Бобров Михаил Григорьевич: другие произведения.

Итак, Нейтак

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обзор нескольких работ Анатолия Михайловича Нейтака http://samlib.ru/comment/n/nejtak_a_m/living-room

Итак, Нейтак


“Допустим, ты - король подземных эльфов,
Гномья лесного принц и канцлер орков.
Ты - посох мага, ты - топор героя,
ты - болт из потайного арбалета,
и артефакт чудесный - тоже ты.
Вокруг тебя Империи трясутся,
на кладбищах пируют некроманты,
сражаются друг с другом кто попало.
А ты им и руки не подаешь,
поскольку и велик, и бесподобен.”

О.Ладыженский “Фантастическое допущение”

       Долго я думал, как назвать отзыв. После прочтения “Уроков гнева” привиделось мне витое золото тенгвара: “Фентези с Офигенно Больших Букв”. После “Хроник группы” - строгая печатная строка: “Черновики к меморандуму. А.Бромберг”. После “Колеса сансары”, соответственно - “Пятое колесо в нирване”. После цикла о виирай - “...И немедленно выпил!” Наконец, примерно на середине “Попытки говорить”, развернулись перед внутренним взором алые рубленые буквы шершавого красноармейского плаката: “Три недописанных и один недочитанный”, но начинать слово с той же согласной, на которую закончилось предыдущее - “низший сорт, нечистая работа”. Тем более, что “Попытку” я все же дочитал.

       И заголовок остался первоначальный.

       Начал я, как обычно, с рекомендуемых самим же автором, “Уроков гнева”. Почему-то автор просил ругательную рецензию, и мне сразу представился грустный ангел, записывающий в блокнотик ворчание: “Начальник мудак, сын балбес, жена стерва, погода дрянь, зарплата мизер, ботинки жмут” - тут воображаемый ангел недоуменно пожимал плечами, бормоча: “Странные желания у человека, но что поделать, придется выполнять...”

       Поскольку не ангел, могу следовать не заказанному, а собственным правилам: если язык читаемого не мешает пониманию, если текст не стоит в горле комом - то взгляд на композицию. Если композиция не сырая портянка, и структура имеется, то смотрю сам сюжет, сиречь - “события плюс отношения”. Уже по сюжету пытаюсь разобрать заложенные в текст смыслы - конечно, если ума моего хватает их распознать.

“Уроки гнева”

       Первое, что я прочитал на странице. Роман в классическом понимании, где герой меняется; сказать по правде, у Нейтака нету ни единого текста с примерзшей к забору лошадкой. Автор вполне психологически достоверен: испытания никому из его протагонистов даром не проходят.

       Язык романа показался несколько переусложненным, перетяжеленным Большими Буквами, перенапряженным струнами многозначительных намеков курсивом - но в целом текст выглядит вполне приятным фентези для малого квартета: Власть-Магия-Любовь-Человечность.

       Композиционно же “Уроки” распадаются на две части. После восстановления справедливости малый квартет отступает в тень, и на сцену выходит солист - Саморазвитие Главного Героя. Не скажу, что написано плохо, но по затронутым темам и по накалу повествования совершенно не совпадает с первой частью. По сути, “Уроки” до смерти Агиллари и после нее - две разные книги. Да, цикл один, объединенный местом, временем, героем - но нет единства действия. Даже голос рассказчика меняется. По моему скромному мнению, делить “Уроки” надо было не на две части, а на две полноценные книги о кардинально различных вещах.

       В “Уроках” первый раз прозвучала главная тема творчества Нейтака - совершенствование и рост мага, как человека думающего. Здесь же впервые проявилось, что герои Нейтака предпочитают менять не окружащую среду, а себя. Нейтак не цепляется за человекоподобность, что сразу выделяет его героев среди клонов Конана-Рейстлина. Неизбежные при этом перемены в мире физическом, наружном, внешнем - всего лишь отражения внутренних бурь. Следующий цикл - “Хроники группы” - высветил указанный подход в деталях.

“Хроники группы”

       Набор текстов о злоключениях псиоников, пси-людей, воспринимаемых обычным обществом, разумеется, в штыки. Язык не такой витиеватый, а герои повествования куда ближе современному читателю... Особенно читателю Альфреда Бестера, Курта Воннегута, Артура Кларка и других сказочников младшего божественного возраста. По существу, набор повестей представляет собой расшифровку “Меморандума Бромберга”. К сожалению и прискорбию, цикл не завершен, и о заложенных в него идеях говорить преждевременно.

       Тут прозвенел первый тревожный звоночек, но нельзя же делать выводы по первой работе, самим автором считающейся неудачей - и по незавершенке. Надо бы глянуть что-то еще. Например, про магию.

“Магия грез”

       Вот, наконец-то, классическое фэнтези. С непроизносимыми на русском именами, что в конце девяностых - начале нулевых считалось признаком зарубежности книги, до некоторой степени гарантирующим если не качество, то хотя бы развлечение.

       С Великими Силами, Жестокими Циничными Властителями, Родовым Проклятием, Внемировым Злом, только и ждущим, кто бы его впустил в тепло... С долгожданным Обилием Польших Пукв... Нет, кажется “ешоффы рукафитсы” значит не то...

       Нормальный там язык, это я от зависти придираюсь. А вот композиция заметно недоработанная. Автор показывает события с нескольких разных точек зрения, но при этом количество сцен от лица каждого участника событий совершенно недостаточное. То ли это намек читателю на ложный след - я, к примеру, до самой развязки считал главного героя главным козлом - то ли желание побыстрее перейти к финалу, то ли распространенная “ошибка всезнания” - автору-то все понятно! Вот ему и кажется, что читателю понятно тоже.

       Здесь имеется минимум одна великолепная находка - именно же, происхождение главного героя. Но мнения о стиле автора я так и не составил. А тут сам же Нейтак напомнил, что хотел бы отзыв именно по “Колесу Сансары”. Ну что ж - “просит? Примем!”

“Колесо Сансары”

       То ли автор к моменту написания здорово прибавил в мастерстве, то ли “к индийскому чаю я уже начал привыкать” - но читалось взахлеб! Тем более, что замысел и композицию смело можно называть уникальной.

       Еще раз: уникальной. Я такого нигде и ни у кого пока что не видел. Тут необходимо пояснение. На пятом курсе университета - в следующем году ровно двадцать лет будет - мне в руки попался Ричард Бах, та книжечка, где он со скромной гордостью упоминает: “Я перестал считать летные часы после скольких-то там сотен”. Я тут же преисполнился чувства собственной важности - “чем же мы не кони?” - и перестал вести дневник прочитанных книг. А последний номер там был за пятой тысячей.

       Черт его знает, сколько я прочитал с той минуты. Кажется мне, что побольше пяти тысяч в той же пропорции, в которой двадцать лет больше пяти. Тем более, что явился в наши края интернет, а с ним бесплатный Мошков, okopka.ru, и иже, и паки, “легион же имя мое” - и для прочтения книги совершенно уже не требовалось искать под нее место на полках.

       Так вот, с тех самых пор я ни у кого! Ни у наших, ни у переводных. Ни у великих столпов, ни у косноязычных фикбюргеров. Ни у мистиков, ни у материалистов... Словом, нигде - не встречал настолько полно, четко, детально показанного цикла перерождений.

       Опять же, требуется пояснить. Переходят из апокалиписиса в апокалипсис герои Константина Бояндина. Но - не живут, искупают. Хорошо написана пьеса, только вовсе о другом. У Стругацких имеется “Одна жизнь Никиты Воронцова” - но там увеличенный день сурка. В “Тоннеле под миром” день сурка маленький, образцовый. Наконец, на фикбуке имеется повесть о человеке, многократно перерождавшемся и таки построившем свою космическую Ымперию. Но все те перерождения совершает он всякий раз от исходной точки, в собственное тело, зная наперед часть будущего, а потому для сравнения не подходит.

       Герой Нейтака играет честно: умерла так умерла! Нейтак умеет и любит писать разлуку, героев не жалеет. Редкое умение, и свидетельствует о полной уверенности автора в собственных силах. Прибьют героя - придумаю нового. Придумаю новое младенческое тело, новых родителей - со всеми психологическими оттенками, заморочками, новые правила поведения, новую культуру - смотря в какой семье родишься. Ведь самураи от магов или потомственных ментатов “лю-ай” отличаются весьма и весьма. Герой же перерождался и в хижинах, и во дворцах - единственным его имуществом были умения да память. А так-то строить Ымперию приходилось от самых корней.

       Но даже со столь сложной задачкой автор справлялся на ура. Например, оборот четвертый герой заканчивает по причине, понятной только японцу, и строго в рамках той культуры. Тонко, умело, великолепно, зал аплодирует стоя!

       А потом что-то произошло, и великолепный текст замерз. Так он и висит недоконченным. И ничего я не могу сказать ни о композиции, ни о замысле, ни о заложенном послании. Не получено еще послание, не все куски шифровки собраны.

       Выдохнул я и перевернул монету. Так сказать, от мягкого “эн-фу” к твердому. Авось, думаю, хоть звездолеты враг-душегубец пожалеет.

“Виирай и люди”

       Космоопера в двух с писюном частях. О нет, язык приемлемый. Нет, сюжет развивается. Нет, идейный заряд вполне достойный, глубокий: конфликт вокруг контакта, в лучших традициях того самого “эн-фу” школы Гернсбека и Хьюго. Причем действущих сторон тут на самом деле не две, а три. Цивилизация людей, цивилизация виирай, и третья сторона. И еще четвертая подтягивается по ходу действия.

       Подача первых двух книг от лица виирай, для которых люди - жутковатая экзотика. С привычным умением, с мастерской легкостью автор показывает чужую пси-цивилизацию, по какому-то капризу логики здорово похожую на техногенную человеческую. Но интрига закручена столь умело, что не до придирок. В конце-то концов, сходные проблемы порождают сходные решения. Ладно там, общественная структура человеческой цивилизации лично мне кажется неправдоподобной - но мало ли, вдруг я туплю. Интересно же, чем кончится, ох как интересно! Фишки расставлены, борцы напрягли плечи, гонг!

       И...

       Писюн.

       А как еще назвать отросток третьей книги, девяносто тысяч знаков, по сравнению с двумя полноценными частями? Тем более, что в третьей книге - наконец-то! - камера переходит на сторону людей, появляется один из главных героев, анонсируются откровения, открытия, превозмогания...

       Нет же - полшестого.

       “... И немедленно выпил.”

“Попытка говорить”

       Не повезло с космосом, и вот снова фентези. Снова привычные Большие Буквы, снова знакомые маги-колдуны. Но тут я заранее в конец заглянул, убедился, что текст закончен. А то ведь одно дело Веничка Ерофеев, а я-то столько не выпью.

       В награду за верное решение понял я, что Нейтак намного, на два-три порядка (в сто-тысячу раз) лучший выдумщик, нежели рассказчик. Потому, что на языке “Попытки говорить” я начал тормозить, как вошь на клею, буквально с первых ста килобайт.

       Здесь опять необходимо пояснение. Представим себе игру в шахматы. Доска известна и открыта обоим игрокам. Очередность ходов установлена. Количество фигур, их боевые возможности равны. Различны только умы, только личные решения игроков.

       Исходный вариант шахмат - “чакра-шатуррадж”, буквально: “колесо четырех королей”. Да, игроков было четверо. Комплект фигур, правда, у всех одинаковый. А вот количество фигур, доступных для движения на данном ходу, определял кубик. Строй стратегию как хочешь, но учитывай, что тебе может выпасть от единички аж до шестерки. А варианты необходимо предусмотреть на все случаи. Плюс, на все случаи движения всех троих соперников. С которыми у тебя могут быть союзы. Или не быть. Или не союзы...

       Иранцы, поглядев на такой хтонический ужас, выкинули кубик нахрен: чать, мы потомки Солнцеликого Митры, а не Тысячерукой Кали. У нее стопиццот аватар, да и времени, покуда Браме на смену не вставать - вот пусть она и вычисляет все комбинации. А нам достаточно двух армий. И чтобы лицом к лицу, достойно благородных витязей, а не шкериться по углам доски, как прото-вьетконг по джунглям.

        Нейтак же, поглядев на “чакра-шатуррадж”, презрительно фыркнул: слабаки! Куда вам супротив Обычного Русского Попаданца! Сейчас как запилим семьсот сорок две фигуры сорока цветов, десять вариантов правил, которые будут активироваться в зависимости от фазы Луны, совокупного веса игроков, цвета их глаз, сопротивления кожи, кислотности слизистой оболочки желудка... Что? Уже имеется? Драконий покер Асприна? Игра в бисер? А мы еще туман войны на всю доску! А вот вам волшебный ферзестрогательный станок, всего за триста кровавых жертв! Колдовская трубочка для сдувания тумана войны! А вот кому доску трехмерную, с опрокидывающимися наугад полями, тысячеклеточную!

       Что? Уже имеется? Реальная жизнь? Вот в ж... В жизнь свою и валите. У нас тут фэнтези!

       Такова магия мира “Попытки говорить”. Называть ее можно хоть концептуальной, хоть промискуальной - суть в том, что вычислить какие-либо варианты событий тут невозможно. Слишком уж много переменных.

       Для примера, сцена из начала. Герои плывут на плоту щемить логово плохих парней. На плоту - для скрытности, чтобы течение само поднесло, куда надо. Самое же время пояснить читателю за некоторые виды магии. Видов тех премножество, все в одну экспозицию не влезают. Не простенькие шахматы, не жалкие “облавные шашки” с черным и белым камешками. Есть ординарные маги, есть посвященные, высшие, адепты, жрецы...

       Ладно, приплыли. Началась разведка боем. И тут внезапно! У противника, оказывается, есть Бурильщик! Да нет, не прораб дядя Вася из Нефтеюганска. Бурильщик - это такая тварь, кратенько, на тысячу знаков, аккурат посреди боевой сцены поместится объяснение...

       И так по всей книге.

       Многообразие, разнообразие - суть Пестроты - автор показал превосходно. Здесь-то я и нашел эпиграф. А заодно и прекратил все попытки уразуметь, что делает главный герой, и дальше следил уже только за интонацией повествования.

       И с удивлением обнаружил, что собственно событий в жизни Рина Бродяги как раз весьма негусто. Герой “Колеса Сансары” или та же Отрава из пролога, переживают намного больше изменений в подходе к миру, к людям - чем Рин Бродяга, вроде как прошедший Крым и Рим. Просто за феерверком приключений это крайне тяжело заметить.

       Отмечаю особо: тяжело даже мне, обязанному в своей работе руководствоваться документами общим числом 2500 (две тысячи пятьсот). Понятно, что все их я не держу в голове, но знать об их существовании должен. Ведь незнание не освобождает, это правило и в мирах Пестроты действует аналогично. А уж каким языком написаны те документы, даже заикаться не буду. Но во всем свинцовом наборе наших суконно-казенных инструкций есть четкая логика. Есть набор исходных принципов, знания которых достаточно для любой ситуации. Принципы подскажут, какую бумагу читать, в какую сторону бежать. А вот по какому принципу Рин Бродяга применяет здесь то, а вон там совсем иное, и чем одно лучше второго, а оба они - третьего, лично я довольно скоро отчаялся определить.

       В “Попытке говорить” работа не уму - сердцу. Герой восходит к вершинам, набивая болезненные шишки, падая и поднимаясь. От превосходных степеней Силы, Власти, Магии скоро начинает рябить в глазах. Но предсказывать, строить планы? Не понимая возможностей противника, не представляя собственных пределов силы? Нет, сам Рин и уж, тем более, автор их представляют, вопроса нет. Но читатель-то никоим образом! В том же “Колесе Сансары” работа ментата-”люай” на примере учебного свитка показана точно, подробно, исчерпывающе-ясно. А в “Попытке говорить” сотни видов магии просто упомянуты-перечислены, чего лично мне для погружения не хватило. Если говорить о магии, как о всемогущем инструменте изменения реальности, ограниченным буквально лишь воображением, то Demonheart в “Осенних визитах” показал такой инструмент намного короче и страшнее, и даже продемонстрировал наглядно в работе, не пожалев образцово запарафинить им концовку собственного романа.

       Композиция и сюжет “Попытки” для автора типичны: личное развитие, в коем герой достигает божественных высот, и с богами же бодается в финале. Бодался теленок с дубом? А мы теленку на рога джыдайские светошашки прикрутим, уже не та игра, правда? Переживания по сему поводу, отношения с друзьями, перевербовка, умение договориться - автор жонглирует сценами с небрежной ловкостью мастера. Достоинства “Попытки говорить” относятся не к удачно поставленному слову, но к неимоверной фантазии автора, которую лично мне даже и сравнить не с чем, а еще к ловко наброшенной сюжетной петле или заблаговременно, весьма искусно, незаметно, вплетенному в повествование ружью, стреляющему в точно рассчитанный миг. Увы, за блеском и плеском фонтанов разнообразных магий, такие выстрелы плоховато различимы. И, как бы сказать помягче, не сильно звук их отличен от звука рояльных струн.

       При сравнении Пестроты с Земноморьем Ле Гуин выявляется еще одна особенность. Гед-Перепелятник у Ле Гуин плывет на Атуан ради людей, странствует в поисках утекающей магии ради людей, и служит участковым колдуном в первой книге ради людей же. Напротив сего, что в Пестроте, что в мире виирай, за спиной людей стоят некие сверхмогущественные силы, элиты в худшем понимании данного термина.

       В Пестроте это творцы-риллу, щедро наделенные всей истерикой олимпийских кровно-инцестуальных разборок. Судя по истории Лемниманской Ведьмы, кровь у риллу от головы регулярно приливает к несколько иным органам.

       В мире виирай за троном прячутся псичи, пси-человеки, дающие хайнлановским “Кукловодам” вперед ферзя, сорок пешек и доской по голове сразу. Простой человек упоминается аж в начале третьей книги; правда, там же и заявлено, что ненадолго - “это дубли у нас простые!” Но цикл “Виирай и люди” не завершен, делать выводы по нему рано.

       А сюжетообразующий конфликт Пестроты - “как поссорились Аполлон Зевесович с Артемидой Титановной”. Архидемоны дерутся - у вомперов чубы трещат. Герой “Попытки”, Рин Бродяга, странствует среди магов, общается с магами, любит ведьм и получает по шапке от колдунов же - простые люди не показаны даже фоном. Не вправе судить, хороша эта особенность или плоха - скорее, она четко зеркалит наше собственное сегодняшнее мироощущение, в котором от нас лично почти ничего не зависит, а все решения принимаются где-то там, “в сферах”. Так ли на самом деле - не суть важно, важно, что мы именно так ощущаем - и отражаем в книгах.

       Рину, к слову, подобное не нравится, и уже под самую кульминацию Бродяга толкает плохишам речь примерно следующего содержания: если вы не услышали мою Попытку Говорить, я передам слово товарищу Маузеру. До кого и со второго раза не дойдет, будут общаться уже с академиком Забабахиным.

       Вот где мне стало страшно по-настоящему.

       То есть, все это было - попытка говорить?

       Попытка!!! Младенческое: “Папа - козел”?

       А если он всерьез чего скажет?

Выводы

       Вот пришли мы в мастерскую, например, механика. Мастерская отличная, все в строгом порядке. Мастер безукоризенно-точными движениями собирает один механизм, попутно комментируя действия. Кладет пока что на верстак, начинает следующий. Следующий. Следующий... Детали завлекательно блестят, прототипы умильно мигают фарами, потешно шевелят клешнями.

       Посетители говорят: а когда хоть что-нибудь поедет? Когда “Колесо Сансары” провернется?

       Мастер обижается: а чего вы у Ваньки да Саньки того не спросите? У них начатого и брошеного куда больше!

       Ванька и Санька не понимают разницы между “войн” и “воин”, между “прибывает поезд” и “пребывает в покое”, между “развевается знамя” и “развивается наука”. А про изящество не там поставленной черточки, превращающее “невъ*бенный” в невы*банный”, с ними даже заговаривать бесполезно. Не поймут-с!

       На твоей-то машинке сварные швы ровненькие, впрыск электронный, антикрыло сам да Винчи рассчитывал - на “Формуле” всех порвет!

       Если поедет.

(с) КоТ
Гомель
15-16.12.2018


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Прокофьев "Игра Кота-7"(ЛитРПГ) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Д.Маш "Тата и медведь"(Любовное фэнтези) А.Демьянов "Горизонты развития. Адепт"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Level Up. Нокаут 2"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Н.Ручей "Керрая. Одна любовь на троих"(Любовное фэнтези) А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая"(Боевая фантастика)
Хиты на ProdaMan.ru Кому что нравится, тот тем и давится 3. Анабель Ли (Anabelle Leigh)Магия обмана. Ольга БулгаковаЧистый лист. Кузнецова ДарьяВ плену монстра. Ольга ЛавинАльфа напрокат, или Сделки бывают разными. Делия РоссиМир дворцам. Наталья РакшинаПоймать ведьму. Каплуненко НаталияОсобенности драконьего хобби. Сезон 1. Яна ЧерненькаяВерь только мне. Елена РейнЧП или чертова попаданка - 2. Сапфир Ясмина
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"