Кеннет Грэхем: другие произведения.

Сказка о добром драконе

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Эту сказку-шутку об очень добром и ленивом Драконе рассказал век с лишним назад автор известной повести ·Ветер в ивахЋ


Кеннет ГРЭХЕМ

  

СКАЗКА О ДОБРОМ ДРАКОНЕ

Kenneth GRAHAME

THE RELUCTANT DRAGON

  
   0x08 graphic

Перевёл с английского

Самуил ЧЕРФАС

  
  
  
   Давным-давно - может, сто лет назад, а может и ещё раньше - в домике на полпути между селом и вон тем откосом Даунских гор, жил пастух со своей женой и сынишкой. Целые дни, а если надо было, то, порой, и целые ночи, проводил пастух на широких, как море, отрогах гор. Были там с ним только солнце, звёзды да овцы, но совсем не было людей и не слыхать было их немудрящей болтовни.
   Сынишка его, когда не помогал отцу, а, случалось, и когда должен был помочь, сидел, уткнувшись в толстые книги, что давали ему любезные господа и добрые пасторы со всей округи. Родители души в нём не чаяли, гордились им потихоньку, позволив идти своим путём и читать себе вволю. Поэтому и не получал он оплеух, которые, может быть, очень даже заслуживал, а был с отцом и матерью почти как равный. Они же считали, что так и надо, потому что их удел запасаться хлебом насущным, а его - книжной мудростью. И как бы там ни судили соседи, а отец с матерью знали, что книжная премудрость тоже может сгодиться в трудный час.
   Мальчик же забавлялся естественной историей и волшебными сказками, набивал себе голову чем ни попадя - а, может, так оно и лучше.
   Однажды пастух, которого уже несколько дней томили тревога и смятение, совсем утратил покой души, спустился с гор и пришёл домой, весь дрожа. Сел он у стола, за которым жена его мирно шила, а сын уткнулся в "Приключения Бессердечного Великана", и воскликнул в волнении:
   - Довольно, Мария, ноги моей больше не будет в тех горах! Хватит!
   - Не горячись так, дай сердцу отойти, - сказала жена, которая была очень рассудительной женщиной, - и расскажи нам прежде, что тебя так всполошило. Вот здесь я, вот - ты, вот - сынок наш, так давай потолкуем и, может, придём умом, что к чему.
   - Вот уже несколько дней, как это началось. Помнишь ту пещеру? Никогда она мне не нравилась, и овцы её обходили стороной, а коли овцам что не по нраву, так они знают. Звуки из той пещеры неслись, будто дышит кто там тяжко или стонет, а порой храпит - глубоко-глубоко храп там слышался, настоящий храп - не почудилось. Вот как люди храпят! Знаете?
   - Да знаю, - вдруг сказал мальчик, ничуть не удивившись.
   - А я весь перетрусил, - продолжал пастух, - но тянуло туда почему-то, спасу нет! И вот сегодня вечером, прежде чем с гор спуститься, я тихонько заглянул в пещеру да и увидел. Боже, как сейчас вижу!
   - Кого же ты увидел, - переспросила жена, которой передался его ужас.
   - Да его самого и увидел, слышишь! - сказал пастух. - Высунулся он наполовину из пещеры, наверно, вкусить вечерней прохлады, как поэты говорят. Большущий, как четыре лошади, и весь чешуёй блестит: синяя-синяя чешуя сверху, и цвет её мягко менялся, так что внизу она уже была светло-зелёная. А когда он дышал, то над ноздрями будто лёгкий дымок струился, вроде как над белой, как мел, дорогой в знойный день без ветерка. Упёрся он подбородком в лапы, будто размышляя. Тихая такая тварь: не рычит, не буйствует, на задние лапы не встаёт, лежит себе чинно да мирно.
   Всё вправду так, ну а мне-то что делать? Чешуя есть, значит и хвостище должен быть, я только, по правде, другого его конца не увидел. Я, знаешь ведь, не привык к такому, чур меня, не вожусь я с ними!
   Мальчик, что за всю речь отца так и не поднял головы от книги, вдруг закрыл её, зевнул, хлопнул в ладоши и сказал сонно:
   - Ладно, батюшка, не горюй. Дракон это просто.
   - Что ты сынок! - вскричал отец. - Что ты знаешь о Драконах, сидя здесь?
   - Да уж знаю, батюшка, - невозмутимо ответил мальчик. - Послушай-ка: у каждого из нас есть в жизни своя стезя. Ты всё знаешь об овцах, погоде и прочем, а я - о Драконах. Я ведь говорил, ты сам помнишь, что та пещера наверху - Драконья, что была она раньше Драконьей, и сейчас должна за Драконом остаться, если вообще есть на свете закон и правила. Теперь ты сам сказал, что видел в ней Дракона, значит всё как быть должно. Да я б куда больше удивился, если бы Дракона там не было. Всё в жизни вершится по закону, и если спокойно ждать, то дождешься своего. А теперь оставь это всё мне. Я прогуляюсь туда утречком - нет, прямо с утра не пойду: тут столько дел переделать надо. Да, под вечер, пожалуй, коли управлюсь. Схожу туда, да поговорю с ним, и увидишь - всё будет ладно. Только уж прошу тебя: не ходи туда и не тревожь его без меня. Ты их не понимаешь, а душа у них ранимая.
   - Прав он, отец, - сказала разумно матушка. - Как говорит наш сынок, Драконы по его части. Он всех книжных зверей на память знает. А по правде, и меня жалость берёт как подумаю о бедной твари, что лежит там в горах одна-одинёшенька, и никто его не покормит, и не с кем ему словом перемолвиться. Так, может, нам чем помочь ему? А если он вполне благовоспитан, так сынок наш сразу поймёт. Подход у него есть, и все ему обо всём рассказывают.
   А на другой день, попив чаю, зашагал мальчик по белой тропке к вершине Даунских гор, и там, конечно, нашёл Дракона: тот лениво лежал на мече прямо у входа в пещеру. Славный оттуда открывался вид! Направо и налево расстилались то голые, то поросшие ивняком склоны Даунса. Впереди раскрывалась долина с кучками крестьянских дворов, ниточками белых тропок во фруктовых садах и возделанными нивами, а на самом горизонте светлыми пятнышками чуть виднелись древние города. Прохладный ветерок ласкал траву, над дальним можжевельником уже поднималось серебристое плечо месяца, и, само собой, на душе у Дракона были мир да лад: мальчик услышал, как он ровно мурлычет. "Вот те на, век живи - век учись! - удивился он. - Ни в одной ведь книге не написано, что Драконы мурлычут".
   - Здравствуй, Дракон! - поприветствовал его мальчик, взойдя к пещере.
   Дракон, когда услышал шаги, захотел было вежливо встать навстречу гостю, но увидев, что пришёл какой-то мальчишка, сурово нахмурился.
   - Не смей меня бить, кидать в меня камни, поливать водой или делать другие пакости - я такого не потерплю!
   - Чего мне тебя бить! - сказал мальчик и устало свалился на траву рядом с чудищем. Как мне тошно всю жизнь слушать: "Не смей, да не смей!". Все, кому не лень, только это и говорят. Ты хоть, ради Бога, не говори. Я пришёл просто узнать, как ты поживаешь, как дела, а если я тебе мешаю, могу и уйти. У меня куча приятелей, и никто ещё не жаловался, будто я напрашиваюсь в компанию, если меня не хотят!
   - Да что ты вдруг сразу обиделся! - поспешил успокоить его Дракон. - Видишь, хорошо мне здесь, клянусь долгим летним днём. Всё дела, да дела, парень, просто продыху нет. И знаешь, между нами, так надоедает порой!
   Мальчик откусил травинку и пожевал.
   - Ты к нам надолго? - спросил он вежливо.
   - Сам ещё не знаю, - ответил Дракон. - Место вроде неплохое, только был я здесь пока всего ничего, и нужно оглядеться, пораскинуть мыслями в всё взвесить прежде, чем поселиться. Обосноваться - это дело серьёзное. А вот сейчас я тебя удивлю! Ни за что не догадаешься: знаешь, я ведь страшный лентяй и попрошайка!
   - Ты и вправду удивил меня, - ответил мальчик признательно.
   - Увы - это горькая правда, - продолжал Дракон, усевшись на задние лапы и явно довольный тем, что вдруг нашёл собеседника. - Представь себе, из-за этого-то я здесь и остался. Знаешь, другие мои родичи такие прыткие, такие непоседы, всё носятся, озорничают да буянят. То рыщут по песчаным пустыням, то меряют прыжками морские берега, то гонятся за храбрыми рыцарями, то крадут красных девиц - а мне бы только вовремя поесть, прислониться спиной к камню да сладко вздремнуть, а потом проснуться и поразмышлять, почему всё так в мире устроено, и нет этому ни конца, ни края. Сам ведь понимаешь. Ну, значит, когда это случилось, меня и застало врасплох.
   - Когда что случилось, объясни, пожалуйста? - спросил мальчик.
   - Я и сам толком не знаю, - вздохнул Дракон. - Только вдруг земля чихнула или вздрогнула, будто дно из бочки выпало. Всё затряслось, загрохотало, загремело, а меня стиснуло где-то глубоко-глубоко под землёй. Да и то хорошо, что нужно мне немного, а там было покойно и тихо, и никто, никогда, ни разу не просил меня куда-то сбегать или что-то сделать. Но ведь ум-то у меня живой, и был вечно занят, честное слово! А время шло, и жизнь стала казаться мне скучноватой. Стал я подумывать, что неплохо бы выбраться наверх и посмотреть, что там все другие делают. Начал я тогда скрести и рыть то в одну сторону, то в другую и добрался, наконец, до этой пещеры. Мне ваша сторона понравилась, и вид здесь отменный, и люди, что я видал, неплохие, и вообще я решил здесь поселиться.
   - Чем же вечно занят твой ум? - спросил мальчик. - Вот что я хотел узнать.
   Дракон чуть покраснел и потупил взор, а потом сказал стеснительно:
   - А ты когда-нибудь, ну, так, для забавы только, пробовал слагать стихи?
   - А как же, - ответил мальчик, - ворох целый. Не сомневаюсь, что случались среди них и хорошие, только никому они не нужны. Матушке нравится, когда я их читаю, и батюшке тоже. Но, мне кажется, они не совсем...
   - Точно! - воскликнул Дракон. - Ну прямо как у меня! Мне тоже кажется, они не совсем... и ничего им не докажешь. Ты мальчик образованный, на тебе это написано. Ты послушай, что у меня получилось, когда я сидел там в глубине, и скажи по честному. Как здорово, что я тебя встретил, и другие соседи, надо надеяться, такие же приятные люди. Вот приходил сюда вчера вечером один очень милый старик, но, кажется, не хотел меня беспокоить.
   - Это был мой батюшка, - сказал мальчик. - Да, он очень милый старик, и, если хочешь, я тебя когда-нибудь с ним познакомлю.
   - Не могли бы вы вдвоём прийти сюда завтра. Мы пообедали бы и поговорили, - попросил Дракон с нетерпением. - Ну, конечно, если у вас нет более важных занятий, - добавил он вежливо.
   - Спасибо тебе огромное, - сказал мальчик, - только мы никуда не ходим без матушки, и скажу тебе честно: боюсь, что ты ей не понравишься. Понимаешь, ведь ты - Дракон, и никуда от этого не денешься. А когда ты говоришь, что надумал здесь поселиться, и о соседях, мне кажется, что ты не совсем понимаешь своё положение: ты ведь враг рода человеческого!
   - Да у меня во всём мире ни одного врага нет! - рассмеялся Дракон. - При моей-то лени да ещё врагов себе наживать! А если порой мне хочется почитать кому-то свои стихи, так я ведь и их стихи с удовольствием послушаю.
   - Милый мой! - вскричал мальчик. - Ну, постарайся правильно понять своё положение. Если другие люди обнаружат тебя, они придут сюда с пиками и мечами, и с чем попало. Они ведь считают, что тебя нужно убить! Ты ведь для них пагуба и чудище зловредное!
   - Ни слова правды в этом! - возмутился Дракон и грустно покачал головой. - Я готов предстать перед самыми суровыми судьями, а вот тебе в доказательство сонетик, который я сочинил, пока ты поднимался в гору...
   - Да пойми ты, - закричал мальчик, вскочив на ноги, - я должен идти домой, и нет у меня времени для сонетов: меня мама ждёт! Я к тебе как-нибудь завтра загляну, только уразумей, что для людей ты - проклятие и кара Божья, а иначе попадёшь ты в переплёт, и совсем не в книжный. Доброй ночи.
   Уговорить родителей оказалось легче лёгкого: они знали, что их мальчик в чудищах из сказок смыслит больше всех и верили ему на слово. Сын представил своего батюшку-пастуха со всеми почестями, и со всех сторон было высказано множество любезностей и добрых вопросов. Но матушка, хоть и порывалась помочь, чем только могла: и заштопать, что надо, и в пещере прибрать, а, может, и сварить чего, когда все мысли Дракона уйдут в сонеты, и он забудет о еде - мужчины ведь вечно такие - никак не хотела его признавать. Дракон - он Дракон и есть, и они знать не знают, как он здесь появился: это было её последним словом. Но она охотно согласилась, чтобы сынок её наведывался туда по вечерам для тихих бесед, но домой возвращался не позже девяти.
   О, сколько же задушевных бесед провели они, присев на меч, и сколько замечательных историй услышал мальчик о той давней поре, когда Драконов было видимо-невидимо, и мир не был таким вялым, а жизнь была полна захватывающих приключений, поворотов и неожиданностей.
   Но то, чего опасался мальчик, вскоре случилось: ведь даже скромнейший и любезнейший Дракон на свете, если он ростом с четырёх лошадей да покрыт синей чешуёй, не может совсем спрятаться от людских глаз. И поэтому в сельской таверне судили да рядили вечерами о том, что появился-де в даунской пещере Дракон, сидит там и о чём-то размышляет. Селяне, хоть и были изрядно напуганы, но и гордились: ведь иметь своего местного Дракона - это вроде как отличие, вроде как перо в шляпе носить. Все, однако, были согласны, что допускать такого нельзя. Омерзительное чудище нужно убить и освободить край от этой напасти, проклятия и карающего бича. А что ни один курятник не пострадал от Дракона, так в том ли резон? Он был Драконом, сам это признавал, а что не вёл себя как другие Драконы, так это его личное дело. Но от отважных речей, не дошло до мечей. Не нашлось героя, жаждущего взять копьё, освободить страждущее селение и покрыть себя бессмертной славой. Так что каждый вечер их жаркие споры кончались ничем. А тем временем Дракон валялся себе на травке, любовался закатами, рассказывал мальчику допотопные истории и доводил до совершенства свои старые стишки, размышляя над новыми.
   Однажды, спускаясь в село, мальчик вдруг увидел, что всё оно по праздничному убрано, а вроде никакого праздника в календаре не значилось. Повсюду в окнах вывесили ковры и яркие материи, трезвонили церковные колокола, улица была усыпана цветами, а люди столпились по обеим сторонам, болтали, толкались, и каждый просил другого отойти подальше. В толпе мальчик увидел своего приятеля и окликнул его:
   - Что тут у вас стряслось? Актёры что ли приехали или цирк с медведями?
   - Да ничего, это он сюда идёт.
   - Кто сюда идёт? - спросил мальчик, втискиваясь в толпу. - Как кто? Святой Георгий, конечно, - ответил приятель. - Прослышал он о нашем Драконе и направился сюда, дабы сразить мерзкое чудище и освободить народ от гнетущего ярма. Знатный будет бой!
   Ну и новость! Мальчик решил удостовериться во всём окончательно и пролез между ногами добродушных взрослых, умоляя их поменьше толкаться. Пробившись в передний ряд и затаив дыхание, он стал ждать появления героя.
   Тут в дальнем конце улицы раздались возгласы ликования, потом послышался размеренный стук копыт боевого коня, сердце мальчика забилось быстрее, и он уже, сам не помня как, тоже радостно закричал со всеми. Все были полны восторга, все весело кричали, а женщины высоко поднимали младенцев и размахивали платками, когда Георгий медленно шествовал по улице. Сердце мальчика замерло, и он чуть не захлебнулся от восторга: так прекрасен и величав был герой - в жизни не видал он подобного: бороздки доспехов вычеканены золотом, шлем с пером на луке седла, а густые льняные волосы обрамляли благородный и добрый лик Святого, но взгляд его был суров.
   У маленькой сельской гостиницы он натянул поводья, а селяне окружили его с возгласами приветствия и благодарности, и с многословными жалобами на обиды и притеснения, которые им довелось претерпеть. До мальчика доносился исполненный доброты и строгости голос Святого, а говорил он, что всё теперь будет по правде, что он вступится за них, воздаст супостату и освободит их от ярма. Потом он спешился и зашёл в ворота, а толпа хлынула за ним.
   Но мальчик со всех ног бросился в горы.
   - Всё кончилось, Дракон! - выкрикнул он, едва завидев чудище. - Он пришёл! Он уже здесь! Возьми себя в лапы и сделай же что-нибудь, наконец!
   Дракон облизывал чешую и протирал её кусочком байки, которую мама мальчика послала ему, пока чешуя не засияла, как бирюза.
   - Не горячись, мальчик, - сказал он, не повернув головы. - Присядь, передохни и вспомни, что глаголом управляет существительное, а потом, будь добр, расскажи мне, кто же сюда пришёл?
   - Ты прав, не будем выходить из себя, - сказал мальчик. - И, надеюсь, у тебя хватит хладнокровия, когда ты услышишь мою новость. Пришёл сюда Святой Георгий, только и всего. Въехал он в селение с полчаса назад. Ты его, конечно, уложишь одним ударом - такой большой парень! Но я думал, что всё же лучше сказать тебе заранее, потому что у него длиннющее и очень острое копьё!
   Тут мальчик вскочил и пустился в пляс, предвкушая великую битву.
   - Ах, милый мой, - простонал Дракон, - как это всё ужасно. Я его не увижу, это точно. Знаться с ним не хочу. Конечно, ничего любезного в нём нет. Так что попроси его, пусть себе уходит. Скажи, если ему очень хочется, пусть напишет мне, только я не смогу уделить ему времени для беседы. Сейчас я никакого не принимаю.
   - Ну, послушай меня, Дракон, - умолял мальчик, - не будь таким упрямым и вредным. Ты ведь знаешь, что рано или поздно тебе всё равно придётся сразиться с ним, потому что он Святой Георгий, а ты - Дракон. Так что лучше не откладывай, а потом мы опять займёмся сонетами. И подумай, пожалуйста, о других. Если и тебе здесь скучно, представь, как скучно здесь мне!
   - О, юный мой друг! - ответствовал торжественно Дракон. - Пойми же раз и навсегда, что я не умею драться и не хочу драться. В жизни я никогда не дрался, и сейчас не стану, только чтобы потешить тебя гладиаторским боем. В былые дни я всегда думал, что пусть лучше дерутся другие, у кого лапы чешутся, и, пожалуй, лишь по этой причине я сейчас имею удовольствие беседовать с тобой.
   - Но ведь если ты не станешь сражаться, он отрубит тебе голову, - в ужасе простонал мальчик, сокрушенный мыслью о том что, может потерять и зрелище, и друга.
   - Ну, это вряд ли, - лениво пробормотал Дракон. - Ты что-нибудь придумаешь. Я в тебя верю: ты ведь такой распорядительный. Беги сейчас вниз к моему дорогому незваному гостю и сделай всё как надо. Я оставляю всё на твоё усмотрение.
   Мальчик вернулся в селение очень удручённый. Во-первых, потому что никакой битвы не будет, а, во-вторых, потому, что его дорогой и уважаемый друг Дракон совсем не показал себя таким героем, как мальчику бы хотелось. И, наконец, был ли Дракон героем в глубине души или нет, не имело никакого значения, потому что, можно не сомневаться, Святой Георгий срубит ему голову. "Да уж, возьми тут, да что-нибудь придумай! - горько сказал он себе. - А Дракон смотрит на всё будто пригласили его на чаепитие или на крокет".
   Когда он шёл по улице, селяне уже толпой валили домой. Все были в восторге и радостно обсуждали блистательный бой, который им предстоит лицезреть. Мальчик дошёл до гостиницы, зашёл в главный покой, где в одиночестве восседал Святой Георгий, размышляя над планами сражения и вспоминая горестные рассказы о грабежах, насилии и других бесчинствах, которыми разбередили его добрую душу.
   - Можно мне войти, Святой Георгий, - вежливо спросил мальчик и остановился в дверях. - Я хочу перемолвиться с тобой словечком о Драконе, если ты ещё не устал от этих разговоров.
   - Войди, мальчик, - приветливо позвал Святой. - Боюсь, что это будет ещё одна история о притеснениях и обидах. Неужели тиран лишил тебя любящих родителей? А, может быть, нежной сестры или милого брата? Ну что ж, скоро все они будут отмщены!
   - Ничего подобного, - сказал мальчик. - Здесь какое-то недоразумение, и я хочу его прояснить. Дело в том, что наш Дракон - добрый.
   - Знаю, что ты горько шутишь, мальчик, - сказал Святой Георгий. - Уж какой он добрый, мне сейчас порассказали. И поверь, я ничуть не жалею, что на этот раз противник будет достоин моего стального меча, что это - добрый Дракон, а не худой выкормыш их зловредного племени.
   - Да он совсем не из зловредного племени! - вскричал мальчик в отчаянии. - До чего же упрямы люди, если какая-то мысль втемяшится им в голову. Я ведь без иронии говорю, что этот Дракон добрый, он мой друг, и он рассказывает мне самые интересные сказки о давних временах, когда он был совсем маленьким. Он был так добр к моей матушке, а матушка всё готова была для него сделать. И мой батюшка его любит, хотя он плохо разбирается в искусстве и поэзии и всегда засыпает, когда Дракон заводит речь о каком-то стиле. Дело в том, что он нравится просто всем, кто с ним познакомится. Он так привязчив и доверчив, ну просто как дитя.
   - Сядь и пододвинь свой стул поближе, - сказал Святой Георгий. - Мне нравится, что ты готов вступиться за своего друга.
   Не сомневаюсь, что и в Драконе есть нечто хорошее, если он смог завести дружбу с таким мальчиком, как ты. Но ведь дело не в этом. Весь этот вечер я выслушивал с несказанной болью и горечью истории об убийствах, грабежах и притеснениях. Да, люди, порой преувеличивают и не всегда говорят убедительно, но в общем получился длинный ряд тяжких злодейств, а история учит нас, что и величайшие негодяи бывали порой добродетельны в своём семейном кругу, и опасаюсь, что твой высокообразованный друг, несмотря на качества, которыми он завоевал (и вполне заслуженно) твоё уважение, должен быть незамедлительно уничтожен.
   - Так вы поверили басням, которыми этот люд потчевал вас? - спросил мальчик нетерпеливо. - Да наши селяне самые большие выдумщики во всей стране, и это всем известно. Ты - новый человек в здешних краях, а то знал бы уже об этом. Всё, что им надо, так это поглазеть на вашу борьбу. Вот в той конюшне за нами они держат сейчас взаперти несчастного барсука, и как раз собирались завтра потешиться над ним, но теперь отложили это удовольствие, пока ты не кончишь своё дело. И, конечно, они тебе все уши прожужжали льстивыми словами о том, какой ты герой, и что ты обязательно выйдешь победителем во имя справедливости, и ещё много чего. Но позволь тебе сообщить, что они заключали пари шесть к четырём, что победит Дракон!
   - Шесть к четырём за Дракона, - опечаленно пробормотал Георгий, и подпёр щёку ладонью. - Это порочный мир, и мне кажется иногда, что несчастье его не в одних лишь Драконах. И всё же - не могло ли случиться, что коварное чудище ввело тебя в обман относительно своей истинной природы, чтобы твои добрые слова о нём служили завесой для его злых дел? А уверен ли ты, что сейчас в этой мрачной пещере на замурована несчастная принцесса?
   Но едва сказав эти слова, Святой Георгий тут же пожалел, потому что они очень огорчили мальчика.
   - Уверяю тебя, Святой Георгий, - сказал он серьёзно, - ничего подобного в пещере и в помине нет. Этот Дракон - настоящий джентльмен каждой своей чешуйкой, и он был бы ужасно уязвлён, узнав, какие - мальчик запнулся - какие неточные слова ты сказал о нём.
   - Ну, может быть, я был чересчур доверчив, - сказал Святой Георгий. - Может быть, я неправильно оценил эту тварь? Так что же нам делать? Вот Дракон, и вот - я, и сошлись мы почти лицом к лицу, и все думают, что мы жаждем пролить кровь друг друга. Я и в самом деле не вижу никакого выхода. А что бы ты предложил? Ты можешь что-нибудь устроить?
   - Вот и Дракон то же самое говорит, - раздражённо ответил мальчик. - Кажется, вы оба решили всё свалить на меня? А разве я смогу уговорить вас потихоньку уйти отсюда?
   - Боюсь, что не сможешь, - ответил Святой. - Это против правил, и ты это знаешь не хуже меня.
   - Ну, тогда слушай, - сказал мальчик. - Ещё не поздно, и я мог бы проводить тебя к Дракону, чтобы вы познакомились и сами всё обсудили. Это недалеко, и Дракон охотно примет моего любимого друга.
   - Так, мне кажется, не принято, - сказал Святой Георгий, вставая, - но сейчас это, пожалуй, самый разумный выход. Ты так хлопочешь о своём друге! - добавил он добродушно. - Не унывай! Может, как-нибудь обойдется и без боя.
   - А мне так хочется, чтобы бой всё-таки был, - грустно прошептал мальчик.
   - Слушай, Дракон! - громко позвал он, когда они поднялись к пещере. - Я привёл с собой друга.
   Дракон вздрогнул и проснулся.
   - Я тут, извините, ну, немного задумался, - сказал он просто. - Рад с вами познакомиться. Какая сегодня прелестная погода!
   - Это - Святой Георгий, - сказал мальчик. - Святой Георгий, позвольте мне представить вас Дракону. Мы пришли сюда, Дракон, чтобы спокойно всё обсудить, и дай Бог, чтобы нам хватило здравого смысла договориться, не углубляясь в велеречивые рассуждения. А ещё, меня мама ждёт и волнуется.
   - Рад познакомиться с тобой, Святой Георгий, - начал Дракон не без волнения. - Я знаю, что ты много путешествуешь, а я по природе большей домосед. Но я смогу показать тебе много древностей, если ты задержишься здесь, и рассказать предания нашей страны.
   - Я думаю, - ответил Георгий убедительно, но прямо, - что лучше бы нам воспользоваться советом нашего юного друга и что-то решить. Не считаешь ли ты, что проще всего нам провести бой по правилам, и пусть победит сильнейший? А в селении уже заключают пари и ставят на тебя больше, чем на меня. Но я не обижаюсь.
   - Ну, согласись, Дракон, - радостно воскликнул мальчик. - И никакой мороки не будет!
   - Помолчи и не вмешивайся, мой юный друг, - строго ответил Дракон. - Поверьте мне, Святой Георгий, - продолжил он. - Нет никого на свете, кому мне хотелось бы угодить больше, чем вам и моему юному другу. Но ведь всё это вздор, бахвальство и глупость. Нам ведь совершенно не из-за чего сражаться. Я биться не буду, так давайте на этом и порешим.
   - А вот я возьму и нападу на тебя, - сказал рассерженный Святой.
   - Не нападешь! - победно отпарировал Дракон. - Я просто спущусь поглубже в пещеру и пересижу в той дыре, где я был раньше, и тебе до смерти надоест здесь снаружи ждать, пока я выйду к тебе на бой. А когда ты уже насовсем уйдёшь, я с большим удовольствием вылезу, потому что места здешние мне нравятся, и я здесь останусь.
   Святой Георгий окинул взором открывавшийся с горы восхитительный вид.
   - А что - прекрасное место для сражения, - продолжал настаивать он. - Эти бескрайние волнистые склоны Даунса и будут нам ареной. А как на фоне просторного синего неба засверкает моя кольчуга! Какая будет картина!
   - Вот сейчас ты хочешь сыграть на моей слабости к прекрасному, - сказал Дракон. - Но это не пройдёт, какая бы прекрасная картина при этом ни возникла, - добавил он не совсем уверено.
   - Ну, теперь мы, кажется, подходим ближе к делу, - вставил своё слово мальчик. - Видишь, Дракон, схватка так или иначе всё же состоится, потому что ты ведь сам не хочешь заползти обратно в эту грязную дыру и сидеть там Бог знает сколько.
   - Давай так договоримся, - сказал Святой Георгий, - я тебя чуть трону копьём - без этого, сам понимаешь, уж никак нельзя - но большого вреда тебе не сделаю. У тебя ведь так много тела, что найдётся хоть один нечувствительный кусочек. Ну вот, например, за твоей передней лапой. Я тебе не сделаю больно, честное слово!
   - Ты всё дразнишься, Георгий, - сказал Дракон, чуть рисуясь. Нет, в это место нельзя. Даже если там не будет больно - а я прямо сейчас шкурой чую, что будет страшно больно - то будет страшно щекотно, я расхохочусь и всю схватку испорчу.
   - Ну, тогда в другое место, - терпеливо предложил Георгий. - Вот здесь под шеей, где у тебя толстые складки кожи: если я их трону копьем, ты даже не заметишь.
   - Хорошо, а ты уверен, что попадешь как раз в нужное место? - беспокойно спросил Дракон.
   - Конечно уверен, - подтвердил Георгий. - Уж в этом на меня ты можешь положиться!
   - Вот, потому что мне приходится полагаться на тебя, я и спрашиваю! - пробурчал Дракон. - Не сомневаюсь, что ты будешь горько сожалеть о допущенной в спешке ошибке, но ведь я-то буду сожалеть вдове больше! В жизни, впрочем, всегда приходится кому-то доверять, и твои планы, кажется мне, не хуже прочих.
   - Послушай, Дракон, - перебил их мальчик, задетый поведением своего друга, который будто сам напрашивался на поражение. - Я совсем не вижу, в чём же твоя роль. Должна, наверно, состояться схватка, и тебе в ней вмажут, и я никак не пойму, в чём тут для тебя выгода?
   - Святой Георгий, - спросил Дракон, - объясни мне, пожалуйста, что будет, если я окажусь сраженным в смертельной схватке?
   - Ну, тогда, по правилам, я, кажется, должен буду торжествовать победу и отвести тебя на рынок или на площадь.
   - Вот именно, - сказал Дракон, - Тогда... - Да, и что тогда, - задумался Святой Георгий, - тогда, наверно, будет пир на весь мир.
   - Вот именно, - сказал Дракон, - и в этом моя выгода. Послушай, - обратился он к мальчику, - здесь я помираю со скуки, и никто меня не ценит. А тогда с помощью нашего дорого друга, взвалившего на себя столько хлопот, я стану членом общества. А ведь у меня столько качеств, чтобы стать любезным принявшим меня людям. Так что, всё решено. А теперь, с твоего разрешения - я, ты знаешь, старомодный - я не могу просто взять и попрощаться с тобой, но...
   - Только помни, Дракон что и тебе надо будет побороться, - сказал Святой Георгий, поняв намёк и вставая, - я имею в виду, что надо будет встать на дыбы, дунуть на меня огнём и показать разные другие штуки!
   - На дыбы-то я смогу встать, - сказал Дракон по секрету, а вот дышать огнём разучился, но постараюсь. Спокойной ночи!
   Они спустились с холма и уже почти вернулись в селение, когда Святой Георгий вдруг остановился. - знаешь, я ведь забыл что-то очень важное, - сказал он. - Там должна быть принцесса, объятая ужасом и прикованная к скале, всё как в сказках. Мальчик, найди где-нибудь принцессу.
   Мальчик как раз зевал во весь рот.
   - Я страшно устал, - захныкал он. - Не могу я сейчас ночью найти тебе принцессу как в сказке. Меня мама ждёт, и не проси меня сегодня ни о чём больше, хорошо?
   А на следующее утро спозаранку потянулся народ к Даунсу. Все оделись по воскресному и несли корзины, откуда выглядывали головки бутылок, и все торопились занять самое лучшее место, чтобы посмотреть на схватку. А выбрать хорошее место было непросто, потому что мог ведь победить и Дракон, и даже те, кто поставили на него, совсем не ждали, что он обойдется с ними иначе, чем с теми, кто поставил против. Вот и выбирали места так, чтобы в случае чего можно было легко удрать, а в первом ряду сидели только мальчишки, которые улизнули от родителей. Они валялись и катались в траве, и совсем не слушали пронзительных окриков и угроз своих встревоженных мам.
   Мальчик занял хорошее место спереди лицом к пещере и волновался, как режиссер в день премьеры. Можно ли положиться на Дракона? Вдруг он передумает и сорвёт всё зрелище. Всё ведь придумывалось в такой спешке, и не было даже репетиции, так что он может занервничать, струсить и совсем не показаться. Мальчик пристально глядел на пещеру, но в ней не было никаких признаков жизни. А, может быть, Дракон взял да и удрал тайком ночью?
   Верх холма был весь чёрен от людей. Вдруг оттуда раздались радостные возгласы, замахали платки, а значит появилось что-то, чего мальчик не мог видеть, потому что сидел у конца Драконьего ряда. Ещё через минуту показался сам Святой Георгий в красных перьях и верхом на коне, медленно ступившем на ровную площадку у входа в мрачную пещеру. Как доблестен и прекрасен был он на высоком боевом коне, его золотые доспехи блистали на солнце, в руке вздымалось копье и трепетал на его конце белый вымпел с пурпурным крестом. Святой Георгий натянул поводья и замер. Ряды зрителей обеспокоено отпрянули, и даже мальчишки перестали дергать за волосы и награждать тумаками друг друга и потянулись вперёд в ожидании.
   - Ну, давай, Дракон, выходи! - нетерпеливо прошептал мальчик, ёрзая на месте. Но не стоило ему беспокоиться: предстоящее так взволновали Дракона, что он проснулся рано и стал готовиться к первому появлению на публике так тщательно, как если бы года потекли вспять, и он снова стал маленьким Дракончиком и в пещере своей мамы-Драконихи играл с сестричками в Святого и Дракона, и Дракон обязательно должен был победить.
   Вдруг послышалось бормотанье смешанное с храпом, и возросло оно до громоподобного рёва, заполнившего всю долину. Вход пещеры затянуло дымом, и в нём появился сам Дракон, великолепный, сверкающий и синий, как море. Он так восхитительно прыгнул вперёд, что народ только ахнул. Чешуя его блестела, он колотил по сторонам длинным острым хвостом, рвал когтями землю, и комья её падали ему на спину, а ноздри извергали дым и пламя.
   - Молодец, Дракон! - выкрикнул мальчик в восторге, а про себя добавил: "Совсем не думал, что он способен на такое!"
   Святой Георгий опустил копье, склонил голову, пришпорил коня и гулко проскакал по траве. Дракон бросился вперёд с визжащим рёвом: хрипящий и лязгающий пастью синий шар из чешуи и огня.
   - Промах! - взвыла толпа.
   Золотые доспехи на миг смешались с сине-зелёными чешуйками и острым хвостом, а затем громадный конь, закусив удила, вынес Святого с высоко поднятым копьем прямо ко входу пещеры.
   Дракон сел и яростно залаял, а Георгий с трудом развернул коня, изготовившись к новой атаке.
   "Конец первого раунда, - подумал мальчик. - Здорово у них вышло. Надеюсь, что Святой не потеряет самообладания. А на Дракона вполне можно положиться. Каким он оказался актёром!
   Георгий, наконец, осадил ретивого коня и огляделся, вытирая пот с чела. Он заметил мальчика, улыбнулся и кивнул ему, и поднял на миг три пальца.
   "Всё тут уже заранее расписано, - подумал мальчик, - и третий раунд будет последним. А хорошо бы чуть подольше.
   Интересно, что этот чудак-дракон сейчас выкинет?" А Дракон в антракте вставал на дыбы и носился кругами на потеху публике.
   Словно волнистая рябь перекатывалась у него по спине вдоль всего тела: от острых ушей до острого кончика длинного хвоста. А синяя чешуя просто вызывала восторг, и мальчик вспомнил, что Дракон хотел добиться успеха в обществе.
   Святой Георгий взял в руки поводья и стал двигаться вперёд, опустив копьё и твёрдо усевшись в седле.
   - Тайм! - заорали все в восторге, и Дракон, перестав носиться кругами, переваливался с ноги на ногу неуклюжими прыжками с воинственным кличем краснокожих индейцев. Ошарашенный конь так рванул, что Святой едва-едва удержался, схватившись за гриву, а когда они пулей пронеслись мимо, Дракон исхитрился крепко дернуть конягу за хвост, и несчастное животное пустилось стремглав по всему Даунсу. Слова Святого, потерявшего стремя, не были, к счастью, слышны почтенной публике.
   Второй раунд обнаружил несомненное расположение толпы к Дракону. Зрители сразу оценили соперника, знающего себе цену и желающего показать хорошую игру. Много ободряющих замечаний услышал мальчик, пока его друг важно прохаживался взад и вперёд, выпятив грудь и задрав хвост и, несомненно, наслаждаясь обретённым успехом.
   Святой Георгий спешился, подтянул подпругу и, дав волю воображению, высказал коню витиеватым восточным стилем всё, что он думает о нём, его родственниках и его поведении в этом бою, а мальчик спустился к другому концу ряда поближе к Святому и держал его копьё.
   - Как здорово вы дрались! - сказал он со вздохом. - А нельзя ли посражаться подольше?
   - Думаю, не стоит, - ответил Святой. - Твой приятель слишком уж прост: сразу стал задаваться, когда ему засвистели и захлопали. Он, конечно, всё уже позабыл о нашем разговоре и будет валять дурака без конца. Поэтому надо с ним закончить в этом же раунде.
   Одним махом он взлетел в седло и принял у мальчика копьё.
   - Ты не бойся, - сказал он мягко. - Я точно знаю, где у него это место, а он мне поможет: он ведь понимает, что иначе не бывать ему на банкете!
   Теперь Георгий укоротил копьё, взяв его под мышку, но не помчался галопом, как в прошлый раз, а припустил рысью к Дракону, который уселся на корточки и крутил хвостом так, что тот щёлкал в воздухе, будто бич. А святой всё объезжал супостата кругами да присматривался к тому, намеченному для раны местечку. Дракон тоже осторожно выхаживал по прежнему кругу, иногда делая обманный бросок головой. Оба выжидали нужного момента, а зрители смолкли, затаив дыхание.
   Раунд тянулся так несколько минут, но кончился столь быстро, что мальчик лишь едва уловил молниеносное движение руки Святого, и вдруг закружились вихрем хребет, когти, хвост и размётанная земля. А когда пыль рассеялась, все зрители с гиком и криком ринулись вперёд. Тут мальчик увидел, что Дракон лежит, пригвождённый копьем, а Святой Георгий спешился и стоит над ним, расставив ноги.
   Всё выглядело до того естественно, что мальчику перехватило дыхание, и он бросился к другу в надежде, что рана его не так уж серьёзна. Когда он приблизился, Дракон поднял одно большое веко, и с важным видом тут же прикрыл его. Георгий крепко прижал к земле Драконью шею, но поразил он его в то самое разрешённое местечко и так, что Дракону не было даже щекотно.
   - Давай руби ему голову! - крикнул кто-то из рукоплещущей толпы. Он, конечно, поставил на Дракона, и сейчас был разочарован.
   - Не сегодня, друг мой, - вежливо ответил Святой Георгий. - С этим всегда успеется. Сейчас мы спустимся в село, немного отдохнём и подкрепимся, а потом я с ним хорошенько поговорю, и вы увидите, что это уже совсем другой Дракон. При волшебном слове "подкрепимся" толпа тут же выстроилась в процессию и стала в молчании ждать сигнала к движению. Время разговоров, возгласов и пари прошло, и наступил час действий. Святой Георгий поднял двумя руками копьё, освободил Дракона, который встал, встряхнулся и осмотрел свою чешую, шипы и всякие бугорки, дабы убедиться, что они в полном порядке. Тогда Святой сел на коня и повёл за собой процессию, Дракон робко пошёл вместе с мальчиком, а за ним на почтительном расстоянии двинулись проголодавшиеся зрители.
   И ещё много незабываемых событий произошло, когда они спустились вниз и стали в ряд перед гостиницей. Подкрепившись и отдохнув, Святой Георгий произнёс речь, в которой объявил почтенной публике, что отныне они свободны от ненавистного ига, и для этого ему пришлось потратить немало сил и лишить себя удобств, а значит, хватит им ворчать, жаловаться и выдумывать беды, которых вовсе не было. И нечего глазеть с таким восторгом на бой, потому что в следующий раз драться им придётся самим, а это уже будет совсем не так забавно. Здесь в конюшне гостиницы заперли барсука - так пусть его сейчас же выпустят: он сам пойдёт и проследит.
   Потом он сказал, что Дракон всё обдумал, понял, что у всякой вещи есть две стороны, и ничего плохого он впредь делать не будет, а если селяне станут вести себя пристойно, то он, может быть, здесь у них и останется. Поэтому с Драконом нужно дружить, а не нагонять страхи и не измышлять, чего сами не знают, а знают они, просто стыдно сказать, как мало. И Георгий ещё раз наказал им поменьше воображать, чего не было, не выдумывать напраслин и не считать, что другие люди в них поверят, как бы затейливо их ни рассказывали.
   Потом он сел под покаянные вздохи и возгласы, а Дракон толкнул мальчика под бок и шепнул, что он и сам не смог бы найти слов лучше. Тогда все разошлись, чтобы принарядиться к большому пиру.
   Пир, конечно, хорош тем, что там едят и пьют, но ещё лучше, что задают его, когда кончается трудное время, отступают заботы и кажется, что до завтра ещё долго-долго. Святой Георгий был счастлив, потому что он пошёл на бой, и в этом бою не пришлось никого убивать. Он ведь вовсе не хотел кого-то убивать, хотя ему часто приходилось это делать. И Дракон был счастлив, потому что принял бой и, не получив в этом бою серьёзной раны, стал любимцем народа и вошёл в общество. И мальчик был счастлив, потому что бой всё-таки был и, несмотря на это, оба его друга остались в самых лучших отношениях. И все другие тоже были счастливы, потому что посмотрели на этот бой - ну, а что ещё нужно было им для счастья?
   Дракон же любезно разговаривал со всеми и стал душой того вечера. Святой и мальчик, посмотрев на всё, поняли, что они на этом пиру лишь гости, а вся честь и слава достались Дракону. Но это их нисколько не огорчило, потому что сами они тоже были добрыми, а Дракон совсем не зазнался и их не бросил. Напротив, он каждый раз обращался к мальчику и говорил с выражением: "Слушай, ты не забудешь проводить меня домой? Не забудь, пожалуйста!", и мальчик кивал, хотя он обещал своей маме не задерживаться.
   Но вот и пир кончился, и гости стали понемногу расходиться с добрыми словами и пожеланиями, и приглашениями, а Дракон, проводив последнего, вышёл на улицу с мальчиком, вытер лоб, вздохнул, сел у дороги и стал смотреть на звёзды.
   "Что за чудная ночь! - бормотал он. - Что за чудное место! И зачем мне тащиться на эту треклятую гору. Вот мальчик обещал проводить меня домой, значит он должен меня проводить. А я, выходит, совсем безответственный, и отвечать за всё должен мальчик".
   Тут его челюсть упала на широкую грудь, и он мирно задремал.
   - Да проснись же, Дракон! - взмолился мальчик. - Ты ведь знаешь, что моя мама ждёт и волнуется, а я страшно устал. Ты ведь сам просил меня, чтобы я тебя проводил, а я пообещал. Я понятия не имел, что так получится, а то ни за что не обещал бы!
   Тут мальчик сел на обочину рядом с Драконом и расплакался.
   Дверь дома раскрылась, сноп света упал на дорогу, и Святой Георгий, вышедший прогуляться по вечерней прохладе, увидел две фигуры - громадного неподвижного Дракона и плачущего мальчика.
   - Что стряслось, мальчик? - спросил он ласково.
   - Да вот эта неповоротливая скотина, - хныкал мальчик. - Сперва он заставил меня пообещать, что я провожу его домой, а затем завалился спать. Проще проводить домой стог сена! А я устал, и меня мама... - тут он снова заревел.
   - Не горюй, - сказал Святой Георгий. - Я пойду с тобой, и мы вместе проводим его. Проснись, Дракон! - сказал он резко и потряс чудище за локоть.
   Дракон сонно поднял голову.
   - Какая ночь, Георгий! - пробормотал он. - Какая...
   - Послушай, Дракон, - твёрдо сказал Святой. - Вот здесь ждёт маленький мальчик, чтобы проводить тебя домой, и ты хорошо знаешь, что ему уже два часа как пора быть дома в кроватке, а я не знаю, что скажет его мама, и любой, кроме тебя, бесстыжий себялюбец, давно сам послал бы его спать.
   - Значит он должен идти спать! - воскликнул Дракон, вздрогнув. - Бедный мальчик. Да как можно ему не спать в такой час! Такого просто терпеть нельзя, и мне кажется, Святой Георгий, что ты был не очень внимателен к нему. Поэтому встаём и идём, и хватит нам тут препираться да собираться. Дай мне руку, мальчик. Спасибо тебе, Георгий. Рука, на которую можно опереться в горах, это всё, что мне нужно!
   Так, держась за руки, они и пошли в гору: Святой Георгий, Дракон и мальчик. Огни селения скрылись вдали, но остались звёзды, полная луна и они сами, шедшие вверх по Даунсу. А когда они обогнули последний угол и скрылись с глаз, ночной ветерок донёс обрывки старинной песенки. Уж не знаю точно, кто из них там пел, только ведь, может статься, что и Дракон!
  
  
  
  
   7
  
  
  

Эту сказку-шутку об очень добром и ленивом Драконе рассказал век с лишним назад

автор известной повести

"Ветер в ивах"

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"