зелиард. - оживший садится по-турецки, но вдруг вскакивает и сгибается в поклоне. - Я помню, как вели на казнь, как затянулась петля на шее, и дальше мир исчез, и я горел в аду, иль мне привиделось? А вот сейчас - я тут. Ты спас меня, выходит? Который час прошел с момента казни?
   Атанас усмехнулся.
   - Вот дурень. Сто семьдесят лет! Тебя я оживил. А захочу, опять верну в могилу. Пока ты верен мне и не болтаешь под руку. Запомни, сперва ты должен спросить разрешения, и только потом говорить, что хочешь, если я позволю. Нарушишь это правило, и я найду себе другого - попонятливее.
   - Я ваш слуга до гроба, - Зелиард упал к ногам волшебника, - и буду нем, как камень, как плита могилы... все выполню, что будет в вашей воле. Молчать - молчу, идти - иду, нести прикажете - нести могу немало, а сдохнуть повелите - так сдохну, как это ни смешно... Но лучше все же тут. Боюсь я, что пламя адское мне не приснилось, и нет совсем желанья вернутся в тот костер...
   - Заткнись. Иди, оденься, в покоях брата остались вещи, сам подберешь, что глаз укажет. И чтоб не звука больше.
   Зелиард склонился в поклоне. И ушел. Атанас постоял еще некоторое время во дворе, глядя на луну.
   - Богат был день. Событий столько. Вся жизнь перевернулась махом и новая судьба у мира. Теперь в нем - я. И я могуч. И мне под силу такие замыслы и цели, которые и богу не снились. Мир не знает... и спит. Пока. Пусть спит в неведенье. Последние часы покоя. А я пойду и, сон презревши, найду успокоение у книги зрячей. Вот истинное наслажденье.
  
   Дед увидел, что внук трет кулачками глаза, зевает.
   - Э, брат, да ты спишь уже!
   - Я слушаю! Дедушка, а что же дальше будет? Он, правда, всех убить захочет?
   - Узнаешь завтра. Иди, умойся, почисти зубы и ложись.
   Внук соскакивает с кресла и улетает в ванную. Дедушка, качает головой, улыбается...
   - Вот уж не думал, что к пенсии вдруг стану Шахерезадом... но, судьба. Хоть внука потешу сказкой.
   - Ты не забудешь, дед? - внук уже стоит рядом. - Я буду ждать. Мне очень интересно.
   - Нет, не забуду. Ложись и спи.
  
  
   Глава 2.
   Есть у меня песни...
  
   Слепили бабу на морозе
   Руки, ноги, голова...
   Она стоит в нелепой позе,
   Не жива и не мертва...
   (В.Романов "Снежная баба")
  
   После ужина внук схватил дедушку за палец и повлек в свою комнату.
   - Деда, сказку дальше. Что там Атанас удумал? А Димитар куда девался? Они подерутся?
   Дедушка уселся в кресло, не торопясь, ответил:
   - Давай так, я все расскажу по порядку. Атанас занят своими делами, Димитар спрятался от него. А тем временем примерно в тех же краях в небольшом горном селении жила одна женщина. Звали ее Майя и был у нее сын, взрослый уже парень по имени Радко. Майя в прошлом женщина-воин, знаешь такие были? Богатырши.
   Внук кивнул.
   - Ты читал мне сказку про Вольгу-богатыря и богатыршу Синеглазку. Эта Майя - и есть Синеглазка?
   - Такая же. Их же было несколько. Однажды богатырша выходит замуж и растит детей, ведет хозяйство. Вот и Майя - однажды встретила мужчину своей мечты и родился у нее сын, которого назвала Радко.
   - Это хорошо, что не Иван. А то во всех сказках одни Иваны. - Внук залез опять в кресло. А какое он отношение имеет к братьям-волшебникам?
   - Узнаешь в свое время. Все, давай рот на замок и помни, один вопрос можешь задать - но самый важный. А пока - слушай.
   Внук кивнул.
  
   В горах осень наступает быстро. Вот только еще лето, а вдруг раз и снег выпал. Вот и в этот день. Тучами небо затянуло и ветер подул с вершин и снегу накидало мокрого, липкого. Только только урожай убрали. Сено смели в стога. А вот уже и первый снег. Молодым в радость! Кто с гор на санях катается, кто бабу слепил снежную, а кто в снежки играет. Веселье стоит. А Майя сына пилит, упрекает, что никак не женится. Не хочет парень. Как заведет мама разговор о женитьбе, он хватает шапку, рукавицы и вон из дома! Прибегает он на полянку за околицей, а там народу!
   Только и сказал в дверях Радко:
   - Эх, маманя!
   Встречает его на полянке дружок Ваня. Ровесник его. И видит, что печален друг.
   - Что ты затосковал, Радко? - спрашивает его Иван.
   - Да опять она про женитьбу разговор завела. Говорит, вон сколько девок - выбирай любую. И худые и плотные и работящие и певучие. А я как ни посмотрю на какую - ну, дура дурой. Поговорить то и не о чем. Что с того, что собой недурна? А как разговор заведет, так все о нарядах, да кто краше... да как на нее смотрят, да что о ней думают. Тьфу ты пропасть! Будто кроме нее и нет никого и ничего!
   - И я о том же. Полностью с тобой согласен. Куда ни взглянь - повсюду девки дуры. Может с годами умнеют?
   - С чего это? Нет, друже, не пойду жениться. Ярмо на шею вешать!- Тут взгляд Радко падает на снежную бабу. - Скажу тебе по чести, я лучше оженюсь на снежной бабе, чем наших девок позову в невесты.
   - Ну, ты хватил! - Иван очень удивился и рассмеялся.
   - Я правду говорю. Готов поспорить. Коль ожила бы эта краля... да оказалась молчаливее да умнее наших пустоголовых девок - я б тот час же позвал ее замуж.
   Вдруг раздалось с окраины поляны переливчатая трель. И окружила толпа парней и девушек пришедшего гостя. Им оказался молодой мужчина в расписном полушубке с дудочкой.
   - Смотри, Чавдар пришел!
   Чавдар - продавец волшебных песен. Ты удивлен? А ведь известно испокон веков, что песня помогает жить и строить, работать и отдыхать. Чавдар приносил и продавал такие песни, что здорово помогали в делах. Сам он их сочинял или брал у кого-то, того никто не знал. Но можно было спросить любую песню - у него она была. Вот хочет человек дом построить и покупает у Чавдара строительную песню, так дом возводился быстро и стоял крепко. Или кто на охоту собирался, так песенка помогала всегда прийти с добычей. А кто хотел ребенка завести - то он продавал ясельную песенку и детки нарождались обязательно и не болели. Ясное дело, что Чавдару тут всегда все были рады. Радко с Чавдаром дружит, хотя и не покупает его песен, но только потому, что сам справляется отлично с делами.
   Напевает Чавдар:
   Есть у меня песни отличные...
  
   А подойдя к Радко, заметил, что невесел тот.
   - Дружище! Что грустен? - спрашивает Чвдавр. - Кто тебя расстроил?
   - Да мать его жениться заставляет! - объяснил за друга Иван. - А он не хочет. И я его понимаю, а он готов на снежной бабе жениться, но только не на наших дурах! Ты представляешь? Об заклад побился... и говорит: "Коль ожила бы..." то я готов.
   Чавдар удивлен. И спрашивает у Радко:
   - Это правда? Готов жениться на этой куче снега? С угольками вместо глаз и ртом из рябиновых ягод? С руками - веточками?
   - Готов, - упрямо отвечает Радко.
   Чавдар пощупал лоб у друга.
   - Не болен вроде бы. Но почему?
   - Потому что , мне нужна умная жена, пусть не будет слишком красива, но пусть будет с ней о чем поговорить. И если баба оживет и не окажется дурой, то, что ж мне не жениться?
   Иван стоит рядом и кивает.
   - Согласен на все сто. А было б две, и я б женился, да выдерет отец боюсь... как объяснишь ему? А батя мой и не посмотрит... так вздует, что на зад не сесть с неделю. Я лучше пока в парнях побуду.
   Чавдар серьезно так говорит.
   - Вот что, дружище Радко, есть у меня одна песенка, если купишь да споешь ее так, чтоб ноги сами в пляс пошли, может и оживет снежная баба. А вот что уж из нее получится, сказать не могу. Рискнешь?
   - Рискну! Пусть мать потом пеняет себе... что не дала мне времени, чтоб выбрал по уму и сердцу.
   - А я уж так и быть - помогу. - Чавдар из-за пазухи достал свиточек и протянул Радко.
   - Что стоит песня? - спросил первый парень в городке. - Деньгами расплатиться иль работой?
   - Сочтемся, будешь должен услугу.
   - Что за услуга?
   - Не бойся, подлым порученьем тебя не опозорю. Сейчас еще не знаю, но вдруг понадобится помощь твоя - я напомню. - Сказал Чавдар. - Берешь?
   - Беру! Давай же по рукам и спляшем!
   Много народу слышало тот странный разговор. Удивлялись. Но в спор не вмешивались. Всем интересно, что дальше будет?
   Говорит продавец волшебных песен:
   - Как петь начнем, представь такую девушку, о какой мечтаешь, что и внешне и умом была в самый раз... и повторяй слова за мной!
  
   Начал Чавдар петь, Радко подхватил, Иван подтягивает, и такая песня вышла заводная, что зашевелилась снежная баба, поотлетали комья снега, и вышла из нее красивая девушка в бело- голубом платье с серебряными звездочками, одного сходства с той бабой и оставалось -- черные глаза, да ярко-красные губы!
   Вот этого Радко никак не мог ожидать, хоть и мечтал и хотел, да сомневался в глубине души, а тут вдруг раз и вот она! Смотрит на красавицу, слов нет, и глаз не может оторвать. И мысли все и слова разом пропали. От неожиданности вспотел...
   Все, кто был на полянке, да видел такое чудесное обращение -- онемели от восхищения, девушки завидовать сразу стали, парни тоже... каждому красавица понравилась, да только уж очень бледная она вышла.
   Иван -- простая душа, хлоп друга по плечу, и говорит:
  -- Какая краля!! В самый раз жениться! Бери! Она и внешне хороша, и может на язык и ум как раз, что ты хотел? Заговоришь? Или свой уж проглотил от восхищенья?
  -- Нет слов, ты не поверишь, - отвечает Радко, - Я и помыслить не мог, что выйдет так, как вышло. Не то, чтоб сомневался... Чавдару верю, но как ни верь, все кажется, что это невозможно. А вот она, стоит и смотрит.
  -- Ну, подойди, - Говорит Чавдар, - Красива ли? Сомнений нет, а ум ее оценишь, только если заговоришь. Жениться, помню, собирался на снежной бабе, коли оживет?! Готов сдержать ты слово?
   Превратившаяся в девушку снежная баба стоит и молчит. Она, кажется, ничуть не удивлена этим обращением. Смотрит она на парней, что бурно обсуждают ее, смотрит на волшебника -- продавца песенок. И не произносит ни слова.
  -- От слов своих не отрекусь, - говорит Радко. Он вернул свою былую решительность, - Женюсь немедля.
  -- Вот так, согласия у невесты не спросив? И не посватавшись? - Усмехнулся Чавдар. - А имя знаешь? На ком жениться хочешь? - Смеются парни и девушки. Иван хохочет. - Жену хотел себе с умом, а сам?
   Подошел богатырь к снежной девушке и спрашивает:
  -- Купил смешную песню у Чавдара, чтобы потешить люд, себя и сам не верил, что выйдет так. Я удивления не скрою. Такой красы не видел, как звать тебя, скажи. Ведь есть же имя? - обернулся Радко к Чавдару, - она ведь говорить умеет?
  -- Отлично говорить должна. - сказал Чавдар. Обратился он к снежной девице, - ответь ему.
  -- Есть имя у любого, - ответила девушка, - Зови меня, Снежана. Ведь я из снега, верно, ты заметил? Стояла тут с утра. И будто сон был, а потом проснулась. Услышала я песню и голоса, и будто из тумана вышла на звуки песни. Проснулась я. - Повторила девушка. - Но помню все, и то, что ты жениться хотел на снежной бабе... вот только я -- не баба.
  -- И сам я вижу, что девица. - Говорит Радко, - Поспорил я с друзьями, что готов жениться на бабе снежной, если оживет вдруг. Но первое условие -- чтоб умная была. О красоте нет речи. И ясно вижу я -- ум у тебя не женский. Словами не соришь, как шелухой от семечек... Согласна ли ты выйти замуж?
   Смотрит Снежана на Чавдара, а тот будто не слышит их беседы с Радко. Какие-то пылинки сдувает с полушубка и свитки с песнями достал, как будто позабыл какие песни взял с собой.
  -- Что скажешь, мне, Снежана? - приступает Радко к девушке. И все только того и ждут -- что же она ответит?
  -- Подумать, я должна, - вдруг отвечает та, - Ведь вижу тебя впервые, что ты за человек? Спел песню, да проспорил... вот уж причина, право, чтоб в жены пригласить?! Ты умную хотел? Так я скажу, не дура...
   Радко видит, что Снежана не сводит глаз с Чавдара.
  -- Я понял! - разозлился парень, - И кто тебе милей, отлично вижу! Не стану вам мешать! Пойдем, Иван! Я дважды не прошу! А ты можешь думать, пока голова не растает!
   Развернулся Радко и пошел с полянки. Иван же и остальные, поняли, что ничего не будет.
  -- Кто этих девок разберет!? - кричит Иван, а сам бежит за другом, - То прямо на шею вешаются, а то -- подумать нужно! Чего тут думать? Позвали замуж, пусть спасибо скажет! Вон выбор у тебя какой! Бери любую! Пусть спасибо скажет -- что песню спели, и ожила такая вот, а не урод корявый!
   Все, кто был на полянке, поняли, что свадьбы пока не будет. Разошлись. Чавдар подошел к Снежане и гневно спросил:
  -- Ты почему ему отказала?
  -- Что значит -- отказала? - Удивилась девушка, - Вас, мужчин, не поймешь! Хочу, говорит умную! А сам ждет, что я прыгну к нему в кровать женой, чуть только позовет? Это очень умно? А скажешь, мол, подумать я хочу -- обиделся!
  -- Но он тебе по сердцу, надеюсь? Хороший парень. - Говорит Чавдар.
  -- Уж больно гордый. Но, скажи, волшебник, - спрашивает Снежана, - Ведь это ты меня разбудил. Зачем же обманул его? Как будто песню продал?..
   Чавдар огляделся, не услышал ли кто слов девушки, и говорит:
  -- Не твоего ума -- дело! А без него, без желания и надежды, без его горячего сердца -- ничего бы у меня не вышло. Только его мечта и любовь смогли оживить тебя. Мое дело -- песню сочинить. Спели то мы вместе. Судьба твоя -- его женою стать. Но, впрочем, ты права... хотя у нас уж очень мало времени осталось.
  -- О чем ты говоришь? - удивилась Снежана, - какого времени? - Не ответил ей Чавдар. Загрустил. - Так, может, объяснишь? При чем тут свадьба? И что за спешка? Ты правда, хочешь, чтобы я вышла замуж за Радко?
  -- При чем тут я? - горько сказал Чавдар, - у вас одна любовь на двоих... ты суждена ему. А он тебе назначен судьбой. И нет другого решения. Скажи сейчас ты "да" - и все было бы так, как нужно... теперь не знаю. Ты -- красива, умна, я волшебством наполнил твое тело, и ум. Должна ты стать женой богатыря!
  -- А сам не хочешь взять в жены? - Снежана смеется. - Ты тоже ведь хорош. И я тебе обязана всей жизнью. Быть может, позовешь и ты?
  -- Нет, девица, тебе я не жених. Один я жил и буду жить один до смерти... удел таков:
   "Я привык бродить один
   и смотреть в чужие окна.
   В тишине немых картин
   отражаться в мокрых стеклах...".
  
  
  -- Дед, а Радко сильно рассердился?
  -- Нет, не очень, - говорит дедушка. - Погорячился немного. Ты вот тоже иногда что-нибудь скажешь, а потом жалеешь о том, что сказал, поторопившись?
  -- Бывает. - Внук потянулся и зевнул.
  -- Ну, вот, так и он. Девушка-то ему понравилась. Гордыня -- плохой советчик.
  -- А кто это -- гордыня? - Внук, выловил тапочки.
  -- Качество такое, есть гордость -- это хорошо, есть честолюбие, знаешь, что это?
  -- Често-любие... чисто? Честь? Ты мне объяснишь?
  -- Ты сам поймешь, нужно немножко подождать. А есть - гордыня, это нехорошее качество, оно портит человека. Вроде бы и есть чем гордиться, но уж слишком сильно - это плохо.
  -- Это когда воображают о себе слишком?
  -- Именно! Молодец! Ты нашел самое правильно слово. Именно - воображают! Сейчас давай, ложись, завтра сказку дальше расскажу.
  -- А этот где? Ну, который - Кащей? Атанас?
  -- В горах. Завтра узнаешь! В ванну и спать!
  -- А Чавдар -- хороший?
  -- Узнаешь, всему свое время. Не торопи событий.
  
  
   Глава 3.
   Дух войны...
  
   На третий вечер внук уже без напоминаний выпил молоко с печеньем, вычистил зубы, умылся и прибежал в свою комнату переодетый для сна. Дедушка сидит в кресле и ждет.
  -- Деда, ты обещал рассказать про Атанаса. Он же тогда убийцу оживил, помнишь?
  -- Я все помню. Я хоть и старый, но память у меня хорошая. Знаешь, что такое -- память?
   Внук на секунду задумался.
  -- Это когда запоминаешь все, все.
  -- Верно. Вот только если все-все будешь запоминать, сколько лишнего будет в голове? Обычно человек запоминает то, что нужно, то, что старается запомнить или то, что очень понравилось, или то, что сильно напугало. Что-то очень важное, что наверняка пригодится в жизни. Память -- это и есть жизнь. То, что ты помнишь -- то было, а чего не помнишь, вроде как и не было. Так?
  -- Не знаю. А разве, если было, а я не видел и не слышал, то и не было?
  -- Ну, для тебя -- да. Ты же этого не знаешь. Вот если тебе расскажут или покажут -- узнаешь, тогда ты веришь в это или не веришь. Если веришь -- было, а если нет -- то не было.
  -- Ну, если я что-то знаю -- то и было?
  -- Конечно. Знаешь, значит - веришь, если веришь -- то для тебя было. Даже если другие не верят и не знают.
  -- Деда, давай сказку дальше!
  -- Уговор помнишь?
  -- Помню. Один вопрос, но самый важный.
  -- Правильно, слушай дальше.
  
   Вновь и вновь я вижу сон
   Кровью залит горизонт
   И земля в огне на много миль
   Шесть минут до часа икс
   Небо скоро рухнет вниз
   Ветер всех развеет словно пыль
   (О. Пушкина. "Дух войны" Ария)
  
  
  
  
   Атанас читал "слепую" книгу и набирался знаний. Становился все сильнее и могущественнее. Дом свой перенес в непроходимые горы. Превратил его в неприступный замок. Зелиард ему помогал, поначалу выкапывал на кладбищах мертвецов и приносил хозяину, а волшебник их оживлял, создавал новых слуг и армию. Потом нашел такое заклинание, чтобы летать по небу и всех кто на земле или в земле -- оживлять. И так ему понравилось это дело, что мертвецы живые послушные, молчат, есть не хотят, ни о чем не просят. И пришла ему в голову безумная мысль -- всех живых людей убить, потом оживить, и в таком мире остаться одним властелином. Только вот как всех перебить? Армию создал Атанас огромную, да не одну. Посылает в разные стороны и страны, а сам над полями сражений летает и поднимает убитых.
   Сил у Атанаса много. Да рук мало. Вот он для разведки приспособил воронов. Посылает в разные городки, и те приносят ему собранные сведения.
   Врагов у Атанаса много, и простые люди и волшебники разные. Но больше всех он боится брата Димитара. Тот пропал, и нет о нем никаких вестей. А когда кто-то тоже силен, да невозможно узнать, что замышляет -- то особенно страшно.
   Из книги Атанас узнал, что человеческий страх и ненависть несут очень много энергии, и вот принялся он появляться в полуразрушенных городках и там скрываясь заряжаться от боящихся и ненавидящих его людей. Насосется эмоций волшебник, зарядится по самую макушку и давай опять мертвых оживлять, да направлять их на живых. Так он развлекался. И было ему весело и хорошо, когда слышал плач, стоны и проклятия в свой адрес. Чем больше он убивал, чем больше его людей ненавидело - тем сильнее становился Атанас. И конечно, он поначалу разрушал и уничтожал ближайшие к себе страны. Создавал там могучие армии, готовился к страшным битвам. Иногда поднимал такие полки в воздух и как птиц посылал на разные села и города. Подобно смертельным тучам летали мертвецы по небу и обрушивались на дремлющие города.
   А перед тем, как отправлять свои мертвые армии Атанас собирал воронов-шпионов и выслушивал собранные сведения. И вот однажды ему докладывают, что за горами и лесами в маленьком городке появилась ожившая из снега девушка. Атанас не верит. Он не понимает, как могла ожить замерзшая вода? Вызывает он верного слугу - Зелиарда и говорит:
  
   - Ступай, проверь все и принеси мне эту девицу! Да так, чтоб непременно живую. Я должен разобраться в том, как это все случилось? И если это правда - я не пожалею сил, чтобы создать самую могучую армию из ледяных солдат!
   - Слушаюсь и повинуюсь, великий волшебник, - говорит Зелиард, - Но как же мне доставить ее, чтобы быстро и целости и сохранности?
   - Обманом, тупица! Больше ведь никак. Вот ключ тебе, в любую дверь его вложи, в замок, и дверь откроешь прямо в этот замок. Сюда. Ко мне. Учти, болван, все девки любопытны как сороки и падки на сверкающие вещи... любая безделушка иль цветок подаренный тобой - откроют путь к ее доверью. А скажешь слово о ее красе - так станет каждая дурее во сто крат, лишь только б слушать ласковые речи. Ступай же! И доставь ее ко мне! А я пока продолжу, полки направлю в новые пределы...
   Схватил Зелиард брошенный ключ, упал на колени...
   - Исполню в точности я ваше приказанье, великий! Так быстро, как возможно только.
   Ушел Зелиард, а сам думает. "Вон как выходит, хозяин-то не так уж и всесилен! Есть кое-что и посильнее его. Нужно быть поострожнее с этой волшебной силой! Не кидаться на девицу, сломя голову. А то недолго и взаправду головы лишиться. Пускай не первый раз живу, но мало ли, как обернется? Мне рисковать не следует. Сперва - понаблюдаю. В сторонке спрячусь. Все поразузнаю, тогда уж и поймаю я девку, словно рыбку на приманку...
  
   Отправился Зелиард на поиски снежной девушки. Как указали вороны. Но на любую дорогу нужно время. Атанас же тем временем повел лично в атаку свои мертвые армии на очередной городок. Словно дух смерти летает он над полями сражений и заметил, что люди становятся все хитрее, все сложнее с ними воевать мертвецам, а где-то уже готовы к атакам, строят крепости и стены, запасаются горючими жидкостями. Злится Атанас, но понимает, что ввязавшись в драку обратного нет у него пути. Не простят ему люди гибели многих тысяч, семей, родов. Примчался Атанас к себе в замок и первым делом взялся укреплять его, построил могучие стены, передвинул горы, создал множество замков-призраков, на месте которых глубочайшие пропасти. Но и этого ему показалось мало, со всего света пригнал ураганы и бури, тучи и грозы, непроходимыми молниями окружил свое жилище, ураганы сметали лед и снег с вершин. Только тогда немного успокоился волшебник. Заперся в своей лаборатории, принялся дальше изучать "слепую" книгу - ищет, где в ней написано, как оживлять людей из снега. А нет в ней ничего такого.
  
   - Что, брат? Может спать пойдешь? А я завтра расскажу, что со Снежаной стало?
   - Дед, это мало. Ты больше всегда рассказывал. Мне очень интересно. Расскажи еще. Я потом тебя спрошу. Я не забуду.
   - Ну ладно, слушай дальше.
  
   Глава 4
   Под колдовской луной
  
   Тайну открою: мне нет милей
   тех чудесных ночей,
   Когда веселились мы до зари
   Под колдовской луной!
  
  
   Пока Атанас укреплял свой замок, да окружал его бурями и ураганами, а верный его слуга Зелиард искал городок, в котором появилась снежная девушка, Снежана нашла себе подруг и договорилась о жилье. Люди по обыкновению гостеприимные, это у многих народов - закон, если гость приходит - принять, накормить и в дорогу проводить. А тут такая необычная гостья! Всем любопытно, интересно. Да и девушка получилась и красива и приветлива. Лишнего слова не скажет, а когда нужно - так в самую точку. Только Радко с ней не видится, как ушел на охоту - так на несколько дней исчез со своим дружком. Уйти, то ушел, да что-то неспокойно ему было. Заметил Иван, что чаще стал вздыхать да задумываться о чем-то Радко.
   И вот вечером на все ту же полянку за околицей выходит Снежана в сопровождении девушек. А надо сказать, всем девчонкам очень понравилось, как она отбрила гордого Радко. Может быть, потому и подружились с ней. И стали честно признаваться, что сами так никогда бы поступить не смогли. Такой вот разговор идет между ними:
   - Радко - красивый парень. С ним рядом быть - уже приятно. Все смотрят и завидуют. Признайся, тебе он тоже ведь нравится?
   - Лицом хорош, - отвечает Снежана, - но муж ведь не костюм, не украшение. С ним жить, и кроме красоты должно быть что-то еще.
   - Ну что еще? - говорит другая девушка, - он такой умный, что мне, например даже страшно с ним разговаривать? Я вмиг теряюсь и не знаю, что сказать. Сама вот понимаю, что глупая. Зачем ему такая?
   - Умен? - говорит Снежана? - И от великого ума он на меня поспорил? А каб не я вдруг вышла из той бабы? Как можно было такую глупость, не скажу - сморозить? Впрочем, что вышло, то и вышло - ему я благодарна, за все, и за красу и за то, что в голове есть кое-что, помимо воды замерзшей... Не смейтесь! Ведь то его заслуга. Вам не понять, но я такая, какую он хотел. Согласны?
   - С этим не поспоришь, - говорит третья девушка, - Радко и вправду - первый парень в городке. Собой хорош, охотник - лучший, и пахарь он такой - что без коня делянку целинную поднимет, засеет и заборонит в один денек. Кто справится с такой работой? Не даром мать его - воительница в прошлом. Слыхала ты о Майе?
   - Нет, - смеется Снежана, - там, откуда я родом, мне ничего об этой женщине не говорили. Там - в облаках о ней не знают наши снежинки. Впрочем, я с радостью готова про нее послушать. Расскажете?
   - НЕ так уж много сами знаем. Она из пришлых. Купила домик, родила потом. Откуда сын - никто не знает. Она не говорит. Но по всему выходит, что богатырь от витязя родился. Вот Майя воспитала его одна. Каков уж есть.
   - Ну, раз уж маменькин сынок, - Снежана усмехнулась, - то отчего так девушек не любит? Он должен уважать всех женщин. Мать - первая из них. Иль не права я? А может, он потому так строг к девицам - что мать его в узде держала?
   - То мы не знаем, - ответили девушки. - Ну что ты скажешь? Люб ли он тебе? Пойдешь ли замуж, коли снова позовет?
   - Что ж не пойти? Хороший парень. Кабы я знала его тогда... пошла бы без раздумий. Признаюсь честно, он мне не безразличен. Не вижу третий день и все ловлю себя на мысли, что не могу о нем не думать. И хочется увидеть. Взгляд уловить его. Улыбкой насладиться. Люблю ли? Не пойму сама еще... но по нему скучаю. Он горд. Боюсь, не подойдет, не взглянет...
   - Он гордый, это верно, - говорит одна из девушек. Но ты-то что умеешь? Ведь если удивишь его - то может, он позабудет о гордыне?
   - Что я умею? - Снежана задумалась. - Да сущие безделицы. Колдую я со снегом... пожалуй только это. - она начинает петь и танцевать. Подчиняясь ее воле, снег начинает переливаться разноцветными огоньками, а на шубках и одежде гуляющих появляются серебряные узоры. На кустах и деревьях вокруг полянки зажигаются фонарики.
   Снежана не замечает, что на краю полянки появился Чавдар, с ним еще несколько парней и Радко. Они все наблюдают за танцующими девушками. Чавдар толкает в бок Радко.
   - Что смотришь? Нравится? Ведь сам хотел такую?
   - Какое дело? - отвечает Радко, - Смотрела на тебя она. Я ясно видел, глаз черных не спускала. Ловила каждый звук... а до меня нет дела ей. Понятно и слепому - милее ты ей.
   - А Ваня где? - спросил Чавдар.
   - Умаялся с охоты. Спит дома. Пока отец и сестры добычу обдирают, да мясо впрок готовят. - Радко не спускает глаз со Снежаны. Чавдар ловит его взгляд и повторяет:
   - Я вижу, нравится она тебе. Иди и пригласи на танец. А там и под венец! Я дело говорю!
   - Какое дело? - повторяет Радко. - Сперва ей нагрубил, теперь приду, скажу: "прости погорячился!"? А снова вдруг откажет? Да я умру, не вынеся позора! Ты представляешь, как город будет весь смеяться надо мной?! Я не могу такого и помыслить. Представлю я лишь на мгновенье, что высмеет она меня. Умру на месте. Разорвется сердце!
   - Не отказала ведь она, - Чавдар пытается успокоить Радко. - Сказала, мол, хочу подумать. Ведь это не отказ. Теперь подумала... иди и попроси ее руки, сам сердце предложи?
   - А как откажет? Нет сил. И ноги как столбы, что в землю вбиты. Шагнуть не в силах.
   - Я знаю, не откажет. Три дня уж в городке она. Подруг нашла. Да, ты наговорил ей грубостей. Прощенья попроси. Она ведь хоть из снега, но сердце не ледышка... я точно знаю.
   - Я не могу. - Радко стоит красный как рак.
   - Ты должен мне услугу. Напомнить? За песню.
   - Назови работу, я горы передвину, лес выкошу как будто поле, но подойти к ней - свыше мочи.
   - Другого нет заданья. Иди, и с ней заговори. Скажи, что был не прав, вспылил, погорячился. Красива ли она?
   - О да!
   - Умна?
   - По мне так в самый раз. И колдовать умеет! Чавдар, я вне себя от страсти. Она мне нравится, и нравится все больше. От голоса ее все у меня дрожит внутри. Хочу и не могу ступить и шагу.
   Снежана в танце приближается к группе парней, и Чавдар вдруг выталкивает к ней Радко. Тот, чтобы не упасть, сталкивается с девушкой и обнимает ее, вместе они с трудом удерживают равновесие, отчего только крепче прижимаются друг к другу. Секундное замешательство. Молчат. Вдруг Радко говорит:
   - Прости меня за грубость. Прошу тебя, стать мне женой. Влюблен безмерно. Все время думал только о тебе.
   И надо понимать, как это было трудно, сказать такое. Снежана поняла. Она чуть помолчала, как видно собираясь с мыслями. Ведь тоже не ждала, что так вот сразу упадет в объятья. Сказала вроде тихо:
   - Я согласна. - Но слова ее будто громом пронеслись над полянкой. - И я тебя люблю. Не зря три дня ты пропадал в лесу. Все верно, что случилось. Ты понял?
   - Да, конечно. - К Радко вернулась его былая решительность. - Я счастлив бесконечно. Нам надо матушке сказать, что выбрал я жену. И ты согласна. Как будет она рада!
   Закричал тут Радко:
   - Женюсь я нынче же! Столы несите и зовите музыкантов! Я матери сказать хочу, с невестой познакомить! Девчонки, милые красавицы! Простите! За спесь мою, за гордость! Но как удачно все сложилось! Кто б мог подумать?! Скажи, Чавдар! Все случаю подвластно!
   Улыбнулся волшебник, ничего не ответил. Да и что ему сказать? Не верит он в случай. Но никогда не скажет другу. Пусть тот думает, будто и слова его о снежной бабе и песенка нашлась - все так, лишь совпаденье... Удачное стеченье обстоятельств.
  
   - Ну, все, внучек, ты спишь уже. Давай на боковую.
   - Дед, я чего спросить хотел...
   - Забыл?
   - Нет, дедушка, не забыл. А скажи, девчонки - правда, все глупые?
   - Совсем нет, с чего ты взял?
   - Атанас сказал, что они как сороки, и если начать им говорить, что они красивые - то еще сильнее глупеют.
   - А мальчишки не такие? Ну, может быть, о красоте если заговоришь - удивятся. Это же Атанас говорит, а он разве добрый?
   - Нет, он не добрый, но ты сам говорил - он умный.
   - Что стоит ум без сердца и души? Без доброты? Такой ум опаснее дурости. Да он подметил, что девочки падки на блестящие подарки, украшения, цветочки и льстивые слова. Но это проверка на глупость, внук. Умную не одуришь словами и безделушками, а дурочку жалко... но что поделаешь? Если она такой уж уродилась? Чужого ума не дашь, коли своего нет.
  
   Глава 5.
   Не трусь!
  
   Вспомни все, чем дышал, всех, кого любил --
   Гневом праведным зажгись! Набирайся сил!
   Прогони зиму прочь и верни весну!
   Возврати надежду нам, выиграй войну!
   Слушай голос бури! Не трусь!
  
  
   Скоро дело делается, да не быстро сказка сказывается. Внук ждет вечера, а дедушка думает, что же дальше рассказывать? Впрочем, он знает. И вот приходит минутка, когда внук готов ко сну, и Дед сидит в комнате, в кресле с чашкой горячего чая, ждет слушателя.
   - Дедуша, я готов - говорит внук, привычно забираясь с ногами в мягкое кресло. - Радко уже женился? А у них дети будут? А какие?
   - Уговор помнишь?
   - Помню.
   - Это важный вопрос?
   - Ну... нет.
   - Вот и не разменивайся на ерунду. Для сказки это не важно. Тем более, что свадьбы-то еще не сыграли. Слушай дальше.
  
  
  
   Несут столы и лавки на полянку. Созывают народ на свадьбу Радко и Снежаны... Идут люди, несут на стол припасы и угощения. Кто бочонок с солеными грибами, кто пироги с пылу с жару, кто рыбу вяленую, а кто вина кувшины. Готовят праздничное застолье. Старейшины идут, и мама Радко - богатырша Майя. Нарядная, счастливая. Жених с невестой за руки держатся, глаз друг с друга не сводят.
  
   Но не успели торжество начать, как вдруг услышали крик:
   - Помогите, люди-и!
   Кричит дружок Радко- Иван.
   Побежали все на крик и видят: идет израненный Иван, весь в крови, в лохмотьях, что осталась от одежды. Добрался он до лавки и сел. Радко его расспрашивать начал, да пока раны не перевязали, да не напоили, он ничего толком не рассказывал. Отдышался немного, пришел в себя и начал свой рассказ.
   - Вернулись мы с тобой с охоты, - Радко кивнул. - Прилег я - подремать, но выспаться не дал отец. Зайчатины, говорит много, а соли нет. Иди, сказал в соседний городок, там соли прикупи с полфунта. Ну я пошел. Пока добрался, пока купил, да вышел на обратную дорогу - уж вечер подошел. Ты думал, что я сплю? Ошибся. И вот уж я почти добрался до нашего местечка, как вижу из лесу выходит... - Иван замолк, и потянулся к ковшу с брагой.
   - Ну не томи! Выходит кто?
   - Так я и говорю, мертвец!
   - Да ладно! Сочиняешь!?
   - Да как-то не обучен, и говорю, как было. Пошел он на меня. Сперва не понял я, что он за человек, хотел заговорить, спрашиваю его - мол, кто таков? Откуда? А он с ножом и прямо на меня. Пришлось достать и мне. И только я к нему поближе подошел, так сразу понял, это мертвый. Но как живой... рычит, ругается и машет ножом, да так искусно, что еле выбил я оружье из его руки. Потом схватились мы в обнимку, я чуть не задохнулся от вони мерзостной. Но победил его, и бросил там.
   - Убил его? - спрашивает Радко.
   - Уже он мертвый, как его убить? Я тоже думал, вот в сердце, вот по голове... ему все бесполезно... один лишь выход - разорвать на части, и сжечь... да было нечем.
   - И ты - порвал?
   - Ну, не совсем, я руку ему вырвал, потом вторую, но не до конца. Он там валяется и корчится, теперь сидеть не сможет.
   - Шутник! - Так может быть его добить бы надо?
   Посылает Радко парней на дорогу, изловить злобную тварь и сжечь. Иван же прикладывается к бражке и хмелеет. Чавдар стоит рядом и как может подлечивает его раны. Снежана с девушками и Майей обсуждают случившееся.
   Луна выходит из-за леса и в ее свете видно как по небу летят тучи мертвецов и опускаются за лесом.
   Растерялся Радко. Но только на минутку. Как закричит на весь город:
   - Ко мне - дружина! Враг на нас напал! Берите факелов побольше! Мечи несите и доспехи! Мать, женщин уведи! - обращается он к Чавдару: - ты с нами, друг?
   - Как может быть иначе? - отвечает волшебник. - Давно я ждал войны... вот и сюда пришла.
   - Ты знаешь, кто на нас напал? - спрашивает Радко.
   - Конечно, давно уж он свои мертвяцкие полки на мирных жителей натравливает. Это Атанас.
   - Знакомый твой? - удивился Радко.
   - Волшебники все знают о своих. А этот из самых сильных. Да вот недавно, задумал он весь мир переделать под себя, убить решил людей. Потом поднять живыми мертвецами.
   - Что ж вы его не приструните? По-свойски, как волшебники?
   - Силен уж больно. Думаешь, мы не пытались? Погибли многие мои друзья, и те, с кем дружен не был. Добраться до него уж очень трудно. Ведь он не глуп, и первым делом защиту от волшебников поставил. Потом в горах укрылся. Да ураганами свой замок окружил. Нам до него добраться невозможно. Простому воину - быть может, будет легче. А нас он чует, как собака, как волк, точнее.
   - Как драться с мертвыми? - загрустил Радко. - может быть, уйти всем в горы, переждать тяжелое время? Попробовать договориться или откупиться?
   - Не выйдет, - говорит Чавдар, - для мертвых нет времени, они могут ждать или будут рыскать по горам и убивать живых. И на переговоры не пойдут - приказано им - всех убить. Атанасу не нужны живые. Один лишь способ есть - стоять и не пускать в свои пределы. Оборонять свой город, свою землю. А мы пока лишь будем искать, как Атанаса одолеть - ведь должен способ быть.
   - Что ж, хорошо. Мы все пойдем на битву, укроем женщин. - Говорит Радко.
   - Мать не пускай, ее ты знаешь, доспех припрятан и ее оружье... пусть женщин охраняет, - советует Чавдар. - Она в бою конечно и стоит трех витязей, а может и поболе, но ни к чему ей с мертвецами драться. Теперь она лишь мать. Побереги ее.
   - Как мог ты так подумать, что спрячусь я за женской юбкой?! Не бывать такому.
   Пошел Радко, собрал женщин, Снежану среди них привлек, говорит:
   - Пока мы с мертвяками сражаться будем, укройтесь сами. С нами в бой не лезьте.
   Не стали с ним спорить женщины. Но хитрость какую-то задумали.
   И как только отряд под командой Радко пошел навстречу полкам мертвяков, женщины разожгли костер на полянке, и принялась Снежана кругом этого огня колдовать, а он из жаркого вдруг стал ледяным - синим. И начали женщины петь вокруг этого костра боевую песню, и кидают в огонь украшения, и такая сила пошла от огня, что почуяли ее воины там за лесом, в битве, и рубят врагов в мелкую крошку, кто посильнее тот мечами орудует, кто послабее поливает мертвяков маслом да смолой и поджигает факелом.
   Страшный бой идет, но пока женщины танцуют у волшебного костра, сил у воинов Радко не убывает, а даже прибавляется. Летят во все стороны куски мертвечины.
   У Снежаны тоже силы не кончаются, поет, кружится у огня, не боится, что растает...
   Так почти до самого рассвета шла битва, наконец, покрошили всех мертвяков, сложили из обрубков огромный костер, подожгли. Столб черного дыма известил окрестности о победе.
   Возвращается дружина. Радко, Иван и Чавдар идут впереди. Все герои, никто не погиб. Они и не догадываются, как им помогала песня девушек у волшебного костра.
   Бежит Снежана навстречу жениху, ведь свадьбу так и не сыграли еще. Война помешала.
   Хотела девушка обнять Радко, а он и говорит:
   - Постой, весь перемазан мертвечиной, так грязен, что ко мне не стоит прикасаться. Хочу помыться я сначала. Жди на опушке леса. Приду я быстро, не успеешь соскучиться.
   Убежал домой, там мать уж воду греет, да чистую одежду готовит.
   Пришла Снежана на опушку леса, поет себе песенку:
   За туманом, за пургой
   Призраки витают...
   Искры снежные хрустят
   Под ногой...
   Снова я в тени луны,
   В свете звезд танцую
   И пою сама себе,
   Пряча грусть...
   Лес в тени луны
   Дремлет до весны
  
   И танцует. Ждет любимого. Вдруг видит она, идет по краю леса человек, и дверь несет на спине. Очень удивилась девушка. А потом припомнила старую байку про жителей одной деревни, будто те глупы настолько, что спасая свое добро от воров - дверь забирают с собой, чтобы не взломали.
   Смеется Снежана, а человек остановился, дверь к дереву прислонил и говорит:
   - Над чем хохочешь?
   - Над тобой конечно! - отвечает девушка. - Зачем ты дверь несешь? Она так дорога тебе?
   - То не простая дверь, - отвечает путник, - это дверь от волшебного дома, хочу продать, кто купит - того и дом. Всего делов-то дверь с собой носить, зато, когда захочешь - ты дома будешь. Взгляни?!
   Поковырял в замочной скважине ключом и открывает, а в проеме видно богатое убранство. Не дом - дворец. Снежане любопытно, подходит к двери, и смотрит осторожно, да не замечает она, что хитрый Зелиард уже зашел ей за спину и, втолкнув в замок Атанаса, сразу же заскочил следом и захлопнул дверь, которая рассыпалась в пыль.
  
   Прибегает на опушку леса Радко и зовет Снежану, но она не отзывается. Он видит ее следы, читает, словно книгу, находит он и следы Зелиарда, и труху от двери. До него начинает доходить, что девушку похитили. Но как? Этого он понять не может. В отчаянии бежит Радко на полянку, там еще не прошло веселье после победы над мертвецами. Видит его Чавдар, по выражению лица понял, что-то случилось. Спешит навстречу.
   - Что с тобой, дружище? - спрашивает продавец волшебных песен, - Случилось, что-то?
   - Снежану, кажется, украли! - кричит Радко. - Я сам понять не в силах. По следу судя - там ждала она меня, потом след оборвался, и ничего нет, только труха древесная, и след еще чужой. Пойдем, посмотришь, может, объяснишь?
   За ними пошел Иван, а следом и другие парни и девушки.
   - Останьтесь! - кричит Радко, - следы не затопчите!
   Чавдар ходит по опушке, смотрит, изучает следы, потом труху от двери понюхал и сказал:
   - Все ясно. Здесь был посланец Атанаса, он и украл Снежану.
   - Зачем она ему?- удивился Радко.
   - Для опытов, я думаю. - Ответил Чавдар, - ведь он не думал, наверное, что можно из снега создавать живого человека. О чуде этом весть донесли ему, и он решил Снежану выкрасть. Я след его слуги - убийцы-мертвеца учуял. Хитрец все верно рассчитал, поймал девицу на любопытстве природном. Уж что поделать, она хоть и умна - да любопытна, как все женщины. Хоть из чего их сделай - но это не отнимешь.
   - Ты знаешь, как разыскать проклятого волшебника? Ее спасти я должен.
   - Найти его возможно, - отвечает Чавдар, - иди туда, где бури, где ураганы и грозы полируют горные вершины, да обдирают лед со скал. Ты хочешь бросить всех? Уйдешь и без защиты оставишь городок?
   - Ну, что-же делать? - Радко в отчаянии.
   - Послушай ты совета. Снежана в безопасности до срока. Для Атанаса она - загадка. И он будет биться над ее решением, но девушку губить не станет. Весь смысл для него в живой Снежане. Но армий мертвецов еще немало и если ты уйдешь сейчас, то обречешь на гибель всех, кто верит и надеется на твою силу и отвагу.
   - Он мучить ее будет? Страданиям подвергнет?
   - Не стану врать, быть может всяко. Да не легко придется девушке в плену у Атанаса, но жизни нет угрозы. В том можешь быть спокоен. Она не так проста, Радко... ты помнишь сам, что девушка из снега, хоть выглядит она как все девицы, но в ней немало тайн, которые и я понять не в силах. Я знал, что песня та хранит большой секрет, что нужно очень сильно пожелать и главное, любовь разжечь в груди и ею поделиться. Сумел ты. Это все, что знаю. Остынь пока. Готовься к новой битве и будет она страшнее прежней. Во много раз сильнее прежней сюда идет армия мертвых.
   - Ты мне поможешь? - Радко очень рассердился. Он потерял аппетит. Вернувшись к матери, он коротко сказал: - Похитили Снежану. Чавдар мне говорит - не страшно, мол, убивать ее не станет злой волшебник. Ему я верю, но сердце так болит и плачет.
   - Все образуется, - говорит мать. - Слушай ум и сердце, придет время, когда они тебе подскажут - пора идти на выручку невесте.
   - Чавдар еще сказал - грядет большая битва. Во много раз страшнее прежней. А я хочу спасти Снежану.
   Говорит Майя сыну:
   - Чавдар не посоветует плохого, прислушайся к его словам. Ему я верю.
  
   - Дедуша, - внук понял, что продолжение сказки завтра. - Я понял почти все. И про девчонок тоже. Но почему Чавдар уверен, что Снежана в безопасности? Он врет? Ведь обманул же он Радко однажды...
   - В том, что тот якобы сам Снежану оживил? - дедушка улыбнулся.
   - Ну да, она ведь тоже ему сказала про обман, а он ей - молчи! Что он задумал? Я ему не верю. Какой-то он больно хитрый.
   - Не буду спорить, но давай, дослушаешь ты сказку до конца. Тогда все станет ясно. И про Чавдара и про остальных. Что забегать вперед?
   - Ну ладно, подожду. А долго до конца?
   - Не так уж долго, мы как раз на середине. Ну, спи!
  
  
  
   Глава 6.
   Источник жизни.
   Сколько бы ни было в жизни дорог,
   Тайн и загадок, обид и тревог --
   Не унывай!
   Помни и знай:
   Дома нас любят и ждут!
   Верят, надеются, ждут!
  
  
   Середина сказки! Внук весь день думал о снежной девушке, терпел и ждал вечера. Несколько раз он подходил к дедушке, но тот качал головой и говорил:
   -Дождись вечера. Долготерпеливый сильнее завоевателя города!
   И внук ждал.
   И вот наступил час до сна. Окончен ужин, родители ушли по своим делам в спальню, а дед уселся в кресло в детской комнате и ждет слушателя.
   Внук прибежал из ванной, сверкая чищенными зубками.
   - Дед, я не верю Чавдару!
   - Ты говорил уже вчера.
   - Почему мама Радко ему верит?
   - Может быть, она знает что-то такое о нем, что позволяет верить?
   - А что она знает?
   - Дойдем и до этого, внук. Слушай дальше и не торопись.
  
  
   Снежана в замке Атанаса сразу была помещена в замкнутый магический круг. Он будто стеклянная стена. Волшебник, увидев ее, сильно удивился. Но почувствовал большую силу в девушке, поэтому на всякий случай заключил в такую необычную клетку.
   Снежана на его вопросы не отвечает. Она ходит по кругу, ощупывая невидимую преграду.
   Атанас искал ответы в "слепой" книге, но там ничего не было о том, как можно оживлять сложенных из снега людей. Он попытался с помощью некоторых заклинаний "увидеть" за счет чего живет снежная девушка - опять ничего не увидел. Тогда он принялся расспрашивать слугу Зелиарда.
   - Что ты сумел о ней узнать?
   - Не мог войти я в городок, владыка, и наблюдал из леса. Я слышал разговоры жителей о ней. Вот все, что мне услышать получилось, - отвечает Зелиард, - Ее сложили в праздник снега, что первым выпал, была она совсем другая - бесформенная внешне, ведь сложена была из снежных трех шаров, ног не было, а руки из веток, глазки из угольков и ягоды рябины вместо губ. Потом пришел к ним продавец волшебных песен - давний их приятель, и стали петь они, и пели, пока из этой снежной бабы не вышла - девица, ее ты видишь.
   - От песни - ожила? - Атанас очень сильно удивился. - Ты ничего не перепутал?
   - О нет, Великий, я все точно помню. - Зелиард немного испугался, он понял, что волшебник злится. - Ты повелел все точно разузнать. Я все, что смог - собрал. Тот продавец, что песенку принес - по имени Чавдар, лет точно не скажу, но он не стар, и дружит с местным жителем по имени Радко. Тот песенку купил и спел, от песни ожила девица, которую ты видишь.
   - Какой-то бред. Ты сам-то веришь тому, что рассказал? - Атанас ходит вокруг Снежаны, руками посылает всякие импульсы, но ничего не может понять. - Я ощущаю воду. Простую воду. Вот задачка достойная для мага. Обязан я раскрыть такую тайну. Про песню я не верю. Это глупость. Чтобы не волшебник, а деревенщина, тупой охотник иль пахарь, спел песенку и произвел на свет такое чудо? Это - невозможно. Тут труд искусного создателя и мага. Могу поверить, что брату такое лишь под силу, и то - навряд ли. Я вижу результат - девица из воды замерзшей. И это - факт. Кто создал? Это важно. Но ты сказал, что там был маг?
   - Не знаю, маг ли? - Зелиард отошел от Атанаса на всякий случай, - Он ничего такого не делал, когда твой полк напал на их деревню, в строю он был и дрался как все - мечом. А вот девица эта, как раз наоборот... свела всех женщин на полянку и разожгла костер, и сильно колдовала, они все пели песню, бросали в пламя ожерелья и кольца - кричали дружно "Не трусь!", я сам заметил силу, что в воинов вливалась и я уверен, что без этой колдовской девицы твой полк бы не погиб. А так - их всех сожгли. Теперь же - ты сможешь их селение смести с лица земли.
   - Ну... - Атанас отнесся к словам Зелиарда весьма равнодушно, - что они мне? Уже послал я армии, и им не выжить. Сейчас другая для меня забота куда важнее. Я не могу понять, как оживить то, что живым не было никогда. И это меня истощает. Мне нужно подкормиться. Стереги ее.
   Атанас решает посетить еще не убитые городки, чтобы подкормиться человеческой ненавистью, злобой, страхом, он видит опустевшие города и страны, кто не погиб - ушел, небольшие людские потоки излучают не ненависть, а уныние и страх. Этого Атанасу мало. Ему нужны яростные бойцы, ему нужны боевые песни, молитвы и проклятия и чем больше людей его проклинает, тем больше сил у него становится. Но сколько ни ищет - не может найти. В храмах молятся о любви, о прощении, радуются рождению младенцев и просят прощения за грехи... ниоткуда не доносятся мольбы о наказании агрессора. И этого не может понять Атанас. Люди сошли с ума? Какая любовь? Какое прощение? Он убивает! А они молятся о любви и прощении. Они должны пылать гневом, жаждать мести, но вместо этого - они плачут и молятся о враге, чтобы разум вернулся к нему.
   В гневе, и совсем не набравшись сил, вернулся в свой замок Атанас.
   Снежана все также ходит по кругу.
   - Послушай, как тебя зовут?
   Снежана молчит. Зелиард докладывает:
   - Ее зовут Снежана, так обращались к ней подруги и этот парень - что по слухам спел песню.
   - Пускай, Снежана. Скажи, что ест она? Что силы в ней питает?
   - НЕ видел я, чтоб она что-то ела!
   - Тупица - людям надо есть и пить, иначе - смерть.
   - Может быть, ей дать сосульку?
   - Так дай! Чего ты ждешь? - Атанас злится. Он всегда злится, когда не может чего-то понять или сделать. - Ну, ешь!
   Снежана не обращает внимания на его слова и брошенные Зелиардом в круг куски льда.
   - Ты говорил, она колдует? - вспомнил Атанас.
   - Я видел сам, как делала она. Пела и плясала, при этом происходили всякие чудные штуки.
   - Ну, пусть покажет, что она умеет? Эй, ты, Снежана, давай, станцуй мне, спой, яви, что можешь!
   Эти слова вдруг словно побудили девушку, она посмотрела на своих тюремщиков, улыбнулась, о чем-то задумалась и запела:
   - Пойте, ручьи! Солнце, сияй!
   Вновь оживают родные края,
   Сбудется скоро мечта моя --
   Мы возвратимся домой!
   Вешний поток смоет со скал
   Острого льда кровожадный оскал,
   Каждый найдет, что искал --
   И возвратится домой.
   Как только ее голос зазвучал в лаборатории Атанаса, как невидимая стена, что удерживала девушку - словно растаяла. Снежана закружилась по залу. Атанас отскочил за стол, присел, наблюдая, а Зелиард кинулся к танцующей, но был отброшен могучей силой, и чуть не рассыпался от удара о стену. Снежана допела песню, и стена вокруг нее восстановилась.
   Атанас был очень сильно удивлен. Зелиард - испуган.
   - Ты видел, владыка?! Она опасна! Убей ее! Или дай мне убить.
   - Заткнись, тупица. Я видел кое что... в ней пламя! Вот это чудо. Огонь и вода, как могут в одном теле сосуществовать две силы, что друг друга исключают? Проклятый брат украл мой шар хрустальный! Будь у меня он, быстро б разобрался. А так... придется снова сделать. Тогда лишь вместе с братом сумели мы произвести волшебный шар, который и назвали "Зеркало мира".
   Атанас присел у стола. Он говорит сам с собой, но Зелиард его внимательно слушает. Снежана опять пошла по кругу.
   - Когда она петь начала, я увидал в ее груди огонь - свет яркий и пока я не пойму его природу - не будет мне покоя. Источник жизни для нее - огонь. Вот ведь загадка!
   - Прости, владыка, - обратился слуга, - так может быть его достать?
   - Кого достать? Огонь? В своем ли ты уме? Она умрет... и пламя тоже. Пока он в ней - все живо. Как ты достанешь? Я не могу.
   - Ножом вспорю ей грудь и вот тебе источник... - простодушный Зелиард страшно боится Снежану и не может уже думать ни о чем, только убить ее.
   - Тупая хитрость... - Атанас мрачен, - убьешь ее, и я не разберусь в природе оживления воды. Чтоб волос не упал с нее. Ты понял? Развею по ветру! Чтоб никогда не смог уж возродиться и станешь ты гореть в аду навечно!
   - Что делать мне, хозяин?! - Зелиард понимает, что как бы Снежана ни была опасна, но риск быть уничтоженным Атанасом - намного серьезнее. - Я повинуюсь. Буду охранять.
   - Отведи ее в башню, там посели. Чего попросит для еды - неси! И мне докладывай! Я должен знать, что может напитать ее. Чем силы ей поддерживать?
   Зелиард уводит Снежану.
   Атанас созвал воронов. Расспрашивал их о брате. Но тот исчез, так что даже птицы его найти не могут.
   Поняв, что найти старое Зеркало мира невозможно, Атанас собирается воссоздать, повторить хрустальный шар. Он помнит, как это делать. Но помнит и сколько сил им с братом пришлось потратить на этот предмет. Долгие годы они потом копили и восстанавливали свои волшебные силы. Но что поделать? Без этого предмета разгадать секрет оживления Снежаны Атанас не сможет.
   Вернулся Зелиард и говорит:
   - Владыка! Наши армии тают! Люди научились воевать и сжигают всех твоих солдат! Нужно больше армий! Ты бы поднял новых мертвых?!
   - Мне не до них сейчас!
   - Но, как же твой план - завоевать весь мир? Полмира уже ты захватил!
   - Уйди, тупица! Твоих советов мне только не хватало! Нет дела мне сейчас до мира. Пусть поживут пока. Придет еще их время.
   Зелиард не согласен с хозяином, но возражать боится. Он злобы только зубами скрипит. Он ненавидит всех, но у него нет души, и его ненависть не может дать силы Атанасу.
  
   Внук зевнул.
   - Прости, дедушка.
   - За что же прощать? Время позднее, ложись.
   - Я вот чего хочу спросить: ведь Атанас подумал, что все это проделки Чавдара?
   - Подумал, и что?
   - Но почему он его не хочет поймать? У него бы и узнал, как Снежана ожила?
   - А помнишь, я говорил тебе о гордыне, она - плохой советчик. Не может Атанас допустить и мысли, что какой-то там мелкий торговец волшебными песенками настолько силен! Ведь он уверен, что могучее его и брата Димитара нет никого на свете. И признайся он сам себе, что это не так, значит, зря он все затеял, значит, непременно однажды придет кто-то, кто намного сильнее и накажет за все. А это же очень страшно. Жить и все время бояться. Вот поэтому он сразу отмел возможность у Чавдара к сильному волшебству. Не поверил.
   - А зря.
   - Наверное, зря.
   - А как же Радко? Он пойдет Снежану спасать?
   - Узнаешь. Завтра будет тебе продолжение сказки.
  
  
   Глава 7.
   Дорога от любви к любви...
  
   В моей душе осадок зла
   И счастья старого зола...
  
   Наступил очередной вечер, и снова дедушка и внук в детской. Внук ждет продолжение сказки, а дедушка готов рассказывать дальше. Они почти не разговаривают. Уже и так все ясно. Сказка идет к вершине. Сюжет все прозрачнее, поступки героев понятны. Заняв свои места, один повел рассказ, второй внимательно слушает.
  
  
   Как и предупреждал Чавдар, доходят в городок мрачные вести, что движется к ним огромная армия мертвецов. Уже не летят по небу. Идут молча, только по пути убивают всех, кого встретят. И нельзя сказать, люди не пытаются сопротивляться, встречают с мечами и дерутся, те кто может, защищают тех, кто уходит, бросает родные места. А кто бежит? Сперва, в путь отправляли старых, женщин и детей, за ними потянулись раненые, но выжившие, отход прикрывали те, кто посильнее. И больше всего людей пугала неизвестность - кончится ли это когда-нибудь? Кто враг? Зачем эта война? Никто ничего не мог понять. Потому что не с кем было разговаривать. Мертвые сраму не имеют, нет ни души, ни совести - одно лишь исполнение приказов, чужой недоброй воли. И сеяли мертвые армии страх. От бессмысленности, от тупой жестокости агрессора. Армии Атанаса давили массой, количеством бойцов и их безмолвностью.
   Находились хитрецы, партизаны, даже диверсанты - что били в тыл армиям, или из-под тишка нападали на отряды мертвых, жгли, где и как могли. Но мертвым отдых не нужен. Живым нужен сон, еда, нужна надежда на победу, а вот с надеждой дело обстояло хуже всего.
   Через городок идут беженцы, голодные, уставшие, подавленные горем люди, потерявшие родных, потерявшие веру в себя, в то, что все это когда-нибудь кончится. Радко с дружиной охраняют городок от грабителей, разбойников и одиноких мертвяков, что иногда приходят из леса. Раненых лечат, голодных кормят, раздетых - одевают. Тех же, кто хочет вступить в дружину - принимают и армия растет. Откуда разбойники? А так всегда бывает, что стоит начаться войне, так возникают всякие бандиты, что под шумок военных действий начинают грабить мирных жителей. Мародерствуют - обирают стариков, детей, беззащитных и слабых. Последний кусок отбирают у голодных. Они как мертвяки, и даже хуже. Те хоть чуждой, недоброй волей из могил подняты, не по своему желанию жестоки и безжалостны, а эти - сами по себе такие, что совесть потеряли и доброту. Такие - хуже мертвых. Вот и стояли воины Радко на страже.
   Наступает время, приходит Чавдар к Радко и говорит:
   - Две новости есть у меня. Одна хорошая, другая - нет.
   - Начни с плохой.
   - В одном дне перехода от нас огромная армия Атанаса. В десятки раз больше того отряда, что напал в день твоей свадьбы.
   - Понятно, - говорит Радко, - а добрая весть?
   - Атанас не оживляет новых мертвецов, и я надеюсь - эта армия - последняя. Победим ее, и закончится война.
   - Уверен?
   - Да. Почти. Сам понимаешь - до конца ни в чем нельзя быть успокоенным. Пока жив Атанас и планов по захвату мира он не оставил. Когда опять предпримет новую атаку? Но нам пока лишь предстоит выдержать нападение новой армии. Это вопрос жизни. Что скажешь?
   Задумался Радко. Он отлично знает родные леса и горы. И решил он заманить армию Атанаса в ущелье, там встретить и, не давая растянуться - уничтожать шеренгу за шеренгой, а на головы мертвякам обрушить тонны валунов, для этого дела отправил он часть воинов с Иваном во главе. Заготовили много смолы, дегтя, спирта и прочих горючих материалов, заложили тайники в ущелье, нужно только поджечь в определенное время.
   И вот наступил час битвы. Полки Атанаса идут не тормозя, увидев воинов живых, как собаки бегут с мечами в мертвых пальцах. Заманивали охотники мертвяков туда куда нужно. Но драться все равно пришлось, и в этот раз все было очень страшно. Много народу полегло. Последний отряд мертвяков Радко самолично заманивал под валуны и еле-еле успел увернуться от падающих камней. Уцелевших добили, и принялись сжигать. Когда закончили огненные похороны, остались у костра Чавдар, Радко и Ваня.
   Плачет Иван.
   - Отец погиб. - говорит он сквозь слезы. - Один мужчина в доме - остался. Это я.
   Радко не пытается его утешить. Молчит. Чавдар не встревает в разговор.
   - Война, дружище. Что сделаешь? Зато мы победили, пусть эта радость тебя утешит. - НО Ивану этого мало. Рассердился он на друга.
   - Ты как бревно! Надеялся я на доброе слово сочувствия, а ты - Война... да пропадом она пусть пропадет! Ты понимаешь меня? Нет? Мой отец погиб и нету больше! Тебе - безотцовщине этого не понять. Не знал ты своего отца. Вот и не можешь меня понять. Как возместить потерю? Кто был роднее? Мать, сестры... женщины. Люблю их, но с ними не поделишься, тем, что отцу расскажешь. Совета не дадут они такого, что только от отца получишь. Мне боль в груди унять не удается. А ты - война...
   - Мы отдохнем, друг и пойдем искать злодея - Атанаса, а то, что он повинен в смерти отца, то только в помощь. Найдем его, и жалости не будет в твоем сердце - убьешь его своей рукой! Пусть будет месть твоим попутчиком и другом!
   - Я не пойду. - сказал Иван.
   - Как не пойдешь? - рассердился Радко.
   - Мать и сестры. Я должен с ними быть. Хозяйство теперь на мне. И я их не оставлю.
   Сжал зубы Радко, не ожидал он такого ответа. Не хочет ругаться. А Иван продолжает.
   - Я понимаю, ты хочешь спасти Снежану. Ты прав. Но я не могу больше тебя сопровождать. Беда за бедой приходят, и оставить своих сестер и мать я не могу, не имею права. Их некому защитить. После войны много бандитов, приходят мародеры, а ты сам знаешь - от нашей армии остались единицы тех, кто не ранен и сможет сохранить порядок в городке. Я должен остаться. Прости, я ухожу.
   Иван ушел.
   Радко смотрел ему вслед, не пытаясь отговорить. В глубине души он понимал, друг прав. Он отвечает за свою семью и в первую очередь обязан ее защищать. Но сохранялось ощущение предательства и обиды. Он посмотрел на молчавшего все это время Чавдара.
   - А ты - пойдешь со мной?
   Чавдар, молча, покачал головой и, чтобы не осталось сомнений, сказал:
   - Нет.
   Радко уже собирался разразиться гневными словами в его адрес. Хотел сказать: "И ты меня - предал!", но не успел, Чавдар проговорил: - Ты должен идти один. Я дам тебе совет. Найди сперва не Атанаса, а его старшего брата - Димитара.
   - У него есть брат? - удивился Радко. - Такой же злодей?
   - Нет, - ответил Чавдар, - он не злодей. Он винит себя, в том, что не смог повлиять на брата. Тот превратился в чудовище, стремясь превзойти Димитара в магии. Ведь старшие братья всегда отвечают за младших. Димитар любит Атанаса и не может ему навредить. Но он может научить тебя - как победить злого волшебника. Не обязательно - убить. Ты понимаешь? Атанас уже мертв, но его можно лишить всех сил, сделать беспомощным. Скоро наступит ночь, и ты увидишь звезду - иди за ней, она приведет тебя к убежищу Димитара. Он так укрылся от волшебников и мертвых - что нет к нему дороги никому, кроме простого смертного и чистого душой. Иди. И помни - надежда мира - только на тебе.
   - А ты? - только и успел спросить Радко, а Чавдар уже растаял в воздухе.
   Долго ли коротко, но добрался Радко до пещеры Димитара. Встретил его старец с бородой.
   - Кого ты ищешь, воин? - спрашивает волшебник.
   - Мне нужен Димитар - брат Атанаса. Не ты ли?
   - Да, это я, - ответил старик. - Зачем пришел?
   - Ты знаешь, что твой брат уже сгубил полмира?
   - Скорблю о том, но помешать не в силах. - Говорит Димитар. - Он грешен сильно.
   - Ты так спокойно говоришь об этом? - Радко не понимает Димитара. - Никто кроме тебя не в силах с ним справиться. А ты тут прячешься! Тебе не стыдно? Людей уже убиты миллионы... а ты - скорбишь! Хотя прекрасно можешь сам положить конец такому беспределу. Нет слов.
   - Не надо обвинять меня. - Спокойно говорит Димитар, - не я убил людей. И нет моей вины в их смерти. Да, не сумел я повлиять на брата, и в этом лишь виню себя. Пусть каждый отвечает за свои поступки. Люблю я брата. Даже вот такого. Он глуп и горд, но он мне брат!
   - Чавдар сказал, что можешь мне помочь. - Радко решил сразу перейти к делу. - В плену у Атанаса моя невеста - Снежана.
   - Та, что из снежной бабы? - Димитар спросил без улыбки. - А кто это - Чавдар?
   - Он продавец волшебных песен, сам волшебник. Он говорил, вы знаете друг друга. Он знает о тебе. Тебе же он неведом? Ведь он мне продал песню, что помогла из бабы снежной создать - Снежану.
   - Немного нас, но и не мало в мире, к чему мне знать о каждом торговце песнями, пусть даже и волшебными? Я не спесив, как ты подумал. Нет у меня заботы следить за разными волшебниками. Случись, быть может так, что наши судьбы встретились, и я бы знал о нем. Как он разведал обо мне. Во всяком случае, тебя привел, и это хорошо, наверно.
   - Так ты поможешь мне одолеть злодея - Атанаса? - спрашивает снова Радко. Не терпится ему скорее в путь отправиться.
   - Посмотрим, ты отдохни пока. Отвару выпей, силы восстановит отвар на травах горных и с медом от горных пчел. Не бойся - не отрава. Он оживить не сможет, но сил придаст и сердце успокоит.
   Прилег Радко у очага Димитара, а старый волшебник продолжает:
   - В твоей душе осадок зла. Ты ненавидишь Атанаса. И это может погубить тебя. Ему того и надо. Питается он злобой и ненавистью. И если ты придешь к нему с жаждой мщения - он легко тебя победит, не заметишь, как превратишься в такого же как он - убийцу, или он просто выпьет твою душу, проглотит как аист лягушонка. Иди к нему, но лишь тогда, когда не будет в твоем сердце зла и желания убить. Не подумай, что я так забочусь о брате. Хотя и этого я отрицать не стану. Хочу спасти его и мир уцелевший от злой воли этого безумца. Ты доберешься. Увидишь замок. Даже сумеешь войти в него... - Радко увидел в руках Димитара хрустальный шар, в котором тот словно читает будущее. Утро вечера мудренее.
   Утром Димитар, провожая Радко, дал ему тот самый хрустальный шар.
   - Это - Зеркало мира. Когда-то мы с братом создали этот шар, чтобы решать разные задачи, много сил вложили в него. По полжизни отдали. Тебе не понять, но это был огромный труд. Забрал я этот шар у Атанаса, сейчас ему он очень нужен. Попробуй на него выменять свою невесту. Это все, чем я могу тебе помочь. И помни совет - придешь к Атанасу с желанием отомстить или с ненавистью - погибнешь. Любовь - вот то, что ему не по зубам. Я - брат ему и мне понятно, как любить его такого, тебе - не знаю. Я вижу, ты удивлен, но говорю как есть. Звучит безумно, понимаю. Но это так. Любовь сумеешь зажечь в своем сердце? Тогда будешь в безопасности.
   - Люблю Снежану! - сказал мрачно Радко. - За шар спасибо. И за совет добрый. И за приют. Ты - добрый человек. К тебе нет зла. Понять тебя не в силах. Когда-нибудь, быть может я и пойму такие мысли, чувства. Пока не получается. Вонь мертвечины стоит еще в ноздрях, и стоны раненых друзей и песни, что моя Снежана пела... ты говоришь - любовь. Как полюбить мне даже не живого? Чавдар сказал, что Атанас - мертвец. Не уложу никак в мозгу. И кроме злобы, нет чувств иных. Но твой совет учту. Пока дойду, пока найду... быть может, все в душе перегорит, и я сумею огонь отмщенья успокоить? Прощай на добром слове.
   - Прощай и ты... и вот еще, когда придешь ты к логову, где брат скрывается, не торопись, знаменье будет. Тогда иди.
  
   Пошел Радко, шар - Зеркало мира спрятал в заплечный мешок. Дорогу помнит.
   И вот спускается он в ущелье и слышит стон. Не сразу понял, но стон это повторился. Подходит парень ближе и видит: лежит на камнях удивительный человек - с крыльями. Чего только ни встречал уже Радко, а такое видит впервые. И, не сомневаясь, поспешил он на помощь, достал флягу с чудесным отваром, который ему дал в дорогу Димитар и смочил губы крылатого. Тот открыл глаза и еле-еле произнес:
   - Спасибо, добрый человек.
   - Что ты за существо? - спрашивает Радко, - не знал я о крылатых! Откуда такой?
   А крылатый немножко ободрился и отвечает.
   - Сил нету долго объяснять. Народ наш древний и скрывались искусно от людей. Так иногда вдруг попадались кому-то, только сказки плодили. И нам спокойно было. А как пришел проклятый Атанас - решили мы уйти. Дверь в мир иной нашли старшины - мудрецы из рода. Открыть ее сумели и всех, кто уцелел - спасли.
   - Ты почему остался? - Радко дал крылатому еще попить, но тот, сделав глоток, ответил:
   - Не трать напрасно, мне одно - конец. Ты тоже хочешь Атанаса погубить?
   - Хочу, - сказал Радко, - Иду за этим.
   Крылатый немного помолчал. Тяжело ему говорить, спина сломана и все кости.
   - Ты знаешь - Атанас волшебник... один из самых сильных... он логово себе устроил и столько волшебной силы во все кругом вложил, что невозможно до него добраться, если силу ту не одолеть. А одолеть лишь можно другою силой, ты понимаешь? Если есть заклинание создающее, то есть и отменяющее. Понимаешь?
   - С трудом, - честно говорит Радко, - я магии далек. Простой я воин, всех талантов хватает, чтоб песенку пропеть, которую куплю. И больше ничего. Как ты сюда попал?
   - Знаком ты с песнями, что с волшебством? - удивился Крылатый. - Вот это хорошо. Не стану объяснять. От дедов и отцов досталась песня. И в ней такая сила, что магию любую развеять может, какой бы силы ни была. Хотел я спеть ее над замком Атанаса и сил его лишить, да не сумел. Свалился, молнией подбитый... хитер проклятый маг. Тебе идти осталось совсем недолго. Да только не пройдешь ты бури... Запомни песню, я тебе ее отдам. Тогда сумеешь добраться прямо к замку Атанаса.
   И крылатый пропел негромко песню, да так, чтобы Радко запомнил.
   - Как ты зайдешь в буран, так сразу петь начни, и громче пой, так чтобы в сердце отдавалось, чтоб голос твой рев бури покрывал, тогда увидишь сам - развеются все чары.
   Последние силы истратил Крылатый и, замолчав, умер.
   Что оставалось делать Радко? Похоронил он крылатого незнакомца, и сказал над могилой:
   - Так вышло, что я один у матери, отца не знал, и не было у меня братьев, я знал тебя недолго, но стал ты братом мне - крылатый. Лети в последний путь, твою спою я песню.
  
   Вышел Радко из ущелья, и видит стену из смерчей и туманов, бьют молнии сплошным частоколом, снег ледяной кружится. Смело вступил Радко в бурю и запел песню Крылатого... "Поиграй со мной, гроза!" и с каждым куплетом бури становились все тише и вдруг исчезли... солнце проглянуло из-за туч, а воин увидел множество одинаковых замков.
  
   - Я знал, что он дойдет! - радостно объявил внук.
   - Конечно, должен был дойти. - Согласился дедушка. - Как же иначе?
   - Дедушка, а как же Радко должен с любовью прийти к Атанасу - это же невозможно! Вон ты мне сказку рассказываешь, а я его уже не люблю, а тут такое пережил Радко и вдруг надо полюбить.
   - А ты думаешь, все должно быть легко и просто?
   - Ну, не знаю. А что такое любовь?
   - Ух, вот какие ты вопросы задаешь?! Сам ответить можешь?
   - Теперь не знаю. Люблю тебя, и маму с папой... молоко не люблю.
   - Ну вот, сравнил... молоко и папу с мамой! Любовь... это чувство. Такое вот ощущение, отношение. Но я тебе скажу, все что ты видишь, все что создано, все, что растет, рождается и живет или создано людьми - все благодаря любви. Любовь - созидательна. Ненависть - разрушительна. Понимаешь?
   - Кажется, да.
   - Ну, вот и хорошо.
   - А что же должен создать Радко? Нет... не правильно. Ну вот... - внук путается, - что должно создаться, ну или получиться, если Радко ощутит любовь? Ведь он идет погубить Атанаса!
   - Может быть, он идет создавать мир? Покой, радость?
   Внук ушел спать. А дедушка задумался, не слишком ли сложная сказка получилась?
  
  
   Глава 8.
   Справедливый суд.
  
   Сколько мне пройти дорог --
   Знает только мир огромный.
   Я в тепле родного дома
   Усидеть никак не мог!
   Небо вновь меня зовет
   Взглядом чистым и бездонным
   Стать бродягою бездомным,
   Что в пути всегда поет.
  
   -Дедушка, а до конца сказки осталось совсем немного? - Внук уже сидит в кресле. Ему грустно от этой мысли. Да, развязка близка. Он понимает, что сказка должна закончиться хорошо, но неизвестность все равно томит и мучает.
   - Да, внук, финал уж близок. Сидит Радко на камушке, смотрит на бесчисленные одинаковые замки, что повторяя друг друга, уходят за горизонт справа и слева. Понимает, что один настоящий - остальные миражи, но как узнать, где настоящий?
   - Ты же говорил, что долготерпеливый сильнее завоевателя города, - вспомнил внук древнюю китайскую поговорку.
   - Верно. Вот он и ждет. Сам пока не знает, чего, но ждет.
  
  
   В башне замка Атанаса сидит Снежана в заточении, она стоит у окна и смотрит на бушующие ураганы и сверкание молний. На тучи. И вдруг видит, что, тучи растаяли в небе, ураганы успокоились, а с неба в ее комнату проник солнечный луч. Почуяла она и то, что не сами собой растворились в небе бури. Силу антимагии она уловила. А кто может такое сотворить? Только друг. И понимает девушка, что надо бы знак подать, что она жива, что в замке есть пленница. Стала тогда Снежана рвать на себе платье и лоскутки выбрасывать в окно, при этом поет волшебную песенку.
   Бури и метели
   землю одолели...
   Птицы белые мои к солнцу улетели.
   По затерянным следам
   поспешите в край далекий,
   В край далекий, в путь нелегкий
   К светлым солнечным годам!
   Отыщите мою радость,
   Что за горем затерялась,
   Принесите песню мне
   О родившейся весне!
   Разыщите лучик,
   что закрыли тучи,
   И родник живой воды -
   напоить сады.
   Отыщите в тишине
   голос ласковый, любимый,
   Рук тепло, дающих силы,
   взгляд его верните мне!
   И лоскутки превращаются в белых птиц, которые, вылетая из окошка башни, продолжают кружить над замком. Над настоящим замком Атанаса.
   Атанас же все эти дни занимался изготовлением нового "Зеркала мира" - хрустального шара, чтобы разобраться с загадкой жизни Снежаны. Ему пришлось в этот шар заложить почти всю свою волшебную силу. Он ослаб. Он понимает, что если не восстановит силы - его может убить и ребенок. И ему страшно. Атанас старается не подавать виду.
   Позвал он слугу и говорит:
   - Приведи ко мне эту снежную девку!
   Слуга убежал исполнять приказание, а волшебник думает, как бы ему сохранить свою тайну. Чтобы Снежана не обнаружила его слабость. Он надеялся на ненависть и страх - но снежная девушка поразительно равнодушна к Атанасу, она его будто бы не видит и не испытывает к нему никаких чувств. Отправиться в мир людей и, спрятавшись среди них, постараться напитаться злобой, страхом, ненавистью - Атанас не может, он спешит, хочется поскорее разобраться со Снежаной.
   Прибегает слуга и в страхе кричит:
   - Она опять колдует, хозяин! Она все ваши ураганы растворила! Она птичек сотворила, и они высосали все бури и тучи! Я же говорил, ее нужно убить!
   Атанас очень сильно испугался, он оставил хрустальный шар на столе и поспешил в башню. По дороге думает, как бы ему не попасть под магию Снежаны. Паника Зелиарда передалась ему. Поэтому первым делом волшебник заглянул в камеру через маленькое окошко и увидел, что Снежана стоит почти голая, небольшие лоскутки прикрывают ее тело.
   Из последних сил Атанас сотворяет усыпляющее заклинание и, когда Снежана падает, приказывает Зелиарду отнести девушку в лабораторию и настрого наказывает ее не трогать.
   Скрипит зубами Зелиард, но ослушаться боится.
  
   А в это время Радко, сидя на камушке, утоляет жажду отваром из фляги, подаренной Димитаром. Последние глотки. Вспоминает совет на дорогу - избавиться от страха и ненависти к Атанасу, понимает, что нужно успокоиться. И вдруг видит белых птиц, вылетающих из одной только башни. Он понимает, что это настоящий замок. Догадался он и о том, кто и как создал птичек. А значит, Снежана жива и подает ему знак.
   Обрадовался Радко. Любовь в сердце разгорелась еще сильнее. Хотел сразу побежать к замку, и вдруг подумал, что не удержится он и схватит меч, когда увидит проклятого волшебника. Посидел еще несколько минут и принялся снимать с себя доспехи и оружие. Остался в простой одежде и только плащом укутался от холодного ветра. Взял в руку "Зеркало мира" подаренный Димитаром хрустальный шар и пошел к воротам Атанасова замка. А там никакой охраны нет. Удивился Радко. Пустой замок. Понял, что волшебник был уверен, что охраняли его ураганы, а еще понял, что боялся Атанас всех, даже слуг, потому и не завел себе охраны ни живой ни мертвой. Смешно стало воину и ничего лучше он не придумал, чем спеть песенку Крылатого "Поиграй со мной гроза". А о том, что весь замок построен на магии не подумал. Задрожали стены. Остановил песню Радко. И тут выбегает на него с ножом Зелиард - кинулся на парня. А песня то еще действует, и только подбежал, ударить не успел - рассыпался в труху. Атанас пришел, чтобы забрать свой хрустальный шар, и увидел как рассыпался Зелиард. Испугался жутко. Пытается усыпить Радко, но все его попытки отлетают от гостя. Не подает виду Атанас, как ему страшно. Крикнул только:
   - Стой там, где стоишь! Зачем пришел?
   - Ты знаешь, зачем! - крикнул в ответ Радко через весь зал.
   - Убить меня хочешь? - спрашивает Атанас. - Ты меня ненавидишь? - Очень надеется.
   - Нет! - отвечает Радко.
   - Значит, боишься? Ты понимаешь, что я тебя уничтожу?
   - Понимаю, - отвечает Радко, - я пришел поговорить.
   - Поговорить, это хорошо, - говорит Атанас, а сам думает, как бы обмануть парня? Он не сводит глаз с Радко, сам его боится жутко. А тот достает из-под плаща "Зеркало мира". Точь в точь такой же шар лежит на столе за спиной Атанаса, но тот его не видит.
   - Ты украл мой шар! - кричит Атанас. - Ты вор! Отдай!
   - Давай меняться, - предлагает Радко. - Я отдам тебе этот шар, а ты мне вернешь Снежану!
   Вот об этом Атанас не подумал. Удивился.
   - Зачем тебе эта девка? - спрашивает волшебник.
   - Я люблю ее, - честно отвечает Радко!
   - Это глупость, как можно любить эту ожившую кучу снега? Ты - глупец! Ты можешь стать моим учеником! - говорит Атанас. - Хочешь, я сделаю из тебя великого волшебника! Ты станешь даже сильнее меня! Я уже слишком стар. Мне нужен ученик. Но я не стану учить влюбленного в снежную девку дурака! - задумал Атанас обмануть Радко, когда тот отдаст шар - убить. А за него готов пообещать что угодно. Но не сразу соглашаться. Чтобы доверчивый пришелец не догадался про обман.
   Радко же стоит на своем.
   - Я отдам тебе хрустальный шар в обмен на Снежану.
   - Ладно, - говорит Атанас, - давай шар и забирай девку. Так и быть. - Хочет волшебник использовать силу, заключенную в шаре и таким образом себя обезопасить, а вернув себе мощь - погубить Радко. Потом и со Снежаной разобраться. Обманув парня, Атанас надеется разозлить Радко, а этого то и нужно - тогда силенок прибавится.
   Радко направляется к Атанасу через зал, а тому страшно. Он с парня глаз не спускает, думает, что в другой руке тот прячет кинжал или еще какое-нибудь оружие.
   - Стой! - кричит Атанас, - положи шар на середине зала и отойди! Двумя руками клади, осторожно, не разбей!
   Радко смешно видеть, как боится Атанас. Он не испытывает ни капельки страха или ненависти. Волшебник ему представляется жалким трусливым стариком.
   Выполнил Радко требование Атанаса и отошел. Волшебник подбежал к шару и схватил его.
   - Где Снежана? - спрашивает Радко, - Ты получил шар, говори, где девушка?
   - Ты глупец, доверчивый, - усмехаясь, говорит Атанас, - неужели ты и в самом деле веришь, что я тебе ее отдам? Да я ради того, чтобы разгадать секрет ее жизни создал этот шар, я всю жизнь свою в него вложил, если мою силу можно назвать жизнью. Как приятно иметь дело с доверчивыми дурачками. Сильными и глупыми. Снежаны тебе не видать. Готовься к смерти.
   Атанас обхватил руками Зеркало мира и попытался подкачаться немного силой из него, но последнее, что он осознал, что это не его шар.
   Из настоящего Зеркала мира к нему вдруг дотянулась могучая воля брата Димитара и всосала внутрь хрустального шара. Атанас даже сказать ничего не успел, как оказался внутри хрустальной сферы.
   Радко рассмеялся, увидев такой фокус. Шар мягко прокатился по залу. Радко осмотрелся, увидел несколько дверей и вспомнил из какой появился Атанас - пошел по замку, искать Снежану.
   Атанас внутри шара мечется, беззвучно открывает рот, что-то кричит - ничего не слышно.
   И вдруг в зал входит Димитар. Он поднимает Зеркало мира и смотрит на маленького Атанаса в шаре.
   - Ты сам виноват, брат, - говорит Димитар. - Я же сказал, что ты сам себя погубишь обманом. Да, я зачаровал Зеркало мира на ложь. Кто соврет, держа его в руках - тот окажется внутри. Вот ты и попался. Я не хотел тебя убивать, и ты будешь жить - пока я не найду способ, как вернуть тебе силу, жизнь, как избавить тебя от проклятия слепой книги. Сколько бы лет мне для этого ни понадобилось. А ты будешь ждать.
   Сказал это Димитар и исчез, унеся с собой свое Зеркало мира с Атанасом внутри.
   Нашел Радко спящую Снежану и приносит ее в зал. Крепко спит девушка. Целовал ее Радко и так и этак - не просыпается. Тряс ее, кричал, просил - не просыпается. Вроде бы живая, дышит - но разбудить не удается. Вот тут уж совсем парень отчаялся, видит на столе тот самый шар лежит хрустальный. И не понимает, что это другой шар. То самое "зеркало мира", которое Атанас создал, в котором вся его сила заключена.
   Трясет его Радко, кричит:
   - Эй! Ты где? Выходи! - но внутри шара клубится только молочного цвета туман и сверкают искорки. Шар не понимает, чего хочет от него держащий в руках. НА его поверхности вспыхивают знаки: "чего вы желаете?"
   - Чего я желаю? - спрашивает Радко... - Чего я желаю?! Я желаю разбудить Снежану! Я желаю, чтобы все вернулось!
   "Желание не точное!" - пишет шар. "Что есть Снежана?"
   Радко подносит шар к девушке.
   - Вот - Снежана! Обманщик! Разбуди ее!
   "Это может сделать тот, кто усыпил" - пишет шар. "Сформулируйте желание и выпустите силу из хрустальной сферы".
   И тогда Радко размахивается и запускает шар в стену.
   - Верни все! Мир! Живую Снежану! Отца Ивану! Я хочу, чтобы все убитые Атанасом и его армией ожили и вернулись домой. И я хочу домой.
   В этот момент шар врезается в стену и рассыпается на осколки. Сила Атанаса вырывается и происходит чудовищный взрыв, от которого замок рассыпается.
   Радко приходит в себя на той самой полянке, где договаривался встретиться со Снежаной, когда Зелиард ее украл. Девушка лежит рядом.
   Очумел немного Радко от взрыва. Голова гудит, в глазах искры мелькают. НО первым делом он подбегает к любимой девушке, она тоже без сознания, но дышит и приходит в себя.
   Только тут Радко замечает, что кожа у Снежаны не белая, а обычная - розовая, и глаза не черные, а синие...
   - Ты пришла в себя?
   - А кто ты? - спрашивает девушка, - Где я?
   - Ты не помнишь ничего? Как тебя зовут?
   - Я не знаю, - говорит девушка. - Я ничего не помню.
   Радко понимает, что своим желанием он что-то изменил в мире, но что?
   Он рассказывает Снежане обо всем, та слушает, но она еще оглушенная.
   - Мы же любим друг друга, - трясет ее Радко, - Вспомни! Тебя зовут Снежана! Ну, хочешь, я позову Чавдара, Ивана, всех ребят - они тебе расскажут! Пойдем к маме!
   Снежана послушно встает и идет за Радко.
   - Я верю тебе, - говорит она тихо, - я не помню. Мне снился сон.
   - Какой сон? - спрашивает Радко. - Там был я? Что ты видела?
  
   Снилось мне: неожиданно выпал снег,
   В мире наступили тишина и свет.
   Свет и тишина, покой и белый снег --
   Жаль, что это только снилось мне...
   Снилось мне: по притихшему городу
   Проплывало медленное облако,
   Облако покоя в спящем городе...
   Жаль, что это только снилось мне.
   И теперь, наяву, я живу и не живу,
   Сохранить пытаюсь тишину...
  
   Снежана пропела эту песенку. И вдруг у нее загорелись глаза, на щеках появился живой румянец.
  
   Снилось мне, что печали кончаются,
   Люди одинокие встречаются,
   Встретятся -- молчат и улыбаются...
  
   - Я все вспомнила, Радко! Я все, все вспомнила... я люблю тебя. У нас одна любовь на двоих! Кто-то мне сказал это. Я не помню, кто. Но очень хорошо помню эти слова. Ты меня спас. Я не помню, как - но я точно знаю, что ты меня спас.
   Обрадовался Радко. Он счастлив. Подхватывает девушку на руки и бежит в городок.
   А там шумное веселье. Никто ничего не понимает. У жителей то память не отшибло. Вернулись те, кого считали погибшими. И радость великая наполняет сердца жителей. Все говорят, что зло побеждено, что нашелся герой, который победил злодея.
   Только вот, кто этот герой - никому не известно.
   Несет Радко Снежану на руках, несет как невесту в дом, что станет женою, когда переступят порог.
  
   Подходит Радко к дому родному и видит мать у порога, а рядом с ней стоит Димитар, почему-то в полушубке Чавдара и держит в руках хрустальный шар, внутри которого малюсенькая фигурка Атанаса мечется.
   Поставил на ноги Снежану Радко и, поклонившись матери и волшебнику, говорит:
   - Так вот почему Чавдар не мог пойти со мной... понятно. Прими невесту, мама. Благослови на свадьбу, и от себя и, раз уж нет отца, то за него...
   Переглянулись тут Майя с Димитаром. Ничего не говорят. Не знают с чего начать, да как объяснить сыну.
   - Так надо было, сынок, - говорит Димитар. - Не мог я до поры открыться. Дано волшебникам немного заглядывать вперед во времени и знал я, что много бед нас ожидает из-за брата...
   - Ты - мой отец, - только и мог сказать Радко. - И ты послал меня на смерть... иль знал наверняка, что справлюсь с Атанасом?
   - Кто может знать наверняка, сынок... но совесть и любовь, ответственность за жизни. - Пытается оправдаться Димитар. - Кого еще я мог послать? Кому поверить? Чья кровь должна была ответить?
   - Снежану создал тоже ты? - Радко мрачнеет, - А мы всего лишь куклы в руках умелого владельца!
   Майя пока не вмешивалась, но решила вступиться за мужа.
   - Ты думаешь, мне просто было хранить эту тайну? Или знать, что моему сыну удел спасти мир или погибнуть? Это удел богатырей, героев. Беречь землю, мир, спасать людей и уходить в неизвестность без достатка и славы. Одна мысль греет нас - понимать, что жизнь прожил не зря. Не вини отца.
   - Что будет с Атанасом теперь? - не может Радко спорить с мамой. А Снежана молчит и в разговор не вмешивается, она крепко держит жениха за руку, и от любви ее сердце горит, и в глазах ее эта любовь отражается синим светом.
   - Ты разбил тот шар, что хранил в себе всю его силу. Теперь ему один удел - жить внутри этой сферы вечно. Более страшного наказания придумать невозможно. - Ответил Димитар. - Поверь, брат, не хотел я такой тебе судьбы. Но это даже не моя воля, а божья. А ОН чего ни сделает - все верно.
  
   Внук зевнул.
   - Ну, здорово! Все живы. Радко женится, и папу нашел. Молодец, дедушка. Но выходит, что Димитар не так уж сильно и любил Радко, раз так легко послал его драться с Атанасом!?
   Дедушка подошел к книжной полке и снял небольшой томик.
   - Знаешь стихотворение Константина Симонова "Сын артиллериста"?
   - Нет. А про что там?
   Дедушка улыбнулся.
   - Ложись спать, я завтра тебе почитаю.
  
   И следующим вечером в детской комнате раздалось:
   "Был у майора Деева товарищ - майор Петров. Дружили еще с гражданской, еще с двадцатых годов..."
  
  
    Нормальные внуки, не отягощенные компьютерными играми и интернетом.
  
   Слова из песни "Солдат Вселеной". (К. Никольский).
   Стихи Ю. Лункиной
   Стихи Ю. Лункиной
   Стихи Ю. Лункиной
   Старинная китайская мудрость
   Стихи Ю. Лункиной
   К.Никольский
   К. Никольский "Поиграй со мной, гроза".
   К.Никольский "Птицы белые"
   К.Никольский "Сон"
  
  
  
  
  
  
  
  
  

48

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"