Зыков Виталий: другие произведения.

Во имя потерянных душ (главы 6 - 7)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 5.92*17  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Скорому выходу романа из печати посвящается... PS: Здесь только главы 6 и 7.


Глава 6

"Там на неведомых дорожках..."

   Разнос, который Кардинал учинил вернувшемуся ученику, Захар наблюдал лично. Зашёл в кабинет главного Сноходца утвердить план патрулирования района, а оказался в самом центре бури. Разъярённый Хмурый, срываясь на крик, отчитывал загулявшего где-то Артёма. Едва ли не впервые на памяти Ненахова Кардинал на кого-то повышал голос, практически орал. Громко, до хрипоты, точно бригадир на проштрафившихся грузчиков.
   Незаметно подмигнув старому приятелю, Захар пристроился на стуле у стены рядышком с Тагиром. Попадать под горячую руку не хотелось.
   -- Нет, ты мне всё-таки скажи, какого дьявола ты пропал на столько дней?! -- прорычал Кардинал. -- Отвечай!
   От яда в его голосе Захара передёрнуло. Артёму не позавидуешь. Когда сильнейший Меченый Башни в таком настроении, может случиться всё что угодно.
   Однако ответ приятеля удивил его ещё больше.
   -- Следовал букве и духу Кодекса Бессмертных, -- заявил Лазовский. -- Искал способ улучшить своё мастерство.
   -- Что?! -- Кардинал аж поперхнулся.
   -- Искал на границе Октябрьского района и Дикого следы шаманов аборигенов. Хотел прояснить некоторые вопросы, -- с деланным равнодушием заявил Артём.
   И Захар едва удержался, чтобы не присвистнуть от восхищения. Художник в очередной раз нашёл способ выделиться. Это уже не мелочные выпады скандального подростка, это настоящий бунт.
   -- Вот оно что... А тебя куда послали? -- спросил Кардинал вкрадчиво.
   -- Одно другому не мешает. -- Артём пожал плечами. Всем своим видом он демонстрировал, что не понимает из-за чего разгорелся весь сыр-бор. Прямо оскорблённая невинность! -- Тем более я предупреждал.
   -- Может быть, -- закивал Кардинал и едко добавил: -- У тебя своя голова на плечах, и ты можешь совать её куда угодно -- в котёл к аборигенам, в задницу демонам или даже в пасть к Сыну Господина. Твоё право. Только зачем ты за собой потащил подчинённых? Если сгинешь ты -- Башня это переживёт, но если утянешь за собой ещё двух Меченых, в том числе лучшую мою ученицу, это будет совсем другой коленкор. Кем ты себя возомнил, чтобы рисковать другими?!
   -- Бессмертным! -- сказал Артём с неожиданным вызовом и поднял глаза на Кардинала. Словно скрывалось за этим его ответом что-то ещё, понятное лишь им двоим. И, виданное ли дело, Хмурый отвернулся.
   Рядом тревожно шевельнулся Тагир, и Захар не сдержал усмешки. Что, не нравится, когда у этой парочки появляются какие-то секреты от тебя? То ли ещё будет!
   -- Даже так... -- протянул Кардинал. Он как-то очень быстро успокоился и сбавил обороты. -- Ладно, с твоей "самоволкой" разберёмся позже, что там с Карагандой?
   Захара смена темы разочаровала. Как бы он не смеялся над Тагиром, странные интонации в голосе Лазовского будили в нём жуткое любопытство. С каких это пор у нелюдимого виритника появились тайны? Пусть в молодом сильном воине сейчас сложно узнать того забитого заморыша, вора-неудачника, покорно принимающего удары судьбы, однако сам он этого ещё до конца не осознал. Нет-нет и проглядывали в нём остатки былых комплексов, из-под маски бойца выглядывала мягкотелая сущность интеллигента. До сих пор приятель просто плыл по течению, и вдруг такой сюрприз. Очень интересно!
   Захар настолько задумался, что пропустил большую часть рассказа. Решил, будто ничего нового Лазовский не скажет, и ошибся. Озвученные Артёмом выводы настораживали. По мнению приятеля у Караганды с церковниками сложились любовь и полное взаимопонимание, возникли общие интересы и дела. И главную роль здесь сыграли Звероловы.
   Достоверно о них мало чего было известно. Кроме способности подчинять разных тварей, остальное шло на уровне слухов. Вроде бы кто-то видел, как у приёмыша Караганды быстро затянулся порез или как тот без помощи рук поднимал в воздух лёгкий камушек. Никакой конкретики. Неизвестно даже сколько всего Слышащих проживало в Диком! Караганда здесь хорошо постарался. Всё время одного Петьку на виду держал, а про остальных ни слова, конспиратор чёртов.
   Зато пока Артём гостил в Общине, видел шестерых Звероловов. И не пацанов, а уверенных в собственных силах мужиков, освоившихся с даром и не стесняющихся его применять.
   В последнем и крылась главная проблема. Похоже, именно Слышащие натаскивали мутантов с Нитью Покорности, вколачивая в их куцые мозги нужные схемы поведения. Получилось такое разделение труда: церковники ловят диких Изменённых, а Звероловы превращают их в смертельное оружие. И плевать, что философия "чистых" требует от них уничтожать любого, кто был осквернён прикосновением Изнанки. Союз настолько выгоден обеим сторонам, что можно забыть о любых принципах. Каких-то внешних признаков принадлежности к Меченым нет и ладно. В качестве врагов оборотни с колдунами-виритниками гораздо лучше подходят.
   Косвенно выводы Артёма подтверждали строительные бригады мутантов. За картошку с овощами их не купишь, нужно нечто более серьёзное. Конкуренту столь серьёзный инструмент точно никто не даст -- чревато серьёзными последствиями. А вот союзнику и партнёру -- пожалуйста.
   Тот факт, что с Лазовским и его людьми -- врагами "чистых" -- вообще стали разговаривать, объясняется лишь хитростью Караганды. Ушлый староста предпочитал не складывать все яйца в одну корзину. Нормальные отношения с другими группировками позволят сохранить независимость и защитят от диктата более сильного партнёра. В духе бывшего бомжа и с культистами торговлю организовать, пусть даже тайком, с оглядкой.
   Вот и с Башней он решил отношения окончательно не рвать, а драку "чистых" с Артёмом и вовсе ухитрился повернуть к своей выгоде: спесивых союзников на место поставил. Молодец мужик!
   Примерно в том же духе высказался и Кардинал. Внешне совершенно спокойно, но чуткий нос Захара учуял идущие от него волны раздражения. Как-никак первая серьёзная ошибка! Выстраивая отношения с Мечеными и Школой, Хмурый явно упустил из виду Дикое. В результате -- серьёзное усиление Церкви Последнего дня. И ведь назад уже не отыграешь, Башне просто нечего предложить зажиточной Общине. Единственная их ценность -- Меченые, но нужны ли их услуги Караганде, это вопрос. Открыто староста Дикого ничего такого не говорил, отделался туманными намёками и обещаниями...
   -- Не самые приятные новости ты принёс, Артём, -- подытожил Кардинал доклад ученика. -- В своё время в какой-нибудь восточной стране за такие вести могли и голову срубить.
   -- Хорошо, что мы в тихом и мирном Сосновске, правда? -- скривился Лазовский, заставив Захара мысленно застонать.
   Да что с ним такое?! Какого дьявола опять нарывается?! Если бы Захар не успел к этому времени изучить характер приятеля, он бы решил, что в нём вновь проснулся прежний ершистый парнишка. Чего он опять не поделил с Хмурым?!
   Неожиданно облик хозяина Слободы поплыл, мелькнуло смазанное движение, и неведомая сила отшвырнула Артёма к стене. С глухим шлепком приятеля впечатало в камень, даже пыль посыпалась. Обычного человека такой удар уложил бы на больничную койку, но Лазовский даже не упал. Капюшон слетел с лица, обнажив бледную кожу, из его носа брызнула кровь. На левой щеке медленно проступало красное пятно ожога -- по воле Кардинала Изнанка жалила хуже огня. Однако Артём не издал ни звука, лишь скривился на мгновение и тут же растянул губы в холодной улыбке.
   Захар почувствовал гордость за приятеля. Чтобы так встречать чужие удары, нужно обладать стальным характером. А значит, точно можно забыть о прежнем безвольном слюнтяе.
   -- Объяснить за что? -- поинтересовался Кардинал ледяным тоном.
   -- Не стоит, -- Артём едва заметно наклонил голову. -- И я приношу свои извинения.
   -- Это ещё не всё! -- отрезал Кардинал. -- Думаю, мы уже достаточно встали на ноги, чтобы не только установить законы и правила, но и начать требовать их исполнения. Поэтому за безответственность ты отправляешься под домашний арест сроком на две недели.
   -- И, как понимаю, разжалован в рядовые? -- уточнил Артём, вытирая кровь. Не было похоже, что он сильно расстроен.
   -- Не надейся. -- Захар представил, как Кардинал под капюшоном кривит губы в змеиной улыбке. -- Глупо лишать Башню перспективного бойца и командира, а вот охладить горячую голову стоит.
   Хмурый тронул звонок на своём столе, и в комнату вошли двое охранников.
   -- Проводите господина Сноходца в охраняемый блок у девятого поста.
   Захар понятливо усмехнулся. Девятый пост располагался не в Башне, а в соседней девятиэтажке. Там только-только закончили укреплять два последних подъезда и начали переселять туда полезных для группировки новичков-"нормалов". Зрелище конвоируемого Сноходца их точно порадует. Заодно послужит наглядным примером того, что в Башне неприкасаемых нет.
   -- Тебе будет о чём подумать, -- сказал Кардинал уже в спину Артёму. -- Например о том, каково это сидеть в безопасности, когда твои товарищи рискуют жизнью.
   -- Что?!
   -- Ничего особенного. Тагир нашёл неизвестные Врата Древних, и Конклав готовит совместную экспедицию, -- сказал Кардинал, тяжело роняя слова. И добавил: -- Вместо тебя пойдёт кто-то другой. Быть может менее опытный, но знакомый со словом ответственность... Уведите!
   Это был нокаут! Уже к вечеру те же охранники разнесут по всей Башне подробности разговора, завтра о том заговорит весь Конклав. Для Артёма с его комплексом одиночки подобная слава была хуже ножа в сердце. Он из кожи вон лез, чтобы заработать авторитет, и вдруг такой удар.
   Захар в очередной раз пообещал себе не ссориться с Кардиналом, потому как в мире есть просто сила и сила с большой буквы. Чтобы на равных спорить с бывшим бандитом, а ныне могущественным Сноходцем, надо иметь очень веские аргументы. И почему Артём этого никак не поймёт?..
   Случайно или нет, но для Захара разговор имел далеко идущие последствия. После ухода попавшего в опалу ученика, Кардинал достал список участников, куда сразу после имени коменданта Башни вписал Ненахова. Похоже, ему предстояло стать одним из первых оборотней, попавших на таинственные пути Древних. Возможность отказа не предусмотрена.
   Но главное, никаких подробностей. Кардинал лишь сообщил, что экспедиция стартует через два дня и в ней будет ещё четверо участников из Конклава. Немного больше рассказал Тагир. Унижение давнего соперника настроило его на благодушный лад, и он намекнул, что проход через Врата не станет дорогой в никуда, а открывшаяся тропа -- прямая дорога в вотчину Волкова.
   Для Захара этого хватило, чтобы сложить все факты и сделать правильные выводы. Слишком много на малом Совете Кардинал говорил о важности быстрой переброски бойцов, о секретах противостояния экспансии соседей, чтобы новость об открытии новых Врат была недавним сюрпризом. Значит, нашли их давно и по каким-то причинам не исследовали. Другой вопрос почему...
   В группу помимо Захара с Тагиром вошёл Денис, парочка энергичных оборотней от команд Эдика и Ромы, а так же фигуристая ведьмочка со стороны Ланы. Подробности подковёрных интриг прошли мимо Ненахова, и почему были представители только этих сообществ Меченых, он не знал. Да и не интересовало его это. Честно говоря, у Захара лишь против кандидатуры Дениса не было никаких возражений -- действительно сильный и опытный боец, а вот на месте любого другого он предпочёл бы видеть Артёма. Что бы там ни говорил Кардинал, на того можно положиться в любой передряге.
   Башню покинули засветло. Перед отправлением Захар заглянул было к Артёму, но его не пустила охрана. Не положено. Пришлось уходить, так и не поговорив, отчего на душе остался неприятный осадок. Вроде как не поддержал приятеля в тяжёлую минуту. Нехорошо.
   Вытянувшись цепочкой, спустились в овраг, мимо памятного дома, в котором Захар в компании с другими Мечеными схлестнулся с жутковатым порождением Тьмы. После захвата Башни здесь всё хорошенько зачистили, но обгорелые стены по-прежнему не внушали доверия. Он даже шаг ускорил, чтобы миновать их побыстрее. Остальные не очень понимали, чем так не угодили бывалому Перевёртышу какие-то развалины, начали шушукаться. Тагир и тот разулыбался, хотя ему-то положено было знать причину.
   Хохмачи чёртовы!
   Несерьёзный настрой сбило появление болотной пумы. Группа проходила мимо бывшего детского садика, когда из-за развалин беседки вылетел разъярённый хищник и, сбив с ног растерявшегося Дениса, принялся рвать идущего следом Маугли. За что так прозвали этого оборотня из команды Эдика, Захар не знал, по крайней мере со зверьём общаться он точно не умел.
   Пума драла когтями бронежилет и норовила добраться до горла, а он лишь орал и отбивался руками. Чтобы перекинуться в боевую форму ему не хватало какого-то мгновения.
   Пока Маугли катался по траве, сражаясь со зверем, остальные бестолково топтались вокруг. Как помочь и не навредить товарищу никто не знал. У оборотней, конечно, живучесть ого-го какая, но за новые дырки в шкуре никто спасибо не скажет.
   Ситуацию разрешила амазонка. Подгадав момент, ткнула стволом обреза в ухо зверя и спустила курок. Голова хищника взорвалась как спелый арбуз, забрызгав Маугли кровью. Пума последний раз дёрнула лапами и затихла, чего не скажешь об оборотне. Подчинённый Эдика орал как резаный, костеря на все лады чокнутых баб, "которым ума не хватает понять, когда стоит стрелять, а когда нет". Пришлось вмешаться Тагиру, чтобы горлопан заткнулся.
   Зная вспыльчивый характер Меченых, а женщин-Меченых в особенности, стоило ждать ответного взрыва ведьмы, но та лишь хмыкнула и презрительно вскинула подбородок. Ненахов вместе с остальными почувствовал себя оплёванным.
   И вправду ведьма, не зря на Марго откликается.
   -- Приводи себя в порядок, и двигаем дальше! -- прорычал Тагир. -- Не успели от дома отойти, как уже нашли неприятности себе на задницу. Детский сад на выезде!
   Все пристыжено молчали. Пусть в случившемся немалая доля вины самого Тагира, что с того?! Все люди опытные, а повели себя как салажата. Решили, что земля вокруг своя, разведанная, а сами круты до изумления, вот и получили. Раззявы. Будь Захар на месте Тагира, он бы повернул группу обратно. Не может поход, начавшийся с неприятностей, закончиться чем-то хорошим. Верная примета.
   Однако правая рука Кардинала оказался гораздо менее суеверным.
   Ломоть -- головорез из команды Ромы-оборотня -- с помощью салфеток помог товарищу привести одежду в относительный порядок, Тагир залечил раны, и вскоре движение возобновилось...
   Врата обнаружились за ржавым остовом железного гаража у здания бывшего фитнес-центра, в часе ходьбы от Башни. Пройдёшь мимо -- не заметишь, надо специально искать. Что наводило на интересные мысли. Источники знаний Кардинала и его ближайших помощников явно не ограничивались медальоном и Храмом Всех Древних.
   Чтобы добраться до входа, сначала пришлось вырубить заросли вездесущего кровавника. Работали Захар с Денисом, остальные желания поработать мачете не проявили, лишь Марго собрала спелые плоды в мешок. Меченые старательно подчёркивали, что они союзники, но никак не подчинённые. Тагира такое положение дел заметно раздражало.
   Наконец, открылась вертикальная плита в человеческий рост. Молочно-белая, с радужными разводами и замысловатой резьбой по краям. Кое-где заметны царапины и сколы, словно кто-то сильно разозлённый лупил по камню стальным топором. В самом центре ещё можно было разглядеть рисунок четырёхрукого воина в глухом шлеме. Складывалось ощущение, что кто-то приложил немало усилий, чтобы его уничтожить.
   Захар посторонился, пропуская вперёд Сноходцев. Тагир что-то втолковывал ведьме, та в ответ молча кивала. Но, видимо, реакция коллеги не устроила помощника Кардинала, он сел на корточки и начал выводить на земле непонятные чёрточки и кружочки. Наконец, Марго решительно тряхнула головой и выдохнула:
   -- Поняла!
   -- Ну тогда, -- Тагир неспеша поднялся, отряхнул штаны от мусора, -- попрошу всех отойти подальше и поберечь глаза. Врата давно не открывались, могут быть разные... спецэффекты.
   Захара не надо было упрашивать дважды. Он первым отступил к гаражу и, немного подумав, перекинулся в боевую форму. Так оно безопасней, человеческое тело слишком уязвимо для всяких экспериментов. Его примеру последовал лишь Денис, чем заработал презрительное фырканье Маугли и Ломтя.
   Дураки, ничему их жизнь не учит!
   Тем временем со стороны камня раздался треск, полетели искры, в землю дважды ударили чёрные молнии, а на закуску и вовсе повалил густой дым. Потянуло приторно-сладкой вонью Тьмы. На груди Захара немедленно ожил Амулет Света -- нагрелся, начал едва заметно вибрировать. Денис, сейчас выглядевший как уменьшенная копия хищного прямоходящего динозавра, покосился одним глазом и плотоядно клацнул зубами.
   Почувствовал?! Захар завистливо вздохнул. Посвящение в Храме Всех Древних конечно добавило ему сил, но как оборотень он по-прежнему уступал более опытным товарищам. Тот же Денис играючи превращается в тварь много большего размера, чем имеет его человеческая ипостась. Да и одежду куда-то прятать ухитряется, а вот у Захара такой фокус выходит хорошо один раз из трёх. И не поймёшь, то ли практики не хватает, то ли таланта, то ли что-то не так делает.
   Медальон успокоился столь же быстро, как и проснулся. Вместе с ним прекратилась и свистопляска вокруг Врат. Сноходцы справились со скверной Мрака и заставили-таки работать древний механизм. На глазах у всех каменная поверхность пошла рябью, обрела глубину и прозрачность лесного озера. Изображению таинственного рыцаря вернулась чёткость. Он пошевелился, пару раз взмахнул руками, затем рубанул мечом и... исчез.
   -- Готово! -- объявил Тагир и отвесил Марго шутливый поклон. По его виду и не скажешь, что пришлось столкнуться с какими-то трудностями. Зато ведьму пошатывало. -- Заходим по одному, не задерживаемся. -- Сноходец подхватил одной рукой свой рюкзак, другой локоть коллеги и через плечо ехидно добавил: -- И молите богов, чтобы Врата не захлопнуло, когда будете через них проходить.
   Сказал и скрылся в туманном мареве. Чертыхнувшись, Захар потопал следом. Вряд ли Древние были идиотами и не позаботились о системах безопасности, но мало ли. У входа он едва не столкнулся с Денисом, но слишком разогнавшийся ящер вовремя притормозил и пропустил Ненахова вперёд.
   Захар сделал шаг, другой и... вывалился в заросли папоротника. Переход серьёзно ударил по мозгам, притупил внимание и реакцию. Ненахов не успел оглядеться, как оступился и кубарем покатился к подножию векового дуба. По пути какая-то сила вырвала из рук автомат, сорвала заплечный мешок и хорошенько приложила по пояснице. Вдобавок ко всему он больно ударился о торчащий из земли корень.
   Какого чёрта?! Ошеломлённый Захар явно не успевал за событиями. Он попытался встать, но земля под ним пошла волнами, а сверху навалилась неподъёмная тяжесть. Рёбра затрещали. На голову полилась жижа, от одного запаха которой всё нутро едва не завязалось узлом. И Захар запаниковал. Бешено рванулся -- раз, другой, третий. Что-то затрещало, сразу стало легче дышать. Глухо рыча, он усилил напор, попытался встать на одно колено, но хлёсткий удар сшиб его обратно на землю.
   От резкой боли перехватило дыхание, впрочем, за это Захар своему неведомому противнику готов был сказать спасибо: боль прекрасно прочистила мозги. Прекратив сопротивление и мысленно сосредоточившись на амулете, он сложил руки "лодочкой" и прочитал короткое воззвание к Ладару.
   -- Повелитель Света, Владыка Утра, защити меня от происков Тьмы и дай силы повергнуть Зло! -- Он шептал заученные слова с жаром и пылом неофита, вкладывая в каждое слово огонь души.
   И почти сразу по телу пробежала знакомая тёплая волна, смыв боль и усталость, укрепив мышцы и добавив ясности ума. В членах поселилась удивительная лёгкость, а мир раскрасился новыми оттенками. По опыту Захар знал, что такое состояние не продержится долго, дорог каждый миг.
   Как только вокруг когтей возникло золотое свечение, он извернулся и рубанул по похожему на здоровую змею чёрному корню. Тиски вокруг туловища ощутимо ослабли, Захар повторил рывок. Надсадно заревев, дёрнулся изо всех сил, И на этот раз у него всё получилось.
   Остатки корней лопнули точно гнилые нитки, Ненахов оказался на свободе. С боков к нему метнулись ещё два корявых отростка, но их он просто перепрыгнул. Лишь отскочив на пару метров, позволил себе оглянуться... И оторопел. Оказывается, всё это время он сражался с деревом -- с огромным дубом, которого коснулась скверна Тьмы и наделила псевдожизнью. Зелёный великан превратился в уродливую корягу с кривыми щупальцами-ветвями, гигантскими фасеточными буркалами по всему стволу и с похожим на слюнявую пасть дуплом. Настоящий кошмар мичуринца! Хорошо хоть к Захару свои лапищи древесная мерзость больше не тянула. Последний рывок неожиданно прыткой жертвы стоил ей нескольких конечностей и опалённой Светом коры.
   Ненахов довольно зарычал. Пусть Ладар погиб, но остатков его мощи хватает, чтобы внушить почтение даже самым гнусным монстрам. И это хорошо!
   Стараясь не выпускать хищное дерево из поля зрения, Захар быстро осмотрелся. Никого из членов отряда в окрестностях не наблюдалось. Умирать его бы не бросили, а значит, остальные тоже по уши в неприятностях.
   Захар обошёл вокруг здешних Врат -- двух резных каменных столбов с изуродованными фигурками четырёхруких рыцарей на вершинах. Они уже закрылись, но следы на земле ясно говорили, что прошли все. Особенно выделялись отпечатки лап Дениса. Вот здесь он топтался на месте, затем сделал длинный шаг, затем ещё и... побежал?!
   Да что за чертовщина здесь происходит?! Что могло заставить бежать оборотня подобного уровня?! И ведь никаких признаков сражения. Мёртвая тишина вокруг, лишь проклятое дерево скрипит ветвями.
   Захар попробовал пройти дальше, но как назло через пару метров от Врат следы исчезали. Будто корова языком слизнула! И что прикажете делать?!
   Ненахов зло втянул носом воздух. Дёрнулся, снова принюхался и, хлопнув себя по лбу, ринулся в сторону засохшего куста колючки, сильно смахивающего на частокол из шипов. Человеческие привычки давали о себе знать, и он порой забывал о возможностях своего тела. Там, где подводят зрение и слух, выручит обоняние.
   Под ноги попались заплечные мешок и автомат Захара. Даже искать не пришлось. Порадовавшись такой удаче, он не сбавляя хода забросил их на плечо и вломился в заросли. Такое испытание не выдержала даже ороговевшая кожа его боевой формы. Лоб, шею, грудь и плечи украсили десятки глубоких царапин. Но Захар продолжал двигаться вперёд. Ерунда, заживёт, гораздо важней то, что запах усилился, а значит... В этот момент тело ощутило слабое сопротивление, и он прорвал невидимую завесу.
   -- Твою дивизию! -- зарычал Захар, машинально сдёргивая с плеча "калаш" и выдавая очередь на полрожка. В нескольких метрах от него худющая уродливая тварь с впалым животом и пегой шкурой прижала к земле Марго и явно собиралась вцепиться ей в горло.
   Он успел в последний момент. Пули сшибли существо с ног, покатили по земле. В стороны полетели кровавые брызги. Кожа лопнула, и в образовавшейся прорехе стало видно гнилое нутро. Назвать этот выкидыш Тьмы животным не поворачивался язык. Больше всего оно напоминало оживлённое магией чучело неизвестного хищника, но никак не живое создание.
   Наконец тварь твёрдо встала на лапы, тряхнула башкой и нашла взглядом Захара. В её глазах вспыхнула дикая злоба. Марго была забыта, зверюга собиралась мстить.
   Поток Света, выплеснувшийся из ладони Ненахова, она встретила широким бугристым лбом. Пергаментная кожа сморщилась и поползла клоками, обнажив жёлтую кость, левый глаз лопнул как перезрелая слива, но эта ходячая мерзость даже не сбавила шаг. Словно не знала, что такое боль и страх.
   В шаге от Захара тварь взвилась в воздух, метя в горло. Увернуться он уже не успевал и от души врезал растопыренной пятернёй с выпущенными когтями. Усиленный мощью Ладара удар снёс половину башки и отшвырнул нечисть на куст колючки.
   -- Добивай! -- взвизгнула Марго и показала пример, рванув к бьющемуся в агонии монстру. В руках ведьмы как по волшебству появился туристический топорик.
   Захар едва не переспросил зачем, но вовремя заметил, как тело монстра окутали клубы дыма, и там, где они появлялись, раны начинали стремительно затягиваться. Остро завоняло Тьмой.
   -- В сторону! -- рявкнул он и простёр над тварью руки. Марго едва успела отшатнуться, как бело-золотое пламя накрыло осквернённого Тьмой зверя. На мгновение кожу стянуло от жара, но вскоре огонь спал, открыв полуразложившийся труп -- вместе с магией Мрака из него ушло и мерзкое подобие жизни.
   Ведьма зло выругалась и двумя взмахами топора отделила мертвяку почти восстановившуюся голову. На всякий случай! Захар же только сейчас опомнился и огляделся.
   Он оказался на небольшой площадке перед грудой железа, в которой с трудом можно было узнать упавшее колесо обозрения. Сзади стена из разросшейся колючки, слева и справа -- широкие канавы с грязно-серой жижей. Здесь же были и остальные члены отряда. Денис в облике динозавра загнал сразу двух одержимых Мраком зверюг в тупик между завалившейся на бок будкой кассы и бетонной плитой. Ящеру не требовалась поддержка сил Света, чтобы твари превратились из охотников в жертв. Даже Тьма не способна оживить разорванное в клочья тело. По крайней мере, останки других монстров валялись на земле и не подавали никаких признаков жизни.
   Тагир в компании с оставшимися оборотнями обнаружился немного в стороне. Сноходец замер на краю канавы, увязнув в поединке взглядов. Его противник -- невысокой человекоподобный уродец с огромной головой, стоял по пояс в грязи, но вряд ли испытывал по этому поводу какие-то неудобства. Вокруг него медленно кружились непонятные чёрные то ли хлопья, то ли снежинки, с хилых ручонок изредка срывались капли тёмного огня. Похоже, что Тагир встретил достойного противника.
   Для Маугли с Ломтём тоже нашлась работа -- они дружно отбивались от одержимого льва. Некогда величественный зверь облез и страшно исхудал, взамен отрастив на голове два ряда мелких рожек. Первёртыши с трудом отражали его атаки, не давая прорваться к занятому схваткой Тагиру. В общем патовая ситуация, без помощи не обойтись.
   Захар подмигнул Марго и гигантскими скачками помчался к сражающимся, ведьме пришлось догонять.
   Переродившийся лев что-то услышал, потому как отмахнулся от оборотней и попытался развернуться к новому противнику. Но тут Маугли и Ломоть не сплоховали. Насели на него так, что монстру пришлось на несколько секунд уйти в глухую оборону, а там уже и Захар подоспел. Белкой взлетел на спину твари и вцепился когтями в загривок. Призывать силу Ладара он не стал -- и так справится, а туз в рукаве не помешает. Всё-таки его возможности ограничены, и Захара хватит ещё на один серьёзный призыв Света.
   Лев не успел опомниться, как Ненахов вбил когти ему в затылок. Лапы зверя разъехались, он упал. Почти сразу рядом оказался Маугли и с натужным хэканьем принялся рубить ему шею мачете. Ломоть начал потрошить когтями пачку соли, чем заработал одобрение Захара. Когда Тьма начнёт покидать мёртвое тело, её надо будет чем-нибудь встретить.
   Брезгливо вытерев заляпанные пальцы о землю, Захар повернулся к Сноходцам. Там тоже всё закончилось -- Марго поставила жирную точку, срубив карлику голову.
   -- Слушай, командир, глаза меня обманывают или мы не на базе Волкова? -- спросил Захар насмешливо.
   Тагир, ещё не отошедший от схватки в Изнанке, грязно выругался. Виритника пошатывало, заметно подрагивали колени. Но он быстро взял себя в руки и расправил плечи.
   -- Нижний парк не узнал?! Да и до Школы рукой подать... -- Тагир откашлялся. -- Но лучше бы нам убраться отсюда как можно скорей.
   -- Дело говоришь, -- согласился Захар и кивнул на карлика: -- Что, в кои-то веки кто-то тебе оказался не по зубам?
   Тагир аж дёрнулся.
   -- Не мели ерунды! С такой мелочью я справлюсь в любом состоянии, -- процедил он, затем немного подумал и добавил: -- Хотя он и вправду оказался очень силён.
   Захар ещё раз вспомнил уродца: карикатурное тельце, слишком большая голова на тонкой шейке, широченный приплюснутый нос и похожие на иголки зубы. Ни тебе мощных челюстей, острых когтей или огромных мускулов, только плотная аура Тьмы вокруг и всё. Такому, чтобы выжить, нужен серьёзный костыль в виде магии. Так что лукавит Сноходец, сильно лукавит.
   К ним подошёл тяжело дышащий Денис. Ему тоже бой дался далеко не так просто, как показалось вначале. На левой ноге красовался свежий рубец, на груди и животе топорщились содранные костяные пластины.
   -- Моих солью тоже обработайте, -- попросил он Ломтя и кивнул на голову карлика у ног Марго: -- Кто это был?
   Захар едва не бросил: "Да кто же тебе скажет?!" Но его опередил Тагир.
   -- Скарл -- полуразумный демон с неплохим набором колдовских умений. Кардинал рассказывал о таких, -- буркнул Сноходец. -- Одна беда, они вроде не обладают собственной волей, а эта гадина вокруг себя целый отряд сколотила и на нас напала...
   Тагир вдруг осёкся и подошёл к небольшому гнилому наросту на стенке билетной кассы, который сильно походил на гриб чагу, разве что от того не несло Тьмой и вокруг не дрожал воздух. Зло оскалившись, помощник Кардинала рубанул ножом и рассёк лжечагу на две неровные части.
   Хлопнуло, взвился хоровод чёрных искр, и Захар ощутил, как исчезло давление на уши, появились посторонние звуки. Пелена, через которую он продирался, когда искал своих, наконец исчезла.
   -- Вот ведь гадина какая! Морок поставил, чтобы бой в Школе не слышали. -- Тагир сплюнул, обвёл взглядом весь отряд. -- Все целы?.. Ну, тогда двигаем отсюда, и в темпе! Пока нас ещё кто-нибудь нехороший не нашёл.
   Однако его предупреждение несколько запоздало.
   Затрещали кусты, на поляну вывалился чёрный комок, тут же развернувшийся в крупного паука. Ломоть потянулся было за солью, но Марго оказалась быстрей. Ведьма молниеносно выдернула из кобуры на поясе обрез двустволки, шагнула к порождению Тьмы и почти вплотную разрядила оба ствола. Добивать не пришлось -- тварь упала на спину, и от неё повалил густой дым. Жаль, что с Одержимыми и демонами такой фокус не проходит.
   Маугли одобрительно заворчал, начал что-то говорить, но появление ещё трёх пауков заставило его заткнуться.
   -- Бегом, мать вашу!! -- рявкнул Тагир.
   И они побежали.
   Любимое место отдыха горожан давно превратилось в закрытый мир, живущий по своим законам. Там, где царит Тьма, живым существам нет места. Даже будь в парке весь Конклав в полном составе, всё равно пришлось бы отступить. Слишком много порождений мрака нашло себе здесь приют, слишком сильны эманации первородного Зла. Выжить в Нижнем парке -- уже большая победа.
   Похватав вещи, группа рванула напрямик через ржавые останки колеса обозрения. Однако совсем скоро стало ясно, что это было ошибкой. Прямой путь не всегда самый короткий. Несмотря на нечеловеческую ловкость Меченых, завалы из металлических конструкций, непонятные бетонные блоки и обломки свай сильно их задержали. Поэтому когда отряд вырвался на бывшую центральную аллею, там их уже ждали четверо Одержимых -- трое болотных пум и огромный кабан-секач. Вдали мелькал ещё один скарл в сопровождении трёх или четырёх "клякс".
   На беду тёмных первым шёл Денис. Двуногий ящер играючи перемахнул через сунувшихся к нему пум и налетел на секача. Тот даже дёрнуться не успел, как челюсти оборотня сомкнулись на его загривке, затем последовал сильный рывок, и позвоночник чудовища лопнул с противным хрустом.
   Столь молниеносное нападение ошеломило пум, чем незамедлительно воспользовался Тагир. Силой Изнанки сковав одну из тварей, он одним движением снёс ей голову и атаковал её товарок. Маугли и Ломоть не отставали, дополняя ментальную мощь Сноходца грубой физической силой.
   Марго с Захаром остались не удел. Даже расслабились немного, за что едва не поплатились. Скарл додумался метнуть в сражающихся похожий на веретено сгусток чёрного света, и чтобы отбить магическую атаку Ненахову пришлось постараться. Возникший в его руках золотистый щит не успел полностью сформироваться, когда в него вонзилась стрела Тьмы.
   Грохнуло так, словно рядом взорвалась мина. Захара отбросило назад, прямо на ведьму, Маугли и Тагира просто сбило с ног. К тому моменту им противостояла последняя тварь, которая воспользовалась смятением в рядах Меченых и бежала, поджав обрубок хвоста.
   Зато скарл об отступлении и не помышлял.
   Под прикрытием "клякс" он с завидной меткостью начал бомбардировать группу заклинаниями. И Захар практически ничего не мог с этим поделать. Его власти над Светом было недостаточно для противостояния колдуну такой силы. Пришлось снова бежать.
   Миновали развалины детского городка, срезали угол через танцплощадку с подозрительно булькающей лужей в центре, немного поплутали в лабиринте бывших кафешек, киосков и полусгнивших автомашин. Погоня не отставала. К скарлу и кляксам присоединились две твари с козлиными головами. Яростно блея, они точно носороги сносили на своём пути любое препятствие. И что самое поганое, пули их не брали.
   Неизвестно, чем закончилась бы эта гонка, если бы отряд не выскочил ко рву перед Школой. Вымуштрованные Волковым бойцы сориентировались моментально и жахнули по погоне из "шмеля". Здесь не помогла даже защита от пуль. Облако огня накрыло обоих рогачей и одну из клякс, остальные вынуждены были отступить под укрытие деревьев.
   Вырвались!
   -- Ну что, камрады, будем считать, тропу к Школе мы нашли? -- заявил Тагир, как только волковцы перебросили через ров мостик из двух досок.
   -- Угу. Только ходите по ней, пожалуй, без меня, -- сказал Захар. Остальные поддержали его нестройным бурчанием, вызвав довольный смех Сноходца.
   Впрочем Ненахов как никто другой понимал, что в случае нужды, даже такой путь лучше, чем ничего. А значит, им ещё не раз придётся прорываться через заслоны Тьмы, и их жизни будут ставками в борьбе за скорость. Ничего страшного, прорвутся! Правда, на вкус Захара, на этих неведомых дорожках невиданных зверей могло бы быть и поменьше, хотя бы самую малость. Надо намекнуть Кардиналу, пусть озаботится. А ещё лучше, чтобы ему об этом Артём сказал. Сразу как из-под ареста выйдет.
   От нарисовавшейся картинки Захар помимо своей воли улыбнулся и почувствовал, как начали разжиматься тиски напряжения. На другой берег он ступил в отличном настроении.
  

Глава 7

Тернистый путь знаний

   Заключение под домашний арест стало для Артёма неприятной неожиданностью. Он как-то незаметно успел привыкнуть платить за ошибки и сложный характер реальными делами. Не важно, шла ли речь о его участии в смертельных сражениях, в скучном, но не менее опасном патрулировании границ или в тяжёлых тренировках. Главное, всегда требовалась какая-то реакция, действие. Артём ругался, ворчал, проклинал всё и вся, но умом осознавал важность каждого шага, видел конечную цель и обязательную пользу для себя или всего общества. Даже те трёпки, что периодически устраивал ему Хмурый, воспринимались как испытание навыков Сноходца.
   И вдруг на тебе, тюрьма! Удружил Кардинал, ничего не скажешь.
   Сосновск не терпит лености или праздности, в нём есть место лишь для деятельных энергичных людей. Нагрузки таковы, что человек либо подстраивается под адский изматывающий ритм, либо ломается и погибает. В таких условиях заключение не наказание, заключение -- отдых. И вместе с тем, прохлаждаться в четырёх стенах, пока твои боевые товарищи играют со смертью -- о, это испытание не из лёгких. Особенно для Артёма, с его непростыми взаимоотношениями с бойцами Башни.
   Поначалу Лазовский метался по комнатам точно лев в клетке. Для самоуважения было бы лучше, если бы его бросили в холодный карцер, посадили на хлеб и воду, не давали спать и травили зверями. Но вот так сидеть на чужой шее...
   Впрочем, он не кухонный интеллигент, чтобы ругать власть и ничего не делать. Изуверские методы обучения у Кардинала приучили не стоять на месте, а любую ситуацию стараться повернуть к своей выгоде. Не можешь противостоять стихии -- плыви по течению.
   Такой подход был ему по душе! И к чёрту все сомнения.
   Артёма разместили на шестом этаже девятиэтажки в крайнем подъезде -- подальше от немногочисленных обитателей дома. Кроме него в этой части здания обитали лишь четверо бойцов, организовавших тут нечто вроде контрольного пункта в лифтовой на первом. И лишний раз арестанта они предпочитали не беспокоить. В общем, идеальные условия для всякого рода опасных экспериментов и авантюр. Грех ими не воспользоваться! Особенно когда малейшая ошибка способна привести к массовым жертвам среди ни в чём не повинного населения.
   Артём собрался всерьёз взяться за силы Таугрим. Успех с защитным кругом воодушевлял, забыть о возможности увеличить собственное могущество было бы преступлением. Да и чем чёрт не шутит, вдруг таинственный хозяин знаков посчитал его достойным наследником ключей к власти Древних?! Ведь за защиту от Прозрачников так платы никто и не потребовал!
   Жаль только Захара нет рядом. В противостоянии с порождениями Тьмы Посвящённого Ладара лучше иметь на своей стороне. И пусть его покровитель мёртв, даже тень могущества Повелителя Света повергает Мрак в прах.
   Ну да чего мечтать о невозможном. Артём слышал, как утром Захар ломился через пост охраны и какими словами его послали к Кардиналу. Стоит рассчитывать только на себя.
   Для эксперимента Лазовский выбрал дальнюю комнату, в которой из мебели оставались лишь продавленный диван и шкаф с книгами. Он не поленился и потратил полчаса на то, чтобы оттащить всё в гостиную -- чем больше будет свободного места, тем лучше. Ещё несколько минут убил на то, чтобы выковырять из косяка ржавый гвоздь. Плохая замена карандашу или куску мела, но не в его ситуации привередничать. Нацарапать пару закорючек на паркете можно, и ладно.
   На этом приготовления были закончены.
   -- С богом что ли? -- сказал Артём вслух.
   Его немного потрясывало. Одно дело лезть в дебри смертельных чар в горячке боя, когда нет времени продумать последствия, и совсем другое -- делать осознанный шаг, по доброй воле совать голову в петлю. Навалились сомнения, в душе шевельнулся страх, и... почти сразу пришла злость. Артём ненавидел себя таким -- слабым, нерешительным и безвольным. Приходилось прикладывать массу сил, чтобы уничтожить ненавистные черты характера, но гнилое семя нет-нет и давало ростки.
   Решительно стиснув гвоздь в кулаке, Артём опустился на пол и потянулся сознанием в Изнанку.
   Серая мгла окутала разум, появилось ощущение падения, перед внутренним взором замелькали смазанные картинки -- какие-то лица, силуэты животных, обгорелые деревья, дома и храмы. Видения сбивали с толку, всячески мешали и отвлекали. Артём так и увяз бы в призрачных миражах, но сказалась постоянная практика. Хватило волевого усилия, чтобы туман расступился, и он ухнул к самой границе Второй Пелены. Той самой, которую он пока ещё был не способен перейти.
   Реальность поплыла, облака тумана уплотнились, приобрели законченные формы. Вокруг Артёма раскинулась серая степь с припорошённой пылью травой и редкими деревцами вдали. Серо, тускло, уныло. Хотя Лазовский предпочитал такие невзрачные пейзажи сумасшедшей яркости кошмарных снов. Случилось ему однажды влезть в порождение чьей-то фантазии. Такой жути натерпелся -- Тьма отдыхает!
   Под ногами обнаружилась гладкая чёрная плита, приятно холодившая обнажённые ступни. Отлично подойдёт на роль доски для рисования. Артём шевельнул кистью и ощутил, как по коже скользнул завиток тумана, оставив в руке кусок мела.
   Но чего-то не хватало!
   Лазовский замер, пытаясь разобраться в ощущениях, и тут над головой раздалось хлопанье крыльев -- на край плиты приземлился старый знакомец. Глянув на Артёма сначала одним глазом, потом другим, ворон одобрительно каркнул.
   -- И тебе не кашлять! -- поприветствовал галлюцинацию Артём. На что пернатый паразит важно кивнул и принялся чистить перья. Остро захотелось запустить в него мелом, и Лазовский мысленно пристыдил себя за столь хулиганские желания.
   Нет, надо работать. Не то он так ещё целый день будет собираться с духом!
   Решительно стиснув зубы, Артём склонился над камнем и заскрипел мелом. Пара тонких линий, хитрый завиток, кривая загогулина, ромб и поверх всего жирный крест. Первый знак получился хорошо, даже гордость берёт. В бытность художником ему пришлось бы сделать кучу эскизов, прежде чем удалось добиться такого результата.
   Краем сознания Артём ощущал, как в это время оставленное в комнате тело выцарапывает копию этого знака на паркете. Теперь надо сформировать между рисунками устойчивую связь, передать начальный импульс энергии и ждать результата.
   Лазовский пошевелил пальцами, и к нему со всех сторон устремились тончайшие ручейки тумана. Следующее движение, и они вливаются в рисунок на камне, придавая ему объём. Края чертежа затрепетали, возникло ощущение, что тот сейчас вспорхнёт и улетит точно бабочка. Артём едва сдержался, чтобы не прижать знак рукой. Но наконец всё успокоилось, и он почувствовал как на месте пиктограммы возник крохотный канал в неизведанные области Паталы, на другом конце которого плескались океаны энергии.
   Неожиданно раздался странно знакомый звон, по воздуху побежала волна ряби, а над рисунком возникло облачко мерцающих искр. И чутьё Сноходца в голос закричало о приближении Волны. Только Волны непривычной, какой-то слабой и... неправильной. Артём даже растерялся. Как-то слишком всё необычно. В прошлый раз, когда удалось расшифровать три знака, ничего подобного не было.
   В десяти шагах возник вихрь из сотен тысяч огоньков. Одним махом он вырос в два человеческих роста, и так же быстро опал, оставив после себя облако серого тумана с молочно-белым пятном в самом центре. В то же мгновение погасли искры и над пробудившимся знаком.
   Артём не сразу узнал в госте Туманника -- уж больно редко появлялся в Сосновске этот обитатель Изнанки. С ним и встречаться-то приходилось всего несколько раз.
   Тем временем Прозрачник заколыхался, пошёл волнами и с ленивой неторопливостью поплыл в сторону Лазовского.
   -- Вот ведь безмозглая тварь! -- скривился Артём. Будь это любой другой зверь Изнанки, стоило бы волноваться, а так... Хлопот много, а реально опасности никакой. При соблюдении простейших правил даже обычный человек справится.
   Поймав взглядом Туманника, Артём сосредоточился и ввинтил в сердце твари своё недовольство. Бедный зверь словно на железную стену налетел. Замер как вкопанный, забурлил, зашипел, стал меньше в размерах, а потом и вовсе порскнул прочь испуганной мышью.
   Артём довольно рассмеялся. Приятно ощущать собственную силу, знать, что былые страхи теперь над тобой не властны. И вдвойне здорово, когда твоё могущество увеличивается. Пусть совсем на чуть-чуть, но ведь увеличивается!
   Он ощутил немалый душевный подъём. Боязнь возмездия хозяев наследия Таугрим отодвинулась на задний план, хотелось пробовать новые знаки и формулы, разгадывать древние тайны. Природная осторожность сменилась азартом и страстью. Артём принялся за новый знак...
   Картинки шли одна за другой. Призывы слабых Прозрачников сменялись символами-оберегами, запирающие знаки чередовались с отвращающими, сложные узоры для создания прокола в Изнанку соседствовали с выверенными схемами для укрепления границ реальности. Знания словно вливались в разум Артёма. Руки самостоятельно исправляли ошибки и недочёты в эскизах, вносили дополнения и правки. Порой первоначальное изображение после добавления спиралей, хитрых завитков или непонятных закорючек приобретало совершенно иной вид.
   Успехи лишь подогревали охватившее Артёма лихорадочное возбуждение. Большую часть времени он проводил в Изнанке, прерывался только на еду и кратковременный отдых. Прежний страх перед возмездием хозяев наследия Таугрим растворился в потоке новых открытий. Охранник, который приносил ему судки с горячим, моментально заметил изменения в настроении подопечного и даже поинтересовался его самочувствием.
   Пришлось врать о бессоннице, впрочем, слова Артёма вряд ли звучали убедительно. Хорошо хоть растяпа не стал заглядывать в комнату, где медитировал Сноходец. Объяснить происхождение многочисленных узоров на полу, а кое-где даже на стенах, было бы затруднительно. Хватит проблем с внешностью. Ещё более бледная, чем обычно, кожа, воспалённые глаза, ниточки лопнувших сосудов на лице и руках -- Артёму не надо было заглядывать в зеркало, чтобы узнать о том, насколько плохо он выглядит. Да и сложно ждать иного при подобных нагрузках. Значит, надо сжать зубы и работать дальше. Пока есть время, он должен успеть разобраться со всеми знаками...
   К концу первой недели Артём почти полностью исписал небольшой блокнот. В отличие от памятной тетради, в нём на каждой странице рядом с ясным и понятным эскизом колдовского знака соседствовало не менее внятное описание применения. И слава Патале, Артёму хватило мозгов, чтобы сразу понять ценность записей. Любой Сноходец за эту тоненькую стопку листков убьёт и не поморщится. Так что он старательно прятал от охранников черновики, порой ощущая себя Ульяновым-Лениным под присмотром бдительных надзирателей. Для полноты картины не хватало шифров, симпатических чернил и прочих шпионских штучек1.
  
  
   # # 1 Речь идет об известной истории с В.И. Ульяновым (Лениным), который писал тайные послания на волю, используя молоко вместо чернил.
  
   Успокоился Артём лишь когда изобразил на бумаге закорючки последней руны. Лёгкое помешательство, превратившее его в увлечённого безумца, немедленно схлынуло, оставив после себя усталость, страшное моральное опустошение и желание не вспоминать об Изнанке хотя бы пару дней. Не было сил даже пошевелиться. Несколько часов Артём просто лежал на диване, бездумно уставившись в потолок и безуспешно пытаясь справиться с начавшейся дрожью. Левая рука онемела и плохо сгибалась, лицо горело, а в желудке перекатывались колючие ежи.
   "Как же я до такого себя довёл?!" -- с некоторой оторопью подумал Артём. Но здравая мысль явно запоздала. Сейчас с глаз словно спала пелена, и он вдруг понял, насколько неестественно вёл себя последние дни. Патала не то место, где допустим излишний риск. В реальности можно быть сколь угодно безбашенным отморозком, но в мир Прозрачников следует соваться с холодной головой и ясным умом. Артём же нарушил это правило.
   Кряхтя точно старик, он поднялся с постели и вернулся в импровизированную лабораторию. Зло цыкнул зубом -- зрелище впечатляло. Стены и пол густо покрывали узоры Таугрим, не уступая росписи развалин Древних. Сразу и не скажешь, что рука держала не остро отточенный резец, а корявый гвоздь. Очень качественная работа.
   Из Паталы открывалась ещё более яркая и красочная картина. Линии горели синим неоновым огнём, вплетая в Песнь Изнанки высокие ноты. Над некоторыми знаками переливалось перламутром нечто вроде мыльных пузырей, расцветали радугой кручёные ленты. Это было красиво... Это было страшно... Уже сейчас Артём ощущал как дрожит и прогибается реальность, как истончилась граница с миром кошмаров. Гостю с той стороны понадобится совсем небольшое усилие, чтобы вырваться на свободу.
   На языке вертелось непечатное слово, а в душе зашевелились нехорошие предчувствия. Артём прикрыл глаза и сосредоточился на силах, которыми наделил его проглот. Там, где не хватает человеческий органов чувств, имеет смысл вспомнить о способностях Прозрачников.
   Пелена транса затянула сознание, реальность пошла волнами, а под веками вспыхнули белые пятна. Тут же сказало своё слово безрассудство Артёма -- виски прострелила боль, левую руку скрутила судорога. Пришлось сцепить зубы и терпеть. Наконец, Лазовский ощутил себя центром гигантской паутины, нити которой тянулись куда-то в глубины Изнанки. Накопившаяся усталость притупляла чувствительность, но он всё-таки принялся перебирать энергетические линии пальцами. И почти сразу стопроцентное попадание! Хватило одного касания, чтобы ощутить слабую дрожь, а в раскрывшееся сознание хлынули потоки нечеловеческой злобы. Нечто исходящее жгучей ненавистью двигалось к нему, как корабль на свет маяка.
   Чёрт, чёрт, чёрт!!! Артёма пробкой выбросило из транса. В создании Мрака он с ужасом узнал нечто родственное тем Теням, что ранее насылали на него хозяева Таугрим. Тот же гнилостный привкус Тьмы, печати служения великой Силе -- всё то же самое, только гораздо более могущественное, древнее, опасное.
   Захотелось врезать себе кулаком промеж глаз. Дурак! Почему он не увидел ловушку?! Почему отказывал неведомым владельцам магии Туагрим в разуме?! С чего решил, что они махнули на него рукой?!
   Сейчас ему было совершенно понятно -- как только наследники Древних убедились в бесполезности теневых убийц, сразу же сменили стратегию. Затаились до поры до времени, перестали требовать плату, а он и расслабился. Более того, всерьёз взялся за чужие тайны. Глупец! Теперь совсем по-иному выглядела та лёгкость, с которой Артём разгадывал предназначение знаков. Ведь ему помогали найти ответы, исподволь подсовывая готовые решения. А он как последний баран шёл по проторенной тропе, своими руками копал себе могилу.
   Каждая сотворённая им руна, каждое обращение к Силе Таугрим ослабляли барьеры между реальностью и страной кошмаров, каждое открытие всё ярче и ярче разжигало маяк для хозяев древней магии. Теперь же пришла пора платить по счетам...
   -- Проклятье!! -- простонал Артём, меряя комнату шагами. В голове царил сумбур, какие-либо идеи отсутствовали. Хотелось одного -- бежать из ставшей ловушкой квартиры и подальше, на худой конец обратиться за помощью к более опытным товарищам или позвать Ненахова. Жаль -- ни то, ни другое не осуществимо. Надо рассчитывать только на себя.
   Артём подавил приступ паники. Если уж ему суждено здесь сдохнуть, то сделает он это как мужчина -- сражаясь до последнего. Да и кто сказал, что ему придется обязательно погибнуть. Шанс победить есть всегда.
   Некстати вспомнилась Катя. То, как она двигается, как говорит... Нет, ему определённо рано умирать!
   Сделав несколько энергичных взмахов левой, разогревая окаменевшие от напряжения мышцы, Артём вернулся в гостиную. Кардинал не зря предупреждал -- рука плохо слушалась и адски ныла. В предстоящей схватке придётся осторожничать, может подвести в любой момент. И ведь как назло, ошибки он большей частью совершал в Патале, а расплачиваться придётся в реальности, где воля сплошь и рядом уступает слабости тела.
   Внезапно Артём понял, что в комнате жутко холодно, и температура всё понижается. Пальцы моментально заледенели, кожу на лице стянуло точно маску, по спине принялись маршировать легионы мурашек, а кончики носа и ушей потеряли чувствительность. Изо рта начали вырываться клубы пара, а в углах гостиной стал скапливаться грязно-голубой иней. И это в городе, где днём погода бывает либо жаркая, либо нестерпимо жаркая!
   Неведомая тварь была уже совсем близко.
   -- Ничего, прорвёмся, -- сказал Артём вслух, просто чтобы услышать собственный голос. Но слова прозвучали как-то неубедительно.
   Ногой подцепив стул, Лазовский поставил его около зашторенного окна, уселся верхом. Кухри положил на колени и так замер. По методике Волкова выровнял дыхание, унял внутреннюю дрожь и, отрешившись от страха, боли и холода, краешком сознания скользнул в Изнанку. Мысли путались, но он упорно загонял себя в состояние, при котором вновь мог бы ощутить себя центром паутины и не потерять связь с реальностью.
   Получилось не сразу. Скользить по грани и не проваливаться глубоко в Изнанку, вместе с тем сохраняя нужный уровень сосредоточения, оказалось сложно. Особенно после таких нагрузок. Но Артём справился, и комнату в тот же миг накрыла сеть из множества пульсирующих нитей. Сознание расширилось, заполнило собой всю комнату, взяло под контроль каждый сантиметр пространства. Он словно поднялся на одну ступеньку выше, стал кем-то большим, чем человек, гуляющий по чужим снам.
   Фокусу с паутиной его научил Кардинал ­-- по своему обыкновению схватил за шкирку и заставил следовать за собой. Только зачем он нужен, объяснить забыл. Или не захотел, что более похоже на правду. Пришлось разбираться самостоятельно. Жаль до настоящего момента у Артёма не было возможности проверить правильность своих изысканий. На подготовку уходит слишком много времени, и в скоротечном бою об этой методике даже вспоминать бессмысленно. Зато сейчас...
   Пока Артём готовился к битве, ледовой коркой затянуло двери и окна. На стенах появились морозные разводы. И страх, удушливый страх дымкой повис в воздухе. В "лаборатории" одна за другой начали исчезать руны, оставляя после себя плохо читаемые тёмные подпалины.
   Охрана проявила редкостную бдительность и моментально заметила неладное. С лестничной площадки послышались обеспокоенные голоса. В дверь забарабанили кулаками, затем бухнули чем-то тяжелым, но та сидела как влитая. Внутрь теперь удастся войти лишь когда всё закончится.
   Суета часовых прошла мимо Артёма, он целиком сосредоточился на предстоящей битве. Когда по углам сгустились тени, и чтобы ощутить враждебное внимание уже не требуется сверхчувственное восприятие, дурак станет отвлекаться на постороннюю ерунду.
   С резким хлопком пространство смялось, треснуло, по стене напротив побежала рябь изменений. Мёртвый камень вспучился, пришёл в движение. Причудливая игра теней образовала из получившихся бугров, рытвин и вмятин гигантское лицо. Оно беззвучно пошлёпало губищами, наморщило лоб, затем принюхалось и... отлепившись от стены, рвануло к Артёму. Из широко распахнувшейся пасти раздался торжествующий вой.
   Зрелище летящей в твою сторону головы неведомого то ли демона, то ли духа способно нагнать страху на любого храбреца. И оттого, что её плоть призрачна как дымный фантом, менее жутко не становилось.
   Артём свирепо улыбнулся -- кажется, его всё ещё не слишком уважают. Он мысленно схватил сразу две Нити паутины и потянул их на себя. Рукам передалась слабая дрожь, скользкие ленты Силы едва не выскользнули из пальцев. От волнения Артём чуть не потерял концентрацию, но справился с секундной слабостью и накинул на эмоции узду контроля.
   В кружево Нитей вокруг него вклинилась тёмная паутинка чужих чувств и мостом соединила с тварью. По нервам ударил адский коктейль из ненависти, торжества и нестерпимого голода.
   Рано радуешься, мерзость!
   Продолжая улыбаться, Лазовский поймал взгляд гостя из Тьмы и принялся тянуть энергию из зажатых в кулаке Нитей. Патала моментально вскипела, заполнила тело, а затем хлынула по новому каналу прямиком к твари. Левая рука и глаза словно вспыхнули огнём, Артём кажется даже заорал от боли, однако контакт не разорвал. Начатое надо доводить до конца.
   В отличие от обычного поединка взглядов, когда воля Сноходца выталкивает сознание противника в Изнанку для ментальной битвы, сейчас Артём использовал глаза как проводник для энергии мира снов. Со стороны его удар выглядел как белая молния, вонзившаяся в лицо демона. Да так, что во все стороны брызнули ошмётки Тьмы, а в центре лба чудовища возникла глубокая рана.
   Как тварь заорала! Больше и не помышляя о продолжении атаки, она волчком завертелась на одном месте, крича и стеная. С потолка посыпалась побелка, а окно за спиной и вовсе брызнуло осколками. Но Артём не обращал внимание на такие мелочи.
   Вскочив на ноги, он пнул стул навстречу монстру, сам же подлетел к нему справа и полоснул сжатыми на манер когтей пальцами. Охваченная белым огнём рука играючи прошла сквозь призрачную плоть демона. Артём ощутил слабое сопротивление, там что-то трескалось и рвалось, один раз его ощутимо тряхнуло, а затем.... затем всё вдруг закончилось. Адское порождение издало последний полувой-полукрик и взорвалось фонтаном чёрных искр.
   Победа далась настолько легко, что Лазовский растерялся. Замер посреди комнаты, тупо уставившись туда, где только что бесновался его противник. Неужели всё?! И эта страшилка для детей школьного возраста древний демон?!
   Развить мысль Артём не успел. Инстинкт заставил пригнуться, шагнуть влево и ткнуть клинком себе за спину. Лезвие почти не встретило сопротивление, однако боль оно причиняло вполне реальную. Нападавший отшатнулся, зашипел, а Артём сдавленно выругался. На него пахнуло такой застарелой вонью, да так, что его едва не вывернуло. Верный признак Тьмы.
   Отскочив обратно к окну, он развернулся и замер, разведя руки в стороны. Только теперь Лазовский увидел три обретшие плоть Тени, ещё две замерли в дверях. Что ж, эти гости ему были хорошо знакомы. Успел изучить как их манеру боя, так и некоторые подлые приёмчики.
   Один из которых против него тут же попытались применить.
   Правая Тень сделала скользящий шаг вперёд и выстрелила мгновенно удлинившимися ручищами. Попади она в цель, и Артём, самое малое, заработал бы трещину в рёбрах. Но ему удалось увернулся. Разворот, уход в сторону... А там уже две других на подходе.
   Следующую пару минут Артём вертелся волчком, пытаясь уцелеть под градом ударов. В бою с порождениями Тьмы обычные ухватки малопригодны, здесь нужно действовать более хитро. Заморозить Взглядом Изнанки, обжечь энергией Паталы или рассечь надвое заготовленным клинком. Проблема лишь в количестве посланцев хозяев Таугрим -- пятерых всё-таки многовато.
   Впрочем, Артём держался, причём небезуспешно, даже общая усталость не мешала. Хватило нескольких удачно проведённых приёмов, чтобы напор тварей ослаб. Победа была не за горами. Лазовский приободрился, вернулась лёгкость движений и какая-то лихость... Увы, ровно до той поры, пока из "лаборатории" не выплыл чёрный пузырь с пуфик размером в окружении свиты из призраков.
   -- Твою дивизию! -- Артём прижался спиной к стене и с обречённостью уставился на новых тварей. Его противники воспользовались заминкой и принялись медленно отступать к остальным.
   На взгляд Артёма в новоприбывших порождениях Мрака было что-то неуловимо знакомое. Он прищурился, активировал Взгляд Изнанки... И снова выругался. Перед ним висел в воздухе брат-близнец только что убитой сущности. Демон в виде гротескного лица, казалось бы надёжно развоплощённый, вернулся обратно.
   Тем временем призраки закрутили вокруг пузыря адский хоровод. Их движения всё убыстрялись и убыстрялись, пока не слились в сплошную стену, в которой то и дело мелькали искажённые морды и молящие о чём-то фигуры. Поднялся страшный вой, свист, и в образовавшийся вихрь из Тьмы очень быстро затянуло последние три Тени. Артём даже моргнуть не успел, как оказался наедине со сгустком первобытного Мрака.
   Он потерянно оглянулся. Инстинкт настоятельно советовал нестись со всех ног как можно дальше от древнего ужаса. Артём ослаблен, самое мощное его оружие оказалось бессильно -- драться сейчас будет сущим безумием.
   Он даже сделал шаг к разбитому окну, но остановился. Вряд ли бегство что-то изменит, и его оставят в покое. Отношения с демоном нужно выяснить прямо сейчас. Да и, в конце-то концов, в появлении то ли охотника, то ли карателя есть искючительно его вина. Если Артём выживет, а тварь убьёт хотя бы тех же охранников блока, их кровь будет на его руках. Сможет ли он смириться с собственной подлостью? Вряд ли. Лучше умереть с гордо поднятой головой, чем жить опустив глаза.
   Приняв решение, Артём тряхнул головой и поудобнее перехватил кухри. Когда выбор сделан и ясен дальнейший путь, легко шагать даже по дороге в могилу.
   Пока Лазовский разбирался в своих мыслях и чувствах, буйство Тьмы начало стихать. Замедлилось вращение вихря, быстро сошли на нет вой и свист. Сплошная стена Мрака пошла светлыми пятнами, разделилась на множество замедляющихся потоков. Затем внутри смерча из теней что-то беззвучно бахнуло, и он осыпался на пол мгновенно тающими снежинками.
   А перед Артёмом замер злобный демон. Более могучий собрат той твари, что пряталась на руинах базы водоканала.
   В принадлежности возникшего из призрачных тварей существа не было никакого сомнения. Высокая, за два метра фигура, на крепко сбитых плечах сидит козлиная голова с витыми рогами, куцей бородёнкой и ярко-оранжевыми глазами с треугольными зрачками. Тело покрыто густой шерстью, лишь на груди белеют пятна огрубевшей кожи, да на предплечьях шевелится алая бахрома. Ноги почти человеческие, если можно так сказать о лапищах с внушительными когтями и серо-стальной кожей. Копыт нет, и то хорошо.
   Как это ни странно, тварь не спешила нападать на Артёма. Казалось, она его пристально изучает, сравнивая с кем-то иным, давно ей известным. И сравнение было не в пользу Сноходца.
   -- Ч-червь! -- прошипел козлоголовый на тёмном наречии, заставив Артёма вздрогнуть. Наличие разума у существа с таким обликом было неприятным сюрпризом.
   -- Как смел ты... ш'хер ту'а... воззвать к величию Таугрим?! -- Демон говорил что-то ещё, но слишком уж куцые обрывки древнего языка достались Артёму. Он понимал с пятое на десятое, только смысл улавливал. -- Хлок тхер'ез Таугрим, Тичиз тхер'ез Таугрим, Сквориш тхер'ез Таугрим!!
   Имена древних божков отдавались в затылке болезненной пульсацией. В устах тёмного урода обычные слова превращались в нечто иное, отдающее грязью, скверной и великой мощью. Захотелось упасть на колени и покорно склонить голову. Давняя интрига Кардинала, в которой он вынудил Артёма приобщиться к силе Таугрим, подошла к логическому завершению. К наглому воришке, позаимствовавшему крохи чужой Силы, нагрянули полномочные представители хозяев.
   Но сдаваться Артём не собирался. Облизал пересохшие губы и, напрягая связки, выдал короткую фразу на наречии демонов. Допросы пленного псифей обогатили память несколькими ругательствами, которые Лазовский и воспроизвёл. Что-то про чёрное солнце, холод и огонь с небес. Заодно увязал с именами так почитаемых тварью богов.
   Сказать, что ответ козлоголовому не понравился, это ничего не сказать. Бородёнка затряслась, глаза, и без того выпученные, едва не вылезли из орбит, а зловоние, источаемое телом твари, и вовсе стало нестерпимым.
   -- Не нравится, гнида?! -- хохотнул Артём и тут же метнулся вправо.
   Разъярённый тёмный посланник шарахнул по нему из обеих рук чем-то вроде чёрного пламени. Колдовство смело остатки рамы, подоконник и выворотило чугунную батарею, однако Артёма не задело. Тренированное тело не подвело, он точно заправский каскадёр пробежал по стене и, поднырнув под локоть козлоголовому, дважды вонзил клинок немного выше поясницы. Хлынула кровь, и Артём к своему облегчению убедился, что на этот раз ему достался противник из плоти. А значит, его точно можно убить. Одного рогатого он уже отправил в ад, теперь пришла пора второго.
   Несмотря на ранение, демон молниеносно развернулся и рубанул выросшим из правой руки лезвием. Попавшийся на пути стул развалило на части, а тёмный даже не замедлил движения. Артёму вновь пришлось отступить. Уходя из-под удара, он налетел плечом на шкаф, оступился и грохнулся на пол.
   Однако неудачное падение спасло его от гораздо больших неприятностей. Над головой прошелестел новый поток чар и разметал по квартире остатки мебели. Кое-где вспыхнуло пламя, но почти сразу погасло. Колдовство твари имело с настоящим огнём мало общего.
   Артёма отбросило к противоположной стене, чувствительно приложило рёбрами об остатки стула. Кажется он заорал что-то яростное, после чего вскочил на ноги и швырнул в козлоголового несколько деревяшек.
   Но тот даже не поморщился. До демона просто ничего не долетело -- всё отклонила пробудившаяся защита. Достать рогатого ублюдка можно было либо в рукопашную, либо через Паталу. Жаль только Артём сейчас мало на что способен, а примитивные фокусы здесь бессильны.
   Думай, дурак, думай!! Иначе сдохнешь, а душу твою Падальщики сожрут!
   Просчитывать варианты, когда по тебе долбят боевыми чарами, очень непросто. Каждая ошибка грозит немедленной смертью, а то и того хуже. Как никак противостоял Артёму настоящий, всамделишный демон.
   Очередной поток пламени прошёл в миллиметре от правого бока, на коже наверняка остался ожог. Однако до следующей атаки было две или три секунды, и этим грех не воспользоваться. Артём метнулся навстречу демону. Удар магического меча он принял на кухри, правда, сила его оказалась такова, что онемело запястье на руке, в которой был клинок, а самого Лазовского бросило на колени.
   Козлоголовому на беду.
   -- Н-на!! -- рявкнул Артём, на выдохе врезав кулаком прямо под набедренную повязку демона. Там что-то громко хрустнуло, и чудовище издало поистине исполинский рёв. Если каким-то чудом ещё оставались люди, не знающие о схватке, то такое услышал бы даже глухой.
   Монстра скрючило, глаза его закатились, он поплыл словно боец-рукопашник после мощного хука в челюсть. И у Артёма появился шанс. Зажав в левой руке козлиную бороду, он ударил ножом снизу вверх, метя под нижнюю челюсть.
   Увы, но ему не повезло. Похоже монстр находился в особых отношениях с болью. Чтобы пересилить слабость, ему понадобились считанные мгновения. И клинок, который должен был вонзиться ему в шею, лишь вспорол щёку. Неприятно, но не смертельно.
   -- Ч-червь! -- зарычал козлоголовый, сгрёб Артёма лапой и, перебросив через себя, с размаху припечатал к полу.
   От многочисленных переломов Лазовского спас ворох книг, упавших из разгромленного шкафа. Бумажные томики самортизировали падение, и из него всего лишь на мгновение выбило дух.
   Всего лишь... В положении Артёма, что перемолотые в труху кости, что паралич от падения -- всё одно, неподвижную цель демон моментально размажет по полу.
   Монстр думал примерно так же, даже заблеял от радости, Лезвие в руке трансформировалось в широкий меч, он замахнулся для удара и... ситуация снова поменялась. На пороге возник старый знакомый по кличке Партизан.
   Артёму плохо было видно, но похоже один из ударов демона выбил входную дверь. И тяжёлая кавалерия смогла прийти на помощь. Другой вопрос: откуда здесь недавний пленник "чистых"? Где остальные Сноходцы?
   Тем временем, Партизан призвал Паталу. Воздух вокруг него задрожал, возникла едва заметная дымка. Появилось мимолётное ощущение, что место человека заняла крупная Медуза. Над Сноходцем возникла корона из сиреневых разрядов, раздалось слабое гудение, и из его указательного пальца выстрелил тончайший луч.
   Козлоголовый пошатнулся и едва не упал на Лазовского. Вновь ожила защита, приняв форму облака чёрной пыли. Если бы не она, демону точно не поздоровилось бы. Однажды Артёму приходилось видеть, как Медуза таким вот лучом снесла половину черепа пантере.
   Но тварь была много сильнее простой зверюги. Забыв о первом противнике, сородич рогача развернулся и махнул мечом. С лезвия сорвалась гроздь чёрных молний, заключив Партизана в подобие кокона. Несколько разрядов задело стену, отчего посыпалась штукатурка и пошёл трещинами камень.
   Но Сноходец устоял. Более того, пространство вокруг него "мигнуло", пошло рябью, и тёмные чары лопнули. Обрывки заклинания брызнули в стороны, изрядно расширив дверной проём, заклубилась пыль. А Партизан стоял как и прежде, разве что стёр с лица высокомерную ухмылочку.
   Демон зло заревел, принялся одна за другой складывать из пальцев какие-то фигуры, от чего чёрное облако вокруг него заколыхалось и пошло волнами.
   -- Чего разлёгся?! Помогай! -- рявкнул Сноходец, не спуская глаз с козлоголового. То ли пытался затормозить движения демона, то ли устроить поединок взглядов. В любом случае у него ничего не получалось.
   Артём не сразу понял, что обращаются к нему -- слишком стремительно всё происходило, но быстро опомнился и начал энергично шевелиться. Дыхание давалось с трудом, руки и ноги были как ватные, однако он не оставлял попытки встать.
   От демона не укрылось копошение за спиной. Продолжая что-то творить правой рукой, левой козлоголовый махнул, будто отогнал назойливую муху. И Лазовского вместе с обломками мебели смело в угол. Удар прояснил мозги, переключив зрение на новый уровень. На секунду Артём вновь увидел паутину, чернильное пятно на месте твари и толстый канат, тянущийся от неё в глубины Изнанки. И сейчас по нему как по каналу сплошным потоком текла энергия Тьмы. Стало кристально ясно: если демон закончит свою волшбу -- им не жить.
   Но что он может?! Артём едва не завыл от бессилия. Патала ему недоступна, а последний удар выбил из тела остатки сил. Тварь словно выпила из него все соки, ничего почти не оставила. Что тут сделаешь?!
   По идее самое время наложить печать, одну из тех, что он узнал с подачи хозяев Таугрим. Но вряд ли ему дадут воспользоваться чужой мощью. Какая ирония: владеть оружием и не иметь возможности им воспользоваться!
   Артём заскрипел зубами от бессилия. И обида на судьбу подстегнула измученный разум. Вспомнился недавний поход, магия шамана. Откуда он тогда брал силу, из крови? Что мешает Сноходцу сделать тоже самое?!
   Нож отлетел в другой конец комнаты, пришлось обходиться своими силами. Самым краешком сознания зацепившись за Изнанку и пустив в левую руку тоненькую струйку энергии, он чиркнул кончиком пальца по запястью. По полу забарабанили капли крови, только почему-то не тёмно красной, а светло-серой, с серебристым отливом. Закружилась голова, но Артём довёл начатое до конца. Прямо на полу вывел нужные загогулины, заключил их в круг и задал вектор. Даже успел порадоваться тому, насколько понятны собственные действия, прежде чем знак пробудился к жизни.
   Лазовский оказался прав -- для печати хватило силы его крови. Разве что понадобилось её гораздо больше, чем он думал. Показалось, что включился насос, который выкачивает из него саму жизнь, но риск стоил того. Рисунок засветился серебром, приобрёл необыкновенную чёткость, а под конец и вовсе стал объёмным, оторвавшись от пола. В полуметре от Артёма он завис на мгновение, а затем одним махом растянулся на всю комнату и растворился в воздухе.
   Повисла удивлённая тишина, в которой победным маршем загудела лопнувшая нить между демоном и его хозяевами. Волшба, которую так долго готовил козлоголовый, без энергии обернулась пустым пшиком. Вместе с ней растворилась и защита.
   О, как заорала тварь! Совсем по козлиному наклонив голову вперёд, она ломанулась к выходу -- не раздумывая ни секунды, моментально растеряв уверенность в своих силах.
   Но на пороге стоял Партизан. Монстр не успел сделать и двух шагов, как знакомый сиреневый луч вонзился ему в грудь. И сердце демона взорвалось, выбросив из дыры в спине огромный фонтан крови...
   Дальнейшие подробности Артём не видел. Его едва хватало, чтобы не потерять сознание и не рухнуть в бездну беспамятства. Так что многое он воспринимал урывками. Кажется, после того как демон упал, Партизан долго рубил ему голову откуда-то взявшимся топориком. Потом появились какие-то люди, много людей, среди которых мелькали вытянутые лица охранников, обеспокоенная физиономия Серёги, мрачная мордашка Кати. При виде девушки Артём оживился, захотел что-то сказать, но не получилось. Губы едва шевелились. Затем, ругаясь и матерясь, его куда-то понесли по узким, бесконечно длинным лестницам, тёмным переходам.
   Некоторое прояснение случилось спустя несколько минут, когда Артёма перенесли в квартиру в соседнем подъезде. Там было светло и чисто, приятно пахло накрахмаленными простынями и одеколоном. И ни капли Тьмы вокруг.
   Его раздели, положили на стол. Носильщики тут же ушли, оставив с раненым только Сергея и Партизана. Пока первый срезал превратившуюся в лохмотья одежду, второй затянул рану на запястье и занялся головой Артёма. Мягкое тепло, идущее из его рук, смыло боль и прогнало темноту. Отступила тошнота. По сравнению с тем же Тагиром, новичок действовал намного более умело.
   -- Ч-что с демоном? -- спросил Артём с натугой.
   -- Сдох. Без головы даже тёмные не оживают, -- ответил Партизан ровным голосом. -- Не дёргайся, мешаешь.
   Его перебил Гулидов, который влез в разговор с привычной бесцеремонностью.
   -- Жив, сдох... Ты, командир, лучше скажи, откуда такую зверюгу смердючую взял? Стадо козлов обзавидуется.
   -- С-сам пришёл, -- прошептал Артём.
   -- Надо же, сам... -- Партизан ухмыльнулся. Пока он говорил, его руки массировали Артёму грудину, отчего кости, послушные воле Сноходца, двигались и вставали на положенные им места. Ощущения не из приятных. -- Если у тебя такие враги, то чего ж ты так нерационально сражаешься?
   Серёга, раскрывший было рот для очередной подколки, немедленно замолчал и навострил уши. Если его учитель и приятель дерётся плохо, то чего говорить про него самого?
   -- Как могу, -- просипел Артём. Хотелось заорать от боли, но он крепился. -- Слабый, видно. Да и знаю мало...
   -- Ну, знаешь ты, допустим, достаточно. Да и насчёт слабости... Лично мне видится немалый потенциал, почему-то совсем не реализованный. -- Руки Сноходца спустились на живот и погрузились внутрь, что-то там сдвигая и поправляя. Сергей от такого зрелища морщился и норовил отвернуться. Артёму это почему-то показалось ужасно смешным.
   Партизан же продолжил начатую мысль:
   -- Видимо, всё дело в отсутствии желания работать над собой. И в максимализме. Прежде чем пытаться откусить новый кусок, стоило переварить уже имеющийся.
   -- То есть? -- уточнил Артём.
   -- То есть научиться пользоваться тем, что дал инициировавший тебя Зверь. -- Новичок пожал плечами.
   -- Но как?
   -- Прислушайся к себе. Или к более опытным товарищам. -- Партизан прижал пальцы к вискам Лазовского и легонько надавил. -- Всё, теперь спать...
   Сознание вновь начало тускнеть, однако Артём успел услышать недоверчивое хмыкание Сергея и мимолётно подумал, что они обязательно вернутся к этому разговору. Коллеге, похоже, есть что рассказать. Но это потом, а пока... спать.
  

Оценка: 5.92*17  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"