Hotpoint: другие произведения.

иксзвком2

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Кроссовер Звездные врата ЗВ-1 и X-COM: UFO Defense(1994). Главы 14-21


     Название: ИксЗВКом: Зеркальное отражение. Автор: Hotpoint. Перевод: Б.Беляев
     Оригинальное название: XSGCOM: Goa'uld Defence(Mirror Image)
     https://www.tthfanfic.org/Story-16092-1/Hotpoint+XSGCOM+Goa+uld+Defence.htm
     https://www.fanfiction.net/s/3631062/1/XSGCOM-Mirror-Image
     
     
     
     

Глава 14

     Звёздные врата – P4A-771 – июль, 2001.
     Четыре года назад ЗВ-1 уже посещали этот мир, но пробыли здесь не долго, так как сразу попали под массированный обстрел со стороны, предположительно, войск Гоа'улдов. После короткой перестрелки с врагом, которого не было видно из-за деревьев, они отправились домой, где О'Нилл и Картер получили сомнительное удовольствие оказаться у Антарктических Звёздных врат вместо КЗВ.
     Находясь в укрытии и глядя в бинокль, Командующий Рассел Шарп прекрасно понимал, почему никто не захочет прийти сюда незваным через Звёздные врата. Большой гарнизон Джаффа, множество огневых точек с плазменными пушками, означали, что даже бойцам Икс-Ком с их превосходным вооружением, для захвата плацдарма без тяжелых потерь потребовалась бы высшая степень удачливости.
     С другой стороны, из-за того, что Шарп и два смешанных отделения солдат КЗВ и Икс-Ком прибыли на P4A-771 на замаскированном Тел'таке Ток'ра, все пушки, ДОТы и охрана смотрели в совершенно неправильном направлении. Что было чертовски удобно, поскольку они готовились к атаке.
     – Если всё идёт по графику, они должны набрать адрес примерно... – прошептал Шарп ближайшему отряду, сверяясь с часами. – Сейчас, – сказал он с усмешкой, когда Звёздные врата активировались, и вихрь входящей червоточины, идущей с Земли, мгновенно привлёк внимание всех воинов Джаффа в окрестностях.
     С тактической точки зрения лучший способ штурма охраняемого моста - атака с двух сторон, и Звёздные врата, в данном случае, можно представить таким узким проходом, очень похожем на мост.
     – Эх, сегодня действительно отличный день, – радостно объявил Шарп, когда его бойцы, воспользовавшись моментом, заняли позиции для атаки. Он включил свою радиогарнитуру и послал правильный сигнал КДД1, чтобы сообщить КЗВ на другой стороне червоточины, что это именно он. – Гридли, можете стрелять, когда будете готовы, – сказал он в микрофон, убрал бинокль и потянулся за винтовкой.
     Что-то вылетело из Звёздных врат на огромной скорости и тут же начало подниматься в небо на столбе пламени. Тау'ри уже не в первый раз применяли эту тактику, стреляя через врата ракетами "Маверик", которые наводились на то, что было подсвечено лазером, но всё равно похоже, застали Джаффа врасплох. Особенно когда эта штука сделало петлю и начала падать на самую сильную позицию обороны, которую пометил лазером, вставший на одно колено рядом с Шарпом, лейтенант из ЗВ-7.
     Ракета врезалась в ДОТ, её 57-килограммовая кумулятивная боеголовка и то, что осталось от топлива, разнесли укрепление и его обитателей на куски, а пара тяжёлых плазменных пушек улетела вдаль, как спички.
     – Есть накрытие! – воскликнул лейтенант. Солдаты Икс-Ком и КЗВ восприняли взрыв как сигнал к открытию огня и начали расстреливать шатающихся от контузии Джаффа из своих Л2-A2. И снова элемент внезапности и отличное вооружение привели к тому, что преимущество оказалось на стороне малочисленного отряда Тау'ри.
     – Пора сменить лазер и набрать ещё несколько очков, – сказал Шарп лейтенанту, кивнув на винтовку. – Ах да, сначала разберёмся с той авиабазой Глайдеров, которую мы обнаружили, – добавил он, доставая дистанционный детонатор, поднимая предохранитель и нажимая кнопку. У них было недостаточно сил, чтобы атаковать оба объекта одновременно, и уничтожение первыми "Глайдеров Смерти" выдало бы их присутствие, но всегда существует альтернатива, когда у вас есть несколько очень особых подрывных зарядов и пронырливые спецназовцы, которые могут легко уклониться от неопытной охраны.
     На востоке появилась вспышка света, и прошло, казалось, удивительно много времени, прежде чем земля задрожала и раздался звук взрыва. Он не был особенно большим в относительном выражении, но учитывая, что его родственники были рассчитаны на то, чтобы ровнять с землей целые города, это означало, что он всё ещё был довольно впечатляющим. Ядерное устройство мощностью полторы килотонны, которое они установили на авиабазе, взорвалось и полностью лишило Джаффа воздушной поддержки. Фактически, один из "Глайдеров смерти", находившихся в боевой готовности, уже начинал взлетать, когда взрывная волна почти полностью разрушила его, а обломки, подхваченные взрывной волной, дождем посыпались на землю в миле от авиабазы.
     – О Боже, надеюсь, у кого-нибудь есть фотоаппарат, – с благоговением сказал Шарп, когда хорошо знакомое грибовидное облако поднялось в небо всего в нескольких милях от него. Ему также пришло в голову, что лучше бы гики на родине были правы насчет того, что Элериумная граната усиленная наквадахом даёт минимальные радиоактивные осадки, потому что не хотелось бы заработать рак в долгосрочной перспективе, а в краткосрочной - светиться в темноте. – Вот дерьмо, лучше заняться делом, – решил он и с радостью присоединился к перестрелке.
     Пока обороняющиеся Джаффа пребывали в замешательстве, с Земли через Звёздные врата начали прибывать, и с ходу вступать в бой новые подразделения. Джаффа были храбры, решительны и сражались до последнего, но безнадежно отставали в вооружении, были окружены и задавлены прибывшим подкреплением. Силы Шарпа добили гарнизон в течение нескольких минут ожесточенного боя.
     Последними звуками битвы стали крики раненых Джаффа, которые стихли, когда некоторые из них, попытавшиеся оказать сопротивление, были убиты, а другие, оказавшиеся слишком тяжело раненными, чтобы их можно было спасти, были избавлены от своих страданий. Остальных разоружили, и, к их великому удивлению, медики-Тау'ри перевязали им раны и дали обезболивающие, что, конечно, никак не вязалось ни с рассказами о злых Тау'ри, ни со свирепостью человеческих воинов, которую раненые Джаффа видели несколько мгновений назад. "Воистину странные люди", решил один из воинов, когда после укола в руку, мучительная боль в районе дыры, прожжённой лазером в его броне и груди, стихла.
     – Так, внимание! – крикнул Шарп во всю силу своих лёгких, когда бойцы, наконец, закончили зачистку территории. – Дальше по этой тропе находится оружейный завод Гоа'улдов, – сообщил он им, указывая на север. – Мы догадывались, что у Апофиса была уважительная причина разместить здесь такой гарнизон для охраны врат, – продолжал он. – По мнению Ток'ра, минимум через шесть часов сюда может прибыть Ха'так змееголовых, поэтому у нас есть пять часов, что бы вынести отсюда всё ценное и уйти самим через врата, – объявил он.
     – О, чёрт, мы же не будем снова собирать посохи, не так ли, сэр? – жалобно спросил солдат Икс-Ком. За последние несколько месяцев он, должно быть, перенёс несколько сотен этих штуковин через Звёздные врата, и они не были лёгкими.
     – Я же сказал "всё ценное" не так ли? – резко ответил Шарп. – Оставьте посохи, просто вынимайте из них энергоблоки с жидким Наквадахом и выносите их, на фабрике тоже, наверное, есть ящики с этими штуками, – сказал он. – Настоящие трофеи - это пушки-посохи, их должно быть много, и они стоят того, чтобы попотеть, протаскивая их через врата, – отметил он. – И обратите внимание на шоковые гранаты, они чертовски полезны и их постоянно не хватает.
     – А что насчёт заводского оборудования? – спросил майор.
     – Я не планирую демонтировать производственную линию, – ответил Шарп. – Ток'ра, который нас сюда доставил, поможет вам решить, стоит ли брать что-то достаточно маленькое, но всё остальное мы уничтожим, так что не занимайтесь саботажем, от этого места не останется ничего, что стоило бы восстанавливать.
     – Как быть с рабочими? – спросил майор – Всё как обычно?
     – Да, – подтвердил Шарп. – Некоторые, возможно, захотят помочь, как только мы сообщим что собираемся освободить их, но остерегайтесь тех, кто остался верен Гоа'улдам, всегда найдётся несколько жалких тупых ублюдков с промытыми мозгами, которые на самом деле купились на это дерьмо о "Богах", – продолжил он. – Если этот геморрой появится, просто глушите их Зэтом, – посоветовал он.
     – А пленные, сэр? – спросил медик, указывая на одного из тех, кого он только что лечил.
     – Стабилизируйте, свяжите их, если понадобится и оставьте здесь, – ответил Шарп. – Изолятор пришельцев почти переполнен, и мы всё равно не получаем много полезной информации от Джаффа, – заметил он. – Надеюсь, они распространят слухи, что Тау'ри не монстры, но в тоже время поймут, что мы не те люди, которых можно поиметь, – сказал он.
     Шарп оглянулся на грибовидное облако, большинство остальных последовали его примеру.
     – Итак... – медленно произнёс он, – кто-нибудь считает, что мы слишком деликатно объяснили последнее утверждение? – спросил он с ухмылкой.
     
     Гора Шайенн – Земля – Июль, 2001.
     Джанет Фрейзер недоумевала, зачем её вызвали в кабинет генерала Хаммонда, но была сильно удивлена, когда помимо полковника О'Нилла и майора Картер, обнаружила и свою дочь Кэсси, сидевшую в кресле прямо напротив генерала.
     – Что ты натворила? – укоризненно спросила Джанет девушку. – Ты опять это сделала, да? – продолжила она. – Кэсси, ты не можешь кричать на людей в столовой только потому, что они забывают убирать мусор со своих подносов, – раздраженно сказала она.
     – Я ни в чём не виновата мама, и спасибо за презумпцию невиновности, – сердито посмотрев, ответила Кэсси. – Как бы то ни было, я никогда не хотела получить эту работу, вы могли бы сказать командующему Шарпу, чтобы он уже отомстил мне, когда сказал, что серьёзно относится к тому, что я должна отплатить все хлопоты, на которые они ради меня пошли, – возразила она. "Помогать в столовой - отстой", – с досадой подумала она. – "Нельзя даже пофлиртовать с симпатичными парнями, потому что Джек рычит на любого моложе двадцати пяти, реагирующего на флирт, а остальные относятся ко мне как к ребенку".
     – Я пригласил Кэсси не потому, что она сделала что-то не так, – сказал Хаммонд доктору Фрейзер. – Мы получили результаты тестов, которые она прошла, чтобы определить долгосрочные последствия генного вмешательства Ниррти, – сказал он.
     – Она ведь не больна? – в ужасе воскликнула Джанет.
     – Ради Бога, мама, перестань делать поспешные выводы, – ответила Кэсси. – Не могли бы вы просто сказать ей? – спросила она генерала.
     Хаммонд протёр ладонью левой руки лысину. В молодости он провёл бы пальцами по волосам, но те дни, к сожалению, давно прошли.
     – Не хотите объяснить, майор Картер? – спросил он. – Вы разбираетесь в этом лучше меня, – откровенно признался он.
     – Для меня это тоже новое направление, сэр, но я постараюсь, – ответила Картер. – Джанет, ты знаешь, что Ниррти экспериментировала на людях Ханки, пытаясь создать более хорошего носителя, – начала она, – Хок'тара или улучшенного человека. – Что ж, судя по тестам, которые наши учёные провели на Кэсси, она, возможно, оказалась более удавшейся, чем думала Ниррти.
     – Думаю, это потому, что я переживала "Мысленный огонь" дольше, чем кто-либо другой, – перебила Кэсси. – Обычно, когда это начиналось, подростки через несколько часов уходили в лес, – отметила она. – Если бы не ваши медицинские технологии и лекарства, я бы умерла, – сказала она. – На Ханке, я имею в виду, – добавила она.
     – Вполне возможно, – согласилась Картер, – но в любом случае, хотя Ниррти и стабилизировала её, похоже, что многие изменения в Кэсси уже были постоянными. – Сканирование с помощью оборудования Икс-Ком, такого как ментальные зонды, показало, что в её мозгу сформировалось множество новых связей...
     – Отсюда и телекинез, который был бы классным, если бы я не была при этом такой горячей, – вставила Кэсси. – Извини, продолжай, – сказала она, заметив что Сэм недовольна тем, что её снова перебили.
     Картер взглянула на девушку и продолжила:
     – ... произошли и другие незначительные физиологические изменения, когда активировались спящие гены, – закончила она. – Мы знаем из исследований псионики и генетики Сектоидов, что есть явная предрасположенность к псионической силе и навыкам, которая идёт от генов Древних, которые Сектоиды добавили себе с помощью генной инженерии Локи, – продолжала она. – Также эти гены есть у некоторых людей, и они определяют способность противостоять псионическим атакам и использовать технологии Древних.
     – Некоторых из нас нельзя взять под контроль, – с улыбкой произнёс О'Нилл, – некоторых можно, – добавил он, глядя на Картер с весельем, которого она не разделяла.
     – Верно, – вынуждена была согласиться Картер. – После долгих исследований в Икс-Ком определили шкалы псионических силы и навыка у людей, – сказала она Джанет, – и та, и другая оцениваются от одного до ста, причем верхняя граница считается максимальной для человека.
     – Псионическая сила девяносто восемь, – радостно сказал О'Нилл, показав на себя. – А у вас как у младшеклассника, не так ли, майор? – озорно спросил он.
     – Как у старшеклассника, – поправила его Картер, прищурившись. Хотя она должна была признать, что результат был далеко не впечатляющим.
     – Простите, но я не понимаю, причём тут Кэсси, – сказала Джанет.
     Хаммонд подался вперёд в своём кресле.
     – Икс-ком тестировал Кэсси, чтобы узнать, каков её ПСИ-рейтинг, – сказал он. – Она сожгла три сенсорные машины, прежде чем они поняли, что им понадобится нестандартное оборудование для получения результата.
     – Слишком большое напряжение, – пошутила Кэсси. – Когда сегодня утром они, наконец, смогли починить одну из них, я подумала, что двое парней, следящих за показаниями, упадут в обморок, – продолжила она. – Они просто переводили взгляд с машины на меня и обратно.
     – Почему мне об этом не сказали? – потребовала ответа доктор Фрейзер.
     – Я не хотела, чтобы ты волновалась, – объяснила Кэсси. – Это было совсем не больно, – сказала она. – Так ты хочешь услышать результаты мои тестов? – спросила она.
     Джанет Фрейзер нахмурилась.
     – Ты получила ровно сотню? – спросила она. – В этом всё дело?
     – Нет, на самом деле Кэсси полностью разрушила наши представления о возможностях человека, – ответила Картер.
     – Триста восемьдесят семь, – объявила Кэсси. – Выкуси, Джек, – сказала она, весело показав О'Ниллу язык.
     – Что?! – воскликнула доктор Фрейзер.
     – Триста восемьдесят семь, – повторила Кэсси.
     – Причём базовый показатель псионического навыка составляет более двухсот, и его ещё можно улучшить тренировками, – добавила Картер. – Парапсихологи Икс-Ком считают, что Кэсси представляет собой одну из последних стадий эволюции человека перед вознесением, – продолжила она.
     – Они сильно разозлились, когда я расплавила всю проводку и в другом устройстве тоже, – хихикнула Кэсси. – Они думали, оно вернёт мне телекинез, – объяснила она, – но как только я взяла его в руку и включила, стало очень жарко, как с теми шахматными фигурками, оно издало шипящий звук и задымило, – сказала она им. – Как я уже сказала, слишком большое напряжения, – добавила она, постучав себя по виску.
     – Да, псионический усилитель, – заметила Картер. – Затраты на производство - сто шестьдесят тысяч долларов, и это только стоимость сырья, – сказала она. – Ты полностью сплавила прототип, – сказала она Кассандре.
     – Не говорите Командующему, а то он заставит меня работать в столовой, пока мне не исполнится тридцать, – попросила Кэсси.
     – Более того, думаю, что бóльшая опасность заключается в том, что он может попытаться призвать тебя в армию, – высказала своё мнение Картер. – Мы не видели ни одного телепата Сектоидов с таким потенциалом, если получится создать работоспособный пси-усилитель, выдерживающий тебя, ты, вероятно, смогла бы заставить Полковника прыгать на одной ножке и распевать песенки из мюзиклов.
     – Это ведь несерьёзное предложение, верно, Майор? – быстро спросил О'Нилл.
     – Это была бы интересная проверка её способностей, учитывая ваши девяносто восемь баллов, сэр, – невозмутимо ответила Картер.
     – Призвать её? – спросила Джанет. – Вы ведь не допустите этого, сэр? – спросила она генерала.
     – Технически, Кассандра не является американской гражданкой и даже не с этой планеты, – ответил Хаммонд. – Так что я не знаю насколько всё это будет законно, – признался он. – Однако она человек, и я думаю, это делает её "одной из нас" с точки зрения Икс-Ком, – продолжил он. – Они практически наверняка захотят изучить Кэсси более глубоко, но я уверен, что они предпочтут, чтобы она пошла на это полностью добровольно, по крайней мере, их научный персонал не такой жёсткий, как их солдаты.
     – Я не против, – сказала Кэсси. – Как думаете, они мне заплатят? – спросила она. – Ребята, я знаю сколько платят вам.
     – Во всяком случае, некоторым из нас, – сказал Хаммонд. Он по-прежнему получал жалованье в ВВС США, а это означало, что ему платили далеко не так много, как О'Ниллу или Картер, работавшим на Икс-Ком.
     – Кэсси, это не приятные люди, – предупредила её мать.
     – Мама, я знаю, что Командующий Шарп сделал с Ниррти, чтобы заставить её помочь мне, – ответила Кассандра. – Я знаю, что они не приятные люди, – сказала она, хотя её не особенно беспокоило, что Шарп пытал суку, которая экспериментировала над ней и уничтожила весь её народ. – Но если они считают, что я могу помочь остановить на Земле то, что случилось с Ханкой, то я пойду на это, – решительно заявила она. – Все, кого я любила, умерли, мама, – тихо сказала она. – Я до сих пор иногда вижу их во сне, – продолжила она. – Никогда не думала, что смогу что-то с этим сделать, но если у меня есть этот потенциал, то я хочу развить его и использовать для защиты людей, которых люблю сейчас. "И жульничать на экзаменах, и читать мысли мальчиков", – радостно подумала она, не подозревая, что последнее её может сильно возмутить.
     Джанет Фрейзер покачала головой.
     – Я просто не хочу, чтобы они использовали тебя, Кэсси, – сказала она.
     – Это мой выбор, мам, – ответила Кэсси, стараясь, чтобы её слова звучали искренне.
     – Ты думаешь, это будет приключение, но подумай о возможных опасностях, – сказала доктор Фрейзер дочери. – Все эти псионические штучки - всего лишь непроверенная теория.
     – Побывав под контролем и увидев собственными глазами, как Кэсси что-то левитирует, я убедилась, что это уже не теория, – заметила Картер, – но я согласна с твоей матерью, что тебе нужно хорошенько всё обдумать, – посоветовала она девушке. – Мы все поддержим тебя, если ты решишь отказаться.
     – Так и будет, – согласился О'Нилл, и генерал Хаммонд утвердительно кивнул.
     – О'кей, я еще немного подумаю, прежде чем скажу, что согласна продолжить исследования, – согласилась Кассандра.
     – Хорошо, – ответила её приемная мать. Возможно, это было лучшее, на что она могла надеяться.
     – Эй, по крайней мере, теперь вы, ребята, всё знаете о чумовых ментальных способностях, – сказала Кэсси. – Кассандра из Трои могла видеть будущее, но ей никто не верил, – отметила она.
     – Если станешь экстрасенсом и сможешь видеть будущее, приходи ко мне, когда захочешь сделать ставки на скачках, – предложил О'Нилл. – Ты слишком молода для этого, а я возьму только небольшой процент, – великодушно сказал он. – Жалеете, что сами не додумались до такого? – сказал он трём другим военнослужащим ВВС США, которые тут же уставились на него.
     – Кэсси, разрешаю тебе использовать полковника О'Нилла в качестве подопытного, и жду видеозапись с результатами, – сказал генерал Хаммонд девушке. – Песня "Эй, офицер Крупке" из мюзикла "Вестсайдская история" будет идеальным аккомпанементом к прыжкам, – предложил он. – Полковник, вы свободны, – сказал он О'Ниллу, прежде чем тот успел возразить.
     
     Над Южной Атлантикой – Земля – июль, 2001.
     При дальности, измеряемой максимум в десяток километров, бой истребителей Икс-Ком с незваными гостями - Сектоидами, напоминал скорее классическую "собачью свалку", а не ракетные дуэли за пределами видимости, к которым готовилось большинство лётчиков-истребителей, во время своей службы в ВВС разных стран. Пришельцы использовали чрезвычайно совершенные технологии стелс, РЭП и РЭЗ2, которые препятствовали захвату цели на больших расстояниях. В то же время они сами не могли использовать собственные аналоги радаров дальнего действия. Однажды они попытались сделать это, но к своему ужасу обнаружили, что Икс-Ком немедленно зафиксировал активный сигнал и использовал его для отслеживания их местоположения.
     "Иногда бои идут на таких дистанциях, что для их обозначения скорее бы подошло слово "поножовщина", – думал Кэмерон Митчелл, пока его F-302X Жнец преследовал дико петляющий "Фу-истребитель" Сектоидов в небе над неспокойным Атлантическим океаном.
     – Постой спокойно, маленький серый ублюдок, – прошипел Митчелл, снова стреляя из лазерной пушки, лучи которой едва не попали в цель, которая скользнула в сторону, едва он нажал боевую кнопку на ручке управления. Это было то, что всё ещё сильно раздражало его: новый земной истребитель был быстрее своего противника, более тяжело бронирован и одновременно защищен щитами, с корпусом, сделанным из нескольких слоёв Триниума, суперпластика и термостойкой керамики, но истребители Сектоидов по-прежнему обладали преимуществом в манёвренности, а их плазменная пушка имела более высокую скорострельность.
     Истребитель Сектоидов резко ушёл влево, пытаясь оторваться от преследователя, но Митчелл предугадал его манёвр и выстрелил снова. Лучи пары лазерных пушек, установленных в корнях крыльев его Жнеца, прожгли инопланетный сплав корпуса и, очевидно, попали во что-то важное, потому что Фу-истребитель, казалось, остановился в воздухе, а затем рухнул прямо в океан со всей грацией и аэродинамическими качествами кирпича.
     – Да, черт возьми! – торжествующе воскликнул Митчелл, когда инопланетный корабль свалился вниз.
     Митчелл знал, что всё дело в щитах. Если бы не модификация сделанная Асгардами, они не работали бы в атмосфере так же хорошо, как и в вакууме, и F-302X не оказали бы такого мгновенного влияния на ход боевых действий, которое произвели, когда начали поступать на вооружение всего пару недель назад. Вражеские истребители обычно попадали первыми, но их огонь поглощался щитами Жнецов, и, наоборот, чтобы разнести Фу-истребитель, достаточно было одного-двух приличных попаданий лазером. У "Огненных штормов" были такие же щиты, но их характеристики, в плане ускорения и манёвренности, сильно отставали от противника, так что в "собачьей свалке" они оказывались в тяжёлом невыгодном положении.
     Митчелл увидел, как мимо него пронёсся ещё один инопланетный истребитель с парой Жнецов на хвосте.
     – Достаньте этого сукина сына, – крикнул он, когда они несколько раз выстрелили в пришельца, окружив того огнем. В конце концов, одному из них повезло, и он, должно быть, попал в энергоустановку, потому что Фу-истребитель взорвался и обломки врезались в щиты преследователей.
     Большая яркая вспышка вдалеке указывала на то, что более крупный инопланетный корабль, который сопровождали истребители, только что был сбит, отправленным за ним "Огненным Штормом". Было разумно отправлять менее манёвренные корабли для уничтожения относительно неуклюжих судов, пока Жнецы сбивают Фу-истребители. Пилот Икс-Ком из Королевских ВВС отметил, что это было похоже на Битву за Британию, где Жнецы играли роль "Спитфайров", имея дело с истребителями, а "Огненные Штормы" брали на себя роль "Харрикейнов", сбивая более медленных и менее манёвренных врагов.
     Производственные линии в Зоне-51 и Ямантау планомерно увеличивали выпуск F-302X, заменяя "Огненные штормы", трофейные "Глайдеры смерти" и Перехватчики "Сигрдрива", потерянные в предыдущие месяцы и, будем надеяться, ход битвы пошёл в пользу Земли после неприятного периода, когда инопланетяне удерживали инициативу. Сектоиды, конечно, отреагировали, тут же увеличив количество эскорта во время своих налётов на Землю, но это не компенсировало того, что они потеряли своё превосходство в эффективности истребителей. Были потери в Жнецах, но в значительно меньшем количестве, чем у Фу-истребителей. Это не стало сменой ролей, которую приветствовал бы любой воин, но теперь Икс-Ком штамповал истребители намного быстрее, чем их сбивали Сектоиды.
     Последний оставшийся Фу-истребитель, а до перехвата их было семь, попытался сбежать, направляясь в безопасный космос на максимальной атмосферной скорости, но его легко перехватил истребитель F-302X Митчелла, его гораздо лучшее соотношение мощности и веса давало лучшее ускорение и более высокую максимальную скорость. Пришелец был без промедления сбит и упал в океан двумя примерно равными кусками после того, как поразительно удачный лазерный выстрел аккуратно разрезал его пополам.
     – Центр управления, это "Вал", – передал Митчелл на защищённой частоте Икс-Ком, – все бандиты в воде, потерь в группе нет, – доложил он. – Если у вас нет для нас других целей, мы идём домой, ставьте пиво, – объявил он.
     – Это центр управления, – ответила рация, потрескивая. – Других вторженцев на геоскейпе нет, возвращайтесь на базу, вы молодцы, – сказала она.
     – Слышали парни? – передал Митчелл другим пилотам, – время пить пиво, кто последний вернётся в "Пятьдесят Первую", тот платит, – сказал он.
     – Да ладно вам, могу я получить хотя бы фору? – запротестовал пилот "Огненного шторма". В отличие от везунчиков на Жнецах, его аппарат не мог сделать даже 6,5 махов, в то время как те могли достичь 9 Махов в атмосфере.
     – А ты как думаешь? – со смехом ответил Митчелл.
     – Я думаю, если вы будете ждать, пока я доберусь до бара, у вас на выпивку не останется времени, – заметил пилот "Огненного Шторма".
     – Мы откроем счёт на твоё имя, – ответил Митчелл, – увидимся позже, – сказал он и развернул истребитель в сторону дома. – Мип-мип3, – добавил он, резко давя на газ.
     – Всегда хотел, чтобы койот в мультиках тоже побеждал, – заявил пилот "Огненного Шторма", разворачивая свой летательный аппарат в форме блюдца, чтобы последовать в сторону Невады за быстро исчезающими Жнецами.
     
     Примечание автора:
     Я решил, что будет скучно, если P4A-771 (из эпизода 1:17 Solitudes) станет ещё одним миром, в котором Джаффа охраняют шахты наквадаха. В сериале его врата были довольно сильно защищены, и мы так и не узнали, почему, поэтому я подумал, почему бы не разместить там оружейный завод? Гоа'улды же должны были где-то делать оружие, верно?
     Думаю, концепция того, что Кэсси обладает непомерным пси-потенциалом, имеет смысл, учитывая ситуацию и связь, которую я установил между геном Древних, Вознесением и Псионикой вселенной Икс-Ком. Она левитировала шахматную фигурку силой своего разума в сериале (5:06 Rite of Passage),и мы также видели, как Даниэль Джексон демонстрировал телекинез, после загрузки себе разума Мерлина (10:11 The Quest II).
     Ниррти не очень преуспела в совершенствовании Хок'тара, но с пси-обучением и технологией Икс-Ком они могут преодолеть оставшийся разрыв между потенциалом и способностями Кэсси ... И да, мы в конце концов увидим, как она с прокаченным пси-усилителем возьмёт на себя приора Орай с посохом ;-)
     Нетрудно обнаружить отсылки на Farscape4 в параграфе про Митчелла (как всегда, не смог удержаться), в ЗВ-1 также упоминалось, что "Вал" был его позывным, как и "Кэм-Вал".

Глава 15

     Здание Курии – Толлана – Август, 2001.
     Посол Джозеф Факсон улыбнулся Верховному Канцлеру Тревелл. Это была всего лишь его вторая встреча с главой Курии Толланы, с тех пор, как он прибыл, чтобы сменить временно исполняющую обязанности посла Элизабет Вейр, и до сих пор поражался тому факту, что находится на чужой планете и общается с правительством внеземного человечества.
     – Жаль, я возможно согласен, – сказал он, – но вы должны понимать, что дни, когда вы могли полагаться в своей защите только на Ионные пушки, заканчиваются. – Можете поставить свой последний доллар...– начал было он, – это денежная единица, – объяснил он, – если Апофис победит других Системных Лордов, то вскоре придёт за Вами.
     Верховный Канцлер улыбнулась в ответ.
     – Хотя мы и не воинственный народ, наши оборонительные технологии намного превосходят технологии Гоа'улдов, и вы, возможно, недооцениваете, насколько грозным оружием являются наши Ионные пушки, – ответила она и другие члены Курии, сидевшие слева и справа от нее за столом переговоров, утвердительно закивали.
     Факсон полуобернулся к Элизабет Вейр и та ему понимающе улыбнулась. Толланы часто казались слишком уж снисходительными по отношению к своим гостям-Тау'ри и разговаривали с ними таким тоном, каким общаются с маленькими детьми. Она предупреждала его об этом перед тем, как они отправились из посольства на эту встречу. Пока он формулировал правильный и дипломатичный ответ, полковник О'Нилл рассмеялся, привлекая всеобщее внимание.
     – Вас что-то забавляет, Полковник? – спросила Верховный Канцлер Тревелл.
     О'Нилл посмотрел ей в глаза.
     – Я просто вспомнил, что случилось с этими грозными Ионными пушками во время прошлой атаки Гоа'улдов, – сказал он. – Если бы мы не заставили Лию спрятать одну из них, вас бы сейчас пороли в наквадаховой шахте, – сказал он ей.
     – Полковник, – резко одёрнула его Вейр, а сидевший между ними Даниэль, поморщился. Возможно, было бы лучше выбрать более дипломатичного военного представителя, но, так как О'Нилл командовал ведущим отрядом ЗВ, эта работа выпала на его долю. Остальные члены ЗВ-1 вернулись в посольство, кроме Сэм, приглашённой на обед Наримом, который, казалось, был до сих пор к ней неравнодушен. Сержант Андианова, однако, заметила, что сама Сэм, похоже, больше интересовалась Джозефом Факсоном, хотя и разговаривала с ним всего несколько раз. Когда Даниэль ответил, что не заметил этого, и спросил, не померещилось ли ей, Андианова ответила, что он мужчина и поэтому совершенно не разбирается в подобных вещах. В свою очередь Тил'к упомянул, что его жена часто правильно предсказывала развитие отношений, которых он даже не замечал, и что ему иногда приходило в голову мысль о наличии у женщин слабых телепатических способностей. На что Андианова ответила ему, что просто мужчины тупые, и он признал, что его жена тоже нередко давала подобное объяснение.
     Верховный Канцлер Тревелл подняла руку, показывая, что всё в порядке.
     – Мы помним и благодарны Вашему народу за это, – сказала она, – но будьте уверены, такого больше не повторится, – продолжила она. – Гоа'улды больше не получат возможности снова... как там это слово? – спросила она, пытаясь вспомнить термин, которым пользовались Тау'ри. – "пометить"... наши пушки, для уничтожения их превентивным ударом, – уверенно сказала она.
     – Всё это прекрасно и замечательно, Верховный Канцлер, – прокомментировал Факсон, – но как вы справитесь с внезапным прибытием нескольких десятков Гоа'улдских Ха'таков, одновременно появившихся на вашей орбите?'
     – Мы уничтожим их, – заявил другой член Курии.
     – Всех сразу? – серьёзно спросил Факсон. – Прежде чем кто-нибудь из них успеет открыть огонь из главных орудий, которые, по словам наших военных экспертов, могут одним ударом уничтожить большую часть этого региона? – продолжал он. – Вы абсолютно в этом уверены?
     – Гоа'улдов не волнуют потери Джаффа, и если Апофис победит других Системных Лордов, то не будет беспокоиться о потере некоторого процента своего флота, чтобы уничтожить такую развитую человеческую цивилизацию, как ваша, – высказал своё мнение Даниэль. – Вы заботитесь о своём народе, Апофис нет, – сказал он решительно. – Он согласится на потерю нескольких десятков Ха'таков, чтобы победить, а сколько сотен тысяч смертей Толлан вы готовы иметь на своей совести? – задал он риторический вопрос. – Они будут перемалывать вас за счёт своей численности, до тех пор, пока вы не сдадитесь, и тогда вся надежда будет потеряна, – сказал он, оглядев сидящих за столом членов Курии.
     Омок, сидевший в самом конце, подался вперед.
     – И я полагаю, после этого вы скажете, что мы должны предоставить вам современное оружие для борьбы с Гоа'улдами, чтобы вы могли защитить нас? – спросил он многозначительно.
     – Нет, даже такому новичку как я ясно, что этого не случится, – ответил Факсон. – Единственная альтернатива состоит в том, что мы сделаем всё возможное, чтобы подготовить вас к своей защите, – добавил он с кривой улыбкой. – Если не технологией, то идеями о том, как лучше использовать имеющееся у вас, такими способами, о которых вы, возможно, и не задумывались, – пояснил он.
     – Вам слово, Полковник, это ваша специализация, – передала О'Ниллу слово Вейр.
     – Спасибо, – ответил О'Нилл, сцепив пальцы на столе перед собой. – Что вам нужно, ребята, так это сдерживание, – сказал он Толланам, – вам нужно что-то, что заставит Гоа'улдов чертовски бояться напасть на вас, и это означает не защиту, это означает возмездие, – заявил он.
     – Возмездие? – спросил Омок.
     – Верно, – подтвердил О'Нилл, – нужно чтобы Апофис и все остальные Системные Лорды знали, что даже если они и завоюют Толлану, то рискуют потерять после этого свои жалкие задницы, – сказал он. – Возможно, они и готовы лишиться нескольких Ха'таков, но дважды подумают, если будут рисковать целыми мирами, – высказал он своё мнение, вставая так, чтобы придать своему выступлению больше силы.
     – Это безумие5 на Земле мы называем Взаимным Гарантированным Уничтожением, – заметил Даниэль, – или иногда Равновесием Страха, – добавил он.
     – И это безумие гораздо разумнее, чем кажется, – заметил О'Нилл. – О'кей, вот как это работает дома, – начал он. – Крупные военные державы имеют арсенал ядерного оружия, чтобы удерживать друг друга от нападения, – объяснил он. – Всё очень просто: вы сбросите на нас ядерную бомбу, и мы сбросим её на вас, если дела пойдут совсем плохо, вернёмся все в каменный век, – продолжил он. – Остаётся одна проблема, кто-то может начать скрытую атаку, так же как Гоа'улды сделали с вами, заранее попытавшись вывести из строя Ваше оружие, – сказал он. – Поэтому мы прячем в океане подводные лодки с ядерным оружием на борту в качестве гарантии того, что даже если подобная атака произойдет, то вас всё равно разнесет ко всем чертям ответным ударом.
     – Из истории с Серитой мы знаем, что у вас есть технология создания необычайно мощного оружия, способного вызывать разрушения планетарного уровня, – сказал Даниэль.
     – Серитане использовали эту технологию не по назначению, – ответила Тревелл. – Именно из-за этого не только Серита была уничтожена, но и Толлане вынуждены были покинуть родной мир.
     – Да, но оно ведь всё равно бабахнуло, и вы должны знать, как это сделать снова, – ответил О'Нилл. – Мы не можем построить ничего настолько мощного, да и не видели, чтобы Гоа'улды демонстрировали такую огневую мощь, – сказал он. – Итак, вот это ваш фактор сдерживания, – отметил он, – сообщите им, что, если они нападут на Толлану, вы вышибете из них всё дерьмо, – объяснил он. – Покажите им, что осталось от Сериты, чтобы они могли убедиться, что вы не блефуете и можете такое сделать, а потом сядьте и посмотрите, есть ли у них на самом деле яйца, – сказал он с усмешкой. – Их нет, – уверенно заявил он.
     – Мы передали вам проект гипердвигателя, с которым ваши корабли будут так же быстры, как и современные корабли Гоа'улдов, – отметил Факсон. – Это даёт вам возможность достать их миры, – сказал он.
     – И вы используете на этих кораблях технологию фазового сдвига, чтобы скрыть их, – добавил О'Нилл. – Мы прячем наши средства сдерживания на подводных лодках, а вы разместите их на невидимых кораблях, – предложил он. – Мы видели, как вы, ребята, проходите сквозь стены, так что я думаю, вы могли бы даже поместить некоторые из ваших кораблей внутри планет, где Гоа'улды никогда не смогут до них добраться, – заметил он. – Убедитесь, что Гоа'улды знают всё это – посоветовал он, – продемонстрируйте, что ваши корабли так же быстры, как и у них. Скажите им, что на кораблях стоят Ионные пушки, и ещё громче о том, что те несут бомбы, разрушающие планеты, и что если они придут к вам без приглашения, то вы придёте к ним и ваше настроение не будет хорошим.
     – Вы рассчитываете, что мы пойдём на убийство миллионов? – в ужасе спросила Верховный Канцлер Тревелл.
     – Нет, – ответил О'Нилл, – это не потребуется, – уверенно заявил он.
     – Одна из характерных черт Гоа'улдов заключается в том, что они не только эгоистичны, но и одержимы инстинктом самосохранения, – заметил Даниэль. – Системные Лорды не нападут на вас, если сочтут, что существует обоснованная возможность такого ответа, на который вы технологически способны.
     Омок нахмурился.
     – Мы не рассматривали это с такой точки зрения, – сказал он.
     – Мы знаем, – ответила Элизабет Вейр, – вы действительно не воинственный народ, – сказала она, – и лично я нахожу ваш неэкспансионистский нейтралитет освежающим, но из того, что я узнала об остальной галактике, почти утопическому обществу созданному вами, угрожают силы, находящиеся вне вашего контроля.
     – Я признаю, что технологически мы примитивны по сравнению с вами, – сказал О'Нилл членам Курии, – но в остальном вы чертовски наивны, – сказал он. – Это большая плохая Галактика, а вы слишком прогрессивны, чтобы быть такими оптимистами, – продолжил он, – откровенно говоря, с нашей точки зрения внешняя и оборонная политика Толланы сводится к тому, чтобы скрестить пальцы и надеяться на лучшее.
     – Скрестить пальцы? – в замешательстве спросила Тревелл.
     Даниэль продемонстрировал.
     – Люди на Земле делают так на удачу, – объяснил он. – Конечно, это всего лишь суеверие, – сказал он. – Более разумные люди добиваются удачи своими делами, – многозначительно добавил он.
     – Нам придётся подробно обсудить это в Курии и, вероятно, вынести решение на всеобщий референдум, – сказала Верховный Канцлер. – Я понимаю ваши аргументы, но это радикальная смена политики, которая хорошо служила народу Толланы в течение многих веков, – сказала она.
     – Будьте уверены, Земля готова предложить нашим друзьям - Толланам любые советы или рекомендации, которые могут вам понадобиться, – ответил Факсон.
     – Может, мы и неразвиты, но хорошо воюем, – заметил О'Нилл. – Или, может быть, благодаря этому, – предположил он.
     Вейр не могла не согласиться с этим, но больше всего её беспокоило то, что это, вероятно, было единственное, что давало Тау'ри хоть какую-то надежду на выживание. Существующий в настоящее время недостаток технологий и ресурсов люди Земли компенсировали абсолютным мастерством в военных вопросах, достигнутым за тысячи лет непрерывной войны. И в этом с ними, казалось, не мог сравниться никто другой.
     В долгосрочной перспективе настоящий вопрос, возможно, заключался в том, какой будет Галактика, когда Земля тоже будет иметь общий технологический паритет со своими конкурентами.
     
     Гора Шайенн – Земля – Август, 2001.
     Доктор Фрейзер показала результаты своих исследований Генералу Хаммонду и бросила папку на стол. Хорошо что они были одни в лазарете, потому что она не была уверена в реакции некоторых людей на подобную новость. Она хотела обсудить её с Генералом, прежде чем встретиться с Командующим Шарпом, который должен был подойти примерно через пять минут. Когда Фрейзер прислала ему записку с просьбой прийти, Командующий, только что вернувшийся после последней серии атак на линии материально-технического снабжения флота Апофиса, собирался отправиться в Колорадо-Спрингс и поискать там бар.
     – Допинг? – недоверчиво спросил Хаммонд. – Они все сидят на допинге? – удивленно спросил он.
     Джанет Фрейзер кивнула.
      – Разных видов, – подтвердила она. – При обычном обследовании, ни один из них не проявлялся, хотя некоторые явно были созданы из соединений, с которыми я немного знакома, – сказала она. – Могу предположить, что они, вероятно, уже некоторое время принимают комбинацию экспериментальных препаратов, повышающих характеристики, – сказала она ему. – Я проводила выборочное тестирование образцов крови на наличие внеземных вирусов или бактерий, и заметила кое-что странное во всех образцах, взятых у персонала Икс-Ком, – сказала она. – Я пропустила их образцы через масс-спектрометр и обнаружила множество вещей, которых там не должно было быть, – сказала ему Фрейзер.
     – Ты имеешь в виду что-то вроде стероидов? – спросил Хаммонд.
     – Да, там есть, по крайней мере, один анаболический стероид, – подтвердила доктор Фрейзер, – но есть также гормоны, подобные Эритропоэтину, которые увеличивают как количество эритроцитов, так и способность этих клеток переносить кислород. Другие химические вещества, по-видимому, оказывают неврологическое воздействие на то, как срабатывает рефлекс "дерись или беги", и, возможно, усиливают агрессию. Также среди препаратов, повышающих физическую работоспособность, есть несколько типов Ноотропов.
     Хаммонд нахмурился.
     – Ноотропы? – спросил он.
     – Когнитивные усилители, – объяснила доктор Фрейзер. – Они улучшают работу мозга, –продолжила она, – улучшают память, уменьшают время реакции, повышают внимание, концентрацию и бдительность, – перечислила она и сделала паузу. – Разве ты никогда не замечал, что некоторые люди из Икс-Ком выглядят так, будто готовы вот-вот напасть? – риторически спросила она.
     Генерал Хаммонд пожал плечами.
     – Я списывал всё это на ПТСР, – честно ответил он.
     – Вероятно причина и в этом тоже, но, по крайней мере, отчасти и в химических веществах, плавающих в их крови, – сказала ему Фрейзер. – Эффект, по-видимому, накапливается с течением времени, хотя в конечном итоге будет плато, потому что невозможно слишком сильно воздействовать на человеческое тело или разум, – сказала она. – Те в Икс-Ком, кто выживает в первых нескольких миссиях, становятся быстрее, потому что их усиливают различными фармпрепаратами, – сказала она ему. – У них больше внимания, что в дополнение к улучшенной памяти означает, что они и учатся быстрее, – продолжила она. – Лучший перенос кислорода в крови означает большую выносливость, а стероиды, что они, к тому же, становятся сильнее.
     – Полагаю, есть и обратная сторона, – сказал Хаммонд.
     Фрейзер кивнула.
     – Они, наверное, не знают, каковы будут побочные эффекты в долгосрочной перспективе, – ответила она. – Или, если уж на то пошло, каковы будут среднесрочные последствия для их психики, – добавила она. – Невозможно получить разрешение накачать кого-нибудь таким коктейлем, – уверенно заявила она. – Рассматривая только ноотропы, я нашла производное Пирацетама, Анирацетам, Ницерголин и Сульбутиамин, – сказала она. – Это же практически ведьмовское варево, – сказала она с отвращением.
     – Кратковременные последствия отказа от их приема заключаются, в крайней вероятности быть убитым плазменным огнем, поэтому мы решили, что оно того стоит, – прервал её Командующий Рассел Шарп. – А мы гадали, когда же ты узнаешь об этом. Это заняло больше времени чем я думал, но всё же наши гики оказались правы - это вещество нелегко обнаружить, – сказал он, входя в лазарет и закрывая за собой дверь. – Извини, что пришёл так рано и подслушивал за дверью, но моя химически усиленная паранойя сработала, – с иронией сказал он.
     – Вы экспериментировали на своих людях, – сказала Фрейзер, обвиняюще тыча пальцем в Командующего. – Они знают, что они подопытные кролики? – сердито спросила она.
     – Да, и все они добровольцы, включая меня, конечно, – ответил Шарп. – Ты же не думала, что мы намного лучше обычных спецназовцев по естественным причинам, не так ли? – спросил он веселясь. – Мы даём таблетки и делаем инъекции только тем, кто пережил несколько миссий, после которых у них пропадает любое отвращение, и они готовы получать преимущество всеми возможными средствами, – сказал он им. – Я тоже отказывался принимать эту дрянь, пока не увидел собственными глазами, с чем мы столкнулись, – сказал он. – После моей поездки в Дамаск я позволил колоть мне всё, что они захотят, – честно сказал он.
     – Не могу поверить, что Икс-Ком получил одобрение ООН на нечто подобное, – заявил Хаммонд.
     – Мы и не получали, эту фигню просто состряпали наши ребята из отдела НИОКР, – ответил Шарп, – Добросердечные либералы никогда бы не подписали план накачать наших пехотинцев по большей части непроверенными фармацевтическими препаратами, – продолжил он. – И нам бы это сошло с рук, если бы не ваше вмешательство, детишки, – невозмутимо произнес он.
     – Ты думаешь, это смешно? – раздраженно спросила доктор Фрейзер. – Вы уподобляетесь доктору Франкенштейну, – заявила она. – Такого я бы ожидала от Локи или Ниррти, – заявила она.
     Шарп усмехнулся.
     – Иногда я забываю, какая ты мягкая, – ответил он. – Солдаты Икс-Кома готовы к смерти в любом бою, – сказал он им, – даже с нашими модными высокотехнологичными аптечками и саркофагом, который у нас теперь есть, это только вопрос времени, когда мы встретимся с плазменным болтом предназначенным для нас, – сказал он. – Допинг лишь позволяет оттянуть этот момент и даёт нам возможность забрать с собой в Валгаллу ещё нескольких инопланетян, – сказал он. – Запомните, "победа любой ценой, самопожертвование – вот наш девиз", – продолжил он. – Не будьте слишком язвительны, в наше время ВВС США дают своим пилотам таблетки на основе амфетамина, мы просто пошли дальше в идее улучшения подготовки солдат с помощью химии.
     – Эта дрянь может тебя убить, – с нажимом произнесла Фрейзер.
     – Я знаю, – ровно ответил Шарп, – она ещё не превратила мой мозг в кашу, но я оптимистично предполагаю, что в конечном итоге будет замечательная быстрая аневризма мозга, – сказал он ей. – Некоторые ребята думают, что вместо этого мы все заболеем раком, – добавил он.
     – А как насчёт возможных эффектов изменения настроения, ты не задумывался, в состоянии ли ты командовать? – серьезно спросила доктор Фрейзер.
     – Я дам вам разрешение взглянуть на результаты моих психологических тестов в Икс-Ком, – ответил Шарп. – По мнению наших психиатров, я достаточно безумен, чтобы делать свою работу как следует, без психического срыва, – сказал он им. – Это у меня запланировано на послевоенное время, – сказал он, – не стоит впустую терять время и сходить с ума, пока есть ещё инопланетяне, с которыми нужно сражаться, – пошутил он.
     – Я должен доложить обо всём своему начальству, – сказал Хаммонд Шарпу.
     – Конечно, Джордж, – ответил Шарп, – это твой долг, – сказал он ему. – Они поднимут шум, и Совет Безопасности тоже, но в конце концов признают это как свершившийся факт, – уверенно сказал он. – Сектоиды и Гоа'улды представляют собой слишком явную и реальную опасность, чтобы беспокоиться о такой ерунде, – сказал он им. – Мы все подписали отказ и знали о возможных последствиях ещё до того, как проглотили таблетки и воткнули иглы в руки, – продолжил он. – Единственная разница в том, что отныне нам не придется это скрывать.
     – Ты и в самом деле думаешь, что они заметут это под ковер? – спросила Фрейзер.
     – Конечно, мы скрываем инопланетные вторжения от общественности, никто не будет ничего делать с несколькими учеными, игнорирующими правила FDA6 по тестированию на людях или что-то ещё в этом роде, – убежденно ответил Шарп. – Более половины наших учёных и инженеров тоже принимают это вещество, – сказал он. – Это одна из причин, почему мы так чертовски хороши, мы берём самых лучших в каждой области и делаем их ещё лучше, – продолжил он. – Нам плевать на правила охраны труда и технику безопасности, как и на патентное право, мы делаем всё быстро, потому что наши гики могут работать дольше и усерднее в лабораториях, и они не против срезать углы в вопросах безопасности, чтобы ускорить работу, – сказал он. – Никто никогда не спрашивает, как мы это делаем, потому что людей наверху не заботят методы, их волнуют только результаты.
     – Кто бы мог подумать, – Хаммонд печально покачал головой.
     – Никто из наших бойцов не сдал бы парней, придумавших эту идею, а политики не стали бы проводить расследование, – ответил Шарп. – Это было маленьким секретом Икс-Ком, – сказал он.
     – Неужели вы все так мало заботитесь о собственной жизни? – тихо спросила Фрейзер. – Ты знаешь, что гормон Эритропоэтин, который вам дают, может вызвать проблемы с сердечнососудистой системой, и повысить вероятность опухолей? – спросила она.
     – Да, но ты бы видела, насколько быстрее я могу теперь пробежать десять километров, – ответил Шарп. – Когнитивные усилители могут сделать что-то неприятное и с моим мозгом, но я пойду на этот риск ради лучшей памяти и более быстрой реакции, – продолжил он. – Эй, ты бы удивилась, узнав, на сколько выше стал мой IQ, – весело сказал он.
     – Жаль, что препараты явно не улучшили и ваше здравомыслие, Командующий, – огрызнулась Фрейзер. Она была врачом и гуманистом, для неё человеческая жизнь была слишком драгоценна, чтобы относиться к ней так легко.
     – Я могу направить вас к большому количеству моих бывших командиров и подружек, которые заверят вас, что нет ни одного фармацевтического препарата, способного на такой подвиг, Доктор, – ответил Шарп. – Может я и принимаю стимуляторы, отличные от шпината, но, как сказал Попай, “я такой, какой я есть”.
     Позже Командующий пожалел, что не подобрал другие слова, потому что, как только новость распространилась, вместе с подробным описанием прошедшего разговора с доктором Фрейзер, он заполучил устрашающий псевдоним "Шарпи X-COM-Man", без которого вполне мог бы обойтись.
     
     Высокая Орбита – Каваун – Август, 2001.
     – В соответствии с информацией, полученной от нашего шпиона в армии Бастет, можно ожидать прибытия вражеского флота в ближайшее время, Мой Лорд, – доложил Зипакне стоявший перед ним Джаффа.
     – Весь флот скрыт? – спросил Гоа'улд, откидываясь на спинку своего, похожего на трон кресла, установленного на мостике Ха'така.
     – Да, Мой Лорд, – ответил Джаффа. – Они не узнают, что попали в ловушку, пока мы не откроем огонь, – заявил он. – Их потери, несомненно, парализуют их продолжающееся контрнаступление, как вы и предсказывали.
     Зипакна кивнул.
     – Лорд Апофис будет доволен нашей победой, – сказал он и ухмыльнулся. – Казните всех пленников, которых мы найдем среди обломков их кораблей, – приказал он.
     – Будет исполнено, Мой Лорд, – ответил Джаффа и повернулся, чтобы вернуться на своё место.
     Сам размер флота Апофиса и масштаб войны означали, что он не мог руководить всей компанией самостоятельно. Поэтому он делегировал некоторый контроль приспешникам доказавшим свою лояльность, или, по крайней мере, таким известным подхалимам как Зипакна, на которых всегда можно было положиться, потому что они верно служили любому Системному Лорду находящемуся на подъеме. Получив под своё командование флот Ха'таков среднего размера, Зипакна в течение последних трех месяцев с умеренным успехом сражался против объединённых сил Бастет, Аматерасу и Кали, в то время как сам Апофис возглавлял борьбу против Лорда Ю и остальной коалиции Системных Лордов, выступивших против него. Поначалу коалиция оказалась более эффективной, чем ожидал Апофис. Им удалось остановить его наступление, а затем выбить из нескольких систем, но вскоре он снова собрался с силами, и в настоящий момент война шла на истощение. Чтобы одержать победу, Апофис стремился измотать своих противников, полагаясь на своё численное превосходство и большую промышленную базу унаследованную от Сокара.
     В некотором смысле оборона также помогла Апофису, его Ха'таки имели маскировочные устройства, которые другие Системные Лорды устанавливали только на незначительное число кораблей меньшего размера, таких как Тел'так, и это давало возможность устраивать засады, которые, в частности, стали излюбленной тактикой Зипакны. Как только пришло известие о планируемой атаке коалиции на Каваун, одну из основных шахтерских планет Апофиса, Зипакна организовал для них этот теплый прием. Одновременное снятие маскировки и залп в упор из главных орудий его Ха'таков нанесут тяжелый урон и вызовут беспорядок во всех трёх флотах женщин - Системных Лордов, ещё до того, как флоты схлестнуться всерьёз.
     "После очередной победы Апофис будет обязан предложить Зипакне свою собственную маленькую империю, вырезанную из империй побежденных", - радостно подумал Гоа'улд. Он не вынашивал никаких амбиций стать независимым самостоятельным Системным Лордом. Оставаться вассалом с несколькими мирами и несколькими миллионами рабов, чтобы править ими, - это всё, чего он хотел, и именно поэтому он собирался выжить и процветать, в то время как другие оказывались на обочине. Зипакна знал, куда дует ветер, и как только Апофис принял командование легионами Сокара, он быстро вернулся на службу к своему прежнему хозяину, заметив, что он также преданно служил его наследнику Клорелу.
     – Корабли выходят из гиперпространства, Мой Лорд, – доложил Джаффа. – Похоже, это те, кого мы ожидали, – продолжил он.
     – Количество? – спросил Зипакна.
     – Двенадцать Ха'таков, – ответил Джаффа, – по четыре от флотов Аматерасу, Кали и Бастет, – отметил он.
     – Отлично, – ответил Зипакна. – Мы превосходим их числом и используем фактор внезапности, – с удовлетворением отметил он. – Это будет легкая победа, – сказал он.
     – Они приближаются к планете, – объявил Джаффа. – Выходим на оптимальную дальность стрельбы, – продолжил он, затем проверил свою консоль. – Ещё пять кораблей выходят из гиперпространства, – сказал он.
     Зипакна вздохнул, если они будут близки по численности, он, вероятно, потеряет несколько кораблей, даже если победа всё ещё гарантирована.
     – Чьи это корабли? – спросил он, хотя не имело значения, какая сука их послала.
     Джаффа обернулся.
     – Другие Ха'таки принадлежат Лорду Ба'алу, – доложил он.
     – Ба'алу? – нахмурившись, повторил Зипакна. – Ты уверен? – спросил он.
     – Да, Мой Лорд, – подтвердил Джаффа. – Корабли занимают место в общем строю.
     – Наш Господин Апофис говорил, что придёт время и Ба'ал вступит в схватку, – задумчиво произнес Зипакна. – Мы заставим его пожалеть о том, что он встал на сторону наших врагов, – добавил он. – Приготовиться снять маскировку и открыть огонь, – скомандовал он. – Убедитесь, что по крайней мере один из кораблей, уничтоженных первым залпом, принадлежит флоту Ба'ала, – приказал он.
     – Вражеские корабли стреляют по нам! – потрясенно воскликнул Джаффа, когда пять кораблей Ба'ала открыли огонь, каким-то образом обнаружив их, несмотря на маскировку.
     При включенной маскировке Ха'таки не могли полностью задействовать свои щиты, и через несколько секунд два корабля Зипакны взорвались, разорванные на части плазменным штормом. Остальные, включая его собственный, немедленно сняли маскировку и включили щиты, а корабли трех женщин - Системных Лордов присоединились к сражению.
     После этого ситуация для сил Апофиса продолжала ухудшаться, корабли Ба'ала, казалось, не только обладали технологией, позволяющей видеть замаскированные корабли, но и их оружие было заметно мощнее, чем у стандартных Ха'таков. Их щиты, должно быть, также были модернизированы, потому что даже концентрированный огонь нескольких кораблей Зипакны не смог продавить их.
     Зипакна увидел, как ещё два его Ха'така взорвались, присоединившись к останкам других, начавшим засорять пространство, их обломки будут падать на Каваун и гореть в атмосфере в течение многих следующих лет. Один из кораблей Бастет и два Кали также были уничтожены, а другие вражеские корабли получили значительные повреждения и отступили, но силы Ба'ала остались невредимыми и продолжали безжалостно сражаться, уничтожая один Ха'так за другим.
     – Приготовиться к отступлению, – приказал Зипакна, – пусть те корабли, которые уже повреждены, останутся и прикроют наш отход, – приказал он. – Нужно сообщить об этом Лорду Апофису, мы не можем больше рисковать и терять корабли, – заявил он, надеясь, что это послужит достаточным оправданием для Апофиса, чтобы тот не казнил его за бегство.
     Сидя на мостике одного из своих Ха'таков, Ба'ал с удовлетворением наблюдал, как Зипакна бежит в гиперпространство.
     – Успешное испытание наших модернизированных кораблей, не так ли, Нерус? – спросил он необычайно толстого и непривлекательного Гоа'улда, стоящего справа от него.
     – Моя интеграция в наш флот усовершенствованных сенсоров, щитов и оружия, предоставленных Анубисом, прошла очень хорошо, Сир, – ответил Нерус и сделал ещё один глоток из хрустального кубка в правой руке. – Похоже, что корабли, которые строит Анубис, будут ещё мощнее, – предупредил он. – Возможно, при достаточном количестве даже справятся с кораблями Асгарда.
     Ба'ал кивнул, Анубис почти наверняка сохранил самые лучшие технологии для собственного использования, дав своему временному союзнику лишь то преимущество, которого было бы достаточно для некоторой компенсации численного превосходства Апофиса над коалицией.
     – Когда мы высадим войска для захвата шахт, осмотрите оборудование на предмет саботажа и определите, сможем ли мы увеличить производство, – сказал он Нерусу. – Я хочу, чтобы как можно больше руды было доставлено на наши верфи, – приказал он и с отвращением посмотрел на него. – Мы находимся в состоянии войны, а это значит, нужно работать, а не обедать или дурачиться с рабынями, – добавил он.
     Известный своими "разнообразными аппетитами", Нерус удрученно вздохнул. К сожалению, сам Ба'ал был известен разнообразием и изобретательностью своих наказаний, когда ему перечили, поэтому он решил сделать так, как ему сказали.
     – Твой план тоже отлично сработал, – сказал Ба'ал женщине, стоявшей слева от него. – Повернуть засаду против самой себя было мастерским ходом, – сказал он. – Я подумал, что ты захочешь это увидеть своими глазами, – продолжил он, – теперь можешь вернуться и поблагодари остальных Ток'ра за предоставление такой первоклассной информации о развёртывании сил Апофиса.
     – Не стоит благодарности, – ответила Зарин, иронично поклонившись своему мнимому хозяину и повернулась чтобы уйти. Тел'так доставит её обратно в миры, которыми она продолжала править от его имени, даже несмотря на то, что стало известно что она агент Ток'ра. Пока Апофис оставался для них угрозой большей, чем они были друг для друга, Ба'ал и обычно презираемые Ток'ра были вынужденными союзниками.
     Ба'ал смотрел, как уходит Ток'ра, он, конечно, никогда не смог бы принять такую, как она, в качестве Королевы, но она станет прекрасным живым призом, как только всё вернется в нормальное русло. Она дерзила и ему нравились словесные перепалки, а взаимная нелюбовь между почти одинаковыми расами давали хорошую искру.
     – Интересно, Ток'ра сообщили Тау'ри о нашем недавнем дружеском контакте? – с любопытством спросил Нерус.
     – Сомневаюсь, – ответил Ба'ал, – они по своей природе двуличны и скрытны, – высказал он своё мнение. – Мы сможем использовать это, чтобы поссорить их, когда придёт время.
     – Уже планируете следующую войну? – спросил Нерус.
     – Следующую за ещё одной, – ответил Ба'ал, – после Апофиса нам придётся иметь дело с Анубисом, – сказал он. – Ток'ра и Тау'ри по сравнению с ними - третьесортные угрозы.
     Нерус кивнул, что могут сделать Системным Лордам предатели, которых становится всё меньше и какие-то примитивные люди? Разве что обеспечить раздражитель, который однажды будет просто вычеркнут?
     
     Примечание автора:
     Джо Факсон был послом людей у Ашенов в эпизодах "2010" и "2001". В первом он был женат на Картер, так что, я думаю, искра между ними была. Он показался мне подходящим кандидатом на пост постоянного посла на Толлане (и это вновь означало, что мне не придётся придумывать своего персонажа).
     Что касается допинга, у меня был соблазн упомянуть об этом нюансе с тех пор, как я задумал ИксЗВКом. Но мне не хотелось высказывать свою точку зрения на то каким образом бойцы X-COM стали настолько лучше, пока я не нашел хороший вариант ввести это в историю. Несмотря на допинг, после того как они, более года демонстрировали своё неизменное (в некотором роде) здравомыслие, КЗВ не будет реагировать на это разоблачение так же плохо, как это было бы в самом начале. Эритропоэтин (также известный как EPO) действительно существует и действительно повышает стойкость и выносливость, ноотропные препараты, о которых я упоминал, также существуют и улучшают память, время реакции, бдительность и т.д. и т.п. Никто в здравом уме не собрал бы всё это вместе, если бы на то не было очень веской причины.
     Итак, вот мой взгляд на то, почему ветераны X-COM так чертовски злы, они берут лучших спецназовцев со всего мира, убивают тех, кто не является действительно исключительным, и накачивают выживших различными фармацевтическими препаратами, чтобы те стали ещё лучше. Кстати, то, что ВВС США сегодня выдают пилотам амфетаминовые Таблетки, является правдой и имеет в некотором роде выдающуюся военную историю. Одним из секретов немецкого блицкрига во время Второй мировой войны было то, что они давали своим солдатам Первитин, ещё один метамфетамин, который поддерживал их крутость и позволял не спать в течение длительного времени.
     Каваун - важнейшая из принадлежащих Апофису планет с шахтами наквадаха, упомянутая Тил'ком в сериале. Кроме того, в сериале показано, что корабли Анубиса могут обнаруживать замаскированные корабли, что оказалось полезно, учитывая, что Апофис мог скрывать свои Ха'таки, изначально построенные Сокаром. Это оказалось сюрпризом для известного ухмыляющегося лизоблюда Зипакны, поэтому он и получил по заднице.
     Модернизированные Ха'таки Ба'ала немного лучше стандартных, но всё же в целом уступают тем, что построил Анубис, который, я уверен, хотел бы сохранить технологическое преимущество над ситуативным союзником. Однако у Ба'ала есть Нерус, который, кажется, был одним из лучших ученых Гоа'улдов в сериале, так что у команды Ба'ала есть возможности для некоторых дополнительных улучшений. Со своей стороны, у Апофиса, конечно, был разработан собственный проект улучшенного Ха'така (прототип которого ЗВ-1 уничтожил в эпизоде 4:03 " Upgrades"), поэтому у него есть доказанная способность снова закрыть технологический разрыв.
     Это хорошая демонстрация7, которая дает разумное сравнение размеров кораблей Звездных Врат. Было бы забавно, если бы материнские корабли Апофиса и Анубиса в конечном итоге сразились, первый огромен, но второй чертовски гигантский (пока вы не сравните его с кораблем-ульем Рейфов).
     

Глава 16

     Комбайн Ашенов – P3A-194 (бывший Воллианский Союз) – август, 2001.
     Единственное, чего полковник О'Нилл никак не ожидал, когда Ашены столкнулись с доказательствами, найденными ЗВ-1 в подземных руинах Воллианского города, так это того, что они с такой готовностью признают то, что сделали с несчастными Воллианцами два столетия назад. Выпуск генетически модифицированной чумы и последующее предоставление “лекарства”, которое, кстати, сделало подавляющее большинство населения стерильным, было близко к тому, чтобы стать одним из самых отвратительных деяний, о которых О'Нилл когда-либо слышал, а после многих лет борьбы с Гоа'улдами это кое-о-чём говорило.
     Галактике чертовски повезло, что Конфедерация Ашенов оказалась изолирована от всех остальных. Они контролировали лишь небольшое число, расположенных относительно недалеко от их родного мира, звёздных систем, до которых смогли добраться на своих космических кораблях. Были у них и Звёздные врата связывающие P3A-194 с их собственной планетой, которой, по-видимому, была P4C-970. Но, как и у Толлан, гипердвигатель их собственной разработки был относительно медленным, а у обоих Звёздных врат отсутствовали наборные устройства, умеющие учитывать возникающий с течением времени дрейф звезд. Это ограничило их экспансию, и хотя они были достаточно развиты, чтобы превратить Газовый гигант в звезду, как это было в системе Воллиана, они, тем не менее, не стали великой галактической державой, которой потенциально могли бы стать.
     Рано отозванной с Толланы Элизабет Вейр поручили вести переговоры с Ашенами, и она не могла сказать, что ей это нравилось. Толланы, по крайней мере, несмотря на весь их технический прогресс, не считали другие менее развитые народы никчёмными, в отличие от этих людей. Пронзив взглядом Моллема, единственного официального представителя Ашенов, сидевшего за маленьким столом для брифингов, она постаралась как можно спокойнее высказать свои замечания.
     – Значит, вы открыто признаёте то, что сделали с людьми этого мира? – спросила она. – Что вы уничтожили всю их цивилизацию?
     – Да, – резко ответил Моллем, – но пожалуйста, имейте в виду, это произошло давным-давно, – добавил он.
     Ашены не были глупцами, они знали, что попытка сделать вид, будто стерилизации и тайного завоевания Воллианского Союза никогда не было, может потерпеть неудачу. И если их уличат во лжи, они будут выглядеть очень плохо в глазах этих примитивных, однако предположительно, очень опасных Землян. Поэтому они подготовили легенду-прикрытие на случай, если переговоры пойдут по худшему сценарию.
     – Что вы имеете в виду, говоря, что это случилось "давным-давно"? – возразил О'Нилл. – Думаете, теперь это стало хорошим? – саркастически спросил он. Он был очень доволен тем, что остальная часть хорошо вооружённых ЗВ-1 осталась у Врат и если случится какое-то дерьмо, они были готовы продемонстрировать Ашенам, что отставание в технологиях на целое столетие не означает, что у Земли нет оружия, способного доставить огромные неприятности. В худшем случае КЗВ забросит через врата сюда и в родной мир Ашенов несколько очень мощных ядерных зарядов, усиленных наквадахом, что, по крайней мере, заставит даже самые технически развитые общества задуматься о том, стоит ли связываться с Тау'ри.
     Выражение лица Моллема не изменилось в ответ на явную враждебность О'Нилла.
      – Нет, конечно, нет, но хотя наша средняя продолжительность жизни, возможно, вдвое больше вашей, согласно информации, которой вы уже поделились, вы должны иметь в виду, что прошло более двух столетий с тех пор, как Конфедерация пришла в этот мир, – отметил он. – Много десятилетий прошло с тех пор, как последний член администрации того времени умер от старости, – сказал он. – Неужели за последние два столетия не было ни одного действия правительства вашей страны, о котором вы сожалели бы и хотели изменить если бы могли? – спросил он.
     О'Нилл открыл было рот, чтобы возразить, но потом вспомнил, что Соединенные Штаты делали с коренными американцами всего лишь столетие назад. Тот факт, что правительство Ашенов когда-то было злобными засранцами, не означал, что они обязательно всё ещё являются таковыми, так что, возможно, ему стоило дать им хотя бы небольшой кредит доверия.
     – О'кей, я понимаю вашу точку зрения, – уступил он. Нельзя автоматически признать человека виновным в преступлении, совершенном его предками.
     – Вы должны понять наше положение, – сказал им Моллем. – Районы нашей планеты пригодные для жилья густо заселены и высоко индустриализированы, – сказал он. – У нас слишком много ртов, чтобы прокормиться на имеющихся сельскохозяйственных угодьях, поэтому чтобы обеспечить наше население мы поставляем зерно отсюда, – продолжил он. – Ситуация резко ухудшилась незадолго до того, как наши космические корабли обнаружили Воллианский Союз, и наши лидеры тогда решили, что мы заслуживаем сельскохозяйственной продукции этого мира больше, чем люди изначально жившие здесь.
     – Потому что вы опережали их на пару сотен лет? – спросила Вейр.
     – Таково было обоснование, – ответил Моллем.
     Элизабет Вейр задумалась над словами Моллема, и это вызвало вопрос.
     – Почему ваши демографические проблемы так быстро обострились? – спросила она.
     – Мы разработали новые методы увеличения продолжительности жизни наших граждан, – объяснил Моллем. – К сожалению, мы не совсем учли...
     – Что чем меньше людей умирает, тем больше людей нужно кормить, – закончила за него Вейр.
     Совершенно верно, – ответил Моллем. – Мы победили почти все виды болезней и живём в два раза дольше, чем наши предки, – продолжил он. – Ашенов просто слишком много для одного мира, – сказал он. – Радикалы предлагали использовать биологические боевые агенты, чтобы убить всех Воллианцев одним ударом, но это посчитали слишком аморальным, хотя мы тогда стояли перед лицом голода, – сказал он им. – Вместо этого наше правительство использовало более тонкие средства.
     – Стерилизовало девяносто процентов населения и просто подождало, пока они вымрут, – ответила Вейр.
     – Да, – признал Моллем.
     В целом, это была очень хорошо продуманная ложь, так как по большей части достоверно описывала события и выдержала бы любую тщательную проверку в случае расследования. Единственным отклонением от истины было то, что нынешнее правительство Ашенов было готово снова сделать то, что совершили их прадеды. Они не чувствовали вины за то, что произошло с Воллианцами, и с радостью сделали бы то же самое с этими Тау'ри, если бы предоставилась такая возможность.
     – Полагаю, с этим жить легче, чем с их убийством, – фыркнул О'Нилл.
     – Когда мы столкнулись с ними, Воллианский Союз, по сравнению с вами, отставал в развитии примерно на столетие, – заметил Моллем, – у нас были сверхсветовые звездолеты, а у них двигатель внутреннего сгорания, – продолжил он. – Мы могли бы легко стереть их находясь на орбите, но даже в то время, когда наши собственные дети голодали, мы не стали так безжалостно уничтожать их.
     – Но вы охотно гарантируете, что подобного больше не произойдёт? – заметила Вейр.
     – Это было трудное решение, и я рад, что нынешнему правительству не нужно принимать подобного, – сказал им Моллем. – Численность нашего населения стабильна и никто не голодает, в значительной степени благодаря поставкам продовольствия через Звёздные врата со здешних ферм.
     – Вы ведь скрыли всю историю от оставшихся Воллианцев, не так ли? – заметил О'Нилл.
     – Что сделано, то сделано, – ответил Моллем. – Разве мы плохо обращаемся с Воллианцами, кроме того что скрываем от них прошлое? – спросил он.
     – Для меня и это достаточно плохо, – сказал О'Нилл. – То, что ваши предки сделали с ними, было чудовищно.
     – Согласен, но что, по-вашему, мы теперь можем с этим поделать? – риторически спросил Моллем. – Мы пытаемся хоть немного загладить свою вину, предоставляя Воллианцам медицинские и другие технологии, которые делают их жизнь лучше, – сказал он. – Вы говорили с местными жителями, они считают нас угнетателями и захватчиками? – спросил он.
     О'Нилл нахмурился.
     – Нет, – признал он. Кил, фермер, который жил со своей семьей ближе всех к Звёздным вратам, не говорил ничего плохого об Ашенах. В обмен на зерно они предоставляли лекарства, оборудование и помогали когда было нужно, а в остальном оставляли в покое. Он, чёрт возьми, мог делать всё что хотел, что было намного лучше того, что было бы живи они при Гоа'улдах.
     – Мы знаем, что в сложившихся обстоятельствах ваше доверие к нам маловероятно, но Конфедерация Ашенов надеется, что со временем оно появится, – сказал Моллем Вейр. – У вас есть адреса Звёздных врат, и знание о том, как учитывать звездный дрейф, плюс более продвинутые гипердвигатели, – сказал он. – Мы можем предложить технологию телепортации, лекарства и многое другое, – сказал он. – Союз или, по крайней мере, продолжение дружеских контактов было бы выгодно обеим сторонам, – продолжил он, – особенно учитывая угрозу со стороны Гоа'улдов, о которой вы нам сообщили.
     – Вы, ребята, намного более развиты, чем Гоа'улды, – подчеркнул О'Нилл.
     – Мы контролируем небольшое количество миров и у нас нет большого флота для защиты, а те корабли, которые есть, медленнее кораблей Гоа'улдов, – ответил Моллем. – У нас нет большой регулярной армии, а самое опасное оружие, которое мы могли бы произвести в короткий промежуток времени, было бы биологическим, благодаря нашему мастерству в генной инженерии, но способность отравлять воздух их миров не поможет нам, когда они отправят корабли через космический вакуум.
     – О, ради всего святого, почему мы не можем встретить высокоразвитую человеческую цивилизацию, у которой есть настоящие чёртовы вооруженные силы, – посетовал О'Нилл. Хотя он задавался вопросом, могла ли мысль об Ашенах с приличным флотом обеспокоить его ещё больше. У них не было чувства юмора, и, откровенно говоря, от них у него мурашки бежали по коже.
     – А разве раньше они нам были нужны? – резонно спросил Моллем. – Возможно, учитывая нашу более сопоставимую технологическую базу, Толланы, о которых вы упомянули, более охотно помогут нам, чем вам? – предположил он.
     – Конечно, – фыркнул О'Нилл, – держу пари, они дадут вам, ребята, Ионную пушку, с горечью сказал он. Это была его постоянная болевая точка.
     – Ионную пушку? – недоумённо повторил Моллем.
     – Большие гудящие Космические пушки, – объяснил О'Нилл. – Оружие Толлан, сбейте корабль Гоа'улдов прямо в небе, – сказал он. – У них тоже нет настоящей армии, но они могут серьёзно надрать задницу, если их спровоцируют, – добавил он.
     – Мы бы очень хотели подключить их к переговорам, – заявил Моллем. – И установить контакт с Асгардами, Ток'ра и Ноксами, – попросил он. – Если вы выступите посредниками от нашего имени, то заслужите благодарность Конфедерации Ашенов, – сказал он.
     – О какой благодарности идёт речь? – с растущим интересом спросил О’Нилл.
     – Я уверен, что мы могли бы предложить вам что-нибудь в качестве жеста доброй воли, – ответил Моллем. – Вы уже вылечили рак? – спросил он.
     Вейр и О'Нилл переглянулись, прежде чем снова повернуться к нему.
     – О'кей, можете считать, что мы заинтересованы, – сказал О'Нилл, и Вейр кивнула в знак согласия. – Но помните, если мы станем бесплодными, то вбомбим вас в каменный век, – серьёзно добавил он.
     Моллем серьёзно отнёсся к словам О'Нилла, и правильно предположил, что именно эта ошибка привела к тому, что Ашен получил предупреждение из будущего о том, что нельзя провоцировать Икс-Ком. Эту ошибку они не повторят, гораздо лучше играть в долгую и снискать расположение других крупных цивилизаций галактики, пока Конфедерация Ашенов не будет в состоянии взять верх.
     Что бы ни говорили об Ашенах, они очень помогли, когда Орай начали использовать в "Млечном Пути" своё генетически сконструированное биооружие, известное как "Чума Приоров". Орай, мягко говоря, были не рады обнаружить, что существует развитая и независимая человеческая цивилизация, столь же безжалостная и компетентная в бактериологической войне, как и они сами. Цитируя генерал-майора Джека О'Нилла в 2005 году, когда Земля собрала Великий Альянс для борьбы с захватчиками “Ашены? Они ублюдки, но они наши ублюдки.”
     
     Пустыня (место съемки "Экстрим в червоточине!") – Земля – сентябрь, 2001.
     Таннер ничего не мог поделать, только смотреть на двух Тау'ри, которые продолжали спорить. Несмотря на то, что его люди наставили на них оружие, те демонстративно игнорировали эту угрозу и невозмутимо продолжали свою спонтанную перепалку. Только Джаффа, похоже, серьёзно воспринимал ситуацию и целился из своего оружия в Таннера. Все они находились на некотором расстоянии от места съёмок рядом с фургонами со съёмочным оборудованием, а все остальные, казалось, были больше заинтересованы в том, чтобы смотреть, как снимается шоу, и не обращали на них внимание.
     – Расслабьтесь, Сержант, – сказал О'Нилл Андиановой. – На самом деле это не мы, – заметил он. – Парень, который изображает Тил'ка, должен быть долбаным андроидом, – сказал он, показав на актера в сером гриме. По крайней мере, подобное шоу было потрясающим прикрытием для настоящего КЗВ и добавляло много правдоподобия отрицанию любых утечек.
     Андианова прищурилась.
     – Вас, по крайней мере, не изображают идущим в бой в нелепых коротких шортах и обтягивающем топе, – пожаловалась она, указав на разговаривающую с продюсером актрису, играющую "Елену Ермалову", "напористого и быстрого стрелка" пятого члена команды. – Все же будут надо мной ржать, когда сериал покажут по ТВ, – сказала ему Андианова. Она знала, что сотрудники КЗВ и Икс-Ком никогда не позволят ей забыть этот позор. Плохо было уже то, что одурманенный наркотиками инопланетянин Мартин Ллойд смог вспомнить о них достаточно, чтобы придумать это ужасное телевизионное шоу, и Андиановой было ясно, что он в подсознании таил похотливые мысли о ней. Сцена в душе по сценарию была особенно раздражающей, тем более что её задница была намного лучше, чем у этой актриски.
     – Бери пример с меня, – сказал ей О'Нилл. – Я отношусь к этому спокойно.
     – Все хорошие реплики, какие есть, получает Ваш персонаж "полковник Даннинг", большинство инопланетян уничтожает тоже он, и он же заполучает всех девушек, – парировала Андианова. – Конечно, вы всем довольны, – продолжала она, – а я всего лишь... как бы вы это назвали? – спросила она, пытаясь придумать правильную фразу, – "Конфетка", – сердито заявила она, скрестив руки на груди одетой в униформу ВВС США. Они оба были здесь якобы в качестве технических консультантов шоу, а про её акцент всем любопытным говорилось, что она эмигрантка с Украины.
     Таннер, наконец, не выдержал.
     – Вас нисколько не раздражает, что мы собираемся сбежать? – спросил он.
     О'Нилл повернулся от русской к Таннеру.
     – Какого чёрта, ты думаешь, что у вас это получится? – спросил он с притворным замешательством.
     – Потому что в любую секунду может появиться наш корабль и забрать нас с планеты, – спокойно ответил Таннер. – Мы не можем здесь больше оставаться, или вы, или люди "Агентства информации" рано или поздно найдут нас.
     – Вы собираетесь улететь на своём корабле? – с преувеличенным удивлением спросил О'Нилл и повернулся к Андиановой. – Они думают, что улетят на своём корабле, – сказал он ей, переигрывая почти так же, как парень, играющий "Полковника Даннинга".
     – Каком корабле? – подыгрывая, спросила Андианова.
     – У них должно быть два корабля, – заметил О'Нилл. – Это единственное объяснение, – сказал он. – Проклятие, мы знали только о том, который был сфотографирован зондом где-то рядом с Марсом, – с сожалением заметил он.
     – О чём, чёрт возьми, вы говорите? – потребовал ответа Таннер.
     – О вашем корабле, о том, который вы спрятали за Марсом, в поясе астероидов, так ведь? – ответил О'Нилл. – О другом мы и не подозревали, – сказал он, печально покачав головой и ухмыльнулся.
     – У нас только один корабль, – ответил Таннер со всё возрастающим раздражением в голосе.
     – О-о-о, тогда ребята для вас это нехорошо, – сказал им О'Нилл. – Уйти на нём, у вас примерно столько же шансов, сколько у меня получить работу в шоу-бизнесе, – продолжил он. – Я полагаю, так как Гоа'улды надрали вам задницы, то ваш корабль в бою с Ха'таком будет не очень? – спросил он.
     Таннер моргнул.
     – Ха'так Гоа'улдов?’ – нервно спросил он.
     – Ну, он был построен Гоа'улдами, но сейчас он скорее Ха'так Тау'ри, верно, Тил'к? – спросил он своего спутника.
     – Именно О'Нилл, после нашего захвата корабль стал собственностью этого мира, как любой военный трофей, – согласился Тил'к.
     О'Нилл ткнул пальцем в небо.
     – Мы расположили его так, чтобы Земля была между ним и вашим кораблем летящим сюда. Я имею в виду на тот случай, если бы ваш корабль вдруг смог каким-то образом его обнаружить и предупредить вас, – объяснил он. – Но он окажется прямо над нами как раз в то момент, когда вы попытаетесь уйти, и подстрелит вашу задницу прямо в небе, когда вы попробуете сбежать, – уверенно сказал он. – Если только один из Жнецов не доберется до вас первым, – добавил он, – в любую секунду над этой пустыней может появиться эскадрилья этих штуковин, а их лётчики-истребители всегда первыми стремятся сбить новый тип инопланетного корабля.
     – Жнецов? – спросил один из внеземных людей, взглянув на расчерченное конденсационными следами небо.
     – Земля создала истребители, на основе захваченных инопланетных технологий, – объяснил О'Нилл, – они тоже прекрасны, – продолжил он растроганно, – Эй, я думаю, некоторые из этих технологий, возможно, даже были взяты из спасательной капсулы, на которой вы прибыли на Землю, – отметил он. – Полагаю, сейчас она представляет собой просто кучу запчастей в Зоне 51.
     – Вам нужен наш корабль, – холодно сказал Таннер.
     – О да, – подтвердил О'Нилл, – и мы его получим, – добавил он. – Вопрос, который действительно должен волновать вас сейчас, заключается в том, что мы собираемся делать с вами? – сказал он ему.
     – Планируете привязать нас к хорошенькому анатомическому столу? – спросил Таннер. – Накачать нас наркотиками правды, чтобы мы рассказали вам все секреты наших технологий? – предположил он. – Убить нас или оставить после себя воспоминания, как у Марти? – с отвращением спросил он.
     – Я бы за это проголосовала, – произнесла Андианова, заработав осуждающий взгляд О'Нилла, от которого она закатила глаза и пробормотала по-русски о том, что способ Икс-Ком более эффективен.
     – Но, к счастью для вас, у нас не демократия, и я думал о чём-то менее радикальном, – заметил О'Нилл. – Вас ведь, ребята, послали найти людей, способных помочь в борьбе с Гоа'улдами, верно? – риторически спросил он Таннера. Мартин рассказал им всю историю ещё в прошлом году на их последней встрече.
     – В этом отношении эта планета оказалась безнадежна, – с горечью ответил Таннер. В области оружейных технологий земляне отставали от Гоа'улдов даже больше, чем его народ.
     – А потом вместо того чтобы вернуться домой и сражаться, ты дезертировал, когда понял, что Земля недостаточно развита, чтобы воевать с Гоа'улдами, – продолжил О'Нилл. – Это не понравилось Мартину, – добавил он, по крайней мере, у этого коротышки хватило мужества захотеть вернуться домой и драться, после того как он осознал свою вину.
     Таннер сердито взглянул на О'Нилла.
     – Если бы мы не знали точно, что это самоубийство ни черта не даст, мы бы вернулись домой, чтобы сражаться, – практически прорычал он.
     – Ваш мир был уничтожен, – сказал ему О'Нилл, и судя по их реакции большим откровением это для них не стало. – Мы сходили туда и проверили, – сказал он. – Если бы вы вернулись домой чтобы сражаться, то были бы мертвы, как и весь ваш народ, – сказал он им, глядя каждому в глаза по очереди, и никто, кроме Таннера, не смог выдержать его взгляд. – Я бы на вашем месте, наверное, отправился бы домой и погиб сражаясь, но для вас, ребята, уже слишком поздно возвращать свою честь таким образом, – сказал он, – но я знаю, что вы солдаты, и знаю, как вам, по крайней мере, жить с этим и достичь чего-то стоящего, – сказал он.
     – Стоящего? – отозвался Таннер и его голос слегка дрогнул, когда чувство вины, которое он нёс в себе, снова заполнило его. Оно никогда не покинет его, никого из них.
     – Вы не будете первыми людьми, не родившимися на этой планете и присоединившимися к нам, – заявил О'Нилл. – Гоа'улды вырезали ваших людей, потому что те не захотели склониться и стать их рабами, – сказал он. – Это для вас должно что-то значить? – риторически спросил он. – Я бы, на вашем месте, гордился своей расой и хотел бы быть достойным её, – сказал он. – Вы пришли сюда за союзниками, что ж, вы их нашли, – сказал он, показывая на себя, Андианову и Тил'ка, – у вас, ребята, столько же причин ненавидеть Гоа'улдов, как и у всех в галактике, и если не хотите ненавидеть себя вечно, отплатите ублюдкам.
     Таннер моргнул.
     – Ты хочешь, чтобы мы помогли тебе бороться с Гоа'улдами? – спросил он.
     – Я хочу, чтобы вы помогли нам разбить Гоа'улдов, – поправил его О'Нилл. – У вас есть корабль, который вы знаете намного лучше нас, – сказал он. – Ваших людей больше нет, и спасть некого, но с нашей помощью вы сможете отомстить за них, – сказал он.
     Их внимание привлек переполох в нескольких сотнях ярдов от них. Актеры и съемочная группа "Экстрим в червоточине!" с изумлением смотрели в небо, а то, что казалось космическим кораблем или, по крайней мере, очень хорошим спецэффектом, медленно заняло позицию, зависнув над ними.
     – Так ты согласен или нет? – Спросил О'Нилл. – Второй раз предлагать не будем, – сказал он им.
     Когда находящийся неподалёку Мартин Ллойд сказал оператору поднять камеру и снимать корабль, Таннер снова посмотрел на О'Нилла.
     – Ты думаешь, мы тебе поверим? – спросил он.
     – Вот что я тебе скажу, – ответил О'Нилл. – Перемещайтесь на борт, летите в космос, и там, когда окажетесь под прицелом пушек Ха'така, сделайте выбор: вернуться ли к борьбе против Гоа'улдов или быть разнесённым к чёртовой матери Тау'ри, – сказал он.
     В сложившихся обстоятельствах Таннер и его люди не могли не принять во внимание аргументы Полковника, и телепортировавшись на борт корабля вместе с О'Ниллом, Тил'ком и Андиановой, вскоре направились вверх, на рандеву с Земным кораблем класса Ха'так с именем "Энтерпрайз". Потребовалось гораздо больше убедительности, чтобы доказать им что это настоящее название корабля, так как даже Мартин не придумал бы чего-то настолько тупого для ужасного шоу под названием "Экстрим в червоточине".
     
     Гора Шайенн – Земля – Сентябрь, 2001.
     Во время одного из своих редких визитов в КЗВ, Кэмерон Митчелл получал огромное удовольствие, выступая в качестве рассказчика и описывая происходящее на экране. Помещение было переполнено восторженными зрителями. Это была столовая, единственное место, достаточно большое что бы вместить всех, кто не был на дежурстве у врат или на миссии за пределами планеты. Некоторые жевали попкорн, который, должно быть, приготовили в микроволновке, и жалели, что не могут получить колу размером с ведро, как в кинотеатре.
     – О'кей, это теперь кадры на которых Жнец преследует Большой Разведчик Сектоидов над Северной Атлантикой, – сказал он, пока шёл фильм. – Надеюсь, вы обратили внимание как плавно он пилотирует, – добавил он.
     – Да, этот баг знает своё дело, а парень в F-302 мельтешит туда-сюда, – сказал один из зрителей.
     Митчелл бросил злобный взгляд на пилота Скайрейнджера, доставившего его сюда из Зоны 51 и решившего остаться, чтобы посмотреть шоу.
     – В меня стреляли из плазменной пушки, – указал он ухмыляющемуся майору Джону Шеппарду.
     – Оправдания, оправдания, – наигранно пробормотал Шеппард, достаточно громко, чтобы его услышала по крайней мере половина зала.
     – Так почему ты не стреляешь в ответ? – спросил кто-то. В более ранних кадрах в воздушных схватках между "Огненными штормами" и "Жнецами" людей и кораблями инопланетян стрельба не была такой односторонней. Зал взрывался аплодисментами каждый раз, когда фильм показывал, как выстрел из Лазерной пушки людей режет машины Сектоидов, которые в конечном итоге либо взрывались от попадания в силовую установку, либо распадались на куски, падающие на Землю.
     – Потому что я был там только в качестве наблюдателя, – ответил Митчелл, – вам это понравится, – пообещал он, когда фильм подошёл к интересному моменту.
     После нескольких недель, в течение которых стало очевидно, что F-302X, в отличие от "Огненного шторма", может перехватить любой корабль Сектоидов, пришельцы снова вернулись к использованию более медленных судов наряду с более быстрыми. Крестообразный "Большой Разведчик", как окрестил его Икс-Ком, по сравнению с "Линкором" или "Похитителем", был скорее тихоходной телегой, но он, похоже, был расходным материалом. Казалось, что легионы Локи имеют неограниченный запас этих штуковин, поскольку независимо от того, сколько их сбивали лётчики-истребители людей, в следующие дни они прилетали снова. Мелочь, летающая как правило без эскорта Фу-истребителей, в отличие от крупных вражеских кораблей, перехватывалась "Огненными штормами" или "Глайдерами Смерти" с "Энтерпрайза", которые теперь все были переоснащены лазерами Икс-Ком вместо изначально установленных Пушек-посохов.
     – О'кей, в настоящее время мы находимся в пятистах километрах к югу от Гренландии, на высоте примерно десяти миль, делая примерно 2700 узлов или четыре Маха, - сказал Митчелл сотрудникам КЗВ и Икс-Ком. – Пилот багов, вероятно, сейчас бы нагадил в штаны, но к сожалению они их не носят. Если конечно наши вивисекторы со скальпелями говорят правду и у них нормальная пищеварительная система, – продолжал он с усмешкой. – Я быстрее, лучше вооружен, и у меня есть щит, которого нет у него, так что, полагаю, Баг считает, что дни его сочтены... что так и есть, но не по той причине, о которой думает он, – сказал он.
     Инопланетный корабль на экране внезапно и по непонятной причине остановился, а затем камнем просто упал с неба.
     – О'кей, и что ты только что сделал? – спросил сидящий в первом ряду полковник О'Нилл.
     – Я? – ответил Митчелл – Ничего, я был там только для съёмки, – сказал он. – Мы назвали это манёвром Хитрого Койота, – сказал он им, – потому что это очень похоже на то, что сделал персонаж мультфильма, когда случайно упал со скалы в тысячный раз, – сказал он, проигрывая эпизод в замедленном режиме, – эта короткая пауза в воздухе, прежде чем гравитация берёт верх, – продолжил он, явно пытаясь сохранить серьёзное выражение лица.
     – Так что там случилось, сынок? – спросил сидящий впереди генерал Хаммонд, являющийся сейчас, пока Шарп отсутствовал на планете, главным на базе.
     Митчелл глубоко вздохнул.
     – Мы вывели новый корабль на низкую орбиту прямо над ним и использовали телепортер, чтобы забрать Элериумный двигатель с корабля бедного сукина сына прямо в воздухе,– сказал он и рассмеялся, и весь зал взорвался хохотом переходящим в громкие аплодисменты.
     – Манёвр Хитрого Койота, – повторил Хаммонд, – весьма забавно, – сказал он Митчеллу.
     – Спасибо, сэр, – с улыбкой ответил Митчелл. Пилоты "Огненных Штормов" и "Жнецов" также стали называть противника "Марвином" в честь инопланетного персонажа мультсериала "Луни Тюнз" "Марвина Марсианина", постоянно пытавшегося уничтожить Землю.
     – А если серьёзно, почему было просто не телепортировать на борт бомбу? – наконец спросил О'Нилл, перекрывая затихающий смех. – Не то что бы я не понимаю, насколько это смешно, – добавил он. Мысленный образ выражения крайнего ужаса на лицах членов экипажа Сектоидов, наблюдающих, как источник энергии и двигатель их корабля исчезают прямо на глазах, был забавным.
     – Элериум - ценная вещь, – объяснил Митчелл. – Мы хотели посмотреть, сможем ли вывести корабль из строя, сохранив при этом двигатель, и парнишка сделал это, – сказал он им. – Мы надеемся получить таким образом много халявного топлива, – продолжил он.
     – Жаль, что телепортёр работает только на коротких расстояниях, – заметила Картер. – Если отойти дальше двухсот миль, есть риск потерять контроль над объектом транспортировки, – отметила она, внутренне поморщившись при мысли о том, что если такое с кем-то произойдет, то реинтеграция будет, мягко говоря, неаккуратной.
     – Кольца, используемые Гоа'улдами, позволяют обойти это, имея приемник и передатчик для улучшения чёткости сигнала, вот почему можно телепортироваться с планеты на её луну, – сказала она. – Думаю Асгарды, просто будучи на десятки тысяч лет старше, решили этот вопрос выловив все ошибки, – добавила она.
     – Вы пробовали использовать его на Фу-истребителях? – спросил Хаммонд. – Я знаю, что были попытки захватить одну из этих штуковин неповреждённой.
     Митчелл покачал головой.
     – Пробовали, но полагаем, то же противодействие, которое мешает нам поймать их радаром, блокирует и телепорт, – сказал он.
     – Локи должен знать, как глушить телепорты, ему известно, что нам помогают Асгарды, поэтому, возможно, он счёл, что мы могли получить их лучевую технологию и спланировал это заранее? – рассудила Картер.
     – Почему он не модернизировал и более крупные корабли? – спросил Даниэль.
     – В отличие от Фу-истребителей, они приземляются, а значит есть вероятность, что мы можем захватить эту технологию и разработать контрмеры против помех, – ответила Картер. – Локи знает, насколько хорошо мы разбираемся в технологиях, которые попадаются сейчас в наши руки и не хочет рисковать.
     – Да, мы сбиваем много истребителей, но обломки обычно состоят из обгоревших расплавленных кусков, которые можно унести в маленьком ведёрке, – согласился Митчелл. – Не очень-то удобно для бэк-инжиниринга этих штук, – сказал он с сожалением. – Ребята из отдела НИОКР хотели бы заполучить в свои руки целый экземпляр.
     – Что нам действительно нужно, так это большая сеть, – пошутил Шеппард. – Ну знаете, такая, для ловли бабочек, – сказал он, показав будто ловит их.
     – Или тяговый луч, как в "Звёздном пути", – добавил Тил'к. – Думаю, у Асгарда есть такая технология, – заметил он.
     – Они никогда не дадут её нам, – сказал О'Нилл. Проклятый Договор о Защищённых планетах иногда доставлял больше проблем, чем пользы.
     – Нет, но мы можем сделать свою собственную сеть, – ответила Картер, и на её лице медленно появилась улыбка. – Из Триниума можно сделать отличные тросы, – сказала она.
     – О, я узнаю это выражение, – с подозрением произнёс О'Нилл. – сумасшедший учёный за работой.
     – Не могу представить, чтобы какой-нибудь пилот Сектоидов позволил поймать себя в сети, Майор, – сказал Митчелл.
     – Если он окажется без сознания, то не будет иметь права голоса в этом вопросе, – ответила Картер. – Генерал Хаммонд, прошу разрешения сделать очень большую Зэт-пушку для установки на F-302, – попросила она.
     – Разрешаю, – ответил Хаммонд, – и если это сработает, я хочу увидеть ещё один фильм, – объявил он под хор восторженных возгласов.
     Шеппард встал и оглядел присутствующих в зале.
     – Вы все свидетели, идея с сетью была моей, – сказал он. – Если будут составляться списки на награждение, повышение по службе или дополнительный отпуск, вы это подтвердите, – объявил он.
     – В отчёте поставим его имя после твоего, – шепнул О'Нилл Картер.
     
     Примечание автора:
     У Ашенов действительно были звездолеты, но тот факт, что они больше не появлялись в сериале, говорит мне, что у них, вероятно, была та же проблема, что и у Толлан, т.е. относительно небольшая сверхсветовая скорость, полёт на которой, на короткие (по галактическим стандартам) расстояния занял бы годы. Кстати, Моллем был ашенским дипломатом в эпизоде "2001".
     О, и на случай, если вам интересно, почему я сохранил и Толлан, и теперь Ашенов. В долгосрочной перспективе я хочу победить Орай, не прибегая сверх меры к помощи Вознесённых Древних или других Deus ex Machina(богов из машины/роялей в кустах), как это было в сериале. Между тем, у Толлан и Ашенов (и Тау'ри во Вселенной ИксЗВКом) есть много серьёзных высоких технологий, и вторжение в Млечный Путь здесь будет совсем другим делом, чем это было в "ЗВ-1". Быть разбитым супероружием Древних - это одно, но получить по заднице от обычных людей унизительно. :-p
     Народ Мартина был уничтожен Гоа'улдами, так что разумно предположить, что они не были столь развиты, по крайней мере, в плане вооружения. Хотя у них был гипердвигатель и очень изящные телепорты. В "ЗВ-1" (эпизод 5:12 Wormhole X-Treme) О'Нилл отпустил Таннера и его команду, потому что не хотел, чтобы они и их корабль попали в руки "Агентства информации". Здесь они попадают в руки Икс-Ком, который имеет соответствующие полномочия, так как они инопланетяне. У них не было возможности сбежать, с Ха'таком и F-302X Земля гораздо лучше контролирует своё воздушное пространство (и орбиту), чем это было в "ЗВ-1" в этот период.
     В X-COM: Interceptor вы выводите из строя инопланетные истребители с помощью "Тахионного пульсатора" и можете захватить их тяговым лучом, чтобы доставить на базу для изучения. Поскольку щиты Сектоидов не работают в атмосфере, большой Зэт является, вероятно, жизнеспособной альтернативой... траление Фу-истребителя огромной сетью из триниумного кабеля - просто забавная картинка (по крайней мере для меня)! Спасибо рецензенту "draconis" с сайта "TtH"8 за вдохновляющую идею с "Луни Тюнз", буду использовать её для пилотов перехватчиков.
     

Глава 17

     Транспорт Скайрэйнджер – подлетает к месту крушения НЛО в Заире – сентябрь, 2001.
     Летящий на большой скорости "Скайрэйнджер" пошёл на посадку и сержант Кевин Нэш, ранее служивший в Особой Лодочной Службе9, а последние два с половиной года оперативником в Икс-Ком, подмигнул сидевшему напротив него новобранцу.
     – Выше нос, Джефферсон, этого может и не случиться, – сказал он. Честно говоря, было просто чудом, что этого не произошло с Нэшем, считалось, что лучше быть фартовым, чем добрым, а Нэш был и тем и другим.
     – Да, веселей салага, – согласился Маллоцци, американский солдат Икс-Ком. – У тебя шансов выжить в следующий час больше пятидесяти из ста, не то что в старые времена.
     – Так и есть, – согласился Нэш, приподнимая свою "Тяжёлую плазму" Р3-А1 со встроенным Зэтом. Это оружие в миссиях по захвату НЛО сменило Лазерную винтовку L2-A2, и к большой радости солдат, несмотря на такой же вес, было почти в два раза мощнее. "Конечно, это заняло какое-то время, но теперь мы действительно начали получать хорошую экипировку", решил Нэш, оглядевшись в Скайрэйнджере. У двоих из десяти человек команды была модернизированная копия Парализующей установки Сектоидов, которая могла стрелять не только своими оригинальными зарядами, но и запускать, если необходимо, фугасные бомбы на большое расстояние. У всех остальных кроме "Тяжелой плазмы" были также шоковые гранаты Гоа'улдов, которые идеально подходили для зачистки помещений без повреждения оборудования или убийства инопланетян, которые могли бы дать важную информацию при допросе на базе.
     – Хорошо, вы все знаете, что делать, – объявил капитан Уоринг, возглавлявший команду. – За исключением рекрута Джефферсона, мы все делали это раньше, и даже он делал это много раз на тренировках, – сказал он.
     – Получить пулю из Интара, это не то же самое, что быть поджаренным из "Тяжелой плазмы", приятель, – глубокомысленно сказал новичку солдат Икс-Ком из Австралийской SAS. Использование тренировочного оружия Гоа'улдов помогало подготовить пополнение к первому бою с пришельцами, но реальный опыт заменить не могло. Сложно сымитировать то ощущение ужаса, когда зелёный заряд плазмы, способный пробить насквозь БТР, проносится мимо твоей головы на почти световой скорости.
     – Нам нужны живыми Лидер и Навигатор, чтобы помочь с исследованием Гиперволн, – отметил капитан. – Стреляйте на поражение только в случае крайней необходимости, – приказал он.
     – Лишь бы не было Мутонов, – пробормотал Нэш. Выстрелы из Зэта не оказывали на них никакого воздействия из-за брони приращённой к коже, они также были устойчивы к собственным шоковым бомбам, а шоковые гранаты приводили их в ярость. – Эйтам, перестань играться с этой хренью, – сказал он молодой женщине, сидевшей рядом с ним.
     Израильтянка, откомандированная из Сайерет Маткаль10, сняла с руки лечебное устройство Гоа'улдов и положила его в карман.
     – Мне нужно тренироваться, – ответила она. – Знаешь, как трудно использовать одну из этих штуковин, если у тебя никогда не было Симбионта Гоа'улдов? – спросила она. – После того, как мне ввели Наквадах, потребовалось шесть недель, только для того, чтобы понять, как запустить её.
     – Меня ты можешь завести одним взглядом, Нава, – подмигнув, сказал ей другой солдат.
     – Как насчет жеста? – ответила она, показав ему средний палец.
     – Тридцать секунд, – крикнул пилот.
     – Икс-Ком, приготовиться, – приказал Капитан, вставая вместе с остальными и готовясь, как только они приземлятся, броситься вниз по рампе вслед за Тяжёлой Орудийной Платформой. Гусеничная ТОП в задней части Скайрэйнджера всегда выходила первой, на тот случай если какой-нибудь инопланетный снайпер захочет оказать им тёплый приём, ведь она была гораздо лучше бронирована, чем они, и её было легче заменить.
     Реактивный транспортный СВВП сильно затрясло, и большинство солдат схватились за ремни и крепко сжали челюсти, чтобы случайно не откусить языки.
     – Маленький совет, сынок, – сказал Нэш Джефферсону. – Если тебя убьют и ты увидишь яркий свет, помни, что это может быть и не рай. Ты можешь просто проснуться в саркофаге, так что не думай, что фигура в белом, стоящая над тобой - Ангел, пока не будешь абсолютно уверен, что это не кто-то в лабораторном халате проверяет расширение твоих зрачков, – сказал он.
     – С тобой такое случалось? Быть убитым, я имею в виду? – спросил Джефферсон.
     – Нет, но у капитана это уже третья жизнь, – ответил Нэш. – В прошлый раз, когда он вернулся, его первыми словами были: "О, чёрт, опять?", верно, сэр? – громко спросил он.
     – Люди, которые сожалеют, что у них есть только одна жизнь, чтобы отдать её за свою страну, - лодыри, – с усмешкой ответил капитан Уоринг, проверяя свой Р3-А1. Это даже не было рекордом, в команде, летающей с Японской базы, был сержант убитый в боях четыре раза, и, по общему мнению, ставший странным из-за неприятных побочных эффектов, деформирующих личность при многократном использовании саркофага. То есть он стал "странным" по меркам Икс-Ком, другие назвали бы его совершенно чокнутым. – Пора снова спасать мир, мальчики и девочки, – объявил Уоринг.
     Рампа начала опускаться ещё до того, как они приземлились. Пилот, должно быть, серьёзно воспринял идею бреющего полёта, потому что они, казалось, летели едва выше верхушек деревьев, или, возможно, даже ниже, внезапный удар по днищу "Скайрэйнджера" и скрежет означали, что они только что зацепили их. Если идти намного выше или медленнее, есть хороший шанс быть сбитым плазменным огнем, поэтому и пилоты, и пассажиры величественному и самоубийственному предпочитали рискованный полёт, от которого волосы вставали дыбом.
     Они только мельком увидели разбившийся НЛО, прежде чем приземлиться. Это был красивый большой серый "Линкор", пробитый множеством лазерных ударов эскадрильи F-302-х. Их обычно сбивали ядерными ракетами, но в последнее время после изменения тактики стали выводить из строя одну энергостанцию за другой, пока те не падали в океан. Но командованию нужны были пленные, и оно было готово рисковать жизнями пехоты, чтобы заполучить их. Солдаты понимали, что войну не выиграть винтовками на поле боя, её нужно выиграть в лаборатории с помощью пробирок и компьютеров, а их работа заключалась в том, чтобы захватить то, что нужно для этого гикам.
     Как только они коснулись земли, ТОП выкатилась наружу и сразу же попала под обстрел. Компактный автоматический танк открыл ответный огонь из своего вращающегося плазмомёта, извергая шторм плазменных зарядов и прикрывая вступающих в бой людей находящихся позади него.
     У капитана Уоринга не оказалось шанса прожить жизнь номер четыре, Сектоид снес ему голову выстрелом из Тяжёлой Плазмы через пять минут после начала миссии, и даже саркофаг не смог бы вернуть его после чего-то подобного. Новичка Джефферсона выстрел едва задел и почти оторвал ему правую ногу, но аптечка остановила кровотечение, а Эйтам исправила большую часть повреждений с помощью исцеляющего устройства уже по дороге домой, так что он был почти полностью мобильным ещё до того, как они вернулись на базу.
     Десятки убитых инопланетян, годы тренировок и опыта за его плечами, дополненные большим количеством препаратов, протекающих по венам и повышающих эффективность, позволили сержанту Кевину Нэшу со своими бойцами успешно пробиться внутрь и вверх через все три палубы корабля пришельцев, попутно глуша из Зэтов, шоковыми гранатами и бомбами всех на своём пути. По пути они потеряли ещё двух солдат, одного из которых позже удалось вернуть, но смогли захватить офицеров-инопланетян, за которыми охотились, не только Лидера и Навигатора, но и Инженера.
     Каждый день Икс-Ком обменивал жизни своих солдат на информацию, и с каждым новым её куском они увеличивали плату кровью, которую враг должен был заплатить, приходя на Землю. Лучшие и умнейшие представители человечества, солдаты, ученые и инженеры, будут пускать кровь серым пришельцам до тех пор, пока те продолжат прилетать, а затем Тау'ри пойдут за ними, и ничего не простят и не забудут.
     Позже Локи с сожалением подумал, - "не лучше ли было, в поисках генетического материала, атаковать миры контролируемые Гоа'улдами. Кто бы мог подумать, что эволюционировавшие приматы, с которыми Древние баловались в качестве хобби, затаят такую обиду, будут так быстро учиться и окажутся такой грандиозной занозой в заднице?"
     Справедливости ради следует отметить, что Вознесённые Древние, с интересом наблюдавшие за событиями на смертном плане, тоже были весьма удивлены своим успехом, их очень долгосрочный план противостояния с Орай и мести Рейфам шёл с опережением графика.
     
     Гора Шайенн – Земля – Октябрь, 2001.
     Рассел Шарп вошёл в зал для брифингов и, обнаружив что Вейр была единственной присутствующей, обвиняюще ткнул в неё пальцем.
     – Я знаю, что ты имеешь к этому какое-то отношение, – заявил он с такой угрозой, что ей захотелось вжаться в кресло, хотя она справилась с этим порывом. Ещё до того, как она узнала о химикатах меняющих сознание, она не была уверена, что однажды он не совершит случайное убийство, и хотя большую часть времени он казался достаточно уравновешенным, но моменты, когда он таким не был, были слишком частыми, по мнению Вейр.
     – Я просто рассказала о своих опасениях по поводу того, как управляется КЗВ, – ответила Вейр, когда Шарп опустился в кресло напротив неё. – То, что я нашла такую восприимчивую аудиторию в некоторых кругах, просто говорит о справедливости моих аргументов, – сказала она.
     Шарп подался вперёд.
     – Сенатор Кинси был занозой в заднице КЗВ задолго до моего появления, – сказал он. – Спроси Хаммонда или О'Нилла, если захочешь услышать неотредактированную версию недостатков Кинси как человека, – посоветовал он. – В течение многих лет, ради собственной выгоды, он пытался поставить под свой контроль Командование Звёздных Врат, и теперь ты помогла ему получить реальные полномочия чтобы управлять этим местом, – сказал он ей.
     – Только в той мере, в какой он является представителем Соединённых Штатов в новом Международном Надзорном Комитете, – ответила Вейр. – Технически, Икс-Ком и прежде действовал под гражданским управлением и имел Консультативный Совет, – заметила она, – это не такое уж большое изменение.
     – Пока мы убивали достаточно пришельцев, добывали технологии и удерживались от банкротства, гражданские, которых нам навязало ООН, ни разу не вмешались, – ответил Шарп. – Совет Безопасности проголосовал за резолюцию, в которой говорится, что мы должны победить угрозу "всеми необходимыми средствами", и задавал очень мало вопросов, и это именно то, что нам нравится, – сказал он. – Судя по тому что я слышал, новый МНК будет занозой в заднице, и я не собираюсь с ними целоваться, в то время когда нам нужно мочить Гоа'улдов, – заявил он.
     Вейр закатила глаза, мужчина говорил как персонаж боевика.
     – Командующий, представители правительств нескольких стран-членов Совета Безопасности ООН по весьма понятным причинам обеспокоены ужасными последствиями, которые могут возникнуть, в случае если КЗВ примет плохо продуманное решение, – сказала она. – Влияние военных в этой программе чрезмерно, а ваша подконтрольность слишком незначительна, – продолжила она. – Я думала так с того момента, как узнала и о КЗВ, и о Икс-Ком, и не узнала ничего такого, что поколебало бы моё мнение по этому вопросу.
     – Разве ты не заметила? – возразил Шарп. – Нас атакуют, – сказал он, – злые и аморальные засранцы из космоса хотят поработить нас или использовать для экспериментов, – указал он. – Мы боремся за выживание человечества, и ты считаешь, что это подходящее время, чтобы позволить политикам и бюрократам вмешиваться? – недоверчиво спросил он.
     – Командующий, кто вы такой, чтобы решать, как лучше действовать? – спросила Вейр. – Какова ваша квалификация?'
     – Моя квалификация - это количество враждебных пришельцев, убитых под моим командованием, количество НЛО отправленных на металлолом, и количество заводов и шахт, взорванных ко всем чертям, – ответил Шарп.
     – И скольких нынешних или потенциальных союзников с других планет вы оттолкнули или враждебно настроили? – спросила Вейр, осознав, что неудачно подобрала слова.
     Шарп нахмурился.
     – Отношения с Толланой и Ток'ра, в плане обмена технологий, лучше чем когда-либо, – защищаясь, ответил он.
     – По большей части вопреки вашим действиям, Командующий, – ответила Вейр. – Единственный способ убедить Ноксов принять участие в конференции с Ашенами - это пообещать, что вас не будет в радиусе ста световых лет.
     – По-моему, заигрывать с Планетой хиппи - это не стратегическая цель первостепенной важности, – заявил Шарп.
     – Они умеют создавать Звёздные врата, и у них есть летающий город, – напомнила ему Вейр. – Наряду с Асгардами, они считаются одной из Четырех Великих Рас, нужно быть безумцами, чтобы не поддерживать с ними контакты и не пытаться наладить дружеские отношения, – сказала она.
     – Надень что-нибудь пёстрое, не расчесывайся и не мой голову, и они тебя полюбят, – посоветовал Шарп. – Скажи им, что мы готовы обменять разбитый "Фольксваген-Камперван" 1960-х годов на антигравитационные штуковины, и они ухватятся за эту сделку.
     Элизабет Вейр вздохнула, пытаясь решить, нравится ли ей капризная детская часть его личности больше, чем социопатическая.
     – МНК здесь надолго, привыкайте, – категорично сказала она.
     – Держу пари, что ты будешь их маленьким хвостатым помощником с блестящими глазками, – презрительно заметил Шарп.
     Вейр была терпеливой, чуткой и дипломатичной как по характеру, так и по профессии, но иногда приходилось сдерживаться.
     – Ты ещё менее любезен, чем обычно, – сказала она ему. – В чем дело? Неужели сегодня никого не надо убивать? – язвительно спросила она.
     Шарп посмотрел ей в глаза.
     – Пока рано, – холодно ответил он, в этот момент вошёл генерал Хаммонд. – Эй, Джордж, что ты думаешь о новом МНК с Кинси? – спросил он.
     – То, что я думаю, нельзя произносить при даме, – ответил Хаммонд, занимая своё место. – Я буду неделю делать бумажную работу за тебя, если ты сам сообщишь полковнику О'Ниллу эту новость, – предложил он.
     – Не пойдёт, – ответил Шарп, – мне потребовалось больше года, чтобы он перестал возмущаться моим присутствием здесь ... ну почти, – сказал он. – К тебе он относится гораздо лучше.
     Почти громовое "Да, в бога душу мать!" в коридоре означало, что полковник только что, видимо, столкнулся со злорадствующим Кинси, тем самым избавив их обоих от проблемы. О'Нилл вошел с потрясённым выражением лица, за ним следовал самодовольный сенатор.
     – Это ведь чья-то шутка, верно? – спросил он. – Скажи мне, что это шутка, и на самом деле это кто-то в маске Кинси, – взмолился он.
     – Боюсь, что нет, Полковник, – ответил Хаммонд.
     – Вини её, – сказал Шарп, указывая на Вейр, которая была весьма удивлена реакцией О'Нилла и Хаммонда. Генерал ВВС, в частности, всегда казался ей человеком со взвешенными и обоснованными суждениями.
     – Надо отдать должное мисс Вейр за то, что она действовала так, как считала нужным в интересах страны, – ответил Кинси. – Остальные члены Международного Надзорного Комитета всё ещё совершают пятидесятицентовую экскурсию по объекту, – продолжил он, – я всё это уже видел, – сказал он, садясь рядом с ней. – Вы, несомненно, Командующий Шарп, – сказал он. – Не думаю, что нас официально представляли друг другу, – заметил он.
     – Сенатор Роберт Кинси, Командующий Рассел Шарп из подразделения по борьбе с внеземными угрозами, – надлежащим образом представил их друг другу Хаммонд.
     – Вы, я полагаю, канадец? – настойчиво спросил Кинси.
     – Меня снова выдали цепи противоскольжения и наклейка с кленовым листом на бампере машины, верно? – криво усмехнулся Шарп.
     Кинси проигнорировал неудачную остроту.
     – Должен сказать, что я и многие другие в Вашингтоне уже давно возражали против того, что этот проект находится под иностранным контролем, – сказал он.
     – Иностранным? – спросил Шарп. – Я здесь сражаюсь за Землю, где, как мне кажется, я и нахожусь, – ровным голосом произнёс он. – Икс-Ком действует в соответствии с мандатом Организации Объединенных Наций, и, насколько мне известно, США ещё не вышли ни из ООН, ни из Икс-Ком, – сказал он. – Мои источники в ООН сообщали, что некоторые люди пытались нести чушь на счёт важности «национального суверенитета», но я надеялся, что власть имущие поняли, что либо нации этой планеты будут держатся вместе, либо нас разобьют по частям, – сказал он Кинси. – Знаете, в Икс-Ком есть несколько человек, которые задаются вопросом, не является ли эта антиооновская чушь частью какого-то инопланетного заговора типа "разделяй и властвуй", – добавил он. – Лично я не сторонник теорий заговора, но и Гоа'улды и Сектоиды действительно умеют промывать мозги и контролировать разум, так что, ни в чём нельзя быть уверенным, – добавил он. – Было бы разумно держать подозреваемых под наблюдением на всякий случай, – высказал он свое мнение.
     О'Нилл заметил выражение лица Кинси, и ради смеха решил подыграть.
     – А как определить тех, кто возможно находится под инопланетным влиянием? – спросил он Шарпа, стараясь говорить серьёзно.
     – Ну, мы знаем, когда велись переговоры с Асгардом о включении Земли в Договор о Защищённых планетах, Высший Совет Системных Лордов требовал, чтобы мы закрыли программу Звёздных врат. Так что я думаю, что любой, кто тоже хотел бы это сделать, будет довольно высоко в списке подозреваемых, – рассудил Шарп.
     – Да, это имеет смысл, – согласился О'Нилл. – Но как ты убедишься, что они не просто тупицы, а предатели? – спросил он, заметив растущее выражение ярости на лице Кинси.
     – Ну, если они будут решительно настроены очистить своё имя, мы могли бы использовать на них Ментальный зонд, – предложил Шарп. – Конечно, мы можем случайно узнать какие-нибудь секреты, которые у них возможно есть, и нам придется пообещать никому о них не рассказывать.
     – Честное Скаутское, – согласился О'Нилл, кивая и кладя руку на сердце. – Мы вместо этого могли бы подключить к ним детектор Затарков, который показал бы, лгут они или нет, – напомнил он Командующему.
     – Это не так эффективно, они могут и не знать, что лгут, а что будет, если вы зададите им другие вопросы, например, были ли все взносы на избирательную кампанию, которые они получили, полностью законными? – риторически спросил Шарп. – Я имею в виду, если они политики, – добавил он. – Как мы поступим, попросим ФБР провести расследование?
     – Юридически я бы сказал, что это будет «серая зона», – сказал О'Нилл. – Розуэлл Грей, – пошутил он.
     Ярость на лице Кинси сменилась растущей тревогой, а вдруг они решат настоять на проверке на возможное инопланетное влияние, в его голове полно информации, которую он не хотел бы обнародовать, особенно перед такими, как Джек О'Нилл.
     – Я полагаю, нам наверно лучше быть настороже и следить за признаками про-инопланетной активности, Джордж, – сказал Шарп Хаммонду. – Я имею в виду, что на карту поставлена безопасность всего мира, – сказал он. – Говорят, если тебе нечего скрывать, то нечего и бояться, – заявил он.
     – Именно так, – согласился О'Нилл.
     Позже в тот же день, когда они проходили по коридору, Шарп тихо заметил Вейр, что среди прочего в его квалификацию входило и очень хорошее понимание стратегии и тактики, и что перехитрить противника, который был не только слишком самоуверенным и наглым, но и недооценивал его, было легко. Вейр мысленно отметила, что быть слегка неуравновешенным по нормальным стандартам отнюдь не означает быть тупым, и решила больше не недооценивать этого энергичного сукина сына.
     Тем временем Кинси решил, что ему нужно пересмотреть план своей игры. Раньше он думал, что сможет быстро захватить власть в КЗВ с помощью того, что бездельники-военные назвали бы прямой лобовой атакой с его позиций в МНК, но теперь понял, что ему придётся прибегнуть к добрым старомодным политическим уловкам и попытаться разделить их и победить, вбивая клин между различными фракциями существующими в рамках этой программы.
     О'Нилл, в свою очередь, видел как корёжит Кинси, что привело его в хорошее настроение, какое обычно бывало только после просмотра нового эпизода "Симпсонов". Его мнение о Командующем Икс-Ком также улучшилось на несколько пунктов, потому что тот, по крайней мере, хорошо разбирался в людях, и сразу понял, что сенатор скользкий, коварный, своекорыстный проныра.
     Хаммонд лишь удивлялся, как ему удалось сохранить серьёзное выражение лица во время всего этого.
     
     Космическая станция – Система Хасара – Октябрь, 2001.
     Лорд Ю хмуро взглянул на Ба'ала, когда тот наконец прибыл и занял своё место.
     – Ты опоздал, – прорычал он, – это показывает неуважение к другим членам Совета, – сказал он. – Особенно когда этот Совет - военный, – добавил он.
     – Предпочитаю думать, что это было незабываемое появление, – ответил Ба'ал, оглядываясь по сторонам. Бастет, Кали и Аматерасу, сидевшие вместе, приветствовали его дружеским кивком, на который он кивнул в ответ. Имея достаточно прочные связи до войны, они сражались с Апофисом единым фронтом, объединение сил сделало их лидерами грозной боевой силы, а их блоковое голосование в Совете делало их полезным политическим и военным союзником. Бросив в бой свой флот вместе с их флотом, а не с флотом Лорда Ю или другого более могущественного Системного Лорда, Ба'ал стремился получить поддержку довольно сильной фракции, которую они представляли среди более хрупкой коалиции выступившей против Апофиса.
     – Ба'ал, может быть в качестве извинений за своё опоздание, ты предоставишь нам чертежи этих более продвинутых Ха'таков, о которых мы так много слышали, – предложила женщина-гоа'улд с ярко-рыжими волосами.
     – Это вряд ли, Морриган, – ответил Ба'ал с ухмылкой. – Удивлён что ты здесь, – продолжил он, – твои войска не так хорошо проявили себя борьбе с Апофисом, в отличие от моих новых кораблей, – заметил он.
     – По крайней мере, я ввязалась в драку задолго до того, как ты решил, на чью сторону встать, – парировала Морриган. – Мы уже начали задаваться вопросом, был ли твой отказ от участия просчитанным или просто малодушной трусостью, – сказала она. – Я думала, что последнее, – добавила она с усмешкой.
     – Ты никогда не была экспертом в психологии, – сказал ей Ба'ал. – А как считаешь ты, Олокун? – спросил он Системного Лорда, сидевшего рядом с ней.
     – Я лично, всегда знал, что ты скорее коварен и хитер, нежели бесхребетен, – ответил Олокун, и Камул кивнул, соглашаясь с этой оценкой.
     – Приму за комплимент, – ответил Ба'ал. – Должен сказать, я удивлен, что эти двое тоже были приглашены, – сказал он, указывая на Кроноса и Терока. – По моим сведениям, они едва могут наскрести тысячу Джаффа и три космических корабля на двоих, – заявил он, заставив Кроноса вскочить со стула, но повинуясь жесту Ю, тот покорно сел обратно. Армия Кроноса, некогда могущественная, и огромный флот Херу-ура, унаследованный Тероком после смерти его господина, были разбиты Апофисом, и в настоящее время они оба были просто вассалами Лорда Ю.
     – Твоя разведка ошиблась, – взорвался Кронос.
     – Моя разведка, вероятно, самая лучшая и всеобъемлющая среди всех Гоа'улдов, – ответил Ба'ал, – что подводит меня к моменту, когда я хотел бы представить свою неожиданную гостью, – сказал он, махнув рукой и приглашая в зал женщину, которую никто не знал. – Это Рен'ал, – сказал он, – из Ток'ра, – добавил он.
     Рен'ал не знала что её ждёт, ошеломлённое молчание или ужас, и, оглядевшись, поняла что первое. При других обстоятельствах она бы с радостью убила их всех симбиотическим ядом, который помогала когда-то разрабатывать.
     – Приветствую вас от имени Высшего Совета Ток'ра, – сказала она. – Мы бы хотели заключить временное перемирие, до тех пор, пока угроза, которую представляет Апофис, не будет нейтрализована, – сказала она.
     – Ты привёл Ток'ра сюда? – воскликнул Камул. – Ты с ума сошёл? – недоверчиво спросил он.
     – Вовсе нет, – ответил Ба'ал. – Ток'ра должны бояться единого самовластного Системного Лорда не меньше нас, – заметил он. – Я был в контакте с ними в течение нескольких месяцев, впрочем, как и вы все, хотя даже и не подозревали об этом, – продолжил он. – Они тайно и анонимно снабжали вас информацией о расположении сил Апофиса в течение довольно долгого времени, – объявил он. – Мы просто почувствовали, что пришло время всё рассказать, – сказал он.
     – Я разорву эту предательницу на части голыми руками, – заявил Олокун, вставая. – Потом разберусь с тобой, – прошипел он Ба'алу.
     – Имей ввиду, оружие Тау'ри, которое она носит, может проделать дыру в твоем теле размером с кулак, я бы посоветовал выслушать её, прежде чем делать какие-либо опрометчивые шаги, – посоветовал Ба'ал, а Ток'ра положила руку на кобуру с плазменным пистолетом, висящим у неё на поясе. – В любое другое время я бы с энтузиазмом сам убил её, но сейчас необычное время, – заметил он. – У Ток'ра есть агенты по всей галактике, и они знают о том, что происходит в системах, контролируемых Апофисом, больше, чем кто-либо другой. В обмен на эту информацию они предлагают заключить вполне разумный договор о временном прекращении наших попыток их уничтожить.
     – По прибытии все сканируются на наличие энергетического оружия, на саммите оно запрещено, – заявила Аматерасу. – Это, должно быть, блеф, – сказала она.
     – Эта технология совершенно новая для обоих наших сообществ, ваши сенсоры не смогут её обнаружить, – объяснила Рен'ал, это было устройство с питанием от Элериума, и поэтому сигнал тревоги не сработал. Ей самой был введён инновационный изотоп Ток'ра, блокирующий обнаружение с помощью сенсоров Гоа'улдов в течение шести часов. Если бы не это, Ба'алу никогда не удалось бы протащить её на борт. – Любому Системному Лорду, пошедшему на сотрудничество, также будет предложен иммунитет от нападений Ток'ра, на время пока действует перемирие, – сказала она им. – Когда Апофис будет повержен, обычное положение дел возобновится. Будьте уверены, я с таким же нетерпением жду вашего истребления, как и вы все - истребления моего народа.
     – Как мы можем доверять этим предателям? – прорычала Морриган.
     – Так же, как мы сейчас доверяем друг другу, – ответил Ба'ал. – Мы все достаточно разумны, чтобы понимать, что Апофис представляет для всех нас угрозу, гораздо большую, чем мы представляем друг для друга, – сказал он. – Просвещённый эгоизм - крепкие узы, которые вытеснят личную неприязнь.
     – Мы, Ток'ра, презираем вас так же, как и вы нас, но мы никогда не сможем победить единого самовластного Системного Лорда, – честно сказала им Рен'ал. – Пройдёт время и всё вернётся на круги своя. Эта ваша коалиция - эфемерная вещь, которая исчезнет в тот же момент, когда вы начнёте бояться друг друга больше, чем сейчас боитесь Апофиса, – сказала она. – Пока же, помочь вам в этой мясорубке и удержаться от междоусобицы - это просто разумный ответ на текущую политическую ситуацию.
     Ба'ал усмехнулся.
     – Трудно не любить их и в какой-то степени даже немного уважать, не так ли? – сказал он другим Системным Лордам. – Если бы они не были предателями и позором всей нашей расы, то стали бы достойными противниками, – высказал он своё мнение. – Одна из них уже помогает мне вести войну, – сказал он. – Приятно, в некотором смысле, иметь подчинённого, который искренне желает мне смерти, а не пытается узурпировать моё царство, – пошутил он.
     – Я дам ей знать о твоих чувствах, – язвительно сказала ему Рен'ал.
     – Меня тошнит от её присутствия, – прокомментировала Кали, с отвращением глядя на Ток'ра.
     – Удивлена, что у тебя такой слабый желудок после того, как ты каждое утро видишь эту оболочку в зеркале, – парировала Рен'ал. – Взгляни на Бастет, – продолжила она, – по крайней мере, она соответствует минимальным требованиям и могла бы честно зарабатывать себе на жизнь работая крашенной шлюхой.
     Ба'ал не смог удержаться от смеха увидев выражения лиц обеих облитых грязью женщин- Системных Лордов, они явно не привыкли, чтобы с ними так разговаривали. А Рен'ал, судя по её злому языку, уже довольно давно выбирала женщин-людей в качестве носителей.
     – Может быть пообедаем, а потом продолжим эту дискуссию? – предложил он.
     – Я пас, – ответила Рен'ал. Ранее Ба'ал сообщил ей, что они собираются ритуально поедать симбиотов Гоа'улдов, что на её взгляд, было слишком близко к каннибализму.
     Рен'ал была вынуждена признать, что всё это было мастерским ходом со стороны Ба'ала. После того как он привёл на саммит Ток'ра, предложившего перемирие, его заявление о том, что Анубис вернулся и желает занять своё законное место в Совете Системных Лордов, уже не казалось таким безумным. После того как сделка была подслащена небольшим количеством технологий Древних, предложенных Анубисом чтобы помочь в войне с Апофисом, голосование было почти единогласным, и только Лорд Ю голосовал против этого предложения.
     Ток'ра решили не спускать глаз с Ба'ала, он был слишком уж умён и всё чаще проявлял опасные черты, неприсущие Гоа'улдам, такие как предпочтение аргументированного спора простому бахвальству и видение общей картины происходящего, вместо близорукого сосредоточения на своих ближайших целях. Одно из величайших преимуществ Ток'ра перед своими идеологически противоположными собратьями заключалось в том, что последние не действовали сообща и не строили долгосрочных планов. Похоже что Ба'ал не соответствовал этому стереотипу, и это было поводом для беспокойства, хотя, естественно, затмевалось реальной и настоящей угрозой со стороны Апофиса и предстоящей вероятной со стороны Анубиса, который, как оказалось, уже был опасно продвинут технологически по сравнению с остальными.
     Селмак и его носитель Джейкоб Картер были отправлены к Тау'ри, чтобы уведомить их о развитии событий. О'Нилл посетовал, что это типично для Ток'ра "решать всё в одиночку, а нас ставить перед дерьмовым фактом" и добавил что они сумасшедшие, раз верят, что Гоа'улды выполнят свою часть сделки, даже если она в интересах Системных Лордов. Селмак и Джейкоб не могли не согласиться, но это было общее решение принятое руководством Ток'ра, и они были вынуждены ему подчиниться.
     Были и хорошие новости. Толланы предложили Ток'ра поставить и установить на планете, не входящей в первоначальную сеть Древних, совершенно новые Звёздные врата. Толланы уже начали строить корабли с более быстрыми гипердвигателями Гоа'улдов, которые им дали Тау'ри, и вполне могли оказать Ток'ра такую услугу. Безопасная база, не включенная ни в какие списки адресов, стала бы удобным укрытием, если такое когда-нибудь понадобится Ток'ра, а, судя по тому, куда движется галактика, оно может понадобиться им очень скоро.
     Примечание автора:
     Ток'ра предоставили исцеляющие устройства, а даже один саркофаг имел бы большое значение для войск, сражающихся с Сектоидами. Первые были трудны в использовании, поэтому я ввёл их в сюжет только через много месяцев после того, как они были получены. По канону, чтобы привести их в действие, необходимо просто наличие в крови Наквадаха, но это не означает что использовать их легко (как обнаружила Картер). Военные медики Икс-Ком могут ввести ещё одно вещество, но потребуется много практики, прежде чем бойцы смогут использовать эту технологию... и ещё установят металлоискатели в аэропортах :-p
     Последний параграф - это скорее AU-версия эпизода 5:15 "Summit". Рен'ал была Ток'ра придумавшая Симбиотический яд, который Даниэль собирался использовать в этом эпизоде, чтобы уничтожить Системных Лордов. Поэтому мне она показалась хорошим вариантом, чтобы посетить их с менее убийственными намерениями. Изотоп Ток'ра, который предотвращал обнаружение сканерами Гоа'улдов, был показан в эпизоде 7:01 "Fallen".

Глава 18

     Зона 51 – Земля – Октябрь, 2001.
     Джек О'Нилл испытывал смешанные чувства по поводу этих эпизодических поездок в Зону 51, где специалисты отдела НИОКР показывали свои последние разработки. Иногда это было довольно круто, как например, демонстрация новой Плазменной Пушки или, как назвал её один из восторженных ученых, “релятивистского луча перегретой кинетической смерти”, но чистая наука и биология, как правило, были либо скучными, либо просто мерзкими.
     – Я уже видел внутренности инопланетянина, – заметил О'Нилл, когда Картер почти насильно потащила его в соседнюю лабораторию, где, по её словам, было выставлено несколько препарированных особей, часть из которых разрезали специально для гостей. "Лучше бы я, вместо этого, отправился с Тил'ком или Андиановой обучать Свободных Джаффа тактике малых групп Тау'ри", – подумал он со вздохом. Тем не менее, могло быть и хуже, если бы он вместе с Даниэлем отправился раскапывать глиняные черепки. Оставалось загадкой, почему тот мгновенно воспринял в штыки совершенно разумное предложение О'Нилла об ускорения раскопок с помощью C4.
     Позже Картер собиралась рассказать кучке гиков о своём проекте Зэт-пушки для истребителей, который уже находился на стадии реализации. О'Нилл же условился, что будет в это время в другом месте - на запланированной лекции о новом шлеме для F-302X, в котором был добавлен нашлемный целеуказатель с Тел'така. На самом же деле, он собирался зависнуть в баре с флотским пилотом, задолжавшим ему пиво.
     – Это восхитительно, сэр! – с восторгом воскликнула Картер, пока полковник мечтал о холодных запотевших стаканах с тем, что Бенджамин Франклин назвал "доказательством того, что Бог любит нас и хочет, чтобы мы были счастливы11". – Особенно кибернетические имплантаты Мутона, – продолжила она. – Удивительно, как Локи удалось так легко и без швов соединить их с органическими тканями, – сказала она, когда они оказались среди небольшой группы, стоявшей вокруг мертвого инопланетянина, труп которого находился на завершающей стадии препарирования, осуществляемого женщиной-ученым в лабораторном халате, синих латексных перчатках и хирургической маске.
     – А теперь вы видите, что и без того увеличенные сердце и легкие поддерживаются высокоэффективными механическими насосами для жидкостей и флюидов, – сказала она, указывая скальпелем. – Это, наряду с генетическими изменениями и другими хирургическими модификациями даёт мутону повышенную физическую силу и выносливость, – отметила она, откладывая скальпель и делая шаг назад. – Если у вас есть ещё вопросы, пожалуйста, обратитесь к доктору Ричмонду, – сказала она присутствовавшим военным и гражданским специалистам, которые одобрительно зааплодировали ей после завершения презентации.
     – Чёрт возьми, мы опоздали, – простонала Картер. – А я так хотела увидеть всё это целиком, – сказала она.
     – Это трагедия, – сардонически ответил О'Нилл. – Хотя, с другой стороны, после тридцати секунд просмотра, я уже не чувствую себя таким голодным, – сказал он ей, когда все отправились к следующему столу, где другой ученый готовился использовать молоток и долото, чтобы вскрыть панцирь Криссалида.
     – Если хотите майор Картер, можно повторить, я уверена, что это возможно, – предложила учёная препарировавшая Мутона.
     Картер посмотрела на неё.
     – Простите, мы знакомы? – спросила она.
     – К сожалению, слишком хорошо, – ответила женщина, снимая маску.
     – Ёёёё..! – воскликнул О'Нилл, потянувшись за отсутствующим пистолетом. – Какого чёрта ты здесь, а не в камере? – спросил он, оглядевшись и заметив несколько вооруженных охранников, находившихся в комнате и следивших за ней.
     – Ниррти? – нервно спросила Картер, не желая верить своим глазам.
     – В обмен на моё сотрудничество мне сделали послабление режима и позволили немного посмотреть на ваш мир, – объяснила Гоа'улд, – хотя одна лаборатория очень похожа на другую, я, по крайней мере, могу наслаждаться видами во время полёта сюда, – сказала она им. – Находиться всё время под землей слишком невыносимо.
     – Хорошо, давай вернёмся на шаг назад, – сказал О'Нилл. – Разве ты не должна гнить в камере? – сердито спросил он.
     – Я и была там, – ответила Ниррти, – потом ко мне пришли с вопросами о моей работе по созданию Хок'тара, на которые я вынуждена была ответить, иначе они грозились уморить меня голодом, если я этого не сделаю, – сказала она. – Затем, позже, они попросили меня взглянуть на анализ ДНК созданных Локи псионических гибридов человека, чтобы увидеть, есть ли параллели с моими собственными исследованиями, – продолжила она. – В конце концов, после того, как я сказала им, что могла бы быть более полезной, если бы мне позволили увидеть объекты своими глазами, они разрешили мне изучить их лично, – сказала она им. – Излишне говорить, что они были поражены моей превосходной способностью понять генетическую работу Локи.
     – Так они дали тебе грёбаную работу? – воскликнул О'Нилл в ужасе и изумлении.
     – Моё положение гораздо ближе к состоянию рабства, – с горечью ответила Ниррти. – Я уверена, вы, по крайней мере, одобряете эту иронию, – сказала она. – После того, как я сегодня здесь закончу, меня отвезут обратно на базу Икс-Ком в мою тесную камеру, там я и буду сидеть до тех пор, пока мои услуги снова не понадобятся, – сказала она ему. – И лучше не задерживаться, сегодня вечером я хотела бы посмотреть одно шоу, а видика мне не предоставили, – пожаловалась она.
     У О'Нилла отвисла челюсть.
     – У тебя в камере есть чёртов телевизор? – недоверчиво спросил он.
     – Ещё одна жалкая награда за моё сотрудничество, – ответила Ниррти. – Сначала я думала, что это устройство предназначено для наказания, но потом поняла, что могу переключать каналы, и оно может показывать не только "Телепроповедь 24/7", – призналась она. – Ваша культура очень странная, но перебрав множество телевизионных станций обычно можно найти что-то, что стоит посмотреть, – сказала она.
     – Множество? – повторил О'Нилл. – Проклятье, у тебя что, кабельное, да? – спросил он с выражением недоверия и ярости на лице.
     – Да, но "Икс-Ком" жмоты, "HBO"12 не подключили, – ответила Ниррти.
     – Я переговорю кое с кем об этом, – объявила Картер. – Это похоже на операцию "Скрепка", – сказала она, – хуже того, это похоже на шанс, который они дали людям из Отряда 731, – поправила она себя.
     – Отряд 731? – переспросил О'Нилл. Он знал об операции "Скрепка", о немецких ученых и инженерах, таких как фон Браун, которых Америка после войны забрала себе.
     – Японские исследования ОМУ13 во время Второй мировой войны, – ответила Картер. – Они проводили медицинские эксперименты на людях, в том числе вивисекцию, использовали биологическое оружие против гражданского населения в Китае, убили десятки, а может и сотни тысяч людей бубонной чумой и другими болезнями, – продолжила она. – Самое плохое то, что им дали иммунитет от судебного преследования за военные преступления в обмен на передачу их исследований Соединенным Штатам, – сказала она. – Информация считалась потенциально слишком ценной, – объяснила она.
     О'Нилл моргнул, об этом эпизоде второй мировой он не слышал.
     – И то, что знает эта сука, совершившая массовые убийства, сейчас слишком ценно для нас, – заключил он с явным отвращением к тому, что целесообразность снова ставится выше принципов.
     – Я слишком полезна для научных исследований, ведущихся на вашей планете, любые ваши жалобы не будут восприняты всерьёз, – высказала своё мнение Ниррти. – Помимо моих знаний в области биологии, я также помогаю в проекте по репликации, с помощью технологий доступных этом мире, моего личного маскировочного устройства, – продолжила она. – Возможно, вы оба будете рады услышать, что на мне есть несколько устройств слежения и взрывное устройство, встроенное в тело, для предотвращения побега, – добавила она.
     – Нет, рад бы я был, если бы услышал, что они держат тебя в кромешной тьме камеры, кормят чёрствым хлебом и поят солоноватой водой, а когда им нужна информация, которую ты не хочешь выдавать, просто выбивают её из тебя, – ответил О'Нилл.
     – Так уже пробовали, и, кажется, я слышала, как они сказали, что пряник работает лучше кнута, – ответила ему Ниррти. – Подозреваю, что, как только перестану быть полезной, от меня избавятся, – сказала она. – Я нахожу это чрезвычайно мотивирующим, чтобы стать незаменимой.
     – Они должны просто разрезать тебя и вытащить змею прямо сейчас, – заявил О'Нилл.
     – Я слишком долго пробыла в этом носителе, спросите у Ток'ра, – ответила Ниррти. – В настоящий момент она неизлечимо безумна, так как видела всё, что я делала с её помощью, да и многократные использования саркофага на протяжении многих веков повредили её слабый человеческий разум, – сказала она. – Удаление меня, по сути, было бы жестокостью по отношению к моему человеческому носителю, – заметила она.
     – Эвтаназия для вас обоих меня вполне устроит, – прорычал О'Нилл. – Правосудие и милосердие в одной аккуратной маленькой девятимиллиметровой упаковке, – сказал он, показывая, будто целится ей в голову из пистолета.
     Ниррти начала снимать хирургические перчатки запачканные кровью Мутона, что было сейчас странным образом уместно.
     – Благодаря моей помощи, многие из вашего вида избегут смерти от рук ваших врагов Гоа'улдов и Сектоидов, – сказала она. – Убьёшь меня, и тебе, вероятно, полегчает, но это также будет означать, что ты возьмёшь на себя ответственность за все те смерти, которые я могла бы предотвратить, – заметила она.
     – Она права, сэр, – неохотно согласилась Картер и нанесла внезапный и очень аккуратный удар по носу Ниррти, разбив его. – Конечно, есть и другие способы почувствовать себя лучше, – с удовлетворением отметила Картер, когда Гоа'улд схватилась за свой сломанный нос, с которого уже капала кровь на её белый лабораторный халат.
     – Отличная идея, майор, – сказал ей О'Нилл. – И исполнение, – одобрительно заметил он.
     – Иногда у меня бывают такие озарения, сэр, – ответила Картер, осматривая костяшки пальцев.
     
     
     
     Гора Шайенн – Земля – Ноябрь, 2001.
     – Шесть месяцев, – прорычал Шарп, швыряя на стол папку, которую только что пролистал, – всё, о чем я прошу, это шесть грёбаных месяцев без того, чтобы Локи вытащил что-то новое из своей задницы, – сказал он. – Разве я многого прошу? – сказал он, глядя в потолок своего кабинета, генерал Хаммонд, сидевший напротив него рядом с полковником О'Ниллом, догадался, что он ищет божественного вмешательства, а не умоляет сотрудников NORAD14 находящихся на несколько этажей выше.
     – Сколько вы потеряли? – спросил О'Нилл.
     – Одну команду в полном составе, ещё у двух потери семьдесят пять процентов, – ответил Шарп. – Дерьмо, нас не били так с тех пор, как мы разработали Лазерную винтовку и Персональную броню, – заявил он. – Даже когда появились Мутоны, так плохо не было, – отметил он. – Единственная причина, по которой мы не потеряли ещё больше, заключается в том, что у нас была пара людей с высокой пси-силой, у которых хватило здравого смысла оглушить из Зэтов остальных, – сказал он.
     – Они все телепаты? – спросил генерал Хаммонд.
     – Все до единого, чёрт побери, и даже рядовые, так же сильны, как и офицеры Сектоидов, – сказал ему Командующий Шарп. – Наши люди, как обычно, пошли на свои миссии и подверглись многочисленным непрерывным псионическим нападениям, – продолжил он. – Большинство из них были слишком сильными, и не попали под контроль, но были поражены теми паническими атаками, которые, как мы видели, часто используют офицеры Багов, только гораздо более эффективными, – сказал он.
     – Да, я тоже такое пережил, – заметил О'Нилл, вспоминая псионическую атаку, которой он подвергся во время боя за базу Икс-Ком в Польше. – Это похоже на чувство... сильного ужаса, – сказал он генералу Хаммонду.
     – Ваша псионическая сила больше девяносто, полковник, – сказал ему Шарп, – большинство людей бросили бы оружие и забились в угол или начали бы палить во всё, что движется, независимо от того враг это или нет.
     – И вы назвали их...? – спросил Хаммонд.
     – Эфериалы, – ответил Шарп, доставая из папки фотографию и показывая её им. – С каждым днем их становится всё больше и больше.
     О'Нилл взглянул на фотографию с самым неповреждённым трупом Эфериала, отправленную командой захвата Икс-Ком. – Гадёныш выглядит так, будто его не кормили, – высказался он.
     – Мы думаем, целью Локи, при генетическом проектировании, был мозг и псионические способности, а не физическая сила, – сказал Шарп, постучав по фотографии. – Они выше нас, но очень худые, и у них не хватает мышечной массы, так что они даже слабее Сектоидов, – сказал он. – Голова и мозг внутри непропорционально велики, эти ребята, вероятно, также намного умнее нас, – отметил он.
     – Что-то вроде высокого Асгарда, – предположил О'Нилл.
     – Ты ближе к истине, чем думаешь, О'Нилл, – ответил бестелесный голос.
     – Тор, дружище, это ты? – спросил О'Нилл, оглядываясь по сторонам.
     – Да, О'Нилл – ответил голос, – я скоро прибуду на орбиту вашей планеты, – сказал он. – Я уже предупредил ваш трофейный Ха'так и другой корабль, чтобы они не открывали по мне огонь, не то чтобы они многого добились бы, сделав это, – добавил он. – Я счёл разумным объявить о своём присутствии перед телепортацией, чтобы Командующий Шарп рефлекторно не выхватил оружие и не попытался выстрелить в меня снова.
     – В прошлый раз у меня чуть чёртов сердечный приступ не случился, – пробормотал Шарп.
     С привычной вспышкой транспортного Луча Асгардов, в комнате появились две маленькие серые фигурки.
     – Приветствую вас, люди, – сказала одна из них незнакомым голосом.
     – Эй, ты привёл гостя, – сказал О'Нилл другой фигуре. – Это миссис Тор? – спросил он. Странно, но голос другого Асгарда действительно звучал несколько женственно.
     – Асгарды бесполые, как ты знаешь, – ответил Тор. – Это Хеймдалль, один из наших самых уважаемых и авторитетных учёных, – представил он своего спутника.
     – Значит, не цыпочка? – спросил О'Нилл.
     – Нет, – подтвердил Хеймдалль. – По крайней мере, не так, как вы это понимаете, – продолжил Асгард. – Изначально наш вид был больше похож на ваш с дифференцированными полами, и некоторые элементы этого сохранились в отдельных линиях клонов, включая мою.
     – Так... как-бы цыпочка? – спросил О'Нилл. – Послушай, я просто хочу знать, произносить он или она, когда говорят о тебе, – сказал он.
     Хеймдалль повернулся к Тору.
     – Да, он такой, каким ты его и описал, – сказал Асгард.
     – Ты привыкнешь, – смиренно ответил Тор. – В нашем родном языке мы не используем ни мужских, ни женских местоимений, О'Нилл, – сказал он полковнику, – мы бы сказали эквивалент "оно".
     – По-моему, это звучит грубо, – ответил О'Нилл. – Я всегда думал о тебе как о парне. Поэтому я произношу "он", когда говорю о тебе.
     – Да блин! – воскликнул Шарп. – Ради всего святого, пусть они расскажут нам, зачем они прибыли, – воззвал он к О'Ниллу.
     – О'кей, – согласился О'Нилл, – с этого момента ты “она”, – тихо сказал он Хеймдаллю.
     Тор повернулся к Шарпу.
     – Мы следили за вашей войной с творениями Локи, – сказал он. – Нас, в частности, заинтересовала раса, которую вы назвали Эфериалы. И мы считаем, что обмен информацией отвечает нашим общим интересам, – сказал он.
     – Следили? – спросил генерал Хаммонд.
     – У нас есть незаметные спутники наблюдения на высокой орбите, которые регулярно подключаются к вашим базам данных и контролируют использование передовых Асгардских технологий на случай, если Локи решит использовать транспортные лучи или наши более совершенные щиты, – объяснил Тор.
     – Ты шпионишь за нами, – гневно воскликнул Шарп.
     – Мы просто надеемся, что Локи совершит ошибку, и мы сможем выследить его и привлечь к ответственности, – ответил Тор. – Мы не можем оставлять здесь корабль на продолжительное время из-за продолжающейся войны с Репликаторами, но мы чувствуем себя обязанными присматривать за вашей планетой, потому что Локи, к сожалению, один из нас, – сказал он.
     – И эти Эфериалы были ошибкой? – спросил О'Нилл.
     – Нет, на самом деле они свидетельствуют о том, что Локи добился гораздо большего успеха, чем мы могли бы предположить, – ответила Хеймдалль. – При всем моральном отвращении, которое вызывают его неэтичные эксперименты, они, похоже, дают более быстрые результаты, – признала учёная.
     Тор кивнул.
     – Асгард недавно обнаружил корабль, который наша раса отправила из нашей родной галактики Ида в эту много тысяч лет назад, – сказал он. – Во времена создания корабля наши гипердвигатели были таковы, что подобное путешествие заняло бы много лет, поэтому экипаж находился в криогенной заморозке, – сказал он им.
     – Корабль считался потерянным после того, как его навигационная система вышла из строя, и был найден совсем недавно, – вставила Хеймдалль. – Его экипаж был сформирован ещё до того, как мы произвели крупномасштабные генетические манипуляции с нашей расой, и один из его членов остался целым и невредимым спустя тридцать тысяч лет.
     – У вас, ребята, на протяжении тридцати тысяч лет был гипердрайв? – удивленно переспросил Шарп.
     – Тебя впечатлило, что мы продвинулись так далеко, пока вы жили в пещерах? – предположил Тор.
     – Нет, я думаю, что если бы мы были индустриальной межзвёздной цивилизацией хотя бы десятую часть этого времени, то сейчас бы намного опережали вас, – серьёзно ответил Шарп.
     Хеймдалль что-то сказала Тору на их родном языке.
     – Да, они высокомерны, – ответил по-английски Тор соглашаясь, – но вспомни, мы всегда говорили примерно то же самое Древним, – отметил он, те люди существовали миллионы лет до того, как появился Асгард, и, честно говоря, не показали и доли того, что действительно могли бы были показать. По крайней мере, к настоящему моменту, Вселенная уже должна была бы кишеть тем, что люди называют Сферой Дайсона, но Древние были образцово-показательным обществом находящимся в экстремальном технологическом застое. Время от времени Асгарды нехотя задавались вопросом, были ли люди, созданные Древними в этом мире по своему образу и подобию, склонны к такому стремительному прогрессу, который они демонстрировали в последнее время, потому что их предшественники осознали свою слабость в этой области и "исправили" её в генетическом коде своего эксперимента?
     – Я так и не понял, зачем вы прилетели, – сказал О'Нилл Асгарду, – хотя мы всегда рады вам, и парням и девчонкам, – добавил он.
     – Возможно, эта голограмма того как раньше выглядели Асгарды, всё объяснит, – ответила Хеймдалль, и перед дверью появилось изображение в натуральную величину.
     Командующий Шарп перевёл взгляд с голограммы на фотографию на своём столе и обратно.
     – О'кей, я думаю, теперь нам всё ясно, – сказал он.
     – А вы, ребята, раньше были намного выше, – заметил О'Нилл. – Ты ведь не был телепатом, правда? – спросил он.
     – Нет, – ответил Тор, – хотя Локи, похоже, создал существ, которых вы назвали Эфериалами, из генетического материала древних Асгардов, псионические гены, вероятно, основаны на его исследованиях вашего вида, – сказал он. – Однако нас интересует его успех в воссоздании физической формы наших предков, – продолжил он. – Хеймдалль проводила подобные исследования, чтобы найти лекарство от медленной генетической деградации нашей расы.
     – Но, очевидно, с гораздо меньшим успехом, – признала Хеймдалль. – Я, конечно, была значительно более ограничена в своих методах исследования, – отметила Асгард.
     – Тебя сдерживала совесть, и отсутствие экспериментов на живых людях? – риторически спросил О'Нилл.
     – Верно подмечено, – согласилась Хеймдалль.
     Генерал Хаммонд встал.
     – Предполагаю, вы прибыли сюда для получения результатов наших исследований Эфериалов? – спросил он. – И их генетических образцов, – добавил он.
     – Да, – ответил Тор.
     – И что мы получим с этого? – спросил Шарп. – Я имею в виду конкретную пользу, а не просто благосклонность вашей расы.
     – Поддержание благосклонности Асгарда, это конкретная польза, – сказал Хаммонд Командующему.
     –Я бы предпочел что-нибудь более осязаемое, – решительно заявил Шарп.
     – По условиям до... – начал Тор.
     – Договора о Защищённых планетах бла, бла, бла, – перебил его Шарп. – О'кей, как насчет такого? – спросил он. – Здесь останется Хеймдалль, – сказал он.
     – Что? – удивленно ответил Тор.
     – Хеймдалль продолжит свои исследования, – ответил Шарп, – но прямо здесь, на Земле, на одном из наших объектов, – продолжил он. – Вы можете взять с собой любое оборудование, какое захотите, и мы обещаем не красть его, но работа будет сделана здесь, – сказал он.
     – Зачем? – спросила Хеймдалль.
     – Затем, что если вы будете здесь, ваш народ обратит больше внимания, когда в следующий раз кто-нибудь решит напасть на нас, – объяснил Шарп.
     – Вы хотите, чтобы Хеймдалль стала заложником? – осторожно спросил Тор.
     – Скорее гостьей и гарантией, – ответил Шарп. – Мы также объединим наши усилия по исследованию маленьких научных проектов Локи, что поможет нам всем, – отметил он и скрестил на груди руки. – Насколько я понимаю, так как будущее выживание расы Асгардов зависит от работы проводимой здесь, на Земле, это поможет вам немного сосредоточиться, если Гоа'улды когда-нибудь решат сказать "к черту договор" и придут сюда с визитом, – сказал он.
     – Мы всегда будем делать всё возможное, чтобы защитить планету, находящуюся под нашей защитой в соответствии с договором, – сказал ему Тор.
     – Тогда Хеймдалль здесь совершенно нечего опасаться нападения Гоа'улдов, – ответил Шарп. – Если хочешь, можешь списать это на мою паранойю, но я был бы счастлив, если бы она была здесь, – сказал он. – Эй, а где ещё она сможет получить постоянный приток результатов экспериментов Локи, для работы с ДНК? – спросил он.
     – В чём-то он прав, Верховный Главнокомандующий, – сказала Хеймдалль Тору. – Я также отмечаю, что вы говорите обо мне как о представительнице женского пола, – добавила Хеймдалль обратившись к Шарпу.
     – Полковник прав, вы действительно больше похожи на девушку, и голос - единственный способ отличать вас друг от друга, – честно ответил Шарп.
     Хеймдалль, казалось, задумалась над ситуацией.
     – Разработки Локи в области псионики, как побочного эффекта исследований дальнейшей эволюции разумной жизни и вознесения также заслуживают изучения, – сказала она. – И люди в последнее время добились некоторых успехов в этом направлении.
     – Да, их файлы указывают на то, что они находятся на грани прорыва в области Псионического усиления, – согласился Тор. – Вы хотели бы остаться здесь и продолжить исследования? – спросил он.
     – Эта тема меня действительно увлекла, – подтвердила Хеймдалль. – Я хочу остаться здесь на некоторое время.
     – Это, несомненно, потребует одобрения Высшего Совета Асгарда, – сказал Тор людям.
     – Да и мне, наверное, тоже придётся пройти через этот проклятый Международный Надзорный Комитет, – посетовал Шарп. – Бьюсь об заклад, наши бюрократы-крючкотворы ещё хуже ваших, – заключил он.
     – Я был бы очень удивлён, если бы это было так, – спокойно ответил Тор. На прошлой неделе ему пришлось предстать перед ними, чтобы оправдать увеличение расходов на оборону в связи с увеличением затрат на строительства линейных крейсеров класса "О'Нилл". В какой-то момент у него возникло сильное искушение перенять манеры и язык тёзки корабля и крикнуть остальным членам Совета, "неужели вы не понимаете, что идёт грёбаная война?!"
     – Будет нетрудно быстро перенести мою лабораторию с Адары сюда, – сказала Хеймдалль Тору.
     В более поздние годы, когда об этом заходила речь, Хеймдалль обычно отвечала другим Асгардам, что пожить на Земле какое-то время было не такой уж плохой идеей, как они могли бы подумать. И что быть реальным Серым Человечком в Зоне 51 было немного забавно, устраивая розыгрыши новым сотрудникам-людям. С другой стороны, Тор часто жаловался, что люди-мужчины никогда не открывали перед ним двери, когда он бывал там.
     
     Дворец Апофиса – Делмак – Ноябрь, 2001.
     – Мой Лорд, я должен сообщить, что мы потеряли ещё одну Систему из-за вражеского флота, возглавляемого силами Ба'ала, – объявил Джаффа, когда Апофис, сидевший на троне, оторвал взгляд от каменного планшета в своих руках.
     Не так давно было время, когда Апофис убил бы Джаффа принёсшего такие вести, но в последнее время сообщения подобного рода становились всё более частыми, и хотя обычно это успокаивало, расстрел гонца не был хорошей политикой в долгосрочной перспективе.
     – Какую Систему? – спросил он.
     – Эреб, мой Лорд, – дрожащим голосом произнёс Джаффа.
     Глаза Гоа'улда сверкнули, и он вскочил на ноги, отбросив планшет и камень для переворачивания страниц, лежавший на нем в сторону, где тот с грохотом упал на полированный каменный пол.
     – Эреб? – проревел он. – Как это случилось? – потребовал он ответа.
     – Произошла великая битва, но Ха'таки Ба'ала оказались слишком грозным противником для нашего флота, – ответил Джаффа. – Наши силы разбомбили планету, чтобы уничтожить верфи, прежде чем Ба'ал завладел ей, – добавил он.
     Апофис ещё раз задумался, не казнить ли гонца, и поднял руку с украшенным драгоценными камнями ленточным устройством, чтобы сделать это, но в последнюю секунду передумал.
     – Вскоре Ба'ал восстановит там производственные мощности, – сказал он.
     – Наши войска были очень скрупулезны, пройдет, по крайней мере, много месяцев, прежде чем ваш враг сможет возобновить строительство Ха'таков, – сказал ему Джаффа, склонив голову и уставившись в пол.
     – Мне был нужен этот мир, чтобы возместить мои собственные потери, – ответил Апофис.
     – Первый из ваших новых Ха'таков улучшенного проекта почти построен, мой Лорд, – заметил Джаффа. – По сравнению с ним, те, что строились на Эребе, выглядят устаревшими, – отметил он.
     – Количество это качество само по себе, – ответил Апофис. – Проклятые Тау'ри, – бушевал он, – если бы они не уничтожили прототип нового Ха'така, мы бы уже производили их в больших количествах, задолго до того как Ба'ал вступил в войну.
     – Они заплатят за свои преступления, – уверенно заявил Джаффа, – никто не может бросать вызов Богу безнаказанно.
     – Несомненно, – согласился Апофис. – Возвращайся к своим обязанностям, – приказал он, и Джаффа, поклонившись ещё ниже, удалился.
     Проанализировав результаты сражений между его войсками и новыми кораблями Ба'ала, Апофис установил, что последние, фактически, превосходили даже новые усовершенствованные и модернизированные Ха'таки, строящиеся сейчас на верфях Делмака. Где Ба'ал достал столь радикально продвинутые технологии явно дизайна Древних, всё ещё оставалось загадкой для Апофиса, но, тем не менее, их было не достаточно, чтобы Ба'ал мог беспечно игнорировать численное превосходство Апофиса. И это технологическое превосходство, которым обладал Ба'ал, будет ещё более сокращено новыми строящимися кораблями.
     Война шла далеко не так хорошо, как Апофис предполагал изначально. Первый период беспрерывных успехов сменился тяжёлой страдой, как только другие Системные Лорды отодвинули в сторону свои разногласия, чтобы выступить против него единым фронтом, и теперь уже он ушёл в оборону, а его силы постепенно отступали, теряя достигнутые ранее рубежи. Враги, казалось, обладали подозрительно хорошей разведкой и знали всё о дислокации его флотов, что давало им стратегическое преимущество. Усовершенствованные Ха'таки Ба'ала давали тактическое преимущество, а мерзавцы Тау'ри и их союзники Ток'ра, не имевшие ни капли чести, непрерывно наносили удары по его линиям снабжения, вызывая проблемы с материально-техническим обеспечением несоразмерные численности нападавших, и вынуждая его перебрасывать войска с линии фронта в гарнизоны планет, чтобы хоть как-то сдержать их.
     Как ни странно, но по мере того, как его силы отступали, Апофису становилось в некотором роде легче. Его линии снабжения становились короче и их было легче охранять. У него стало меньше миров, между которыми нужно было разделять оккупационные войска. А флоты стало легче перебрасывать с одного фронта на другой, потому что расстояние между ними сократилось. Потеря такой важной производственной базы, как Эреб, или Кавауна, что был одним из основных поставщиков наквадаха, были ударом, но многие планеты, которые были отбиты врагом, были лишь вопросом престижа и не имели военного значения. Коалиция Системных Лордов была недостаточно сильна, чтобы нанести быстрый нокаутирующий удар, и со временем баланс сил снова склонится в пользу Апофиса, когда в бой вступят его новые корабли.
     Делмак не был обычным миром Гоа'улдов, густонаселенный и промышленно развитый, как и несколько других миров, унаследованных Апофисом от Сокара, он вышел далеко за пределы типичной аграрной колонии, населённой необразованными, богобоязненными, суеверными крестьянами-рабами, которых обычно предпочитали Системные Лорды. Это давало Апофису возможность легче восполнять материальные потери, в отличие от большинства его противников, и означало, что он мог перенести такие поражения, которые для его соперников стали бы неподъёмными. Повторная оккупация Чулака и других миров, которыми он когда-то, до пленения Сокаром, правил, обеспечила его армию столь необходимыми пополнениями. И, несмотря ни на что, основная часть его военной машины оставалась неповрежденной и грозной.
     Джаффа, которого он только что отослал выполнять свои обязанности, внезапно вбежал обратно.
     – Мой Лорд, – воскликнул он. – Новый флот мощных боевых кораблей атаковал наши границы, – сообщил он. – Они выглядят похожими на те, которыми пользуется Ба'ал, но открыто заявили, что служат... – сказал он, и голос его стих, когда Апофис впился взглядом в него.
     – Кому служат? – потребовал ответа Апофис.
     Джаффа воздохнул.
     – Анубису, – нервно ответил он.
     – Тысячу лет назад Высший Совет лишил Анубиса звания Системного Лорда, – возразил Апофис, – и он мёртв.
     – Как оказалось, нет, – ответил Джаффа, с надлежащим страхом поправляя своего Бога, но это был его долг, а Джаффа ставят долг превыше всего. – В сообщении говорится, что Высший Совет недавно проголосовал за его повторное принятие, и он присоединился к войне против нас, – сказал он, – вероятно, это было частью сделки, – безошибочно определил он.
     – Лорд Ю никогда бы этого не допустил, – возразил Апофис. – Он, мой брат Ра и я были инициаторами изгнания, – сказал он. Анубис был одним из немногих Гоа'улдов, которые, вероятно, были такими же злыми, как и предполагала их репутация. Даже другие представители их расы боялись его.
     – Вы, конечно, правы, но, возможно, Лорд Ю был в меньшинстве? – предположил Джаффа. – То, что эти новые корабли, объявившие себя принадлежащими Анубису, кажутся такими же, как и корабли Ба'ала, может указывать на то, что именно Ба'ал повлиял на Совет?
     – Ба'ал, – прорычал Апофис, выплевывая имя. – Когда придет время, его смерть будет особенно ужасной, – поклялся он, «возможно, даже хуже той, что я планирую для шолвы Тил'ка или О'Нилла с Тау'ри», – подумал он.
     – Какие будут приказы? – спросил Джаффа.
     – Передай Лорду Зипакне приказ переместить все корабли, которые у него есть и блокировать Анубиса, пока я определяю новую стратегию, – ответил Апофис. После своего поражения от Ба'ала при Кавауне Зипакна восстанавливал свой флот, чтобы действовать в качестве мобильного резерва, и теперь была именно та ситуация, в которой у него будет шанс вернуть себе репутацию ценного помощника.
     – Будет исполнено, мой Лорд, – ответил Джаффа.
     – И подготовьте мой флагман, – добавил Апофис. – Если потребуется, я лично встречусь со своими врагами в бою, – заявил он.
     Джаффа выпрямился.
     – Для каждого Джаффа будет честью сражаться за своего Бога рядом с ним, – гордо сказал он.
     Апофис кивнул, подумав, что на самом деле идея заключалась в том, чтобы поставить Джаффа впереди и использовать их в качестве удобного абляционного щита из тел.
     
     
     
     Примечание автора:
     Учитывая, что она проводила исследования в том же направлении что и Локи, я бы сказал, что, скорее всего, Икс-Ком увидел бы в Ниррти ценный ресурс, как только её научили вести себя прилично. В реальности история Отряда 731 довольно отвратительна, как и то, что они делали, так и то, что многим из этих ублюдков это сошло с рук, и их не повесили (и я лично, вообще то, против смертной казни).
     Хеймдалль, учёный Асгарда, работающий на их исследовательской станции в системе Адара в эпизоде 5:22 "Revelations", был озвучен Терил Ротери (которая также сыграла доктора Джанет Фрейзер) и в результате звучал намного более женственно, чем Тор (которого озвучил Майкл Шенкс, он же Даниэль Джексон). Предок Асгардов действительно немного походит на Эфериала (полностью телепатическую враждебную инопланетную расу в XCOM), поэтому я подумал, почему бы и нет? Это просто помогает связать две вселенные вместе ещё чуть больше, когда Локи проводил исследования в том же направлении, что и Хеймдалль, и в результате появился вид Эфериалы.
     Делмак был столичным миром Сокара, а затем стал таким у Апофиса, он действительно казался значительно более развитым, чем большинство миров, которые мы видели в сериале, и логично (по крайней мере, для меня), что именно производственная база Делмака сделала флот Сокара таким большим по сравнению с флотами других Системных Лордов. Эреб выглядел как верфь для строительства Ха'таков (и концентрационный / исправительно-трудовой лагерь для нелояльных Джаффа) и был показан в эпизоде 7:04 "Orpheus". Новый Ха’так Апофиса улучшенного проекта появился в эпизоде 4:03 "Upgrades". В эпизоде 5:16 "Last Stand" говорится, что Лорд Ю состоял в Высшем совете, когда Анубиса изгнали тысячу лет назад. Вполне логично, что Ра и Апофис тоже были там, так что у Апофиса и Анубиса, вероятно, уже были столкновения в прошлом.
     

Глава 19

     Звёздные Врата – P89-534 – Ноябрь, 2001.
     – Так, я хочу, чтобы все помнили, что на этой планете в 99-м Апофис захватил первый состав ЗВ-11, так что если кажется, что здесь никого нет, то это ни черта не значит, – объявил О'Нилл после того, как они выполнили стандартное оборонительное развертывание вокруг Врат после прибытия. – ЗВ-13 остаётся здесь и защищает Врата, на случай если нам придётся быстро сваливать, ЗВ-8 пойдёт со мной и ЗВ-1 на разведку в ту деревню у развалин, замеченных БПЛА15 восточнее, – приказал он.
     – Есть, сэр, – ответил полковник Диксон, командир ЗВ-13, – но могу я попросить, чтобы в следующий раз не мы торчали у Врат? – спросил он.
     – Это из-за номера, все думают, что мы притягиваем Джаффа, – пробормотал Уэллс из ЗВ-13.
     – С чего бы это вдруг? – спросил Тил'к.
     – Трискайдекафобия, – ответил Даниэль. – Страх перед числом 13, и он более распространён в нашей культуре, чем ты можешь подумать, – сказал он ему. – Это уходят корнями ещё во времена Древнего Вавилона, – добавил он.
     – У этого есть название? – недоверчиво спросил О'Нилл, больше удивленный этим, а не тем, что Даниэль знает такое слово.
     – Да, – подтвердил Даниэль. – А страх перед пятницей 13-го называется иначе - параскаведекатриафобия, – отметил он.
     – Вот поэтому я больше и не играю с тобой в "Эрудит", – заявил О'Нилл. – Может, ты только что выдумал эти слова, я их никогда не слышал, – сказал он.
     – Возьмёте с собой Мощный МАЛП для огневой поддержки? – спросил Диксон, кивая на вооруженную и бронированную гусеничную роботизированную машину, которая прошла через врата первой и теперь стояла рядом с каменными ступенями, ведущими к Звёздным вратам.
     – Не в этот раз, полковник, – ответил О'Нилл. – С базы Икс-Ком в Польше нам пришлют прототип, хотят, чтобы мы провели полевые испытания, – сказал он. – Не хотел портить сюрприз, – продолжил он с усмешкой, когда шевроны на Звёздных вратах начали загораться, указывая на скорое открытие входящей червоточины со вторых Врат на Земле.
     Через пару секунд после появления во вратах псевдовсплеска из горизонта событий начала выходить фигура.
     – Что за чертовщина? – в изумлении воскликнул Диксон, когда нечто, похожее на футуристический Основной Боевой Танк, появилось из врат. Подлинный шок вызвало то, что он парил более чем в шести футах над землей, будучи слишком широким для Врат, что бы пройти ниже, а затем, полностью пройдя через них, мягко опустился на поверхность планеты.
     – Они назвали его Мега-МАЛП, – объяснила Картер. – В сущности это наша версия Кибердиска, я имею в виду автоматизированного летающего танка, используемого Сектоидами, – сказала она изумлённым бойцам ЗВ-8 и 13. – Броня представляет собой улучшенную версию британской "Дорчестер"16, в которую добавили слой Триниума, – отметила она. – Основное орудие - Лазерная пушка с F-302, и два роторных плазмомёта из посохов, по одному с каждой стороны башни, – продолжила она. – Силовая установка - это Элериумный двигатель для полета плюс наквадах-реактор для лазера и питания дефлекторного щита.
     – Блин! У него и щит есть? – удивлённо воскликнул майор из ЗВ-8.
     – Тоже взяли с F-302X, – ответила Картер. – Из-за брони, вооружения и сильно модернизированных сенсоров, он довольно тяжёл и не может двигаться со скоростью больше ста пятидесяти миль в час, но мне будет приятно увидеть выражение лица первого Джаффа выстрелившего в него из пушки-посоха, – сказала она, подойдя к нему, и отстегнула шлем закреплённый на боку машины. – Он может работать как самостоятельно, так и под дистанционным управлением с помощью одного из этих шлемов, – сказала она. – Прямой нейронный интерфейс, изображение на окуляр поступает с камеры, установленной вместе с оружием, – сказала она, надевая его.
     Ховертанк начал скользить вперед в ярде над землей.
     – У него на камере даже Зум есть, – улыбнувшись, сказала Картер и опустила окуляр к правому глазу.
     – Не увлекайтесь, майор, – сказал ей О'Нилл. – В конце концов, мы все хотим попробовать.
     – Зануда, – ответила Картер, когда башня машины начала прочёсывать горизонт. – Управление интуитивно понятное, – заметила она.
     – Только никого не задави, – предупредил её О'Нилл. – О'кей, выдвигаемся, – приказал он. – Картер, пусть эта штука следует за нами, – добавил он, отправив Тил'ка и Андианову на правый и левый фланги.
     – Рядом, – скомандовала Картер машине, которая неторопливо двинулась следом за двумя командами ЗВ, ярдах в десяти позади. – Хороший танк, – сказала она.
     – А ты не думала завести настоящего питомца? – спросил её Даниэль несколько минут спустя, когда они направлялись к деревне.
     – К ветеринару его вести не нужно, – ответила Сэм, подыгрывая, – и он лучше, чем сторожевая собака.
     – Так и вижу, – ответил Даниэль, – табличку на фасаде твоего дома, гласящую: "Осторожно! Летающий Ядерный Робот-Танк".
     – Это определённо отпугнуло бы большинство грабителей, майор Картер, – задумчиво заметил Тил'к.
     – Сэр, мы должны дать ему имя, – вдруг осознала Картер.
     – Они не позволят тебе оставить его у себя, Картер, – со вздохом ответил О'Нилл. – Мы получили задание протестировать его только потому, что они считают, что ты сможешь починить его, если он сломается, – напомнил он ей. Большинство команд ЗВ не были осчастливлены наличием такого блестящего физика и прикладного инженера. – И его зовут Харви, – категорично добавил он.
     – Харви? – спросил Даниэль. – Я полагаю, ты не имеешь в виду шестифутового кролика-невидимку?17
     – От слов бронированная машина "Armoured Vehicle", – ответил О'Нилл. – Ар-Ви, – объяснил он.
     – Сойдёт, – согласилась Картер. – Знаете, а у него там, под люком, есть манипулятор, – заметила она.
     – Майор, мы не станем учить танк команде "апорт", – сказал ей О'Нилл, вызвав смех у лейтенанта из ЗВ-8.
     – Тот факт, что вы это сказали, означает, что вы, наверняка тоже подумали об этом, Сэр, – с улыбкой ответила Картер.
     – Не понимаю, почему вы антропоморфизируете эту машину, – заявил Тил'к.
     – Это означало бы, что мы приписываем ей человеческие, а не животные черты, – сказал ему Даниэль. – Термин "Зооморфизация" был бы более точным, – добавил он.
     – Всё, больше никакого "Эрудита", – пообещал О'Нилл.
     Они оставили ховертанк в миле от деревни, чтобы не напугать местных жителей, но обнаружив, что она давно опустела, отправились к находящимся неподалёку каменным руинам более развитой культуры. Даниэль начал расшифровку надписей на стене на диалекте финикийского, которые навели его на мысль, что они нашли развалины исчезнувшей цивилизации Тобина, когда на них напали несколько отрядов Джаффа, верных Апофису.
     Джаффа были слегка озадачены боевым кличем Тау'ри "Фас Харви! Фас!", но у них не было времени, чтобы обдумать значение фразы, когда большая, парящая машина, совершенно невосприимчивая к их оружию, появилась перед ними, извергая непрерывный поток лазерного и плазменного огня, так как ситуация стала для них действительно очень неприятной.
     
     Гора Шайенн – Земля – Декабрь, 2001.
     – Нам просто повезло, что мы узнали об астероиде так рано, – сказала Картер. – Какой бы Гоа'улд не сделал это, он позаботился о том, чтобы направить его так, чтобы большинство наших телескопов ищущих объекты в плоскости эклиптики его не заметили, – сказала она двум старшим офицерам совещавшимся с ЗВ-1.
      – Плоскость эклиптики? – спросил Командующий Шарп.
     – Это двумерная плоскость, на которой находится большинство планет и астероидов Солнечной системы, – объяснил О'Нилл, опередив Картер. Астрономия была единственной наукой, с которой он имел более чем мимолетное знакомство, его представление о хорошем отдыхе сводилось к тому, чтобы провести весь день на озере, ловя рыбу и глядя на звезды в телескоп после захода Солнца.
     – Верно, – подтвердила Картер, – астероид был замечен астрономом-любителем, наблюдавшим за созвездием Кассиопея, склонение шестьдесят один градус шесть минут; прямое восхождение два часа сорок восемь минут, – сказала она, и О'Нилл почувствовал гордость за то, что, вероятно, был единственным человеком в комнате, который полностью понял её. – Мы определили, что он идет курсом на столкновение с Землей и что он очень, очень большой.
     – Сто тридцать семь кэмэ от одного конца до другого, – заметил О'Нилл. – Убийца динозавров, – добавил он, изображая столкновение астероида с планетой, ударив сжатым кулаком по ладони другой руки.
     Даниэль кивнул.
     – При столкновении это было бы самое массовое вымирание с конца мелового периода, – согласился он.
     – Совсем другая лига, не увернёшься, как от этих маленьких камушков, падающих на Эдору, – сказал полковник О'Нилл. – Я имею в виду P5C-768, – объяснил он генералу Хаммонду.
     – Было бы? – усомнился Шарп. – Не слишком ли это самоуверенное заявление? – спросил он. – Он ведь, всё ещё летит сюда, насколько я знаю?
     – Да, сэр, но у нас есть план, – ответила Картер. – Вероятно, понадобится всё ваше влияние в Икс-Ком, чтобы осуществить его на практике, – сказала она ему.
     – Ну, нам нужно будет одолжить кое-что на пару недель, – с улыбкой добавил О'Нилл. – Картер обещает, что на нём не будет ни царапины, – сказал он.
     Шарп сразу же стал ещё более параноидальным и подозрительным, чем обычно, что уже много значило.
     – Проще было бы разнести его ко всем чертям, – заметил он.
     – Да, сэр, – согласилась Картер. – Но после того, как "Искупление" капитана Таннера его настигло, выяснилось, что его гравитационное поле гораздо сильнее, чем должно было быть, – сказала она. – Если бы Таннер сбросил на астероид Гоа'улд-Бой, чтобы попытаться изменить его курс, он взорвался бы, как маленькая сверхновая, – сказала она. – Даже на таком расстоянии последствия для Земли были бы катастрофическими, – отметила она. – Ещё неделя, и это стерилизовало бы планету и вскипятило океаны.
     Генерал Хаммонд вздрогнул.
     – Сколько наквадаха? – спросил он в замешательстве, так как до приезда Шарпа уже успел провести короткий брифинг.
     – Примерно сорок пять процентов массы астероида, – ответила Картер. – Это всего лишь руда низкого качества, но речь идёт о миллиардах тонн.
     Шарп моргнул.
     – Миллиардах? – повторил он.
     – Да, – подтвердила Картер.
     – Это много наквадаха, – глубокомысленно заметил Даниэль.
     – Это много чего угодно, Дэнни, – ответил О'Нилл.
     Тил'к выглядел задумчивым.
     – Я не знаю ни одного Системного Лорда, когда-либо обладавшего хотя бы крошечной долей такого количества наквадаха, – сказал он. – Этот запас будет представлять собой невообразимую ценность.
     – Что ж, во всяком случае, это решило бы мировые проблемы с энергией на несколько... тысячелетий..., – заметила Картер. – Именно к этому мы и ведём, – сказала она Командующему Шарпу.
     – Да? – спросил Шарп.
     – Ну, мы не можем взорвать его или хотя бы отклонить с помощью ядерного заряда, – сказала ему Картер, – но мы можем физически подтолкнуть его в другом направлении, – сказала она. – Мы полагаем, что Гоа'улды доставили его сюда через гиперпространство, а затем ускорили с помощью Ха'така, так что...
     – Мы хотим использовать "Энтерпрайз", чтобы самим толкнуть эту штуку, – закончил за неё О'Нилл.
     Картер кивнула.
     – Учитывая массу астероида и то, что мы планируем с ним сделать, потребуется несколько недель постоянной тяги Ха'така, чтобы достичь нашей цели, – сказала она.
     – Значит, по Земле он не ударит? – рассудил Шарп.
     – О, конечно нет, вопрос не в этом, – сказала ему Картер, – мы хотим его разрабатывать. Мы можем использовать наш Ха'так, чтобы замедлить его до более разумной скорости, а затем переместить через гиперпространство на окраину Солнечной системы, – сказала она, – за облако Оорта. Там если он взорвётся, это не станет большой проблемой, – продолжила она. – Мы организуем добычу полезных ископаемых и используем небольшие гиперпространственные корабли, такие как Тел'таки, чтобы доставлять руду на Землю.
     – Облако Оорта - это масса комет и прочего мусора, оставшегося после образования Солнечной системы за Плутоном, – сказал О'Нилл Шарпу.
     – О'кей, это ... амбициозно, – прокомментировал Шарп.
     – Это большой куш, – сказал ему О'Нилл. – Если бы мы смогли заполучить в свои руки хотя бы небольшой процент наквадаха с этого астероида, нам бы никогда больше не пришлось беспокоиться о разведке и добыче этой хрени на других планетах. Чёрт возьми, мы могли бы дать его... или, ещё лучше, подкупить им Ток'ра, – предложил он.
     – Надо быть сумасшедшим, чтобы не попытаться, – согласилась Картер. – Минус только в том, что "Энтерпрайза" не будет на орбите Земли несколько недель, что откроет Сектоидам новые возможности для атаки на нас, – отметила она. – Вот почему нам нужно, чтобы вы обсудили это дело с руководством Икс-Ком, Командующий, – сказала она Шарпу.
     Шарп нахмурился.
     – Наши группы захвата уже огребли от Эфериалов, – сказал он. – У нас сейчас, вероятно, в воздухе достаточно "Жнецов" и "Огненных штормов", чтобы перехватывать большинство НЛО, с которых мы не смогли спереть двигатели с помощью "Искупления". Но если у нас не будет "Энтерпрайза", прикрывающего задницу, это будет означать, что прорвётся ещё больше кораблей пришельцев, – сказал он им. – Нам не хватает пехоты для операций, потому что никто никогда не знает, столкнёмся ли мы с Эфериалами или нет, бойцы с низкой псионической силой сейчас в резерве, – продолжил он. – Если бы только у нас был гиперволновой декодер, мы бы знали, можно ли их задействовать.
     – Гиперволновой декодер? – с любопытством спросила Андианова, как правило, она по большей части молчала на этих брифингах, зная, что её советы вряд ли будут полезны, её навыки заключались в стрельбе, а не в стратегии или науке.
     – Сектоиды используют систему сверхсветовой связи, которая, как мы думаем, основана на тех же базовых принципах, что и подпространственные передатчики и приемники, используемые Асгардами для связи в реальном времени на дальности многих световых лет, – сказала ей Картер. – Мы назвали её гиперволновой, – объяснила она, – все их передачи сильно зашифрованы, так что даже после того, как мы выяснили, как их прослушивать, это не имело смысла, но, собрав вместе несколько суперкомпьютеров, мы сможем расшифровывать эти сообщения со скоростью достаточной, чтобы от этого была какая-то польза, – продолжила она. – Сигнал гиперволнового транспондера, генерируемый кораблями Локи, скажет нам, что это за корабль, куда он направляется, с какой миссией и с какой расой на борту.
     – Если гиперволны скажут нам, что на корабле полно Эфериалов, мы пошлём туда Скайрэйнджер, с бойцами высокой псионической силы, таких как О'Нилл, – добавил Шарп. – Если это банда Мутонов с телепатическими способностями кочана капусты, пошлём за ними пехоту с низкой пси-силой, – продолжил он. – Проблема в том, что наша сеть обнаружения ещё далека от завершения, – с грустью отметил он.
     – Как дела с нашей собственной псионикой? – с любопытством спросил генерал Хаммонд. – Я знаю, что эта программа уже давно в процессе разработки, – сказал он.
     – Они думают, что наконец-то спроектировали работоспособный псионический усилитель, который можно использовать в полевых условиях, но это потребует месяцев тренировок, а мы только начали знакомить с ним наших бойцов, – ответил Шарп. – Работать это будет так же, как и псионика Сектоидов или Эфериалов. В конце концов, мы сможем наводить панику, сканировать разум или даже брать ублюдков под контроль, – сказал он и усмехнулся, – говорят, что у них есть и специальный пси-усилитель для Кассандры, который она не расплавит, – объявил он.
     Майор Картер поджала губы.
     – И что на это говорит Джанет? – спросила она.
     – Не буду пересказывать все слова, что она сказала, возможно, я узнал даже несколько новых, достаточно будет того, что доктор Фрейзер выразила явное враждебное отношение к той роли, которую Кассандра продолжает играть в нашей программе псионики, – скривившись ответил Шарп.
     – Если я когда-нибудь услышу, что Кэсси участвует в программе не совсем добровольно, ты тоже услышишь от меня несколько отборных фраз, Расс, – серьёзно сказал ему генерал Хаммонд.
     – Не думаю, что попытка заставить Кассандру с псионическим усилителем сделать что-то против её воли была бы очень мудрой, но я приму к сведению предупреждение, Джордж, – ответил Шарп. – Что касается астероида, то я переговорю с власть имущими и дам вам ответ в течение часа.
     – Даже если не планировать добычу полезных ископаемых, нам всё равно понадобится "Энтерпрайз" на пару дней, чтобы изменить его курс, – отметила Картер.
     – Миллиарды тонн наквадаха? – уточнил Шарп.
     – Да сэр, именно так, – подтвердила Картер.
     – Мы сможем забросать Гоа'улдов ядерными бомбами на всём пути до Р3Х-888, – улыбнувшись сказал Шарп. – Кто-нибудь, напомните мне, чтобы я послал записку с благодарностью тому тупому говнюку, который прислал его нам, – попросил он.
     – Нам просто повезло, что мы заметили его приближение, и ещё больше повезло, что не взорвали, не проверив сначала, сэр, – заметила Картер. – Если бы мы заметили его, когда он оказался у нас над головами, то могли бы сначала выстрелить, а потом задавать вопросы было бы уже некому, – сказала она. – Если подумать, очень ловкий ход, чтобы обойти договор о Защищённых планетах, – высказала она своё мнение. – Асгард послал бы корабль, чтобы сразиться с флотом вторжения Гоа'улдов, но не с большим куском скалы.
     – Не стоит недооценивать удачу, майор, – ответил Шарп. – Наполеон считал удачливого офицера более ценным, чем хорошего.
     – Кажется, Джек у нас такой, – ответил Даниэль. – Не то чтобы я хотел сказать, что ты плохой офицер, – быстро добавил он, когда О'Нилл посмотрел на него.
     – А себя вы считаете удачливым или хорошим, Командующий Шарп? – из любопытства спросил Тил'к.
     Шарп задумался над вопросом.
     – Упрямый и решительный, эта характеристика была бы лучше других, – твёрдо заявил он.
     
     Лагерь свободных Джаффа – P8X-987 – декабрь, 2001.
     – Между нашими войсками и теми, кто недавно прибыл вместе с К'тано, возникли трения, – сообщил Бра'так Тил'ку, наблюдая, как несколько Джаффа практикуются в боевом искусстве воинов Гоа'улда Имхотепа "мастаба". К'тано прибыл сюда, на планету Ханка, три недели назад, якобы в поиске союзников для своей собственной фракции Свободных Джаффа, но вскоре стало очевидно, что у него было просто яростное желание надеть на себя мантию лидера движения.
     – Этого следовало ожидать, – ответил Тил'к. – К'тано был Первым воином Имхотепа, прежде чем убил его и поднял восстание Джаффа. Он привык командовать, и многие Джаффа из армий других Системных Лордов уже примкнули к нему, – продолжил он, – и он, вероятно, чувствует, что ему предназначено самой судьбой, быть лидером.
     – Возможно, судьбой, – ответил Бра'так, – но ему также нужно будет проявить мудрость и смирение, чтобы доказать свою значимость, – заявил он. – К'тано не очень хорошо отреагировал на то, как легко его воинов победили на вчерашней тренировке, – заметил Мастер-Джаффа.
     – Именно, – ответил Тил'к чуть улыбнувшись.
     – Не нужно выглядеть таким самодовольным, – мягко упрекнул его Бра'так.
     – Его силы превосходили мои в три раза и были полностью разбиты, – ответил Тил'к. – Возможно, теперь он поймёт, что, вооружив наших воинов винтовками-посохами Тау'ри и используя некоторые элементы тактики малых групп их пехоты, Свободные Джаффа смогут стать гораздо более эффективными солдатами, – сказал он.
     – Это ценный урок, правда, – признал Бра'так, – но я чувствую, что ты сохранил бы моральное превосходство, и удержал бы уровень тактики во время тренировки на высоте, если бы не выстрелил К'тано в спину из своего Интара, когда устраивал засаду на его пути, – сказал он ему.
     Тил'к кивнул.
     – Иногда я подозреваю, что провёл слишком много времени с О'Ниллом, – печально ответил он. – С другой стороны, возможно, временные затруднения с комфортом в сидячем положении, помогут К'тано научиться смирению, которое, как вы считаете, ему требуется, – предположил он.
     Бра'так не смог удержаться от смешка.
     – Возможно, ты прав, – сказал он. – Готовность К'тано дёшево жертвовать жизнями в самоубийственных атаках, безусловно, требует изменений в его мышлении, – высказал он своё мнение. – Нас всё ещё слишком мало, чтобы впустую тратить жизни наших Джаффа, – сказал он, когда они повернулись и направились к стрельбищу. – Ты говоришь, что майор Картер не с вами, потому что она передвигает астероид? – спросил он.
     – Да, – подтвердил Тил'к. – Мы полагаем, что один из Системных Лордов доставил его в родную систему Тау'ри и запустил в сторону их мира в попытке уничтожить его, не рискуя при этом навлечь на себя гнев Флота Асгарда. Она, с помощью учёной Ток'ра Анис, используя Ха'так захваченный людьми, выполняет эту задачу, – продолжил он. – Ток'ра также предложили свои туннельные кристаллы, чтобы помочь в разработке ядра астероида, которое особенно богато наквадахом, – сказал он.
     – И какую цену запросили Ток'ра за эту помощь? – спросил Бра'так.
     – Бессрочный договор на поставку нескольких сотен тонн оружейного наквадаха ежегодно, – ответил Тил'к.
     – Тонн? – ахнул Бра'так.
     – Астероид воистину большой, – сказал ему Тил'к. – Тау'ри уже строят планы использовать этот наквадах для усиления орбитальной обороны, так, чтобы она заставляла многих Системных Лордов дрожать от страха при мысли о нападении на них, – продолжил он. – Представьте себе одну из лазерных винтовок Икс-Ком, увеличенную так, что ствол едва помещается в Звёздные врата, – сказал он.
     – Страшно представить, конечно, – ответил Бра'так. – Хотя щиты Ха'така смогут легко поглощать такой объем энергии какое-то время, – отметил он.
     – Тау'ри свято верят в массовое производство, – сказал ему Тил'к. – Будет не один такой луч, бьющий в щиты, а множество, – продолжил он. – Только огромный флот, прибывший одновременно, смог бы сокрушить такую оборону, а с учётом того, что основная масса армий Системных Лордов воюет друг с другом, никто не сможет выделить столько сил для завоевания одного человеческого мира.
     – Сейчас, возможно, но, в конце концов, либо Апофис, либо противостоящие ему Системные Лорды одержат победу, – ответил Бра'так. – Истории, которые я слышал от недавно прибывших Джаффа о новых кораблях, которые использует Анубис, вызывают тревогу, – сказал он. – Они лучше даже кораблей Ба'ала, которые и так уже превосходят всё, что Гоа'улды использовали ранее.
     – Ток'ра сообщили нам, что Ба'ал получил технологии для них от Анубиса, хотя, похоже, тот, естественно, сохранил самые лучшие разработки для себя, – ответил Тил'к. – Однако не известно, как он добился таких успехов.
     – Когда я был ребенком, мой дед рассказывал истории о злодеяниях, совершённых Анубисом до того, как его изгнали и сочли мертвым, – заметил Бра'так. – То, что даже другие Гоа'улды осуждали его, должно вызывать серьёзную озабоченность теперь, когда он вернулся.
     Тил'к кивнул.
     – Ниррти заметно побледнела, когда узнала о возвращении Анубиса, и выразила надежду, что у других Системных Лордов хватит здравого смысла немедленно напасть на него, как только Апофис будет повержен.
     – И ещё больше Джаффа падёт в бою, – ответил Бра'так. – Кладя свои жизни за ложных богов, – печально сказал он, когда они подошли к стрельбищу, где О'Нилл и женщина-воин Тау'ри Андианова учили класс, состоящий из Джаффа К'тано, как правильно пользоваться винтовками-посохами.
     Приближалась ещё одна небольшая группа воинов К'тано, только что прибывших через Чаппа'ай, и Тил'к мгновенно и с некоторым шоком узнал одного из них
     – Возможно, нам придётся вмешаться, чтобы предотвратить драку, – сказал он Бра'таку, и заторопился.
     – Ты! – воскликнул один из вновь прибывших Джаффа, узнавший женщину Тау'ри. – Благодаря тебе я был изгнан за свою неудачу и вынужден был бежать с Чул'ака! – воскликнул он. – Прошли месяцы, прежде чем я обрёл новый дом и покровительство К'тано, – сказал он.
     Людмила Андианова повернулась лицом к Джаффа и переложила винтовку-посох в левую руку.
     – Я думаю, твоя неспособность нормально ходить в течение некоторого времени после нашей последней встречи стала твоей главной обидой, – ответила она, легко узнав его по шраму на лбу.
     – Ваш приятель, сержант? – спросил О'Нилл, подходя и держа винтовку готовой к бою.
     – Близкий знакомый, – ответила Андианова. – Этот Джаффа работал на Херу'ура и пытался захватить Тил'ка для подношения Апофису, – сказала она.
     – Сучка Тау'ри, – прорычал Рак'нор, потянувшись за зэт'ник'телом в кобуре на запястье, но остановился прежде, чем успел выхватить оружие, потому что едва его рука оказалась там, как пистолет женщины уже был нацелен прямо ему между глаз.
     – Ладно, успокойтесь все, – приказал О'Нилл, когда остальные Джаффа К'тано, находившиеся поблизости, начали реагировать на то, что на одного из них направлено оружие.
     – Рак'нор! – воскликнул подбежавший Тил'к. – Не стоит этого делать, – сказал он.
     – А, знаменитый Тил'к, мы снова встретились, – ответил Рак'нор, не сводя глаз с женщины. – Ты, наверно, снова будешь стоять в сторонке, пока Тау'ри лишает меня чести.
     – Я лишила тебя только части одежды, – указала Андианова. – Если бы ты просто сказал нам то, что было нужно, мне не пришлось бы допрашивать тебя подобным образом, – решительно сказала она. На самом деле он продержался гораздо дольше, чем она ожидала, Джаффа оказался крайне стойким, даже под пытками.
     – О, так это тот парень, которого ты поджарила электрошокером, – понял О'Нилл, вспомнив отчёт о миссии и ту гримасу, которую Андианова всегда делала, когда вспоминала о ней. – О'кей, я понимаю, что у тебя есть причины затаить обиду, – сказал он ему, – но ...
     – Она убьёт тебя, Рак'нор, теперь ты Свободный Джаффа, а Тау'ри - наши союзники, и мы не должны убивать друг друга, – сказал ему Бра'так. – Мы слышали о твоём изгнании после смерти твоего господина Херу'ура, и о том, что Терок искал тебя, чтобы убить, так как план по захвату Тил'ка провалился, – продолжил он, – по крайней мере, теперь ты понимаешь, что Гоа'улды действительно ложные боги и что теперь ты сражаешься за свободу всех Джаффа.
     – Ничего личного, – честно сказала ему Андианова.
     – Что здесь происходит? – громко спросил К'тано, подошедший посмотреть из-за чего шум. – Почему эта женщина-Тау'ри целится в одного из моих Джаффа?
     – Он первый потянулся за Зэтом, – заговорил О'Нилл. – Она просто... действительно чертовски быстра, – сказал он.
     – Это правда, К'тано, – подтвердил другой Джаффа.
     – Я уберу пистолет в кобуру, если он уберет руку от своей, – предложила Андианова.
     – Вот видите, все успокаиваются, а потом никто ни в кого не стреляет, – сказал О'Нилл.
     – Да как я могу быть спокоен? – воскликнул Рак'нор.
     – Сержант, скажите, что вы сожалеете, – сказал ей О'Нилл.
     – Я только выполняла свой долг и не стану извиняться за это, полковник, – ответила Андианова. – Рак'нор знает, что если бы ситуация сложилась иначе, то, из-за того что он сделал, на допрос и пытки попал бы Тил'к, – сказала она.
     Рак'нор открыл рот, чтобы возразить, но понял, что это правда. Терок планировал пытать Тил'ка жезлом боли и сам хвастался об этом.
     – Если бы ты была мужчиной, я бы вызвал тебя на бой не на жизнь, а на смерть, – сказал он ей.
     – Тебе повезло, что я не мужчина, – ответила Андианова, хотя и знала, что в рукопашной или в бою на посохах, который предпочитали Джаффа, она оказалась бы в крайне невыгодном положении.
     – Нет чести в том, чтобы убить женщину, Рак'нор, – сказал ему Бра'так, предлагая выход из создавшегося положения.
     – Верно, – согласился Рак'нор и медленно убрал руку от своего Зэт'ник'тела, а Андианова опустила пистолет.
     – О'кей, шоу окончено, расходитесь по своим делам, – с облегчением сказал О'Нилл.
     Когда все разошлись, К'тано подошёл к Тил'ку.
     – Тау'ри плохо контролируют своих женщин, – заметил он. – У нас разные пути, и я не верю, что Свободным Джаффа пойдет на пользу, такое тесное сближение с ними, – сказал он.
     Тил'к посмотрел туда, где О'Нилл тихо переговаривался с Андиановой.
     – Они опытные воины, и могут многое предложить нашему делу, и оружие и новые подходы в тактике, – ответил он.
     – Их способам ведения войны недостаёт чести, – заявил К'тано. – Джаффа, которых ты обучил их методам, сражаются как бандиты, – пренебрежительно сказал он.
     – Если это нужно для дела, – признал Тил'к. – Однако в бою они почти каждый раз одерживают победу над превосходящими силами Джаффа, сражающимися традиционно, – отметил он.
     – И люди даже не дают нам своё лучшее оружие, – недовольно сказал К'тано.
     – Это так, и я несколько раз поднимал этот вопрос перед их лидерами, – ответил Тил'к. – Но несмотря на это, винтовка-посох доказала, что как оружие превосходит посох Гоа'улдов, на базе которого сделана.
     – По крайней мере, в точности стрельбы, – признал К'тано.
     – Могло быть и хуже, брат, – сказал ему Бра'так. – Если бы Тау'ри предоставили нам своё старое огнестрельное оружие, мы бы зависели от них из-за поставок боеприпасов, – сказал он.
     – Удивительно, что совсем недавно они использовали такую примитивную технологию, – заметил К'тано.
     – И всё же, даже оно превосходило в бою то, что Гоа'улды так давно дали Джаффа, – сказал Тил'к, – оружие для войны, а не для террора и устрашения.
     Бра'так оглянулся.
     – Со стороны Звёздных врат приближается Даниэль Джексон, – сказал он.
     – О'Нилл посылал его на Землю за одним устройством, чтобы сделать вам, мастер Бра'так, своего рода подарок, – сказал ему Тил'к. – Оно называется "Ментальный зонд".
     – Ментальный Зонд? – переспросил Бра'так.
     – Устройство, изобретённое Асгардом-ренегатом Локи, позволяющее читать поверхностные мысли и намерения других, – объяснил Тил'к. – В связи с недавним усилением притока рекрутов, О'Нилл опасается, что к нам могут проникнуть Джаффа, всё ещё работающие на Системных Лордов, – сказал он. – Возможно даже, что они и сами не подозревают об этом, Гоа'улды и раньше использовали агентов за'тарков с промытыми мозгами, но Ментальный зонд обнаружит и таких невольных орудий врага.
     Глаза К'тано расширились.
     – Не думаю, что мои воины согласятся на такое вторжение в свой разум, – сказал он. – Я должен поговорить с ними об этом, – сказал он повернувшись и поспешил уйти, не дожидаясь подхода Даниэля.
     – Привет, Тил'к, – приветствовал их Даниэль, держа в руке серебристую металлическую сферу. – Я принёс Ментальный зонд, сказали его не терять, они дорогие, – сказал он.
     – Даниэль Джексон, а какова дальность действия этого устройства? – спросил Тил'к, и они с Бра'таком с подозрением посмотрели вслед спешащему прочь К'тано.
     – Думаю, пару сотен футов, – ответил Даниэль. – А что? – спросил он в замешательстве.
     – Пожалуйста, просканируй Джаффа, спешащего к Звёздным вратам, – попросил Тил'к.
     К'тано, или, скорее, младший Гоа'улд Имхотеп, уже набирал адрес на наборном устройстве Звёздных врат, когда догнавший его Тил'к выстрелил ему в спину из Зэт'ник'тела. Когда он очнулся, Рак'нору позволили допросить его, прежде чем передать Тау'ри на Землю для более глубокого и ментально-инвазивного допроса, они посчитали, что это пойдёт на пользу Джаффа со шрамом на лице, и позволит немного выпустить пар. И это, похоже, действительно значительно улучшило его настроение.
     
     
     
     Примечание автора:
     P89-534 упоминается в эпизоде 3:09 "Rules of Engagement" как место, где ЗВ-11 был захвачен войсками Апофиса. Мне это говорит о том, что этот мир был частью его владений и имел значительный гарнизон, способный победить команду ЗВ. Тобины были потомками финикийцев, создавшими минное поле, показанное в эпизоде 4:13 "Serpents Venom".
     "Мега-МАЛП" просто кажется логичным результатом доступных технологий. Он гораздо больше летающего ТОП из X-COM из-за добавления технологий из "Звёздных врат". Внутренний диаметр Врат, по-видимому, составляет около 5 метров, поэтому, если вы поднимитесь до середины, то вероятно сможете протолкнуть довольно большую машину (ширина M1 Абрамс составляет всего 3,6 метра).
     В эпизоде 5:17 "Failsafe" действительно было ужасно много наквадаха. 137-километровый астероид, 45% которого составляет наквадах, - это поистине ошеломляющее количество сырья. Кстати, я подумал, что "Искупление" - хорошее название для Инопланетного корабля с планеты Мартина Ллойда, надеюсь, всех устроит.
     Эдора была планетой, на которую упали метеориты в эпизоде 3:17 "A Hundred Days". О'Ниллу уже приходилось сталкиваться с большими камнями, падающими из космоса. P3X-888 - это родной мир Гоа'улдов (и Унасов), на случай, если этот номер временно вылетел у вас из головы ;-)
     Надеюсь, вам понравилась ИксЗВКом-версия эпизода 5:18 "The Warrior". Свободные Джаффа, собранные Бра'таком, всё еще базируются на Ханке (она же P8X-987 или мир Кассандры). И более многочисленны в этой временной линии/AU, потому что с началом войны власть Системных Лордов над своими владениями ослабла (больше солдат из гарнизонов отправились на передовую), и потому что Свободные Джаффа были более активными, заработав большую славу. (Винтовки-посохи дали им довольно большое преимущество в перестрелках над обычными Джаффа лоялистами Гоа'улдов, поэтому они были довольно успешны в своих небольших рейдах против Апофиса в поддержку Тау'ри и Ток'ра).
     
     

Глава 20

     База Ток'ра – Реванна – Январь, 2002.
     Элизабет Вейр оглядела круглый зал с хрустальными стенами. Ток'ра создали его специально для этой конференции, и, похоже, серьёзно отнеслись к этой задаче, добавив множество декоративной мебели и нечто вроде Шёлковых знамён расположенных позади каждого представителя и украшенных эмблемами их народов.
     Стол, за которым они сидели, сам по себе был огромным кристаллом, который улавливал свет и, казалось, слегка мерцал, отчего закрывать его ноутбукам и бумагами казалось почти неприличным.
     – Сначала, я бы хотела поблагодарить Верховного Советника Ток'ра Пер'суса, за организацию этой встречи, – начала она, заработав улыбку и легкий поклон в знак признательности от хозяина, сидевшего прямо напротив неё. – Затем я выражаю благодарность правительствам и представителям Асгарда, Нокса, Толланы и Ашена за то, что согласились участвовать в ней, – продолжила она. – От имени Организации Объединенных Наций Земли я надеюсь, что это только начало новой эры плодотворных контактов и сотрудничества между нашими народами, – сказала она.
     – Толлана разделяет это желание, – согласилась Верховный Канцлер Курии Толланы Тревелл. – Мой народ уже установил прочные и взаимовыгодные отношения с Ток'ра и Ноксами и надеется на углубление дружбы как с Асгардами, так и с Ашенами, – сказала она. – Несмотря на то, что мы были изоляционистами в течение многих столетий и намерены продолжать нашу строгую политику нейтралитета, Толланы всё больше осознают что ситуация в галактике изменилась и пришли к пониманию необходимости более активной внешней политики, чтобы наилучшим образом отвечать на вызовы будущего, – продолжила она. – Нам всем есть что предложить другим сообществам, представленным здесь сегодня, будь то технологии, – сказала она, глядя на представителей Асгарда и Ашена, – или мудрость и ценный совет, – добавила она, тепло улыбнувшись Лие, которая улыбнулась ей в ответ.
     Перед Пенигалом из Высшего Совета Асгарда лежали его собственные записи, однако, как и у Толлан и Ашенов, они голографически проецировались маленьким устройством, а не были написаны на бумаге, как у примитивных людей Земли или на табличке кажущейся каменной, как у Ток'ра.
     – Асгарды рады созданию этой организации, – сказал он им, – Однако, наша продолжающаяся война с репликаторами означает, что наше присутствие в этой Галактике будет оставаться спорадическим в обозримом будущем, и мы не сможем присутствовать на всех будущих конференциях лично, как сейчас, а лишь в виде голограммы, – сказал он остальным извиняющимся тоном. – Как и Ноксы, мы были когда-то частью Союза, известного как "Четыре Великие Расы", вместе с Древними и Ферлингами, и мы надеемся, что такой Союз возродится для общего блага, – торжественно сказал он.
     Лия кивнула.
     – Жаль, что Ферлингов нет, – высказала она своё мнение. – И мой народ, и Асгарды пытались связаться с ними, но у нас почти не было контактов в течение многих столетий, – сказала она. Со стороны казалось, что она обходилась без заметок или записывающих устройств и работала исключительно по памяти, что было неудивительно, учитывая, насколько умными были Ноксы. – Мои люди были очень рады и обнадёжены тем, что, по крайней мере, Асгарды участвуют в этих переговорах, – отметила она. – Мы дружим уже много тысячелетий и ценим их мнение, хотя и давно разошлись в вопросах философии.
     – Хотя, в какой-то мере, мы и восхищаемся крайним пацифизмом Нокс, Асгард всегда утверждал, что утопично думать, что отказ от борьбы всегда приводит к лучшему результату, – сказал Пенигал остальным. – Для некоторых групп, таких как Гоа'улды, угроза применения силы, это буквально единственное, что они понимают, – заявил он, заработав кивок искреннего согласия от Пер'суса и более неохотный от Тревелл. Толланы рассматривали свои передовые оборонные технологии как необходимое зло.
     – Если бы не Договор о Защищённых Планетах и не понимание Гоа'улдами, что Асгард вмешается в случае их вторжения, Земля была бы завоёвана коалицией Системных Лордов ещё много лет назад, – согласилась Вейр. – Я не поклонница военных решений и предпочитаю там, где это возможно, цивилизованные дипломатические варианты, но, к сожалению, должна признать, что даже если мы сделаем всё возможное, чтобы избежать войны, мы столкнулись с врагами, которые вряд ли ответят на любые политические предложения, не подкреплённые силой.
     – Ашенов также беспокоит угроза нашей Конфедерации со стороны Гоа'улдов, – сказал их представитель Моллем присутствующим. – Хотя в целом мы более продвинуты, наши корабли не могут соревноваться с их кораблями в скорости, а миры Конфедерации это всего горстка планет, которые могут быть легко захвачены поодиночке в результате согласованной атаки со стороны Системных Лордов, – сказал он. – В настоящее время нашим единственным доступным средством защиты мог бы стать упреждающий удар биогенным оружием, запущенным через Звёздные врата, но наше нынешнее правительство не желает даже и думать о подобном геноциде, – солгал он.
     Даниэль Джексон как-то сказал, что Ноксы любят всех, таков их путь. На самом деле это было неправдой, Лия сразу же почувствовала неприязнь к Моллему и Ашенам в целом, и сочетание почти полного отсутствия у них эмоций и чувств, плюс почти полное уничтожение Волианского Союза два столетия назад, вызывало у неё мурашки. Будучи в какой-то степени эмпатом, она вообще не могла прочитать Моллема, и это вызывало внутреннее ощущение беспокойства у представителя такого вида, как Ноксы, пытавшегося жить в гармонии с окружающими.
     – Убивать бесчисленное множество других, чтобы спасти себя, аморально, – заявила Лия.
     – Ашенов миллиарды, – заявил Моллем. – Мы имеем право на самооборону, – категорично добавил он.
     Тревелл кивнула.
     – И поэтому, Курия Толланы поставит на голосование вопрос о поставке наших Ионных пушек Конфедерации Ашенов, – сказала она. – В дополнение к обмену другими технологиями между нами, – объявила она.
     Моллем просмотрел свои голографические записи.
     – После переговоров при посредничестве Земли, Ашены предоставили Толлане нашу технологию Телепортационной платформы в обмен на постройку Толланой Звёздных врат для миров Конфедерации, которые их не имеют, – сказал он.
     Лия обратилась к Верховному Канцлеру Тревелл.
     – Я надеюсь, что все эти Звёздные врата будут иметь ограниченный доступ, как мы и просили, – сказала она. Именно Ноксы научили Толлан создавать свои собственные врата, и они не хотели, чтобы эта технология использовалась в дурных целях.
     – Врата, построенные Толланой, нельзя набрать вручную, и в настоящее время их можно использовать только для открытия червоточин в другие миры Ашенской Конфедерации, – подтвердила Тревелл. – Позже, если потребуется, их можно разблокировать, но эта возможность защищена от несанкционированного доступа, – заявила она. – Учитывая действия Ашенов против народа Волианского Союза, Толлана полностью согласна с тем, что Конфедерация должна продемонстрировать добрую волю в течение длительного периода времени, прежде чем мы сможем доверить им и полностью действующие Звёздные врата и список адресов врат, – сказала она. – Точно так же как и Земля, мы не будем предоставлять им технологию более быстрого гипердвигателя Гоа'улдов.
     – Конфедерация Ашенов принимает эти условия и надеется, что со временем докажет, что мы уже не те люди, какими были два столетия назад, – ответил Моллем. – Земля согласилась предоставить наквадах необходимый для постройки Звёздных врат в обмен на небольшое количество наших телепортационных платформ, – добавил он.
     – Также мы предоставляем материал для врат, которые Толлана производит и для Ток'ра и для нас, – подчеркнула Вейр.
     – В обмен на доступ к некоторым нашим технологиям и знаниям, – напомнил ей Пер'сус. – И не советую вам с такой лёгкостью разбрасываться наквадахом, – добавил он.
     – Наш новый крейсер с гипердвигателем Гоа'улдов, технологию которого мы получили с Земли, разместит Звёздные врата в тех мирах, которые запросили Ток'ра и Земля, – сказала Тревелл. – Каждые будут оснащены силовым полем для предотвращения нежелательных посетителей, но учитывая, что их адреса и координаты миров будут совершенно неизвестны Гоа'улдам, это в любом случае не должно стать проблемой, – сказала она.
     – Значит, вы тоже выбрали опцию дополнительного щита? – спросила Вейр у Пер'суса.
     – Это было не намного дороже, – ответил Верховный Советник Ток'ра. – Вы планируйте создать секретную базу подобную нашей? – спросил он.
     – Да, и гораздо более защищённую, чем наши базы Альфа и Бета, – ответила Вейр. – Также, на случай отключения питания, мы, в дополнение к силовому полю, установим диафрагму из триниумного сплава.
     – Уверяю вас, в этом нет необходимости, – сказала ей Тревелл.
     – Силовые поля Толланы нельзя закрыть вручную в экстренной ситуации, – с улыбкой ответила Вейр. – Мы любим иметь запасные планы, там, где это возможно, – сказала она.
     Тревелл улыбнулась.
     – Технологии Толланы в высшей степени надежны, – уверенно заявила она.
     – Признаю, мы, возможно, не только дикари, но и параноики, – ответила Вейр. – Как продвигаются ваши исследования Элериума? – с любопытством спросила она. – Мы просили регулярно присылать информацию в обмен на доступ учёных и инженеров Толланы к технологиям Сектоидов, – заметила она.
     – Мои технические консультанты сказали мне, что аллотроп наквадаха, который вы называете Элериум, определенно был синтезирован из исходного материала, но пока они не могут определить, как это могло быть достигнуто экономичным способом, – ответила Тревелл. – Нам удалось воспроизвести его с помощью нанотехнологий, просто переставив атомы наквадаха в правильную кристаллическую структуру, но затраты на производство непомерно высоки, – сказала она.
     – Асгарды, когда исследовали Элериум, столкнулись с той же проблемой, – подтвердил Пенигал. – Мы подозреваем, что Локи, должно быть, разработал какую-то самоподдерживающуюся каталитическую реакцию, которая порождает Элериум из высокоочищенного обычного наквадаха, но на данный момент мы не знаем, как этого реально достичь, – признал он.
     – Ашены готовы провести собственные исследования, возможно, мы сможем предложить новый подход, который даст результаты, – предложил Моллем.
     – Я передам ваше предложение своему руководству, – сказала Вейр. – Элериум оказался просто подарком для технологического прогресса Земли, и создал кратчайший путь к технологиям, которые мы, в противном случае, не смогли бы так быстро развить, – сказала она. – Таким как, например, гравитационные двигатели наших истребителей F-302 или плазменное оружие.
     Пенигал пробормотал что-то на Асгардском и поняла его только Лия.
     – Оружие "Плазменный луч", которое вы воссоздали из образцов снятых с кораблей Сектоидов, изначально спроектировано в Асгарде, – сказал он, переходя на понятный всем язык. – Мы уже некоторое время работаем над заменой энергетического импульсного оружия на наших крейсерах класса "Белискнер", а теперь и "О'Нилл". И, похоже, Локи использовал Элериум в качестве того, что вы назвали кратчайшим путем, чтобы заставить его работать, – сказал он им. – При подаче любого объёма энергии, луч получается точнее и эффективнее в пробивании щитов, по сравнению с современным оружием Асгардов или Гоа'улдов, – объяснил он.
     – Это скальпель для точных разрезов, а не дубинка, которую используют для нанесения ударов грубой силой, – сказала Вейр, вспомнив объяснение одного из инженеров Икс-Ком.
     – Правильно, – ответил Пенигал. – Увеличенные по сравнению с той версией, которая стоит на крошечных кораблях Сектоидов, "Плазменные лучи" дадут такому крупному кораблю, как "О'Нилл", беспрецедентную огневую мощь, – сказал он.
     – Наша Ионная Пушка уже дает нам подавляющее преимущество над Гоа'улдами, – заметила Тревелл.
     – Потому что, как и наше импульсное оружие, вы используете частичный фазовый сдвиг для прохождения сквозь щиты Гоа'улдов, – ответил Асгард, – Если Гоа'улды разработают улучшенные щиты, ваша пушка может оказаться недостаточно мощной, чтобы пробить их, – продолжил он. – Лучевое оружие концентрирует энергию в одной точке и просверливает их так, что для разрушения щитов требуется меньше энергии, даже если они уже будут улучшенной конструкции.
     – Поговаривают, что новые корабли Ба'ала и в особенности Анубиса могут сравниться с кораблями Асгарда, – вставил Пер'сус. – Если мы не увидим больше доказательств, я склонен думать, что это преувеличение, но мы точно знаем, что они значительно сильнее других кораблей класса Ха'так построенных Гоа'улдами, – сказал он.
     – Толлана уверена в своей Ионной Пушке, но новые крейсера дадут нам дополнительную страховку от нападения, – заметила Верховный Канцлер Тревелл. – Я сомневаюсь, что Гоа'улды рискнут напасть на нас, если будут уверены, что вскоре после этого, на их головы обрушится возмездие, – продолжила она. – Теперь у нас есть ракеты с фазовым сдвигом, которые нельзя сбить, и с боеголовками способными уничтожить континент на самой низкой мощности, а, в случае необходимости даже расколоть кору планеты, – сказала она.
     – Так как ваш мир не включен в Договор о Защищённых планетах, который, как известно, запрещает Асгарду предоставлять передовые технологии мирам, находящимся под нашей защитой, Высший Совет Асгарда может предложить вам более совершенные щиты для ваших новых крейсеров, – сказал Пенигал Тревелл. – Поскольку наши корабли класса "Белискнер" уходят на списание, у нас образовался излишек генераторов щитов, ожидающих скорой утилизации, – сказал он. – По современным стандартам Асгарда, это второразрядная технология. Корабли класса "О'Нилл", которые заменят Белискнеры, более защищены, но, тем не менее, они всё ещё намного эффективнее щитов Гоа'улдов, – заявил он.
     – Мы возьмём их, – быстро сказала Тревелл. Толланы были хорошо осведомлены о превосходстве щитов Асгарда над щитами других рас.
     – Я поговорю с Высшим Советом от вашего имени, – сказал ей Асгард. – В качестве ответной услуги, можем ли мы иногда использовать систему Толланы как базу для операций и пополнения запасов в этой Галактике? – спросил он.
     – Мне, разумеется, придётся обсудить этот вопрос с Курией, – ответила Тревелл. – Но мы всегда будем рады принять флот Асгарда на Толлане, – сказала она ему. Прежде всего, присутствие кораблей Асгарда поблизости имело тенденцию заставлять каждый, как правило агрессивный, Ха'так Гоа'улдов в пределах ста световых лет сильно нервничать и вести себя скромно.
     – Я была бы счастлива услышать, что эти щиты устанавливаются для защиты городов, а не военных кораблей, – печально заметила Лия.
     – В идеальной вселенной они бы нам вообще не понадобились, – ответила Тревелл.
     – Конфедерация Ашенов очень хотела бы получить доступ к этой оборонительной технологии, раз уж Асгарды предлагают её другим развитым человеческим культурам, не включённым в ваш договор с Гоа'улдами, – заговорил Моллем.
     – Допустим, это возможно, – осторожно ответил Пенигал. "Ни за что", подумал он.
     – Если нет, у Земли есть улучшенный щит Гоа'улдов, усиленный с помощью разработок Сектоидов, и мы готовы обменять его на технологию Ашенов, – вставила Вейр. – Наш народ заинтересован в антигравитационных устройствах, которые, судя по вашим комбайнам, опережают технологии Гоа'улдов, – сказала она. – Мы обменяем одно на другое, если конечно это приемлемо, – предложила она.
     – Это будет приемлемо, если Асгард не захочет предоставить нам свои щиты, – согласился Моллем. "Как только мы их получим, то почти наверняка сможем ещё больше усовершенствовать, поскольку Конфедерация в развитии науки опережает Землю на столетия, хотя, по-видимому, всё ещё несколько отстаёт от Толланы и далеко позади Асгарда", подумал он.
     После Конференции было решено, что следующая встреча состоится на Толлане, и Лия приняла предложение Пенигала вернуться на родную планету на его корабле, путь на которую, с гипердвигателем Асгарда, занял бы всего несколько минут. Моллем ушёл первым, сопровождаемый к Звёздным вратам службой безопасности Ток'ра, которая и набрала для него адрес, а, как только он ушёл, все остальные участники стали сравнивать между собой свои наблюдения о том, насколько сильно Ашены вызывают страх и отвращение.
     Вернувшись домой, Моллем посоветовал своему правительству продолжать вести себя хорошо с инопланетянами до тех пор, пока они не догонят их в военном отношении, потому что в настоящее время Толланы были слишком сильны, чтобы их провоцировать, а Асгард мог просто раздавить их как букашку. Работы на новых верфях были ускорены в рамках подготовки к созданию флота Ашенов, который мог бы соперничать с флотом любой Великой Державы в Галактике или за её пределами. Всё, что им было нужно, это выиграть время и сделать свой ход только тогда, когда они будут готовы.
     Толланы ни на йоту не доверяли Ашенам и регулярно отправляли в Конфедерацию, с целью шпионажа, один из своих новых фазовых крейсеров, прозванных Тау'ри "Призрачными Всадниками". Тау'ри, со своей стороны, просто регулярно и грубовато напоминали Ашенам о том, насколько мощной является термоядерная бомба, заключенная в десять метрических тонн оружейного наквадаха, и о том, сколько этих чёртовых штуковин уже накопила Земля. У Толланы и Асгарда могли быть свои высокие технологии в качестве сдерживающего фактора, но очевидная готовность военных Земли, в случае чего, превратить густонаселенные миры в огромные пространства разбитого и покрытого кратерами радиоактивного стекла была чем-то, чем Ашены почти восхищались.
     
     Звёздные врата – P3X-116 – январь, 2002.
     Благодаря повсеместному терраформированию большей части галактики сначала Древними, а затем Гоа'улдами, а иногда даже Асгардами и Ноксами, одна планета в сети Звёздных врат часто была очень похожа на другую и флорой и фауной, с редкими вкраплениями внеземной жизни. На этой Звёздные врата стояли посреди песчаных дюн у опушки леса, и смотреть было особенно не на что, если вы видели один древесный массив, вы, по большей части, видели их все.
     Как всегда, ЗВ-1 прибыли через Врата, готовые к неприятностям, но таковых не оказалось, и через некоторое время, не придумав ничего лучше в ожидании своего контакта, они решили скоротать время за обсуждением последних новостей. Точнее, это решили О'Нилл, Картер и Даниэль, Тил'к по большей части молчал, а Андианова продолжала бдительно наблюдать за линией деревьев, её фармацевтически усиленная сосредоточенность на текущей задаче позволяла преодолеть скуку, возникшую от того, что стрелять сейчас было не в кого.
     – Луч телепорта просто не мог пробиться через весь этот камень, – объяснила Картер. – Наквадаховое ядро астероида находилось на глубине десятков километров под слоем обычной породы, поэтому нам понадобились кристаллы Ток'ра, чтобы пробить к нему туннель, – сказала она. – Как только мы это сделаем, то сможем использовать транспортёры "Искупления", чтобы просто переносить неочищенный наквадах в грузовые трюмы и перевозить по несколько сотен тонн за раз, – сказала она им. – Это всего лишь доля светового года, меньше пары минут для гипердвигателя на максимальном режиме, поэтому капитан Таннер просто курсирует туда-сюда, когда не вытаскивает Элериумные двигатели с кораблей Сектоидов, – сказала она.
     – Но они строят долговременную базу для добычи наквадаха? – уточнил Даниэль.
     – Да, с заводом по очистке, несколькими батареями лазерных пушек, ракетными шахтами и эскадрильей Жнецов для защиты, – ответила Картер. – "Энтерпрайз" и "Искупление", если потребуется, как я уже сказала, могут прибыть на подмогу меньше чем за пару минут, – продолжила она. – Мы надеемся впоследствии захватить Ал'кеш, выкинуть из него всё лишнее и использовать в качестве грузовика, для круглосуточной доставки сырья на Землю.
     – Кто-нибудь всё равно может его взорвать, – заметил О'Нилл.
     – Это так, но мы, со временем, планируем установить на нем гипердвигатель класса Ха'так, чтобы было возможно перемещать астероид по своему усмотрению, – ответила Картер. – Благодаря Ток'ра мы уже на полпути к этому, первый построенный на Земле гипердвигатель для крупных кораблей будет использован в проекте "Прометей", как только мы закончим его, второй изготовить будет уже намного легче.
     – Прометей? – переспросил Даниэль.
     – Х-303, проект ВВС, финансируемый США, но с технической помощью Икс-Ком в нескольких областях, – сказала ему Картер, – первый межзвёздный боевой корабль Земли, построенный самостоятельно.
     – На основе технологий захваченных у Гоа'улдов и Локи, – отметил Даниэль. – Прометей украл тайну огня у богов, – сказал он с улыбкой, – очень символично.
     – Надеюсь, они не станут называть так сам корабль, – прокомментировал О'Нилл. – Это греческая трагедия.
     – Сожалею, что говорю вам это, сэр, но, скорее всего, они так и сделают, – ответила Картер. – Х-303, вероятно, будет также как и Х-301 только опытным образцом для отработки некоторых технологий, прежде чем будет разработан проект корабля пригодный для полномасштабного серийного производства, – добавила она.
     – Х-304? – спросил Даниэль.
     – BC-304, "BC", используя военно-морские сокращения, обозначает линейный крейсер, – ответила Картер.
     Полковник О'Нилл взглянул на часы.
     – Мы должны были встретиться здесь с нашим связным пятнадцать минут назад, – недовольно сказал он. – Если он не появится в ближайшие пять часов, наберёте Землю, – распорядился он. – Я не собираюсь сидеть здесь на заднице весь день, – заявил он.
     – Почему нет, Джек? Сегодня отличный день для пикника, – раздался из ниоткуда потусторонний голос, заставивший Тил'ка и Андианову вскинуть лазерные винтовки и приготовиться к бою.
     – Ох, да вы, должно быть, издеваетесь, – простонал О'Нилл, когда рядом с ними возникла фигура, выключающая личное маскировочное устройство, прикрепленное к поясу.
     – Нравится? – спросил Мейборн. – Удивительно, что может сделать Гоа'улд, при наличии достаточной мотивации, – сказал он, постучав по устройству. – Ниррти говорит, что батарея не такая стойкая, как у оригинала, потому что ей пришлось использовать менее эффективные земные технологии в некоторых компонентах, но и пара часов между подзарядками это хорошо, – сказал он ЗВ-1.
     – Мейборн, какого чёрта ты здесь делаешь? – потребовал ответа О'Нилл. – И почему ты так одет? – спросил он.
     – Работаю под прикрытием, я торговец, – ответил Мейборн. – Вид, согласен, немного средневековый, но если вы путешествуете с планеты на планету по довольно низкотехнологичной галактике, вы должны попытаться вписаться в неё, – сказал он. – Итак, как дела на Земле? – спросил он. – Прошло уже два месяца с тех пор, как я покинул её.
     – Всё ещё на месте, – ответил О'Нилл. – Теперь я знаю, что ты прошёл не через КЗВ, так что...
     – Через врата Икс-Ком в Польше, – перебил его Мейборн. – Они уже какое-то время посылают людей для сбора разведывательной информации, – объяснил он. – Наше ЦРУ, британская МИ-6, французский ГДВБ, российская СВР, израильский Моссад... все великие – продолжил он. – Икс-Ком не захотел полагаться только на разведданные Ток'ра, поэтому они попросили прислать добровольцев, – сказал он им. – Нас здесь десятки, и все мы делаем всё возможное, чтобы помочь защитить родной мир, – объявил он, – можешь гордиться, – с усмешкой заявил он. – Нет нужды говорить, что я один из ключевых оперативников, – самодовольно добавил он.
     – Что ж, моё мнение о Икс-Ком возросло из-за того, что они не стали слепо доверять Ток'ра, но затем снова упало, потому что они доверились тебе, – сказал ему О'Нилл.
     – Они узнают талант, когда видят его, Джек, – ответил Мейборн, – и ты знаешь, что я хорош в своем деле, даже если ты, возможно, не считаешь, что причины, по которым я это делаю, настолько возвышенны. – Как бы то ни было, ты здесь, чтобы поддержать меня, так что давайте пойдём, – весело сказал он.
     – Сержант, если этот человек приведёт нас в засаду, пристрелите его, – приказал О'Нилл.
     – Есть, сэр, – ответила Андианова.
     – Я не имел в виду оглушить его Зэтом, – заметил О'Нилл. – Я хотел сказать убейте его, – сказал он.
     – Я так и поняла, полковник, – невозмутимо ответила Андианова. – Буду держать под рукой сканер движения, на случай если он вдруг попробует активировать свою маскировку, – добавила она.
     – Вы ведь знаете, она это сделает, – предупредил Мейборна Даниэль.
     – Именно, – подтвердил Тил'к.
     – Считайте, что я предупрежден должным образом, – сказал Мейборн. – О'кей, вам наверно интересно, зачем вы здесь? – спросил он.
     – Мне сказали, что мы встречаемся с оперативником из другого мира, у которого есть для нас информация, – ответил О'Нилл.
     – Вроде того, – ответил Мейборн. – Пойдемте, объясню по дороге, – сказал он, повернувшись чтобы уйти.
     – Куда мы идём? – с подозрением спросил О'Нилл, оставаясь на месте.
     – На базу Гоа'улдов, что в нескольких милях в ту сторону, – махнув рукой, сказал ему Мейборн. – Я уже всё разведал, они не ждут неприятностей, – сказал он. – Линия фронта находится более чем в пятистах световых годах отсюда, и все Системные Лорды в этой части Галактики являются союзниками, сражающимися против Апофиса, – сказал он.
     – Я и шага не сделаю, пока ты не выложишь всё, – сказал ему О'Нилл.
     – А если мы не будем удовлетворены рассказом, может пролиться чья-то кровь, – сказал Тил'к Мейборну.
     Бывший сотрудник "Агентства информации" вздохнул.
     – О'кей, мы узнали, что Анубис создал на этой планете новую базу, – сказал он. – У парнишки масса высоких технологий, но пока не так много территорий, поэтому он расширяет свою зону влияний на необитаемые миры, такие как этот, – объяснил он. – Все его Ха'таки сейчас сражаются с Апофисом, так что единственные корабли, которые у него сейчас есть для таких мест, это Тел'таки и Ал'кеши, – продолжил он и ухмыльнулся. – Мы собираемся украсть Ал'кеш, – заявил он.
     – Мы? – удивлённо спросила Картер.
     – Ну, технически это должен сделать Тил'к, потому что я то не умею летать на нём, – ответил Мейборн. – Но с моим маскировочным устройством и нашим отвлекающим маневром, он должен быть в состоянии проникнуть на борт одного из двух приземлившихся на базе, забрать нас всех с помощью колец и убраться отсюда ко всем чертям прежде, чем Джаффа Анубиса поймут, что за чертовщина здесь твориться, – сказал он.
     – О да, похоже на детальный, хорошо продуманный план, – с сарказмом ответил О'Нилл.
     – Эй, мы последние несколько месяцев нападаем только на Апофиса, – напомнил ему Мейборн. – Там всего горстка Джаффа строят базу, это будет как прогулка по парку.
     – Чёрт возьми, Мейборн, не искушай судьбу, говоря такие вещи! – воскликнул О'Нилл.
     – Расслабься, Джек, всё будет хорошо, верь мне, – сказал ему Мейборн.
     – Не в этой жизни, Гарри, – ответил О'Нилл. – А ты что думаешь, Картер? – спросил он.
     – Нам действительно нужен Ал'кеш, – ответила Картер. – И одно из маскировочных устройств Ниррти даст Тил'ку немалое преимущество, – продолжила она. – Я считаю, что мы должны сходить и сами всё проверить, и, если это окажется возможным, попробовать.
     – Тил'к? – спросил О'Нилл. – Похоже, у тебя здесь будет опасная работа, – сказал он.
     – Если гарнизон мал и неподготовлен, а приземлившийся Ал'кеш плохо охраняется, что вполне возможно в данных обстоятельствах, это будет идеальная возможность захватить корабль, – ответил Тил'к. – Я готов взять на себя эту миссию, – сказал он.
     – Мы знаем, что Анубис умеет обнаруживать замаскированные корабли, возможно, у него есть подобная портативная техника и для Джаффа, – предупредил Даниэль.
     – У Системных Лордов уже есть "Трансфазные эрадикаторы", разработанные для обнаружения и борьбы с невидимыми Риту. И они знают, что другие Гоа'улды, такие как Ниррти, разработали личные маскировочные устройства, но, тем не менее, обычно такое оружие не выдаётся, – ответил Тил'к. – Это указывает на то, что они не воспринимают угрозу так серьёзно, как следовало бы, – высказал он своё мнение.
     – Эй, меня, когда я осматривал их лагерь, они не заметили, – сказал Мейборн.
     – Ладно, пойдём посмотрим, но если это окажется рискованным, я прекращаю миссию, – объявил О'Нилл. – Веди Гарри, – сказал он.
     По правде говоря, вся операция прошла без сучка, без задоринки. Тил'к с маскировочным устройством, которое дал ему Мейборн, просто прокрался на недостроенную и плохо охраняемую базу, и когда остальная часть ЗВ-1 обеспечила значительное отвлечение внимания, взорвав заряды С4 и осветив другую сторону лагеря выстрелами из Лазеров и Зэтов, невидимый Тил'к вошёл в Ал'кеш через открытую дверь грузового отсека, оглушил сильно удивившихся членов экипажа, выбросил их из корабля и взлетел, подхватив остальную часть команды, после того как те спешно отступили под прикрытием нескольких дымовых гранат.
     Тил'к также вовремя сообразил установить собственный заряд С4 на втором Ал'кеше, припаркованном рядом с тем, который он угнал. Тот почти догнал их, но пластиковая взрывчатка взорвалась и куски корабля-преследователя дождем посыпались на планету, а ЗВ-1 вышли из атмосферы и включили гипердвигатель.
     Прежде чем вернуться на Землю, они высадили Мейборна на другой пустынной планете со Звёздными вратами. О'Нилл сказал ему, что если в следующую встречу, он сможет навести их на один из модернизированных Ха'таков Ба'ала или Анубиса, который можно будет легко украсть, он, возможно, даже начнёт немного ему нравиться.
     
     Недалеко от Галапагосских островов – Земля – Январь, 2002.
     Кэмерон Митчелл с удовлетворением наблюдал, как трое "Жнецов", которым было поручено сбить "Линкор" Сектоидов, профессионально занимаются своим делом. Самые крупные корабли Сектоидов несли на борту большую плазменную пушку, которая превосходила орудие людей, а это означало, что безнаказанно сбивать их, в отличие от судов меньшего размера, было невозможно, но и против них, со временем, была разработана тактика. Два аэрокосмических истребителя F-302X должны были подойти на расстояние досягаемости своей плазменной пушки, недавно разработанной в Икс-Ком, и произвести столько выстрелов, сколько смогут, прежде чем "Линкор" попадёт в один из них. После чего "Жнец" должен был немедленно отступить за пределы досягаемости плазменной пушки "Линкора" и позволить своему, теперь почти истощённому щиту перезарядиться, в то время как другой истребитель занимал его место. У третьего истребителя также была задача, не подпускать сзади к атакующим Фу-истребители, потому что с неполностью заряженными щитами "Жнецы" рисковали, при попадании в них, получить повреждения или даже быть сбитыми.
     Ослепительно яркие зелёные лучи пронзили небо в направлении серо-стального "Линкора". А в это время, остальная часть эскадрильи разбиралась с вражеским эскортом, небольшой группой Фу-истребителей, сражавшихся теперь за свои жизни против менее маневренных, но более быстрых и защищённых "Жнецов".
     Тяжелые плазменные лучевые пушки, а у каждого "Жнеца" их было по две, расположенных на узлах внешней подвески, были непригодны для борьбы с истребителями из-за низкой скорострельности. Поэтому в быстром маневренном бою с Фу-истребителями, пилоты-люди полагались на лазеры, встроенные в корни крыльев F-302.
     Иногда попадалась идеальная цель, пилот Сектоидов, достаточно тупой, чтобы оставаться на одном курсе более пары секунд, и в этом случае его можно было испарить одним зарядом плазмы, "но обычно для этого нужно было поработать", с сожалением подумал Митчелл, пытаясь сесть на хвост вражеского аппарата.
     Мешало и то, что он не мог воспользоваться лазерами, пытаясь подобраться поближе для приличного попадания из громоздкого оружия, подвешенного под брюхом "Жнеца" и подключенного к огромному конденсатору во внутреннем отсеке истребителя.
     – Ну, дай мне шанс, Марвин, – прошипел Митчелл, а Фу-истребитель, за которым он гнался, резко дернулся влево, вновь уходя из прицела.
     – "Линкор" теряет высоту! – раздалось в шлемофоне, когда корабль Сектоидов, наконец, поддался множественным попаданиям перегретой материи, выпущенной в него, и начал снижаться в сторону океана, оставляя за собой шлейф густого дыма.
     – Ты следующий, ублюдочный Баг, – выругался Митчелл, когда ему удалось прицелиться и нажать боевую кнопку на ручке управления. – Дерьмо, – добавил он, когда Фу-истребитель совершил внезапный набор высоты, уходя от мощного заряда, выпушенного в него из пушки Зэт'ник'тел пилотом-человеком. Заряд почти попал в цель, но почти было недостаточно.
     – Тридцать секунд на перезарядку Зэт-пушки, сэр, – сказал ему второй пилот, сидящий на заднем сиденье.
     – Хорошо, Бэнкс, – ответил Митчелл, продолжая преследование. Усовершенствованная и управляемая разумом система управления, авионика и сенсоры на "Жнеце" означали, что, хотя истребитель и имел два кресла, он часто летал под управлением только одного члена экипажа, но для этой операции ему нужен был кто-то, кто-бы контролировал наспех присобаченное дополнительное оружие. Ещё один "Жнец", преследующий свою добычу, промелькнул перед носом F-302X Митчелла, стреляя из лазерных пушек, и на мгновение напугал того до чертиков, столкновение в воздухе было не тем, что он хотел получить.
     – Зэт-пушка готова, – доложил лейтенант Бэнкс. – Если она сработает, надеюсь, им удастся поймать его, – продолжил он. – Когда мы вдарим по этой штуковине, она рухнет вниз, как камень, – заявил он.
     – Это задача других парней, лейтенант, – ответил Митчелл. – Мы бьём, они ловят, – добавил он, надеясь, что экипаж "Жнеца", несущего большую свёрнутую сеть из триниума, подвешенную под их корпусом, помнит, что не следует двигаться слишком быстро, когда они это сделают, потому что инерционные демпферы демпферами, но резкий рывок "Жнецом", когда они будут поднимать падающий Фу-истребитель, скорее всего, разорвёт F-302X на части. "Жнецы" были построены из Триниума и чрезвычайно прочных сплавов, используемых Сектоидами, но настолько прочными они не были… – Учитывая все обстоятельства, я думаю, свою часть работы мы сделаем, – серьёзно сказал он.
     – Я тоже, сэр, – искренне согласился Бэнкс.
     Митчеллу вновь удалось взять на прицел намеченную жертву. Мечтая о том, чтобы выстрелы Зэта летели со скоростью света, как лазер, или хотя бы так же, как Плазменный луч Сектоидов, потому что это уменьшило бы шансы Фу-истребителя уклониться...
     – Попался! – торжествующе вскрикнул Митчелл, когда выстрел из Зэт-пушки попал прямо в Фу-истребитель, и увеличенный почти на два порядка молниеподобный эффект поглотил его. Как и ожидалось, энергетический разряд оказал на незащищенный вражеский истребитель тот же эффект, что и на другое оборудование Сектоидов, вроде их Кибердисков, корабль просто перестал нормально функционировать, вся электроника вышла из строя, сработали предохранители гравитационного двигателя, и Фу-истребитель внезапно превратился в падающий камень.
     – Если бы у бага, летающего на этой штуке, были волосы, сейчас бы они стояли дыбом, – пошутил Митчелл, когда "Жнец" с сетью нырнул, чтобы поймать его. – Это, должно быть, всё равно, что получить удар электрошокером размером с "Бьюик"", – сказал он, начиная смеяться.
     Когда майор Картер, вернувшаяся на Землю на захваченном Ал'кеше, услышала новость о том, что её Зэт-пушка сработала, то исполнила маленький танец радости, а с остальных членов ЗВ-1 взяла обещание никому об этом не рассказывать. А в это время инженерная команда базы уже приступала к разборке для последующего бэк-инжиниринга Фу-истребителя, которого эскадрилья "Жнецов" под командованием Митчелла притащила в Зону 51. После того, как был открыт кокпит, они обнаружили, что лучшим словом для описания состояния несчастного пилота было слово "хрустящий".
     
     Примечание автора:
     На Реванне была база Ток'ра, разрушенная Гоа'улдом Зипакной, работавшим на Анубиса в 5 сезоне, здесь это их временное убежище, пока Толланы создают новое. Пенигал был членом Высшего Совета Асгарда, которого показали в сериале. Обмен Звёздных Врат Толланы на транспортную платформу Ашенов показался разумным. У Звёздных Врат Толланы не было явного внешнего наборного устройства, поэтому я предполагаю, что всё необходимое было встроено прямо во Врата. Всё, что они сделали, это запрограммировали врата, переданные Ашенам, так чтобы те смогли набирать только ограниченное количество пунктов назначения. У Звёздных врат Древних, которые уже есть у Ашенов, также отсутствует наборное устройство, что означает, что они не компенсируют автоматически дрейф звезд, как это сделали бы врата Толлан.
     Толланский "Призрачный всадник" (думаю, это хорошее название) больше, чем BC-304, но всё же намного меньше, чем Ха'так. На нём установлена их Ионная пушка и чрезвычайно мощные боеголовки (неправильно использованный источник энергии Толланы снес планету Серита с её орбиты, поэтому они должны быть в состоянии сделать очень впечатляющие бомбы). Без ограничений, налагаемых на них Договором о Защищённых Планетах, Асгард вполне мог бы предоставить высокотехнологичным и в значительной степени благоразумным Толланам их устаревшие генераторы щитов. В конце концов, позже они всё-таки дали эти штуки Земле.
     Я действительно не вижу, чтобы Ашены были популярны, даже если они пытаются вести себя хорошо в этой реальности. Толланы были бы поражены такой развитой, как и они сами, человеческой цивилизацией намеренно уничтожившей менее развитое общество, и я просто не верю, чтобы Ноксы относились благосклонно к таким бесчувственным типам с таким опытом геноцида.
     Плазменные лучи Сектоидов из X-COM, разработанные на ранних стадиях НИОКР Асгардов, и превратившиеся в Плазменные лучи, переданные Земле в последнем эпизоде 10 сезона сериала, показались мне ещё одной возможностью объединить вселенные. Версия Асгардов всё же значительно лучше, просто она ещё не готова, потому что у них нет Элериума, необходимого, чтобы решить некоторые из проблем, с которыми они столкнулись при его создании. Локи делает Элериум из Наквадаха таким же образом, как Гоа'улд Танос сделал из него Наквадрию три тысячи лет назад, это легко, если вы знаете, как, но никто другой, похоже, никогда не работал над этим.
     P3X-116 был миром, в котором Танит (тогда работавший на Анубиса), планировал создать новую базу в эпизоде 5:14 "48 Hours". В эпизоде 6:01 Бра'так упоминает, что "Анубис стал могущественным, но всё ещё защищает лишь небольшую горстку планет", поэтому, вероятно, он и искал больше территорий.
     Стандартный Ха'так в то время, по-видимому, имел максимальную скорость, в 32 000 раз превышающую скорость света. На такой скорости Облако Оорта очень близко! Трансфазный эрадикатор (ТЕР) был использован КЗВ для обнаружения Ниррти, то есть он работал с личными маскировочными устройствами, такими как у неё.
     Гораздо более мощная и дальнобойная Плазменная пушка в первом X-COM имела гораздо более низкую скорострельность, чем вооружение истребителей в X-COM: Interceptor, она отлично подходила для поражения больших неуклюжих НЛО, но не была приспособлена для собачьих свалок. Плазменный луч X-COM имела дальность 52 км, что превосходило вооружение всех кораблей пришельцев в X-COM, за исключением "Линкора", который стрелял более мощным лучом на 65 км. Кстати, лейтенант Адам Бэнкс был вторым пилотом Митчелла в сериале во время битвы с Анубисом над Антарктидой (и я совсем не горжусь, что заимствую персонажей).

Глава 21

     Гора Шайенн – Земля – Февраль, 2002.
     Джейкоб Картер, которого в настоящее время в сообществе Ток'ра обычно называли Селмаком, вышел из Звёздных врат КЗВ, рассчитывая увидеть свою дочь, ожидающую его на пандусе, но вместо этого обнаружил, что смотрит прямо на целую батарею оружия, установленного в башне, которая, по-видимому, была опущена вниз с крепления на потолке.
     – Сдаюсь, – улыбнувшись, сказал он Саманте, стоящей рядом с турелью.
     – Не обижайся, пап, в наши дни все получают подобный приём, в том числе и наши возвращающиеся команды, – сказала ему Сэм Картер, когда башня плавно отъехала в сторону. – Рано или поздно кто-нибудь доберётся до одного из наших ПОДов18, – сказала она. – И он удивится тому приёму, который получит, – добавила она. – Ты опоздал, – сказала она, поднимаясь по пандусу, и быстро обняла его.
     – На Реванне были кое-какие неотложные дела, – ответил Джейкоб.
     – Проблемы? – с беспокойством спросила Саманта.
     – Бумажная волокита, – со вздохом ответил Джейкоб, ну, технически это больше походило на работу с каменной табличкой, датападом Гоа'улдов, но от этого она интереснее не становилась. – Босс сказал, что не отпустит меня, пока я не закончу отчёт.
     – Похоже, у Пер'суса и генерала Хаммонда много общего, – со смехом ответила дочь. – Он как-то раз сказал полковнику О'Ниллу, что если тот попытается покинуть базу, не заполнив рапорта, то охрана на каждом выходе будет его заворачивать, – сказала она. – Нам лучше поторопиться, брифинг вот-вот начнется, – сказала она, повернувшись что бы пойти.
     – На этой штуке пушка-посох? – спросил Джейкоб, указывая на башню, которая смотрела прямо в горловину Звёздных врат с позиции прямо перед взрывозащищённой дверью.
     – Снята с Глайдера, – подтвердила Сэм, – установлена между двумя роторными плазмомётами и парой полностью автоматических дробовиков.
     – Автоматических дробовиков? – переспросил Джейкоб, следуя за ней к открывшейся двери, ведущей из зала Врат.
     – Миниганы двенадцатого калибра с питанием от бункеров, шестьсот выстрелов картечью в минуту каждый, – сказала Саманта. – На тот случай, если нам придётся иметь дело с Репликаторами, проходящими через Врата, – объяснила она. – Они сделаны на базе автопушек, которые в Икс-Ком выдавали бойцам до появления лазеров, – сказала она.
     – Громкие, – заметил Джейкоб.
     – Очень, – согласилась Сэм.
     Наконец они прибыли в зал для брифингов, где генерал Хаммонд и Командующий Шарп уже разговаривали с остальными членами ЗВ-1. – Рад, что ты пришёл, Джейкоб, – приветствовал Хаммонд своего старого друга, когда они сели.
     – Всегда приятно хотя бы ненадолго вернуться домой, Джордж, – ответил Джейкоб. – Селмак говорит, что для него честь быть приглашённым, – добавил он.
     – Я думал, идея состоит в том, что если мы будем более открыты для Ток'ра, то и вы будете более открыты для нас, – заметил полковник О'Нилл.
     Джейкоб слегка наклонил голову и снова поднял её, его при этом голос изменился.
     – Мы были обеспокоены, услышав, что в течение некоторого времени Земля проводит разведывательные миссии, используя агентов неизвестных нам, – заявил Селмак.
     – Уязвлены, что вас впервые обошли на вашем же поле, да? – с некоторым весельем спросил О'Нилл.
     Селмак повернулся к нему.
     – У Нас, Ток'ра, многовековой опыт инфильтрации в среду Гоа'улдов, – сказал он. – По сравнению с нами, ваши люди дилетанты, – заявил он. – От них будут лишь проблемы и они, скорее всего, помешают нашей работе.
     – Или сделают это настолько лучше, что вы, ребята, будете плохо выглядеть по сравнению с ними, – ответил Шарп.
      – Высший Совет Ток'ра хотел бы знать, где находятся ваши люди и какие миссии они выполняют, – попросил Селмак, игнорируя ехидный ответ человека.
     – О'кей, но только если мы получим такую же информацию по всем агентам Ток'ра, – возразил Шарп.
     – Эта закрытая информация, – сказал ему Селмак.
     – Вы ведь не привыкли, что порой всё это сотрудничество превращается в улицу с двухсторонним движением, правда? – спросил Шарп. – Услуга за услугу, Селмак, мы обменялись технологиями на равноправной основе, что было справедливо, но в разведке вы не даёте нам паритета, поэтому мы были вынуждены компенсировать это, – сказал он. – Пока Высший Совет Ток'ра не посвятит нас во все свои маленькие грязные шпионские секретики, наши рыцари плаща и кинжала будут вести свою игру, – сказал он.
     Селмак опустил подбородок на грудь, и контроль перешёл снова к Джейкобу.
     – Ты совершаешь ошибку, соглашаясь с этим, Джордж, – сказал он генералу Хаммонду.
     – Это зависит не от меня, но, честно говоря, я должен согласиться с оценкой, что Ток'ра, все эти годы, не были столь откровенны, как могли бы быть, – ответил Хаммонд. – Сейчас отношения лучше, чем в прошлом, несомненно, более дружественные, и наше объединение научных исследований помогло обеим сторонам, но планы работы, как и её направления, у нас по-прежнему разные, и это вряд ли изменится в ближайшее время, – сказал он.
     Джейкоб пожал плечами.
     – Я просто надеюсь, что вы придёте в себя, и станете больше к нам прислушиваться, прежде чем моя любимая планета будет взорвана или порабощена, – сказал он.
     – Мы действительно не получили достаточного признания за то, что сделали, – пробормотал О'Нилл. Насколько он мог судить, Земля за последние пять лет в борьбе с Гоа'улдами добились большего, чем Ток'ра за две тысячи.
     – Что касается передачи технологий, Высший Совет очень заинтересовали отчёты присылаемые Анис, – сказал им Джейкоб, меняя тему, потому что продолжение прежней ни к чему бы ни привело. – Она чертовски лестно отзывалась о ваших успехах в производстве оружия, кораблей и другого оборудования с использованием скрещивания технологий Земли, Гоа'улдов и Сектоидов, – сказал он. – Например, о модернизации захваченного вами Ха'така, – отметил он.
     – Мы установили на нём несколько дюжин турелей с лазерными пушками, которые могут прихлопнуть "Глайдер смерти" как муху, и щит лучше, чем на обычном Ха'таке, но он всё ещё значительно отстаёт от тех, которые, как мы знаем, сейчас используют Анубис или Апофис, – сказала ему Сэм. – Анис помогла нам многое понять в работе его систем и как их можно модифицировать, но, по сравнению с новейшими кораблями Гоа'улдов это в принципе устаревший корабль, – сказала она.
     – Но если не принимать во внимание флоты Апофиса, Ба'ала или Анубиса, он лучший в своём классе, – подчеркнул Джейкоб, – это само по себе впечатляет, – сказал он. – Анис также упоминала, что вы планируете установить "Плазменные Лучи" в дополнение к основному вооружению, – добавил он.
     Сэм кивнула.
     – Они не являются ультимативным супероружием или чем-то в этом роде, но, вероятно, могут уничтожить Ал'кеш одним выстрелом, – сказала она ему. – В бою с другим Ха'таком они не пробьют полностью заряженный щит, но мы думаем, что если получится сначала ослабить его стандартными главными орудиями, то мы сможем пронзить их лучом и начать наносить тяжёлые повреждения, прежде чем противник сможет снести щиты "Энтерпрайза", – продолжила она. – По крайней мере, в поединке, это преимущество, – сказала она.
     – Едва ли это поможет, если флот вторжения будет превосходить нас числом в десять раз, – заметил Даниэль.
     – И это ещё в лучшем случае, – с иронией сказал Джейкоб.
     – Нужно начать угонять больше материнских кораблей, – сказал О'Нилл, – отметьте это, сержант, – сказал он Андиановой, которая, как и Тил'к, тихо сидела и слушала, но в отличие от него, время от времени что-то записывала в блокнот.
     – У нас по-прежнему на один больше, чем когда-либо удавалось захватить Ток'ра, Полковник, – заметила Андианова.
     – Верно, – подтвердил Тил'к.
     – Анис также говорила, что вам недавно удалось захватить один из истребителей Локи, но к этому проекту её не привлекали, – сказал Джейкоб.
     – Да, но когда мы думали, что сможем быстро чего-нибудь добиться, разобрав Фу-истребитель, мы были дико оптимистичны, – мрачно сказал Шарп. – Я, перед приходом сюда, как раз читал отчет из Зоны 51, – объявил он.
     – Слишком сильно повреждён выстрелом из Зэт-пушки? – спросила Сэм. – Я действительно задавалась вопросом, не окажется ли авионика слишком хрупкой для такого количества энергии, – сказала она. – Наш F-302-й при попадании был бы полностью выведен из строя, – добавила она.
     – Нет, истребитель в порядке, или, по крайней мере, недостаточно прожарен, чтобы это стало серьёзной проблемой, – ответил Шарп. – После того, как его разобрали на части сотрудники отдела НИОКР, оказалось, что мы все сильно недооценивали, насколько в действительности более продвинут, по сравнению с другими кораблями Сектоидов виденными нами раньше, этот Фу-истребитель, – сказал он им. – Мне сказали, что может потребоваться шесть месяцев, чтобы точно выяснить, какая деталь за что отвечает, и кроме того они понятия не имеют, сколько в действительности времени может потребоваться, чтобы разобраться, как они работают, и как их собственно скопировать, – сказал он. – Они лишь могут сказать, что в нём использованы другие двигатели, щиты и сенсоры, чем в тех кораблях, которые мы захватывали раньше, и плазменная пушка на поколение эффективнее, но помимо этого они просто чешут головы, не зная, с чего начать.
     – Если он настолько более высокотехнологичнее наших истребителей, как получилось, что вы смогли с ним справиться? – спросил Джейкоб. – Это всё равно, что сравнивать P-51"Мустанг" с F-15, – сказал он.
     – Рискну предположить, папа, – предположила Сэм, – они сражаются не в своей стихии. – Наши 302-е могут работать в космосе, но они по-прежнему в первую очередь предназначены для борьбы с кораблями Сектоидов и Гоа'улдов в атмосфере, – продолжила она. – Вот один очевидный пример, щиты Сектоидов работают только в вакууме, если они не имеют разработанных Асгардом модификаций, предоставленных Тором, – сказала она. – Вероятно, все военные разработки Локи были и, возможно, до сих пор всё ещё в значительной степени ориентированы на борьбу с Репликаторами, на то, что бы остановить их в космосе, прежде чем они достигнут планет Асгарда, – предположила она.
     – Именно, – согласился Тил'к. – Если Репликаторы достигнут атмосферы планеты, то, скорее всего, спасать её уже будет поздно, – сказал он.
     Сэм кивнула.
     – Для Локи мы, на самом деле, всего лишь генетический ресурс, который противится эксплуатации, а не угроза выживанию его расы, – заметила она. – Если бы он хотел уничтожить нас, то мог бы довольно легко сделать это много лет назад, ещё до того, как мы получили те технологии космической обороны, которыми располагаем сейчас, – заметила она.
     – Он, должно быть, настолько хочет получать человеческую ДНК и подопытных, что готов нести такие потери, – заявил О'Нилл.
     – Есть ещё вариант, что нас используют для испытания нового оружия и тактики, – вмешался Шарп. – Локи мог бы, по крайней мере отчасти, использовать Землю в качестве испытательного полигона для своих новых игрушек, и узнать, насколько хороши его клонированные солдаты и пилоты, – предположил он.
     – Это порой действительно напоминает гонку вооружений, война, как правило, ускоряет технологическое развитие, и не только военной техники, обычно есть эффекты и в других областях, – заметила Саманта.
     – Возможно, он оттачивает мастерство своих войск для удара по Репликаторам, используя воинов этого мира как точильный камень, – заявил Тил'к. – Системные Лорды часто испытывали свои армии против других Гоа'улдов подобным образом, – сказал он им.
     Даниэль выглядел задумчивым.
     – Дарвиновское давление, – сказал он тихо, – мы развиваем его, – продолжил он громче. – Именно так Локи и подумал бы об этом, он ведь генетик, верно? – риторически спросил он.
     Сэм моргнула.
     – Выживает сильнейший, – сказала она. – Даже если бы у него были все необходимые биологические образцы, Локи всё равно мог бы продолжать атаковать Землю до бесконечности, потому что он не только продвигает наше военное развитие, мы также продвигаем и его, – сказала она.
     О'Нилл подался вперед в своём кресле.
     – Репликаторы уже побудили Асгард модернизировать свой флот до отличного и суперкрутого класса "О'Нилл", – сказал он. – Война порождает военные инновации в тысячу раз быстрее, чем мир, я полагаю, это верно как для Асгардов, так и для нас, – предположил он.
     – Направление, в котором развивались технологии Ток'ра, безусловно, в большей степени определялось нашим врагом, чем нами самими, – сказал им Джейкоб. – Туннельные кристаллы как способ скрыть наши базы, замаскированные Тел'таки и радиоактивные изотопы, которые закрывают наших агентов от сканеров Гоа'улдов, к примеру, – сказал он. – Селмак согласен, логично предположить, что Локи точно так же разрабатывает военные технологии в ответ на угрозу Репликаторов.
     – В отличие от плазменных пушек Гоа'улдов, пушки Сектоидов выпускают заряды достаточной массы с довольно высокой скоростью, и действуют и как кинетическое, и как оружие направленной энергии, – отметила Сэм. – Жуки-репликаторы будут уничтожаться так же эффективно, как и пулями, а энергия заряда, вероятно, превратит одно попадание во взрыв шрапнели, уничтожая тех, кто рядом.
     Шарп нахмурился.
     – Локи знает, что наше оружие и тактика довольно хорошо работают против Репликаторов, так почему бы не посмотреть, как мы сражаемся, чтобы помочь ему победить их, – сказал он. – Fas est et ab hoste doceri, – добавил он со вздохом.
     – "Учиться дозволено и у врага", – перевёл Даниэль, более чем слегка удивленный тем, что Командующий цитирует Овидия, особенно на латыни.
     – Это опасная Вселенная, – заметил О'Нилл, – Сектоиды, Репликаторы и Гоа'улды! Боже мой!
     Генерал Хаммонд посмотрел на членов ЗВ-1.
     – Ну, по крайней мере, у вас уже есть мозги, сердце и смелость, – сказал он со смешком.
     Однако позже, когда они в течение следующего месяца, каждый раз проходя через Звёздные врата, свистели "Мы в город Изумрудный идем дорогой трудной...19", он пожалел об этом высказывании.
     
     Подземный комплекс – P3X-989 (Альтаир) – Февраль, 2002.
     – Но зачем вы привели её сюда? – спросила андроид Капитан Картер у своего двойника и очень хорошего человека Майора Картер, пока они вместе со своими Джеками О'Ниллами ждали у лаборатории Харлана. Оба Тил'ка находились в зале со Звёздными вратами, проверяя новую систему охраны, установленную для защиты от непрошеных гостей-Гоа'улдов, вместе с единственной Людмилой Андиановой, которую военные вопросы интересовали больше, чем кибернетика или эмоционально незрелый Искусственный интеллект.
     – Идея Даниэля, – ответила Майор Картер. – Нашего Даниэля, я имею в виду, конечно, – добавила она. – Она была расстроена, думала, что мы все ненавидим её за то, что она другая, поэтому...
     – Вы притащили на нашу планету долбаную машину, которая может делать этих чёртовых Репликаторов, – сердито сказал О'Нилл из шестерёнок и проводов своей копии из плоти и крови.
     – Ты слишком тупой, чокнутая машина, – ответил человек О'Нилл, скрестив руки на груди.
     – Поэтому мы и привели её сюда, – сказала Майор Картер. – Риз ведёт себя как большой ребёнок, она практически подпрыгивала, когда Даниэль уговорил её выключить Репликаторов, которые она сделала, сказав ей, что есть другие люди, такие же, как она, и ей не нужно быть там, где она отличается от других.
     – Мы не такие, как она, – категорично заявил андроид О'Нилл.
     – Ну, технически мы менее продвинуты, если судить по записям, которые они принесли с собой, сэр, – вставила Капитан Картер.
     – Эй, может, мы и машины, но мы люди, или, по крайней мере, идеальные копии людей, – ответил её командир. – Эта механическая цыпочка была всего лишь чьим-то научным проектом.
     – Риз осознаёт себя, – сказала им Майор Картер. – У неё есть эмоции и она больше похожа на ребёнка, чем на что-либо другое, – продолжила она. – Она боится, что мы убьем её, а когда она боится, то защищается своими игрушками.
     – Фон Неймановскими машинами убийцами20, – серьёзно подчеркнула андроид Картер.
     – Она обещала не делать подобного, если люди будут добры к ней, – ответила человек Картер. – Только не давайте ей ... скучать, – посоветовала она с легкой гримасой. – Мы надеемся, что Харлан сможет деактивировать эту способность, из всех кого мы знаем он лучший эксперт по андроидам, – сказала она. – Асгард Хеймдалль, который сейчас живёт в Зоне 51, провел несколько детальных сканирований, результаты которых мы взяли с собой, чтобы помочь в этом, – сказала она.
     – Спасибо, что регулярно присылаете нам новости о том, что происходит на Земле, – сказала Капитан Картер своим гостям. – Мы никогда не встречались с Асгардами, но, похоже, они действительно крутые, – сказала она.
     – Мне нравятся эти маленькие ребята, – сказал человек Джек О'Нилл. – Большинство из них пытаются поступать правильно, и у них есть мужество, – сказал он копиям.
     – Хеймдалль хотел разобрать Риз на части, так как она их изначальный создатель и могла бы стать решением для победы над Репликаторами, – сказала им Майор Картер, – но Риз возражала... и мы не знали, сколько по КЗВ бродит Жуков-репликаторов, поэтому отказались, – сказала она. – Есть надежда, что Риз будет гораздо уютней у Харлана, и, может быть, вы присмотрите за ней, потому знаете сами, что только потому, что форма жизни механическая, это не значит, что она плохая или у неё нет чувств.
     – Всем будет лучше если мы уничтожим эту хрень, – одновременно сказали оба О'Нилла. – Вау, синхронно, – продолжили они и посмотрели друг на друга.
     – Мы привезли ещё пару наквадах-реакторов и кое-какое другое оборудование для вас, – сказала Майор Картер андроидам. – Мы надеемся, что некоторые технологии этого объекта, в частности система передачи энергии, могут быть применены на кораблях, которые мы проектируем, – продолжила она. – Если он смог проработать непрерывно в течение тысяч лет с минимальным обслуживанием, то должен быть более живучим и более устойчивым к боевым повреждениям, чем технологии Гоа'улдов, – сказала она.
     – Хочешь, я посмотрю, что можно придумать? – спросил другая Картер. – Я знаю это место лучше, чем кто-либо, кроме Харлана, а в Земных технологиях разбираюсь больше, чем он.
     – Я надеялась, что ты это скажешь, – с улыбкой ответила Картер-человек. – Предварительные наброски на новом ноутбуке, который я принесла для тебя.
     – Эй, это будет весело, – сказала Капитан Картер, улыбаясь в ответ. – Это место сейчас так хорошо гудит, что мне иногда становится скучно, – призналась она.
     – К слову о скуке, держу пари, ты забыл принести DVD с последним сезоном Симпсонов, – обвиняюще сказал андроид О'Нилл своему двойнику.
     – Я заброшу их через врата, когда вернусь домой, о'кей – сказал другой О'Нилл. – Теперь придётся покупать ещё один комплект, – с горечью пробормотал он себе под нос. – Теперь вы, ребята, разведываете только те планеты, о которых мы сказали, верно? – с подозрением спросил он, прищурившись.
     – Да, – ответил его двойник-андроид. – Только те планеты, которые слишком радиоактивны или имеют воздух, который убьет вас, жалких кислорододышащих, – сказал он им. – Мы никогда не встречаем никого интересного, – посетовал он.
     – Эй, скажи спасибо, что мы вообще разрешили вам эти выходы, – ответил несколько более зависимый от кислорода О'Нилл.
     – Мы слишком ценный актив, чтобы тратить его впустую, и вы это знаете, сэр, – с улыбкой сказала ему Капитан Картер, – В сети Звёздных врат есть множество миров, слишком враждебных органической жизни, чтобы вы могли их должным образом исследовать, – сказала она.
     – И слишком скучных, – добавил её командир. – Давай, Джек, замолви словечко ребятам наверху, скажи им, что было бы больше пользы, если бы мы надирали задницы Гоа'улдам, а не охраняли это место, смотрели пустынные планеты и играли роли нянек для гиков, приходящих сюда с Земли.
     – Место О'Нилла в КЗВ уже занято, – ответил его двойник.
     – Давай поборемся, – предложила андроидная версия. – Когда я надавлю и твоя рука коснётся стола, это докажет мою точку зрения, что лучший всегда побеждает.
     – Да ты вообще не человек, – возразил другой О'Нилл.
     – Он и с тобой груб, – громко встряла надувшая губы Риз, вышедшая в этот момент из лаборатории Харлана. – Мне нравится Даниэль похожий на меня, – весело сказала она, показав на одного из них, стоящих позади.
     – Поздравляю, она на тебя запала, – прошептал Даниэль-человек андроиду. – По крайней мере, тебя она не сможет раздавить физически, – добавил он.
     – Я узнала новое слово, – заявила Риз. – Комтрайя, – сказала она, подражая жесту Харлана и хлопая в ладоши. – Это означает "поздороваться и поприветствовать друзей", – объявила она с сияющей улыбкой.
     Мимо неё прошел Харлан.
     – Риз очень продвинута, но достаточно похожа на нас, чтобы понять основные принципы её работы, – сказал он андроиду Картер.
     – Харлан очень стар, – сказала Риз. – Даже старше меня, – заявила она. – Даниэль, похожий на меня, будет жить вечно, как и я, – сказала она. – Я больше никогда не буду одинока, – радостно сказала она.
     – Значит, игрушки больше не понадобятся? – многозначительно спросила Майор Картер.
     – Нет, я не могу играть с Даниэлем вечно, – ответила Риз.
     – И я уверен, тысячелетия пролетят незаметно, – ответил Даниэль, глядя вдаль. Она уже раздражала его, хотя разумом он находил её интересной, настоящий ИИ, а не копия человеческого сознания, как он.
     – Просто позволь ей эмоционально вырасти, прежде чем учить её каким-либо "особым" играм, если конечно предположить, что вы оба соответствующим образом укомплектованы, – сказал ему О'Нилл-человек. Риз выглядела как взрослая женщина, но вела себя как девчонка.
     – Какие особые игры? – спросила Риз. – Я хочу поиграть в особые игры! – стала настаивать она.
     – Давай ты объяснишь это после того, как мы уйдём, – быстро сказал Даниэль-человек андроиду, который решил, что первый определенно превратился в ещё большую задницу после того как их пути разошлись. Как, чёрт возьми, объяснить правду жизни андроиду, который ведёт себя как девочка препубертатного возраста?
     – И ты не против, если Харлан поработает над тобой? – спросила Майор Картер. – Попытается понять, как ты делаешь свои игрушки и управляешь ими? – спросила она.
     – Нет, он хороший, – ответила Риз. – И напоминает мне моего отца, – сказала она. – Только ещё смешнее, – добавила она, хихикнув. – Комтрайя, – повторила она снова.
     – Комтрайя, – радостно ответил Харлан. – Жаль, что нет Хубальда, он понимал гораздо больше меня, – с сожалением сказал он. – Хотя, как ты и думала, я знаю гораздо больше, – честно добавил он.
     – Мы думаем, что Харлан стал немного чудаковатым из-за того, что долгое время был один, но в последние несколько лет ему стало получше, – прошептала Картер-андроид человеку.
     – Понимаю, ваши нейронные сети более чем развиты, достаточно чтобы страдать от подобного, – прошептала в ответ другая Картер.
     Вошли оба Тил'ка и Андианова.
     – Оборона действительно грозна, О'Нилл, – заявил Джаффа с симбионтом, а не с силовым блоком внутри.
     – У нас есть автоматические пушки, плюс все, кто приходит, мгновенно оглушаются, как и вы, когда впервые пришли сюда, если только они заранее не пошлют соответствующий код ПОДом, – сказала им Капитан Картер. – Если они всё таки пройдут, у нас также есть Лазерные винтовки, которые вы предоставили, плюс дезинтеграторный пистолет Харлана, который даёт нам преимущество в перестрелке сам по себе, – добавила она. – В худшем случае у нас есть наквадах-реактор, который взорвёт объект, чтобы предотвратить его попадание в руки врагов, – объявила она.
     – Мы ещё не выяснили, как он работает, я имею в виду дезинтегратор, – со вздохом сказал О'Нилл-андроид. – Харлан разобрал остальные на запчасти много веков назад, – отметил он.
     – Это было ещё одно из технологических чудес, изобретенных Хубальдом, – сказал Харлан. – Столько тайн умерло вместе с ним, – сказал он со вздохом. – Но всё снова становится лучше, – добавил он жизнерадостно.
     – Может быть, я сделаю ещё один? – предложила Риз. – Я могу делать вещи, – сказала она.
     – Она использует нанотехнологии и энергетические поля, чтобы перестраивать атомы материала во всё, что захочет, – сказала Майор Картер. – Она сделала Даниэлю маленькую статуэтку, прежде чем сделать одну из своих... игрушек, – сказала она.
     – Я могу показать вам, – предложила Риз.
     – Но не создавай самовоспроизводящиеся машины, это правило, ты знаешь, что произойдет, если нарушить правила, Риз, – ответил Даниэль-человек.
     Девушка-андроид снова надулась.
     – Отправят в мою комнату без ТВ и игрушек, если я буду непослушной.
     – Совершенно верно, – подтвердил Даниэль. – У другого Даниэля будут те же правила, – добавил он.
     – Теперь я могу поэксперементировать? – с надеждой спросила Риз, оглядевшись. – Вместе с Даниэлем, который похож на меня? – попросила она.
     – Если ты скажешь "нет", она будет упрашивать тебя, пока ты не сдашься, – уведомил Даниэль, который был не таким, как она. – Только не соглашайся на такие важные вещи, как изготовление Репликаторов... или уборка её комнаты.
      – Даниэль, который не такой, как я, очень строгий, – пожаловалась Риз. – Мой отец иногда тоже был таким, – сказала она.
     – На мой взгляд, недостаточно строгий, – высказал своё мнение О'Нилл-человек. – Боже мой, и кто спроектировал компьютер с Синдромом Дефицита Внимания? – риторически спросил он. – Нам нужен грёбаный Риталин21 для андроидов, – прорычал он.
     – Погоди-ка, а алименты мы получим или как? – сурово спросил О'Нилл из шестерёнок и проводов. – Это не детский дом для роботов-сирот, – яростно заявил он, смерив О'Нилла из плоти и крови ледяным взглядом.
     
     Камера пыток – крепость Ба'ала – Февраль, 2002.
     Ло'тар Ба'ала Шаллан налила ему ещё, а затем сделала то же самое для Неруса, который протянул свой кубок в её сторону.
     – Оставь нас, – сказал Ба'ал своей рабыне, которая поклонилась и отступила на несколько шагов, прежде чем повернуться и уйти с подобающе покорным видом. Перед этим Ба'ал в её присутствии пытал захваченного представителя Королевской гвардии Апофиса. Гравитационный генератор прижимал того к похожей на паутину металлической решетке на дальней стене, в то время как Ба'ал бросал в него кинжалы, и она была очень рада покинуть это место, чтобы не смотреть на этот ужас.
     – Очень привлекательна, из неё получился бы хороший носитель, – сказал Нерус Ба'алу, прежде чем сделать глоток вина и посмотреть, как уходит рабыня-человек.
     Ба'ал закатил глаза - жест, которому он научился у своего носителя и который очень хорошо выражал его мысли по этому поводу.
      – Я не думал, что внешний вид носителя имеет для тебя значение, Нерус, – пренебрежительно ответил он. – Фактически, единственное, на что ты, кажется, обращаешь внимание, это твоя следующая еда и твоя работа, причем последнее отступает на второй план, – заявил он.
     – Я работал не покладая рук ради вас, – ответил Нерус. – Вчера я пропустил поздний завтрак, – заявил он, словно это была жертва, достойная награды. – Между завтраком и обедом я едва успеваю перекусить, – с горечью сказал он.
     – Но ты чего-нибудь добился? – потребовал ответа Ба'ал. – Я отдал тебе контроль над этим объектом, где размещено моё самое современное исследовательское оборудование. И до сих пор всё, что я видел из результатов, - это то, что невозможно зайти ни в одну лабораторию или мастерскую в этом месте, не обнаружив рабов, пытающихся вытереть разбросанные остатки твоих перекусов, – сказал он. – Если твоя точность в поднесении еды с тарелки ко рту является неким показателем, я надеюсь, что ты не носишь оружия, потому что у тебя гораздо больше шансов застрелиться, чем попасть во врага, – заявил он с усмешкой.
     – Ваши слова ранят меня, Мой Лорд, – ответил Нерус.
     – Когда я решу ранить тебя, Нерус, ты об этом узнаешь, – пообещал Ба'ал. – Хотя не знаю, хватит ли во всей галактике кислоты тал'вак, чтобы растворить весь жир в твоем теле, – заявил он. – Мне нужны результаты, а не оправдания, что ты обнаружил в своих исследованиях? – потребовал он ответа.
     Нерус поставил кубок, он решил, что сейчас самое подходящее время, чтобы выглядеть профессионально.
      – Прежде всего, если судить по обломкам тех кораблей, что мы уничтожили в бою, новые корабли Апофиса не так совершенны, как мы сначала опасались, – сказал он. – Может быть, они и быстрее всех Ха'таков, которые мы видели раньше, но их щиты и оружие не имеют такого огромного превосходства над старыми моделями, как у их гипердвигателя, – сказал он.
     Ба'ал кивнул.
     – Ты определил, почему они так быстры? – спросил он.
     – Похоже, Апофис, или, что более вероятно, Сокар, разработал совершенно новый гипердвигатель, который, как часть конструкции, включает в себя энергетическое ядро в оболочке из триниума, – ответил Нерус. – Это позволяет ядру работать с гораздо более высокой производительностью без перегрузки, – сказал он.
     – Мы можем скопировать эту конструкцию? – спросил Ба'ал.
     – Да, но в отличие от менее радикальных усовершенствований предоставленных Анубисом, мы не сможем переоборудовать существующие корабли, – извиняющимся тоном сказал ему Нерус. – Весь Ха'так построен вокруг него, – сказал он.
     – Проклятье, – ответил Ба'ал. – Апофис использует большую скорость своих новых кораблей для значительного преимущества и способен контратаковать и реорганизовать флоты слишком быстро, чтобы чувствовать себя комфортно, – сказал он. – Даже проигрывая сражения, Апофис смягчает стратегический ущерб тем, что его Ха'таки легко убегают от наших, – заметил он. – Они легко обходят нас с фланга, вынуждая отказываться от глубоких ударов по его территории в пользу войны на истощение.
     – Мы можем переоборудовать одну из наших верфей, чтобы начать производство новых судов, использующих технологии как Апофиса, так и Анубиса, но на это потребуется время, – сказал ему Нерус.
     – Война всё идёт и идёт, – горько посетовал Ба'ал. – Единственное, что её оправдывает, это то, что армии других Системных Лордов пострадали гораздо больше чем наша, из-за слабости их кораблей, – сказал он.
     – А как же флот Анубиса? – спросил Нерус.
     – Его численность растет, а продвинутые Ха'таки сводят потери к минимуму, но пока он способен выставить лишь относительно небольшой флот, – ответил Ба'ал. – Жаль, что мы не можем заполучить один из его кораблей, – продолжал он, – его щиты и сенсоры лучше тех, что он предоставил, чтобы заслужить мое расположение.
     – Наши исследования более совершенных генераторов гравитации и усовершенствованного оружия могут дать нам преимущество, – предположил Нерус. – Помимо их полезности в качестве забавного средства пыток и тюремных камер, наши компактные блоки искусственной гравитации представляют собой технологию, которая, по-видимому, неизвестна всем другим Гоа'улдам, – сказал он. – Конечно, как реализация, а не научный принцип, – сказал он.
     – Проследи, чтобы исследование оставалось в секрете, – приказал Ба'ал. – Другие Системные Лорды не знают об этом месте, и будут представлять угрозу, если узнают о ресурсах, которые я выделил на научные исследования, – заметил он, отпив из бокала. – До меня дошли слухи, что Тот вернулся на службу к Анубису, – сказал он Нерусу, смакуя вкус. – Полагаю, это твой старый соперник? – риторически спросил он.
     Нерус нахмурился. Тот был очень способным учёным, который, вероятно, сможет многого добиться с помощью технологий и ресурсов, с которыми вернулся Анубис.
     – Несколько веков назад мы боролись за репутацию самых способных учёных Гоа'улдов, – сказал он. – Я не мог понять, почему кто-то мог подумать, что его изобретения могут сравниться с моими, но по какой-то причине научно неграмотные думали, что это так, – сказал он пренебрежительно, затем сделал паузу и вздохнул. – Тем не менее, он сможет разобраться с новым гипердвигателем Апофиса не хуже меня, – признал он.
     – Давай постарайся, что бы мы были первыми, Нерус, – сказал ему Ба'ал. – От этого могут зависеть жизни, в особенности твоя, – пригрозил он.
     – Не беспокойтесь, здесь Нерус, – уверенно заявил другой Гоа'улд.
     Ба'ал оглядел его с головы до ног.
     – В следующий раз, когда я буду здесь, я ожидаю увидеть больше результатов, или я назначу тебе интенсивные тренировки и строгую диету, – сказал он.
     Нерус побледнел.
     – А вы не могли бы просто попросить какого-нибудь Джаффа помучить меня Жезлом Боли? – взмолился он.
     Примечание автора:
     Истребитель пришельцев Тип-1 (называемый в игре "Рейф" а здесь Фу-истребитель) был показан в игре X-COM:Interceptor, действие в которой происходило в 2060-х годах. Тогда X-COM, возможно, смог бы довольно быстро разобраться с ним, но я не представляю, чтобы даже волшебники X-COM из отдела НИОКР смогли бы сделать это так же быстро в этой истории, на полвека раньше. Тип-1 имел другой двигатель, щит, конструкцию корпуса, сенсоры и вооружение, чем те корабли которые в X-COM видели раньше, и, по-видимому, был очень малозаметным, если учесть, насколько близко нужно было подойти, чтобы ракета захватила цель. Он намного превосходил корабли встреченные ранее. К стати, я думаю, что миниганы 12-го калибра были бы довольно эффективным способом остановить Репликаторов, проходящих через Врата!
     И продолжая мою тему "Волшебник Страны Оз", мы снова возвращаемся на планету, где ЗВ-1 был скопирован андроидом Харланом... Эпизод 1:19 "Tin Man". Андроид Риз, создавшая первых Репликаторов, был встречена в эпизоде 5:19 «Menace», который происходил аналогичным образом до того момента, когда в этой вселенной Даниэль предложил жизнеспособную альтернативу, вместо того, что бы О'Нилл застрелил её. Она была похожа на ребенка и напугана, потому что думала, что люди ненавидят её, из-за того, что она другая. Ей нравился Даниэль, поэтому я подумал, что настоящий андроид Даниэль будет интересным решением проблемы с Риз. На самом деле она не заслуживала смерти, её "отец" был гораздо больше виноват в тех неприятностях, которые она вызвала. Хубальд был ученым и инженером, который изначально разработал большую часть технологий на объекте, Харлан только поддерживал его работу. Он довольно хорошо знает андроидов (в конце концов, он сделал копии ЗВ-1), но многие другие технологии, по-видимому, были вне его понимания.
     Крепость/исследовательская база Ба'ала была показана в эпизоде 6:06 "Abyss". Согласно сериалу, он проводил там исследования в области очень изящной технологии искусственной гравитации и нового оружия. Послать туда своего главного Гика, чтобы он возглавил исследования и разработки, проводимые как в этих проектах, так и нового оборудования, введённого в игру Апофисом и Анубисом, кажется разумным. Тот был ученым-Гоа'улдом, который работал на Анубиса в Тартаре на его собственной исследовательской базе, где были разработаны Кулл-воины (в мифологии Тот был египетским богом магии и науки). Идея что Тот и Нерус были соперниками в профессии мне показалась хорошей. Ученые Гоа'улдов, занимавшиеся оригинальными разработками, были редкостью, поэтому я посчитал, что у них могли быть конкурентные отношения.
     

1
КДД – код деактивации диафрагмы (IDC)

2
РЭЗ – радиоэлектронная защита

3
Мип-мип – отсылка к мультсериалу "Хитрый койот и Дорожный бегун" (Wile E. Coyote and The Road Runner) https://ru.wikipedia.org/wiki/Хитрый_койот_и_Дорожный_бегун

4
"На краю́ Вселе́нной" - австралийско-американский фантастический телесериал, одну из главных ролей в котором сыграл Бен Браудер, сыгравший Кэмерона Митчелла в "ЗВ-1" https://ru.wikipedia.org/wiki/На_краю_Вселенной

5
Mutually Assured Destruction (англ. MAD, буквально «безумный»)

6
FDA - (англ. Food and Drug Administration, FDA, USFDA, букв. «Управление еды и лекарств») Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов

7
Stargate vessels - https://forum.gateworld.net/forum/the-gate-room/stargate-sg-1/sg-1-science-and-tech-archived/28425-ship-scaling-sprites?t=27438

8
https://www.tthfanfic.org/

9
Особая лодочная служба (англ. Special Boat Service), сокращённо SBS) — подразделение специального назначения Королевского военно-морского флота Великобритании.

10
«Сайерет Маткаль» – спецподразделение Генерального штаба Армии обороны Израиля

11
"это доказательство того, что Бог любит нас и хочет, чтобы мы были счастливы" – Пиво (Бенджамин Франклин)

12
HBO - американская кабельная и спутниковая телевизионная сеть

13
ОМУ – оружие массового уничтожения

14
NORAD - (англ. North American Aerospace Defense Command) Командование воздушно-космической обороны Северной Америки

15
БПЛА – Беспилотный летательный аппарат

16
Дорчестер – комбинированная броня https://ru.wikipedia.org/wiki/Чобхэм

17
https://ru.wikipedia.org/wiki/Харви_(фильм)

18
ПОД – пульт открытия диафрагмы

19
в оригинале "We’re off to see the wizard" – из кинофильма "Волшебник страны Оз" (1939)

20
https://ru.wikipedia.org/wiki/Зонд_фон_Неймана

21
Риталин - https://ru.wikipedia.org/wiki/Метилфенидат


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"