Hotpoint: другие произведения.

иксзвком1

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Кроссовер Звездные врата ЗВ-1 и X-COM: UFO Defense(1994). Главы 1-13


     Название: ИксЗВКом: Зеркальное отражение. Автор: Hotpoint. Перевод: Б.Беляев.
     Оригинальное название: XSGCOM: Goa'uld Defence(Mirror Image)
     https://www.tthfanfic.org/Story-16092-1/Hotpoint+XSGCOM+Goa+uld+Defence.htm
     https://www.fanfiction.net/s/3631062/1/XSGCOM-Mirror-Image
     
     От автора.
     Мне не принадлежит ни франшиза ЗВ, ни Икс-Ком. Никаких посягательств на авторские права не подразумевается, никакой выгоды я не планирую получить, и моя скромная особа всё равно не стоит судебных издержек, если только вы не желаете получить долю зарплаты низкооплачиваемого государственного служащего.
     Это кроссовер по двум радикально отличающимся вселенным, которые были созданы в конце 1990-х и описывали опасность внеземной угрозы для Земли, только здесь они существуют на одной и той же Земле, сражаясь в двух различных войнах, пока их пути не пересекаются. Ведь может же в бесконечной мультивселенной существовать ещё один мир по ту сторону Квантового Зеркала, который будет ничуть не хуже для человечества, чем наш?
     Все мы привыкли, что Командование ЗВ действует аккуратно, но в этой вселенной у человечества есть "большая дубинка". Вы можете не одобрять методы, ксенофобию или милитаризм, но если из космоса когда-нибудь появятся кровососущие монстры, разве не захотели бы вы сначала пристрелить их, а затем препарировать, использовать инопланетные технологии перепроектированные волшебниками Икс-Ком, чтобы сравнять счёт и переписать правила игры? Ну, я имею в виду, если предположить, что вы не разозлили не тех пришельцев и не обрушили Рагнарёк на наши головы.
     Никогда не думали, что увидите Вселенную, где Джек О'Нилл был бы голосом разума и дипломатии, не так ли?

Глава 1

      Звёздные Врата – Планета PX9-757 – Июль, 2000.
     Джаффа, охраняющие Чаппа'ай, подняли свои боевые посохи и взвели их, прийти мог кто угодно, и они не хотели повторить судьбу охраны, застигнутой врасплох агентами Тау'ри, приходившими недавно в этот мир и устроившими диверсию на строящемся корабле. Ходили слухи, что Тау'ри использовали технологии Атаниксов для достижения успеха, но никто не был уверен в этом наверняка. Как бы то ни было, верные воины-Джаффа встретят каждого врага своего Бога-Апофиcа с мужеством в сердце и посохами в руках, как и подобает наследникам тысячелетних воинской традиции и службы.
     Энергетический всплеск, вызванный входящей червоточиной Чаппа'ай, мгновенно привёл полдюжины Джаффа в полную боеготовность. Планетарный гарнизон был теперь значительно меньше, кораблестроительная верфь была разрушена, а передислокация войск и вооружения в более важные миры означала, что у них не осталось опытных бойцов для пушки у врат, но, тем не менее всё, что пройдёт через мерцающий горизонт событий медленнее сверхзвуковой скорости, попадет в беду, поскольку на него обрушится шквал плазменного огня.
     Никто не вышел, вместо этого появилась какая-то машина, которая прогрохотала через Звёздные врата на металлических гусеницах. Один Джаффа засмеялся.
     – Это разведзонд Тау'ри, – сказал он, и сердце, колотившееся в его груди в предвкушении битвы, сразу же замедлило свой неистовый ритм.
     Они все знали, что такие машины используются людьми с Земли, хотя никто из присутствующих ранее их не видел.
     – Я слышал, что Тау'ри называют их "Малпами" или как-то так, – сказал ещё один Джаффа. – Это что-то означает на их языке, хотя я не знаю что.
     – Видимо, они послали её, чтобы посмотреть, покинули ли мы этот мир, – предположил Джаффа, который первым узнал машину. – Вопрос в том, уничтожать ли нам её? – спросил он, нацеливая свой посох.
     – Она не опасна, – заявил третий Джаффа. – Мы могли бы захватить её и преподнести Лорду Апофису в качестве трофея, – предложил он. – Эта технология уступает божественной, но он может вознаградить нас за инициативу.
     – Ты говоришь мудро, – согласился первый Джаффа. – Пойдем, посмотрим как отключить источник питания. Нам могут понадобиться носилки, чтобы перенести её в лагерь, впрочем, она не такая уж и большая, – сказал он, опуская свой посох, и направляясь к машине, в которой, скорее всего, были аудио- и видеозаписывающие устройства, передающие звук и изображение глупцам, которые потеряли её, отправив сюда. Он подавил желание выкрикнуть оскорбления машине, уж лучше пусть они увидят его самодовольное выражение лица, когда он подойдет поближе.
     Часть механизма повернулась, когда он подошел. Предполагая, что это камера, Джаффа не смог удержаться, чтобы не помахать в неё. Через мгновение какой-то внешний динамик, установленный на "МАЛПе", заговорил.
     – Сложите ваше оружие и сдавайтесь, – скомандовала машина слегка искаженным электронным голосом. – Если не сделаете это немедленно, то будете уничтожены, – сообщила она им.
     Джаффа вновь рассмеялись.
     – Чувство юмора у вас чуть лучше, чем я думал, Тау'ри Гонакх, – ответил ближайший к машине, гадая, достаточно ли хорошо они знают язык Гоа'улдов, чтобы распознать оскорбление, и надеясь, что так оно и есть.
     – Вас предупредили, второго шанса не будет, – ответила машина, луч яркого красного света вырвался из устройства в его сторону и прожег сквозную дыру прямо в груди Джаффа, испарив и плоть, и нагрудник, и кольчугу за долю секунды.
     Первый Джаффа всё ещё падал на землю с выражением удивления на своём лице, когда оружие машины начало быстро поворачиваться в поисках следующего воина.
     Они были хорошо обучены и поклонялись своему Богу в течении многих лет, ежедневно тренируясь, что бы служить ему в меру своих возможностей. Поэтому оставшиеся Джаффа быстро справились с шоком, и первый из многочисленных выстрелов попал в машину как раз перед тем, как она снова выстрелила. К несчастью для выстрелившего воина, это не помешало ему быть аккуратно разрезанным лучом лазера и закончить свои дни двумя отдельными кусками, – плазма лишь опалила и слегка поцарапала толстые пластины брони боевого робота Тау'ри.
     Множество выстрелов из посохов сыпалось на машину, но та их просто-напросто игнорировала и продолжала стрелять. Она изначально была разработана, чтобы противостоять значительно более мощному оружию, и была впоследствии усилена дополнительной броней. Очень быстро попав в ещё двух Джаффа, она, стреляя на ходу, начала с грохотом двигаться по спуску шедшему от Звёздных Врат. Выстрелы плазмы продолжали обжигать и царапать металлическую поверхность, не причиняя достаточного, чтобы её остановить, вреда.
     – Мы должны отступить, – заявил один из оставшихся Джаффа.
     – Трус, – возразил другой, продолжая безрезультатно стрелять снова и снова. – «У Тау'ри нет чести, раз они послали машину, чтобы делать работу воина» - думал он, – «Они, должно быть, законченные трусы», – решил он перед тем, как в него попал лазер, прожигая брюшную полость и личинку Гоа'улда, живущую в ней.
     Перестрелка как таковая продолжалась всего две минуты, последний Джаффа, самый молодой, наименее опытный и не закаленный в боях, был убит выстрелом в спину, когда убегал, выбросив свой посох.
     Один из стражей Чаппа'ай был всё ещё в сознании. С того места, где он лежал в грязи с кровью текущей из огромной и частично прижжённой раны, он увидел пару людей, вышедших из Врат и просигналивших ещё нескольким, следовавшим за ними. У них в руках было оружие, которое он не смог опознать, несмотря на то, что ему показывали изображения захваченного огнестрельного оружия Тау'ри.
     Верный до конца, в отличие от своего малодушного товарища, Джаффа, превозмогая боль, попытался поднять свой посох, чтобы выстрелить в людей в последнем фанатичном порыве. Однако ещё до того, как он скрытно попытался поднять своё оружие для выстрела, менее мощный, но не менее смертельный лазер, аналогичный лазеру машины, попал в него. Джаффа так и не смог выстрелить. Луч попал Джаффа прямо между глаз, убив его мгновенно, энергия выстрела пробилась через тонкий металлический шлем, вскипятила мозг и прожгла его череп насквозь.
     Один из людей, осматривавших бойню, одобрительно кивнул головой.
     – Я хочу, чтобы эти тела немедленно были направлены на базу для вскрытия, – приказал он.
     – Эти штуковины в виде посоха тоже, яйцеголовые могут найти для них применение, но, по-моему, они не выглядят многообещающе. Хорошо, освободите рампу, в любой момент через врата может проехать джип, – продолжил он. – Я хочу, чтобы вы проверили этот кусок камня вдоль и поперек в поисках технологий, которые нам пригодятся, и в первую очередь - наквадаха. Эта хрень может сильно пригодиться мальчики и девочки, – напомнил говоривший, – и кто-нибудь проверьте, нуждается ли ТОП 1 в чем-то более серьёзном, чем покраска, – продолжал раздавать приказы офицер. – Если она сильно повреждена, отправьте её обратно, и пусть они пришлют замену на случай, если нам потребуется поддержка, – сказал он десантнику, который направлялся к машине. – Тяжелая Оружейная Платформа может дать вам отличное преимущество.
     – Эти придурки Джаффа не стоят внимания, – подметил один из них.
     Офицер кивнул, соглашаясь.
     – Им надирали задницу с помощью МП-5, причем, как мне сказали, в течение многих лет, – ответил он. – Феодальное общество с плохо спроектированным и неуклюжим оружием, – отметил он. – Господи, они считали тех котяток из КЗВ плохими, подождем пока они привыкнут к нам, проходящим через врата, – заявил он с улыбкой.
     – Тут один ещё дышит, – сказал громко один из солдат, проверяющих убитых Джаффа.
     – Воспользуйтесь аптечкой и помогите бедняге, – приказал офицер. – Похоже, что один из них всё-таки останется не вскрытым, – сказал он, зло улыбнувшись. – Вместо этого немного допросим и немного поэкспериментируем над ним, – добавил он со зверским оскалом.
     Укол стимулятора привел раненого Джаффа в сознание как раз в тот момент, когда четырёхколесная машина проехала через врата. Тау'ри так не действовали, они, как правило, работали небольшими группами и не были столь... жёсткими бойцами.
     – Кто вы? – с трудом дыша, спросил он захватчика, который, похоже, лечил его рану.
     – Подразделение по борьбе с внеземными угрозами к вашим услугам, – размеренно ответил человек. – Дома нас называют Икс-Ком. Жаль говорить это вам, но плохие Тау'ри теперь получили свободный доступ в галактику. Так что, если где-то есть настоящий Господь, которому вы хотели бы помолиться, то сейчас самое время. Потому что мы собираемся надрать задницы фальшивым богам Гоа'улдам, – заявил он.
     Тем временем команда Икс-Ком зачистила PX9-757, ещё тридцать два Джаффа были мертвы, шестеро раненых и оглушенных электрошокером взяты в плен. Первый из них, выживший после стычки у врат, сидел в изоляторе для пришельцев на европейской базе Икс-Ком в Польше, куда были доставлены врата, поднятые со дна Тихого океана. Джаффа был плотно перебинтован, хотя чудесные полевые аптечки Тау'ри и восстанавливающие способности личинки Гоа'улда совместно спасли его от смерти из-за ранения.
     У Джаффа была масса вопросов, но, честно говоря, больше всего его интересовало, почему в соседней камере Тау'ри держали Асгарда? Разве они не союзники?
     Тем временем за стенами бронированной, звукоизолированной, герметичной и совершенно неприступной тюрьмы для захваченных пришельцев переговоры между Икс-Ком и Командованием Звёздных Врат близились к завершению. Обстановка в горе Шайенн теперь должна была кардинально измениться, дни старых команд ЗВ были сочтены. Теперь там будет расположен штаб ИксЗВКом, который должен будет возглавить борьбу против угрозы Гоа'улдов, чему в КЗВ были не очень рады.
     Бойцы Икс-Ком, переведенные на другую войну с пришельцами, были довольно оптимистичны по этому поводу, чего беспокоиться из-за Гоа'улдов? В худшем случае они могут заразить тебе симбионтом, но, по крайней мере, это было значительно менее страшно, чем быть оплодотворённым проклятым Криссалидом. Что же касается идеи сражаться против Джаффа вместо Сектоидов и их друзей в течение нескольких месяцев, ну что ж, это звучало как долгожданный отпуск. Большинство из них нуждалось в облегченной нагрузке, чтобы преодолеть проклятое посттравматическое стрессовое расстройство или "афганский синдром", который был обычным делом для любого из них после полдюжины миссий за спиной.
     Насколько страшны Системные Лорды зависело в основном от того, принимали ли вы участие в сражениях против действительно неприятных пришельцев. Всё зависело от того, как смотреть на вещи. И о точке зрения среднестатистического пехотинца Икс-Ком можно было сказать только одно: она была "извращённой".
     
      Гора Шайенн - Земля - Август, 2000.
     – Не похоже, что у нас есть выбор, – сказал генерал Хаммонд полковнику О'Ниллу и майору Картер, сидевшим вдвоем напротив него за круглым столом для брифингов. – У них уже есть собственные Звёздные Врата, и с наборным устройством они будут перекрывать наши, – отметил он. – Либо мы допускаем их к программе, либо рискуем оставить их у руля даже без возможности оказывать на них сдерживающее влияние.
     О'Нилл скрестил руки на груди.
     – Со всем уважением сэр, но то, какие методы они используют, это всё равно, что мы бы наняли ребят из Агентства Информации, которые гуляли по галактике и крали технологии, вместо того, чтобы отправить их за решетку, где им самое место.
     – Именно поэтому нам необходимо быть там, рядом с ними, чтобы они не отпугнули найденных нами союзников или, что ещё хуже, не увеличили число врагов, напортачив из-за своей непрофессиональности, – ответил Хаммонд. – Я надеюсь, вы прочитали документы, которые они предоставили, – спросил генерал. – Ну, или, по крайней мере, сводные страницы, – добавил он, глядя на О'Нилла.
     Картер лишь покачала головой, вспомнив об этих документах.
     – Потери на задании более 50 процентов, – сказала она недоверчиво. – И показатель столь низок лишь из-за того, что они недавно начали использовать лазерное оружие, – продолжила она. – В течении первых месяцев прошлого года их потери часто были более семидесяти пяти процентов на каждом задании. Я сомневаюсь, что какая-либо ещё военная организация в истории несла столь огромные потери, как само собою разумеющееся.
     – Возможно, у них неподходящий кадровый состав, – предположил О'Нилл.
     Картер посмотрела на него.
     – У Икс-Ком есть доступ к гораздо более широкой базе вербовки, чем у нас, – отметила она. – Они набирают рекрутов из спецназа десятков разных стран и оставляют только самых лучших. Если сравнивать наши команды ЗВ с Икс-Ком, то половина наших людей не прошла бы даже первый этап отбора, который обязательно надо пройти, чтобы к ним присоединиться, их требования невероятно высоки, – сказала она ему, просматривая документ, лежащий перед ней. – Только для того, чтобы твою кандидатуру рассмотрели, ты должен быть лучшим из лучших.
     Хаммонд кивнул.
     – Военнослужащие армии США, на самом деле, составляют довольно значительную часть Икс-Ком, что позволило мне наладить с ними общение в течение последней недели или около того. Дела обстоят именно так, как обрисовала майор Картер, – согласился он. – И даже более того, потери, которые они несут в боях, это какой-то "больной" естественный отбор по Дарвину, – продолжил он. – Только лучшие и, возможно, самые удачливые из них проходят через достаточное количество миссий, чтобы полностью адаптироваться к характеру их высокоинтенсивных боёв, в которых они регулярно учувствуют, – сказал генерал. – Если ты не можешь бежать, как олимпийский спринтер, стрелять, как Энни Оукли, и у тебя нет реакции, как у гремучей змеи, ты умрешь. Всё очень просто. Я преувеличиваю, конечно, но не на столько, как хотелось бы, – добавил он. – Я не могу представить себя, регулярно посылающим людей на задания, когда шанс невернуться больше 50 %, но это норма для этих людей.
     – Проблема в том, – вмешалась Картер, – продолжая аналогию генерала Хаммонда, – продолжила она, – что они развивают привычку сначала стрелять, а уже потом смотреть в кого, что хорошо для войны, в которой они участвовали до сих пор, но это может быть катастрофически контрпродуктивно, если они будут продолжать действовать подобным образом в нашем случае. И это особенно актуально в отношении Асгардов, потому что, нравится нам это или нет, но совершенно немыслимо, чтобы эти "Сектоиды", с которыми они сражаются, не были связаны с нашими маленькими серыми друзьями, несмотря на огромную пропасть в их образе действий.
     О'Нилл нахмурился.
     – Не могу представить, чтобы Асгарды делали некоторые вещи, о которых я читал в документах, и, кстати, фотографии, приложенные к отчётам, испортили мне ланч, – заявил он. – Похищения? Увечья? Разве это похоже на то, что делал с людьми Тор? – спросил он риторически. – Это больше похоже на "Секретные Материалы", – добавил он.
     – У Малдера и Скалли никогда не было Серого пришельца, запертого в клетке, чтобы показывать его людям, требующим доказательств, – сухо ответила Картер. – Икс-Ком предоставило детальные результаты вскрытия, образцы крови и ДНК плюс видеозаписи Сектоидов в неволе. – Факт в том, что они лишь выглядят немного более мускулистыми, чем любой Асгард, которого мы встречали ранее, физически же они, похоже, относятся к одному и тому же виду.
     О'Нилл фыркнул.
     – Тогда кто же они? – спросил он. – Асгарды-качки, переборщившие со стероидами и ставшие слишком агрессивными из-за переизбытка тестостерона? – спросил он с иронией.
     Картер улыбнулась, представив Тора, качающего железо.
     – И всё же они заметно слабее обычного человека, – отметила она. – Учитывая размер и вес оружия, которое таскают эти существа, возможно, им пришлось нарастить мускулы, чтобы использовать его эффективно? – предположила она. – Из обычных Асгардов получилась бы никудышная пехота.
     – Но даже если предположить, что им это зачем-то нужно, то почему они действуют так странно? – спросил О'Нилл. – Корабли Асгардов могут телепортировать всё что им потребуется прямо с орбиты, и мы не имели бы понятия, что они тут вообще были.
     О'Нилл отхлебнул воды из стакана, стоявшего перед ним.
     – Эти же парни садятся на своих кораблях, похищают людей, и при этом, за исключением оружия, их уровень технологий ниже уровня чёртовых Гоа'улдов, насколько мне известно, – продолжил он. – Я говорю о том, что если бы они были Асгардами, то каковы шансы сбить один из их кораблей парой ракет? Даже если ядерных? Мы не можем сбить даже Ха'так, используя боеголовку в тысячу мегатонн из-за щитов, так как, чёрт побери, Икс-Ком разносит их с помощью ракет "Лавина"? – спросил он. – Это ведь знаменитые ракеты "Феникс", использующие килотонную ядерную боеголовку, – заметил он, постучав по одной из бумаг, лежащих на столе.
     – Это загадка, – согласился генерал Хаммонд. – Мы связались с Асгардом, и надеюсь, они появятся с ответами, но до тех пор необходимо рассмотреть и другие вопросы, – сказал он. – В первую очередь, интеграция переведённого персонала Икс-Ком в существующую структуру КЗВ, – начал он. – Они настаивают на присутствии одного или двух своих людей в ЗВ-1.
     – Даже не обсуждается, – мгновенно ответил О'Нилл. – Мы полностью укомплектованы, сэр, – высказался он.
     – Ни на каком камне не выбито, что команда ЗВ должна состоять из четырех человек, полковник - ответил Хаммонд.
     О'Нилл поморщился.
     – Может, вы предоставите им возможность создать свои собственные команды? – спросил он. – Держу пари, им это понравится.
     – Я в этом не сомневаюсь, но когда дюжина инопланетных линейных крейсеров появится на орбите, требуя головы людей, которые только что взорвали их планету, это не понравится нам, – сказал им Хаммонд. – Я хочу, что бы их держали на поводке, и чтобы мы не закончили с петлей шее.
     – А как же Тил'к? – спросила Картер. – Не хочу показаться грубой, но эти люди твердо состоят в лагере тех кто говорит, если ты не человек то, либо ты на столе для вскрытия, либо связан и с электродами в самых неудобных местах, – сказала она. – Честно, если бы у меня был их опыт встреч с инопланетянами, я бы сама склонялась к ксенофобии, но не лучше ли нам держать их подальше от Тил'ка? – предположила она.
     – Верно подмечено, майор, – согласился О'Нилл. – Могут быть конфликты, не хотелось бы рисковать и создавать дополнительную напряженность между ними и нами, – добавил он, надеясь, что это позволит ему не терпеть кого-то ещё в его команде.
     Генерал Хаммонд задумался.
     – Согласен, – сказал он. – Я думаю, единственный выход - забрать Тил'ка из ЗВ-1 и передать его Икс-Ком для заключения в тюрьму, тем более они об этом просят.
     Челюсть О'Нилла отвисла.
     – Ты наверно шутишь, Джордж? – воскликнул он.
     – Единственный способ Тил'ку не попасть в камеру, это держать его в составе ЗВ-1, и если в команде будет кто-то из Икс-Ком, – ответил Хаммонд. – Я ничего не могу поделать, – сказал он. – Я потянул за все возможные ниточки, чтобы он не оказался в комнате с решетками на окнах. Они хотят, чтобы рядом был один из их людей, который пристрелит его при попытке побега.
     – То есть после всего того, что Тил'к сделал для нас и для нашей планеты, – ответил О'Нилл, – мы позволим этим салагам запереть его и выбросить подальше ключ, если только рядом не будет кого-нибудь, кто вышибет ему мозги?
     Хаммонд кивнул.
     – Примерно так, – подтвердил он, пожав плечами. – О, есть ещё новость, которую я получил как раз перед вашим прибытием, – добавил он. – Технически КЗВ приписан к Икс-Ком, так что оперативники будет получать ту же зарплату, что и они. Это было сделано, чтобы избежать дальнейшего обострения обстановки между командами. Пентагон берет расходы на себя, и мне не придется платить из своего бюджета, о чём я рад вам сообщить.
     – Разве они не платят всем одинаково, независимо от званий, или что-то в этом роде? – спросил О'Нилл, поморщившись. Несмотря на то, что зарплата большинства членов команд ЗВ будет повышена, Полковник чувствовал что его обманули. Хаммонд вздохнул.
     – Икс-Ком платит своим солдатам двадцать тысяч долларов в месяц, не считая отчислений, и в соответствии с международным соглашением данная сумма не включает налог на прибыль, – сказал он. – Ты будешь получать гораздо больше, чем я, – продолжил он с легкой ноткой обиды в голосе. – В действительности, я проверил, ты будешь получать гораздо больше, чем любой из Объединенного комитета начальников штабов или вице-президент, если уж на то пошло.
     О'Нилл моргнул.
     – Двадцать тысяч в месяц, – повторил он. – Почему мне никто об этом раньше не сказал? – спросил он. – Я бы запросил перевод, как только они начали.
     – До недавнего времени КЗВ и Икс-Ком даже не подозревали о существовании друг друга, – отметила Картер. – Лишь несколько человек знали об обеих организациях, поэтому раньше мы никогда не обменивались технологиями. Иногда секретность заходит слишком далеко, – высказала она своё мнение.
     – И скорее всего одной из организаций, которые знали, было Агентство Информации, – сказал с досадой О'Нилл. – Не скажу, что я удивлён, учитывая все те мерзкие чёрные операции, к которым они приложили руки, – продолжил он. – Меня ни капельки не удивляет тот факт, что Мейборн ушел в Икс-Ком, как только выяснил, что они нашли врата, – сказал он. – Заполнить все бланки, а затем выступить в качестве посредника между ними и его русскими друзьями из КГБ, когда они вели переговоры относительно наборного устройства, чертовски типично.
     – Так ты всё же читал эти документы? – спросила Картер с удивлением.
     – Скучный вечер на ТВ, – ответил О'Нилл, на самом деле, он не так уж боялся бумажной работы, и не был таким необразованным, как хотел показать. Если у вас репутация человека, который не ладит с бумагами и не обладает хорошей памятью, то люди обычно, будут вас ниже оценивать, что к лучшему. Ведь если вас не воспринимают всерьёз, то и не посчитают опасным. Но на самом деле О'Нилл был подобен лезвию бритвы, всегда готовый нанести удар ничего не подозревающей жертве, как только представится такая возможность, что приходилось часто демонстрировать на этой работе.
     Картер пожала плечами, это имело смысл, подумала она, а затем нахмурилась.
     – Что насчёт Даниэля? – спросила она. – Он не военный, так что, я полагаю, на него не распространяются новые условия оплаты?
     – К счастью для доктора Джексона, он не военный, – ответил Хаммонд с кривой усмешкой.
     – К счастью? – с подозрением спросил О'Нилл.
     Генерал улыбнулся.
     – Так как он гражданский, в Икс-Ком занесли его в список научного персонала, – сказал он. – Их оплата составляет тридцать тысяч в месяц и не облагается налогом, – сообщил он им. – Так что я здесь не единственный руководитель, кому платят меньше, чем его подчиненным.
     Теперь моргнула Картер.
     – Интересно, если бы я ушла в отставку, то как скоро получила бы доплату? – спросила она в конце концов. Она только что раскрыла основную причину, по которой у Икс-Ком отдел НИОКР 2 лучше, чем в КЗВ. И это не только потому, что в их распоряжении значительно более широкая база вербовки.
     
     База Икс-Ком 2 (Северная Америка) - Земля - Август, 2000.
     Морских пехотинцев из ЗВ-3 провели по коридорам базы от лифта прямо к одному из самолётных ангаров, в котором не было обычно находившегося там транспорта СВВП 3 "Скайрэйнджер". Самолёт в настоящее время стоял на взлётно-посадочной полосе "Зоны 51". Он только что доставил туда несколько научных и инженерных команд, чтобы они могли проверить запасы инопланетных устройств, накопленных КЗВ за последние несколько лет. Возможно, они смогут приложить немножко своей магии реверс-инжиниринга. Икс-Ком жил истиной, что знание - это сила, а иногда, что более важно - огневая мощь.
     Команда была выбрана генералом Хаммондом для проверки оборудования Икс-Ком, о котором ходили разные небылицы, до того, как разрешить его использование в КЗВ. Они были рады выполнить приказ, хотя и не верили всякой чепухе, рассказанной им по пути из горы Шайенн.
     – Значит, вы парни из КЗВ? – оглядывая их сверху вниз, с британским акцентом спросил десантник, одетый в обычный комбинезон Икс-Ком с нашивками сержанта. – Приехали посмотреть игрушки, – добавил он и улыбнулся. – Ну что же, по крайней мере, они прислали морскую пехоту, – сказал он. – Могло быть и хуже, – подытожил он и протянул руку для рукопожатия - Кевин Нэш, в прошлом служил в подразделении специальных операций морской пехоты Её Величества, теперь командирован из спецназа в Икс-Ком или, как нам хотелось бы думать, экстраспецназ, – сказал он, пожимая им руки. – Пойдем ребята, вам они понравятся, – пообещал он, направляясь к столу, которые был завален множеством разного оружия и других непонятных вещей.
     Майор Вейд, командир ЗВ-3, осмотрел оборудование.
     – Это лазеры? – спросил он, указывая на громоздкий пистолет и большую квадратную винтовку. Судя по внешнему виду, после покраски с ней так грубо обращались, что в некоторых местах краска отслоилась, открывая под собой что-то вроде корпуса из красного пластика. "Какого чёрта кому-то понадобилось сделать её красной?" - удивился он. Ну, по крайней мере, кто-то с большим, чем у дизайнера, количеством мозгов, скорее всего пехотинец, счел нужным покрасить её в тактически правильный цвет.
     – Лазерная винтовка Л2-A1 "Аид", – кивнул сержант Икс-Ком, протягивая руку, чтобы взять её. – Примерно на килограмм тяжелее обычной штурмовой винтовки типа М16А2 или G-36, но зато не надо таскать с собой кучу патронов.
     – Сколько выстрелов, ну, или какова емкость батареи? – спросил Вейд, не уверенный, какая терминология более корректна.
     – Неограниченная, – серьёзным тоном ответил британский сержант, и после пары секунд недоверчивых взглядов снова улыбнулся. – Ну, на самом деле нет, но около того, – сказал он им. – Количество выстрелов приблизительно от 275 до 300, при полностью заряженной батарее, а после задания вы просто ставите её подзаряжаться. Большую часть корпуса винтовки занимает батарея.
     – Но что случится если она... разрядится... посреди боя? – спросил Вейд.
     – Сколько магазинов к M16A2 вы берете с собой на миссию? – ответил сержант. – Более десяти? – спросил он риторически. – У Л2-А1 сравнимое количество зарядов, и каждый её выстрел охеренно более опасен, уж поверьте мне, Сэр, – сказал он. – Попасть в цель лазером - раз плюнуть, так что больше вам и не понадобится, – сказал он им. – Он прожигает броню, способную выдержать 7,62мм бронебойную пулю с вольфрамовым сердечником, с той же легкостью, как горячий нож проходит сквозь масло. А с прицеливанием ещё проще, просто наведи и стреляй, так как не надо беспокоиться об отклонении пули из-за ветра и силы тяжести, – продолжил он. – Стреляет совершенно без отдачи, и все три выстрела из очереди попадут в одно и то же место, если у вас не дрогнет рука.
     Майор Вейд посмотрел на оружие опять, в этот раз уже оценивающее.
     – Вы получаете комиссионные за продажу этих штуковин, сержант? – спросил он. – Потому что это лучшая реклама, которую я когда-либо слышал, – сказал он ему серьёзно.
     – Если бы мы были компанией, сэр, я бы купил наши акции, – с улыбкой ответил сержант. – Как только начнем продавать их на открытом рынке, все остальные производители оружия на планете выйдут из бизнеса, – заявил он. – Даже лазерный пистолет Л1-А2 превосходит всё, на что я мог надеяться, когда начинал здесь работать. Грёбаный позор, но у Багов экипировка лучше, – добавил он с сожалением.
     – Баги? – спросил Вейд.
     – Сектоиды, – объяснил Нэш. – Я слышал, что вы называете их Асгардами, хорошее название, потому как им придется лучше следить за своими маленькими серыми задницами, когда мы получим новые корабли с чертежной доски.
     – Ещё не понятно, являются ли они одной и той же расой, – сообщил ему майор Вейд. Он признавал, что они очень похожи, но различия в технологическом уровне и поведении были настолько велики, что это казалось незначительным для большинства в КЗВ.
     – Я не верю в совпадения, сэр, да и платят мне лишь за то, чтобы я мочил багов, а политикой пусть уж занимаются высокие чины, – сказал ему сержант. – Но я прямо вам скажу, если Командование решит, что мы собираемся воевать с Асгардами, то среди бойцов и пилотов Икс-Ком никто не откажется, – пообещал он.
     – Сержант, вы даже не представляете, насколько они превосходят нас, – сказал Вейд, стараясь, чтобы его голос не звучал снисходительно. – Земля с трудом держит оборону от тех, кого Асгарды считают третьим сортом. Вы даже не представляете, насколько мы отстаем от остальной галактики, – честно заявил морпех.
     – Это всего лишь вопрос времени, – уверенно ответил сержант, Вейд подумал, что это высокомерие, но промолчал. – Хорошо, – начал сержант, меняя тему. – Мы установили мишени в конце ангара, так что вы можете попрактиковаться с лазерами, естественно, о рикошетах беспокоиться не стоит. Эти металлические пластины равнозначны броне, которую носят Джаффа. Так что приготовьтесь увидеть, почему Гоа'улды, с которыми вы сражались, начнут просыпаться ночью в холодном поту, каждый раз, когда им будет сниться день, в который они решили поиметь человеческую расу, – надменно заявил он. – О да, парни с «Европы» испытали то оружие-посохи на нашей новой броне. Пробить не смогли, но всё равно не допускайте многократных попаданий в одно и то же место, так как это может вызвать кристаллизацию. Не знаю, правда, что это значит.
     – А есть ещё секретное оружие? – спросил Вейд с любопытством.
     – Ну, сканеры движения например, чёртов хай-тек, понятия не имею как они работают, да и не пользуемся мы ими слишком часто в полевых условиях, – ответил Нэш. – Аптечки - хрень собачья, хотя спасали мою шкуру несколько раз, когда я был изрешечен как сито, – ответил Нэш. – Чего мы все ждем, так это когда же, наконец, сможем использовать плазменное оружие, что бы разобраться с багами. Но я слышал, что вышла задержка из-за того, что наши умники хотят осмотреть снаряжение Гоа'улдов. Ходят слухи про какой-то «Зетникл».
     – Зэт'ник'тел, – поправил его майор. – Мы называем их Зэт, единственное приличное оружие Джаффа, вернее единственное, которые мы используем.
     – Неважно, как вы их называете, но это может сильно облегчить захват живых пришельцев и, возможно, решит проблему ублюдочных крабов, – сказал оперативник Икс-Ком, и от одной мысли о них по его телу прошла дрожь.
     Вейд посмотрел на него.
     – Ублюдочные крабы? – спросил он.
     – Криссалиды, – объяснил сержант, – радуйтесь, что не встречали их. Мне пришлось пристрелить зараженного напарника, используя зажигательные боеприпасы, до того как он превратился в одного из них. Бегают быстрее сорока миль в час, клешни, способные разорвать ТОП, и они всегда выглядят так, как будто ухмыляются, – добавил он. – От этого по коже мурашки бегают. Мы смогли только одного из них захватить живым, а неделей позже учёные показали запись, где его разрезали на части живьём. Весь зал аплодировал, клянусь богом, – он сказал, подняв правую руку. – Так вы хотите, чтобы я показал как "Аид" работает, сэр? – спросил он. – Всё очень просто, никаких движущихся частей, так что ничего не надо разбирать и чистить, только переключатели вкл./выкл., режим огня и спусковой крючок, – сказал он. – Это мечта пехотинца, – сказал он, улыбаясь, – и кошмар каждого инопланетного придурка.
     После первой дюжины выстрелов из Л2-А1 "Аид" весь ЗВ-3 был готов отдать правое яйцо, чтобы только забрать винтовки с собой. К счастью для них, в Икс-Ком принимали только наличные и запросили по $36900 за штуку. Всё-таки их производство стоило денег, и они не собирались заниматься благотворительностью или чем-то подобным. Тем не менее, они предложили скидку за оптовые поставки брони, по $50000 за комплект, с нанесенными эмблемами ИксЗВКом. Ну, это же, брэнд, верно?
     Примечание автора:
     Если вы не знакомы с Икс-Ком, то я не могу слишком настаивать, но, всё же, рекомендую вам пройти игру. Не только потому, что она лучшая из когда-либо сделанных, вы просто не достаточно хорошо поймете рассказ, если не будете с ней знакомы.
     Временные линии X-COM и ЗВ-1 сходятся здесь примерно в середине 2000 года, на тот момент у меня уже был X-COM, использующий лазерное оружие и персональную броню, но ещё не было плазменного оружия или кораблей, разработанных на основе инопланетных технологий (хотя "Огненный шторм" уже проектировался). X-COM широко использует тяжелые орудийные платформы, которые в основе являются тяжеловооруженными и бронированными МАЛП. Для ЗВ-1 это происходило примерно в районе серии "Watergate" 4го сезона, и, поскольку в этой вселенной был X-COM , то врата получили они, а не русские. Более подробно предыстория этого, будет изложена в последующих главах
     Солдаты Икс-Ком могут показаться высокомерными, чрезмерно агрессивными придурками... и они такие и есть, но для этого есть причины. Это канон вселенной X-COM, – те, кто сражался в первой инопланетной войне 1999-2003 годов, страдали от ПТСР 4 больше, чем солдаты в любой другой войне в истории. Это было связано с бешеным характером боя, псионическими атаками инопланетян и ужасными потерями. В среднем во время войны солдат X-COM имел 25% шанс быть убитым в своей первой миссии, и это только потому, что уровень потерь резко упал, когда Земля догнала инопланетян технологически, захватив их оружие и обратив его против захватчиков. В начале войны не было ничего необычного в том, чтобы потерять больше половины команды (одержав победу), поэтому они не относились с уважением к командам ЗВ, сражавшимся только с Джаффа, что вполне нормально. Столкновение культур - это не постоянное состояние дел (ну, оно никогда не исчезает полностью, X-COM гораздо чаще прибегает к силе, чем КЗВ).
     Главным врагом в начале игры X-COM: UFO Defense были Сектоиды, генетически сконструированная раса клонов, которых поддерживали другие инопланетные виды, такие как Летуны, Змеелюди, Потрошители и ужасные Криссалиды. Сектоиды также использовали небольшой ховертанк «Кибердиск», в качестве огневой поддержки. Другие, ещё более опасные расы появятся в игре позже. Типичные миссии пришельцев - это «исследование», «сбор урожая» и «похищение» с использованием кораблей разных размеров от крошечного «Разведчика» до большого «Линкора».
     Сектоиды использовали очень мощное плазменное оружие (мощное в том смысле, что им можно было пробить дыру в стене, достаточно большую, чтобы пролезть), которое было гораздо более смертоносным, чем посох Джаффа, а также гораздо более эргономичным. На данный момент истории, они в основном, используют плазменный пистолет и плазменную винтовку, хотя постепенно начинают появляться более смертоносные виды оружия.
     Я потратил много-много часов на X-COM: UFO Defense/ UFO: Enemy Unknown(в Европе) в девяностые годы, и я всё ещё иногда её запускаю даже спустя более, чем десятилетие.

Глава 2

      Гавайи - Земля - Август, 2000.
     Майор Кэмерон Митчелл начал медленно увеличивать скорость, как только вылетел в открытое море. Он не хотел, чтобы «звуковой удар» нанес какие-либо повреждения на земле, но раз уж он был над Тихим океаном, то пришло время повеселиться. Как только пара импульсно-детонационных двигателей начала показывать свои настоящие возможности, он почувствовал, что ускорение жестко вдавило его в сидение, а стрелка скорости, отображавшаяся на дисплее его шлема, начала быстро ползти вверх. Он мог бы настроить его так, чтобы скорость отображалась в виде цифр, но ему нравилось смотреть на эти движения стрелки по мере того, как истребитель без труда преодолел скорость звука и продолжил плавное ускорение к двум Махам и дальше.
     Ребята на базе называли его просто «Перехватчик», что, по сути, отражало его предназначение, но в спецификации он проходил как XF-701 «Сигрдрива» и был назван в честь его «духовного предка» бомбардировщика XB-70 «Валькирия», разработанного в 60-х. Тот был высокоскоростным бомбардировщиком, который мог сохранять высокую сверхзвуковую скорость в течение необыкновенно долгого времени, благодаря небольшому трюку, позволявшему ему фактически ехать на гребне собственной сверхзвуковой ударной волны, будто чёртовый сёрф. Пляжные бездельники, оставленные далеко позади, оценили бы технику. После прохождения звукового барьера задняя треть каждого треугольного крыла опускалась вниз на угол в 65 градусов, чтобы лучше ловить волну, и это было настолько похоже на пижонский серфинг, что стало расхожей шуткой у пилотов XF-701, даже у тех, кто не базировался на Гавайях.
     Когда в 98-м начали появляться НЛО, главным камнем преткновения для различных ВВС стало то, что проклятые тарелки чертовски быстры. Японские Кируи-Кай Ф-15 Джи не могли подобраться близко, и даже русские обнаружили, что их более быстрые истребители Миг-25 и Миг-31 не могли долго поддерживать высокую скорость и не успевали выйти на позицию, прежде чем незваные гости скроются.
     Земле требовался истребитель, способный достичь скорости 3,2 Маха и идти на ней, поэтому они стряхнули пыль с программы 60-х «Валькирия», построили уменьшенную копию и как лучшую часть установили два импульсно-детонационных двигателя, пришедших из параллельно разрабатываемой программы гиперзвукового самолёта-разведчика "Аврора". В результате получилась машина, которая могла не только быстро таскать задницу, но и, благодаря авионике, радарам и электронике, собранным в аэрокосмических фирмах по всему миру, плюс приличному запасу вооружения, надрать её кому-нибудь.
     Митчелл направлялся к своей цели, когда XF-701 "Сигрдрива", названный в честь одной из мифических валькирий, что буквально означало "Несущая победу", преодолел третий Мах, мчась по небу быстрее пули, со скоростью тысячу миль в час. Он отключил свой радар и соблюдал режим радиомолчания, получая целеуказание с базы в Мауна-Лоа. Истребитель был защищен от радиоэлектронных излучений и чрезвычайно жёсткого РЭП5 багов, но Митчелл не хотел громко заявлять о своём присутствии, пока не выйдет на дистанцию удара.
     Майор начал напевать мелодию, это был его пятый перехват, что означало, если он собьёт тарелку, а не она его, то он станет третьим в рейтинге пилотов, сбивающих инопланетные космические корабли. Не то чтобы он мог похвастаться этим где-нибудь, кроме бара на базе, но ему не терпелось нарисовать крошечное блюдце номер пять чуть пониже кабины.
     Самолёт нес полный боекомплект: шесть ракет AIM-54X «Лавина», обновленной и модифицированной версии почтенного «Феникса». В которой пришлось немного пожертвовать дальностью в пользу более высокой скорости и увеличенной боевой части, оснащённой 5-килотонным ядерным зарядом. Но в этот раз первые две какие-то особые.
     "Отец был лётчиком-испытателем, но ему так и не довелось испытать что-то подобное", – размышлял Митчелл по пути к цели. Даже с использованием экранированной электроники и радиопоглощающих материалов в конструкции самолёта баги вскоре должны были его засечь.
     – Дерьмо, – ругнулся он, когда выскочило предупреждение, что тарелка его обнаружила. Теперь не было смысла скрываться, раз уж они тебя обнаружили, то не отцепятся, так что Митчелл включил свой радиолокатор, модель AN/APG-79 из программы F-22, и начал охоту.
     Как лётчик-истребитель, лучшее, что вы можете сказать о багах, это то, что у ракет «Лавина» более высокая дальность, чем у их плазменных лучей. Конечно, только в том случае, если вы не столкнулись с самыми большими их кораблями. Пара других боевых лётчиков на собственном горьком опыте узнали, как трудно достать этих здоровенных ублюдков. И с тех пор Икс-Ком пытались захватить их на Земле, хотя это, конечно, были тяжелые и кровопролитные бои для несчастной пехоты.
     Эта штука выглядела как одна из средних тарелок. Обычно, чтобы сбить такую, требовалось нескольких близких взрывов «Лавины», но после первой пары они, как правило, давили на газ и уходили, оставляя вас в дураках. Что было как-то хреново, особенно после того, как вы приложили столько усилий, чтобы долететь и тепло их встретить от имени планеты Земля. «Надеюсь, на этот раз будет иначе, у них не будет шанса среагировать на первые гостинцы и всё будет кончено в первой атаке».
     Включив передатчик телеметрии, чтобы ребята, с интересом следящие за происходящим дома, могли всё видеть, Митчелл подождал, пока не окажется в паре морских миль от максимальной дальности его AIM-54X, и попытался захватить цель.
     Их средства РЭП и РЭЗ были хороши, но в Икс-Ком разобрали парочку модулей, вырезанных из сбитых НЛО, и теперь знали, как избежать срыва захвата цели, которые часто происходили раньше.
     – Цель захвачена и зафиксирована, – сказал Митчелл самому себе. – Открываю огонь, – добавил он и запустил первые две "Лавины" с направляющих, которые были частично утоплены в крылья, чтобы уменьшить аэродинамическое сопротивление. Пара ракет оторвалась от «Перехватчика», оставляя за собой огненный след ракетных двигателей. Они мчались со скоростью свыше 5 Махов, быстро приближаясь к кораблю пришельцев.
     – Если вы слушаете эту запись с обгоревших остатков моего бортового самописца, то умники ошиблись с минимально допустимой дистанцией, – иронично отметил Митчелл, следя за ракетами и целью на радаре. У пришельцев, похоже, не было настоящей невидимости, а скорее активная система подавления, оставлявшая желать лучшего, поскольку, хоть иногда, но позволяла отслеживать их.
     НЛО, окрещённый в Икс-ком "Похитителем" по его изначальной и чудовищной функции, только начал ускоряться, когда две ракеты достигли дистанции подрыва, установленной в их взрывателях, и одновременно сдетонировали примерно в восьми милях над Тихим океаном и где-то трёхстах пятидесяти милях к востоку от Гавайских островов.
     Икс-Ком никогда раньше не использовал боеголовки, усиленные наквадахом. Но они мгновенно стали их фанатами, когда «Лавины», а их ядерная мощность возросла на порядок, благодаря использованию всего килограмма этого необогащённого низкосортного материала, мгновенно окутали корабль пришельцев термоядерным огненным шаром видным даже с Гавайев, и превратили весь НЛО в плазму за наносекунду.
     Безмерно радуясь, что ему посоветовали держаться как можно дальше, очень быстро сваливать и держать глаза плотно закрытыми за солнцезащитными лётными очками, Кэмерон Митчелл задался вопросом, засчитают ли эту сбитую тарелку, если не осталось никаких физических доказательств того, что она вообще существовала? Он также решил сообщить, что загрузка шести усиленных наквадахом AIM-54X была, вероятно, излишней, вместо этого, как запасную, можно было бы воткнуть одну из новых лазерных пушек.
     Да, он был определённо рад, что согласился на работу в Икс-Ком, которую ему предложили взамен увольнения из ВВС. Ну, каковы шансы, что ещё когда-либо в будущем предложат работу, хоть отдаленно столь же клёвую, как эта, если бы он отказался?
     "Сбивать корабли с экипажем из расы, которую все начинали называть Асгардами, с помощью истребителя, названного в честь персонажа северных мифов, чертовски хорошая идея", – решил он, возвращаясь базу и раздумывая о том, не будет ли триумфальная бочка над аэродромом излишней?
     
      Гора Шайенн - Земля - Август, 2000.
     Командующий Рассел Шарп, к которому чаще обращались Расс или же «Сэр», преодолев очередной коридор, отметил про себя, что если ты видел хотя бы один подземный бункер, то ты видел их все. В лифте их встретил мастер-сержант ВВС Харриман, и вёл теперь его и ещё двух десантников по комплексу КЗВ. Который был похож на чуть расширенного близнеца одной из их баз, хотя и с эмблемами США, а не ООН. И ещё не было ни одной из вариаций логотипа Икс-Ком, обычно украшавших персонал и оборудование.
     Одетые в серые комбинезоны Икс-Ком, с закатанными как обычно рукавами, лазерным пистолетом в кобуре и в черном берете, трое новоприбывших выделялись среди американского персонала, и привлекали много внимания проходя по коридорам. Многие, казалось, были возмущены их присутствием, они были иностранными нарушителями военной операции США. Другим было просто любопытно, ведь в последние недели ходило много слухов о других людях, защищающих Землю от инопланетной угрозы. Но самый выразительный взгляд был от большого черного парня с золотой эмблемой на лбу. Шарп конечно знал кто он такой, в КЗВ был только один Джаффа, но командующий демонстративно проигнорировал его. В то время как один из десантников посмотрел прямо и многозначительно похлопал по кобуре. «Чёртов внеземной ублюдок», – подумал десантник, увидев пренебрежительный взгляд Тил'ка.
     – Первый раз в горе, сэр? – спросил Харриман, когда они подходили к месту назначения - офису генерала Хаммонда.
     – Бывал здесь, когда ещё служил в Канадской армии, – ответил Шарп. – Но не видел эти уровни, сержант, – добавил он. – Только НОРАД наверху.
     – Это не то, сэр, здесь в КЗВ особый уровень секретности, – сказал он. – Допуска «Совершенно Секретно» не достаточно, – заметил сержант, когда они подошли к двери и постучали.
     – Войдите, – ответили из кабинета, и Харриман открыл дверь.
     – Командующий Рассел Шарп, сэр, – представил офицера Икс-Ком Уолтер. Генерал Хаммонд поднялся со своего кресла и протянул руку, которую пожал Шарп, когда вошел в комнату.
     – Просто Расс, – сказал командующий Икс-Ком генералу, возглавляющему Командование Звёздных Врат, когда они пожали руки.
     – Джордж Хаммонд, – ответил генерал. – Я не уверен, как наши звания соотносятся, – признался он. – Кто к кому должен обращаться «сэр»? – спросил он с улыбкой.
     – Будь я проклят, если знаю, Джордж, – ответил Шарп. – Давай не будем обращать внимание, если ты не против, – предложил он, снимая черный берет с латунным значком в виде человеческого черепа и креста под ним. Такие же знаки украшали его нашивки на плечах под флагом ООН и стандартной эмблемой Икс-Ком.
     – Договорились, – охотно согласился Хаммонд. Во-первых, он был уверен в том, что, как минимум технически, командующий превосходит его по званию, несмотря на то, что тот был лет на пятнадцать моложе. И во-вторых он, скорее всего, никогда бы не продвинулся так высоко в организации, с такой текучкой кадров как в Икс-Ком. Продвижение по службе происходило довольно просто, так как люди выше званием также продолжали погибать на заданиях, освобождая места на служебной лестнице.
     Командующий Шарп обратился к сержанту ВВС США.
     – Мастер-сержант, не могли бы вы показать моим бойцам, стоящим в коридоре, где столовая? – спросил он. – Мы полтора часа просидели пристегнутыми в Скайрэйнджере, а он не предназначен для комфортной поездки, держу пари, они продадут своё оружие за чашку кофе.
     – На это, мы тоже согласны, – пошутил Хаммонд. – Я видел, сколько вы обычно за него берете, – добавил он. – Уолтер, проводите их до столовой, а потом устройте экскурсию в Зал Врат, – сказал он мастер-сержанту, полагая, что можно быть гостеприимным, даже если ему не хочется, чтобы они ползали по его территории. – Присаживайтесь, – предложил он садясь. Шарп принял его предложение, но немного замешкался, зацепившись кобурой своего большого лазерного пистолета Л1-А2 за подлокотник.
     Шарп улыбнулся, устраиваясь поудобнее.
     – Видели бы вы, сколько наш бухгалтер Двоскин хотел взять за это снаряжение, – ответил он. – У него чуть не случился припадок, когда он узнал, что мы сделали скидку на бронежилеты. Наш бюджет не такой как у вас, и нам необходимы дополнительные средства на расширение отдела НИОКР для изучения технологий Гоа'улдов, – объяснил он. – Согласитесь, наше барахло гораздо ценнее денег, – добавил он.
     – Согласно восторженным отзывам ЗВ-3 так и есть, – согласился Хаммонд, когда Уолтер вышел и закрыл за собой дверь. – Ты ведь не промывал им мозги или что-то в этом роде? Потому что я никогда раньше не видел четверых взрослых морпехов, ведущих себя как мои внуки, выпрашивающие подарки.
     Командующий рассмеялся.
     – Извини, но мы ещё не разобрались, как баги воздействуют на разум, – ответил он. – Если бы мы это сделали, то могли бы обманывать их, и возможно, заколдовали бы тебя, – пошутил он.
     Хаммонд нахмурился.
     – То есть они реально могут залезть в голову? – спросил он. – Я говорю о Сектоидах.
     Шарп кивнул.
     – Только те, кого мы считаем офицерами, – ответил он. – Обычные пехотинцы, похоже, не способны на это, – продолжил он. – У нас было несколько людей, попавших под прямой контроль ублюдков во время недавней миссии в Южной Африке, кажется, некоторые более уязвимы, чем другие, – объяснил он. – Я и сам это чувствовал, один из них пытался вызвать у меня панику: сначала покалывание в голове, затем ощущение почти не поддающегося описанию ужаса.
     Брови Хаммонда приподнялись.
     – И что ты сделал? – спросил он.
     – Вышиб мелкому ублюдку мозги, сразу полегчало, – ответил Шарп с ухмылкой, вскоре исчезнувшей. – Другие парни совсем потеряли голову, побросали оружие, и, как я уже говорил, некоторых взяли под контроль, – сказал он генералу. – Мы стараемся оглушать таких, но иногда приходится убивать, прежде чем они подстрелят кого-то из команды.
     – Мы никогда не сталкивались с таким... – начал Хаммонд, – как вы это называете? – спросил он.
     – Псионика, – ответил Шарп.
     – Ну да, – отметил Хаммонд. – Любая сила подобная Псионике из Асгарда, – сказал он ему. – Их технологии иногда кажутся магией, но контроль разума? Нет, это не похоже на маленьких серых человечков, которых мы знаем.
     – Как я уже говорил, некоторые могут, некоторые нет, – ответил командующий. – Может быть тот, с которым вы встречались раньше, не из первой группы? – предположил он.
     – Мы не верим, что они вообще принадлежат к какой либо группе ваших Сектоидов, – резко ответил Хаммонд.
     – Я бы тоже хотел так думать, – сказал ему Шарп. – Пришельцы, которые не пытаются вас похитить, искалечить и убить, кажутся мне приятной новинкой, но пока мы не получим доказательств, будем считать их одним и тем же, и готовиться соответственно.
     – Как готовиться? – спросил Хаммонд.
     – Это сверхсекретно, но давай просто скажем, что те Гоа'улдо-бои, которые вы уже опробовали, просто петарды по сравнению с тем, что сейчас в разработке, – сказал ему Шарп.
     – Я думаю, ты сильно недооцениваешь Асгардов, – сказал ему Хаммонд. – Они те, кому Гоа'улды более тысячи лет боятся перейти дорогу.
     – Я пару раз сражался с Джаффа, видел оружие Гоа'улдов в действии, – ответил Шарп. – Меньше чем через десять лет они не просто будут бояться нас, они будут на грани вымирания. – Заявил он тоном говорящим, что для него это не преувеличение. – Если мы отобьемся от Сектоидов и проведем несколько сотен взводов Икс-Ком через врата, тогда мы покажем Галактике, что любой, кто считает Землю легкой целью, серьёзно заблуждается, – сказал он. – И, возможно, сожжён, истекает кровью или облучен для разнообразия, – добавил он.
     – У КЗВ исследовательский мандат, – сказал ему Хаммонд. – У нас нет твоего сугубо военного подхода, и мне именно это нравится всё то время, что я здесь служу, – продолжил он. – В нашем коллективе много археологов, ботаников, астрономов и т.д., надеюсь, вы не рассчитываете, что гора внезапно станет плацдармом «Предначертанного судьбой» захвата Галактики.
     Командующий Шарп усмехнулся.
     – Нет, мы планируем использовать другие врата для этого, где вы, добросердечные либеральные пацифисты, не будете мешаться, – иронично ответил он. – Мы - это операция ООН, знаешь, как трудно иногда получить разрешение на некоторые вещи? – спросил он риторически. – Идея «Межзвёздных Завоеваний» застрянет на рассмотрении в комитете на годы, а затем её придется вернуть для внесения поправок, – пошутил он. – Защита планеты и получение технологий, которые помогут это сделать, – вот что нужно Икс-Ком, – добавил он серьёзно.
     – У нас раньше уже были проблемы с людьми, добывающими технологии, – многозначительно сказал генерал Хаммонд.
     – Я читал отчёты: сотрудники "Агентства Информации" воруют у развитых культур, – ответил Шарп. – Мы не крадем у союзников или потенциальных союзников, – сказал он. – Если это вражеское оборудование, мы забираем всё, что не прикручено, и на всякий случай носим с собой болторезы. Но они сначала должны выстрелить в нас, прежде чем мы их ограбим, так хотят политики, что как хороший солдат я и делаю, – сказал он. – О'кей, я признаю, что мы не будем такими милыми как вы, но лишь потому, что нам было не так легко, как вам. И скажу тебе прямо, Джордж, с точки зрения Икс-Ком, у вас слишком мягкий голос и недостаточно большая дубина, – выразил он своё мнение.
     – «Говори мягко, но держи в руках большую дубинку, и ты далеко пойдёшь» – процитировал Хаммонд. 6
     – На тысячи световых лет, так говорят ребята с высоким IQ, – ответил Шарп с мягкой улыбкой. – Слушай, я не дурак, – сказал он. – Знаю, ты не хочешь, чтобы мы были здесь, но придет время, когда Земле понадобиться большая дубина, воткнутая в чью-то задницу, поверь мне, ты увидишь нас в новом свете. Мы не дружелюбны, половина моих солдат совершенно угрюмы, а большая часть остальных, для тех, кто их не знает, покажется на грани психоза, – продолжил он. – Мы циничны, фаталистичны и даже отдаленно не деликатны, но мы очень хороши в своём деле, потому что другие не доживают до третьей миссии.
     Хаммонд кивнул.
     – Скольких вы потеряли? – спросил он.
     – Я не считал, – спокойно ответил Шарп. – На моём счету 27 пришельцев, не считая Джаффа, что делает меня неплохим стрелком, и это единственное, что мы стараемся помнить в подразделении. Мы чтим павших расхерачивая планы пришельцев при каждой сраной возможности, плакать и скорбеть будем потом, когда пройдёт похмелье Дня Победы.
     – Так жить нельзя, командующий, – сказал ему Хаммонд.
     – Я живу одним днем, генерал, – криво улыбнувшись, ответил Шарп. – Мы в Икс-Ком, однажды плазма с моим именем отправит меня на тот свет, и я просто хочу прихватить с собой побольше ублюдков, – сказал он. – Знаешь, прежде чем мне предложили эту должность, я тратил половину своего времени, обучая рекрутов Икс-Ком, обогащая их своей безграничной мудростью, – сказал он ему. – Опыт у меня есть, я занимаюсь этой работой немногим менее года, – отметил он. – Послушай, скажу всё прямо и чётко, я не собираюсь без необходимости пользоваться служебным положением, но если буду убеждён в своей правоте, то отменю твои приказы и сделаю всё как в Икс-Ком, потому что знаю - это работает! А тебе придется убедить меня, что ваш подход к делу тоже рабочий, – честно сказал он Хаммонду. – На самом деле это всё равно будет твоя база, потому что в Икс-Ком сражаются все от новобранца до командующего, так что я буду много времени проводить в поле, это должно поднять тебе настроение.
     Хаммонд улыбнулся.
     – Я был бы счастливее, если бы ты застрял здесь, а я ходил на задания, но ВВС США не любят, когда люди в звании выше полковника регулярно попадают в перестрелки, – сказал он.
     – Переведись, – сказал ему командующий Шарп. – Мы ждали подобного, – добавил он.
     – Я поговорю с семьёй, – отшутился Хаммонд.
     – Упоминай размер зарплаты, а не уровень смертности, – невозмутимо посоветовал Шарп, с трудом сдерживая улыбку.
     Генерал Хаммонд открыл один из ящиков стола и достал папку.
     – Есть один момент, который я хотел бы упомянуть до передачи полномочий, это ЗВ-1, – сказал он, открывая её. – Они мои лучшие люди, практически легендарные здесь, и я думаю, будет роковой ошибкой вмешиваться в их подход к делам.
     – В качестве жеста доброй воли мы сокращаем количество персонала, добавляемого в подразделение, до одного, – ответил командующий. – Он будет просто ещё одним членом отряда под командованием полковника О'Нилла, за исключением постоянного приказа следить за перебежчиком Джаффа, – сказал он.
     Хаммонд кивнул.
     – Тил'к плохо на это отреагирует, – сказал он.
     – Мне насрать, – откровенно ответил Шарп. – Я уже выбрал девочку для этой работы. Она умна и чертовски хороший солдат, и яйца у неё больше чем у половины мужиков в Икс-Ком. Что говорит о том, что их наличие - это проблема из разряда запачканного комбинезона, – пошутил он.
     – Женщину? – Удивлённо спросил Хаммонд.
     – У нас более высокий процент женщин в отрядах, чем у вас, – сказал Шарп. – Они, как правило, выживают в большем количестве миссий чем мужчины, потому что чаще прислушиваются к советам, и не думают что «сами всё знают», перед тем как, пребывая в ярости, увидят летящий в них плазменный болт, – моя гипотеза, – пояснил он. – Она в звании сержанта, так что нет никаких проблем с майором Картер по субординации, за исключением всяких женских дел, но за это я не отвечаю, – сказал он. – Её должны были повысить в звании в ближайшее время. На её счету более чем достаточно багов, чтобы даже закоренелые женоненавистники воспринимали её всерьёз.
     – И она убьет Тил'ка, если подумает, что он снова переходит на другую сторону? – спросил Хаммонд.
     – Мгновенно, – ответил Шарп. – Она Икс-Ком до мозга костей.
     Генерал Хаммонд вздохнул. Он уже начал скучать по старым добрым временам, когда единственным, о чём стоило беспокоиться, были Ха'таки Гоа'улдов, бомбящие с орбиты.
     
     Зона 51 – Земля – Август, 2000.
     Майор Саманта Картер не могла понять почему, но по какой-то причине, менее чем через день знакомства, ведущему эксперту Зоны 51 по Наквадаху и программе Звёздных Врат, больше чем кому-либо другому на этой, и, вероятно, значительной части планет Системных Лордов, хотелось дать в нос.
     К счастью, в данный момент он громко спорил с одним из парней отдела НИОКР, присланных Икс-Ком, вместо того, чтобы оскорблять её интеллект или неуклюже клеиться. Это означало, что она, не отвлекаясь на Родни Маккея, могла продолжать следить за одним из окружавших её компьютерных терминалов, показывающим уровень энергии поступающей от образца Элериума, анализируемого в испытательной камере. Комната была заполнена учёными из Зоны 51 и нескольких баз Икс-Ком. Все они оживлённо обсуждали различные инопланетные технологии, с которыми встречались и которые изучали. Несколько присутствующих «не-учёных», включая смертельно скучавшего полковника Джека О'Нилла, отирались у стола с закусками.
     В конце концов, парень из Икс-кома поднял руки, повернулся спиной к Маккею и зашагал в её сторону, бормоча что-то на непонятном языке, хотя смысл был ясен по выражению лица и раздраженному тону голоса. Очевидно, манеры Маккея не нравились и другим людям, что не стало сенсационным открытием для Картер.
     – Как вы работаете с этим человеком? – спросил учёный Икс-Ком у Картер, сдвинувшись немного в сторону, чтобы видеть показатели на экране.
     – Нет, мы только вчера познакомились, я работаю в горе Шайенн, а не в Зоне 51, – ответила Картер. – Он действительно раздражает, высокомерный... и раздражает, – заявила она.
     – У этого человека хватило наглости поправить меня в вопросе идеальной кристаллической структуры Элериума, – сказал учёный Икс-Ком, стиснув зубы. – Он даже не знал о его существовании до недавнего времени, команда, в которой я работаю, уже построила тестовые модели двигателей, работающих на этом материале, – сказал он ей.
     – Его уверенность в бесспорности своих теорий непоколебима, – согласилась Картер. – Саманта Картер, КЗВ - представилась она, протягивая руку.
     – Радек Зеленка, научный отдел Икс-Ком, – ответил он, пожимая протянутую руку.
     – Ваш английский очень хорош, – сказала ему Сэм, – лучше чем мой... Откуда вы? – спросила она, немного смущённая этим признанием.
     – Чешская республика, – ответил он. – Не волнуйтесь, что не смогли определить акцент, – добавил он. – Для нас вы, американцы и канадцы как МакКей, звучите совершенно одинаково, хотя нам и говорили, что это не так. Так что вы думаете о нашем Элериуме? – спросил он. – Ваш Наквадах, безусловно, очень обрадовал многих из моих людей.
     – Трудно поверить, что это одно и то же, – заметила Картер.
     – Они что? – спросил О'Нилл, подходя с канапе в одной руке и стаканом апельсинового сока в другой.
     – Это один и тот же элемент, – сказала ему Картер. – Разве тебя не было на лекции? – спросила она в замешательстве, так как могла поклясться, что видела его там.
     – Я сидел в последнем ряду, оттуда плохо слышно, – ответил О'Нилл. Он не упомянул, что на самом деле, играл с одним из охранников Зоны 51 в карты. Тот выиграл у него десять баксов, и этот факт стал решающим, что он не сказал правду. «Наверняка сжульничал, система О'Нилла надежна» - подумал он.
     Картер вздохнула.
     – Наквадах и Элериум – оба элемент 115, стабильные изотопы Унунпентия 7 , – сказала она ему. – Разница между ними в том, что они разные аллотропы одного и того же элемента.
     – Аллотропы? – не понимая повторил О'Нилл.
     – Аллотропы – это формы элемента, который связывается друг с другом по-разному, принимая разные формы, – сказал ему Зеленка, привыкший объяснять подобные вещи военным, солдаты Икс-Ком были научно подкованы не больше, чем любые другие.
     – Наквадах и Элериум совсем не похожи друг на друга, – заметил О'Нилл. Наквадах был серым с металлическим оттенком, а Элериум был оранжевой, светящейся, кристаллической хренью, которую он уже видел.
     – Как графит и алмаз, они оба аллотропы углерода, просто атомы расположены по-разному, что влияет не только на их внешний вид, но и на другие свойства, – ответила Картер. – Алмаз достаточно твердый чтобы резать стекло, а графит стирается с листа бумаги. При этом графит проводит электричество, а алмаз – нет.
     – Алмаз – это кристалл, сквозь который можно смотреть, как и через Элериум, через графит – нет, как и обычный Наквадах, – добавил Зеленка. – Один и тот же элемент, совершенно разные свойства, – заметил он.
     – У них даже радиология разная, чего не должно быть, но они оба настолько необычные, что это далеко не главная их странность,– заметила Картер. – Жидкий Наквадах, форма питающая посохи, является третьим аллотропом, – сказала она О'Ниллу. – Это на самом деле наквадаховый эквивалент углеродного фуллерена, то есть бакибола, – добавила Картер. – Атомы расположены так, что образуют крошечные молекулярные шары, это похоже на море шариков, которое ведёт себя как жидкость, хотя и не является ею, – объяснила она. – Активизированный жидкий Наквадах, используемый в качестве источника энергии в посохах Гоа'улдов, светится зелёным также как и Элериум, выпущенный из плазменных пушек Сектоидов, так что в некотором смысле он является промежуточным звеном между двумя другими аллотропами, – добавила она.
     – Бакиболы? – С подозрением спросил О'Нилл, прищурившись. Иногда ему казалось, что она придумывает слова прямо на ходу, хотя и не так часто, как Даниэль.
     – Когда вернёмся в КЗВ, найду картинку в учебнике, это будет проще, чем пытаться объяснить, – ответила ему Картер.
     – Хорошая новость в том, что теперь, когда мы это знаем, можно найти способ получения Элериума из Наквадахового сырья, – сказал Зеленка. – Замечательная новость, поскольку нам его катастрофически не хватает, и, хотя он немного уступает обычному Наквадаху по выработке энергии, гораздо проще построить космический корабль на Элериуме, особенно небольшой истребитель.
     – Да? – спросил О'Нилл.
     Картер кивнула.
     – Элериум расходуется гораздо быстрее, но его способность генерировать гравитационные волны при определённых условиях более чем полезна, – сказала она. – Гибридная силовая установка, использующая Элериумный двигатель только для движения, а наквадах-генератор для питания всего остального - оружия, радара, авионики и т. д., резко повысит КПД.
     – Мне понравился доклад профессора Росса с базы Икс-Ком «Северная Америка» и его идея форсажного модуля на жидком Наквадахе, – вставил Зеленка, – хотя я не уверен в её осуществимости.
     – Если вы сможете его сделать, было бы здорово посмотреть, – согласилась Картер, – но если что-то пойдет не так, двигатель взорвется как термоядерная бомба.
     – Я бы не обрадовался, если бы меня назначили на этот проект, – заметил Зеленка. – Приближается МакКей, прошу прощения за то, что покидаю вас, хотя, возможно, вы уговорите вашего коллегу пристрелить его? – предложил он, глядя на О'Нилла.
     Зеленка слегка поклонился и вышел, не обращая внимания на Маккея, а Картер повернулась к О'Ниллу.
     – Эти люди Икс-Ком не перестают удивлять меня тем, как быстро они могут найти простое решение кажущихся непреодолимыми технических проблем, – сказала она ему.
     Примечание автора:
     F-302 ещё не введены в строй к этому моменту, так что маловероятно, что они есть в КЗВ (или показаны полковнику). И я полагаю, что Икс-Ком будет вербовать лучших пилотов всех стран предоставляющих рекрутов, поэтому Кэмерон Митчелл в качестве пилота Перехватчика будет хорошим ходом.
     Командующий Расс Шарп упомянут в текстах к игре "X-COM Terror from the Deep" как участник Первой войны с пришельцами 1999-2003 годов. Так что я не придумал его, а просто перевел с тренировочной программы в КЗВ. Илья Двоскин – имя финансового директора Икс-Ком из того же источника.
     МакКей должен уже быть в Зоне 51 и ещё не встретить Саманту Картер к этому моменту на временной шкале Звёздных Врат. Зеленка ещё не был в программе ЗВ, а Икс-Ком набирает сотрудников по всему миру, поэтому я подумал, почему бы и нет?
     Для тех, кто не в курсе, Элериум-115 был вымышленным элементом, который приводил в действие инопланетные технологии в XCOM. Наличие его в качестве аллотропа Наквадаха помогает несколько преодолеть научный разрыв между двумя вселенными ;-)

Глава 3

     Гора Шайенн – Земля – Август, 2000.
     Командующий Шарп только вчера познакомился с полковником Джеком О'Ниллом, но уже было очевидно, хотя и не было неожиданностью, что от него будут неприятности. Он предполагал это, ознакомившись с личным делом и выслушав настойчивое предупреждение генерала Хаммонда обращаться с командиром ЗВ-1 помягче. Честно говоря, Шарп предпочел бы надрать ему задницу, но он делал всё возможное, чтобы не создавать дополнительных проблем между его людьми и КЗВ, их и так уже было достаточно.
      «Очередной источник напряжённости, вероятно, вот-вот появится, но если бы это была легкая работа, они отдали бы её кому-то другому» - размышлял он, когда дверь открылась и в комнату брифингов вошёл О'Нилл, в сопровождении майора Картер и перебежчика Джаффа.
     – Вы хотели нас видеть, командующий? – начал О'Нилл, демонстративно не садясь.
     – Если вы имеете в виду приказ явиться ко мне для доклада, то да, я его отдавал, – подтвердил Шарп. – И не так давно, – добавил он, взглянув на часы.
     О'Нилл прищурился, скорее ад замерзнет, чем он сделает доклад кому-либо на этой базе, кто не будет лысым из Техаса по имени Джордж Хаммонд.
     – Мы пришли, сэр, – ответил он тоном, показывающим, что не собирается делать нечто подобное. Эти икс-комовцы пришли сюда в темпе вальса как хозяева, и действуют так, будто ждут, что КЗВ склонится и примет это, ну, этого не произойдет, во всяком случае с ЗВ-1.
     – Всё в порядке, полковник, – сказал ему Шарп. – Я не рассчитывал понравиться тебе, и не скажу что меня это беспокоит, – продолжал он. – Они могут тебя боготворить, но я не приму всерьёз ни тебя, ни кого-либо другого в КЗВ, пока не увижу доказательств, что ты так хорош как говорят.
     – При всём уважении, сэр, – ответил О'Нилл, с минимумом такового, – То же самое я могу сказать и о вас.
     Шарп слегка улыбнулся.
     – О, мы намного лучше, чем о нас болтают, полковник, – ответил он серьёзно. – Скоро ты сам это увидишь, – продолжил он, – и на этой ноте я хотел бы представить вашего нового члена команды, – добавил он, указывая на молодую женщину в таком же сером комбинезоне, как и у него, стоящую у дальней стены по стойке «вольно». – ЗВ-1, позвольте вам представить нового члена команды сержанта Людмилу Андианову, ранее служившую в 216-м отдельном батальоне российского спецназа – сказал он заканчивая формальности, а та приняла стойку «смирно».
     О'Нилл внутренне застонал, «это должно быть русская, верно? Русская в ЗВ-1, почему вместо этого Хаммонд не мог пойти на собственные команды Икс-Ком, несколько дипломатических инцидентов и вспыхнувших мелких войн стоили бы того, так ведь?»
     – Не думала, что в спецназе многовато женщин, сержант? – спросил он.
     – Немногие вступают, ещё меньше проходят или, я бы сказала, переживают обучение, полковник. – сержант ответила с заметным акцентом, но её английский был гораздо лучше, чем ожидал О'Нилл. – Конечно, по сравнению с моими недавними боевыми задачами, тренировки и операции спецназа покажутся простыми, – сказала она ему. – Теперь, получив назначение в ваше подразделение, мне потребуется некоторое время, чтобы снова привыкнуть к легкой жизни.
     Картер подавила желание закатить глаза, в то время как О'Нилл ухмыляясь сделал это.
     – Если вы рассчитываете на легкую прогулку в ЗВ-1, то вас ждёт самое большое потрясение в жизни, сержант, – сказал ей О'Нилл.
     – Как скажете, сэр, – ответила Андианова тем же тоном, как О'Нилл говорил с Шарпом. – Хотя я полагаю, моё самое большое потрясение в жизни было тогда, когда я села на включенный шокер, – сказала она ему с серьёзным видом. – Мне сказали, что я взлетела как Скайрэйнджер, и взвыла как реактивный самолёт, – продолжила она, произнеся эту фразу не меняя тона и выражения лица.
     – С тех пор мы запретили такие проявления дедовщины, – вставил Шарп. – Большое количество ожогов в этом месте делает длительные поездки на скамейке Скайрэйнджера очень неудобными, – сказал он со смешком.
     – Между тем, в последнее время, броня и лазерные винтовки слишком избаловали рекрутов, командующий, – высказала своё мнение сержант. – Есть ли подобные ритуалы, через которые мне следует пройти, полковник? – спросила она О'Нилла.
     – Мы могли бы оглушить тебя Зэтом, – невозмутимо предложила Картер.
     – Только убедитесь, что в тот момент я буду безоружна, майор, – ответила ей Андианова. – Ваши соотечественники в моей команде говорили мне, что я быстрая как Билли Кид, – сказала она Картер. – Не хотелось бы рефлекторно подстрелить вас.
     О'Нилл улыбнулся.
     – Я хотел бы посмотреть..., – начал он.
     Смазанное быстрое движение и лазерный пистолет оказался в руке сержанта, нацеленным прямо ему между глаз.
     – ...на это, – закончил он свою фразу. – Тренируешься перед зеркалом? – спросил он. Даже Тил'к был удивлён её скоростью и реакцией, что было заметно по приподнятой брови.
     – Да, – решительно ответила Андианова, убирая пистолет в кобуру. – И это не раз спасало мне жизнь, – сказала она ему. – Если вы хотите, чтобы я продемонстрировала свои навыки, с удовольствием сопровожу вас в тир, затем в спортзал базы, чтобы превзойти в стрельбе и уложить на лопатки, – предложила она.
     – Спасибо сержант, в этом нет необходимости, – сказал О'Нилл. У него сложилось чёткое ощущение, что она смогла бы, а ему не хотелось подтверждать её мнение о персонале КЗВ, прежде чем он получит шанс показать ей насколько хорош в бою, а не на тренировке.
     Раздался предупреждающий сигнал внеплановой активации, О'Нилл начал двигаться в сторону Зала Врат, чтобы разобраться, но взгляд командующего Шарпа остановил его. Если это что-то важное, ему всё равно скажут.
     – Мне сказали, Командующий Шарп, что одна из обязанностей сержанта - убить меня?- Объявил Тил'к. О'Нилл заметно вздрогнул от этих слов, дипломатия и такт тоже были не в его характере.
     – Да, – подтвердил Шарп. – Икс-Ком не так уверен в твоей надежности как КЗВ, – честно сказал он Джаффа. – Я даю тебе шанс, убеди сержанта, и тогда она, быть может, убедит меня. Если не сможешь, не давай ей повода вскипятить тебе мозги лазером, потому что она это сделает, верно сержант?
     – Да, командующий, – ответила Андианова. – Однако в этом нет ничего личного, – сказала она Тил'ку. – Я не испытываю какой-либо особой ненависти ни к вам, ни к вашему народу. Во время моих двух миссий через наши Звёздные Врата ни один из Джаффа, с которыми мы столкнулись, не прожил достаточно долго, чтобы успеть произвести негативное впечатление. Они оказались совершенно не готовы к нашему оружию, – заявила она.
     Вот в это О'Нилл мог поверить. Когда они были в Зоне 51, после утомительной серии лекций ему и другим американским военным продемонстрировали различные образцы лазерного вооружения Икс-Ком, от пистолетов до авиапушек. Ему даже разрешили испытать одну из винтовок. Приноровясь к оружию без отдачи и с абсолютно прямой траекторией выстрела, он вскоре был им просто очарован. Винтовка была невероятно хороша, но шоком для него было, когда ему сказали, что оружие "Сектоидов" ещё лучше, по некоторым оценкам, возможно, вдвое эффективнее.
     – Со временем они адаптируются, – сказал он ей.
     – Насколько я могу судить, полковник, – ответил Шарп, – за последнюю пару лет они даже не изменили тактику в ответ на обычное огнестрельное оружие. – Даже такое простое решение, как сокращение размера их посоха до более разумного, добавление рукоятки, приклада и простого прицела, значительно сократило бы разрыв, но они этого не сделали, – продолжил он. – У нас уже есть пара прототипов, но они уступают нашим L2-A1, поэтому вряд ли поступят на вооружение.
     – Мы думали об этом, – сказала ему Картер. – Я сделала предварительное проектирование, но скорострельность получается слишком низкая. Посох может сделать лишь короткую очередь до перегрева, – заметила она.
     – Верно, но смонтируйте шесть из них вместе, добавьте электродвигатель и вы получите адскую пушку Гатлинга, – ответил ей Шарп с улыбкой. – Первая, установленная на ТОП, поступит на следующей неделе, вы сможете ставить шквальный заградительный огонь почти без ограничений по времени, энергоячейки из жидкого Наквадаха, как мне сказали, рассчитаны на тысячи выстрелов. Идеальна для отправки в расход бешеных Джаффа.
     У Картер отвисла челюсть.
     – Почему, чёрт возьми, этого не сделали мы? – задала она риторический вопрос, чувствуя желание шлёпнуть себя по лбу.
     – Проклятье, откуда мне знать, майор, – пожал плечами Шарп. – У нас также проектируется ТОП, на которую планируется установить сдвоенный посох-пушку для тяжелой огневой поддержки, если она потребуется, – иногда бывает нужно жахнуть посильнее.
     – Мы действуем не совсем так, – сказал О'Нилл.
     – Вы не привыкли так действовать - криво усмехнувшись, ответил командующий Шарп – Икс-Ком немного более активен. Мы собираемся начать войну с ними, сначала не слишком жёсткую, по крайней мере, пока у нас не будет сравнимой космической техники. Но, тем не менее, осторожно и ненавязчиво начнем выбивать из них дерьмо, – заявил он.
     – Именно, – прокомментировал Тил'к с явным одобрением, хотя имел некоторые серьёзные возражения на счёт концепции иметь над головой занесённый меч, или скорее лазер. Было в глазах сержанта нечто вызывающее тревогу, он слышал что Тау'ри называли это "взглядом на тысячу ярдов", хотя у Джаффа было своё собственное слово для воина, который видел слишком многое за слишком короткое время. Стук в дверь отвлёк его.
     – Войдите, – ответил Шарп, и в комнату зашёл мастер-сержант Харриман с озабоченным выражением на лице.
     – Командующий Шарп, полковник О'Нилл, – начал Уолтер, – генерал отправил меня найти вас. Внеплановая активация - это был доктор Ротман, вернувшийся с P3X–888.
     – Планета, на которой копается Даниэль? – спросил О'Нилл.
     – Да, сэр, – ответил мастер-сержант. – Он говорит, что доктора Джексона похитили Унас, а остальные члены отряда отправились в погоню.
     – Когда? – быстро спросил О'Нилл.
     – Три часа назад, сэр, – ответил Харриман. – Генерал Хаммонд дал вам разрешение немедленно вести туда ЗВ-1.
     – Сэр... – начала Картер, смотря на командующего Шарпа.
     – Не «сэркайте», майор, пулей за снаряжением – сказал ей Шарп. – Сержант, вы сейчас в ЗВ-1, идите с ними и вытащите доктора Джексона из рук врага, – сказал он. – Я подготовлю полное отделение, если вам понадобится подкрепление, – добавил он.
     Они уже бежали к оружейной, когда сержант Людмила Андианова поняла, что совершенно не представляет, что, чёрт возьми, такое "Унас"?
     
     Звёздные Врата – Планета P3X-888 – Август, 2000.
     Первым был отправлен БПЛА, следом прошли ЗВ-1 и ЗВ-2, и заняли оборонительные позиции вокруг Врат. Прежде чем, оставив майора Кобурна охранять врата, отправиться с доктором Ротманом туда, где был захвачен Даниэль, О'Нилл попытался связаться с ним и ЗВ-11 по рации, но безуспешно.
     – Тил'к, головной, – приказал О'Нилл. – Пирс, вы с сержантом Андиановой замыкающие, – сказал он одному из членов ЗВ-2, остальные оставались со своим командиром Кобурном охранять врата.
     – Да, сэр, – ответил Пирс. «По крайней мере, русская цыпочка выглядит неплохо, хотя броня, в которую она одета, её не слишком красит» - решил он. – «Хорошо, что она не надела полный доспех Икс-Ком, предназначенный для коротких жёстких перестрелок, в которых они обычно участвуют, но не для пеших прогулок куда-либо». К счастью, он был модульным по конструкции, что означало, что она просто пошла в секциях для туловища и предплечий, с обычным синим металлическим покрытием, окрашенным светло-коричневым хаки под цвет её комбинезона. К его удивлению, на обратной стороне доспеха, чуть выше лёгкого полевого ранца, было написано её имя плюс "Экс-коммунист" в кавычках ниже.
     Личный состав ЗВ был вооружен P-90, которые недавно были приняты Командованием Звёздных Врат в качестве дополнения к обычным MP-5. Фактически, их скоро снимут с вооружения, как только команды будут обучены и оснащены новыми лазерами, а пока ими была вооружена только Андианова, предпочтя громоздкий пистолет на боку и квадратную винтовку в руках пулевому оружию. Пирс не верил в рассказы, которые слышал, старый добрый огнестрел служил ему чертовски хорошо в прошлом и, по его мнению, всё ещё превосходил хай-тек. Размышляя об этом, он, вместе с Андиановой, последовал по тропе за остальными.
     – Ты встречался раньше с Унас? – тихо спросила русская, продолжая осматривать окрестности.
     – Нет, но я слышал, что их нужно нашпиговать свинцом, чтобы остановить, – ответил Пирс. – Если в нём есть Гоа'улд, он его быстро вылечит, – добавил он.
     – Исследовательским группам, наверно, будет интересен живой экземпляр, – заявила Андианова. – У меня в ранце есть шокер и Зэт.
     – Первоочередная задача - спасение ЗВ-11 и доктора Джексона, – ответил Пирс.
     – Конечно, – согласилась Андианова. – Но если представится возможность, а я буду в отключке, у шокера простое управление, просто поверни диск на нужное напряжение и нажми кнопку, когда коснёшься цели, – посоветовала она. – Если эти Унас такие крепкие, как ты говоришь, может потребоваться тычок полной мощности, не прикасайся к электроду на конце, он может остановить твоё сердце и, конечно, обожжёт и вызовет конвульсии.
     – Спасибо за предупреждение, – ответил Пирс. "Миленький акцент, хотя она и выглядит довольно суровой", – решил он.
     Шедшему впереди капитану Гриффу было поручено помогать доктору Ротману, что ему не особо нравилось. Но когда тебе даёт задание полковник, ты его выполняешь, тем более если его зовут О'Нилл. ЗВ-2 имел хорошую репутацию в КЗВ, и Грифф гордился тем, что был вторым в команде после майора Кобурна. Но ЗВ-1 считался элитой всеми, кроме новых людей из Икс-Ком, ни один из которых, слава Богу, не был назначен в ЗВ-2.
     – Сэр, – неожиданно сказала Картер.
     – Да? – ответил О'Нилл.
     – Достаточно сильный сигнал на радиопеленгаторе. Сейчас он исчез, не успела произвести триангуляцию, – сказала Картер, поднимая глаза от приемника.
     – Так что, что, что, что это значит? – спросил Ротман.
     – Даниэль, возможно, пытался использовать свою рацию, – объяснила Картер.
     – Это могли быть и ЗВ-11, – заметил Грифф, «вероятность что это будут они, такая же, что и доктор Джексон, хотя конечно, Картер, О'Нилл и Тил'к больше беспокоятся за своего товарища по команде».
     – БПЛА что-то засек и почему-то вырубился, – сказала Картер.
     – Ладно, давайте ускоримся, – приказал О'Нилл. Сигнал означал, что неподалеку есть, по крайней мере, один человек способный выйти на связь, исчезновение сигнала могло свидетельствовать, что он в беде.
     Капитан Грифф услышал, как Ротман тихо застонал от мысли что придется двигаться ещё быстрее, что ж, по крайней мере, он не был здесь самым младшим по званию и всегда мог приказать Пирсу или русскому сержанту тащить Ротмана.
     Когда они прибыли на место раскопок, Ротман показал, где был убит член его команды Лодер, перед тем как Даниэля уволокли. Тил'к, осмотрев труп, подтвердил, что он был убит очень сильным существом, судя по ранам и следам, это был Унас. ЗВ-11 оставил после себя большое количество стреляных гильз, что заставило капитана Гриффа задаться вопросом, не запаниковали ли они, или, чтобы завалить Унаса, требуется огонь более сильный, чем он предполагал.
     Пирс и Андианова провели разведку вокруг места раскопок. Пирс вернулся с майором Хокинсом из ЗВ-11, у которого был слегка остекленевший взгляд.
     – Я нашел его там стоящим и уставившимся в пространство, – доложил он.
     – Полковник, – сказал Хокинс.
     – Где остальные ваши люди? – спросил О'Нилл.
     – На нас напали, – ответил Хокинс. – Санчес точно мертв. Не знаю, что случилось потом. Мы разделились. Я надеялся, что кто-нибудь из них вернулся, – доложил он.
     – О Боже, – потрясенно произнес Ротман, он знал этих людей, они были его командой, некоторые даже друзьями.
     Картер вздохнула.
     – Майор, мы пытались связаться с вами последние несколько часов, – сказала она ему.
     Хокинс моргнул.
     – Мои люди мертвы, верно? – тихо спросил он, глядя в пространство.
     О'Нилл сочувствовал ему, потеря тех, за кого ты отвечаешь, причиняет адскую боль, он хотел бы оказаться здесь вместо него, когда это случилось. Но на всё это не было времени. Они могли бы вернуть его в КЗВ, но сейчас нужно было сосредоточиться на деле, и что бы при этом никто больше не умер.
     – Послушай, Хокинс, мы не можем выделить кого-нибудь, чтобы отвести тебя обратно к Звёздным Вратам, – сказал он, уже отбросив идею послать с ним одного или двух, как слишком рискованную, учитывая риск повторной засады. – Тебе придется остаться с нами. Ты можешь это сделать? – спросил он.
     – Как скажете, сэр, – ответил Хокинс, более уверенно.
     – Выдвигаемся, – приказал О'Нилл, и они, с Тил'ком впереди, быстро зашагали по следу Унаса. Грифф всё так же опекал Ротмана, а Пирс присматривал за майором Хокинсом. Сержант Андианова же следила за Тил'ком, хотя и по другой причине.
     След вел к реке, Ротман уже тяжело дышал, темнело и О'Нилл приказал остановиться на отдых. Ротман с благодарностью прислонился к дереву на берегу реки и сделал глоток из фляги, предложенной Пирсом, прежде чем улечься спать. Его недолгий сон закончился часом позже, О'Нилл хотел узнать его мнение о Хокинсе, который определённо вел себя странно.
     Людмила Андианова считала их всех странными, поэтому держала дистанцию и винтовку наготове. Она попыталась устроиться поудобнее, но с её доспехами это не удалось. Этот чёртов хлам раздражал до сумасшествия, особенно женщин членов Икс-Ком, – «Жаль, что спортивный бюстгальтер не подходит для этой работы» – с грустью подумала она, засыпая.
     Вскоре после рассвета О'Нилл разбудил её. Тил'к стоял на берегу реки, она наблюдала за ним, а за ней О'Нилл. Внезапно Тил'к замахнулся своим посохом, а она вскинула винтовку, и лазерный луч рассек воздух рядом с Джаффа.
     – Брось её, – крикнул О'Нилл.
     – Нет, О'Нилл, – прогремел голос Тил'ка и он неожиданно повернулся и навел свой посох на сбежавшихся членов команды. – Я почувствовал, что в реке есть Гоа'улды, один из них бросился на меня, но прежде чем я успел его подстрелить, это сделала сержант. – Он не добавил, что её точность и реакция на таком расстоянии, были почти невероятными. – Любой из вас мог стать носителем, – продолжил он, сопровождая их своим посохом.
     Вскоре после этого её руки и ноги были связаны, и Андианова задумалась, не следовало ли ей остаться на Земле и бороться с чёртовыми багами. Потому что это было просто унизительно. Тил'к сделал всё правильно. То, что она знала о Гоа'улдах и Джаффа, подтверждало, что он был единственным из присутствующих, кто не мог стать носителем, тем не менее, она была связана и её броня была ещё менее удобной в этом положении. Тил'к связался по рации с остальной частью ЗВ-2 у врат, чтобы те забрали их. Но пройдёт несколько часов, прежде чем они смогут это сделать, а к тому времени она не только будет страдать от боли, голода и жажды. Она уже умирала от желания сходить в туалет и потому становилась всё более раздражительной. Тил'к решил продолжить поиск доктора Джексона в одиночку.
     – Это смешно, я не Гоа'улд, – заявил Ротман.
     – Почему же ты сразу не сказал? Это бы всё изменило, – саркастически ответил О'Нилл.
     Андианова пробормотала что-то по-русски, слова были незнакомы, но то, как она их произнесла, делало ясным их смысл.
     – Так кто же из вас он? – спросил Грифф, оглядываясь.
     О'Нилл попытался порвать путы.
     – Ладно, если у кого-то змея в голове, поднимите руки, – криво усмехнулся он.
     Глаза майора Хокинса загорелись, а сержанта Андиановой округлились, когда он легко разорвал путы и встал.
     – В следующий раз я просто перестреляю вас всех, – заявила она, горячо надеясь, что следующий раз будет. «Это унизительный способ умереть», – печально подумала она, – «лучше погибнуть в сиянии славы крепко стоя на ногах, а не связанным и сидящим на заднице».
     – Хорошая идея, – отозвался О'Нилл, когда Хокинс пошел за P90. – Тил'к, – громко сказал он, безответно. – ТИЛ'К, – громче повторил он несколько раз.
     Хокинс поднял оружие и прицелился, когда первый из нескольких выстрелов посоха ударил в его тело, заставив рухнуть на землю с появлением Джаффа.
     «Это был хороший план», – признала Андианова, как объяснил Тил'к, только носитель Гоа'улда смог бы разорвать путы. Она потирала свои запястья, когда Тил'к развязал Ротмана. Внезапно глаза того вспыхнули, он отбросил Джаффа в сторону и схватил посох, который Тил'к положил, чтобы снять с них путы.
     Андианова уже двигалась, прежде чем Ротман успел нацелить посох на ближайшую цель – капитана Гриффа. Время её реакции оказалось намного выше среднего, и, несмотря на то что была в броне, она быстро вскочила на ноги и бросилась между ними, когда Ротман выстрелил, заряд ударил её прямо в грудь и отбросил назад. Прежде чем он успел снова выстрелить, О'Нилл, развязанный первым, схватил свой P90 и выпустил половину обоймы в Ротмана, который упал на землю, изрешеченный пулями.
     – Сержант, – окликнул О'Нилл, когда Андианова перевернулась на спину. Передняя часть её брони почернела от попавшего заряда.
     – Я не ранена, хотя мне придется потратить несколько часов на полировку брони, – ответила она, попытавшись коснуться места попадания заряда, и тут же отдернула пальцы. – Горячая. Я рада, что у этого оружия недостаточная бронепробиваемость, большинство из плазменного оружия Сектоидов, скорее всего, убило бы меня, – сказала она О'Ниллу протянувшему ей руку.
     – У тебя есть яйца, – сказал ей О'Нилл.
     – Было лучше, чтобы выстрел попал в меня, чем в капитана Гриффа, который, скорее всего, получил бы серьёзную рану или погиб, – спокойно ответила она.
     – Тебе могли попасть в голову, – заметил Грифф. – Я у тебя в долгу, сержант, – сказал он ей.
     – Я его обязательно взыщу, капитан, – ответила она в своей обычной невозмутимой манере.
     – Хорошо, теперь идем за Даниэлем, – объявил О'Нилл. – Мы и так уже потеряли слишком много людей на этой планете.
     – Мы с Пирсом похороним их, – объявил капитан Грифф. – Они это заслужили.
     – Хорошо, – согласился О'Нилл. – Тил'к ты впереди, ускоримся, – приказал он. – Андианова замыкающая, – продолжил он, когда русская вернула своё оружие.
     – Вы уверены, что в порядке, сержант? – спросила её Картер.
     – Я в порядке, майор. Спасибо за заботу, – ответила она, кивнув. – Чем скорее мы найдем доктора Джексона, тем скорее вернёмся домой, – сказала она и замолчала.– Полковник О'Нилл, я слышала, вы любите рыбалку, – неожиданно сказала она.
     – Да? – Насмешливо отозвался О'Нилл.
     – Вы когда-нибудь делали это динамитом? – спросила она, доставая гранату из кармана разгрузки и слегка кивая в сторону реки.
     – Сержант, мне нравится ход твоих мыслей, – ответил О'Нилл, ухмыляясь. Вода заглушит шум, а стрельба итак уже предупредила всех, кто находился поблизости, об их присутствии.
     Андианова выдернула чеку и бросила гранату в реку, та взорвалась, подняв столб воды, и вскоре на поверхность всплыло несколько мертвых Гоа'улдов. Это принесло настоящее удовлетворение. Отправившись за Джексоном, они, в конце концов, обнаружили его любезничавшим с кучей первобытных Унас, хотя сержанту и пришлось прожечь в одном из них дыру из лазерной винтовки. Она опередила О'Нилла на добрых полсекунды.
     
      Гора Шайенн - Земля - Сентябрь, 2000.
     Людмила Андианова всё ещё что-то бормотала себе под нос по-русски, когда они возвращались через Звёздные врата с P53-381. Помощь Энкаранам была с самого начала всего лишь социальной работой, и как раз тогда, когда появилось что-то интересное, Доктор Джексон нашел решение, которое НЕ привело к тому, что обломки корабля Гадмиров были доступны для захвата, исследований и бэк-инжиниринга. При условии, конечно, что перегруженный наквадах-генератор, который майор Картер настроила для взрыва, оставил бы достаточно большие куски для изучения после детонации.
     – Взгляните на это с другой стороны, сержант, – сказал ей Даниэль. – Гадмиры кажутся разумной, интеллигентной и мирной расой. – Они могут оказаться желанным союзником в будущем.
     Андианова неодобрительно посмотрела на него и пробормотала что-то такое, что заставило археолога замереть на месте у подножия трапа, пропуская её вперёд. Русский был удивительно хорошим языком для ненормативной лексики. У них была национальная история, которая способствовала такому развитию событий. Опустошение, причиненное нацистской Германией во Второй Мировой Войне, и экономический крах, последовавший за падением коммунизма, были лишь самыми последними в длинной череде событий, которые научили русский народ необходимости действительно хорошо ругаться.
     – Не думаю, что я ей очень нравлюсь, – заявил Даниэль, когда русская направилась в оружейную комнату, чтобы оставить винтовку и снять доспехи.
     – По крайней мере, она не держит тебя под постоянным присмотром, решая, застрелить тебя или нет, Даниэль Джексон, – ровно ответил Тил'к.
     – Она всё больше мне нравится, – заявил О'Нилл.
     – Это просто потому, что, когда тебе пришла в голову идея сбросить ядерную бомбу на Гадмиров, она была полностью за это, – сухо заметила Картер.
     – Ну да, ещё один голос в команде за точку зрения «Убей их всех, Бог рассортирует своих», – ответил О'Нилл. – Это освежает, – продолжил он, стараясь не рассмеяться.
     Даниэль закатил глаза.
     – Простите мне моё несогласие с этим, – ответил он. – В любом случае, я думаю, что она атеистка.
     – Ладно, тогда так: "убей их всех, отбор по Дарвину в действии", – поправил себя О'Нилл. – Всё это хорошо, – добавил он, – ну не так уж совсем хорошо, но...
     В этот момент подошёл рядовой и отдал честь.
     – Полковник О'Нилл, генерал Хаммонд просит вас и майора Картера явиться в зал для брифингов с отчётом, после того, как сдадите своё снаряжение. – сказал он. – Он также сказал, что у вас есть время, чтобы принять душ, и был бы признателен, если бы вы сделали это, – добавил он, стараясь не улыбаться.
     – Отлично, рядовой, ступай, – ответил О'Нилл, также отдавая честь. – Забыл дезодорант во время одной миссии на планету джунглей, и они будут ныть об этом вечно, – пожаловался он, когда рядовой ушёл.
     – Будьте честны, сэр, от вас прилично попахивало, – заметила Картер, сдерживая улыбку.
     – И ты, майор? – Риторически спросил О'Нилл, когда они направились к двери, ведущей из зала врат. Он был уверен, что проблема в этой проклятой броне Икс-Ком, не возможно не потеть в ней, даже если носить только нагрудник.
     Двадцать минут спустя, благоухая одеколоном, О'Нилл сидел напротив генерала Хаммонда и командующего Шарпа, гадая, ждут ли его проблемы или у них есть для него задание, которое может означать, серьёзные проблемы. О'Нилл и Картер не могли не позавидовать Шарпу, сидевшему за столом в потрёпанном, но чертовски удобном комбинезоне, он, в отличие от них, мог себе позволить носить его вместо уставной униформы.
     – Мы хотим, чтобы вы вернулись на Р3Х-989, – сказал им Хаммонд.
     – Альтаир? Мир Харлана? – Спросила Картер. О'Нилл никогда не понимал, как она помнит все эти коды.
     – Правильно, майор, – ответил Хаммонд. – Командующий Шарп порекомендовал нам предложить Харлану и двойникам, которых он сделал из ЗВ-1, несколько наших новых наквадах-реакторов, чтобы решить их энергетические проблемы в обмен на доступ к их передовым технологиям, – сказал он им.
     – Если этот Харлан может производить точные андроидные копии, которые на самом деле являются разумными копиями людей, это открывает новые области исследований в области робототехники и искусственного интеллекта, – заявил Командующий Шарп, – не говоря уже обо всех других технологиях, которым мы могли бы найти применение. Их техническая база в целом должна быть очень высокой, чтобы разработать такое оборудование.
     – Такие технологии, по меньшей мере, на десятилетия, а может быть, и на столетия опережают наши, сэр, – сказала ему Картер. – «Вы должны быть реалистом» – подумала она.
     – Возможно, вы и правы, но у сотрудников отдела НИОКР уже текут слюнки от такой перспективы, – ответил Шарп. – Доктор Зеленка также предположил, что элементы питания и конденсаторы, используемые для нашего портативного лазерного оружия, могут быть столь же ценным товаром, как и реакторы.
     – Собрать несколько из них вместе, чтобы они служили портативными блоками питания для Харлана и двойников, – предположила Картер, подумав об этом. – Они действительно держат огромное количество заряда, – заметила она. – Хорошая мысль.
     – Ненавижу менять тему разговора, но мы уже получили известия с "Асгарда", сэр? – Спросил О'Нилл генерала.
     Хаммонд кивнул.
     – ЗВ-4 удалось выйти на контакт через зал, который вы нашли на Р3Х-974, – ответил он. – Местная жительница Гаэрвин, с которой они случайно встретились, передавала привет.
     О'Нилл кивнул.
     – Что сказал Тор? – спросил он.
     – На вызов ответил не он, – ответил Хаммонд. – Другой Асгард сказал ЗВ-4, что вследствие потерь, понесенных из-за репликаторов, их флот полностью занят, и они не могут выделить корабль, чтобы прибыть на Землю в настоящее время. Хотя их очень заинтересовали новости, которые мы рассказали им о Сектоидах, – продолжил он. – Надеюсь, корабль Асгарда освободится в ближайшие пару недель.
     – Это даёт им достаточно времени, чтобы придумать убедительную легенду, – прокомментировал Командующий Шарп.
     Картер вздохнула.
     – Если Асгарды захотят причинить нам вред, они могут прилететь на орбиту и распылить всю нашу планету, – сказала она ему. – Мы просто не верим в то, что их Высший Совет будет делать то, что делают Сектоиды, либо делать это так низко-технологично, – сказала она. – Это просто бессмысленно, они могут похищать людей телепортом с невидимых для радаров космических кораблей, им не нужно спускаться и рисковать быть замеченными вашими перехватчиками.
     – Возможно, вы правы, но Икс-Ком остаётся при своём мнении, ставки слишком высоки, чтобы рисковать, – ответил Шарп. – Жаль, что до системы спутниковой обороны осталось не меньше двух лет.
     О'Нилл усмехнулся.
     – Почему вы думаете, что у вас есть шанс запустить в космос что-нибудь, что может повредить "Асгарду"? – с сарказмом спросил он.
     – О, я думаю, что несколько рентгеновских лазеров с накачкой от усиленных наквадахом бомб мощностью в десять тысяч мегатонн дадут им хотя бы повод задуматься, полковник, – спокойно ответил Шарп.
     – Десятигигатонные рентгеновские лазеры. – Повторила Картер, широко раскрыв глаза.
     – Всего в десять раз мощнее Гоа'улд-Боев, которых вы использовали раньше, майор, – спокойно ответил Шарп, – ничего невероятного, и вполне в наших силах, если мы получим достаточно наквадаха... и сможем понять, как заставить их работать.
     – Что такое рентгеновский лазер? – поинтересовался О'Нилл.
     Картер посмотрела на него.
     – Вы взрываете водородную бомбу в качестве источника энергии для кластера лазеров, – объяснила она. – Они, конечно, будут уничтожены, но прежде чем весь аппарат перестанет существовать, вы получите невероятно мощный луч с длиной волны в тысячи раз короче, чем у обычного лазера, рентгеновский вместо видимого, ультрафиолетовый из инфракрасного света, – продолжила она. – Даже если только часть энергии попадёт в луч, это всё равно колоссальное количество энергии, сфокусированной в одной точке.
     – Наше основное оружие, – согласился Шарп, – но только часть сети, которая будет включать сотни небольших спутников, с ракетными батареями и увеличенными версиями лазеров, которые мы разработали для самолётов.
     Картер улыбнулась.
     – Я думаю вы недооцениваете проблему, так как недостаток грузоподъемности может помешать проекту такого масштаба.
     – О, наша грузоподъемность почти бесконечна, майор Картер, – сказал ей Шарп со смешком. – Вы просто не додумали.
     – Он выглядит самодовольным, – заявил О'Нилл. – пусть выговорится, – предложил он Картер.
     Командующий Шарп ухмыльнулся.
     – Мы вытаскиваем на высокую орбиту вторые Звёздные врата с наборным устройством, которые сейчас находятся на базе Икс-Ком в Европе, – сказал он. – Передаём материалы, которые мы хотим отправить на орбиту Земли, на базу Альфа через врата здесь, в горе Шайенн, – продолжил он, – затем подключаем наборное устройство к вратам на орбите, что заставит систему переопределить их как основные...
     – И просто отправить оборудование с базы Альфа обратно через врата на Землю, но вместо того, чтобы вернуться в КЗВ, оно окажется на околоземной орбите, – перебила Картер, качая головой. – Это так просто, не могу поверить, что не додумалась до этого сама.
     – Врата имеют внутренний диаметр более пяти метров, так что мы можем отправить большинство спутников целиком, а затем перевести их на нужные нам орбиты, – сказал Шарп. – Самое трудное - это доставлять вещи с Земли, а в космосе, как мне говорили, передвигать их легко.
     Картер кивнула.
     – Мы могли бы использовать их для строительства орбитальных верфей, собрать их, как Международную космическую станцию, – предложила она. – Если мы будем строить корабли на орбите, они могут быть намного больше, чем всё, что мы построим на Земле.
     – Так мне и сказали, – ответил Шарп.
     – Разработка астероидов, – наугад продолжила Картер. – Если сможете запустить инфраструктуру в космос, можно начать думать о горнодобыче на астероидах, – продолжила она. – Затем орбитальные энергетические спутники, огромные солнечные батареи, излучающие энергию на наземные станции, – бесконечная чистая энергия.
     – Во-первых, оружие, защита окружающей среды, во-вторых, – сказал ей генерал Хаммонд. – Кстати, как вы сами находите новые лазеры? – спросил он.
     – Трудно привыкнуть, – ответил О'Нилл, – но мне жаль следующий патруль Гоа'улдов, который мы встретим, – добавил он. Было странно использовать лазеры, после целой жизни с обычным огнестрельным оружием, но он должен был признать, что они действительно позволяли надрать задницу кому угодно.
     – Вчера ЗВ-8 столкнулись с отрядом Джаффа, – сказал им Хаммонд. – Они бросали посохи через врата в течение добрых десяти минут после зачистки, – продолжил он. – У нас заканчивается место на складах, – объявил он. Зона 51 должна была построить новый ангар для хранения материалов, поступающих с заданий как КЗВ, так и Икс-Ком.
     – Я рад видеть, что люди из КЗВ полностью переняли наши методы грабежа и мародерства, – пошутил Командующий Шарп. – Что касается применения этих штуковин, то мы опробовали один ТОП с плазмомётом Гатлинга против тарелки, приземлившейся в Южной Америке, – добавил он. – Икс-ком придется озеленить большую область в Амазонии, – сказал он с насмешливой гримасой, – он прорубается через джунгли, как скоростной лесоруб. По отчётам - лучшая огневая поддержка, чистое подавление, баги просто вжимаются в землю и остаются там, пока вы обходите их с фланга.
     – Значит, другая война идёт хорошо? – спросил О'Нилл.
     – Усиленные «Лавины» сбивают их с неба, как мух, – радостно ответил Шарп. – Всё, что слишком быстро для перехватчиков, встречается на земле нашими войсками, и благодаря лазерам, Зэтам и новым ТОП, мы действительно надираем инопланетянам задницу. Потери сократились более чем на треть, – отметил он. Они всё ещё были чертовски высокими по любым стандартам, за исключением, конечно, стандартов Икс-Ком.
     – Значит, Зэты работают на других пришельцах, Командующий? – Поинтересовалась Картер.
     – Как правило, не смертельно, майор, мы думаем, что из-за разницы в нервной системе, – сказал ей Шарп. – Некоторым ублюдкам нужно несколько выстрелов, чтобы оглушить их, – особенно Криссалидам, и они совершенно не действуют на Кибердиски, я имею в виду маленькие ховертанки Сектоидов, но в целом они очень помогают, – ответил он. – Летуны такие смешные, когда попадаешь в них из Зета, – добавил он с усмешкой. – Разряд иногда делает что-то с механизмом управления на антигравитационном блоке, поэтому они либо падают прямо на землю, либо начинают вращаться, как волчок, – сказал он. – И это научило нас кое-чему еще, – добавил он. – Летуны блюют, когда у них кружится голова. – Кто бы мог подумать? – спросил он со смешком.
     О'Нилл рассмеялся, думая о том, не взять ли ему с собой что-нибудь для своего двойника? «DVD-плеер, маленький телевизор и последние два сезона "Симпсонов", вероятно, встретят более тёплый приём, чем реакторы», – решил он.
     Примечание автора:
     На момент начала этой главы по временной шкале Звёздных Врат Даниэль Джексон был на P3X-888(эпизод 4:08 «The First Ones») в течение трёх недель, поэтому он не появлялся в рассказе. Людмила Андианова - один из моих пехотинцев в игре XCOM, которую я проходил некоторое время (и у неё действительно была чертовски хорошая реакция). Двойники ЗВ-1 снова появились в конце 4-го сезона ЗВ-1, который должен был состояться через несколько месяцев, но Икс-Ком заинтересовался бы технологией, так что, скорее всего, они решили бы исследовать её, как только у них появилась такая возможность.
     Энкараны и Гадмиры появились в эпизоде 4:09 «Scorched Earth».
     Если кто-то ещё придумал так использовать посох Гатлинга, то я об этом не знаю. Но уверен, что кто-то должен был это сделать. То же самое и об использовании двух врат для доставки грузов на орбиту.

Глава 4

      Звёздные врата – P3X-989 (Альтаир) – Август, 2000.
     Капитан Саманта Картер первой прошла через врата и остановилась как вкопанная, увидев, кто её ждёт, из-за чего Даниэль, шедший позади, врезался прямо в неё, и они вдвоем отбежали от Звёздных врата, неуклюже споткнувшись, когда О'Нилл и Тил'к зашли вслед за ними.
     – Комтрайя, – приветствовал их Харлан с гораздо меньшим энтузиазмом, чем обычно. – У нас гости, – многозначительно добавил он.
     – Вот дерьмо, – простонал О'Нилл, только что прошедший через врата, оказавшись лицом к лицу с самим собой, очень сердитым на вид, несущим незнакомую большую квадратную винтовку и одетым в то, что выглядело как часть брони, с имитацией человеческого торса.
     – И что же, чёрт возьми, ты делаешь? – спросил О'Нилл в доспехах.
     – То же, что и ты, только лучше, – ответил другой О'Нилл.
     – Что это значит?- Спросил О'Нилл в доспехах.
     – Лучше? Это значит лучше, сильнее, быстрее..
     – Ты грёбаный робот, – прорычал бронированный О'Нилл. – Ты не я, и ты не работаешь на ВВС Соединенных Штатов.
     – Я всё ещё могу выполнять эту работу, – ответил андроид О'Нилл, – исследовать Вселенную, сражаться с Гоа'улдами, защищать Землю.
     – Если я не отстал от жизни, КЗВ не передавал мою работу на планету, полную роботов, – возразил человек О'Нилл - Меня ещё не заменила механизация, – заявил он.
     – Жаль, – ответил андроид О'Нилл. – Ты не становишься моложе, и я готов поспорить, что ты прибавил несколько фунтов с тех пор, как я сошел с конвейера, – сказал он, оглядывая другого себя.
     О'Нилл уже готов был разразиться ответной тирадой по поводу ржавчины, усталости металла и болтающихся проводов, когда его Саманта Картер решила, что лучше вмешаться, пока кому-нибудь не пришлось оттаскивать двух полковников-двойников друг от друга.
     – Харлан сказал мне, что вы разработали портативную батарею?- сказала она своему двойнику-андроиду. – Хорошая работа, – сказала она ей. – Меня повысили до майора, – добавила она.
     – Давно пора, – ответил её двойник-андроид. – Поздравляю, – сказала она, протягивая руку для рукопожатия.
     – Бандана мне не идёт, я имею в виду тебя, – сказал Даниэль своему двойнику, у которого на голове был повязан кусок черной ткани.
     – Идея Джека, – ответил андроид, снимая её, – говорит, что это делает меня более опасным и менее похожим на гика.
     – Типа пират, – заметил человек Джексон.
     – Именно так я и сказал, – пожав плечами, согласился андроид Джексон, а оба Тил'ка молча кивнули друг другу в знак приветствия.
     Людмила Андианова закатила глаза и пробормотала что-то по-русски. «Один их комплект, уже достаточно плохо» подумала она, надеясь, что это задание будет быстрым.
     – А это кто?- Спросил андроид О'Нилл, указывая на женщину, стоявшую сзади.
     – Сержант Людмила Андианова, пятый член ЗВ-1 последние две недели, – ответил оригинал.
     – Русская? – удивлённо отозвался андроид О'Нилл. – Они пустили русских в программу? – спросил он в замешательстве.
     – Она от ООН, из организации называемой Икс-Ком, – объяснил другой О'Нилл. – Короче говоря, теперь у нас две инопланетные угрозы, и они сражались с другой, – объяснил он. – Теперь мы сражаемся вместе, – сказал он им.
     – Две инопланетные угрозы? – повторил андроид О'Нилл. – Это ведь не твоя вина, правда?- подозрительно спросил он. – Ты ... я хочу сказать, что иногда мы недостаточно дипломатичны.
     – По сравнению с ними мы такие, – ответил другой О'Нилл, указывая на русскую. – Кое-кто из ребят в КЗВ начал называть Икс-Ком "Ваффен ХХ".
     Андианова прищурилась и многозначительно сплюнула на пол, сравнение с фашистами, насиловавшими и грабившими Родину, приводило в ярость, и если кто-то говорил это в её присутствии, то получал пинок в зад независимо от звания.
     – Но если у них такая репутация, почему они в КЗВ?- в замешательстве спросил андроид Даниэль. «Это определённо было бы недопустимо, когда он был в организации» решил он.
     – Это КЗВ с нами, – указала Андианова. – ИксЗВКом, – объявила она, поворачиваясь, чтобы показать эмблему, нарисованную на верхней части её нагрудника.
     – Они не оставили нам особого выбора, – сказал двойникам человек О'Нилл. – Но мы купили несколько хороших игрушек, – добавил он, указывая на свою винтовку. – Это лазер, – объяснил он, – Честное слово. Это лучше, чем обычная винтовка, а что касается брони, – продолжил он, постукивая по ней костяшками пальцев свободной руки, – она без проблем остановит выстрел из посоха или пятидесятого калибра BMG 8 .
     – Из чего она сделана? – заинтригованно спросила андроид Картер, в которой проснулось научное любопытство.
     – Инопланетный сплав, – ответил её двойник-человек. – Прочнее и долговечнее всего, что у нас есть, кроме триниума, но получить его намного легче.
     – Триниум? – спросила андроид Картер.
     – Ах да, конечно, ты же о нём не знаешь, – вспомнила человек Картер, – наши пути разошлись, прежде чем КЗВ обнаружило это вещество, – продолжила она. – Триниум - редкий металл, встречается только на нескольких планетах, да и то не всегда в достаточном количестве, – объяснила она. – Правильно выкованный и легированный, он в сто раз прочнее стали и к тому же легче.
     – Лазерное оружие? Продвинутые сплавы? – андроид Картер ответила впечатлённо, – какие ещё технологические скачки?
     – Наквадах-реакторы, достаточно маленькие чтобы переносить на руках, но дающие столько же энергии, сколько и большая атомная станция, – ответил её двойник-человек. – Собственно говоря, именно поэтому мы и пришли, мы собирались предложить их вам для решения энергетических проблем в обмен на доступ к здешним технологиям, – сказала она. – Мы были несколько удивлены, обнаружив Харлана здесь одного, и вас пытающихся спасти вселенную.
     – Нам стало скучно, – честно признался андроид О'Нилл. – Ну, Картер было весело разбирать это место на части, – признался он, – но все остальные сходили с ума.
     – Нам есть что сказать, – заявил О'Нилл из плоти и крови, – серьёзно и, вероятно, грубо, – добавил он, напустив на себя суровый вид и сверля взглядом своего двойника.
     – И что, по-твоему, ты можешь сказать такого, что бы мне было интересно послушать? – ответила андроидная версия с высокомерной улыбкой.
     – У меня с собой все серии "Симпсонов" с 1989 года до прошлой недели на DVD, плюс телевизор и плеер для просмотра, – сказал О'Нилл андроиду. – ты будешь слушать, или они вернутся домой, – мрачно пригрозил он.
     – Если генерал Хаммонд узнает, что он использовал компьютеры базы для видеопиратства, у нас будут большие неприятности, – тихо пробормотала Картер.
     Андроид Джек О'Нилл моргнул.
     – Я буду хорошим, – сказал он наконец, глядя в пол. «Подлый, мерзкий, вонючий ублюдок знает меня слишком хорошо», смиренно подумал он. – Итак, эти лазеры, – сказал он, – есть возможность испытать их? – спросил он. – Может, нам удастся заполучить парочку?
     – На это нужно одобрение Командующего Шарпа, и он, вероятно, потребует некоторого финансового, технологического или материального обмена, – заявила сержант Андианова.
     – Командующий Шарп? – спросила андроид Картер.
     – Её босс, – пояснил О'Нилл.
     – Наш командир, сэр, – поправила его Андианова.
     – Технически, – ответил О'Нилл, – именно технически, – добавил он для большей убедительности. Джордж Хаммонд был его командиром, а Шарп - чёртовым канадским нарушителем.
     – Итак, что вы можете рассказать нам, что произошло пока нас не было? – сказал андроид О'Нилл своему коллеге. – Мы никому не расскажем, не сломаемся под пытками, мы просто сломаемся полностью.
     – Мне нужны полные и подробные отчёты обо всех миссиях, которые вы выполняли, – приказал О'Нилл из плоти и крови. – Если вы там что-то напортачили, я хочу знать заранее, пока меня не привлекли к ответственности за ваши ошибки.
     – То же самое, – отозвался О'Нилл из шестерёнок и проводов. – Мы всегда ожидали, что однажды придём на планету и нас линчуют или что-то в этом роде, – продолжал он. – Местные жители были бы очень удивлены, когда бы мы просто висели там, не умирая, – сказал он. – Кислород для слабаков, – самодовольно заявил он.
     – Выкуси, Франкенштейн! – парировал О'Нилл.
     – Это было имя создателя, а не монстра, – почти одновременно сказали оба Даниэля.
     Харлан бросил на Людмилу тревожный взгляд, который привлек её внимание.
     – Если ты сделаешь мою копию, гарантирую, что закончишь свои дни кусками на лабораторном столе в исследовательском отделе Икс-Ком, – холодно сказала она ему.
     – Она не блефует, – предупредил его О'Нилл, а его Картер, Даниэль и Тил'к согласно закивали.
     Харлан понял намек, того, как нежно она поглаживала лазерную винтовку в своих руках, было достаточно, чтобы разрушить его планы по расширению рабочей силы.
     
      Опушка леса – P3S-452 – Сентябрь, 2000.
     Командующий Шарп бросился на землю, когда из леса с визгом вылетел ещё один залп плазменных сгустков, к счастью, Джаффа или, по крайней мере, их оружие с текущей позиции не смогли бы попасть даже в стену сарая.
     Около тридцати солдат смешанных подразделений Икс-Ком и КЗВ, сопровождавших его, немедленно рассредоточились и открыли огонь в сторону деревьев. Лазеры резали лес, и попадавшихся Джаффа, но начинало казаться, что там неисчерпаемый запас этих ублюдков. Они перебили уже, по меньшей мере, две роты, что было не так-то просто. И если в ближайшее время всё не успокоится, им придется привлечь дополнительных людей, чтобы собрать снаряжение со всех мертвых вражеских солдат, которыми они усеивали планету.
     По крайней мере, они собирались забрать с собой несколько разбитых «Глайдеров смерти», даже если те были не в лучшем состоянии после того, как были сбиты с неба Стингерами. Сотрудники отдела НИОКР хотели попробовать объединить проекты «X-301» и «Огненный шторм», но им нужно было больше рабочих материалов, чтобы преодолеть трудности и заставить работать вместе Земные, Гоа'улдские и Сектоидные технологии.
     Шарп пополз в укрытие, хотя поблизости не было ничего по-настоящему достойного этого названия. Звёздные врата здесь были окружены открытым пастбищем, окаймленным лесами, большим внутренним морем на Востоке и расположенными в нескольких милях к Западу холмами, в которых находились шахты Наквадаха и перерабатывающий завод. Им требовалось всё большее количество этого вещества как в КЗВ, так и для Икс-Ком, и на P3S-452 его было много. К сожалению, по той же причине, это была цитадель Гоа'улдов.
     Командующий услышал знакомый звук, повернулся и увидел невдалеке движущуюся на гусеницах Тяжёлую Орудийную Платформу. Джаффа тут же сменили цель и открыли огонь по машине, но редкие плазменные сгустки, попадавшие в толстую лобовую броню, лишь слегка опаляли её. Потом ТОП открыл ответный огонь штормом плазменных зарядов из шести посохов, соединённых вместе в револьверную турель.
     Вращаемый электромотором, как пушка Гатлинга, кластер посохов без противовесов на конце, начал изливать непрерывный поток плазменных болтов в сторону деревьев, в то время как ТОП продолжал двигаться вперёд, отмечая своими гусеницами путь по планете от Звёздных врат. Проблемы с охлаждением означали, что посох обычно мог сделать только несколько быстрых выстрелов, что резко ограничивало его пригодность для огня на подавление. Но с этой установкой, когда полдюжины штук выпускали больше четырехсот зарядов в минуту, маленькие автоматические танки могли действительно надрать задницу.
     «Психологическое воздействие непрерывного шума и яростного огня имеет такое же важное, если не большее значение, как нанесённый урон. ТОП вооруженные лазерными и обычными пушками, имеют значительно большую точность, дальность и в целом убивают более эффективно, но они не проецируют на ходу такую же ауру хаоса, что и один из этих малышей», – подумал Шарп с усмешкой, когда машины безжалостно, извергая плазму, продвигались вперёд. Количество выстрелов, летящих из леса, наконец начало уменьшаться.
     – Они отходят, сэр, – доложила одна из солдат. – Будем преследовать? – спросила она, когда ТОП прекратила стрелять. По её следам шла вторая такая же машина, и, возможно, именно она заставила Джаффа решить, что тактическое отступление необходимо. Новые машины Тау'ри были поистине устрашающими.
     – Нет, – ответил Шарп. – Ветер дует в нужном направлении, просто бросьте туда несколько гранат с дымом и слезоточивым газом, чтобы занять их, и следите за тепловизорами и датчиками движения, – приказал он. – Они не могут видеть сквозь эту хрень, а мы можем, – напомнил он им, – используйте, если нужно, зажигательные ракеты и гранаты, но только в крайнем случае. Не хочу быть отрезанным лесным пожаром при смене ветра, – продолжил он. – Первому отделению обеспечить безопасность маршрута к Звёздным Вратам, которые удерживает ЗВ-3 и регулировать движение, как только начнут прибывать грузовики, 2-е отделение прикрывает отсюда до замеченного беспилотником моста впереди, а остальные возьмут его и двинутся к высотке, – приказал он. – В этих холмах есть Наквадах, и я планирую привезти домой столько, что бы мне сделали пресс-папье из большого куска оружейного качества, – сказал он им, когда они снова двинулись вперёд.
     Взять каменный мост через реку, текущую с холмов, было легко, несмотря на наличие плазменной пушки и пятидесяти Джаффа. Защитники были просто расстреляны с расстояния, значительно превышающего эффективную дальность их оружия, и как только они были разгромлены, Шарп и его бойцы переправились на дальний берег, встречая лишь спорадическое сопротивление по мере приближения к своей основной цели.
     Это было странное, почти нелепое зрелище – видеть лагерь рабов, будто из бронзового века, добывающих руду Наквадаха, рядом с элегантным заводским комплексом Гоа'улдов, который обрабатывал и очищал её.
     Охрана энергично оборонялась и почти полчаса сдерживала Тау'ри, чему способствовало нежелание Командующего Шарпа использовать тяжелое вооружение. Но в конце концов они не устояли перед значительно превосходящими оружием и тактикой земных солдат. И когда полноприводные грузовики начали собирать добычу, один из солдат Икс-Ком достал флаг ООН, с нарисованным поверх символом Тау'ри, и, срубив штандарт Системного Лорда, владевшего планетой, символически водрузил его над комплексом.
     Убедить рабов в том, что они не будут принадлежать другому хозяину Гоа'улду и не будут убиты, оказалось на удивление трудно. В конце концов Шарп оставил попытки и заставил их помочь погрузить захваченный Наквадах и технику на машины, рассчитывая, что он может отвезти их на базу Альфа и позволить кому-то другому разбираться с ними, кому-то гораздо более терпеливому. Их было несколько сотен, они происходили, по меньшей мере, из дюжины разных миров и могли оказаться полезным источником информации. Многие из них находились в плачевном состоянии и нуждались в медицинской помощи, которую Шарп им предоставил, также как и доступ к продовольственным запасам.
     Последняя контратака, нерешительное общевойсковое наступление с Глайдерами смерти, поддерживающими пехоту, и несколькими плазменными пушками, взятыми для огневой поддержки, была быстро отбита. Они просто не имели понятия, как справиться с грамотно руководимым и должным образом экипированным противником. И, к сожалению, поскольку талант и инициатива не ценились на службе Гоа'улдов, Системные Лорды были слишком параноидальны для этого, Джаффа постоянно повторяли одни и те же ошибки.
     Против отрядов КЗВ, вооруженных пулевым оружием, они проигрывали сражение за сражением. Сражаясь с войсками, одетыми в броню, способную остановить выстрел из посоха, и вооруженными лазерными винтовками, они потеряли немногих, большинство было просто разогнано, остальные выкошены огнём, когда попытались предпринять ещё одну бесполезную атаку. Одна из машин, прибывших через Звёздные врата с Европейской базы Икс-Ком, привезла миномет и дала залп зажигательными, фугасными и осколочными минами, на этом бой закончился, а оставшиеся Джаффа разбежались с поля боя разбитые в хлам.
     – Если бы не их корабли, мы поставили бы их на колени в течение пары лет, – заявил Шарп, наблюдая за отступлением противника. – Бедные, тупые ублюдки с промытыми мозгами, понятия не имеют, как правильно вести бой, – сказал он, печально качая головой.
     – Не обижайтесь, сэр, – ответил сержант Икс-Ком, – будем надеяться, что такими они и останутся, – сказал он. – Приятно возвращаться домой без груза наших людей в мешках для трупов.
     – Тут не поспоришь, сержант, – согласился Шарп. – После того, как мы зачистим это место, я хочу, чтобы шахты обрушили подрывными зарядами, а завод взорвали к чёртовой матери и подожгли, – приказал он, повернувшись к майору КЗВ. – СОП 9 внеземных действий Икс-Ком, – объяснил он, – разграбить и сжечь.
     Майор кивнул, «О'кей, это всё равно что иногда гулять с Чингисханом и Монгольской Ордой, но они действительно получили результат», думал он, наблюдая, как очередной груз Наквадаха увозят к Звёздным вратам, когда едкий запах фосфора и горелой плоти начал проникать в его ноздри.
     
      Гора Шайенн – Земля – Сентябрь, 2000.
     Генерал Хаммонд вздохнул и оглядел зал для брифингов, оценивая реакцию присутствующих. Помещение было заполнено полностью, потребовались дополнительные стулья для размещения руководства КЗВ и гостей.
     – Я предупреждал, что вы не лучший выбор, чтобы пойти и посмотреть на Ноксов, – напомнил он Командующему Шарпу, стараясь не смотреть в глаза другим сотрудникам КЗВ, сидевшим вокруг стола, и боясь расхохотаться. – Особенно после того, как вернулись с P3S-452, – добавил он. Хотя Шарп был сравнительно уравновешенным и умеренным, ну, по стандартам Икс-Ком, во всяком случае, он всё ещё не был одним из великих дипломатов нашего времени, и с кровью, не смытой после боевой миссии, действительно не стоило сразу же отправляться на мирную.
     – Чёртовы хиппи, – язвительно пробормотал Шарп, скрестив руки на груди и сердито хмурясь.
     Сохраняя невозмутимый вид, лучше чем полковник О'Нилл справа или Даниэль слева от неё, заговорила майор Картер:
     – Я была бы права, предположив, что ваши попытки получить доступ к технологии визуальной маскировки Ноксов и предложение военного союза не увенчались успехом?- спросила она ангельским голосом. Она подумала, что Командующий заслужил небольшой шпильки, он не то чтобы запретил Тил'ку присутствовать на собрании, но и не внёс его имя в список приглашённых. В результате Тил'к отправился на стрельбище с Людмилой, выступающей одновременно его инструктором по лазерной винтовке "Аид" Л2-А1 и, конечно же, его вездесущей тенью и потенциальным убийцей.
     Майор юстиции Ковачек, командир дипломатической команды ЗВ-9, сопровождавшей Шарпа на Р3Х-774, посмотрел в свои документы.
     – Я полагаю, что моментом, когда переговоры ухудшились до точки невозврата, была фраза Командующего Шарпа Антеасу из Ноксов, я цитирую: «Найди работу и постригись».
     – Неряшливые пацифистские манчкины, – прорычал Шарп. – Одна из "Четырех Великих Рас", в ж*пу, – мрачно пробормотал он.
     – С другой стороны, по инициативе Командующего Шарпа Ноксы были удалены из списка рас, которых Икс-Ком считает возможной угрозой извне, – добавил Ковачек.
     – Они представляют угрозу, но только для самих себя, – заявил Шарп. – Нейтралитет - это не плохо, но если вы собираетесь попробовать и хотите быть как Швеция, убедитесь, что хорошо вооружены и готовы к бою, – высказал он своё мнение. – Прятаться, убегать и подставлять другую щеку – так долго не протянешь.
     – Рассуждая о нейтральных и хорошо вооружённых, вы всё ещё собираетесь встретиться с Толланами? – Спросил Даниэль.
     – Да, но я обещаю вести себя как можно лучше, если это вас беспокоит, доктор Джексон, – ответил Командующий Шарп, пытаясь приглушить свои чувства по отношению к этим бездельникам в сандалях Ноксам.
     – Именно, – спокойно ответил Даниэль. Так или иначе, он никогда полностью не разделял воинственные настроения, а эти люди из Икс-Ком, даже безбашенных морпехов из ЗВ-3 сделали смотрящимися сравнительно безобидно. Они добивались результата, но в них было примерно столько же тонкости, как в ударе бейсбольной битой по голове, честно говоря, он начал задаваться вопросом, были ли они более чем слегка неуравновешены. Даже члены команд КЗВ, видевшие совместные с Икс-Ком боевые операции за пределами планеты, упоминали, насколько до смешного воинственными и полными бравады они могут быть. О'Нилл говорил, что это механизм преодоления того, что они пережили слишком многое, и что, по крайней мере, у них есть навыки для всего этого дерьма.
     – Может, перейдем к следующему пункту повестки дня? – Спросил генерал Хаммонд, что было, наверное, к лучшему. – Доктор Маркова, не могли бы вы начать, – обратился он к женщине, сидевшей за столом недалеко от него.
     Светлана Маркова взяла ручку и стала рассеянно вертеть ею, в последний раз просматривая свои заметки. Картер была очень потрясена, узнав, что русская была одним из главных учёных, работающих на Икс-Ком, и, по словам О'Нилла, когда они встретились ранее, он волновался, что в какой-то момент Саманта распечатает одну из научных статей Марковой и попросит автограф, но, к счастью, до этого не дошло. Сам интерес О'Нилла к физику был слегка академическим, он задавался вопросом, действительно ли все женщины-физики такие горячие штучки или это его субъективное мнение. Когда Маркова начал доклад, он рассеянно подумал, что если Мария Кюри такая же красотка, то стоит поискать её фото в интернете.
     – Основная проблема, с которой мы столкнулись, – это полная перегруженность исследовательских проектов, – сказала Маркова присутствующим. – Среди техники, захваченной на кораблях Сектоидов или полученной от других рас через Звёздные врата, слишком много полезных и чрезвычайно ценных предметов для исследования и бэк-инжиниринга, – сказала она. – Несмотря на сокращение их до более разумного числа, нехватка ресурсов, под которой я подразумеваю компетентных учёных, техников и инженеров, сдерживает всё, – сказала она с явным сожалением.
     Картер не могла не кивнуть в знак согласия.
     – Конструкция батареи, которую мы получили от андроидов c P3X-989, значительно превосходит всё, что у нас есть, включая те, что установлены на нашем лазерном ручном оружии, – сказала она, – но пройдёт не меньше месяца, прежде чем мы сможем запустить её в производство, в стадии разработки находится много других проектов.
     – Надеюсь, разработка «Огненного шторма» остаётся приоритетной? – спросил Командующий Шарп. – Наши перехватчики не могут никого сбить, их оставляют далеко позади более быстрые НЛО, думаю, наши усиленные «Лавины» были слишком эффективны, – рассудил он. – Они приспособились и изменили тактику.
      – Первый «Огненный шторм» будет собран и готов к лётным испытаниям в конце недели, но маловероятно, что их будет построено много, учитывая явное превосходство нашего нового гибридного истребителя, который заменит его, – ответила Маркова. – Соединив технологии из проектов «Огненный шторм», и приостановленного «F-301» на базе «Глайдера смерти», мы сможем начать производство «F-302», по крайней мере, на год раньше чем планировалось. И в значительно более смертоносном варианте, учитывая, что будут использованы двигатели на Элериуме и новые лазерные пушки, которые мы сейчас испытываем на XF-701. Или даже плазменные, если успеем освоить технологию, – добавила она.
     – До того, как закрыли программу, я собирался провести тестовый полёт на 301-м, – печально заметил О'Нилл.
     – Вы можете попробовать «Огненный Шторм», полковник, – сказал ему Шарп, – предполагается, что он сможет преодолеть 6 Махов и переманеврировать любой наш истребитель.
     – Это правда, что его система управления может читать мысли? – спросил Даниэль, они все видели справку о нём в материалах к брифингу.
     – Частично, как мне сказали, – ответил Командующий Шарп, – разработана на основе инопланетной технологии, которая была модифицирована под использование людьми, повышает скорость реакции, – объяснил он. – А почему вы спрашиваете? – спросил он.
     Даниэль повернулся и с кривой усмешкой посмотрел на виднеющуюся за Картер голову О'Нилла.
     – Ох, просто так, – усмехнулся он и повернулся обратно.
     – Забавно, – сказал О'Нилл, прищурившись. – Только не пытайся это сделать, потому что ты слишком рассеян, чтобы сосредоточиться на цели полёта. Эта штука будет просто летать кругами, пока у неё не кончится бензин, – парировал он.
     – Мальчики, мальчики, – пожурила их Маркова улыбаясь, – ещё один проект, которому был придан высокий приоритет, – это улучшенная версия нашей лазерной винтовки Л2-А2, – сказала она. – Используя сплавы пришельцев вместо обычных металлов, мы облегчили её достаточно, чтобы наша версия шокера Зэт'ник'тел могла быть установлена в корпусе под стволом, не делая оружие слишком тяжелым или громоздким, – объявила она.
     – Она всё ещё тяжелее, чем Л2-А1, – заметил один из офицеров КЗВ, – и та, не такая уж легкая.
     – Наверное, вам нужно больше времени проводить в спортзале, – ухмыльнулась Маркова. – Немного покачать железо, так вы американцы говорите, верно? – спросила она, показывая что поднимает тяжести. – Накачать мускулы.
     – А что насчёт плазменного оружия? – Спросил Шарп. – Мы, вероятно, превосходим Джаффа по вооружению, но бойцы Икс-Ком, сражающиеся с другими захватчиками, всё ещё сильно им уступают, – напомнил он всем.
     – Наши учёные говорят, что скоро разберутся с устройством плазменного пистолета, затем перейдут на более мощную винтовку, и уже потом, на так называемую «Тяжелую плазму», которая начала появляться у Сектоидов в последнее время.
     – «Тяжелая плазма»? – переспросил майор КЗВ.
     – Она похожа на увеличенную винтовку и достаточно мощная, чтобы не только пробить нашу броню, но и пройти насквозь, вызывая обширные внутренние повреждения, а затем выйти через спину, прожигая заднюю броню и рюкзак, – ответила Маркова. – Она с лёгкостью может проделать дыру в толстой кирпичной стене, достаточно большую, чтобы через неё можно было пролезть, – продолжила она для пущей убедительности. – И, несмотря на всю эту огневую мощь, она всё ещё весит столько же, сколько версия A1 нашей гораздо более слабой лазерной винтовки, – добавила она.
     – Боже милостивый, – воскликнул майор, и его потрясенный тон отразил реакцию остальных сидевших в зале.
     – Наши подразделения, столкнувшиеся с ними, вряд ли так подумают, – заметил Командующий Шарп. – Это выставляет Джаффа с посохами в ином свете, не так ли? – риторически спросил он. – Одна такая тяжелая плазменная винтовка может уничтожить ТОП одним выстрелом, – отметил он. – Если эти чёртовы штуки начнут появляться чаще, мы снова начнём нести потери, приближающиеся к пятидесяти процентам, – печально добавил он. Ситуация, когда даже у относительно неопытного солдата имеются неплохие шансы вернуться живым, творит чудеса с боевым духом Икс-Ком, даже если в любом другом конфликте такие потери считались бы ужасающими.
     – Кроме нескольких исключений, таких как сержант Андианова и я, вы увидите, что персонал Икс-Ком, назначенный сюда, будет каждые две недели проводить ротацию между фронтами борьбы с Гоа'улдами и Сектоидами, – объявил Шарп. – Возможно, вы не согласны, но бои с Джаффа - это лёгкая работа, так мы даём им передышку, отстраняя на некоторое время от боевых действий, чтобы позволить им привести головы в порядок.
     – Что насчёт нас? – спросил другой офицер КЗВ в звании капитана. – Мы можем чередовать сражения с другими пришельцами? – спросил он.
     – Надо быть чокнутым, чтобы захотеть, но если ты холост и соответствуешь всем требованиям, я могу устроить тебе стажировку, – ответил Шарп. – Ты ведь знаешь, что существует вполне реальная возможность погибнуть на первом же задании, так капитан? – проверил Командующий.
     – Ну, этого я не планирую, сэр, – невозмутимо ответил капитан.
     – Что ж, у тебя кишка не тонка, сынок, надеюсь что какой-нибудь Криссалид не отложит туда одно из своих яиц, – сказал ему Шарп. – Но тебе нужно получить разрешение от генерала Хаммонда.
     Джордж Хаммонд внутренне содрогнулся и понадеялся, что удастся отговорить офицера от этого шага, однако он не был удивлён появлению добровольца. Бойцы Икс-Ком, с момента появления, постоянно упоминали о том, насколько легка жизнь в КЗВ по сравнению с другой войной против пришельцев, и это неизбежно привело к появлению желающих доказать, что они так же хороши, как и "варяги", повоевав некоторое время против якобы всемогущих Сектоидов, Летунов и Змеелюдей. Поначалу команды ЗВ думали, что новички просто трепло, но после того как увидели их в деле, стало совершенно ясно, насколько те хороши. Одна из оценок действий сил Икс-Ком в полевых условиях, которую Хаммонд получил от рейнджера из ЗВ-18, была «Охренительно» - кратко, но с большим смыслом.
     – Встретимся в моем кабинете, когда закончим здесь, капитан, – сказал Хаммонд добровольцу. «Как знать, может он услышит голос разума» - подумал генерал.
     – На счёт кишок, я хотел бы, чтобы вы все напомнили своим командам не верить съедобности пищи с чужих слов, независимо от того, насколько дружелюбны местные жители, – сказал Шарп с явной ухмылкой. – Это указание доктора Фрейзер, которая была не в восторге от состояния лазарета, после возвращения ЗВ-6 с последней миссии в тяжелом состоянии... Ну, скажем так, они ничего не могли удержать внутри, – сказал он им. – И медперсонал, и уборщики будут благодарны, если подобное не повторится в ближайшее время, независимо от того, насколько забавным это может показаться, – добавил он. Было серьёзной ошибкой улыбнуться, когда она рассказывала ему об этом. Возможно, она была маленькой женщиной, но она была чертовски свирепой и пугающей, когда злилась. Он получил свою долу суровой словесной порки от главного врача КЗВ за то, что не воспринял проблему достаточно серьёзно.
     Командующий Шарп уже собирался просить полковника О'Нилла сделать краткий доклад о миссии ЗВ-1 на Альтаире, когда вспышка света и внезапное появление в одном из немногих свободных мест маленького серого парня чуть не довели его до инфаркта. Он попытался вытащить висевший на бедре лазерный пистолет и выстрелить, но несколько сотрудников КЗВ, включая генерала Хаммонда, схватили его, не давая ему этого сделать.
     – Тор, дружище, – начал полковник О'Нилл, – ты должен перестать так входить, потому что единственная причина, по которой ты сейчас не мёртв, это отсутствие нашего русского стрелка, – сказал он Асгарду, когда Хаммонд сумел вырвать лазер из руки Шарпа, игнорируя приглушённые вскрики Командующего, возмущённого своим удержанием.
     – Нам нужно поговорить, – серьёзно сказал Тор. – Вы попали в большую беду, и хотя мы отчасти в этом виноваты, сейчас у нас нет возможности оказать вам заметную помощь, – извиняющимся тоном сказал он. – Однако Высший Совет поручил мне связаться с руководством Земной организации, известной как Икс-Ком, с объяснением и всей полезной информацией, которую мы сможем предоставить.
     – Как только его ярость уменьшится до смертельной, не стесняйся, валяй, – ответил О'Нилл, указывая на всё ещё вырывающегося и уже громко матерящегося Командующего Шарпа.
     Тор, казалось, чуть поморщился.
     – Понятно, – ответил он. – Это надолго?
     – Надеюсь, что нет, – ответил О'Нилл. – Ну и как там поживают миссис Тор и клоны? – спросил он, пытаясь завязать разговор, в то время как шокированная Светлана Маркова смотрела на Асгарда широко раскрытыми глазами.
     Примечание автора:
     Андроиды ЗВ-1, сделанные Харланом на Альтаире (P3X-989), впервые появились в эпизоде 1:19 «Tin Man» и позже в эпизоде 4:21 «Double Jeopardy».
     P3S-452 была планетой, на которой генерал-майор Бауэр (временный глава КЗВ в эпизоде 4:15 «Chain Reaction») во время рейда добыл Наквадах. Она была специально указано как место, где его было много, так что я предполагаю, что это была операция по захвату шахты и завода. В сериале Тил'к пошел туда с ЗВ-3, и они потеряли человека, здесь они отправились гораздо большим числом и с намного лучшим вооружением.
     Светлана Маркова, которую сыграла Марина Сиртис, была русским учёным, который вел их программу «Звёздные врата» в эпизоде «Водные врата». Картер упомянула, что она гениальна, поэтому я предположил, что она, вероятно, была бы учёным Икс-Ком в этой вселенной. В любом случае это проще, чем придумывать собственные персонажи ;-)

Глава 5

     Высокая орбита – Земля – Сентябрь, 2000.
     Молниеносная реакция и политика "сначала стреляй, допрашивай потом" помогли Расселу Шарпу выжить во время его работы в Икс-Ком. Но именно то, что сохраняло его хватку в этом смертельном круговороте, теперь вредило новым обязанностям Командующего в гораздо менее жаркой обстановке КЗВ. Агрессивность и решительность были хорошей чертой выживания в полевых условиях - в перестрелках с Сектоидами, но они нисколько не помогали при встрече, с почти идентичным на вид, представителем расы Асгардов.
     Шарп огляделся. Телепортация, к его удивлению, физически никак не ощущалась. Хотя это событие, тем не менее, было немного дезориентирующим, учитывая, что в одно мгновение он переместился из зала брифингов КЗВ, на чужой корабль в нескольких сотнях миль над планетой.
     – Знаете, если бы Тор хотел вашей смерти, он бы просто телепортировал вас в пустоту снаружи, – заметила майор Картер, видя как нервничает Командующий.
     Шарп непроизвольно постукивал рукой по пустой кобуре.
     – Я это вполне осознаю, майор, – ответил он. – Это мои инстинкты говорят мне, что нужно что-то делать, а не просто стоять, – объяснил он. Это был чистый рефлекс «бей или беги», и хотя у него хватало силы воли подавлять его, счастья ему это не доставляло. Как только шок от прибытия Тора прошёл, его сердце вернулось к подобию нормального ритма, притушив выброс адреналина и приведя в более спокойное и контролируемое состояние. И затем его, генерала Хаммонда и трёх членов ЗВ-1 Асгард пригласил к себе на корабль. Все согласились, хотя Шарп непроизвольно содрогнулся от этой идеи. И теперь они стояли на мостике крейсера Асгардов, хотя, к досаде некоего полковника, это был старый корабль класса "Белискнер", а не новый "О'Нилл".
     – Не обижайтесь, Командующий, но вы, ребята из Икс-Ком, слишком напрягаетесь. – Сказал ему вышеупомянутый О'Нилл, пока Тор игрался с консолью, стоящей перед ним.
     – Расслабленные получают плазменный болт в задницу на пятой минуте первого задания, – спокойно ответил Шарп. – Выживают наиболее приспособленные или, пожалуй, самые параноидальные, – сказал он.
     Генерал Хаммонд с интересом осматривался, его опыт взаимодействия с Асгардами и их технологиями был гораздо меньше чем у ЗВ-1, на основании чего он чувствовал себя немного туристом - хотелось сделать несколько фотографий, чтобы показать внукам.
     – Ну, ты устроил знатную драку, прежде чем успокоился, – сказал Хаммонд Шарпу.
     – Я сожалею об этом, Джордж, но меня застали врасплох, – заметил Шарп.
     – Никогда не видел, чтобы кто-то так сопротивлялся с тех пор как сказал полковнику О'Ниллу, что ему нужно закончить свою часть ежегодного доклада Комитету начальников штабов, – заявил Хаммонд. – Я уж думал, что придется ломать тебе пальцы, чтобы отобрать пистолет.
     Даниэль хихикнул.
     – Я думал, нам придется оглушить вас из Зэта, – добавил он.
     Тор закончил свои дела и осмотрелся.
     – Мы с Высшим Советом закончили проверку, и они согласились, что в данных обстоятельствах было бы разумно раскрыть больше, чем я был первоначально уполномочен, – объявил Асгард. – До прибытия и получения доступа к вашей базе данных, я не знал, насколько ситуация серьёзнее чем мы опасались.
     – Базе данных? – подозрительно повторил Шарп.
     – Я полагаю, вы называете её «УФОпедия», – ответил Тор. – Ваш файервол, препятствующий удаленному доступу, был на удивление продвинутым и, учитывая ваш общий технологический уровень, весьма эффективным, хотя, разумеется, он не мог справиться с нашими системами.
     – Ух ты, спасибо, – язвительно ответил командующий Шарп. «Чёртов инопланетянин наверное прочитал и его электронную почту тоже», подумал он.
     Тор переплел пальцы.
     – Вполне очевидно, что Сектоиды, посещающие этот мир, являются родственниками Асгардов, – начал он.
     – Офигеть, – скривился Шарп.
     – Хотя, когда я говорю «родственники», подразумеваю что они, на самом деле, являются генетически улучшенными версиями наших стандартных клонов, модифицированными для увеличения реакции, силы и физической выносливости, – объяснил Тор, игнорируя сарказм человека, хотя и понял его.
     – Они выглядят гораздо более мускулистыми, чем другие Асгарды, которых я видел, – вставил О'Нилл, «хотя это ещё ни о чём не говорит», подумал он.
     – Таков был замысел, – сказал ему Тор. – Несколько лет назад, когда угроза репликаторов стала нарастать, Высший Совет был обеспокоен тем, что наша чрезмерная зависимость от технологий, в долгосрочной перспективе, может оказаться причиной нашей гибели. Поэтому были предприняты исследования для создания более выносливого и физически развитого клона, который не был бы таким хрупким, но всё ещё мог нести наше сознание, – объяснил он. – Существа, известные вам как «Сектоиды», появились в результате этих исследований, хотя эксперименты были официально прекращены, когда стало известно, каким образом учёный, ответственный за проект, так быстро добился результатов.
     – Официально? – Спросил Даниэль.
     – Меня больше интересует, что было не так с методами, – сказал Шарп. – Хотя можно догадаться.
     Тор кивнул.
     – Как вы, несомненно, догадались, короткий путь, который избрал учёный ответственный за это, состоял в том, чтобы включить участки генетического кода других видов, где это было возможно, – сказал он им. – Среди этих видов были разумные, включая и ваш. Особи были взяты для экспериментов без их согласия,– сказал он людям.
     – Я в шоке, – ответил Шарп. – Нет, погодите-ка, не в шоке, – холодно добавил он. – Итак, я предполагаю, ваше правительство собирается отрицать всякую ответственность и свалить вину на какую-нибудь преступную группировку, верно? – спросил он.
     Тор покачал головой, он обнаружил, что перенимание этих человеческих жестов помогает общению.
     – Не группировка, – сказал он. – Один конкретный Асгард несёт ответственность, блестящий, хотя и упёртый учёный по имени Локи, по-видимому, продолжил проект в тайне, используя всё большее число улучшенных клонов в качестве персонала, и с годами их количество увеличилось сверх всякой меры.
     – И откуда об этом узнали вы?- Поинтересовался генерал Хаммонд.
     – Как только до нас дошли слухи о нападении Сектоидов на ваш мир, мы были очень шокированы, но знакомые описания захватчиков заставили нас, как вы бы сказали, «забить тревогу», – ответил Тор, используя выученное им человеческое выражение. – Именно в это время Локи внезапно исчез, этого было более чем достаточно для того, чтобы Высший Совет приказал изучить его компьютерные файлы. Большинство из них были стерты, но мы собрали достаточно данных, чтобы сильно обеспокоиться.
     – Предположим, что я куплюсь на это, можем ли мы рассчитывать, что вы, Асгарды, вмешаетесь и наведёте порядок? – Спросил Шарп.
     Тор смущённо отвернулся.
     – Если бы мы могли, – сказал он, – но флот загружен почти до предела, а Локи был очень осторожен и усложнил нам задачу, нарочно используя технологии, которые наши корабли не могут быстро обнаружить.
     – Но почему? – Удивлённо спросила Картер.
     – Потому что они, либо слишком низкотехнологичны и обладают такой минимальной мощностью, что их не видно на сенсорах дальнего действия, либо они настолько радикально отличаются от известных нам технологий, что просто не регистрируются, – ответил Тор. – Например, использование этого Элериума в качестве источника энергии вместо обычного Наквадаха, который используется в технологиях Асгардов, Гоа'улдов и Древних, означает, что этому кораблю очень трудно отследить их суда, – сказал он. – Удивительно, но ваши примитивные радары в этой ситуации, так же, как когда-то устаревшее пулевое оружие против репликаторов, оказались полезнее наших новейших сенсоров, – сказал он.
     – О'кей, скажем я пока поверил в эту историю, – ответил Шарп, – но там происходит гораздо большее, чем несколько медицинских экспериментов, – заявил он, – я видел, как с людьми творили какую-то тошнотворную херню, – добавил он.
     Тор неодобрительно нахмурился, по крайней мере, таким казалось его выражение лица.
      – Мотивы Локи намного больше простого стремления создать улучшенного клона, – сказал он. – Он пытается спасти расу Асгард от множества различных угроз, не только от репликаторов, хотя вполне вероятно, что существенный рост его военной мощи направлен в первую очередь против них, – предположил он. – Весь мой народ - клоны, копии копий копий, и за тысячелетия некоторая дегенерация была неизбежна, – объявил Тор. – Локи пытается исправить это, используя ДНК людей. А Земля, имея самую большую популяцию вашего вида в галактике, – идеальный объект для экспериментов, тем более, если учесть, что не нужно думать о боевых кораблях Гоа'улдов.
     – Почему именно люди? – спросила Картер. – Существует ведь множество других видов там, и даже здесь на Земле, если уж на то пошло, – заметила она.
     – Локи экспериментировал со многими расами, оттуда появились существа с которыми сражается ваш Икс-Ком, но только люди, или, скорее, некоторые люди, – заметил Тор, глядя прямо на О'Нилла, – несут генетическое наследие Древних, поэтому вы и привлекли особое внимание.
     – А какое это имеет значение? – С любопытством спросил генерал Хаммонд.
     Теперь Тор, казалось, улыбнулся.
     –Это был один из тех фактов, на раскрытие которых мне требовалось разрешение Высшего Совета, – ответил он. – Во-первых, есть ген Древних, который должен присутствовать в живом существе, чтобы позволить ему активировать некоторые типы их технологий, в том числе оружейные системы, – сказал он им. – Также, мы Асгарды поняли, что потеряли способность, когда-нибудь в отдаленном будущем, Вознестись, как это делали Древние. И Локи, несомненно, стремится исправить это за счёт несметного числа представителей вашей расы, – объяснил он. – Он стремится вложить в нас потенциал эволюции, который всё ещё есть у вас.
     – То есть, ты хочешь сказать, что один маленький серый парнишка, действуя сам по себе, создал частную армию без ведома вашего правительства, и теперь вы ничего не можете с этим поделать, – скептически сказал Шарп. – О'кей, вот мой ответ, – решительно сказал он. – Не вешай мне лапшу на уши! – заявил Командующий Икс-Ком. – Вы либо кормите нас дерьмом, либо это ваш бардак и ваша работа его убирать, – заявил он со всё возрастающей злостью. – Ты хоть представляешь, сколько людей я потерял? Сколько погибло гражданских? – спросил он, яростно глядя на Асгарда.
     – Если бы мы могли вернуть их, мы бы это сделали, но это выходит за рамки даже наших технологий, – виновато ответил Тор.
     – Отлично, тогда доставьте нам голову этого Локи в коробке, – ответил Шарп. – Это значительно улучшило бы моё мнение о вашем народе, – сказал он.
     – Как я уже сказал, мы не в состоянии сделать это, из-за чрезмерной нагрузки на наш флот и его текущей дислокации, – терпеливо ответил Тор. – Даже этот корабль был выделен только на короткое время и должен вернуться в течение ближайших трёх дней. Тщательное исследование даже этой единственной системы займёт, как минимум, на порядок больше времени, если учесть большие проблемы которые мы имеем с отслеживанием их кораблей.
     – О да, эти ребята просто фантастика, – саркастически сказал Шарп, поворачиваясь лицом к сотрудникам КЗВ. – Теперь я понимаю, почему ты ими так восхищаешься, – сказал он, закатывая глаза.
     – Мы полагаем, Локи тайно работал над этим проектом в течение многих столетий, – защищаясь ответил Тор. – Он знает наши технологии так же хорошо как и я, и всё это время готовился ко дню, когда Высший Совет узнает обо всём этом. Добавьте к этому тот факт, что мы доведены до предела. Мне стыдно признать, но Асгард, в значительной степени, бессилен вмешаться в эту ситуацию в обозримом будущем, – продолжил он. – Мы даже не знаем, сколько их там вообще, ни развёрнутых кораблей, ни числа клонов. С развитыми производственными мощностями и при наличии достаточного количества времени, их там может быть огромная орда.
     – Если этот Локи работал над этим веками, то почему появился именно сейчас? – поинтересовался генерал Хаммонд.
     – Вполне вероятно, что разведка и редкие похищения продолжались по крайней мере десятилетиями, что, вероятно, объясняет многие истории людей о похожих на нас существах, – ответил Тор. – Что касается огромного всплеска активности во второй половине 1998 года по вашему календарю, то у меня есть по крайней мере теория, хотя и без доказательств, подтверждающих её.
     – Давай, мы слушаем, – сказал О'Нилл Асгарду.
     – В июне того года вы уничтожили два корабля Гоа'улдов на орбите, показав наблюдателям, что Земля стала достаточно развитой, чтобы представлять угрозу планам Локи, – ответил Тор. – Сектоиды в ответ резко активизировали операции и лихорадочно продолжают их несмотря на растущие потери, потому что обеспокоены тем, что технологии, которые вы получаете от Гоа'улдов или других рас через Звёздные врата, скоро сделают атаки их кораблей на Землю не просто рискованными, а полностью самоубийственными, – предположил Асгард.
     В ответ на теорию Тора у О'Нилла отвисла челюсть.
     – Это была наша ошибка? – спросил он с лёгким ужасом.
     – Или же просто случайное стечение обстоятельств, – ответил ему Тор, – хотя, как я уже говорил, это только теория, – признал он.
     Шарп вздохнул.
     – Знаешь, это первое из того что ты сказал, чему я полностью верю, – сказал он Тору. – Ни одно доброе дело не остаётся безнаказанным, – сказал он, печально кивая головой.
     Даниэль скрестил руки на груди.
     – Но несмотря на то, что они подняли ставки, они всё ещё не могут использовать более продвинутые технологии чем сейчас, так как если они это сделают, Асгард сможет обнаружить их, – сказал он. – Так что, никаких телепортов или улучшенных щитов.
     – Их ручное оружие чертовски хорошее, – заметил Шарп.
     – Но оно не выдаёт достаточной энергетической сигнатуры, чтобы его можно было засечь с дальней дистанции, – заметила Картер. – По той же причине они не используют большие линейные корабли как Гоа'улды или Асгарды, – догадалась она. – Даже корабли, которые вы назвали «Линкор», невелики по сравнению с Ха'таками, – сказала она Командующему Шарпу. Самые большие корабли Сектоидов были меньше семидесяти пяти метров в диаметре, а Ха'таки около шестисот.
     – Мы также считаем, что их база или базы за пределами этой системы расположены в мирах, которые не являются частью сети Звёздных врат, – добавил Тор. – Это ещё больше уменьшает шансы быть обнаруженными нами или Гоа'улдами.
     – Коварные маленькие серые ублюдки, – прокомментировал О'Нилл. – Не обижайся, – поспешно сказал он Тору.
     – Не стану, – ответил Тор. – Это точное описание, – продолжил он, – учитывая тактику, окраску и тот факт, что будучи клонами, никто из нас не имеет женатых родителей.
     – Это была шутка, – удивлённо заметил Даниэль.
     – Я не лишен чувства юмора, хотя думаю, что отсутствие жестикуляции и интонации в речи делают меня слишком невозмутимым с точки зрения людей, чтобы замечать его, – сказал ему Тор, а затем снова обратился к Командующему Шарпу. – Хотя мы не можем предложить прямую военную помощь, Высший Совет уполномочил меня предоставить Земле технологии, чтобы помочь в защите от Сектоидов. Было решено, что поскольку этот изгой нашего вида уже вмешался, то многие положения Договора о защищённых планетах, которые обычно не давали нам сделать это, не действительны, – объявил Тор.
     О'Нилл улыбнулся.
     – Наконец-то, – сказал он, – большие гудящие космические пушки.
     – Боюсь, что нет, О'Нилл, – виновато ответил Тор. – Ты, вероятно, имеешь в виду оружие, способное уничтожать большие корабли Гоа'улдов, – это было бы излишне для борьбы с Сектоидами и нарушило дух Договора, – продолжил он. – Однако, мы покажем вам как адаптировать примитивные щиты, появившиеся у Сектоидов, чтобы они работали в атмосфере, так же хорошо как и в вакууме.
     – Значит, даже не ваши щиты? – уныло спросил О'Нилл.
     – Основываясь на информации, полученной из «УФОпедии» Икс-Ком, новый истребитель «Огненный Шторм» уже закроет большую часть технологического разрыва в характеристиках, – ответил Тор. – С установленным даже примитивным дефлекторным щитом, в атмосфере он справится с любым кораблём Сектоидов, за исключением, возможно, «Линкора», – сказал он им. – Он и любой последующий истребитель, оснащённый таким образом, также будет значительно превосходить «Глайдеры смерти» Гоа'улдов, у которых, конечно, нет никаких щитов. Но… если Системные Лорды когда-нибудь упомянут об этом факте во время переговоров, Асгард скажет, что никогда даже не предполагал подобного.
     – Да, валите всё на нас, – согласился О'Нилл. – Они и так уже думают о нас хуже некуда.
     – Если вы спросите меня, – вмешался командующий Шарп, – худшее ещё впереди, – сказал он и обратился к Тору. – О'кей, я хочу прояснить один момент. Если Локи добавит нашу ДНК к вашей, и мы в итоге найдем маленьких детей - гибридов пришельца и человека, что тогда будет?
     – Я думаю, он хочет сказать: возьмёте ли вы на себя ответственность или нам придется вывесить плакаты перед зданием Высшего Совета "Земля требует алиментов"? – совершенно бесстрастно сказал полковник О'Нилл Верховному Главнокомандующему флота Асгарда.
     Вероятно хорошо, что сейчас Шарп был безоружен, потому что первым побуждением на слова О'Нилла, было желание пристрелить его.
     
      Гора Шайенн – Земля – Сентябрь, 2000.
     – Я всё ещё не могу поверить, что они просто растворились в воздухе, – снова пожаловался О'Нилл, пока они шли в зал врат.
     Картер вздохнула: неужели он будет продолжать в том же духе весь следующий месяц?
     – Мы и понятия не имели, что они настолько развиты, сэр, – ответила она. – Единственный способ, которым они могли сбежать, – это телепортироваться, здание было полностью окружено, – напомнила она.
     – Команда Икс-Ком сейчас на их планете, копается в развалинах, – заметила Андианова, – хотя Гоа'улды были очень тщательны в уничтожении. Сомневаюсь, что будет обнаружено много полезной технологии, – сказала она им, прервав разговор с одним из бойцов Икс-Ком переведённым в КЗВ.
     – К чёрту поиск технологий, – возразил Даниэль. – Мне жаль Мартина.
     – Прежде всего, он не должен был дезертировать, – категорично ответила сержант. – Я не испытываю к нему ни капли сочувствия, – заявила она.
     – Он же передумал, – ответил О'Нилл. – Он хотел вернуться и сражаться, хотя и знал что погибнет при этом, – продолжил он, – по-моему, сержант, это ставит его намного выше остальных членов экипажа.
     Людмила Андианова пожала плечами.
     – Останемся каждый при своём мнении, сэр, – ответила она. – По крайней мере, мы нашли их приземлившийся корабль целым и невредимым. Как минимум, это может дать некоторые ценные знания, – оптимистично добавила она.
     – Только потому, что поисковая команда Икс-Ком успела отключить самоуничтожение, – ответил О'Нилл. – Проклятье, знать бы, как они так быстро разобрались.
     – У наших людей гораздо больше опыта в таких делах, чем у КЗВ, полковник, – с самодовольной улыбкой ответила Андианова.
     – Мартин Ллойд должен быть благодарен, что его разум всё ещё помутнён, иначе он мог бы привлечь внимание ваших экспертов в других областях, – не удержался от замечания Тил'к.
     Тор, получив доступ к «УФОпедии», признался, что был удивлён количеством информации, которую Икс-Ком получил от пришельцев. Допрос живых инопланетных особей был эффективным коктейлем из вопросов, угроз, иногда прямых пыток и даже хуже, того что они образно назвали "Вынос Мозга" – на основе начатого исследования псионики. Видимо Икс-Ком имел подписанное Советом Безопасности ООН разрешение на такие меры, дающие значительную свободу в методах. Это привело к забавному обмену мнениями во время их встречи с Мартином Ллойдом, когда он жалобно спросил: "Разве Женевская конвенция не распространяется на внеземных существ?" - И получил в ответ категорическое "нет" от Андиановой.
     Члены команды вошли в зал врат, в последний раз проверяя своё снаряжение.
     – Так что, мы уверены, что не столкнёмся с сопротивлением при выходе? – спросил О'Нилл.
     – Согласно данным разведки, сэр, – ответила Картер.
     О'Нилл поморщился.
     – Лучше снимите оружие с предохранителя, прежде чем мы войдем во врата, сержант, – сказал он русской.
     – Да, сэр, – ответила Андианова.
     – Он пошутил, сержант, – сказала ей Картер.
     – Понимаю майор, но это не имеет значения, потому что я никогда не прохожу врата с оружием на предохранителе, – невозмутимо ответила Андианова.
     – Она пошутила, майор, – усмехаясь сказал О'Нилл Картер.
     – Хотела бы я быть в этом уверена, – спокойно ответила Картер.
     – Так что же такого особенного в Р8Х-362? – спросила Андианова.
     – Клянусь, она перестаёт слушать брифинги, когда упоминают, что шансы на бой минимальны, – грустно отозвался Даниэль.
     – Пожалуйста, не смейтесь надо мной, доктор Джексон, – ответила Андианова. – Я понимаю, что P8X-362 - планета, богатая полезными ископаемыми, которая, в отличие от многих, не была истощена Гоа'улдами, – сказала она. – Мой вопрос касался того, почему именно ЗВ-1 была отправлена на это задание, а не другая команда? У нас наверняка есть дела поважнее.
     – Ах да, – ответил Даниэль. – Вы ведь не знаете предысторию. P8X-362 была одной из первых планет, которую посетила команда КЗВ. ЗВ-4 обнаружила, что, хотя местные жители очень дружелюбны, их система переговоров основана на социальном положении и иерархии, – сказал он. – Поскольку ЗВ-1 является ведущей командой КЗВ, мы находимся в лучшем положении, чтобы получить более выгодные права на добычу, чем другие.
     – Наквадах или Триниум? – спросила сержант.
     – Ни то, ни другое, – ответила Картер. – Лантаноиды, используются в лазерах и в некоторых специализированных сплавах. И нам их нужно гораздо больше, чем раньше.
     – Редкие? – спросил О'Нилл.
     – Зависит от металла, – ответила Картер. – Лютеум настолько редок, что стоит в несколько раз дороже золота, а нам он нужен для производства модифицированного дефлекторного щита по чертежам предоставленным Тором, – объяснила она.
     – Мы должны получить комиссионные, – отметил О'Нилл, качая головой. – Или может быть, премию?
     – Я думал, что мы делаем это ради планеты, а не из-за денег, – с улыбкой ответил Даниэль, когда врата начали вращаться.
     – Сказал человек, которому платят в полтора раза больше, чем всем остальным, – возразил О'Нилл. – Как продвигаются поиски нового дома с бассейном? – с сарказмом спросил он.
     – Поеду смотреть пару мест в пятницу, – ответил Даниэль, и его улыбка стала шире. – Никогда не думал, что разбогатею на археологии, – добавил он с лёгким удивлением.
     – Капитализм, – пренебрежительно фыркнула Андианова и замолчала, следя за реакцией остальных. – Извините, это вылезает моё коммунистическое воспитание, трудно забыть марксистскую пропаганду в пионерские годы, – извинилась она, когда Звёздные врата активировались с обычным псевдо волнообразным вихрем, и шестиколесный робот-разведчик проехал через них, чтобы убедиться, что с другой стороны нет ничего опасного.
     – МАЛП 10 показывает - всё чисто, – сообщили диспетчерской по громкой связи.
     – В Советской России МАЛП наблюдает за вами, 11 – заявила Андианова, когда они поднимались по рампе.
     Тил'к не мог понять, почему О'Нилл, майор Картер и Даниэль Джексон проходили через врата истерически хохоча.
     
     Зона 51 – Земля – Сентябрь, 2000.
     – Я должен был тестировать X-301 через пару недель, – пожаловался О'Нилл, когда они войдя в ангар шли мимо полуразобранного прототипа на базе «Глайдера смерти», признанного тупиковым проектом. По словам сотрудников Икс-Ком, которые его осмотрели, это было к лучшему, так как по их словам, они обнаружили программу защиты, которую пропустили учёные Зоны-51.
     – Смиритесь с этим, сэр, – сказала ему Картер, стараясь не смеяться. – Так или иначе, этот истребитель никогда бы не пошёл в серию, – отметила она.
     – Он, всё же, выглядит круче, чем эта штука, майор, – ответил О'Нилл, когда они подошли к маленькому летательному аппарату в форме блюдца, на испытательный полёт которого пришли посмотреть.
     С другой стороны судна появилось знакомое лицо.
     – А, доктор Картер, рад снова вас видеть, – приветствовал её мужчина, улыбаясь и протягивая руку.
     – Доктор Зеленка, – поприветствовала его Картер, пожимая руку. – Вы уже встречались с полковником О'Ниллом, – сказала она, – а это другие члены ЗВ-1: доктор Даниэль Джексон, Тил'к и сержант Андианова, – представила она их, и Зеленка пожал всем руки.
     – Зовите меня Радек, – сказал им Зеленка, – уж слишком много здесь докторов и военных чинов, – добавил он с улыбкой. – Значит, вы пришли посмотреть на нашего малыша? – спросил он, нежно поглаживая борт корабля.
     – Он очень... – начал Даниэль, – классический, – закончил он дипломатично.
     – Вы имеете в виду, как будто из второсортной фантастики 50-х, – усмехнулся Зеленка. – Да, выглядит похоже, – эта форма была самой удобной для функционирования двигателя на Элериуме, – объяснил он. – Однако, когда мы лучше поймём как работают его системы, можно будет сделать корабль другой формы, не в виде блюдца, – сказал он им.
     – Что у него под капотом? – спросил О'Нилл.
     – Мотор - стандартный Элериумный двигатель, который мы сняли с корабля Сектоидов и доработали, чтобы он мог взаимодействовать со смесью технологий, которую мы используем, – ответил Зеленка. – Можете себе представить, как это было сложно, – продолжил он. – Было довольно тяжело заставить работать вместе оборудование Земли и Сектоидов, но теперь мы добавили отличные инерционные гасители с «Глайдера смерти» плюс один из ваших наквадах-реакторов. Поэтому «Огненный шторм» больше похож на сшитый на живую нитку макет, хотя, кажется пока всё работает, – объяснил он. – Мы сжигаем довольно много Элериума в полёте, что вместе с небольшими размерами корабля ограничивает его боевой радиус. Но, используя Е-115 только для движения, с наквадах-реактором, питающим все остальные системы, мы увеличили дальность более чем на пятьдесят процентов. Излишков генерации хватает для питания новых, модифицированных Асгардом, дефлекторных щитов.
     – Я думаю, полковника больше интересует, какие ТТХ 12 у этой тарелки – отозвалась Картер, заслужив кивок О'Нилла.
     – О, – ответил Зеленка. – Даже без активных инерционных гасителей он может выдать 9G постоянного ускорения, максимальная скорость в атмосфере более 4200 узлов или 6 Махов, – сказал он полковнику.
     – Чем укомплектован? – спросил О'Нилл. – Я имею в виду оружие.
     – Есть два внутренних оружейных отсека, – ответил Зеленка. – Стандартный боекомплект - три ракеты "Лавина", с новыми, усиленными Наквадахом, боеголовками второго поколения изменяемой мощности. Мощность взрыва, если потребуется, может быть установлена в диапазоне от двух до двухсот килотонн, кроме того, во втором отсеке установлена лазерная пушка.
     – Какова эффективная дальность лазера? – с любопытством спросила Картер. Исследователи Икс-Ком сделали огромный шаг вперёд в создании оружия направленной энергии, и ей было интересно узнать, насколько хороша его крупная версия.
     – Она зависит от плотности атмосферы, а следовательно - высоты полёта, но обычно мы говорим пилотам, что эффективная дальность поражения составляет двадцать один километр, – ответил Зеленка. – Проблема отчасти в прицеливании, а не в силе луча, хотя конечно лазер, если он правильно нацелен, не промахнется, – отметил он. – Невозможно уклониться от луча света, летящего в тебя со скоростью более миллиарда километров в час, – заметил он.
     – Это намного превосходит возможности пушек-посохов установленных на «Глайдерах смерти» Гоа'улдов,– заметил Тил'к.
     Зеленка кивнул.
     – Наш «Огненный шторм» съест «Глайдеры смерти» на завтрак, – с энтузиазмом заявил он.
     – С нетерпением жду этого, – прервал его другой голос. – Диета из кораблей Сектоидов уже поднадоела, – продолжил подошедший к ним человек в сером лётном комбинезоне с крыльями ВВС США на груди и нашивками Икс-Ком на плечах.
     Зеленка обернулся.
     – Позвольте представить вам подполковника Кэмерона Митчелла, нашего лётчика-испытателя «Огненного шторма», – сказал он.
     – Полагаю, Радек уже упоминал, что мы здесь обращаемся друг к другу по именам, полковник, – сказал Митчелл О'Ниллу. – Если ты не против, можешь называть меня Кэм, – предложил он, протягивая руку.
     – Когда ты в Риме, веди себя как римлянин. – ответил О'Нилл. – Джек О'Нилл, – сказал он, пожимая руку. – Это Саманта Картер, Даниэль Джексон, Тил'к и Людмила Андианова, – представил он остальных.
     – Я уже знаком с «самой быстрой пушкой Востока», – ухмыльнулся Митчелл. – Мы какое-то время вместе служили на Гавайях, – объяснил он. – Однажды я ошибся, решив, что мои отточенные рефлексы лётчика-истребителя не уступают её, и проиграл в настольный теннис пять партий подряд, – сказал он, пожимая руку Андиановой, которая улыбнулась в ответ.
     – Могу себе представить, – ответил О'Нилл. Реакция и зрительно-моторная координация этой женщины были, честно говоря, совершенно дикими, хотя конечно, если бы они не были таковыми, она, вероятно, погибла бы в течение нескольких первых миссий. Многие из бойцов Икс-Ком оказались в той или иной степени исключительными. К примеру, парень из Южной Африки, включённый в состав ЗВ-3, ставил в неудобное положение морпехов, стреляя намного лучше чем они. А это было не просто, учитывая, что они были одними из лучших стрелков Корпуса, в котором высоко ценились стрелковые навыки.
     – Значит, вы из ВВС? – спросила Картер, заметив «крылья» Митчелла.
     – Меня откомандировали в Икс-Ком в прошлом году, – ответил Митчелл. – Большую часть времени летал с островов, пока мне не предложили работу испытателя «Огненного шторма», – сказал он ей. – Я думал, переход с «Гадюки» 13 F-16 на «Перехватчик» XF-701 был скачком, но эта штука - совсем другое дело, – сказал он, постучав по металлическому боку блюдца.
     – Мне казалось, что XF-701 называется "Сигрдрива", – заметил Даниэль. – «Несущий победу» на древнескандинавском.
     – Официально, так же как F-16 официально называется "Боевой Сокол", а не "Гадюка", – ответил Митчелл. – Мы называем его "Перехватчик", потому что мало кто может правильно выговорить "Сигрдрива", – сказал он им со смешком.
     – Кстати, Тор был в восторге, когда мы ему рассказали, – сказал О'Нилл пилоту. – У Асгарда тоже есть корабль с таким названием.
     – Им, наверно, легче это выговорить, – с улыбкой ответил Митчелл. – Радек, теперь то, система вооружения правильно подключена к управлению? – серьёзно спросил он ученого Икс-Ком.
     – Да, – утвердительно ответил Зеленка.
     – И мне точно не придется думать по-чешски, чтобы она сработала? – Спросил Митчелл с полуулыбкой.
     – Эту недоработку мы исправили, – смущённо ответил Зеленка.
     Митчелл усмехнулся.
     – В первый раз, когда во время тестового прогона мы проверяли оружие, я активировал пушку и ни черта не смог с ней сделать, потому что Зеленка настроил её на свои мозговые волны, – объяснил он. – Это было похоже на ту сцену в фильме "Огненный лис" 14 , когда Иствуд должен был думать по-русски, разве что, он-то в фильме русский знал, а я не знаю ни слова по чешски", – сказал он им.
     – Теперь она у всех функционирует, как и сама система управления, – успокоил его Зеленка.
     – И всё-таки, как это работает? – Спросил Даниэль. – Машина что, читает мысли?
     – Мы просто вставили в обычный шлем копию той металлической штуковины от управляющего компьютера, которую Сектоиды носили на голове, – ответил Митчелл. – Подробности мне не известны, – признался он.
     – Я могу рассказать об этом позже, – предложил Зеленка. – Я разбираюсь в теории, хотя большая часть работы была сделана другой командой, – сказал он. – Двигатели и управление оружием - вот мои дети, – с гордостью сказал он.
     – Хэй, «Огненный шторм» быстрый и надирает задницу, – ответил Митчелл. – Ты должен гордиться ими, – сказал он Зеленке.
     – Так и есть, – ответил Зеленка. – Хотя скоро его затмит X-302, – продолжил он.
     – Значит, ты лучший пилот Икс-Ком? – Спросил О'Нилл. – Поэтому они взяли тебя на эту работёнку? – спросил он.
     Митчелл помотал головой.
     – У меня тринадцать сбитых НЛО, – ответил он, – девять из них с тех пор, как мы получили новые ракеты, но это всё ещё не ставит меня на первое место в рейтинге, – сказал он. – Они взяли меня из-за политических соображений, – объяснил он. – Я самый результативный американец в Икс-Ком, и поскольку мы объединили усилия с командой Зоны-51, работающей над X-301, они подумали, что прислать парня из ВВС США будет дипломатично.
     – Икс-Ком действует дипломатично? – Недоверчиво спросил Даниэль.
     – Надзорный комитет так действует, – с усмешкой ответил Митчелл. – Они в основном беззубы, но военные любят следовать рекомендациям, когда возможно, – сказал он им. – Большинство из нас из стран НАТО или других демократических государств, так что можно сказать, что Икс-Ком, в какой-то мере, унаследовал культуру гражданского контроля над военными, – сказал он им, – несмотря на то, как это иногда может показаться посторонним, – добавил он.
     – Звучит так, будто ты стал здесь своим, – сказал ему О'Нилл.
     – Как ты сам сказал, – ответил Митчелл, – Когда ты в Риме… Я подниму его через пять минут, тебе лучше занять хорошее место снаружи, потому что это шоу стоит посмотреть, – посоветовал он.
     Как и было обещано, шоу того стоило. После того, как "Огненный шторм" вышел из ангара и завис над землёй, Митчелл внезапно задрал нос, или, скорее переднюю, с его точки зрения, часть летательного аппарата и включил Элериумный двигатель на полную мощность. Маленькое блюдце взмыло в небо под углом сорок пять градусов, преодолело звуковой барьер ещё до окончания взлётной полосы и продолжило ускоряться.
     Инерционные гасители от «Глайдера смерти» удерживали Митчелла в сознании, несмотря на множество резких манёвров. «Огненный шторм» начал выполнять серию проходов над базой на малой высоте. Большая толпа людей, конечно же с соответствующим уровнем допуска, наблюдала за этим с интересом, граничащим с изумлением.
     – Во время второго испытательного полёта мы вывели "Огненный шторм" в космос, – сказал Зеленка ЗВ-1, наблюдая вместе с ними за происходящим. – Это был всего лишь суборбитальный полёт, но он смог выйти на низкую орбиту и вернуться домой. Керамическая броня, которую мы добавили, чтобы увеличить сопротивление плазменному оружию, отлично сработала как защита при входе в атмосферу, хотя, думаю, аттракцион был головокружительным, – добавил он со смешком.
     Базу потряс гулкий звуковой удар.
     – Он только что перешёл на сверхзвук, летя боком? – недоверчиво спросил О'Нилл.
     Зеленка кивнул.
     – Из-за ориентации двигателя «Огненный шторм» может идти на гиперзвуке, то есть 5 Махов и больше, только вперёд. Боком же он может лететь чуть быстрее 2,5 Махов. Митчелл однажды преодолел звуковой барьер задом, хотя, по его словам, это сильно дезориентирует, – сказал он ЗВ-1.
     Митчелл ввёл аппарат в каскад невероятно плотных петель, а потом сделал ещё один проход над базой, вращаясь в воздухе как «фрисби».
     – Можешь себе представить, каково это - сойтись с этой штукой в ближнем бою на «Глайдере смерти»? – спросил О'Нилл Тил'ка с лёгким благоговением.
     – Манёвренность судна, может даже более впечатляющая, чем его скорость и вооружение, О'Нилл, – ответил Тил'к.
     – Это возможно только благодаря гасителям инерции, – сказал им Зеленка. – Прежде всего, без них вас бы стошнило, – заметил он, – или, по крайней мере, сильно закружилась бы голова, – продолжил он. – «Огненный шторм» больше, чем просто сумма его компонентов, для достижения такого результата, нужны технологии как Гоа'улдов, так и Сектоидов. Единственная его реальная слабость - это относительно небольшой радиус действия, – с грустью отметил он. – Также он оптимизирован для ведения боя в атмосфере, чего нельзя сказать о его противниках.
      – Что ж, может быть он и не сможет прилететь к ним, но, по крайней мере, в следующий раз, когда они будут здесь, мы сможем оказать им тёплый приём, – одобрительно сказал О'Нилл.
     – Очень тёплый, – согласился Зеленка. – Следующей частью демонстрации будет использование лазерной пушки против наземных целей и беспилотников, – сказал он.
     – Мило, – с энтузиазмом ответил О'Нилл. Он гадал, чью задницу ему придется поцеловать, или скольким знакомым позвонить, чтобы занять место пилота. «Огненный шторм» действительно казался вышедшим из старого второсортного фильма, но он был готов принять эстетику китча для крутого корабля с такой манёвренностью.
     Наблюдая в бинокль за падающими с неба кусками беспилотных самолётов-мишеней, сбитых чёртовой лазерной пушкой, О'Нилл вдруг подумал, «если они могут довести подобную технику от теории до производства всего за несколько месяцев, то сколько Икс-Ком потребуется времени, что бы дать отпор врагу в космосе, также как они это делают на земле?»
     В это же время, наблюдая за показом, сенатор Кинси хмурился. «Слишком быстрый прогресс, нет ни малейшего шанса приписать себе хоть какую-то заслугу» – думал он. – «Нужно переговорить с президентом о получении места в комитете по надзору за Икс-Ком в качестве представителя США, пока я не потерял всякую возможность извлечь политическую выгоду из этой ситуации. Чёртовы иностранцы заберут всю славу, и Соединенные Штаты, а что ещё важнее, лично я, окажемся не у дел».
     Кинси ушёл задолго до того, как «Огненный шторм» закончил своё представление. Ему нужно было немедленно заняться этим делом - «ковать железо пока горячо».
     Примечание автора:
     Корабли в последующей игре «X-COM: Interceptor» имели щиты, но в «X-COM: UFO Defense» их не было. Кто-то предложил идею, что их щиты работали только вне атмосферы (в отличие от тех, что были в Звёздных вратах), так что я решил, что это имеет смысл с точки зрения разумной последовательности.
     Фраза "Земля требует алиментов" тоже не моя, но чертовски смешная, не мог не использовать!
     События эпизода 4:11 «Point of no Return» ЗВ-1 произошли в этой вселенной почти также, но заметным отличием: ИксЗВКом захватил прибывший на Землю небольшой корабль Мартина Ллойда целым и невредимым. К этому моменту они уже хорошо натренировались в захвате чужих кораблей!
     События части об «Огненном шторме» происходит примерно в то же время, что и эпизод 4:12 «Tangent» ЗВ-1, когда Тил'к и О'Нилл тестировали прототип X-301. Пушка «Глайдера смерти», похоже, и близко не сравнится по дальности и эффективности с лазерной пушкой Икс-Ком, так что «Огненный шторм» действительно сожрал бы их живьём, даже без «Плазменного луча». Чтобы сбить с первого выстрела более крупные Ал'кеш или Тел'так (у которых есть щиты), может потребоваться что-то более мощное.

Глава 6

      Предгорья Гомаи – Планета Чулак – Сентябрь, 2000.
     Тил'к и Бра'так давно добивались этой встречи, чтобы убедить местных лидеров присоединиться к зарождающемуся восстанию Джаффа, они со своими сторонниками заметно усилили бы его. Тил'к обратился к двум бывшим Змеиным гвардейцам:
     – Хватит Джаффа шептаться о свободе, настало время показать нашу истинную силу, – сказал он им.
     Рак'нор, в частности, был известен тем, что происходил из семьи, которая долгое время боролась против гнёта Гоа'улдов. Его отец Дел'нор, считая Системных Лордов ложными богами, выжег знак своего бывшего повелителя Апофиса со лба сына, оставив там заметный шрам. Ма'кар же, у которого они собрались, выглядел полным сомнений.
     – Мы можем только надеяться, что сила эта больше, чем у богов, – ответил он с заметным опасением.
     – Ложных богов, – сказал ему Тил'к без тени сомнения в голосе.
     – Их сила реальна и больше чем прежде, – ответил Ма'кар. – Даже Херу-Ур и другие Системные Лорды боятся Апофиса, – заявил он уверенно. – Он командует огромной армией Сокара, – заметил Джаффа.
     Размер армии и промышленная база Сокара быстро стали легендой, на верфях столичной планеты Делмак был построен огромный флот из великолепных боевых кораблей класса Ха'так, которые превосходили корабли других богов.
     – Армией Джаффа, – отметил Тил'к.
     Он знал, что без воинов Джаффа, которые были пехотой, экипажами кораблей и пилотами «Глайдеров смерти», Системные Лорды Гоа'улды были ничем. Хотя Джаффа были почти рабами паразитов, они также были основной опорой их власти, и как только они поймут это и отвергнут ложную божественность Гоа'улдов, может возникнуть нация по-настоящему свободных Джаффа.
     – Ты знаешь, что произошло здесь на Чулаке по вине Апофиса? – Риторически спросил Ма'кар.
     – Да, я знаю, скольких тогда убили, – ответил Тил'к. – Но я также знаю, что оставшиеся в живых готовы восстать против него, – заявил он. – Джаффа - это фундамент, на котором ложные боги построили свои империи. Мы можем их уничтожить, – сказал он обоим.
     Тут вступил Рак'нор.
     – Для этого нам придется сражаться со своими же, – заметил он.
      – Так же, как Гоа'улды заставляли нас делать это от их имени на протяжении бесчисленных поколений, – напомнил им Тил'к. – Только теперь мы будем сражаться за свободу всех Джаффа.
      – Очень многие на Чулаке поддерживают Рак'нора, – заметил Ма'кар.
      – Эту весть Бра'так получил от тебя, а я от него, – ответил Тил'к. – Эти слова нашего друга Ма'кара привели меня сюда этим вечером, – сказал он Рак'нору. – В глубине души многие Джаффа верят в то же, что и мы. Те, у кого есть сила и мужество, должны выступить, – заявил он. – Мы больше не должны бояться Гоа'улдов. Те, кто хочет присоединиться к нашему делу, должны объединиться. Кол'на с Высоких Скал, Хак'нор с Равнин Корди уже согласились встретиться завтра в Рощах Чапа, – сказал он им.
     – Тогда я тоже встречусь с ними, – самодовольно ответил Рак'нор, поднимаясь на ноги и повышая голос. – И это богохульное восстание будет наконец подавлено! – прогремел он, свирепо глядя на Тил'ка. – Хаш'Ак Кри! – Приказал Рак'нор появившемуся в дверях воину, и тот нацелил Зэт'ник'тел на Тил'ка.
     Послышался знакомый звук энергетического разряда Зэта, но вместо того, чтобы поразить Тил'ка, Джаффа в дверях палатки упал вперёд, оглушенный выстрелом сзади. Тил'к улыбнулся, глядя на двух других Джаффа, удивлённых внезапным поворотом событий.
      – Возможно, это первый раз, когда я благодарен тем Тау'ри, которые сейчас контролируют КЗВ, за то, что они не вполне мне доверяют, – сказал он, когда женщина в одежде местной жительницы, держа наготове Зэт'ник'тел в одной руке и лазерный пистолет Тау'ри в другой, вошла в палатку, перешагнув через оглушенного Джаффа.
     – Там было ещё двое, – сказала она со странным акцентом, – я с ними разобралась, – заявила она, направляя своё оружие на Ма'кара и Рак'нора таким образом, что они поняли, что она явно привыкла обращаться с ним и к ней нельзя относиться легкомысленно.
     – Вы сделали это очень тихо, сержант,– одобрительно сказал ей Тил'к
     – Одного задушила, другого зарезала, – объяснила Андианова. – Ещё нескольких, в ком не была уверена, оглушила шоковой дубинкой, в том числе семью хозяина, – добавила она. – Дубинка не так шумит как Зэт, – заметила она. – Эти двое знают что-нибудь ценное? – спросила Андианова.
     – Они оба могут что-то знать,– ответил Тил'к. – Рак'нор, я думаю, уж точно.
     – Я никогда не предам своего бога, – надменно заявил Рак'нор.
     Андианова ухмыльнулась, и пара быстрых выстрелов из Зэта оглушила Рак'нора и Ма'кара, и те упали на землю, извиваясь в конвульсиях.
     – Прихвати его с собой, – сказала она Тил'ку. – Мы, скорей всего, не сможем пронести его через врата, если не хотим привлечь всеобщее внимание и избежать патрулей, но я знаю несколько эффективных методов полевого допроса, которым КГБ обучил моего инструктора в спецназе, и смогу допросить его, – посоветовала она ему. – Пока поблизости никого нет нужно уходить, – предложила она.
     Тил'к подошёл, чтобы поднять пленника.
     – Каких методов? – спросил он заинтригованно.
      – Можно что-нибудь отрезать - обычно быстро срабатывает, – ровным голосом ответила Андианова. – Могу также отрегулировать напряжение на шоковой дубинке и приложить её к яйцам и симбионту, увидим что более болезненно, – бесстрастно продолжила она.
     Тил'к моргнул.
     – Хотя последнее на самом деле очень болезненно, – сказал он ей, – первое гораздо труднее выдержать, – посоветовал он. – Биологии Джаффа и Людей не так уж сильно различаются, – объяснил он, подавляя гримасу, вызванную её рассуждениями.
     Взвалив на плечо Рак'нора, связанного и с кляпом во рту, Тил'к последовал за сержантом, которая направилась из лагеря в безопасное место к изломанной линии холмов впереди.
     Ей несомненно шла женская одежда Чулака, и он решил, что нашёл бы её весьма привлекательной, если бы не тот досадный факт, что она в очередной раз продемонстрировала рассуждения, которые его действительно часто пугали до смерти.
     
     Замаскированный транспорт Тел'так – Система Тобина – Сентябрь, 2000.
     – Ты должен был быть там, Джейкоб 15 , – сказал О'Нилл пилоту. – Мы были в египетской пустыне и смотрели на взлетающий корабль, Гоа'улд за штурвалом, чертовски самодовольная, и вдруг «Огненный шторм», присланный с базы в Польше, выскакивает из-за дюны прямо перед ней, – сказал он, стараясь не рассмеяться. – Так, бывшая Даниэля со змеёй в голове...
     – Сара, – отозвался Даниэль с кормы маленького корабля. – Её звали Сара, – тихо сказал он.
     – Хорошо, бывшая Даниэля, Сара ... со змеёй в голове ... – продолжил О'Нилл, – она смотрит из своей кабины на кокпит «Огненного шторма», совершенно ошеломлённая тем, что у нас есть такой корабль, а затем пилот Икс-Ком открывает свои оружейные отсеки с усиленными наквадахом ядерными ракетами и чёртовой Лазерной Пушкой, поднимает руку, указывает прямо на неё через стекло, а потом в направлении земли, – продолжил он с усмешкой, – думаю, у этих старых кораблей даже не было щитов, потому что она сразу же приземлилась, и мы вытащили оттуда её жалкую задницу, – весело сказал он. – Я стукнул её шоковой дубинкой, и мы связали её, как индейку, а я ведь даже не собирался туда, но Тил'к не захотел рыбачить без гранат как на родине Гоа'улдов, а я не хотел взрывать Миннесоту.
     Джейкоб покачал головой.
     – Не все Ток'ра будут рады тому, что на Земле появились такие корабли, – неодобрительно сказал он. – Я тоже был не очень доволен отношением, с которым ко мне отнёсся Командующий Шарп, когда мы разговаривали, – добавил он.
     – «Тупой» 16 было бы для него более подходящим именем, – согласился О'Нилл. – Тебя приняли получше, чем Тора из Асгарда, – заметил он. – Его он чуть не застрелил.
     – И ему практически удалось разозлить Ноксов, что само по себе уже является подвигом, – добавила Саманта Картер, оставив Даниэля наедине с его книгами и войдя в кабину пилотов. – Думаю, что Сектоиды выбили большинство более приятных людей из Икс-Ком по меньшей мере год назад. Сейчас там остались, в основном, палящие во все стороны придурки ксенофобы, – высказала она своё мнение.
     – Будьте справедливы, майор, – пожурил её О'Нилл, – у них это хорошо получается, – весело добавил он. – Тот старый Гоа'улдский корабль уже разбирают на части в Зоне 51.
     – Если это судно того класса, о котором думает Селмак, то его гипердвигатель медленнее нашего, – сказал им Джейкоб. – И он очень … необычный, поэтому мы не советуем вам его испытывать и разбирать, если не хотите, чтобы ваши инженеры светились в темноте.
     – Мы сообщим технарям, когда вернёмся, – ответил О'Нилл. – В любом случае, у них и так уже полно всякого хлама для бэк-инжиниринга, они едва справляются, – сказал он, пожимая плечами. – Они, вероятно, захотят заполучить одну из этих мин, если представится такая возможность, – добавил он.
     – Херу-Ур и Апофис должны скоро прибыть на встречу, – сказал Джейкоб. – Я выбрал мину, так что, надеюсь, вы готовы, – сказал он, надевая гарнитуру с окуляром. – Высокоточный ИЛС 17 , – объяснил он озадаченному Джеку О'Ниллу, – поверь мне, мы не хотим, чтобы эта штука коснулась пола, стен или потолка, – серьёзно сказал он.
     Теоретически это был хороший план, пока Апофис не стал слишком сильным, измотать его, спровоцировав войну между ним и одним из немногих Системных Лордов имевшим достаточное количество кораблей и войск Джаффа. Даже если более сильные войска Апофиса нанесут поражение Херу-Уру, что вполне вероятно, можно надеяться, что это окажется пирровой победой, поскольку другие Системные Лорды используют возможность нанести ему удар пока он ослаблен.
     План работал безупречно до определённого момента. После ошеломляющего фальстарта из-за отсутствия нуля в передовой технологии - цивилизация Тобина происходила от финикийцев, чья математика не имела этого символа. Несмотря на это, они успешно перепрограммировали мину и отправили её в путь, в то время как Херу-Ур пытался объяснить Апофису, что он собирался передать ему шол'ва Тил'ка для скрепления их союза, но попытка захватить его почему-то провалилась.
     Слова Херу-Ура не убедили Апофиса, а когда перепрограммированная мина врезалась в его корабль, он явно не обрадовался и предположил, что это покушение на его жизнь со стороны другого Системного Лорда. Тем не менее, и Херу-Ур и ЗВ-1 были впечатлены появлением замаскированного флота Апофиса, который взорвал ко всем чертям первый Ха'так, что обеспечило Херу-Уру лишь краткий миг потрясения среди мощных залпов Ха'таков и взрывающихся мин Тобина. К сожалению, истина, высказанная кажется ещё Наполеоном, о том что ни один план сражения не выдерживает столкновения с противником, ещё раз подтвердилась.
     Когда они вернулись на Землю, командующий Шарп поблагодарил Джейкоба и Ток'ра за помощь Апофису, который теперь присвоит территорию и армии покойного Херу-Ура, станет более мощным и опасным чем когда-либо. И поинтересовался, не хотят ли они оказать человечеству услугу и в следующий раз дать Сектоидам несколько полезных советов. Тил'к и Андианова уже вернулись в КЗВ с Чулака и не были слишком расстроены тем, что пропустили всё веселье.
     Тем временем где-то в другом конце галактики через Звёздные врата на родную планету Ашенов таинственным образом прибыла облучённая и слегка обугленная записка. Меллон, один из самых уважаемых политических функционеров, подтвердил, что она написана его почерком. В ней было сказано просто: «Ни при каких обстоятельствах не провоцируйте Икс-Ком» и стояла дата из следующего десятилетия.
     Это был хороший совет из альтернативной временной линии, где большая часть родного мира Ашенов была сожжена. Когда первый линейный крейсер BC-305 прибыл на орбиту и начал разрушать крупные города Ашенской Федерации, с помощью оружия Асгарда усиленного МНТ 18 , стало совершенно ясно, что попытка использовать биологическое оружие для уничтожения большей части населения Земли была серьёзной ошибкой. Ашенам повезло - значительная часть флота Тау'ри была всё ещё слишком занята выбиванием дерьма из Орай в другой галактике. Иначе, вся планета была бы выжжена до основания, прежде чем они поняли, как использовать момент солнечной вспышки, чтобы отправить сообщение в прошлое через Звёздные врата.
     В общем, ИксЗВКом-1 так и не выяснили, почему Ашены были так подобострастны, когда они в конце концов столкнулись с ними примерно год спустя в родном мире Воллианцев P3A-194.
     
      Гора Шайенн – Земля – Октябрь, 2000.
     Тил'к сплёл пальцы рук, положив их перед собой на стол заседаний.
     – Итак, похоже Апофису не всё досталось так легко, как мы опасались, – сказал он. – После смерти Херу-Ура, один из его помощников, Гоа'улд низкого ранга Терок, принял на себя командование войсками и сопротивляется Апофису с большим мастерством, никто такого не ожидал. Его поражение неизбежно, но он выигрывает для нас время.
     – Что нам известно об этом Тероке? – спросил генерал Хаммонд.
     – Он известен своей жестокостью, – ответил Тил'к. – Любопытно, что на Чулаке, во время допроса Рак'нора мы узнали, что Терок был тем, кто организовал ловушку, предназначенную для моего захвата, – продолжил он. – Вероятно, из-за этого Херу-Ур и не взял его с собой на встречу с Апофисом.
     – Значит, из-за этого провала он и остался в живых, – заметил О'Нилл,– Видимо, нет во Вселенной справедливости – продолжил он, – но раз уж у нас есть Гоа'улд, сражающийся с Гоа'улдом, думаю, мы можем снять сапоги и расслабиться, – весело сказал он.
     – Не все новости так хороши, полковник, – сказал ему Командующий Шарп. – В то время как угроза со стороны Апофиса временно уменьшена его войной с этим Тероком, война с Сектоидами приняла плохой оборот, – сказал он им, раздавая папки.
     О'Нилл открыл папку и обнаружил фотографию существа, которого никогда прежде не видел.
     – Новый пришелец? – спросил он.
     Шарп кивнул.
     – Мы называем их «Мутонами» из-за большого количества генетических изменений, сделанных Сектоидами для повышения их боевых способностей, – сказал он. – Их кожа, на самом деле, это органическая броня, приживлённая к телам, и они настолько же круты, как и выглядят, – сказал он им.
     – Мускулистое создание, – заметила Картер, глядя на фотографию, прежде чем прочитать краткий обзор характеристик под ней. – Кибернетические усовершенствования для увеличения силы и улучшения зрения и слуха ... рост в среднем более двух метров, вес больше 180 килограмм...
     – Всё мышцы, – перебил её Шарп, – ну, во всяком случае, мышцы, органическая броня и киберимпланты, – сказал он. – На прошлой неделе в Лаосе мы потеряли девятерых из двенадцати человек команды, Зэты им похер, а нашими лазерами нужно попасть несколько раз, иначе они только разозлятся, – сказал он. – Они управляются с «Тяжелой плазмой», как с водным пистолетиком, и быстрее, чем кажутся на первый взгляд.
     Генерал Хаммонд вздохнул.
     – Из-за недавнего всплеска потерь, пока они не подготовили замену, Икс-Ком запросил временный перевод трёх команд ЗВ на войну с Сектоидами, – сказал он. – Идут только добровольцы...
     –Я в деле, – быстро сказал О'Нилл.
     – Боюсь, что нет, полковник, – решительно ответил генерал Хаммонд. – Если мы потеряем три команды, я не могу позволить, чтобы первая была среди них, – объяснил он.
     О'Нилл нахмурился.
     – А как насчёт перехватчиков? – спросил он. – Если они такие крутые, сбейте их до приземления.
     Шарп почесал затылок.
     – У нас в строю всего три «Огненных шторма», старые XF-701 не могут угнаться за кораблями, которые они сейчас используют, – сказал он. – Позавчера мы чуть не потеряли, вылетевший с базы в Японии, «Огненный Шторм», которому удалось свалить «Линкор», тормозящий над Восточно-Китайским морем, – сказал он. – Плазменные лучи на этих штуках более дальнобойные чем наши «Лавины», – сказал он. – Даже с учётом щита, конструкцию которого мы получили от "Асгарда", принявшего на себя большую часть урона, пилот еле доковылял домой. Половина передней части корабля потекла, генератор щита сплавился в кусок металла, а наквадах-реактор издавал звуки, которые пугали его до чёртиков.
     – У нас есть какие-нибудь показатели этого оружия? – спросила Картер. – Я имею в виду мощность и предельную дальность.
     Шарп кивнул.
     – Только приблизительные. Силу луча мы оцениваем в килотонну, и он достаточно точен, чтобы поразить цель размером с истребитель на расстоянии более 65 морских миль.
     – Килотонну? – спросил Даниэль. – Разве это не меньше, чем у боеголовок, усиленных наквадахом, которые мы используем? – поинтересовался он. – Разве мы не измеряем их в мегатоннах?
     – Мы не любим бросать боеголовки мегатонной мощности в атмосфере Земли, – ответил ему Шарп. – Даже взрыв менее десяти килотонн высоко в атмосфере, это уже слишком над большей частью планеты, – сказал он. – Вот почему боеголовка «Лавины» имеет переменную мощность, пилот может выбрать мощность взрыва перед запуском.
     – Кроме того, против щита, сфокусированный в одной точке луч, всё равно будет более эффективным, чем гораздо более мощный взрыв, который распространяется на более широкую область, – добавила Картер. – Это всё равно что использовать ледоруб вместо бейсбольной биты, чтобы убить кого-то, – сказала она. – Травма тупым предметом требует больше усилий, – сказала она и неловко заёрзала на стуле, когда все странно посмотрели на неё. – Я читала много детективов в последнее время, – смущённо объяснила она.
     – О'кей... – медленно ответил О'Нилл, сделав мысленную пометку сказать Андиановой, чтоб она присматривала за Самантой, также как и за Тил'ком. – Так что же мы будем делать? – спросил он.
     – Логично было бы воспользоваться ситуацией с Тероком, – ответил командир Шарп. – У нас много трофейной экипировки Джаффа, из армий нескольких Системных Лордов, так давайте вовлечём их в войну с помощью операций под ложным флагом, – сказал он.
     Даниэль Джексон поджал губы.
     – При всём своём высокомерии Гоа'улды не настолько глупы, – сказал он. – Мы не можем рассчитывать на то, что одевшись как воины Апофиса и напав на другого Системного Лорда, сможем вовлечь его в войну, – сказал он. – Они никогда на это не купятся, – высказал он своё мнение.
     – Ваши представления о «maskirovke» крайне ограничены, доктор Джексон, – впервые высказалась Андианова. – Мы атакуем Системного Лорда в униформе армии Херу-Ура и от имени этого Терока, – сказала она.
     О'Нилл рассмеялся.
     – На кого бы мы ни напали, они подумают, что это бойцы Апофиса пытаются выдать себя за парней Терока, – сказал он с усмешкой.
     – «Maskirovka»? – поинтересовался Тил'к.
     – Русское слово, в английском нет прямого эквивалента. – сказал ему Даниэль. – Что-то вроде обмана, камуфляжа, имитации и отвлекающего манёвра, – сказал он.
     – Классическое советское военное планирование, – сказал О'Нилл, – вызывает ностальгию по холодной войне. – И мне нравится эта идея, – добавил он.
     Хаммонд кивнул.
     – Вопрос в том, какой Системный Лорд будет нашей целью? – спросил он.
     – Кронос, – предложил Тил'к с едва заметной злой улыбкой на лице. – У него достаточно сил, чтобы стать подходящим кандидатом, и галактика от него наконец избавится, – заявил он. – Он давний враг Апофиса, и поэтому его легко будет обмануть этой уловкой.
     – Я думал, ты сам хочешь с ним разобраться? – Спросил О'Нилл. Кронос убил отца Тил'ка, который был его Первым Воином.
     – Шансы, что я получу возможность лично забрать его жизнь, ничтожны, – прагматично ответил Тил'к. – Наверно Апофис сделает это вместо меня, но это возможность, которую нельзя упускать. Если мне повезет, когда его войска, в конце концов, будут разбиты, Кронос встретит очень болезненную смерть – продолжил он, представляя в мечтах, как тот связан, и Апофис втыкает в его тело жезл боли, яркий свет, исходящий из его рта и глаз, боль внутри как вспышка сверхновой. Ему было интересно, закричит ли Кронос так же, как Рак'нор, когда Андианова использовала на нем свою шоковую дубинку.
     – Думаю, Тил'к сейчас счастлив, – заметил О'Нилл, глядя на блаженную улыбку своего замечтавшегося друга. – Есть какие-нибудь возражения против участия Кроноса в игре, сэр? – спросил он Хаммонда.
     – Ни одного, полковник, – ответил Хаммонд.– Командующий?
     – Ты знаешь Гоа'улдов лучше, чем я, – ответил Шарп. – Если считаешь, что этот Кронос - хороший кандидат, то я согласен. Чем больше ублюдков будут убивать друг друга, тем лучше, – высказал он своё мнение. – Это облегчит зачистку остальных, – сказал он. – Я бы тоже с вами пошёл, эта кольчуга Джаффа натирает так сильно, как я думаю, да?
     – О да, и поищи на складе комплект, который был бы должным образом вымыт, не думаю, что кто-нибудь из Системных Лордов заставляет своих пехотинцев соблюдать строгие правила гигиены, – ответил О'Нилл. – Также, тебе нужно потренироваться с посохом на полигоне, они по сравнению с нашим оружием полное дерьмо, – начал он. – Как поживает твой Гоа'улд?
     – Джаффа, Кри! – ответил Шарп. – Кто охраняет Чаппа'ай? – спросил он. – Или, как говорят у нас в Канаде, «кто охраняет Чаппа'ай, а?» – сострил он.
     – Давайте лучше говорить будем мы с Тил'ком, – предложил Даниэль.
     – Думаю неплохо, для начала, – сказал О'Нилл командующему, – но ты должен жить своей ролью, быть Джаффа, вкладывать больше страсти, когда говоришь «Кри», – посоветовал он, стараясь не рассмеяться.
     – Может быть, облачение в кольчугу поможет вжиться в роль? – предложила Картер, подыгрывая шутке.
     – Если вы надо мной насмехаетесь, могу приказать сержанту Андиановой пристрелить вас, и она это сделает, – сказал Шарп с притворной серьёзностью.
     – Джаффа, Кри! – внезапно прогремела Андианова, вырывая Тил'ка из его грёз и заставляя резко выпрямиться в кресле.
     – Отлично, – сказал ей Даниэль.
     – Произношение легче чем в английском, – честно ответила она. – И это напомнило мне, что нужно поработать с твоим русским, – сказала она ему.
     Даниэль надулся и подавил желание спросить, насколько хороши её латынь и древнегреческий.
     Примечание автора:
     Просто неприятный перекос Икс-Ком в эпизоде 4:13 «Serpents Venom», со ссылками на эпизод 4:14 «The Curse» и намёк на Ашен, показанных в эпизодах 4:16 «2010» и 5:10 «2001».
     

Глава 7

      Гора Шайенн – Земля – Октябрь, 2000.
     – Чёрт возьми, – ругнулся Командующий Шарп, когда глядя через стекло в Зал Врат заметил в нём своё отражение. – Не оттирается, – простонал он, вынимая из одного из бесчисленных карманов своего серого комбинезона носовой платок, плюнул на него и снова принялся яростно тереть лоб.
     – Тебе следовало выбрать золотую эмблему вместо несмываемых чернил, – ответил генерал Джордж Хаммонд, стараясь не показывать своего веселья.
     – Ты прав, с клеем содралось бы меньше кожи, – согласился Шарп, – по крайней мере, она потускнела, – сказал он, придавая голосу оптимизма.
     – Во всяком случае, теперь вы можете добавить в своё резюме пункт «кратковременная работа воином Джаффа», сэр, – посоветовал Уолтер, отрывая взгляд от монитора компьютера.
     –Это не пойдет в зачёт, сержант, – ответил Шарп. – Даже их оружием, мы били их, как младенцев, – заявил он. – Мы не должны были уйти так легко, хотя и атаковали лишь небольшую базу. На все пять команд у нас было всего восемь раненых, и только двое из них серьёзно, – сказал он, снова взглянув на своё отражение. – Я слишком долго воевал с Сектоидами, – добавил он. – Чувствую себя как на тренировочной операции, если не потеряю хотя бы четверть своих людей, – сказал он.
     Хаммонд кивнул.
     – Джаффа никогда не демонстрировали склонность к использованию тактики малых групп, – согласился он. – Не думаешь, что к этому моменту, они могли бы уже научиться? – спросил он.
      – Честно говоря, Кронос не так уж много сражался против наших людей, – заметил Шарп. – Наши недавние стычки с отрядами Апофиса показали, что они учатся, – продолжил он. Во всяком случае, они перестали идти в полный рост в атаку на Лазерные Винтовки, – сказал он с сожалением, это делало жизнь намного проще, чем атаковать их самим. Сокращение дальности означало, что посохи с плохой эргономикой давали больше попаданий. И хотя нагрудник, который сейчас носили команды ЗВ, более менее останавливал заряд, накапливающиеся попадания, в конечном итоге, пробивали его, поскольку металл кристаллизовался и терял устойчивость. К тому же, конечно, существовала вероятность того, что тебе снесёт голову удачный или, скорее, неудачный выстрел.
     – Поговорим в коридоре? – спросил Шарпа Хаммонд оглянувшись.
     – Конечно, – ответил Командующий и вышел вслед за генералом из зала управления.
     – Ещё двое откомандированных на войну с Сектоидами людей КЗВ погибли в бою, пока вы были за пределами планеты, Расс, – тихо сказал Хаммонд. – Не знаю, сказали ли тебе?
     Шарп вздохнул.
     – Жаль это слышать, Джордж, – ответил он. – Теперь уже трое? – спросил он.
     – Четверо, – поправил его Хаммонд. – И ещё один никогда больше не сможет ходить, – добавил он. – Как, чёрт возьми, тебе это удаётся? – спросил он. – Принимать такие потери как рутину?
     – Честно? – ответил Шарп. – Я стараюсь не думать об этом, – признался он. – Мы должны победить этих ублюдков, поэтому приходиться мириться с потерями, – просто сказал он. – Я терял по четыре или даже больше людей на каждом задании, – сказал он. – Мы осознанно никогда не знакомимся с новичками до их третьей миссии, потому что после этого уровень смертности падает. Вы или быстро учитесь и адаптируетесь, сражаясь с этими инопланетянами, или умираете. Их тактика лучше, чем у Джаффа, и они всегда превосходили нас в вооружении, – отметил он.
     – Не знаю, смогу ли я научиться жить с этим, – грустно сказал Хаммонд. – Я сильно беспокоюсь за своих людей.
     – Скажи спасибо, что тебе не пришлось учиться этому раньше, – серьёзно сказал ему Шарп и слегка улыбнулся. – У тебя была проблема с Агентством Информации, я разобрался, – сказал он.
     – Разобрался? – спросил Хаммонд.
     – У нескольких бойцов Икс-Ком, не граждан США, был выходной, они навестили людей, которые забрали твоих внучек из школы, – сказал он. – Больше они тебя не побеспокоят, – уверенно сказал он.
     – Мне следует знать подробности? – Спросил Хаммонд.
     – Лучше не надо, – честно признался Шарп. – Я могу потребовать дипломатический иммунитет с моей аккредитацией в ООН, но ты не защищён подобным образом, – заметил он. – Скажу так: они всё ещё живы, хотя и не обязательно совершенно невредимы физически или психологически.
     – Ты прав, не хочу этого знать, но спасибо, Расс, – с благодарностью ответил Хаммонд. – И поблагодари своих людей, – добавил он.
     – Всегда пожалуйста, – ответил ему командующий Шарп. – Мы думаем, что сенатор Кинси как-то в этом замешан. Мы следим за этим сукиным сыном по подсказке Мейборна, но он недосягаем даже для моих людей, – сказал он извиняющимся тоном. – Мы можем запугать какого-нибудь говнюка из военной разведки или напугать до смерти клоуна из ЦРУ, который считает себя опасным, но политики - это совсем другое дело, даже при наличии веских доказательств.
     Хаммонд провел рукой по лысине.
     – Кстати, как поживает Гарри Мейборн? – спросил он, меняя тему.
     – Всё ещё живёт в страхе перед «Агентством Информации», – ответил Шарп. – У него есть веские причины держаться Икс-Ком, потому что он опасается, что иначе мы сдадим его с потрохами, – сказал он. – Это сотрудничество оказалось весьма полезным, именно он навёл нас на парней, причастных к давлению на тебя через внуков.
     – Передай ему мою благодарность, но пусть знает, что всё равно может получить по носу при личной встрече, – ответил Хаммонд.
     – Передам, – согласился Шарп.
      Вдруг из Зала Управления выскочил Уолтер.
     – Простите, господа, – сказал он. – Я подумал, что вы захотите это услышать, – сказал он. – Икс-Ком обнаружил корабль Сектоидов типа «Линкор», направляющийся прямо к их базе в Польше.
     – Вот дерьмо, – ругнулся Шарп. – Мы подозревали, что они ищут наши объекты, – сказал он.
      – Большая часть военного контингента базы сейчас на задании, – объявил сержант. – Икс-Ком готовит базу к самоуничтожению, на случай если пришельцы преодолеют защиту и приземлятся.
     Шарп повернулся и со всей силы ударил кулаком по стене, боль была не настолько сильная, как он надеялся. И вдруг замер.
     – Немедленно соберите всех членов команд ЗВ в доспехах и с оружием в Зале Врат! – приказал он.
      – Сэр? – спросил Уолтер.
     – Действуй Уолтер, – подтвердил Хаммонд, и сержант сорвался с места. – Что вы задумали, командующий? – спросил он.
      – Вторые врата, – сказал Шарп, – мы собирались использовать их для доставки оборудования на околоземную орбиту, подняв их на корабле. Отправлять материалы отсюда на базу Альфа, а затем подключив наборное устройство ко вторым вратам, сделать их главными здесь.
     – Значит, когда что-то отправится обратно с базы Альфа, оно попадёт на околоземную орбиту через врата, которые мы нашли в Антарктиде, а вы подняли со дна океана, – сказал Хаммонд, и у него отвисла челюсть. – Они же на базе Икс-Ком в Польше! – воскликнул он.
     – Именно, чёрт возьми, – заявил Шарп. – Свяжись с ними и скажи, чтобы приготовились подключить наборное устройство через тридцать секунд после того, как последний из нас отправится на базу Альфа, – сказал он. – Передай, чтобы не взрывали базу и удерживали подходы как можно дольше, теми войсками которые есть. Скажи им, что кавалерия идёт, просто ей придется пройти очень длинным путём, чтобы добраться до них, – сказал он и развернувшись побежал к оружейной.
     – Вот сукин сын, какой изобретательный в критической ситуации, – сказал себе Хаммонд, глядя, как Шарп несётся по коридору.
     «Во всяком случае, это наверняка станет неожиданным для противника», – решил он, когда взвыли сирены, а Уолтер передал всем командам приказ готовиться к немедленному выступлению.
     
     База «Альфа» – P3X-984 – Октябрь, 2000.
     Командующий Шарп огляделся вокруг.
     – У меня не было времени всё объяснить, прежде чем мы прошли через врата, скажу прямо сейчас, – начал он, осматривая около двадцати сотрудников КЗВ, у которых была возможность, похватав свою экипировку, немедленно отправиться на задание. – В данный момент инопланетный корабль высаживает десант на базу Икс-Ком в Польше, наша задача - помочь гарнизону и защитить базу, – сказал он. – Примерно три четверти из вас - личный состав КЗВ, так что скажу прямо, некоторые почти наверняка погибнут, если вы пройдёте со мной через эти врата, – сказал он им решительно. – Враг, с которым мы столкнемся, умён, использует правильную тактику и вооружен так, что эти штуки покажутся пукалками, – заявил он, поднимая лазерную винтовку L2-A1. – Это не похоже на бои с Джаффа, мы идем в ад, так что если кто-то хочет отказаться, потому что никогда не подписывался на такое дерьмо, тогда вперёд, я не буду осуждать, вы должны быть чертовски сумасшедшими, чтобы не остаться здесь, – сказал он.
     Несколько членов команд ЗВ нервно переглянулись, но никто ничего не сказал, пока наконец полковник О'Нилл не сплюнул на землю.
     – Пришёл на Землю без приглашения, тебя пристрелят, – сказал он просто. – Вот на что Я подписался, – заявил он.
     – Именно, О'Нилл,– согласился Тил'к. – Я, например, жажду испытать себя против такого врага.
     – Бедные глупые засранцы, – сказал Шарп, покачав головой, прежде чем расплыться в улыбке. – Стреляйте во всё не похожее на человека, продолжайте стрелять, пока оно не упадет, и ещё раз в голову для контроля, – посоветовал он. – У них у всех быстрая реакция, так что не промахивайтесь, иначе они ответят огнем прежде чем вы успеете выстрелить снова, а они не промахнутся.
     – Сэр, охрана базы «Альфа» хочет пойти с нами, – заявила Картер, показав на полдюжины солдат, охранявших Врата, в момент их прибытия в лагерь.
     – Чем больше, тем веселее, – ответил Шарп. – Если Баги стреляют в вас, они не стреляют в меня, – пошутил он. – О'кей, я назначаю ветерана Икс-Ком в каждой команде ЗВ командиром на время этой миссии...
     – Чёрта с два! – воскликнул О'Нилл.
     – Заткнись, – рявкнул Шарп, – Андианова, ты и твои люди следуйте за мной. Когда мы прибудем, я направлюсь прямо к шахте лифта с морпехами ЗВ-3, – сказал он ей, кивая на единственных солдат КЗВ, которые выглядели скорее восторженными, чем испуганными, – остальные защищают Ангары, есть вероятность, что враги проникли и через них, – сказал он. – Послушай О'Нилл, и это касается всех остальных офицеров, которые могут злиться из-за того, что их поставили под командование солдат Икс-Ком, – сказал он. – Мы уже имели дело с этим дерьмом, а вы нет, – сказал он, – я хочу победить, а вы все хотите выжить, так что спрячьте своё эго и слушайте профессионалов, – приказал он. – Чёрт возьми, так или иначе, мы единственные кто знает что где на нашей базе, – добавил он.
     – На днях я вам наваляю... Сэр, – ответил О'Нилл, подавляя желание ещё повозмущаться.
     – Боже, надеюсь так и будет, потому что это будет значить, что мы оба пережили следующие полчаса, – ответил Шарп. – Ладно, наборное устройство уже должно быть подключено, так что мы идём в Польшу, – сказал он. – Набирайте Землю, – приказал он.
      – О'Нилл, назначаю вас своим заместителем, – сказала полковнику сержант Андианова, едва сдерживая ухмылку. – Но лишь по той причине, что здесь нет доктора Джексона, – не удержавшись добавила она.
     – Это карма за всех тех унтер-офицеров, которых я заставлял заниматься бумажной работой на протяжении многих лет, – пробормотал О'Нилл.
     – Разговорчики в строю! – приказала Андианова.
     – Наслаждайся, пока есть возможность, сержант, – сказал ей О'Нилл, проверяя свою лазерную винтовку, когда Звёздные врата включились и червоточина на Землю установилась с характерным нестабильным вихрем.
     Шарп включил свою радиогарнитуру.
      – Это Командующий Шарп с базы Альфа, Зал Врат безопасен? Приём, – спросил он и прислушался к ответу. – О'кей, они говорят, что Зал Врат в Польше всё ещё в безопасности, – объявил он, – он находится в отдельном крыле, его пристроили к базе позже, – сказал он и снова прислушался. – Как только мы войдем в главный комплекс, окажемся по колено в Сектоидах, и … говорят и в Кибердисках тоже. Ради бога, не стреляйте в Кибердиск меньше чем с тридцати метров, потому что, если он взорвётся рядом с вами, единственное, что можно будет опознать, это дымящиеся берцы.
     – Может быть, теперь ты поймёшь О'Нилл, каково мне, бывшему Первым Воином, снова стать простым рядовым? – Предположил Тил'к, прижимая приклад своего L2-A1 к плечу и целясь в далекое дерево.
     Инстинктивно он всё ещё почему-то предпочитал посох, но полная всесторонняя ущербность этого оружия по сравнению с лазерной винтовкой Икс-Ком стала для него очевидной в последние несколько месяцев. Так что теперь он носил её, плюс более традиционный и комфортный Зэт'ник'тел, в качестве запасного оружия. КЗВ ещё не получил ни одной из новых лазерных винтовок L2-A2 со встроенным подствольным Зэтом, но они должны были скоро поступить.
     – Всегда думала, что первой женщиной, которая возьмет на себя командование ЗВ-1, буду я, – заявила Картер, когда они собрались выдвигаться. – Я имею в виду, после того как вы уйдете в отставку, сэр, – быстро добавила она.
      – Пошли! Пошли! Пошли! – проревел Шарп и бросился вверх по каменным ступеням, за ним последовал ЗВ-3, а затем ЗВ-1 во главе с Андиановой.
     «Лучше бы на той стороне, было в кого пострелять», – подумал О'Нилл, ныряя в горизонт событий.
     Вернувшись в гору Шайенн, Даниэль нервно ждал новостей, он вызвался добровольцем, но Командующий Шарп мгновенно наложил вето на эту идею. «Остаться и ждать - наихудшее ощущение из всех» – решил он и удивился, как генерал Хаммонд каждый день справляется с этим. Если бы он спросил, ему бы ответили, что именно из-за стресса выпадают волосы.
     
      База Икс-Ком №1 – Земля – Октябрь, 2000.
     Полковник Джек О'Нилл оглядел Зал Врат.
     – Наш больше, – заявил он, прислушиваясь к звукам напоминающим звуки выстрелов.
      – Важен не размер, а умение пользоваться, полковник, – не удержался от ответа Командующий Шарп, и сержант Андианова насмешливо фыркнула. – О'кей, двойная дверь ведёт в коридор, ведущий к шахте входного лифта, – продолжил он, игнорируя Русскую. – Через пятьдесят метров перекрёсток, лифт прямо, а справа и слева два ангара, – сказал он им. – Этот коридор широкий, мы доставляли через него Звёздные врата, так что прижимайтесь к стенам, – посоветовал он. – Баги, похоже, нас не ждут, так что бейте жёстко и быстро, пока они не очухались, – приказал он. – Помните, здесь ещё есть наши, так что смотрите куда палите, и не стреляйте в лабораториях и мастерских без особой необходимости.
     Картер сделала глубокий вдох и медленно выдохнула. Когда они прибыли, здесь уже находились три солдата Икс-Ком, которые собирались в случае необходимости удерживать Зал Врат, и теперь они готовились открыть двери в главный комплекс. К счастью, захватчики, казалось, были больше заинтересованы в продвижении в другом направлении, к научно-исследовательским и производственным зонам. Картер пришла к выводу, что они так же хотели заполучить новейшие земные военные технологии, как и люди желали получить технологии Сектоидов.
     Восемь практически идентичных баз Икс-Ком, защищавших планету, были спланированы так, что два ангара и входной лифт находились в одном конце базы, а большие лаборатории и мастерские - в другом, а между ними располагались склады, жилые помещения и другие зоны базы, включая радар, изолятор пришельцев и защитные ракетные батареи. Дизайн был однообразный, утилитарный и откровенно безвкусный, из стального железобетона и люминесцентного освещения. Он, на самом деле, не слишком отличался от такового в КЗВ, лишь наличием эмблем Икс-Ком и ООН повсюду.
     В том случае, если инопланетянам удастся добраться до изолятора, где содержатся их собратья, они быстро обнаружат, насколько безотказна система защиты. Любое несанкционированное вторжение приведёт к закачке нервнопаралитического газа в камеры. Есть и резервная система, если газ не сработает, она испепелит заключенных, никто и ничто не спасется.
     – Ладно, сделаем это быстро, зло и с максимально возможной жестокостью, – заявил Командующий Шарп. – Открывайте её, – приказал он солдатам, стоящим у двери. Они нажали кнопку и створки раздвинулись, сначала на небольшую щель, чтобы они могли проверить, чисто ли в коридоре, а затем шире, что позволило Шарпу во главе смешанного отряда солдат КЗВ и Икс-Ком войти.
     Шарп двинулся вдоль правой стены коридора, за ним морпехи ЗВ-3 и оперативник Икс-Ком сержант Брейтенбах, угрюмый южноафриканец, который, по признанию Андиановой, был лучшим стрелком, чем она, “но не таким быстрым". Сама она вела ЗВ-1 вдоль левой стены. Пока две команды возглавляли контратаку, остальные ждали чтобы последовать за ними, как только перекрёсток в коридоре будет зачищен.
     О'Ниллу показалось, что он услышал короткий пронзительный звук, похожий на сирену, но через секунду он понял, что слышал его у себя в голове.
      – Чёрт, псионики, – прорычал Шарп. – С ними должно быть один или два офицера, вот тебе и элемент неожиданности, – посетовал он и ускорился.
     – Они могут читать ваши мысли, видеть ваше местоположение в своём сознании, – напомнила всем Андианова. – Мы узнали это в самом начале, но похоже, только Сектоиды - командиры отрядов способны на это.
     – Значит, их пехотинцы слишком тупы, – рассудил О'Нилл, – думаю, их не ставят командовать офицерами, – не удержался он, когда Андианова и Шарп дошли до перекрёстка и быстро выглянули из-за угла.
     Шарп подал сигнал выдвигаться остальным командам, а затем перебежал через перекрёсток. В конце ещё одного короткого коридора, за двойными деревянными дверями, располагалась небольшая кладовая, а за ней шахта лифта, ведущего на поверхность. Звук перестрелки был всё ближе, периодически по бетонным туннелям разносилось эхо взрывов, он дал сигнал командам разделиться, и когда остальные отряды направились к ангарам, Андианова и Брейтенбах встали спиной к стене с обеих сторон двери, готовые распахнуть её, подняли оружие и приготовились войти, пока остальные брали дверь на прицел.
      – Вперёд! – скомандовал Шарп, и два солдата Икс-Ком с силой ударили в створки двери, распахнув её, открывая вид на маленькую одинокую серую фигурку ростом не больше полутора метров, с большой металлической винтовкой, размером с пришельца. Офицер Сектоидов, возможно, и почувствовал их местоположение, но солдат пришельцев, стоящий сейчас перед раскрытой дверью, всё же на мгновение показался очень удивлённым, когда обнаружил, что на него смотрят стволы десяти Лазерных Винтовок.
     Как раса, они были генетически сконструированы Локи, чтобы быть быстрее, сильнее и круче, чем оригинальные клоны Асгарда. Но они всё ещё не были достаточно совершенны, что бы в подобных обстоятельства, сделать нечто большее, чем просто подумать “Чёрт!” И хотя язык был неразборчив, это было единственное, что пронеслось через разум Сектоида за долю секунды до того, как его мозг и остальные части тела были сожжены шквалом мощного когерентного излучения.
     Прежде чем труп Сектоида упал на пол, Андианова уже вбежала в комнату, непрерывно паля из винтовки. Сектоиды были достаточно разумны, и могли испытывать кратковременный шок и даже падение боевого духа, так что порой их можно было запугать и ввести в ступор подавляющим огнем, по крайней мере, такова была идея.
      – «Chyort voz'mi!» – воскликнула она, падая на пол, когда ещё один находившийся в комнате Сектоид выпустил очередь из «Тяжелой плазмы».
     Первый из трёх зарядов прошел над её головой и попал в дверь позади, разорвав ту на куски разлетевшиеся в разные стороны. Второй ударил в дверную коробку, оставив в бетоне, из которого она была сделана, глубокую воронку.
     Двигаясь со сверхзвуковой скоростью, третий прошел прямо через дверной проем и, едва не задев Брейтенбаха, врезался в одного из морпехов ЗВ-3, стоявших в коридоре. Эффект был ужасающим, заряд перегретой зелёной плазмы просто прожёг его нагрудную броню, как будто её там и не было, и разорвал торс на куски, разбрасывая брызги обожжённой плоти, фрагментов ребер и кровь во все стороны, а взрывная волна отбросила останки назад.
     Сектоид не успел выстрелить снова, Брейтенбах выпустил очередь в тварь прежде, чем она получила шанс на это. Его лазерные импульсы прижигали нанесённые раны, обеспечивая гораздо менее грязную смерть, чем у несчастного морпеха.
     – Не останавливаться, продолжать движение, скорбеть будем потом! – проревел Шарп и ворвался в помещение в сопровождении южноафриканца, а Андианова быстро поднялась с пола.
     Менее шокированный, чем оставшиеся морпехи, О'Нилл был следующим в дверном проеме. Он уже терял людей раньше, гораздо больше чем хотелось бы. Возможно это было бессердечно, но член ЗВ-3, изливающий остатки крови на чистый бетонный пол, не был в его команде, и этот факт означал, что он мог справиться с этой смертью гораздо легче.
     Картер едва не потеряла равновесие на скользком полу, но последовала за полковником, а Тил'к шагнул в сторону, схватил ближайшего морпеха и потащил его, увлекая остальных за собой.
     – Отомстите, – просто сказал он, и это, казалось, превосходно сработало. Джаффа, ветеран бесчисленных сражений, знал, что у них не останется времени, чтобы вспоминать об оставленном позади разорванном друге.
     – Какого чёрта, вы не сделали это место более удобным для обороны? – спросил О'Нилл, перешагнув через труп Сектоида и смотря на останки солдата Икс-Ком, который погиб здесь, похоже в самом начале боя за базу.
     – Почему, чёрт возьми, у вас нет больших автоматических пушек в Зале Врат в Шайенне? И почему мы должны были бы установить вокруг этого места надлежащее количество оборонительных ракетных батарей класса "земля-воздух"? – возразил Шарп – Потому что мы все идиоты, – констатировал он. – Если меня сегодня не убьют, я установлю плазмомёты Гатлинга и, возможно, лазерные пушки от «Огненного шторма» у каждого входа каждой нашей грёбаной базы, – заявил он. – Следующие пришельцы, которые к нам нагрянут, это оценят, – сказал он, положив свою L2-A1 и поднимая L2-A2 убитого солдата, модернизированную, с батареей большей ёмкости и простой металлической тридцатимиллиметровой трубкой под стволом, в которой находилась Икс-Комовская копия Зэта. Размышляя использовать ли её, он проверил индикатор заряда и выстрелил в пол, чтобы убедиться, что она в рабочем состоянии.
      Брейтенбах уже добрался до следующей двери и присел на корточки, готовый осторожно толкнуть её. Баги любили устраивать засады, в отличие от Джаффа, которые, казалось, наслаждались идиотскими атаками в полный рост на пулемёты и лазерные винтовки.
      – Осторожно сзади, – прошептал южноафриканец и медленно приоткрыл дверь.
      Ярко-зелёный заряд Тяжелой Плазмы пробил дверь на уровне груди и продолжил движение, уничтожив наполненный водой огнетушитель, висящий на дальней стене. Взрыв, похожий на взрыв гранаты, разбросал повсюду осколки, некоторые рикошетом отскочили от брони Картер, а один оставил небольшую рану на её лбу.
      «Что ж, это оригинальный способ получить Пурпурное сердце», подумал О'Нилл, когда все начали стрелять сквозь дверь.
     – Граната! – крикнул Шарп, бросая фугасную гранату в самую большую дыру в изрешечённой деревянной двери. Южноафриканец, находившийся рядом с ней, откатился в сторону.
     Взрыв сорвал уже разбитую дверь с петель. Шарп надеялся, что только что взорванная кладовая не заполнена чем-то взрывчатым, легковоспламеняющимся или просто слишком дорогим.
     – Вперёд, – скомандовал он, и Андианова вновь опередила Брейтенбаха, оказавшись в следующей комнате раньше него.
     "Они двигаются чертовски хорошо", – вынужден был признать О'Нилл. Сам Шарп уже был готов последовать за ними или прикрыть быстрый отход.
     Останки Сектоида были разбросаны по полу среди кучи разбитых ящиков.
     – Если я увижу, что кто-нибудь из вас зачищает комнату подобным образом или проводит разведку с помощью фугасов, я надеру тому задницу, – сказал Шарп как раз перед тем, как мощный взрыв где-то вдалеке сотряс, казалось, всю базу.
     – Чёрт! Что это было? – спросил О'Нилл, когда они заняли позиции, используя оставшиеся ящики в качестве временного укрытия.
     – Или кто-то завалил Кибердиск, или баги бросили одну из своих гранат, – ответил Шарп. – Они взрываются, как большой грёбаный подрывной заряд, – сказал он. – Тил'к, вы с ЗВ-3 отойдите в предыдущую комнату на случай, если они бросят ещё одну сюда, – приказал он. – Не хочу, чтобы мы все вместе попали в загробный мир, думая «какие же мы все тупые ублюдки».
     – Именно, Командующий, – согласился Тил'к, – лучше, если кто-нибудь из нас получит возможность попасть туда через много лет и посмеяться над вами, – сказал он совершенно невозмутимо.
     – Помещение с шахтой лифта впереди… – начал он, но его прервали. Дверь ведущая в шахту распахнулась, видимо от пинка с другой стороны, и пара Сектоидов, стоявших за стеной по обе стороны дверного проема, открыли беспорядочный огонь из тяжелых плазменных винтовок.
     Они открыли ответный огонь, но в этот момент, через тот же дверной проем, на огромной скорости, в комнату влетела фиолетовая сфера размером с гранату и взорвалась у стены рядом с Картер. Странный оглушающий взрыв мгновенно повалил её, О'Нилла и Шарпа на пол бесчувственной кучей. Последний упал боком и ударился головой об угол пластикового упаковочного ящика, он почувствует это, когда придёт в сознание, будем надеяться, не под лазерным скальпелем Сектоида.
     Андианова продолжала стрелять и, должно быть, попала в кого-то из противников, раздался крик боли, и одна из палящих плазменных винтовок упала.
     Привстав, стреляя из своей лазерной винтовки одной рукой, Тил'к вытащил Зэт'ник'тел и выпустил несколько энергетических зарядов в противника. Другой, более приглушенный вскрик показал, что он успешно поразил ещё одного. Однако оставшаяся тяжелая плазменная винтовка, стреляющая вслепую через дверной проем, продолжала извергать заряды верной смерти... пока её магазин не закончился.
     Андианова соображала так же быстро, как и двигалась. Она мгновенно бросилась в атаку, прыгнув вперёд, и приземлилась прямо перед теперь уже крайне обеспокоенным инопланетным захватчиком, пытавшимся судорожно сменить обойму.
     Андианова вскипятила ему мозги одним выстрелом в голову, а затем, оказавшись у шахты лифта, залегла и перекатившись заняла позицию, прикрывая его двери.
     – Брейтенбах, давай сюда! – крикнула она, и южноафриканец подбежал к ней сзади, встал на одно колено, держа винтовку наизготовку.
     Вокруг были разбросаны тела, много Сектоидов и несколько бойцов Икс-Ком, погибших в бою ещё до их прибытия.
     – ЗВ-3 за мной! – крикнул Брейтенбах, пока Тил'к проверял неподвижные тела майора Картер и полковника О'Нилла.
     – Они живы, только оглушены, – объявил Тил'к. – Устройство, выстрелившее в нас, видимо, работает как шоковая граната Гоа'улдов, – определил он.
     – Попробуй вколоть им стимулятор из своей аптечки, – отозвалась Андианова, не сводя глаз с лифта и держа винтовку наготове, чтобы убить следующего безродного засранца клона, который встанет у неё на пути.
     – Я попробую, – ответил Тил'к, отстегивая устройство с пояса и прижимая его к шее полковника О'Нилла, чтобы сделать инъекцию стимулирующих препаратов.
     Аптечки Икс-Ком были чудом конструкторской мысли, они могли незамедлительно запечатать рану веществом мгновенно свёртывающим кровь, вводить сильные обезболивающие и, при необходимости, лекарства, которые могли поднять вас чуть ли не из комы, пусть и с некоторой нагрузкой на сердце.
     Перевернутый Тил'ком на спину, О'Нилл почти мгновенно выпрямился, широко открыв глаза и вскрикнул.
     – Ты вернулся, О'Нилл, – объявил Тил'к. – Сколько пальцев я показываю? – спросил он.
     – Три, – растерянно ответил полковник.
     – Всего один, О'Нилл, – поправил его Тил'к. – Если встретишь троих Сектоидов, стреляй в того, что посередине, – посоветовал он, прежде чем перейти к майору Картер. – Вы были оглушены какой-то инопланетной гранатой, – сказал он, перед тем как сделать Картер укол, который заставил её мгновенно очнуться со звуком, похожим на невнятное “Затра..ли бл..”.
     Андианова придержала одного из подошедших морпехов.
     – Мы идём налево, – сказала она ему, – остальные давайте направо, – приказала она. – Тил'к буди их и прикрывай двери лифта, – сказала она обернувшись. Стрельба в других частях комплекса, казалось, нарастала, она надеялась, что это добивали последних Сектоидов, как те того и заслуживали, а не давали последний бой солдаты КЗВ и Икс-Ком.
      О'Нилл помотал головой что бы прийти в себя. А Тил'к сделал укол Шарпу, а затем, вернув аптечку на пояс, пошёл поддержать остальных, как его и просили.
     – Ты в порядке, Картер? – спросил Полковник, медленно вставая и подбирая винтовку, прежде чем проверить Командующего, который, казалось, просыпался медленнее, вероятно, из-за заметного удара по голове.
      – Голова кружится, но я в порядке, сэр, – ответила Картер, потянувшись за своим упавшим оружием.
     – Рад это слышать, – ответил О'Нилл и, едва скрывая ухмылку, свободной рукой отвесил Шарпу жгучую пощечину, мгновенно развернув его.
     – Что…Где? – пробормотал Шарп.
     – Оглушён, пришёл в себя, хватай винтовку, убивай Багов, – ответил ему О'Нилл.
     – Башка трещит, – тем же тоном ответил Шарп, поднимая свой L2-A2 и садясь на корточки. – Это было что-то новенькое, – объявил он, несколько раз моргнув. Его голова была словно набита ватой, что было бы хорошо, но только после полбутылки приличного Скотча.
     – Наверно, они хотели захватить людей Икс-Ком для допроса, – предположила Картер. – Мы ведь оглушали их Зэтом, не так ли? – риторически спросила она, протягивая ему руку, чтобы помочь подняться, хотя сама всё ещё не полностью пришла в себя.
     Будучи уже в состоянии передвигаться, О'Нилл подошёл к Тил'ку и наблюдал, как Андианова и Брейтенбах ведут морских пехотинцев.
     – Давай за сержантом, – сказал ему О'Нилл, – я подстрелю всё, что выйдет из лифта, – сказал он, беря винтовку наизготовку.
     – Да, О'Нилл, – ответил Тил'к и сделал пару шагов, чтобы догнать и поддержать русскую.
     Прежде чем полковник успел выкрикнуть предупреждение или выстрелить, тонкая серая рука поднялась из-за лежащих вокруг тел и направила на Джаффа оружие похожее на винтовку. Единственный плазменный заряд попал ему в спину, и Тил'к распластался на полу. О'Нилл выстрелил, тотчас убив Сектоида, и бросился к Тил'ку.
     – Вот, чёрт, – сказал он, увидев прожжённую в броне дыру.
     – Я всё ещё жив, О'Нилл, – известил Тил'к.
     – Не двигайся, у тебя в спине дыра, в которую я мог бы засунуть кулак, – сказал он, потянувшись за своей аптечкой. – Картер, вы с Шарпом следите за этим чёртовым лифтом, – приказал он. – Не хочу тоже получить выстрел в спину, – добавил он, останавливая майора, которая уже побежала к ним, пока он закрывал рану. «Во всяком случае, надеюсь, теперь он не умрет от потери крови».
     – Стандартная плазменная винтовка, – заметил Командующий Шарп. – Тяжелая убила бы его на месте, – сказал он, присоединяясь к майору Картер.
     Короткий шквал выстрелов с той стороны, куда направился Брейтенбах, был прерван человеческим вскриком, а затем несколькими явно предсмертными воплями Сектоидов. В то время они этого не знали, но после того, как один из морских пехотинцев был убит пришельцем засевшим в засаде, южноафриканцу оторвало по локоть левую руку зарядом плазмы. Другой морпех ЗВ-3 застрелил Сектоида, а Брейтенбах сделал себе укол обезболивающего, запечатал рану и вытащил пистолет, потому что винтовка была слишком неудобной для одной руки.
     Обрабатывая рану Тил'ка, О'Нилл услышал в голове тот же звук, что и ранее, только на этот раз он сопровождался внезапным чувством страха, которое удалось подавить. "Проклятые инопланетяне, пытаются влезть в мой мозг", – решил он, – "Поцелуй меня в зад!", – подумал он как можно громче.
     В то же время Картер почувствовала что-то чужое в собственном сознании, что-то, пытающееся её контролировать, это немного напомнило ей то ощущение, когда она была носителем Ток'ра Джолинар. Она боролась с этим, но чувствовала, что контроль ускользает, только предыдущий опыт захвата её разума дал ей возможность продержаться так долго.
     – Это ... пытается ... контролировать ... меня, – выдавила она, роняя винтовку, чтобы ту не могли использовать для убийства её друзей.
     – Сладких снов, – ответил Шарп и выстрелил в неё из Зэта, установленного на его винтовке. «Раньше приходилось убивать бойцов Икс-Ком попавших под контроль инопланетян, оглушать их вместо этого гораздо легче для совести», – решил он.
     Ещё один взрыв тряхнул базу, и далёкая стрельба начала стихать. В конце концов потери оказались относительно невелики, менее четверти из состава подкрепления, прошедшего через врата, были убиты и только четверо, не считая Тил'ка и Брейтенбаха, ранены. Неожиданная контратака застала Сектоидов врасплох, они уже разделились на небольшие группы, чтобы обыскать базу, когда на них обрушился сокрушительный удар численно превосходящего противника.
     Возле одного из жилых помещений, которые обычно были домом для сотен, сейчас эвакуированных, учёных, техников и инженеров, морпехи ЗВ-12 и пара солдат Икс-Ком, находившихся на базе с тех пор, как высадились Сектоиды, были вовлечены в жестокую перестрелку с тремя или, возможно, четырьмя пришельцами. Те решили забаррикадироваться и дать отпор после того, как их выбили из авиационного ангара.
     – Эти маленькие серые уроды не сдаются! – крикнул один из морпехов, когда выброс плазменного огня пронёсся мимо его головы и пробил дыру в одной из тонких внутренних стен, разделявших жилые помещения на комнаты.
     – Видели бы вы как воюют большие зелёные уроды, – ответил один из солдат Икс-Ком, выпустив в ответ очередь из лазерной винтовки. – По крайней мере, эти твари падают, когда в них попадёшь, – сказал он, – Мутоны просто злятся, – заявил он.
     – Нужна помощь? – громко спросил американский рейнджер из ЗВ-15. – Мы замочили последнего ублюдка в соседнем блоке, потеряли одного человека, – с горечью добавил он.
     – Да чёрт возьми! – ответил один из морских пехотинцев. – Прижмите их, а я обойду слева, возьмем под перекрёстный огонь.
     – Помните, они могут прострелить любое ваше укрытие, – с австралийским акцентом сказал им солдат Икс-Ком. Но тут раздался торжествующий вопль первого морпеха, снявшего идеальным выстрелом промеж глаз Сектоида, который прятался за импровизированной баррикадой из шкафчиков и деревянной мебели.
     – Так тебе, сука! – одобрительно воскликнул один из морпехов. – Давайте уже покончим с этим, – добавил он с безумной ухмылкой, и шквал непрерывного лазерного огня многочисленных солдат Земли обрушился на оставшихся Сектоидов. То же самое происходило по всему комплексу, развязка приближалась.
     Базу вновь затрясло, когда корабль пришельцев, приземлившийся над подземным комплексом, начал взлетать. Они использовали новую систему РЭП, чтобы обмануть ракеты наземных оборонительных систем людей, но быстро приближавшийся сейчас «Огненный шторм» был вооружён ядерными боеголовками усиленными наквадахом, и им не хотелось рисковать, выясняя, сработает ли РЭП так же на ракетах воздушного базирования. Они уже провалили свою миссию, так что теперь задачей было сбежать.
     Корабль Сектоидов ускользнул от перехватчика «Огненный шторм» и ушёл в космос. Последний выстрел, произведённый на базе, произошёл, когда член ЗВ-4 обнаружил паникующего Сектоида, бросившего оружие и съежившегося в углу. Хотя Зэта не было, он решил взять того живьём и выстрелил ему в колено. После того, как его друзей убили эти твари, крик боли показался ему чертовски приятным, он схватил гада за раненую ногу и потащил за собой по полу направившись к остальным.
     Лидер отряда пришельцев, пытавшийся проникнуть в сознание О'Нилла, был оглушён близким взрывов Кибердиска. Компактный тяжелобронированный инопланетный ховертанк, в конце концов, был уничтожен многочисленными попаданиями со всех сторон. Когда офицер Сектоидов очнулся, то обнаружил себя привязанным к столу для допросов. Псиподавитель вокруг его головы мешал влиять на людей, которые стояли вокруг него и готовились вытащить из его разума всю полезную информацию. Этот процесс в Икс-Ком называли "Вынос Мозга". Один из людей склонился над Сектоидом и заглянул в большие чёрные глаза, дававшие ему такое хорошее ночное зрение.
     – Что ж, это разрушило ваши планы завоевания Вселенной, – заявил учёный Икс-ком с новозеландским акцентом и злобной ухмылкой на лице, прежде чем потянуться за электродами.
     То, что информация, извлеченная из разума офицера Сектоидов, и новый шоковый гранатомет сами по себе, по мнению Икс-Ком, окупили потери личного состава при атаке, не было доведено до генерала Хаммонда, считалось вероятным, что он не поймет общей картины, когда будет писать письма семьям погибших членов команд ЗВ.
     Примечание автора:
     В X-COM, если вы слишком успешно сбиваете и/или захватываете инопланетные корабли, они начинают мстить, атакуя ваши базы в миссии «Ответный удар».
     Это действительно дополнение, не столько ситуация «Плацдарма» в стиле КЗВ, сколько «Ж..па» в стиле X-COM!
     Маленький гранатомёт был очень полезным оружием для захвата инопланетян живыми, стрелял оглушающими бомбами. Хотя очень раздражало, когда стреляли в тебя! Винтовка «Тяжелая Плазма» - очень мощная, просто зверь. Это то, что вы действительно хотите иметь, когда сталкиваетесь с массивными генетически улучшенными и кибернетически модернизированными Мутонами.
     

Глава 8

      Гора Шайенн – Земля – Ноябрь, 2000.
     – Ну-с, как у тебя сегодня дела, Тил'к? – спросил О'Нилл, пододвигая стул к больничной койке.
     – Было бы гораздо удобнее, если б я хотя бы мог лечь на спину, – ответил Тил'к. – Не могу даже откинуться на спинку, боль быстро становится просто невыносимой.
     – Значит, младший ещё не использовал свою магию? – спросил Полковник.
     – У Тил'ка исключительная скорость восстановления, – вставила доктор Фрейзер, сидящая за столом в углу лазарета. – Если бы не его симбионт, сомневаюсь, что он вообще смог бы сесть. Плазменное оружие пришельцев нанесло обширные повреждения.
     – По крайней мере, его броня приняла на себя часть удара, – сказал О'Нилл, – всё могло быть намного хуже.
     – Я вытащила из его спины несколько осколков, могу сказать, что это просто удача, что ни один не перебил позвоночник, – сказала ему Доктор Фрейзер. – Броня и симбионт тут не причём, учитывая количество членов команд ЗВ, которые вернулись сюда инвалидами или в мешках для трупов, Тил'ку несомненно повезло, что у ожившего пришельца не было большой винтовки, – заявила она.
     – У багов хорошие пушки, надо отдать им должное, – пожал плечами О'Нилл. Раньше он считал лазерную винтовку Л2-А1 невероятно впечатляющей, пока не увидел, на что способна «Тяжелая Плазма» Сектоидов. «Чёрт! Да их пистолеты мощнее, чем посохи Гоа'улдов, и гораздо более точные, хотя бы из-за приличной эргономики».
     – Они все опытные воины, О'Нилл, – высказал своё мнение Тил'к, повернувшись на бок лицом к полковнику. – Никогда бы не подумал, что существо, столь похожее на Асгарда, окажется таким эффективным в бою, – сказал он.
     – Заставляет задуматься. Если Локи смог превратить маленьких серых парнишек в почти приличных пехотинцев, каковы эти большие бронированные Мутоны? – риторически спросил О'Нилл. Судя по тому, что он слышал, всё больше и больше приземляющихся кораблей несли в себе генетически улучшенных инопланетных суперсолдат, и это становилось весьма неприятным для Икс-Ком, поскольку их потери росли. – Хэй, технари умудрились собрать прототип плазменного пистолета, – сказал он Тил'ку, – думают, что к концу месяца у них будет винтовка, типа той, из которой тебя подстрелили.
     – А большая винтовка? – спросил Тил'к, – Огневая мощь этого устройства сопоставима с таковой у небольшого орудия-посоха, – отметил он.
      – Они работают над этим, – ответил полковник. – Но мы вряд ли получим их в ближайшее время, даже когда они с ней разберутся, – сказал он. – Против Джаффа это перебор, чёрт возьми. Наши лазеры и так уже дают нам огромное преимущество.
      – Как там майор Картер? – спросил Тил'к.
     – Всё ещё злится, что очередной инопланетянин захватил её мозг, – ответил О'Нилл, – по крайней мере, предыдущий оказался хорошим парнем, но мне почему-то кажется, что Ток'Локи не существует, – сказал он с улыбкой, решив что в будущем снова использует это слово. – Мы получаем пополнение взамен потерь, но пока генерал Хаммонд сократил количество миссий, так что отдыхай сколько хочешь.
      – Я хотел бы уже вернуться в строй, но доктор Фрейзер сказала, что не даст мне достаточного количества обезболивающих, чтобы сделать это возможным, – ответил Тил'к.
     – Даже если потребуется время на развитие у Тил'ка зависимости, мы не уверены, какое влияние большие дозы морфина окажут на растущий симбионт, – заметила доктор.
     – Думаете младший может превратиться в наркомана? – удивлённо спросил О'Нилл.
     – Более того, мы не знаем, как ломка у симбионта, может повлиять на иммунную систему Тил'ка, – ответила она. – Также наверное, мне не следовало говорить об этом в присутствии одного из сотрудников Икс-Ком, – продолжила она, нахмурившись, – у меня есть ужасное предположение, что прямо сейчас они держат под кайфом какого-то беднягу Джаффа в одной из камер своего «Изолятора для Пришельцев», чтобы разрезать его и посмотреть, что произойдет, когда он пройдёт через ломку, – сказала она. – В их медиках есть очень многое от Доктора Франкенштейна, – высказала она своё мнение.
     О'Нилл согласно кивнул.
     – Они приделали этому сержанту Икс-Ком Брейтенбаху коготь вместо руки, – сказал он Тил'ку. – Сначала они предложили ему протез, который выглядел... ну, более похожим на руку, но он решил, что коготь ему будет полезнее, – сказал он. – Он не хочет уходить в отставку, у них и так мало людей, так что ему позволили остаться, – продолжил он. – Так что, если захочешь пива, помни, у него есть встроенная открывашка.
      – Остатки его левой руки в холодильнике, – сказала доктор Фрейзер. – Он принёс их в пластиковом пакете и попросил меня положить куда-нибудь на хранение, пока не решит, что с ними делать, – сказала она, закатывая глаза. – Передайте ему, пожалуйста, что у меня до сих пор лежат его часы, – добавила она.
     – Всё ещё работают? – с любопытством спросил О'Нилл.
     – Да, как не удивительно, – ответила Фрейзер.
     – Наверняка "Таймекс", – уверенно заявил Полковник. – Продолжают идти, даже после попадания плазменного луча, – сказал он. – Так.., мне пора на брифинг, – объявил он. – Увидимся позже, Тил'к.
     – До встречи, О'Нилл, – ответил Джаффа. – Не мог бы ты принести мне что-нибудь почитать из моей комнаты, когда вернёшься? – попросил он.
     – Одну из тех новелл «Звёздного Пути»? – спросил О'Нилл. Его до сих пор смешило, что человек, родившийся на другой планете, с личинкой чужого в кишках, фанатеет от научной фантастики.
     – Да, спасибо О'Нилл, – ответил Тил'к, – Только не те, что написаны Шетнером, – попросил он, – теперь я понимаю, что их покупка была ужасной ошибкой, – сказал он с грустью.
     У Людмилы Андиановой образовалось много свободного времени, Тил'к лежащий в лазарете не требовал особого присмотра. В настоящий момент она тратила его с пользой, занимаясь в спортзале базы, и забавлялась, делая вид что не замечает трёх членов ЗВ-8 занявших хорошие наблюдательные позиции, пока она делала растяжку, тренировалась на беговой дорожке или работала с гантелями. Ей потребовалась почти всё её самообладание, чтобы не расхохотаться после нечаянного стона, вырвавшегося у них, когда она коснулась пальцев ног в первый раз. Её нельзя было назвать потрясающей, майор Картер была самой красивой женщиной ЗВ-1. Но она была атлетичной и гибкой, и в дни её службы в российском спецназе, сослуживцы тоже издавали одобрительный свист, когда она тренировалась.
     Вот почему она носила такие короткие шорты, а её старый оливково-коричневый армейский тренировочный топик был, возможно, немного теснее, чем нужно. Андианова любила заигрывать с мужчинами, это был лёгкий флирт, и даже в том, маловероятном случае, если кто-то переступит черту, она вполне была способна размазать его, как уже однажды сделала с пьяным капитаном ГРУ в Москве, который ухватил её за задницу после посиделок в баре. «И даже не купил ей выпить, жадный ублюдок!».
     В спортзале парни из Икс-Ком не так уж часто глазели на неё. Они обычно были гораздо более сосредоточены на задаче стать чуть быстрее и сильнее, чтобы не погибнуть или, по крайней мере, прихватить с собой ещё несколько инопланетян, если это произойдет. Часто в них была какая-то напряженность, которая, как понимала Андианова, заставляла других чувствовать себя неловко в их присутствии. Честно говоря, некоторые из них даже у неё вызывали мурашки, особенно Ульбрихт, бесстрастный немец прикомандированный к ЗВ-12. Поговаривали, что он был единственным выжившим в трёх миссиях по захвату НЛО, из-за чего и стал столь странным. Его откомандировали в КЗВ только потому, что даже психиатры Икс-Ком, у которых обычно не было проблем с отправкой людей с посттравматическим стрессовым расстройством обратно в бой, посчитали что ему нужен отпуск. Их беспокоил тот факт, что он казался настолько безразличным ко всему этому, что даже не напивался и не устраивал драки, как это делали нормальные бойцы Икс-Ком.
     К разочарованию публики, Андианова закончила тренировку и, приняв душ, решила отправиться на стрельбище, но на выходе врезалась в капитана Гриффа из ЗВ-2, который встретил её с улыбкой. Грифф был одним из самых дружелюбно настроенных по отношению к персоналу Икс-Ком вообще и к ней в частности со времён миссии на Р3Х-888. Трудно не иметь положительного мнения о человеке, который рисковал своей жизнью для спасения вашей. Даже если был одет в броню, в отличие от вас.
     – Вы в порядке, капитан? – спросила она.
     – В полном! – ответил Грифф. – Жаль я пропустил сражение в Польше. Если бы мы знали, ЗВ-2 был бы там, а не рыскал бы по очередным развалинам на задворках галактики, – сказал он.
     – Возможно, в следующий раз вам представится шанс погибнуть, – криво усмехнулась Андианова.
     – Ну, эта полоса невезения в конце концов должна закончиться, – пошутил Грифф. – Ты знакома с Икс-Комером, которого нам прислали? – спросил он. – Лейтенантом Коллиньо?
     – Эмилем? Да, – подтвердила Андианова. – Хороший солдат, но будет орать на вас по-французски в напряжённой ситуации, – сказала она ему. – Как оказалось, русский мат приводит его в себя.
     – Я не говорю по-русски, – оскалился Грифф.
     – Потренируйся, – предложила Андианова. – ‘Zatknis' na hui' – сказала она.
     – ‘Zatknis' na hui', – как смог повторил Грифф. – И что это значит? – спросил он.
     – Замолкни, – перевела Андианова.
      – …Попробую по-английски, – решил капитан Грифф.
     – Я могу гарантировать работоспособность только русского варианта, – ответила Андианова.
     
      Зона 51 – Земля – Ноябрь, 2000.
     Поскольку Тил'к временно выбыл из строя, а генерал Хаммонд решил сократить внеземную деятельность пока КЗВ оправляется от потерь, у майора Саманты Картер появилось больше времени на физику - её первую любовь. Перестрелки с Джаффа были захватывающими, но особую радость доставляло разбирать инопланетную технику и выяснять, как она работает. Она думала, что только Даниэль мог действительно понять это, поскольку, когда он переводил слова на внешней стороне артефакта, она узнавала тот же свет в его глазах, который ощущала сама, когда удавалось выяснить как его включить.
     «Сам полковник намного умнее, чем полагает большинство людей, хотя забавно, почему некоторые считают, что человек, достигший звания полковника ВВС, может быть таким невежественным упрямцем, каким О'Нилл иногда сознательно притворяется», – думала Картер, когда один из сотрудников службы безопасности базы вёл её по территории комплекса. – «Очевидно, что Джек прикидывается тупым, поэтому люди недооценивают его». – Она подозревала, что Тил'к, точно так же иногда в социальных обстоятельствах, притворяется более растерянным, чем он есть на самом деле.
     У дверей лаборатории Картер встретила знакомое лицо и улыбнулась.
     –За что тебя снова отправили в Зону 51, Радек? – спросила она чешского физика.
     – За мои грехи, Саманта, – ответил Зеленка. – Думаю, что МакКей - это испытание, посланное Богом чтобы проверить меня, – сказал он, прежде чем отпустить охранника и показать ей, что внутри, кроме него только груды оборудования.
     – Его же здесь нет, так ведь? – нервно спросила Картер, оглядываясь вокруг, будто бы ища спрятавшихся Гоа'улдских ассасинов.
     – К счастью, его отправили в Россию на несколько недель, чтобы помочь с доводкой элериумных двигателей, которые мы планируем установить на F-302X, – ответил Зеленка.
     – В Россию? – переспросила Картер. – Не знала об этом. У Икс-Ком там есть база? – поинтересовалась она.
     – Это объект Российской Федерации, а не Икс-Ком, – ответил Зеленка. – «Ямантау», некоторые называют её русской Зоной 51, слышали о ней? – спросил он. – Она в Уральских горах, или точнее, под одной из них. Икс-Ком не любит складывать все яйца в одну корзину, и Россия, наряду с Францией, Британией и Китаем, теперь пытается конкурировать за большее влияние, предлагая деньги и ресурсы, – сказал он ей. – Англичане запускают вторую линию по производству ядерных боеголовок для наших ракет класса "воздух-воздух" "Лавина" на заводе в Олдермастоне, а французы собирают ракеты на своём заводе "Аэроспасьяль-Матра".
      – А что предлагают китайцы? – спросила Картер.
     – Пушечное мясо, – со вздохом ответил Зеленка. – К сожалению, свежее пополнение, которое военные Икс-Ком называет “мясом для мясорубки”, чрезвычайно ценно для нас, – сказал он. – Особенно учитывая наши возросшие потери из-за Мутонов, – пояснил он.
      Картер кивнула.
     – Легко могу представить, что Пекин больше чем Запад, готов забросать проблему трупами, – высказала она своё мнение. – Ну и как идут исследования в области плазменного оружия? – спросила она, кивнув в сторону полу разобранной винтовки Сектоидов на ближайшем лабораторном столе.
     Зеленка подошёл к устройству.
     – Хотя она работает на тех же базовых принципах и использует некоторую общность конструкции, что и плазменный пистолет, с которым мы уже разобрались, винтовка более сложна, – сказал он, – а более мощная винтовка «Тяжёлая Плазма» ещё сложнее. Первая проблема, с которой мы столкнулись, заключалась конечно в том, что устройство настроено на работу только тогда, когда оно находится в руках создавших его инопланетян, иначе мы бы просто выдали захваченные экземпляры войскам, – сказал он. – Удаление соответствующих электронных устройств занимает больше времени, чем для пистолета, степень защиты гораздо выше.
     – А что будет, если просто перерезать провода? – спросила Картер.
     – Энергоячейка питающая электронику перегружает и расплавляет внутренние компоненты, – ответил Зеленка. – И прежде чем ты спросишь, нет, мы не можем просто сначала вытащить её, если это сделать, она взорвётся, – сказал он. – Из-за этого мы потеряли хорошего человека на базе в Японии, – с сожалением сказал он.
     Майор Картер поджала губы.
     – Как ты думаешь, сколько времени уйдет на то, чтобы разобраться с этим? – спросила она.
     – Мы достигли устойчивого прогресса, много учёных работает над проектом, – ответил Зеленка. – Одновременно небольшие команды работают с каждым из компонентов. К счастью, Сектоиды, как и мы, пользуются модульным принципом проектирования, – сказал он. – Пройдёт несколько недель и мы сможем скопировать это оружие и выдать его нашим солдатам.
     – А как она по сравнению с нашими лазерными винтовками? – спросила Картер.
     – Она примерно на тридцать-сорок процентов мощнее, – ответил Зеленка. – Однако, более крупная версия плазменной винтовки, которую мы назвали “Тяжелой”, пожалуй, раза в два мощнее нашей лазерной винтовки при такой же массе, – сказал он.
     Картер пожала плечами.
     – Нет необходимости расхваливать «Тяжелую плазму», когда кто-то из неё в тебя стреляет, ты либо умираешь, либо хочешь такую же, – сказала она. Отрезвляющим опытом было наблюдать, какие кратеры оставляют эти штуки в бетонных стенах. – Как дела с поставками Элериума? – спросила она.
     – Не так уж плохо, – ответил Зеленка, – хотя мы получаем его только с захваченных инопланетных кораблей, но использование вашего наквадах-реактора для питания всех систем кроме двигательной, на «Огненных штормах», вдвое сократило его потребление. А в «счастливое время» мы успели сделать приличный запас, – сказал он.
      – «Счастливое время»? – в замешательстве спросила Картер.
     Зеленка улыбнулся.
     – Так мы назвали время между принятием на вооружение Лазерной винтовки и появлением большого количества Мутонов, – сказал он. – Наши команды захватили много НЛО, не понеся при этом неприемлемых потерь, – пояснил он. – ТОПы с плазмомётами Гатлинга и Зэт'ник'телы, также очень помогли, – добавил он, – к сожалению, броня мутонов, похоже, обеспечивает идеальную защиту от Зэта и весьма устойчива к выстрелам посоха, – с грустью сказал он.
      – Мы как-то встретили охотника за головами по имени Арис Бок, который носил броню устойчивую к Зэту, – отметила Картер. – Он выглядел как человек, но был, видимо, представителем какого-то отдельного подвида. Люди его расы отторгали симбионт Гоа'улдов, они не могли быть использованы в качестве носителей.
     – Полезный трюк, – заметил Зеленка.
     – Не особо, – возразила Картер, – Гоа'улды уничтожили большинство из них, остальных, чтобы не представляли угрозы и подчинились, подсадили на наркотик под названием «рошнах», – сказала она ему.
     Зеленка закатил глаза.
     – Гоа'улды, такой милый вид, – сказал он, – Жду не дождусь дня, когда мы устроим геноцид всей их злой паразитической расе, – заявил он. – Им и злобным миньонам Локи, – добавил он и оживился. – Ты видела результаты последних исследований Сектоидов? – спросил он.
     – Нет, ещё не читала, – призналась Картер, – Я отдаю предпочтение физике, поэтому материалы по биологии оказываются в самом низу стопки.
     – Я тоже, – сказал ей Зеленка, – биохимия и биология такие... Как бы это сказать? «Мерзкие» порой, – сказал он.
     Картер рассмеялась.
     – Три закона науки, – сказала она, – Если оно дёргается, это биология, – начала она, – если воняет, это химия...
     –А если не работает, то физика, – закончил за неё Зеленка, ухмыляясь.
     – Так что там «дёргается» у Сектоидов? – спросила Картер, улыбаясь в ответ.
     Зеленка взял верхнюю папку с ближайшей стопки и открыл её на сводном листе.
     – Ты в курсе, что только старшие офицеры Сектоидов могут использовать псионику? – спросил он.
     Картер поморщилась, она всё ещё помнила, как эта тварь забралась ей в голову.
     – Да, и хорошо, что не все из них могут это, – резко заявила она.
     – Теперь мы уверены, причина в том, что у них, в отличии от обычных Сектоидов, есть дополнительный ген в ДНК, – сказал ей Зеленка. – И, как оказалось, он был взят из человеческого генофонда, – продолжил он, – или, по крайней мере, из генетического кода определённой популяции нашего вида, – сказал он.
     – ДНК человека? – спросила Картер.
     – Да, – подтвердил Зеленка, – Фактически, идентификация соответствующего гена оказалась чрезвычайно полезной для наших собственных исследований псионики, – сказал он ей. – На самом деле, видимо, работают два отдельных гена, один из которых связан с псионическими навыками, способностью контролировать или влиять на других. В то время как второй определяет то, что Икс-Ком назвало псионической силой, или способностью сопротивляться контролю, – объяснил он. – Мы всё удивлялись, почему некоторые люди, кажутся практически невосприимчивыми к псионическим атакам, в то время как другие совсем наоборот. Причина, по-видимому, в гене «силы», – заявил Зеленка. – Из протестированных нами людей, способных легко игнорировать ментальное влияние Сектоидов, каждый имел этот ген. По шкале сопротивления, которую мы определили от одного до ста, люди с этим геном получили девяносто баллов.
     – Джек... Я имею в виду полковник О'Нилл, сопротивлялся телепатической атаке гораздо лучше меня, – отметила Картер. – Думаю, у него есть ген, – задумчиво произнесла она, прежде чем ей в голову пришла идея. – Тор нам говорил, что одной из целей Локи было сделать возможным вознесение Асгарда, и что наличие гена древних, способных к вознесению, необходимо для работы с некоторыми из их технологий, – сказала она. – Полковник О'Нилл смог взаимодействовать с технологией Древних на P3R-272, которая загрузила данные в его мозг.
     Зеленка скрестил руки на груди.
     – Возможно стоит его протестировать, посмотрим какие у него оценки по нашим шкалам псионических силы и навыков, – сказал он. – Я переговорю с нашими специалистами по псионике, – добавил он.
     – Я бы тоже хотела пройти тестирование, если ты не против, – попросила Картер.
     – В конце концов, все через это пройдут, так что это не станет проблемой, – ответил Зеленка. – Отмечу однако, что не выявлено никакой связи между псионическими генами и интеллектом. Сравнение IQ и коэффициентов ментальной силы или навыков не показало никакой корреляции, – сказал он.
      Картер кивнула и снова улыбнулась.
     – Честно говоря, Радек, всё это смахивает на магию вуду, – усмехнулась она.
     – Не могу не согласиться, – ответил Зеленка. – Некоторые наиболее... свободомыслящие члены группы даже верят, что в конце концов, при продолжении исследований, возможен телекинез, – сказал он со смешком.
     – Я поверю в это, только когда увижу, – ответила Картер, – в лабораторных условиях и после тщательного исследования, – заявила она.
     – Именно так, Саманта, – искренне согласился Зеленка.
     
      База Икс-Ком №2 (Северная Америка) – Ноябрь, 2000.
     Даниэль посмотрел через стеклянную или, точнее, армированную прозрачную полимерную перегородку, отделявшую его от Гоа'улда, затем поднял свои заметки чтобы прочитать ей.
     – Так ты говоришь, что твой корабль был стандартным лёгким грузовым и транспортным судном до появления Тел'така? – уточнил он.
     – Да, я предполагаю, что он постепенно вышел из употребления из-за проблем со стабильностью гипердвигателя, – ответила Осирис. – Как долго я пробуду здесь в заточении? – спросила Гоа'улд, живущая в теле бывшей подруги Даниэля Сары.
     – До тех пор, пока мы не разработаем технологию, позволяющую безопасно удалить тебя из носителя, или не найдем союзника, который сможет сделать это, – ответил Даниэль.
      – Сперва я убью носителя, – ответила Осирис, гневно сверкнув глазами.
      – Если ты это сделаешь, мы скормим тебя измельчителю отходов, дюйм за дюймом, – холодно заявил Даниэль, – это, если тебе повезёт, – мрачно продолжил он. – Если нет, то ребята из расположенного дальше по коридору отдела Исследований и Разработок, будут препарировать тебя живьём и в полном сознании, воткнут электроды в твой крошечный мозг и засунут в мясорубку, просто чтобы проверить, насколько это больно.
     – Ты блефуешь, – с усмешкой ответила Осирис.
     – Вообще-то нет, я просто процитировал одного из них, – честно ответил Даниэль, – они относятся к Гоа'улдам так же, как и к тварям в соседней камере, которые называются Криссалидами, – сказал он. – Не слишком хорошо, – дополнил он. – Вы просто ещё один инопланетный паразит, заражающий людей, и им плевать, что вы обладаете самосознанием и способны рассуждать.
     – А ты, я полагаю, заботишься о моём благополучии? – саркастически спросила Осирис.
     – Меньше, чем я забочусь о Саре, гораздо меньше, – ответил Даниэль, – и хотя я всё же считаю свой вид особенным, но не настолько лицемерен, чтобы думать, будто жизнь разумного инопланетного существа имеет нулевую ценность, – сказал он. – Сотрудничая, ты поможешь себе. Хотя ты и была тысячи лет вне игры, но общество и технологии Гоа'улдов настолько мало изменились за этот период, что информация, имеющаяся у тебя, всё ещё имеет ценность, – сказал он. – Многие Системные Лорды правят до сих пор, и я сомневаюсь, что их характер или методы изменились слишком сильно, – сказал он, и улыбнувшись выдал, как мог бы выразиться Джек. – Если хочешь спасти свою задницу, то сдашь своих.
     – Ты думаешь, я предам свою расу, чтобы спасти собственную жизнь? – спросила Осирис с презрительной ухмылкой.
     – Да, без колебаний. Это расовый недостаток, – высказал своё мнение Даниэль. – Только Ток'ра имеют понятие о самопожертвовании ради общего дела, остальные из вас корыстные, страдающие манией величия эгоисты, которые так долго притворялись Богами, что некоторые даже сошли с ума и сами начали в это верить.
     – Ток'ра? – насмешливо фыркнула Осирис. – Ненормальные, рождённые от генетически и умственно неполноценной Королевы, которая передала свою слабость потомству, – ответила Осирис. – Даже не представляла, что мой вид может так низко пасть, пока ты не рассказал о них, – заявила Гоа'улд. – Я слишком долго спала в этой канóпе 19 . Если бы я и моя королева Исида правили в то время, когда Ток'ра предали нас, мы бы помогли Ра сокрушить их.
     – Гоа'улды уже две тысячи лет пытаются сделать это, – ответил Даниэль, – не вижу причин, чтобы у тебя это получилось лучше, – сказал он.
     – Когда придут мои собратья Гоа'улды, завоюют этот мир и освободят меня, я лично возглавлю крестовый поход против предателей, – надменно заявила Осирис.
      Даниэль рассмеялся.
     – Извини, но если Гоа'улды придут, тебе всё равно не повезёт, потому что охранная система этой базы спроектирована так, что сначала она закачает нервнопаралитический газ в камеры, затем прожарит микроволнами, и, наконец, подорвёт термоядерный заряд, находящийся под нами, – сказал он Осирис. – Ты была без сознания из-за шокера, когда тебя сюда доставили, но там, на двери в Изолятор, висит табличка с надписью: «Оставь надежду всяк сюда входящий», – сказал он.
     – Божественная комедия Данте, – отметила Осирис. Сара Гарднер, носитель, читала эту книгу, так что Гоа'улд была знаком с этой цитатой.
     – Мы под землёй, – заметил Даниэль, – и это седьмой круг ада для враждебных инопланетян, – сказал он.
      Осирис ухмыльнулась.
     – Предателей - Ток'ра следует держать ещё ниже, в девятом круге, – заявила Гоа'улд.
     – Но их здесь нет, а ты есть, – напомнил Даниэль Осирис, – это довольно забавно, инопланетный паразит, притворяющийся Богом, которого держат под замком смертные самозванцы, – сказал он, – Вот это божественная комедия.
     – Когда я сбегу, ты увидишь, на что я способна, – прогремела Гоа'улд.
     Даниэль, в ответ на эти пустые угрозы, засмеялся.
     – Что ж, желаю удачи, – сказал он, и продолжил уже спокойно, – Ты пока жива только благодаря нашему терпению. Я видел кое-какие схемы этого места, ты не сможешь выбраться, – сказал он, постучав по толстому пластику, разделявшему их, – очень не хочется тебя огорчать, но если ты думаешь, что ещё кто-то может тебе помочь, то ты заблуждаешься, – заявил он. – На этой планете не осталось твоих адептов, так что если ты ждёшь, что отряд верующих в потерянного Гоа'улда вытащит тебя отсюда, подумай ещё раз, твоё имя - не более чем древний миф, – сказал он существу, вселившемуся в женщину, которая всё ещё была ему небезразлична.
     На этот раз настала очередь Даниэля выглядеть самодовольным.
     – Поверь мне, Культ Осириса не придёт, – уверенно заявил он.
     Примечание автора:
     В Икс-Ком «Культ Сириуса» был религией с про-инопланетными симпатиями, которая становилась всё более серьёзной проблемой для Икс-Ком по мере продолжения серии.
     В Древнем Египте существовал «Культ Осириса», последователи которого были одержимы идеей бессмертия, а звезда Сириус была связана с Исидой (женой и сестрой Осириса). Сет был братом Осириса и убил его, запечатав в гробу, Исида нашла гроб и вернула его к жизни с помощью заклинания. Звучит очень по-гоа'улдски, не так ли ;-)

Глава 9

     Планета Джуна - P2X-729 - Февраль, 2001.
     Полковник Джек О'Нилл, прятавшийся на опушке леса вместе с остальными, опустил бинокль.
     – Раньше экипажам кораблей платили долю от стоимости каждого вражеского судна, взятого на абордаж, – сказал он. – Как думаешь, мы сможем возродить эту традицию? – спросил он.
     Командующий Шарп покачал головой.
     – Дома на это никогда не пойдут, – высказал он своё мнение. – Ты можешь себе представить рыночную стоимость Ха'така Гоа'улдов? – спросил он, глядя на огромный космический корабль, приземлившийся на вершине ближайшей пирамиды – В любом случае это создало бы прецедент, а знаешь, сколько кораблей Сектоидов уже захвачено Икс-Ком? – риторически спросил он.
     – Можно было бы узнать, не выдаст ли ООН нам Патент, чтобы мы могли попрактиковаться в межзвёздном каперстве, – предложил Даниэль.
     – Если я услышу, что кто-нибудь из вас скажет "Каррамба", "Пиастры" или "Йо-хо-хо", когда мы поднимемся на борт этой штуки, я прикажу того расстрелять, – заявил Командующий Шарп.
     – Разве его не следует протащить под килем или подвесить на рее, сэр? – ласково спросила майор Картер.
     – Только что бы никто не поранился, – холодно ответил Шарп.
     – Так точно, сэр, – отозвался О'Нилл, – ладно братва, захватим трофей, – сказал он с самым пиратским акцентом.
     – Я всегда могу возродить ещё одну прекрасную морскую традицию, Полковник, – заявил Командующий Шарп.
     – Ромовый рацион? – С надеждой спросил О'Нилл.
     – Кошку-девятихвостку, – ответил Шарп, гораздо серьёзней чем обычно.
     Хотя наквадаховые рудники на планете были почти исчерпаны, и уже не интересовали Гоа'улдов, Р2Х-729, известная своим жителям как Джуна, находилась в точке, которая была удобным плацдармом в войне, которую Кронос и его союзник Терок вели против Апофиса. Фактически, она могла бы служить буфером против него, ещё до того, как Системные Лорды вцепились друг другу в глотки. И хотя в обществе, которое использовало рабский труд, кирки и лопаты для добычи руды, и имело гораздо более богатые и более удобные шахты в других местах эти рудники были экономически неэффективны, они всё ещё могли быть использованы цивилизацией, которая имела значительно более сложную технологию добычи и не могла позволить себе быть столь же привередливой к качеству руды.
     По мере того, как Тау'ри в своих войнах против Гоа'улдов и Сектоидов использовали всё больше и больше оружия и других технологий на основе наквадаха, они всё больше нуждались в постоянных поставках этого минерала. После визита Дитя Харцесиса и возобновления контактов с Абидосом старые рудники Ра должны были вот-вот возобновить производство, и на этот раз, чтобы рабочие лучше трудились им будут платить, а не только запугивать. Горные инженеры и солдаты Тау'ри также пришли на P3R-636 после того, как Даниэлю удалось заключить взаимовыгодное соглашение с лидером планеты принцессой Шейлой. Которая, к его смущению, очевидно, всё ещё была влюблена в него, и сказала, что хотя её долгий и болезненный период очищения от влияния саркофага оказался невыносимым, она была благодарна за то, что он дал ей силы пройти через всё это.
     Когда-то ЗВ-1 помогли людям Джуны уничтожить силы Херу-Ура и посоветовали похоронить Звёздные врата после их ухода, но это не помогло, когда на корабле прибыл Кронос. Но затем он сам совершил невольную ошибку, выкопав их обратно. Поэтому, когда КЗВ снова набрало P2X-729 в надежде, что совет, данный ЗВ-1, был проигнорирован, и можно получить доступ к старым шахтам для надлежащей оценки их потенциала, они не только обнаружили, что могут установить червоточину, но, к их удивлению, оказалось, что Гоа'улды вернулись.
     В доспехах из инопланетного сплава, вооруженные лазерными винтовками модели L2-A2 с интегрированным Зэтом, посланные на разведку солдаты Тау'ри из ЗВ-2, легко одолели и нейтрализовали смешанные отряды Джаффа и местных ополченцев присягнувших Кроносу, которые напали на них, как только разведчики прошли через врата. Допрос командира ополчения Дариана быстро прояснил ситуацию, и только что получивший повышение майор Грифф связался с КЗВ для получения инструкций.
     Ответ был получен быстро вместе с Командующим Шарпом, ЗВ-1 и несколькими другими командами. Политика Икс-Ком была предельно ясна в подобных ситуациях, они не могли рассматривать освобождение Джуны в качестве первоочередной задачи, но как только ЗВ-2 сообщили, что на поверхности находится инопланетный корабль, СОП было захватить его. Ха'так на несколько порядков крупнее разведчика Сектоидов, но никто не может обвинить Икс-Ком в отсутствии амбиций, и, что самое важное, благодаря войне с Апофисом, на корабле был только костяк экипажа. Большая часть, из примерно тысячи Джаффа, которых он обычно перевозил, была отправлена на фронт.
     Замаскировавшись под местных жителей, используя одежду и оружие, взятые у оглушённых ополченцев, и с якобы захваченной ЗВ-1 в качестве приманки, проникнуть в пирамиду было легко. Самого Кроноса не было на корабле, он отбыл вскоре после захвата планеты и теперь с большей частью своего флота сражался с Апофисом. Однако его слуга Синдар, командовавший и Ха'таком, и оккупацией Джуны, был более чем доволен тем, что сможет преподнести своему господину и повелителю такой подарок, как шол'ва Тил'к и наглый Тау'ри, известный как О'Нилл.
     Стараясь не ухмыляться, Командующий Шарп, одетый в туземную одежду, опустился на одно колено.
     – Приветствую Синдара, верного слугу Кроноса, – сказал он, склонив голову. – Я доставил тебе предателя Тил'ка и остальных Тау'ри, известных как ЗВ-1, – сказал он.
     Синдар посмотрел на предателя Джаффа, и связанных людей в униформе. За каждым из них стоял один из местных ополченцев с зэт'ник'телом наготове.
     – Вы хорошо поработали, – сказал он, – я не встречал тебя раньше, – добавил он.
     – Я Расс, кузен Дариана, который командует воинами Джуны на службе у Кроноса, – сказал Шарп, стараясь говорить убедительно. – Я поймал этих незваных гостей, и мой кузен сказал, что если я и мои люди доставим их вам, мы будем вознаграждены за нашу верность, – сказал он. – Это их оружие, – добавил он, указывая на небольшую кучку из Лазерных винтовок L2-A2, нескольких «Беретт» и Лазерных пистолетов, которые он положил на палубу перед Синдаром, как только они прибыли.
     Синдар кивнул.
     – Ты хорошо послужил своему Богу, – сказал он. – Я расскажу об этом моему повелителю Кроносу, и он наверняка осыплет тебя наградами за такую преданность, – добавил он.
     – Благодарю, – сказал Шарп. – Могу я у вас попросить кое-что? – спросил он.
     – Рабы, сокровища? – спросил Синдар. Награждать солдат за хорошо выполненную работу было правильной политикой, это воодушевляло других следовать их примеру.
     Шарп поднял голову и огляделся: в отсеке находилось примерно шесть Джаффа, но ни один из них не выглядел готовым к немедленным действиям.
     – Я всегда хотел такой корабль, можно мне его? – спросил он и улыбнулся.
     – Что? – воскликнул Синдар, и его лицо исказилось от ужаса, когда воины ополчения развернулись и выстрелили в Джаффа из Зэтов, застигнув тех врасплох.
     Тил'к мгновенно бросился вперёд и просто врезался в Синдара, сбивая его с ног, прежде чем тот успел поднять тревогу. Один из переодетых солдат Икс-Ком оглушил Гоа'улда из Зэта, пока другой начал разрезать путы, которыми были связаны ЗВ-1.
     – Неужели это была лучшая фраза, которую вы смогли придумать, командующий: «я всегда хотел такой корабль»? – спросил О'Нилл, когда кожаный ремень, связывающий его руки, был разрезан, и он шагнул вперёд, чтобы поднять Лазерную винтовку. – Ты должен научиться лучше дразнить Гоа'улдов и их людей, – высказал он своё мнение.
     – Что бы сбить их с толку? – спросил Шарп.
     – Да, но раздражать их - это цель сама по себе, – ответил О'Нилл. – Майор Грифф сейчас должен атаковать Джаффа у пирамиды, – сказал он, взглянув на часы.
     Шарп кивнул и огляделся.
     – Я хочу, чтобы эту штуку зачистили от Джаффа, – приказал он. – Не нужно лишних смертей, по возможности оглушайте, у них может быть полезная информация. Но если станет выбор вы или они, наделайте дыр в ублюдках, – приказал он. – Майор Картер, берите сержанта Андианову и займитесь машинным отделением, полковник О'Нилл, вы с Тил'ком возьмёте мостик.
     – Если это стандартный Ха'так, то корабельный арсенал должен быть поблизости и по пути в оба пункта назначения, – ответил Тил'к, когда его собственные путы были перерезаны. – Мы можем раздобыть шоковые гранаты, чтобы облегчить задачу, – посоветовал он, когда они готовились к выходу.
     Командующий Шарп огляделся и вспомнил фразу из одного из своих любимых фильмов.
     – Вернёмся домой, у меня есть знакомый таксидермист, так его удар хватит, 20 – сказал он с усмешкой.
     – Кто-нибудь, передайте Сектоидам, что им понадобятся тарелки побольше, – ответил О'Нилл.
     
     Воздушное Пространство Канады – Земля – Февраль, 2001.
     Несмотря на добавление инопланетного компьютера, подключенного к мозгу через встроенный в шлем интерфейс, большая часть управления полётом на "Огненном шторме" была спроектирована так, чтобы быть как можно более знакомой. Кэмерону Митчеллу всегда нравилось охотиться за НЛО, давить на педаль «газа», выводя Элериумные двигатели на полную мощность. Благодаря использованию системы инерционных гасителей, скопированной с «Глайдера смерти» Гоа'улдов и двигателю Сектоидов, «Огненный Шторм» был поистине потрясающим летательным аппаратом. Он мог поддерживать ускорение, которое должно было бы превратить пилота в фарш, у него была манёвренность, наиболее подходящим словом для которой было «Запредельная». И с технологией щита Сектоидов, модифицированной Асгардом, лазерной пушкой Икс-Ком и тремя ракетами "воздух-воздух", с боеголовками изменяемой мощности усиленными наквадахом, он выходил далеко за пределы своей весовой категории.
     Чего, однако, он никак не мог сделать, так это догнать проклятый «Линкор», за которым сейчас, в ночном небе, гнался Митчелл, выжимая всё что можно из двигателей. Один хороший термоядерный удар «Лавиной» отправил бы того штопором в землю, а выход на дальность стрельбы не был неизбежным самоубийством, так как щиты «Огненного Шторма» могли пережить одно попадание плазменного луча. Но с максимальной скоростью в атмосфере "всего лишь" 6.35 Маха маленькая тарелка Икс-Ком просто не имела возможности поймать корабль, скорость которого неоднократно превышала 7.5 Махов, пока он гнался за ним от полярного круга прямо через Альберту 21 в сторону границы США.
     – Он играет со мной, – разозлившись, прорычал Митчелл для бортового самописца. – Сбрось скорость ещё на несколько сотен узлов, и я всажу тебе в задницу ядерную бомбу, а потом посмотрим, кому будет смешно, – пообещал он.
      Теперь, когда «Огненные Шторма» базировались на каждой базе Икс-Ком, а также на некоторых других, таких как гора Шайенн, Зона-51 и Ямантау, Земля могла успешно защитить себя от любого из меньших, более медленных НЛО Сектоидов. И действительно, враг теперь редко присылал их, так как они были ничем иным, как кормом для «Огненного Шторма», но «Линкоры» и так называемые «Корабли Террора» появлялись всё в большем и большем количестве, последние часто переназначались на миссии, ранее выполнявшиеся более медленными НЛО класса «Похититель». Людей всё ещё похищали и подвергали экспериментам, все в Икс-Ком были просто взбешены этим. Как только более быстрые и мощные F-302X будут приняты на вооружение, они очистят небо Земли от инопланетного мусора, но пока это было дело перехватчиков «Огненный Шторм» и их пилотов - делать всё возможное.
     – Сукин сын летит прямо нам в пасть, – понял Митчелл, теперь корабль, похоже, направлялся прямо к североамериканской базе Икс-ком, расположенной южнее. На базе тоже должны были это заметить, её оборона будет приведена в боевую готовность, не только предоставленный Россией ЗРК С-300, но и новая лазерная пушка, большое наземное орудие направленной энергии, намного более мощное, чем то, которое нёс во втором отсеке «Огненный шторм». – Когда ты притормозишь, чтобы приземлиться, я поймаю тебя, – сказал Митчелл, словно дразня ребенка. Он не стал бы использовать «Лавину», установленную на большую мощность где-либо рядом с базой Икс-Ком, но небольшой килотонный взрыв облегчит задачу для оборонительных систем базы.
     Сейчас шло постепенное перевооружение на плазменные винтовки разработанные по технологиям пришельцев. Благодаря этому, теперь, когда бойцам Икс-Ком удавалось добраться до приземлившегося НЛО, ситуация складывалась чуть легче. Но, хотя и более мощная, чем лазерные винтовки L2-A2, плазменная винтовка Икс-Ком P2-A1, поставляемая как и её предшественница с интегрированным Зэтом, всё ещё уступала тяжелой плазменной винтовке, которую противник использовал теперь почти повсеместно. Потери среди команд Икс-Ком были по-прежнему высоки. Большим преимуществом P2-A1 было то, что не всегда требовалось несколько попаданий, чтобы свалить солдата-Мутона, или, по крайней мере, не так много, как для Лазерной винтовки, поэтому количество солдат-людей, погибших в начале боя, уменьшилось. Плазменная винтовка убивала или тяжело ранила опасного врага, тогда как лазер слишком часто, казалось, просто приводил в ярость генетически и хирургически улучшенное существо. Если бы пришельцам удалось проникнуть внутрь базы, они встретили бы очень тёплый приём, тем более, что после нападения на базу Икс-Ком «Европа», во внутреннюю оборону базы, для защиты точек входа, были включены ТОПы с плазмомётами Гатлинга и Лазерными пушками.
     – Перехватчик "Фокстрот-Сьерра-Иксрей-три", это Центр Управления, – раздался голос в шлемофоне, отрывая Митчелла от его размышлений, – вам рекомендуется затемнить фонарь, опустить солнцезащитный козырек и быть готовыми немедленно прекратить преследование, – проинструктировал он.
      Сопроводительный код был подлинным, поэтому Митчелл щёлкнул переключателем, поляризовавшим фонарь кабины, и опустил козырёк лётного шлема. «Может быть, на подходе ещё один перехватчик, из Шайенна или Зоны-51?» – подумал он. Это была СОП, если вы собирались стать свидетелем ядерного взрыва, который очень вреден для зрения, особенно ночью и без подготовки. Митчелл даже на всякий случай закрыл один глаз - лучше перестраховаться, чем потом пожалеть.
     Они находились на высоте двадцати трёх и на расстоянии двухсот двадцати пяти километров от границы США, всё ещё двигаясь с гиперзвуковой скоростью. НЛО опережал Митчелла примерно на семьдесят километров, оставаясь вне досягаемости ракет, когда пилот перехватчика увидел, как огромный энергетический шар, ослепительно яркий в темноте, упал с неба и ударил прямо в НЛО, разнося его на крошечные фрагменты.
     – Какого хера? – выругался Митчелл, это не была ядерная бомба, и это не был Плазменный Луч Сектоидов, скорее это напоминало ему выстрел из посоха Гоа'улдов, который он видел однажды в Зоне-51, только намного масштабнее.
     – Удар по воротам, гол! – проревел странно знакомый и торжествующий голос на канале Икс-Ком, – Эй, ребята, есть ещё цели? – спросил он.
     – Это Центр управления, внимание, ещё один НЛО летит над Атлантикой в направлении Марокко, – последовал ответ.
     – Вас понял Центр управления, – ответил голос. – Картер, направь эту штуку на восток, – продолжил он слегка приглушённо, как будто говоривший отвернулся от микрофона. – Центр управления, говорите нам, где они, а мы продолжим их сбивать. ЗВ-1, Конец связи.
     Кэмерон Митчелл мог только надеяться, что кто-нибудь на базе объяснит ему, что, чёрт возьми, происходит. Идея гигантских плазменных шаров, сокрушающих Сектоидов, падающих с неба как гнев Божий, была приятной, но в глубине души он также надеялся, что его не выгонят с работы, когда он прилетит домой на своём «Огненном Шторме».
     В сотне километров над ним, Ха'так построенный Гоа'улдами, несколько минут назад выпавший из гиперпространства, со всей скоростью, на которую были способны его субсветовые двигатели, направился в Атлантику, что бы начать охоту за своей следующей добычей. Несмотря на то, что в определённой мере семидесяти пяти метровый «Линкор» Сектоидов был более технологически развит, явная разница в размерах с настоящим Крупным Боевым кораблём, таким как шестисотметровый Ха'так, означала, что первый, не был способен выдержать выстрел, который могли бы выпустить главные пушки последнего. Особенно в атмосфере, где судно Сектоидов не могло использовать свои дефлекторные щиты, и его защита зависела только от толщины брони.
     Используя сверхсветовую Гиперволновую связь, Корабли Сектоидов вблизи Земли начали получать предупреждения о новой угрозе, и запланированные миссии были отменены до получения новых приказов. Им придется скорректировать тактику и, возможно, начать стряхивать пыль с более совершенного оборудования, которое они держали на складах, опасаясь привлечь внимание "Асгарда".
     Клонированные легионы Локи не собирались позволить такой незначительной неудаче сорвать их миссию. Они были созданы, чтобы спасти расу Асгардов от окончательного вымирания и сражаться с репликаторами, несколько эволюционировавших обезьян и украденные второсортные технологии не остановят их.
     Где-то в Солнечной системе, на обширной подземной базе, асгардский компьютер, содержащий копию сознания Локи, выдал инструкции начать выпуск опытных образцов Аэрокосмического Истребителя Завоевания Превосходства Тип 1 с гипердвигателем, который был разработан, чтобы превзойти новый «Огненный Шторм» людей. Тем временем, предварительный проект ещё более совершенного Тип 2 был доведён до стадии прототипа, а проект более крупного Ударного Истребителя Тип 3 постепенно обретал форму.
     Крупные Боевые корабли могут быть чрезвычайно мощными, но что они никак не могут сделать, так это быть в двух местах одновременно, в отличии от множества небольших кораблей. Локи не волновала потеря нескольких сотен или тысяч клонов, они были одноразовым пушечным мясом, предназначенным для броска на орды Репликаторов. Мутоны были разработаны, чтобы быть ультимативной пехотой, но у него были и другие творения в запасе, новые генетически и кибернетически усовершенствованные существа, созданные для того, чтобы стать лучшими лётчиками-истребителями, – просто выращиваем их в чанах, хирургическим путем ставим импланты и помещаем в кабину.
     «А люди ещё даже не видели результат его экспериментов по объединению генетического материала представителей своей расы с тем, что было получено в исследованиях, проведённых этим переоценённым, щепетильным, жалким подобием учёного Хеймдаллем», – самодовольно подумал компьютер.
     
     Гора Шайенн – Земля – Март, 2001.
     – Вы совершаете ошибку, Командующий, – настойчиво убеждал Джейкоб Картер, вставая и опираясь на стол для переговоров. – Ток'ра могут оказать вам большую помощь в освоении технологий этого корабля, и всё, о чём мы просим, – это одолжить его на несколько дней. – Сказал он, мечтая иметь дело только с Джорджем Хаммондом, а не с этим придурком из Икс-Ком, который сел напротив, когда они собрались втроем, чтобы обсудить просьбу Ток'ра об использовании некоего большого предмета, попавшего только что во владение Земле.
     – Спасибо, мы сами разберемся, – уверенно ответил Шарп. – Команды по нему уже ползают.
     –Ты недооцениваешь, насколько технологии Гоа'улдов опережают Земные, – заявил Джейкоб.
     – А вы серьёзно недооцениваете способность Икс-Ком разобраться в инопланетных технологиях, – ответил Шарп. – Ребята с высоким IQ сказали мне, что большинство основных научных принципов, действующих в этом Ха'таке, те же, что и в корабле, который мы получили от Осирис в сентябре. И я готов поспорить, что мы уже продвинулись гораздо дальше в их понимании, чем вы можете себе представить, – заявил он.
     – Значит, лет через десять вы сможете сделать второсортную копию гипердвигателя... – снисходительно начал Джейкоб.
     – Версия улучшенная до стандартов современного Тел'така, максимум через два месяца, – перебил его Шарп.
     Глаза Джейкоба вспыхнули, когда Селмак взял инициативу в свои руки.
     – Невозможно, – заявил симбионт.
     – Ага, на "Невозможное" у нас уходит около шести месяцев, на действительно сложные вещи, как, например, обратное проектирование саркофага, поставляемого вместе с "Ха'таком", они отводят два или три максимум, – ответил командующий Шарп.
     Фактически, основная проблема, стоящая сейчас перед ИксЗВКом, заключалась в том, что у них просто было слишком много возможных направлений исследований, и они были вынуждены отдавать предпочтение некоторым из них за счет других. Текущие исследования плазменного оружия Сектоидов были высокоприоритетными, так как пехотинцам требовались винтовки «Тяжёлая плазма», что бы уравнять шансы. Авиаторы хотели Плазменную пушку для перехватчиков, программа F-302X тоже поглощала много ресурсов и денег, поскольку спешно требовалось заменить «Огненные штормы», так что, работы по созданию на базе инопланетных технологий истребителя-транспорта, который бы заменил СВВП «Скайрэйнджер» в роли перевозчика команд захвата НЛО, велись в ограниченном объёме.
     Более мистические идеи, такие как Силовая броня для пехоты, были на время отложены, вместе с летающими Тяжелыми Орудийными Платформами огневой поддержки. Программа псионики продолжала быстро развиваться, многие из задействованных ученых были узкими специалистами, не было смысла переводить их на другие проекты.
     – Разве ты мне не поможешь, Джордж? – спросил своего старого друга Джейкоб, которому Селмак снова уступил место.
      – Извини, Джейкоб, при других обстоятельствах я бы поддержал тебя ради союза с Ток'ра, но нам нужен этот корабль на орбите, чтобы Сектоиды держались от нас подальше, – ответил Хаммонд. – Как только появился Ха'так, они перестали прилетать, и это дало нам передышку, – пояснил он. – Сенсоры Ха'така с большим трудом находят корабли Сектоидов на дальней дистанции, цель можно обнаружить только на расстоянии нескольких сотен миль, но мы можем направлять корабль в правильные координаты с помощью наземных радаров, – сказал он.
      – Корабли Сектоидов не смогут сбежать от «Огненного Шторма», если будут лететь в атмосфере медленнее 7 Махов, а на такой скорости они не могут маневрировать так же хорошо, как на более низкой, – отметил Шарп. – Они могут сбавить скорость, чтобы увернуться от пушек Ха'така, но если они это сделают, их достанут Перехватчики, – сказал он. – После наших потерь, даже несколько недель без миссий или, по крайней мере, их минимальное количество, позволит Икс-Ком восстановить боевой состав, – объявил он. – Мы загружаем наших раненых в саркофаг установленный в ангаре для шаттлов, и даже вызываем обратно тех, кто, как мы думали, был слишком серьёзно ранен, чтобы когда-либо снова вернуться в строй, – продолжил он. – Как только примем на вооружение Жнецов с плазменными пушками, то подумаем, выпускать ли нашу новую игрушку на прогулку по галактике. Но до тех пор, самый большой козырь Земли останется над нашими головами, где мы сможем использовать его в качестве большой дубинки против незваных гостей.
     – Жнецы? – спросил Джейкоб.
     – F-302X "Мрачный жнец", – пояснил Шарп, намного опаснее, чем F-22 "Раптор", – добавил он. – Он скосит «Глайдеры смерти» Гоа'улдов, как будто сама Смерть разозлилась на них, за то что они взяли её имя, – уверенно заявил он, зная спецификации проекта.
      – Не стоит тебе пользоваться саркофагом, – предостерёг Джейкоб.
     – Мы знаем о психологических побочных эффектах, будем использовать его экономно, половина Икс-Ком и так уже достаточно чокнутая, – с усмешкой ответил Командующий Шарп. – Что нам действительно нужно, так это ещё несколько исцеляющих устройств Гоа'улдов, тех которые надеваются на руку, – сказал он. – С ними и с нашими аптечками мы будем в состоянии поддерживать жизнь наших раненых на поле боя достаточно долго, чтобы успеть доставить их в саркофаг, даже если они будут расстреляны ко всем чертям, – продолжил он. – Мы не можем одолжить тебе Ха'так, но у нас есть техника для обмена.
     – Например? – спросил Джейкоб.
      – Для начала, у Сектоидов есть устройство, которое мы называем ментальным зондом, оно портативное и намного эффективнее вашего детектора за'тарков, – ответил Шарп. – Их производство обходится в четверть миллиона долларов за штуку, а материалы мы можем получить только у инопланетян, так что не думайте, что они могли бы быть подешевле, – сказал он ему. – Мы использовали эту технологию, чтобы улучшить наши методы допроса.
     – Если я правильно помню, они называют это "Вынос мозга", – неодобрительно вставил Хаммонд.
     – У нас есть трофейные Плазменные пистолеты, мы не используем их, потому что наши Лазерные винтовки лучше по всем параметрам, но они мощнее и точнее посохов, и их гораздо легче спрятать, – не унимался Шарп. – Очень удобно, если в сложной ситуации вашим агентам потребуется пробиваться с боем, – заманчиво сказал он. – Кроме того, мы знаем, что у вас для защиты баз есть своя Служба безопасности. Мы можем предложить вам Лазерные винтовки со встроенным Зэтом и доспехи, которые почти полностью защищают от выстрелов из посоха.
     – Винтовки и броня дают серьёзное преимущество над войсками Джаффа, – подтвердил Хаммонд.
     – В обмен на исцеляющие устройства? – усомнился Джейкоб.
     – И любую другую технику Гоа'улдов которая у вас есть, но которой у нас либо нет, либо мы в ней ещё не успели разобраться, – ответил Шарп. – Если вы предоставите учёного, чтобы ускорить наши исследования Ха'така, мы дадим вам чертовски большую скидку на любое новое снаряжение, которое мы сможем заполучить в будущем.
     – Я думал, тебе не нужна наша помощь? – язвительно спросил Джейкоб.
     – Не нужна, это просто ускорит процесс, – ответил Шарп. – Во-первых, дело в том что наши чокнутые физики не умеют читать египетские иероглифы, настоящие занозы в заднице, – признался он, – Послушай, я знаю, что Ток'ра не считают нас ровней, но отныне наш союз будет более равноправным, – сказал он. – У вас есть разведданные, которых нет у нас, преимущество в технологиях Гоа'улдов, а у нас есть технологии Сектоидов, от которых вы можете получить много пользы, и мы разбиваем головы даже лучше, чем вы играете с ними в заговоры и шпионские игры, – продолжил он. – Насколько я понимаю, с этого момента баланс отношений Ток'ра/Тау'ри изменится, можете выкинуть эту чушь "мы лучше знаем", потому что она быстро устареет, мы уже достаточно наслушались от Асгардов этой снисходительной патерналистской чепухи, – высказал он своё мнение.
     Джейкоб вздохнул.
     – Вы идёте к падению командующий, – ответил он, печально качая головой.
     – Завтра возможно свободное падение, я полечу на захваченном «Глайдере смерти» на Ха'так, – с улыбкой ответил Шарп. – Ангары корабля были почти пусты, но полторы дюжины мы всё-таки получили. Собираемся оснастить их нашей Лазерной пушкой и использовать как временную замену аэрокосмического истребителя, пока не будут готовы «Жнецы», – сказал он. – Также они подойдут в качестве эскадрильи условного противника против «Огненных штормов», – добавил он. – В будущем мы установим в КЗВ кольца, чтобы телепортироваться на корабль, а пока будем курсировать туда-сюда на «Глайдерах смерти».
     – Ты рискуешь привлечь нежелательное внимание, – предупредил Джейкоб.
     – Гоа'улдов? – пренебрежительно отозвался Шарп. – Они заняты борьбой друг с другом, я уже планирую новые миссии через Звёздные врата, направленные на то, чтобы ослабить Апофиса и помешать ему сокрушить Кроноса и Терока, – сказал он. – Ты же знаешь, другие Системные Лорды не будут вечно стоять в стороне, они вступят в войну против Апофиса. Потому что выбор простой, либо сражаться с ним, либо преклонить колени, а слишком многие из них не захотят этого делать.
     Джейкоб был в какой-то степени согласен.
     – До нас доходили слухи из лагерей Лордов Ю и Олокуна, что они на грани вступления в войну, но даже их силы не смогут долго сдерживать натиск армий Апофиса, – сказал он.
     – Гоа'улды слишком заняты борьбой друг с другом, чтобы беспокоиться о нашем захолустье, каждый их этих дней мы должны использовать для подготовки к моменту, когда они появятся, – ответил Шарп. – С каждой битвой они слабеют, а мы становимся сильнее с каждой новой технологией.
     – Нам не хватит времени, чтобы сократить разрыв, – сказал ему Джейкоб.
     – Посмотрим, – ответил Шарп, нисколько не волнуясь, что Ток'ра может оказаться прав.
     Примечание автора:
     Эпизоды ЗВ-1 4:17-4:20 происходили примерно так же на этой временной шкале, поэтому я пропустил их, прыгнув на несколько месяцев вперёд. В этой вселенной Апофис и его флот не уничтожаются в конце 4-го / начале 5-го сезона, что не так уж плохо, как может показаться на первый взгляд... Анубис идёт, и на этот раз ему предстоит столкнуться с серьёзным противодействием со стороны Гоа'улдов!
     Для тех, кто не знаком с франшизой X-COM: после первых двух войн с инопланетянами в 1999-2002 годах (X-COM: UFO Defense) и 2041-2046 (X-COM: Terror from the Deep) человечество в конце концов получает возможность сверхсветовых путешествий и направляется к звездам. Затем в 2067 году они участвуют в Третьей войне с пришельцами (X-COM: Interceptor), где люди и инопланетяне сражаются за контроль над богатым минералами звёздным скоплением эскадрильями аэрокосмических истребителей. Я просто начинаю эту часть продолжающейся войны на несколько десятилетий раньше, потому что в этой Вселенной человечество опережает то, что должно быть, из-за технологий Гоа'улдов.
     Основная идея ИксЗВКом заключается в том, что Сектоиды уже имеют большую часть технологии, которую они использовали в 2060-х годах, они не используют своё более совершенное оборудование, опасаясь, что Асгард обнаружит их. Если бы я не дал им этого преимущества, они были бы тупо задавлены гибридными системами вооружения Земли/Сектоидов/Гоа'улдов, такими как F-302X, и не стали бы большой проблемой.
     Идея о том, что копия сознания Локи находится внутри компьютера, – это слияние двух историй. В X-COM первым вторжением пришельцев руководил ИИ, и мы знаем из нескольких сюжетных линий ЗВ-1, что в этой вселенной возможно загрузить разум человека в компьютер. Локи просто оставил его, чтобы провести кампанию в Солнечной системе, в то время как сам был занят в другом месте.
     

Глава 10

     Гора Шайенн – Земля – Апрель, 2001.
     Командующий Шарп скрестил руки на груди. Он был рад, что решил переговорить с майором в своём кабинете с глазу на глаз, потому что без полковника О'Нилла, он мог быть более резким.
     – Давай разберёмся, – начал он, – этот парень, Орлин, сбежал через Звёздные врата, которые он сам сделал за несколько дней, используя немного титана, метров шестьдесят оптоволокна, нескольких промышленных конденсаторов… и тостер? – спросил он.
     – В том числе, – ответила майор Картер, – и он полностью сгорел, – сказала она ему.
     – Я должен был бы бросить тебя в камеру за то, что ты помогла ему сбежать, – прорычал Шарп.
     – Со всем уважением, Сэр, не думаю, что обычные методы допроса Икс-Ком сработали бы на вознесённом существе. А если бы и сработали, его люди, наверняка, не позволили бы нам осваивать какие-либо технологии, которые мы получили бы от него силой, – высказала она своё мнение. – Они уничтожили Велону, потому что те пытались использовать против других миров оружие, которое Орлин дал им для защиты от Гоа'улдов, – заметила она.
     Шарп прищурился.
     – А ты не рассматривала возможность того, что этот тип, Орлин, в какой-то степени контролировал твоё сознание? – спросил он. – Я видел результаты Пси-тестов, – сказал он, – ты, может быть, и чертовски умна, но у тебя самая низкая сопротивляемость пси-влиянию из всех кого мы проверяли, – напомнил он ей.
     Картер это бесило, хуже всего было то, что полковник О'Нилл набрал чертовски много баллов в том же тесте. Это было как-то связано с определенными генами, которые у одних людей были, а у других нет.
     – Сэр, мой мозг был захвачен симбионтом Ток'ра, я подверглась псионической атаке Сектоида, я, возможно, не могу бороться с этим, но я точно знаю, когда со мной происходит подобное, – заявила она. – Орлин был телепатом, он честно сказал мне, что читает мои мысли, и, вероятно, именно по этому меня вырубило, когда мы впервые прибыли на Р3Х-636, но он не контролировал меня, – уверенно сказала она. – Возможно из-за столетий одиночества, но... Он сказал, что любит меня, и я поверила, по крайней мере, я верю, что он так думал.
     – Господи Иисусе, ну почему он не влюбился в Андианову? – простонал Шарп, закатывая глаза. – Прежде чем он начал бы читать любовные стихи, она вырубила бы его шоковой дубинкой и затащила его сверхразвитую задницу в Изолятор пришельцев, – пробормотал он самому себе.
     – Орлин не читал… – Начала было Картер, но остановилась, когда Шарп сердито посмотрел ей в глаза. – Он был хорошим парнем, – тихо сказала она, отводя взгляд и смущённо глядя в пол.
     Командующий Шарп, чтобы успокоиться, закрыл глаза и сосчитал до десяти.
     – Была бы ты Икс-ком, я бы сказал, что тебе нужно напиться или потрахаться, или, в идеале, и то и другое, – сказал он ей и вздохнул. – Послушай, если ты хочешь вернуть моё хорошее отношение, я хочу, чтобы ты помогла идентифицировать всё, что Орлин купил по твоей кредитной карте, и все бытовые приборы, которые он раскурочил, чтобы сделать эти Звёздные врата, – сказал он. – Кроме Древних, единственные кого мы знаем, кто сами смогли сделать Звёздные врата, это Толланы, и они получили помощь от Ноксов. Пусть даже врата получатся одноразовыми, но если мы сможем воспроизвести эту технологию, у нас будет чертовски большое преимущество над Гоа'улдами.
     – Это может оказаться за пределами наших возможностей, – с сомнением сказала Картер. – Даже Толланы на столетия опережают нас в развитии, а Ноксы наверно на одном уровне с Древними или Асгардами, – отметила она.
      – Майор, как только вы узнаёте, что что-то возможно сделать, вы уже сделали большой шаг к тому, чтобы это сделать, – напомнил ей Шарп. – Если этот «МакГайвер» 22 смог собрать Звёздные врата за несколько тысяч долларов, из вещей доступных в свободной продаже, значит трудность освоения технологии червоточин существенно преувеличена, – сказал он. – Во всяком случае, у нас есть настоящий Наквадах, а не дешёвая замена вроде титана, так что мы уже на шаг ближе, – аргументировал он.
     Картер поджала губы.
     – Мы можем снова пойти на переговоры с Толланами, – предложила она. – Они не хотели давать нам свои технологии, но теперь у нас есть что предложить им взамен, как это было с Ток'ра, – заметила она. – Папа увидел в той сделке выгоду, и они с Селмаком поговорили с остальными членами Высшего Совета, – продолжила она, – может быть, теперь мы сможем сделать первый шаг в отношениях и с Курией Толланы?
     Шарп кивнул. Он не был большим поклонником Толлан, несколько месяцев назад, во время его визита к ним, они неоднократно называли Землю "примитивной", что его дико злило. Но они всё равно, по его мнению, были намного лучше Ноксов. По крайней мере, Толланы поддерживали свою нейтральную позицию невмешательства батареями Ха'тако-убойных ионных пушек, в отличие от хиппи - Ноксов, которые предпочитали прятаться, держаться за руки, надеяться на лучшее и петь кумбайю.
     – Хорошая идея, посмотрю когда мы сможем собрать пакет наших последних НИОКР и тогда снова их навестим, – согласился он.
     – У них, я имею в виду Толлан, не очень хорошая технология гипердвигателей, – заметила Картер. – Когда мы впервые встретились с ними, нам сказали, что путешествие между Толланой и Землёй, на одном из их кораблей, займет целую жизнь, это означает, что они даже медленнее старых двигателей Гоа'улдов. Возможно, мы могли бы предложить им наши исследования в этой области, – предложила она.
     – Поразительно, почему они просто не захватили Ха'так или Тел'так и не произвели реверс-инженеринг? – Шарп задумался. – С их превосходным вооружением и технологией фазового сдвига, они на это вполне способны.
     – Толланы думают не так, как мы, сэр, – ответила Картер, – пока вы их не трогаете, они не тронут вас, они не «Великие исследователи», скорее изоляционисты, – сказала она.
      – И лицемерные ублюдки к тому же, – высказал своё мнение Шарп. – Они не дали Земле доступ к своим технологиям, потому что те более совершенны, но были счастливы принять помощь Ноксов, чтобы сделать свои Врата, – сказал он. – Эй, это можно использовать под тем углом, что они уже негласно признали обмен технологией Звёздных Врат между расами с различным технологическим развитием приемлемым, так как сами это сделали, – понял он.
     Картер приподняла брови, она не ожидала от Командующего Шарпа подобной идеи, он был из тех, кто обычно предпочитал насилие юридическим аргументам.
     – Политически и юридически Толланы довольно прогрессивны, и мы знаем, что они допускают нетоллан в свои суды, – сказала она. – Если мы ничего не добьемся от Курии, мы можем попытаться подать Гражданский иск, чтобы отменить решение, используя прецедент, которой вы только что упомянули.
     – Возможно, простого упоминания будет достаточно, чтобы повлиять на мнение Курии, – ответил Шарп, – мы не просим подачки, а предлагаем сделку, – отметил он. – И как только решится вопрос со Звёздными вратами, это облегчит дальнейшие переговоры, потому что мы создадим ещё один прецедент того, что торговать технологиями между нами - нормально.
     – Технология Звёздных Врат сегодня, Ионная Пушка завтра? – с улыбкой ответила Картер.
     – Мы предложим модернизировать их, как только улучшим конструкцию, – ухмыльнулся Шарп. – Возможно, в обмен на технологию фазового сдвига.
     – Мы могли бы предложить открыть посольство ООН на Толлане, – задумчиво сказала Картер.
     – Ну, дипломатов можно послать, – ответил Шарп, – плюс мы могли бы, возможно, заключить соглашение о церемониальном военном присутствии, поскольку юридически посольство будет территорией Тау'ри, верно?'
     – Церемониальном? – спросила Картер, совершенно как Тил'к приподняв бровь.
     – О'кей, не таком уж церемониальном, – криво улыбнулся Шарп. – Недавно им чуть не надрали задницы из-за их самодовольства, и выжили они только благодаря ЗВ-1 и Ноксам, если у нас там будут оперативники и немного огневой мощи Икс-Ком, мы, может быть, сможем за ними присмотреть, – сказал он. – У них есть техника, но нет военного мышления чтобы применить её, – высказал он своё мнение. – Толлана - самая развитая, из известных нам, человеческая цивилизация, и это делает её ценным активом, который стоит защищать.
     – Мы защищаем Толлан? – риторически спросила Картер со смешком.
     – Даже от них самих, майор, – ответил Шарп и через несколько секунд поморщился, – чёрт возьми, я говорю как один из этих самоуверенных патерналистских придурков вроде Асгарда или Ток'ра, – простонал он.
     Картер рассмеялась.
     – Кстати о Ток'ра, что вы думаете о нашем новом приглашённом учёном? – спросила она.
     – Не думаю что наши мужчины, инженеры и техники, ковыряющиеся в этом Ха'таке, смогут продуктивно работать, если она будет слоняться по нему в том же наряде, в котором прибыла через Звёздные врата, – категорично ответил Шарп.
     – Я видела Анис, она ... притягивает взгляды, – осторожно ответила Картер.
     – Думаю, это грязный трюк Ток'ра, чтобы замедлить наши научно-исследовательские работы. Отвлечь наших фанов Стартрека в лабораторных халатах игрой в «Подземелья и Драконы», – полушутя заявил Шарп.
     – Полагаю, они кое-чему научились, две тысячи лет подрывая тонкими методами, а не грубой силой власть Системных Лордов, – ответила Картер, стараясь сохранить серьёзное выражение лица.
     – Подлые, коварные ублюдки, – пробормотал Шарп.
     
     Звездные врата - Планета P7S-441 – Апрель, 2001.
     – Проклятье, они просто продолжают наступать! – прокричал О'Нилл, перекрикивая непрекращающийся свист пролетающих зарядов. Хотя и не прицельные, из-за хреновой эргономики посоха, они недостаток точности компенсировали своим количеством. – Картер, запускай этот «Мощный МАЛП», – приказал он, пока ЗВ-1 всё плотнее прижимался к скалам рядом со Звёздными вратами. Орды Джаффа, которых они встретили здесь, казались неисчерпаемыми, лес просто кишел ими.
     – Я работаю над этим, сэр, – ответила майор Картер, пытаясь перезагрузить систему управления вооружённого и бронированного робота-зонда находящегося рядом с ней, который прошёл раньше них через Звёздные врата. Случайное попадание из посоха вывело его системы из строя, вот почему в данный момент он не надирал задницы Джаффа. Хотя она использовала эту штуку как укрытие, Картер совершенно не помогало то, что в неё стреляли, пока она пыталась работать. Трудно сосредоточиться на задаче, когда сгустки плазмы со свистом проносятся мимо вашей головы.
     На левом фланге, частично скрытая грудой камней, что-то по-русски прокричала Андианова, застрелив ещё одного Джаффа, которому не повезло высунуть голову на открытое место, где она смогла его заметить. С её рефлексами, меткостью и точностью Лазерной винтовки, сержант Икс-Ком быстро увеличивала счёт убитых.
     – Английский, Сержант, говорите по-английски! – крикнул ей О'Нилл.
     – Простите, Полковник! – крикнула в ответ Андианова. – Давайте сюда, суки, – повторила она, грубо переводя ему свою предыдущую фразу. Обычно она была более сдержанной и спокойной, даже во время боевых действий. К несчастью для врагов, сейчас она была раздражена из-за ПМС, и они предоставили ей долгожданную возможность для снятия стресса.
     – Ты с ней что, разговариваешь? – кивнув на русскую удивлённо спросил Даниэль О'Нилла, пока тот, ведя огонь на подавление, несколько раз выстрелил из своей винтовки. Они были модернизированы, проект батареи установленной на них, был предоставлен роботами двойниками ЗВ-1 с планеты Харлана, и теперь они могли стрелять до пятисот раз на полном заряде.
     Далеко справа Тил'к перекатился на бок, чтобы занять чуть лучшую позицию, где он мог бы вести перекрестный огонь и держать Джаффа подальше от Врат, где работала майор Картер. Он попеременно стрелял в появляющиеся цели то лазером, то Зэтом своей винтовки. Бывший Первый Воин Апофиса всё больше любил свою Л2-А2, это было действительно устрашающе эффективное оружие, и он надеялся договориться с Полковником, Шарпом и Икс-Ком о поставке партии Сопротивлению Джаффа. Такое устройство значительно компенсировало бы численное превосходство тех, кто всё ещё оставался верен ложным богам.
     – Извини, брат, – тихо сказал он, когда его Лазер прожег дыру в броне. Луч когерентного излучения пронзил насквозь торс собрата Джаффа, обжигающий жар внутри тела заставил воина с криком упасть на землю.
     Полковник О'Нилл навёл прицел на вражеского солдата, представляющего удобную мишень, и оборвал его жизнь, нажав на спусковой крючок.
     – Как дела, Тайлер? – спросил он лежащего рядом молодого человека, который морщился от боли из-за тяжелой раны в ноге.
     – Я в порядке, сэр, – ответил Тайлер.
     – Не смей у меня умирать, Лейтенант, – приказал О'Нилл. – В отличие от Икс-Ком, мы ждём, что наши люди переживут по крайней мере три миссии, а это ваша третья в ЗВ-1.
     Тайлер попытался улыбнуться.
     – Сделаю всё, что в моих силах, сэр, – ответил он.
     – Дэнни, взгляни-ка на ногу Тайлера, – сказал О'Нилл учёному, – ты всё равно не многих подстрелишь, а если приложишь к нему одну из этих модных аптечек, то сможешь остановить всю эту вытекающую красную дрянь, – сказал он. – И дай ему обезболивающее, – добавил он.
     – Никаких наркотиков, – мгновенно ответил Тайлер.
     – Не старайся показать свою крутизну, Лейтенант, – упрекнул его О'Нилл. – Мы все делали укол морфия в руку после попадания чего-то столь же болезненного как заряд плазмы, – заявил он, снова начав стрелять.
     – У меня аллергия на обезболивающие, – настаивал Тайлер, он казался очень взволнованным из-за лекарств. – Не так уж и больно, – упорствовал он. – Я лучше буду улыбаться и терпеть, чем рискнуть и впасть в анафилактический шок, – резонно заявил он.
     – О'кей Тайлер, это твой выбор, – согласился О'Нилл. – просто останови кровотечение, – сказал он Даниэлю, который переместился так, что бы было удобнее приложить изготовленную Икс-Ком аптечку к ноге шестого и последнего члена ЗВ-1.
     – Получилось! – триумфально провозгласила Картер, когда созданное из посохов шестиствольное роторное оружие на Роботизированной Тяжёлой Орудийной Платформе разведчика, часто называемого в КЗВ «Мощный МАЛП», начало вращаться, и турель развернулась в сторону атакующих Воинов Джаффа.
     – О да! – с энтузиазмом воскликнул Полковник О'Нилл, когда непрерывный сокрушительный поток плазменных зарядов начал поливать ряды противника. Турель медленно раскачивалась взад и вперед под контролем майора Картер. Роторный плазмомёт выкашивал ландшафт, мелко нашинковывая деревья и кустарники. – Не высовывайтесь, пока мы не убедимся, что они отступили, – приказал он.
     – По крайней мере до них дошло, что не стоит атаковать эти штуки, – сказал Даниэль Тайлеру, перекрикивая шум, который производила гусеничная роботизированная машина. – Они поначалу пытались, это была просто бойня, – сказал он с отвращением, вспомнив, что был свидетелем такого эпизода. «Это, должно быть, было похоже на сражения Первой мировой войны, когда солдаты шли по ничейной земле под пулемётным огнём», – решил он. – «Только пулемёты перегревались, у них кончались патроны, а роторный плазмомёт может вести непрерывный огонь на десятки тысяч выстрелов - шумное, но ультимативное средство для огня на подавление».
     О'Нилл повернулся к Тайлеру.
     – Когда вернемся домой, если хочешь, можем заказать тебе время в саркофаге, который установили в Зоне 51, – сказал он. – Поставим тебя на ноги к следующему заданию.
     Лейтенант Тайлер моргнул, он понятия не имел, что эта технология сделает с ним, так же как и не знал, что могут сделать с ним человеческие обезболивающие препараты, вот почему он отказался от них. Когда «Мощный МАЛП» перестал стрелять, он решил, что лучше довериться им, чем выяснять это на практике. По крайней мере, эти люди были врагами Гоа'улдов, и они показались нормальными за то короткое время, что он их знал. О'Нилл притащил его на своей спине сюда к вратам, после того как они случайно встретились, а женщина со странным акцентом и мятежный Джаффа рисковали своими жизнями, прикрывая отступление остальных.
     – Я не лейтенант Тайлер, – сказал он. – Я инопланетянин, – продолжил он, – мой народ называется Ре'ол.
     – Надеюсь, ты шутишь, Тайлер, – ответил О'Нилл, – потому что, если это не так, я думаю, потеря крови тебя доконала и ты бредишь. – Мы должны как можно скорее доставить тебя к доктору Фрейзер, Лейтенант, – добавил он.
     Тайлер протянул руку и коснулся виска Даниэля, глаза ученого широко распахнулись и он слегка отодвинулся.
     – Это моя истинная форма, – тихо сказал инопланетянин.
     – Э-э, Джек, он не шутит, и это не бред, я то кровь не терял, – заявил Даниэль, глядя на явно чуждую и почти скелетообразную форму существа.
     – Люди моей расы выделяют особое вещество, это естественный защитный механизм, – сказал ему инопланетянин. – Это заставляет других видеть в нас одного из своих, – объяснил он. – Вот почему Джаффа захватили меня и везли на транспортном корабле для будущего вскрытия и экспериментов. – Я повредил систему управления и сбежал, вот так я оказался здесь и встретил вас, – сказал он. – Мой народ безобиден, всё, чего мы хотим, это спрятаться и жить в мире. Но из-за нашего дара, пытаясь его воспроизвести, Гоа'улды охотились на нас, почти доведя до полного исчезновения.
     Даниэль печально покачал головой.
     – По-моему, это больше похоже на проклятие, чем на дар, – высказал он своё мнение.
     – Те из нас, кто остались в живых, нашли планету неизвестную Гоа'улдам, мы спрячемся там от них, – сказал им инопланетянин. – Когда я доберусь туда, мы закопаем Звёздные врата и будем в безопасности.
     – Многие думали так же, а Гоа'улды прилетали на кораблях, – предупредил его Даниэль.
     – Прятаться и сливаться с толпой - это всё, что умеют мои люди, – ответил инопланетянин, протягивая руку и касаясь О'Нилла, чтобы и ему продемонстрировать свою истинную форму.
     – Инопланетяне, на которых охотятся Гоа'улды из-за их особой способности прятаться, – сказал О'Нилл, – это тебе ничего не напоминает? – спросил он Даниэля, неожиданно равнодушно отнесясь к истинному облику пришельца.
     Даниэль нахмурился.
     – Фенри, – сказал он. – Гоа'улды охотились на него, потому что думали, что он может становиться невидимым.
     – Верно, – согласился О'Нилл, – если ты говоришь правду, и поверь мне, у нас есть способы это проверить, мы могли бы отправить тебя в более безопасное место, – сказал он инопланетянину. – Вы слышали когда-нибудь о народе под названием Нокс? – спросил он.
     – Нет, – честно ответил инопланетянин.
     – Ты полюбишь их, тёплых, дружелюбных, миролюбивых, и им нравится прятать то, что Гоа'улды пытаются уничтожить, – сказал ему Даниэль. – На самом деле, это они делали Фенри невидимыми. А это была просто большая инопланетная колибри.
     – Славные ребята, – согласился О'Нилл. – И если они примут ваших людей, мы сможем оставаться на связи, – сказал он. – Держу пари, у нас найдутся люди, которым будет интересно узнать, сможем ли мы синтезировать это ваше особое вещество.
     – И мы обещаем, что не позволим Икс-Ком препарировать тебя, – сказал Даниэль инопланетянину. – Они так поступают только с пришельцами пытающимися нас убить, – отметил он. – Только они, как правило, грубоваты и любят доминировать в отношениях с потенциальным союзником, – добавил он, стараясь придать этой фразе более позитивный оттенок.
     О'Нилл кивнул.
     – Сделай одолжение, не показывай русской девушке как ты выглядишь на самом деле, пока не убедишься что она безоружна, – серьёзно посоветовал он. – Она довольно опасна, а сейчас, к тому же, в плохом настроении, – объяснил он.
     
     База Ток'ра – Вораш – Май, 2001.
     Вошедший в зал транспортных колец Танит, выглядел озадаченным присутствием ЗВ-1 на подземной базе.
     – Меня не информировали, что наши союзники Тау'ри собираются сегодня навестить нас, – сказал он. – Хотя, конечно, их присутствие всегда приветствуется, – дипломатично добавил он.
     – Тебя не проинформировали о нашем приходе, потому что мы не хотели, чтобы ты сообщил об этом своему хозяину Апофису, – ехидно ответил Тил'к.
     – Тебя разыграли, – добавил Полковник О'Нилл. – Мы кормили вас ложной информацией с самого первого дня, – сказал он агенту Гоа'улдов.
     Глаза Танита расширились, и он задумался, что будет лучше, всё отрицать или попытается сбежать, но тут в него попал выстрел из Зэта, и он упал на землю, содрогаясь в конвульсиях.
     О'Нилл повернулся к ответственной за это и свирепо взглянул на неё.
     – Ради всего святого, Сержант, – сказал он Андиановой, которая уже опускала свой Л2-А2, – мы ещё не закончили злорадствовать, – возмутился он.
     – Именно, – согласился Тил'к с явным раздражением в голосе. – Я собирался напомнить Таниту о том, как мучительно для симбионта насильственное удаление из носителя, и подразнить его страшными историями о том, как Апофис отомстит ему за неудачу, – сказал он.
     Андианова огляделась, все, и Ток'ра, и остальные члены ЗВ-1 выглядели в равной степени разочарованными.
     – Меня должны были предупредить о таком плане, – решительно заявила она, повесив винтовку на плечо.
     – Мы совершенно упустили этот момент, – пробормотал О'Нилл, – это будет совсем не то, если придётся ждать пока Танит очнётся.
     Джейкоб пожал плечами.
     – Хорошая демонстрация винтовки, – сказал он, стараясь придать ситуации позитивный оттенок.
     – Мы принесли с собой четыре ящика, папа, – сказала ему майор Картер, – плюс два ментальных зонда и один ящик с Плазменными пистолетами и обоймами для них, – продолжила она. – Есть также наквадах-реактор со встроенной зарядкой для винтовок, – сказала она, – броню и остальное, что вас заинтересовало, доставим следующей партией, – добавила она.
     – Сержант, не понимающая что тут к чему, может на поверхности продемонстрировать оружие вашим людям из службы безопасности, – сказал О'Нилл Ток'ра. – У нас есть инструкции по эксплуатации, переведённые Даниэлем на язык гоа'улдов, но лучше если вы один раз увидите всё сами, – посоветовал он.
     – Работу Ментального зонда мы можем продемонстрировать на Таните, – предложила Картер, показав на лежащее на земле бесчувственное тело. – Икс-Ком уже опробовал его на Осирис. Гоа'улды могут какое-то время сопротивляться зонду, хотя это и адски больно, но в конце концов они ломаются, – сказала она.
     Даниэль кивнул.
     – Раз уж зашла речь об Осирисе, мы считаем, что уже получили практически всю полезную информацию, и я хотел бы попросить Ток'ра о личном одолжении, – сказал он. – Можете извлечь Гоа'улда из носителя? – спросил он. – Сара заслуживает того, чтобы ей вернули жизнь, – тихо сказал он.
     Джейкоб кивнул.
     – Не вижу причин, чтобы Высший Совет Ток'ра не пошёл на это, – ответил он. – Я поговорю с Верховным Советником Пер'сусом. – предложил он.
     – Спасибо, – с благодарностью ответил Даниэль. – Когда вы устроитесь на новой базе, мы доставим к вам Осирис.
     Одна из присутствующих, женщина - Ток'ра нахмурилась.
     – Если бы вы согласились одолжить нам свой Ха'так, мы могли бы перенести Звёздные врата и создать новую базу там, где Гоа'улды не смогли бы её найти, – сказала она.
     – Эй, мы предоставили вам список адресов врат, которые, как мы думаем, им совершенно не известны, – возразил О'Нилл. – Те, что мне загрузило в голову то устройство Древних, и которые я запрограммировал в компьютере КЗВ.
     Джейкоб утвердительно кивнул.
      – Да, и мы благодарны за это, Джек, – ответил он, – но всё же было бы лучше, если бы мы сами могли перенести врата.
     – Может быть, мы сможем одолжить вам корабль в следующий раз, когда вы решите перенести базу, – предложил Даниэль, как всегда стараясь сгладить ситуацию. – Когда Земля будет защищена лучше.
     – К слову о защите, предложение о большой гудящей Лазерной Пушке для вашего нового дома всё ещё в силе, – напомнил О'Нилл Ток'ра. – Мы вкопали три таких в окрестностях Шайенна, – отметил он. – Бьют, конечно, не так сильно, как ядерные бомбы, усиленные наквадахом, но на них не действует РЭП, и их нельзя сбить в полёте, просто наводи и стреляй, – сказал он, имитируя стрельбу. – Представьте себе, что одна из этих Лазерных винтовок превратилась в маленькое здание, – сказал он. Икс-Ком уже добавил на свои базы батареи Лазерной Защиты в дополнение к ядерным ракетам класса "Земля-Воздух". Следующим запланированным шагом была ещё более мощная Плазменно-лучевая защита, сделанная из намного более крупной версии пушки, используемой кораблями Сектоидов.
     – И что вы хотите получить в обмен на такое устройство? – спросила Ток'ра с подозрением.
     – Неплохо было бы получить маскировочное устройство одного из ваших Тел'таков, – предложил О'Нилл.
     – Так значит, не целый Тел'так? – с кривой усмешкой спросил Джейкоб.
     – Мы не жадные, – усмехнулся О'Нилл. – Худший шпион галактики скоро снова проснётся, – заметил он. – Может, лучше бросить его в камеру?
     – У нас есть препарат, который сделает его послушным, – добавила майор Картер. – Мы разработали разновидность успокоительного, которое держало Осириса спящим в его Канопе. Пара кубиков, и Танит будет слишком расслаблен, чтобы причинить вам какие-либо неприятности, – сказала она им. Сотрудники отдела НИОКР Икс-Ком любили придумывать небольшие доработки известных технологий вроде этой.
     – Если он начнёт говорить о мире, любви и попытается организовать большой концерт под названием «Чулаксток», значит вы ему слишком много дали, – невозмутимо произнёс О'Нилл. К сожалению, среди Ток'ра шутку понял только Джейкоб, так что она не вызвала смеха, который заслуживала по мнению Полковника. По иронии судьбы, когда они испытали новый препарат на Осирисе несколько недель назад, у Гоа'улда случился тяжелый приступ обжорства, и для доступа к памяти хозяина Сары Гарднер немедленно потребовалось большое количество шоколадных пирожных. Иначе позднее, в какой-нибудь из дней, тюремщики столкнулись бы с местью неопределённого вида.
     – Итак, как идёт война с Апофисом? – спросил Даниэль, когда Ток'ра повёл их в конференц-зал, где были приготовлены закуски.
     – Кронос почти на пределе, он потерял более двух третей своих сил. Терок ещё в более худшем положении, но атака Объединенных флотов Системных Лордов Олокуна и Лорда Ю заставила Апофиса перейти пока к стратегической обороне, – ответил Джейкоб. – Один из наших оперативников, проникший в ближайшее окружение Кали, говорит, что она тоже собирается вступить в войну. И это хорошая новость, потому что она ближайший союзник Бастет, а значит та, скорее всего, последует примеру Кали.
     – Похоже, Системные Лорды начали задумываться, лучше ли им будет держаться вместе или порознь, – заметил О'Нилл.
     Джейкоб кивнул, они подошли к месту назначения, и он указав им на стулья предложил рассаживаться.
     – Апофис по-прежнему превосходит их в количестве войск и вооружении, но он продвигался так быстро, что перенапряг свои линии снабжения и людей, – заметил он. – У Гоа'улдов не очень хорошо с логистикой, в глубине души они по-прежнему остаются феодалами, – продолжил он, потянувшись к вазе на столе и беря неизвестный фрукт. – На вкус как персик, но по структуре больше похоже на яблоко, – сказал он дочери. – Попробуй Саманта, – посоветовал он, откусывая кусочек, зная что ей понравится, в еде у них всегда были одинаковые вкусы.
     – Даже если против него выступят ещё больше Гоа'улдов со своими армиями, они смогут только задержать Апофиса, но не остановить, – сказала им другая Ток'ра, садясь рядом с Джейкобом и протягивая руку к хрустальному кувшину наполненному водой.
     – Задержать это хорошо, – ответил О'Нилл. – Задержать мне нравится, – добавил он.
     – Слышно ли что-нибудь о мобилизации ещё какого-то Системного Лорда? – с любопытством спросил Даниэль.
     – Они все мобилизуются доктор Джексон, – ответила Ток'ра, наливая воду из кувшина в красный стакан. – Мы просто не знаем, кто из них к какой стороне планирует присоединиться, – продолжила она. – Несколько мелких Гоа'улдов уже решили перейти к Апофису и присягнули ему на верность в обмен на сохранение одной или двух контролируемых ими планет.
     – Мелкие сошки, – прокомментировал Джейкоб, – это оставшиеся крупные игроки, такие как Баал, Камул и Аматерасу, имеют значение, – заявил он. – Мы думаем, что, скорее всего в ближайшем будущем, к войне с Апофисом присоединится и Аматерасу, у неё есть связи с Бастет.
     – Значит мы сможем увидеть Кали, Бастет и Аматерасу вместе? – спросил Даниэль. – «Девичья Сила» 23 Гоа'улдов, – пошутил он.
     Джейкоб улыбнулся.
     – Если бы Апофис не унаследовал от Сокара столько военной техники, это был бы великий день в истории Ток'ра, – заметил он. – Системные Лорды собираются избить друг друга до полусмерти, жаль что Апофис легче перенесёт потери.
     – А вы не думали о том, что можно снабжать разведданными его врагов? – спросил Тил'к.
     – Вступить в союз с Гоа'улдами? – в ужасе воскликнула женщина Ток'ра.
     – Да, чтобы ослабить самого опасного из всех, – ответил Тил'к. – Обсудив ситуацию с Мастером Бра'таком, мы решили сконцентрировать усилия Сопротивления Джаффа на борьбе с Апофисом и прекратить операции против противостоящих ему Системных Лордов, – сказал он им.
     – Мы сделаем то же самое, – добавил О'Нилл. – Будем совершать набеги только на миры, принадлежащие Апофису, вывозить склады снабжения, запасы наквадаха и вообще всё полезное, – сказал он. – Он уже перенапрягся, даже небольшие удары могут иметь большой эффект, – отметил он. – Ты же знаешь, что несколько наших спецподразделений, доставленных замаскированными Тел'таками к целям выявленным вами, действительно могут подпортить жизнь Апофису, – напомнил он.
     Джейкоб задумался.
     – Если он усилит гарнизоны своих объектов из-за нападений, это ослабит его силы на передовой, – начал рассуждать он. – И хотя это всё равно не склонит чашу весов в сторону его противников, но сильно подпортит ему планы кампании.
     – Эй, в худшем случае это, по крайней мере, по-настоящему его разозлит, – усмехнулся О'Нилл.
     – Очень интересная идея, Джек, об этом я тоже поговорю с Верховным Советником Пер'сусом, – ответил Джейкоб, откусывая ещё кусочек фрукта.
     Позже, поднявшись на поверхность с несколькими людьми из Службы Безопасности Ток'ра, Людмила Андианова установила несколько мишеней и начала демонстрацию нового ручного оружия, которое они привезли с собой в обмен на технологии Ток'ра и их техническую помощь. Ток'ра были удивлены эффективностью Лазерных винтовок, легко прорезающих довольно толстую стальную пластину с гораздо большей дистанции, чем прицельная дальность посоха, а с подствольной Икс-Комовской копией Зэт'ник'тела, их можно было использовать и в качестве нелетального оружия. Мощь Плазменных пистолетов Сектоидов была не менее примечательна. Хотя они были компактны, тем не менее, они были мощнее и точнее посохов Джаффа, и могли стрелять очередями, так же как пулеметы Тау'ри, давая стрелку, при необходимости, огромную огневую мощь. Их единственным недостатком был ограниченный боезапас в двадцать шесть зарядов, что делало их непригодными для длительного боя при отсутствии запасных обойм. На самом деле, конечно, агенты Ток'ра редко вступали в такие бои, им нужно было что-то, что могло бы вызвать большой хаос в короткий промежуток времени, и Плазменный пистолет очень хорошо соответствовал этому критерию. Несколько Ток'ра позже были обязаны своими жизнями этим пистолетам, когда в безвыходной ситуации им пришлось пробиваться с боем.
     Один скандальный случай, произошел примерно год спустя. Когда загнанный в угол Ток'ра, посмотревший боевик Чоу Юнь-Фата во время посещения базы Альфа, вытащил пару Плазменных пистолетов и перестрелял целое отделение чрезвычайно самоуверенных воинов Джаффа, пытавшихся захватить его во время побега. Он был, возможно, даже более удивлён результатом, чем мёртвые и тяжело раненные Джаффа, которых он оставил позади. Культура Тау'ри настолько коварна, когда ты приобщаешься к ней, она полностью меняет твой взгляд на Вселенную и заставляет пробовать то, о чем ты раньше и не мечтал.
     Примечание автора:
     Первая часть главы, конечно же, является результатом практически неизменного эпизода 5:03 "Ascension". Захват ИксЗВКом Орлина и получение от него технологий Древних показались мне чрезмерным, поэтому у меня этого не произошло. Однако остатки самодельных Звёздных врат были слишком хорошей точкой сюжета, чтобы проигнорировать их, и поскольку в каноне ЗВ-1 установлено, что Толланы действительно построили свои врата (с помощью Ноксов), казалось логичным обратиться к ним.
     Эпизод 5:04 "The Fifth Man"(пятый человек), здесь скорее "шестой человек", идет несколько иначе. Учитывая то, что они делали с Джаффа с помощью MP-5 и P-90. Команды ЗВ вооруженные Лазерными винтовками Икс-Ком, при поддержке гибридов МАЛП/ТОП с роторными плазмомётами, надерут любую задницу. В оригинальном эпизоде остальная часть команды должна была оставить О'Нилла и "Тайлера" позади и бежать в КЗВ под огнем. Здесь это было бы гораздо менее вероятно, ИМХО. Лично я предложил бы Ре'олу обратиться к Ноксам, если был бы на месте О'Нилла в этом эпизоде, так что я переписал его вот так. Даже если КЗВ не сможет связаться с Ноксами напрямую, у них есть контакт через Толлан, которые поддерживают с теми отношения. Ре'олы, подобные Тайлеру, кажутся людьми, с которыми Ноксы поладят и будут готовы спрятать их... чёрт возьми, они спрятали чёртову ионную пушку Толлан, чтобы защитить тех от Гоа'улдов, и это было намного ближе к нарушению их принципов пацифизма, чем возможное предоставление убежища последним остаткам Ре'олов.
     Я решил, что пока Апофис жив и его флот цел, другие Системные Лорды, скорее всего, объединятся против угрозы, как они это, в какой-то мере, сделали в более поздние сезоны против Анубиса и Баала. Я также полагаю, что Ток'ра решат, что действительно отчаянные времена требуют отчаянных мер.

Глава 11

     Ха'так - геостационарная орбита – Май, 2001.
     Полковника О'Нилла и Тил'ка, прибывших через кольцевой транспортёр, встретили и повели на корабельный Пел'так, или мостик, как теперь его называли новые судовладельцы. Конечно, сейчас, когда в КЗВ был установлен набор колец, путешествовать туда-сюда стало намного легче, чем протирать зад в "Глайдерах смерти".
     Большая часть корабля, казалось, кишела инженерами и техниками, пытающимися разобраться в его конструкции. Одна из вспомогательных плазменных пушек Ха'така уже была разобрана и отправлена частями на Землю для реверс-инжиниринга. Ещё одну из главных, более мощную, планировалось отправить в ближайшее время. Пока казалось, что всё плазменное оружие Гоа'улдов строилось на тех же базовых принципах что и посох Джаффа, и представляло собой просто его же увеличенные версии, с некоторыми необходимыми изменениями, сделанными чтобы приспособить его к возросшим размерам и мощности. Таким образом, специалисты отдела НИОКР не работали вслепую, они были уверены, что смогут разобраться с оружием не за месяцы или годы, а всего лишь за считанные недели.
     Пробираясь по коридору, они наткнулись на Ток'ра Анис, которая объясняла принципы работы субсветовых двигателей нескольким, записывающим за ней, учёным Икс-Ком и КЗВ, в то время как она отслеживала маршрут нескольких внутренних кабелей проходящих по кораблю. Она кивком поприветствовала О'Нилла и Тил'ка, но продолжила свою лекцию. Единственная кто следовала за ней, и казалось, не была в восторге ни от её слов, ни от её внешности - это скучающая женщина с Лазерной Винтовкой в форме Икс-Ком, которой было поручено присматривать за Анис на случай, если Ток'ра что-то замышляют.
     Кое-что интересное было уже установлено. Хотя Сектоиды и не пытались войти в атмосферу, они посылали разведчиков в околоземное пространство, что выявило у корабля Гоа'улдов такие же проблемы с обнаружением кораблей Сектоидов на дальней дистанции, как и у Асгардов. Это не было неожиданным, Локи хотел избежать внимания как Системных Лордов так и его собственного народа. Ха'так мог отлично захватить цель на относительно коротких расстояниях в сотни миль, но сначала его нужно было направить ближе к врагу с помощью более примитивного, но, тем не менее, в данном случае более эффективного, радара землян. Также следует отметить, что щиты Гоа'улдов оказались менее энергоэффективны, чем похожие, модифицированные Асгардом, дефлекторные щиты Сектоидов, используемые сейчас «Огненными штормами» Икс-Ком. Анис уже предположила, что это открытие может стать основой для разработки более стойкого гибридного щита, который выдержит больше попаданий, чем щит стандартного Ха'така. Хотя он всё ещё будет намного слабее щитов Асгарда старой конструкции, таких какие установлены на кораблях класса Белискнер.
     В долгосрочной перспективе, когда с конвейера начнут сходить более совершенные и несколько более крупные F-302, планировалось по одному разбирать отсеки "Глайдеров смерти" и переоборудовать их под новые машины. Считалось, что этот корабль лучше использовать в качестве авианосца, а не линейного боевого корабля, так как Земля имеет только один такой и не может позволить себе, чтобы его разбивали без пользы. Ударная мощь пятидесяти с лишним новых истребителей Тау'ри, вооружённых лазерами, плазменными пушками и термоядерными боеголовками, усиленными наквадахом, должна будет заставить большинство врагов призадуматься. Сам корабль при этом оставался бы в безопасности.
     Когда они наконец прибыли на мостик, сидящий в капитанском кресле Полковник Колдуэлл повернулся к ним и прищурился.
     – Полковник О'Нилл, – поприветствовал он своего гостя с ноткой враждебности в голосе. – Тил'к, – добавил он, кивнув Джаффа, – добро пожаловать на борт.
     О'Нилл не знал, в чём причина такого отношения, сам он был бы вне себя от радости, если бы ему поручили командовать судном, таким же славным как это, но Колдуэлл, его сослуживец из ВВС США, не казался таким уж счастливым.
     – Наслаждаешься новым назначением, Стивен? – спросил он, решив, что, раз уж они в одном звании и встречались несколько раз раньше, некоторая неформальность будет уместна.
     – До недавнего времени наслаждался, Джек, – ответил Колдуэлл, оглядывая мостик, который в настоящее время был лишь частично укомплектован персоналом.
     – Проблемы с кораблем? – спросил О'Нилл.
     – С кораблем всё в порядке, работает как положено, – ответил Колдуэлл, – У меня проблема с экипажем, и по твоей вине, – заявил он.
     – Что я такого сделал? – в замешательстве спросил О'Нилл.
     Колдуэлл скрестил руки на груди.
     – Когда я принимал командование этим кораблем, мне сказали, что название ему ещё не придумали, – начал он, – затем кто-то решил, что можно собрать наиболее популярные, и позволить всем в Икс-Ком и КЗВ проголосовать.
     – А-а, – смущённо отозвался О'Нилл.
     – Так вот, когда результаты были подсчитаны, я проверил, почему именно это предложение победило и получило так много голосов, и обнаружил, что некий уважаемый Полковник проводил агитационную кампанию в его пользу, – продолжил Колдуэлл. – Оно набрало столько голосов в командах ЗВ и среди ученых гиков, что пробилось через все приличные имена на первое место.
     – Тил'к помог, – ответил О'Нилл, в попытке разделить ответственность.
     – Именно, – согласился Тил'к, – я разговаривал со многими колеблющимися избирателями, – с гордостью заявил он.
      Полковник Колдуэлл что-то мрачно пробормотал себе под нос.
     – Никто с моими волосами не должен быть капитаном звездолёта под названием чёртов «Энтерпрайз», – прорычал он.
     О'Нилл отчаянно боролся с ухмылкой, даже стоическому и всегда немногословному Тил'ку было трудно сохранять бесстрастное выражение лица.
     – А в чём проблема, Стив? – спросил он невозмутимо.
     – Проблема в том, Джек, что все на этом корабле стали называть меня за глаза Жан-Люк Пикар, а некоторые гражданские и прямо в лицо, – пожаловался он.
     О'Нилл, продолжая сдерживать улыбку, почувствовал как его щека дернулась.
     – Это… подрывает авторитет командования, – заметил он. У Колдуэлла была репутация довольно жёсткого, сурового, но справедливого человека, и он был не из тех, кто получает удовольствие от подобных вещей.
     – Вот именно, – категорично ответил Колдуэлл.
     Полковник О'Нилл на несколько секунд задумался.
     – Ты знаешь, я вижу решение, – сказал он наконец.
     – Я весь внимание, Джек, – ответил Колдуэлл с ноткой надежды в голосе.
     – О'кей, вот моя идея, – начал О'Нилл, склонившись так, чтобы никто, кроме Тил'ка, не смог подслушать. – Ты начнёшь носить дорогой, но неубедительный парик, будешь целоваться с инопланетной крошкой Анис, и тогда они начнут называть тебя Кирком, – посоветовал он самым серьёзным тоном, на который только был способен.
     Колдуэлл несколько раз моргнул и снова прищурился.
     – Я могу приказать вышвырнуть тебя из шлюза, ты ведь это знаешь, верно? – холодно спросил он.
     – Это того стоило, – радостно ответил О'Нилл. – Можешь расслабиться Тил'к, – добавил он. И Джаффа расхохотался так, как не смеялся с тех пор, как рассказал анекдот про гвардию Сетеша.24
     – Вон с моего мостика! – резко приказал Колдуэлл, как только смех Тил'ка стих.
     
     Море Лаптевых – Полярный круг – Май, 2001.
     Капитан Майкл Редмонд ухмыльнулся, когда догнал «Линкор» Сектоидов. Тот, по какой-то причине, не выжимал всё возможное из своих двигателей, позволяя его «Огненному шторму» поспевать за большим инопланетным кораблём. Как только тот приблизится на шестьдесят километров, он радостно засунет ему в задницу ядерную, усиленную наквадахом, ракету «Лавина», а затем вернётся домой и нарисует ещё одну летающую тарелку на борту своего «Перехватчика», по крайней мере, таков был план.
     «Удивительно, что противник не делал этого раньше», подумал Редмонд, преследуя свою жертву. Ещё один, точно такой же вражеский корабль, в настоящее время находился на другом конце света, направляясь через Тихий океан в сторону Южной Америки, и именно поэтому корабль, недавно получивший название «Энтерпрайз», был задействован там, а не здесь. Трофейный Ха'так был адским оружием, но чего он не мог сделать, так это находиться в двух местах одновременно, что означало, что ЦУП должен был правильно распределить цели. Вылетевший с базы Икс-Ком «Европа» Редмонд, был откомандирован из ВВС США, и он надеялся, что эта миссия даст ему шанс наконец, получить двузначное число сбитых. В последнее время в войне было затишье, и он беспокоился, что никогда не разнесёт свой десятый НЛО. Одно можно было сказать наверняка, он не хотел проиграть другому «Огненному шторму», идущему с базы Икс-Ком в Японии, поэтому, выходя на дальность стрельбы, включил двигатели истребителя на полную мощность.
     Плазменная пушка на «Линкоре» превосходила по дальнобойности его ракеты, так что легкой прогулкой это не будет. Щит установленный на его истребителе, вполне выдержит одно попадание, но затем он отключится, и после этого всё, на что можно будет рассчитывать, - это броня «Огненного шторма» и удача. Адреналин начал расти, когда он приблизился на расстояние менее ста километров. Редмонд не сразу заметил изменения на радаре - точка распалась на один четкий и один более слабый сигнал, и второй начал быстро, очень быстро приближаться.
     Его первой мыслью было, что «Линкор» выпустил по нему ракету класса «Воздух-Воздух». Такое произошло впервые, но не выходило за рамки возможного, если учесть, что тупым враг не был, а люди успешно использовали такие штуки уже в течении более двух лет. Прекратив преследование и сбросив скорость для повышения маневренности, пилот включил на максимум свою гибридную, построенную на технологиях Тау'ри/Гоа'улдов/Сектоидов, систему РЭП, и приготовился к уклонению от ракеты.
     Внезапный и очевидный удар плазмы по щитам изменил мнение Редмонда о том, что это за нечёткий сигнал был на его радаре.
     – Сукин сын достал себе грёбаный эскорт истребителей! – воскликнул он, разворачивая «Огненный Шторм» и начиная выполнять серию жёстких маневров с большими перегрузками, которые мгновенно отключили бы его, если бы не установленная на его машине система инерционных гасителей, скопированная с «Глайдера смерти» Гоа'улдов.
     – Ракеты не могут захватить цель, – прорычал Редмонд, когда по его щитам снова ударила плазма. Вражеский истребитель, похоже, имел гораздо лучшую РЭП, чем все предыдущие корабли, с которыми сталкивались Перехватчики Икс-Ком, и хотя его плазменной пушке было далеко до пушки «Линкора», тем не менее, мощность щита начала падать.
     Ещё один крутой вираж, и «Огненный шторм» оказался практически лицом к лицу со своим противником, маленьким аппаратом в форме блюдца, почти такого же размера как и его машина, с чуть более плавным и эстетичным дизайном, чем у других кораблей Сектоидов. Он промелькнул прямо перед носом «Огненного шторма», и Редмонд обнаружил, что захват цели проходит, но только на близком расстоянии, что было совсем не тем, чего бы ему хотелось с ядерными, усиленными наквадахом, «Лавинами» на борту.
     – Шустрый маленький ублюдок, – отметил Редмонд, когда инопланетный истребитель продемонстрировал, что быстрее. Его плазменное оружие продолжало грызть щиты при любой возможности. – О'кей, давай сделаем это по старинке, – сказал пилот, открывая второй оружейный отсек и включая Лазерную пушку.
     Две тарелки танцевали в воздухе, это было больше похоже на собачью свалку Первой Мировой Войны, а не на воздушный бой двадцать первого века, никакой снайперской стрельбы ракетами, с большой дальности и без визуального контакта, и никакого мощного оружия направленной энергии. Это была скорее поножовщина, и «Огненный Шторм» был явно в невыгодном положении.
     Хотя в бою он мог легко переманеврировать любого земного оппонента, в отличие от своего противника «Огненный Шторм» не был специализированным аэрокосмическим истребителем завоевания превосходства, это был чистый перехватчик с Лазерной пушкой рассчитанной на максимальную силу луча, а не на скорострельность.
     – Меня сейчас заклюют до смерти, – процедил Редмонд, стиснув зубы. Выстрелы пушек инопланетного истребителя опускали мощность щита всё ближе и ближе к нулю. Он вовсе не горел желанием узнать, что плазменное оружие сделает с его броней когда щит исчезнет, и решил, что будет разумнее бежать со всех ног. К сожалению, когда он попытался оторваться, то обнаружил, что истребитель пришельцев не просто более манёвренен, эта чёртова штука имела лучшее ускорение и была быстрее.
     Когда решимость перешла в панику, Редмонд, чтобы выйти из боя, попытался сделать серию быстрых случайных поворотов и петель, но это ни к чему не привело, пока он снова не оказался нос к носу с вражеским истребителем и рефлекторно не включил свою Лазерную пушку. На этот раз обжигающий луч когерентного света глубоко врезался в тарелку, заставив инопланетянина отпрянуть. «По крайней мере, у них ещё нет щитов», – с облегчением подумал Редмонд, – «у нас всё ещё есть преимущество над ублюдками».
     Воспользовавшись временным изменением ситуации, Редмонд резко накренился вправо, включил на максимум Элериумный гравитационный двигатель и перевел «Огненный Шторм» в крутое пикирование. Если бы он только смог вернуться к земле, вместо собачьей свалки над морем и редкими айсбергами, он мог бы устроить истребителю пришельцев веселую погоню на бреющем полёте среди складок местности.
     Это могло бы сработать, если бы линкор не решил закончить бой. Он вошёл в зону досягаемости своей огромной плазменной пушки и выпустил единственный заряд, который мгновенно снёс остатки щита «Огненного Шторма», испарил его броню и перегрузил наквадаховый реактор, расположенный сразу за креслом пилотов. Взрыв за микросекунду распылил корабль и его пилота на тысячи мелких кусков. Даже при дневном свете вспышка была видна на десятки миль.
     Истребитель пришельцев развернулся и присоединился к сопровождаемому кораблю. Когда «Линкор» стремительно приземлился в районе села Казачье на Севере Сибири и начал массовое похищение людей, истребитель выполняя воздушное патрулирование, без особых усилий сбил пару российских МиГ-31, пытавшихся его атаковать. Второй «Огненный Шторм», летевший из Японии, получил приказ вернуться на базу до тех пор, пока новая угроза не будет должным образом проанализирована. Прежде чем Корабль Икс-Ком «Энтерпрайз», находящийся на орбите, успел вмешаться, и «Линкор», и его Истребительный эскорт вновь покинули атмосферу, ускорились и удаляясь от Земли исчезли со всех сенсоров.
     Телеметрия переданная с «Огненного шторма» Редмонда показала тревожную информацию шокировавшую всех. Сектоиды явно ещё не показали всех своих возможностей, они продолжали внедрять новые технологии, и Земля не была в безопасности, как кое-кто начинал думать.
     Второй «Линкор» со своим истребительным эскортом были разорваны в клочья Ха'таком над Тихим океаном, но ни Локи, ни его ИИ-копию не заботила потеря нескольких клонов или легко заменяемых кораблей. Человеческий генетический материал и подопытные были более ценны, чем экипажи кораблей, первые несли в себе секрет спасения расы Асгардов от вымирания и, может быть, возможности вознесения, последние, будь то Сектоиды, Мутоны или другие расы, просто выращивались в пробирке по мере необходимости. Земля была бесконечным генетическим ресурсом, который нужно было разграбить, пока люди на ней не подняли ставки в игре ещё выше.
     После этого, как всегда, Икс-Ком зализывал свои раны и готовился к следующему раунду, ещё больше чем раньше полный решимости дать отпор, невзирая на потери или техническое отставание. Война могла идти и в небе, и на земле, но выиграна она будет в лаборатории. И если легионы Локи считали, что видели всё, на что способно человечество, то их тоже ждал ужасный шок. Глубоко внутри горы в Зоне 51 собирался первый прототип F-302X «Мрачный Жнец». Техники работали круглосуточно, удвоив усилия, чтобы как можно скорее подготовить к боям аэрокосмический истребитель.
     Снова прижавшись к канатам с разбитым носом, Тау'ри собирались сделать то, что делали всегда - выйти на бой снова.
     
     Гора Шайенн – Земля – Май, 2001.
     Несколько месяцев назад команда инженеров и техников установила на задней стене Зала Управления Вратами большой плоский экран с Глобусом Икс-Ком, и генерал Хаммонд с помощью пульта дистанционного управления медленно вращал изображение Земли висящей в космическом пространстве. Восемь ярко-синих квадратиков, нанесённых на карту, показывали расположенные по всему миру базы Икс-Ком, два оранжевых обозначали Зону 51 и Ямантау, а один белый квадрат указывал на расположение КЗВ.
     Мерцающий голубой бриллиант, движущийся по поверхности изображённой планеты, показывал, что захваченный у Гоа'улдов Ха'так находится прямо над этим местом. Жёлтые бриллианты обозначали корабли Икс-Ком в полёте, либо перехватчики, «Огненные шторма» и старые XF-701, вернувшиеся в строй после недолгого вывода из эксплуатации, или сверхзвуковые транспортные СВВП «Скайрэйнджер». Красные алмазы были вражескими НЛО, и их было три. К одному из них направлялся голубой алмаз, а несколько желтых - к каждому из двух других.
     – Каждый раз, когда они появляются, их сопровождает всё больше истребителей, – ровно заявил Командующий Шарп, стоявший позади Хаммонда. – По крайней мере, три или четыре штуки на каждый «Линкор», – заявил он. – Они превосходят наши «Огненные штормы» даже при наличии у тех щитов, а старые Перехватчики теперь - не более чем корм для плазмы.
     Новые символы, на этот раз оранжевые бриллианты, появились, казалось, прямо из символа Ха'така.
     – «Глайдеры смерти»? – спросил Хаммонд.
     – Да, – ответил Шарп. – Они, конечно, не справятся с Фу-истребителями 25 один на один, но у нас сейчас пятнадцать из них перевооружены лазерами, а количество уравняет шансы. В основном мы пытаемся использовать их, чтобы прогнать ублюдков, преследуем не давая приземлиться, иногда это срабатывает, – сказал он, – иногда нет.
     – А что насчёт остальных «Глайдеров смерти»? – спросил Хаммонд. – Мы же на Ха'таке захватили больше пятнадцати, – заметил он.
     – Они все будут перевооружены, но на это и на то, чтобы очистить бортовые компьютеры от всяких неприятных сюрпризов, оставленных Гоа'улдами, требуется время, – ответил Шарп. – Стряхнули пыль даже со старого X-301, это не так много, но у него есть скорость чтобы догнать НЛО, а нам нужна каждая птичка, которую мы можем поднять в воздух, – сказал он. – Как только вернётся тот «Глайдер смерти», который одолжили ЗВ-1, его тоже бросят в бой.
     Хаммонд кивнул. Каким-то образом майор Картер дестабилизировала звезду, обойдя систему безопасности Звёздных врат, и в настоящее время команда пыталась спасти обитаемый мир под названием К'тау, введя сверхтяжелый элемент, называемый Маклариум, в солнце планеты. Это было бы очень трудным делом, даже если бы они не разобрали «Глайдер смерти» на части и не отправили его на К'тау для сборки. Как только она будет завершена, они вылетят из атмосферы, приблизятся как можно ближе к звезде и запустят Маклариум, в надежде решить проблему. Какой-то местный религиозный фанатик пытался саботировать сборку, полагая, что такова воля богов - "Асгардов", которым поклоняются жители К'тау. Но прежде чем успел что-то сделать, был подстрелен из Зэта бдительным часовым Икс-Ком.
     – Какие потери среди пилотов? – тихо спросил он.
     – Слишком большие, – ответил Шарп, – но, хотя мне и неприятно это говорить, потерянные самолеты, вот что ещё хуже, – спокойно продолжил он, – мы всегда можем заменить пилотов, у нас есть лётчики-истребители из ВВС всех крупных держав Земли, но мы просто не успеваем с производством Перехватчиков, достаточным для восполнения потерь, – сказал он. – «Огненный шторм» никогда не предполагалось строить в больших количествах, он был лишь промежуточным звеном до F-302X. И хотя тот прошел все тесты, производственные линии для него в Зоне 51 и Ямантау ещё не закончены.
     – Никогда не задумывался, что чувствовали Королевские ВВС в первые дни Битвы за Британию, когда Люфтваффе уничтожали «Истребительное Командование» быстрее, чем британцы успевали ремонтировать аэродромы, обучать пилотов и выпускать «Спитфайры» и «Харрикейны»? – спросил Хаммонд.
     – Кажется, у меня есть идея, – ответил Шарп. – Не очень-то хочется заново пережить то, через что прошли Королевские ВВС, – добавил он. – Немцы прекратили атаковать КВВС и начали террористические бомбардировки городов, это дало «Истребительному Командованию» передышку необходимую для восстановления, но это означало, что под главный удар попали гражданские, – сказал он. – Если бы в тридцатые я возглавлял Королевские ВВС, этого бы не случилось.
     – И что бы ты сделал? – с любопытством спросил Хаммонд.
     – Я Икс-Ком, мы выиграем войну в лаборатории, – ответил Шарп. – Я бы подкинул денег Фрэнку Уиттлу, когда тот пришел с этой сумасшедшей идеей «без пропеллера». Можешь себе представить, что подумал бы первый пилот «Мессершмитта», летевший над Ла-Маншем в 1940-м и сбитый реактивным истребителем? – спросил он риторически. – Так могло бы быть.
     Хаммонд увеличил изображение на экране, в том месте Земли, где сошлись вместе несколько красных и желтых бриллиантов. Где-то над Австралией пилоты землян и пришельцев сражались за свои жизни. Всё это казалось таким далеким, пока Хаммонд не представил себя в кабине «Огненного шторма», высоко над красной пустыней, дерущимся в собачьей свалке с вражеской, намного превосходящей его, машиной. Один из желтых бриллиантов исчез с экрана, означая потерю корабля Икс-Ком.
     – Благослови тебя Бог, сынок, – сказал Хаммонд, представив себе обломки самолета и труп молодого пилота, падающие на Землю.
     – Достали одного, – сказал Шарп, когда большой красный бриллиант посреди трех меньших превратился в белый крест, показывающий что НЛО сбит. – Через тридцать минут там будет группа захвата, – сказал он. – Скорее всего, это был «Сборщик», они собирают скот и чудаков-фермеров в той части света, – сказал он. – Мы сбили несколько маленьких, но пока не нашли ни одного достаточно неповрежденного, чтобы было что изучать, – сказал он. – Сделали модификацию наших лазеров, чтобы пилоты могли выбрать менее мощный выстрел с более высокой скорострельностью, который поможет в собачьей свалке, но нам действительно нужно заглянуть внутрь одной из этих штуковин, чтобы понять, почему они так хорошо обманывают систему наведения ракет.
     – Кто предложил название для них? – cпросил Хаммонд.
     – Фу-истребители? – ответил Шарп. – У нас в штате полно людей, которые серьёзно помешаны на летающих тарелках, – сказал он. – «Фу-истребители» - так называли НЛО, которые жужжали над самолетами по всему миру во время Второй Мировой войны. Это имя показалось нам таким же хорошим, как и любое другое, поэтому прижилось.
     – Они всё равно уходят, – отметил Хаммонд. Три истребителя эскорта пришельцев, ускоряясь выходили из боя, оставляя далеко позади даже гиперзвуковые «Огненные штормы».
     Шарп кивнул.
     – Мы сбили корабль который они сопровождали, и они бегут, но это пиррова победа, – сказал он. – Потерян ещё один чёртов «Огненный шторм».
     – И ещё один храбрый человек, – подчеркнул Хаммонд.
     – Жаль только, что у нас нет столько самолетов, сколько мужественных людей, Джордж, – ответил Шарп. – Первые у нас кончатся гораздо быстрее, чем вторые, – заявил он. – Когда мы поднимем «Жнецов» в воздух, то заставим этих инопланетных ублюдков заплатить, посмотрим, как им понравится в кои-то веки столкнуться с более совершенными технологиями, – сказал он, когда Хаммонд вернул масштаб изображения на экране обратно. С ближайшей базы, тоже в Австралии, хотя и в пятистах милях от места крушения НЛО, уже вылетел «Скайрэйнджер» и направлялся к своей цели с отрядом решительных и хорошо вооружённых солдат на борту. Это было одно из отличий этих дней, пехотинцы Икс-Ком наконец-то были вооружены как следует, сотрудники отдела НИОКР передали в подразделения винтовки «Тяжелая Плазма», и дни, когда пришельцы просто отмахивались от выстрелов и открывали ответный огонь, закончились. Даже восьмифутовые бронированные бегемоты-Мутоны падали как и все остальные, когда попадали под плазменный выстрел из этого оружия.
     – Что ж, я слышал они решили не включать тебя в состав делегации на Толлану, – сказал Хаммонд, положив пульт и повернувшись, чтобы взглянуть через бронированное стекло на Звёздные врата.
     – Не могу сказать, что был слишком удивлён, Джордж, а ты? – риторически спросил Командующий Шарп.
     – Ну, на Толлане ты не такой нежеланный гость, как у Ноксов, Расс, – ответил Хаммонд, стараясь придать своему голосу как можно больше уверенности.
     – Завербовали какого-то дипломата, – сказал Шарп. – Она вроде бы горячая штучка, и её привезут сюда, – сказал он. – Всегда хотелось поприсутствовать, когда новым людям рассказывают о том, чем мы зарабатываем на жизнь.
     – Никто в такое не верит, пока не увидит собственными глазами, – ответил Хаммонд. – Проведём для нее специальную экскурсию? – спросил он.
     – Я не скажу ей о кольцах, если и ты не скажешь, – с усмешкой ответил Шарп. – Нам просто нужно поставить её в нужное место и отправить на «Энтерпрайз».
     – Как её зовут? – спросил Хаммонд.
     – Доктор Элизабет Вейр, – ответил Шарп. – Если она так хороша, как говорят, может быть, ей удастся уговорить Толлан, поменяться некоторыми технологиями и открыть постоянное Посольство, – сказал он. – Вроде бы, наш Договор с Ток'ра основывается на некоторых её работах... Она, вероятно, захочет получить комиссионные, когда узнает, – рассудил он. – О, да, и она не в восторге от военных, а это значит, держу пари, что она действительно возненавидит Икс-ком, и это создаст весёлые рабочие отношения, – сказал он со вздохом смирения.
     – Эти испытания посланы нам свыше, Командующий, – заметил Хаммонд.
     – Я предпочёл бы иметь дело с десятью Сектоидами или пятьюдесятью Джаффа, чем с одним пацифистом-политологом, – заявил Шарп. – Как бы они тебя ни раздражали, против них даже нельзя использовать шоковую дубинку, – посетовал он.
     – Значит, снова будешь выполнять боевые задания за пределами планеты, чтобы не попадаться ей на глаза? – спросил Хаммонд.
     – Думаю, мы оба знаем, что так будет лучше, – честно ответил Шарп.
     Примечание автора:
     Ввёл ещё несколько персонажей как из «ЗВ-1», так и из сериала «Звёздные Врата: Атлантида», это проще, чем придумывать своих собственных. Я думаю, что почти все помнят Вейр и Колдуэлла, но Редмонд менее известен, в ЗВ-1 он был пилотом F-302 под командованием подполковника Кэмерона Митчелла, и был сбит во время битвы за базу Древних в Антарктиде, у меня, вместо этого, он погиб в «Огненном шторме» над Арктикой.
     В X-COM: Interceptor инопланетный истребитель типа 1 получил прозвище "Рейф". Я решил, что это будет слишком запутанным в долгосрочной перспективе, и поэтому назвал его "Фу-истребитель", что соответствует теме НЛО.
     

Глава 12

     Колорадо – Земля – Июнь, 2001.
     – Обычно я летаю бизнес-классом, – сказала Элизабет Вейр пилоту «Скайрэйнджера», когда они проносились над Скалистыми горами на опасно низкой, по её мнению, высоте, хотя пилот казался совершенно расслабленным.
     – Поверьте, вам лучше сидеть рядом со мной в кабине, – ответил пилот. – Когда проектировали эти штуки, о комфорте пехоты никто не думал, – сказал он ей. – Если попадете в зону турбулентности, сидя вон на тех откидных сиденьях, можете остаться без зубов, – заявил он, указывая на пустой трюм транспортного СВВП.
     – С какой скоростью мы летим? – спросила Вейр.
     – Около шестисот пятидесяти узлов, – ответил пилот, – меньше скорости звука, но если понадобится, я могу довести её до 1.1 Маха, – сказал он ей, – это чертовски быстрее, чем лететь на вертолёте или CV-22 26 .
     – Вы американец? – уточнила Вейр. До этого момента они почти не разговаривали во время полёта, она пыталась справиться с той кучей материалов, который ей дали и была слишком поглощена чтением.
     – ВВС США, откомандирован в Икс-Ком, – сообщил пилот. – Эй, у нас появился эскорт на последние несколько миль, думаю, вас хотят поприветствовать подобающим образом, – сказал он ей, указав через левое стекло кабины на догнавший их аппарат.
     Вейр посмотрела через стекло.
     – Это летающая тарелка, – сказала она с недоверием.
     – Перехватчик «Огненный шторм», – пояснил пилот улыбнувшись. – Бэк-инжиниринг техники пришельцев, в наши дни мы используем их штучки, чтобы сбивать их, – сказал он ей, махнув рукой другому пилоту, который помахал в ответ. – Говорят, что в конце концов «Скайрэйнджер» заменят самолётом разработанным по инопланетным технологиям, но это не является первоочередной задачей, так что займёт какое-то время.
     Пока Вейр наблюдала, пилот «Огненного шторма» решил покрасоваться, развернул перехватчик на 90 градусов, так чтобы он летел боком, а затем сделал невероятно плотную комбинацию петли и переворота, которая каким-то образом закончилась тем, что летательный аппарат в форме блюдца оказался прямо перед ними, и пошёл задом наперёд с той же скоростью, с которой летели они.
     – Сколько стоит один такой? – спросила Вейр, поражённая манёвренностью летательного аппарата.
     – Хотите верьте, хотите нет, но они намного дешевле F-22-х, – ответил ей пилот, когда «Огненный шторм» повторил свой маневр в обратном направлении и занял прежнюю позицию, снова полетев рядом в качестве эскорта.
     – Это замечательная птичка делает более 6 Махов, жаль что баги летают ещё лучше теперь, – сказал он с грустью.
     – Баги? – спросила Вейр.
     – Сектоиды, маленькие серые ублюдки, – объяснил пилот. – Каждый раз, когда мы думаем, что догнали их, они внедряют что-то новое и мы опять играем в догонялки, – сказал он ей.
     Вейр кивнула, краткий анализ, который ей предоставили, говорил примерно то же самое.
     – Вы их когда-нибудь встречали? – с любопытством спросила она.
     – Обычно я вижу только мёртвых или потерявших сознание, лежащих в конце салона, когда операция уже закончена, мэм, – ответил пилот. – Нескольких видел в Изоляторе пришельцев, но там, в основном, они просто таращатся на тебя через стекло своими большими чёрными глазами, – сказал он, решив не упоминать тот факт, что, как и большинство людей в Икс-Ком, дразнил заключенных ради забавы.
     – Они не разговаривают, я слышал что Асгарды умны, но Сектоиды... они сделаны сообразительными настолько, насколько это необходимо, их офицеры умнее пехоты, но всё ещё не достаточно. По мнению экспертов, мозгов у них ровно столько, сколько нужно чтобы управлять машинами и знать, когда пригнуться в перестрелке, – сказал он.
     – Клоны - это пустой сосуд, ожидающий когда его наполнят, – процитировала Вейр один из отчётов. – Локи программирует их на выполнение работы, и они делают её, с минимальной личной инициативой и без больших рассуждений, – сказала она.
     – Каждый, теперь, хотел бы заполучить в свои руки этого злобного сына пробирки, – практически прорычал пилот. Асгардский учёный, изгой и, как предполагалось, главнокомандующий, ценился в кругах Икс-Ком и КЗВ столь же высоко как и Влад Цепеш27.
     Когда Вейр ещё раз взглянула на летящую рядом с ними тарелку, ей в голову пришла мысль.
     – Эта штука с ядерным оружием на борту? – нервно спросила она.
     – Надеюсь что так, иначе от неё, как от эскорта, будет мало толка, – ответил пилот. – Три ракеты AIM-54X «Лавина», с боеголовками изменяемой мощности, – уточнил он, – от двух до двухсот килотонн, в зависимости от того, насколько большой взрыв нужен пилоту. – Для сравнения, взрыв в Хиросиме был тринадцать килотонн, – сказал он. – Конечно, если сравнивать с некоторыми большими боеголовками, которые они запасают на всякий случай, «Лавина» покажется фейерверком, – продолжил он. – Говорят, что их мощность измеряется гигатоннами.
     – И зачем были нужны все эти договоры о разоружении, которые я помогала заключать, – пробормотала Вейр.
      – Даже у грибовидного облака есть светлая сторона, – ответил пилот. – Спасибо Господи за «Холодную войну», – пошутил он, – ядерные державы накопили достаточно оружейного плутония, чтобы снабжать Икс-Ком боеголовками в течение многих лет. – Мы были бы сейчас по колено в космических монстрах, если бы не могли заставить их светиться в темноте, – высказал он свое мнение. – Будем на «Горе» через пять минут, мэм, – сказал он, – вас встретит джип и отвезёт со взлётной полосы на базу, а там кто-нибудь из сотрудников КЗВ сопроводит до объекта.
     – Здесь вы базируетесь? – спросила Вейр.
     – Нет, я летаю с североамериканской базы Икс-Ком, – ответил пилот. – Обычно я не работаю таксистом у ВИП-персон, а почти каждый день развожу маньяков с лучевыми пушками на перестрелки с космическими пришельцами, – сказал он ей с кривой улыбкой. – В остальное время перевожу грузы между Икс-Ком, горой Шайенн и Зоной 51, которые они не хотят перевозить "Федерал Экспресс", потому что те находятся за городом... далеко за городом, если вы понимаете, что я имею в виду.
     Вейр покачала головой.
     – Не могу поверить что всё это происходит, а я и не знала об этом, – сказала она. – Летающие тарелки, Инопланетные Паразиты притворяющиеся Богами, похищения НЛО реальны...
     – Истина где-то рядом, 28 – невозмутимо ответил пилот.
     Вейр рассмеялась. Приятно было узнать, что люди, вовлеченные во всё это, сохранили чувство юмора и, следовательно, свою человечность, несмотря на всё, что они знали и видели.
     – Вы бывали в КЗВ? – спросила она.
     – Мне устроили экскурсию, когда я в первый раз прилетел на «Скайрэйнджере» в «Гору», – ответил пилот. – Когда разобьём багов, попробую получить перевод, хочу посмотреть галактику.
     – И как там? – спросила Вейр.
     – Если вы видели один секретный подземный бункер, вы видели их все, – ответил он.
     – Нет, мне не приходилось бывать в секретных подземных бункерах, – сказала ему Вейр.
     – Тогда, надеюсь, вам понравится вид бетона, стальных дверей, идущих в открытую труб и воздуховодов, – ответил пилот.
     – Жить на базе я не буду, – сказала ему Вейр, – они купили мне дом в Колорадо-Спрингс.
     – Вы определенно ВИП-персона, – заметил пилот. – Я делю некрашеную комнату с двухметровым стокилограммовым неандертальцем из Австралийской SAS, – пожаловался он. – И он заселился первым, поэтому занял верхнюю койку, – добавил он.
     – Амбал в два метра ростом? – с улыбкой спросила Вейр.
     – О'кей, я немного преувеличил чтобы произвести впечатление, – признался пилот, – метр девяносто пять максимум.
     – Итак, когда вы не выдумываете небылицы, чем же вы занимаетесь в этих рейсах? – спросила Вейр.
     – Обычно я ставлю что-нибудь из «Джонни Кэша» и наслаждаюсь видом, который смазанным пятном проносится мимо на скорости тысяча километров в час метрах в десяти внизу, – ответил он. – Они нас не ограничивают в таких вещах, потому что думают, что мы всё равно долго не протянем, – объяснил он. – «Скайрэйнджеры» становятся магнитами для плазмы, когда направляются в зону высадки находящуюся под огнём, – сказал он ей. – Мой друг был сбит на первом задании, шёл слишком высоко и слишком медленно, и на этом для него игра закончилась, – сказал он со вздохом. – Что до меня, я, летя на операцию по захвату, изо всех сил стараюсь напугать до усрачки парней и девчонок в заднем отсеке. Иду на бреющем на максимальной скорости, уворачиваясь от деревьев и пролетая под линиями электропередач, – заявил он.
     – Опять преувеличение? – спросила Вейр снова улыбнувшись.
     – Не-а, – с усмешкой ответил пилот. – Я не раз возвращался на базу с ветками деревьев, застрявшими в шасси, – сказал он ей.
     Вейр нахмурилась.
     – Для отчёта и ради самосохранения, как зовут того, с которым, я попрошу, чтобы меня больше никуда не отправляли? – спросила она.
     – Майор Джон Шеппард, – ответил пилот. – Если вас встретит боец Икс-Ком летавший со мной на задания, понаблюдайте за гримасой на его лице, – пошутил он. – Я считаю своим долгом делать их счастливыми, когда наконец их путь к цели заканчивается и они выпрыгивают под обстрелом из самолёта, – сказал он. – Эта небольшая дополнительная мотивация имеет решающее значение, – весело заявил он.
     К удивлению и легкому ужасу доктора Элизабет Вейр, несмотря на всю свою браваду, он оказался самым уравновешенным и наименее фанатичным членом Икс-Ком, которого она встретила в тот день.
     
     Гора Шайенн – Земля – Июнь, 2001.
     Когда вошёл Командующий Икс-Ком, ученый поднял глаза. «Кажется его имя Фельгер», – подумал Шарп, хотя и не был полностью в этом уверен.
     – Тело девушки по-прежнему создаёт слабое электромагнитное поле, и время от времени выдаёт всплески которые гробят наше оборудование, – сказал он, поворачивая какое-то устройство так, чтобы Шарп мог видеть показания на дисплее, хотя в этих графиках тот всё равно ни черта не понимал. – Мы перенесли её в эту экранированную комнату, чтобы защитить компьютеры базы, – отметил он.
     – Девушку зовут Кэсси, – сердито заметила, сидящая рядом с кроватью, доктор Фрейзер, снова проверяя температуру дочери. Лихорадка, вызванная странным ретровирусом поразившим её, становилась всё сильнее и сильнее, а её поведение при этом, становилось всё более беспокойным.
     – Просто отпустите меня, – взмолилась Кассандра, – вы убиваете меня, – сказала она. Она знала, что с ней не так, её люди называли это «Мысленным Огнем». Чтобы избавиться от него, нужно было вернуться на Ханку и побродить в одиночестве по лесу.
     В этот момент Шарп нарочито полностью проигнорировал слова девушки.
     – ЗВ-1, уже вернулись из её родного мира P8X-987 с возможным решением, – объявил он.
     Лицо Джанет Фрейзер, до этого выражавшее отчаяние и страх, мгновенно осветилось надеждой.
     – Они нашли лекарство? – спросила она.
     Шарп покачал головой.
     – Они нашли секретную лабораторию в том лесу, в который Кассандра всё время просится, – ответил он. – Похоже Гоа'улд Ниррти экспериментировала на людях, пытаясь создать улучшенную разновидность человеческого существа, уж не знаю каким образом, – признался он.
     – Переписывала их ДНК с помощью ретровируса, – предположила Фрейзер.
     – Ну, как бы то ни было, когда люди народа Кассандры достигают её возраста, их нужно стабилизировать или что-то в этом роде, потому что изменения слишком тяжелы для тела, – сказал ей Шарп. – Ниррти изменяла их гены поколение за поколением, пытаясь создать хок'тара или улучшенного человека, чтобы тот стал лучшим носителем. – сказал он. – Ну, мы сможем подробно её расспросить когда она очнётся, потому что ЗВ-1 поймали эту суку, – сказал он.
     – Она была там? Её поймали ? – откликнулась Джанет, широко раскрыв глаза.
     – Притащили её сюда без сознания, – подтвердил Шарп. – Она использовала какое-то устройство делающее её невидимой, но сделала две ошибки, во-первых шумела, а во-вторых не знала, что у нас есть сканер движения, и полковник О'Нилл подстрелил её из Зэта. Когда она очнётся, мы заставим её сделать то, что она делала, когда лечила других детей.
     – Я не ребенок, – заявила Кассандра, несмотря на бушующую лихорадку, она не собиралась оставлять этот выпад без ответа.
     – В тот день, когда тот, кто моложе меня на двадцать с лишним лет, перестанет быть ребенком, я не выдержу и расплачусь, милочка, – с усмешкой ответил Шарп. – Позволишь мне ещё несколько лет сохранять иллюзию, что я не старый, о'кей? – спросил он с притворной серьёзностью. – Увидимся позже, просто я хотел сообщить вам о том, что происходит, – сказал он Джанет и нахмурился. – Она знает, что должна возместить расходы на лечение, верно? – спросил он, кивнув в сторону Кассандры. – Если карманных денег не хватит, отправлю её в столовую мыть посуду в течение следующих двух месяцев.
     – Эй! – запротестовала Кассандра, когда Шарп повернулся, чтобы уйти. – Он шутит, да? – спросила она и закашлялась.
     Джанет пожала плечами.
     – Надеюсь, что так, – ответила она. – Знаешь, сколько людей там ест каждый день? – риторически спросила она, протягивая руку, чтобы погладить мокрые от пота волосы дочери. «Она вся горит» - подумала Джанет, - «О Боже, пожалуйста, пусть они заставят эту сучку Гоа'улда вылечить её поскорее».
     Через несколько минут пришла майор Картер с шахматной доской, но Кассандре было не до игры. Тем не менее, она почти лишила Картер дара речи, когда начала телекинетически двигать фигуры и даже заставила рыцаря кувыркаться в воздухе перед ней, говоря, что это ей каким-то образом помогает. Наверно хорошо, что здесь не было никого из исследователей псионики Икс-Ком, иначе они, скорее всего, подключили бы к ней все имеющиеся в наличии приборы, чтобы попытаться выяснить, как, чёрт возьми, она это делает.
     Прошло три часа, а Ниррти всё ещё не желала сотрудничать. Все устройства гоа'улдов с неё сняли и одели в оранжевый комбинезон. Она, прикованная к койке, сидела в комнате и лишь ухмылялась своим тюремщикам.
     – Если вы отпустите меня, я вылечу девчонку, – сказала она. – Иначе она умрет, – заявила она.
     Полковник О'Нилл спокойно сидел на стуле рядом с ней.
     – Как ты думаешь, что будет с тобой, если Кэсси умрет? – спросил он.
     Ниррти рассмеялась.
     – Я слишком ценная пленница, чтобы меня казнили, – заявила она, – ваши вожди никогда не допустят этого.
     – Говорю как один из этих вождей, – прервал её генерал Хаммонд, проходя в открытую дверь мимо стоящего на страже Тил'ка, вооружённого Л2-А2. – Вы играете в рискованную игру, у нас здесь змей не любят, – сказал он Гоа'улду.
     – Хотя в некоторых странах подают их к обеду… в жареном виде, – вставил О'Нилл.
     – Посмотрим, – ответила Ниррти с самодовольной понимающей улыбкой.
     Командующий Шарп вошёл вслед за Хаммондом и посмотрел на Ниррти с едва скрываемым отвращением, «просто инопланетный паразит», - подумал он.
     – Ребёнку становится всё хуже, – сказал он О'Ниллу, – Я могу вызвать команду, чтобы «Вынесли мозг» суке, но им сюда ехать не меньше двух часов, да и пока она сломается, пройдёт какое-то время, – отметил он.
     Улыбка Ниррти стала ещё шире.
     – Освободите меня, верните мою технику, и я спасу девушку, – сказала она. – Всё, о чём я прошу, – это чтобы меня отпустили через Чаппа'Ай с образцом её крови, чтобы я могла продолжить свои исследования.
     – Даже не рассчитывай, бл…ть, – ответил Шарп.
     Рядом с ним в дверном проёме появилась Джанет.
     – У Кэсси температура поднялась до сорока одного, – тихо сказала она с ноткой отчаяния в голосе. – Она умрёт если ты не поможешь, и я клянусь, что убью тебя, если ты не спасешь её, – сказала она, делая шаг вперёд и начиная поднимать пистолет, чтобы прицелиться в Ниррти.
     К несчастью для доктора Фрейзер, Командующий Шарп двигался намного быстрее чем она, и в мгновение ока обезоружил доктора, болезненно вывернув пистолет из её рук ещё до того, как она успела его поднять. Джанет вскрикнула и набросилась на него, но полковник О'Нилл оттащил её, а Ниррти захихикала.
     – Не знаю, какого чёрта ты смеёшься, – сказал гоа'улду Шарп, передавая пистолет Тил'ку. – Есть более быстрые способы, чем стандартный допрос, чтобы сломать тебя, – заявил он, когда вошла сержант Андианова и протянула ему нечто, что Ниррти сразу же узнала и серьезно забеспокоилась. – Всем выйти, – приказал он. – Сержант, охраняйте вход, – добавил он.
     Всё ещё с трудом ориентирующаяся, после нескольких дней в КЗВ, Элизабет Вейр столкнулась в коридоре с плачущей доктором Фрейзер, мрачным генералом Хаммондом, полковником О'Ниллом и Джаффа Тил'ком, которые стояли рядом с одной из комнат.
     – Что происходит? – спросила она, как вдруг из-за двери раздался оглушительный вопль, от которого она подскочила на месте.
     – Командующий Шарп применил «жезл боли» к пленённой Ниррти, – ответил Тил'к, когда раздался ещё один крик.
     – Применил что? – спросила Вейр.
     – Пыточное устройство гоа'улдов, оно причиняет мучительную боль как носителю, так и симбионту, – объяснил Тил'к. – Он хочет сломить её волю и добиться сотрудничества, пока Кассандра Фрейзер не умерла от лихорадки.
     Вейр раскрыла рот от ужаса.
     – Пока Вы ждёте здесь, он пытает заключённого? – воскликнула она.
     – Если мы хотим спасти жизнь девушки, время имеет решающее значение, – заявил Тил'к.
     – И вы позволяете происходить подобному? – спросила Вейр у Хаммонда.
     Хаммонд отвёл взгляд.
     – Формально, он мой командир, – с неловкостью заметил он.
     – Оправдание «я только выполнял приказ» вышло из моды после Нюрнбергского процесса, – возразила Вейр. – Мы так не поступаем, – заявила она.
     – Кэсси умирает, – холодно ответил О'Нилл, прислонившись к стене и скрестив на груди руки.
     Вейр собралась с мыслями.
     – Я понимаю, что эта девушка очень много значит для вас, но... – начала было она, но тут Джанет Фрейзер развернулась и закатила ей пощёчину такой силы, что голова Вейр качнулась в сторону.
     – Она моя дочь, – сказала Джанет, бросив на Вейр яростный взгляд.
     В комнате снова закричала Ниррти, на этот раз более продолжительно, похоже Шарп дал ей ощутить воздействие устройства дольше. Из-за ослепляюще яркого света, исходящего из её рта и глаз, что было побочным эффектом, в коридор упала тень стоящей в открытом дверном проёме Андиановой.
     – ...но если мы делаем это, чем мы будем отличаться от них? – тихо закончила Вейр, чувствуя, как на щеке образуется синяк, к которому она осторожно прикоснулась.
     – Мы делаем плохие вещи ради благого дела, – бесстрастно заявила Андианова. – Они делают их для плохого, – продолжила она. – Если вы не можете уловить разницу, значит ваш интеллект сильно переоценён.
     После последнего крика, мольбы о пощаде и короткого периода тишины, сержант отошла в сторону и в дверях появился Командующий Шарп, держащий одной рукой подавленную и сломленную Ниррти за скрученный пучок её волос, в другой руке он всё ещё держал «жезл боли».
     – Просто нужно правильно их мотивировать, – заявил он и с силой повернул Ниррти лицом к себе. – Если девушка умрёт, я замучаю тебя до смерти, воскрешу в саркофаге и сделаю это снова, – сказал он гоа'улду. – Веришь мне? – спросил он с такой настойчивостью, что напугал бы до смерти любого, а не только того, кого только что мучил.
     – Да, – ответила Ниррти, её голос, обычно властный, теперь охрип от криков и дрожал.
     – С Кэсси всё будет в порядке, – сказал Шарп доктору Фрейзер, которая посмотрела на него с бесконечной благодарностью. Он отметил и синяк, и выражение лица Вейр, правильно угадав причину первого. – Тебе бы я тоже не позволил умереть, – сказал он Вейр. – И если настанет день, когда возникнет такая проблема, ты может быть возненавидишь себя за это, но будешь молиться, чтобы какой-нибудь злобный безжалостный ублюдок, вроде меня, тебя бы спас, – сказал он. – Пошли, сука, – прорычал он Ниррти и потащил её по коридору, сержант Андианова последовала за ним.
     – Вы не сможете защитить человечество, перестав быть человеком, – крикнула ему вдогонку Вейр.
     – Пока получается, – ответил Шарп.
     
     Здание Курии – Толлана – Июнь, 2001.
     Хотя сотрудников проекта «Звёздные врата», до появления Икс-Ком, вряд ли можно было сравнить с гуннами Атиллы, в отличие от таких, как Командующий Шарп и его штурмовики. Элизабет Вейр вскоре стало очевидно, что если у неё и есть какие-то единомышленники в КЗВ, то только среди гражданского персонала, в частности среди историков и антропологов, поэтому она старалась поддерживать с ними дружеские рабочие отношения. Доктор Даниэль Джексон был особенно ценен тем, что пользовался большим уважением в широких кругах благодаря своим академическим и иным достижениям. Даже военные, похоже, любили его, в конце концов, он перестрелял ужасно много Джаффа, также как и выкопал ужасно много битых горшков.
     – Ну и как, по-вашему, всё прошло? – спросила Вейр Даниэля после их предварительной встречи с Верховным Канцлером Тревелл и другими высокопоставленными членами правительства Толланы.
     Даниэль на мгновение задумался.
     – Было бы проще, если бы Омок не был столь категоричен в вопросе передачи технологий таким «примитивам», как мы, – ответил он. – В глубине души большинство членов Курии, кажется, считают себя в долгу перед нами, но есть ещё немало тех, кто будет препятствовать любым шагам либерализовать их позицию, – сказал он. – Их опыт общения с народом Сериты сильно повлиял на их мировоззрение.
     Вейр кивнула.
     – Но как вы думаете, насколько хорошо я изложила наши аргументы? – спросила она.
     – Напрашиваетесь на комплименты? – с улыбкой спросил Даниэль.
     – Хочу услышать ваше мнение, по крайней мере, я не должна прятаться от критики, – ответила Вейр, улыбнувшись в ответ.
     – Вы очень хорошо доказали, что всё, чего мы хотим, - это получить технологию «Звёздных врат», которую более продвинутая раса чем они, так кстати дала Толланам, – сказал ей Даниэль. – Мастерски использовали формулировки и интонации, особенно когда разгромили в пух и прах точку зрения Омока доводом о том, что Ноксы доверили такой молодой расе как они, технологию, которую те ещё не разработали.
     – Он сам попался на это, когда начал разглагольствовать о том, что не может доверить менее развитому обществу научные знания, которые те не смогли достичь сами, – отметила Вейр. – Они очень развиты, но я не думаю, что их политическая система так же сложна как наша, их навыки ведения дебатов сильно отстают от инженерных.
     – Приятно иметь над ними хотя бы одно преимущество, – ответил Даниэль. – Остальные вернулись с экскурсии, – сказал он, указывая на остальных членов ЗВ-1, которые осматривали достопримечательности, пока двое учёных встречались с представителями Курии.
     – На улице мы встретили Нарима, – заявила Картер, указывая на их спутника Толлана.
     Элизабет Вейр вгляделась и с удивлением вытаращилась на мужчину.
     – Извините, – сказала она, – но вы очень похожи на моего парня Саймона, – сказала она, когда Нарим начал неловко переминаться под её пристальным взглядом. – Я имею в виду, что это просто поразительно, – продолжила она. – Вы похожи как близнецы.
     Нарим медленно расплылся в улыбке.
     – Ну, что тут скажешь, мой двойник - очень счастливый человек, – галантно ответил он. – Вы, должно быть, доктор Вейр?
     – Зовите меня Элизабет, пожалуйста, – ответила Вейр.
     – Нарим, – представился Толлан, протягивая руку для рукопожатия в стиле Тау'ри, которую пожала Вейр. – Я был удивлен, услышав, что Курия предоставила вам аудиенцию, – признался он.
     – Мы пригрозили, что подадим на них в суд, если они этого не сделают, – объяснил О'Нилл. – Я имею в виду, вытащим их перед «Триадой», – поправил он себя, используя местное слово. – Они не могли быть слишком уверены в своей победе, – высказал он своё мнение.
     Нарим пожал плечами.
     – Частные лица много раз успешно выигрывали свои дела у Курии в «Триаде», – сказал он. – Наше правительство не выше наших законов.
     – Вот видите, – сказал О'Нилл, – такое в галактике редкость, – заявил он.
     – Конечно, это также означает, что если Курия проголосует за передачу нам технологий, Омок или кто-то другой также сможет оспорить это решение, – отметил Даниэль.
     – С другой стороны, при определенных обстоятельствах, можно многое сказать в пользу диктатуры, – сменил курс О'Нилл.
     Нарим усмехнулся.
     – С вашей стороны было мудро не брать с собой Командующего Шарпа, – высказал он своё мнение. – Во время своего краткосрочного визита на Толлану в прошлом году, ему удалось разозлить многих в Курии.
     – Я в шоке, – язвительно отозвалась Вейр.
     – Командующий - опытный солдат и отличный тактик, – решительно защищая его, заявила Андианова, свирепо взглянув на Вейр.
     – Командующий - живое доказательство изречения Талейрана, что война - слишком серьёзное дело, чтобы доверять её военным, – возразила Вейр.
     О'Нилл усмехнулся.
     – Вы же знаете, что получили бы больше поддержки в военных кругах, если бы вместо этого цитировали фон Клаузевица, – посоветовал он. – «Политика - это интеллектуальная способность, война - только инструмент, а не наоборот. Поэтому подчинение военной точки зрения политической является единственно возможным», – процитировал он и улыбнулся, заметив удивление в глазах Даниэля. – Покажите мне офицера, который не прочитал внимательно «О войне», и я покажу вам тупого сукина сына, – сказал он ему. – Я могу прочитать вам и лучшие отрывки из «Искусства войны» Сунь-Цзы, – добавил он. – Если вы хотите хорошо выполнять свою работу, вам лучше быть знакомым с парнями, которые буквально написали книги на эту тему, – сказал он.
     Нарим не совсем понимал культурные отсылки, но уловил суть разговора и понял разницу во мнениях. Хотя у Толланы не было официальных вооруженных сил как таковых, у неё были сотрудники Службы Безопасности, которая была, по крайней мере, слегка военизированной, учитывая, что они как обеспечивали соблюдение законов, так и управляли и контролировали Ионные пушки планетарной обороны.
     – Мне сказали, что вы предлагаете технологию гипердвигателей в обмен на информацию о конструкции Звёздных врат? – спросил он, решив сменить тему.
     – Технически мы предлагаем технологию гипердвигателя гоа'улдов, которую мы воссоздали изучая захваченные корабли, – сказала ему Картер. – Мы знаем, что вы в этом отстаёте и ваши по сравнению с их кораблями, довольно медленные, – отметила она.
     – Наш народ никогда не стремился к экспансии и не тратил много усилий на совершенствование технологии гипердвигателей, – ответил Нарим. – В основном исследования проводились через Звёздные врата, но, честно говоря, мы никогда не были так увлечены исследованием галактики, как кажется вы, – сказал он.
     – Но чего-то ведь эта технология стоит для вас? – спросил Даниэль.
     – У нас действительно ограниченное число кораблей. В настоящее время экипажам приходится тратить месяцы на путешествие, которое могло бы занять несколько дней с улучшенной конструкцией гипердвигателя. Безусловно, они буду рады, если мы сделаем корабли быстрее, – ответил Нарим. – Мы, конечно, не предложим вам наши Ионные пушки взамен, но поскольку всё, чего вы просите, - это невоенная технология, сомневаюсь, что возникнет общественный резонанс по поводу того, что большинство сочтёт справедливым взаимовыгодным обменом.
     – Омок твой друг, не мог бы ты замолвить за нас словечко? – спросил Даниэль. – Похоже, он верховодил в лагере противников в Курии.
     – Он не настолько ограничен и непоколебим в своём мнении, как вы можете опасаться, – ответил Нарим, – если вы сможете привести убедительные доводы, он примет решение невзирая на мои попытки посредничества или уговоры, – продолжил он. – Зная его, я бы сказал, что частично его стратегия заключается в том, чтобы быть настолько обструкционистским сейчас, что даже если мы в конечном итоге обменяемся технологиями на этот раз, это в дальнейшем затруднит решение в более спорных случаях.
     – Значит, ты считаешь, что мы всё ещё жаждем эти ваши большие гудящие космические пушки? – спросил О'Нилл.
     – Конечно, – ответил Нарим. – Мы знаем, какую угрозу представляют собой Гоа'улды, вы были бы глупцами, если бы не хотели иметь оружие, способное разбить любой корабль, который они смогут послать против вас, и хотя вы отстали от нас на столетия, вы не глупцы.
     – В долгосрочной перспективе Земля хочет дружественных и продуктивных отношений с Толланой, – сказала ему Вейр. – Мы могли бы стать хорошими друзьями и союзниками, – сказала она.
     – Мой народ был бы счастлив дружить с вашим. Так же как мы дружим с Асгардами, Ток'ра и Ноксами, но мы всегда избегали альянсов из-за риска быть втянутыми в чужую войну, – сказал ей Нарим.
     – Вы уже сражаетесь или последняя атака Гоа'улдов вылетела у тебя из головы? – скривившись спросил О'Нилл. – Ты ведь знаешь, что Апофис может выиграть войну которая там идет? – риторически спросил он. – Если он не будет беспокоиться о других Системных Лордах, то может решить, что стоит потерять несколько кораблей, чтобы наконец избавиться от единственной человеческой цивилизации, потенциально способной надрать ему задницу.
     Нарим вздохнул.
     – Я уверен, что Курия рассматривала такую возможность, – сказал он.
     – Знаешь, с нашим гипердвигателем на корабле, оснащенном парой ваших Ионных пушек, вы бы могли заставить Апофиса призадуматься, – заметил Даниэль. – Будет гораздо меньше шансов, что он нападёт на Толлану, если будет знать, что немедленным ответом станут ваши корабли, прибывшие к его мирам, – сказал он.
     – Я собираюсь довести этот аргумент до Курии, – согласилась Вейр. – Я не служила в армии, на самом деле я не особенно люблю армию, но учитывая угрозы, существующие в галактике, какой-то сильный сдерживающий фактор является обязательным для любого мира, который хочет сохранить свою независимость, – сказала она. – Гоа'улдам будет всё равно, сколько Джаффа вы убьёте, когда они нападут на ваш мир, но их наверняка обеспокоит перспектива появления над их дворцами военного корабля Толланы, с командой на борту пылающей жаждой мести.
     Тил'к кивнул в знак согласия.
      – У Джаффа есть поговорка, – начал он. – Лучшая защита - хороший Ха'так, – сказал он.
     – О'кей, это же сейчас станет чёртовой классикой, Тил'к, – со смешком сказал ему О'Нилл.
     – Спасибо, О'Нилл, – ответил Джаффа. Он всегда радовался, когда одну из жемчужин его мудрости хорошо принимали.
     
     Примечание автора:
     Джон Шеппард показался мне правильным вариантом для пилота «Скайрэйнджера», считаю, что это хороший альтернативный способ встретиться и с ним и с Элизабет Вейр. Надеюсь, вы также оценили эпизод 5:06 «Rite of Passage» с неприятным поворотом ИксЗВКом в конце. Ниррти сильно недооценила, насколько малоприятными могут быть некоторые Тау'ри, когда у них определённое мировоззрение.
     Омок был лидером Толланы, с которым ЗВ-1 впервые столкнулся в эпизоде 1:17 «Enigma», Нарим был тем, кто втюрился в Картер, если вы не знали. Кстати, и Нарима в сериале «ЗВ-1», и жениха Элизабет Вейр в "Звёздных вратах: Атлантида" сыграл один и тот же актер, я не смог удержаться от небольшой отсылки на это.
     Обратите внимание, что я не являюсь сторонником пыток, по большей части это бесчеловечно и в конечном итоге саморазрушительно. Пожалуйста, не сжигайте меня на костре за то, что один из моих персонажей - безжалостный ксенофоб, потерявший слишком много людей.
     Также прошу прощения за каламбур с Ха'таком в конце :-p
     

Глава 13

     Гора Шайенн – Земля – Июнь, 2001.
     О'Нилл перевёл взгляд с Вейр на Шарпа.
     – Не знаю, кто из них выглядит более самодовольным, – прошептал он Картер, которая сидела рядом с ним в столовой, временно использованной в качестве лекционного зала. Помещение было заполнено персоналом КЗВ, так как руководство решило проинформировать всю базу о текущем состоянии войны. В этот момент Хаммонд передал слово Вейр.
     Элизабет Вейр оглядела присутствующих и улыбнулась.
     – Как вы знаете, после длительных переговоров Толланы согласились обменять технологию Звёздных врат на технологию Гипердвигателей, – начала она. – Кроме того, нам было дано разрешение на создание постоянного посольства на Толлане, для его размещения нам предложили небольшое здание, ранее принадлежавшее правительству.
     – Они не хотели, чтобы его строили наши инженеры, – заметил генерал Хаммонд. – Что-то насчет строительных норм, – объяснил он.
     Вейр кивнула.
     – Толланы, кажется, думают, что с нашим технологическим уровнем, всё что мы построим, рухнет, едва подует ветер, – сказала она, вызвав волну смешков, пробежавшую по столовой, и закатила глаза для пущего эффекта. – В любом случае я буду временно исполнять обязанности посла на Толлане, пока не будет назначен постоянный, – объявила она.
     – Сейчас мы сделали первый шаг, – заметил Хаммонд. – Персонал КЗВ в посольстве, как военный, так и гражданский, будет проходить ротацию, и я ожидаю, что вы все произведёте хорошее впечатление на наших хозяев, – сказал он. – Будьте вежливы, цивилизованны и постарайтесь всегда выглядеть как можно более «высокоразвитыми».
     – Ты знаешь, кое для кого это может быть сложновато, – не удержался О'Нилл, – Я имею в виду, что некоторые из нас выглядят более развитыми и едят меньше сырого мяса, – заметил он, многозначительно ухмыльнувшись полковнику Рейнольдсу, командиру морпехов ЗВ-3, который в ответ пробормотал что-то о «Воздушном фарсе»29.
     – А кто получит должность военного атташе? – спросил полковник Барнс из ЗВ-6.
     – Ещё не решено, хотите получить эту работу, полковник? – спросил генерал Хаммонд.
     – Никак нет, сэр, – горячо возразил Барнс.
     – Вывернулся, – сказал О'Нилл полковнику ВВС США. – Никогда не вызывайся добровольцем и не говори таким тоном, будто хочешь сделать это, – глубокомысленно посоветовал он, в ответ Барнс сдержанно кивнул.
     – Командующий Шарп, – сказала Вейр, передавая слово поднявшемуся со стула офицеру Икс-Ком.
     – О'кей, – начал Шарп, – как вы знаете, всё больше и больше Системных Лордов присоединяются к коалиции против Апофиса. Он был вынужден временно приостановить своё наступление, чтобы развернуть часть сил и отбить несколько хорошо проведённых контратак, – сказал он. – Объединённая армада Ха'таков из флотов Кали, Бастет и Аматерасу врезалась в его фланг две недели назад, когда он пытался разгромить Лорда Ю. Ублюдку пришлось немедленно отступить, потому что к его несчастью, наши друзья Ток'ра тайно сообщили Кали, через какие планеты проходят его линии снабжения, – продолжил он с ухмылкой. – Лорд Ю воспользовался этой возможностью и отбил несколько стратегических миров ранее захваченных Апофисом, это конечно временный успех, но думаю, вы согласитесь, что любые новости, неприятные для Апофиса, стоит отпраздновать, – сказал он.
     – Мы что, собираемся ввязаться во всё это, сэр? – спросил капитан из ЗВ-7.
     – О да, черт возьми, – с усмешкой ответил Шарп. – Ток'ра пришлют пару замаскированных Тел'таков на базу Альфа, где они заберут четыре отряда. Кто отправится на эту миссию скажу позже, – добавил он. – Мы пронесёмся сквозь пространство Апофиса словно Монгольская Орда, взрывая всё что можно новыми подрывными зарядами, о которых вам доложит майор Картер.
     Картер встала.
     – На самом деле эти заряды - обычная Элериумная граната Сектоидов, мы добавили к ней тонкую оболочку из оружейного наквадаха, – объяснила она. – Они примерно такого же размера и веса, как банка консервированных бобов, мощность взрыва примерно полторы килотонны тротила, – сказала она им. – Этого должно быть достаточно, чтобы уничтожить или, по крайней мере, значительно повредить большинство целей неприкрытых щитами, – сказала она.
     – К отправке уже готово несколько полных ящиков, – с энтузиазмом объявил Шарп. – Мы будем стрелять во всё, что движется, и взрывать остальное, – заявил он. – Апофису, чтобы разместить гарнизоны на всех важных с точки зрения логистики мирах, придется ослабить свои наступательные силы. У него есть корабли, чтобы сражаться со всеми Системными Лордами, но не хватает воинов, так что получив по больному месту, он будет вынужден сделать это.
     – А что, если мы наткнёмся на большой гарнизон? – спросил другой офицер. – Разведка Ток'ра не может быть идеальной, их недостаточно, чтобы следить за каждым миром Апофиса.
     – У нас есть список целей, в которых мы почти уверены, – ответил Шарп, – но ничего нельзя сказать наверняка, – признался он.
     – Звучит заманчиво, – сказал О'Нилл.
     – Именно, – согласился Тил'к, и Даниэль посмотрел на них обоих как на сумасшедших.
     – А что насчет остальных отрядов? – спросил полковник Рейнольдс.
     – Миры, по которым нанесут удар замаскированные Тел'таки, были выбраны потому, что у них есть приличная защита врат, а у некоторых даже диафрагма силового поля, – ответил Шарп. – Есть планеты, которые легче атаковать через Звёздные врата, так что не думайте, что кто-то останется и не будет участвовать в веселье. У нас есть второстепенные цели с минимальной защитой врат, по которым тоже стоит ударить, и мы атакуем их вместе с нашими союзниками свободными Джаффа, – сказал он, затем подошёл, чтобы взять предмет лежащий на столе и закрытый куском ткани.
     – Что, чёрт возьми, это за чудовище? – спросил кто-то, когда Шарп показал устройство.
     – Мы назвали это "винтовка-посох", или, по крайней мере, попытаемся заставить свободных Джаффа называть её так, а не каким-нибудь словом полным апострофов, – ответил Командующий Шарп на несколько смешков. – По сути, всё, что мы сделали, это взяли посох, убрали противовес и два фута длины, добавили металлический приклад, рукоятку, простой прицел и спусковой крючок в положенном месте, – сказал он. – И знаете что, – продолжил он, – теперь действительно можно попасть во что-нибудь, стреляя из этой штуки, – пошутил он, вызвав хохот в зале. Эргономика стандартного оружия Джаффа была поистине ужасной.
     – Завтра мы доставим первую партию Сопротивлению свободных Джаффа, – заявил Тил'к. – Я ожидаю, что мой народ будет противится их использованию, пока не увидит их бóльшую боевую эффективность.
     – Они конечно не дотягивают до Л2-А2 или даже обычной винтовки, – сказал Шарп, – но чертовски превосходят всё чем вооружены Джаффа лоялисты Гоа'улдов, и если мы сможем научить Сопротивление надлежаще использовать укрытия и манёвр, и сражаться на расстоянии, где лучшая точность действительно докажет своё значение, тогда «винтовка-посох» даст им охрененное тактическое преимущество.
     – А почему бы не дать Джаффа наше оружие, сэр? – спросил сержант морской пехоты.
     – Последняя серийная модель Лазерной винтовки Л2-A2 с улучшенной батареей и Зэтом стоит тридцать три тысячи долларов за штуку, – ответил Шарп, – и нам придется поставить наквадах-реакторы для их перезарядки, – сказал он. – Было бы дешевле дать им обычное оружие, но тогда они будут полностью зависеть от нас из-за поставок боеприпасов, – заметил он. – Сделать эту штуку недорого, патроны ей не нужны и работать она будет в течение многих лет на своей энергоячейке, – сказал он, поднимая «винтовку-посох». – Кроме того, ты хоть представляешь, сколько у нас на складе эти чёртовых посохов? – задал он риторический вопрос. – Каждый раз, когда мы вступаем в перестрелку, вы ребята, забрасываете через врата по меньшей мере ещё дюжину.
     – Я слышала, что в Зоне 51 есть склад, набитый ими до потолка, – вставила Картер.
     – Чем больше мы их сплавим, тем лучше, – согласился Шарп. – На самом деле это не такое уж плохое оружие, когда можно правильно целиться, – сказал он, вскидывая оружие и наведя его на дальнюю стену. – Скажите честно, сколько бы из вас осталось в живых, если бы средний воин Джаффа мог попасть в стену сарая не находясь внутри? – спросил он, громко рассмеявшись. – Без обид, Тил'к, – добавил он.
     – Всё в порядке, Командующий, – ответил Тил'к. – Мой опыт службы с солдатами Тау'ри давно дал мне осознание того, что хотя посох и является эффективным оружием террора, полезным для устрашения или ближнего боя, но он не является эффективным оружием войны, – сказал он. – Старые обычаи и оружие, всё ещё могут занимать место в сердцах Джаффа, но было бы неразумным оставлять их в наших умах и руках.
     – И кроме того, если у нас когда-нибудь возникнут проблемы со Свободными Джаффа, у них не будет оружия способного пробить нашу броню, – добавил О'Нилл, бросив на Шарпа взгляд, говоривший: «Я знаю, что ты подумал об этом в первую очередь».
     – Даже и не думал о таком, – солгал Шарп, хотя сделал это настолько убедительно, что О'Нилл решил никогда не садиться играть с ним в покер.
     – Сколько свободных Джаффа теперь на нашей стороне? – спросил недавно повышенный в звании и назначенный командиром ЗВ-2 майор Грифф.
     – Около сотни воинов готовы отправиться на битву, но их число увеличится, когда распространятся новости об успехах, – ответил Тил'к. – Мастер Бра'так сплачивает их для наступления на Апофиса.
     – Ток'ра дали нам список подходящих миров с гарнизонами из стойких лоялистов, из которых Свободные Джаффа смогут вышибить всё дерьмо, – заявил Шарп. – Тяжелые бои, в которых парни Тил'ка будут в меньшинстве, но победят, – сказал он.
     – А как идет другая война, сэр? – спросил полковник Барнс.
     – Не очень, – честно ответил Шарп. – Мы потеряли шестьдесят процентов «Огненных Штормов», и, если вы не слышали, позавчера мы потеряли три «Глайдера смерти», – объявил он спокойным тоном. – Хорошая новость заключается в том, что прототип «Жнеца» прошёл лётные испытания без сбоев, взрывов или облучения пилота, и если он будет настолько хорош, как мне сказали, а пилоты Перехватчиков смогут продержаться ещё несколько недель, мы, наконец, сможем встретиться с Фу-истребителями на равных.
     – Сколько кораблей багов прорывается? – спросил О'Нилл.
     – Слишком много, мы не успеваем реагировать на каждую попытку посадки, – ответил Шарп. – Даже не пытаемся, если только они не направляются в густонаселенный район.
     О'Нилл глубоко вздохнул.
     – Сколько гражданских мы теряем? – спросил он.
     – Десятки похищений каждую неделю, а были бы сотни, если бы мы не берегли силы для выполнения приоритетных миссий, – ответил Шарп и оглядел собравшихся. – Вы знаете из отчетов, что происходит с людьми, которых они похищают, – сказал он. – Медицинские эксперименты и, судя по тому, что мы обнаружили на некоторых НЛО, их даже использовали в пищу, – сказал он. Глаза на его мрачном лице загорелись решимостью и он холодно продолжил, – а теперь, что бы всем было ясно, мы разобьём Сектоидов, мы разобьём Гоа'улдов, и мы разобьём любого инопланетного мудака, который недооценивает человеческую расу, – заявил он. – Мы проигрываем сражения, теряем пилотов, теряем солдат, но мы не проиграем войну и никогда, никогда не перестанем сражаться, несмотря на потери, – продолжил он. – Помните павших товарищей, скорбите о гражданских, которых не смогли спасти, но делайте свою работу и ни на секунду не верьте, что нет никакой надежды на победу, запомните мои слова, победа будет за нами! – заявил он со всей убеждённостью, на которую был способен.
     Вейр наблюдала, как сначала Полковник О'Нилл, а затем и все остальные в зале начали стучать кулаками по столам всё быстрее и быстрее в знак одобрения и согласия. «Если вера в себя – оружие», – подумала она, – «значит пришельцы действительно откусили кусок, который не смогут проглотить».
     
     Лагерь свободных Джаффа – Ханка (P8X-987) – Июнь, 2001.
     – Вы понимаете, что как единственная выжившая из местных жителей, Кэсси, технически, владеет всей этой планетой, – сказал Даниэль, оглядывая палатки, предоставленные недавно прибывшему Сопротивлению Джаффа, которые начинали чувствовать себя как дома, некоторые разведывали окрестности, другие с подозрением пробовали сомнительную прелесть пайков ИРП30.
     Картер проверяла содержимое ящика с разными припасами, но теперь оторвалась от работы и повернулась к нему.
     – Никогда не думала об этом в таком ключе, – ответила она. – Она последняя Ханкан, поэтому наследует всё.
     – Не думаю, что кто-то попытается поддержать притязания Ниррти на это место, – рассудил Даниэль.
     Бра'так шёл через лагерь и остановился, прислушиваясь к разговору.
     – Тил'к говорил о девочке из этого мира, которую удочерила целительница, – сказал он. – Поступок ложной богини Ниррти, погубившей весь свой народ, а затем попытавшейся использовать ребенка в качестве оружия, является мерзким даже по меркам Гоа'улдов, – сказал он. – Я удивлен, что вы позволяете Ниррти жить, – высказал он своё мнение.
     – Она нам больше пользы принесёт живой, – пожала плечами Картер. – Она знает о генетике хок'таров больше, чем кто-либо другой, за исключением, возможно, ренегата Асгардов Локи, и она ответила на множество вопросов о других передовых технологиях Гоа'улдов.
     – Гоа'улды - искусные обманщики, вы должны быть осторожны, – предупредил Бра'так.
     – А ещё в них силён инстинкт самосохранения, – ответила Картер. – В настоящий момент всё, что стоит между Ниррти и измельчителем мусора, в который её отправят Ток'ра выдернув из тела носителя, - это сотрудничество, – сказала она.
     – Будьте осторожны, – посоветовал старый мастер Джаффа. – Их самоуверенность и высокомерие - их величайшая слабость, не попадитесь в ту же ловушку, – сказал он им, – это может так же легко погубить вас, как и их, – сказал он, затем указал на то место в лагере, где Тил'к и женщина-воин Тау'ри Андианова из России демонстрировали «винтовку-посох» нескольким Джаффа. – Многие из нас выразили недовольство тем, что вы предоставили такое оружие, – заметил он.
     – Вы хотели стандартные посохи и Зэт'ник'телы? – спросил Даниэль.
     – Нет, мы думали, что нам дадут лучевое оружие, которым сейчас вооружены солдаты Тау'ри, – ответил Бра'так. – Тил'к сказал мне, что вы называете их «Лазерными винтовками», – продолжил он. – То, что ваше оружие не только более эффективно в бою, но и более совершенно, ясно всем, кто его видел, – сказал он.
     Картер закрыла ящик, который проверяла, и перешла к следующему.
     – Вы будете удивлены, насколько «винтовка-посох» лучше оригинального оружия, – ответила она Мастеру Джаффа. – Мне очень жаль, но решение дать вам их вместо наших лазерных Л2-А2 было принято на более высоком уровне, чем я или полковник О'Нилл, – добавила она.
     – Тил'к сказал, что это было распоряжение Шарпа из Канады, – ответил Бра'так.
     – Может быть, но я думаю, что счетоводы тоже сыграли свою роль, – сказала ему Картер.
     – Счетоводы? – насмешливо повторил Бра'так. – Почему те, кто подсчитывает урожай, могут повлиять на такое решение? – спросил он в замешательстве.
     – Это сленговое выражение, означающее бухгалтера или кого-то в этом роде, – объяснил Даниэль, – того, кто определяет стоимость вещей и может решить, сколько их можно купить, сделать или продать. – Лазерная винтовка очень дорогая, вы можете купить много старого пулевого оружия, которое мы раньше использовали, за ту же цену.
     – Значит, эти "Счетоводы" решили, что ваше оружие слишком ценно, чтобы его отдавать, – задумчиво сказал Бра'так. – Если мы предложим честный обмен, смогут ли Свободные Джаффа купить его? – спросил он.
     – Думаю, это будет зависеть от того, что вы предложите, – ответил Даниэль подумав. – Это должно быть что-то достаточно ценное, чтобы заглушить любые возражения, – предположил он.
     – В наши руки может попасть Наквадах, – заметил Бра'так, – это будет считаться достаточно ценным? – спросил он.
     – Наквадаха никогда не бывает слишком много, оружейного качества был бы самым ценным, – утвердительно ответила Картер, – непонятные детали от техники Гоа'улдов тоже чего-то стоили бы, – добавила она. – Никаких посохов, у нас их и так слишком много, – сказала она с улыбкой.
     – Снятых с ещё тёплых тел павших Джаффа, – спокойно ответил Бра'так. – Это стало современной легендой, рассказывают что солдаты Тау'ри подобны саранче, которая лишает земли всего ценного, – сказал он. – А прежде чем уйти, они уничтожают всё полезное, то что не смогли утащить, – продолжил он. – Говорят, после набега Тау'ри на мир редко остаются нетронутыми мосты, шахты или плотины.
     – Да, это похоже на то, как мы сейчас действуем, – ответил Даниэль, и в его голосе не было особого энтузиазма по поводу такого изменения стратегии.
     – Это эффективный, хотя и не скажу, что достойный способ ведения войны, – заметил Бра'так.
     – Цитируя Винса Ломбарди, – сказал подошедший полковник О'Нилл, – «Победа - не самое главное. Это единственное главное», – сказал он.
     Бра'так повернулся к нему.
     – Этот Винс Ломбарди - прославленный военный вождь Тау'ри? – спросил он.
     – Выиграл пять чемпионатов НФЛ за девять лет, – подтвердил О'Нилл. – Я только что связался по радио с КЗВ, – объявил он. – Они только что получили отчёт от Шарпа и его весёлой банды кочующих психов, – сказал он им, – они уничтожили вторую цель в своём списке и переходят к третьей, отряд поиска и захвата КЗВ собирается там всё подчистить.
     Картер кивнула.
     – Похоже, что полёт на замаскированном Тел'таке работает, сэр? – ответила она.
     – Представляете какой начнётся психоз, когда пойдут слухи, что это делаем мы? – риторически спросил О'Нилл. – Апофис будет в ярости, – радостно сказал он.
     – Ты же знаешь, ему не составит труда нанести ответный удар, – заметил Даниэль. – Мы знаем, что он умеет маскировать целые Ха'таки.
     – У вас нет равноценной империи, если он нападет на Землю напрямую, то рискует войной с Асгардами, – ответил Бра'так. – Он не сделает этого, все Гоа'улды боятся их, ни один Системный Лорд, столкнувшийся с ними в битве, не достиг даже малой толики победы, – сказал он. – Легенды говорят, что Колесница Тора в одиночку разбила целую флотилию Ха'таков, даже не получив повреждений.
     – Это был старый крейсер класса «Белискнер», – ответил полковник, – видели бы вы один из их новых крутых боевых кораблей класса «О'Нилл», – сказал он.
     – Сэр, вы собираетесь рассказывать всем об этом при каждом удобном случае? – спросила Картер.
     – Да, – ответил О'Нилл. – И если они когда-нибудь построят корабль класса «Картер», ты тоже так будешь делать, – сказал он ей.
     – Асгарды назвали в твою честь класс боевых кораблей? – спросил у О'Нилла явно впечатлённый Бра'так.
     – Ну, мы с Тором хорошие друзья, – с улыбкой ответил полковник.
     – С Фрейр не настолько, – не удержался Даниэль.
     – Признаю, у нас было небольшое столкновение характеров, – признал О'Нилл.
      – Просто хорошо, что у Фрейр, как у клона, нет матери, иначе он был бы очень оскорблён тем, как вы его назвали, сэр, – заметила Картер.
     
     – Да ладно, я просто хотел поговорить не с ним, а с Тором, – смущённо ответил О'Нилл. – Во всяком случае, мы знаем, что Асгарды могут быть такими же придурками, как и люди. То что они намного более развиты, не значит, что они автоматически становятся намного лучше людей, – сказал он. – Посмотрите на Локи, – продолжил он, – явный фаворит на победу в номинации «Злой мудак Галактики-2001».
     – Я думал, Апофис является явным лидером, после того как выигрывал подряд предыдущие четыре года, – серьёзно ответил Даниэль, поддерживая шутку, потому что Бра'так выглядел так, будто всерьёз воспринял комментарий О'Нилла и, вероятно сейчас задаётся вопросом, создавали ли Тау'ри специальный комитет для присвоения этого титула?
     – Ну, по крайней мере, мы знаем, что это кто-то из них, – вмешалась Картер. – Я имею в виду, какова вероятность появления нового кандидата с шансом на победу? – риторически спросила она.
     
     База Гоа'улдов – P3S-114 – Июнь, 2001.
     Держа устройство хранения данных в одной руке, Баал улыбнулся и провёл над ним камнем, чтобы переключить дисплей на следующую страницу.
     – Хотел бы я, чтобы все мои командиры были такими же компетентными, как ты, Зарин, – сказал он женщине Гоа'улду, сидящей напротив него за столом, пока они выбирали лёгкий ланч. – Этот мир столь же продуктивен, как и любой другой в моём царстве, и гарнизоны моих войск под твоим командованием по навыкам и подготовке сравнимы даже с элитными полками Джаффа, которых я отбирал сам. – Будь я таким же параноиком, как некоторые, я убил бы тебя, как возможную угрозу, – сказал он со смешком.
     Зарин засмеялась.
     – Если бы я служила менее уравновешенному Системному Лорду, то сознательно бы постаралась выглядеть менее компетентной, – ответила она. – К счастью, Милорд, вы понимаете ценность лейтенантов, обладающих другими способностями, кроме подхалимажа, – сказала она.
     Баал огляделся, чтобы убедиться, что они одни.
     – В отличие от других из моего поколения, я всё ещё помню, что мы придумали сказку о своей божественности, чтобы способствовать поддержанию превосходства над примитивными, суеверными рабами, которых набрали из числа Тау'ри, – сказал он. – К сожалению, на протяжении веков большинство Системных Лордов, похоже, поддались собственной пропаганде, – продолжил он, печально качая головой. – Сохранив связь с реальностью, я понимаю, что безопаснее полагаться на преданность опытных подчиненных, чем верить в иллюзию, что я божественен, – сказал он. – Однако я всё ещё ожидаю подхалимажа, – добавил он с усмешкой.
     Зарин слегка поклонилась.
     – Разумеется, – сказала она и потянулась за сочным фруктом. – Как вы приказали, я начала обучать по ускоренной программе новых воинов Джаффа и увеличила производство оружия, – сказала она ему, прежде чем откусить.
     – Хорошо, – ответил Баал, отложив планшет с данными и устройство для перелистывания страниц, и потянулся за таким же фруктом.– Ты знаешь, что через несколько недель мы вступим в войну с Апофисом? – спросил он.
     Зарин кивнула.
     – Полагаю в этом была причина вашего визита, – ответила она.
     – Будут тяжёлые потери, мне нужно, чтобы ты проконтролировала ещё несколько миров и обеспечила военное производство и подготовку резервов с максимальной эффективностью, – приказал Баал.
     – Я буду работать не покладая рук, чтобы добиться этого, – ответила Зарин и замолчала. – Могу я говорить откровенно? – нахмурившись, спросила она.
     – Ты хочешь спросить, сможем ли мы победить Апофиса? – предугадал её вопрос Баал. – В обычных обстоятельствах я ответил бы "нет", но сейчас не обычные обстоятельства, – сказал он. – В противном случае, я казнил бы тебя, как только узнал, что ты Ток'ра, – сказал он с ухмылкой.
     Глаза Зарин расширились, когда Баал навёл на неё раскрытую ладонь левой руки, с ранее скрытым лучевым оружием за'тарка.
     – Милорд, я не... – начала она.
     – Пожалуйста, не оскорбляй мой интеллект и своё достоинство ложью, – сказал ей Баал. – Это только гарантия, что ты не наделаешь глупостей, – сказал он, кивнув на оружие. – Я знаю, что Ток'ра снабжают информацией других Системных Лордов сражающихся с Апофисом, я также знаю, что вы считаете его бóльшей угрозой, чем всех нас вместе взятых, – продолжил он. – Короче говоря, враг твоего врага - твой друг, по крайней мере сейчас, поэтому логично будет объединиться против гораздо более опасного противника, – заявил Баал.
     Агент Ток'ра моргнула.
     – Вы ищете Союза? – спросила она.
     – Временного, – ответил Баал. – Я хочу, чтобы ты продолжала выполнять свои обязанности и помогла подготовить мои армии к битве с Апофисом, мне нужна любая информация, которую Ток'ра могут предоставить, чтобы я мог лучше сражаться с ним, – сказал он. – Не думай, что я размяк, я собираюсь раздавить вас, мутантов-предателей, в будущем, но если Апофиса не остановить, будущего у меня не будет, – заявил он.
     Зарин разрывалась между желаниями сбежать или попытаться забрать Баала с собой, взорвав одно из спрятанных на ней устройств, но при этом оставалась на вид спокойной и расслабленной.
     – Если вы считаете Апофиса такой серьёзной угрозой, почему не присоединились к войне раньше? – спросила она.
     – Вопрос, на который в Галактике, вероятно, хотел бы получить ответ каждый Гоа'улд, – ответил Баал. – Правда в том, что мне нужно было время, чтобы модифицировать несколько Ха'таков, чтобы они могли обнаруживать скрытые, которые использует Апофис, и увеличить мощность их щитов и оружия, – честно ответил он. – Их численность всё ещё ограничена, но они достаточно сильны, чтобы противостоять огромному флоту, унаследованному Апофисом от Сокара.
     – Я и не знала, что вы тратите такие ресурсы на исследования, необходимые для развития ваших корабельных технологий, – удивлённо сказала Зарин. – Это был проект Неруса? – спросила она. Тучный и надоедливый, хотя и блестящий учёный-Гоа'улд на службе Баала был известен своими изобретениями.
     Баал улыбнулся.
     – Всегда в поисках разведданных, – ответил он весело и в то же время с лёгким восхищением. – Нет, информация пришла из другого источника, – сказал он. – Ещё от одного союзника, который при других бы обстоятельствах, вероятно, стал бы врагом, – объяснил он. – Жаль, что ситуация сложилась так, что мне приходится общаться с вами обоими, – добавил он задумчиво.
     – Кто этот другой союзник? – спросила Зарин.
     – Знаешь, если честно я думаю, "что", а не "кто" было бы более уместным в этом вопросе, – ответил Баал.
     Вдруг рядом с ними, из ниоткуда, появилась фигура в чёрном тяжёлом плаще с капюшоном.
     – Не испытывай моё терпение и не пытайся издеваться надо мной, Баал, – сказала фигура таким тоном, который даже другие Гоа'улды сочли бы чрезмерно мелодраматичным. – Я Анубис, – объявила она.
     – Голограмма, – сказал Баал Зарин, протягивая руку, чтобы помахать сквозь изображение, потому что знал как сильно разозлится из-за этого, даже ещё менее материальный чем обычно Анубис.
     – Анубис, – в ужасе повторила Зарин. – Он же исчез много веков назад.
     – Я вернулся, – заявил Анубис. – Сообщи своим, что я уничтожу их, как только разберусь с Апофисом, – сказал он Зарин.
     – Властный вид, знание технологий Древних, но никаких социальных навыков, – печально покачал головой Баал. – Он, наверное, и сейчас хмурится на меня из-под капюшона, – сказал он Зарин с ухмылкой. – К сожалению, я ему нужен, – сказал он. Фактически, Апофис обладал таким огромным флотом, что это по большей части компенсировало, индивидуальное технологическое превосходство Ха'таков Анубиса.
     – Так будет не всегда, – заявил Анубис, – однажды Баал заплатит за свои насмешки и неуважение.
     Баал мысленно пожал плечами, нужно было сначала пережить Апофиса, а потом уже беспокоиться об Анубисе. Он должен был остановить первого позёра, страдающего манией величия и иллюзией божественности, а затем второго, возможно, с воспоминаниями о таковой.
     
     Примечание автора:
     Мы знаем, что Ханка (мир Кэсси) в это время был безопасным и пустынным. Мне показалось, что это хорошее место для Свободных Джаффа, чтобы обосноваться. Там даже есть подземный бункер Ниррти с собственным набором колец.
     У Баала было больше чувства юмора (хотя и кривоватого), чем у других Системных Лордов, и он явно не считал себя Богом, в отличие от некоторых самых безумных. Зарин была агентом Ток'ра, которая служила Баалу на довольно высокой должности в течение многих лет (она появляется в эпизоде 8:10 "Endgame"). Я предположил, что Анубис будет уделять больше внимания положению дел у Баала и его персоналу, если ему понадобится помощь в борьбе с Апофисом.
     В сериале, на примере битвы устаревших Ха'таков Лорда Ю и сил Анубиса, показано, что за счёт численности они всё еще могут нанести поражение модернизированным версиям. Поэтому я считаю, что Апофис является проблемой для Анубиса, у первого на данный момент много кораблей, а Анубис их ещё не построил. Я просто не могу представить, чтобы кто-то из них терпел другого, они оба хотят быть Системным Лордом №1, поэтому обязательно будут сражаться!

1 ТОП - Тяжелая орудийная платформа

2 НИОКР – Научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы

3 СВВП - Самолёт вертикального взлета и посадки

4 ПТСР – посттравматическое стрессовое расстройство

5 РЭП - Радиоэлектронное подавление

6 «Speak softly and carry a big stick; you will go far» Т.Рузвельт 1901

7 Ununpentium – Московий

8 BMG .50 – 12,7×99 мм, для пулемёта М2 (Browning Machine Gun) https://ru.wikipedia.org/wiki/12,7_×_99_мм_НАТО

9 СОП – стандартная операционная процедура

10 МАЛП – разведывательный зонд, используемый командованием Звёздных Врат для определения условий по другую сторону червоточины. https://stargate.fandom.com/wiki/Mobile_Analytic_Laboratory_Probe

11 Типа юмор: в США вы наблюдаете за МАЛПом, в Советской России МАЛП наблюдает за ВАМИ!! http://lurkmore.to/Russian_Reversal

12 ТТХ – тактико-технические характеристики

13 официальное название F-16 - «Боевой сокол» (англ."Fighting Falcon"), «Гадюка»("Viper") обычно используется его пилотами, из-за предполагаемого сходства с гадюкой, а также с истребителем "Colonial Viper" сериала "Battlestar Galactica", который транслировался в то время, когда F-16 поступил на вооружение. https://en.wikipedia.org/wiki/General_Dynamics_F-16_Fighting_Falcon

14 Фильм «Firefox» – https://ru.wikipedia.org/wiki/Огненный_лис

15 Джейкоб Картер - отец Саманты Картер, генерал-майор ВВС США и первый житель Тау'ри, ставший носителем Ток'ра - Селмака.

16 «Sharp» - острый по английски

17 ИЛС – Индикатор на лобовом стекле (англ. head-up display, HUD) https://ru.wikipedia.org/wiki/Индикатор_на_лобовом_стекле

18 МНТ – Модуль нулевой точки, источник энергии древних

19 Канопа – ритуальный сосуд https://ru.wikipedia.org/wiki/Канопа

20 «Back home we got a taxidermy man. He gonna have a heart attack when he see what I brung him» – Фильм «Челюсти» 1975г.

21 Альберта – Провинция Канады

22 МакГайвер – имя главного героя культового сериала «Секретный агент Макгайвер», в главной роли Ричард Дин Андерсон, он же снялся в роли О'Нилла в сериале Звёздные врата:ЗВ-1. В современном слэнге это слово стало использоваться в качестве глагола, в значении «сделать или отремонтировать что-либо импровизированным способом, используя предметы, которые находятся под рукой»

23 Девичья Сила - https://ru.wikipedia.org/wiki/Girl_power

24 - На нейтральной планете встретились Гвардеец Змея, Гвардеец Гора и Гвардеец Сетеш. Это напряженный момент. Глаза Гвардейца Змея светятся, клюв Гвардейца Гора блестит, у Гвардейца Сетеш... текут сопли. (Эпизод 3:02 «Seth»)

25 Foo Fighters - Термин использовался во время Второй Мировой войны лётчиками стран антигитлеровской коалиции для обозначения неопознанных летающих объектов

26 CV-22 Трансопртный СВВП, Bell V-22 Osprey, конвертоплан, находится на вооружении Корпуса Морской Пехоты США

27 Влад Цепеш – он же Влад Дракула :)

28 «The truth is out there» – фраза из популярного сериала 90-х «Секретные материалы» («The X-files»)

29
Royal Canadian Air Farce – Канадская комедийная труппа, https://en.wikipedia.org/wiki/Royal_Canadian_Air_Farce

30
ИРП – Индивидуальный рацион питания, сухо́й паёк – набор продуктов, предназначенный для питания военнослужащих, а также гражданских лиц в условиях отсутствия возможности готовить горячую пищу.


Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"