Алатиель: другие произведения.

Как я стал Магом. часть первая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первая часть закончена 06.03.15// Когда тебя бросает девушка, кажется, будто весь мир рухнул. А на следующий день выясняется...


Я знаю как выглядит ад.

В нем нет горящих сковородок или

толп страдающих грешников.

Там никого нет. Есть я и странные тени,

которые ведут охоту на все живое.

И возможность лишь смотреть

на нормальную жизнь.

  
   Глава 1.
   Свет. Яркий свет бил в глаза.
   Я помню прозрачную стену, которая встала между нами. Помню её голос, разрушивший всё дорогое.
   - Рита, может...
   - Я никогда не любила тебя, встречалась только для развлечения. Прощай.
   ***
   - И был день, и был вечер, и солнце померкло, и земля тряслась... Горы вырастали, а реки уходили под землю. Зеленые леса превратились в выжженные поля, а плодородная степь - в сухую пустыню.
   Сиплый, надтреснутый голос шаманки очень подходил к смыслу рассказа. Старуха кинула еще одну горсть ароматных трав в очаг, и по тесному шатру поплыл пряный запах степи.
   - Перестали петь птицы и кричать - звери. Скот больше не приносит обильного приплода.
   Глаза Мудрейшей-Из-Женщин глядели сквозь огонь, туда, откуда пришла на их землю эта беда. Напротив нее в ритуальной позе почтения сидел молодой воин из ее клана, клана Боевого Орла. Его звали Дорван и он был орком по воспитанию и эльфом по крови. Когда разведчики клана на переходе нашли младенца, многие хотели его убить. Теперь никто не мог сказать, что 21 весну назад вождь клана Боевого Орла Разящий Дважды ошибся, когда повелел воспитать ребенка. Состязание за право пойти в Последний Поход это лишь подтвердило.
   По правую руку от полуорка сидел молодой гном, назвавшийся Диком. Гномы очень независимый и скрытный народ. Он так и не сказал почему он решил прийти слушать шаманку.
   Слева от Дорвана сидел эльф по крови и воспитанию. Он не сказал ни своего имени, ни покровителя семьи. Судя по бедной одежде, возможно, этот эльф не был принят ни в одну из семей.
   Старуха надолго замолчала, погруженная в свои размышления. Прогорели дрова в очаге, угли подернулись пеплом, а три юных воина сидели и ждали, когда Разговаривающая-С-Богами обратит на них внимание. Гном подобрал длинный прут, валявшийся рядом с кострищем. Погруженный в свои мысли, он неосознанно складывал оставшиеся горячие угли в знак покровителя подземного Огня - Саламандры. Названный орк и эльф сидели с каменными лицами, соревнуясь друг с другом в отстраненности и неподвижности.
   Неожиданно шаманка закашлялась. Тяжелый сухой кашель, сотрясавший все ее тело, говорил о давнем недуге и намекал на скорую кончину.
   - Юноши... - Мудрейшая-из-женщин прочистила горло.- Юноши, слушайте голос своего сердца. Помните: не вы идете по дороге, а дорога идет сквозь вас... Теперь ступайте.
   На этом разговор можно было считать оконченным.
  
   Первым из шатра шаманки вышел Дорван, следом за ним эльф и гном.
   - Ну что, куда пойдем? - время, потраченное на разговор с Разговаривающей-С-Богами, казалось, совсем не волновало гнома. Жизнерадостно улыбаясь, он снял с пояса объемистую фляжку и, отвинтив хитро устроенную крышку, отхлебнул.
   - Каждый по своей дороге пойдем, - тихо сказал эльф. Он сделал вид, что не заметил как гном - Дик, кажется? - жестом предложил ему выпить, и продолжил подтягивать ремешки крепления заплечных ножен.
   - Нет. Нам надо идти вместе. - Сказал орк. Дорван стоял спиной к случайным попутчикам и смотрел на родную стоянку в лучах заходящего солнца. Дым от очагов и костров поднимался стройными колоннами вверх, предвещая сухую и холодную ночь.
   - Да-а? - эльф высокомерно выгнул бровь и картинно смахнул с рукава несуществующую пылинку. - А я и не знал, что доблестные орки привыкли прятаться за чужими спинами.
   Гном издал звук, очень похожий на кряканье. С его точки зрения, выскочка нарывался на неприятности.
   - Как хочешь. - Дорван обернулся и протянул гному и эльфу по кожаному шнурку с чьим-то зубом. - Наденьте. Так я отличу вас от врагов.
   - Благодарю. - Гном изысканно поклонился, принимая подарок. В его клане считалось, что дарить защиту можно только проверенному другу или родственнику. Похлопав по карманам, Дик вытащил застежку для плаща с гербом клана и меткой семьи.- Вряд ли нам встретится здесь еще один гном моего клана, но все же - пусть помощь и защита моей семьи будет с тобой, - и протянул фибулу Дорвану.
   Эльф с неудовольствием смотрел на раскланивающихся гнома и недоэльфа. Когда орк повернулся к нему, эльф сплюнул себе под ноги движением бывалого наемника и сказал:
   - Зовите меня Эл. И мне не нужна ничья защита.
   Эл повернулся лицом к странной арке, высящейся на горизонте, и сделал пару шагов по направлению к ней, оставив за спиной оркскую стоянку. Потом чуть повернул голову, бросив через плечо:
   - Каждый сам за себя. И не вставайте у меня на пути.
   Взошла полная луна. Над кожаными шатрами курился дымок, рельефно-черный в багряно-красных отсветах догорающего заката.
   ***
   В ушах звенит её голос:
   - Я никогда не любила тебя...
   И яркий свет меркнет.
   Не помню, что я делал. Наверное, сходил на кухню за бутылкой. Рродители надолго уехали, и я без зазрения совести забил холодильник пивом, а морозилку - пельменями. Потом сел за комп и запустил стрелялку. Потом пил пиво и расстреливал рисованных монстров. Не помню, как вырубился...
   Когда я проснулся, утреннее солнце радостно заглядывало в комнату через пыльные стекла. Шторы почему-то не было, зато образовалась куча пыли на подоконнике. Мне поплохело, когда подошел к окну: знакомого вида на серую улицу и унылые панельные многоэтажки не наблюдалось. На всякий случай я протер глаза и потряс головой. В какой-то момент мне начало казаться, что вид за окном более реален, чем комната, в которой я стоял. Почему-то это показалось мне еще более странным и ненормальным, чем вид "полметра над землей" вместо привычного "мы с перелетными птицами привыкли плевать с высоты".
   Я смотрел на кусок скалы, который вплотную подходил к стене. Создавалось впечатление, что можно было вылезти через окно и не пришлось бы прыгать. На горизонтальной поверхности валуна толстым ковром лежала опавшая хвоя. Из глубоких щелей, то тут, то там разбросанных по поверхности скального выступа, вылезала молодая и сочная трава. Чуть в отдалении, где угадывался край валуна, были видны могучие стволы деревьев. Незнакомая птица, похожая на воробья-переростка, села перед окном и осмысленно посмотрела на меня.
   - Да пошла ты... - с неразборчивым, но экспрессивным воплем я отскочил от окна и бросился вон из квартиры.
   Лестничная клетка выглядела так, как будто пережила бомбежку. Лестница наверх обрывалась на середине пролета. Надо мной было открытое небо. Куски арматуры, торчащие из полуразрушенных стен, выглядели так, как будто множество рук пытались поймать черные клочья дыма, стелившиеся над руинами города. В воздухе отчетливо пахло гарью. Ветер попеременно приносил запахи жженой резины и пластиковых бутылок. Во всей картине разрушений было что-то неуловимо-неправильное, но я никак не мог сообразить что. Слабый луч солнца пробился сквозь дымное марево и коснулся щеки. В нем не было больше тепла, как будто на дворе стояла... Осень.
  
   Все оставшееся светлое время суток я обследовал развалины своего дома и ближайших окрестностей. Результаты меня не радовали: складывалось впечатление, что всех вывезли, а я один проспал эвакуацию. Квартиры, точнее их сохранившиеся части, стояли запертыми, двери магазинов были почти все открыты. Было много бродячих животных, в основном котов и собак. Иногда на земле лежали искрящиеся кабели - электричество в городе-призраке никто не отключал. Работали системы канализации и водоснабжения - на некоторых улицах образовались озера...
   Под вечер я сидел на пороге своей квартиры и глядел на заходящее солнце. Я буквально кожей чувствовал одиночество - не потому, что вокруг было ни души, а потому, что не было Той Единственной.
   С наступлением ночи город изменился. Когда последний луч солнца погас, на город опустилась Тьма, но лишь на секунду. Почти сразу включились фонари уличного освещения, засияли витрины магазинов и окна в домах. По чистым - куда только исчезли мусорные завалы? - гуляли силуэты людей. Я вскочил и побежал вниз, перепрыгивая через ступеньки. Люди! Мой шанс узнать что происходит!
   Выскочив из подъезда, я спугнул ободранного кота, который жил у нас на лестнице. Животное, "сверкая" грязно-белым мехом, длинными прыжками пересекало двор, когда неожиданно из-под стены к нему метнулась более густая тень. Кот оглянулся и застыл в оцепенении, а тень окутала его. Инерция бега спровоцировала меня сделать несколько шагов во двор, но какое-то странное ощущение заставило остановиться. Медленно и плавно, не делая резких движений, я стал идти спиной вперед обратно в подъезд. Постепенно силуэт животного смазывался, как-бы растворялся в желеобразной и вязкой на вид тени, светлые пятна белого меха меркли. Когда в комке темноты уже нельзя было различить, тень вытянулась вверх и приобрела вид человека. Узнаваемым движением, отряхнув коленки, черная тень пошла к выходу из двора. Жизни кота этому ходячему сгустку Тьмы не хватило - освещение наружной рекламы просвечивало сквозь него.
   Лишь зайдя в знакомую темноту подъезда, я позволил себе повернуться спиной к открытой настежь двери во двор. Кровь стучала у меня в ушах, а перед глазами стоял вид обреченного кота, которого пожирает странная живая тень, когда я бегом преодолевал лестничные пролеты. Кажется, я поставил очередной рекорд по скоростному забегу на шестой этаж...Потом два мучительных удара сердца я, обливаясь потом, пытался трясущимися руками попасть ключом в замочную скважину, а он никак не хотел лезть туда.
   Лишь когда я закрыл обе двери на все замки, я позволил себе немного расслабиться. Сел в коридоре прямо на пол и слушал, как глухо стучит в ушах кровь. Одно время я хотел посетить какой-нибудь город-призрак и узнать каково это - видеть застывший в одном времени город и понимать, что ты - жив, а он - нет. Меня пробрал громкий истерический смех - ведь мое желание все-таки сбылось!
   Когда я отсмеялся, то обнаружил несколько странных вещей. Одной из них было то, что я больше не боюсь, что тот, обманный мир, сможет неизвестным мне хитрым способом пробраться в квартиру. Я буквально кожей ощущал безопасность своей норы, хотя как это получилось - понять не мог. Может в этом был виноват смех?
   - Ну и дела... - сказал я вслух. Дурацкая привычка - говорить вслух в пустой комнате - но звук голоса меня всегда успокаивал. Даже если это был всего лишь мой голос.
   Неожиданно я понял, чего все это время мне не хватало: звуков, сопровождающих жизнь. Проведя весь день в развалинах, я ни разу не слышал, чтобы кошка или собака подала голос.
   Я прислушался к тишине, стоявшей в квартире, и насторожился. В равномерное гудение холодильника и системного блока вплеталось еще что-то, безусловно, мирное, но все-же несочетающееся с бытовыми приборами. Потом порыв сквозняка принес теплый солнечный запах смолы, и у меня в мозгу щелкнуло: я слышу потрескивание дров в костре.
   ***
   Беседа, согретая теплом общего костра, текла неспешно, как и полагается беседе после сытного и обильного ужина.
   - Эл, спасибо. Если бы не ты, то Пожиратели полакомились бы нами, - сказал Дорван и, сложив перед собой руки в замысловатой фигуре, поклонился эльфу.
   - Не стоит, - отмахнулся Эл. Было видно, что обычно невозмутимый маг сильно смущен.
   - Стоит-стоит! - поддержал полуорка гном. - Магические щиты у Дорвана, конечно, хороши, но убить эту пакость без тебя мы не смогли бы.
   Потом Дик задумчиво поскреб пятерней огненно-рыжую бороду и, помрачнев, заметил:
   - Твари явно не с поверхности. Я бы не удивился им в подземелье или пещере, на худой конец. А тут - в ясную звездную ночь по земле гуляют....
   - Тссс!
   Неожиданно насторожившийся полуорк жестом показал: сидеть на месте тихо, он отойдет проверить обстановку. Гном и эльф еле заметно кивнули, и Дик, не меняя интонации и выражения лица продолжил:
   - Так вот я и говорю: явно неспроста там пиво водой разбавляют. Кухня - так себе, хотя - тут гном важно поднял вверх палец, подчеркивая жестом серьезность своих слов - хотя не отравишься. Ну, еще девочки-подавальщицы весьма ничего, а выпивка - одно расстройство. И вот я, вместе со своим двоюродным братом со стороны бабушки сводной сестры моей троюродной тети, идем туда, требуем хозяина, и начинаем выяснять кто на этом наживается.
   Эльф сидел и с выражением живейшего участия на лице следил за перипетиями рассказа. По паре мелких деталей он вычислил о какой забегаловке рассказывал Дик и ему на самом деле интересно было узнать чем кончилось дело. Тем более, что Эл знал подавляющее большинство действующих лиц и, кое-где, сам лично принимал участие в событиях.
   - Ну, тут уже тарелки-кружки летают, повариха орет дурным голосом что-то вроде "Чтобы ноги вашей здесь не было!", я с кузеном и его приятелем стоим спина к спине, - было видно, что гном всерьез увлекся рассказом и жестами помогал своему рассказу. - И тут на пороге появляется...
   - Ушибленный на голову. Пойдемте, поможете мне перенести его сюда. - Дорван настолько незаметно подошел к костру, что Эл от неожиданности запустил в него огненным сгустком. - Эй, я - свой, вообще-то.
   Пока орк безуспешно пытался оттереть копоть с лица, эльф с гномом быстро соорудили носилки из двух жердей и плаща с нашитыми зубами, который не успел спрятать Дорван.
   Когда компания пришла на место, оказалось, что носилки были излишними. Ушибленный незнакомец сидел на единственном в пределах видимости валуне и потирал огромную шишку на голове. Судя по его ошарашенному взгляду, он не помнил как он здесь оказался.
   ***
   "Мамочки... Где это я?" - вертелась в моей голове мысль. Приложился головой очень хорошо, так что быстро сообразить как я здесь очутился, у меня не получалось. Сижу на огромном валуне и смотрю на зеленую траву, кряжистые стволы чего-то похожего на сосны, ажурные кусты рябины и... на три силуэта неопределенной национальности. Один силуэт имел длинные волосы и четко очерченные остроконечные уши, второй силуэт был невысоким и широкоплечим, а третий - коротко стриженным с ярко выраженной мускулатурой и менее остроконечными ушами, чем первый тип, но зато с тремя сережками в левом ухе.
   Два типа подозрительной наружности вышли из кустов, один из них, крадучись, пошел ко мне. К сожалению, лечь и притвориться мертвым я уже не успевал. Хотя, идея была интересная: во-первых, элемент внезапности, если я решу неожиданно вскочить; во-вторых, можно подслушать их разговор, ну и в-третьих - мне очень не хотелось вставать. Вдруг они посмотрят на меня и уйдут, и мне не придется шевелиться вообще?
   Тот, который пониже обратился к самому высокому и ушастому. И я ничего не разобрал в его речи. Такое ощущение, что они говорили на языке другой планеты... Мне очень захотелось понять о чем они говорили. Что если я зря волнуюсь, и они хотели всего-навсего помочь мне, а не есть живым? Высокий и ушастый картинно засучил рукава и сделал шаг ко мне. В этот момент мир в моей голове взорвался ярким фейерверком: деревья, кусты, трава и даже камни начали переливаться яркими красками, незнакомцы начали сиять так, как будто в них вставили дюжину неоновых ламп и включили на полную мощность... В доли секунды я понял, что все это многообразие расцветок было эмоциями, которые в данный момент испытывали существа, и некоторые из этих эмоций были связаны со мной. Ушастый, похожий на белобрысого эльфа, тип был прямо-таки закутан в плотную грязно-красную пелену презрения и брезгливости.
   - Нет! - я рывком переместился в сидячее положение и выставил руку перед собой. Мне очень не хотелось, чтобы ко мне кто-либо подходил.
   ***
   - О, в сознании... А ты говорил нести надо. - Эл укоризненно посмотрел на Дорвана. - Сам дойдёт, не рассыплется.
   Маг демонстративно сложил руки на груди и прислонился к ближайшему дереву, показывая насколько он далек от идеи бескорыстной помощи незнакомцам. Гном все еще стоял в кустах и не торопился выходить. Чутьем подземного жителя, позволявшим ему загодя ощущать обвалы и угадывать слабые места в монолитной на вид породе, он догадывался, что выходить на поляну будет опасно для него.
   - Стой, где стоишь, Эл, - сказал орк и поднял руки так, чтобы человек на камне их хорошо видел. - Ты испугал его. Если ему что-нибудь не понравится, то живыми мы отсюда не уйдем.
   - Почему? - Дик в кустах решил не поворачивать головы и спрашивал Дорвана глядя прямо перед собой. Какой-то жук решил исследовать гнома, стоявшего в гуще зелени и свалился прямо на просторный гномий нос. Дик очень боялся щекотки в носу, но махать рукой и стряхивать незваного гостя казалось несвоевременным: вдруг этот жест испугает и без того напуганного человека?
   - Потому что этот человек - очень сильный маг школы Разума. Мой щит не выдержит, если он решит ударить по нам. К тому же он не понимает нашего языка, - тепло улыбаясь, отозвался полу-эльф.
   - Ты преувеличиваешь, орк. Маг школы Разума не может не понимать все имеющиеся языки, - сплюнув себе под ноги, сказал Эл. - Если он может пробить твой щит, то как он нас не поймет? Вспомни как тебя учили - сначала навыки понимания, потом - защита. Вы как хотите, а я пошел.
   Эльф резким движением оттолкнулся от дерева и собирался уже повернуться спиной к ушибленному на голову, как человек повторно крикнул что-то короткое, и маг замер без движения.
   - Что за..? - беззвучно сказал Дик и мысленно сделал охранительный знак. Маги его клана не раз показывали приемы школы Разума, и гном отлично знал, что для обездвиживающего заклинания нужно произнести не менее семи слогов. Незнакомец обошелся одним слогом, и было похоже, что волшба у него не зависела от звуков.
   - А я предупреждал, - вздохнул Дорван.
   Все так же держа руки перед собой и излучая безмятежность полу-эльф сел на землю и стал мысленно ткать паутину Всепонимающего заклятья. Не то, чтобы совершать его рекомендовалось сидя, просто контролировать потоки энергии и, одновременно, не упасть орк не мог: заклинание "Пониматель" было одним из самых сложных в его арсенале.
   Гном, тем временем, героически боролся с желанием почесать нос, по которому беззастенчиво ползал жук. Шажки маленьких лапок по широкому мясистому носу были очень щекотными, но перспектива попасть под горячую руку незнакомца весьма способствовала хладнокровию и выдержке. Насекомое, поняв, что Дика так просто не возьмешь, или, решив, что вся необходимая поверхность уже исследована, направилось исследовать глубины носовых ходов. Тут уж гном ничего не мог поделать: могучий чих выкинул жука обратно в лесные просторы.
   К счастью, испугать и без того нервного человека Дику не удалось: Дорван закончил плести свое заклинание за несколько мгновений до этого. Когда гном все-таки выглянул из кустов, он увидел, что орк забавно махая руками, снимает обездвиживающее заклинание с сердитого эльфа, а человек лежит на камне в глубоком обмороке.
   - Чем это ты его так? - спросил Дик у орка, когда тот освободился.
   - Вообще-то "Понимателем". Я решил, что нам будет проще договориться с ним, если он будет понимать наш язык. Наверное, он все-таки был очень сильно напуган, потому как сразу же хлопнулся в обморок. - Дорван подошел к незнакомцу и с сомнением его оглядел. - Пожалуй, я бы добавил еще сонное заклинание на всякий случай. Мы его и в таком виде дотащим до стоянки клана, а там пусть Мудрейшая-Из-Женщин с ним разговаривает.
   ***
   Когда я пришел в себя, то первое, что я почувствовал, это был теплый компресс на груди. Надо мной что-то глухо шлепало, и спустя несколько секунд я догадался, что это дождь стучал в кожаный полог шатра. Прислушавшись, я различил звуки потрескивавших в очаге поленьев и шум закипавшей в чане воды. Чуть погодя в музыку мирной жизни вплелся голос, слова которого выдернули меня из блаженной полудремы:
   - Так что нам не на что больше надеяться кроме вашей помощи. Если обряд посвящения не будет выполнен, то, скорее всего, мы потеряем наших детей. Они не успеют достаточно подготовиться, чтобы встретить свое первое Лето.
   Низкий и глубокий мужской голос волнами разливался по небольшой палатке. Казалось, что кожаные полотнища, натянутые на деревянные ребра реек, выгибаются в такт его дыханию.
   - Горе ваше понятно, - тихий, надтреснутый голос старой женщины казался сухим и полупрозрачным после сочного и богатого на обертоны баса. - Нить моей жизни скоро оборвется, поэтому я не смогу вам помочь.
   В этом месте бабушка закашлялась, а обладатель баса что-то уронил, вскакивая на ноги:
   - Как - не сможете?!
   Бусы и перышки, подвешенные на распорке надо мной, затрепетали. Со всех сторон послышались металлические позвякивания, которые ассоциировались у меня с холодной сталью.
   - Но Клан Боевого Орла поможет вам.
   Я не ожидал, что в невесомом, хрупком женском голосе может быть столько металла, но все шорохи и позвякивания мгновенно прекратились. Бабушка покашляла еще, и, отдышавшись, продолжила:
   - Вместо меня к вам пойдут Дорван из клана Боевого Орла, Торквандердирик из клана Подгорных Рудокопов, Эллеаз из семьи Весенней Лиственницы и Маг.
   Секунд пять висела тишина, после чего несколько голосов одновременно начали тараторить:
   - Они что - шаманы, чтобы их посылать?! Они же даже не Послушники!!! Это издевательство!!! - кричал обладатель бархатного баса. Если бы так себя вела женщина, можно было бы сказать, что дама в истерике.
   - Я никуда не пойду! Мое дело - сделать так, чтобы Мир перестал разваливаться! А обрядами в деревнях другие пусть занимаются!! - ввинчивался в воздух баритон.
   - Откуда вы знаете как меня зовут?! Кто вам это сказал!?! - как заведенный голосил тенор.
   "Забавная компания здесь подобралась" - подумал я и услышал, как кто-то идет ко мне. Повернув голову, я увидел смутно знакомого типа. Легкая зеленоватость кожи немного забивалась золотисто-бронзовым загаром кожи, а остроконечность ушей наводила на мысль об эльфийской крови их обладателя. Правда, до этого я сильно сомневался, что эльфы существуют.
   - Я рад, что ты пришел в себя, - сказал остроухий незнакомец и присел рядом со мной. - Меня зовут Дорван Аш'Шарат - что означает Неожиданно Найденный из клана Боевого Орла.
   Не в силах оторвать взгляд от остроконечных, украшенных многочисленными сережками ушей, я спросил первое, что попалось на язык:
   - Почему у тебя такие большие уши?
   - Потому что я эльф по рождению, - ничуть не смутившись, сказал Дорван. Поглядев на то, как я в нерешительности перевожу взгляд с ушей на скулы, кожа который явно отдавала зеленью, он продолжил - А из-за того, что принят в оркский клан, моя кожа имеет свежий зеленый оттенок. Фактически, я наполовину эльф и наполовину орк.
   Видимо, у меня было очень ошарашенное лицо, потому что, не дождавшись от меня какой-либо внятной словесной реакции, Дорван рассмеялся. Он помог мне сесть и примостился рядом со мной на том толстом коврике, который изображал вид моего матраца. Обведя широким жестом шатер, полуорк коротко представил всех:
   - Смотри: этого симпатичного рыжебородого гнома зовут Дик. Эмоционального эльфа зовут Эл, это он от природной стеснительности старается выглядеть заносчивым занудой, на самом деле он хороший парень. - Дорван заглянул мне в лицо, пытаясь угадать мое отношение к происходящему, и, наверное, удовлетворился увиденным. - Эта немолодая дама - Мудрейшая-Из-Женщин клана Боевого Орла, шаманка Де'Раш-Шер, что означает Смотрящая-В-Высь. А этот сумрачный господин - полуэльф сделал короткий жест рукой, который одновременно и обозначил находившегося в шатре мужчину, и позволил не указывать на него прямо - Дарх Ингвар Могучий, из Земель Полночи. Нам надо прогуляться в Сумеречную Деревню и помочь ему провести обряд Посвящения.
   Полуорк говорил настолько беззаботным тоном, что сразу становилось понятно, насколько легким и необременительным будет задание. Нервный вид гнома и эльфа укрепили меня во мнении, что умереть здесь и сейчас в муках было бы легче и приятнее, нежели познакомиться с обитателями этой странной деревни.
   - Собственно, а мне зачем туда идти? - мысль поразила меня своей новизной, и я незамедлительно ее озвучил.
   Дорван чуть отвернулся от меня и спрятал взгляд. Кажется, не он здесь принимал решения. Шаманка, до того молчавшая, звучно прокашлялась, и сказала глядя мне в глаза:
   - Юноша, подойди ко мне.
   Не очень понимая зачем ей это надо, я встал с коврика и, подойдя к ней, сел на пол.
   - Ты понимаешь нашу речь. Скажи, как ты оказался на нашей земле? - спокойно спросила женщина.
   - Я смутно помню как оказался тут. Кажется, я упал и сильно ударился головой. - я старательно поискал воспоминания с грифом "до удара", но почему-то ничего не вспомнилось, лишь голова заболела. - Как я попал туда, где ударился, - вообще не помню.
   Дождь на улице плавно превратился в грозу. Громыхало достаточно далеко, так что я не задумывался что будет, если молния попадет вот в такой шатер. Неожиданно яркая вспышка молнии заставила светиться не очень плотные кожи шатра и резко, как вспышкой фотографа, осветила всех через маленькое дымовое отверстие. Я непременно попытался бы вспомнить откуда мне стало известно такое странное словосочетание для резких и холодных сполохов света, но внезапный холодный огонь молнии показал истинное лицо гостя. Вместо дородного и солидного черноволосого мужчины средних лет на меня смотрел силуэт, сотканный из клубов черно-серого дыма, в глубине которого проглядывали темные язычки пламени. Пожалуй, только глаза ничуть не изменились - умный и доброжелательный вгляд черных глаз внимательно смотрел на мою реакцию. Я сглотнул набежавшую слюну и постарался сделать вид, что ничего не было.
   - Это печально. - сказала шаманка. - Я смотрю в твое сердце и вижу, что ты больше не хочешь быть тем, кем ты был раньше, но не знаешь кто ты теперь. Мы будем звать тебя...
   - Шии-Рей, что значит Житель Тумана. - перебил Мудрейшую-Из-Женщин молчавший до этого Дарх Ингвар. - По праву Старейшины Рода Дарх, я принимаю этого юношу в Семью. Отныне он всегда может рассчитывать на совет и помощь Земель Полночи.
   Прозвучало это все донельзя торжественно. Эльф и гном, которые до этого эмоционально делились впечатлениями, почтительно замолкли. Все присутствующие с любопытством понаблюдали, как Старейшина Рода Дарх церемонно обнял меня и несколько раз похлопал ладонью по спине. Я, признаться, боялся прикасаться к нему - а вдруг этот Дарх Ингвар наощупь будет похож на столб дыма? Но все обошлось: Ингвар Могучий был вполне осязаем и хлопал в спину весьма чувствительно.
   Потом, неожиданно для всех закипела вода в котелке, и шаманка объявила, что ритуальный напиток "Для начинания дела" готов, и что все обязательно должны его попробовать. Питье было странное, ярко-малинового цвета и кисло-сладкого вкуса, с сильным цветочным ароматом. Само собой получилось так, что атмосфера настороженности и недоверия пропала, собравшиеся разговорились и начали обмениваться смешными случаями из жизни.
   Я тоже хотел поучаствовать во всеобщем веселье, но меня быстро сморила усталость. Уже в полусне, лежа на знакомом коврике, я попытался вспомнить как я здесь оказался. Перед глазами расплывчатыми пятнами пронеслись лица родителей и еще каких-то родственников, странноватые пейзажи городов, движущиеся картинки с карикатурно нарисованными эльфами и гномами, спина уходящей рыжеволосой девушки... В какой-то момент глаза у меня закрылись и я мягко провалился в забытьё.
   ***
   В Сумеречную Деревню мы пришли уже на закате дня. На мой непритязательный взгляд, деревня везде является деревней, и ничего особенного в именно этом поселении не наблюдалось. Дарх Ингвар, всю дорогу исподлобья глядевший вокруг, посветлел лицом и теперь говорил не умолкая, рассказывая нам особенности постройки общинного дома, курьезы, которые случились при обновлении колодезного сруба, и замечательные мысли, высказанные его младшим внуком.
   Против моего ожидания, поселение выглядело очень чинно и опрятно. Проезжие дороги были вымощены булыжниками, а пешеходные тротуары -- аккуратными деревянными настилами. Точно такие же "мостки" вели от улицы к каждому дому. Еще в глаза сразу бросалось обилие крыш: все лавочки, колодцы, а в богатых домах и детские уголки с песочницами были снабжены навесами. Над каждым окном красовался ажурный козырек.
   Наконец, мы подошли к невысокому дому, стоящему несколько на отшибе. Собственно, это был последний дом на этой улице и единственный не огороженный даже символическим заборчиком. Дарх Ингвар пару раз стукнул в висящий рядом распахнутой калиткой медный блин. На мой вкус, дом вместе с участком производили впечатление несообразности: зачем ставить и распахивать калитку, если забора вокруг участка нет?
   Почти сразу навстречу нам вышел высокий и широкоплечий парень. Льняные волосы были распущены по плечам. Чтобы длинная грива не лезла в лицо, поперек лба лежал узорчатый кожаный ремешок. Болотно-зеленого цвета просторные штаны и свободная рубаха расцветки вареной морковки создавали впечатление, что хозяин дома очень хотел стать внешне похожим на шамана.
   - Знакомьтесь, Шии-Сван, Говорящий-С-Богами Семьи Дарх, - сказал Дарх Ингвар. - Все время, пока вы будете гостить в нашей деревне, он будет сопровождать вас. Так же он лучше меня сможет объяснить все, что вызовет ваши вопросы. А теперь, - Старейшина Рода окинул нас таким пристальным взглядом, каким строгие воспитатели напоминают сорванцам о необходимости хорошего поведения, -- я вынужден откланяться.
   Коротко кивнув всем, Дарх Ингвар ушел. Шии-Сван поглядел на нас и рассмеялся:
   - Да не съем я вас! - он еще раз оглядел окрестности и ни с того ни с сего сказал -- Зовите меня просто Рыжиком. И вам удобнее будет, и мне понятнее. Пойдемте в дом.
   Странное приземистое строение, которое Говорящий-С-Богами назвал домом, оказалось внутри просторнее, чем выглядело снаружи.
   Рыжик с сомнением оглядел низкий широкий стол, и, после недолгих колебаний, убрал всю еду, кроме кувшина молока и краюхи хлеба.
   - Присаживайтесь, угощайтесь. Не надо смотреть на меня как на врага, -- тут парень поглядел на эльфа, который демонстративно стоял у двери -- я не уверен, что все остальное будет для вас безопасно. Мне бы не хотелось случайно отравить вас, а я многого не знаю. В частности, я не знаю насколько ядовита наша еда для жителей Полдня.
   Дорван сел за стол и, подперев голову рукой, сказал:
   - Для нас будет ядовитой только мясная пища, так что с хлебом и молоком ты угадал.
   - Откуда ты это знаешь? - хозяин явно не торопился относить новое знание в разряд проверенных.
   - Так говорила Мудрейшая-Из-Женщин нашего клана.
   Дорван чуть заметно пожал плечами -- мол, не веришь -- не верь, а я сказал то, что считаю правдой. Поглядев на него я тоже сел за стол. Эллеазу ничего не оставалось, как сесть вместе со всеми.
   - Ну, раз первый разговор не удался, давайте начнем второй. Собственно по тому делу, из-за которого вы и пришли. - Рыжик неуловимо изменился: вроде бы лишь строго сдвинул брови, но сейчас перед нами сидел маг, и к его словам надо было относиться со всей серьезностью. - Когда Желтое Солнце окончательно скроется за горизонтом, Дарх Ингвар созовет жителей деревни проводить Обряд Посвящения. Когда прогорят дрова в большом ритуальном костре, выйдут все участвующие: с одной стороны встанут посвящаемые, с другой будете стоять вы, Дарх Ингвар и я. Поскольку ни один из вас не является шаманом, помочь вы нам не сумеете. Лучшее что вы сможете сделать - это стоять и отвлекать внимание на себя, а я и Старейшина разберемся с неожиданностями. Я надеюсь, что все пройдет быстро и гладко, так что на рассвете Желтого Солнца вы сможете идти обратно. В любом случае, дольше двух дней вы здесь не сможете находиться. Через три дня взойдет Белое Солнце, и я не советовал бы вам ждать его.
   Рыжик сделал паузу и налил себе в кружку молока, а мы сидели и осмысливали услышанное.
   - Значит мы пришли сюда только для вида? - Дорван скорее утверждал, чем спрашивал.
   - Получается, что так. - хозяин дома вздохнул и продолжил -- Был бы среди вас шаман, он мог бы выяснить кто мешает проведению обряда.
   - Я -- маг, разве этого недостаточно? - с вызовом бросил Эл. - уровень Мастера школы Огня и Мастера школы Воздуха для тебя пустой звук, что ли?
   Рыжик с сожалением поглядел на гордого эльфа:
   - Если бы ты был Мастером школы Разума, тогда бы ты мог помочь нам. А так -- лучшее на что ты годишься, это создать видимость приглашенной силы.
   Дик, который с начала разговора сидел и тихо уплетал поставленную на стол еду, оторвался от кружки и сказал:
   - Вообще-то среди нас есть маг школы Разума, и -- тут он откусил от куска хлеба и продолжил свою мысль с полным ртом -- и кашется как раж уровня Маштера. - потом Дик шумно откхлебнул молока, поставил на стол пустую кружку и махнул мне рукой -- Ушибленный, как тебя Ингвар назвал?
   - Шии-Рэй или как-то так. - буркнул я.
   - Дарх Ингвар -- автоматически поправил его Говорящий-С-Богами и только после этого до него дошел смысл сказанного -- Как, ты -- маг школы Разума?!
   - Наверное, да. А что? - я не понимал почему меня отнесли к магам, а уж чем отличалась одна школа от другой -- и представления не имел.
   Рыжик пристально уставился на меня. Я поймал его взгляд, и, неожиданно, его зрачки полыхнули ярко-рыжим пламенем. Мне почудилось, что за моей спиной встал человек, который тихо-тихо уговаривал меня "раскрыться":
   - Успокойся, все хорошо, ты в безопасности, расслабься -- нашептывал на ухо незнакомый голос.
   Делать так, как говорило непонятно что, мне совершенно не хотелось.
   - Кыш! - негромко сказал я, и голос пропал.
   Глаза Говорящего-С-Богами перестали напоминать две горелки и, видимо для того, чтобы меня удивить, стали напоминать две большие плошки:
   - Точно! Мастер Разума!
   Эл подчеркнуто безразлично пожал плечами - мол, спросил бы сначала что кто умеет, а потом бы разрабатывал стратегию. Дик одобрительно крякнул, но от еды не оторвался. Похоже, он хотел съесть все подчистую.
   Внезапно Дорван насторожился и поднял руку - я уже успел узнать, что этот знак означал "тишина и внимание".
   - Вы слышите? Странный звук, не могу определить...
   Сначала я ничего не услышал, но, прислушавшись, вдруг разобрал то, о чем говорил полуэльф: тоненькие всхлипы, перемежающиеся шмыганьем носа. Начав думать о всхлипывающем существе, я понял, что плачет подросток.
   - Я выйду ненадолго, ладно? - я сказал это уже поднявшись из-за стола, на ходу распахивая дверь.
   Найти на слух плачущего не представлялось мне сложной задачей. Я надеялся, что в небольшой на вид деревеньке тяжело потеряться. В крайнем случае - что местные жители могут подсказать дорогу к дому Рыжика. Пройдя на большую площадь с крытым колодцем, я, наконец, заметил того, кто плакал. Оказалось - девочка-подросток. Причудливой формы навес над колодцем позволял при некоторой сноровке не только залезть на резной навес, но и неплохо там устроиться. Вид у нее был, мягко говоря, странный -- как у нахохлившегося воробья, в роду у которого были страусы, но девушку, похоже, это не волновало.
   Задрав голову, я постарался рассмотреть композицию на крыше. Высокая, затейливой резьбы обрешетка не давала возможности вести разговор "сверху-вниз", а пара тяжелых сапог подсказывала, что их обладательница "свысока" смотрела на подобные беседы.
   - Эй там, наверху, что случилось? - я решил попробовать наладить общение до того, как я полезу на этот "птичий насест".
   - Арр-ахш, - буркнула девушка.
   "Уходи" - мгновенно пронеслось у меня в голове. Я хмыкнул -- именно такую реакцию я и ожидал. Прикинул на глаз где будет удобнее ухватиться и предупредил:
   - Не знаю как ты, а я полез к тебе.
   - Нерей-ка ас-сии? Арр-ахши! - прошипела девушка, пока я лез на верхотуру.
   "Решил посмеяться? Проваливай!" - внутренний переводчик исправно объяснил прозвучавшие слова. Аккуратно забираясь наверх, я ответил:
   - А я не могу пройти мимо плачущих, все время -- ээх! - подтянувшись на руках из неудобного хвата, ставлю ногу на верхнюю часть резного "полотенца", прибитого как украшение под навесом, и заглядываю на крышу. - Все время хочется подойти и успокоить. Чего зря слезы лить?
   Сидевшая на крыше девица выглядела несколько забавно, на мой взгляд, но симпатично -- коротко стриженные светлые волосы создавали сияющий ореол вокруг ее головы. Большая куртка-ветровка с многочисленными карманами расстегнута, под ней виднелось что-то похожее на плотное приталенное платье со стоячим воротником и частой шнуровкой на груди. На ногах были свободные штаны до середины голени из того же материала, из которого было сделано платье, и высокие тяжелые сапоги со шнуровкой, явно мужские. Я говорил спокойно и доброжелательно, чтобы даже не понимая смысла моих слов, девушка чувствовала себя в безопасности. Она, впрочем, решила не показывать, что понимает смысл моих действий, и сидела максимально отвернувшись от того места, где я залезал. Хотя, надо отдать ей должное - ноги с решетки убрала и сидела теперь компактным комочком. Я пожал плечами и сел спиной к высокому шпилю. Действительно, удобнее всего было бы закинуть сапоги на обрешетку, но для лучшего контакта правильнее было бы скопировать ее позу, так что пришлось и мне подтянуть колени к подбородку.
   Крыша покрыта необычной серебрящейся в лунном свете краской. На ощупь она кажется теплой, как если бы снизу ее что-нибудь подогревало. Отметив, что надо будет обязательно спросить Рыжика о покрытии крыш, любуюсь пейзажем, открывающимся с высокого навеса колодца: ярко-черное небо с крупными бриллиантами звезд, пленительно-огромная жемчужная круглоглазая луна, серо-серебристые шпили над приземистыми, надвинувшими крыши на самые окна, домами... Стальная с зеленым отливом трава на грядках и клумбах тихо шевелилась под теплым дыханием весеннего ветра. Определенно, вид с колодца стоил того, чтобы залезать на крышу.
   - Сее-ри? - буркнула девушка, уставившись на меня.
   - Что? - переспросил я, по привычке поворачивая голову на звук.
   Наши взгляды встретились, и мое сердце пропустило удар -- на меня смотрело существо, в глазах которого полыхал белый огонь.
   "Тоже пришел посмеяться надо мной?" - насколько я понял, существо не говорило вслух, оно думало и мысли его сразу звучали в моей голове.
   - Почему смеяться? Тут девочка плакала, я хотел успокоить ее... - несколько растерявшись сказал я.
   Существо развернулось корпусом ко мне и с интересом принюхалось, склонив голову набок:
   "Ты странный. Пахнешь пылью и страхом, но боишься не меня. И в тебе не видно Темноты" - потом оно шмыгнуло носом, и я догадался, что это все тот же плакавший подросток, только перешедший на "мысленную речь".
   - Ты тоже необычная. Ты так громко думаешь потому, что не знаешь моего языка, верно? - я не знал нужно ли обязательно смотреть в глаза, чтобы ей было понятно то, что я говорю, поэтому на всякий случай не отводил взгляд. Девушка кивнула, и я продолжил -- Это ведь ты сейчас плакала?
   Мне сильно захотелось, чтобы я понимал ее язык или она понимала меня без всей этой мысленной речи. Было видно, что такой способ общения требует от нее большой концентрации, и что долго так разговаривать она не сможет.
   "Угадал, это я плакала. И чем ты мне можешь помочь?" - похоже, я задел ее за больное место, потому что скептически фыркнув, она отвернулась и положила голову на колени.
   - Для того, чтобы помочь, мне надо знать что случилось. - резонно заметил я. - Я первый раз в вашей деревне и крайне мало знаю о ваших обычаях. Это как-то связано с Посвящением?
   - Опять угадал. - сказала девушка вслух и вздохнула. - Вот только у меня не хватит сил, чтобы мысленно тебе это объяснять. А вслух ты не поймешь...
   - Ну ты попробуй, все-таки, - приободрил я ее. - Стоит только начать...
   - А чего начинать? - старательно пряча эмоции под безразличностью сказала она. -- Сегодня последний день, когда можно провести Посвящение. Вся деревня соберется для того, чтобы посмотреть насколько дети выросли, и стали ли они "достойны Силы отцов и дедов". Ах, да, ты же не знаешь -- испытуемого польют Светлой Водой, а он должен сделать Темный Щит, потому что это единственное, что может защитить от нее. Те, кто не смог это сделать, сгорают за минуту -- Вода разъедает кожу и ткань так быстро, что со стороны кажется, будто фигуру окутывает марево белого огня. - тут самообладание изменило рассказчице и слезы потекли из глаз. Тем не менее, она попыталась придать голосу беззаботность. - Щит так и не получился у меня, даже на тренировках, так что я -- смертница. Даже если я откажусь проходить ритуал и пойду вместе с малышами в Подземный Город, Белое Солнце найдет меня и там, только умирать я буду медленно и мучительно. Малышей защищает магия их родителей или старших родственников, а у меня нет ни тех, ни других. - девушка достала из многочисленных карманов куртки большой платок и шумно высморкалась в него. - И Говорящий-С-Богами не сможет заступиться за меня -- эта зима выдалась трудной и слишком много взрослых погибло. Рыжику и так придется создавать Щит на дюжину ребят.
   Девица вздохнула и посмотрела на полную луну, которая за время разговора успела одним боком зайти за шпиль общинного дома.
   - Знаешь, это даже не очень страшно -- знать, что умрешь. Все когда-нибудь умрут, а я -- тут она горько улыбнулась -- хотя бы имею возможность выбрать одежду на свои похороны.
   Мне показалось, что она хотела еще что-то сказать, но заставила себя промолчать.
   - Значит, страшно что-то другое, так? - я решил показать заинтересованность в разговоре, но не давить на нее. Было видно, что девчушка давно хотела с кем-нибудь поговорить, но не могла найти человека.
   - Страшно то, что Говорящий-С-Богами Элрик не смог выяснить почему в эту зиму умерло так много наших. А Говорящий-С-Богами Сван делает вид, что ничего не было. - девушка судорожно вздохнула и, на всякий случай, еще раз высморкалась. - Пока никого нет, я расскажу, ладно?
   И девушка начала рассказывать, захлебываясь словами от торопливого желания поделиться своей болью. Выходило, что за последнюю зиму умерло слишком много людей, намного больше, чем умирали в другие зимы. Однажды она стала свидетельницей внезапной смерти и успела краем глаза заметить черную тень, которая убежала в сторону леса. Тень имела магический запах, запах Тьмы...
   - С тех пор ты не можешь призвать Тьму, чтобы сделать Щит? - спросил я, глядя на желтолицую луну, почти вышедшую из-за шпиля общинного дома.
   - Ты прав. Я и раньше-то не очень могла это сделать. Мама говорила, что когда я маленькая упала в этот Колодец. Пока ребята позвали взрослых, пока взрослые меня вытащили... А отвращение к Тьме осталось навсегда. - и она разрыдалась так же, как тогда, когда я нашел ее на крыше колодца.
   Луна выползла на открытое место и теперь кокетливо смотрела на меня. Я подмигнул ей, потом прислушался к себе и попытался умоститься удобнее. Специфические формы крыши явно неподходили к индивидуальным особенностям моего тела -- я отсидел как раз то место, которое природой и было предназначено для этого действия. Девица плакала и явно не хотела останавливаться, будто бы забыв обо мне.
   - А с Говорящим-С-Богами ты общалась? Ну, в смысле, рассказать ему про запах Тьмы, лишнюю тень и свои подозрения? - я поднялся на ноги и теперь размышлял как размять отсиженую задницу так, чтобы девушка это не заметила.
   - Рассказать все это, чтобы выторговать себе лишний год жизни и добавить Рыжику проблем? - в голосе у девчушки прорезался металл, а слезы высохли в глазах, как будто их и не было. - Чтобы я думала, что все за моей спиной тычут в меня пальцами и говорят "Вот, это та самая, которая боялась умереть!" ?!
   Она грозно сверкнула на меня глазами. Вышло достаточно жутковато, но по моему каменному лицу, я надеюсь, понять это ей не удалось. Потом я пожал плечами. На мой взгляд, либо человек боялся смерти, либо не боялся, и каждый из этих вариантов не мог быть причиной осуждения. Тем более, что сравнивать ценность жизни с предполагаемым мнением сторонних наблюдателей было достаточно глупо.
   Девушка справилась с праведным возмущением и пояснила мне, видимо, вспомнив, что я -- не местный.
   - Про подозрения я говорила старому Говорящему-С-Богами, Элрику, и на следующий день он ушел в Изначальный Чертог. Если уйдет Говорящий-С-Богами Сван... Ой, я же говорю на Зи-рей-де! Ты понимаешь язык Земель Полночи??
   - То есть? - я был несколько ошарашен молниеносной сменой темы разговора. - На мой взгляд, это ты стала говорить на моем языке!
   Девушка встала и хитро посмотрела на меня:
   - А ну-ка скажи одним словом "последнее полнолуние зимнего сезона, пригодное для инициации Говорящих-С-Богами"?
   - Шии-родомст-а-рей. - не задумываясь, ответил я и постарался перевести разговор в интересующее меня русло -- Так ты уверена, что смерти были не случайными, или ты пытаешься придумать необычное оправдание естественным причинам?
   - Значит... выучил язык... - пробубнила себе под нос юная особа и картинно поднесла руку к подбородку. - Дай-ка подумать... специальные названия... обошел Щит Ученика, значит уровень не ниже Подмастерья...
   По соседней улице шла толпа. Краем уха я услышал выкрики, похожие на "Испытаем их!" и "Смерть или жизнь, Свет или Тьма!". Мне вспомнились слова Рыжика о том, что сегодня будет Посвящение, и что мне нужно там быть. Когда я второй раз обернулся на затихающие в ночи возгласы, девушка пришла к определенному выводу:
   - Давай знакомиться. - она решительно шагнула ко мне и протянула руку -- Лилия Длинноперая, из семьи... - девчушка застеснялась, но потом выкрутилась из неудобного положения -- а, какая разница, других Лилий в деревне все-равно нет.
   - Э... - теперь пришла моя очередь стесняться и подбирать слова. - Ну... ваш Старейшина назвал меня Шии-Рэй, Мудрейшая-Из-Женщин орков называла просто Магом, а как на самом деле -- я не помню.
   Чтобы не выдать насколько мне неловко, я смотрел себе под ноги, а когда по моему представлению надо было скрепить знакомство рукопожатием, я удивился. Девушки передо мной не было.
   Сначала, я, в сильном смятении, поглядел за обрешетку -- может она свалилась на брусчатую мостовую площади? Но нет, никаких свежих пятен там не было. Потом я догадался глядеть не по сторонам, а себе под ноги, где, компактно сложившись в позу "на коленях лицом вниз", расположилась Лилия.
   - Эй, ты чего? - я попытался поднять ее, но девушка вырывалась, как будто ей безумно хотелось подробно рассмотреть структуру краски на крыше. -Ну в самом деле, встань. Мне неловко разговаривать со спиной.
   - Мастер Рэй, простите меня, я не хотела вас обидеть! - голос девчушки выдавал ритуальность произнесения этой фразы. Раскаяния или каких-либо сожалений там не наблюдалось.
   - Прощаю, конечно, только встань!
   - Здорово! А можно называть тебя просто Рэй? Или тебе нравится другое имя? - быстро вскочив затараторила она сразу переходя на "ты". - Ты можешь пойти со мной на Посвящение? С тобой было бы не так страшно...
   - Эээ... - я задумался и почесал затылок.
   - Чего ждешь, пошли скорей! - прокричала мне снизу Лилия. Оказывается, она уже слезла с навеса и теперь стояла на мостовой, приплясывая от нетерпения.
   Когда я спрыгнул на рельефные камни мостовой, девушка стояла около одного из проулков и махала мне рукой, призывая меня поторопиться. По всей видимости, она боялась опоздать не меньше, чем я, а, может, даже и больше.
   ***
   Дорван посмотрел на закрывшуюся за Ушибленным дверь и вопросительно поднял бровь:
   - Кто-нибудь знает куда он направился?
   - Он же Ушибленный. - тоном, как будто это объясняло все, сказал Эл. - Ладно, из деревни ночью он никуда не пойдет, а в деревне мы его уж как-нибудь найдем.
   Орк с сомнением поглядел на эльфа, но промолчал. Дик с сожалением окинул взглядом стол, на котором закончилась еда, и меланхолично сказал:
   - Возможно, он что-то услышал в тот момент, когда ты показал "молчание".
   - Но ведь звуков не было.
   - Значит он услышал что-то, что не услышал ты. - спокойствию гнома позавидовали бы сами небеса.
   Рыжик с сожалением поглядел на дверь: тот человек, на которого он надеялся больше всего убежал в тот момент, когда он решил рассказать суть проблемы.
   - Странный у вас товарищ. - все еще глядя на дверь сказал хозяин дома. - Но все же, давайте я расскажу что здесь твориться. Началось все...
   Все началось несколько десятков лет назад, когда советом деревни на должность Старейшины Семьи Дарх был выбран тогда еще молодой парень Ингвар Могучий. Тогда в деревне проживало несколько Семей. Жизнь шла своим чередом, иногда кто-то умирал -- от старости или болезни, реже были несчастные случаи, несколько молодых пар уехали в другие деревни к другим родственникам... А потом выяснилось, что в поселении подавляющее большинство жителей оказалось с темным даром, даром обращаться к Темным Богам. И когда об этом начали задумываться, началась странная череда смертей.
   - Собственно, мой наставник Шии-Эрлик и погиб, когда пытался подобраться поближе к личности странной Тени. Почти во всех случаях свидетели говорили о странной тени, которая двигалась сама по себе или отбрасывалась от предмета неправильно. Сейчас в деревне есть только двое, кто может заинтересовать нападающего -- это я и девочка Лилия.
   - Ты говоришь так, как будто присутствовал хотя бы при одной смерти. Если ты видел нападающего, то почему ты не можешь просто узнать и схватить его? - сказал Эллеаз с излишней горячностью.
   - Я -- всего лишь Ученик школы Разума, да и способности у меня не к распознаванию личности, а к созданию иллюзий. Да, я был рядом с Наставником, когда на него напали, но я увидел лишь Тень! Изначальную Тьму, если хотите!
   Дорван укоризненно посмотрел на эльфа. Вывести из равновесия хозяина, по мнению орка, было как минимум невежливо, а уж обвинять того, кто сам первый обратился к тебе за помощью -- и вовсе верхом невоспитанности.
   - Что будет, если в деревне останутся только те, кто предрасположен к Тьме? - спросил до этого молчавший Дик. Гном выглядел как стратег, усиленно просчитывающий варианты ведения боя.
   - Я не знаю. Наставник говорил, что если какая-либо из сил возьмет верх, то все поселение сместиться в более плотную реальность. Уже сейчас жители стали более грубы и жестоки, чем хотя бы пять Весен назад, но они не помнят этого. Мы пытались сделать противовес, чтобы хоть как-то удержать их на уровне, но очень немногие понимают смысл вознесения молитв Светлым Богам, а уж увеличивающимся объемом жертвы Свету недовольны практически все. - потом Рыжик немного помолчал, и добавил, опустив глаза -- Вокруг моего дома все увеличивается полоса ничейной земли, но пока еще к нему может подойти любой житель деревни. А вот к дому Лилии уже просто так не подойдешь.
   В комнате повисло гнетущее молчание. Каждый понимал, что решить конфликт между жителями деревни реально, и что невозможно, смерти подобно будет вклинивание в конфликт между Изначальным Светом и Изначальной Тьмой.
   На улице послышалось многоголосое гудение, как будто десяток шмелей залетели в пустую железную бочку. Скоро гудящая толпа приблизилась достаточно, чтобы можно было разобрать отдельные выкрики. Возгласы "Зовем, зовем!" и "Давно уже!" прорывались сквозь общий монотонно вибрирующий шум. Зловеще-торжественно прозвучал голос "привратного" гонга, как будто все собравшиеся в этот час были не равны сами себе.
   - Пора.
   Голос Рыжика обрел неожиданную глубину и властность, теперь уже не ученик сидел за столом, играя роль гостеприимного хозяина, а жрец, имевший полное право на гордый титул Говорящего-С-Богами. Все присутствовавшие в комнате синхронно встали, и, непроизвольно выстроившись в боевой порядок, вышли из дома.
   Толпа, освещаемая факелами, заволновалась и расступилась, позволив Рыжику с гостями встать на мостовую улицы. Старейшина рода Дарх, и днем казавшийся мужчиной крупным и видным, в тревожной ночной темноте возвышался над остальными селянами на добрую голову. Подождав, пока между ним и четверкой появится свободное место, он произнес:
   - Полная луна давно уже на небе, не пора ли начинать Посвящение, жрец?
   Последнее слово он выплюнул с нескрываемой издевкой. В глазах Ингвара Могучего плавилось презрение, а под многослойным пирогом эмоций пока еще тихо поблескивала матовой чернотой Тьма.
   - Не тебе, староста поселения, это решать. - в тон ему ответил Рыжик. В глазах у Говорящего-С-Богами плясали оранжевые искры от факелов. Он взял колотушку от гонга, служившего ему дверным звонком, и что есть силы стукнул в медный блин.
   Волна вибрации прокатилась по толпе, на верхушках столбов, вкопанных без всякой системы, зажглись фиолетовые и зеленоватые грозди огней, похожих на грозди встречающегося в лесах севернее оркских степей кустарника со звучным названием Ря-а-бин-на. Толпа, еще раз нестройно крикнув "Давно пора!", змеей потекла по освещенной магическими огнями улице.
   Жители деревни, хоть и шли в одном направлении с Рыжиком и тройкой его гостей, но старательно их обходили, так что вокруг их компании образовался некоторый круг, с диаметром не менее трех шагов. Видя недоумение в глазах эльфов и гнома, Говорящий-С-Богами пояснил, что ритуал Посвящения именно так и должен был начинаться -- звуком и огнями жрец созывал жителей деревни к священному месту, только вот торопить его раньше никто не решался.
   - Почему они нас сторонятся?
   Вопрос Дорвана повис в пустоте. Эльф и гном были вполне довольны таким порядком, поэтому почти синхронно пожали плечами. Рыжик горько усмехнулся и сказал, ни к кому не обращаясь:
   - Мы слишком светлые для них, хотя меня правильнее было бы отнести к Сумраку или Равновесию -- кому как больше нравится.
   - Аналогично. - так же, как и Шии-Сван, ни к кому персонально не обращаясь, сказал Эл.
   Тем временем поток жителей начал аккуратно заползать в нелепое полуразрушенное здание. В центре, над дырой в кровле, возвышался грубо обрабтанный булыжник прямоугольной формы, поставленный столбиком. Места на нем хватило бы только на то, чтобы поставить вазу или кубок, ну или что-то подобное, не слишком широкое в основании. Все, кто держал факелы, перед тем, как войти, втыкали их в землю, так что вскоре перед полукруглым провалом входа собралось целое море огней.
   Жрец и его гости, словно под конвоем, зашли в полуподвальное помещение. Селяне встали полукругом вдоль стен, оставляя свободное пространство по центру и напротив арки входа -- там было что-то похожее на навес и еще один булыжник, отесаный ровно настолько, чтобы сходство с троном было, но смотрящий вынужден был бы сомневаться: сходство задумывалось автором или это всего лишь расшалившееся воображение?
   Рыжик уверенным шагом вышел в центр помещения и застыл напротив алтарного камня, всем видом показывая, что совершает молитву. Дорван переглянулся с Диком и Эл'ом, и тем же спокойным шагом, которым шла компания, подошли к замершему жрецу. Гном пробормотал пару фраз на родном наречии и быстрым движением сотворил знак Саламандры. Открытого огня в древнем святилице не было, так что увидеть ответил ли Великий Огонь своему почитателю было невозможно. Орк дождался еле заметного движения Рыжика и, ничего не говоря, повесил ему на шею клык какого-то степного хищника на кожаном ремешке. Эл одобрительно кивнул товарищу -- знакомое плетение защитных заклинаний позволяло отличить союзника-жреца от всех остальных местных жителей.
   Наконец, тихий шепоток выбирающих себе места селян затих. Рыжик в ритуальном движении поклонился алтарю и опять застыл, молча устремив взгляд в небо. Дик проследил за взглядом Говорящего-С-Богами и удивился: крыша над головами толпы постепенно истончалась, исчезая в двойственном мерцании звезд. Гном даже протер себе глаза, чтобы удостовериться, что он видит все правильно. Звезды совершенно осознанно двоились.
   - Теперь, когда все собрались здесь, в древней Зале Посвящения, я прошу уважаемого Шии-Свана начать церемонию. - откуда-то из вязкой темноты вынырнул Дарх Ингвар, одетый в торжественную темно-красную накидку с вышивкой золотом по нижнему краю и вороту.
   - Шии-Сван служит Богам, а не людям, и только Боги могут сказать стоит ли начинать Посвящение. - запредельным холодом веяли слова Рыжика.
   Дорван поморщился и перенес вес тела на другую ногу. Все его инстинкты подсказывали, что чем быстрее он уйдет из этого места, тем вернее он останется цел. Эльф встряхнул правой кистью, что указывало на готовность мага метать молнии и огненные шары. Дик положил руку на плетеный, украшенный бляхами, пояс -- из этого положения было удобнее всего выхватывать проверенную не одним десятком драк секиру.
   - Ты забываешься, щенок. - прошипел Старейшина рода Дарх и медленными шагами начал подходить к алтарному камню.
   Со старейшиной происходили неприятные изменения. Из крупного, но статного мужчины он переплавлялся в болезненно полного и вызывающего отвращение мужика. Куда ушли осанка знающего себе цену руководителя, доброжелательный взгляд человека, долгое время с любовью воспитывавшего детей? Сейчас в нем остались презрение и брезгливость. В черных, подернутых маслянистой пленкой глазах Ингвара свивалась в затейливые спирали Изначальная Тьма.
   - Мы, жители Сумеречной Деревни, сегодня собрались здесь по очень важному поводу. - вкрадчиво произнес Ингвар Могучий, встав вплотную к алтарю. - Все мы опечалены и сильно обеспокоены участившимися в последнее время смертями. Уходили в Изначальный чертог дорогие нашему сердцу односельчане, а смерть всеми уважаемого Шии-Элрика была последней каплей. Мы должны найти и покарать убийцу.
   Голос Старейшины кругами расходился от алтарной плиты и ужом пытался заползти в сознание всякого слышащего. Стоявшие вдоль стен селяне вразнобой кивали, подтверждая правильность слов говорившего. Лишь Рыжик и гости нахмурились, чувствуя попытку мыслить за них.
   - Кто из нас не потерял друга, наставника, любимого, родителя или ребенка? Кто из нас не провожал на погребальный костер того, на руках кого хотел умереть?! - вкрадчивая, сладкая как мед речь Ингвара лилась вязким потоком, поглощая всякое желание сопротивляться его напору. - А ведь сейчас мы можем найти и изобличить вора, укравшего наших близких и нашу мечту!
   Старейшина неестественно вскрикнул и в руках у него появился матово-черный шар. Рыжик удивленно расширил глаза. Эл, наоборот, глаза сузил, будто прикидывал расстояние и наиболее удачное для применения поражающее заклинание.
   - С помощью этого Шара мы сможем увидеть не только ненавистного убийцу, но и найти того, кто позже смог бы продолжить его дело! - продолжал вколачивать в головы слушателей свою волю Дарх Ингвар. - Посмотрите! В моих руках шар черный. Эйб! - он ткнул пальцем в коренастого мужчину в дальнем углу и поманил его -- Иди сюда. Держи! Шар остался черного цвета! Эйб хороший семьянин и примерный житель, любой житель деревни, в руках которого шар остается черным -- хороший!
   Лицо Шии-Свана стало угрюмым. Он знал Эйба долгое время и видел, какой нерешительной и пугливой женщиной была его жена, а его собаки были голодны и поэтому злы на всякого, кто даже просто проходил по улице мимо забора
   - Все ясно? - спросил Старейшина,отбирая у оцепеневшего селянина шар. - Есть вопросы? - Ингвар обратился к толпе с вопросом и сделал паузу
   - У меня есть вопрос. Вы принесли с собой Шар Выбора -- артефакт, который показывает каким Богам служит тот или иной человек, держащий его в руках. Добрый или злой человек этот Шар не показывает и показать не может. Зачем вы обманываете людей? - голос Эллеаза был вежлив и сух, но за ним ощущалась сила.
   - Что сказал эльф? На каком языке он говорил? - толпа загудела, подобно растревоженному улью пчел.
   Эльф вопросительно посмотрел на Рыжика, но тот окончательно сник.
   - Дарх Ингвар привел вас в нашу деревню и в его власти было наделить вас пониманием Зи-де-рей -- нашего языка. Так же он мог дать вам владение языком -- тогда бы все жители смогли вас понять...
   - Но не дал! - перебил жреца Ингвар, самодовольно улыбаясь. - И понимание не всем дал -- ваш четвертый товарищ не внушил мне доверия, поэтому он остался без понимания языка Земель Полночи. Кстати, где он?
   Старейшина попытался заглянуть за алтарный камень, как будто там кто-то мог спрятаться. Не увидя никого он философски пожал плечами и щелкнул пальцами. Тотчас же вокруг жреца и гостей встали насупленные мужики с копьями наперевес.
   - Раз его нет, придется взять вас под стражу, чтобы не мешали. - с притворной грустью сказал Ингвар. - Взять их!
   Но сказать оказалось проще, чем сделать. Копья стражников уперлись в невидимую преграду, в которой вязли и тяжелели, опускаясь к земле. Пару раз тыкнув в ставший густым воздух и приложив немаленькие усилия, чтобы вытянуть копья обратно, мужики сделали вид, что исполнили приказ. В глазах эльфа заплясали маленькие демонята: защитный купол не пускал ни одного предмета внуть, но выйти наружу из него мог любой.
   Дарх Ингвар зло посмотрел на спокойно стоящего жреца и компанию. "Вот ведь, нашел проблему на свою голову" - читалось в его взгляде, впрочем, терять темп мероприятия ему не хотелось. Распорядившись, чтобы принесли табуретку с подушкой в качестве подставки для Шара, Старейшина семьи Дарх с важным видом сел под ветхим навесом на незанятый камень. Была организована очередь, и каждый пришедший обязан был положить свои руки на Шар Выбора. Если Шар оставался черным -- человек проходил дальше, если агатовые глубины шара становились серыми или черными с белыми полосками -- то его отводили в сторонку, где пара мужиков с копьями изображала стражу.
   Оказалось, что на Посвящение пришли все жители Сумеречной Деревни, включая маленьких детей. Их ручки тоже прикладывали к Шару, но артефакт не зря назывался Шаром Выбора, оставаясь прозрачным. Дети оставались с родителями, куда бы их не определили. Когда от длинного червяка очереди осталось лишь около дюжины человек, Шии-Сван заметил того, кого до самой последней минуты хотел не видеть здесь. Встрепанная девушка с пушистыми светлыми волосами с мрачной решимостью смотрела на Шар. Рядом с ней стоял недавний потеряшка -- четвертый из чужеземцев, пришедших этим вечером. Девчушка -- приглядевшись можно было понять, что ей не больше 16 Зим, гордо подняв голову, подошла к Шару и положила на него ладошки. Артефакт засиял молочно-белым светом, разогнав по углам темень. В его свете всем бросилась в глаза болезненная полнота Старейшины и круги под глазами у каждого из стражников. Девушка завороженно смотрела на свет, льющийся из-под ее ладоней, и лишь грубый толчок в плечо заставил ее обратить внимание на происходящее в зале. Один из стражников схватил ее за руку и тут же закричал -- его рука почернела и обуглилась всего за мгновение. Толпа кинулась на испуганную девчонку. Дарх Ингвар открыл рот и попытался встать. Дик потянулся за серебряным метательным кинжалом, а Дорван уже выцеливал какого-то особенно резвого стражника. Эллеаз, мрачно глядя на Старейшину, приготовился читать одно из заклинаний...
   И тут время остановилось. Все еще собирались куда-то бежать селяне, стража лишь крепко сжимала копья, Ингвар все еще находился в полуприсяде и с открытым ртом. Эльф, орк, гном и жрец удивленно смотрели на групповую скульптуру.
   - Что это..? - недоуменно спросил Дик.
   - Это же... нет, не может быть... - нестройно бормотали Дорван, Эл и Рыжик. Маги получили неплохое образование, и каждому было известно, что наложить стазис на толпу более пяти человек невозможно.
   - Лилия! Лилия, очнись же, бежать надо! - чуть не плача тормошил девушку Ушибленный. Он один не обратил внимание на массовую скульптуру "селяне ловят ведьму" и пытался хоть что-то сделать.
   - Ну что же вы, как дети малые. - неожиданно сказал кто-то, том послышался звук удара и получивший имя Шии-Рэй упал без сознания.
   Одновременно с этим заклинание стазиса спало, и все снова стали кричать и двигаться. Подбежавшие стражники с недоумением смотрели на вроде бы помолодевшего Старейшину, который за шиворот держал вяло сопротивляющуюся девушку. У его ног лежал четвертый чужеземец, а остальные непокорные стояли на своих местах, схватившись за шеи.
   - Поиграли и хватит, - сказал Дарх Ингвар и с силой швырнул Лилию к алтарю, стоявшему в центре зала. - Вы все видели как может быть опасна девчонка! Прикоснувшемуся к ней обеспечен ожог, а что еще она может сделать? Ради нашего спокойствия ее надо убить! - бархатный голос старейшины плыл по залу, туманя разум слушавших его.
   Странная тень встала за спиной Ингвара и сильным пинком отправила в полет к центру зала.
   - Не делай другим то, что не желаешь испытать на собственной шкуре. - сказала тень и шагнула вперед. Увидев, кто его пнул, Старейшина попытался отползти, но не сдвинулся ни на сантиметр, будто прилип к холодным камням пола.
   ***
   - Не делай другим то, что не желаешь испытать на собственной шкуре. - сказал я и медленно пошел на упавшего Ингвара.
   В голове кружились клочья разноцветного тумана, а перед глазами вспыхивали пунктирные линии, обозначающие границы предметов. Видимо он все-таки сильно приложил меня по голове. "Никуда ты не отползешь, можешь даже не пытаться" - злорадно подумал я, гдядя на безуспешные попытки Старейшины.
   - Ты хотел убить ее и всех тех, у кого шар засветился. - я не спрашивал, я утверждал. - Что тебе бы это дало?
   Глаза Ингвара Могучего вспыхнули лютой ненавистью, и он зашипел, через силу выдавливая слова:
   - Влас-сти хотел, жиз-з-зни хотел! Уйти от жены, жить в свое удовольствие! Чтобы задрипанный ш-ш-шаманиш-шка не указывал мне! - лицо его скривилось, как от зубной боли. - "Этого нельзя, того нельз-зя! Возноси молитвы! Баланс-с какой-то!" - да от этого же с ума сойти мож-жно! - потом его глаза зло вспыхнули -- Думаешь легко полгода с-сидеть взаперти, будто мыш-ши в закрытом амбаре? А все из-за клятого баланс-са! И что? Видел ты когда-нибудь то, чем пугают все эти жречиш-шки? "А-а-а, Темные Миры, Плотные Миры! Ужас-с, отчаяние!" - только и знают что запугивать. А я, может, хочу себе молодую ж-жену! Или лучше так: чтобы она ни на что не претендовала. Захотел -- есть, разонравилась -- ищ-щи другую!
   Его шепот внезапно поменял тональность и наполнился знакомым мне бархатом:
   - Представь, невообразимое число девуш-шек, первыми предлагающие удовольствия! Никаких запретов! Абсолютная свобода! Ты -- хозяин Мира! Удовольствия! Никаких обязательств! Живи легко!
   - Ага. И умри молодым. - я оборвал его выступление. За время его "проповеди" у меня подчистую выгорело желание мстить или кого-то защищать. Я заставил его подняться и встать в один угол с прочей толпой, которая во время долгого разговора кивала, одобрением встречая каждый из тезисов.
   - Ты говоришь о вседозволенности, а не о свободе. - мой голос охрип, горло саднило, но мне важно было сказать все вслух. - Мир, где нет любви, а есть только похоть. Нет дружбы, есть выгода. Нет уважения, есть Страх, который и правит этим Миром.
   Только сейчас я заметил, что Рыжик, Дорван, Эл и Дик, выразительно переглядываясь со стражниками, оттеснили последних вплотную к толпе. Девчушка -- Лилия, кажется? - уже стояла в окружении выбранных "светлых" и что-то взахлеб рассказывала им.
   Я раскашлялся. Тяжело оперевшись на алтарный камень, я продолжил:
   - Знаешь, я тут имел возможность погулять по этой деревеньке, и могу с уверенностью сказать, что городок -- чудо как хорош. И так же чудо как дерьмовые жители в нем оказались. - в глазах у меня неожиданно все поплыло, но усилием воли я заставил себя продолжить мысль. - Так вот. Почему бы вам, таким жаждущим Тьмы и Свободы, не убраться отсюда куда подальше?
   Тяжелым, немигающим взглядом я уперся в точку на стене позади толпы и чуть выше голов. Спустя пару ударов сердца там образовалась дыра и оттуда потянуло неуловимо-знакомым запахом. Эл и Дорван, в силу эльфийских кровей, синхронно наморщили изящные носы -- амбре было далеко от Природы.
   - О, а вот и выход! - я попытался развеселить сам себя, но, кажется, это не вышло. Голова словно каменная, тяжелая и гулкая, без единой мысли. - Так что либо вы сейчас все уходите отсюда, либо мне придется вас убить.
   Сказал я и еще раз попытался оглядеть толпу. Стражники тихо совещались, Дарх Ингвар особняком стоял посреди толпы. Толпа гудела потревоженными шмелями.
   - Быстрее. - поторопил я селян и сам удивился своему голосу. Откуда у меня такой загробный бас?
   Я махнул рукой снизу вверх, желая, чтобы они ушли как можно быстрее. Гул исчез. Потом у меня перед глазами оказались звезды, и они больше не двоились.
   - Ну что ж, ты выиграл. - прошипел кто-то надо мной. - Но я сделаю так, чтобы ты больше не радовался!
   И надо мной пролетел сияющий жидкий шар. Моих сил хватило лишь на то, чтобы повернуть голову. Я увидел, как серебряным дождем разлетаются брызги, как серебристой пеленой окутывает тонкую девичью фигурку белое, все обесцвечивающее пламя.
   "Нет!" - хотел закричать я, но получилось лишь еле слышно прошептать. "Лилия! Зачем ты привела меня сюда?! Я не хочу смотреть на твою смерть!!!" - вихрем пронеслось у меня в голове, и я начал мягко проваливаться в немую темноту.
   Смотрю на Лилию, в очах которой серебрятся и пляшут такие же язычки белого пламени, что и на теле. Одежда девушки быстро превращалась в невесомый пепел.
   ***
   Над древним святилищем вставало Солнце. Новый день отодвинул ночные страхи, заслонив их вполне насущными проблемами.
   - Дорван, у тебя с целительством как? - не отрывая свой взгляд от неподвижно лежащего Шии-Рэя, спросил Рыжик. - Обезболивание я могу, но тут, кажется, оно уже не нужно...
   - Немного умею -- в тон ему отозвался орк. - Но по моему опыту, его удобнее нести так -- спящего. А то в сознании он ухитряется находить себе проблемы на ровном месте. Кстати о проблемах. Эл, ты, вроде, говорил, что являешься Мастером школы Огня?
   - Я -- Мастер, а не Учитель. - проворчал Эллеаз и встал, картинно сложив руки на груди. - И вообще, тут есть Жрец, который к этой "проблеме" явно неравнодушен. Поменьше опекал ее бы, глядишь, и потребности в Учителе не было бы.
   Подобная перепалка могла тянуться бесконечно, поскольку сил ни на что больше ни у кого из участников не было. Предмет спора -- Лилия из Семьи Пляшущих -- сидела привалившись к алтарному камню и сторожила сон чужеземца. Дик поглядел сначала на все еще препирающихся магов, потом на потерянно сидящую девочку, и, шикнув на парней, подошел к ней.
   - Знаешь, мой народ поклоняется Священному Огню, и символом этого огня является Огненная Саламандра. Она похожа на чешуйчатую кошку и любит спать в камине. И тоже не горит. - Дик говорил отстраненно, предлагая Лилии самой решить насколько ей важны его слова.
   - Но Саламандра должна быть рыжей, раз она Огненная. - шмыгнув носом сказал девица. - А у меня огонь белый... - и из ее глаз с готовностью полились слезы.
   - А кто сказал, что только Саламандры не сгорают в огне? - в голосе гнома слышалась мягкая ирония над ситуацией. - Есть еще такие интересные звери, которые похожи на волков-переростков с человеческими глазами. Они очень редко выглядят именно так, но если приняли Зверь-облик, то бегают будь-здоров, как на крыльях несутся. И могут догнать кого угодно и где угодно. А обычно ходят как люди, и ни за что их не отличишь от обычного человека, пока из себя не выведешь. Знаешь таких?
   К концу фразы девочка отвлеклась от своих переживаний и с интересом слушала описание. Хоть жрец Элрик и занимался с ней дополнительно, она все же чувствовала, что многого еще не знает. Перебрав всех знакомых созданий, хоть отдаленно напоминающих волков, девушка отрицательно помотала головой.
   - Нет, не знаю. А кто это?
   - Это ты, глупышка. - гном доброжелательно похлопал ее по плечу и тепло улыбнулся. - Феникс.
   Глава 2.
   Заканчивались первые сутки нашего пребывания в Сумеречной деревне, и почти все были заняты полезным делом. Дик обсуждал с одним из оставшихся селян план починки старого святилица. Эл с Рыжиком спорили о методах обучения магов в школе Огня, и о том насколько можно уйти от классической магии в сторону шаманства и волховства, а так же что из этого может получиться хорошего или плохого. Учить собирались Лилию, на что сама девушка заявила, что слишком устала и желает отдохнуть перед столь важным выбором в своей жизни. Она ушла к себе домой, и пока не появлялась. Не смотря на то, что с полудня до заката ее постоянно кто-то искал, обнаружить девчушку пока не удалось. Рыжик мимоходом сказал, что она еще у себя дома, но идти туда наотрез отказался.
   А я наполовину сидел, наполовину лежал, закинув ноги на баллюстраду, и задумчиво изучал вид на шпиль общинного дома в свете заходящего дня. Сидел я, разумеется, на памятном навесе над колодцем.
   В голове у меня было пусто и гулко. Пугаясь сильного эха, мысли бегали между ушей редко и недалеко, иногда и вовсе на цыпочках или по-пластунски, лишь бы не привлекать мое внимание.
   Все было банально до ужаса и так же невыносимо: я вспомнил себя. Вспомнил как рискуя разбить стекла буквально выдирал оконные рамы, как, шалея от свежего летнего воздуха, пытался спуститься на землю с той стороны, как приложился головой о единственный на всю округу камень.... Все это вызывало бы мягкую улыбку, если бы я не вспомнил, что Рита, любимая, меня бросила.
   Сделать с этим было невозможно ничего, поэтому я все так же сидел на приятно теплой крыше колодца и отстраненно смотрел, как равнодушное солнце невыразительно садится за абсолютно бесстрастный горизонт.
   - Ну, ты как?
   Надо отдать Дорвану должное - он умел бесшумно двигаться. Я вздрогнул, когда услышал его голос не просто близко или из-под ног, а прямо-таки рядом с ухом. Оказывается, названный орк уже сидел на крыше развалившись, прямо как я, очень похоже вытянув ноги. Взгляд его был устремлен на рыжеватое заходящее солнце, которое неспешно проваливалось за крышу общинного дома.
   - Бывало и хуже. - ответил я. Не то, чтобы я сильно соврал, просто хуже было только в тот момент, когда мне сообщили об отказе.
   - Ясно. - дипломатично сказал полу-эльф. - А я пришел посовещаться с тобой.
   - Посовещаться? - я был настолько удивлен услышанным, что на время отвлекся от собственных переживаний. - О чем? Что-то случилось?
   - Скорее, может случиться. Ну, во-первых, Рыжик провел пару интересных ритуалов и выяснил, что теперь Сумеречная Деревня находится в том же слое реальности, что и Северная Стоянка клана Боевого Орла. А это значит, что мы за три лучины дойдем до Мудрейшей-Из-Женщин. - на этом месте Дорван замолчал и полез за фляжкой. Вытаскивая пробку, он продолжил -- Еще Эл с Рыжиком не могут договориться о плане обучения Лилии, так что придется вести девицу к шаманке. - потом орк еще раз прервал речь и сделал пару глотков.
   - Будешь? - полу-эльф протянул мне открытую фляжку, и я согласно кивнул. - А во-вторых, оставшиеся жители Сумеречной Деревни посовещались и подарили нам возможность не только понимать их, но и самим разговаривать на языке Полуночи. И, до кучи, пришли к выводу, что они хотят считать нас своими соседями. Мы с Диком и Эл'ом уже выбрали по домику, так что только ты у нас еще не обеспечен жильем.
   Я отхлебнул немного пряного травяного отвара, и, кивком поблагодарив орка, вернул ему флягу. Тщательно закупорив сосуд, полу-эльф встал на ноги и поправил спутавшиеся ожерелья на груди.
   - Думаю, что тебе стоит поторопиться. Эл почти взбешен упрямством здешнего шамана и вряд ли захочет провести вторую ночь в этом селении.
   Мы вместе слезли с навеса над колодцем, и я пошел по улице куда глаза глядят, а Дорван -- следом за мной. Идти по извилистым улочкам деревни было одно удовольствие: видимо, следуя здешней моде, хозяева старались придать каждому дому индивидуальный облик, используя исключительно один и тот же набор выразительных средств. Различные комбинации травяного орнамента, резных украшений и навесов создавали практически неповторимый фасад. Через несколько минут ноги сами привели меня к маленькой площади, в центре которой стояла довольно большая -- два больших шага в поперечнике -- клумба, на которой был создан миниатюрный сад, с дорожками и даже маленьким фонтанчиком. Почти напротив того проулка, которым мы пришли, стоял небольшой домик, утопавший в зелени. Несколько кустов растения с гладкими темно-зелеными листьями, похожими на сердечки, и, выросшие в художественном беспорядке, стройные сосны должны были подчеркиваться аккуратным газоном, сейчас уже давно нестриженым. Я прислушался к внутренним ощущениям и с уверенностью ткнул пальцем в понравившийся мне дом:
   - Я бы выбрал вот этот. Он не занят?
   Пожалуй, больше всего мне нравилось в этом доме то, что, как и на участке у Рыжика, здесь не было даже символического забора. Ходить и осматривать участок было лень, поэтому мы решили постоять - вдруг кто-то из местных жителей пройдет мимо. Действительно, не успел я как следует рассмотреть понравившийся мне дом, как из другого проулка к нам подошла Лилия.
   - Ну вот, а я надеялась спрятаться и никуда не идти. - сказала девушка и недовольно нахмурилась. - У Рыжика других проблем, наверное, нет, раз он захотел бегать через всю деревню.
   - То есть? Зачем бегать? - не понял я. Мысленно перебрав свои поступки и слова, я решительно не нашел ничего, что могло бы дать такую реакцию с ее стороны.
   - Не делай вид, что не знаешь! - почти сорвалась на крик Лилия. Резко отвернувшись от нас, она почти влетела в приглянувшийся мне домик.
   Мы с Дорваном непонимающе переглянулись и синхронно пожали плечами -- мало ли что с девушкой может случиться, да и не факт, что она смогла правильно определить причину и следствие.
   - Зато мы точно знаем теперь, что домик занят. - философски подвел я итоги.
   - Может, пока время еще есть, ты еще погуляешь? Вряд ли здесь только один дом, который тебе мог понравиться. - сказал орк.
   Но, как оказалось, времени на прогулки у нас не было. Буквально через две минуты Лилия вышла из своего дома, и, все еще сердясь на происходящее, подошла к нам.
   - Я готова. - мрачно сказала она.
   - Тогда пошли. - сказал орк и кивнул нам. - Вроде сбор был на центральной площади рядом с фонтаном.
   Когда мы пришли, на бортике фонтана сидел невозмутимый гном и очень, очень разъяренный эльф. Рыжик, на правах хозяина, старательно делал вид, что он абсолютно не замечает разбушевавшегося мага. Эллеаза это злило.
   - Ну что ж, теперь мы готовы идти обратно? - язвительности в голосе эльфа было столько, что хватило бы прожечь булыжники мостовой.
   - Раз Лилия здесь, то вы и вправду готовы. - сказал Рыжик. Он попытался обнять девушку, на середине движения застеснялся и, неловко убрав руки, стушевался еще больше. - Ты... возвращайся обратно, ладно?
   Девчушка смотрела на отчаянно краснеющего парня и не знала что сказать. Эл независимо рассматривал облака, гном с орком отвлеклись на проверку застежек своей одежды, а я с неудовольствием отметил, что во мне эта сцена вызывала не столько смущение, сколько брюзжащее раздражение: нашли время стесняться и напоминать о любви, когда у меня разбито седце!
   Воспоминание о собственной любовной драме окончательно испортило мне настроение. Погрузившись в разговор с самим собой, я не заметил, как попрощались все остальные с Рыжиком и что изменилось в пейзаже на пути обратно. Из тягостной задумчивости меня вывел только ароматный травяной чай, кружку с которым мне дали в руки.
   Оказывается, я сидел на памятном коврике, в общем кругу. Мудрейшая-Из-Женщин расспрашивала Лилию о ее мечтах и изредка кивала в такт собственным мыслям. Дик, Эл и Дорван чинно сидели перед очагом и изображали живые статуи. Даже мне было видно, что каждый из них уже успел мысленно попрощаться со всеми и теперь строил планы как наиболее полезно провести появившееся время.
   - Шии-Рэй, ты сказал Дорвану, что вспомнил себя-прошлого? - неожиданно спросила меня шаманка.
   Надеюсь, никто не заметил моих мурашек, испуганных вопросом пожилой дамы. Я вздрогнул от неожиданности и постарался сделать вид, что ничего не было.
   - Да, Мудрейшая.
   - Тогда, молодой человек, может вы представитесь нам? - предложила Мудрейшая-Из-Женщин и с чуть заметной хитринкой поглядела на меня.
   - Действительно. - я не знал куда деться от стыда: почти сутки уже помню себя, а сказать как меня зовут -- не удосужился! - В общем...раньше меня звали Сергей. - я немного помолчал, потом собрался с духом и сказал -- но... в общем... мне нравится как меня здесь называли. Рэй -- вполне подойдет, и даже немного похоже на Сергея...
   Все вежливо покивали, мол рады знакомству, и снова уперлись взглядами в очаг.
   - Тогда, Рэй, у меня есть задание для тебя. Ты должен отвести в город Драконов феникса Лилию Длинноперую. Чтобы ты мог быстро найти Драконополис, я дам тебе ключ. Отдашь его Привратнику, расскажешь про девочку, выслушаешь его ответ -- и твое задание будет выполнено. Драконы -- существа довольно любопытные, так что они могут подсказать тебе как найти твою возлюбленную.
   Кажется, у меня отвисла челюсть. Я начал вставать, попутно пытаясь выбрать самый важный вопрос из того вихря, который взбаламутили слова старой шаманки, но внезапно руки и ноги отказались меня слушаться, в голове образовался липкий туман, и я мягко провалился в сон.
   ***
   Лилия впервые вышла за пределы родной деревни, так что абсолютно все, что было вокруг, вызывало в ней если не восторг, то благоговейный трепет. Она сильно переживала, что человек, победивший страшного и могучего Ингвара выглядит расстроенным и подавленным. Поэтому она первая заметила, что Рэй вот-вот упадет в обморок. Предположить, что Господин Маг, как назвали человека в Сумеречной деревне, может устать, или что он, как и любой другой человек, может заболеть, Лилия не могла. Поэтому, когда парень попытался упасть лицом в очаг, она замерла с открытым ртом. Сидевший по правую руку от иномирца Эл среагировал молниеносно и умудрился подпрыгнуть из сидячего положения. Поймав безвольное тело, эльф в падении попытался развернуться, отчего он приземлился на спину, и сверху его придавил Рэй.
   Дорван, и раньше выполнявший роль помощника шаманки, по молчаливому кивку Мудрейшей-Из-Женщин полез в сундук за подходящими травами, Дик и Эллеаз аккуратно перенесли парня на памятный коврик и укрыли шерстяным одеялом, а потом, подхватив под руки девушку, буквально вынесли ее из шатра. Остановив пробегавшего мимо мальчишку-орка, Эл попросил провести их к кому-нибудь, кто принимал чужестранных гостей в случаях, когда шаманка занята. Паренек понятливо кивнул и, петляя между растяжками от шатров, повел их к Старшей-Над-Женами.
   Шатер старшей жены вождя клана Боевого Орла говорил как о процветании кочевого клана, так и о том, что вождь клана любил и уважал женщину, посвятившую ему свою жизнь. Вместо обычной шкуры, которая висела пологом у шаманки, в шатре Старшей-Над-Женами висел красивый ковер, а перед "дверью" сидела миловидная орка в богатой одежде. Мальчишка прошептал "привратнице" пару слов на ухо, потом кивнул инорасцам и убежал по своим делам. Женщина с чувством собственного достоинства поднялась на ноги, кивнула иноземцам, и скрылась в шатре. Буквально через пару минут полог шатра откинулся и из него вышли привратница с незнакомой оркской женщиной, закутанной в зеленоватый эльфийский шелк.
   Дик, проявив несвойственную ему обычно прыть, быстро подскочил к женщине и начал что-то шептать ей на ухо, благо рост старшей жены вождя это позволял -- гном был всего на ладонь ниже. Женщина понятливо кивнула и обратилась с речью:
   - Сестра из далеких земель, я рада, что ты решила заглянуть в мой шатер. Пройдем, выпьем вместе травяного чая. - орка приветливо улыбалась. - Достойные мужи, которые сопровождают тебя, смогут подождать тебя в другом шатре. - сказала она и незаметно кивнула нам.
   - Благодарим тебя, Старшая-Над-Женщинами, - учтиво и изысканно поклонился Дик, одновременно коротко пиная Эл'а, чтобы тот не стоял столбом. - Мы будем в шатре Мудрейшей-Из-Женщин.
   Эллеаз менее изящно, но все же изобразил поклон, тоже благодаря орку за понимание. Жена вождя клана Боевого Орла взяла смутившуюся девушку за руку и повела в свой шатер. Сразу, как они скрылись за входной занавеской, из шатра донеслось радостное щебетание Лилии, рассказывающей про свою деревню и события, там развернувшиеся. Гном и эльф понимающе усмехнулись друг другу и поспешили обратно, под кров Мудрейшей-Из-Женщин.
   Пока Эл и Дик искали место для Лилии, Дорван готовил укрепляющее зелье. Старая шаманка перекладывала гадальные косточки, настраиваясь на проведение ритуала Призыва. Заботливо укрытый Рэй лежал на спальном коврике и тихо дышал. Удар по голове, мощнейшее колдовство из разряда невыполнимого и еще один сильный удар по голове не прошли для человека бесследно. То же, что стоило ему только разволноваться, и он потерял сознание, говорило, что Рэй не был обученным магом, и, скорее всего, добывал себе еду каким-либо другим ремеслом.
   - Как же люди в его мире живут, если не способны заметить и отправить учиться даже такого ярко выраженного мага, как Рэй? - Дорван отвлекся и не заметил, как начал говорить вслух.
   - А как живут в этом мире, если ты, имеющий природный талант к магии, считаешь себя в первую очередь воином? - спросила шаманка и тихо рассмеялась.
   - Но... я же... меня учили быть воином! - растерялся полу-эльф. - Я -- орк, я должен быть воином...
   - Ты о чем? - непринужденно влез в разговор Эл, заходя в шатер Мудрейшей-Из-Женщин. - Кому задолжал?
   - Себе, кому еще? - улыбнулась шаманка. - Юноши, присядьте со мной у очага. А где очаровательная девочка, которая ходила с вами?
   - Лилия гостит в шатре Старшей-Над-Женами, - устраиваясь на мохнатой шкуре, сказал Дик. - Дорван, ты был прав: твоя приемная мать очень умная женщина.
   Полу-эльф отчетливо покраснел, но все же сказал:
   - Тари аш'Шарат -- мудра и понимает, что детям не место на совещании мужей.
   Мудрейшая-Из-Женщин закончила перебирать гадальные кости и ссыпала их все в небольшой кожаный мешочек. Потом она достала из стоящего позади нее сундучка маленькие пиалы и налила в них укрепляющее зелье, которое варил Дорван в котелке над очагом.
   - Угощайтесь. - шаманка передала каждому по пиале, потом поставила одну рядом со спящим человеком и, взяв с низкого столика медную трубочку длинной примерно в пол-ладони, стала по каплям поить Рэя.
   - Мне кажется, ему самому нянька нужна, не то, чтобы еще и отправлять его кого-либо сопровождать. - проворчал Дик. - Я, конечно, понимаю, что раз уж он вывалился к нам, то помочь ему надо, но что нам, все за него делать?
   - Знаешь, а ты не совсем прав. - задумчиво произнес Дорван и поглядел на валяющегося без сознания Рэя. - В нашем последнем приключении он принес больше пользы, чем мы все вместе взятые: справился со Старейшиной, вставшем на путь Тьмы и Зла; дал возможность тем жителям Сумеречной деревни, которые выбрали Тьму, начать жизнь в другом месте, да и с девчонкой он раньше нас успел поговорить, так что вовсе без жертв обошлись.
   - Можно было бы и вовсе без геройства обойтись, если бы очень умный жрец сам вовремя сходил за помощью, а не ждал неизвестно чего: то ли пока его Наставника убьют, то ли пока его зазнобу не покалечат. - пробурчал Эл.
   Эльф явно переживал, что мог только стоять и смотреть на то, как другой -- пусть даже иномирец! - рискует вместо него своей жизнью. Потом в его глазах зажегся азартный огонек новой идеи, и Эл обратился к шаманке:
   - Мудрейшая, возможно ли оставить Рэя, которому нездоровится, на попечении клана, а мы бы вместо него проводили девушку к Драконополису?
   - Драконы считают достойными помощи только тех, кто дошел до их города. И просьбы за другого они не принимают. - пожилая орка немного помолчала, потом продолжила -- Единственно, что я могу сделать -- это бросить гадальные кости, чтобы выяснить кому нести ключ-камень.
   Возражать против ритуала никто не стал, поэтому шаманка аккуратно взяла мешочек с гадальными костяшками, прошептала над ними формулу заговора и высыпала на коврик перед собой. На взгляд мага, не знакомого с таким методом определения чего-либо, кости лежали вообще без какого либо порядка или системы.
   - Интересно, интересно... - нарушила молчание Мудрейшая-Из-Женщин. - Идти вам придется всем вместе, иначе ничего доброго из этой затеи не выйдет. Ты -- тут она ткнула пальцем в Дика -- сможешь сохранить взаимопонимание тогда, когда остальные его потеряли. Помни об этом. - после этого шаманка отпила пару глотков из пиалы придающего силы зелья и продолжила, пристально глядя на эльфа. - Остроухий и остроглазый будет вынужден выбирать между интересами группы и себя. Один из путей потребует у тебя отказаться от малого, чтобы ушедшее вернулось сторицей. Держи уши открытыми, а глаза настороже, чтобы Тьма не смогла ослепить тебя.
   Дорван смотрел на тлеющие в очаге поленья, не забывая краем глаза приглядывать за гномом и эльфом. Дик задумчиво перебирал волосы в бороде, размышляя над подсказкой гадальных костей. Эллеаз сидел нахмурившись и время от времени бросал косые взгляды на старуху. По магу было видно, что сказанные оркой слова попали точно в больное место, и душа его теперь страстно желала доказать свою значимость.
   Тем временем, Мудрейшая-Из-Женщин собрала часть костяшек обратно в мешочек и грустно посмотрела на Рэя.
   - Человеку предстоит многое узнать и понять, и еще больше простить в себе и других. Ключ-камень будет у него, потому как если Драконополис решит показаться ему, то и все остальные увидят город.
   Дорван вопросительно взглянул на шаманку, как-бы напоминая о своем существовании.
   - Дорван, внучок, не думай что я о тебе забыла. - пожилая женщина лукаво подмигнула совсем смутившемуся полу-эльфу. - Тебе будет казаться, что от тебя ничего не зависит. Вспоминай замковый камень -- не самый большой в арке, а без него все рушится. И еще, приглядывай за девочкой -- сама она не увидит опасности.
   Рассказав все, что относилось к походу в город драконов, Мудрейшая-Из-Женщин ловким движением собрала в горсть оставшиеся костяшки и высыпала их в мешочек.
   - Думаю, сейчас вам надо будет сходить к почтенной Таре и попросить ее найти вам место. Человеку нужен уход, так что в моем шатре останется Дорван. Готовьтесь провести две или три ночи здесь.
   ***
   Я открыл глаза и понял, что проснулся. Как и раньше, в дымовое окошко шатра было видно черное звездное небо, были слышны потрескивания углей в очаге. Надо мной тихо покачивались перья и низочки бус, висевшие на деревянном ребре каркаса шатра. Сначала мне показалось, что приключение в Сумеречной деревне лишь приснилось, но потом остатки сна улетучились из головы, оставив ясность: все было. В животе заурчало, намекая на то, что было бы неплохо поесть. Тихий порыв сквознячка принес с собой ароматы жареного мяса, и, решив не издеваться над собой, я попытался встать.
   Встать не получилось. Руки и ноги отказывались меня слушать, а стоило лишь оторвать голову от подушки -- и в ней взорвался целый фейерверк боли.
   - Ой-ё... - тихо застонал я, обхватывая голову.
   - Как ты? Что болит?
   Оказывается, рядом со мной дремал названный орк. Услышав мой стон, полу-эльф тут же наклонился ко мне, внимательно всматриваясь мне в лицо.
   - Голова.... болит. - слова давались мне с трудом. Цветные круги перестали плавать перед глазами, и я рискнул еще раз пошевелиться.
   Очень, очень медленно и осторожно я попытался повернуть голову так, чтобы видеть орка. Наверное, прошло минут пять, но все же мне это удалось.
   - Привет, Дорван. - прошептал я и слабо улыбнулся. - У тебя не найдется что-нибудь поесть?
   - Поесть?! - кажется, орк был готов услышать все что угодно, кроме этого. Сначала он удивленно расширил глаза, но потом тихо рассмеялся -- Вот это достойно настоящего воина -- пришел в себя и сразу есть хочет! Ты тогда подожди чуть-чуть, я сбегаю к дежурным.
   Кивать в знак согласия я не решился, поэтому ограничился медленным морганием. Когда полу-эльф исчез из поля зрения, я закрыл глаза. Наверное, Дорван осторожно пробовал меня разбудить, потому что когда я открыл глаза, то полу-орк уже был рядом с чем-то аппетитно пахнущим.
   - Рэй, главное -- не торопись. Ты сильно ослаб, так что я буду по очереди отрезать маленькие кусочки хлеба и мяса, а ты постарайся их чуть-чуть прожевать. Еще есть укрепляющее зелье, если захочешь пить -- моргни два раза. - вполголоса инструктировал меня полу-эльф.
   Потом Дорван немного сместился, так что мне остался виден лишь его профиль. Его рука с чем-то мелким зависла над моим лицом, и я послушно открыл рот. Жевать оказалось весьма утомительно, хотя умом я понимал необходимость подкрепиться. В какой-то момент мои глаза сами закрылись, и я опять провалился в сон.
  
   В следующий раз я проснулся уже не среди ночи, а, судя по звукам снаружи, поздним утром. Где-то недалеко переговаривались мужчины, временами были слышны детские голоса. Осторожно попробовав пошевелиться, я повеселел: руки и ноги шевелились, а приступы слабости и головокружения сделали вид, что не знакомы со мной. Следующим моим открытием было то, что я хочу есть. Для этого, помнится, надо было выйти и найти кого-нибудь из местных. На счет своей готовности ходить меня грызли сомнения - а что если опять голова закружится?
   Провалявшись в раздумьях минуты две, я уже решил попробовать ползком добраться до входной шкурки и поглядеть на обстановку снаружи, как в шатер зашел эльф. Эллеаз искренне улыбнулся, увидев меня в сознании, потом подошел и сел рядом со мной.
   - Ну, как себя чувствует великий маг? - доброжелательно спросил он и попытался за улыбкой скрыть смущение.
   - Спасибо, уже чувствует себя. - в тон ему ответил я, потом немного помолчал, подбирая слова. - Насколько я помню, если бы не ты, то мое лицо было бы украшено многочисленными ожогами. Спасибо, что подхватил меня.
   - Не стоит благодарности. Если бы не ты, то ни меня, ни остальных здесь не было. - серьезно сказал Эл.
   - Ты про что?
   Я удивился. Вроде память уже вся вернулась ко мне, а моментов глобального спасения кого-либо я не помню... Эл задумчиво посмотрел на меня, потом на низенькие сундучки, от души махнул рукой -- мол, раз болящего надо кормить, то и он тоже не обязан сидеть голодным -- после чего открыл ближний к нам сундучок. Из-под его крышки появились свежие лепешки, несколько полосок то ли сушеного, то ли копченого мяса, кувшин с уже знакомым мне укрепляющим зельем и еще один, подозрительно пахнущий соленым сыром. Вынув из ножен на поясе маленький кинжальчик, эльф ловко разделил мясо на длинные нити вдоль волокон, потом оглядел импровизированный стол и предложил угощаться.
   - Бери лепешки, бери мясо, запи... так, а кружки я забыл достать! - маг вытянул шею так, как будто пытался найти сундучок с кружками на нюх, потом выбрал подходящий и заглянул в него. - Кружки... нет, здесь пиалы, значит будем пить из пиал. На выбор: национальный оркский напиток "тан" и укрепляющее зелье. Но я бы рекомендовал запивать мясо именно таном -- он соленый, вместе получается вкусно.
   Эл отследил, чтобы я откусил не только от лепешки, но и от ниточки мяса, запил очень специфически пахнущим "таном", и только потом начал жевать сам.
   - В общем, ты, наверное, не понял, а там, в деревне, ты спас не только Лилию, но и всех нас. - Поглядев в мои искренне удивленные глаза, он пояснил -- Что ведь тогда произошло? Старейшина приказал схватить девчонку, стражник обжегся и ты испугался, что ее в самом деле убьют. Наверное, ты очень сильно захотел, чтобы у тебя было время ее спасти, по крайней мере мне ничем другим не объяснить то, что ты смог кинуть стазис на всех.
   - Но... - я робко попытался вставить свой комментарий.
   Эльф оказался очень внимательным и даже подбодрил меня, сказав, что перебивать его не только можно, но и полезно, ведь он рассказывает все это именно для того, чтобы мне было абсолютно все понятно.
   - Что такое "стазис"?
   - Точно. - Эл звонко хлопнул себя ладонью по лбу. - Все время забываю, что ты не учился на мага. "Стазис" - это заклинание, которое заставляет замереть какой-либо объект. Похоже по результату на "заморозку", но не потому, что вокруг цели образовалась сверхнизкая температура, а потому, что вектор времени для данного объекта был замедлен. Теоретически делится на малый и большой, где разница только в усилии воздействия, но ... О чем это я? - усилием воли маг отвлекся от обсуждения тонкостей в заклинаниях и продолжил рассказ -- Так вот. Ты выборочно кинул стазис и все замерли. Выборочно потому, что я, Дик, Дорван и Рыжик, которому наш зеленолицый друг тоже дал свой клык-амулет защиты, под неподвижность не попали. А Лилия попала, на ней Щита не было. Ты пытался ее растормошить, помнишь?
   Я помнил. Стеклянные глаза девчушки, на которую вот-вот набросятся здоровые мужики с копьями наперевес, и ее неподвижность, необъяснимая для меня тогда. Эльф, заметив, что я, увлекшись его рассказом и собственными воспоминаниями, перестал есть, кивком указал мне на мясо. Я вздохнул и откусил еще кусочек мяса, не забыв запить его соленым молочным напитком.
   - Вот. А потом Ингвар приложил тебя по голове кулаком. - Эл допил тан в своей пиале и потянулся за кувшином. - Ты наверняка хочешь узнать как получилось так, что все замерли, а Ингвар -- нет.
   - Ага. И это тоже. Мне он сразу странным показался, но я решил что тут все такие.
   - Ну, все -- это слишком. - усмехнулся маг. - Дарх Ингвар не просто выбрал Тьму, он решил служить ей. И чем больше усилий он прилагал к распространению мрака в деревне, тем больше сил он чувствовал в себе. Потом захотелось свободы от навязанных обществом правил и условностей. А когда ты кинул стазис, Старейшина понял, что ты можешь и будешь ему мешать. Жгучее желание настоять на своем любой ценой уничтожило в нем последние остатки порядочности и позволило Тьме наполнить телесную оболочку до краев Мраком. Малый стазис как заклинание имеет ряд ограничений, одно из них -- это обязательное наличие у объекта материального тела. На создания Света, Тьмы и порождения других чистых Сил, малый стазис не действует, поскольку все они состоят целиком и полностью из энергии.
   Наверное, в этот раз я не забывал есть во время рассказа, потому что кусок мяса и лепешка у меня в руке исчезли, да и тан остался только на донышке. Прислушавшись к себе, я потянулся за последней полоской мяса и пододвинул оставшиеся лепешки к себе. Эллеаз с довольным видом усмехнулся и вылил остатки молочного напитка из кувшина в мою пиалу.
   - Ну так вот. Ингвар, сразу, как получил энергетическое тело, решил убрать тебя со своей дороги, чтобы ты у него под ногами не путался. Но немножко он не учел, что после превращения его кулак любым магическим щитом будет восприниматься как заклинание. У Дорвана замечательно получаются Щиты, и вместо удара, который испепелил бы тебя на месте, ты получил только относительно слабое воздействие -- даже сознание потерял не дольше пары секунд.
   - Но он меня сильно разозлил тогда. - мне очень нетерпелось вставить свой комментарий.
   - Конечно. Он не только разозлил тебя, но и вынудил сконцентрировать свои усилия лишь на нем. Наверное, ты подсознательно понял, что сил у тебя не так много осталось, поэтому решил драться с Ингваром его же оружием -- ментальной атакой. Кстати, - тут Эл отвлекся и попытался тайком утащить у меня последнюю лепешку. У него ничего не получилось, и, притворно вздохнув, он продолжил -- сражаться с элементалями и прочими товарищами, состоящими из чистых энергий, выгоднее всего именно заклинаниями школы Разума. Ты настолько плотно его придавил, что у него не осталось сил подчинить толпу и кинуть ее разбираться с нами. Он ведь прекрасно понимал, что нам будет трудно защищать себя не убивая жителей деревни. У него едва хватало сил разговаривать -- вон он как пришепетывал. А потом ты, хоть и очень плохо выглядел, пробил тоннель между мирами и держал его до тех пор, пока все отдавшиеся тьме жители деревни туда не ушли.
   - Можно это место поподробнее, а то я помню только как Ингвар кинул чем-то горящим в Лилию. - надо сказать, что объяснения добавили значительные куски к моему пониманию происходившего тогда. Как ушли селяне я не помнил, а спросить до этого стеснялся -- вдруг бы оказалось, что это я их всех убил, а потом забыл от ужаса перед сделанным?
   - Можно и подробнее. - согласился Эллеаз. - В общем, ты понял, что сил у тебя осталось совсем мало. Тебя повело, но ты удачно зацепился за алтарный камень и дальше разговаривал из положения "полувися", но это мелочи. Мы как раз прижали Старейшину и оставшихся стражников к основной массе деревенских, как ты поглядел на стенку за ними и открыл переход между слоями реальности. Оттуда повеяло чем-то вонючим, с примесью Мрака прямо в запахе, так что селяне заинтересовались: здесь их потихоньку начинало припекать невидимое "Белое Солнце", а оттуда, из тоннеля, веяло более удобными условиями. Потом тебе, видно, совсем поплохело, так как ты поторопил народ загробным басом и медленно стёк с каменюки на пол. Мы, тем временем, немного добавили усилий и начали медленно придавливать людей к переходу, тем более задние ряды уже успели сориентироваться и потихоньку туда уходили. В этот момент Старейшина достал висевшую на поясе флягу со Светлой Водой и, хорошенько прицелившись, кинул ее в девушку. Кажется, это ты еще должен был видеть. - Эллеаз внимательно посмотрел на меня, и я согласно кивнул: да, я еще видел этот момент. - Одежда на Лилии быстро сгорела, но, поскольку умирать ей совершенно не хотелось: представь, красавец-иномирец ради нее рисковал жизнью и у него почти получилось, тут все шансы живой выйти из этой передряги и, может быть, даже построить тебе глазки... Так что девчушка, пока сожалела о неудавшейся любовной истории, пропустила собственно момент когда она должна была начать гореть. Ну, ты понимаешь -- пока она одно подумала, пока другое, пока пожалела любимую одежду, которая уже точно сгорела... В общем, стоит она минуту, стоит две, стоит три, а неудобства от сгорания все нет и нет. Мы с парнями откровенно заняты и нам не до нее -- у нас еще примерно дюжина селян отказывалась уходить в проход. Ты -- валяешься бревном под алтарем и видок у тебя такой, что краше в гроб кладут. Оставшиеся местные жители негромко кашляют -- мол, хватит тут неглиже стоять, пора бы одеваться, а то маленькие дети уже вопросы странные задавать начинают. Так что Лилия мысленно плюнула и усилием воли погасила пламя.
   Я подобрал упавшую за время рассказа челюсть и мысленно поаплодировал девчушке -- не каждый вот так, без истерик и самовредительства сможет не только принять факт собственного изменения, но и разобраться с новыми возможностями.
   - А дальше ничего интересного уже не было. Стоило только последнему жителю переступить порог между мирами, как ты закрыл переход. - в ответ на мой недоуменный взгляд Эл рассмеялся -- Нет, никакой дыры в стене не осталось. Оставшиеся селяне одолжили девушке рубаху, и она села караулить момент, когда ты проснешься. Дик немного поговорил с ней, так что скандалов из серии "Я от него никуда не отойду" не было, она прекрасно дошла до своего дома и легла спать. Рыжик потом вернулся и попытался напиться, но мы уложили его спать чуть раньше, чем он добрался до дозы "Похмелье, здравствуй!".
   - Ясно. - сказал я и немного помолчал. - Меня, получается, спящего перенесли, так?
   - Ага. - опять улыбнулся эльф. - Мы уже привыкли.
   В этот момент зашуршала входная шкурка и в шатер зашел Дорван. Увидев следы трапезы и уютной атмосферы, он улыбнулся:
   - Доброе утро, Рэй. Рад видеть тебя в таком хорошем настроении.
   - Спасибо, Дорван. Я тоже рад тебя видеть. - я улыбнулся в ответ и внезапно почувствовал "зов природы". - Хм. Ты не мог бы подсказать где в вашем лагере располагаются волшебные кустики?
   - Кустики? Волшебные?? - с подозрением переспросил полу-эльф и с сомнением посмотрел на Эл'а -- Ты что ему в питье подмешал?
   - Ничего не подмешивал! Я, вообще-то, половину сам съел! - обиделся эльф.
   - Да погодите, вы все не так поняли! - запротестовал я. - Мне нужны такое место, где девочки идут направо, а мальчики -- налево! По естественной надобности!
   Дорван и Эллеаз с недоверием выслушали меня, потом немного подумали и разразились громким хохотом:
   - Ну ты даешь! Так отхожее место назвать! - веселился орк.
   - Зато его можно на официальные приемы брать -- ни одна дама не придерется к его речи! - смеялся эльф.
   Я смотрел на них сначала с непониманием, потом -- с обидой. Откуда я должен знать как у них оно должно называться, если до этого я не спрашивал и проблем с перемещением у меня не было?
   - Ладно, не обижайся на нас. - сказал Дорван, когда немного успокоился. - Мы видим в тебе воина, по выучке и знаниям равного себе, а ты выдал фразу, которую обычно говорят только девушки. Пойдем, я покажу эти волшебно-таинственные кустики.
   ***
   Когда мы с орком пришли обратно в шатер шаманки, то там собрались, кажется, все, кто мог иметь отношение к нашей компании. Эл и Дик склонились над котелком и тихо спорили, приготовилось ли варево или нет. Из котелка доносился смутно знакомый запах. Мудрейшая-Из-Женщин с тихой улыбкой смотрела на действия молодежи. Плечистый орк в простой одежде, но с дорогим оружием, сидевший рядом со старушкой, с явным неодобрением косился на гнома и эльфа, но молчал -- одернуть пареньков значило бы обидеть хозяйку.
   Дорван почтительно поклонился орку и шаманке и незаметно сказал, что мне тоже надо поклониться. Наверное, у меня на лице было написано сомнение в правильности жеста, но я приложил правую руку к сердцу и, стараясь не торопиться, согнулся. Сначала для старушки, потом -- для незнакомого орка. Мудрейшая-Из-Женщин озорно улыбнулась мне и хитро посмотрела на соседа.
   - Да, Смотрящая-В-Высь, признаю: этот человек маг, а не воин. - с легкой долей сожаления сказал мужчина. Потом он слитным движением поднялся на ноги и протянул мне руку -- Я -- вождь клана Боевого Орла Разящий Дважды.
   - Зовите меня Рэйем -- сказал я и мы пожали руки.
   Когда все сели, Разящий Дважды спросил:
   - Куда вы собираетесь идти?
   - В Город Драконов. - отозвался Эл, не оборачиваясь к сидящим. В данный момент варево в котле закипело и он интенсивно его мешал. - Мы вызвались проводить Лилию к магу, который взялся бы ее обучать, но никто, кроме драконов, не возьмется обучать феникса. И туда же нужно попасть Рэю -- Мудрейшая-Из-Женщин сказала,-- в этом месте эльф вежливо поклонился шаманке -- что если кто и может дать ему хороший совет, то только драконы. - и снял котелок с огня.
   Вождь клана, видя такое неуважение, нахмурился:
   - Уважаемый эльф, если ты в будущем хочешь стать хорошим вождем своего народа, научись вести себя вежливо по отношению ко всем, находящимся в шатре.
   Эллеаз, которого оторвали от дегустации получившегося напитка, обиделся:
   - Пока еще я -- не вождь, и даже в нашей компании -- тут эльф сделал широкий жест рукой, подчеркивая малочисленность группы -- даже здесь я не являюсь главным.
   Орк усмехнулся в кулак:
   - Видишь ли, неуважение к старшим обычно стремятся показать именно те, кто может стать вождем. Под кровом Мудрейшей-Из-Женщин нас собралось немного, но только вы ведете себя вызывающе.
   - А почему, собственно, мы должны... - начал было заводиться Дик.
   - Давайте мы все попробуем то, что у вас получилось, и обсудим более важные проблемы. Например, какой дорогой вам будет удобнее идти в Драконополис. - вмешалась в назревающую склоку шаманка.
   Дорван молча открыл стоящий рядом с ним сундучок и достал пиалы на всех, а Эл, вооружившись поварешкой, разлил ароматный напиток. Пряный вкус корицы и мятная прохлада странным образом сочетались с насыщенным красным цветом, рождая в душе тягу к приключениям и дальним походам. Посмотрев на Мудрейшую-Из-Женщин, я сообразил, что необходимость сходить в Город Драконов была очевидна для всех, кроме меня.
   - Уважаемая Смотрящая-В-Высь, а зачем именно мне идти к драконам? - неожиданно пискляво спросил я.
   - А разве товарищи тебе ничего не сказали? - шаманка выжидающе оглядела парней, и те сникли под ее пристальным взором. - Милый Рэй, ведь ты умираешь, а я даже не могу сказать от чего.
   Если бы я не сидел, то я точно упал бы. Если старушка решила пошутить, то я совершенно не понимал подобных розыгрышей.
   - Вы шутите? - в горле у меня пересохло, и слова с трудом пробирались наружу. - Это ведь всего лишь шутка, да?
   - Боюсь, что нет. - тихо и печально ответила Мудрейшая-Из-Женщин. - В твоем невидимом теле огромная рана, и жизненная сила утекает через нее. Мои заговоры не смогли уврачевать рану. Будешь ли ты скакать на яке, или лежать в постели -- Уводящая-В-Даль все-равно придет за тобой. - она немного помолчала, после чего добавила - Мне не встречались маги среди людей, поэтому я не могу сказать как долго ты сможешь жить с этим. Если бы ты был орком, то ты бы дожил до следующего полнолуния.
   - А может....? - разум отказывался принимать новость как единственно возможную, но внятно объяснить словами что именно меня смущало, я не мог.
   - Может я ошибаюсь, и тебя можно вылечить. - правильно истолковала мое мычание шаманка. - Больше всего о жизни и смерти знают драконы. Тебе останется лишь найти любого дракона и попросить его помочь -- и все роды драконов будут искать ответ на твой вопрос.
   - А... - голова категорически отказывалась мыслить словами.
   - Легкость решения подсказывает, что где-то есть неуказанная проблема -- мимоходом заметил Эл.
   - Ну да, только этого "любого" дракона еще найти надо и как-то заставить выслушать тебя! - проворчал Дик. - Рэй, может, ничего не знает о мифических драконах, а мне мой пра-дедушка рассказывал о том, как его пра-дедушка случайно задал вопрос незнакомцу. Так потом весь клан смеялся над ним!
   - Правда? Расскажи! - неожиданно для всех подал голос Дорван.
   Дик, так и не решивший насколько подробно ему хочется рассказать семейную легенду. Посмотрев в горящие любопытством глаза, гном сдался:
   - Да там и рассказывать-то нечего. Шел как-то пра-пра-пра-дедушка по человеческому городу -- тогда они еще были приличными местами -- и вдруг увидел незнакомца в гномской одежде. Вот только знаки семьи, что на чужаке были, дедушка видел впервые в жизни. Все бы ничего, но до этого дедуля играл со своими друзьями в кости "на желание", и должен был спросить у первого встречного судьбу его семьи. Естественно, друзья шли в паре шагов от него -- так и выполнение желания слышно, и убегать, если незнакомец обидится, удобнее. Так вот -- исподволь Дик увлекся рассказом, и теперь активно размахивал пиалой, помогая себе в рассказе -- подходит мой пра-дедушка к чужаку и спрашивает: "Скажи-ка, любезный, какая судьба ожидает мою семью?". Странник, естественно, удивляется: "Я тебе что, дракон, чтобы судьбу твоей семьи предсказывать?!", и так грозно хмурит брови. Дедуля про себя Священный Огонь вспомнил, но решил настоять: "Дракон-дракон, говори что видишь!", а у самого колени от страха дрожат -- хоть и не из последнего десятка был воин, а напугали его слова незнакомца.
   - Да ну! - в голосе Дорвана слышалась удивительная смесь недоверия и восхищения одновременно.
   - Ага. - гном допил остатки в своей пиале, отдышался и продолжил рассказывать -- А незнакомец вдруг улыбнулся по-странному и говорит: "Ну, раз меня не испугался, и дракона во мне угадал, то, так и быть, скажу тебе судьбу твоей семьи. Будет у тебя потомок, что ради друга пойдет на край света, так вот он станет королем подземного города". А потом рукой так по-особенному махнул -- Дик развел руками, показывая насколько это был особенный жест, -- и нет его.
   - Так это же хорошее предсказание? - спросил я, не понимая отчего друг выглядит таким печальным.
   - Ты не знаешь истории, человек. - ответил вместо гнома вождь орков. - Последний гномий Город-Под-Землей заброшен уже больше сотни Лет.
   - Ясно. - я приуныл вслед за Диком, но потом вспомнил другие слова шаманки. - Постойте, Мудрейшая-Из-Женщин говорила что-то о ключе, который должен был привести нас в Драконополис!
   - Что? - недоуменно переглянулись Эл и Дорван.
   - Ну как же вы забыли! Когда мы только пришли из Сумеречной деревни, и я еще вел себя как балда -- вспомнил свое имя, а не представился! - у меня на краю сознания вертелась какая-то мысль, но я никак не мог ее ухватить. - Мудрейшая еще гадала по костям! - я привел последний аргумент. Если они не помнят, как шаманка гадала каждому из них, то, значит, мне все это привиделось пока я валялся в полубессознательном состоянии.
   По лицам парней было видно, что они судорожно пытаются вспомнить те события, о которых я говорил. И, почти поверив в нереальность произошедшего, мой взгляд упал на Смотрящую-В-Высь. Орка с искренним уважением глядела на меня. Я смутился.
   - Действительно, человек, это было. Юноши вспомнят это позже, когда придет время. А для тебя время, похоже, пришло. - с этими словами она начала копаться в связке различных камешков, корешков и зубов, висевших у нее на груди, потом выбрала один прозрачно-синий камень, обточенный в форме клыка, и, сняв с себя, протянула его мне. - Этот камень поможет тебе найти Город Драконов, если ты прислушаешься к голосу своего сердца.
   - Спасибо. - сказал я и принял шнурочек с камнем из рук шаманки. Немного помедлив, я все же решился повесить его себе на шею.
  
   - А кто-нибудь знает как туда пройти?
   Вопрос Эллеаза нарушил торжественную тишину, и вернул мысли всех в более приземленное направление.
   - Много Лет назад я нашла Город Драконов на том конце степи, у подножия Белых Гор. - сказала Мудрейшая-Из-Женщин.
   - И очень многие странники приходят в город людей, если следуют ее путем. - философски заметил вождь. - Правда я знал одного гнома, который прошел сквозь поселения людей, дошел до вечных льдов, повернул обратно и, спускаясь с горы, на рассвете попал в туман. Когда солнце взошло, он обнаружил, что стоит посреди прекраснейшего города, который ему когда-либо случалось видеть.
   - Ага. Он долго гулял по невообразимой красоты улицам, общался с восхитительнейшими женщинами, ел и пил изысканней, чем короли древности, а потом выяснилось, что ему на высоте не хватило воздуха, и он, потеряв сознание, ударился головой об камень. - скептически продолжил Эл.
   Он выглядел обиженным. У меня сложилось такое впечатление, что он страстно желал стать избранным для нелегкой задачи, а ему каждый раз доставалась роль организатора, чьих усилий никто не замечал.
   - Эл! - я позвал эльфа, желая отвлечь его от нехороших мыслей.
   - Чего? - неприветливо откликнулся он.
   - Может ключ-камень в город драконов -- редкая вещь, но обладание вещью не стоит чьей-то жизни. Со мной или без меня -- ты все-равно побываешь у них, ты сделаешь так, чтобы драконы согласились обучать девчонку. К тому же, в нашей компании ты -- единственный, кто может защитить себя и других.
   Я постарался быть как можно более убедительным, чтобы эльф не только услышал мои слова, но и понял их.
   Когда Эл рассказывал мне события в Сумеречной деревне, я пытался посмотреть на происходившее со стороны: увидеть свою искреннюю и бессмысленную попытку растормошить девушку под заклинанием; ощутить бессильную ярость мага, понимающего, что ему нечего противопоставить селянам, которые не смогли распознать врага в давнем друге; страх и решимость девчушки, которая в глубине души не верила в возможность собственной смерти. И мне стало ясно, что никому из нас по отдельности нельзя приписать в заслугу спасение остальных из этой непростой ситуации. Нас спасла работа в команде, когда каждый занимался тем делом, которое получалось у него лучше всего. Эльф -- командовал в тот момент, когда нужны были быстрые и слаженные действия, орк -- всегда был настороже, защищая более беспечных товарищей, гном -- успокаивал каждого, кто нуждался в добром слове и поддержке. Даже Рыжик, который был с нами не больше суток, вписался в команду, рассказывая подробности тогда, когда всем не хватало знаний для понимания происходившего.
   - Пойми, без тебя я бы так и остался валяться рядом с алтарным камнем. - сказал я и замолчал, пытаясь определить по глазам насколько маг понял меня.
   Эллеаз пристально смотрел на меня со странным, противоречиво-недоверчивым выражением лица, как будто за время монолога я покрылся зелеными пятнами и отрастил ветвистые рога. Потом я понял, что так же подозрительно на меня смотрели и все остальные, сидевшие в шатре. Наверное, на моем лице слишком явно отобразились сомнения "а не побьют ли меня сейчас?", потому что эльф спросил:
   - Ты точно человек? А то ты иногда такие вещи делаешь, на которые ни один из знакомых мне людей не способен.
   - Или вывалился из какой-нибудь эльфийской баллады о стародавних временах, когда деревья были выше, трава -- зеленее, а люди -- честными и справедливыми. - добавил гном.
   - С драконьим городом проблем не будет. Скорее уж нас в человеческий город не пустят с ним. -- отстраненно проговорил Дорван, потом еще чуть-чуть посидел с каменной физиономией и заливисто рассмеялся.
   Наверное, я действительно смешно выглядел со стороны, потому что все искренне веселились. Отсмеявшись, маг наклонился ко мне и тихо сказал:
   - Знаешь, до этого дня я думал, что все люди мелочны, коварны и рассчетливы, но ты изменил мое мнение. Ты хотел убедить меня, очень старался, но, тем не менее, не использовал свои познания в магии школы Разума. Ты действительно достоин нести ключ к городу Драконов.
   Глава 3.
   Совет в палатке шаманки шел своим чередом. После того, как Рэй всех рассмешил, Мудрейшая-Из-Женщин предложила всем еще по чашке пряного напитка, и это простое предложение переместило общее внимание на более насущные проблемы. Рэй разглядывал полупрозрачный ключ-камень и полностью игнорировал происходящее вокруг него. Дик и Дорван поспорили о необходимости верховых животных, и, в итоге втянули в спор вождя. Разящий Дважды еще раз проявил качества, безусловно, необходимые всякому уважающему себя правителю: сказал, что лучше было бы животных взять, но в данном случае ни одного незанятого яка в стоянке нет, следовательно -- придется компании идти своим ходом. Потом Эл отвлек вождя вопросом о нюансах легенды, которую путешественники собирались озвучивать другим странникам, и остаток дня все провели в размышлениях на эту тему.
   Когда стало темнеть, полу-орк с гномом, все еще препираясь на ходу, пошли собирать провизию и снаряжение для длительного пешего перехода, оставив стратегов -- мага, шаманку и вождя -- согласовывать оставшиеся мелочи.
   Рэй так и не пришел в себя. Мудрейшая-Из-Женщин запретила его трогать, объяснив, что в данный момент человек общается с камнем и от успеха их разговора зависит насколько быстро все прийдут в Драконополис.
   Ночь незаметно опустилась на шатры оркского клана и так же незаметно прошла. На рассвете, когда заря только посеребрила край неба, маленькая команда встала лицом к северному краю Степи. За плечами у парней были видны объемные заплечные мешки, Лилия, как единственная девушка в отряде, шла почти налегке, нагруженная только собственными вещами и теплым шерстяным одеялом. На человека, все еще мысленно витающего в драконьих далях, надели удобную для похода одежду и повесили на плечи лямки мешка с его долей общего груза. Потом Рэя подтолкнули в спину, и дальше он шел вперед, невидяще глядя прямо перед собой. К счастью, ровная дорога не требовала постоянно следить за тем, что под ногами "механического человека". Когда солнце почти дошло до зенита, на горизонте показались обманчиво-близкие вершины Белых Гор. Практически сразу было решено устроить привал, поесть и отдохнуть перед длинным вечерним переходом.
  
   Когда сытная мясная похлебка уже почти сварилась, "проснулся" Рэй.
   - А где мы? - спросил он, оглядевшись по сторонам.
   - На пути к Белым Горам. - не отрываясь от помешивания еды сказал Дик. - Заодно ищем Драконополис.
   - Ясно. - сказал человек, хотя по его виду нельзя было сказать, что ему стало все понятно.
   - Кстати, кто-нибудь скажет будем мы заходить в Городище или обойдем клоповник стороной? - подал голос маг.
   - Клоповник? - переспросил Рэй. Он подозрительно посмотрел сначала на Дорвана, потом на Дика, и уточнил свой вопрос -- У вас такой вид, будто там отвратительнейшее место.
   Гном и полу-орк согласно хмыкнули, а эльф, который, видимо, имел желание поговорить на эту тему, приосанился:
   - Вообще-то, самые грязные и отвратительные города, какие только есть вокруг Великого Леса и Широкой Степи -это города людей. Улицы узкие, дома стоят плотно, грязь и мусор кругом, а еще все поголовно смотрят на не-людей как на урода, который попущением Великого Леса случайно попал не иначе как на прием Правителя.
   - Но... - нерешительно произнес Рэй.
   - Я совершенно точно знаю о чем говорю! - жестко прервал человека эльф. - Пожалуй, только то, что ты совершенно не похож на всех остальных людей дает тебе возможность сомневаться в моих словах!
   - Эл, я не хотел тебя обидеть! - миролюбиво заметил человек, выставляя ладони перед собой. - Успокойся, если бы я знал, что это настолько заденет тебя, то не спрашивал бы вообще.
   Эльф подозрительно смотрел на Рэя, как-бы проверяя вес его слов. Было видно, что давняя, застарелая боль заставляет Эллеаза страдать даже при упоминании существования людей. Гном с печалью посмотрел на товарища и, ничего не сказав, принялся разливать вкусно пахнущую похлебку.
   - Знаешь, Эл, я тут подумал -- задумчиво сказал человек, передавая миску с едой Дорвану -- А что, если я расскажу тебе о том, что причинило боль мне, а ты, если захочешь, расскажешь свою историю?
   ***
   - А что, если я расскажу тебе о том, что причинило боль мне, а ты, если захочешь, расскажешь свою историю? - предложил я эльфу.
   Мне очень хотелось узнать о событиях, которые заставили умного и снисходительного мага настолько нетерпимо относиться ко всем людям, но провоцировать его на рассказ, не предлагая ничего взамен, казалось мне неправильным.
   - Ой, а можно послушать? А что там плавает? Хватит-хватит, я больше не съем! - невпопад напомнила о себе Лилия.
   Эллеаз, который оценивающе смотрел на меня, пока я предлагал ему поделиться воспоминаниями, еле заметно поморщился, глянув на девушку, и коротко бросил:
   - Не думаю, что хоть что-нибудь может причинить мне боль.
   Я только вздохнул.
   Когда порции были разложены по тарелкам, а компания села кушать, девчушка попыталась развлечь угрюмо жующих парней. Сидя между мной и Эл'ом, она достаточно умело пыталась флиртовать с нами двоими одновременно. Частично ее ожидал успех -- Эл, периодически отвлекаемый светской болтовней Лилии, заметил как она строила мне глазки и стал охотно отвечать на ее вопросы.
   Как бы там ни было, вкусную похлебку с мясом съели, посуду -- вымыли водой из фляжки, а вещи -- аккуратно сложили обратно в мешки. Дорван пообещал, что к вечеру пополним запасы питья в ручье.
   После полудня погода стала меняться. Яркое солнце спряталось в высоких облаках, так что дождя мы могли не опасаться. Темп ходьбы задавал Эл, ничуть не беспокоясь, что кто-нибудь может отстать. Девушка, видимо, привычная к длинным переходам, держалась молодцом, чего нельзя было сказать обо мне. Узкие лямки подобия рюкзака врезались в плечи, а ноги будто налились свинцом. Каждый шаг давался мне со все большим трудом, так что вскоре я перестал замечать красоты пейзажа и даже компаньонов, постаравшись полностью сосредоточиться на земле под ногами и необходимости быстро переставлять ноги. Кое-как поймав ритм ходьбы, я понял, что достаточно просто глядеть под ноги, отсматривая незаметные норы или камни. К тому же, насколько ни утомительна ходьба, а мысли в голове живут собственной жизнью.
   Я раз за разом вспоминал то, что случилось со мной за последние дни. Почти четыре ночи -- такая малость, если мерять событиями "старой" жизни, и так много для меня, который шагал по степи, стараясь отрешиться от ноющей боли в плечах. "Ты умираешь" - пульсацией крови в ушах стучали слова старой шаманки. "Это лишь игра" - вторил им голосок Риты, хотя я всеми силами старался заставить его замолчать. "Ключ к городу драконов...у меня... сами не дойдут..." - выползла из глубины усталости мысль, когда я, в попытке поудобнее переложить лямку на плече, случайно задел амулет на груди. "Найди город!" - подобно молнии вспыхнуло у меня в мозгу, прежде чем я провалился в уютную черноту.
   ***
   Дорван насторожился. Прожив всю свою жизнь в степи, он твердо знал, что летом после полудня полагается дуть южному ветру, поэтому когда его лица коснулся холодный и влажный северный ветер, названный орк сильно удивился. Практически сразу тучи сгустились, как будто кто-то сноровисто сгонял их над маленьким отрядом, и, вопреки всем законам природы, откуда-то с краев горизонта начал подтягиваться туман. Довольно скоро он встал стеной, растворив нарочито вырезанные пики гор в жидкой сметане. Компания по инерции прошла еще около сотни шагов, но все же остановилась: человек, по всей видимости не привычный к таким походам, потерял сознание. Идти без ориентира было бессмысленно, делать широкий круг из любви к ходьбе не хотелось, поэтому стали искать место для ночевки. Прислушавшись к воглой тишине, Дик заметил еле слышкное журчание маленького ручейка, так что с молчаливого решения Эл'а лагерь разбивали около воды, стараясь сделать так, чтобы света от костра хватило для спокойной прогулки за водой. Торжественно вручив котелок, за водой отправилась Лилия. Орк и эльф, одновременно вздохнув, приступили к отработанной уже процедуре по переноске бессознательного человека. Когда они, по возможности аккуратно, уложили тело на заботливо расстеленное девушкой одеяло, гном уже разжег костер особым, подземным способом.
   - Хороший костер в походе -- важная вещь, но ты не боишься спалить весь запас дров? - стараясь не обидеть Дика своим отношением к подобному расточительству спросил Эл.
   - Не боюсь. - усмехнулся в бороду гном. - Погляди -- в костре лежат пять щепок, которые я настругал из одного полешка. И гореть они будут до утра, точнее -- пока я не скажу Огненной Саламандре, что Ее помощь не требуется.
   В этот момент весело потрескивающие язычки пламени раздвинулись, и на эльфа задорно глянул очаровательный глаз, сотканный из мельчайших лепестков огня.
   - Прошу прощения за свою невнимательность. - склонился в галантном поклоне маг, после чего громко и требовательно крикнул остальным -- Внимание! В костер ничего не кидать, а то заставлю растяпу самого есть собственный мусор!
   ***
   Когда все сели ужинать, туман рассеялся, и над путниками распростерлось чистое звездное небо. Дорван, развалившись на собственном одеяле чуть в стороне от костра, внимательно рассматривал силуэты созвездий. Привстав на локте, он повернулся к эльфу:
   - Судя по звёздам, мы находимся почти у подножия Белых Гор. - удивленно сказал полу-орк.
   - Не может быть, мы сегодня прошли не больше половины дневного перехода. - недоверчиво отозвался Эллеаз. - И то, если надеяться на лучшее.
   - Погляди сам -- хвост Великой Белки состоит уже только из пяти звёзд, а не из шести, как было в небе над Северной Стоянкой. И... сюда идут.
   Эльф оглянулся и сразу увидел, как из-за ручья на огонь идут два человека.
   - Мир вам, добрые путники. Можно погреться у вашего костра? - подал голос более низкий из людей.
   - И вам поздорову, - спокойно отозвался Эл. - Что привело вас сюда?
   - Дела, что ж еще? - преувеличенно бодро отозвался мужчина. - Одна из повозок моего каравана потеряла колесо, не доехав буквально половину перехода до города. Пока все повозки остановились, пока чинили колесо -- день стал клониться к вечеру. Так что я приказал всем располагаться на ночлег, а сам налегке -- с одним охранником -- пошел в Городище. Вот только боюсь, что сбился с дороги -- уже и вызвездило, а городских стен как не бывало.
   Люди уверенным шагом подошли к костру и сели на одно из расстеленных одеял. Высокий и угрюмый мужчина наметанным взглядом телохранителя окинул всех сидящих у огня, подвинул свой заплечный мешок поближе к себе и замер, грея руки. Свободная и добротная одежда неяркого цвета и пластинчатый панцирь, изредка мерцавший из складок плаща, подтверждали его профессию. На поясе висел длинный -- в четыре ладони -- нож, из-за плеча выглядывало ложе арбалета. Его более низкий спутник одевался так, как обычно одеваются состоятельные купцы, не желающие выдавать реальное состояние дел: теплый плащ с капюшоном из дорогой шерсти, сверкающая эльфийской вышивкой яркая рубаха и плотный темный жилет с потайной кольчужной подстёжкой, темные штаны, заправленные в дорогие сапоги и, непременный атрибут всех человеческих торговцев -- плетеный кожаный пояс, к которому с разных сторон привешивалась пара разновеликих кинжалов, походная чернильница с медным пером, вышитый кошель и, ему в пару, кисет с табаком для короткой трубки.
   - Ох, простите мое невежество -- оно исключительно от усталости! - хлопнул ладонью по своему лбу купец -- я же представиться забыл! Осокорник Ясеневич, с Нижних Ворот к вашим услугам.
   ***
   На следующее утро вся компания - так и не пришедшего в себя Рэя несли на многострадальном плаще орка - вошла в город. Стража на воротах попыталась было заступить им дорогу. Резво подскочивший купец кинул хмурому вояке мелкую серебряную монету, что-то шепнул и их пропустили.
   За городскими воротами кипела жизнь, быть может, потому что сразу за крепостной стеной начинался базар. Шумные и пестрые торговые ряды напоминали лабиринт. Купец ловко лавировал между молчаливыми покупателями и крикливыми продавцами, изредка оглядываясь на попутчиков - не отстали ли. Гном и эльф с безразличным видом тащили плащ с человеком, Дорван с девушкой прикрывали эту процессию с боков. Полу-орк, воспитанный в традиции, где добродетельным считалось сдержанное поведение мужчины, старался копировать отстраненное выражение лица Эл'а - эльф не раз бывал в городах, да и в человеческие поселения судьба его заносила. Лилии, как самой юной в компании, было очень интересно, что, собственно, она и не скрывала - вертела головой во все стороны и иногда радостно выдыхала что-то похожее на "Ой, ну надо же!". Когда купец Осокорник, ужом пробирающийся в толпе, в очередной раз ушел вперед, полу-орк как-бы случайно коснулся рукава мага и сказал:
   - Мы прошагали не меньше сотни шагов, хотя ворота по-прежнему в двадцати шагах. Мало того, что он водит нас за нос, так еще и охранник этого типа куда-то смылся.
   - Понял. - эльф был в скверном расположении духа и мрачнел прямо на глазах. - Здесь сильный магический фон и в этой каше как нельзя проще спрятать какую-нибудь мелкую, но противную волшбу. Как прийдем - ничего не ешьте и не пейте у него.
   - Ясно. - коротко кивнул Дорван.
   - А то ж. - отозвался гном. - Лилия, ты слышала?
   - Что? Дик, ты спрашивал что-то? - девушка явно витала где-то в мечтах. - Тут так красиво!
   - Ничего не пить и не есть! - в меру сурово сказал гном.
   Лилия кивнула:
   - Поняла.
   Неожиданно шумные и тесные торговые ряды закончились, и все оказались на одной из узких и кривых улочек.
   - Вы же первый раз в нашем городе, так? - купец подошел к компании, где Дорван решил сменить Эл'а в нелегком труде по переноске бесчувственных людей. - Прошу вас стать моими гостями - недалеко отсюда есть постоялый двор, принадлежащий мне, я буду рад вас принять! За полцены! - сказал Осокорник, многозначительно понизив голос на последней фразе.
   - Спасибо вам. - Эл, как самый бойкий в команде, решил говорить от имени всех компаньонов - Это очень щедрое предложение, и мы будем рады его принять.
   - Зачем тогда стоять? Еще две минуты - и мы сможем вытянуть ноги и отдохнуть! - бодро воскликнул купец и махнул рукой, предлагая следовать за ним.
   Действительно, не успели они сделать и десятка шагов, как из-за поворота улицы показалось небольшое, но опрятное на вид здание постоялого двора. Как и остальные дома в округе, гостиницу сложили из обожженного кирпича, а первый этаж еще и покрыт серой штукатуркой. Остроконечная черепичная кровля надежно защищала строение от дождя, а многочисленные дымоходные трубы говорили о том, что любому, остановившемуся здесь, возможно было обогреться.
   ***
   В доме торговца было душно. Эльф, предпочитавший часто проветриваемые помещения, уже подумывал о создании пары-тройки дополнительных окон, пока словоохотливый хозяин расписывал свою несказанную радость от возможности принять столь интересных гостей. Мужчины сдержанно кивали, Лилия млела от обилия комплиментов в свой адрес, а купец, пользуясь случаем, заливался соловьём.
   - Наверное, вы всё же устали с дороги - путь с Того Края степи неблизкий, отдохните у меня. - в который раз повторил Осокорник и продолжил - А я пока пошлю за своим лекарем.
   Наконец, торговец пошел раздавать слугам поручения: приготовить комнаты для гостей, послать весточку лекарю, кухарке - готовить ужин попышнее, конюху - седлать коня... Орк, внимательно слушавший как говорливый и громогласный хозяин уходит вглубь дома, распоряжаясь на ходу, негромко сказал: "Ушел" и закрыл так кстати обнаружившийся на двери засов.
   - Хвала Предкам! - выдохнул Эл и буквально в один прыжок оказался у окна - Хоть немного проветрим этот склеп!
  
   Рэй беспокойно метался на кровати и стонал, не приходя в себя. Дорван был удивлен и сбит с толку - ни один из больных, которые они с шаманкой лечили, не вел себя так загадочно: то валяясь без сознания, то приходя в сознание в самый критический момент, то находясь в полу-бессознательном состоянии. К тому же названного орка смущало то, что вокруг этого человека все время пытались произойти какие-либо чудеса. Массовая миграция людей в подпространство или двухнедельный переход за пол дня - все это случалось "как так и надо", вроде бы даже безотносительно к желаниям мага-недоучки, но после того, как подобные чудеса совершались, Рэй неизменно валялся в беспамятстве.
   - Нашего недоделку надо будет срочно учить, когда придет в себя -- флегматично сказал Эл, стоя у открытого окна.
   - Надо будет. - согласился Дик. - А как? Если он портал в другой мир открыть может -- то, значит, уже обученный маг. А если необученный -- то как ему удается такое проворачивать?
   - Ну, может он сильно этого хочет? - влезла в разговор Лилия, до этого скромно сидевшая молча в углу.
   - То есть? - удивился Эл -- Как можно одним своим "хочу" управлять энергией такой мощности? Ты бы, деточка, не лезла во взрослые разговоры, глядишь -- умнее бы выглядела.
   - То, что я женщина, не значит, что я не умею думать. - обиделась Лилия.
   - Да, и что ты можешь сделать? - улыбка эльфа стала откровенно издевательской -- сказать, что ты с нами не разговариваешь? Стоит тебе выйти одной на улицу -- как тебя либо ограбят и прирежут, либо изнасилуют, либо продадут живым товаром в дом терпимости и будут насиловать регулярно и за деньги.
   Дорван, во время перепалки глядевший на девушку, молча дернул за рукав гнома. Хрупкую девичью фигурку окутало едва заметным маревом, какое источают сильно нагретые предметы. Поглядев на нечуящего опасности эльфа, орк быстро зашептал Заклинание Молчания.
   - Сейчас. Ты. Извинишься. - медленно, чеканя каждое слово, сказала Лилия.
   - Ага. Спешу и па... - Эл недоговорил. Он беззвучно раскрывал рот и только по губам можно было прочитать те ехидные комментарии, которые он адресовал девчушке.
   - Лиля, стой! - крикнул Дорван, пытаясь схватить уже откровенно пылающую девушку.
   - Успокойся. Он того не стоит. Пойдем отсюда. - неожиданно хриплый голос остановил всех находящихся в горнице.
   На смятой кровати сидел, тяжело опираясь на руки, Рэй. Выглядел он весьма плохо -- глубоко запавшие глаза были будто подведены темными кругами, тусклые волосы всклокочены, одежда смята и тоже как будто припорошена пылью.
   - Пойдем, нам нужно торопиться. - повторил парень и, грузно встав с кровати, взял разъяренную девушку за руку.
   Практически сразу же пламя, окутывавшее гибкую фигурку, пропало, и Лилия, виновато понурив голову, согласилась:
   - Пойдем.
   Рэй пошел в сторону окна, потянув за собой девчушку, и стоило ей шагнуть вслед, как оба растворились в воздухе.
   ***
   - Ну и петрушка! - ошалело сказал Дик и сел мимо лавки.
   - .......! ...? .......!!! - Эл попытался тоже что-то сказать, обнаружил, что все еще без голоса и, дернув за рукав задумавшегося полу-орка, тыкнул пальцем сначала ему в грудь, а потом -- себе в рот.
   - Ах, да... - несколько рассеянно сказал Дорван и, скрестив из пальцев правой руки замысловатую фигуру, хлопнул свободной левой рукой отвлекшегося мага по макушке.
   -Эй! - эльф смог опять говорить вслух и, пока его опять не лишили возможности высказываться, стремился рассказать свои впечатления - Шип мне в пятку! Ты видел? Они ушли Темной Тропой! Об этом заклинании я читал в древних свитках! Чтобы...
   - Он плохо выглядит -- ни к кому не обращаясь сказал орк. - Раньше у него не было таких кругов под глазами...
   Дик, который как и все гномы, отличался практичностью, внимательно оглядел горницу, и, немного удивившись, присел, пристально изучая оставшиеся от Лилии следы на половицах. Эл тем временем все больше накручивал себя:
   - Нет, ты представь! Я, маг в пятом поколении, с младенчества учившийся управлять Силой, потративший годы на совершенствование техники медитации, не могу это сделать! Ты подумай! Какой-то проходимец, ДАЖЕ НЕ ЭЛЬФ!!! - на этом месте голос мага сорвался, пустив "петуха", и дальше он продолжил уже спокойнее -- Я все равно не могу поверить, что этот недоделка может управлять силами такой мощности и даже не догадывается как это он делает. Наиболее вероятной выглядит версия, что это один из великих магов древности, решивший таким образом "инкогнито" попутешествовать среди простых смертных, и все бы ничего, но выработанная за полтора столетия привычка к мощным заклинаниям его подводит. Маскировка ни к барлогу.
   Эльф, которому надоело стоять на одном месте, нетерпеливо расхаживал по комнате с видом задумавшегося военачальника. Эллеаз не глядя обходил замершего в неудобной позе на коленях гнома, который очень пристально изучал что-то на полу. Потом Дик дернул за штанину все еще пребывающего в своих мыслях полу-орка и теперь они вдвоем ползали носом по половицам.
   - Предположим, что Рэй не использовал хитро спрятанных амулетов, а действительно знает все те заклинания, которые использует. Как известно, ...
   - Эл, погляди пожалуйста. - негромко попросил Дик.
   - На оттачивание мастерства применения заклинания настолько, - не обращая внимания на просьу гнома продолжил маг. - чтобы окружающим не было видно как маг шепчет Слова Силы, требуется...
   Эльф, погруженный в свои мысли, продолжил свой путь от двери до окна. Дорван с Диком переглянулись, и, когда пребывающий в вышних материях Эллеаз в очередной раз попытался пройти мимо них, гном быстро и умело стукнул кулаком под коленку, а орк -- придержал упавшего мага ровно настолько, чтобы падение не оставило синяков на прекрасной эльфийской физиономии. Надо сказать, что Эл приземлился носом ровно в то место, которое ему и планировали показать.
   - Ой, кажется, ты о нас споткнулся -- сказал Дик и, не давая магу времени сформулировать свое недовольство, продолжил -- посмотри на структуру заклинания. Оно слишком тонкое для меня, а зеленокожий друг говорит, что не знаком с таким типом построения.
   Эльф презрительно фыркнул, показывая какого он мнения о качестве знаний доморощенного шамана, но через несколько секунд внимательно вгляделся в проступающий под его взглядом рисунок энергетического плетения. Подумав чуть-чуть, маг стал делать пассы чар иллюзии, вывешивая в центре комнаты копию увиденного заклинания.
   - Дорван, ты рисовать умеешь? - спросил Дик, оценивая прихотливость свитых разноцветных нитей объемной картинки. - Думаю, просто эта штуковина не назгадается...
   - Я уже разгадал, но зарисовать все-равно надо. Мне кажется, что нам не раз придется столкнуться с этим почерком... - задумчиво проговорил Эл.
   - Пусть повисит еще минут пять. - попросил Дорван, спешно зарисовывая петли и кольца. - Поделишься разгадкой?
   - Это комбинированное плетение, в одной из человеческих книг -- еще до Великого Раскола Эльфов -- было сказано, что несколько простых заклинаний можно соединить в одно сложное плетение, которое сможет давать дополнительные свойства использованным чарам. - Эллеаз быстро ткнул пальцем в несколько серебристых колечек. - Вот это, к примеру, простые маскировочные чары, а это -- он указал на зелено-коричневую плетенку -- это довольно изящное заклинание усиления прочности строительных конструкций. Вместе с той алой лентой, которая связывает все части чар -- подпитке от чужих эмоций -- получается "Крик Баньши" - комплекс, следящий за исправностью всех неодушевленных предметов, восстанавливающий незначительные повреждения несущих конструкций и массивных предметов типа шкафов или сундуков, отводящий глаза ворам и прочим дурным личностям и пожирающий крыс, мышей, тараканов, а так же не представленных дому гостей -- то есть таких, как нас с вами. На постоялые дворы такие чары не рекомендовалось накладывать...
   - Но хозяин знал о их существовании. - подняв пушистую бровь возразил Дик. - и нас не счел нужны предупредить.
   - Я думаю, он специально позвал нас сюда. - флегматично заметил Дорван, заканчивая рисунок. - И я бы на его месте не стал бы выпускать нас отсюда -- эта пакость умудрилась стравить между собой изначально спокойных и доброжелательно настроенных существ. Думаю, люди в этом доме дольше одной ночи не живут...
   В какой-то момент взгляд Эл'а зацепился за что-то за окном и он, распахнув ставни пошире, чуть ли не вываливался из окна, размахивая руками в такт создающемуся заклинанию.
   - Поглядите сюда... - внезапно севшим голосом попросил эльф. - Я решил поглядеть что можно увидеть на улице и наложил на себя чары Истинного Взгляда. - схватив поочередно полу-эльфа и гнома за левое ухо, Эл продолжил -- Теперь вы видите то же, что и я: "Крик Баньши" висит надо всем городом.
   Посеревшие лица походников были незаметны на фоне светло-серой окраски стены. Зато им было замечательно видно, как искрилось и переливалось в лучах восходящего солнца гигантское искрящееся кружево высасывающих жизни чар.
   ***
   - Э... Как мы оказались на улице? - спросила девушка.
   Рэй ничего не ответил. Парень целеустремленно тащил девушку за собой, в тесное переплетение грязных улочек, иногда на доли секунды замирая перед очередной развилкой.
   - И куда ты меня тащищь? - Лилия решила еще раз попытаться разговорить молчуна.
   - Мы. Идем. В Драконополис. Не отвлекайся. - маг говорил хрипло, с видимым усилием выплевывая слова.
   Иногда Рэй наклонял голову вперед, как будто шел против сильного ветра. Солнце, которое ласково стучалось в окна дома торговца, пропало, на кривые улицы опустилась прозрачная тень. Невесомая водяная морось коснулась лица девушки, смыв румянец смущения. Лилия жадно разглядывала полуразвалившиеся дома, пытаясь запомнить дорогу обратно. Она не сомневалась, что парень скоро опять потеряет сознание, и тогда выбираться из этого лабиринта с больным на руках предстоит именно ей.
   Наконец, спринтерский забег по переулкам закончился. Рэй, тяжело дыша, стоял на небольшом свободном пятачке между домами, достаточно просторном, чтобы его можно было назвать площадью по сравнению с шириной местных улиц. Три улочки, искривляясь, брали начало от этого пространства, а там, где можно было бы предположить четвертый проулок, стояла стена.
   Стена, вне всякого сомнения, заслуживала отдельного описания. Достаточно было начать с того, что когда-то она была оштукатурена и покрашена, чего нельзя было сказать о рядом стоящих домах. Второе, что отличало эту стену, было наличие заросшего и оборванного типа, возраст которого нельзя было определить на глаз. Он сидел, привалившись к стене и вытянув грязные тощие ноги, и громко храпел. Довершало картину обстоятельство, что чья-то шальная рука нарисовала углем весьма пропорциональную арку с дверями, а нищий, спавший около рисунка, получался то ли стражем, то ли привратником.
   - Мы уже пришли? - с удивлением спросила Лилия.
   В голове у девушки никак не складывались вместе представления о возвышенных и правильных Драконах и реальность забытого Богами места в человеческом городке.
   - Да.
   Рэй как-бы нехотя выплюнул слово и тяжело закашлялся. По человеку было видно, что быстрая ходьба выпила все его силы. Девушка с ужасом наблюдала, как еще три дня назад здоровый и бодрый парень буквально на глазах превращается в подобие живого мертвеца: впалые щеки, круги под глазами, тусклые волосы, висящие как солома, резче нужного очерченные суставы... Лилия сморгнула попавшую в глаз соринку и в этот момент начался дождь. За считанные секунды струи воды достигли плотности "как из ведра" и все, стоявшие на открытом пятачке, вымокли до нитки. Рэй, только что натужно кашлявший, запрокинул голову и ртом ловил воду. Упругие струи смыли с него пыль и нездоровую бледность, так что маг больше не походил на восставшего из могилы.
   Бродяга, спавший у стены, зашевелился, и парень с девушкой посмотрели в его сторону.
   - Ой! - Лилия попыталась что-то сказать на вдохе и поперхнулась.
   Рэй козырьком приложил ладонь к глазам -- чтобы вода не заливалась в глаза -- и с чуть грустной улыбкой смотрел как изменяется реальность перед ним.
  
   Упругие струи воды пузырились под ногами, но совсем не пачкали стоявших людей. С нищего ливень как будто смывал чужую личину, оставляя истинный облик. Стена за его спиной преобразилась в настоящую арку, ажурную и воздушную, с благородным Стражем Ворот. Мужчина с достоинством поклонился, приветствуя путников, и, распахнув двери, жестом пригласил их войти.
   ***
   - Как выбираться будем? - спокойствию гнома можно было позавидовать.
   - Так же, как и Рэй. Ножками. - в тон ему ответил Эллеаз.
   Дик с сомнением посмотрел на мостовую и вздохнул. Потом отошел от окна и, сев на кровать, стал протирать свой боевой топор подвернувшимся под руки покрывалом.
   - Пойми меня правильно, Эл, - задумчиво проговорил гном, - Я совсем не похож на белку-летягу, чтобы спокойно спрыгнуть с высоты в три метра. И весь опыт моего Клана говорит о том, что гномы пытаются летать с практически гарантированным отрицательным результатом.
   - То есть, не могут приземлиться, что ли? - съёрничал маг. Нервное перенапряжение сильно сказывалось на его поведении.
   - Скорее могут только приземлиться. - так же серьезно, как и до этого, сказал Дик. - Может быть попробуем выйти через дверь?
   - Не самая лучшая идея. - безучастно отметил Дорван -- то плетение, которое ты обнаружил на досках, повторяется во всем доме. Как только я обращу свою силу против местной челяди или помешаю чем-либо им, то через пару секунд упаду замертво.
   - Ты про что? - не понял гном.
   - Он про полную блокировку магии, привязанную к конкретному магу. - грустно пояснил Эллеаз. - Колдовство сколь редкое, столь и дорогое, маги крайне неохотно устанавливают подобное заклятье, но мы можем считать себя счастливчиками --нам выпала возможность не только увидеть подобный шедевр, но и тщательно его изучить.
   - Ну и? - похоже, нервы гнома напоминали канаты. Стальные, по всей видимости.
   - Да ничего, в принципе. Я понял структуру заклинания, - тут Эл посмотрел на полу-орка и дождался, пока шаман кивнет -- Дорван тоже. Мы можем его воспроизвести. Но это никак не поможет нам выбраться отсюда! - в конце фразы маг все-таки сорвался на крик. Впрочем, он быстро взял себя в руки -- Извините, я сильно раскаиваюсь, что притащил вас сюда.
  -- Все в порядке. - Дик понимающе кивнул и продолжил полировать лезвие.
   Гном не очень понимал все эти душевные терзания эльфов, он просто знал, что они -- эльфы -- все такие. Молодежь Подгорного Народа учили совершенно другому: в любой ситуации оставаться спокойным и хладнокровным. В случае с обвалами -- жизнь и работа под землей предполагали, что рано или поздно, но всем придется с ними столкнуться -- только спокойствие и умение трезво мыслить могли позволить выжить в самой неожиданной ситуации. Особенно -- когда каждый глоток воздуха был на счету.
   Дорван, которого наставляли в похожем духе, тоже не очень понимал Эл'а. В традиции клана Боевого Орла было разделение происходящего на "Время принятия решений", "Время совершения поступков" и "Время для переживаний". Что характерно, время для переживаний обычно совпадало либо с победным застольем, либо с поминками, и заканчивалось, как правило, тоже вместе с ними. Молодой шаман прекрасно понимал, что для него сейчас шло "Время принятия решений", поэтому, еще раз подойдя к распахнутому окну, он попытался прикинуть на глаз расстояние до брусчатки улицы.
   - Три или четыре? - пробормотал себе под нос Дорван и, не оборачиваясь, позвал -- Дик, глянь сюда -- до земли три или все же четыре метра?
   Гном точным движением заправил секиру за пояс и степенно подошел к окошку. Быстро глянул вниз и с сожалением сказал:
   - Три и три седьмых, тебе же высокая точность не нужна.
   - Ну что ж, тогда будешь эти три седьмых метра прыгать сам. - задумчиво проговорил полу-эльф и дернул за маленький хвостик шнурка, свисавшего с внутренней стороны походной -- без вышивки -- безрукавки.
   Постепенно, на его руку вытекала веревка. Эл хмыкнул, приглядевшись к наложенному на одежку заклинанию: Чары Равномерного Распределения обычно использовались в строительстве, столь оригинальное применение им маг встречал впервые.
   Дорван сноровисто привязал веревку к ножке массивной -- вдвоем не сдвинешь -- кровати, потом еще раз выглянул в окно и, убедившись, что случайных глаз нет, широким жестом выкинул оставшуюся бухту веревки на улицу.
  
   Когда все встали на брусчатом тротуаре, Эллеаз с сожалением посмотрел на свисающий конец и вздохнул.
   - Надо прибрать за собой. - сказал маг и начал делать огненный шар.
   - Сию секунду. - улыбнувшись, сказал полу-орк и трижды дернул за веревку.
   Она с тихим шелестом упала на мостовую. Дорван сноровисто смотал "средство побега" и повесил бухту на плечо:
   - Можно идти дальше. Веревка сейчас сама вернется на свое место в безрукавке, минут через пять никто ее и не заметит.
  
   - А теперь куда идти? - Дик, как и все гномы, был весьма прагматичен.
   - Идем к тому, кто повесил эту пакость над городом. - Эллеаз ткнул пальцем в небо, где радужными разводами переливались гигантские чары.
   - А девушку с Рэем искать не будем? - Дорван говорил отстраненно, проверяя имеющиеся варианты.
   - Их искать не надо -- сами найдутся. Ты можешь представить существо, которое может одновременно угрожать фениксу и магу времени?
   - Не-а. Но как маг Рэй нестабилен. А Лилия -- более чем наивная девушка. Она может не понять откуда ей угрожает опасность.
   - Не волнуйся.- сказал Эл, - Рэй -- действительно нестабильный маг, но угрозу жизни чует и в забытьи -- стоило только задеть девчонку и он сразу проснулся. Скорее уж они прибегут нас спасать.
   ***
   Центр пакостного плетения над городом висел практически упираясь в шпиль главного городского храма.
   - С нашей удачей иначе быть и не могло. - блеснул черным юмором Эл и направился к главному входу в святилище.
   Двери были обиты чеканной медью и сияли в натертых местах, а сразу за дверями обнаружился внушительных размеров жрец. Профессионально оглядев стоящих на пороге "приключенцев", бородатый толстяк кивнул:
   - Так, ты -- подбородком указав на Эллеаза -- можешь пройти, но в следующий раз оденься поприличнее, а вы -- последовал жест в сторону гнома и полу-орка -- давайте, вам за левый угол, потом пройти немного -- будет вход в Малое Святилище -- как раз по вам. - после чего выжидательно уставился на компанию.
   - Они со мной. - бесцветным голосом проговорил маг и посмотрел на привратника почерневшими глазами.
   - Извините, господин, не признал.
   Теперь жрец был сама любезность, в вежливом полу-поклоне открыл дверь пошире и сделал шаг в сторону, пропуская странно выглядящих посетителей внутрь.
  
   Декор внутренних помещений отличался резкими контрастами между избыточной роскошью и прямо-таки дикостью еле обработанных блоков стен, принявших на себя основную нагрузку.
   Эл, водя носом как почуявшая зверя гончая, бродил по служебным проходам храма. Им пытались помешать ровно до того момента, пока маг не поднимал своих черных от ненависти глаз. Один раз эльф по рассеянности тем же взглядом посмотрел на Дорвана. Названный орк за время в три удара сердца успел уложить Знак Отвращения, потом Знак Очищения и Знак Благодати. Дик, одновременно с полу-эльфом, достал свою секиру и быстро провел пальцем по покрытой мелким узором рукояти. Декоративный узор, оказавшийся рунической вязью, сделал ярко видимой часть гравировки на лезвии, заодно подсветив гнома мертвенно-зеленым цветом. Эллеаз чуть пошатнулся, но мягко спружинил ногами, попав под действие Знака Отвращения, потом зажмурился от яркого света и, проморгавшись, начал смущенно извиняться:
   - Ребят, правда, я не хотел. - чуть помолчав, пояснил -- Черные глаза во время гнева -- это особенность всех эльфов, - на этом месте Дорван согласно кивнул -- но только эльфы Старших семей могут сознательно изменять цвет глаз. Согласен, похоже на одержимость, но я контролировал ситуацию. Зато никто не хочет связываться с представителем одной из правящих семей.
   Эл вздохнул.
   - Они отказались от тебя? - скорее утверждая, чем спрашивая, сказал Дик.
   - Это запутанная история.
   Парни деликатно промолчали. Сейчас было не время и не место, чтобы со смаком разбирать подробности запутанной биографии. Быстро приведя оружие в исходное состояние, они вновь направились вглубь извилистых каменных коридоров.
   Пару раз мимо них уже проходили младшие служащие. Неизменно, они на секунду останавливались, чтобы отдать быстрый полу-поклон -- мол, видим высокого гостя, но не обессудьте -- спешим-с. Гном уважительно поглядывал на кладку стен -- ему была видна не просто добротность постройки, а истинно гномья основательность. Когда маг попытался свернуть в очередной боковой коридор, Дик молниеносным движением сбил Эл'а с ног, и они кубарем откатились в сторону.
   На том месте, где только что стоял эльф, из ниоткуда возник огненный шар. Повисев три удара сердца, он так же беззвучно исчез.
   - Что за...?
   - Традиционные гномьи ловушки от непрошенных гостей. - сказал сын подгорного народа, поднимаясь и отряхивая колени.
   - Ты сможешь их обойти? - Дорван задумчиво повертел в руках один из амулетов, висевших у него на шее и проделал серию сложных пассов.
   - Зависит от уровня мастерства строителя. - Дик задумчиво почесал бороду. - Обычные западни от не-гномов обойти не сложно, а дальше -- как повезет. Буду надеяться, что я не сильно уступаю в знаниях Мастеру-Архитектору этого храма...
   - Простите....
   Каждый из них так глубоко погрузился в размышления на тему "Как быстро и безболезненно пройти опасный коридор", что одетый в скромный балахон младшего служащего жрец как будто выскочил из-под земли и, вежливо потеснив рассуждающих "приключенцев", буквально по стеночке прополз мимо задумчиво застывшего эльфа.
   - Ах, да, конечно... - машинально сказал Эл, а потом, уже посторонившись, вгляделся в быстро уходящую из защищенного перехода и кинулся догонять -- Э... да... господин Просвещенный, постойте!
   Спина в жреческой одежке напряглась, и человек -- никто в этом не сомневался -- кинулся убегать. Дик и Дорван, с опозданием в четверть секунды, побежали вслед за эльфом.
   ***
   - И зачем было убегать? - чуть тоскливо спросил Эл глядя на почти задохнувшегося от скоростного забега жреца.
   - Я бы вас... уфф... если бы мог... - неразборчиво ответил достаточно молодой, по меркам людей, парень. Он понимал, что угрозы не выглядят страшными, если ими сыплет согнувшийся в три погибели человек, поэтому попытался оторвать вытянутые руки от колен и выпрямить спину. - Ух...
   - Ага. И тебя тем же и по тому же месту. - скептически отозвался Дорван, подпирая стенку рядом с подозреваемым.
   Орк мечтал, насколько хорошо было бы, будь они сейчас на территории Клана. "Тогда, вместо утомительного забега по извилистым храмовым коридорам можно было бы произнести самонаводящееся спеленывающее заклинание, после чего беглеца осталось бы только подобрать. Да и методы допроса в Клане признавались достаточно разнообразные, что давало бы возможность...." - он не успел закончить мысленную фразу. Отточенным и незаметным движением Дорван поставил метнувшемуся мимо него жрецу подножку и, подождав характерного стука, со вздохом наклонился завязывать руки парня за спиной:
   - Ты не представляешь как мне надоели самородки-заклинатели, которые при первом же разговоре сначала угрожают, а потом петляют по Степи как вислоухие пятнистые зайцы.
   - А ты не гоняйся за зайцами. - пыхтя, сквозь зубы процедил парень.
   - Ты еще скажи: "Оставь "Крик Баньши" над городом, пусть люди и дальше умирают" - сказал Эл и, подождав, пока орк чуть отойдет, рывком за воротник поставил пойманного на ноги. Лицом к стене, естественно -- вдруг он еще и плюется?
   Связанный рванулся, но его крепко держали. Откуда-то сбоку тихо появился Дик:
   - Тут в двух шагах есть какая-то кладовка, но достаточно просторная.
   - Идем туда. - мгновенно сориентировался Эл и, напару с Дорваном, потащил пленника.
   Глава 4.
   - А дальше что? - нетерпеливо спросил Рэй.
   - А дальше все было просто и обыденно. Мы запихали его в каморку, Эл зажег огнешар для освещения, я связал жреца, а Дик встал снаружи, чтобы никто не вломился в дверь. - сказал Дорван.
   - И-и? - человек буквально подпрыгивал на месте от любопытства.
   - И ничего. Не он пакость над городом вешал. - вздохнул названный орк.
   - То есть как не он?
   - То есть так не он. Когда Эл его прижал, парень рассказал, что сам он еще ничего толком зачаровать не успел, он и в городе, дай Боги, не больше полу-цикла находился. Что он ученик того самого мага, который повесил "Крик Баньши" над городом, и он же, наверное, постарался над домом купца...
   На этом месте Дорвана перебил вошедший в шатер Эллеаз. Прилаживая котелок с водой над очагом, эльф добавил:
   - Жаль, что мы не успели допросить того торгаша.
   - То есть как "не успели"?? - изумленно выпучил глаза Рэй.
   - А вот так: как раз тогда, когда паренек начал рассказывать про своего учителя, он внезапно сказал: "Оу!" - и упал мертвым. - вздохнул Эл, садясь рядом с человеком.
   - А потом что?
   - А потом -- барлог с хвостом. - грубо, по-гномьи ругнулся эльф. - Мы в ступоре -- я лично вообще без трупов думал обойтись, Дик в дверь заглядывает -- мол, как у вас дела? Дорван, возившийся над несчастным, встает и руки отряхивает -- жрец теперь труп и весьма качественный, говорит. Гном сразу: "Надо тело спрятать, а лучше -- сжечь. И не воняет, и не встанет". Дор -- на этом месте Рэй опять сделал большие глаза и Дорван кивком подтвердил, что его такое обращение устраивает -- возражать начал -- он труп разговорить пытался -- говорит, что если уж свежий не встал, то и потом не встанет.
   Эл, как хороший рассчазчик, сделал паузу, чтобы все слушатели успели уложить в голове уже сказанное и получше прониклись желанием узнать подробности события. Дорван с мягкой улыбкой следил за рассказом товарища, а человек с приоткрытым ртом внимал эльфу. Эл чуть смущенно усмехнулся -- еще никогда его рассказы не пользовались такой популярностью.
   - Так вот. Стоим мы, значит, над трупом и уже почти во весь голос орем, пытаясь объяснить двум тупоголовым чурбанам, что надо делать со свежепосиневшим жрецом. И тут... -- Эллеаз понизил голос и сделал паузу в лучших традициях детских страшилок -- наш синюшный друг как пошевелится!
   Впечатлительный человек аж подпрыгнул на месте.
   - Ты мне сейчас опять пациента в бессознательное состояние отправишь, - с мягким укором сказал Дорван и продолжил рассказ вместо эльфа. - Мы заорали еще громче и каждый шибанул свежеподнявшегося тем "что ближе лежало": Эл влепил огненный шар, Дик, моментально активизировав рунную вязь против нежити, тюкнул его своей секирой, я выдохнул Знак Покоя -- увидев непонимание в глазах Рэя, полу-орк пояснил -- ну, это комбинация Знаков, которая качественно развоплощает любое не-живое создание включая низших вампиров. Зомбяки от него рассыпаются кучкой пепла, - после чего продолжил -- а синелицему -- хоть бы хны. Секира его не берет -- отскакивает, огонь тухнет, а мои знаки -- вроде даже и не заметил.
   - И? - не вытерпел Рэй.
   - Что "и"? - улыбнулся Эл. - Побежали мы быстро-быстро, стрелой полетели по коридорам. Двери его не останавливали -- стоило прикоснуться ему к створке, как крепкий дуб оседал пылью. Шел мертвяк вроде неспешно, а только все ближе и ближе к нам оказывался. Разве что углы обходил, как живой, но нам тогда было не до таких наблюдений. - маг чуть печально покачал головой -- профессиональные искатели приключений обязаны были это заметить. - Ну да ладно. Выбегаем мы из главных ворот храма. Смотрю -- гном одну створку закрывает, ну, я вторую толкнул, силовым щитом укрепил -- не должны сразу распахнуться. Дор сразу за дверями начал мелом рисовать Узор Подчинения, я даже растерялся ...
   В шатер зашла шаманка. Строго глянув на болтунов, Говорящая-с-Богами открыла один из низеньких сундучков и стала вынимать оттуда по очереди маленькие кожаные мешочки.
   - А теперь, юноши, выйдите-ка отсюда. Потом дорасскажете что у вас там произошло. - сказала Мудрейшая-из-Женщин.
   Эллеаз и Дорван синхронно вздохнули, но не посмели перечить старой шаманке.
   ***
   - А что было потом, когда вы выбежали на площадь и заперли за собой дверь? Кто остановил этого мертвого недо-жреца? - с любопытством спросил я.
   - Нам шаманка запретила говорить. - вздохнул гном. - Сказала, что это можно рассказать только после того, как ты разберешься с порталом.
   - На самом интересном месте. - я недовольно сморщил нос. - Зачем вообще всю эту секретность разводить?
   Эл с сомнением посмотрел на меня. Видимо, в его ушастой голове не укладывалось то, как можно сомневаться в приказах вышестоящих.
   - И не надо на меня так смотреть. - кажется, меня "понесло", но остановиться было выше моих сил. - Вообще, нам еще далеко топать до той каменюки, где вы меня нашли?
   - Не очень. Мы сегодня днем прошли по навесному мосту, значит завтра к полудню выйдем к камню. - спокойно ответил Дик. - Хочешь хлебнуть? - спросил он меня, отцепляя от пояса флягу.
   - Ну давай.
   Стоило мне хлебнуть, как я тут же закашлялся. Кажется, в пойле было не менее 70 градусов спирта.
   - Что это? - сквозь слезы прохрипел я.
   - Разумеется "Горная слеза". - сказал Дорван. В этот раз полу-орк решил поизображать из себя саму невозмутимость. - Дюже крепкий настой лечебных трав, рецепт меняется от клана к клану, так что подробнее сказать ничего не могу.
   - А?.. а... - я попытался сформулировать вопрос, но потом важность этого занятия стала для меня сомнительной, так что, махнув на них рукой, попытался лечь спать прямо там, где сидел.
   ***
   Приключенцы с несколько натуралистическим любопытством наблюдали как человек сделал глоток из гномьей фляги, судорожно попытался прокашляться, после чего, вяло махнув рукой, упал там же, где сидел.
   - Крепкий, однако, у нас человек. - философски заметил гном. - Эльфья по первости даже сказать ничего не успевают...
   - Удачно упал. - поддержал Дика названный орк. - Лицом в костер смазало бы весь лечебный эффект.
   - Что за пойло? - поинтересовался Эл -- Я уж думал без затей стукнуть его поленом, а утром Дик полечил бы его -- как новенький был бы...
   - Что, что? - проворчал довольный гном. - "Горная слеза" и есть, просто у нас рецепт такой. Крепкая, не спорю, перед последней стадией очистки настаивается на сон-траве. - Видя удивление спутников, Дик пояснил: - У нас еще лет сто пятдесят Старейшины Клана решили, что это поможет уберечь молодежь от пьянства. Ну и, заодно, простимулирует подробнее изучать алхимическое дело. И в забое, если с новичками завалило, ждать проще -- только начинают панику разводить -- дашь хлебнуть -- и красота: паникеры спят, а нормальные гномы делом заняты.
   - Удобно. - со знанием дела покивал Эл. - Надо будет и мне присмотреть себе что-нибудь аналогичное. На случай если охранником наймут. - Эльф встал, отряхнул плащ, вытащил из своего вещевого мешка дополнительную пару амулетов и, сделав замысловатый знак от сглаза, пояснил. - Щиты у тебя, Дор, замечательные, но мне спокойнее будет попугать местную нежить. Не люблю, когда на меня с гастрономическим вожделением смотрят.
   ***
   Утренний свет только тронул восточный край неба. Туман, похожий на грязно-серую дымку, медленно выползал из низинок, постепенно скрадывая очертания кустов и скал. Площадку, в центре которой горел небольшой костерок, щупальца тумана обходили стороной, видимо, не желая связываться с жутко злыми и уставшими путешественниками.
   ***
   - Привет.
   - Что? Где я?
   - Ты -- здесь. Разве не видно?
   Я начал медленно закипать. Мало того, что висишь чуть ли не вверх тормашками неизвестно где, так еще и тот, кто тут есть не хочет внятно ответить на элементарный вопрос.
   - Мне -- не видно. Я вообще ничего здесь не вижу. Кстати, кто ты и где?
   - Я?.. - голос задумался. - Ну, будем считать, что я -- проекция Наставника, который собирается помочь тебе разобраться в себе. Ну а "где" - вопрос простой. Мы в твоем подсознании.
   Кажется, у меня отвисла челюсть. Хотя, какая, к чертям, челюсть, если мы находимся в подсознании?
   - Я в тебя не верю.
   - А и не надо в меня верить. Я объективно существую.
   Судя по звуку, голос почесал что-то волосатое на себе.
   - Тогда почему я тебя не вижу? - скептически спросил я.
   - Потому что это противоречит твоему пониманию психически здорового человека. Ты вполне допускаешь, что ты можешь иногда, в исключительных случаях, иметь звуковые галлюцинации, но при этом полагаешь недопустимым наблюдать все остальные виды галлюцинаций.
   Пытаясь понять данное заявление, я, не задумываясь, почесал свой затылок так же, как обычно делал это в реальной жизни. Потом мне пришлось удивиться - ведь ощущения затылка и руки полностью совпали с ожидаемыми. Посмотрев на руки, я удивился повторно -- теперь я ясно видел свои руки на фоне абсолютной черноты.
   - Э... а если я решу, что здесь должно быть светло, то здесь станет светло? - не шибко уверенно спросил я не-мой голос.
   - Ты можешь попробовать. Если тебе удастся убедить свое подсознание, то все получится. - с энтузиазмом ответил тот, который назвался Наставником.
   - Свет! - крикнул я темноте. Темнота промолчала и ничего не сделала.
   - Пусть будет светло! - предпринял я вторую попытку.
   С тем же результатом.
   - А если так? - я зажмурился и попытался представить, что стою в темной прихожей своей квартиры, и мне достаточно сделать всего лишь полшага вправо, чтобы дотянуться рукой до выключателя.
   Сделав шаг вправо, налетаю плечом на невидимую стенку, а рука упирается в знакомый пластик старого выключателя. Щелк! - и я непроизвольно зажмурился от яркого света. Проморгавшись, я с удивлением осмотрелся. Это действительно прихожая моей квартиры...
   ***
   - Эй, соня, просыпайся! - тряс меня за плечо Дик.
   - А? Где, что? - не смог сориентироваться я.
   - Вставай уже, лежебока, - устало проворчал Эл, распрямляясь, - У меня бы точно спина заболела так тебя будить.
   - А... - протянул я, пропустив абсолютно все мимо ушей.
   Наверное, спросонья мне все же стоило более аккуратно рассчитывать свои движения, потому что вместо того, чтобы перекатиться на правый бок и, оперевшись на согнутую в локте руку, привстать, я неожиданно потерял равновесие и стукнулся лбом в полено, на котором сидел вечером.
   ***
   - О, быстро ты. - сказал уже знакомый голос.
   - Очень приятно. - пробурчал я. - Мне и без тебя проблем хватает.
   - Проблемы... - мечтательно протянул бесплотный Наставник -- Может ты расскажешь хотя бы часть из них? Я с удовольствием попробую тебе помочь...
   - Что значит "попробую"? - подозрительно спросил я. - "Попробую" я и сам умею.
   Потом помолчал, сопя под нос, и решил, что "неизвестно что и неизвестно где" мне категорически не нравятся:
   - Наставник, скажи, а ты только разговоры разговаривать можешь в стиле "давай я буду твоим психиатром", или чем-то реальным помочь в состоянии?
   - Зачем же так - "психиатр"... Могу и конкретным советом помочь, ты только определись с проблемой. Я же не знаю что тебя беспокоит.
   Я хмыкнул:
   - А мне казалось, что ты все про меня знаешь.
   Видимо, Наставник был язвой не хуже меня:
   - Я могу знать все, что твориться с тобой, просчитывать все ситуации, завязанные на тебя, и, тем не менее, ошибиться в оценке что из них ты посчитаешь проблемой. Так что, будь добр, расскажи.
   ***
   - Наверное в этом месте что-то такое -- вздохнул гном.
   - Скорее -- в организме Рэя. Называется отсутствием мозгов. - саркастически заметил Эл.
   Дорван ничего не говорил -- сейчас была его очередь тащить бессознательного человека. Малоприятное удовольствие для восхождения на пусть пологий, но все же склон, растянутое на полдня.
   Дорога, ведущая к памятному камню, сильно изменилась за прошедшее время. Куда исчез тот светлый хвойный лес? Не смотря на то, что сами деревья не изменились, пропало куда-то ощущение праздника жизни. Даже осенний лес по-своему притягателен, видна особая, сосредоточенная торжественность ритуала умирания -- ведь без него не будет весеннего чуда воскрешения...
   - Надо устроить привал.
   Полу-орк удивленно посмотрел на Дика. Последний привал был не более 3 часов назад, и боги были пока благосклонны к путникам. Гном сосредоточенно осматривался, чуть разворачиваясь на месте.
   - Собрался искать воду своей секирой?
   - Хуже. Удобное место для лагеря -- скоро стемнеет.
  
   ***
   Мне вдруг стало интересно как сложилась бы моя судьба, если бы Рита осталась со мной. Вот что если...
   События того дня стали идти перед глазами задом наперед -- как будто кто-то смотрел фильм наоборот. Я выплевывал пиво в бутылки и воскрешал выстрелами монстров. Отдернул занавеску, чтобы закатное солнце выкатилось на небосвод и спряталось за высокими балконами соседней многоэтажки.
   Раз за разом я прокручивал события знакомства с Ритой, время недолгого романа, но желаемый вариант не находился. Когда раньше, когда позже, но мы всегда ругались, после чего шли страшные для меня слова. Даже в вариантах, где Рита становилась беременна, мы расставались -- иногда сразу же, иногда -- после регистрации брака и рождения сынишки... Она не хотела быть со мной. А я... Я неизменно и пугающе-быстро спивался.
   - Наставник -- позвал в пространство я -- насколько мое пьянство в будущем зависит от того, что меня бросила девушка?
   Непрошенный психоаналитик улыбнувшись сказал:
   - В собственной деградации ты будешь сам виноват. Ты сам решишь, что тебе незачем жить.
   - Я сам? - оторопело переспрашиваю. - Значит, я же могу решить, что жизнь будет идти дальше!
   Зябко передернув плечами от воспоминаний опухшей от недельного запоя роже в зеркале, я с головой погрузился в прочесывание вариантов. Но результаты не радовали: я-будущий неизменно скатывался в болото беспросветной тоски.
  
   - Что не так??!! - раздраженно ору и, внезапно, прихожу в себя.
   ***
   - Что не так??!! - кричу во всю мощь и резко сажусь.
   Картина, которую я увидел, была достойна кисти мастера батальных сцен: на маленьком, ярко освещенном пятачке внутри защитного круга, спина к спине над моей бессознательной тушкой, стояли друзья и отбивались от жутких монстров. Оскаленные пасти, налитые кровью глаза, страшенные когти и непередаваемая смесь запахов скотомогильника с забродившими и протухшими овощами озадачивали -- желудок малодушно хотел вернуть все съеденное за последний месяц, а разум сомневался что будет эффективнее -- убежать или упасть в обморок прямо на месте -- глядишь, съедят быстро и без мучений.
   Подавив первый приступ рвоты, пытаюсь кое-как встать, за что сразу же получаю локтем в затылок от Эллеаза.
   - Осторожнее, черт возьми!
   - Ты с нами? - маг мельком оглянулся и оценил мою боеспособность -- Поможешь Дору держать щит. Сейчас третья волна будет.
   Потом эльф коротко замахнулся, посылая ослепительную молнию в широко раскрытую пасть очередного чудовища.
   - Что мне делать? - ору на грани паники.
   Тут же получаю толчок в бок от Дика и падаю.
   - Берегись! - гаркает гном.
   Почти наступив на меня, он добивает прорвавшуюся через защитный контур гадость. Отрубленная голова, мезко хлюпнув, шмякается перед моим носом. В совершеннейшем ступоре я наблюдаю, как было погасшие глаза противной твари вновь разгораются жаждой крови и из неестественно раскрытой пасти в меня медленно летит усыпанный масляно блестящими шипами язык.
   - Хрясь! - и глаза чудовища гаснут навсегда.
   Дор, не церемонясь, загнал в голову монстра свой каблук с серебряными полосами.
   - Не зевай! - коротко бросает полу-орк, буквально вздергивая меня на ноги.
   Внезапно я замечаю на границе освещенной магией полянки фигуру, которую я не смогу ни с кем спутать.
   - Иди ко мне, я жду! - скорее угадываю, чем слышу я и вижу, как язва и насмешница Рита начинает стаскивать с плеч курточку.
   - Ты мне не нужен!! - память наотмашь впечатывает в мозги ее ужасные слова.
   Наверное, это было уже слишком для моей изнеженной городской психики. Я кричал, затыкая руками уши -- лишь бы не слышать ни того, как манила Рита на краю полянки, ни того, как всего тремя фразами Рита-из-прошлого убила во мне веру в любовь. Эл, оглянувшись, сориентировался первым:
   - ЛОЖИСЬ!!! - перекрывая крики, прорычал маг и первым подал пример -- упал и постарался вжаться в землю.
   Дик и Дор, за время пути признавшие за Эл'ом право командовать в драке, синхронно упали.
   - Ты!! Играла со мной!!
   - Дор! Маскировку! Быстро!
   Маг отдал последнюю команду и стал молиться Пресветлой. Эллеаз страстно желал щитам и маскировке Дорвана достаточной мощи.
   - Иди ко мне!
   Еще раз повторила рыжеволосая соблазнительница и встала так, чтобы магический свет выгодно подчеркивал изгибы тела на фоне антрацитовой черноты ночи.
   - НЕНАВИЖУ!! - вопль рождался изнутри и выходил звериным рыком -- СДОХНИ, ТВАРЬ!!!
   Я вытянул руки и пошел вперед, движимый единственным желанием -- убивать. Вставший на пути монстр вместо страха вызвал жуткое раздражение -- мол, и тут мешают. Отпихнув слюнявую оскаленную пасть, я пошел дальше, не задумываясь, почему тварь не ударила в спину. Периодически меня шатало, но я упорно брел вперед -- туда, где все еще маячила девичья фигурка. В какой-то момент фейерверк вспыхнул у меня в глазах и я мгновенно очутился во тьме.
   ***
   - Зачем ты его так? - Дор с сомнением стоял над опять бессознательным человеком и разглядывал здоровенную шишку на его затылке. - Достать стрелку с антидотом от яда дахута было дело трех секунд.
   - А они у нас были? Не факт, что Рэй был в состоянии контролировать свою силу. К тому же я не узнал даже тип заклинания, которое он применил. - хмыкнул Эл, выбрасывая в кусты тяжелое полено, которым огрел человека.
   ***
   - Рита! - секунда замешательства и понимание, что я опять нахожусь у себя в подсознании. - Черт! Опять меня выкинуло!
   - О да, мой юный друг. - голос Наставника сочился мягкой иронией.
   - И без вас тошно. - бурчу под нос.
   - Это я заметил. Скажи, тебе не приходило в голову, что ты получил желаемое как раз после расставания с девушкой?
   - Это вы про что? - подозрительно ворчу я, и, вдруг, меня накрывает лавина понимания: - То есть вы хотите сказать... Я сам этого хотел??
   Хотя голос не сорвался на крик, я дышал, как вытащенная на берег рыба. Каким образом я мог себе желать пережить подобный ад?
   Мой собеседник, переждав первый всплеск эмоций, начал вкрадчиво пояснять свою мысль:
   - Вот смотри: о чем ты желал до знакомства с девицей?
   Я хмыкнул. Поскольку продолжения не последовало, пришлось ответить:
   - Ну, познакомиться с девушкой, найти интересных друзей, интересную и насыщенную событиями жизнь, чтобы меня уважали... зарабатывать много денег... Все как у всех.
   В голосе Наставника послышалась мягкая улыбка:
   - Уверяю тебя, "как у всех" это совсем другое. Как думаешь, если отбросить первый и последний пункты, ты сможешь сказать что нашел желаемое?
   Мысли начали носиться по голове с бешеной скоростью. Вспоминая прогулку в Сумеречную деревню и свое участие в тех событиях, поход в Драконополис и общение с драконами, я внезапно понял, что это было действительно то, о чем я мечтал, прокачивая очередного персонажа он-лайн игрушки: личное участие в интересных и опасных событиях, где все кончалось хорошо только благодаря мне. Да и настоящие друзья у меня тоже появились -- Эл, Дорван и Дик защищали меня в те моменты, когда я валялся в отключке.
   - Еще и на себе в горку тащили. - подлил масла в огонь Наставник.
   - Угу. - невнятно соглашаюсь.
   С одной стороны, я до сих пор страдал от расставания с Ритой, и даже находил в этом страдании некоторую прелесть. С другой, слова Наставника червяками сомнений заползли в душу, и я уже не был готов отдать все за возможность еще раз увидеться с Ней. Особенно учитывая то, что пресловутое "всё" отдавал не столько я, сколько все жители мира. Заставлять других платить по моим счетам не позволяли остатки достоинства. К тому же, Лилия при прощании смотрела на меня весьма обещающе...
  
   ***
   - Эл, смотри, портал закрывается! - кричал Дик, перекрывая шум разбушевавшейся стихии.
   Внеплановая гроза полоскала возвышенность уже третий час: сильный боковой ветер сочетался с прямо-таки водопадом с небес.
   - Вижу! - отплевываясь, крикнул маг.
   С хлопком, который ощущался где-то за гранью чувств, арка прохода между мирами исчезла. Практически сразу после этого начал стихать ветер, а гроза поползла поливать другие части высокогорья.
   - Не знаю как вы, а я предлагаю поискать более сухое место и попробовать обсушиться. - сказал Дорван.
   - В полусотне шагов отсюда есть скальный выступ козырьком. - Эл смахнул с носа капли и продолжил -- Оттуда я могу попытаться построить переход в Северную Стоянку.
  
   ***
   - Ну, в общем-то, и все. Мы дотащили тебя до той скалы, Эл отдышался и стряхнул капли с ушей, потом построил Дверь Перехода, и мы оказались уже в Северной Стоянке. - подозрительно бодро закончил рассказ Дорван.
   - И все? - я недоверчиво глянул на остальных слушателей.
   - Так оно и было. - флегматично подтвердил гном. - Эл, правда, выкинул нас на крышу шатра, но это уже мелочи.
   На пороге шатра шаманки, где в который раз отлеживалась вся наша компания, возник молодой орк. Вежливо поздоровавшись с нами, он слегка прищурился и с улыбкой сказал:
   - Уважаемый маг Эллеаз, как вы и договаривались, вождь клана Разящий Дважды ждет вас у своего шатра.
   Эл вздохнул и поплелся к выходу. Я, в немом недоумении, вопросительно посмотрел сначала на Дика, потом на Дорвана. Дождавшись, пока посыльный вождя отойдет на достаточное расстояние, Дорван шепотом пояснил:
   - К сожалению, для нашего приземления Эл выбрал именно крышу шатра вождя. Как раз в тот момент, когда он общался с супругой...
   Дик, философски вздохнув, добавил:
   - Не, сам вождь был даже благодарен -- ведь мы прервали что-то вроде семейного скандала, но и виновника наказать тоже надо -- мы-то уйдем, а ему с женой еще жить и жить...
   - Ясно. - поерзав на шкуре чтобы удобнее устроиться, спросил -- Раз с этим все понятно, может расскажете что было с тем умершим жрецом? Вы еще в главный храм Городища залезли в поисках автора ...
   - Конечно! Сейчас расскажем! - радостно перебил меня Дорван. - Дело было так...
   ***
   Дорван, сразу как оказался на площади перед храмом, начал рисовать Узор Подчинения -- комбинированное руническое заклинание, которое гарантировано удерживало на месте любую не-жизнь, до Лорда Вампиров включительно. Дик и Эл совместными усилиями закрывали створки двери -- по идее они были благословлены отдельно, могло случиться, что синюшный жрец не сможет их преодолеть. Через десяток ударов сердца, когда для завершения Узора оставалось не больше трех секунд, створки осыпались пылью -- либо мертвяк был крайне сильным, либо жрец, проводивший обряд, ни на что не годился. Крика "Задержите его!" не было -- и эльф, и гном прекрасно понимали, что выпускать такое в город нельзя ни в коем случае, и значит -- надо "держать" синелицего до последнего. Эл начал нараспев читать какое-то заклинание на древнеэльфийском и бросил себе под ноги один из сорванных с шеи амулетов. Его волосы и полы одежды затрепыхали как на сильном ветру, а над головой завертелся маленький смерч из высвобожденной энергии. Зомбиобразный жрец мгновенно сориентировался и пошел в сторону мага как более "вкусной и энергетичной" пищи. Дик в это время попытался подрубить ему колени -- может хоть так удасться его задержать?
   Все было зря. Секира гнома могла поспорить с главным куполом храма в солнечный день по яркости сияния, но, как и в предыдущий раз, отскочила от неупокоенного. Синелицый, оказавшись за три шага от эльфа, был откинут барьером. Остановившись, жрец сложил пальцы особым образом, и амулет эльфа с тихим треском рассыпался пылью. Теперь стало ясно как тварь справилась с главно дверью храма: против мудр -- так назывались эти сложновоспроизводимые фигуры из пальцев -- школы Разрушения не всякая Богами данная вещь могла выстоять. После разрушения амулета, Эл сам стал похож на зомби, которого поднял ученик некроманта. Синелицый повернулся к орку, который без спешки дорисовывал последний элемент.
   Спешка и магия такого порядка -- вещи несовместимые, поставишь закорючку не той пропорции -- и все, узор не сработает. В лучшем случае, конечно. Поэтому Дорван загнал себя почти в транс, вычерчивая руны Узора. Времени должно хватить... Услышав тихий шелест осыпавшегося амулета полу-эльф понял: не успели. Ему оставалось еще два символа: один позволял вытащить пойманного за пределы рисунка, второй -- заставлял самоуничтожиться опустевшую ловушку.
   Внезапно мир мигнул, как будто молния сверкнула, и на плитки перед храмом вывалился Рэй. Вода лилась ручьем с него, мокрые волосы осьминогом облепили голову.
   - Йех! - громко выдохнул парень и упал на правое колено, упершись ладонью левой руки в брусчатку площади.
   - Беги! - крикнул человеку Дик.
   Синелицый жрец, до этого глядевший на бледного, как полотно, Эл'а, с невообразимым скрипом повернул голову. Пока секунды две он рассматривал Рэя, ветер трепал лопнувшие мышцы и кожу шеи.
   - Пошел! - перекрывая гнома, гаркнул Дор.
   По краю площади засветился переплетающийся узор из рун. Вспышка -- и сияющие символы со всех сторон облепили неупокоенного. Вокруг мертвеца темной дымкой вспыхнул и пропал Щит Тьмы.
   - Сильный, зараза. - прошептал Эл. - ему уже кучкой пепла положено валяться, а он... Дор, как у тебя с резервом?
   Руны засветились ярче и ускорили свой бег.
   - Только на добивание. Что рисуем?
   - Самозатягивающийся контур без ограничения на сжатие. С двух сторон. - прохрипел эльф и, встав четко напротив полу-орка, принялся чертить свою половину узора.
   Значки рун носились по зомбиобразному жрецу так быстро, что уже нельзя было различить ни единого символа. Внезапно на мгновение стало темно, а уже в следующую долю секунды пустая площадь была буквально забита народом.
   - На счет три! Раз, два...
   Две пары дюжих мужиков, не задавая вопросов, подхватили Эл'а и Дора, поставив их в удалении от синелицего.
   - Три!
   Под ногами у трупа, поверх недочерченного контура засветились линии гексаграммы.
   - Свечи!
   На углы геометрического узора были поставлены свечи -- толстые и короткие, больше похожие на пни. Дик оглянулся -- действительно, каждый человек выполнял только одно действие, после чего отходил к внешнему кругу. Эл тоже заинтересованно начал крутить головой: привыкнув командовать, он с некоторой долей ревности искал вставшего на его место.
   - Удар!
   Все присутствующие по команде хлопнули, а внутри гексаграммы открылся огненный ад -- вертикальный столб белого пламени, на которое было больно смотреть.
   - ... семь, шесть, пять, четыре... - сквозь рев пламени пробился все тот же командирский голос -- три, два, один ... ОТБОЙ!
   Эл выдохнул вместе со всеми -- оказывается, все это время он, как и остальные на площади, смотрел затаив дыхание.
   Пламя опало так же внезапно, как и появилось, линии гексаграммы слабо светились фиолетовым, обозначая остаточное содержание энергии в них. В центре лежала аккуратная кучка серого пепла, из которой время от времени выныривала и сразу тонула маленькая светящаяся руна.
   - Молодцы. Не ожидал, что ваш узор будет дак долго действовать. - командирский голос подошел со спины и хлопнул одновременно Эл'а и Дора по плечам.
   Высокий рыжий и веснушчатый парень продолжил:
   - Только я не могу понять за счет чего он так долго действует? Вроде рисунок стандартный был?
   Дор пригляделся к символам и нервно сглотнул:
   - Как максимум, я мог недописать последний символ -- полу-эльф помолчал, потом пожал плечами -- нет, все было начерчено правильно, я не знаю почему он еще работает.
   - Начальник, тут человек в несознанке валяется -- куда его? - парень из тех, которые свечи ставили, неслышно подкрался со спины.
   - Да что б тебя! - ругнулся Эл и в последний момент успел развеять приличных размеров огнешар.
   - Да, Эрм, ты поосторожнее будь, у всех еще нервы шалят... - флегматично заметил командир, развеивая лишнюю защиту. - А неси его сюда, может он потеряшка этих авантюристов.
   Названный Эрмом махнул рукой куда-то себе за спину и одна из пар мужиков, утаскивавших Эл'а и Дора с места действия, притащили Рэя.
   - Опять в обмороке. - вздохнул Эл.
   - О, значит он -- ваш. Вот и чудненько... - невесть чему обрадовался командир -- Давайте тогда я вас порталом отправлю либо куда вы шли, либо откуда, и мы тут еще немного приберемся...
   Неожиданно Рэй заметался на носилках и просипел:
   - Труп уже того?
   - Того, того. - успокоил его Эл. - Только пепел остался.
   - Тогда я снимаю кольцо. - парень с усилием поморгал, потом добавил -- Драконы взяли Лилию на обучение... - прошептал человек и опять провалился в обморок.
   Дик, Эл и Дорван с легким сожалением глядели на мага-недоучку.
   - Смотрите, Узор Подчинения деактивировался. - перевел тему рыжий.
   Действительно, руны перестали всплывать из пепла, вокруг кучки пепла лежал маленький кольцеобразный узор.
   - Может, его подлечить? - с жалостью предложил командир.
   - Не, спасибо. Он отоспиться -- и будет как новенький. У него же не столько истощение, сколько переполнение эмоциями. - ответил полу-орк.
   - Так вам куда портал делать?
   - Кажется, от нас хотят избавиться. -обращаясь к Дику, иддифирентно заметил Дорван. - Уважаемый, вы можете построить переход к Северной Стоянке племени Боевого Орла?
   - Это в сутках пути от леса Северных Гор? Конечно, могу. Точность до половины суточного перехода гарантирую.
   - Нам подходит. - быстро согласился Эл. - А что мы будем вам должны за это?
   - Ничего. - просто ответил командир. - Это, скорее, мы вам должны: вы и "Крик Баньши" нашли, и прикрытие мага-нелегала выявили, и даже задержали зомби с возможностями Старшего Лича до прибытия группы зачистки. - он сделал неуловимый жест рукой, и на брусчатке засветились вписанные в круг знаки портала.
   ***
   - Знаешь, куда нас выкинуло? - улыбнулся Дорван.
   - Нее, не верю... - протянул я, изо всех сил борясь с улыбкой. - Неужели над шатром вождя?
   - Ага! - полу-орк озорно глянул на меня и спросил: - А ты догадываешься, кто нас порталом отпралял с площади?
   - Судя по описанию, это должен был быть Дежурный по происшествиям Дар. Дракон, если ты говоришь о расе. - тщательно сохраняя маску серьзесности сказал я и, потянувшись, продолжил -- Не смотри на меня так, просто он в тот день дежурил и встречал меня с Лилией. Тогда и представился.
   Дик прищурился:
   - Что-то эти драконы были сильно похожи на ватагу человеческих студентов Магической Академии.
   - А им так удобнее. - и, помолчав, добавил. - Но принимают свой истинный облик когда знакомятся по всем правилам.
   Неожиданно в шатер заглянула Старшая-Над-Женами и, подозрительно оглядев все углы, спросила:
   - Эльфийский маг сюда не заходил?
   - Нет, уважаемая. - ответил гном.
   Через несколько минут занавесь над входом качнулась, пропуская внутрь мага. Эл настороженно прислушивался к происходящему снаружи, поэтому вопросительные взгляды предпочел игнорировать.
   - Ну? - не выдержал Дик.
   Эльф хмуро посмотрел в ответ:
   - Надо сваливать. Хотя бы отойти так, чтобы стоянку племени было не видно.
   - Сейчас? - Дорван вообще любил краткость.
   - После прощания с Мудрейшей-Из-Женщин.
   ***

Продолжение


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) Н.Жарова "Выжить в Антарктиде"(Научная фантастика) А.Лоев "Игра на Земле. Книга 2."(Научная фантастика) Э.Черс "Идеальная пара"(Антиутопия) А.Респов "Небытие Демиург"(Боевое фэнтези) L.Wonder "Ветер свободы"(Антиутопия) А.Лоев "Игра на Земле"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность-4"(ЛитРПГ) Д.Лебэл "Имплант"(Научная фантастика)
Хиты на ProdaMan.ru Лили. Сезон первый. Анна ОрловаНевеста двух господ. Дарья ВеснаПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаОфсайд. Часть 2. Алекс ДОфисные записки. КьязаКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаP.S. Люблю не из жалости... натАша ШкотВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиОсвободительный поход. Александр МихайловскийКнига 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная Катерина
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"