Аптекарев Игорь: другие произведения.

Хоббит. Перевод на Неподдельный, Пышный Русский Язык

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

  
  
  Перевод на неподдельный Русский язык, выполненный новым Гоблином.
  
  Предуведомление. Гоблины извиняются перед хоббитом за неудобства, доставленные ему в пути. То же касается и неосторожных читателей этой книги.
  
  Памяти Ихъ Преподобия посвящается.
  
  Все жанры хороши, кроме скучного - А.С.Пушкин.
   Хоббит, или Нахуй и обратно
  Глава первая. Гости как Хуем по Лбу
  
  В Пиздопроебе, выдолбленном под Херовой кучей земли мирно Ёб себе, да Ёб хоббит. Не в обычном Проебе, где Озалупливаются Хуйки червей и в Ебучих щелях вовсю Шароебится плесень, но и не в никем не Ебаном Сухопиздище, где нечего есть и все Схуйнулось от сушняка. Нет уж, Проеб был хоббичий, а значит Выебанный хозяином до самого блеска.
  Хуй Доебешь до его дна, как не через дверь - круглую, что Пизда от бутылки и Хуенепроницаемую, как иллюминатор, с Опиздинительно блестящей металлической ручкой ровно по центру.
  
  Дверь-Пиздянка отдавалась внутрь в коридор, Пиздюхавший по подвалам, - на вид один Хуй с железнодорожным туннелем, но без гари, Ебучего дыма, и тоже Выебанный до блеска - не стенах не Хуйня, а панели, в пол Впиздячили плитку, и всюду куда Хуй ни кинь, Приёбаны крючочки для шляп и пальто. Нихуя себе богатство! И все это потому, что хоббит любил гостей, а не Ёбся в одиночестве, как Мудак.
  
  Туннель вился тонким Хуем все дальше и дальше и пробуривался довольно глубоко в Пиздятину Холма, как это Нехуевое место звали жители Ебеней вокруг. Ебись ты справа, Ебись ты слева, а всюду в туннеле глядели на тебя двери - до Пиздищи круглых дверей. Хоббиту в Хуй не уперлось подниматься по лестнице, и он Распоеб спальни, ванные, погреба, кладовые - всю Хуйню до которой он был так Ёбок - там же, на первом этаже.
  
  Были у хоббита и специальные Заебатые комнаты - они выходили налево, и через Пезды их глубоко всаженных окон виднелись сад и луга, не знавшие Нахуя на мили вперед до самой реки.
  
  Наш хоббит был не какой-нибудь там Мудилой сельской, а весьма Непоебанным господином по фамилии Бэггинс. Бэггинсов было Хер прогнать с Холма - они Впиздовались в его породу давно и как почтенные Староебы не тратили свой Хер на неожиданности. Сноровистые, Приёбистые, и далеко не Мудьё, они Ебли свои дни совершенно одинаково, и заранее можно было сказать, что какую-то Хуйню они Заебенят запросто, а какую-то - не сморозят никогда. Правда, есть у нас в запасе история о том, как один из Бэггинсов все же Выеб разок из Холма, осмотрелся, да и Попиздовал на чужую почву, где изошел на такое, на что сам не рассчитывал ни за Хуй.
  
  Пизда Знает лучше, но, похоже, он Проебал на этом уважение всех своих соседей, зато нагрёб в счет Проебанного... хотя Хуй-то тут Проссышь, нагрёб он или нет и как это вообще назвать.
  Матушка нашего хоббита...но стоп! Хоббиты?!! Что такое хоббиты ?! Еще чего - хоббиты.. Про такую Хуйню вы точно не слышали!
  
   Охуеешь потом, если не рассказать прямо сейчас о хоббитах во всех подробностях, кто они такие, потому что теперь Люди Ебутся , не замечая их, и Проебывают самое главное, а хоббиты и рады, если их Проебали, потому что Ебаться с такими Верзилами, как мы, у них не стоит Хуй.
  Итак, хоббиты... Сами они не выше нашей Жоппы росточком, так что даже Бородоебые Гномы смотрят на них как на Поебышей, то есть сверху вниз. И не мудрено: никакой бороды, даже Хилоебкой, у тех нет. Нет и всего остального, перед чем привыкли Приссывать Гномы: например, Хитровыебанных чар, если не считать чудесного умения Съебывать в самый подходящий момент, пока Мудоебы вроде нас ни Хуя не понимают, что произошло. Если же все-таки повезет схватить хоббита за Жоппу, то выяснится, что у них длинноебкие пальцы, жрут карлики от пуза, после чего смеются густым утробным смехом, очень веселые. Тут бы их ловить и Пиздить, но получается не всегда.
  
  Ну вот и все что нужно знать о Хоббитах, так что наша история может Пиздовать дальше. Матерью Бэггинса была Белладонна Тук, одна из дочерей Неотъебанного Тука, перед которым приссывали Хоббиты, жившие по ту сторону Реки . Пиздеть - не мешки ворочать, и поговаривали , что кто-то из Туков Перемудохался через ручей ведя с собой Выебанную эльфийку . Хуйня и Мозгоебство, ведь на деле хоббиты и Хуй поднять не смеют на эльфов. И все же что-то в этом роде было, ведь вскоре с потомками Тука начал твориться Пиздец: время от времени они Съебывали с места и отправлялись куда-нибудь подальше от безопасных Холмов. Не будь Мудьем, родственники скрывали пропажу, но Хуя из Жоппы не выкинешь, как говорят Геи. Перед Туками Приссывали уже не так охотно, и это несмотря на все накопленное богатство. Правда, Белладонна Тук не была Разгуляй-Пиздой, и после того как вышла замуж за Крепкосъебанного Банго Бэггинса сидела безвылазно дома. Так что можно быть уверенным: хотя бы ее никакие эльфы не Ебли.
  
  Банго, отец нашего героя, далеко не ходя, вынул деньги прямо из Пизды. На шиши Белладонны
   вырыл Нехуевую нору заткнув за Жоппу обиталища тех, кто Ёбся по соседству - Под Холмом, За Холмом и По Ту Сторону Реки. Не в какой-нибудь Жоппе, а в собственной норе он Пизденел годами в обществе жены, пока смерть не забрала их обоих. Но Пиздец не обманешь: он знает, кому прийти, и Бильбо, их сын, Похуй, что вылитый папаша, наследовал Туковскую странность, и та, впитанная с Пиздой матери, только ждала случая, чтобы проявиться.
   Однако ж! Жизнь шла изо Рта в Жоппу, а иногда и обратно, но случай все не предоставлялся. Бильбо Доёб уже до 50 лет во все той же норе, Нехуевой, но полученной от папы, и не собирался предпринимать в своей жизни совсем Нихуя. Но вот однажды среди Заебатого утра, в те времена, когда тишина еще казалась такой Неотъебанной и как все Неотьебанное - необъятной, зелень росла на месте будущих мусорных куч а хоббиты в Хуй не дули и жили повсеместно, Бильбо Бэггинс курил трубку, вытягивавшуюся крепким Хуем до кончиков его ног и чесал и чесал на них волосы ... Словом, в один из чудесных моментов, которые даже краешком не задел мировой Пиздец, мимо пробирался Хитроёб Гэндальф.
  
  Гэндальф! Если бы вы слышали о Хитроёбе хотя бы четверть того, что слышал о нем я, а мне Ебли по ушам только малой толикой всех ходящих о нем сплетен, Ебуков и легенд, то никакая Хуйня уже не показалась бы вам странной. Нехуевые и сказочные истории, приключения, похождения, отважные Пиздования - все это вырастало, как грибы, всюду, где показывал он свой Хуй - а Хуй у него был длинен.
  .. В Хоббитании Гэндальф, правда, не Ебся уже давно, с тех пор как Пиздой накрылся его друг Старый Тук, и Хоббиты уже в рот не брали, каков Хитроёб с виду. Они были еще мелюзгой, когда он Пропиздовывал через Хоббитанию в последний раз, в остальное время занимаясь своими делами совсем в других Ебенях, иногда очень опасных. Так что Бильбо увидел перед собой только почтенного Староеба с посохом, и больше ничего. На Староебе была шляпа с острым верхом, вздымавшимся как Хуй, Сратый от путешествий серый плащ, Немудовые черные сапоги - крепкие, а не Говно, и длинная, ниже Хуя, белая бородища. Гэндальф!
  
  - Доброе утро! - не особо раздумывая, Хуйнул Бильбо, если что и имея в виду, так то, что утро и правда не Говно: Солнце Заебато сияло на небе, а трава вилась зелеными Хуинками, наливаясь при этом краской.
  
  Но Гэндальф Ебал вежливость, а только бросил на хоббита тяжелый взгляд, через который отчетливо просвечивал Пиздец. Или уж, по крайне мере, от Заебца в нем точно ничего не было.
  
  - Незаебато сказано. Доброе утро, да? А какой Хуй Вы вкладываете в это? Простой Хуй или особый? Просто желаете мне не Проебать это утро? Или считаете, что раз утро доброе, значит, я уж точно его не Проебу? Или втемяшили себе, что сегодня любая Мудявка на вашем пути обязана быть доброй?
  
  Одним словом, Хитроёб был в своей стихии.
  
  И первое, и второе, и третье, - растворил Ебало Бильбо, - И еще то, что в такое Неебущее утро ничто нас не Поебет, если мы выкурим трубочку на свежем воздухе. Ебаться некуда, да и, честно говоря, Ебись оно всё! целый день впереди!
  
  И Бильбо подгрёб под Жоппу ближайшую скамейку, Въебанную им же самим около двери, скрестил ноги и Запиздячил вверх такое Неотъебаннейшее кольцо дыма, что оно резво потянулось вдаль и, нисколько не Наебываясь, Поеблось висеть где-то там за Холмом.
  
  - А Вы изрядноёб, - одобрил Гэндальф. - Но мне сегодня нет Хуя заниматься выделыванием колечек. Я ищу участников приключения, которое сам и организую, да вот только Хуй их тут найдешь, так что Ебусь я пока что попусту.
  
  - Да уж, таким Хуем тут многих удивишь! Можете и не высовывать его! Мы народ Неебкий, мирный, приключения на нас из Пизды глядели. Брр-р, от них одни только ссадины и Мозгоебство! Еще чего доброго, пока тратишь время в приключениях, от ужина только Хуй да ножки останутся. В рот не возьму, что находят во всем этом хорошего, - изрек мистер Бэггинс и заложив большой палец за подтяжку и снова Хуйнул колечко, еще более многообещающее. Прошло не Дохуя времени прежде чем он выпер из ящика утреннюю почту и втрескался в чтение, показывая всем своим Еблищем, что забыл про Староёба. Бильбо решил, что тот стремный и опасный Хуй и, может быть, и не пойдет Нахуй - это было бы невежливо - , но все-таки определенно Приебся не по делу. Только Гэндальф Ебал чужое мнение. Он стоял, вкопанный, как Хуй, и буравил Хоббита взглядом, пока тот не ощутил легкое Охуение мурашками по спине. Что за Хуйня? Бильбо давали Пизды! и ему захотелось дать Пизды в ответ.
  
  Доброго утра вам! - скорчил Ебало хоббит.
  - Мы тут и в одиночестве хорошо Ебемся, для нас ваши Приключения - это самая последняя Хуйня в жизни! Поищите лучше Замудков За Холмом или Помудков По Ту Сторону Реки! Они там точно есть! И Бильбо отвернулся, давая понять, что Дрочить этот разговор не имеет смысла: на Пиздования у него больше не встанет.
  
  - Как вы только ни Ебете это ваше "доброе утро", - усмехнулся Гэндальф. - Вот теперь вы воображаете себе Жоппу, и думаете, что мне пора в нее возвращаться.
  
  - Еб меня, еб! Милейший сэр! Я не вытаскивал Хуй Вас обидеть! Но уж и Вы сгоряча не Ебите - знать ваше имя я не знаю, Хером, знать, для этого не вышел...
  
  - Вышли, милейший сэр, еще как Хуем вышли, да и я ваше тоже, только сложить Хуй и Пизду у вас отчего-то не выходит. Я - это Гэндальф, а Гэндальф - это я! Ёбу даться, до чего дожил: сын Белладонны Тук думает Отпиздеться от меня "добрым утром", будто я Приебся и предлагаю ему увеличить Хуй с помощью магии!
  
  - Гэндальф! Ебаный мимо Рта - Гэндальф! Не Ебись я еще 10 лет, вы тот самый Гэндальф, Хитроеб, который подарил Старому Туку пару Самоёбких бриллиантовых запонок: Нехуевато он с ними устроился - застегивались они сами, простым Ебом, а расстегивались только по приказу! Вы тот самый Гэндальф, который Угандошивал вечеринки рассказами про гоблинов и драконов Тот, кто Заебатыми фейерверками Пиздопорывал небо над головой? Ох, Херодвинули по мне тогда эти фейерверки! Разошлись по голове
  Пестровыебанными узорами! Старый Тук Охуенски праздновал ими Иванов день! Какой был тогда Заебец! Стоило им Впиздоваться в небо, как они Раззалупливались над головой, будто огненные лилии и держались - Похуй ветер, Похуй снег, Похуй все! Такой Заебись был тогда ! И... Ебать по совести, какая Хуйня сейчас...
  
  Да уж, от этих слов было не отмахнуться голым Хуем: мистер Бэггинс оказался не такой
  сельский Еблан, как притворялся, и вдобавок Ебстись не мог без цветов.
  
  - Вот так Пиздец, но в самом лучшем смысле слова! - продолжал он. - Хуем меня раздери, неужто вы тот самый Гэндальф, Неебицкой силой увлекавший юношей и девушек в долгие Пиздования? Подъебавший их на Нехуевые приключения вроде визитов к Хитроебам-Эльфам или лазанья по деревьям? Многие даже уплывали на Хитровыебанных кораблях к Хером непощупанным берегам... Хуем не Ебись, как же тогда было инте...я хочу сказать, умели же вы тогда ставить кверху Жоппой все, что только Ебется! Не Ебите сгоряча, но у меня такой Хуй не помещается, что вы все еще... трудитесь.
  
  - Нормальный Хуй, - пожал плечами волшебник. - и зря не помещается. Мне не пристало, как некоторым, жить в папиной норе и Ни Хуищи не делать. Ну да не буду вас Ебать, приятно уже то, что вы про меня помните. Как там ни Ебись, а мои фейерверки вы не забыли, Ебу отсюда, что вы небезнадежны. Потому ради Несчастноебки- вашей матушки и Почтенноеба деда выну для Вас из Пизды ровно то, что вы давно хотели.
  - Прошу прощения, но никакого особенного Хуя я не хотел, а значит, из Пизды ничего высовывать не нужно.
  - Хотели, еще как хотели, вот только что сами Ебли, прошу, мол, прощения. От широкой Пизды вам его дарую да еще с добавкой: я отыщу для вас Пиздование и отправлю в нем Пиздовать. Мне такие дела обычно щекочут Хуй, а вам они Поебут мозг,растрясут Жоппу, в чем Вы, откровенно говоря, нуждаетесь, но и не только:
  все может Отпиздячиться в коммерческой выгоде. Это конечно, если Доебетесь до самого финиша.
  
  - Извините, у меня как-то Хуй не чешется Ебать до самого финиша. Может быть, как-нибудь в другой раз... при других обстоятельствах, .другим Хуем и в другую Пизду, бывает же так! Да. Но не сейчас. Всего Охуенного вам! славного Пиздования! Вы же любите Пиздовать! Запиздовывайте ко мне на чашку чая! Чем Хуй не шутит, может быть, завтра? Завтра и Припиздуете? Да! Припиздовывайте завтра! И так Изъебнувшись, хоббит юркнул за круглую дверцу-Пиздянку, поскорее Ебанул ею за собой, держа в уме, что громко хлопать все-таки не стоит: Хитроеб был магом, а с такими шутки плохи.
  
  - Ну и Херу же я дался приглашать его на чай, - безжалостно Ёб себя хоббит, прячась в глубинах норы и держа Хуй обеими руками в сторону кладовки. Бильбо не Ебло, что он уже позавтракал: после Взъебки, которую задал ему Гэндальф, не мешало задать работу Рту и Жоппе, отвлекши мозг парочкой кексов и глоточком чего-нибудь этакого.
  
  Гэндальф тем временем ухахатывался с Ахуя, глядя на Cъебывающего хоббита. Только от планов своих отступать не собирался: Хуй у него уже встал, а был он (как мы говорили) длинен. Подойдя ближе к двери,Хитроеб написал на ней Хуем некое волшебное, но печатное слово. Затем он Попиздовал прочь, едва спрятав Хуй назад и нисколько не Ебясь с тем, что обо всем этом думал Бильбо. А тот полагал, будто ловким Хуем Отъебся от грозившего ему приключения и продолжил налегать на кексы.
  
   На другой день даже ради прекрасной Пизды хоббит не вспомнил бы о Гэндальфе. Память у Бильбо вообще была не Еби лежачего, и важные вещи он умудрялся не Проебывать, только делая записи в книжечке, например: "Гэндальф, великий Хитроеб, чай, надвигающийся Хером четверг, не Проебать". Но накануне так разволновался, что Проебал даже сделать запись о Проебе! Вот только когда Бильбо Поебся пить чай, кто-то изо всей силы Пизданул по двери. Хоббит сразу вспомнил, где Хуй порылся. Тут же бросился на кухню, Въеб на всю мощность чайник, Доебся до еще одной чашечки с блюдечком, громоздившихся на высоченном Хуй знает где, спустился до тарелки, положил на нее еще пару кексов и,
  Поебшись со всем этим, быстро Попиздовал к двери. На языке у хоббита уже Еблось "Извините, что заставил вас ждать", как стало понятно, что вся Ебля будет не об этом: для начала, перед ним был совсем не Гэндальф. В дверь ломился Уебанского вида гном с синей бородой, Затраханной за золотой кушак. Глаза гостя Ёбко посвёркивали из-под капюшона, напоминавшего очень глубокую Пизду с рукавом. Едва Бильбо отворил дверь, как гном дал понять, что считает своей Пиздой все его жилище. Бесцеремонно ввалившись внутрь, он повесил плащ с капюшоном на металлический Хуек и представился: Двалин. Почтенноеб.
  
  - Бильбо Бэггинс, Почтенноеб не меньше! - хорошо еще смог Отзалупиться хоббит, остававшийся при всем этом в полном Ахуе. Пауза разверзлась как тягучая Пизда, длилась и длилась, Бильбо чувствовал, что этому Мудоебу мучительно нужно ответить хотя бы что-нибудь, а то выйдет Совсем Пиздец.
  
  - Я... ээ... чай пью, не присоединитесь ли вы ко мне, не будь Вы Мудак? - выдавил из себя Бильбо. Прозвучало, может быть, Мудовато, но хотя бы не Гостеебно - а Хули еще было делать?
  И на какой Хуй отважились бы вы, видя, как незнакомый гном Пропиздовал к вам под крышу, повесил плащ на металлический Хуень и дал понять что Ваше негодование его не Ебло?
   Стоит ли говорить, что за столом оба Почтенноеба просидели недолго. Когда следующий раз Пиздюкнуло в дверь, оба Доебывали только лишь свой третий кекс.
  
  Извините! - вытянул рот в Пизду хоббит и Поебся открывать. - Вот Вы и Припиздовали, точь-в-точь, как мы договаривались, собирался сказать он Гэндальфу. Не Ебясь лишний раз, Бильбо отворил дверь, и только надумал именно это и произнести как ему будто Хуй раздавили: говорить ничего не придется! на пороге снова был не Хитроеб! Вместо него за дверью Залупался старый-престарый гном: капюшон на котором был красный, как головка от Хуя, а тело закрывала белая, будто натертая Дрочевом, борода. Хуев гном и не думал вальяжно Пропиздовывать: совсем наоборот - он резво Пизданул и уже оказался внутри, как будто его кто-то приглашал.
  
  - Никак, наша Пиздобратия собирается, - довольно произнес он, глядя на вялую Хуину зеленого цвета: это был капюшон Двалина, свисавший с хоббичьей вешалки. Рядом гном Впиздячил свой собственный капюшон, прижал руку к груди и Высрал небольшой кирпич.
  
  - Балин! Почтенноеб! Ни разу не Ёбан!
  
  - Рад, что Припиздовали, - отвечал Бильбо в полном Ахуе.
  
  Ответ его, конечно, годился, как Пизде уши, но уж больно хоббит Схуел от того, что услышал: "Пиздобратия собирается", Пиздобратия! и где - в его доме! По правде сказать, хоббита нельзя было назвать Гостеебом, но он предпочитал гостей знакомых и в душе своей не Ёб, когда к нему Заебываются без приглашения. Тут даже глупый Проссыт, что кексов не хватит, а значит, придется отрывать от себя Хуй в пользу нежданных гостей- каких-то там Обмудков и Говноебов.
  
  - А чего терять, Приебывайте! Все Приебывайте! Выпьем-ка чаю! Весело! - с поддельной радостью, но Хуем на душе произнес Бильбо.
  
  - Заебцом, но мне бы пиваса, - серьезно ответил гном. - И кекса с изюмом, пока Сушняк не начался.
  
  - Сколько Хую угодно, - не Ебя что делает, отвечал Бильбо и, как Хуем околоченный, поплелся в погреб, выгреб оттуда бутылку пива, два отнюдь не в Пизде испеченных кекса, - он рассчитывал съесть их сам! - и Пизданул назад в нору. В столовой Балин и Двалин успели усесться за столом и Попездывали как старые друзья - положив Хуи на стол, они не мерились ими (и не в Пизду им было этим заниматься - они ведь были братья). Бильбо Въеб кувшин с пивом и кексы на стол, вытер пот со лба - но не успел опомниться, как вновь Пизданули по двери. "Хуй даю на отсечение, теперь уж точно Гэндальф", - думал Бильбо, волочась по Длинноебанному коридору вперед.
  
  Хер, да Нехер!
  
   В нору Вдолбоебились еще два гнома, оба в синих капюшонах, Пиздобородые и в серебрянных кушаках. Пиздовали они не с голыми рукам: каждый Ёб за собой по мешку с рабочими инструментами и лопате. Гномы атаковали дверь, как Хуй Пизду, и в одно мгновение оказались внутри. У Бильбо не оставалось времени даже на то чтобы Охуеть от того что произошло.
  - Как понять ваш Хуй? - только и развел руками он. - Что только что случилось? Чем могу быть полезен? - -
  - Я Кили, не Ебите великодушно! - Хуйнул один из гномов. Фили! - вторил ему другой. И оба, Спиздовав капюшоны , отвесили Заебатый низкий поклон.
  - к Вашим услугам и услугам ваших родственников! - оценил Ёбчатую вежливость Бильбо, сам далеко не Мудень в том что касается хороших манер,
  
  - Двалин и Балин давно уже пустили Хер сюда, - заметил Кили, щелкая Еблом на капюшоны. Пойдем и мы Подприебемся к почтенной компании.
  
  "Компания!" - тяжелый Хуй опять вошел в Бильбо. "- Что-то не встает у меня на это слово. Что-то, грозит оно мне Хером. Лучше-ка я, присяду Вприсядку, соберусь с мыслями, и Впиздую в себя самую малость чаю". И вот он отыскал где-то в глубине своей норы самую пропащую Пропиздень, и примостился в ней, зная, что в это Заебущее место никто уж точно не просунет свой Хуй А четверо гномов Раззалупились вокруг стола и давай горланить про рудники и золото, Злоебучих гоблинов и Коварно Наебывающих драконов и прочую Неебкую на взгляд хоббита Поебь -
   - слишком уж она отдавала приключениями. Но тут все прервалось - Херакнул колокольчик, а по двери в какой уже раз Пизданули ногой.
  
  - Уёбки-ёбки! Ёбки Уебки! Еще один Пиздован! - схватился за голову Бильбо. - Там кишит Пиздованами, мы по пути четырех видели, - скрючил Ебало Фили. - и судя по тому, как сейчас Пиздят по двери, за нею не один, а несколько из них. Услышав это, хоббит рухнул на стул в прихожей, и мысли уже не Херодвигались у него в голове, потому что все другие Выпиздила одна: Чем кормить всю эту Ораву? не заставит ли Долг Негостеебства расстаться сразу со всеми кексами? Но по двери вновь Пизданули и Бильбо отправился к выходу и повернул ручку, впустив гостей, так что новые гномы тотчас Хуйнули внутрь, кланяясь и бормоча "Почтенноеб!", "Не Ёбан!" и "К вашим услугам!".
  
  Гномов на деле Впиздовалось даже не четверо, а пятеро. Пока Бильбо Ёб себе мозг сомнениями, до двери-Пиздянки Допиздюхал еще один. Звали Пиздопроходцев Дори, Нори, Ори, Ойн и Глойн. И быстрее, чем скажешь "Ёб", два фиолетовых, серый, коричневый и белый капюшоны зацепились за Хуйки и повисли Хуинами, а гномы в поисках каким бы Хером заняться Пропиздовали в столовую, засунув ладони за свои кушаки. В столовой теперь Еблась уже целая Пиздобратия, причем такая, которой, похоже на то, давно не давали Пизды
  : одни гномы требовали эля, другие портера, кто-то Ёб про кофе, и все, на кого Хуем ни покажи, желали кексов, так что хоббит оказался Заебан по самое не балуйся. Только-только на огонь Впиздовали большой чайник, едва гномы, Посрав на кексы, перешли на ячменные лепешки , как повторилось все то же самое - раздался громкий, как будто из утробной Пизды звук. Но было и Ёбкое отличие. . Еще ни разу красивую зеленую дверь-Пиздянку не Пиздили с такой силой. Кто-то Хуярил по
   несчастной палкой! Бильбо, Пизденея от ярости, но в то же время Замудоханный и Задроченный - Переебывая с ноги на ногу, поспешил
  по Длинноебкому коридору на выручку. По пути он думал только одно: это было не чаепитие, а Ебаный в рот какой-то!
  
  Но вот, оказавшись у двери, хоббит рванул ее что было силы на себя, она с треском Наебнулась, и все не ждавшие такого Пиздоповорта гости попадали, как один, на Бильбо. Ебать-Между Тить, а это были опять гномы, теперь четверо. Но еще Хуй бы только это. Позади, Уссывавшийся от того, что видел, явно виноватый, но Неотпизженный, показывал Хуй Гэндальф. Это он только что Изъебал дверцу, Пиздецуя по ней посохом, хотя и сделал все ж одно одолжение - Пиздовытер с нее свою колдовскую Напиздь.
  
   - Не Хуярьте так со всего Ёбу, спокойнее, - умиротворяюще сказал Гэндальф - Как Уебански с вашей стороны Бильбо держать друзей в нетерпении, не давая им пройти за свою драгоценную Пиздодверь, а потом раз - и Херакнуть со всей силы: трах-тарарах! Ну, да если вы не планируете вделять нам Пиздюлей и дальше, то я прощу вас и представлю своих спутников: Бифур, Бофур, Бомбур и - внимание, высокопочтенный Неотъебаннейший Торин!
  
  - К Вашим услугам! -отворили Ебла Бифур, Бомбур и Бофур, ставшие в три Хуя перед Бильбо и говорившие Единопездно. Потом они разыскали в своих одеждах маленькие Пёздышки и зацепили те за металлические Хуйки: два повешенных таким образом капюшона оказались желтые, но один был бледно-зеленый, если с чем cравнить так с Пиздецом для крокодила, и один небесно-голубой, как Полный Пиздец слону, с Длинноебкой серебряной кистью - в таком Ёбся сам Торин.
  
  Ах, что за Пиздец был сам этот Торин! Он ни разу не отведывал Собачьего Хуя, потому что был не кто иной как
   Торин Ебодуб (а не Дубоеб, как пишут некоторые) , известный всему Средиземью. И конечно такой Хуй, как он, оказался просто без Хуя от ярости, что пришлось растянуться на пороге, да еще с Бифуром, Бомбуром и Жироёбом Бофуром поверх себя самого. Потому Торин сперва глядел на Бильбо Непроебно и даже не поздоровался, но бедный хоббит так Ёбся вокруг со своими извинениями, что Торин дал понять что не точит на него Хуй, а только произнес: "Есть нам о чем Попиздеть и кроме этого".
  
  - Ну вот, кажется, все Допиздовали в сохранности - сказал Гэндальф, заметив, что тринадцать Хуйков в норе у Бильбо заняты тринадцатью же капюшонами - лучшими "плащ-иди-нахер" отстежными капюшонами - и его собственной шляпой. Заебатая
  у нас подобралась компания! Надеюсь, я не суну мимо Пизды, если предположу, что Опоздунам - часоебам тоже найдется что-нибудь поесть и выпить? Что у Вас? Чай? Благодарю покорно! От чая я Ебусь отдельно. Мне бы, пожалуй, красного винца.
  
  - Мне тем же Хуем, - сказал Торин - я Ебок на вино, а не на чай. . - А для меня на свете если что не Похуй , так это на крыжовенное варенье и яблочный пирог, - сказал Бифур. - Сыра! Пирожков с мясом! - Выебывался Бофур
  . - И пирога со свининой, и салата! - Доебенивал Бомбур.
   - Побольше эля, кексов, кофе! - Охуевали все остальные Гномы в столовой.
  
  Пиздячьте сюда еще и яйца, если Хуй по кладовке не прошелся!
   - крикнул Гэндальф Упездывающему хоббиту, уныло Ёбшемуся в сторону своего подвала. - И не Пропиздуйте мимо холодной курицы и маринованных огурчиков! Несите их сюда, не маринуйте их в Пизде!
  " он лучше меня знает, где и что я Приеб" - скукоживался от ужаса хоббит, как Хуй на осеннем ветру. - и уговаривал себя не Приссывать, но одна мысль долбила в голову, как Хер, : "Меня втягивают в Пиздование! в Опасное Пиздование! Что же делать?"
  Разве что - Уебаться работой, и Бильбо собрал вместе все бутылки, кушанья, ножи, вилки и стаканы, до которых Доебывались гости, взгромоздил все это на подносы, но при этом Опизденел, Заебся и покраснел, как Хуй.
  
   -Чтоб им эта Жратва через Рот вышла, а выпивка через Жоппу! - хмуро Пиздел Бильбо, чувствуя Подъебывавшую его ярость. - Не таким, знать, Хером они деланы, чтобы прийти ко мне на помощь! А ведь она необходима!
  
  Но стоило ему так сказать, как Еб твою мать пошла в обратную сторону! Балин и Двалин ни с Хуя ни возьмись выросли в дверях, а за ними Фили и Кили; и все четверо, не маясь Хером, донесли подносы с закуской до столовой! Бильбо даже Хуем о Хуй не ударил, а только смотрел и Охуевал от того что происходит.
  
  И что ж? Гэндальф Раззалупился во главе стола, 13 гномов щелкали Еблами вокруг него, а бедный Бильбо на скамейке грыз сухарик - сама мысль о еде ему Остоебла. Хоббит бодрился, что все потихоньку сядет на нужный Хуй, гости Уебутся, а Пиздования в Пизду грозят ему не больше, чем Наебанному Ебля.. Но Гномы разваливали Ебло, ели и заваливали его, после чего Пиздели, и с места не Съебывали. Наконец, они Охуели настолько, что начали отваливаться от стола, и Бильбо, не Ебя себя от счастья, попытался убрать ложки и тарелки. - Надеюсь, вы не Уебете до ужина? - спросил хоббит со всей деликатностью, с какой только Ебутся маленький Хуй, которым он чувствовал себя, и большая Пизда, в которой он оказался.
   - Хуй я тебе Уебу! - отвечал ему Торин.
  
  Гном от Ахуя едва успел глотку прочистить. - Упездывать? Нет, мы и после ужина в Пизду не отправимся!. мы остаемся, и разговор будет Долгоебкий. А перед ним и помузицировать неплохо - от этого Ебальники хорошо раззеваются. Но сначала уборка!
  
  И 12 гномов (Торин был Важноебом и мог попридержать свой Хуй) вскочили будто их Хером прижгли, -и к тарелкам! Пизда мигнуть не успела, как они Заебенили целую башню тарелок увенчав ее бутылкой, а бедный хоббит Ёбся от страха вокруг да около и Высирал кирпичики. -Умоляю вас, осторожнее! Пиздячьте, да не Распиздячьте! Не кладите тарелки кривым Хером! Но вежливость гномы на Хую вертели. В ответ они только разинули Ебла, - и давай песню:
  
  Ебите тарелки, Ебашьте розетки, вилки тупите, дело Пизда!
  Нахуй бутылки, в Жоппу салфетки, Хуй вам - порядок! Хуй и Манда!
  Хуем порвите скатерку и бросьте! Стулья? Замусорьте жиром котлет
  Корки и кости выкиньте, гости! Мажьте горчицей, и пусть Неебет!
  
  Чашки и рюмки - эй, недоумки! - ну-ка Пиздячьте в Пизду прямиком
  Ломом железным, Хуем полезным, Хером облезлым, Мудьми, Елдаком!
  
  Кто там без дела? Ебнем на бис! Эй, осторожно, хрупкий сервиз!
  
  Но такой Хуй из штанов они, конечно, не выпустили. Наоборот, Ёбко вымыли и прибрали нору хоббита, пока тот вертелся и Мудачился: то туда Хуй засунет, то сюда, лишь бы за всем уследить. Потом, как в Пизде не бывало, все вернулись в столовую и увидели, что
   Торин сидит и в Хуй не дует: ногами Хероуткнулся в решетку камина, и курит трубку. Ох, и не Мудень же он был околачивать Хуи, этот Торин, и недаром что Неотъебаннейший!
  : раз Ёбнет колечко, то Распиздячится во все стороны, нальется Нехуйственной силой, а гном только и рад: вертит Хуем, куда кольцу лететь - в трубу, под стол или к потолку, где такие кольца уже Еблись целым стадом. Только что бы Торин ни делал, Гэндальф умел его Угандошить. Трубка у волшебника была, конечно, Мелкоебская, но кольца из нее проскакивали Торинским в очко, окрашивались Злоебуче-зеленым цветом и Хуяк, назад к Гэндальфу, чтобы висеть прямо у него над Еблом. Этаких колечек Напиздовалось уже целое облако, и в Неебком освещении комнаты вид у Гэндальфа был Хитроебский и значительный. Бильбо перед таким Хуем аж рот раскрыл, хоть это и было неприлично. Хоббит Ёбся неровно при мысли о колечках и скукоживался, как Хер, вспоминая как гордился теми которые пускал сам. Такой Поебенью они ему казались после увиденного!
  
  - А теперь Еб,- да и музыка! -щелкнул пальцами Торин. - Ебите сюда с инструментами! И что началось! Кили и Фили Попиздюхали и принесли скрипочки, Дори, Нори и Ори Выпиздовали флейты, Бомбур Въебся с гигантским барабаном, Бифур и Бофур Упиздовали, но потом снова Припиздовали, теперь держа в руках кларнеты, едва не Проебанные в недавней спешке возле двери-Пиздянки. Двалин и Балин Единопездно признались : "Мы забыли свои инструменты на крыльце! Но не получили Пизды даже за это.
  - Ебашьте туда и возвращайтесь с моей арфой - Не Ебуще скомандовал Торин. И гномы Примудохали две виолы ростом с себя и арфу Торина, Впёзднутую в зеленую ткань: арфа была вся из себя Ебкая и сделана из
  чистого золота. И вот когда Торин легкими Хуйками пальцев коснулся струн, а все остальные гномы заиграли ему в ответ, то понеслась такая Неебущая музыка, такая Неотъебанная, что Бильбо унесся душой в Непиздованные дали, где на Небе-без-Хери Переебчато сияла чужая Луна , - в общем, в Ебеня по Ту Сторону Реки в тысяче Хуев от хоббичьей норки. Темнота выгнулась Хуем и проникла в комнату через окошечко в склоне Холма, огонь в камине из яркого Хера обратилсся в золу и Похер, а гномы все Ебли и Ебли свою колдовскую музыку, и тень Хуебородого Гэндальфа медленно качалась в такт на стене. Тьма откупорила свою Пизду и накрыла комнату, камин Заебся и потух, тени тоже Отъебли свое, а гномы продолжали играть. И в час, когда даже Хую уже ничего не нужно от Пизды, поодиночке гномы начали петь. То была Непиздяшная песня Неебких лет - которую гномы лабают там где живут - у Хуя в Жоппе, - и потому обычно ее Хер услышишь . Вот Хуёк из этой песни, хотя слова без музыки, - это, конечно, как без Хуя Ебстись.
  
  За горы-Хуйки, за Мудовый туман
  Пошлем Нехуево огонь- караван
  За плевые горы пройдем, - и готово!
  И с кладом вернемся из сказочных стран!
  
  Волшебники-Гномы!
  Проебаны дни,
  Когда вы искусно
  Металлы Ебли
  
  Сапфиры, Алмазы
  Рубины, Топазы
  Достали из Пёзд
  На Отъебах Земли
  
  На эльфа-соседа
  Царя-богача
  Трудились Хуями чертог щекоча
  И солнечным бликом
  Могучих тестикул
  Украсить могли рукоятку меча
  
  На тонкие цепи,
  Как волос Пизды
  Нанизывать ветер
  Могли и цветы
  
  В свои ожерелья
  В порыве веселья
  Вплетали Хуйки
  Недоступной звезды
  
  Но вот колоссальный послышался Ёб
  Разверзлась Пизда
  Сотрясся небоскреб
  где было жилище,
  Теперь Ебанище
  Не будет пощады -
  Ужасный Проёб!
  
  И гномы боясь наказанья с небес
  Всерьез опасаясь что грянет Пиздец,
  укрылись в богатых
  подземных палатах
  и свет их сокровищ пошел под венец.
  
  Ебко вбирая в себя их пение, хоббит чувствовал, что тоже начинает Пизденеть по прекрасным вещам, сделанным не при помощи Пизды и Хуя, или хуже того - через Жоппу, а добытых Хитроебством, умелыми искусными руками или даже магией. То было Ебущее изнутри чувство - жаркое, ревнивое, Пиздецуещее нутро каждого гнома. В хоббите
  тоже Заеблось что-то Туковское, и Пизда хоббиту уже была не так мила, как хотелось
   непременно увидеть Нехероподъемные Ёбни гор, услышать шум спадающих вниз Водоебов-Долбоебов (ибо именно так они и Ебут, одинаково всю жизнь) , Пропиздовывать в поисках выхода по пещерам, нося молниеносный меч, готовый разить Хуёбищ. Бильбо, недовольный собой, широко разинул Ебальник в окно. На черном небе Шароебились звезды. Но мыслями хоббит уже Доебывался до сокровищ из темных пещер. Как будто и без того не Еблось, где-то За Рекой Пиздануло пламенем (кто-то Разъеб костер), и Бильбо сжался Хуем от мысли, что, может быть, вот-вот каким-нибудь Хером принесет сюда и драконов-смертоебов, готовых разорвать в Пизду его мирное жилище. Хоббит подпрыгнул от ужаса, как на Хую, - и снова стал обычным мистером Бэггинсом, что из Бэг-Энда Под Холмом.
  
  Бильбо поднялся, как Хуй, но дрожал, как Жоппа. Он Ёбся сам с собой: то ли Cъебать принести лампу, то ли просто взять и Cъебать - да и отсиживаться у Хуя в Жоппе за пивными бочками, пока гномы сами не отправятся к Херам. Но тут он призадумался и Поебся от ужаса: было уже поздно. Пиздец успел сгуститься, музыка и пение Схуйнулись, гномы Пиздовали вокруг, и в их взглядах просвечивал Пиздец, глаза Поебывали во мраке.
  
  - Куда это Вы Хуй держите? - спросил Торин, даже не Ебясь притворяться, будто не подозревает Бильбо.
  - Без лампы тут как без Хуя, - развел руками хоббит. - Нельзя ли Вхуячить ее?
  - Нахуй! Нахуй! - хором отвечали гномы. - Нам неплохо Ебется и в темноте! Настоящий Пиздец творится в Пизде! А в ней темно, но Хуй не жалуется!
  
  - Да, да, да, конечно, Хуй не жалуется. Я тоже не жалуюсь,- Хуйнул хоббит, но со страху Проеб мимо скамейки, а вместо нее Ёбнулся о каминную решетку, Пизданув по кочерге и совку. В дело вмешался Гэндальф, как и в других случаях, умевший вставить Хер и провернуть.
  - Ш-ш! Не шуметь! Хуйню Нахуй! Сейчас Раззалупится длинной речью Неотъебаннейший Торин!
  
  И тот действительно Раззалупился, как любил Раззалупливаться, то есть длинно. Он начал так: Почтенноебы! Гэндальф! гномы, мистер Бэггинс! Мы сошлись в этом месте не для мелкой Поебухи.
   Пизда грозит нам отовсюду, а без Пизды поговорить можно только здесь. Скорым Хуем перед нами расстелится Пиздец дороги, а может быть и просто Пиздец, при этом все равно скорый. Вдумайтесь в это - Пиздец! просто Пиздец!
   Хуй занесен надо всеми - кроме Хитроеба Гэндальфа, способного
   проскочить даже между Пиздой и Хуем, пока те готовятся. Хоть Жоппы, хоть
  Пезды, которые ждут нас по пути, Гэндальф легко проткнул бы своим Хуем, но Хули толку?
  Нам-то что ?!
   мы-то рядом с ним - Хуями не вышли! . самая простая Пизда нас поманит и такая же Жоппа накроет нас с головой!!!
  
  И все-таки сегодня у нас - Заебательский миг! Я не Ебу без Хуя, если считаю, что наша цель известна всем. Известна всем, да не всеми Изъебана. Бильбо и Неебкие гномы помладше могли не погружаться глубоко в эту Пизду, так что нужно показать ее вблизи, чтобы она поманила и их.
  
  Таким Хуем Ебся Торин, и иначе Ебстись не умел. Он ведь был Важноебом, а не Хуйней Заебной. С Важноебами же так: если не положить Хуй их речам, то они Пиздят и Пиздят без остановки. Но в этот раз Торина как из Пизды окатили. Бильбо на словах "Пиздец, и скорый Пиздец, только вдумайтесь - Пиздец!Пиздец! Просто Пиздец!" даже не Высрал кирпичину - он заорал благим Ебом, подобно свистку паровоза, летящего Хуй знает на кого.
  
   Услышав, как где-то Пизду режут на части (так они поняли случившееся)
   гномы живо Пизданули со своих мест кто куда, но Припиздь со своих компаньонов сбил Гэндальф. На Хуйке его посоха вжух! зажегся маленький волшебный Заебись голубого цвета. В этих лучах все увидали Охуевшего Бильбо, трясущегося на коленях перед камином. , по
   всему было видно, что хоббит Опизденел. Действительно, Заебанный, он ото всего Отъебывался, даже не Ебя отвечать, в чем дело. Гномы не стали ждать, когда Хуй несчастного поднимется сам, а перенесли впавшего в Пизду хозяина в гостиную, оставили поблизости Немудящую закуску и вина, а сами Поебли назад, обсуждать как и куда нужно будет вдевать Хуй, чтобы добиться своих целей.
  
  - Легко Пизденящийся тип, но уж если ВзъебенЁтся,- его не остановить, любой Хуй на пути растопчет, любую Пизду переплывет - сказал Гэндальф - никогда не знаешь, когда его Ёбнет, но он один из самых Хероустремленных - свиреп, как дракон, который, сам наступил себе на Хуй, но думает, что на него наступили Вы.
  
  Слова эти были не без Хера в кармане, ведь
   не имели к хоббитам почти никакого отношения. И не Ебется к делу, что хоббит Бычий Рев мог силой воли Впиздюхать себя на лошадь и что он однажды, как ураган, Упидорасил гоблинов из Маунт-Грэма в Ебском Сходе на Зеленых Полях, нанеся палицей их королю Гольфимбулю большой Пиздюль и так, с одного Пиздюля отправил его голову в кроличью нору.; таким Хуем были выиграны и сражение c этими Обмудками, и игра в гольф. Но даже с учетом этого факта, Ебясь про ярость хоббитов, Гэндальф подставлял гномов под Хуй.
  
  Тем временем напуганный потомок Рёва вывалился из Ахуя и схватился за Хуй: этого было достаточно, чтобы осознать, что дела его шли Хуево.
   Отлежавшись Отъебшись в кровати, он тихонько подобрался
   Подъеб к двери в столовую. Речь Пиздеж держал Глойн, такой злой на Бильбо, что готов был на Хуй влезть от возмущения.
  - Пф, да на что он пригоден, этот Хер некрепкого замеса? Гэндальфу Пиздеть, как гоблину мешки ворочать - одно удовольствие! А ну как этот хоббит почует Пизду там, где ее нет? Взъебенится ни с того ни с сего и заорет - а за углом драконьи Ебла ? Тут-то нам и Пиздец! Нет, Ебите меня трое, а этот ор был у него со страху. Кабы не Хитроебское слово на его дверях, Хуй бы дал на отсечение, что мы Проебли мимо цели. Едва я увидел, как этот Мудофель мудохается, как понял, что дело Неебко: он всегда Мудохаться будет. У него Хуй как у бакалейщика, а не как у взломщика!
  
  Бильбо стоял в дверях как не Хуем ебаный: но на этих словах не выдержал, Уебал ручку двери и Въебся внутрь. Туковское Пиздонаследство взяло в нем верх. Больно уж ему захотелось доказать, что он не среди Говен Ёбся: ради этого хоть в Пиздование отправляйся хоть долгими холодными ночами под высокими Хуями спи. К тому же, Бильбо и правда Взъебенился, едва услыхав про "Мудофеля".
  
   Не одним Хером Ёб он себя позже, что глупо попался: Хуй сунул - а как теперь вытащишь? Вот тебе и Пиздец!", да было поздно. В тот роковой вечер Бильбо рассудил применить Хер совсем по-другому.
  - Прошу прощения, я нечаянно подслушал ваш чрезвычайно вежливый Далеко-Не-Пиздеж, господа! Не буду Ебать с каменной Мордой будто понимаю, о чем, собственно, речь; особенно Непроебно-Хуй-пойми прозвучали слова про взломщика. Но Хуя из песни не выкинешь: вы Ебете меня промеж собою как чмошника. Или как говорят у нас, у хоббитов, - Вялоеба. Что же я выну Хуй из ножен и докажу вам, что я не Вялоеб. Ни один Хуй не падал на мою дверь,
  Хитроебских знаков на ней нет, да и Хули, неделю назад я Поебся и выкрасил ее, так что привела вас ко мне всего лишь Неебуха. Честно сказать, как я увидел ваши хуйские Еблища, не из нашей Пизды вылезшие, то сразу подумал, что вы Пизданули не туда. Но располагайте Хуй, как будто пришли по адресу. Ебите начистоту, что нужно делать, и знаете что? я Выебу! Хоть бы мне пришлось Пиздовать в Самую Крайнюю Пустыню и держать там Хуй против хоббоборотней. В обществе моей прапрарпрабабушки Ёбся Бычий Рев, мой прапрапрадедушка. Так он...
  
  - верно Ебете, только он давно уже Хуй на гвоздь повесил, ваш дедушка, - не сдержал Хера Глойн. - А я Пизденел лично на вас и уверяю! Уверяю! на ваших дверях Хуем поставлен знак - уж я-то в этом Ухо и Рыло - Хитровыебанный знак взломщиков. И символ этот не из Мудей вырос, а имеет значение, я вам сейчас Хуепокажу какое: "Опытный Хер с винтом берется взломать любую Жоппу, будь то хитрая Жоппа или Жоппа с резьбой. Риск не Ебет, но без денег не Ебите". Так-то вот! И если слово "взломщик" вам почему-то щекочет Хуй, можете Ебсти себя "кладоискателем высшей категории - какая она там? "Не Отъебан Плюс"? - этот нам Похуй. Хитроеб Гэндальф, не пригубя Хер, сообщил , что здесь Ебется специалист в поисках работы и пригласил нас всем скопищем в среду в 5 вечера. Потому мы в эту нору и Пизданули, как вы выражаетесь!
  
  - Знак - это все равно, что Хуй: внутрь не втянешь. Был знак, точно был, и Шароебился прямо на двери у Бильбо, - сказал Гэндальф. -Хуй дам на обрезание, что он тут был, и знаете почему? Потому что я сам его туда и Въеб, причем не имея против вас ни единого Хуя в кармане. Вы Поебывали меня просьбами отыскать четырнадцатого Пиздователя для того, что вы так любите,- отважного Пиздования, и мой Хуй упал на мистера Бэггинса. И если кто-нибудь Заебнется, что я дал маху своим Хуем, то пусть отправляется Пиздовать втринадцатером, огребая Пизды, как и все, кто связался с этим номером. А можете
   и вообще отправляться в Пизду - я имею в виду, в Пизду шахты, копать уголь, то есть к себе домой! И Гэндальф посмотрел на Глойна так злоёбно, что тот от ужаса вжал Залупу в плечи, а когда Бильбо было отворил Ебало, Гэндальф вогнал его в Жоппу одним взглядом
  и хоббит мигом заделался Скромноебом.
  
  - Таким-то вот Хуем, - Отпиздел как Отпиздил Гэндальф - и чтобы никакой Поебухи больше не было. Я Хер напрасно не поднимаю - Бильбо значит Бильбо. Ебитесь с тем кого дают. И если я Ёб, что он взломщик то будьте спокойны: мимо Пизды, как дойдет до дела, он не промажет. Он далеко не такой Долбоеб, как полагаете вы, и не Промудень, как Поебывает себя он сам. Придет час (если вас не постигнет Пиздец до этого времени), и вы сами пожмете мне Хуй за этот выбор. А теперь, Бильбо, мой мальчик, можешь Пиздовать за лампой. Вытащим из Посратой тьмы на свет кое-что интересное, без чего многим здесь уже давно не Ебется на месте.
  
  И вот, под большой красной лампой с красным, как Хуй, абажуром Хитроеб склонился, разглаживая Хуешек пергамента, похожий на карту.
  
  - Над этой картой падал и вставал Хуй вашего деда Трора, Торин, - сказал Гэндальф, вокруг которого щелкали Еблами и Охуевали Гномы. - это не какая-то Поебь, а план Горы.
  - не вижу в этой Хуйне Хуя, Похуй что от дедушки, - хмыкал Торин, Шароебя глазами по листу.
  - Мне Хером показывать не нужно, я и без него помню Гору-Одноебку и все эти Ебеня
   вокруг нее. Я Ебу по памяти и Кромешное Пиздополесье и Сухую Неприятную Нудную Мудную Пустошь - да Хуй такие места забудешь, Ебись они в рот! Среди прочего, там Позалупливаются Драконы, но без Драконих... от такого зрелища Хуй не встанет...
  - Да дракон Ебется здесь, прямо на этой карте, вон он с краю, да Хули толку, как Доебемся до Горы, мимо него уж точно не Проебем. Карта нам эта Нахуй не нужна! - выкатил Хер Балин.
  - Есть еще Хуек, мимо которого вы Проебли, - возразил Гэндальф - можно Поебстись и увидеть на листочке потайной ход. Видите руну на западной стороне? Она перевернутая, Ебанутая руна! А Ёбкую руку с пальцем-Хуйком углядели? В этом месте Пиздопродавлен потайной ход в нижний Отсек. - Когда его Пиздопродавливали, может, он и был потайным, - сказал Торин. - но с тех пор как в эту Пизду продавили вход, там побывали все! Так с Пездами и бывает! Я это знаю точно! Так что и Дракон Смог, тот
   Ебется в тех местах сыздавна и наверняка смог Разъебаться, что к чему.
  - Может и так, но Дракон не сует туда свой Хуй. Это точно. - Почему? - спросили гномы.
  - Да потому что проход теснее тесной Жоппы.
   Даже когда Смог еще не отожрался и не Отъебся до нынешних размеров и то
   не сумел бы извиваться Хуйком по такой тоненькой Хуине. А уж теперь когда проглотил и Высрал столько людей, эльфов и гномов - и подавно.
  
  - А мне с моего Ебла кажется, что нора вовсе не тоненькая, - тихонько Пизданул Бильбо. (который Ебся отдельно от любых опасностей и Хером успел порыться только в хоббичьих норах). Бильбо опять начал Раззалупливаться перед гостями и притираться Хуем
  к тому, что они говорят, забывая, что лучше лишний раз не Пиздеть. Впрочем, он
   всегда неровно Ебся к картам и просто не мог удержаться.
  В норе ведь у него тоже висела карта - чертеж околодков, выселок и Пиздопроходов к Ебеням с отмеченными на нем дорожками для прогулок.)
  - Но на Хуй меня возьми, не понимаю, как такую дверь можно спрятать: даже если дракон положил на нее Хер, другие бы все равно увидели ее? - спросил Бильбо.
  (Ебите его великодушно: он был всего лишь маленький хоббит)
  
  - Непоебным числом способов, - отвечал Гэндальф. - и так Ебись, и этак - как хочешь.
  как Съебываются люди, и то не всегда ясно, а как Съебали от взглядов дверь, тем более не Доебешь: нужно видеть это своими глазами. Подписи тут Хером сделаны, но есть и ясный Хуец: дверь заперта и Приебана к Горе. Гномам такие дела без Ахуя, если не ошибаюсь?
  - Без Ахуя, ежедневно Ебаный прием, -подтвердил Торин. - мы и рады Ебенить двери такого Изъеба.
  Но это еще не весь Хуй, - дальше Еб Гэндальф - он тут длинный. к моей карте не зря Приебан ключ Переебчатой формы: вот он! И Хитроеб Выпиздовал серебряный ключ с Длинноебким стержнем и Выебчатой Пиздобородкой. Не пускайте Проебом! Берегите его!
  - По Пизде не пустим! - обещал Торин и ловко Нахерачил ключ на цепочку которую Хуесвесил себе на шею и Подъеб под курткой. благодаря Вам, Гэндальф, наша затея не кажется столь уж Невпиздуемой, как раньше, а наше положение не столь уж Непроебно.
  
   Мы положили Хуй Пиздовать на Восток, Ебясь при этом осторожно и
   не погружаясь в опасные места, и Допиздовать до самого Долгого Озера. Но у любого Хуя есть конец: там-то с нами и начались бы неприятности... - не там, а Хуйцом-другим раньше, уж я-то знаю, через какие Заеби лежит дорога на Восток. - ворчливо Поеб Гэндальф. - Из тех Ебеней мы Запиздюлились бы по речке Быстротечной, - мостил Хуй дальше Торин - и Припиздовали бы к Разъебанному временем старому Дейлу - древнему городу в речной борозде, Хером прочерченной под сенью Горы. Нет у нас Хуя идти в Дейл через Главнопездые Ворота. Под Главнопездыми воротами - главный Пиздец! Через них Пиздецует по воздуху сам дракон - если конечно он не послал в Пизду свои привычки чтобы вынуть из нее совершенно новые. Только это - Хуй-то там.
  
  - Да, под этими воротами Хер положен, - признал волшебник. . На этот Хер отыскать бы Похер, да за ним только к Неподъебанным воинам обращайся. Только где они теперь никем не Подъебанные? . Мечи пришли в Пизду, топорами Ебут по деревьям, щитами мешают суп чтобы не Съебся, а что до драконов, то некоторым невдомек, что они вообще еще Ебствуют на свете. Потому-то мой Хер остановился на взломе. Ведь к драконьему логову вами, гномами, Приебан ход! Пройдя по нему, мы знаем что делать: умелым Хуем пустить мистера Бэггинса в ход. Взломщик и Хуй - вещи связанные! Как ни Ебись, за Хер нужно брать с этой стороны, а там и план действий подоспеет.
  
  - Добрый Еб, - сказал Торин. - Но и у Хуя есть право голоса. Что Пизданет нам обо всем этом мистер Бэггинс? И Торин Изъебся в поклоне в сторону Бильбо.
  
   Хоббит Охуевши прокашлялся..
  
  - .прежде чем в Пизду нырнуть, нужно узнать о ней побольше, - отвечал Хоббит (в голове у него стояла дикая Ебля, но отступать он не собирался.)
  И Про дракона-смертоеба, про золото, и о том, на чьем Хую оно заработано и каким Хером в Пизду угодило и таким Ебом по всем кочкам. Все это важно, и без Бля.
  
   Торину от таких слов будто Ебаного мимо рта пронесли. - Да что же это! Да разве мы Хером тут перед вам игрались? вы что, ничего не слышали? Хуй ложили на то, что происходило? Нихера не поняли в песне?
  - понял и Ёб одним Хуем с вами. И все-таки хочу войти Хером еще раз: подробно, по порядку и без спешки, - Отзалупился Бильбо. Вид у него был такой деловой, с каким отбиваются от Мудней, пытающихся взять в долг. Бильбо Раззалупливался солидным
  господином и говорил так:
  . - Я был бы не Позаебан рассказом о риске, расходах, времени, что Отъебет у меня путь. Хотя торчал из-под этого совсем другой Херок :
  : "Не Уебут ли меня Нахуй? И - достанется ли мне хоть что-нибудь, кроме Пиздюлей?"
  
  - Ну, хорошо, Ебать по-вашему, - сказал Торин. - я Пиздану для самых Недоебливых еще раз. Но на этот раз - последний!
  
   Много взломанных Пезд назад , когда еще не покладал Хер мой дед Трор, наша семья познала Пиздюли на Севере и изгнанная оттуда, вынужденно Отъеблась к Горе, прихватив с собой сокровища, Отъебанные у жизни в течение многих лет. Гору эту от Херов отличил еще наш предок Трейн, но вкопались в ее Пиздятину гномы только тогда:
  основательно Изъебли ее склон, искусно Надъебали в нем впадины, обустроили полученные Проебы, а жилища, которые выдолбили Хуем ранее, Раcпиздовали вширь и вглубь. Щедрое Пиздогорье одаривало золотом и каменьями, гномы Ебли, но не Долбоебили, так что богатств досталось им до Пизды. Дед мой Возъебся до самых высот: он и так не был Хером, а сделался самим королем Под Горой. Люди кланялись ему в Хуй, признавая что тот не уступает их собственному, хотя вообще-то мы, гномы, - Мелкоебы.
  . Сами же люди Еблись на юге, но покуда Хуй да дело, обошли нас кривым Хером: расселились по реке Быстротечной до самой Горы. Там и раскрылся Пиздой их манящий город Дейл. В него держали Хер гномы, призванные теми людьми, у которых Хуй стоял на нашу работу. Даже Неебкие кузнецы получали от них Непиздяшные прибыли. Люди не знали для нас Нахуя, не знали Похуя, и Хуй у них не сжимался отправлять детей учиться в Гору, давая ответным Ебом всякую снедь, так что гномам не было Хера пахать самим. В те дни казалось, что Пиздец свернулся и сошел со своего пути. Даже Нищеебы среди нас успели Подприебать себе кое-что ценное. Свободного времени было хоть Хером балуйся , и гномы Ёб-ёб-ёб по железу молотками Ебенили ценные вещи просто так, Ебясь в свое собственное удовольствие.
  
  А как попридержать Хуй и не Запиздеть о Хитроебских игрушках, таких блестящих, будто выделаны из чистого Ахуя? Даже Отъебав весь мир, не сыскать сегодня ничего подобного. Чертоги моего деда ломились от таких вещей: Неспиженного, Неотъебанного, Неспертого, Неотхераченного у бедных, Неотжатого у народа, Неукраденного в Пизду, честно заработанного и прочего-прочего-прочего! Оттого-то и нацелил на нас Хуй дракон, эта Мерзоебкая и Смертоебская тварь. Драконы - а их Хуй уже успели все почувствовать - Пиздят золото и пускают по Пизде тех, кто приходит его возвращать. Отъебанное у других они сторожат пока не издохнут (а они имеют противный Хуй жить почти вечно), хотя все богатство для них - мимо Пизды Ебля: даже от маленького колечка им ни проку, ни Хуя нет. С металлами у них не бывает никакого искусного Ебства. Лапы у драконов - куски ссохшейся Хери, так что даже починить свою броню для них, и то - Непроебный труд.
  
  В те времена на Севере Распиздовалось множество драконов, а золото, наоборот, Повыеблось, и гномов кого покосило Хуем, кто Уёб с этих мест. Разорения и несчастья не вмещались ни в какую Пизду и, как бывает в таких случаях, родился лютый Пиздец. Всех попрал Хуем жадный Злоебный дракон по имени Смог. Из Пизды он вывалился тогда, когда никто этого не ждал. Однажды с севера Доебся гул, Гондовый гул урагана, сосны на Горе скрючились Захуем и завыли - так Ебуче Пиздюлил их ветер. Гномы, Ебшиеся под открытым небом уже за дальними Ебенями увидели как Херачащее пламенем, Пизденящее пеной, Низъебывает на Гору творение Пиздеца - лютый Дракон.
  
  Въебшись о землю, дракон Допиздовал до леса и Херакнул огнем: лес загорелся. В Дейле тем временем уже хоронили Похуй: со всех сил Ебашили по колоколам и собирали войско. У гномов мелькали перед глазами Ахуй, Нахуй, Охуй, сами они Ёбнулись к Главным Воротам, но там...уже ждал добычу на Отъеб себе Дракон. Никто из гномов не вынес свалившейся Ебеной Матери: никто не выжил... Реку Заебенило паром, туман Разъебся повсюду, и пользуясь Пиздомотней, дракон, налетел на войско - и Испиздецовал его досмерти - история такая же нередкая в те времена, как простой Хуй. Но Хером дело не ограничилось: дракон Ёбся и Ёбся дальше, все Упиздовывая на своем пути. Повернув к Горе, он Пропиздовал через Главные ворота: и тут уже оголил свой Хуй: Перееб всех кого увидел на улицах, переулках и перекрестках. И когда все без исключения гномы укутались в Пиздец, смертоеб торжествовал: все сокровища он вынес и Отъеб на себя. Хером тут не пошурудишь, но наверняка он Съеб все в кучу, запер в какой-нибудь пещере, да и Разъебся на добыче,. По ночам он, правда, Выпиздовывал через ворота, вострил Хуй на жителей Дейла и съедал их, так что городу пришел полный Пиздец: не в силах прокусить Нахуй, нависший над ними, люди бежали, куда укажет Хуй... Не могу Ебать с точностью, но Хер кто с тех пор поселился поблизости от Горы.
  Мы, спасшиеся при Проебе гномы, забрались к Хую в Жоппу и Пиздели без остановки, желая только одного - чтобы самому Пиздецу пришел Пиздец, да только Хули толку с Пиздежа!
  
  Вдруг я увидел, что проталкивали себе дорогу Херами мой отец с дедом. Оба они шли с опаленными бородищами , как будто жаркая Пизда их подмяла и помяла. Наш Пиздеж они на Хую вертели: ни слова от них было не дождаться.
  
  - Как вы выбрались живыми? Как вы Пиздец оставили с Хуем? Сам Пиздец! - спрашивал я, но тщетно... ни Хера я не добился. - Проглоти свой Ахуй на время, -сказали они Злоёбно - чтобы не пришлось глотать Хуй.
  
   Потом мы попрощали Хуй с этими местами и Пиздовали далее, Ебясь с места на место, вдевая Хер туда, где больше платили: Хуярили молотками, как кузнецы, Пизденели в шахтах, добывая уголь. Но Спизженное у нас, как Хуй между ног, не давало нам покоя, Даже и сейчас мы готовы Хуями лечь, а вытянуть из Пизды то, что Отвыеб у нас Смог. Камешек за камешком обратно из Пизды!
  
  Я Еб с разных сторон, как спаслись мои отец и дед, и не смог Допиздовать умом, в чем тут дело. Но теперь я сложил Хуй и Пизду и знаю точно. Хуй они унесли, Пиздуя потайным ходом! Карта - тоже их Херов дело, оттого-то я Поебусь спросить: где это Вы смогли Съебать ее, Гэндальф? Мою карту?
  - Я не Пиздил ее, а получил, как дают Хуй, - безвозмездно. Вашего деда Трора, накрыл Пиздой король гоблинов Азог, Ёбствовавший и зверствовавший тогда в Мории, как вам хорошо известно. - Пусть Впиздуется в Пизду Сукопизд! Само имя этого Сукопизда! -отвечал Торин.
   -. Но и ваш отец Трейн уже сто лет как навострил Хуй невесть куда, и с тех пор его как Хером зачеркнули.
  - Такой Хуюгой все и вышло, - вздохнул Торин. - Так вот Трейн, готовясь дать Ёбу в никуда, передал мне эту карту, чтобы я ответным Ёбом вручил ее вам. А что Ебсти до времени и места, то тут уж не Взъебите: другим Хером Допиздовать до вас бумагу все равно не вышло бы: уж на что мой Хуй длинен, и то я Заебся вас разыскивать! Когда ваш отец Отъебывал карту на меня он был в таком Охуе, будто провалился в Пизду со впадиной: мог и имен ваших не вспомнить. Так что не будьте неблагодарными Обмудками! Вот, держите! И Гэндальф Пропиздовал бумагу Торину в руки.
  
  - Все равно темен тут Хуй, и Хуйня в голову лезет, - сказал гном, изучив карту. Бильбо молчал, но Ебся с Торином в одном направлении: ему тоже Нихуя не было понятно!
  
  - Ваш дед, - подкинул Хера в разговор Хитроеб - отправляясь туда, куда его влек Пиздец - в рудники Мории, Перееб карту на вашего папу. Когда Пиздец не оставил от дедушки даже Хуя, ваш отец вместе с картой Отъебался в Пиздование сам. Много раз нападал на него Нахер, а сам он попадал Нахуй, но так и не сумел Доебать до Горы. Я скрестился с ним Хуями в зиндане у черного мага Некроманта, сиречь Трупоеба.
  
  - Вы-то каким Хером к трупам? - спросил Торин, кожу которого Поебло морозцем. Другие гномы тоже Хуйнули от этого имени. - К делу не Ебется. Сувал Хуй в разные дела, Ебствовал жизнь в своей привычной манере. Но Отъебу на чистоту: там, в зиндане, и передо мной помаячил Пиздец, а уж на что я Гэндальф! Конечно, я Поебся спасти вашего отца, но Хер-то там: он уже Ебу дался, мысли его Херачились друг о друга и Хуепутались, и лишь один Хуй не прекращал Ебать его до смерти: про карту и ключ.
  
  - Гоблинам Мории мы уже дали Пизды, не пронесем Залупу и мимо Трупоеба, - пообещал Торин. - Только Промудь и покажете! Такого врага вы, гномы, даже Заебать не сможете, а не то, что Выебать!. Отец же ваш Еб только об одном: чтобы его сын употребил Хер с пользой: разобрался бы в карте и ключе. Так что Дракон и Гора - это такой Хуй, что вам его до самого Хуя хватит ! И не Ебитесь выше!
  
  - Не этим Ёбом! Остановитесь! - Херакнул Бильбо. - Что за Хер? - спросили гномы и защелкали Еблами в сторону хоббита, а тот, потеряв по пути последний Похуй, в волнении произнес: - Не бросайте под Хуй то, что я сейчас скажу! - Ебите, мы слушаем! - отвечали гномы. - Я Ебу так, что вам надо держать Хер на Восток и там Поступить со всем, как с Пиздой. - Как это? Как поступают с Пиздой? - недоумевали гномы.
  - Так! на деле выяснить, где в ней ходы, а где выходы, какова она. Ведь не зря Ебется, что в Горе есть потайной ход, а драконы, хоть они и не Хером деланы, а тоже спят. Если окопаться Хуем у входа и подождать, то откуда ни Ебись, что-нибудь придет в голову. Ну а вообще, сегодня мы и Пиздели, и мешки ворочали - пора бы идти и спать! Перед тем как вы Отъебетесь в дальний путь, я не оставлю вас без Хера - приготовлю отличный завтрак!
  
  - Перед тем, как Отъебемся все вместе? Не такой ли Хуй мы только что держали? И лично вам его показывали?- спросил Торин. - Разве Вы не Главный Взломщик, самый Хуй нашего предприятия? И Пропиздовывать по тайному ходу, прятаться и ждать, как полный Пиздец, в засаде, разве не ваше дело? Но насчет кровати и завтрака я одним Хером с Вами. Яичницу из шести яиц с ветчиной, и чтобы все целые, глазунью, и без Еб Твоей Матери!
   После того, как все остальные гномы тоже каждый по-своему Раззалупились насчет завтрака ( и ни один даже не Поебся сказать "пожалуйста") все дружно Отзалупились от стола. Хоббиту еще пришлось Охуевать, устраивая каждого на ночь: будто
  собственный Хер, он оторвал от себя со слезами гостевые комнаты, кресла и диваны, дал каждому Хую перину и одеяло и сам наконец Разъебся спать - усталый и недовольный Лишь один Хер стоял у него твердо: в Пизду провалиться, но не вставать кормить этих дармоедов. Туковскую Припиздь в нем давно как рукой сняло, и в душе тихонько Поебывало сомнение, стоит ли наутро отправляться Пиздовать. Разъебшись на кровати, он слышал, как в соседней комнате Торин легонько Попездывает в ритм:
  
  За горы-Хуйки, за Мудовый туман
  Пошлем Нехуево огонь- караван
  За плевые горы пройдем, - и готово!
  И с кладом вернемся из Ебаных стран!
  
  Плевые горы? Ни Хуя себе. Пройдем Нехуево? Да Хера с два... Ебаные страны? Похоже на правду...
  
   Под эту Пиздовальческую песню Бильбо заснул и видел Херовые сны. Когда же Хуй смахнул Хуету, вовсю уже светило Солнце.
  
  Глава предпоследняя. Обратный Ёб
  
  Когда Хуйня полностью Повыеблась, вокруг не было ни одного живого Хуя. Бильбо придавило Нахуем на плоские камни Вороньей Высоты. День был Еб Твою Мать-какой противный: безоблачный и холодный. Бильбо обдало прохладным Ебом, а потом он Пизденел от дрожи, но голову жарило, будто Хером. - Что за Нахер тут прошелся? - спрашивал он себя в Ахуе. - Ясно только, что я не угодил под Пиздец. После Пиздеца не разговаривают.
   .
  Въебывая с натугой, превозмогая Херь, Бильбо поднялся и сел. Щелкнув Еблом, он не увидел в долине Пиздоломов гоблинов.: вместо них внизу Шароебились эльфы. Хоббит Поебся кулаками в глазницах, чтобы видеть лучше. Лагерь людей и эльфов пережил Отъеб, но, как будто Хер был для него в удовольствие, дыбился на прежнем месте. Около Главных Ворот собиралась всякая мелкая Мудь: шурудили и Пиздовали: это гномы Подзалупились разобрать стену. Но подо всем этим будто Хуй хоронили: ни веселых голосов, ни музыки, ни песен.
  
  - От такой победы Хуй сжимается, но все-таки это победа, - сказал Бильбо, ощупывая Распиздованную надвое голову. - Мы долго добивались победы, Но уныло от нее, как после Долбоебства. Вдруг из-за обрыва Выпиздовалась голова человека, слипшегося Хуем со скалой и подтягивавшегося наверх. Поднявшись, он навострил Хуй в сторону Бильбо.
  
  - Эй! - еле Ёб языком хоббит. - Чей Хуй встает внизу? Наш или нет? Каким Хером дела на поле брани? Не все еще провалилось в Пизду, если кто-то вылазит из нее!
   Человек остановился, Шароебя глазами вокруг и Охуевая. - Что это за Голос без Нихуя? Нихуя себе!
  
  - Бля, Опиздовало меня Кольцо! - сам от себя Охуел Бильбо, ощупывая палец. . Если бы не эта липучая Хероебина, легко провел бы ночь в уюте и тепле. Еб Кузнеца этго кольца! Еб его мать! Еб твою мать!
  Но ругаться было поздно.
   - Я Бильбо Бэггинс, Пиздобрательник Торина!! - закричал Бильбо, отправляя кольцо Нахуем в карман. И подумал: Нахуй, нахуй кольцо!!
  
   - Вот так Еб твою мать наоборот! Бильбо! - Охуел человек и
   Поеб в его сторону. Тебя найти - не в Мудях покопаться! Тебя б Ебли за убитого, если бы не Гэндальф: Хитроеб с Хера не сходил - был уверен, что слышал твой голос тут. Сам-то ты как? Крепко Уебли? Херачили со всего Ёбу?
  - Да, Хуем задело, - ответил Бильбо. - Но это Хуйня. Хуем Хуй не сломаешь.
  Вот только голова... В голове у меня Охуй, ноги друг с другом не Ебутся, и Хуй между них не держится.
   -. Я Доебу тебя до лагеря, - сказал человек и Впиздовал Бильбо себе на плечи.
  
  Человек Еб уверенно и смело и быстрее, чем скажешь "Хуй", он уже поставил Бильбо перед палаткой. В дверях туда-сюда Пиздовался расстроенный Гэндальф, держа перед собой руку, Разъебанную надвое. Даже Хитроебу досталось Хером, а уж что Хер творил со всеми остальными и говорить не приходится: тут и Нехуй, и Нахуй, и Охуй, и Ахуй, и Епт, - все испытали на себе воины.
  
  Доебя , что перед ним Бильбо, Гэндальф Хуя себе не находил от радости.
  Бэггинс! - - Не в Пизде ты себя нашел, это точно! А я уж думал, Нихуя не выживешь: дразнил Пиздец, дразнил и додразнился...
  
  Нехеропокладистая вышла история.
   Пизда над нами раскрывалась...
   не для Хуя она раскрывалась... а для нас... Но как мы на нее Хер с винтом нашли, я тебе потом расскажу. Сейчас Пиздовать отсюда! за тобой посылали. Торин дожидается тебя. Он по-прежнему Неотъебанный, но крепко Выебся в бою.
  
   Да уж, и такую Твердь Ебут! И такую скалу, как Торин! Торин Ебодуб лежал, угрюмо Ебаный врагами, изрытый, как будто внутрь ему пустили Долбоеба. Кольчуга Ебодуба была Распизжена, а топор - дался Херу. Гном кивал Расхераченной головой и не говорил, а Херовыплевывал по словечку.
  .
  - Бильбо! Бильбо! Ебкий вор!
  У тебя в запасе не один Хуй! А я сточил свой последний Хуй, и я ухожу.
   Я познал Епт, познал я и Хер.
  И я оставляю золото им обоим! ведь там, куда меня влечет Пиздец, оно превратится в Херню. Я Поебывал тебя, и это тоже была Херня. Прости меня.
  
  Бильбо, как Хуем околоченный, преклонил колено. Он готов был Схуеть, настолько слезы подбирались у него к глазам.
  - Прощай, Неотъебаннейший! Король Под Горой! Прощай, Торин!
   В Пизду золото, в Пизду драгоценности, В Пизду все на свете, если от тебя останется только Хуй!
  Хоть Хер и по мне колотил, я все-таки рад, что Ёбся с тобой в одном ряду - не всякий Бэггинс Пиздовал вместе с гномами.
  - Ты Ебешь неверно, - возразил Торин. - не замечая в себе самого главного.
  Да, Отваги в тебе на Херок, да, мудрости на Полхуя, зато вместе это Ебет. Если бы мы гномы Ебствовали жизнь, как вы, хоббиты, Ебствуете ее, не вострили бы Хуи на золото, а довольствовались Хуешком и Ебом оглашали окрестности под песни, мир не был бы таким Херовым местом! Но каким бы он ни был на самом деле - Ебущим или поющим - я навечно отправляюсь из него Нахер. Прощай!
  
  И Бильбо Поебся прочь, сел у одинокого Нахуя и заплакал. Он плакал так жалобно и так Заебно, как будто совсем проглотил свой Похуй. У него была открытая Ебу душа, у Бильбо Бэггинса. Время двигалось в Пизду, а он все не мог выползти из Охуя. Наконец, Хер нашел у хоббита свое место. - Все же Заебцом, что я застал Торина живым. Лучше бы, конечно, он прогнал свой Пиздец. Но Пиздец разве прогонишь? Только чужой, а свой никогда...
   А то, что мы расстались друзьями, это не простой Хуй. Таким Хуем можно гордиться... И все ж ты Мудень, Бильбо Бэггинс! такую Пиздотню завязал с этим камнем, а все как Хером об стол. Все равно ведь все кинулись Пиздить друг друга. Но за это тебя, впрочем, не Поебешь.
  
  О том, какой Ёб настал, когда его оглушили, хоббит узнал только от Хитроеба. Хер от этих рассказов не поднимался. Горькозаебанный Бильбо совсем приуныл и только и мечтал перестать наконец, получать Пиздюли и вернуться домой. Но быстро такой Хуй не прокинешь, потому пока я расскажу о Хероубийстве, случившемся без Бильбо.
   Не зря говорят: "Нахуй прилетел птахой". Птахи Орлы давно знали, что гоблины Раззалупливаются на войну. Когда те Попиздовали в горы, Орлы увидели все с неба.
  Тут уж Хуи валять было не надо - нужно было навалять их гоблинам, и побыстрее!
   Орлы держали об этом Не-Пиздеж , а потом приступили к делу.
   Почуяв, что началась битва, они Въеблись ураганом! Гоблинов гнали Нехуем со склонов горы, Нахуем в гущу врагов и Пиздецом - в самую пропасть. Орлы Хера не оставили на Одноебке-Горе, и только тогда эльфы и люди доверились своему Херу и тоже начали Ебать.
  
   Но Пиздец нагнал еще не всех гоблинов. Их было слишком Дохуища: больше, чем орлов, людей и эльфов. Хер не мог разделиться, чтобы напасть каждого, а гоблины перли Ёбом, так что Ужас и Опизденение пронеслись по войску. И тогда, как Хуй среди ясного неба, явился Беорн. Шел он в одиночестве, Переебленный в медведя, бурый и Охуелый, с шерстью Ебче любого зверя. Рев его Заебывал пушки и барабаны, гоблины глохли, а волкам и гоблинам был как скрежет Ебального станка. Вы ведь знаете, каков Ебальный Станок? Он неумолим, Непозаебан и не Заебывается никогда! Он нес с собой Охуй и ужас. Беорн разносил Пиздюли, прорываясь через заслон, ко
  Гномам, которые, Хуем скукоженные, Отъебывались от врага на холме. Доебав дотуда, Беорн встал Хером, поднял Торина и Выпиздовал его из боя.
  Потом развернул свой Хер назад и обрушил на врага. Никто не мог Уебать Беорна, никто не мог Заебать его, зато сам Беорн разметал гвардию Больга, а самого его схватил и не Заебся повалить, а потом Охуело топтал ногами. Так-то Еб Беорн!
  
  Пиздец обуял гоблинов, и они разбежались, как будто сам Хуй гнался за ними. А люди, эльфы и гномы не постеснялись и выдали им Ёпта оптом. А Хули стесняться?
  Гоблинов ловили, Ебали и толкали в Пиздища, где живет кое-что похуже, чем Нахуй. В этих-то Пиздищах и пошла по Пизде большая часть гоблинского войска. Те же, кто надеялись на Похуй , зря надеялись! Добрались они до лесных эльфов, только те выставили им Хуй наперевес. Так Пиздец подгреб последних из гоблинов, кроме тех, кто Хер запрятал в лесных дебрях. Так велика была Напиздь, свалившая гоблинов, что три четверти из них Хуя не нашло после этого, и север забыл про Хуй Злоебков на долгое время.
  
   Когда еще ночь не наступила, Пиздец уже Пизденел над гоблинами. Но погоня все еще шла своим Ебом, даже когда Бильбо навострил обратный Хуй в лагерь. Туда свезли тяжело Отъебанных, Отпизженных, Выебшихся, но попавших только Нахуй, а не под Пиздец.
  
  - А с орлами что за Ёб? - спрашивал Бильбо у Гэндальфа вечером.
  
  - Одни Хуй спустили с привязи и гонят гоблинов, другие развернулись Нахуем и отправились в свои гнезда, Хер у них на это место не вырос, вот они и Отпиздовали к себе с рассветом. Дейн Доеб до их предводителя Херову кучу золота и поклялся на ней, что Хуем никогда не тронет ни одного орла. Больше Еб-твою-матери с ними не было.
  
  - Нахуй как грустно, - сказал Бильбо. - Жалко, что они Уеблись! А вот бы они
   поторговали бы Еблом хоть немножко? Я бы Пошароебился вместе с ними! - говорил Бильбо, которого уже одолевала сонная Херь. - Может быть, обратным Ебом мы еще отправимся к ним? Кстати, как скоро я смогу вынуть прямой Хуй до дома? - Как Хером положишь, так и будет, - пожал плечами Гэндальф.
  
  Но пока Ёб да дело, Проеблось еще пару дней прежде чем хоббит Попиздовал в обратную сторону. Сначала Нахую пришлось отдать Торина. Он отправлялся в Пиздец, откуда нет возврата. Для насмерть Отпизженного гнома вырыли Пиздопроеб под горой, а Бэрд положил в разверзтую Заебь бриллиант Аркестон. - Хранись под Горой , пока Хуй с Горы не спустится в долину! и пусть Заебись парит надо всеми, кто Ебствует жизнью здесь отныне! - разинул Ебальник он.
  
  Там, где Торин лег в Пизду, король эльфов бросил к Херам его меч, Отъебанный у того в плену. В песнях Еблось, что меч этот лип к рукам, как Пизда, и пламенел, как она же, всякий раз, как враги держали Хуй на гномов , так что Хер кому удавалось Подъебать незамеченным к их крепости. Теперь в ней Ебствовал во весь рост Дейн, сын Нейна, Доебшийся до королевского звания. Не будь Муднями, другие гномы собрались у его трона. Из Пиздобратии Торина только двое не нащупали свой Хер после всех Переебов: Фили и Кили. Они навсегда ушли Нахуй, защищая собою Торина от Пиздеца. А когда Поебуха завершилась, десятеро других гномов решили с Хера не сходить и остались под Горой. Тогда Дейн вынул длинный Хуй и наградил их всех сокровищами.
  
  Но честно делить сокровища - это как Еб без твоей матери - занятие неинтересное.
   Только Бэрда не Наебли при дележке: Хер отнимешь у него его положенную долю! Дейн разевал Ебальник об этом так: Хуй покойного Торина криво встал бы на подобное. Он бы не послал Бэрда в Пизду, будь он жив. Говорят: "одним вершки, другим корешки, третьим - Хуюшки", но к Бэрду это не относится. Пусть Отъебывает себе свою четырнадцатую долю!"
  
  Но и четырнадцатая доля была не Ёбом собачьим! Важноебы всей Земли Ахуй как растерялись бы, увидев столько баблища. Бэрд от своей доли Поебся послать денег бургомистру. Отыскались друзья-Пиздобрательники, и им тоже пришлось Отхерачивать золота. Король эльфов, уж на что Хуй в золоте держит, и то не поморщил Ебло
  встать в очередь за своей долей, и получил от Бэрда - изумруд Гириона.
  
  C Бильбо щедрый Бэрд Отпизделся так: Сокровища мы дружным Хуем доставали, хотя когда их Хуями делишь тут уж не до дружбы. Сразу выясняешь, чей Хуй короче, а чей длиннее, только эти разговоры - Хуйня! Сокровища - тем же Ебом мои, что и твои. И Пиздец на этом. Вот только один Херок торчит занозой -о договоре. Старый договор нужен теперь, как старая Пизда! Ни один Хер на нее не встанет, хотя раньше вроде как собирался...
  
  Ну сам Поеби: Столько людей себе Хуй отбило, добывая сокровища, Поебать что в вашей Пиздобратии притом не состояло. . Нахуй их не пошлешь. Но и тебя Нахуй посылать я не хочу. Неудобно становится как Хую в сухой Пизде... Не ебутся так. Не по-людски это.
  
  А то скажут: Торин верным Хуем ткнул, говоря, что мы жадные Злоебки. Так что пусть ты от сокровищ и Отпизделся, мол, Нахуй тебе они нужны, мы все равно их на твою долю Отъебем.
  
  - Ты Неотъебаннейший человек, - отвечал Бильбо, - но Хера с два чего выйдет. На мне этот Хер не растет. Попиздуй я с кучей золота до дома, меня тотчас Уебли бы по дороге. А дома бы золото ждал Похуй. Да и Хули я с ним смогу сделать? На что мне его Проебывать? Нет уж, такой Еб твою мать - застрял в чужой матери!
  
  Но все же Хуй да дело, и Бильбо Впиздюхал к себе две шкатулки с золотом и, оглядываясь, готов был дать Ёбу на своем пони.
  
  Может, хоть это я и уберегу от полного Нахуя, - Отпиздел хоббит.
  
  У Подзаебшегося, но довольного Бильбо Хер теперь дошел до того, чтобы проститься с друзьями. Хоббит Ебал, какие слова выбрать, но явно Недопиздовывал.
  - Хуй без тебя, Балин! - наконец, сказал он. - И без тебя, Дори, Нори, Ори, Ойн, Глойн, Бифур, Бофур и Бомбур! Хуй без вас без всех! Просто Хуй...Но Хули делать?. Пора Ебствовать до дома!
  И все же особый Ёб - вашим бородищам. Пусть они не Объебутся, как Обсосы, а будут Хееродыбиться как прежде.
   Прощайте!
  И разухарившись Хером к горе, Бильбо еще раз Щелкнул Еблом: Прощай, Неотъебаннейший Торин! И вы, Фили и Кили! Пусть вас не положат на вас Хер потомки, пусть вас после смерти не посылают Нахуй!
  
  Гномы, Пиздовавшие за Бильбо до ворот, Низъеблись в поклоне, но были в таком добром Охуе, что ни слова не Пропиздели на прощание. -Не сверни Хер в пути, Доебись до дома целым, - наконец сказал Балин. - А если Поебешься назад, то мы такой пир Заебеним, Пизду от Хуя не оттащишь!
  
  - Пизду от Хуя? Я уж Наебся, спасибо! Приключение Пиздец какое было! а если вам этой Пиздовасии было мало и вы Попиздуете снова в Хоббитанию, то Ебашьте в мою дверь не задумываясь! Нахуй вас не ждет, это точно, а только чай, который я подаю в четыре вечера.
  
  И он развернул Хуй к дому. Войско эльфов Хуепуталось вслед за ним. Оно По-Пиздецки уменьшилось, но те, мимо кого Хер прошел, радовались как дети: гоблинам Въебли , на Дракона нашелся Пиздец, и после всего можно было, наконец, раскрыть Ебла навстречу весне. Гэндальф и Бильбо Пиздячили позади короля эльфов, в одной Пиздобратии с Беорном, который не Переебся в медведя, а шел с человеческим Еблищем, Охуевал от хохота и пел. Так они и Пиздовали, пока не Доебли до Черного Леса. Тут перед ними встал Хер в полный рост. Хероугубляться в черные Проебы Леса Бильбо и Гэндальф вовсе не собирались. Тщетно король эльфов Заебывал их оставаться погостить: Гэндальф и Бильбо не настолько Заебались. Они взяли твердый Хуй обойти лес с севера, через Ебаные Пустоши, раскрывшие свои Пиздопотемки между лесом и Серыми горами. Дорога Долбоебила своей скукой, но после того как гоблинов Уебали, Нахуй больше не водился в этих местах. К тому же, ближним Хуем с Гэндальфом и Бильбо шел по Долбоебской дороге Беорн.
  
  - Прощай, король эльфов! - сказал Гэндальф. - Не поминай нас Нахуем! Пусть не Заебется ваш лес! пусть растет он Вечноебкий и вечнозеленый, ведь мир этот теперь, когда Дракона Выпиздили, не такое уж и Уебанство!
   - И ты прощай, Гэндальф! Чем чаще ты Хер суешь ко мне во дворец, тем Хуйни в нем меньше! - Ёб в ответ эльфийсий король.
  
  - Не Ебите великодушно, - Пропиздел Бильбо, Переебываясь с ноги на ногу - возьмите подарок, который я Приеб. И он протянул серебряное ожерелье, Отъебанное на его долю Дейном. Король был в Ахуе. Он не Заебывался, ожидая подобного.
  
  - Еб Твою мать! Чем я заслужил такой Заебок, хоббит? - я Поеб, что вам... будет не в Пизду, Захерачить себе что-нибудь себе за свое гостеприимство. Я взломщик, а не какой-нибудь неотесанный Хуй. И раз уж я Позалупился кушать вашего хлеба, то должен вернуть что-либо обратным Ебом. - Я принимаю твой Хуй, - Отпиздел король. - и даю тебе ответный: ты отныне Неотъебаннейший друг эльфов! И это почетные слова! Но мой совет: научись Заебываться на честной работе, потому что воровать у тебя выходит уж слишком Ебко - как Нехуй делать!
  
  Эльфы Поебли к лесу, а Бильбо вытянул свой Хуй в долгий обратный путь. В пути пробовала наводить Пиздец разная Хуйня - Ебаные Пустоши, на то уж они и Ебаные. Голый Хуй в них лучше не сувать: ведь даже если Отпиздишь гоблинов, другие Злоебки от этого никуда не денутся. Правда,Бильбо за Хуй опасаться было нечего: его защищали Нехуйственные друзья и вели верным Ебом до дома. Хитроеб и Беорн не давали опасности Разевать свое Ебло.
  
  Еб за Ебом, зима Допиздюхала до середины, и тогда путники воткнули Хуй рядом с домом Беорна, решив с Хера не сходить, а остаться погостить. Звонко Пизденели Святки, гостей набралось к Беорну - Пизде не Наебаться. Гоблины отныне всем были Похуй: Выебанные с кровью, они Проеблись в Жоппы, Хуйнули в Проебища и провалились в глубокие подземные Пиздодуи, как будто их и не было вовсе. Варги тоже дернули яйца из леса и после того, как Отпиздовали, там стало мирно. Беорн Возъебся до самых высот и стал Важноебом в Диком крае. У него Наеблось детей, и все они умели Переебываться в медведей. Если поворошить Хером, были среди Беорнингов и Мудни, и Уебки, но большинство добрым Хуем сделаны да и с Ебла вылитый папа. Вместе они Отпиздили последних гоблинов, и пригласили Заебись в Дикий край на долгое поселение.
  
  Уже Пиздовалась прекрасная и теплая весна, а Солнце светило, не зная Хера, когда Бильбо и Гэндальф Попиздюхали от Беорна. Как ни Охуевал Бильбо по родному дому, но из чужого выходил, как из Пизды, - медленно и без какого-либо удовольствия. В саду Беорна цветы Раззалупливались уже весной, как будто наступило лето! Ёб родной дом, если нужно покидать такое место! Еб твою мать!
  
  Хитроеб и хоббит вяло Поеблись по дороге и скоро Хуем околачивали перевал, где произошел их старый Еб с гоблинами. На этот раз перевал Переебли без проблем. С невысоких Ебеней открывалась угрюмо Ебаная Солнцем равнина. И только за дымкой Нахуя еще Еблась безутешная Гора-Одноебка - так далеко, что только Похуй дальше. На Херовитых Ебнях Горы Пизденел, поблескивая, снег.
  
  - Снегом Повыебло огонь, - Щелкнул Еблом Бильбо. - И драконов-смертоебов Повыебло тоже. Их, как и все, настигает Пиздец.
  И хоббит дал полного Еба от Горы, ставя Хуй на своем путешествии. Хер у Бильбо уже давно погас, Туковское Съебалось в нем без остатка, а Бэггинсовское, наконец, Распетушилось.
  
  - Только один Хер сейчас стоит у меня в горле: быстрым Ебом, и до дома, срочно! - сказал Бильбо.
  
  Поздно Ебаная, то есть последняя глава
  
  Хер можно и затупить в дороге, если идти долго. Подъеблось уже к первому мая, когда Хитроеб и Бильбо, наконец, Допиздовали до долины Ривенделл, где загораживал путников от Пиздюлей Первый (а если Ебстись от Хоббитании, то Последний) Домашний Приют. Серо Муденел вечер, пони Заеблись, а тот, который вез поклажу, шатался так, как будто его отвели Нахуй. И Хитроеб, и хоббит Пиздецки замучались. Держа Хуй вниз по тропинке, Бильбо уловил Еб-еб-еб по уху: пение эльфов, Пиздовавшихся средь деревьев - Тонковыебанное и прекрасное, как будто они Ебствовали над музыкой все время, пока Бильбо точил Хуй против дракона. Гэндальф и хоббит охотно Доеблись до нижней прогалины, где эльфы тихонько Хуюкали песню, очень похожую на свою прежнюю.
  
  Потом эльфы Раззалупились из-за деревьев, пожелали гостям теплого Ёба и дернули Хером через мост к дому Элронда. Приняли там путников радушно, не Выебываясь; посадили за стол без Еб Твоей матери и потянули за Хуй рассказывать, как все вышло. Бильбо, Наебшийся
  прошедшим Пиздованием, помалкивал, и Пиздеж держал Гэндальф. Хоббит протащил свое Еблище через множество приключений, и по дороге он Допиздел до Гэндальфа свою историю. Но хитрый Хитроеб всегда Впиздячивал и что-то свое, так что Бильбо сидел и,
  Прихуевши, прислушивался.
  
  Так он, наконец, узнал, где Пиздопропадал Гэндальф, пока он был Пиздец как нужен. Это оказалась незлостная Хуйня, так что можно было не обижаться. Хитроеб вкладывал Хуй без остатка на совете добрых волшебников, Ебущих в деле белой магии. Всему светлому делу угрожал Длинный Нахуй от Некроманта, сиречь Трупоеба. Но Хитроебы закляли Трупоеба, развернули его Хером от Черного леса и выдали Пиздюлей.
  - Отныне, - провозгласил Гэндальф, - Лес уже не такое Ебаное дно, как раньше.
  Весь Север на сотни сломанных Пезд в будущее избавился от злобного Трупоебства, Конеебства и Заднего Мимопиздования. . Но Хуй может подняться и снова. Было бы Заебись, если бы этого Трупоеба Выпиздили бы Нахуй из мира где мы живем.
  
   -Это было бы и Хуесносительно, и Херопоказательно - показать Хер такому, как он, -растворил Ебальник Элронд, - но Пиздец постучится к нему не скоро, если до этого времени мы вообще Доебем. Эта Хуйня, которую он разносит, она затупляет любой Хуй.
  
   За рассказом о Еб-твою-мать-приключении, Хером протянулись и другие рассказы - о разных Нахуй-не-Пошлешь делах: об Ушедшем в Пизду безвозратно и о том, что только народилось из Пизды , и просто Пиздеж - и хоббит, уже не Ебя что слышит, отвалился, как Неебучий Хуй, и заснул. Из Ахуя Бильбо вывалился посреди ночи: будто Хуй на сковородке лежал он на белоснежной, как Дрочево, постели и ярко светила Ненаебшаяся Луна через открытое окно. Cнизу тоненьким Хуем играли эльфы, их голоса Пропездывали сквозь темноту до слуха хоббита.
   - Ну и Ебанись! Веселый народ, - сказал Бильбо, высовывая голову в Пиздооконную щель. - Ну скажу я вам и Еб твою мать! Который сейчас час? ваша колыбельная заколеблет и гоблина! Впрочем, почтительно Низъебываюсь перед вами. - а твой храп Заебет даже дракона! - хохотнули эльфы. - Но и мы Низъебываемся перед тобой, о Поебатель этих тварей.
  У Еб Твоей Матери всегда есть Ебатели, - с гордостью сказал Бильбо. - Но и у них устает Хер. Спать в доме Элронда - Заебись как здорово, если бы вы не Мозгоебли своей музыкой!
  И с такими словами Бильбо отвалился на кровать отдался сонной Хери и спал так долго, что
  Съеб из дому только поздним утром.
  Непозаебанный, Бильбо после этого плясал и уедался, Но Неотъебанная жизнь не щекотала
  ему Хер, и хотелось Пиздовать до дома. Потому неделю Проебя с эльфами, он простился с Элрондом - и вруча ему подарки, Хером задвигал с Гэндальфом в обратный путь. Ох уж, эти вечные Пиздования! стоило покинуть волшебное Нихуясебе - долину эльфов, как небо Захуепуталось, Херакнул гром, и Пизданул дождь. Хуйня возобновлялась!
   - Ебаный май! Хуев не оберешься! - ворчал Бильбо, пряча Ебло от мерзко Хуячащего дождя. - Что же, вот чудеса уже ушли Нахуем в прошлое, и Похуй с ними, мы Пиздюхаем до дома. В Пизду не заглядывай, это первая весточка оттуда. - До дома еще Пиздовать и Пиздовать по Длиннозаебывающей дороге, - предупредил Гэндальф. - Но Длиннозаебывает она все равно по пути к дому, как длинно ни Заебывайся, не попадешь ни в какое другое место. - Отпиздовал в ответ Бильбо.
  Путники Доебли до реки, Пиздопролегавшей на границе Дикого края, Херанули с крутого берега и по воде Бля-бля-бля пятками пошлепали к берегу. Вода в реке Въебывала, поднятая Охуевшим от Солнца - талым снегом и дождем. Хоббит и Хитроеб с трудом Перемудохались на другую сторону и попинали Хуи вперед, Ебясь быстрее, потому что уже вечерело. Так они Пиздовали к дому, как шли к дракону, но в обратном порядке, и без гномов, троллей и с тяжелой Херней под сердцем.
  
  По дороге Бильбо то и дело тыкался Хером в Ебеня, через которые Пиздовал ранее и Заебывал себя безутешными воспоминаниями. Конечно хоббит не Проеб место где прошлый раз творилась Херакала - пони Взъебся на ходу и Уеб в реку, а всю Пиздобратию Съебло с пути навстречу к Пиздоломам Тому, Берти и Биллу. Недалеко от этого Ёб-твою-мать-местечка Хитроеб и хоббит откопали Спизженное тогда же золото Пиздоломов.
   - Тут денег не просто Допизды. Их до Пиздеца! Я хочу сказать, до Пиздеца не потратишь! - растворил Ебало Бильбо - Поебись и забери их, Гэндальф, уж ты-то Впиздуешь это сокровище как следует. Ты Впиздователь.
   - Я Впиздую! и не только сокровище! я что-угодно Впиздую, любой Хер! Но справедливость мне тоже Впиздовать предложишь ? Хуй еще не Ёбся, что там дальше, может, тебе это золото больше моего понадобится. Сам тогда найдешь, как его Впиздовать.
   Они Хуесунули золото в мешки и Напиздячили их на пони, отчего те заныли, Отъебанные, но несчастные. Уебав лошадей поклажей, Хитроеб и хоббит сами Помудохались пешком.
  
  Как все же Непиздобольски приятно идти по траве! Как Неебуще щекочет она пальцы! Как беззаботно Пизденеешь на ней! Хоббит шел - и как будто Ебся, утирая пот красным платком.
  
   Пиздец есть всему. Без рук, без ног, без Ебла, а Ебет он все мироздание. Пиздец и нашему рассказу. Среди других Ебаных дней Ёб и такой, когда Хитроеб и хоббит Допиздюхали до мест, где Бильбо Вызалупился когда-то давным-давно на свет. Каждая Херь здесь была ему известна, каждый Хуек ощупан и даже мерзкая Еб Твою Мать, водившаяся здесь тоже, была не так опасна. С Мелковыебанного бугра Бильбо увидел не Хуй знает что, а свой дом! Свой старый милый дом! Вот так Пиздец!
   Ах, как хоббит Заебся без дома! Бильбо так Расхуйствовался, что даже прочитал стихи - он же был Стихоёб.
   - Что за Хер в тебя вошел? Я тебя не узнаю! - Подъебнул Гэндальф.
  
  Путники Пиздюхали и далее, Перемудохались через мост, Хуйнули мимо мельницы, а у своего дома Бильбо встал и Охуел, как столб. - Что тут такое? Что за Еб Твою Мать перед глазами? Даже не Еб Твою Мать, а Еб Меня Тут? Меня! Тут!
  
  И действительно - Бля! Рядом с домом Бильбо Пиздовалась Хуева толпа народу, и Почтенноебы, и Херы без масла, и полнейшее Мудье, и Гении - и Запиздовывались в жилище хоббита и Выпиздовывались из него, не Поебшись даже вытереть ноги о коврик. Бильбо как Хуем по лбу ударило: он вернулся в разгар аукциона! По Пизде отправляли его собственное имущество!
  
   К калитке Приебли большое объявление, от которого в пору было Ебу даться: "22 июня Почтенноебы Грабб, Грабб и Бэрроуз дадут аукцион, и к Херам отправятся вещи мистера Бильбо Бэггинса, потому что тот попал под Пиздец.Все желающие пусть готовят Хер к десяти утра".
  
  Бильбо подпрыгнул, как на Хую. Еб твою мать! Уже Еб полдень. Хуева куча вещей должны быть Проебаны на этом аукционе! Но Пиздец все еще наполнялся: дальняя Пиздобратия Бильбо - Ёбаные Саквиль-Бэггинсы - растопыривали Хер на само его жилище: Шароебились в нем, мерили комнаты, всерьез Подзаебываясь над тем, хорошо ли Впиздуется туда или сюда их мебель. Одним Хуем, Бильбо считали пошедшим Нахуй и не вернувшимся, и когда выяснилось, что с Нахуя возвращаются, многие были недовольны: они послали бы хоббита туда снова!
  
  После обратного Припиздования Бильбо про Еб Твою Мать вспомнили и Подмудки Под Холмом и Замудки за ним и Помудки По Ту Сторону Реки. Препирательства Долбоебились еще долго. Не один Хер сточился и не один Хуеотлуп случился, пока Бильбо не признали живым. Те кто Приеб его вещи на аукционе упирались Хуем, а недовольны были, как Сухие Пезды. Наконец, положив Хер на все это, Бильбо выкупил обратным Ебом всю свою мебель. Но серебряные ложечки Пиздопропали и не находились. Бильбо не шутя Позаебывался над мыслью, а не Спиздили ли их Ебаные Саквиль-Бэггинсы. Эти упертые Мудилы так и считали Бильбо Хером с горы, не признавая за настоящего Бэггинса. Уж так у них Хуй стоял жить в его норке!
  
  Ну да нет Хуя Однозаебываться серебряными ложечками, когда Проебом Проебывалось самое главное - репутация хоббита. Правда, не все Еблось против ветра: эльфы считали Бильбо другом, на Холм Запиздовывали гномы и Хитроебы - но вот Почтенновыебанные соседи Бильбо больше не считали его своей ровней.
  В Хоббитоне о Бильбо прямо Пиздели как о Ёбнутом - все кроме его дальней Пиздобратии с Туковской линии, Ебнутой не меньше, чем он сам. Да и то, Туковские Староебки попридерживали Хуй у молодежи, чтобы та не общалась близко с Бильбо.
  
  И все же наш герой на Недоеб со стороны других хоббитов не жаловался - просто потому что ему было Похуй. Он Ёбся жизнью в свое удовольствие - один Хер как его чайник, Хуюкавший на очаге, Выпездывая музыкальный ритм. Все шло тем же Ебом, как в очень давно Проебанные, но счастливые дни до того, как Хуем по лбу на Холме объявились гости.
  
  Бильбо немного скучал. Остро Ебать кинжалом стало некого, и Бильбо Хуесвесил его над камином. Кольчугу Впиздовал в прихожей, а потом вообще Отъеб на счет музея. Золото и серебро пришлось Проебать: деньги ушли на подарки (вот почему Туковская родня торговала Еблом вокруг Бильбо без остановки!). А с Волшебным Кольцом хоббит Заебся по-особому: Хуйнул его в тайное место и Напиздовывал на палец только когда Приебывались Злоебучие Обмудки, от которых проще Съебаться, чем объяснять, почему они должны пойти Нахуй.
   У Бильбо поднялся самый возвышенный Хуй на поэзию, а еще он вовсю Шароебился по гостям у эльфов. Многие соседи сильно Охуевали, Пиздунствуя, что, мол, Бильбо Ебнулся. И почти никто ни в Хуй не ставил его рассказы о приключениях.Но хоббит этим не Заебывася - и чувствовал себя Охуенно счастливым человеком, ложивши на все это (и многое другое) Хуй.
   Одним Мутновыебанным осенним вечером - Проебалось два или три года после Пиздования - Бильбо затуплял Хуй, работая над мемуарами. Он крепко Поебся над названием и придумал его: "Пиздования хоббита: Нахуй, а потом от Хуя". Заебись сказано, думал он себе, как вдруг Ебанись! В дверь снова Пизданули и внутрь пропинал Хуй Гэндальф, пришедший в два Хера с гномом Балином!
   - Мои Неебанные гости! Впиздовывайте! Впиздовывайте, не останавливайтесь! - радостно Заебывался вокруг Бильбо. - Какоей Заебись, что вы вообще пришли...
  
  Гости Херопогрузились в кресла и довольные растопырились Хуями у камина. Балин не Проебал, что Бильбо успел Пиздоприхорошиться:носил теперь жилет со Златоебкими
   пуговицами. Но и хоббит не Охуел, увидев на Балине Выебчатый пояс, Пиздатый не чем-нибудь, а драгоценными камнями. Борода у гнома Херовытянулась еще на пару дюймов.
  
  Хер зацепился за Хер, Бильбо и Балин Попиздовали вспоминать прошлое. Бильбо спросил, как идет Еб Твою Мать Под Горой - и Охуел! Выяснилось, что никакой Еб Твоей Матери там больше нет, а живут люди Заебись как здорово. Бэрд заделался Охуителем - выстроил город такой Охуительный, что можно смело положить Хуй на прежний Дэйл . Люди, видя такое, недолго щелкали Еблами и Попиздовали к Бэрду с юга, востока и запада. Теперь они Въебывают на полях под городом и всем довольны. Земля в долине такая плодоебная что какой Хуй ни кинешь, все растет. Места, где гостил Ебаный Пиздец, весной теперь Заебываются от цветов и птиц, а осенью от плодов и пиров. Озерный Город, когда-то Отпизженный, теперь поднялся снова, и Пизденеет в роскоши. По реке Быстротечой Пиздуют туда-назад Мелковыебанные лодки с товарами. Эльфы, гномы и люди имеют на уме только один Хер - тесную дружбу друг с другом.
  
   А Староебок бургомистр - так бы его Хером! - нашел себе гнилой Пиздец. Бэрд широким Хуем отвалил ему много золота для Озерного города, но бургомистр Спиздил все, что только мог, и, как Мудак, Съебал в Дикий край, где Охуел от голода. - Новое Ебло по-новому Ебет, - закончил Балин. - Новый бургомистр не такой Промудень, как старый, и горожане от него в Ахуе. Только и Пиздежа, что весь Заебись благодаря нему. Уже Херооттиснуты слова новых песен о его правлении! О том, что руководство нового мэра поднимает Хуй.
   - У каждого?! Ебаный в рот! - только сказал Бильбо. - Вот теперь-то Дохера! Как в сказано в пророчествах! Неужели в них не Херня?
   - А то! - Отзалупился Гэндальф. - Почему это пророчества должны быть Херней? Херня - это все, кроме пророчеств! или твоя вера в чудеса в Пизду нырнула от того что ты помог Впиздовать их в действительность? Не Схуел ли ты считать, что и Пиздец мимо тебя просто так прошел? потому что ты такой ловкий Хуй? Все Пиздопритерлось так удачно не только для твоего спасения. Ёбу нет, личность Вы обаятельная и даже просто Заебательская, я Пиздец как Вас люблю! Но не Херовыплевывайте самое важное! мир Заебись как огромен а вы в нем только маленький Поебыш! Да, Поебыш!
  
   Да и Поебать все это! -
  зато у меня Ахуй какой табачок! и Бильбо Пропиздовал Хитроебу свою табакерку.
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия) В.Василенко "Стальные псы 6: Алый феникс"(ЛитРПГ) Я.Ясная "Муж мой - враг мой"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Hisuiiro "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"