Окуджава Булат: другие произведения.

Булат Окуджава. Сборник стихотворений. Двуязычная версия (Russian-English).

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Булат Окуджава. Сборник стихотворений на русском и английском языках. Перевод А. С. Вагапова


  

0x01 graphic

Булат Окуджава

Сборник песен

Перевод А.С. Вагапова

Bulat Okudzhava

Collection of Poems

Translated by Alec Vagapov

  
  
  
  
      -- Молитва Фpансуа Вийона
      -- Грузинская песня
      -- Голубой шарик
      -- Времена
      -- Опустите, пожалуйста, синие шторы...
      -- Давайте восклицать...
      -- Мне нужно на кого-нибудь молиться...
      -- Не бродяги, не пропойцы...
      -- Песенка о Моцарте
      -- Ваше благородие, госпожа разлука...
      -- Как научиться рисовать
      -- Музыкант
      -- Еще один романс
      -- О кузнечиках
      -- Песенка о дальней дороге
      -- Живописцы
      -- Веселый барабанщик
      -- Песня старого шарманщика
      -- Мой город засыпает...
      -- Песенка об открытой двери
      -- Летняя бабочка вдруг закружилась...
      -- Цирк
      -- Старый пиджак
      -- Я никогда не витал, не витал
      -- Песенка о ночной Москве
      -- Мой карандашный портрет
      -- Как я сидел в кресле царя
      -- Ночной разговор
      -- Мгновенно слово. Короток век...
      -- Я вновь повстречался с надеждой...
      -- Бумажный солдатик
      -- Глас трубы над городами...
      -- Тьмою здесь все занавешено...
      -- В городском саду
      -- Песенка о солдатских сапогах
      -- Все глуше музыка души...
      -- Полночный троллейбус
      -- Нева Петровна, возле вас -- все львы...
      -- Всю ночь кричали петухи...
      -- Главная песенка
      -- Фотографии друзей
      -- Мы стоим -- крестами руки...
      -- Арбатский дворик
      -- Неистов и упрям...
      -- Песенка веселого солдата
      -- Допеты все песни
      -- Дежурный по апрелю
      -- Песенка о художнике Пиросмани
      -- Старинная студенческая песня
      -- Ну чем тебе потрафить, мой кузнечик...
      -- После дождичка небеса просторны
      -- То падая, то снова нарастая...
      -- В этой жизни прекрасной, но странной
      -- Примета
      -- Надежда, белою рукою
      -- На белый бал берез не соберу...
      -- Музыка
      -- Строитель, возведи мне дом...
      -- Быстро молодость проходит...
      -- По какой реке твой корабль плывет...
      -- Счастливчик...
      -- Александр Пушкин
  
  
  
      -- Francois Villon's Prayer
      -- Georgian Song
      -- The Blue Air-Balloon
      -- The Times
      -- Will You Please Be So Kind
      -- Let's Shout And Rejoice...
      -- I Need Someone To Worship And Admire.
      -- You're Not Drunkards, You're Not Vagrants...
      -- Mozart
      -- Look Here, Your Majesty
      -- Learning To Paint
      -- The Musician
      -- Another Romance
      -- The Grasshoppers
      -- The Song Of A Long Road
      -- The Artists
      -- The Happy Drummer
      -- The Song Of The Old Street-Organ Player
      -- My City Is Asleep
      -- The Song Of The Open Door
      -- Wintertime. Night...
      -- The Circus
      -- The Old Jacket
      -- I've Never Hovered And I've Never Been
      -- When All At Once The Sound Of Trumpet
      -- My Portrait Drawn In Pencil
      -- How I Sat On The Tsar's Throne
      -- The Night Conversation
      -- The Omen
      -- The Word Is Instant, And Life Is Short...
      -- Again I've Encountered Hope...
      -- The Paper Soldier
      -- Sound Of Trumpet Over Cities...
      -- Darkness Has Covered The Room...
      -- In The City Park
      -- The Song Of The Trampling Jackboots
      -- The Music Of The Soul Is Flat...
      -- The Last Trolley Bus
      -- There Are Lions Beside You, Dear N.P...
      -- All Night The Roosters Uttered Cries...
      -- The Main Song
      -- Photographs Of My Friends
      -- Here We Stand, In Desperation...
      -- The Yard In Arbat Street
      -- Unyielding, Raged And Free...
      -- The Song Of A Happy Soldier
      -- I've Sung All My Songs.
      -- The Night Duty In April
      -- The Song Of Artist Pyrosmani
      -- The Old Students' Song
      -- What Can I Do For You, Grasshopper...
      -- After Rain The Sky Is So Vast ...
      -- The Tune Swayed Up And Down...
      -- Life Is Fine But It's Strange, For A Wonder...
      -- My Hope, At This Successive Session...
      -- I Cannot Gather Birch-Trees For A Ball...
      -- Music
      -- Youth Goes By, And Very Quickly...
      -- Tell Me, What Is The Shipping ...
      -- The Lucky Devil
      -- Alexander Pushkin
      -- Constructor, Build A Home For Me...
  
  
  
  
  
  

    
   * * *
  
    
   * * *
  
   Неистов и упрям, 
   гори, огонь, гори... 
   На смену декабрям 
   Приходят январи. 
  
   Нам все дано сполна: 
   и радости и смех, 
   одна на всех луна, 
   весна одна на всех. 
  
   Прожить ли так до тла, 
   а там -- пускай ведут 
   за все твои дела 
   на самый страшный суд. 
  
   Пусть оправданья нет, 
   и даже век спустя -- 
   семь бед -- один ответ, 
   один ответ пустяк, 
  
   Неистов и упрям, 
   гори, огонь, гори... 
   На смену декабрям 
   приходят январи. 
  
   1946 
  
  
   Unyielding, raged and free, 
   burn, fire, burn on, please... 
   Decembers tend to be 
   replaced by Januaries. 
  
   We've anything at all: 
   smiles, joys and everything, 
   one common moon for all, 
   one summer and one spring. 
  
   We'd live and go to grass 
   then, come what may, we will 
   for all the wrongs of ours 
   stand trial by ordeal. 
  
   We do not care, since 
   we know: when life is gone 
   for all of our sins 
   the reconing is one. 
  
   Unyielding, raged and free, 
   burn, fire, burn on, please... 
   Decembers have to be 
   replaced by Januaries. 
  
  
  
  
   ПЕСЕНКА СТАРОГО ШАРМАНЩИКА
  
  
   THE SONG OF THE OLD STREET-ORGAN PLAYER
  
   G
   Шарманка-шарлатанка,
   D7
   как сладко ты поёшь!
   G7
   Шарманка-шарлатанка,
   G
   куда меня зовешь?
  
   Em
   Шагаю еле-еле -
   E7 Am
   вершок за пять минут.
   Em/H
   Ну как дойти до цели,
   H7 Em
   когда ботинки жмут?
  
   Работа есть работа,
   работа есть всегда.
   Хватило б только пота
   на все мои года.
  
   Расплата за ошибки -
   она ведь тоже труд.
   Хватило бы улыбки,
   когда под ребра бьют.
  
   Работа есть работа...
  
   1957
  
  
  
  
   G
   My good old naughty organ, 
   D7
   The sound you make is sweet. 
   G7
   My good old naughty organ, 
   G
   I wonder where you lead. 
   Em
   I'm plodding hardly able 
   E7 Am
   to move ahead an inch. 
   Em/H
   How can I reach my aim when 
   H7 Em
   the shoes I'm wearing pinch? 
  
   I'm working, I'm freelancing. 
   A steady job it is! 
   I wish my sweat would last me 
   for my remaining years. 
  
   I have a great assignment 
   of paying for my slips, 
   if only I could smile when 
   I get it in the ribs.
  
  
   I'm working, I'm freelancing...
  
   1957
  
  
  
  
   ГОЛУБОЙ ШАРИК
  
   THE BLUE AIR-BALLOON
  
   Девочка плачет: шарик улетел.
Ее утешают, а шарик летит.
Девушка плачет: жениха все нет.
Ее утешают, а шарик летит.
Женщина плачет: муж ушел к другой.
Ее утешают, а шарик летит.
Плачет старушка: мало пожила...
А шарик вернулся, а он голубой.
  
1957
   A little girl's crying: her air-balloon is gone.
People console her, the balloon flies on.
A young maid's crying: no boy-friend as yet.
People console her, the balloon flies on.
A woman is crying: her husband has left.
People console her, the balloon flies on.
An old woman's crying: her life has been short.
The balloon has come back, and its colour is blue.
  
 
     
   ПЕСЕНКА О СОЛДАТСКИХ САПОГАХ
     
   THE SONG OF THE TRAMPLING JACKBOOTS
  
  
   Вы слышите, грохочут сапоги, 
   и птицы ошалелые летят, 
   и женщины глядят из-под руки? 
   Вы поняли, куда они глядят? 
  
   Вы слышите: грохочет барабан? 
   Солдат, прощайся с ней, прощайся с ней... 
   Уходит взвод в туман-туман-туман... 
   А прошлое ясней-ясней-ясней. 
  
   А где же наше мужество, солдат, 
   когда мы возвращаемся назад? 
   Его, наверно, женщины крадут 
   и, как птенца, за пазуху кладут. 
  
   А где же наши женщины, дружок, 
   когда вступаем мы на свой порог? 
   Они встречают нас и вводят в дом, 
   но в нашем доме пахнет воровством. 
  
   А мы рукой на прошлое: вранье! 
   А мы с надеждой в будущее: свет! 
   А по полям жиреет воронье, 
   а по пятам война грохочет вслед. 
  
   И снова переулком -- сапоги, 
   и птицы ошалелые летят, 
   и женщины глядят из-под руки... 
   В затылки наши круглые глядят. 
  
   1957 
  
   Now do hear the sound of trampling boots? 
   And do you see the birds fly off like mad 
   and women stare scrutinising routes? 
   I think you know what they are staring at. 
  
   Now do hear the sound of drum-beat bass? 
   The soldiers have to say their good-byes... 
   The squadron leaves to vanish in the haze... 
   The past appears clearly in the eyes. 
  
   What happens to your soldier's fortitude 
   when you return to your old neighbourhood? 
   It's women's trick who steal it from your chest 
   and keep it like a birdie in the nest.
  
   What happens to your women, man of war, 
   when you come home and open the front door? 
   They welcome you and kindly let you in 
   but in the house there's a smell of sin. 
  
   The past is gone -- who cares about that! 
   We look into the future, for the light! 
   And in the fields the carrion-crows are fat, 
   the roaring war pursues us like a plight. 
  
   Again you hear the sound of trampling boots 
   and see the frenzied birds fly off like mad, 
   and women stare scrutinising routes... 
   It's our napes that they are staring at. 
  
  
  
   ВЕСЕЛЫЙ БАРАБАНЩИК
  
  
   THE HAPPY DRUMMER
  
   Встань пораньше, встань пораньше, 
   встань пораньше, 
   Когда дворники маячат у ворот. 
   Ты увидишь, ты увидишь 
  
   как веселый барабанщик 
   в руки палочки кленовые берет. 
   Будет полдень, суматохою пропахший, 
   звон трамваев и людской водоворот, 
  
   но прислушайся -- услышишь, 
   как веселый барабанщик 
   с барабаном вдоль по улице идет. 
   Будет вечер -- заговорщик и обманщик, 
  
   темнота на мостовые упадет, 
   но вглядись - и ты увидишь, 
   как веселый барабанщик 
   с барабаном вдоль по улице идет. 
  
   Грохот палочек... то ближе он, то дальше. 
   Сквозь сумятицу, и полночь, и туман... 
   Неужели ты не слышишь, 
   как веселый барабанщик 
   вдоль по улице проносит барабан?! 
    
   1957 
  
  
  
   Get up early 
   when the birds begin to clamour, 
   when the caretakers turn up in the yards. 
   You will see the happy drummer 
  
   yes, you'll see the happy drummer 
   take his drum and maple drumsticks in his hands. 
   There will be another day of fuss and tumult, 
   streams of people and the rambling of a tram, 
  
   you just listen, you will hear, 
   and you'll see the happy drummer 
   walking lively down the pavement with his drum. 
   Night will come, -- the wicked plotter and the shammer, 
  
   streets will sink into the darkness, growing calm; 
   take a good look you will see, yes, 
   you will see the happy drummer, 
   walking lively down the pavement with his drum. 
  
   Roll of drum... now fading in, now fading out, 
   coming through the midnight, bustle, fog and hum... 
   Can't you hear the happy drummer, 
   make the loud rhythmic sound 
   can't you see him carry proudly his drum?! 
  
  
     
   * * *
   А.Ш. 
     
   * * *   
   To A.Sh. 
  
  
   Нева Петровна, возле вас -- все львы. 
   Они вас охраняют молчаливо. 
   Я с женщинами не бывал счастливым, 
   вы -- первая. Я чувствую, что -- вы. 
  
   Послушайте, не ускоряйте бег, 
   банальным славословьем вас не трону: 
   ведь я не экскурсант, Нева Петровна, 
   я просто одинокий человек. 
  
   Мы снова рядом. Как я к вам привык! 
   Я всматриваюсь в ваших глаз глубины. 
   Я знаю: вас великие любили, 
   да вы не выбирали, кто велик. 
  
   Бывало, вы идете на проспект, 
   не вслушиваясь в титулы и званья, 
   а мраморные львы -- рысцой за вами 
   и ваших глаз запоминают свет. 
  
   И я, бывало, к тем глазам нагнусь 
   и отражусь в их океане синем 
   таким счастливым, молодым и сильным... 
   Так отчего, скажите, ваша грусть? 
  
   Пусть говорят, что прошлое не в счет. 
   Но волны набегают, берег точат, 
   и ваше платье цвета белой ночи 
   мне третий век забыться не дает. 
  
   1957 
  
   There are lions beside you, dear N.P. 
   They guard your peace and quiet, like a demon. 
   I've never been a happy man with women, 
   you are the first one, as far as I can see. 
  
   I say, don't pick up speed, just take your time, 
   no trivial words of praise from me you'll hear, 
   I'm not a tourist of a kind, my dear, 
   I'm just a lonely man, that's what I am. 
  
   You're by my side again. I'm used to you! 
   I stare deep into your eyes intently. 
   It's outstanding men who loved you greatly, 
   although you never cared who was who. 
  
   You'd go towards the main street, looking nice, 
   without listening to the ranks and titles, 
   you would be followed by the marble lions 
   remembering the glamor of your eyes. 
  
   I would bend down to look into those eyes 
   and get reflected in the wide blue ocean, 
   a happy, strong young, man, filled with emotion... 
   So why this sorrow, why those tears and cries? 
  
   They say, the bygone days don't count.. Alas 
   the waves run over, wearing all out... 
   For ages long your off-white color garment 
   has not allowed me to forget the past. 
  
  
     ПEСЕНКА ВЕСЕЛОГО СОЛДАТА
     THE SONG OF A HAPPY SOLDIER
  
   Возьму шинель, и вещмешок, и каску 
   в защитную окрашенную окраску, 
   ударю шаг по уличкам горбатым, 
   как просто стать солдатом, солдатом. 
  
   Забуду все домашние заботы, 
   не надо ни зарплаты, ни работы, 
   иду себе играю автоматом, 
   как просто стать солдатом, солдатом, 
  
   А если что не так -- не наше дело. 
   Как говорится, Родина велела. 
   Как славно быть ни в чем не виноватым, 
   совсем простым солдатом, солдатом. 
  
   1957 
  
   I'll take a bag, a helmet and a ration, 
   a jacket of protective coloration, 
   I'll tramp about the streets, a barracks lodger, 
   it's easy to become a real soldier. 
  
   I will forget my daily cares and pledges, 
   I do not have to think of jobs and wages. 
   I'm playing with my gun, a barracks lodger, 
   it's easy to become a real soldier. 
  
   If something should go wrong, I do not care. 
   It's, so to say, my Motherland's affair. 
   It's great to be a simple barracks lodger, 
   an innocent and inoffensive soldier. 
  
   * * *
   * * *
  
  
   Не бродяги, не пропойцы, 
   за столом семи морей 
   вы пропойте, вы пропойте 
   славу женщине моей! 
  
   Вы в глаза ее взгляните, 
   как в спасение свое, 
   вы сравните, вы сравните 
   с близким берегом ее. 
  
   Мы земных земней. И вовсе 
   к черту сказки о богах! 
   Просто мы на крыльях носим 
   то, что носят на руках. 
  
   Просто нужно очень верить 
   этим синим маякам, 
   и тогда нежданный берег 
   из тумана выйдет к вам. 
  
   1957
  
   You're not drunkards, you're not vagrants, 
   round the table of seven seas, 
   sing the praises, sing the praises 
   to my woman, if you please! 
  
   Look at her as if she were 
   your salvation in sea storms, 
   you compare her, you compare her 
   with a shore that's very close. 
  
   We are earthly, don't you tell us 
   Tales of gods, they're are not for us! 
   We just carry on wings of ours 
   what you carry in your arms. 
  
   You just ought to put your trust in 
   the blue lighthouse on the rock, 
   then the shore, all over sudden, 
   will emerge out of the fog. 
  
  
     * * *
     * * *
  
   Мы стоим -- крестами руки -- 
   безутешны и горды, 
   на окраине разлуки, 
   у околицы беды, 
  
   где, размеренный и липкий, 
   неподкупен ход часов, 
   и улыбки, как калитки, 
   запираем на засов. 
  
   Наступает час расплаты, 
   подступает к горлу срок... 
   Ненадежно мы распяты 
   на крестах своих дорог. 
  
   1959 
  
   Here we stand, in desperation, 
   folding our arms in pride, 
   on the brink of separation, 
   at the threshold of a plight 
  
   where clocks with measured paces 
   stick precisely to their course, 
   and we keep our smiling faces 
   under lock and key, like doors. 
  
   Days of reconing are close, and 
   time has driven us to bay... 
   We are nailed to our crossroads 
   in a careless, slipshod way. 
  
  
    
   АРБАТСКИЙ ДВОРИК
  
    
   THE YARD IN ARBAT STREET
  
   ...А годы проходят, как песни. 
   Иначе на мир я гляжу. 
   Во дворике этом мне тесно, 
   и я из него ухожу. 
  
   Ни почестей и ни богатства 
   для дальних дорог не прошу, 
   но маленький дворик арбатский 
   с собой уношу, уношу. 
  
   В мешке вещевом и заплечном 
   лежит в уголке небольшой, 
   не слывший, как я, безупречным 
   тот двор с человечьей душой. 
  
   Сильнее я с ним и добрее. 
   Что нужно еще? Ничего. 
   Я руки озябшие грею 
   о теплые камни его. 
  
   1959 
  
   ...Like songs, years go by very quickly. 
   I've changed all my views and my mood. 
   The yard is too small for me, really, 
   I'm going to leave it for good. 
  
   I want neither honors nor riches, 
   nor anything else for the road 
   except for my neighbourhood which is 
   the only big thing that I've got. 
  
   Into my rucksack I put it 
   preparing myself for the stroll, 
   the yard, not so highly reputed, 
   but with a human soul. 
  
   I'm kind with it, strong, safe and sound. 
   What else do I need for once? 
   I touch its affectionate ground 
   to warm up my frozen hands. 
  
  
 
    
   БУМАЖНЫЙ СОЛДАТИК
    
   THE PAPER SOLDIER
  
   Один солдат на свете жил, 
   красивый и отважный, 
   но он игрушкой детской был: 
   ведь был солдат бумажный. 
  
   Он переделать мир хотел, 
   чтоб был счастливым каждый, 
   а сам на ниточке висел: 
   ведь был солдат бумажный. 
  
   Он был бы рад -- в огонь и в дым, 
   за вас погибнуть дважды, 
   но потешались вы над ним: 
   ведь был солдат бумажный. 
  
   Не доверяли вы ему 
   своих секретов важных, 
   а почему? 
   А потому, 
   что был солдат бумажный. 
  
   В огонь? Ну что ж, иди! Идешь? 
   И он шагнул однажды, 
   и там сгорел он ни за грош: 
   ведь был солдат бумажный. 
  
   1959 
   Once there lived a soldier-boy, 
   quite brave, one can't be braver, 
   but he was merely a toy 
   for he was made of paper. 
  
   He wished to alter everything, 
   and be the whole world's helper, 
   but he was puppet on a string, 
   a soldier made of paper. 
  
   He'd bravely go through fire and smoke, 
   he'd die for you. No vapour. 
   But he was just a laughing-stock, 
   a soldier made of paper. 
  
   You would mistrust him and deny 
   your secrets and your favour. 
   Why should you do it,
   really, why? 
   `cause he was made of paper. 
  
   He dreads the fire? Not at all! 
   One day he cut a caper 
   and died for nothing; after all, 
   he was a piece of paper. 
  
  
  
   ЖИВОПИСЦЫ
  
   THE ARTISTS
  
  
   Живописцы, окуните ваши кисти 
   в суету дворов арбатских и в зарю, 
   чтобы были ваши кисти словно листья. 
   Словно листья, 
   словно листья к ноябрю. 
  
   Окуните ваши кисти в голубое, 
   по традиции забытой городской, 
   нарисуйте и прилежно и с любовью, 
   как с любовью мы проходим по Тверской. 
  
   Мостовая пусть качнется, как очнется! 
   Пусть начнется, что еще не началось! 
   Вы рисуйте, вы рисуйте, вам зачтется... 
   Что гадать нам: 
   удалось -- не удалось? 
  
   Вы, как судьи, нарисуйте наши судьбы, 
   наше лето, нашу зиму и весну... 
   Ничего, что мы -- чужие. 
   Вы рисуйте! 
   Я потом, что непонятно, объясню. 
    
   1959 
  
   Artists, dip you badges brushes in the visage 
   of the bustling Moscow yards and sunrise glaze. 
   so that brushes might resemble autumn leafage, 
   whirling leaves that fall 
   to mark November days. 
  
   Dip your brushes by the city's old tradition, 
   dip them in the paint of light blue colour tint, 
   do the painting with devotion and ambition 
   like we do the walking down Tverskaya street. 
  
   Let the pavement stir up as if coming round ! 
   Let what hasn't started yet begin right off ! 
   Keep on painting, it will pass to your account... 
   Do we care
   if it hasn't quite come off?
  
   You depict our lives and fates like fair judges, 
   paint our summer, our winter, our spring... 
   never mind that we are outsiders, 
   you just paint, 
   and I'll expound everything. 
  
 
   * * *
  
   * * *
  
   Опустите, пожалуйста, синие шторы. 
   Медсестра, всяких снадобий мне не готовь. 
   Вот стоят у постели моей кредиторы 
   молчаливые: Вера, Надежда, Любовь. 
  
   Раскошелиться б сыну недолгого века, 
   да пусты кошельки упадают с руки... 
   Не грусти, не печалуйся, о моя Вера, -- 
   остаются еще у тебя должники! 
  
   И еще я скажу и бессильно и нежно, 
   две руки виновато губами ловя: 
   -- Не грусти, не печалуйся, матерь Надежда, -- 
   есть еще на земле у тебя сыновья! 
  
   Протяну я Любови ладони пустые, 
   покаянный услышу я голос ее: 
   -- Не грусти, не печалуйся, память не стынет, 
   я себя раздарила во имя твое. 
  
   Но какие бы руки тебя ни ласкали, 
   как бы пламень тебя ни сжигал неземной, 
   в троекратном размере болтливость людская 
   за тебя расплатилась... Ты чист предо мной! 
  
   Чистый-чистый лежу я в наплывах рассветных, 
   перед самым рождением нового дня... 
   Три сестры, три жены, три судьи милосердных 
   открывают последний кредит для меня. 
  
   1959 
  
   Will you please be so kind as to pull down the blinds, and, 
   Nurse, you needn't prepare for me any dope. 
   Here they are, right in front of my bed, keeping silent, 
   My old creditors: Love and Belief, and great Hope. 
  
   Now the short age's son has to settle accounts, 
   But the light empty purses drop out of my hand... 
   Please don't worry, Belief, don't be sad, and don't frown 
   For you still have a lot of your debtors around. 
  
   In a helpless and delicate way, feeling sorry, 
   And touching its hands with my lips, I will say: 
   "Please do not be upset, mother Hope, do not worry, 
   for you still have your sons that are here to stay." 
  
   Openhanded, to Love empty palms I'll extend, and 
   I will hear its soft penitential voice: 
   "Don't be sad for the memory hasn't yet faded, 
   I have given myself all away for your cause. 
  
   But no matter whose hands may have ever caressed you, 
   And no matter how ardent your passions have been, 
   People's gossip has trebly paid off all your debts, so 
   You are even with me ... You are upright and clean!" 
  
   I am lounging, clean, in the fade-in of sunrise, 
   Right before the emergence of forthcoming day... 
   Three benign fair judges, three sisters, three spouses 
   For the last time they trust me till I can repay. 

  
 
 
   ***
   ***
   О. Б.
   Мне нужно на кого-нибудь молиться. 
   Подумайте, простому муравью 
   вдруг захотелось в ноженьки валиться, 
   поверить в очарованность свою! 
  
   И муравья тогда покой покинул, 
   все показалось будничным ему, 
   и муравей создал себе богиню 
   по образу и духу своему. 
  
   И в день седьмой, в какое-то мгновенье, 
   она возникла из ночных огней 
   без всякого небесного знаменья... 
   Пальтишко было легкое на ней. 
  
   Все позабыв -- и радости и муки, 
   он двери распахнул в свое жилье 
   и целовал обветренные руки 
   и старенькие туфельки ее. 
  
   И тени их качались на пороге. 
   Безмолвный разговор они вели, 
   красивые и мудрые, как боги, 
   и грустные, как жители земли. 
  
   1959
  
   To O.B.
   I need someone to worship and admire. 
   Just think, a simple ordinary ant 
   got suddenly possessed with the desire 
   to bow the knee in fascination, charmed ! 
  
   The ant lost quietness and peace of mind, 
   life seemed so tedious to him. Meanwhile, 
   he made itself an idol of a kind, 
   a goddess in his own image and style. 
  
   And on the seventh day, at a sudden moment, 
   she sprang up, in a flash, from midnight lights, 
   without any sign and any omen... 
   dressed in a coat, she made a perfect sight. 
  
   Forgetting joys and sorrows, bad sensations, 
   he opened wide the doors to let her in 
   and kissed her weather-beaten hands, in adoration, 
   'n the little old shoes that she was wearing. 
  
   Their shadows were swaying in the doorway. 
   They quietly conversed, without saying a word, 
   like gods, they were beautiful, adoring, 
   like people, they were wistful and disturbed. 
  
 
   * * *
     
   Г.В. 
   * * *
     
   To G.V. 
  
   Тьмою здесь все занавешено 
   и тишина, как на дне... 
   Ваше величество женщина, 
   да неужели -- ко мне? 
  
   Тусклое здесь электричество, 
   с крыши сочится вода. 
   Женщина, ваше величество, 
   как вы решились сюда? 
  
   О, ваш приход -- как пожарище. 
   Дымно, и трудно дышать... 
   Ну, заходите, пожалуйста. 
   Что ж на пороге стоять? 
  
   Кто вы такая? Откуда вы?! 
   Ах, я смешной человек... 
   Просто вы дверь перепутали, 
   улицу, город и век. 
  
   1960 
  
   Darkness has covered the room an' 
   it's quiet and still as can be. 
   Good heavens! Your Majesty Woman, 
   you really want to see me? 
  
   Lighting is muddy in here, 
   the walls have a leakage trace... 
   Your Majesty Woman! Oh dear! 
   How did you get to this place? 
  
   My goodness! You came like a fire. 
   Smoke makes me gasp, I can't breathe... 
   Now do come in, I desire. 
   Don't stand in the doorway, please. 
  
   Where do you come from, my pretty? 
   How funny! I must be on edge... 
   You have mistaken the city, 
   the door, and the street and the age. 
  
  
  
   О КУЗНЕЧИКАХ
  
   THE GRASSHOPPERS
  
  
   Два кузнечика зеленых в траве, насупившись, сидят. 
   Над ними синие туманы во все стороны летят. 
  
   Под ними красные цветочки и золотые лопухи... 
   Два кузнечика зеленых пишут белые стихи. 
  
   Они перышки макают в облака и молоко, 
   чтобы белые их строчки было видно далеко, 
  
   и в затылках дружно чешут, каждый лапкой шевелит, 
   но заглядывать в работу один другому не велит. 
  
   К ним бежит букашка божья, бедной барышней бежит, 
   но у них к любви и ласкам что-то сердце не лежит. 
  
   К ним и прочие соблазны подбираются, тихи, 
   но кузнечики не видят - пишут белые стихи. 
  
   Снег их бьет, жара их мучит, мелкий дождичек кропит, 
   шар земной на повороте отвратительно скрипит... 
  
   Но меж летом и зимою, между счастьем и бедой 
   прорастает неизменно вещий смысл работы той, 
  
   и сквозь всякие обиды пробиваются в века 
   хлеб (поэма), жизнь (поэма), ветка тополя (строка)... 
  
   1960
  
   Two grasshoppers putter, knitting their brows, in the grass. 
   Over them blue foggy clouds to all sides are flowing past. 
  
   Beneath them are purple flowers and some sticky golden burs... 
   Two grasshoppers are engaged in writing poems in blank verse. 
  
   The grasshoppers dip their pens into the clouds and white milk, 
   so that their lines of lyric may be visible, distinct. 
  
   They synchronically scratch their heads and move their legs with jerks. 
   but they do not let each other get a peep of their works. 
  
   Like a lady, running to them is a little creeping bug, 
   but they do not feel like petting, they don't care for love and hug. 
  
   Other tempting creatures, too, approach them wishing to seduce 
   but the grasshoppers don't see them, they are writing their verse. 
  
   They endure snowfalls, heats and drizzling rain week after week, 
   at the turning point the world gives an abominable creak... 
  
   Summer, winter, joys and sorrows, come and go, and in between 
   that creative work acquires a clear-cut prophetic meaning. 
  
   And, despite their resentment, down will go in history: 
   bread (a poem), life (a poem), line (the branch of poplar tree). 
  
  
    
   СТАРЫЙ ПИДЖАК
   Ж.Б. 
    
   THE OLD JACKET 
   to Zh. B. 
  
   Я много лет пиджак ношу. 
   Давно потерся и не нов он. 
   И я зову к себе портного 
   и перешить пиджак прошу. 
  
   Я говорю ему шутя: 
   "Перекроите все иначе. 
   Сулит мне новые удачи 
   искусство кройки и шитья." 
  
   Я пошутил. А он пиджак 
   серьезно так перешивает, 
   а сам-то все переживает: 
   вдруг что не так. Такой чудак. 
  
   Одна забота наяву 
   в его усердьи молчаливом, 
   чтобы я выглядел счастливым 
   в том пиджаке. Пока живу. 
   Он представляет это так: 
  
   едва лишь я пиджак примерю -- 
   опять в твою любовь поверю... 
   Как бы не так. Такой чудак. 
  
   1960 
  
   I have a shabby jacket on, 
   It's rather old and quite worn out. 
   I ask the tailor to come round 
   and alter it before too long. 
  
   I tell him playfully: "You see, 
   the jacket needs an alteration, 
   the art and skill of dress creation 
   will bring the best of luck to me". 
  
   I say it playfully, in fun, 
   but he is serious, not laughing. 
   He worries fearing that something 
   may come amiss. A funny man. 
  
   He is exceedingly intent 
   on mending it, and seems to like it; 
   he wants the renovated jacket 
   to make me happy and content. 
  
   And this is how he sees the plan: 
   when he has done with alteration 
   I will believe in your affection... 
   But he is wrong. A funny man. 
  
  
    
   ДЕЖУРНЫЙ ПО АПРЕЛЮ
   Ж.Б. 
    
   THE NIGHT DUTY IN APRIL
   to Zh.B. 
   Ах, какие удивительные ночи! 
   Только мама моя в грусти и тревоге: 
   -- Что же ты гуляешь, мой сыночек, 
   одинокий, 
   одинокий? -- 
   Из конца в конец апреля путь держу я. 
   Стали звезды и круглее и добрее... 
   -- Мама, мама, это я дежурю, 
   я -- дежурный 
   по апрелю! 
   -- Мой сыночек, вспоминаю все, что было, 
   стали грустными глаза твои, сыночек... 
   Может быть, она тебя забыла, 
   знать не хочет? 
   Знать не хочет? -- 
   Из конца в конец апреля путь держу я. 
   Стали звезды и круглее и добрее... 
   -- Что ты, мама! Просто я дежурю, 
   я -- дежурный 
   по апрелю... 
  
   1960 
  
   What a wonderful and lovely night we're having! 
   But my mother is alarmed and worried strongly. 
   -- Why do you stay out at these hours, darling, 
   on your own 
   and so lonely? 
   -- I'm on my way towards the end of April, dear, 
   I should say, the stars have grown kind and round... 
   Mother, I'm just on duty here, 
   It's my April 
   Nightly round 
   -- Sonny, dear, I remember all your story; 
   now you're sad, your eyes are filled with grievance... 
   Maybe, she's forgotten you, and isn't sorry, 
   and she doesn't 
   seek forgiveness? 
   -- I'm on my way towards the end of April, dear, 
   I should say, the stars have grown kind and round... 
   Mother, I'm just on duty here, 
   It's my April 
   nightly round... 
  
  
  
   * * *
  
   * * *
  
   Всю ночь кричали петухи 
   и шеями мотали, 
   как будто новые стихи, 
   закрыв глаза, читали. 
  
   Но было что-то в крике том 
   от едкой той кручины, 
   когда, согнувшись, входят в дом 
   постылые мужчины. 
  
   И был тот крик далек-далек 
   и падал так же мимо, 
   как гладят, глядя в потолок, 
   чужих и нелюбимых. 
  
   Когда ласкать уже невмочь 
   и отказаться трудно... 
   И потому всю ночь, всю ночь 
   не наступало 
   утро. 
  
   1961 
  
   All night the roosters uttered cries, 
   and swayed their necks like crazy, 
   as if they were reading rhymes 
   declaiming in a frenzy. 
  
   And in those cries there was the kind 
   of bitterness, aroused 
   by the unwanted man's defiant 
   appearance in the house. 
  
   Far-far away the crowing rang, 
   inept and unavailing, 
   like the caressing of a man 
   who has become an alien 
  
   when she's unable to caress 
   and chary of refusing... 
   And thus the night dragged on like blessed, 
   unending 
   and confusing. 
  
  
  
   ПЕСЕНКА ОБ ОТКРЫТОЙ ДВЕРИ 
  
   THE SONG OF THE OPEN DOOR 
  
   Когда метель кричит как зверь -- 
   протяжно и сердито, 
   не запирайте вашу дверь, 
   пусть будет дверь открыта. 
  
   И если ляжет дальний путь, 
   нелегкий путь, представьте, 
   дверь не забудьте распахнуть, 
   открытой дверь оставьте. 
  
   И, уходя, в ночной тиши 
   без долгих слов решайте: 
   огонь сосны с огнем души 
   в печи перемешайте. 
  
   Пусть будет теплою стена 
   и мягкою -- скамейка... 
   Дверям закрытым -- грош цена, 
   замку цена -- копейка. 
    
   1961 
  
   When, like a beast, the snow storm roars, 
   when, in a rage, it howls, 
   you do not have to lock the doors, 
   of your residing house. 
  
   When on a lasting trip you go 
   the road is hard, supposing, 
   you ought to open wide your door 
   leave it unlocked, don't close it. 
  
   As you leave home one quiet night, 
   decide, don't pause a minute: 
   mix up the burning pinewood light 
   with that of human spirit. 
  
   I wish the house you live in, 
   were always warm and faultless.. 
   A closed door isn't worth a thing, 
   a lock is just as worthless. 
  
  
  
    
   * * *
    
   * * *
  
  
   Допеты все песни. 
   И точка. 
   И хватит, и хватит о том. 
   Ну, может, какая-то строчка 
   осталась еще за бортом. 
  
   Над нею кружатся колеса, 
   но, даже когда не свернуть, 
   наивна и простоволоса, 
   она еще жаждет сверкнуть. 
  
   Надейся, надейся, голубка, 
   свои паруса пораскинь, 
   ты хрупкая, словно скорлупка, 
   по этим морям городским. 
  
   Куда тебя волны ни бросят, 
   на помощь теперь не зови. 
   С тебя ничего уж не спросят: 
   как хочется -- так и плыви, 
  
   подобна мгновенному снимку, 
   где полночь и двор в серебре, 
   и мальчик с гитарой в обнимку 
   на этом арбатском 
   дворе. 
  
   1961 
  
  
   I've sung all my songs. 
   I'm out. 
   So don't talk about it now. 
   Though, maybe, a line, or a sound, 
   has been left out somehow.
    
   The wheels spin above and around it, 
   and though it can't swing at one dash, 
   naive and quite simple-minded, 
   it's eager to dazzle and flash. 
  
   There's still room for hope, oh my dear, 
   spread out your nice little sails, 
   you' are like a shell much too sheer 
   to sail through the city waves. 
  
   Wherever the waves cast you out 
   don't call anybody for aid; 
   there's no need to give an account, 
   keep sailing, do not be afraid. 
  
   You'll be like the instant picture 
   of silver midnight and yard, 
   a boy with guitar as a feature 
   of neighbourhood 
   in Arbat. 
  
  
  
    
   ГЛАВНАЯ ПЕСЕНКА
  
    
   THE MAIN SONG
  
   Наверное, самую лучшую 
   на этой земной стороне 
   хожу я и песенку слушаю -- 
   она шевельнулась во мне. 
  
   Она еще очень неспетая. 
   Она зелена как трава. 
   Но чудится музыка светлая, 
   и строго ложатся слова. 
  
   Сквозь время, что мною не пройдено, 
   сквозь смех наш короткий и плач 
   я слышу: выводит мелодию 
   какой-то грядущий трубач. 
  
   Легко, необычно и весело 
   кружит над скрещеньем дорог 
   та самая главная песенка, 
   которую спеть я не смог. 
  
   1962 
  
   Wherever I go I can hear 
   the song that has turned me on, 
   the best one I heard over here, 
   I listen again to the song. 
  
   The singing requires more effort, 
   it's raw and unripe, in fact. 
   However, the music is perfect, 
   the lyric precise and exact.
  
   Through times yet unseen and unknown 
   through transient tears and smiles 
   I hear a trumpeter blowing 
   the tune in the best of styles. 
  
   Unusual, light and so pleasant, 
   it whirls over roads in a spin, 
   this main song which up to the present 
   I haven't been able to sing. 
  
  
   НОЧНОЙ РАЗГОВОР 
  
   THE NIGHT CONVERSATION
   -- Мой конь притомился. 
   Стоптались мои башмаки. 
   Куда же мне ехать? 
   Скажите мне, будьте добры. 
   -- Вдоль Красной реки, моя радость, 
   вдоль Красной реки, 
   до Синей горы, моя радость, 
   до Синей горы. 
   -- А как мне проехать туда? 
   Притомился мой конь. 
   Скажите пожалуйста, 
   как мне проехать туда? 
   -- На ясный огонь, моя радость, 
   на ясный огонь, 
   езжай на огонь, моя радость, 
   найдешь без труда. 
   -- А где ж этот ясный огонь? 
   Почему не горит? 
   Сто лет подпираю я небо ночное 
   плечом... 
   -- Фонарщик был должен зажечь, 
   да, наверное, спит, 
   фонарщик-то спит, моя радость... 
   А я ни при чем. 
   И снова он едет один, без дороги 
   во тьму. 
   Куда же он едет, 
   ведь ночь подступила к глазам!.. 
   -- Ты что потерял, моя радость? -- 
   кричу я ему. 
   И он отвечает: 
   -- Ах, если б я знал это сам... 
  
  
   1962 
   -- My horse is worn out, 
   My shoes are well down at heel. 
   Now where shall I ride? -- 
   will you tell me, please, -- where shall I ride? 
   -- Along the Red River, my dear, 
   towards the Blue Hill, 
   towards the Blue Hill, 
   there, down by the Red River side. 
   -- And how do I get there? 
   My horse is so tired tonight. 
   Which is the right way to get to the place? 
   Tell me, please. 
   -- You ride to the bright light, my dear, 
   you ride to the light, 
   you ride to the bright light, my dear, 
   you'll find it with ease. 
   -- But where on earth is the bright light? 
   And why doesn't it shine? 
   I've propped up the sky with my shoulder for ages 
   at night... 
   -- The lamplighter lights it, but he is asleep, 
   it's his line; 
   he must be asleep... 
   And I've nothing to do with the light. 
   He rides on, alone, into darkness, 
   not knowing the way. 
   But where is he off to? 
   Night's coming right up to the eyes!... 
   -- Well, what have you lost there? -- 
   I shout as he rides away. 
   -- Good Heavens, I wish that I knew it myself, -- 
   he replies... 
  
  
 
  
  
  
  
   КАК Я СИДЕЛ В КРЕСЛЕ ЦАРЯ
  
    
   HOW I SAT ON THE TSAR'S THRONE
  
   Век восемнадцатый. Актеры 
   играют прямо на траве. 
   Я -- Павел Первый, тот, который 
   Сидит России во главе. 
  
   И полонезу я внимаю, 
   и головою в такт верчу, 
   по-царски руку поднимаю, 
   но вот что крикнуть я хочу: 
  
   "Срывайте тесные наряды! 
   Презренье хрупким каблукам... 
   Я отменяю все парады... 
   Чешите все по кабакам... 
  
   Напейтесь все, переженитесь 
   кто с кем желает, кто нашел... 
   А ну, вельможи, оглянитесь! 
   А ну-ка денежки на стол!.." 
  
   И золотую шпагу нервно 
   готовлюсь выхватить, грозя... 
   Но нет, нельзя. Я ж Павел Первый. 
   Мне бунт устраивать нельзя. 
  
   И снова полонеза звуки. 
   И снова крикнуть я хочу: 
   "Ребята, навострите руки, 
   вам это дело по плечу: 
  
   смахнем царя... Такая ересь! 
   Жандармов всех пошлем к чертям -- 
   мне самому они приелись... 
   Я поведу вас сам... Я сам..." 
  
   И золотую шпагу нервно 
   готовлюсь выхватить, грозя... 
   Но нет, нельзя. Я ж -- Павел Первый. 
   Мне бунт устраивать нельзя. 
  
   И снова полонеза звуки. 
   Мгновение -- и закричу: 
   "За вашу боль, за ваши муки 
   собой пожертвовать хочу! 
  
   Не бойтесь, судей не жалейте, 
   иначе -- всем по фонарю. 
   Я зрю сквозь целое столетье... 
   Я знаю, что я говорю!" 
  
   И золотую шпагу нервно 
   готовлюсь выхватить, грозя... 
   Да мне ж нельзя. Я -- Павел Первый. 
   Мне бунтовать никак нельзя. 
  
   1962 
  
   It's eighteenth century. The actors 
   play on a lawn, in open space. 
   I'm Paul the First, that is I act as 
   the Russian ruler of those days. 
  
   I listen to the sound of piano 
   and feel my head to music sway, 
   I raise my hand in regal manner, 
   but this is what I want to say: 
  
   "Away with finery and polish! 
   The brittle heels you should forget... 
   Parades and marches I abolish... 
   Roll up to visit bars instead... 
  
   Drink hard and make no bones about 
   rejoicing, marrying for fun... 
   Come on, grandees, have a look round! 
   Come on, cash down, everyone!" 
  
   And, menacingly, I am going 
   to draw my rapier, in a rage... 
   But I'm Paul the First, the sovereign. 
   A mutiny I cannot stage. 
  
   I still can hear the music linger. 
   And once again I want to cry: 
   "My dear fellows, lift a finger, 
   you'll work it out, if you try: 
  
   we'll kick the hateful monarch out, 
   and spit upon gendarmerie, 
   I'm sick and tired of that crowd... 
   I'll take the lead... Just follow me..." 
  
   And, menacingly, I am going 
   to draw my rapier, in a rage... 
   But I'm Paul the First, the sovereign. 
   A mutiny I cannot stage. 
  
   The music plays which I must follow, 
   and yet I am about to say: 
   "For your distress, your pains, your sorrow 
   I want to give my life away! 
  
   Don't be afraid of accusations 
   or you'll end up in a bad way. 
   I look ahead through generations, -- 
   I'm quite aware of what I say!" 
  
   And, menacingly, I am going 
   to draw my rapier, in a rage... 
   But I'm Paul the First, the sovereign. 
   A mutiny I cannot stage. 
  
  
  
  
    
   * * *
   Оле 
    
   * * * 
   to Olya 
  
  
   Я никогда не витал, не витал 
   в облаках, в которых я не витал, 
   и никогда не видал, не видал 
   городов, которых я не видал. 
   И никогда не лепил, не лепил 
   кувшин, который я не лепил, 
   и никогда не любил, не любил 
   женщин, которых я не любил... 
   Так что же я смею? И что я могу? 
   Неужто лишь то, чего не могу? 
   И неужели я не добегу 
   до дома, к которому я не бегу? 
   И неужели не полюблю 
   женщин, которых не полюблю? 
   И неужели не разрублю 
   узел, который не разрублю, 
   узел, который не развяжу, 
   в слове, которого я не скажу, 
   в песне, которую я не сложу, 
   в деле, которому не послужу... 
   в пуле, которую не заслужу?.. 
  
   1962 
  
  
   I`ve never hovered and I've never been 
   up in the clouds where I've never been. 
   I've never visited and I`ve never seen 
   cities and towns which I've never seen. 
   I've never modeled and I've never had 
   jars which I've never modeled and had. 
   I've never worshipped and I've never loved 
   women which I haven't worshipped and loved. 
   But what am I actually able to do? 
   Is it just what I'm unable to do? 
   Shall I be able to run and get to 
   the house which I am not running up to? 
   Shall be able to worship and love 
   women which I'll never worship and love? 
   Shall I be able, I wonder, to cut 
   the Gordian knot which I`ll never cut, 
   the Gordian knot I'll never undo, 
   doing a song which I`ll never do 
   saying a word which I`ll never say, 
   serving the cause which I`ll never serve, 
   catching a bullet I`ll never deserve?.. 
  
  
  
     
   В ГОРОДСКОМ САДУ
     
   I N THE CITY PARK
  
  
   Круглы у радости глаза и велики у страха, 
   и пять морщинок на челе от празднеств и обид... 
   Но вышел тихий дирижер, 
   но заиграли Баха, 
   и все затихло, улеглось и обрело свой вид. 
  
   Все стало на свои места, едва сыграли Баха... 
   Когда бы не было надежд -- 
   на черта белый свет? 
   К чему вино, кино, пшено, 
   квитанции Госстраха 
  
   и вам -- ботинки первый сорт, которым 
   сносу нет? 
   "Не все ль равно: какой земли касаются 
   подошвы? 
   Не все ль равно: какой улов из волн несет 
   рыбак? 
  
   Не все ль равно: вернешься цел 
   или в бою падешь ты, 
   и руку кто подаст в беде -- товарищ 
   или враг?.." 
   О, чтобы было все не так, 
  
   чтоб все иначе было, 
   наверно, именно затем, наверно, потому, 
   играет будничный оркестр привычно и вполсилы, 
   а мы так трудно и легко все тянемся к нему. 
  
   Ах, музыкант мой, музыкант, 
   играешь, да не знаешь, 
   что нет печальных и больных 
   и виноватых нет, 
  
   когда в прокуренных руках 
   так просто ты сжимаешь, 
   ах музыкант мой, музыкант, 
   черешневый кларнет! 
  
   1963 
  
   The eyes of fear are big
   while those of happiness are round, 
   festivities and injuries cause wrinkles on the face... 
   They started playing Bach 
   as the conductor quietly came out, 
  
   and everything calmed down, and all was back in place. 
   So all was back in place as soon as Bach resounded. 
   If we did not have hope, 
   the world would not make any sense. 
  
   This vanity of line and wine and sign -- 
   we would forget about it, 
   and for your first-rate fancy shoes 
   you wouldn't care less. 
  
   "It doesn't matter where you go 
   and where you tread the ground. 
   It doesn't matter if a fisherman 
   brings home big fish or small. 
  
   It doesn't matter if you're dead 
   or come home safe and sound, 
   and who assists you, friend or foe, -- 
   you do not care at all..". 
  
   For goodness sake, we wish such things 
   would never happen. Never ! 
   Perhaps that is the reason, maybe, that is why 
   the ordinary orchestra 
   plays with the usual flavour, 
  
   we follow it with ease or cannot do it though we try. 
   My dear musician, now you play, 
   and you are not aware 
   that guilt and happiness and illness disappear at once 
  
   the instant you, my dear musician, 
   dear clarinet-player, 
   just grip your instrument 
   in your tobacco-smelling hands! 
  
  
  
  
  
    
   ПЕСЕНКА О НОЧНОЙ МОСКВЕ
   Б.А. 
    
   THE SONG OF MOSCOW NIGHTS 
   to B. A. 
  
   Когда внезапно возникает 
   еще неясный голос труб, 
   слова, как ястребы ночные 
   срываются с горячих губ, 
  
   мелодия, как дождь случайный, 
   гремит; и бродит меж людьми 
   надежды маленький оркестрик 
   под управлением любви. 
  
   В года разлук, в года сражений, 
   когда свинцовые дожди 
   лупили так по нашим спинам, 
   что снисхождения не жди, 
  
   и командиры все охрипли... 
   он брал команду над людьми, 
   надежды маленький оркестрик 
   под управлением любви. 
  
   Кларнет пробит, труба помята, 
   фагот, как старый посох, стерт, 
   на барабане швы разлезлись... 
   Но кларнетист красив как черт! 
  
   Флейтист, как юный князь, изящен... 
   И вечно в сговоре с людьми 
   надежды маленький оркестрик 
   под управлением любви. 
  
   1963 
  
   When all at once the sound of trumpet 
   resounds, yet unclearly heard, 
   the word impetuously flushes 
   escaping lips like a night bird. 
  
   And music, like a casual shower, 
   meanders rumbling up above, 
   the little orchestra of wishes 
   conducted by the force of love. 
  
   In years of partings, fights and battles 
   when rains of iron, steel and lead 
   came down slashing us like fury 
   so that no lenience we'd expect, 
  
   and the commanders lost their voices... 
   it came as power from above, 
   the little orchestra of wishes 
   conducted by the force of love. 
  
   The clarinet's crushed, the trumpet's pierced 
   bassoon's worn like a walking stick, 
   the drum has burst at seams collapsing... 
   the clarinetist's looking chic! 
  
   The flutist, like a prince, is graceful, 
   agreeable over and above, 
   the little orchestra of wishes 
   conducted by the force of love. 
  
  
  
   * * *
  
    
   * * *
  
   То падая, то снова нарастая, 
   как маленький кораблик на волне, 
   густую грусть шарманка городская 
   из глубины двора дарила мне. 
  
   И вот, уже от слез на волосок, 
   я слышал вдруг, как раздавался четкий 
   свихнувшейся какой-то нотки 
   веселый и счастливый голосок. 
  
   Пускай охватывает нас смятеньем 
   несоответствие мехов тугих, 
   но перед наводнением смертельным 
   все хочет жить. 
  
   И нету прав других. 
   Все ухищрения и все уловки 
   не дали ничего взамен любви... 
   ...Сто раз я нажимал курок винтовки, 
   а вылетали только соловьи. 
  
   1964 
  
   The tune swayed up and down, forward, backward, 
   reminding of a boat on raging waves; 
   the old street-organ playing in the backyard 
   presented me with sadness and great pains. 
  
   I was about to begin to cry 
   when suddenly I clearly made ou
   the happy, joyous and delighted sound 
   of a hilarious crazy note, oh my! 
  
   Though we are in a state of agitation, 
   confused by the disharmony of pipes, 
   but in the face of mortal inundation 
   we want to live. 
  
   We have no other rights. 
   All tricks and duperies of the intriguer 
   have given nothing in return for love... 
   ...so many, many times I've pulled the trigger 
   but it's been nightingales that have gone off. 
  
  
  
    
   МОЙ КАРАНДАШНЫЙ ПОРТРЕТ
  
   MY PORTRAIT DRAWN IN PENCIL
  
   Шуршат, шуршат карандаши 
   за упокой живой души. 
   Шуршат, не нашуршатся, 
   а вскрикнуть не решатся. 
   А у меня горит душа, 
   но что возьмешь с карандаша: 
   он правил не нарушит 
   и душу мне потушит. 
   ...Последний штрих, и вот уже 
   я выполнен в карандаше, 
   мой фас увековечен... 
   Но бушевать мне нечем, 
   и жилка не стучит в висок, 
   хоть белый лоб мой так высок, 
   и я гляжу бесстрастно 
   куда-то все в пространство. 
   Как будет назван тот портрет? 
   "Учитель", "Каменщик", "Поэт", 
   "Немой свидетель века"?.. 
   Но мне ли верить в это? 
   Я смертен. Я горю в огне. 
   Он вечен в рамке на стене 
   и премией отмечен... 
   ...да плакать ему нечем. 
   1964 
  
   The squeaking pencils softly roll 
   for peace and quiet of my soul. 
   They squeak incessantly, with care, 
   but give a cry they do not dare. 
   My soul is burning , getting hot, 
   but what's a pencil worth? Yes, what? 
   Abiding by the rule 
   it will tranquil my soul. 
   ...One final stroke, -- and there it is: 
   my drawn image, if you please. 
   I've been immortalized... 
   but I can't fall and rise; 
   my temples look unhealthy, dry, 
   although my forehead is quite high, 
   I stare with indifference 
   ahead into the distance.. 
   What shall I call this masterpiece ? 
   "The Teacher", "Worker" or "Artiste" ? 
   "Numb Witness of the Era?" -- 
   I'm not a rude believer. 
   I'm mortal. I am all aflame 
   while it's eternal in the frame, 
   a prize winner, it is... 
   ...but it has got no tears. 
  
  
  
    
   ФОТОГРАФИИ ДРУЗЕЙ
  
    
   PHOTOGRAPHS OF MY FRIENDS
  
   Деньги тратятся и рвутся, 
   забываются слова, 
   приминается трава, 
   только лица остаются 
   и знакомые глаза... 
   Плачут ли они, смеются -- 
   не слышны их голоса. 
  
   Льются с этих фотографий 
   океаны биографий, 
   жизнь в которых вся, до дна 
   с нашей переплетена. 
   И не муки и не слезы 
   остаются на виду, 
   и не зависть и беду 
  
   выражают эти позы, 
   не случайный интерес 
   и не сожаленья снова... 
   Свет -- и ничего другого, 
   век -- и никаких чудес. 
  
   Мы живых их обнимаем, 
   любим их и пьем за них... 
   ...только жаль, что понимаем 
   с опозданием на миг! 
   1964 
  
   Money comes and goes and tears, 
   words are easy to forget, 
   grass is trampled, leaves are shed, 
   only faces, it appears, 
   will remain in their stead... 
   When they smile, or when in tears, 
   their voices can't be heard. 
  
   Biographical descriptions 
   pour from photographic pictures; 
   all those lives are interwoven, 
   interlaced with our own. 
   Neither suffering nor grievance 
   can be seen, -- they're out of sight, 
   just as envy, greed and plight 
  
   can't be seen from their appearance, 
   nor concern, nor magic spells, 
   no regret, nor disappointment... 
   there are two things in the portrait, -- 
   light and age, -- and nothing else. 
  
   We embrace them live, regarding, 
   and we drink to their fate... 
   ...it's a pity, understanding 
   comes a little bit too late! 
  
  
  
  
   ВРЕМЕНА
  
  
   THE TIMES
  
  
   Нынче матери все словно заново 
   всех своих милых детей полюбили. 
   Раньше тоже любили, 
   но больше их хлебом корили, 
   сильнее лупили. 
  
   Нынче, как сухари, 
   и любовь, и восторг, и тревогу, 
   и преданность копят... 
   То ли это инстинкт, 
   то ли слабость души, 
   то ли сам исторический опыт? 
  
   Или в воздухе нашем само по себе 
   развивается что-то такое, 
   что прибавило им суетливой любви 
   и лишило отныне покоя? 
  
   Или, ждать отказавшись, теперь за собой 
   оставляют последнее слово 
   и неистово жаждут прощать, возносить 
   и творить чудеса за кого-то другого? 
  
   Что бы ни было там, 
   как бы ни было там 
   и чему бы нас жизнь ни учила, 
   в нашем мире цена на любовь да на ласку 
   опять высоко подскочила. 
   И когда худосочные их сыновья 
   лгут, преследуют кошек, 
   наводняют базары, 
   матерям-то не каины видятся -- авели, 
   не дедалы -- икары! 
  
   И мерещится им 
   сквозь сумбур сумасбродств 
   дочерей современных, 
   сквозь гнев и капризы 
   то печаль Пенелопы, 
   то рука Жанны д'Арк, 
   то задумчивый лик Моны Лизы. 
  
   И слезами полны их глаза, 
   и высоко прекрасные вскинуты брови. 
   Так что я и представить себе не могу 
   ничего, 
   кроме этой любови! 
  
   1964 
  
   Now, again as before, 
mothers seem to be fond of their kids, love them dearly.
In the past they did loved them, really,
but often reproached them for sponging, 
and spanked them severely.
   Now they keep everything, 
just in case, for some future occasion: 
alarm, faith, love and tears...
Is it an instinct
or weakness, faint heart, 
or is it a historic experience?
   Is it something developing all by itself 
that, invisible, hangs in the air,
that has given them fussy and fidgety love 
and filled their life with great care?
   Or, unwilling to wait, they now leave to themselves 
the right for the last word, or rather 
they are anxious to praise, exalt and forgive 
and make wonders instead of some other?
   Whatever it is, 
however you look, 
and no matter what lesson life gives us,
the price of caress and love in this world 
again has gone up for some reasons.
   When their sons, their scrawny adorable kids, 
lie, tease cats, flood the markets, 
in laziness wallow,
it's Abel and Icarus, not Cain and Daedelus,
whom, mothers believe, they will follow.
   And they picture themselves, 
through the caprice and wrath, 
through the chaos of fuss 
of their daughters' whimsy: 
now Penelope's grief, 
now the arms of Jeanne d'Arc, 
now the visage of grand Mona Lisa.
   I can see their eyes full of tears,
and their beautiful eyebrows, raised when they're bothered,
and I cannot imagine
anything else
but for this love of mothers!
  
  
  
 
 
 
 
 
 

   ПЕСЕНКА О ХУДОЖНИКЕ ПИРОСМАНИ 

Николаю Грицюку

   THE SONG OF ARTIST PYROSMANI*

to Nikolai Gritsuk

  
   Что происходит с нами, 
   когда мы смотрим сны? 
   Художник Пиросмани 
   выходит из стены, 
  
   из рамок примитивных, 
   из всякой суеты 
   и продает картины 
   за порцию еды. 
  
   Худы его колени 
   и насторожен взгляд, 
   но сытые олени 
   с картин его глядят, 
  
   красотка Маргарита 
   в траве густой лежит, 
   а грудь ее открыта -- 
   там родинка дрожит. 
  
   И вся земля ликует, 
   пирует и поет, 
   и он ее рисует 
   и Маргариту ждет. 
  
   Он жизнь любил не скупо, 
   как видно по всему... 
   Но не хватило супа 
   на всей земле 
   ему. 
  
   1964 
  
   What happens to the many 
   who dream about it all, 
   when artist Pyrosmani 
   comes our of the wall? 
  
   Out of simple settings 
   and boring livelihood, 
   he goes to sell his paintings 
   to buy himself some food. 
  
   He's thin and pale as ever, 
   but tries to keep his head, 
   the deer he paints, however, 
   look healthy and well-fed. 
  
   There's Margaret, the beauty, 
   lying in grass, at rest, 
   a mole stands out cutely 
   upon her open breast. 
  
   The world rejoices, bragging, 
   amidst the cheerful cries, 
   meanwhile he paints his Maggie 
   and waits till she arrives. 
  
   He cared much for life and 
   held it in high esteem... 
   but there was not enough of 
   soup in the world 
   for him. 
  
  
   * * *
   * * *
  
   Мгновенно слово. Короток век. 
   Где ж умещается человек? 
  
   Как, и когда, и в какой глуши 
   распускаются розы его души? 
  
   Как умудряется он успеть 
   свое промолчать и свое пропеть, 
  
   по планете просеменить, 
   гнев на милость переменить? 
  
   Как умудряется он, чудак, 
   на ярмарке поцелуев и драк, 
  
   в славословии и пальбе 
   выбрать только любовь себе? 
  
   Осколок выплеснет его кровь: 
   "Вот тебе за твою любовь!" 
  
   Пощечины перепадут в раю: 
   "Вот тебе за любовь твою!" 
  
   И все ж умудряется он, чудак, 
   на ярмарке поцелуев и драк, 
  
   в славословии и гульбе 
   выбрать только любовь себе! 
  
   1964 
  
   The word is instant, and life is short. 
   Where does man find his dwelling spot? 
  
   Where in the world, where in nature's lap 
   do the roses of his living soul spring up? 
  
   How does he manage to find a way 
   to keep to himself, and to have his say, 
  
   to sing his songs, walk around the world, 
   turn his heart from iron to gold ? 
  
   How does he manage a funny man, 
   on fairs of kisses and fuss and fun, 
  
   amidst flattery, shots and strife, 
   to pick out nothing else but love ? 
  
   A splinter will draw his blood to jeers : 
   "Did you want love ? Now here h it is !" 
  
   A slap in the face in the paradise : 
   "Did you want love ? Now here's your price!" 
  
   And yet he contrives, a funny man, 
   on fairs of kisses, wrangles and fun, 
  
   amidst flattery, feasts and strife, 
   to pick out nothing else but love! 
  
  
  
   LEARNING TO PAINT

  
   КАК НАУЧИТЬСЯ РИСОВАТЬ

  
   If you would like to become a great artist 
   don't rush to paint, make it best. 
   All sorts of paints, badges brushes lay out 
   right in front of you, first; 
   now you should start choosing paints; take the white one 
   it's the beginning, and then 
   pick up the yellow paint, it will imply that 
   everything ripens, and then 
   pick up the Blue paint in order that autumn 
   might splash the sky pattern with lead, 
   pick up the black paint because as is known 
   all has beginning and end, 
   pick up the violet paint, do not spare it, 
   laugh and shed tears, and then 
   pick up the blue paint in order that evening 
   might nestle down on your palm, 
   pick up the red paint in order that fire 
   might flicker and, shimmer and then 
   pick up the green paint in order that you might 
   have twigs to throw into flame. 
   Mix up these paints like you mix up emotions 
   deep in your heart, after that 
   mix up the paints and your heart with both heaven 
   and earth, all in one, after that... 
   It is important that you burn without 
   Being disturbed and upset. 
   Someone may censure you in the beginning 
   but afterwards will not forget! 
  
   1964
  
  
   Если ты хочешь стать живописцем, 
   ты рисовать не спеши. 
   Разные кисти из шерсти барсучьей 
   перед собой разложи, 
   белую краску возьми, потому что 
   это - начало, потом 
   желтую краску возьми, потому что 
   все созревает, потом 
   серую краску возьми, чтобы осень 
   в небо плеснула свинец, 
   черную краску возьми, потому что 
   есть у начала конец, 
   краски лиловой возьми пощедрее, 
   смейся и плачь, а потом 
   синюю краску возьми, чтобы вечер 
   птицей слетел на ладонь, 
   красную краску возьми, чтобы пламя 
   затрепетало, потом 
   краски зеленой возьми, чтобы веток 
   в красный подбросить огонь. 
   Перемешай эти краски, как страсти, 
   в сердце своем, а потом 
   перемешай эти краски и сердце 
   с небом, с землей, а потом... 
   Главное -- это сгорать и, сгорая, 
   не сокрушаться о том. 
   Может быть, кто и осудит сначала, 
   но не забудет потом! 

1964

  
  
    
   ЦИРК
    
   Юрию Никулину 
  
   THE CIRCUS 
    
   to Yury Nikulin 
  
   Цирк -- не парк, куда вы входите грустить и отдыхать. 
   В цирке надо не высиживать, а падать и взлетать, 
  
   и под куполом, под куполом, под куполом скользя, 
   ни о чем таком сомнительном раздумывать нельзя. 
  
   Все костюмы наши праздничные -- смех и суета. 
   Все улыбки наши пряничные не стоят ни черта 
  
   перед красными султанами на конских головах, 
   перед лицами, таящими надежду, а не страх. 
  
   О Надежда, ты крылатое такое существо! 
   Как прекрасно твое древнее святое вещество: 
  
   даже, если вдруг потеряна (как будто не была), 
   как прекрасно ты распахиваешь два своих крыла 
  
   над манежем и над ярмаркою праздничных одежд, 
   над тревогой завсегдатаев, над ужасом невежд, 
  
   похороненная заживо, являешься опять 
   тем, кто жаждет не высиживать, а падать и взлетать. 
  
   1965 
  
   This is not a park you visit to relax and meditate. 
   In a circus one has got to fall and rise, not sit and wait. 
  
   Sliding round, round, round right beneath the top 
   one must not have any doubts, think of something like a flop. 
  
   Dressing up for the occasion doesn't really mean a thing, 
   our smile is insincere, and it isn't worth a pin 
  
   in the face of purple plumes worn by the horses on the hop, 
   in the face of daring actors who don't fear but cherish hope.
  
   Human Hope, you are a creature on the wing, you are so sweet! 
   Your old holy substance is amazing, beautiful indeed. 
  
   Even if we lose all hopes ( or we have never had such things ) 
   you are great at spreading out your amazing magic wings 
  
   over circus rings and stages, over fairs, shows and balls, 
   over horror of spectators and alarm of know-it-alls
  
   you appear as if risen from the dead, alive again, 
   to the eye of those who fall and rise, -- not sit in vain. 
  
  
  
  
   * * *
  
    
   * * *
  
   Надежда, белою рукою 
   сыграй мне что-нибудь такое, 
   чтоб краска схлынула с лица, 
   как будто кони от крыльца. 
  
   Сыграй мне что-нибудь такое, 
   чтоб ни печали, ни покоя, 
   ни нот, ни клавиш и ни рук... 
   О том, что я несчастен, 
   врут. 
  
   Еще нам плакать и смеяться, 
   но не смиряться, 
   не смиряться. 
   Еще не пройден тот подъем. 
   Еще друг друга мы найдем... 
  
   Все эти улицы -- 
   как сестры. 
   Твоя игра -- их голос пестрый, 
   их каблучков полночный стук... 
   Я жаден до всего вокруг. 
  
   Ты так играешь, так играешь, 
   как будто медленно сгораешь. 
   Но что-то есть в твоем огне, 
   еще неведомое мне. 
  
   1965 
  
   My Hope, at this successive session 
   will you please play me something special 
   and make the blush come off my face, 
   just like a horse that goes the pace. 
  
   I beg of you please play me something 
   in order that there might be nothing : 
   nor notes, nor keys, nor peace, nor sky... 
   Am I unhappy ? 
   It's a lie. 
  
   We're yet to cry and laugh and smile 
   but not give in 
   nor reconcile. 
   We haven't passed the main ascent 
   and haven't found each other yet. 
  
   These streets and lanes are 
   like your sisters 
   Your playing is their voice, for instance, 
   and midnight click of their heels ... 
   I have desirous eyes, it seems. 
  
   I like so much the way you're playing 
   as if you were slowly fading... 
   But there is something in your fire, 
   I don't know what though I desire. 
  
  
  
    
   СТАРИННАЯ СТУДЕНЧЕСКАЯ ПЕСНЯ
    
   THE OLD STUDENTS' SONG
  
   Поднявший меч на наш союз 
   достоин будет худшей кары, 
   и я за жизнь его тогда 
   не дам и ломаной гитары. 
  
   Как вожделенно жаждет век 
   нащупать брешь у нас в цепочке... 
   Возьмемся за руки, друзья, 
   чтоб не пропасть поодиночке. 
  
   Среди совсем чужих пиров 
   и слишком ненадежных истин, 
   не дожидаясь похвалы, 
   мы перья белые почистим. 
  
   Пока безумный наш султан 
   сулит нам дальнюю дорогу, 
   возьмемся за руки, друзья, 
   возьмемся за руки, ей-богу. 
  
   Когда ж придет дележки час, 
   хлеб дармовой не нас поманит, 
   и рай настанет не для нас, 
   зато Офелия помянет.
  
   Пока ж не грянула пора 
   нам отправляться понемногу, 
   возьмемся за руки, друзья, 
   возьмемся за руки, ей-богу. 
  
   1967 
  
   He who will dare our union mar 
   deserves e the most severe sentence, 
   I wouldn't give a grey guitar 
   for his damned life and his repentance. 
  
   So fervently the age intends 
   to knock us down with a feather... 
   Let's join our hands my dear friends, 
   we won't get lost, if we're together. 
  
   At alien feasts on festive days, 
   amidst the shaky truths and fairness, 
   before we hear the words of praise 
   we will spruce up and preen our feathers. 
  
   While our stupid plume portends 
   a lasting journey, full of care, 
   let's join our hands my dear friends, 
   let's join our hands, friends, I declare! 
  
   When the partition day arrives 
   we will not covet bread for gratis 
   and we won't get to paradise, 
   instead, Ophelia will bless us. 
  
   Before the crucial day descends, 
   before we for the road prepare 
   let's join our hands my dear friends, 
   let's join our hands, friends, I declare! 
  
  
 

  
   МОЛИТВА ФPАНСУА ВИЙОНА
  
  
   FRANCOIS VILLON'S PRAYER
  
    
Пока земля еще вертится, пока еще ярок свет,
Господи, дай же ты каждому, чего у него нет.
Умному дай голову, трусливому дай коня,
дай счастливому денег, и не забудь про меня.
   Пока земля еще вертится, господи, твоя власть,
дай рвущемуся к власти навластвоваться всласть.
Дай передышку щедрому хоть до исхода дня,
Каину дай раскаяние, и не забудь про меня.
   Я знаю, ты все умеешь, я верую в мудрость твою,
как верит солдат убитый, что он проживает в раю!
Как верит каждое ухо тихим речам твоим,
Как веруем и мы сами, не ведая, что творим.
   Господи мой, Боже, зеленоглазый мой!
Пока земля еще вертится, и это ей странно самой,
пока ей еще хватает времени и огня,
дай же ты всем понемногу, и не забудь про меня!
   Булат Окуджава.
Избранное. Стихотворения.
"Московский Рабочий", 1989.
  
  
  
   While the world is still turning, and while the daylight is broad,
Oh Lord, pray, please give everyone what he or she hasn't got.
Give the timid a horse to ride, give the wise a bright head,
Give the fortunate money and about me don't forget.
   While the world is still turning, Lord, You are omnipotent,
Let those striving for power wield it to their heart's content.
Give a break to the generous, at least for a day or two,
Pray, give Cain repentance, and remember me, too.
  
I know You are almighty, and I believe You are wise
Like a soldier killed in a battle believes he's in paradise.
Like every eared creature believes, oh, my Lord, in You,
Like we believe, doing something, not knowing what we do.
  
Oh Lord, oh my sweet Lord, my blue eyed Lord, You're good!
While the world is still turning, wondering, why it should,
While it has got sufficient fire and time, as You see,
Give each a little of something and remember about me!
  
   1989
  
 
 

   ГРУЗИНСКАЯ ПЕСНЯ
   М. Квиливидзе
   GEORGIAN SONG

To M. Kvilividze
  
  
Виноградную косточку в теплую землю зарою,
и лозу поцелую, и спелые гроздья сорву,
и друзей созову, на любовь свое сердце настрою.
А иначе зачем на земле этой вечной живу?
  
Собирайтесь-ка, гости мои, на мое угощенье,
говорите мне прямо в лицо, кем пред вами слыву,
царь небесный пошлет мне прощенье за прегрешенья.
А иначе зачем на земле этой вечной живу?
  
В темно-красном своем будет петь для меня моя Дали,
в черно-белом своем преклоню перед нею главу,
и заслушаюсь я, и умру от любви и печали...
А иначе зачем на земле этой вечной живу?
  
И когда заклубится закат, по углам залетая,
пусть опять и опять предо мною плывут наяву
синий буйвол, и белый орел, и форель золотая...
А иначе зачем на земле этой вечной живу?
  
   1967
  
   I shall bury a grape stone in the warm fertile soil by my house,
and I'll kiss the vine twig and gather sweet grapes, my reward,
and I'll call all my friends to the feast, and love in my heart I will rouse...
Otherwise, what's the purpose of living in this lasting world?
  
Dear guests, come to table, I extend you my kind invitation,
tell me straight in my face the opinion of me that you hold,
God almighty will send me forgiveness for my transgression.
Otherwise, what's the purpose of living in this lasting world?
  
Dressed in purple, my charming Dali for me will be singing,
dressed in black, I'll sit bending my head without saying a word,
I'll be listening enchanted and I'll die from deep love and sad feeling...
Otherwise, what's the purpose of living in this lasting world?
  
When the sunset starts swirling and searching the corners around,
May the images float, as if real, again, may them swirl
right in front of my eyes: a blue ox, a white eagle, a trout...
Otherwise, what's the purpose of living at all in this world?
  
  
  
  

  
 
 
  
 
 
  
 

В. Золотухину 

   ПЕСЕНКА О ДАЛЬНЕЙ ДОРОГЕ

To V. Zolotukhin

   THE SONG OF A LONG ROAD
  
   Забудешь первый праздник 
   и позднюю утрату, 
   когда луны колеса 
   затренькают по тракту, 
  
   и силуэт совиный 
   склонится с облучка, 
   и прямо в душу грянет 
   простой романс сверчка. 
  
   Пускай глядит с порога 
   красотка, увядая, 
   та гордая, та злая, 
   слепая и святая... 
  
   Что -- прелесть ее ручек? 
   Что -- жар ее перин? 
   Давай, брат, отрешимся. 
   Давай, брат, воспарим. 
  
   Жена, как говорится, 
   найдет себе другого, 
   какого-никакого, 
   как ты, недорогого. 
  
   А дальняя дорога 
   дана тебе судьбой, 
   как матушкины слезы 
   всегда она с тобой. 
  
   Покуда ночка длится, 
   покуда бричка катит, 
   дороги этой дальней 
   на нас обоих хватит. 
  
   Зачем ладонь с повинной 
   ты на сердце кладешь? 
   Чего не потеряешь - 
   того, брат, не найдешь. 
  
   От сосен запах хлебный, 
   от неба свет целебный, 
   а от любови бедной 
   сыночек будет бледный, 
  
   а дальняя дорога... 
   а дальняя дорога... 
   а дальняя дорога... 
    
   1967 
  
   You will forget your feast and 
   your loss, your joys and sorrows 
   the minute as the moon-disk 
   its track of travel follows, 
  
   the minute as the owl's 
   shade comes into your view, 
   the minute as the cricket's 
   romance engrosses you. 
  
   You let the fading beauty 
   stand at the door and watch us, 
   now proud, now malicious, 
   now deaf and blind, now virtuous... 
  
   What do you care about 
   her ardent arms in bed ? 
   My friend, let's disavow, 
   let's soar, my dear friend. 
  
   The wife will find another 
   beloved one, if she wishes, 
   some bad one or some good one, 
   like you, not very precious. 
  
   As for the road you're fated 
   to take it as your due, 
   it's like your like mother's tears, 
   eternally with you. 
  
   As long as it is night and 
   the carriage keeps a-rolling 
   this endless winding road will 
   suffice us both for roving. 
  
   Why should you beat your bosom 
   in token of remorse ? 
   You'll never find, my dear, 
   what you have never lost. 
  
   A pine begets sweet fragrance 
   the sky gives healing radiance 
   while meagre love engenders 
   a pallid child to parents; 
  
   as for the road that stretches... 
   as for the road that stretches... 
   as for the road that stretches... 
  
  
  
  
 
   * * *
   П.Луспекаеву
  
  
   * * *

To P. Luspekayev

  
  
   Ваше благородие, госпожа разлука, 
   мне с тобою холодно, вот какая штука. 
   Письмецо в конверте 
   погоди -- не рви... 
   Не везет мне в смерти, 
   повезет в любви. 
  
   Ваше благородие госпожа чужбина, 
   жарко обнимала ты, да мало любила. 
   В шелковые сети 
   постой -- не лови... 
   Не везет мне в смерти, 
   повезет в любви. 
  
   Ваше благородие госпожа удача, 
   для кого ты добрая, а кому иначе. 
   Девять граммов в сердце 
   постой - не зови... 
   Не везет мне в смерти, 
   Повезет в любви. 
  
   Ваше благородие госпожа победа, 
   значит, моя песенка до конца не спета! 
   Перестаньте, черти, 
   Клясться на крови... 
   Не везет мне в смерти, 
   Повезет в любви. 

   1967
  
   Look here, your Majesty, Mrs. Separation, 
   I am feeling cold with you, that's the revelation. 
   Letter from the darling, 
   wait, don't tear it off... 
  
   Out of luck in dying, 
   I'll have luck in love. 
   Look here, you Majesty, Mrs. Alienation, 
   ardent was your hugging but with no affection. 
   In silky nets you're trying 
   to catch me, now lay off... 
   Out of luck in dying, 
   I'll have luck in love. 
  
   Look here, your Majesty, dear Mrs. Fortune, 
   you are good to some of us, to others you're a torture. 
   Nine-gram piece of iron 
   for the heart's enough... 
   Out of luck in dying, 
   I'll have luck in love. 
  
   Look here, your Majesty, dear Mrs. Conquest, 
   I haven't finished singing as you should have noticed. 
   Wretched things, stop lying, 
   don't swear an oath on blood... 
   Out of luck in dying, 
   I'll have luck in love. 
  
   * * *
  
   * **
  
   Строитель, возведи мне дом,
   без шуток,
   в самом деле,
   чтобы леса росли на нем
   и чтобы птицы пели.
  
   Построй мне дом, меня любя,
   построй, продумав тонко,
   чтоб был похож он на себя
   на самого,
   и только.
  
   Ты не по схемам строй его,
   ты строй не по стандарту,--
   по силе чувства своего,
   по сердцу,
   по азарту.
  
   Ты строй его -- как стих пиши,
   как по холсту -- рисуя.
   По чертежам своей души,
   от всей души,
   рискуя.
  
  
   Булат Окуджава. Март великодушный.
Москва: Советский писатель, 1967.
  
   Constructor, build a home for me,
   I' m serious,
   no kidding,
   around the house there should be
   green woods with birds a-singing.
  
   Please, build the house, loving me,
   with shrewd deliberation,
   and see to it that it should be
   quite
   a unique erection.
  
   Don't build it following a scheme,
   but let it be non-standard,
   build using feeling and day dream,
   be genuine
   and ardent.
  
   Just build it like you write a verse,
   or like you paint a picture
   running the risk
   for all you're worth
   use sketches of your nature.
  
   1967
  
  
  
  
   ПЕСЕНКА О МОЦАРТЕ

И.Б

  
   MOZART 
   To I.B

.

   Моцарт на старенькой скрипке играет. 
   Моцарт играет, а скрипка поет. 
   Моцарт отечества не выбирает -- 
   просто играет всю жизнь напролет. 
  
   Ах, ничего, что всегда, как известно, 
   наша судьба -- то гульба, то пальба... 
   Не оставляйте стараний, маэстро, 
   не убирайте ладони со лба. 
  
   Где-нибудь на остановке конечной 
   скажем спасибо и этой судьбе, 
   но из грехов своей родины вечной 
   не сотворить бы кумира себе. 
  
   Ах, ничего, что всегда, как известно, 
   наша судьба -- то гульба, то пальба... 
   Не расставайтесь с надеждой, маэстро, 
   не убирайте ладони со лба. 
  
   Коротки наши лета молодые: 
   миг -- и развеются, как на кострах, 
   красный камзол, башмаки золотые, 
   белый парик, рукава в кружевах. 
  
   Ах, ничего, что всегда, как известно, 
   наша судьба -- то гульба, то пальба... 
   Не обращайте вниманья, маэстро, 
   не убирайте ладони со лба. 
  
   1969

.

   Mozart is playing the old little violin, 
   Mozart is playing while his violin sings. 
   Mozart does not choose, for living, a motherland, 
   simply, he plays all his life, as it is. 
  
   Well, never mind, that's the way we are destined, 
   such is our fate: now we feast, now we fight... 
   Keep up your diligent efforts, maestro, 
   keep meditating and feeling inspired. 
  
   Somewhere around our last destination, 
   maybe, we'll thank our fate anyway, 
   only I wish that our homeland's transgression 
   wouldn't be turned to an idol some day. 
  
   Well, never mind, that's the way we are destined, 
   such is our fate: now we feast, now we fight... 
   Don't give up hope, hold it out, maestro, 
   keep meditating and feeling inspired. 
  
   Short are the years of our blithe adolescence, 
   off they will fly and disperse, in a flash... 
   Camisoles, cuffs, golden shoes, silver laces, 
   snow-white perukes, and a colorful splash. 
  
   Well, never mind, that's the way we are destined, 
   such is our fate: now we feast, now we fight... 
   Well, let it be, don't pay any attention, maestro, 
   keep meditating and feeling inspired. 
  
  
    
 

Ю.Трифонову

   * * *
  

To Yury Trifonov

   * * *
  
   Давайте восклицать, друг другом восхищаться. 
   Высокопарных слов не стоит опасаться. 
   Давайте говорить друг другу комплименты -- 
   ведь это все любви счастливые моменты. 
  
   Давайте горевать и плакать откровенно 
   то вместе, то поврозь, а то попеременно. 
   Не нужно придавать значения злословью -- 
   поскольку грусть всегда соседствует с любовью. 
  
   Давайте понимать друг друга с полуслова, 
   чтоб, ошибившись раз, не ошибиться снова. 
   Давайте жить, во всем друг другу потакая, -- 
   тем более что жизнь короткая такая. 
  
   1975 
   Let's shout and rejoice, admire one another. 
   About high-flown words we do not need to bother. 
   Let's live in mutual praise, make complimentary comments 
   For these are, after all, love's great and happy moments. 
  
   Let's grieve and cry without concealing feelings, whether 
   We're by ourselves or whether we're together. 
   About vicious tongues we do not have to bother 
   For love and sorrow always accompany each other. 
  
   Let mutual understanding attend us at conferring 
   So that we prevent our old mistakes recurring. 
   Let's get along indulging and pleasing one another 
   For life is very short, there won't be any other. 
  
  
  
    
   * * *
   О. Чухонцеву 
    
   * * *
   to O. Chukhontsev 
  
  
   Я вновь повстречался с Надеждой -- приятная встреча! 
   Она проживает все там же -- то я был далече. 
  
   Все то же на ней из поплина счастливое платье, 
   все так же горяч ее взор, устремленный в века. 
   Ты наша сестра, мы твои непутевые братья, 
   и трудно поверить, что жизнь коротка. 
  
   А разве ты нам обещала чертоги златые? 
   Мы сами себе их рисуем, пока молодые, 
  
   мы сами себе сочиняем и песни и судьбы, 
   и горе тому, кто одернет не вовремя нас 
   Ты наша сестра, мы твои торопливые судьи, 
   нам выпало счастье, да скрылось из глаз 
  
   Когда бы любовь и надежду связать воедино, 
   какая бы (трудно поверить) возникла картина! 
  
   Какие бы нас миновали напрасные муки, 
   и только прекрасные муки глядели б с чела. 
   Ты наша сестра. Что ж так долго мы были в разлуке? 
   Нас юность сводила, да старость свела. 
  
   1976 
  
  
   Again I've encountered Hope, -- what a happy occasion! 
   I have been away while it never has changed its location. 
  
   She wears Her fortunate poplin apparel as ever, 
   Her eyes, glowing, ardent, are focused on ages ahead. 
   You are our sister, and we are Your brethren for ever, 
   it's hard to believe life will come to an end. 
  
   We know, that You never have promised us wonders. 
   When young we envision depicturing what is beyond us; 
  
   we write our songs, make our lives, and we don't bear grudges, 
   and no one will dare impede us, or get in the way. 
   You are our sister, and we are Your previous judges, 
   we had our fortune which faded away. 
  
   We wish we could bring Love and Hope into one, -- close together, 
   it certainly would make a wonderful a picture, we gather ! 
  
   We then wouldn't have any anguish, -- we would just escape it, 
   and only sweet wonderful torments would show on the face. 
   You are our sister, but why were we long separated? 
   The reasons is youth and old age in this case. 
  
  
  
 
  
  
   ЕЩЕ ОДИН РОМАНС
  
  
   ANOTHER ROMANCE
  
  
   В моей душе запечатлен портрет одной прекрасной дамы. 
   Ее глаза в иные дни обращены. 
   Там хорошо, и лишних нет, и страх не властен над годами, 
   и все давно уже друг другом прощены. 
  
   Еще покуда в честь нее высокий хор поет хвалебно, 
   и музыканты все в парадных пиджаках. 
   Но с каждой нотой, боже мой, иная музыка целебна... 
   И дирижер ломает палочку в руках. 
  
   Не оскорблю своей судьбы слезой поспешной и напрасной, 
   но вот о чем я сокрушаюсь иногда: 
   ведь что мы с вами, господа, в сравненье с дамой той прекрасной, 
   и наша жизнь, и наши дамы, господа? 
  
   Она и нынче, может быть, ко мне, как прежде, благосклонна, 
   и к ней за это благосклонны небеса. 
   Она, конечно, пишет мне, но... постарели почтальоны 
   и все давно переменились адреса. 
  
   1980
  
   Imprinted in my soul, I have the portrait of a fair lady. 
   Her eyes are fastened on the time of bygone days. 
   It's wonderful to be there: all have been excused already, 
   there are no strangers, nor there's any fear of years. 
  
   The highest choir glorifies her singing songs of praise with feeling, 
   and the musicians, dressed in black tail-coats look grand. 
   With every note -- good heavens! -- music can be healing... 
   And the conductor twists the baton in his hand. 
  
   I won't insult my fate by weeping, empty tears shedding, 
   but there is one thing that I think of now and then: 
   who are we, gentlemen, compared with that fair lady? 
   What is our life? Who are our ladies, dear gentlemen? 
  
   Perchance, just as before, I'm still in favour of my fair lady, 
   for that she's in Heaven's favour, as I know. 
   She writes me, certainly, but... all my postmen have grown old already 
   And all of my addresses changed long long ago. 
  
  
  
 
    
  
   * * *
  
   * * *
  
   Летняя бабочка вдруг закружилась 
   над лампой полночной: 
   каждому хочется ввысь вознестись над 
   фортуной непрочной. 
   Летняя бабочка вдруг пожелала 
   ожить в декабре, 
   не разглагольствуя, не помышляя 
   о Зле и Добре. 
   Может быть, это не бабочка вовсе, 
   а ангел небесный 
   кружит по комнате тесной 
   с надеждой чудесной: 
   разве случайно его пребывание 
   в нашей глуши, 
   если мне видятся в нем 
   очертания вашей души? 
   Этой порою в Салослове -- 
   стужа, и снег, и метели. 
   Я к вам в письме пошутил, что, быть может, 
   мы зря не взлетели: 
   нам, одуревшим от всяких утрат 
   и от всяких торжеств, 
   самое время использовать 
   опыт крылатых существ. 
   Нас, тонконогих, и нас, длинношеих, 
   нелепых, очкастых, 
   терпят еще и возносят 
   еще при свиданьях нечастых. 
   Не потому ль, что нам удалось 
   заработать горбом 
   точные знания о расстоянье 
   меж Злом и Добром? 
   И оттого нам теперь ни к чему 
   вычисления эти, 
   будем надеяться снова увидеться 
   в будущем лете. 
   Будто лишь там наша жизнь 
   так загадочно не убывает... 
   Впрочем, вот ангел над лампой летает... 
   Чего не бывает? 
  
   1980 
   Wintertime. Night. Flying over the lampshade 
   a butterfly struggles: 
   wishing to rise high above the precarious fortune 
   one bungles. 
   Now in December a summer time butterfly 
   wants to revive, 
   not even thinking about 
   the Good and the Evil in life. 
   Is it a butterfly, or just a heavenly angel, 
   I wonder, 
   fluttering round and cherishing hopes 
   for some wonder? 
   Angel's attending these places 
   is not accidental at all, 
   once I can clearly see in it 
   outline sketch of your soul. 
   Colds, storms and blizzards are common 
   in this part of land at this season. 
   When I expressed my regret that we'd failed to take off 
   I was teasing. 
   We have been driven insane by the losses and gains, 
   that is why 
   now we must use the experience and skill 
   of the creatures that fly. 
   Strange that you tolerate us leggy, queer 
   and spectacled creatures, 
   during occasional meetings 
   you laud our excellent features. 
   Is it because we have broken our backs 
   so we finally could 
   figure the distance between the old notions 
   of Evil and Good? 
   Therefore, now since we don't have to get 
   into that calculation 
   let us believe, let us hope 
   that I'll see you on summer vocation. 
   One might assume that it's only in summer 
   that life is unending... 
   There is the fluttering angel up there ... 
   Who knows what is pending... 
  
 
  
  
  
  
  
  
   МОЙ ГОРОД ЗАСЫПАЕТ
  
   MY CITY IS ASLEEP 
  
   Мой город засыпает, а мне-то что с того? 
   Я был его ребенком, я нянькой был его. 
  
   Я был его рабочим, его солдатом был. 
   Он слишком удивленно всегда меня любил. 
  
   Он слишком отчужденно мне руку подавал. 
   По будням меня помнил, а в праздник забывал. 
  
   Но, если я погибну, но, если я умру, 
   проснется ли мой город со мною по утру? 
  
   Пошлет ли на кладбище перед закатом дня 
   своих красивых женщин оплакивать меня? 
  
   Но с каждым днем все крепче все злей его люблю 
   и из своей любови богов себе леплю. 
  
   Мне ничего не надо, и сожалений нет. 
   В руках моих гитара и пачка сигарет.
  
   1967
  
  
  
   My city is asleep now, but I don't care a bit. 
   I was its baby-sitter, I was its little kid. 
  
   Its soldier and its worker, too, I used to be. 
   It always had the feeling of striking love for me. 
  
   Its helping hand it stretched me in an estranging way 
   remembering my week-days, but not my holiday. 
  
   And if I am to perish, and if I cease to be, 
   as it wakes up next morning will it remember me? 
  
   Will it send charming women late in the afternoon 
   to pay me their tribute, cry over me and mourn? 
  
   And yet I love it fiercely, I love it more each day, 
   and out of my love I model gods some way. 
  
   I don't need anything now, and I have no regrets 
   for there's my guitar and a pack of cigarettes.
  
   1967
  
  
  
  
  
  
    
   * * *
    
   * * *
  
   Глас трубы над городами, 
   под который, так слабы, 
   и бежали мы рядами 
   и лежали как снопы. 
  
   Сочетанье разных кнопок, 
   клавиш, клапанов, красот; 
   даже взрыв, как белый хлопок, 
   безопасным предстает. 
  
   Сочетанье ноты краткой 
   с нотой долгою одной -- 
   вот и все, и с вечной сладкой 
   жизнью кончено земной. 
  
   Что же делать с той трубою, 
   говорящей не за страх 
   с нами, как с самой собою, 
   в доверительных тонах? 
  
   С позолоченной под колос, 
   с подрумяненной под медь?.. 
   Той трубы счастливый голос 
   всех зовет на жизнь и смерть. 
  
   И не первый, не последний, 
   а спешу за ней, как в бой, 
   я -- пятидесятилетний, 
   искушенный и слепой. 
  
   Как с ней быть? Куда укрыться, 
   чуя гибель впереди?.. 
   Отвернуться? 
   Притвориться? 
   Или вырвать из груди?.. 
  
   1982 
  
   Sound of trumpet over cities 
   made us weak, as tired as dogs, 
   we were on the run like sprinters, 
   and we hit the ground like rocks. 
  
   Just a set of keys and buttons, 
   valves, the beauty of the brass; 
   the explosion, like white cotton, 
   seems to be quite safe to us. 
  
   Just a single chord of tonal 
   notes of sound, long and short, 
   puts an end to the eternal 
   earthly life and common lot. 
  
   Shall we let the trumpet bravely 
   make its lovely loud noise 
   talking to us in a friendly 
   confidential tone of voice? 
  
   Golden, with the tint of ear, 
   reddish, with the tint of brass, 
   its rejoicing voice we hear, 
   to live and die it calls on us. 
  
   As if bursting into action 
   I'm following it again, 
   I, a tempted man of passion, 
   man of fifty, blind but sane.. 
  
   Shall I disregard the sound, 
   feeling bad will be the best?.. 
   Make pretence? 
   Or face about? 
   Tear it out of my chest?.. 
  
  
   МУЗЫКАНТ

И. Шварцу

  
  
   THE MUSICIAN 

To I. Schvarts

  
  
   Музыкант играл на скрипке -- я в глаза ему глядел. 
   Я не то чтоб любопытствовал -- я по небу летел. 
  
   Я не то чтобы от скуки -- я надеялся понять, 
   как способны эти руки эти звуки извлекать 
  
   из какой-то деревяшки, из каких-то бледных жил, 
   из какой-то там фантазии, которой он служил? 
  
   Да еще ведь надо пальцы знать, к чему прижать когда, 
   чтоб во тьме не затерялась гордых звуков череда. 
  
   Да еще ведь надо в душу к нам проникнуть и поджечь... 
   А чего с ней церемониться? Чего ее беречь? 
  
   Счастлив дом, где голос скрипки наставляет нас на путь 
   и вселяет в нас надежды... Остальное как-нибудь. 
  
   Счастлив инструмент, прижатый к угловатому плечу, 
   по чьему благословению я по небу лечу. 
  
   Счастлив он, чей путь недолог, пальцы злы, смычок остер, 
   музыкант, соорудивший из души моей костер. 
  
   А душа, уж это точно, ежели обожжена, 
   справедливей, милосерднее и праведней она. 
  
   1983
  
  
  
   The musician played the violin, and I looked into his eyes. 
   It was not that I was curious, I was flying in the skies. 
  
   Not because I found it boring, I just tried to understand: 
   how on earth such sounds could be ever made by human hand 
  
   from a simple piece of wood, and from a string, a cord of a kind, 
   from a fantasy, ideas, he was true to, in his mind. 
  
   One at least must be aware of how to press the fingers right, 
   so that the majestic sounds might not vanish in the night. 
  
   He must also penetrate us, light a fire, burn our soul... 
   After all, why should he care, why should he spare us at all? 
  
   Happy is a home where violin puts us wise and bids us best, 
   give us hope and inspiration... We'll take care of the rest.. 
  
   Happy is an instrument that to the clumsy shoulder's pressed, 
   now I happen to be flying by its magic music blessed. 
  
   Happy is the one whose path is short, who plays by sleight of hand, 
   the musician that has made out of my soul a burning brand. 
  
   And a burnt soul, as is known, (there's no doubt about that), 
   is more righteous and more fair, more benign, in point of fact. 
  
  
  
    
   * * *
    
   * * *
  
   После дождичка 
   небеса просторны, 
   голубей вода, 
   зеленее медь. 
   В городском саду 
   флейты да валторны. 
   Капельмейстеру 
   хочется взлететь. 
  
   Ах, как помнятся 
   прежние оркестры, 
   не военные, 
   а из мирных лет. 
   Расплескалася 
   в улочках окрестных 
   та мелодия 
   -- а поющих нет. 
  
   С нами женщины -- 
   все они красивы -- 
   и черемуха -- 
   вся она в цвету. 
   Может, жребий нам 
   выпадет счастливый: 
   снова встретимся 
   в городском саду. 
  
   Но из прошлого, 
   из былой печали, 
   как ни сетую, 
   как там ни молю, 
   проливается 
   черными ручьями 
   эта музыка 
   прямо в кровь мою. 
  
   (концерт, 1985) 
  
  
   After rain the sky 
   is so vast and clear 
   both the brass and dew 
   are as bright as day. 
   Sounds of flute and horn, 
   flowing, reach my ear, 
   the conductor is 
   up to fly away. 
  
   Brass-bands of the past 
   in my heart resound, 
   not the war time bands, 
   but from peaceful days; 
   vanished is the tune, 
   spreading all around 
   but the vocalist 
   doesn't show his face. 
  
   We have women here, 
   they are all dressed out, 
   and the cherry-trees 
   are in blossom now. 
   Taken by surprise, 
   maybe, we'll luck out 
   and we'll meet again 
   in the park, somehow. 
  
   But from bygone days 
   and from bygone hazards, 
   I complain, lament 
   and solicit, but 
   those nostalgic tunes, 
   splitting up in currents, 
   flow like somber, murky 
   streams into my heart. 
   (stage performance, 1985) 
  
  
  
  
    
   * * *
  
    
   * * *
  
   В этой жизни прекрасной, но странной, 
   и короткой, как росчерк пера, 
   над дымящейся свежею раной 
   призадуматься, право, пора... 
  
   Призадуматься и присмотреться, 
   поразмыслить, покуда живой, 
   что там кроется в сумерках сердца, 
   в самой черной его кладовой. 
  
   Пусть твердят, что дела твои плохи, 
   но пора научиться, пора, 
   не вымаливать жалкие крохи 
   милосердия, правды, добра. 
  
   И пред ликом суровой эпохи, 
   что по-своему тоже права, 
   не выжуливать жалкие крохи, 
   а творить, засучив рукава. 
  
   (концерт, 1985) 
  
  
   Life is fine but it's strange, for a wonder, 
   and as short as the stroke of the pen; 
   now it's time to slow down and ponder 
   on its wound and the torturous pain. 
  
   Now it's time to be thoughtful and serious 
   while we live we should muse and think hard: 
   what is there behind most mysterious, 
   darkest corner of human heart? 
  
   They may say things are quite inauspicious 
   but we must learn the lesson and rules : 
   never beg for the pitiful pieces 
   of benevolence, mercy and truth. 
  
   In the face of the epochal issues 
   (though it's rights we shouldn't curtail), 
   we should not fish for pitiful pieces 
   but exert ourselves tooth and nail. 
  
   (stage performance, 1985) 
  

0x01 graphic

   *Pyrosmani, Nikolai (1862-1912) -- Georgian artist, primitivist, known for spontaneous, naive and poetic vision of the world, created majestic paintings characterized by strict composition and austere coloring.
  
  
   * * *
  
     
   * * *
   Все глуше музыка души, 
   все звонче музыка атаки. 
   Но ты об этом не спеши, 
   не обмануться бы во мраке: 
  
   что звонче музыка атаки, 
   что глуше музыка души. 
   Чем громче музыка атаки, 
   тем слаще мед огней домашних. 
  
   И это было только так 
   в моих скитаниях вчерашних: 
   тем слаще мед огней домашних, 
   чем громче музыка атак. 
  
   Из глубины ушедших лет 
   еще вернее, чем когда-то: 
   чем громче музыка побед, 
   тем горше каждая утрата. 
  
   Еще вернее, чем когда-то, 
   из глубины ушедших лет. 
   И это все у нас в крови, 
   хоть этому не обучались: 
  
   чем чище музыка любви, 
   тем громче музыка печали. 
   Чем громче музыка печали, 
   тем выше музыка любви. 
  
   (пластинка, 1986) 
   The music of the soul is flat, 
   the music of attack is loud; 
   but make no haste about that, 
   you may be wrong in making out 
  
   that music of attack is loud, 
   and music of the soul is flat. 
   The louder is the attack, 
   the sweeter are the lights around; 
  
   and that's the way it was, in fact, 
   when I was wandering about: 
   the sweeter are the lights around, 
   the louder is the attack. 
  
   It's been believed for ages long, 
   and up to now it's true as ever: 
   the louder's the winner's song 
   the bitterer's the loss and favor 
  
   for up to now it's true as ever 
   what's been believed for ages long. 
   We think it runs in our blood 
   it's not what we have learned or borrowed 
   the purer's the tune of love 
  
   the louder's the tune of sorrow; 
   the louder's the tune of sorrow 
   the higher is the tune of love. 
  
   (from sound recording, 1986) 
  
  
  
  
    
   * * *
   Ю. Киму 
    
   * * *
   to Y. Kim 
  
   Ну чем тебе потрафить, мой кузнечик, 
   едва твой гимн пространство огласит? 
   Прислушаться -- он от скорби излечит, 
   а вслушаться -- из мертвых воскресит... 
  
   Какой струны касаешься прекрасной, 
   что тотчас за тобой вступает хор, 
   таинственный, возвышенный и страстный 
   твоих зеленых братьев и сестер? 
  
   Какое чудо обещает скоро 
   слететь на нашу землю с высоты, 
   что так легко в сопровожденьи хора 
   так звонко исповедуешься ты? 
  
   Ты тоже из когорты стихотворной, 
   из нашего бессмертного полка. 
   Кричи и плачь, авось твой труд упорный 
   потомки не оценят свысока. 
  
   Поэту настоящему спасибо, 
   руке его, безумию его 
   и голосу, когда взлетев до хрипа, 
   он неба достигает своего. 
  
   (пластинка, 1986) 
  
  
   What can I do for you, grasshopper, dear, 
   when with your song of praise you get ahead? 
   It cures one of grief, just lend an ear, 
   just listen, and it will revive the dead. 
  
   You touch a string, I wonder how you make it, 
   so that the chorus suddenly joins in, 
   mysterious, impassioned, elevated, 
   concurrent chorus of your kith and kin... 
  
   Is it a miracle or mystification, 
   about to descend from heaven underneath, 
   that makes you break the secret of confession 
   backed by the chorus, loudly, with ease ? 
  
   You, too, belong to the cohort of poets 
   immortal kinship of creative men... 
   Keep crying, maybe, your endeavours, poems, 
   in future won't be treated with disdain. 
  
   I want to praise a poet out loud. 
   for his insanity and his untiring hand, 
   he strains his voice, he'll certainly top out 
   and come into his own in the end. 
  
   (from sound recording, 1986) 
  
  
    
   ПРИМЕТА
  
    
   THE OMEN
  
   Если ворон в вышине, 
   дело, стало быть, к войне. 
  
   Если дать ему кружить, 
   если дать ему кружить, 
  
   значит, всем на фронт иттить. 
   Чтобы не было войны, 
   надо ворона убить. 
   Чтобы ворона убить, 
  
   чтобы ворона убить, 
   надо ружья зарядить. 
   Ах, как станем заряжать, 
   всем захочется стрелять. 
  
   А уж как стрельба пойдет, 
   а уж как стрельба пойдет -- 
   пуля дырочку найдет. 
  
   Ей не жалко никого, 
   ей попасть бы хоть в кого: 
   хоть в чужого, хоть в свово, 
   лишь бы всех до одного. 
  
   Во и боле ничего! 
   Во и боле ничего, 
  
   во и боле никого, 
   во и боле никого, 
  
   кроме ворона того -- 
   стрельнуть некому в него. 
    
   1986 
  
   If a crow flies around, 
   then a war is to break out. 
  
   If we let it whirl in flight, 
   if we let it whirl in flight, 
  
   then we're all to go to fight. 
   To prevent the bloody war 
   we just have to kill the crow. 
   And to kill the vicious crow, 
   and to kill the vicious crow 
   we must charge the guns of war. 
  
   Once we charge the guns, we will 
   want to go to shoot and kill. 
  
   Once we open fire and shoot, 
   once we open fire and shoot 
  
   stupid bullets will make good. 
   For a bullet all is one. 
   It will hit just anyone, 
   friend or foe, -- just anyone, 
   all and every singe one, 
  
   All and sundry, everyone! 
   Now there isn't anyone, 
  
   any woman any man, 
   there is nothing, there is none, 
  
   just a crow, all on its own 
   and no one to shoot it down. 
  
  
  
  
  
   * * *
  
   * * *
  
   I cannot gather birch-trees for a ball.
   The firs are silent in a chilly chorus.
   The cry of a cuckoo is rolling to the forest,
   despaired, like a tiny little ball.
  
   And yet I'm waiting for some words to range,
   some precious words beyond evaluation
   (it's like an actor's perfect estimation
   of someone's words he brings onto the stage).
  
   For hope will always have a happy hue,
   reliable and sort of magic,
   particularly so when you imagine
   and see there isn't any hope for you.
  
   (stage performance, 1986)
  
  
  
  
  
   Music
  
  
   The clear notes of organ jolting
   now two by two, now note by note,
   and silky running knots of hangman's halter
   are ruthless, tightening on my throat.
  
   In front of me the music dances, supple,
   and every little thing awakens and revives:
   the guilty smile of speck, so subtle,
   adorns the depth of her majestic eyes !
  
   The night mosquito is as slim as hussar,
   there is a woman, no one cares who she is,
   (she holds a book of poems to her bosom),
   an aged man goes down on his knees.
  
   and every motion seems to be tremendous,
   the dying twig is still alive and light...
   I feel ashamed for all my small endeavours
   and for the words that cannot be set right.
  
   ...it's power of music. You can hardly
   dispute with it in such a simple way,
   as if the trumpets were calling hotly
   for a campaign somewhere far away.
  
   The fast impetuous flesh of music scatter
   and float and shout to somebody on the shore:
   "Where are you off to? Does it really matter?"
   What is it? Why on earth? What for? ...
   Hell, aren't you sick and tired of this patter?
  
   1989
   0x01 graphic
  
  
  
  
  
   * * *
   to F. Iskander
  
   Youth goes by, and very quickly, stealing our happy days.
   What is fated to befall us will inevitably happen:
   maybe, something great and wonderful will come all of a sudden
   Maybe, something worthless, something vain will come in an embrace.
  
   So don't save your love and kindness in a storehouse for reserve,
   don't save charity and mercy for a rainy day. It's useless,
   for your bitter futile efforts will be lost as vain and worthless
   Early wrinkles will be all that you will have for all your nerve.
  
   It's a pity youth passed swiftly, and old age is quickly spent.
   All is plain to see and clear: injured soul and sweaty forehead...
   But there won't be any riddles, a ny errors, grave and horrid,
   nothing but the road that stretches, straight and even, to the end.
  
  
  
  
  
   * **
  
   Tell me, what is the shipping route of your boat
   to the very last day and with all its might?
   When I breathe my last and I come to naught
   you will ask me whatever I lived for, right?
  
   I will stand the trial on Judgment Day,
   with my soul in smoke and my head ablaze...
   Where's my land? It's my home where I stay,
   I'll assume all your sins, as an act of grace.
  
   Through tears and wars, and through roses and grass
   I have carried your sins on me all the way
   Though my life has been playful and funny, per chance,
   but somebody needs it, too, anyway.
  
   1989
  
  
  
  
   THE LUCKY DEVIL
  
   Alexander Pushkin is quite all right!
   He's fine, he's made it!
   The wheel of the mill is buzzing outside,
   the pain has faded,
  
   The nan peeps out from the hut near side,
   there are larks up in air,
   it's only ten minutes' ride
   to the nearest fair.
  
   Whatever he does he does it well,
   his trade is exciting.
   A thick-lipped man, he's learned like hell
   and his quill is biting.
  
   He'd been to Odessa and the Crimea,
   he'd ride in a carriage,
   he'd borrow money from near and dear
   until that challenge.
  
   Exceedingly quiet and polite at times,
   tired of working too hard,
   the cops would read his beautiful rhymes
   and learn them by heart.
  
   Even the tsar would kindly extend
   his invitation,
   he'd call the poet with the intent
   to make conversation.
  
   He loved beautiful women and girls,
   his love wasn't "duly",
   and he was killed, as the story goes,
   by a handsome bully.
  
   He wielded a witty pen,
   to crackle of candle he'd scribble it.
   He had something to die for then
   on the bank of the rivulet.
  
   1989
   0x01 graphic
  
  
  
  
  
  
  
   Alexander Pushkin
  
   to S. Shipachev
  
   I cannot imagine Pushkin without snow a-falling
   I mean the bronze Pushkin with a raincoat on.
   When snowflakes fall from the sky a-whirling
   it seems that the bronze softly clinks dong...dong...
  
   I can't imagine my homeland without this sound.
   It has taken root deep in its heart
   along with his shabby worn green gown,
   his walking stick and a quill in his hand.
  
   Keep clinking, bronze. You'll get warm, keep clinking
   Snowflakes, fall on his shoulders of bronze...
   Some people carouse, some indulge in feasting
   Pushkin, to a house-party he goes.
  
   And while we are hurrying towards prosperity
   giving up hope for glory and fame,
   His Majesty's Guards arrange a celebrity,
   and the guests are invited to table by Dame.
  
   Everyone there, without exception,
   is right in the face of the world and love.
   Why are we cautious?
   That's not the discretion.
   Can we be formal with our age? Not half.
  
   Excitement is flaring on Pushkin Square
   with chirping of trams, tears, smiles and all.
   Now don't you be fussy!
   No fortune is there...
   The poet really remembers us all.
  
   1989
  
  
  
  
   0x01 graphic
  
  
  
  
  
   На белый бал берез не соберу.
   Холодный хор хвои хранит молчанье.
   Кукушки крик, как камешек отчаянья,
   все катится и катится в бору.
  
   И все-таки я жду из тишины
   (как тот актер, который знает цену
   чужим словам, что он несет на сцену)
   каких-то слов, которым нет цены.
  
   Ведь у надежд всегда счастливый цвет,
   надежный и таинственный немного,
   особенно когда глядишь с порога,
   особенно когда надежды нет.
  
  
   Булат Окуджава.
Избранное. Стихотворения.
"Московский Рабочий", 1989.
  
  
  
   Музыка
  
   Вот ноты звонкие органа
   то порознь вступают, то вдвоем,
   и шелковые петельки аркана
   на горле стягиваются моем.
  
   И музыка передо мной танцует гибко,
   и оживает все до самых мелочей:
   пылинки виноватая улыбка
   так красит глубину ее очей!
  
   Ночной комар, как офицер гусарский, тонок,
   и женщина какая-то стоит,
   прижав к груди стихов каких-то томик,
   и на колени падает старик,
  
   и каждый жест велик, как расстоянье,
   и веточка умершая жива, жива...
   И стыдно мне за мелкие мои старанья
   и за непоправимые слова.
  
   ...Вот сила музыки. Едва ли
   поспоришь с ней бездумно и легко,
   как будто трубы медные зазвали
   куда-то горячо и далеко...
  
   И музыки стремительное тело
   плывет, кричит неведомо кому:
   "Куда вы все?! Да разве в этом дело?!"
   А в чем оно? Зачем оно? К чему?!!
   ...Вот черт, как ничего еще не надоело!
  
   Булат Окуджава.
Избранное. Стихотворения.
"Московский Рабочий", 1989.
  
  
  
  
  
   ***
   Ф. Искандеру
  
   Быстро молодость проходит, дни счастливые крадет.
Что назначено судьбою - обязательно случится:
то ли самое прекрасное в окошко постучится,
то ли самое напрасное в объятья упадет.

Так не делайте ж запасов из любви и доброты
и про черный день грядущий не копите милосердье:
пропадет ни за понюшку ваше горькое усердье,
лягут ранние морщины от напрасной суеты.

Жаль, что молодость мелькнула, жаль, что старость коротка.
Все теперь как на ладони: лоб в поту, душа в ушибах...
Но зато уже не будет ни загадок, ни ошибок -
только ровная дорога до последнего звонка.
  
   Булат Окуджава.
Избранное. Стихотворения.
"Московский Рабочий", 1989.
  
  
  
   * * *
  
   По какой реке твой корабль плывет
   до последних дней из последних сил?
   Когда главный час мою жизнь прервет,
   вы же спросите: для чего я жил?
  
   Буду я стоять перед тем судом -
   голова в огне, а душа в дыму...
   Моя родина - мой последний дом,
   все грехи твои на себя приму.
  
   Средь стерни и роз, среди войн и слез
   все твои грехи на себе я нес.
   Может, жизнь моя и была смешна,
   но кому-нибудь и она нужна.
  
   Булат Окуджава.
Избранное. Стихотворения.
"Московский Рабочий", 1989.
  
  
  
   СЧАСТЛИВЧИК
  
   Александру Сергеичу1 хорошо!
   Ему прекрасно!
   Гудит мельничное колесо,
   боль угасла,
  
   баба щурится из избы,
   в небе -- жаворонки,
   только десять минут езды
   до ближней ярмарки.
  
   У него ремесло первый сорт
   и перо остро.
   Он губаст и учен как черт,
   и все ему просто:
  
   жил в Одессе, бывал в Крыму,
   ездил в карете,
   деньги в долг давали ему
   до самой смерти.
  
   Очень вежливы и тихи,
   делами замученные,
   жандармы его стихи
   на память заучивали!
  
   Даже царь приглашал его в дом,
   желая при этом
   потрепаться о том о сем
   с таким поэтом.
  
   Он красивых женщин любил
   любовью не чинной,
   и даже убит он был
   красивым мужчиной.
  
   Он умел бумагу марать
   под треск свечки!
   Ему было за что умирать
   у Черной речки.
  
  
   Булат Окуджава.
Избранное. Стихотворения.
"Московский Рабочий", 1989.
  
  
  
  
   АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ
  
   С. П. Щипачеву1
  
   Не представляю Пушкина2 без падающего снега,
   бронзового Пушкина, что в плащ укрыт.
   Когда снежинки белые посыплются с неба,
   мне кажется, что бронза тихо звенит.
  
   Не представляю родины без этого звона.
   В сердце ее он успел врасти,
   как его поношенный сюртук зеленый,
   железная трость и перо -- в горсти.
  
   Звени, звени, бронза. Вот так и согреешься.
   Падайте, снежинки, на плечи ему...
   У тех -- всё утехи, у этих -- всё зрелища,
   а Александр Сергеича ждут в том дому.
  
   И пока, на славу устав надеяться,
   мы к благополучию спешим нелегко,
   там гулять готовятся господа гвардейцы,
   и к столу скликает "Вдова Клико",
  
   там напропалую, как перед всем светом,
   как перед любовью -- всегда правы...
   Что ж мы осторожничаем?
   Мудрость не в этом.
   Со своим веком можно ль на "вы"?
  
   По Пушкинской площади плещут страсти,
   трамвайные жаворонки, грех и смех...
   Да не суетитесь вы!
   Не в этом счастье...
   Александр Сергеич помнит про всех.
  
  
Избранное. Стихотворения.
"Московский Рабочий", 1989.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   N.P. - Neva Petrovna - Neva, the son of Peter, the author's nickname of the city where Neva is the name of the river on which Saint Petersburg stands. Peter the Great was the founder of the city. ( - A.V.)
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Ю.Иванович "Обладатель-сороковник" Т.Орлова "Анастасия.Дело для нежной барышни" В.Оленик, И.Майстро "Игра Ордена.Черная Химера" М.Александрова "Смерть Несущая.Дар Грани" А.Гаврилова, Н.Жильцова "Академия Стихий.Испытание Огня" В.Чернованова "Лжебогиня" И.Магазинников "Мертвый инквизитор" Е.Щепетнов "Маг с изъяном" О.Куно "Голос моей души" Н.Косухина "Однажды тихой темной ночью" С.Ушкова "Запретный ключ" Т.Форш "Цыганское проклятье" О.Гринберга "Чужой мир" О.Пашнина "Невеста Темного Дракона" О.Смайлер "Тростниковая птичка" Г.Гончарова "Некромант.Рабочие будни" Е.Казакова, А.Харитонова "Наследники Скорби" В.Чиркова "Судьба Изагора.Семь звезд во мраке Ирнеин" К.Стрельникова "Фаворит ее величества.В тени интриг"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"